Полунин Алексей Юрьевич: другие произведения.

И.О.Б. (Исполняющий Обязанности Бога)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Уважаемый читатель! Прежде чем ты начнешь знакомиться с данным повествованием, хочу предупредить тебя заранее: все персонажи, события и места действия являются вымышленными. Автор честно заявляет, что не несет никакой ответственности за мысли и действия некоторых действующих лиц. Они порой такое вытворяют! Еще хочу заметить, что читаете вы черновой вариант работы, которая периодически будет дополняться, редактироваться, то есть с текстом будет постоянно идти работа. Окончательный текст появится в объединенном файле. Совет- рекомендую тем, кто этого не сделал, ознакомиться перед прочтением с небольшой повестью- приквелом "Один день Максима Вахрамеева. Рыбака и попападанца". Во всяком случае после прочтения оного воспринимать И.О.Б. вам будет проще... наверное.

   И.О.Б. (Исполняющий Обязанности Бога).
  
  Уважаемый читатель! Прежде чем ты начнешь знакомиться с данным повествованием, хочу предупредить тебя заранее: все персонажи, события и места действия являются вымышленными. Автор честно заявляет, что не несет никакой ответственности за мысли и поступки некоторых действующих лиц. Они порой такое вытворяют!
  Еще хочу заметить, что читаете вы черновой вариант работы, которая периодически будет дополняться, редактироваться, то есть с текстом будет постоянно идти работа. Окончательный текст появится в объединенном файле.
  Совет- рекомендую тем, кто этого не сделал, ознакомиться перед прочтением с небольшой повестью- приквелом "Один день Максима Вахрамеева. Рыбака и попападанца". Во всяком случае после прочтения оного воспринимать И.О.Б. вам будет проще... наверное.
  
  
  Часть 1.
  
  Вначале было...утро. Обычное московское утро практически ничем не отличавшееся от себе подобных. Над городом висела серая дымка смога, не исчезнувшая за ночь ввиду абсолютного штиля. Город спешил на работу. Набивались битком вагоны метро, салоны автобусов, троллейбусов, маршруток. На вокзалы, как сельдью заполненные бочки, причаливали электрические поезда с народом из Подмосковья и близлежащих областей. Суматошный ритм набирал обороты. И ничто не предвещало того, что в это московское утро произойдут некие события, случившиеся в разных районах столицы, прилегающих к ней окрестностях и с абсолютно разными людьми, связав которые между собой, некто, кому эти события удалось бы каким-то волшебным образом связать, оказался бы просто в шоке.
  *************************************************************************************
   Первое произошло на МКАДе на участке от Щелковского до Осташковского шоссе на внешней стороне между девяносто вторым и девяносто первым километром. Опытный автомобилист, хорошо знающий Москву обязательно припомнит что пробки в этом месте дело то в общем обычное и уточнит, что тут как раз расположен стационарный пост ДПС. Более внимательный может дополнит, что рядом еще информационное табло размещается.
  Так вот народ стоял в пробке. Глухой. И надежды, что вот- вот еще немного подождать и движение возобновится таяли с каждой минутой. Чем обычно граждане занимаются в подобной ситуации? Да кто чем! Кто читает, кто слушает музыку, кто разговаривает по телефону или общается в сетях. Каждый находит себе занятие по душе. Бывали случаи, что знакомились и впоследствии женились или выходили замуж. Всяко бывало. Так вот и это стояние ничем особенно от подобных не отличалось. Но в какой-то момент внимание автомобилистов обратилось на информационное табло расположенное над проезжей частью дороги. Обычно ничем эти табло не привлекали к себе внимание ввиду полнейшего отсутствия на нем информации как таковой. Ну не считать же за оную навечно застывшую надпись, призывающую водителей соблюдать скоростной режим?
   А тут в какой-то момент по экрану пробежала легкая рябь, появились какие-то полосы, сменившиеся впоследствии просто белым цветом поля. Народ в машинах оторвался от гаджетов и с вниманием посмотрел на экран, ожидая какой-то информации. И она случилась. Сперва появились просто слова: "Ой! Ни фига се! Работает!" Народ в машинах отложил гаджеты в сторону. Становилось интересно. Многие наоборот взяли снова свои телефоны, планшеты, айфоны, включили режим записи и направили на табло. На экране снова побежали слова: "Так... И как это работает? Угу... Понятно." Потом произошла секундная пауза и снова пошло сообщение: "Всем доброго утра! Ну что? Стоим? Да прискорбно. Для тех, у кого с собой нет навигаторов или по каким-то причинам не пашет интернет, сообщаю, что пробка сея случилась не, из-за привычного затора возле "клеверной" развязки Осташковского шоссе, а метров на 250 дальше. Из-за чего? Ну сошлись, как обычно два одиночества. Одно с правого ряда, другое со среднего. И раскидала их жизнь аж на три полосы. Слава Богу все живы. Вы не волнуйтесь. Стоять вам осталось минут десять от силы двенадцать. Чем бы вас занять? Впрочем, ... Те, кто возле поста ДПС могут увидеть интересную картину." Водители из рядом расположенных машин повернули голову направо. "Так. И что мы видим? А видим мы с вами не очень веселую картину. Даже грустную я бы сказал картину. Лейтенант Васькин пытается содрать деньги с господина Хуйдайбердыева в размере одной тысячи рублей под предлогом отсутствия у последнего талона техосмотра автомобиля. Плохо товарищ Васькин! Пока вся, я не побоюсь этого слова, страна, как одно целое, в едином можно сказать строю, вступила в бескомпромиссную борьбу с коррупцией, вы товарищ Васькин, вместо того чтобы оказаться в первых рядах борцов, напротив совершаете беззаконие. Ай-я-яй, товарищ Васькин! Ну зачем вам деньги? Квартира у вас есть. Хорошая квартира, большая, со вкусом обставлена". На экране появились кадры действительно роскошных апартаментов. В студии, которая выполняла роль еще и кухни, сидела молодая женщина в халатике и пила по-видимому кофе, а из дверей ванной видимой в глубине квартиры выходил стройный мужчина с полотенцем на бедрах. "Ой! Товарищ Васькин! Я дико конечно извиняюсь. В вашу личную жизнь мне влезать не хотелось. Но тем не менее... У вас же еще есть отличная дача в экологически чистом районе Подмосковья куда вы после смены отдыхать поедете". На экране показался двухэтажный дом из покрытого лаком кругляка. На открытой террасе сидела молодая женщина в халатике и пила по-видимому кофе. "Ой! Тут опять что -то личное. Я снова извиняюсь... Веселая я смотрю у вас жизнь, товарищ Васькин! Тут и правда денег немеряно нужно. Жена, любовница. Извините, любовницы. И все это требует затрат. Понимаю, как вам тяжело. Но, тем не менее, то чем вы на данный момент заняты является противоправным действием. Уверен, что ваше руководство, товарищ Васькин, сделает в отношении вас правильные выводы" Лейтенант, привлеченный к своей особе вниманием водителей, некоторые из которых откровенно ржали и показывали ему на экран, стоял как оплеванный совершенно не зная, что ему делать в этой ситуации. Господин Хуйдарбедыев, тоже не представляющий себе, что тут вообще происходит по простой причине полного отсутствия знания письменного русского языка, аккуратно взял у остолбеневшего лейтенанта свои документы и, недолго думая, от греха подальше свинтил в направлении рядом расположенного рынка. "Да, дорогие москвичи и гости столицы, такие вот дела."- снова появилось сообщение на табло. "Ну да ладно. Будем бороться. Кстати. Пробка уже рассасывается к слову говоря благодаря четким и профессиональным действиям сотрудников ГИБДД и МЧС. Через минуту поедете. Всем удачного дня. Берегите себя!" Экран погас и через секунды появилась вновь надпись, призывающая автомобилистов к соблюдению скоростного режима. Действительно, через минуту машины начали движение.
  Кадры с информационного табло в мгновение ока тут же разлетелись по соц. сетям и новостным каналам, набрав миллионы просмотров и лайков. Когда молчать стало уже неприлично, а случилось это уже ближе к вечеру, наконец то прочухалось МВД и прокомментировало данный казус. По словам пресс секретаря, ничего собственно крамольного не произошло. Да, имелся технический сбой в сети оповещения куда непонятно пока каким образом вклинилась развлекательная программа неизвестного пока канала. Соответствующие регламентные работы в данный момент проводятся в целях недопущения впредь подобных сбоев системы. Что же касается лейтенанта Васькина то действительно такой работал в штате спецбатальона ДПС, но уже как полгода назад переведен приказом в Чукотский автономный округ на усиление работы местного подразделения.
  К слову сказать, предпринимались некоторые попытки разыскать господина Хуйдайбердыева как органами правоохранительными, так и всякого рода журналистами. Но попытки эти потерпели полное фиаско в виду того, что растворился господин Хуйдайбердыев в бескрайних просторах России и найти его на этих просторах практически было нереально как раз по причине их бескрайности. А как известно господ Хуйдайбердыевых на данный момент в стране как Донов Педров в Бразилии. Не сосчитать. Поэтому слабые потуги познакомиться со среднеазиатским гостем были оставлены.
   Совершенно иные разговоры происходили в высоких кабинетах. К замминистра был в срочном порядке доставлен руководитель одного из подразделений ДПС. В кабинет тот вошел полковником, а вылетел из него майором. Впоследствии в высокий кабинет были вызваны разработчик системы оповещения и, собственно куратор проекта, лоббирующий в свое время эту тему. С ними разговаривали уже чуть более вежливо и слово "мать" было произнесено всего лишь четыре раза в отличии от разговора предыдущего, где это слово повторялось практически постоянно. Итогом беседы стало рождение общего мнения о неспешном демонтаже устаревшего и, не известно какую еще подлянку впоследствии, могущем преподнести оборудования на оборудование более нового поколения. Что в принципе может быть и правильно. Говоря словами классиков: "Народу не нужны нездоровые сенсации. Народу нужны здоровые сенсации". Другой не менее важной темой беседы стало обсуждение очень интересных вопросов: куда, кому и, главное, на какое количество дивидендов могут рассчитывать заинтересованные в реализации потенциального госзаказа, лица. Слов произносилось меньше и общение шло больше жестами и изображением различных схем на бумаге. Но так как все правила игры уже было давно известны присутствующим, то долгого времени прения сторон не заняли. И ведь что интересно, не случись такого казуса на МКАДе, то его пришлось бы просто придумать. Да, кто-то пострадал из-за сбоя в работе системы, но ведь другие заинтересованные лица напротив потенциально могли из-за появления неких неполадок пополнить и очень неплохо свой бюджет. Ну во всяком случае на тот момент они так считали.
