Поночевный Игорь Васильевич: другие произведения.

Лизочка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если честно, я вот не поклонник Хармса. Его традицию (как и платоновскую, и булгаковскую) считаю довольно рискованной в нашей литературе. Всегда есть соблазн за игрой фантазии или языковыми нарочитостями скрыть простое неумение чувствовать глубоко и писать точно. Три эти традиции так обросли графоманскими текстАми, что почти погребли под собой своих великих предтеч. "Лизочка" — удивительная, на мой малопросвещенный взгляд, повесть. Думаю, это один из лучших и виртуознейших текстов на нашем безбрежном сайте. В нем Поночевный те-се-зе держит экзамен на звание профи и с блеском его выдерживает. Судите сами: взять героев и ситуации прозы Хармса, его интонацию, самый его дух, — и создать абсолютно СВОЙ мир! Мир Хармса сюрреалистичен — мир повести "Лизочка" воспринимается как крутой реал. Здесь веришь всему: и точным деталям питерского быта 20—30-х гг., и жизненной достоверности каждого героя. Сама ситуация оказывается не сюрным ужастиком, а совершенно правдоподобным —нет, не триллером, а просто повестью "про жизнь совсем хорошую". В этом шаге из сюра в реал есть глубокая правда истории. Шестидесятники шутили: "Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью!" Весь 20 век у нас только этим и занимались. Не литераторы — население всей страны. Вот и стала "Лизочка" эхом Хармсовского прозрения. Валерий Бондаренко.

  На дворе стояла прекрасная погода. Инженер электрических железных дорог Иван Яковлевич Берлянд доделал чертеж, свернул его в трубочку и поехал в ГлавСтройСнаб на совещание, разрешив Алине сводить Лизочку в Летний сад погулять.
  
  Няня поела колбасы, выпила рюмку венгерской водки из графина в буфете, щелкнула ногтем по клюву канарейку, одела Лизочку в кремовое платье с цветочками, зашнуровала ей белые банты, натянула на Лизочкины ножки розовые носочки, застегнула красные туфельки, взяла девочку за руку и вышла с ней из квартиры инженера Берлянда, закрыв замок двери большим немецким ключом на шесть оборотов.
  
  Лизочка шла с няней по Литейной улице и смотрела по сторонам. Шумная и пыльная улица проворно двигалась грохочущими трамваями, автомобилями и экипажами в сторону Невского проспекта. Часть пешеходов на тротуаре останавливалась и оборачивалась вслед Лизочке, рассматривая ее платье. Платье было само - кремовое, а розочки на нем - фисташковые. Одна дама на углу Симеоновской улицы, нагнувшись, чтобы расшнуровать ботинок, громко сказала: -- Посмотри, Жорж, какая симпатичная маленькая девчурочка, просто прелесть!
  
  Алина двигалась быстрым шагом, отчего Лизочка едва поспевала за ней. Они так быстро перешли через Фонтанку, что Лизочка не успела посмотреть, как мальчишки кидались палками по бутылке в воде, прошли Цирк и миновали Михайловский замок, около которого прогуливалась старушка с двумя одинаковыми маленькими беленькими кошечками с розовыми ленточками на шеях. Лизочка хотела остановиться и посмотреть на кошечек, но няня дернула ее за руку: -- Лизка! Нечего на каждую кошку останавливаться.
  
  Проходя по аллее, Лизочка пыталась туфлей зацепить как можно больше камней.
  -- Перестань сейчас же! -- кричала няня, торопя Лизочку и таща ее за руку. Алина и Лизочка вошли в Летний сад и быстро-быстро направились вглубь сквера к деревянной скамейке, на которой сидел, закинув ногу на ногу, моряк с газетой в руках.
  
  Рядом с военным лежала вверх ногами его фуражка, а в ней - булка с маслом. Моряк, читая газету, разламывал белый хлеб и кидал его голубям. Вот он, увидев Лизочку и няню, в виде приветствия поднял обе руки вверх. Алина улыбнулась, поправила юбку, повернула к себе Лизочку, наклонилась к ней и зашептала: -- Играйся в песке и никуда не смей уходить. Поняла?
  
  Лизочка, глядя в сторону, кивнула няне головой, выдернула руку и побежала к песку.
  -- Лизка! Не смей ходить к воде! -- крикнула ей вдогонку Алина и села рядом с военным. Моряк отставил газету на булку, взял Алину за ладонь, другую руку положил на девичью выпуклую грудь и поцеловал няню в рот. Алина зажмурила глаза и забыла обо всем на свете.
  
  Лизочка села на корточки в песке и стала строить крепость, как на картинке в азбуке. Лизочка сделала центральную башню, соорудила два флигеля справа и слева из песка и щебня, из щепочек устроила ворота, из грязи вывела ров, а за рвом выложила дорогу из камешков.
  
  Но тут Лизочке надоело строить крепость, и она пошла к пруду, где плавали лебеди. Потом Лизочка стала искать букашек в траве и тыкать в них прутиком. Она поймала муху, оторвала ей крылья, чтобы муха не улетела и посадила ее в темницу, в башню замка. Затем Лизочка покормила муху травой и листьями. Потом Лизочка стала царапать кору дерева камешком и давить муравьев, чтобы они не мешали дереву расти.
  
  И тут вдруг Лизочка увидела черную лохматую собачку. Лизочка подошла к собачке, вытерла руки о платье и погладила песика по спине. -- Кус, кус! Голос! Гав, гав! Лежать! Кус, кус! -- Стала командовать она собачке, но песик только испуганно посмотрел на Лизочку, и медленно потрусил по дорожке.
  
  Лизочка двинулся за Черным песиком следом. Песик выбежал из Летнего сада и Лизочка пошла за ним. "Это теперь будет моя собачка": -- решила Лизочка. Собачка перебежала по мостику канавку, и Лизочка тоже перешла через канавку, собачка побежала по тротуару и Лизочка тоже побежала по тротуару, собачка спотыкнулась о палочку и Лизочка тоже спотыкнулась о палочку, собачка ударилась о тумбу, а Лизочка тумбу обежала.
  
