Юрина Татьяна: другие произведения.

Курай

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
    Вошёл в шорт-лист конкурса "Художественное слово"


Конкурс короткого рассказа "Художественное слово"
  
  
  
  Вот ведь ирония судьбы: был рядом, тянул одеяло на себя, тормозил, сдерживал, убивал вдохновение, бесцеремонно выдёргивал из него в самые неподходящие моменты: то просил завязать галстук, то разыскать носки - какая низменная проза! А то вдруг ни с того ни с сего в нём вспархивала нежность, и он уносил жену в постель прямо из-за письменного стола. Не хотел читать её рассказы, а потом хвастался перед друзьями, что это он подсказал ей лучшие идеи. Понятно, привык быть первым, главным. Естественно, ведь мужчины - охотники на мамонта, воины, покорители и испытатели. Именно мужчины открывают новые законы Вселенной... А в чём предназначение женщины? Женщина наполняет жизнь энергией, элементами поэзии, высоких чувств, жалостью, гордостью, страстью...
  
   - Филологиня, да ты хоть знаешь, что энергия равна массе, помноженной на квадрат скорости света? - прервал Костя размышления Ульяны
   - Откуда мне знать? - растерянно отвечала "филологиня".
   - Ну, так иди на кухню! - впрочем Костя тут же спохватился: грубовато получилось, и мягко, просительным голосом, добавил: - Пожалуйста, иди на кухню: пирожков очень хочется!
  
  Пирожки - это здорово, но Ульяна никогда не согласится только на кухонный рай!
   Её писательство не менее полезно и значимо, чем его изыскания в области астрофизики. Порой неведомая сила, вихрь, подхватывает и уносит Ульяну, словно лёгкий сухой листок или невесомую паутинку. Она не противится вихрю, она отдаётся ему полностью и парит, обретая крылья, или погружается в неведомо какие глубины... Нет, это состояние она ни на что не променяет!
   И вот, наверное, бог услышал её мольбу освободить от Кости, от странной всепоглощающей зависимости от него, от его настроения, работы, его чувств.
  Теперь она одна и свободна.
  Нет, он не стал унижать их расставание сценами объяснений и глупыми прощальными записками. Он просто взял рюкзак - и ушёл. Ушёл не к другой. Ушёл от неё. Должно прийти облегчение...
  Почему же так пусто на душе? И больно... Разве пустота может болеть?
  
   А как светло и радостно всё начиналось!
   Студентов тогда разместили в старой сельской школе. Вместо парт - сколоченные из досок нары вдоль облупленных стен. Набитые соломой матрасы. И огромные, нескончаемые совхозные поля. Картошку копали с утра и до самого вечера, возвращались в старую школу в грузовиках, когда, едва не задевая кузов, выползали в небо тяжёлые звёзды.
   Костя появился позднее, через неделю после заезда отряда: задержался в какой-то экспедиции. Стоял почему-то в одних трусах на краю нар и жалобно канючил:
   - Девчонки, филфак, пустите бедного физика. Обещаю не привязываться...
   - А сказки ты знаешь? - неожиданно для себя спросила Ульяна.
   - А то! Рассказать? - Костя радостно, будто разрешение уже получено, расстилал рядышком свой спальник.
   - Я расскажу тебе о созвездии Волопас, - горячечно зашептал он. - Недавно с помощью телескопа Кеплера там были обнаружены новые планеты размером меньше Земли, но вполне пригодные к жизни. Они подходят людям, там можно жить, не сгибаясь от непомерного притяжения и не улетая в пространство от необычайной лёгкости. А вращаются они вокруг совсем мелких звёзд - оранжевых и красных карликов классов КА и ЭМ...
   Она слушала, трудно вникая, и иногда вытаскивала руку из спальника и надавливала пальцем ему на нос, как на кнопку магнитофона: "Стоп, Костя, отмотай пленку назад".
   Утром их поставили работать на овощехранилище: принимать и разгружать машины с картошкой, которую собирали в полях однокурсники. А потом они махнули рукой на приказ Александры Яковлевны, бригадира. Опытные водители сами отлично справлялись со взвешиванием картофеля. А Костя и Уля валялись на травке и грелись под скупым солнышком бабьего лета. Сначала ещё наблюдали издали за разгрузкой, а потом и вовсе позабыли обо всём на свете: лежали в обнимку и целовались. Пока бабка Шурка в кожаной тужурке не накрыла их и не погнала прутом, как забежавшихся по весне ошалелых телят, к месту работы.
  Ночью они выходили смотреть на падающие звёзды и загадывали желания. Костя показал ей, где находится созвездие Волопаса, и жалел, что у них нет телескопа. Ульяна, снимая его досаду, нежно целовала юного астрофизика в губы.
   Подул ветер и за углом старой школы что-то зашуршало, запело.
   - Хочешь посмотреть, как рождаются звуки? - спросил Костя.
   Он срезал ножичком какое-то растение и поднёс кусок полого стебля к губам. Родился тончайший волшебный звук, который поплыл в знобком воздухе, сливаясь с другими мелодиями ночи и уходя вверх, к внимательным звёздам.
   - Что это? - спросила Ульяна.
   - Курай, - ответил он. - Флейта из сухого стебля.
  Прислушиваясь к звучанию незнакомого слова, Ульяна повторила:
   - Курай...
   - Эврика! - воскликнул он. - Я только сейчас понял, как расшифровать.
   - И как же?
   - Костя плюс Уля равняется рай! - Костя засмеялся и закружил её, подхватив за талию.
  