  ************************************************************************************
  Другое, не менее интересное событие, произошло в квартире широко известного в очень узких кругах решалы Коли Горумова. Вернее, не Коли. Колей его звали этак лет пятнадцать назад, а ныне не как иначе как уважительно Николай Сергеевич. Так вот проснулся Николай Сергеевич с какой-то тревогой на душе, причин для которой он совершенно не мог понять. Лет десять он трудился в Системе, был ее, как он сам считал, надежным звеном. Всегда соблюдал правила "игры", проявлял разумную инициативу. И вот предпосылок к тому, чтобы его жизнь как-то изменилась, Николай Сергеевич не видел. Но что-то его угнетало и в этом стоило разобраться. Он привык доверять своему внутреннему чувству. Сделав свои утренние дела, прошел на кухню, заварил себе зеленый чай и пока напиток доходил до нужного состояния, стал анализировать ситуацию. То, что он должен был сделать сегодня не выходило за рамки обычных его дел. Вчера он взял кейс с деньгами у знакомого ему посредника и в обед должен был их передать некому заинтересованному лицу. Для чего и для кого эти деньги предназначались Николай Сергеевич знал, так как практически сам стоял у истоков развития очень заманчивой темы по постройки некого объекта в рядом расположенной с Москвой области, сулящего всем, кто в данной теме участвовал очень даже неплохие гонорары. Конкуренты понятно дело не дремали. Но так как инициатива была за его командой, которая держала всю ситуацию под контролем, казусов возникнуть было не должно. Для окончательной реализации требовался сущий пустяк- выпуск нужного заказчику проекта Постановления. Так как опять же Схема была отработана и все вопросы кому, куда и сколько были заранее путем многочисленных переговоров обговорены, препятствий в завершении проекта он не видел. Несколько смущал его способ передачи денежных средств. Дикий какой-то. Тащить почти пуд денег через всю Москву, пусть в салоне собственного автомобиля нынче было как-то не модно. Для этого вполне хватало иных, более цивилизованных и абсолютно безопасных для всех участников дела схем. Но хозяин, как говорится, барин. Любой каприз за ваши деньги. "Ну прям как в старые добрые девяностые вернулся"- усмехнулся, подумав про себя Николай Сергеевич. Накатили воспоминания.
  Родился Коля Горумов в поселке рядом с областным центром верстах ста семидесяти от Москвы. Детство было беззаботное. Отец его был главным бухгалтером местного строительного треста, а мама работала кассиром в той же бухгалтерии. И посему ни для кого не стало новостью, что, Коля после окончания школы поступил и потом с успехом закончил финансовый техникум. В армию его не взяли и не потому, что родители подсуетились и как-то отмазали их чадо от армии, а по причине реально сильного плоскостопия. Так вот отработав на предприятии где трудились его родители в бухгалтерии, продолжая так сказать семейные традиции, Коля через год загрустил. Скучно ему стало жить в его поселке. Да и областной центр как-то тоже не впечатлял. Стояла середина девяностых годов. Начинающий бухгалтер ни раз и ни два посещал столицу, благо до которой на электрическом поезде можно было легко за три часа добраться. Москва поражала Колю своей громадностью, бешеным ритмом жизни и, что самое главное, уровнем жизни не сравнимым с провинциальным. На дорогах ездило приличное количество иномарок, могучих черных внедорожников, в них сидели серьезные ребята в кожу одетые, с золотыми цепями на бычьих шеях. Компанию им составляли приятные во всех отношениях девульки. Да и просто на улицах, особенно в центре часто навстречу попадались люди, одетые с ненавязчивой роскошью, часто общавшиеся по пока еще редким для простого обывателя мобильным телефонам. Насмотревшись на все это великолепие и проникнувшись, Коля решил для себя стать покорителем Москвы. Идеалом для себя он считал в то время наличие иномарки, дорогой одежды и в обязательном порядке мобильного телефона. И вот как-то набравшись смелости, выдал он своим родителям свое огромное желание перебраться на работу в столицу. На удивление предки восприняли его слова спокойно, без истерик, как-то даже по-деловому. У отца случился в очень добрых знакомых его институтский товарищ, который работал в то время в одном из московских банков. Предварительно по телефону обговорив с ним некоторые нюансы будущей деятельности для сына, последний был откомандирован в Москву для знакомства с потенциальным работодателем. Знакомца отца звали Семен Аркадьевич. Работал он главным бухгалтером одного из филиалов банка, название которого Коле абсолютно ничего не говорило. Принял он сына своего товарища по-простому у себя на квартире в центре города. Сама обстановка жилища, ухоженность, наличие исключительно импортной как видео-аудио, так и кухонной техники произвело на Колю потрясающее впечатление. И он для себя в список своих желаний помимо машины, шмоток и мобильного телефона занес вот такую квартиру. Семен Аркадьевич поговорил с ним про дела бухгалтерские, по-видимому пытаясь для себя понять профессиональные способности потенциального работника. И в конце концов возможно оставшись довольным ответами парня на свои вопросы вынес свой вердикт.
  -Заканчивай свои дела у себя в тресте и перебирайся сюда. Будешь пока у меня в филиале работать.
  - А в качестве кого? - несколько осмелев, спросил Коля.
  -Ну тебе на все про все я даю две недели. За это время что- нибудь толковое для тебя придумаю. Жить пока будешь в Люблино. Ничего что окраина. Там у нас квартира однушка свободная есть. На время будет нормально, а потом что- нибудь еще найдем...
  Без пяти минут москвич летел в свой поселок как на крыльях. Ну а как же! Начинается сбываться его мечта! Все хлопоты по увольнению много времени не заняли и Коля, загрузив в два чемодана свои шмотки поехал в Москву. И уже не просто как провинциал, намерившийся поглазеть на роскошный московский быт, а как практически сама часть этого города - мечты.
  Семен Аркадьевич встретил его на вокзале на своем автомобиле. И пусть этот "Мерседес" не производил особо сильного впечатления ни цветом, ни пропорциями, но все равно это была иномарка и Коля сидя на пассажирском сиденье несколько свысока смотрел на проезжающие рядом изделия отечественного автопрома. Доехали до будущего его жилища на удивление быстро. Его потенциальный шеф помог ему обустроиться, показал, что и где в квартире. Последняя конечно была очень далека до того идеала, который Коля для себя установил, побывав у Семена Аркадьевича, но по провинциальным меркам это было очень даже недурственно.
  На следующее утро следуя схеме накануне нарисованной Семен Аркадьевичем, покоритель столицы за полтора часа сперва на автобусе до метро, потом на метро с двумя пересадками и еще одной поездкой уже на троллейбусе добрался до банка где его должен был ожидать его шеф. При входе в банк Колю остановил охранник, спросив по какому вопросу и к кому тот следует. И хотя по всей видимости страж был предупрежден о его визите, тем не менее паспорт его был проверен, и информация из него была записана в соответствующий журнал. Все эти действия, а еще очень солидный вид охранника, одетого в дорогой, на взгляд Коли, костюм и белую рубашку с галстуком, произвели на него неизгладимое впечатление и утвердили в мысли, что работать он будет в организации солидной. А как же иначе то? В их поселке даже директор его бывшего треста не выглядел так шикарно, как этот простой охранник. По пути к кабинету главного бухгалтера он не переставал мысленно восхищаться обстановкой, картинами, висевшими на стенах, опрятными сотрудниками с деловым видом перемещавшимися по коридорам.
  В небольшой приемной Колю остановила молодая секретарша. Поинтересовалась причиной визита и получив ответ, предложила скоротать минут пять сидя в кресле за стаканом чая, который тут же поставила рядом с креслом на столик вместе с вазочкой в которой были конфеты и печенье. Коля ужасно смущался. Особенно своего вида. Хоть и одет он был в костюм и рубашку с галстуком, но все равно невооруженным глазом было видно, что вещи не новые, обувь хоть и чистая, но уже видала виды. Наконец пять минут истекли и секретарь, предварительно справившись по телефону, пригласила Колю в кабинет. Рабочее место Семена Аркадьевича тоже не оставило его равнодушным. Вроде бы казалось- обычный письменный стол, кресла, шкафы. Но вся эта мебель даже внешним видом говорила о ее высокой цене. Предложив Коле присесть на стул напротив его стола, шеф не стал долго терзать ожиданием своего сотрудника информации о его обязанностях на новом месте работы.
  -Значит так. Скажу сразу, твою кандидатуру обсуждали долго. Сам понимаешь, что опыта у тебя в наших делах нет, да и бухгалтерский твой стаж еще не очень...Не кривись! Слушай что тебе говорят. В общем были сомнения. Если бы у тебя за плечами хотя бы какой никакой институт был... а так ...Обычный техникум. Так что уговорил, под мою ответственность.
  -Спасибо, Семен Аркадьевич! Я..., - попытался поблагодарить Коля.
  -Не торопись и не перебивай. До конца выслушай. В общем поработаешь пока у нас в одной из "прачечных" ...
  -Где!!!, - не удержался Коля. Он ожидал всего. В мыслях даже был согласен на работу обычным курьером. Тут главное зацепиться, показать себя, свою исполнительность и лояльность. Но работать в прачечной! "Ну батя! Ну Семен Аркадьевич! Помогли называется!"- со злостью подумал он.
  - А что тебя, дорогой мой, смущает? Ожидал, что сразу моим замом станешь? Нет, дружок, ты сначала опыта наберись, научись правильно работать, а потом посмотрим.
  Коля хотел тут же встать и гордо подняв голову выйти из кабинета, громко хлопнув дверью. Но что-то его остановило. Видя его смущение, Семен Аркадьевич чуть сбавил обороты.
  -Да ты не переживай так. Поработаешь там пару лет, а там глядишь новый филиальчик где- нибудь откроем и место новое подберем для тебя. Короче. Вот тебе адрес. Доедешь до метро, на нем три остановки. Выходишь в город. Там один выход. А дальше я тебе тут схему нарисовал. Учти, что вывесок там нет. Обычная металлическая дверь. Позвонишь, звонок справа увидишь. Спросят кто и что скажешь к Валере от меня. Валера будет твоим непосредственным начальником на первое время потом, когда в тему въедешь будешь один работать. Ну давай, езжай. Валере я уже позвонил, а у меня дел навалом!
