Попюк Катерина Витальевна: другие произведения.

Алхимичка 21 века. Помнить о будущем.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Представьте, что вы попали в далекое прошлое. В столетие так... двенадцатое. Представили? А теперь представьте, что это еще и другой мир. Другие обычаи, другие названия и другие манеры. Но логика "Человека встречают по одежде" действует там так же отменно - только из-за непривычного для тех времен наряда её приняли за ученицу алхимика. И Ярине ничего не оставалось, кроме как найти того алхимика и действительно стать его ученицей. А что может принести в прошлое дитя 21 века?...

  Глава 1.
  -Все глупцы упрямы, а все упрямцы глупы
  љ Грасиан-и-Моралес
  Налитые свинцом тучи лениво ползли по небу, то и дело грозясь пролиться ливнем на незадачливых прохожих. Впрочем, эти самые прохожие не спешили выходить на улицу, в худшем случае отсиживаясь под козырьками домов или каких-либо общественных заведений. Некоторые цветы в преддверии дождя стеснительно сжались в бутоны. Мелкий дождик заморосил по каменным плитам, которые устилали двор школы. Падая на землю, дождь рассыпался звоном капель. По-осеннему мрачная погода не имела ничего общего с концом мая!
  Я же стояла на крыльце школы, не решаясь выйти из-под козырька и ощутить на себе все "прелести" майской грозы. Дождь усиливался. Мученически вздохнув, я поплелась назад в школу - стоять дальше на крыльце не было никакого смысла.
  Первое место, куда меня потянуло, был внутренний двор. Уже вторую неделю подряд я ходила сюда, как только выдавалась свободная минутка. И не только я - до последнего школьного дня оставалось меньше недели и всех учеников, естественно, тянуло к теплу и свежему воздуху. Дворик был небольшой, зато красивый и уютный - в центре была большая круглая клумба с росшими на ней розами, астрами и еще каким-то непонятным растением. Мои одноклассники (за редким исключением) плохо разбирались во флоре, а потому многие из них даже не подозревали, что это был обычный помидор... Ну да, помнится, в прошлом году один из старшеклассников на спор посадил тут семечко помидора. Дело было осенью и никто даже не думал, что он взойдет! И тем не менее - переждав зимние морозы, помидор с радостью взошел, явив маленькие звёздчатые цветочки.
  Вспомнив, что сейчас на улице дождь и внутренний двор для этого - не исключение, я раздосадовано вздохнула и пошла туда, куда ноги потянули меня сами собой, не особо задумываясь о направлении. Будем надеяться, что в стену я так не врежусь.
  Пока шла и раздумывала над плохой погодой, горемычной собой, жестокой судьбой и костерила весь мир в общем, не заметила, как оказалась перед входом в подвальное помещение. Вопреки обыкновению дверь была не заперта, а услужливо распахнута, но я как ни в чем не бывало пожала плечами - после помидора в школьном дворе я перестала удивляться таким мелочам, как открытая дверь.
  Сначала хотела развернуться и пойти гулять дальше и уже успела отойти от двери на несколько шагов, но тут вдруг подумала: "А чем это место, собственно говоря, хуже других?". Придя к выводу, что ничем, еще раз пожала плечами и уверенно переступила порог.
  Меня тут же "проглотил" подвальный сумрак. Пахло сыростью и крысами. Сыростью веяло от бетонных и наспех поштукатуренных стен, крысы же прятались за стоящими в дальних углах метлами и швабрами. Я двинулась дальше по коридору. Спереди была лестница. Я это прекрасно знала, но тем не менее, промахнулась со ступенькой и с громким визгом кубарем покатилась вниз.
  Скатилась я на такой-де бетонный пол. Поднялась и потерла ушибленный копчик - сколько я там ступенек насчитала? Двенадцать? Превосходно!
  Звук захлопывающийся двери я услышала сквозь ругательства и удивленно замолкла. "Наверное, ветер" - подумала я, нашаривая дрожащей рукой выключатель. Зажмурилась, привыкая к свету. Наверное, зря я сюда полезла.
  Полезла назад. Ступеньки почему-то казались неестественно высокими. И для какого великана их строили? Подошла к двери, подергала за ручку. Не открывается. Попыталась толкнуть. Бесполезно. Что за чертовщина?!