  Толстая продавщица мороженого, стоящая с тележкой напротив булочной, увидев Лизочку, крикнула: -- Куда так быстро?
  Собачка остановилась около фонарного столба, гавкнула на дворника, поливавшего из кишки тротуар, посмотрела внимательно на Лизочку и побежала дальше.
  
  Тут собачка завернула в арку и Лизочка пошла следом, во двор дома, но навстречу девочке внезапно вышла Лошадь, запряженная в телегу. Лошадь посмотрела на Лизочку тупыми лошадиными глазами, что-то пережевывая во рту, и вдруг, скаля коричневые зубы, громко и страшно захохотала. Лизочка испугалась, быстро-быстро заморгала голубыми глазками и заплакала.
  
  В арке от стены на Лизочку надвинулась тень. -- Вы чего это тут плачете? -- сказала тень. Лизочка повернулась и увидела перед собой горбатую карлицу, с головой, повязанной большим ситцевым платком в горох. Карлица внимательно осматривала Лизочкино платье с фисташковыми цветочками. Она оборотилась направо, оборотилась налево и крепко взяла Лизочку за руку: -- Лошади испугались? Не боитесь, не зашибет. Вы чья?
  
  Лизочка заплакала еще громче. -- Не плачьте, барышня, -- сказала карлица и спросила: -- Вы без мамы?
  Лизочка, не переставая плакать, кивнула ей.
  -- Ну так я сейчас барышню к маме отведу, домой. Живо найдем маму.
  
  Горбунья, скоро посмотрев по сторонам, повела ее в подъезд дома.
  -- Я не здесь живу, -- сказала Лизочка сквозь слезы.
  -- А мы тут с тобой насквозь пройдем.
  -- Не хочу! -- закричала громко Лизочка.
  
  Сзади послышались голоса.
  Бабушка сжала пальцами шею Лизочки и громко сказала:
  -- Ну, Маша, не капризничай. Промочила ноги, так пойдем скорей домой
  кисель есть.
  -- Я не Маша, я Лизочка, -- сказала девочка.
  
  Карлица ввела Лизочку на второй этаж парадного.
  -- Я не хочу, -- захныкала Лизочка.
  -- Цыц, -- зацыкала на девочку карлица в гороховом платке, делая страшные глаза, стуча зубами и не отпуская Лизиной руки. Подталкивая Лизочку вперед, она затащила девочку на третий этаж, поставила перед собой и велела ей поднять руки. Быстрыми движеньями гарбунья расстегнула на Лизочке платье с цветочками, прислушиваясь, не идет ли кто по лестнице.
  
  -- Сымай живо!
  Лизочка громко заревела.
  -- Ну-ка, замолчи быстро! А то как дам! Вот я тебя!
  Вмиг с Лизочки сняли кремовое платье с цветочками. Карлица свернула платье в узел, и, посмотрев на Лизочку, сказала: -- Теперь рубашку скидывайте. Ну!
  Лизочка плакала, закрыв лицо руками.
  
  Карлица скрутила Лизочкину рубашечку и посмотрела на Лизочкины красные туфельки. Вдруг внизу хлопнула дверь, и кто-то стал подниматься по лестнице. Воровка в гороховом платке сделала страшное лицо и, сказав: "Пикнешь - голову оторву!", быстро пошла вниз. Лизочка перестала плакать. Кто-то дошел до второго этажа, остановился на площадке, громко вздохнул, зазвенел ключиками, кашлянул, отворил замок, высморкался и хлопнул дверью.
  
  -- Аглая, -- закричал мужик во дворе, -- Долго я тебя ждать-то буду?
  Малость погодя хлопнула подъездная дверь.
  -- Сторонись, -- крикнули на улице, зацокали копыта по булыжнику и заскрипела несмазанная тележная ось. В подъезде стало тихо. Лизочка стояла на площадке третьего этажа и не знала, что ей делать.
  
  Лизочка почесала одной ногой другую ногу, подошла к окну и выглянула во двор. Никого не было. Без рубашки и платьица было холодно. "Где же няня? Ну почему, почему она не идет?" Лизочка снова заплакала. Дверь в подъезде снова стукнула: бом-м-м и по лестнице стал кто-то подниматься.
  
  Некто, насвистывая, быстро шел наверх. Лизочка закрылась руками - она была только в штанишках, носочках и туфельках. На лестнице появился мальчик, лет десяти, одетый в полосатый клифт.
  
  -- Футы-нуты, -- сказал мальчик, не останавливаясь, а только повернув голову, -- Ты чего на лестнице голая делаешь?
  Лизочка, ничего ему не ответив, а просто пошла по лестнице вниз.
  -- Тоже мне, -- сказал мальчик, сплевывая в пролет лестницы. Поднявшись на четвертый этаж, он что есть силы заколотил ногой в дверь квартиры Љ 47. Дверь медленно отворилась, оттуда высунулась волосатая рука, отвесила стучавшему звонкую оплеуху и втянула мальчика внутрь. Затем дверь резко захлопнулась.
  
  Лизочка шла по ступенькам и плакала. Когда она достигла первого этажа, из квартиры Љ 38 вышел маленький старичок. Маленький старичок был маленького роста. На голове у старичка была старенькая соломенная шляпа, на плечах - мышиного цвета сюртучок без пуговиц; под сюртуком оказалась бабочка, на волосатом носу старичка были золотые очки без одного стеклышка.
  
  -- Что тут делает маленькая голенькая девочка? -- спросил старичок.
  -- Я домой хочу, -- сказала Лизочка и снова заплакала.
  -- Девочка-девчушечка зачем вы плачете? Не плачьте, барышня. Пойдемте со мной, я угощу вас конфеткой.
  -- Нет! К папе! -- громко сказала Лизочка.
  -- Сейчас, сейчас, найдем вашего папу, и маму найдем, и домой приведем. Тю-тю-тю.
  
  Старичок дрожащими руками подтолкнул Лизочку к квартире Љ 38. Он хватал девочку то за щечки, то за волосики, то за плечики, то за спинку, то за ушки, то за ручки, придвигая Лизочку к двери.
  -- Не хочу! -- заверещала Лизочка.
  -- Зю-зю-зю, -- сказал маленький старичок.
  
  -- Домой хочу, -- плакала Лизочка.
  -- Тю, тю, тю -- вымолвил маленький старичок.
  -- Нет! - закричала Лизочка.
  -- Бу, бу, бу, -- сказал маленький старичок, затыкая Лизочке рот.
  