  Коля вяло попрощался и вышел из кабинета. Первой его мыслью было взять и выкинуть эту злосчастную бумажку со схемой проезда в первое же попавшееся на глаза мусорное ведро, поехать на квартиру в Люблино, забрать свои вещи и свалить назад в свой поселок. Потом подумал, что в общем то он ничего не теряет. Съездит, посмотрит, а там уже примет решение. Знать бы тогда Коле, как важно порой прислушаться к этой первой мыли. Но теперь чего уж там...
  По дороге он думал о новом месте работы, о том, чем он там будет заниматься. "Скорее всего это какой-то приемный пункт или, наоборот пункт выдачи"- рассуждал про себя Коля. "Наберут грязных тряпок по всем филиалам, где-то их отстирают, а потом приезжают за чистым. На фига мне это?" Дорога и впрямь оказалась недолгой, да и благодаря схеме нужный дом и нужная дверь нашлись сразу. Коля позвонил в звонок.
  - Вы к кому, молодой человек? -раздался голос из домофона.
   -Я от Семена Аркадьевича к Валере.
  -А! Напарник! Валяй, заходи!
  Щелкнул электрический замок и Коля вошел в небольшой тамбур. Дверь за ним автоматически закрылась, а находящаяся перед ним напротив, так же щелкнув электрическим замком отворилась. "Да, серьезный тут у них пункт выдачи"- подумал Коля. Только на фига такие сложности если с тряпками работать?"
  Пройдя во вторую дверь, он попал в приличного размера кабинет в котором стоял письменный стол, монитор и огромный сейф. За столом сидел молодой парень в свитере и джинсах.
  -Ну давай знакомиться. Меня Валера зовут, - сказал парень протягивая руку.
  -Николай, можно просто Коля, - ответил он, пожимая руку. -И это у вас прачечная?
  -Ага! Она самая! Садись, наливай себе чай или кофе, буду тебя в курс дела вводить. Чайник и все остальное в этом вот шкафу. Да! Пока не забыл! Шеф звонил и просил тебе передать, чтобы ты завтра с утра к нему заехал в банк и не забыл взять с собой трудовую книжку и военный билет. Напишешь заявление и официально будешь трудоустроен. Ну так слушай...
  К концу первого рабочего дня сомнения у Коли в том, что это место работы как-то не очень соответствует его, пусть и пока скромным, профессиональным навыкам исчезли и напротив появилась уверенность, что за это предложение друга его отца надо держаться зубами и когтями. Это для нас сейчас понятен термин "прачечная". А тогда... Тогда схемы отмыва денег только формировались и достоянием гласности не были. Денежные дела требуют тишины.
  На утро приехав в банк и встретившись с Семеном Аркадьевичем, Коля быстро написал заявление о приеме на работу и отдал его своему шефу. Тот пробежал его глазами, поставил свою визу.
  -Так. Все правильно написал. Я у руководства сам его подпишу и скажу, когда тебе приехать в приказе расписаться. Документы у меня оставь пока.
  Коля положил на стол паспорт, трудовую книжку и военный билет.
  - Ну как, Валера ввел тебя в курс дела?
  - Да, Семен Аркадьевич! Спасибо! Все объяснил. Что, чего и как...
  -Ну я тут еще и от себя добавлю. О том чем занимаешься молчишь как рыба. Причина надеюсь тебе понятна. Если где-то что-то с дуру сболтнешь... В общем леса у нас в Подмосковье не такие дремучие как на твоей исторической родине, но где закопать тебя место найдут.
  Коля внимательно посмотрел в ставшие стальными глаза своего шефа и содрогнулся. Перед ним сидел не человек, а волк, готовый через секунду разорвать к чертовой матери любого своего врага. Впрочем, эта маска продержалась на лице Семен Аркадьевича лишь мгновение, а потом вновь оно приобрело спокойный и просто деловой вид.
  -Да ладно, не тушуйся ты. Мне нужно было тебя предупредить вот я и предупредил. Ты парень грамотный и сам понимаешь, что в любом бизнесе есть свои коммерческие тайны. Я же тебе говорил, что думаю тебе там год другой надо будет отработать? Вот. А потом, если себя правильно зарекомендуешь, думаю тебя в договорной отдел перевести. Научишься как сами схемы нарабатывать надо.
  -Еще раз спасибо, Семен Аркадьевич! Я постараюсь вас не подвести! Я...
  Но шеф не дал ему закончить.
  -Постараешься конечно. У такого как у тебя отца не может быть дурня сына. Мы с ним... Впрочем, не важно. Но я вот что хотел тебе еще посоветовать... Времени у тебя будет много. Поступай-ка ты на заочный в финансовый институт. Не знаю, как знания, которые там в тебя вложат, но "корочки" об образовании пригодятся точно.
  - Я подумаю...
  - Ты меньше думай, а делай что тебе говорят. Да! Чуть не забыл, а ты почему-то и не спрашиваешь. Получать будешь пока пятьсот... Да не кисни ты! Не рублей, чудило, долларов в месяц. Это плюс к официальной зарплате, она у тебя не велика пока будет. В общем на жизнь в первопрестольной на первое время хватит, а там посмотрим. Будешь справляться соответственно и денюшки другие будут у тебя. Давай, беги. Тебя там, наверное, твой Валера уже заждался...
  Проработав год в этой "прачечной", Коля полностью освоился. Как-то само по себе рассосалось ощущение причастности к какой-то тайне, а правовые аспекты его деятельности его особо и не волновали. Работа постепенно превращалась в рутину. Обязанности были несложными и в основном требовали ни каких-то финансовых знаний, а простой элементарной внимательности. В один прекрасный день, чаще всего во вторник, приезжала инкассаторская машина из головного офиса и два дюжих молодца с автоматами заносили пару мешков с деньгами. Пересчитывать не надо было. На каждой банковской упаковке стоял личный штамп кассира банка. Как гарантия. От них с Валерой требовалось на тот момент деньги просто принять и поместить в большой сейф. Следом за инкассаторами являлся курьер из филиала и под подпись передавал запечатанный конверт, в котором четко было прописано какое количество денег, кому и иногда даже когда надо будет в течении рабочей недели их передать. Названий организаций получателей понятно дело не было. Были чаще всего имена или от кого приедут люди. А так как их "пункт выдачи" обслуживал как правило одних и тех же клиентов, а за деньгами приезжали чаще всего одни и те же лица, то через пару месяцев Коля уже спокойно понимал для кого надо будет из общей суммы привезенный инкассаторами сколько отсчитать и упаковав в пакет оставить в сейфе малом для передачи в надлежащее время. Время приезда сообщали из головного офиса.
  Клиенты были скучными. Звонили в дверь, представлялись в домофон от кого или кто. Заходили, чаще всего кивком или сквозь зубы здоровались. Садились на стул напротив рабочего стола Коли. Тот открывал малый сейф, доставал требуемую сумму денег и передавал ее клиенту. На упаковке карандашом была написана сумма. Реакция получателя была как правило спокойной. Сумма сверялась с той, что имелась у клиента. Чаще всего совпадала до последней цифры. А иногда и не совпадала, и очень даже серьезно расходилась. Понимая, что от кассира информации получить о таких казусах невозможно, клиенты с грустной миной на лице сваливали. Парадокс объяснил Коле как-то раз приехавший туда Семен Аркадьевич. Просто на реализацию различных схем требовались соответственно разные затраты. Клиенты были понятно дело информированы о них, но иногда требовалось для большей чистоты больших затрат. Причем срочно. Конечно об изменениях в суммах руководство клиента оповещалось, чаще всего давалось добро и вперед. А так как у получателя денег могли оставаться старые сведения то и возникала такая коллизия. Ни чего особенного рабочие моменты. Тот даже похвалил Колю за внимательность.
  В общем к концу года работы кассиром "прачечной" Коле стало грустно. Требовалось активной деятельности, более яркого и интересного общения с народом. А тут одни и те же рожи.
  Впрочем, одни клиенты лично Коле очень даже были интересны. Два раза в месяц приезжала пара ребят. О том, кто они можно было не спрашивать. Черные кожаные куртки, черные джинсы и свитера, а также болтавшиеся на запястьях золотые цепи не оставляли простора для толкования деятельности этих ребят. Это была, как модно было выражаться в то время, "братва". Вся их бурная деятельность была наполнена таинственностью с элементами романтики, разбавленная риском и бескомпромиссностью. Во всяком случае Коля свято верил в то что писалось про нее в различных книжках тех времен и показывалось в фильмах. В отличии от отношений с другими клиентами с этими Коля даже познакомился. Одного, что пониже звали Лехой, второго повыше и постарше звали Док. Имени своего тот почему-то не назвал. А Коля и не стал уточнять. Если не называет, то значит для этого какие-то причины есть.
   Ребята вваливались в кабинет шумно, сразу заполняя его пространство. Леха чаше всего с порога кричал: -"Привет, барыга!" и усаживался на стул возле рабочего стола. Док же просто жал руку и садился за журнальный столик. Сам себе делал чай, предпочитая зеленый, по-хозяйски распоряжаясь чайником, заваркой и посудой. "Как у себя на кухне"- первое время про себя удивлялся Коля, а потом просто привык. Леха, получив деньги и несмотря на порой значимые суммы сам лично пересчитывал купюры на что уходило до получаса времени. На вопрос, почему он в отличие от других, проверяет верность обозначенной суммы, Леха тогда по-простому ответил: -Жить еще хоцца! А Док потом еще и добавил: "-Тебя, кровопивец, понятно дело прикопают, но нам то, пойми, от этого уже легче не будет!" И увидев вытаращенные глаза Коли, смеясь добавил: "- Шучу!" Ну и шуточки у ребят, подумал тогда Коля. После подсчета уже Леха садился пить чай. Ребята были компанейские. Могли с Колей обсуждать любые темы от футбола до новинок в литературе. С ними интересно было общаться и у Коли сложилось впечатление, что отношения стали какими-то дружескими или похожими на дружеские. После того как деньги были просчитаны, чай выпит и общение заканчивалось, упаковки с деньгами ссыпались ребятами в обычный полиэтиленовый пакет порой вылезая из него. В монитор Коля видел, как они, отойдя буквально пару метров от дверей "прачечной" стояли и курили у своего здорового черного внедорожника. И их видно совсем не волновали ни прохожие по широкой дуге обходящие этих ребят, стоявших с пакетом, в котором невооруженном взглядом было видно, что совсем не продукты в нем лежат, ни здание районного РУБОП находившееся на противоположной стороне улицы.