  Правду говорят, ад - это мы сами. По ночам свобода привычно оборачивалась пустотой. Бессонница не приносила идей, не рождала новых сюжетов, не рисовала образов. Она закручивала вокруг тела простыни, увлажняла подушку и зажигала жажду, которую не в силах погасить ни вода, ни более крепкие напитки. Ульяна чувствовала себя пустой, никчёмной, никому не нужной. Брошенной женщиной. Бросовой бабой.
  
  Интересно, что Константин ушёл, когда она наконец-то закончила свой роман и уже начались переговоры с редакцией. Когда она была на пути к вершине. Что это? Ревность? Не смог перенести её будущее признание, известность? Но у него и самого признания - выше крыши. Известный учёный, естествоиспытатель...
  Наверное, и она в чём-то не оправдала его надежды. Пытаясь сиять сама, мало отражала его свет. Конечно, зачем ему такая жена? Два гения в семье - перебор. Генералы не женятся на генералах...
  Ульяна открыла глаза, потянулась. "А ведь своим уходом он дал мне свободу! - Подумала она. - Понял, что я задыхаюсь под его давлением, чахну в его тени, и отпустил... надо это ценить".
  
  Ульяна так и не усвоила, сколько энергии содержится в одном килограммовом кирпиче, но из супружеской жизни с физиком вынесла правило: природа не терпит пустоты.
  Арфы нет, возьмите бубен!
  И закружилось: контракты, издательства, телевидение, конференции, встречи с читателями. Известность, тиражи, гонорары, банкеты, рестораны. Использовала подарок Кости на всю катушку. Были и мужчины. Но кто они ей? Чужие люди. Не каждого поклонника можно допустить до тела. А уж до души...
   Прошли годы. Она написала много книг, стала участником многих проектов, презентаций, сделалась известным человеком, видным общественным деятелем. Овладела пятью языками, освоила йогу, большой теннис, научилась стрелять из лука и прыгать с парашютом.
  
  Однажды её разбудил мелодичный звон домашнего визора. На противоположной стене появилось изображение голографического агента.
   - Вам срочное сообщение, - мягким баритоном объявил он.
   - Зачитайте!
   "Уважаемая Ульяна Сергеевна!
   Космическому Центру срочно нужен настоящий писатель для работы на планете Курай в созвездии Волопаса. Обнаруженные там особенности не поддаются строгим научным описаниям. Нужен человек с поэтическим взглядом на вещи, способный уловить все тонкости и нюансы. Впрочем, подробности при встрече. Мы были бы признательны, если бы вы согласились".
   Она задала агенту несколько вопросов, уже заранее зная, что согласится.
  Ответственный секретарь КЦ представил ей будущего партнёра по полёту:
   - Константин Петрович Макаров. Кстати, именно он открыл и дал название планете, куда вам предстоит отправиться.
   Да это был он, Костя, возмужавший, но в свои сто двадцать лет выглядевший огурчиком.
  - Ты? - Ульяна с удивлением вглядывалась в лицо бывшего мужа. МСекретарь тактично удалился, а Костя заулыбался, и его улыбка собрала незнакомыми лучиками морщинки у глаз.
  - Я. Это мой проект. Моё детище.
  - Но почему я?.. - Ульяна вспыхнула от догадки. - А, ты это специально подстроил?!
  - Вовсе нет. Сам удивлён! Из тысячи кандидатов компьютер выбрал единственно совместимого по всем параметрам со мной человека - тебя! Никто лучше тебя не сможет описать мои... наши открытия. - Костя засмеялся. - И... ты ведь хочешь посмотреть, как рождаются звёзды?
  - А ты?
  - А я... Мне уже надоело пытаться подвергать сомнению лучшие переживания моей жизни. Хочу быть и работать с тобой.
  Они прилетели на планету, которая называлась так же, как старинный музыкальный инструмент из сухого тростника. Ступив на поверхность, Ульяна увидела ни на что не похожую травку, таинственные деревья, бескрайнее индиговое небо и услышала нежные мелодичные звуки.
  - Так вот ты какой, Курай! - по-девчачьи, несолидно вскрикнула она, раскинув руки навстречу тёплому ветру.
  - Костя плюс Уля равняется рай, - тихо сказал Константин.
  
  Они работали и жили в этом раю, изучали близкие звёзды и далёкие галактики, наблюдали и описывали содрогания мира. Один дополнял другого, их совместные знания, умения, интересы, воля превращали их труд в увлекательнейшее занятие и приносило ощутимые научные плоды. Им было хорошо вместе, на прекрасной планете, где они делали полезное дело.
   Однажды, пальцы Ульяны, быстро порхающие над клавиатурой, замерли. Она обдумывала фразу, способную уместить поразивший её образ.
  Из задумчивости вывел вопрос мужа:
  - Ты не знаешь, где мои носки, Улечка?
  Руки бессильно упали на стол. Потеряв мысль, она укоризненно смотрела на Костю.
  - Там же, где и всегда, дор-рогой, - ответила, старясь сдержать растущее раздражение.
  - Да ты моя птичка, не сердись, - замурлыкал Костя, подхватывая её на руки. - А хочешь, я тебе спинку почешу?
  Уложил на кровать, осторожно освободил от одежды. Водил подбородком по спине жены, и прикосновение подросшей щетины доставляло ей необычайное, нежное и одновременно острое наслаждение.
  
  Иногда Ульяна задумывалась, а что будет, когда они покинут это кучерявый рай и вернутся на Землю. Неужели им вечно предстоит подтверждать пословицу: вместе тошно, поврозь - скучно? Неужели снова появится повод подвергнуть сомнению лучшее из того, что случилось в их жизни?
  Но если ад - это мы сами, возможно и рай - это тоже мы? Независимо от планеты проживания...
  
  
  
  
  
  
  
© Татьяна Юрина апрель 2017
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"