  Он покопался у двери, долго отпирая ее, приподнял Лизочку в воздух, перенес девочку через порог и запер за собой дверь.
  -- Вот не будете плакать, барышня, так я дам вам конфетку, -- А закричите - так придется мне оторвать ваш маленький язычок.
  Старичок схватился сморщенными пальцами с желтыми ногтями за Лизочкины губы.
  -- Откушу у маленькой голенькой барышни сладенькие губки, и не сможет она тогда плакать вовсе, и говорить тоже не сможет. Бу-бу-бу.
  
  Старичок усадил Лизочку на подушку кровати и запалил фитиль у жестяной лампы на стуле. Старичок дрожал и потирал руки, расхаживая по маленькой комнате, в которой было мебели всего ничего: стол, стул, кровать, корыто и ведро под кроватью. Окна помещения были заклеены газетой. В комнате пахло зловонием, гнилью и сыростью, словно в ней зимой хранили картошку в ящиках.
  
  Из-за лампы стало видать, как пыльно и грязно у старичка. На полу валялись объедки пищи и дохлые тараканы, всюду лежала и стояла немытая посуда. Везде было разбросано грязное белье старичка. Стол был засыпан пеплом и окурками. Маленький старичок снял с себя шляпу, сюртучок и нанковые штаны и бросил их на пол, оставшись в розовой сорочке и засаленных подштанниках. На ногах у старичка были дырявые красные носки.
  
  Маленький старичок посмотрел на Лизочку, и сказал, облизывая губы: -- Ах-ах, какая красивая голенькая зюзечка! Беленькие бантики у зюзечки, светленькие кудряшечки, красненькие туфельки! Тонкие коленки, узенькие ручки! Ах, какая розовенькая, ах, какая вкусненькая! Пумпошечка! Ням-ням!
  
  Старичок потянулся к Лизочке, понюхал ее и ущипнул за грудь. Девочка снова заплакала. -- Если маленькая фрау будет плакать, я привяжу ее веревочкой за ножку к столу и накажу плеточкой. Где моя плеточка? Вот сейчас вытащу и отхлестаю!
  
  Лизочка заплакала снова. Маленький старичок стал затыкать Лизочке рот рукой, от которой пахло помойными отбросами. Девочка громко закричала. Маленький старичок повалил ее на кровать. Лизочка сопротивлялась, но старичок был сильнее. Чтобы Лизочка не кричала, маленький старичок засунул ей в рот грязный палец. Лизочка закашлялась и перестала плакать.
  
  -- Тсс! -- сказал маленький старичок, склоняясь над Лизочкой. -- Будете кричать, барышня, так я вас ножиком зарежу. Ей-ей зарежу!
  -- И в окошко выкину, -- прибавил страшным голосом маленький старичок.
  Лизочке стало так боязно, что она раздумала плакать.
  
  -- Вы меня напрасно боитесь, барышня. Я ведь добрый дядя. И зовут меня дядя Кока. Дядя Кока вам ничего плохого не сделает. Дядя Кока просто любит вот таких маленьких голеньких барышень, угощает их конфетками, снимает с них носочки и штанишки, играет с барышнями в разные игры, и никогда не делает им больно.
  
  -- Если не будете плакать, дядя Кока даст вам шоколадную конфету. Большую шоколадную конфету, вкусную-вкусную. А сейчас дядя Кока снимет с зюзечки носочки и туфельки и поцелует ее в пальчики, в маленькие хрустящие пальчики. Зю-зю-зю. Так-так-так.
  
  Дядя Кока снял с Лизочки штанишки, туфельки и носочки, положил ее совсем голенькую на подушку и вдруг накинулся на Лизочку и укусил ее за животик. Лизочке стало очень страшно и щекотно. Она заплакала, но дядя Кока всунул ей в рот два пальца, продолжая щекотать волосатым носом животик, и делая страшные глаза: "Ей-ей, выкину!"
  
  Лизочке было страшно, но боясь закричать, она только шептала: -- Дядя Кока, дядя Кока! Не надо! Дядя Кока, дядя Кока!
  Дядя Кока совершенно не слышал Лизочку. Дядя Кока находился весь во власти животных страстей. Дядя Кока очень часто дышал и покрывался густым и липким вонючим потом, при этом он быстро-быстро теребил себя.
  
  -- Как здорово, что у меня теперь есть маленькая Зюзечка, -- подумал маленький старичок по-французски. Он сидел на кровати и ковырялся между пальцами ног. Вот он выковырял засохшего клопа и понюхал ладони.
  -- Я могу делать с ней все, что захочу.
  
  -- Могу нянчить ее, могу ласкать. Могу наказывать, а потом - жалеть. Могу целовать ее пяточки. Могу щипаться и щекотаться. Могу греться об нее ночью, могу смывать ею грязь. Могу вытирать ею пыль и пол. Могу смотреть на нее, могу ее трогать. Могу ей говорить или выговаривать. Кусать или облизовать. Сворачивать в трубочку. Тереть, драть, слать, мрать, крать, вать, нать, рать, лать, сать, мать, кать.
  
  -- Дядя Кока, дядя Кока, отпусти меня домой, к папе, -- плакала Лизочка.
  -- Зачем вам домой, барышня, вы и так дома. Теперь я - ваш папа, и навсегда -- сказал дядя Кока.
  Лизочка горько заплакала.
  Вдруг в дверь забарабанили. -- Откройте, -- раздалось из коридора.
  
  Старичок соскочил с кровати и заткнул Лизочке рот..
  -- Кто там? -- крикнул испугавшийся дядя Кока.
  -- Откройте дверь! -- закричали с площадки.
  -- Что надобно? -- зашипел старичок.
  -- У вас девочка!
  
  -- Тут никого нет!
  -- Папа, папа, я здесь! -- закричала что есть духу Лизочка.
  -- Ага! -- сказали из-за двери.
  -- Открывай, старый черт!
  -- Будем ломать! Сейчас дворника позовем!
  