  И вот устав от рутины этой "прачечной", Коля и подумал, а не поговорить ли ему с ребятами на предмет того, чтобы те его к себе взяли. Ну в братву? С Семеном Аркадьевичем все можно будет по-тихому обсудить. Препятствовать тот не будет. Кто против братвы попрет? А тут вон какие деньжищи ребята имеют. Опять же машина у них классная, кожаные куртки. У Дока вон телефон мобильный всегда под рукой. Не. Нормально должно получиться. Эта идея день за днем все больше захватывала ум Коли. И в один прекрасный вечер и очередной их приезд, дождавшись, когда Леха наконец то пересчитает деньги, сядет пить чай и начнется неформальное общение, Коля наконец то решился.
  -Ребят! А что, если я с вами работать буду? - с надеждой спросил Коля.
  - В смысле? - удивился Леха, а Док внимательно посмотрел в Колины глаза.
  -Ну... В том смысле, что ну ее на фиг эту контору буду с вами кататься...в братву хочу податься, а кроме вас у меня никого знакомых нет в этой среде.
  -А с какого ты решил, что мы именно из братвы? - спросил Леха.
  -Ну а как же! Вот одежда, цепи, машина у вас такая...
  - Видишь, Лех, я давно тебе говорил, что скромнее надо быть. Даже простой обыватель в тебе бандита чует! - сказал Док, поворачиваясь к Лехе. - Если мое мнение интересно, то я только за!
  -Почему? - как-то нервно отреагировал на эти слова Леха.
  -А че! Парень честняга, дела ровно ведет. У тебя же все всегда по бухгалтерии сходится? Вот. Грамотный опять же. А то наши то кроме как отымать и делить никаких других действий арифметики не знают.
  - Ну если ты за, то и, я-то же. - как-то успокоившись и переглянувшись с Доком сказал Леха.
  -А что для этого надо сделать? - нетерпение в Колином голосе зашкаливало.
  -Ну... Сперва напишешь заявление... - сказал Док.
  -Какое такое заявление???!!!! - удивился Коля.
  -Как какое? Обычное. Мол то се пятое десятое, прошу принять меня в активные члены... Ты же активным членом хочешь стать? - и, дождавшись утвердительного кивка Коли, продолжил Док. - принять меня в активные члены Восточной ОПГ. Ну там дата, подпись и все такое.
  -И что это все?
  -Нет. Только начало. Потом тебя проверит наша служба безопасности...
  -А что и такая у вас есть?
  -А то! -подключился к разговору Леха. - Бандитское гестапо называется. Слышал?
  - Читал где-то... Не помню.
  -У, дружище, это такие волки! - напустил страху Леха. - С детского сада рыть будут. Вдруг где накосячил!
  - Не, Лех, я думаю парень их проверку легко пройдет. Чую он пацан правильный... - высказал свое мнение Док.
  От того, что его, Колю, назвали "правильным пацаном", своим как бы уже, в Колиной груди стала подыматься гордость за то, что он в скором времени будет принадлежать к такому братству.
  -Ну а потом после проверки?
  - Потом - добро пожаловать в "школу молодого пацана"! - усмехнувшись сказал Док.
  -В какую такую школу?
  -А ты как думал? В наших делах ты ничего не разумеешь. Про "Понятия" слышал? Думаю, что нет. Как правильно на фене с людьми общаться не знаешь, как лохов на мизинцах разводить даже, уверен, не представляешь. Вот и будут с вами щеглами авторитетные пацаны месяц заниматься, чтобы вы по первости не накосячили...
  -Слушай, Док! А у меня вот какая идея возникла. - загорелся Леха. -Может и фиг с ней со школой этой. Ты же говоришь, что пацан правильный. Может он сейчас заявление напишет, мы его по своим каналам быстро оформим и он, ну, допустим, завтра с утреца, подойдет к какому нить менту и даст тому так, от вольного, в грызло? А че? Петрофан ему объявят сто пудово. Статья авторитетная, не бакланка какая-то! В "Тишину" или "Двойку" мы маляву по-быстрому загоним. Мол наш правильный пацан к ним идет. А там уж его всяко натаскают. И за понятия потом сами с ним консультироваться подходить будем. Как тебе такая идея, Док? Я уж не говорю, что и в напарюхах станет разбираться похлеще Росписи и самому иконостас там нарисуют...
  -А что? Идея зачетная? Ты как, Коля, в тюрьму хочешь? - поинтересовался Док.
  -Ну... Не очень если честно. - ответил тот.
  -Ну тогда только школа... Не там нормально. Даже вот слышал, что книжки выдают читать. "Повесть о настоящем пацане", "Как закалялась масть", еще какие-то. Читал?
  - Нет.
  - Зря. Очень, как говорится, своевременные книги!
  -А после школы что?
  -После определят тебя в бригаду. Может к нам или еще куда. "Колхоз" большой.
  -А вот машину...
  -Машину тебе выделят из обменного фонда. Или вон наша стоит. Хоть сейчас забирай. "Рэндж Ровер"! Кожа, рожа, климатик с автоматом и все дела. Полноприводный. За четвертак баксов как для своего уступим.
  -У меня столько нет сейчас...
  -Ну тогда возьмешь, когда по деньгам подымишься. А что касается шмоток там или еще чего- тебе подъемные выделят тыщ этак десять зелени из общака. Прикинешься по масти. Голду и цепуру с гимнастом тоже из фонда дадут...
  - С каким еще гимнастом? - удивился Коля.
  - Это Док так распятие называет. Богохульник! Не обращай внимание. - успокоил того Леха.
  -А ствол? Дадут?
  -А на фига тебе ствол? Лех! У тебя ствол есть?
  -Нет и не было никогда.
  -Вот видишь, у Лехи нет, у меня, кстати, тоже. Так зачем он тебе?
  -Ну так... На всякий случай.
  -Если случай возникнет тебя ни один ствол не спасет. Но ты не переживай. Мы тебя на классном месте случись чего похороним. Не у Кремлевской стены конечно и не на Новодевичьем, но место тоже козырное. С одной стороны аллеи всякие партийные дядьки и тетки, а с другой -правильные пацаны лежат. Тебе понравится.
  -Нет. А как же тогда... Ну если наедет кто?
  -Вот видишь, сразу понятно, что ты школу молодого пацана не проходил. А про правильную распальцовку слышал? Нет??? Ну ты у нас как ребенок прям. Лех! Изобрази!
  Леха встал со стула. Чуть набычил голову, сделал зверское лицо и выкинув чуть вперед кисти рук со сжатыми средним и безымянным пальцами дурным голосом проорал: -Ну ты че нах в натуре!
  Этот крик, наверное, услышали не только прохожие, но и сотрудники в соседнем РУБОПе.
  -Понял? Давай сам попробуй! Так. Прикинь. Ты на джипусеке куда-то типа на стрелу спешишь и подрезаешь какое-то чмо на сраном "мерине". Тот короче на светофоре типа тормозит рядом с тобой, из своей трахомы вылетает. Рога уже расчехлил, капюшон раздул, весь на понтах короче. Ну и ты так со спокухой на лице из салона выходишь, дожидаешься, когда этот лось беременный к тебе поближе подползет и прям в рожу ему опаньки- правильную распальцуху. Представил? Давай!
  Коля как не пыжился, ничего даже близко подобного Лехиной распальцовки ни изобразить, ни проговорить не смог. Даже расстроился.
  -Да ладно, - успокоил его Док. -У всех по первости не получается. Вон Леха помню месяца два у зеркала тренировался. Зато результат на лицо. Так. Заявление будешь писать?
  -Конечно буду! - радостно сказал Коля. Он подумал, что вдруг из-за того, что у него не получается правильная распальцовка его в пацаны не возьмут.
  -Отлично! Так бери лист бумаги. В правом верхнем углу отступя сантиметров пятнадцать пишешь: "Авторитету Восточной ОПГ господину Сидорову Дмитрию Ивановичу от гражданина...Как тебя там? Ага! Горумова Николая Сергеевича, проживающего по адресу...Не! Стоп! Лех! А мы ведь погоняло то ему не дали!
  -А разве не в школе их дают?
  -Может и школе. Но правильнее будет если пацан со своим уже придет. Мы же ведь по всем понятиям можем ему погоняло дать?
  -Можем конечно. А какое?
  -Сейчас прикину. "Кассиром нельзя", "Банкиром" то же. "Деньга" бы подошла, да уже есть...Не знаю прям. Как говоришь фамилия у тебя? Горумов? Ну во! Будешь "Горлумом! А че! Что по мне классно- Коля Горлум! Звучит, а Лех?
  -А это кто такой?
  - Какой-то боец у кельтов кажется. Дюже крутой. (*Автор в курсе того, чем горум отличается от голлума (Горлума)!)
  -Тебе самому как Коль?
  -Очень нравится!
  -Тогда пишем дальше. Так от Горумова Николая Сергеевича. В скобках напиши (Горлум). Так дальше проживающего по адресу... Ага. С середины листа пиши: "Заявление". С красной строки: Прошу Вас (вас с большой буквы!) принять меня в активные члены Восточной ОПГ. Точка. Ниже - дата и подпись с расшифровкой. Во! Отлично! Ну все, брат лихой! Считай, что ты у нас в бригаде. Сегодня твое заявление на базу закинем, а там по инстанциям пойдет. У нас тоже, понимаешь, брателло, бюрократия! Лех! Цепляй лавэ и поперли и так время убили до фига!
   Ребята, взяв пакет с деньгами покинули резиденцию потенциального правильного пацана.
  Последующие дни Коля провел как на иголках. Волновали две вещи. Во-первых, надо было как-то объяснится с Семеном Аркадьевичем и помня выражение его лица, когда тот говорил о соблюдении коммерческой тайны, разговор предстоял нелегким. Если бы была точная уверенность в том, что его возьмут в бригаду, сомнений не оставалось бы. А тут пока приходится быть в подвешенном состоянии. У Коли была мысль сразу после того как ребята уехали, созвониться со своим шефом, договорится с ним о встрече и там поделится с ним радостью великой. Но вовремя тормознулся. Во-вторых, волновало само его решение так круто поменять свою жизнь. Когда он представлял себе, как на черном внедорожнике приедет в свой поселок, какой фурор произведет среди местных своим прикидом, цепями, мобилой и прочей атрибутикой жизни правильного пацана, то у него даже дух захватывало. Но потом, когда в голове стал прокручивать снова и снова разговор с ребятами, то вспомнил как Док в шутку правда, но говорил о каком-то кладбище. А значит такое есть? И на нем лежат молодые его потенциальные коллеги? Значит такой вариант возможен и возможен не теоретически? А про тюрьму вот Леха говорил. Шутил конечно. Но тем не менее. И такой вариант тоже возможен? Братва -то это не кружок "Умелые руки" в школе, а вполне себе преступная организация и если его арестуют, то конечно посадят, так как деятельностью он будет заниматься не законной. Впрочем, и настоящая его работа была далека от законопослушной. Но тут он просто исполнитель чужой воли, пусть и мелкая сошка, но в уже знакомой СИСТЕМЕ. А там? Как все повернет? В общем эти две недели хоть и пролетели быстро, но все на нервах. В день, когда он должен был встретится у себя с ребятами еще и Семен Аркадьевич подложил свинью. Позвонил буквально за час до приезда братков и приказал из той суммы, что тем предназначалась вычесть пять процентов и убрать эти деньги в сейф. На вопрос Коли как ему объясняться с клиентами, просто отмахнулся и сказал, что со их старшим все вопросы уже решены.