  Происходящее приобретало окрас дешевого ужастика, мне же было не до смеха - клаустрофобия коварно подкралась из-за угла и нагло ударила в спину. А, наверное, это одноклассники так шутят! - сообразила я. А значит, им только того и надо, что бы я подергалась. Нет уж, не дождетесь! В знак протеста я упрямо села на пол.
  На полу мне не понравилось - холодно и сыро, да еще и на одной прямой
  с крысами. Пойду лучше, по подвалу поброжу.
  На этот раз спуск по ступенькам прошел успешно и я с уверенностью пошла дальше, но обломалась - спереди был спортзал, вход в который всегда, за вычетом уроков, был закрыт решеткой. И этот раз был не исключение. Горестно вздохнув, свернула в другой коридор.
  В этом коридоре когда-то был вход в кабинет по химии. Возможно, кабинет находился в подвале для того, что бы ученики, нахимичив что-то не то, не взорвали школу. Это потом кабинет вынесли на один этаж выше. К химии я относилась не очень хорошо. Нет, учительница была хорошая, да и сам предмет вроде неплохой... Но мне почему-то не нравился. И из-за этого оценки у меня всегда по химии были не важные.
  Но это всё к делу не относится, ведь я обнаружила, что дверь давно заброшенного химического кабинета тоже была открыта. Сейчас мне больше всего хотелось разорваться пополам - одна половина меня умирала от интереса и рвалась посмотреть, что же там; зато вторая шептала, что туда лучше идти не надо и что вообще нужно срочно покинуть подвал. После недолгих раздумий я пришла к выводу, что лучше сейчас быстренько укротить любопытство, чем потом всю жизнь жалеть о не сделанном.
  Любопытство сгубило кошку - и меня сгубит. По крайней мере, пока я зачем-то на цыпочках кралась к кабинету, моя вторая половина утверждала именно это.
  К моему удивлению, кабинет совсем не выглядел опустевшим: никакой гари на стенах, никаких разваленных до самого основания парт, ни покосившейся доски. Единственное, что меня смущало, так это то, что ножки деревянных стульев были погрызены. Ну и крысы - даже дерево погрызли. Да что скрывать, судя по всему, они и металлические ножки пытались грызть. Веников в кабинете не было - видимо, эти самые крысы уже до них добрались. Ну да ладно, не подметать сюда пришла.
  На столе стояли различные колбы и пробирки. Странно, что их не забрали в кабинет на первом этаже. Что ж...
  Я прошлась вдоль стола, осматривая принадлежности. Поискала мел (ну какой нормальный ребенок не порисует на доске, когда есть возможность?), но он не нашелся. Тоже крысы? ... Посидела на стульчике. Открыла шкаф, но завизжала и отскочила - видимо, это и был крысиный дом. И они сидели там, смотря на меня большими, красными, немигающими глазами и скаля зубы... Нет, на самом деле, они быстро спрятались за кучу еще более-менее целых книг. Но дела это не меняло и я, стоя как можно дальше от шкафа, одним только мизинцем закрыла дверцу.
  Всё! Хватит с меня приключений - решила я и выбежала из кабинета. Не вернусь сюда больше!
  Схватив портфель, который весил не меньше тонны и который я оставила возле входа в кабинет, выбежала из коридора и бросилась вверх по лестнице. Дернула дверь - та со скрипом открылась, утянув меня за собой и стукнув головой о стену. Вот мне и урок - нечего так резко дергать дверь.
  Ахая и охая, выбежала из подвала и захлопнула за собой дверь. Выглянула в окно. Дождь еще шел. В принципе, не удивительно - я пробыла в подвале не более пятнадцати минут, за это время гроза и не могла прекратиться. И тем не менее - желая оказаться подальше от злополучного подвала, я выбежала на крыльцо.
  По лужам клубились большие пузыри. Где-то стукнула молния - секунд через пять после этого до меня докатился глухой раскат грома. Я знала - если на лужах пузырьки, дождь будет идти еще долго. Это плохо. Кроме того, что мне было скучно, я проголодалась. И что мне теперь делать?
  Словно в ответ на мой вопрос скрипнула входная дверь. Понимая, что, стоя на крыльце, я скоро замерзну, я вернулась в школу.
  Там я почувствовала себя излишне одиноко - мои одноклассники разбрелись по школе, а у старшеклассников сейчас были уроки.
  Непонятно, как, но уже через минуту я снова стояла перед входом в подвал. Треклятый подвал! Нет, всё, не вернусь туда больше! Не нравится мне там...