  С той стороны начали давить на дверь.
  Старичок заметался по комнате. Он схватил Лизочку и решил выкинуть ее в окошко.
  -- Не вздумай выкидывать ее в окошко! -- закричали из-за двери.
  Дядя Кока едва успел одеться и закутать девочку в одеяло, как дверь выломали.
  -- Я с ней ничего не делал, -- сказал дядя Кока вошедшим. -- Я хотел дать ей конфетку.
  
  В квартиру Љ 38 вошли три человека. Первый сказал:
  -- Так! -- и отобрал у дяди Коки Лизочку.
  Второй сказал: -- Ага! -- и тюкнул маленького старичка кулаком.
  Третий сказал: -- Ого! -- и врезал старичку сапогом.
  Первый вмазал дяде Коке ребром ладони. Второй двинул каблуком. Третий - только замахнулся. Дядя Кока сполз на пол и захныкал.
  
  Первый вошедший сказал, оборачиваясь к третьему: -- Абрашка, зови мильтонов!
  Второй сказал старичку: -- Не хочешь, чтобы заложили - гони марафет.
  -- Давай марафет, злыдень!
  -- Выкладай порошок!
  -- Ножиком порежем!
  -- Отдайте мне мою зюзечку! Я вас из револьвера перестреляю!
  
  -- Что?!
  -- Падла!
  -- Крыса!
  -- Сука!
  -- Наташка, -- сказал татарин Абрашка, беря Лизочку за руку, -- Айда с нами!
  -- Я Лизочка, -- сказала девочка, -- Я домой хочу! К папе!
  
  Лизочкин папа, Иван Яковлевич Берлянд, сжав ладонями голову, раскачивался на табуретке и громко шептал: -- Лизочка, Лизочка. Куда же ты подевалась? Только бы с тобой ничего не случилось! Только бы тебя никто не обидел! Господи, помоги!
  Инженер электрических железных дорог вдруг бухнулся на пол на колени и заплакал.
  
  -- Господи, пусть найдется Лизочка моя! Господи, сделай так, чтобы с ней ничего не случилось! Я отслужу, Господи! Я придумаю Вечный Штуцер или изобрету Самозакручивающийся Винт! Хочешь, Господи, я сделаю самый лучший в мире Чертеж кругосветной электрической железной дороги? Локомотив Мировой революции помчится по электрической дороге в Светлое будущее!
  
  Лизочку повели наверх подъезда. Подошли к квартире Љ 47 и отворили двери. В этой квартире жили: Пластилин - худой красивый юноша с гнилыми зубами и в клетчатой кепи, надвинутой на брови; Абрашка - татарин в жилетке; мальчик Блоха девяти лет, которого Лизочка встретила на лестнице; толстый рыжий парень по имени Котлета; Шустерлинг - крепкий квадратный дед с черной косматой бородой; глухонемая рябая баба Рыба и страшный человек по фамилии Гатет.
  
  К Лизочке подошел мальчик Блоха. - А меня Блоха зовут. А тебя как? А то я думаю ты голая стоишь? Пойдем я тебе платье дам - вчера наши на чердаке затырили. Ты в карты играешь?
  Мальчик Блоха отвел Лизочку в чулан и выдал ей платье на три размера большее, чем требовалось. Другого не было.
  
  Блоха стал рассказывать Лизочке, куда она попала.
  Котлета такой толстый, что спокойно может побить Пластилина. Пластилин против Котлеты - ничто. Но татарин Абрашка сильнее Котлеты. Это ни у кого не вызывает сомнения. Раньше он работал грузчиком и имел стальные мышцы. В сравнение с Абрашкой Котлета - просто нуль. Однако, и Абрашка по сравнению с Шустерлингом сам нуль, ничто, пустое место. Шустерлинг гораздо здоровее Абрашки. Это всем известно. Единственный, кого Шустерлинг боится - это Пластилин. Но все вместе: Пластилин, Котлета, Абрашка и Шустерлинг ужасно бояться страшного человека по фамилии Гатет.
  
  В квартире Љ 47 было три комнаты. В одной все спали, в другой все ели, а в третьей комнате жил страшный человек по фамилии Гатет. На двери висела табличка с надписью: "Входъ категорически запрещенъ". Заходить внутрь никто никогда не решался. Комната была ужасно грязной и заплеванной. Весь пол ее был усеян окурками, горелыми спичками, консервными банками, пивными бутылками, игральными картами и револьверными гильзами. Окно комнаты, выходящее в глухой двор было занавешено толстым ватным одеялом. Несмотря на день, в комнате горело электричество.
  
  Из мебели в комнате были только кушетка, стул и ломберный столик. На кушетке лежал длинный человек в лиловом дырявом шлафроке, накинутом на голое тело. На босых ногах человека были надеты желтые американские штиблеты "Джим". Напротив кушетки на стене висела огромная топографическая карта Петрограда, простреленная из маузера так, что на ней не осталось ни одной целой улицы или даже переулка. Лежащий на кушетке и был страшным человеком по фамилии Гатет.
  
  В руках у Гатета был лист бумаги и химический карандаш. На листе бумаги он нарисовал дом и написал сверху него: гохран. Справа и слева Гатет схематически изобразил трех человечков. Под одним человечком было написано: "катлета", под другим - "пластилин", под третьим - "татар".
  
  В окно домика лез еще один человечек, раза в два меньше нарисованных. Две физиономии внутри домика были обращены в другую от окна сторону и не могли видеть влезавшего. Влезавший, мальчик Блоха, пролез сквозь распиленные Шустерлингом решетки в форточку и ловко спрыгнул на подоконник.
  
  Блоха пробрался к задней двери банка, открыл засовы и впустил налетчиков. Бандиты вошли тихо и сели в коридоре на корточки. Гатет знаками показал: "Сидите, черти, тут, и не вздумайте у меня пошевелиться!", а сам с маузером в руке пошел в караульное помещение. Подошел и остановился напротив двери. Вынул спокойно папиросу, закурил, выдержал паузу, и вдруг как наддаст ногой в двери!
  
  Двери - с петель. - Ша! Вставай, суки! Смерть пришла!
  Красноармейцы ничего не успели сообразить - Гатет всадил каждому в лоб по пуле. Он посмотрел очень внимательно в лица - словно фотографировал; были люди, а стали трупы. Ужасно, ужасно это. Сплюнул окурок, вынул из кармана табакерку, на крышке которой стоял вензель и шла надпись: "В борьбе обретешь ты право свое", и вынюхал щепоть кокаину. Крикнул в коридор: -- Эй, шантрапа! Ломай сейфы!
  