  Ребята появились точно в указанное для них время. Вошли не как обычно с шутками и прибаутками, а лицами вполне себе серьезными. На немой вопрос Коли, как там дела со мной, Док отмахнулся и сказал, что все решат после того как закончат с деньгами. Коля как обычно выдал им деньги, а Леха сел их пересчитывать. Через пятнадцать минут томительного ожидания, Леха оторвался от цифр.
  -Слышь, Док, а в этот раз барыги накосячали. Денег меньше. Процентов на пять. Ну это на вскидку, не пересчитывая.
  -Коль! А че это за хрень? - с удивлением обратился Док к Коле, оторвавшись от чтения какого-то журнала.
  -Ребят! Я сам не в курсах. Позвонил мой шеф, приказал сделать перерасчет на минус пять процентов. Он сказал, что с вашим старшим все решено.
  -Понятно. Ты успокойся Коль. К тебе нет никаких претензий. Пока нет.
  Док взял телефон, поковырялся в нем и приложил трубку к уху.
  -Аркадич? Привет. Это Док. Объясни мне что там с деньгами, почему меньше получилось? ... Ну и что? ... Это ваши проблемы, и они нас не касаются...Да мне сам понимаешь все это глубоко по фигу... а причем тут он? А мне не судьба была позвонить?.. А тебе и не надо думать... Понятно. Значит так, дятел ты тростниковый, не понимаешь ты культурный разговор смотрю. Сейчас я передаю трубу твоему парню, и он нам докладывает то что не доложил. Если через минуту денег не будет, мы тут всю твою черешню к чертовой матери разнесем. Въехал? Предаю трубу.
  Док передал трубку мобильного телефона Коле.
  -Семен Аркадьевич! Это Коля. Что мне делать?
  -Отдай им деньги. Потом с ними разберусь. Я вечером заеду. Дождись.
  Коля открыл сейф и достал те деньги, что он отложил заранее от денег братвы.
  -Вот ребят! Все в целости и сохранности.
  -Лех! Быстро пересчитай и валим отсюда. -приказал Док.
  Леха быстро, как заправский счетовод, переламывая пачки за минуту огласил вердикт: - Все ровно, Док. Можно ехать!
  - Подождите. Ребят! А как же я? Как мое заявление? Я же ведь ждал... - чуть ли не прокричал Коля.
  -А, ты про заявление. -как бы вспомнил Док. - Не пропустила, Коль, твою кандидатуру служба безопасности.
  -Это почему? - удивился Коля. - У меня же все хорошо с биографией...
  -Они мне сказали, что в детском саду ты на своих пацанов воспитателям стучал как барабанщик. Ну прям вылитый Ринго!
  -Ринго? - переспросил Леха. - Это из люберецких что ли? Чего-то я не помню.
  - Не, Лех, скорее из ливерпульских... Ладно, Коль, поперли мы. Вечер будет насыщенным, я думаю. Да ты не переживай. Не получилось ну и хрен с ним. Мир он квадратный, в каком ни будь углу пересечемся... Давай. Пока.
  И ребята вышли из помещения. Коля не мог поверить, что произошел такой облом. Неужели можно так проверить? Прям с детского сада? Нет. Тут скорее всего что-то другое. И ребята какие-то невеселые приехали. Коля сел за стол и обхватил голову руками.
  Таким его и застал Семен Аркадьевич, когда зашел в кассу вместе с невысокого роста неприметной внешности человеком.
  -Ну чего? Уехали красавцы? - спросил Семен Аркадьевич.
  -Да. Деньги получили и сразу уехали.
  -Ну ладно. Потом сними разберемся. Ты чего такой не веселый. Все нормально. Я понимаю, что такие неприятные моменты для тебя впервые. Привыкай.
  -Нет, шеф. Он по другой причине переживает. - подал голос из угла комнаты невзрачный мужчина.
  -Да? А по какой же? Почему я не в курсе? Коль! Я забыл тебе представить- это начальник нашей службы безопасности. Глеб Петрович. Для своих просто Петрович. Ну, Петрович, рассказывай нам почему Коля грустный?
  - А его в бандиты не взяли. Наверное ...
  -Правда? В бандиты?
  -Угу. Он даже заявление написал. Да Коль? - спросил Петрович.
  Семен Аркадьевич смотрел на Колю и лицо его покрывалось краской. "Сейчас убьет"- подумал Коля. Но Семен Аркадьевич как-то всхлипнул и через секунду разразился громким хохотом! Через минуты две насмеявшись вдоволь и вытирая глаза от слез сказал:
  -Ну Коль ты даешь! Ты не понимаешь, что тебя развели как лоха последнего на вокзале? Заявление он написал...Ох...Давненько так не смеялся. И что мне с тобой делать прикажешь?
  Коля пожал плечами.
  -Ладно. Причину я себе примерно представляю. Закис ты тут, друг мой. Пора тебе другими делами начинать заниматься. А то с дуру еще куда -нибудь заявление напишешь...
  Была середина августа 1998 года...
  Николай Сергеевич как бы очнулся от воспоминаний. Да лихое время было, но в тоже время интересное. Собственно, оно и позволило ему стать тем, кем он стал сейчас. Ну да ладно пора бы уже собираться. Пока доедет, пробки, то да се. Лучше подождать чем нестись как угорелый. Николай Степанович пошел в кабинет чтобы взять кейс с деньгами. Зайдя в кабинет и увидев, что чемоданчик стоит на месте, он успокоился. Чего-то ведь непонятное терзало его все утро. Хотя нет. Стоп. Он твердо помнил, что ставил кейс практически по середине, между ножек письменного стола. А сейчас? Сейчас он как бы переместился. Немного, но сантиметров на пятнадцать ближе к центру комнаты. Уже понимая, что произошло взял кейс в руки. Его даже не надо было открывать, чтобы понять, что тот пуст! Все-таки в нем было еще вчера почти пуд денег. Миллион американских долларов. И их там сейчас нет.
  Николай Сергеевич сел на стул. Смахнул холодный пот со лба. И что теперь делать? Кто и как из кейса взял деньги уже не принципиально. Важно конечно, но это тема других размышлений. Нет, сумма то конечно приличная, но для его бюджета не смертельная. Совсем не смертельная. Тут дело в другом. Встреча через два часа. Заседание комиссии, на которой будет обсуждаться проект нужного Постановления через два с половиной часа. Он чисто физически не успевал за это время пополнить кейс деньгами. Звонить кому- то, у кого теоретически с утра могут на руках оказаться такие деньги, конечно можно, но ведь потом придется отвечать на глупый вопрос зачем. Значит получается так, что на тему, которой он отдал несколько месяцев своей работы можно просто махнуть рукой. Деньги то он отдаст, даже вернет заинтересованным лицам какие-то штрафные. Не много, чтобы успокоить. А что потом? А потом все. На своей деятельности можно поставить большой жирный крест. У нас не любят людей, не соблюдающих договор и непредсказуемых в своих решениях. А именно так будет выглядеть ситуация со стороны. Ладно. Уже понятно, что из страны придется валить и по-быстрому. Холдинг, который потеряет такой лакомый кусок бюджетного пирога ведь тоже не оставит его, Николая Сергеевича, без внимания. Точно не оставит. Для них тоже репутация важнее денег. Если тебя как последнего лоха обставляют на последнем метре от финишной линии, то ты лох и есть и с тобой вести серьезные дела никто не захочет. Так что... Так что за собственную шкуру тоже придется побеспокоиться. Куда ехать было. Вернее, лететь. И документы на другое имя имелись. И разные счета в разных банках, позволяющие безбедно и беззаботно прожить лет этак шестьдесят, не думая о деньгах вообще. И даже теоретически оставить своим пока еще не рожденным, но потенциально могущим появиться на свет детям. Тут другое. Ведь если захотят найти- найдут. И не помогут ни смена имени, ни иная страна проживания. Так что же делать то! Хоть в петлю, честное слово.
  И тут в прихожей зазвонил телефон. Николай Сергеевич даже удивился. Городским телефоном он уже не пользовался черт знает какое количество времени. Правда он стоял не для красоты. К нему был подключен интернет и охрана. Но для разговоров всегда был мобильный.
  -Алло! Вас слушают. - сказал Николай Сергеевич, подняв трубку.
  -Ну здравствуй, Коля. Чего голос грустный? - ответили на том конце провода.
  -Вы кто и что вам нужно!
  -Фигово друзей забывать, Горлум!
  -Это...Это ты, Док? А я думал, что тогда...
  -Сиди дома. Никуда не ходи и никому звони. Нет. Впрочем, позвони консьержу предупреди, что к тебе сейчас придут. Я буду через десять минут...
  
  Следующее интересное событие произошло уже не в Москве, а в прилегающей к ней области примерно в ста пятидесяти километрах в районном центре городе Добинка. Городок был не большой, располагался на правом берегу полноводной Клязьмы, окруженный вековыми борами и дубравами. Ничего особенного в истории этого населенного пункта интересного не было. Как и иные города и поселки этого региона он славился своей ткацкой фабрикой, открытой еще в середине позапрошлого века.