  Ну вот объясните мне и моей логике - как?! Как я опять оказалась в подвале?! Я же не хотела сюда идти! Ну дела! И что меня сюда тянет? ...
  Не знаю, тянет или нет, но как я очутилась в кабинете химии - я не помню. Зато, оказавшись там, поняла, что медленно, но верно закипаю. Только что пар из ушей не валит. И я не поверила своим глазам, когда увидела на столе мел. Откуда, как?! Я же точно помню, что его там не было!
  Решив, что терять мне нечего, пожала плечами и начала рисовать что-то на доске.
  Н-да... Я, конечно, всегда знала, что рисую неважно, но что бы НАСТОЛЬКО... Солнышко больше напоминало паука, чем самого себя, дерево с кустиком под ним было похоже на перевернутую улитку, цветы - так вообще пятна какие-то. Ужас! Думая, что хуже уже не будет, нарисовала посередине замок. О, как я ошибалась! Замок у меня почему-то был похож на колбу, рядом с которой стояли пробирки. Теперь я понимаю, почему учительница по рисованию делала такое странное выражение лица, когда проверяла мои работы. Смех сквозь слёзы.
  Хихикнув, я сделала решающий штрих - начала рисовать вход в замок. Вот - то, что у меня вышло лучше всего! И всё равно, что ворота больше смахивают на зарешеченное окошко в тюремных камерах...
  С твёрдым решением вернуться сюда при первой же возможности, осмотрела кабинет в поисках портфеля. Эй, что за шутки? Где он?! Я не поняла! Наверное, он под во-о-он той партой... Как нет? Этого не может быть!
  После долгих поисков я присела на стульчик, что бы отдохнуть... и почувствовала, что он у меня за спиной. Он всё время был со мной... Господи, вот и за что мне это?!
  Тихо ругаясь под нос, я покинула подвал. Но, как оказалось, зря - мне там понравилось, а дождь еще не закончился. Интересно, а что, если он будет лить до завтрашнего утра? ...
  Отогнав от себя такие мысли, я опять вернулась в подвал. Крысы, судя по всему, ко мне уже привыкли и не стали прятаться в свой угол, продолжая поедать, безусловно, очень вкусный веник. Я только фыркнула и поплелась в облюбованный мною кабинет химии.
  Но, зайдя в кабинет, я оторопела: мое художество куда-то исчезло. Нет, не то что бы я была против, но просто интересно, куда оно делось?
  Я осмотрелась, почему-то ожидая, что сейчас художество выйдет из угла и пристыжено вернется на доску. Угу, вышло, как же! Мела, кстати, не было... Ну еще бы - я же его полностью истратила. Последний огрызок размером чуть меньше ногтя на мизинце утащили крысы. Я не протестовала.
  На столе лежал еще кусок мела. Здорово - если он будет появляться тут каждый раз после моего ухода, то скоро здесь будет лежать обильная кучка. Чисто интереса ради я вышла из кабинета, покрутилась и вернулась. Безуспешно - на столе по-прежнему лежал только один кусок. Ничего не понимаю!
  Ничего-не-понямающая я пришла к выводу, что можно еще порисовать. На этот раз решила потренироваться в рисовании двери - негоже семиклассницам (почти восьмиклассницам, должна заметить) не уметь рисовать дверь.
  Нарисовала я огромные дверищи на всю доску. Двухстворчатые, с чугунной обивкой. Обивка вышла не очень. Впрочем, как и кольцеобразные ручки. Зато в целом... В общем, сойдет!
  На этот раз я не истратила весь мел; от него осталась примерно половина от первоначального состояния, а потому я положила остаток на стол - если крысы не утащат, останется на следующий раз. На столе лежал кусочек бумаги. Я его заметила давно, но раньше как-то не удосужилась прочитать. Сейчас же, ложа мел на место, я обтрусила руки и взяла бумажку. Надпись на ней гласила:
  "Pupil alchemist. Aperire ianuam adsistit!".
  Чего?! И как это понимать?! И вообще, что это за язык? Английский? Французский?! Позже я узнала - латынь. Но тогда я даже представить
  не могла, что это за язык, а потому смысл оставался мне непонятен. Встряхнув головой, бросила бумажку на место и подошла к столу с колбами, пробирками и баночками, глядя на них с охотничьим азартом.
  И тут мою голову посетила очень "умная" мысль - буду играть в химика! Или химичку? А, всё равно. Так-с, что тут за баночки?