  Вдруг в дверь комнаты постучали, и все исчезло. Вместе с домиком растаяли и гохран с мертвыми красноармейцами, и сейфы, и марафет. Гатет спрятал рисунок под подушку. Стучавшие долго ждали разрешения войти, а войдя, боязливо жались у дверей. Гатет пристально посмотрел на делегацию.
  
  ШУСТЕРЛИНГ: Здравствуйте, граф.
  АБРАШКА: Нашли девочку, однако.
  ГАТЕТ: Что за девочка?
  КОТЛЕТА: Сдобненькая...
  АБРАШКА: У Коки отобрали.
  КОТЛЕТА: Маленькая...
  
  ШУСТЕРЛИНГ: Старик совсем сбрендил.
  АБРАШКА: Говорит - племянница, а она слезы ревет.
  ШУСТЕРЛИНГ: Мы сказали, что фараонам на него настучим.
  АБРАШКА: Кока плачет. Совсем дурак стал.
  ГАТЕТ: На что она нам?
  
  Тут все объясняют Гатету как можно девочкой шантажировать Коку.
  
  ГАТЕТ: Ну это я без вас знаю. А еще на что?
  
  КОТЛЕТА: Тырить будет.
  АБРАШКА: Зырить будет.
  ШУСТЕРЛИНГ: Мырить будет.
  ГАТЕТ: Вот что. Велите Коке, чтобы он мне марафету принес. А не даст - жандармов ему приведем.
  
  КОТЛЕТА: Лямзить.
  АБРАШКА: Шмамзить.
  ШУСТЕРЛИНГ: Дрямзить.
  ГАТЕТ: Ладно. Пропишите ее в чулане.
  
  КОТЛЕТА: Сеанс показывать.
  АБРАШКА: По чердакам гулять.
  ШУСТЕРЛИНГ: На базаре шустрить.
  ГАТЕТ: Приведете мне ее ночью.
  
  КОТЛЕТА: Будет минетчица.
  АБРАШКА: Будет налетчица.
  ШУСТЕРЛИНГ: Будет форточница.
  ГАТЕТ: Ладно. Разузнайте где она живет - наведаемся. А теперь пошли вон.
  
  Шустерлинг, Котлета и Абрашка тихо вышли из комнаты, притворив за собой дверь. -- Велено было прописать в чулане, -- сказали они Пластилину.
  
  Лизочка совсем валилась с ног. Пока Блоха убирался в кладовке Лизочку посадили на печь, к рябой бабе Рыбе. Она легла на бок и моментально заснула. Котлета, разгуливая по квартире, часто подходил к Лизочке и щупал ее. Когда Лизочка проснулась пришел веселый Абрашка.
  
  -- Айда глядеть какую я щуку стырил! -- говорит Абрашка, -- Длиной с руку, толщиной с ногу!
  Татарин подбросил щуку на руке, поймал ее за морду, покачал по воздуху, подкинул вверх, поймал другой рукой за хвост, да не удержал и шлепнул ее об пол.
  В квартире рассмеялись.
  
  Лизочка тоже засмеялась.
  -- Вечно ты, дурак, все изваляешь, -- сказал лениво Пластилин, вычищая ножиком грязь из-под ногтей.
  Абрашка тоже смеялся, - всем было весело.
  Шустерлинг сказал: -- Смотри, милицию не приведи!
  
  Тем временем милиция задержала на Сенном рынке Семена Семеновича Семенова, который продавал детское платье с цветочками. Обычно Семен Семенович торговал овсом. Один милиционер посмотрел на платье и говорит: -- А вдруг это платье пропавшей девочки? Больно оно по описанию подходит: само - кремовое, а розочки на нем фисташковые?
  
  Срочно позвонили инженеру электрических железных дорог Ивану Яковлевичу Берлянду приехать на опознание платья. Тут же инженер Берлянд сел в мотоциклет и поехал в милицейский участок. -- Так точно, оно, -- сказал инженер электрических железных дорог и заплакал.
  
  Следствие установило, что Семену Семеновича Семенову платье для продажи дала Аглая Шульц, его сестра. Карлица плакала и все отрицала, но на нее надавили, и гражданка Шульц во всем созналась и дала показания. Семена Семеновича Семенова и Аглаю Шульц посадили пока в тюрьму.
  
  Платье дали понюхать сыскной собаке Кошке, отвели ее в подъезд дома 12 по Фонтанке и пустили по следу. Кошка покрутилась, покрутилась, подошла к двери одной квартиры на первом этаже, где жарили печенку и остановилась. -- Стоп машина, -- сказал приставленный к ищейке милиционер. -- Ничего не выйдет. Теперь ее от печенки не оттащить.
  На этом следствие застопорилось.
  
  Инженер электрических железных дорог Иван Яковлевич Берлянд ходил по пустой квартире из угла в угол и не знал, что делать. Он курил папиросу за папиросой, но никак не мог накуриться. Он очень много думал, но думы эти его были преимущественно ни о чем.
  
  Он подходил к роялю, поднимал крышку, тренькал несколько нот, задумывался и закрывал крышку. Он с полминуты играл маленькими металлическими шариками в игрушечный бильярд, затем оставлял это дело. Он водил пальцем по стене и смотрел, как на пальце собирается пыль. От пыли мысль перепрыгивала на прислугу, а от прислуги переходила к Лизочке. Он брал жестяную коробку с кубиками, крутил ее в руках и ставил на место.
  
  Инженер Берлянд ничего не мог делать. Совершенно ничего. Иван Яковлевич не мог чертить чертеж, не мог выполнять гимнастику, не мог кушать, не мог спать. Даже говорить инженеру Берлянду было очень тяжело, но, несмотря на это, он каждые два часа звонил в милицейский участок и спрашивал про Лизочку. Из милиции ему отвечали, что ничего нового, пока ничего, Берлянд вздыхал и клал трубку аппарата.
  