   Путешественник впервые попавший в этот город, переехав мост через Клязьму, первым делом попадал на площадь Карла Маркса памятник которому располагался в левой части площади. Молодежь назвала бы это произведение скульптуры не иначе как прикольной. Прикололся местный пролетариат аж в далеком двадцать третьем году прошлого века, собрав деньги на это сооружение к 105-летию своего кумира. О чем думал автор этого памятника и какую траву он курил при проектировании этого сооружения осталось тайной, но его произведение действительно запоминалось. На самой верхушке усеченной пирамиды высотой никак не меньше пяти метров можно было увидеть небольшой бюст собственно Карла Маркса черного цвета. Сам Карл внешним своим видом напоминал цыгана из ближайшей слободки и имел кудлатую основательную бороду и буйную шевелюру. В глазах его пряталась лукавинка, а губы как-то ехидно улыбались. На втором ярусе этого сооружения сидел голый по пояс, атлетически сложенный с прокаченным торсом мужчина в правой руке сжимающий факел и замахивающийся этим факелом на кого-то справа от памятника. Краеведы и люди близкие к искусству до сих пор спорят кого тот мужчина изображает. Одни говорят, что это типа "аллегории революции", другие утверждают, что это скорее всего освободившийся раб. Но это в принципе не суть. Прикол заключался в том, что факел эта "аллегория" держал практически параллельно земле, а огонь факела наперекор всем законам физики был изображен как продолжение собственно факела, то есть тоже земле параллельно. Но если бы огонь горел как ему в общем, то природой предназначено вверх, то бороде Карла пришел бы окончательный трындец. На нижнем по углам пирамиды в третьем ярусе расположились две скульптуры в рост. Правая изображала из себя по всей видимости пролетария, так как на правом плече тот держал внушительного виду кувалду, которые местные почему-то называют ласковым именем "маруся". Левая рука рабочего чуть была отставлена в сторону видимо для сохранения равновесия при попытке удержать такую "дуру" на плече. Слева стоял вероятно крестьянин, так как в руках у него была коса. Что интересно, но многочисленные справочники почему-то называли этого косаря "крестьянкой" хотя все гендерные признаки, включающие бороду, усы и отсутствие чего-то что походило на женскую грудь, определенно указывали на его мужской род. Толщина рук, ног и шеи обеих скульптур были одинаковыми, что говорило о могучем их телосложении.
  Следующим интересным местом городка был местный городской сад. Впрочем, место было для него выбрано очень даже живописное на правом высоком берегу Клязьмы. В саду стояли скамейки, была эстрада и танцплощадка. В темное время суток сад освещался причудливыми фонарями. Зачем на фонарных столбах нужно было размещать плакатики с изображением космонавта в профиль не понятно. Но то бог с ним. А вот за каким моржовым на гермошлем покоритель космоса художник надел лавровый венок- это вопрос. Конечно, наши славные космонавты ребята героические и достойны не меньших триумфов, чем легендарные римские полководцы, которым эти венки и надевали на голову, но этот атрибут тут был явно лишним.
  Центр города где располагалось городское руководство, как ему и положено выглядел превосходно. Площадь была гладко и тщательно заасфальтирована, газоны ухожены, тротуары чистыми. А вот случись путешественнику проехать дальше к окраине населенного пункта, то тот был бы разочарован. И чем дальше от центра уходила дорога, тем общий вид городка напоминал картину известного художника Александра Дейнеки "Сгоревшая деревня". Только ту работу художник делал в далеком 1942 году, а картина, наблюдавшаяся ныне отображала начало двадцать первого века. На самой окраине располагалась районная больница, о которой собственно сейчас и пойдет речь.
  В обшарпанном четырехэтажном здании главного корпуса больницы, на административном этаже в собственном кабинете сидел за столом ее главный врач Петр Иванович Кузнецов, в течение более чем тридцати с лишнем лет, руководивший этой клиникой. Он решил, как капитан тонущего корабля последним покинуть борт, расстрелянного судна.
  Всякое пережила на своем веку эта больница. Но самый пик ее развития пришелся на начало восьмидесятых, когда пока заместителем главного врача, а потом и главным был назначен Петр Иванович. На это место из далекого Красноярска перетащил его, молодого, еще тридцати не было, но опытного врача, его институтский друг, какими то неведомыми путями ставший начальником местного обл.здрава. Хотя почему неведомыми. Папеньку его перевели из Красноярска в Министерство Здравоохранения Союза, а тут уж, как говорится сам бог велел на места ставить свою команду. Петр Иванович взялся за дело рьяно, в первое же заседание партийного и хозяйственного руководства области, поставил вопрос ребром о конкретном ремонте и реконструкции больницы. Даже какие-то рисунки, схемы и чертежи с расчетами продемонстрировал! На удивление все его проекты получили полное одобрямс руководством области, и работа закипела. За два года, в кротчайшие сроки районная больница превратилась из фабрики смерти в идеальное по тем временам лечебное учреждение. Чистые отремонтированные старые корпуса, кирпичный новый, светлые палаты, обустроенные кабинеты, процедурные, операционные, самое современное по тем временам оборудование. В больнице была железная дисциплина, но построена она была не на боязни прогневить деятельного молодого руководителя, а на уважении к его деловой хватке, профессионализму и действительно чуткому уважению к своим сотрудникам. По работе мог спросить очень даже серьезно, но если дело касалось, каких- то личных проблем, то всегда у него можно было найти не только сочувствие и понимание, но реальную помощь. В общем зауважали Кузнецова, как и в районе и в городе, и в области. А все комиссии, которые приезжали из Москвы старались направить к нему в клинику, зная о том, что там всегда порядок такой и чистота такая, что в туалете рожать можно было.
  Флагману районного здравоохранения стало не зазорно заключить договор с одним из московских медицинских вузов на прохождении на их базе врачебной практики студентов. И хоть студенты вносили определенный диссонанс в четкую и отработанную деятельность клиники, но общаться с ними Петру Ивановичу было интересно, да и по возрасту он всего лет на десять был их старше. Особенно ему как-то запомнилась группа практикантов, приехавшая в клинику где-то в середине восьмидесятых годов. По началу она особо не отличалась от предыдущих прошлогодних. Встретив ребят, он провел их по больнице, по всем отделениям, показал из далека правда, операционные, родильное отделение. Провел экскурсию по пищеблоку.
  Пищеблок был первым местом в клинике, где железной рукой Петр Иванович навел порядок. В первый же день работы в должности главного врача он зашел на пищеблок, поковырялся в котлах с приготавливаемой пищей, поморщился от специфического запаха, а вечером возле дыры в заборе вместе с местным участковым задержал четырех теток из работниц кухни першихся домой с набитыми сумками. На следующий день персонал пищеблока был в полном составе уволен. Набрал новых сотрудников и предупредил, что проверять работу будет лично. С тех пор в питании больных произошли разительные перемены. Проблем с продуктами не было, так как районное, а то и бывало областное руководство не чуралось полечить в местной больнице своих родственников.
   После проведенной экскурсии он провел их в свой кабинет на административном этаже главного корпуса, рассадил и стал рассказывать, чем им тут придется заниматься. Юные коллеги внимательно слушали, представляя себя уже в качестве операторов за операционным столом или дежурными по отделениям. А тут действительно для молодых врачей было широкое поле деятельности. В том же приемном покое. Ну где, скажите на милость, в Москве может поступить больной, бедро которого корова прободала? Ребята слушали внимательно, задавали вопросы. А два парня, один высокий с загорелым лицом, а второй пониже, полноватый с густой копной кудрявых волос что-то постоянно между собой обсуждали. Когда все вопросы казалось были бы обсуждены и Петр Иванович готов был распустить ребят, чтобы те шли устраиваться в местное общежитие, высокий парень поднял руку.
  -Разрешите вопрос, Петр Иванович?
  -Разрешаю, - усмехнулся главный врач, а про себя подумал, как в армии прям: "разрешите". - Только представьтесь пожалуйста.
  -Максим Вахрамеев, - сказал он, потом видно вспомнив, предыдущую инструкцию, добавил: - Алексеевич. В смысле Максим Алексеевич Вахрамеев.
  -Ну и в чем ваш вопрос, Максим Алексеевич?
  Он ожидал, что парень начнет спрашивать о том, когда им самим можно уже будет оперировать или какие-то иные манипуляции с больными проводить. Он привык к таким вопросам.
  -Петр Иванович! А где тут можно рыбу половить?
  Петр Иванович чуть не поперхнулся чаем, который прихлебывал из стакана. Но взял в себя в руки.
  -Так, коллега, река Клязьма в двухстах метрах от больницы.
  -А это вы тут отловили? - поинтересовался Максим кивая на фотографию на стене кабинета
  -Нет, это в Красноярском крае, На Мане реке. С тайменем в Клязьме не очень, - усмехнулся Петр Иванович. -Это все, что вас пока в нашей больнице заинтересовало?
  -Нет, Петр Иванович! Больница у вас просто шикарная. Я такую только в спецкорпусе Боткинской видел, а у вас обычная районная. Честно скажу ожидал другого и похуже. Я почему спросил? Время же будет у нас свободное вот и почему с удочкой где-то не посидеть?
  -Понятно. Ну все, коллеги, я вас не задерживаю. Все вопросы вроде обговорили. Если что, я вашего куратора еще дополнительно проинструктирую по графикам дежурств и по циклам практики.
  "Надо будет к этим двоим присмотреться"- решил для себя Петр Иванович. "Самостоятельные очень. Как бы чего не учудили. За такими глаз и глаз."
  В принципе за практику студентов отвечал приехавший с ними сотрудник института, а во время прохождения циклов терапии, хирургии или акушерства- заведующие соответствующих отделений. Самостоятельности во всяком случае первое время у ребят практически не было. Что и правильно.
  Первое время все проходило спокойно. Молодые врачи увлеченно трудились в различных отделениях и нареканий на их деятельность пока не поступало. Первый свисток раздался, когда эта парочка первый раз дежурила по терапии. Нет. Все прошло спокойно. Даже старшая сестра сказала, что ребята, сделав обход, померили кому надо давление, уселись в ординаторской и играли там в нарды. За всю ночь ни один больной не потревожил покоя ни сестер, ни врачей. Отделение спало как убитое. Больные даже благодарили персонал, что де вот им московские врачи какие хорошие таблетки дали. Ночью ничего не болело!
  -Какие таблетки? - удивился тогда Петр Иванович. - Ну ка пригласите этих эскулапов ко мне.
  Когда эта парочка через десять минут вошла в кабинет, Петр Иванович головой кивнул им на стулья возле своего рабочего стола, сам сел в кресло.
  -Ну, колитесь, помощники смерти, чем больных накормили, что они у вас всю ночь спали как коней продавши? И только вот, предупреждаю сразу, не надо мне тут рассказывать, что вы их там своим московским шармом так обаяли, что те проникнувшись, в каталепсию впали.
  -Не было никакой каталепсии, Петр Иванович! - сказал Максим. - Ну дали особо тревожным по пол таблетки амитриптилина и все. Таблетки на посту взяли...
  -Вы не понимаете, да? Какой к чертовой матери, амитриптилин? Он был им назначен? У лечащего врача вы проконсультировались? Вы что себе позволяете в конце концов!
  -Да нормально все Петр Иванович, - начал второй.
  -А вы хоть бы представились, юноша! - закипая сказал главный врач.
  -Снегирев. Андрей Владимирович, - представился тот. - Петр Иванович! Я вас уверяю, все под контролем было. Я же в институте уже два года в студенческий научный кружок при кафедре кардиологии хожу. Мы с Максом, в смысле Максимом Алексеевичем, все истории внимательно посмотрели, все экг проверили, анамнезы изучили. Кому было противопоказано, тем понятно дело не дали. Почему ваши врачи этот препарат не назначают, хотя бы в щадящей дозе- не знаю...
  -Не знают они...Понаехали на мою голову академики...
  -Понимаете, Петр Иванович, наша вина только в том, что мы соответствующую запись в историях не сделали. В прописьденях...
  -В чем???!!!
  - А вы не знаете разве? Ну, когда больной поступает- пишется записьдень, когда лечится- прописьдень, ну а когда выписывается выписьдень соответственно.
  -Ну как с вами бороться, прикажите, - сбавил пары главный врач, отсмеявшись. Он любил добрую шутку, сказанную вовремя. - Я вам говорю, вернее нет. Приказываю! Никакой самостоятельности. Кружки, наука- это хорошо конечно, кто спорит. Ну практике вы не знаете. Нюансы есть всякие. Тот же амитриптилин. Он подучетный препарат. Теперь заведующей отписываться придется. Беда с вами. Идите. Хотя нет...Чаю хотите? Сейчас заварю. Как с рыбалкой то? Ходили?
  -Да так, Петр Иванович, пробежались пару- тройку раз. - ответил Максим. - Несколько подлещиков, плотвички, ерши...Пока ничего серьезного. Изучать надо вашу речку. Не простая она.
  -Да, к ней еще приноровиться надо. Ну ничего. Времени у вас еще будет. Это ты так на рыбалке загореть успел, Максим Алексеевич?
  -Да я в общем то с весны на воде стараюсь почаще бывать. А лицо и кожа у меня быстро солнышко ловят.
  -Ты я смотрю постарше ребят. После армии поступил?
  -Нет. Восстановился после нее.
  -А где служил?
  -А на юге, в санчасти два года оттащился... Нормально.
  -Я вот о чем еще хотел вас предупредить да не успел при первом разговоре. Вы то с местными тут поосторожней. Все-таки сто первый километр. Сами понимаете. С ними лишний раз знакомится не стоит.
  -Уже. - тихим голосом сказал Снегирев.
  -В каком это смысле "уже"? Что поцапаться успели? Вы совсем что ли без ума?
  - Да все нормально, Петр Иванович! - начал успокаивать Вахрамеев. - Тут на той недели девчонки наши из группы пошли купаться. Пляж же рядом, прямо считай напротив больницы. А мы с Дроном...Ой, простите, с Андреем Владимировичем, чуть ниже по течению пытались жерешка на спиннинг поймать...
   -И что?
  -Да не получилось. Что-то мы так делаем...Надо блесны подбирать, скорость проводки...
  -Я не про жереха тебя спрашиваю! Что там с местными?
  -А... Да к нашим девчонкам на пляже два "синяка" стали подкатывать. Руки распускать. Ну мы с Андреем Владимировичем подошли и... в общем те поняли свою ошибку и сказали, что больше не будут...
  -Что так прям и сказали?
  -Ну не сразу конечно. Поработать пришлось. Привести веские доводы.
  -И что? Они вас послушали?
  -Когда Дрон, в смысле Андрей Владимирович, одному плечо вправляли, в смысле плечевой сустав, тот проникся...
  -Вы понимаете, Петр Иванович, у нас же, как вы правильно сказали, практики мало, - стал прояснять ситуацию Снегирев. - У меня только с четвертого раза получилось ему сустав вправить...
  -А тот, второй, который? - спросил главный врач.
  -Ну вы опять правы, клиницисты из нас пока не очень. Там, по-моему, посттравматический орхоэпидидимит. Но тут я не уверен. Тот уполз быстро. Шустрый такой...- прям с явным сожалением, что ему не удалось продемонстрировать свои врачебные таланты, сказал Андрей.
  -Ребят! Вы случаем не с Луны сюда свалились? Вы не понимаете, что в городе произойдет? Они же с вами такое могут тут устроить...
  -Уже. - снова тихим голосом сказал Снегирев.
  -Как уже. Что уже?
  -Да не волнуйтесь вы так, Петр Иванович! Все нормально. - снова попытался успокоить того Максим. - Я три дня назад в Москву позвонил и ко мне сюда пару моих ребят из санчасти, в которой я служил подъехали. Они у нас санитарами были. Ну мы с ними в ихнюю черешню и сходили...
  -На "малину" что ли? - изумился главный врач.
  -Ну пусть на "малину"... В общем пообщались немного. Их главный, Петюня кажется, матерью поклялся, что никого из нас не тронут и вообще никого из больницы.
  -Что так? Прям взял и согласился?
  -Ну не сразу конечно. Но людей ведь всегда убеждают убедительные доводы! Наши доводы были более убедительные.
  -А другие ваши ребята, что не в курсе были?
  -Почему же не в курсе? - даже как-то с обидой в голосе сказал Снегирев. - Мы с Андреем Константиновичем, Дмитрием Ивановичем, Соломоном Яковлевичем и Михаилом Вахтанговичем тренировались в выносе раненых с поля боя и доставкой в медицинский пункт полка в качестве которого было выбрано приемное отделение вашей больницы. Мы это на военной кафедре проходили...
  -Вы очумели все тут как мне кажется. Санитары какие-то к ним тут приезжают... В МПП играют. Точно проблем не будет? А то я сейчас в областное МВД позвоню, они тут быстро порядок наведут?
  -Не надо, Петр Иванович никому никуда звонить. Действительно все нормально. Не беспокойтесь.
  -Ладно идите... И смотрите у меня...Амитриптилинщики!
  Выпроводив ребят из кабинета, Петр Иванович попросил пригласить к нему заведующего травматологией. Когда тот пришел, главный врач у него спросил:
  -А скажи мне Егор Сергеевич, не было у нас в больницу, а именно в твое отделение большого поступления в начале недели. Что-то мне кажется я упустил.
  -Да было, Петр Сергеевич. Позавчера во второй половине дня ближе к ужину. - Егор Сергеевич достал блокнот. - Так...Это в понедельник...Ага...Вот. Четыре человека с переломами плеча и предплечья разной степени тяжести, один с переломом бедра и оскольчатым переломом кисти, один с переломом голени, открытым кстати, одного отправили в область со сложным переломом челюсти, один в хирургии с разрывом барабанных перепонок и сотрясением головного мозга. Еще было несколько человек с ушибами мягких тканей, но мы их не госпитализировали по причине их отказа.
  -А наши практиканты никакого к этому поступлению не имели отношения?
  -Напротив, Петр Иванович! Они как раз рядом проходили, когда у местной шпаны в доме что-то случилось. Это же буквально в метрах ста от больницы, в слободке. Вот они и помогали пострадавшим к нам в больницу добраться. Даже скорую не вызывали. Молодцы ребята! Все грамотно делали...
  Отпустив заведующего травмой, Петр Иванович помнится тогда задумался. "И что же это за такая лихая санчасть получается?" После доклада Егора Сергеевича, сомневаться в словах этих практикантов уже не было никакого смысла. Косвенные подтверждения на лицо. "И ведь не побоялись, черти, в самое пекло залезть, отметелить всю эту гопоту и самим без всяких ни то что ран, даже царапин оттуда уйти". Он тогда представил себя на месте этих ребят и почувствовал какую-то неуверенность в том, что случись вот именно с ним такая коллизия, он, потомственный сибиряк, крепкий мужик и совсем не трус по жизни, стал бы поступать таким образом. "Да веселая судя по всему была служба у этого Максима. Ну и понятно, на каком юге тот служил и где успел солнышка нахвататься". Главный врач и по роду своей деятельности, да и просто в жизни уже сталкивался с молодыми ребятами, вернувшимися из, только тогда появившегося термина, горячей точки. И по его опыту этих пацанов можно было разделить на две категории. Первая- это какие-то забитые, с потухшими глазами, абсолютно пассивными люди и вторая, напротив, мужики с буйным нравом, орущими где надо не надо, что они кровь мешками проливали, к месту и не к месту рассказывающие о богатом боевом прошлом. Максим, что странно ни к одной категории не принадлежал. Хотя, Петр Иванович себе признавался, что не особо владеет материалом.
  После этой встречи главный вольно или не вольно внимательно следил за деятельностью именно этих молодых докторов. И в общем то шло все нормально, если и были какие-то ошибки, то скорее в организаторском плане, а не лечебном. Вот юный доктор Снегирев отличился на утренней врачебной конференции, докладывая об итогах ночного дежурства в приемном покое. Нет, ну надо так фразу построить! "В двадцать два пятнадцать поступил больной с настораживающей фамилией Померанцев с закрытой травмой черепа. Через пол часа пострадавший приказал долго жить...". После того как зал оторжался, а иного термина к проявлению такого бурного веселья коллегами, назвать было нельзя, Петр Иванович, разразился гневной репликой по поводу врачебной этики, попросив умерить свой цинизм как практикантам, так и врачам с большим стажем. Хотя сам, уже в кабинете, в волю посмеялся над таким докладом.
  Случались и мелкие ошибки практикантов, ставших достоянием гласности. Как-то проходя по коридору отделения гнойной хирургии, внимание его привлек жизнерадостный громкий смех, доносившийся из ординаторской. Так как отделение, в котором этот смех раздавался, занималось в общем то более чем серьезными патологиями, то причину такого веселья Петр Иванович решил узнать лично, войдя в ординаторскую. Перед его глазами предстала картина: на диване потупив очи долу сидела знакомая парочка. Кроме нее в ней находился не только сам заведующий этим отделением и его врачи, но и сотрудники отделения обычной хирургии, расположенной этажом выше. Причина смеха стала понятна после доклада зав. отделением. Суть его сводилась к тому, что впервые в истории больницы был использован лазер для проведения операции. Инициаторами выступила естественно эти два юных дарования, уговорив заведующего разрешить им удалить бородавку на носу у одного пациента. "Все равно у вас этот лазер без дела стоит..."- была основная мотивация докторов. Добро они получили. "И вот завозят эти два эскулапа больного в операционную"- рассказал заведующий отделением, -"пациент на каталке, нос его пластырем замотан кроме операционного поля. Ну вот эти светила лазерной хирургии сами в стерильных халатах, в масках, важные такие, берут лазер- доктор Вахрамеев собственно сам лазер, а доктор Снегирев в качестве ассистента трубку для отвода воздуха. Девчонки им свет настроили. Ну а я в предбанники стою. Интересно как там у ребят получится. Так вот, доктор Вахрамеев говорит своему ассистенту: - Дрон, аппарат? - Двести, - тот ему отвечает. -Норма! И уже пациенту: - Дедушка вы тут потерпите, больно не будет, как комарик укусит! И нажимает педаль установки. Дед как зашипит, застонет! Я у них спрашиваю: - Ребят! А вы хоть новокаинчиком то обезболили. Эти двое друг на друга посмотрели, плечами пожали. -Нет, -отвечают. Блин...Так эту бородавку деду на живую и того... удалили к чертовой матери минуты за две."