  Инженер электрических железных дорог очень хотел помочь следователю в поисках похитителей Лизочки. Он вынул из шкапа завернутые в тряпочку револьвер, масленку, патроны, суконку и тщательно вычистил оружие. Когда Иван Яковлевич Берлянд закрывал шкап, взгляд его вдруг упал на театральную маску, лежащую среди вещей. Одна мысль пришла ему в голову.
  
  Идиотская идея пришла в голову Котлете - Котлета привел в квартиру трех девок. Блондинку, брюнетку и рыжую. Он был сильно пьян. Котлета вынул из кармана полторы бутылки водки, показал Пластилину указательный палец, а Абрашке - дулю и поставил бутылки на диван. Один фуфырь, заткнутый тряпкой, тут же опрокинулся, и содержимое его разлилось на кожаное сукно.
  
  -- Свинья свиньей, -- сказал Шустерлинг. Он сидел на стуле и точил топор, а на коленях держал Лизочку. Девочка смотрела картинки на картах.
  -- Миль пардон, дедушка. Сей же час соберу, -- сказал Котлета. Он взял тарелку из-под борща и стал рукой загонять в нее водку с дивана.
  
  Тут в его пьяную голову пришла новая идея.
  -- Варька! -- крикнул Котлета. -- Покажи сеанс! Ну!
  Варька - толстая конопатая девка, поломалась для важности, а потом скинула с себя ботинки, чулки и платье, повернулась задом и сняла трусы.
  
  -- Жопа! -- закричал во весь голос Котлета и захохотал.
  -- Жопа-паровоз, толстая жопа! -- Котлета шлепнул Варьку по заду голенищем.
  На заду у Варьки была татуировка - по одной половинке ягодицы внутрь въезжал паровоз. На другую Варькину ягодицу стлался густой дым из трубы.
  
  Публика в комнате засмеялась. Тут Варька повернулась ко всем передом, села на стул, раздвинула ноги и вылила на свои половые органы из тарелки водку. Водка медленно стекала в другую тарелку. Голая Варька улыбалась, а ее половые органы блестели от водки. Все молчали, пораженные зрелищем. Варька смотрела на свои половые органы, из которых текла водка и белая, тягучая жидкость и улыбалась. Она выливала на себя содержимое тарелки, держа другую между ногами. Вылив, Варька меняла тарелки.
  
  Лизочке было страшно смотреть, и она закрыла лицо руками, но любопытство победило и Лизочка сделала в ладошке маленькую щелочку между пальцами. Котлета схватил тарелку и стал жадно лакать жидкость. Как собака. Другие девки захохотали. Котлета орал, захлебываясь. Все начали громко кричать.
  
  Внезапно дверь комнаты с надписью "Входъ категорически запрещенъ" отворилась. Из двери вышел страшный человек Гатет. Случай был необыкновенный. Гатет, ни слова не говоря, двинул Котлету по уху. Котлета выронил тарелку, вывалился из стула и полетел на пол. Страшный человек Гатет ударил его ногой в горло. Котлета растянулся у двери. От удара второй ногой по затылку Котлета вылетел из комнаты. В коридоре Котлета упал еще несколько раз, потом дверь квартиры распахнулась, и он скатился как куль с лестницы.
  
  Гагет вошел в комнату. Вид его был ужасен, на лбу вздулась жила, костюм был растрепан. Все молчали, только Лизочка тихонечко смеялась - ей было очень весело смотреть, как Котлета перекувырнулся вверх тормашками. Гагет глянул на Лизочку, и всем стало не по себе, можно было подумать, что сейчас он ее зарежет.
  
  Он обернулся на девок и сказал, чеканя слова: -- Сию же минуту убирайтесь вон, бляди!
  Блондинку, брюнетку и рыжую как ветром сдуло. Гатет сплюнул на пол, и ничего более не говоря, пошел в свою комнату.
  
  -- Ловко!
  -- Деловой!
  -- Серьезный, -- заметил негромко Шустерлинг, -- С ним не забалуешь.
  
  Пластилин сказал: -- Это от марафета. Ломает его.
  -- Гатет борьбу знает, японскую.
  -- Какую борьбу, Блоха? - спросил его Пластилин и дал подзатыльник.
  -- Ша! Полегче на поворотах! -- сказал Блоха, -- Джиу-джитсу. "Ломание костей".
  
  Пластилин усмехнулся и вынул из-за уха папиросу.
  -- Покурим? -- спросил Блоха.
  Шустерлинг помолчал и проговорил: -- Пластилин, отведи пока Лизу Гатету.
  Пластилин очень внимательно посмотрел на Шустерлинга, ухмыльнулся, спрятал папиросу обратно за ухо и взял Лизочку за ручку.
  
  Гатет приказал: -- Возьми веревки. Привяжи меня за руки к кровати. Сильнее, еще сильнее. Да сильнее же, черт побери.
  Сними с нее все, кроме носков и туфель.
  Так, хорошо.
  
  -- Подведи ее. Ближе. Еще ближе. Еще! Ближе, тебе говорят!
  Лизочка стояла перед Гатетом и не знала, что все это означает. Связанный человек, лежащий перед ней на кровати, пугал Лизочку своим видом и словами. Пластилин стоял позади нее и держал девочку за плечи.
  Гатет смотрел на Лизочку во все глаза. Зрачки его налились кровью. Он открывал и закрывал рот словно судак, выброшенный на берег.
  
  Страшный человек Гатет весь дрожал. Он клацкал зубами, на губах его появилась слюна. Гатет таращил глаза, поедая взглядом девочку; когда Пластилин подвел Лизочку к лицу Гатета, казалось, что сейчас лежащий на постели схватит ее зубами и раздерет на маленькие кусочки.
  
  Гагет весь покрылся потом и что-то шептал на неизвестном никому языке. Когда возбуждение Гатета достигно наивысшей точки, он дико заорал. Крик был такой страшный, что закачалась люстра, а голуби с крыши противоположного дома сорвались с места и улетели. Лизочка громко заплакала.
  -- Вон! -- прошептал Гатет. -- И позови старуху.
  
  Пластилин вышел, держа плачущую Лизочку подмышкой. Он одел девочку и уложил ее в чулане спать, пошел на кухню, растолкал бабу Рыбу и знаками велел ей идти к Гатету. Рябая баба вздохнула, перекрестилась и пошла в комнату, на дверях которой была прибита табличка: "Входъ категорически запрещенъ". В руках ее были: металлическая цепочка с крючьями, тонкая кожаная плетка, ремень, палка, соль и уксус. Спустя несколько минут из комнаты Гатета раздались звуки ударов по голому телу. -- Сильнее! -- кричал Гатет. -- Еще сильнее!
  
  Лизочку легла в чулане на какие-то тряпки. Она совсем уже устала плакать, ходить, кричать, убегать, переживать, думать о папе, говорить, страдать и голодать, закрыла голубые глазки и моментально заснула. Тут же Лизочке приснился сон, будто она скачет на черной собачке, а сзади ее догоняет лошадь, которая кусает девочку то за одну ногу, то за другую. При этом укусы лошади подозрительно напоминали укусы блох и клопов в комнате у дяди Коки.
  
  Дядя Кока лежал на кровати и трясся от страха. Эти бандиты из притона его так просто не оставят. Каждую неделю он должен приносить им осьмушку великолепного, чистого медицинского марафету. Когда-нибудь они обязательно проговорятся, и милиция придет за ним. Сегодня в подъезд уже приходили какие-то люди. Фотографировали. Ужас. Дядя Кока грыз кривые ногти.
  
  Кокаин дядя Кока воровал в аптеке, где работал уборщиком. Ворованный марафет дядя Кока продавал всяким подозрительным личностям. Старичок никому не хотел дарить марафет просто так, ни за что. Дядя Кока очень любил деньги.
  
  Дядя Кока иногда открывал кровать и высовывал оттуда куль с деньгами. Он вынимал купюры и раскладывал их на полу, на стуле, на столе и на кровати ровными кучками - старые бумажки - к старым, а новые - к новым. Старичок очень любил деньги, гладил их, целовал, ласкал, пел им песенки, рассказывал им сказки, читал стихи и говорил с деньгами по-французски.
  
  Кроме бумажных денег у дяди Коки были деньги металлические. Дядя Кока насыпал монетки в понталоны, надетые на тело, и кувыркался с ними, как ребенок, пока не испытывал удовлетворения от прикосновения денег к половым органам. Иногда дядя Кока раскладывал купюры и монеты на постели, раздевался, ложился на них голым и думал о том, сколько женщин можно купить на эти деньги.
  
  Ночью в квартире Љ 47 никто, кроме Лизочки, не спал. В три часа ночи налетчики принесли в притон краденое: одну картину, три медных подсвечника, отрез шерстяной ткани, удочку, меховую шапку, дюжину вилок, игрушечную железную дорогу, ножны от сабли, пару брюк, фарфоровую куклу и 120 рублей денег. -- Очень кушать хочется, -- сказал Абрашка.
  
  Баба Рыба приготовила банде котел рубца - коровьей требухи. Пластилин, Шустерлинг, Абрашка и Блоха молча поели и пошли: кто спать, а кто в очко играть. Татарин Абрашка сломанные серебряные часы на кон поставил, а Пластилин - финку с медной ручкой. Мальчик Блоха лег рядом с девочкой, которая сладко спала, посасывая большой палец правой руки. Сейчас Лизочке снился папа на мотоциклете.
  
  В это время кто-то негромко постучал в дверь квартиры Љ 47. Потом еще раз и еще. Шустерлинг с топором за спиной вышел в коридор. Спросил: -- Кто?
  Из-за двери тихо ответили: -- Я.
  Шустерлинг убрал подпор, отворил оба замка, снял цепочку, отвернул щеколду и поднял засов. -- Заходи.
  
  Вместо Котлеты в дверь вошел странный человек. Он был небольшого роста, на плечах его была черная накидка, а на лице - маска домино. Войдя, человек сразу же выстрелил Шустерлингу из револьвера в живот. Бах!
  
  Шустерлинг выронил из-за спины топор, согнулся и повалился на грязный пол. Из комнаты высунулся Пластилин и метнул в незнакомца ножик. Маска домино пригнулась чтобы почесать колено и ножик, просвистев в полуметре над Маской, угодил в косяк. Револьвер выстрелил. Пластилин закрутился на месте, истошно вопя от боли. Пуля попала ему в позвоночник. Позади Пластилина бегал татарин Абрашка.
  
  Маска домино палила в Абрашку, но по странной случайности никак не могла в него попасть. Одна пуля, пронеслась мимо Абрашки, попала в окно, разбила оба стекла, прошила насквозь летящую ворону и влепилась в противоположную стену дома. Другая пуля, пущенная вдогон Абрашке на кухню, разломала серебряный самовар и залила кипятком вяленую селедку на столе. Маска домино бегала за Абрашкой и стреляла, наполняя квартиру Љ 47 дымом и стреляными гильзами.
  
  Мальчик Блоха девяти лет внезапно проснулся. В квартире стреляли. - Шухер! Облава! -- зашептал он, тормоша спящую Лизочку. - Живо вставай! Одевайся.
  Он натянул на Лизочку платье, надел туфельки, снял засов с двери на черную лестницу и вывел ее на площадку.
  -- Беги вниз! А я присмотрю за хатой.
  
  Глухонемая баба Рыба спала на печи и, как абсолютно глухонемая, ничего не слышала. Абрашка выбежал из кухни и помчался по коридору. Пули, отскакивая от стен, дырявили развешанную на крючках ветошь и, догоняя одна другую, неслись следом. Татарин уже почти выбежал из квартиры, уже почти занес ногу за порог, уже видел себя несущимся по лестнице и выбегающим из дома, как вдруг последняя пуля ударила ему в затылок.
  -- Ой, -- сказал Абрашка, упал и сразу же умер.
  
  Маска домино вынула из кармана еще патронов, дрожащими руками вставила их в барабан и огляделась. Никого больше не было. На кухне, завернутая в тряпье, лежала баба, которую маска не тронула. Она подкралась к двери, на которой висела табличка "Входъ категорически запрещенъ", встала на корточки и медленно приоткрыла дверь, всунув внутрь комнаты ствол револьвера. Спустя минуту следом за стволом в комнату влезла голова. Гатет лежал на кушетке и спал.
  