  -Ну и как сам пациент отреагировал на эту операцию?
  -Вы знаете, Петр Иванович, да, по-моему, он вообще не понял, что произошло. Думал, что так и надо. В палате давно уже, состояние удовлетворительное.
  - Все ясно. Вам как заведующему выговор, а этим двум пока устное внушение. Куратору их докладывать пока не стану, а там посмотрим...
  Но тут влез Вахрамеев: -Петр Иванович! А при чем тут заведующий? Это же наш с Дроном, в смысле, с Андреем Владимировичем косяк. Мы и должны отвечать по полной программе....
  -Вспомните, Максим Алексеевич, что я вам говорил еще в начале вашей практики- за все ваши, как вы их называете, косяки, отвечает зав. отделением.
  Но несмотря на разгон, устроенный главным, шутка "Дрон! Аппарат? -Двести! - Норма..." за день успела разнестись по больнице и уже на следующий день персонал клиники по делу или не очень кругом ее применял.
  Да... Веселые были ребята. Даже как-то было грустно с ними расставаться. Как они там сейчас?
  Из воспоминаний Петр Сергеевич вернулся мысленно в настоящую безрадостную реальность. Да, многое пережила больница за последнее время. Начало девяностых годов, политика "шоковой терапии" Гайдара, гиперинфляция, либерализация цен, безудержный рост стоимости продуктов питания конечно сказались на состоянии больницы. Сильнее всего все эти "реформы" ударили по ее сотрудникам. Конечно никто не голодал. Благо практически все были местные и имели огороды с парниками, держали кур, кроликов или иную живность. После дежурств персонал бежал на "вторую смену"- возделывать свои участки. Тем и спасались. Кузнецов даже припомнил, что их больнице, как и прочим в районе, стали выдавать так называемую "гуманитарную помощь". В профкоме делили по отделениям банки с ананасами, консервированными овощами и сосисками. Запад платил за то, что его страна стала на действительно демократический путь развития. Деньги обесценивались на глазах. Градообразующее предприятие, которым был ткацкий комбинат, дышало на ладан. Работницы этого предприятия, что бы заработать хоть какие деньги воровали с него ткань и дома на машинках шили постельные комплекты, которые продавали в Москве возле вокзалов или перекупщикам, приезжающим в их городок.
   К великому огорчению Петра Ивановича, больницу стали покидать врачи. В основном молодые специалисты. Их можно было понять. Даже если они и сутками не покидали клинику, то все равно денег на жизнь заработать было не просто. Зарплату сжирала инфляция и постоянный рост цен. А семьи надо было как-то кормить. Кузнецов не осуждал их, прекрасно понимая мотивацию, но предложить, что либо, что могло оставить ребят на прежнем месте работы просто не мог.
  Но как-то ведь пережили эти сложные времена. И в начале двухтысячных и последующее десятилетие жизнь больницы ни чего особо не омрачало. Конечно, хотелось, чтобы и заработок врачей и персонала был побольше и оборудование менялось почаще. Ну да ладно. Больница вновь стала лидером областного здравоохранения, а Кузнецов получил звание "Заслуженного врача Российской Федерации".
  Но то что происходило сейчас, просто не укладывалось в голове. Складывалось впечатление что здравоохранение района целенаправленно уничтожали. Особенно в последние пять лет. Хотя население за это время числом прибавилось, а на время летнего сезона за счет дачников, как с областного центра, так и со столицы в виду повальной автомобилизации граждан, даже удваивалось. Закрывались фельдшерско-акушерские пункты в селах, снижался штат врачей, урезались ниже низкого сметы. За чем-то уполовинили штат местной "скорой". Нет. В больницу периодически поступало на замену устаревшему более новое оборудование в небольшом, правда, количестве, но тем не менее. Но денег на закупку тех же расходников для клинической лаборатории и многих лекарств не выделялось. Зато в небольшом городке появилось аж две платных лаборатории, где делались анализы какие только мыслимые или немыслимые, а также аж пять аптек в довесок к тем что были и четыре аптечных пункта.
  Кузнецов конечно пытался разобраться в такой "не любви" областного руководства к теме здравоохранения. Но чиновники отделывались пустыми разговорами о недофинансировании отрасли из федерального бюджета или иными пустяковыми отговорками. Узнать настоящую подоплеку происходящего у него уже не было у кого. Товарища, который и перетащил его в свое время на пост главного врача Добинской больницы, еще десять лет назад перевели с повышением в Федеральное министерство на высокий пост, с которого тот слетел через год, оказавшись причастным к какой-то афере с томографами. Вообще сама система закупок его жутко раздражала. Постоянно толкущиеся в приемной "гонцы" от различных фирм ничего кроме чувства брезгливости у него не вызывали. Но закупки надо было делать, да и "живые деньги" тоже в бюджете были не лишними. Петр Иванович поставил на пост зама по экономики своего давнего приятеля с поручением вести дела аккуратно, особо не зарываться и докладывать регулярно о предложениях коммерсантов. Ну а о потребностях больницы он и так знал. Другу своему он верил, да и в маленьком городке утаить от соседей и знакомых вдруг повысившееся благосостояние практически было невозможно. Деньги шли, как любил говорить сам Петр Иванович, "на поддержание штанов" своих сотрудников. Ну ведь смешно, если заведующая клинической лабораторией, женщина с более чем четверть вековым стажем, получала официальную зарплату в одиннадцать тысяч рублей. Да и "в живую" заплатить тому же слесарю или водопроводчику, или иному ремонтнику было проще, чем официально заключать договора.
  Постоянно приходилось собачиться с проверяющими из пресловутого ОМС. Те штрафовали направо и налево за любое нарушение стандартов в лечении той или иной патологии. Но не объяснишь же этим придуркам, что болезнь не подходит под понятие стандарта, а медицина- это "не оказание услуги", а целая отрасль как науки, так и практики. Бесполезно. Юрист больницы не вылезал из судов. Сотрудники постепенно разбегались, устраиваясь работать в областные ЛПУ или ездили вахтенным методом в Москву. Больница пустела прям на глазах. Все письма в область, в Москву и даже чуть ли не в администрацию Президента, оставались без ответа.
  И вот в течение последнего года упорно стали появляться слухи, что его больницу все же прикроют. Что мол областное начальство посчитало, что для района одной будет и так за глаза. Другой больницей была небольшая клиника, располагавшаяся практически на Московской трассе. Вопрос куда ехать больным и как лечить свои болячки жителям городка, да и его окрестностей, чиновников по-видимому не волновал. Видно заповеди незабвенного Артемия Филипповича из бессмертного "Ревизора" Гоголя легли в их душах на благоприятную почву: "Человек простой: если умрет, то и так умрет; если выздоровеет, то и так выздоровеет". А полгода назад, как ему рассказывали, появился на своей исторической родине Коля Горумов, сын покойного уже главного бухгалтера местного строительного треста, по слухам поднявшийся до каких-то небесных высот в Москве. Говорили, что с Колей приехала целая кавалькада дорогущих иномарок, остановились рядом с больницей. Коля что-то там рассказывал, обращая внимание внимающих ему попутчиков как на больницу, так и на шикарный вид на реку Клязьму недалеко от больницы протекающей. Сам разговор не продолжился более десяти минут, и кавалькада развернувшись улетела в сторону Московского шоссе.
  Знающие люди поведали Петру Ивановичу де мол у власть имущих областных господ созрело мнение на месте больницы устроить или элитный коттеджный поселок или какой-то загородный клуб. На вопрос главного врача, как вообще возможно перепрофилировать такой объект, знающие люди посмотрели на него как на ребенка и популярно объяснили, что для людей, имеющих большие деньги - это даже не проблема, а так не заслуживающая внимание мелочь.
   И вот сегодня, вот прямо сейчас на заседании комиссии в областном центе должен был бы решен окончательный вопрос по его больнице. Итогом должно было стать выпуск проекта Постановления, что и как тут будет на месте больницы построено.
  Петр Иванович стоял у окна и смотрел на старые корпуса с облупившейся краской, на заросшие дорожки, ржавые трубы котельной и пищеблока. В груди что-то щемило. И тут раздался звонок его мобильного телефона. Петр Иванович удивился, в это время по идее ему никто должен был звонить, так как этот номер был как бы личным, семейным. "Может кто-то уже узнал, чем там в области все закончилось и спешит "обрадовать"- подумал он, отвечая на вызов.
  -Петр Иванович? - раздался в трубке незнакомый голос.
  -Да! С кем имею честь?
  -Петр Иванович! А рыба у вас в Клязьме еще клюет?
  -Какая рыба, какая Клязьма! Вам что нужно, - чуть ли не прокричал Петр Иванович в трубку.
  -Успокойтесь, товарищ, главврач. Вы в свое время более спокойно на такой же подобный мой вопрос ответили. - произнес голос с ехидцей.
  -Постойте... Черт! Ведь только же что вспоминал... Максим! Ты что ли?
  -Узнал, узнал старый... Я даже не надеялся...
  -Максим! Я очень рад тебя слышать... Как твой друг поживает?
  -Да нормально все... Вот встретимся все более подробно расскажу...
  -Максим, ты знаешь у нас такое тут творится...
  -В курсе, Петр Иванович, потому и звоню. Про сегодняшнее заседание в области просто забудьте. Его не будет. Вернее, будет, но по другой теме. Больницу будем подымать заново, кое - чего добавим...
  -Ты серьезно, Максим? Такими вещами не шутят...
  -А я и не шучу... С Божьей помощью все поправим... Я к вам послезавтра подъеду с утра, предварительно позвонив...
  -Богом это ты у нас что ли выступать будешь? - пошутил Петр Иванович.
  -Не...До Бога мне далеко... Я только его обязанности исполняю....
  
  
Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) Kerry "Копейка"(Антиутопия) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"