  Маска домино встала с колен, подкралась поближе, чтобы выстрелить в упор, но посреди комнаты остановилась как вкопанная. Страшный человек Гатет был мертв. Он лежал, глядя одним глазом в потолок и закрыв второй, свесив руку с крепко зажатой бритвой. Из шеи Гатттета вниз на пол свешивался красный шарф. По крайней мере, так можно было подумать в первую минуту. Гатет зарезал сам себя.
  
  Маска, пятясь, вышла вон из комнаты и прикрыла дверь. Больше в квартире никого не было. -- Лиза. Девочка, -- позвала Маска домино.
  -- Ты где? -- громче.
  -- Лизочка! -- еще громче.
  -- Лиза! -- совсем уж громко.
  -- Лизочка! -- закричала что есть мочи Маска домино.
  В ответ из коридора раздались пистолетные выстрелы.
  
  Маска домино совсем, может быть, случайно выстрелила в ответ. Выстрелы из коридора прекратились.
  -- Боже мой! -- сказала Маска домино. -- Кажется, меня убили!
  Она выронила из окровавленной руки револьвер, вышла в коридор и перешагнула через застреленного Котлету.
  
  Лизочка быстрым шагом спускалась по лестнице. От громких выстрелов она чуть не оглохла. Все ниже, и ниже, и ниже. Вот и дверь. На двери болтался большой замок. Впереди дороги не было, назад идти было нельзя. Лизочка хотела было заплакать, но передумала. Она тронула рукой замок, он лязгнул и упал на цементный пол. Замок-то был - сломанный!
  
  Инженер Берлянд, небритый и в расстегнутом мундире стоял на мосту через Фонтанку. Он разглядывал воду, раздумывая, куда лучше прыгнуть, чтобы утонуть сразу. Везде было мелко. Тогда Иван Яковлевич вынул из кармана револьвер и поглядел в дуло. Из дула на него смотрела Смерть.
  
  И вдруг слева от себя он услышал негромко: -- Папа, папочка.
  Иван Яковлевич медленно поворотил голову и увидел Лизочку. Непричесанная и без бантиков, в чужом старом платье, в одном розовом носочке, и в туфельках, одетых так, что левая была одета на правую ногу, а правая туфелька - наоборот, на левую, Лизочка робко стояла у выхода на мост.
  
  -- Лизочка! -- дико завопил инженер электрических железных дорог и бросился к девочке.
  -- Папа, папа, я есть хочу -- сказала Лизочка, -- А у меня бабушка платье забрала, и клопы кусались ночью.
  Он поднял ее на руки и закружился на мосту. -- Цветочек мой! Лизочка, радость моя!
  Инженер железных электрических дорог Берлянд поцеловал Лизочку в ухо, крепко прижал к себе и понес на квартиру.
  
  В квартиру инженера железных дорог Ивана Яковлевича Берлянда позвонили два раза. Иван Яковлевич сказал Лизочке, кушавшей кашку: -- Сейчас-сейчас, посмотрим, кто это там к нам пришел.
  Вытер руки и пошел открывать двери.
  -- Кто там? -- спросил Берлянд.
  
  -- Откройте немедленно дверь, -- сказали с площадки. Инженер Берлянд открыл дверь, и в квартиру вошел человек в черном плаще. Следом вошли двое людей в военной форме, с винтовками.
  Старший подошел к Берлянду и спросил: -- Ваша фамилия?
  -- Берлянд, -- ответил Иван Яковлевич.
  -- У вас есть револьвер? -- спросил человек в черном плаще.
  -- Есть, -- сказал инженер электрических железных дорог Берлянд.
  -- Сдать оружие.
  
  -- Оденьтесь, -- сказал старший, рассматривая револьвер и обращаясь к Ивану Яковлевичу Берлянду, -- Вы пройдете с нами.
  -- Зачем?
  Человек в черном плаще не ответил.
  -- У меня дочь.
  -- Это не имеет значения.
  
  -- Позвольте мне попрощаться с дочерью.
  -- Нет.
  -- Но девочку не с кем оставить.
  -- Она идет с нами.
  -- Я могу поговорить с ней?
  -- Нет. Это запрещено.
  
  Через четыре минуты все вышли на лестничную площадку. Один из красноармейцев вел Лизочку за руку. Иван Яковлевич посмотрел вниз. Если прыгнуть в пролет лестницы - то надо непременно лететь головой вниз, иначе - ничего не получится.
  Командир запер двери квартиры инженера Берлянда, запечатал ее фиолетовой печатью и скомандовал всем спускаться вниз.
  
  В кабинет следователя ввели инженера электрических железных дорог Ивана Яковлевича Берлянда. Улыбающийся милиционер вышел из-за стола и пожал инженеру руку.
  -- Мы извиняемся, товарищ Берлянд. Вас арестовали по ошибке, -- сказал он Ивану Яковлевичу. -- Присаживайтесь. Закуривайте.
  
  -- Настоящий убийца найден, им оказался дядя Кока. В его квартиру пришли из Совета, но никто не открывал дверь. Заподозрили неладное. Граждане вызвали дворника и сломали замок. В комнате, на кушетке, он и лежал. У него была прострелена ладонь и между пальцами застряла револьверная пуля. На полу валялась маска домино и наган. Старик арестован и во всем сознался. Вы понимаете, его шантажировали бандиты, и он со страху решил их расстрелять.
  
  -- А где Лизочка? -- спросил Берлянд.
  -- Не волнуйтесь. Сейчас ее приведет командир конвоя.
  Следователь помолчал с полминуты, потушил папиросу, потом встал, еще раз крепко пожал инженеру руку, похлопал его по плечу и сказал, открывая дверь:
  -- До свидания, товарищ Берлянд! Удачи вам!
  
  
  
  ***
  Для написания данной повести были использованы некоторые тексты Даниила Ивановича Ювачёва [Даниила Хармса]. Всякое тиражирование повести воспрещено. Желающие сделать печатную копию с оригинала могут заказать ее у меня. Стоимость одной простой копии - 860 рублей. Копия с оригинальными рисунками автора - 9740 рублей.
  
  
  Вторая редакция.
  
  Двадцать пятого февраля две тысячи третьего года.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Пылаев "Пятый посланник"(ЛитРПГ) С.Лайм "Сын кровавой луны-2"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Каг "Операция "Поймать Тень""(Боевая фантастика) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"