  В химии мой опыт был маленьким - всем известный "вулкан", который получается при смешивании соды и уксуса, вычитанный в книге опыт, при котором в кремний добавляют йод и последнее, чем я, собственно, и ограничивалась, был совсем уж скудными знаниями периодической системы Менделеева. Не густо -, но для метода "научного тыка" сойдет. Итак, что у нас тут имеется? ...
  Я взяла первую попавшуюся баночку. Посмотрела на этикетку. Самое странное, что она была абсолютно новенькая, будто бы её только что наклеили. На этикетке всё тем же языком значилось:
  "Tincturam hyacinth-faenum."
  Вот учили меня - если не знаешь, что за жидкость, не трогай! И что на меня нашло? ...
  Я взяла пробирку и налила туда чуть-чуть жидкости. Жидкость была синей. Я закрыла баночку и отставила её в сторону. Оставалось еще две баночки.
  "Decoctum lilushes"
  "Ardebit-flos"
  Так-так-так... Первая жидкость была лилового цвета, а во второй баночке был какой-то порошок оранжевого цвета. Я без зазрения совести перемешала всё это и получила вязкую жидкость, по концепции напоминавшую кисель. "Кисель" был нежно-розового, почти прозрачного, цвета. Тут на меня что-то нашло и я, развернувшись спиной к доске, злорадно захихикала. По моему представлению, так смеются злодеи, когда
  захватывают мир. Но я мир не захватывала и мой смех больше напоминал хрюканье сумасшедшей свиньи.
  Вот уж точно свиньи - только я, как истинная свинья, могла споткнуться на ровном месте. Протяжно завыв первую букву алфавита, я аки мельница начала махать руками, стараясь удержать равновесие. Ничего не вышло и я, не замолкая, упала как раз на мой рисунок. Жидкость разлилась на доску.
  Я, ругаясь и проклиная непутевую себя, встала, по-прежнему не поворачиваясь лицом к доске. А стоило бы! По крайней мере, когда я почувствовала, что меня кто-то тянет к доске, было уже поздно.
  Обернувшись, я поняла, что схожу с ума. Синие воронки не открываются в школьных кабинетах в обычной доске! И вообще, я туда не хочу!
  Решив, что я не сдамся без боя, я клещом уцепилась руками за парту, предварительно проверив, что со мной мой однотонный (по весу) портфель. Авось он будет слишком тяжелым и меня не утащит? Я же еще и за парту держусь...
  Тащить начало вместе с партой. Поразил меня даже не тот факт, что тут открылась воронка, а то, что тянуло только меня - парты, столы и другие предметы остались неподвижными. За исключением того, что хоть чуть-чуть ко мне прикасалось.
  Портал засосал мои ботинки. Как же я теперь, без ботинок-то? Но ботинками воронка не ограничилась и потихоньку затягивала меня. Нет, я туда не хочу! Не хо...
  
  
  Очнулась я на полянке. Сосны тяжело скрипели, переговариваясь с помощью листвы. Где-то выбивал свое стаккато красногрудый дятел; какие-то мелкие лесные птицы смешно щебетали. По веткам пробежала белка, напоминавшая рыжий огонек. Голова сильно болела, мешая рассматривать окружающий мир.
  Но сейчас меня интересовал не окружающий мир, и даже не болящая голова. Сейчас мне больше всего хотелось узнать, куда меня занесло? Где школа, где дождь? Небо было на удивление ясным - даже облаков и тех не было. Но всё же - что тут произошло?! Помню воронку, ботинки... А где они, кстати? А, вон - валяются под сосной. Но воронка... Видимо, сильно я головой приложилась. Или не приложилась? Парта-то тоже тут стоит.
  Феерическое зрелище - парта посреди леса. Да с этого картину писать можно.
  Ой, меня заметили... И парту тоже - из-за дерева выглядывала взлохмаченная голова. Мальчишка был вряд ли намного старше меня, и волосы темные. Смешной курносый нос и уши большие. Он удивленно таращился... нет, не на меня - на парту, от чего его глаза увеличились по крайней мере в два, а то и в три, раза.
  Может, притворится мертвой - пройдет, и не заметит? Нет, вряд ли он не заметит валяющийся посреди леса труп. А что делать?
  Ответ пришел сам - ничего. Пришел в самом прямом смысле, потому как мальчишка вышел из-за дерева на полянку и перевел свое внимание на меня. Интересно, как я сейчас выгляжу? Вряд ли как писанная красавица.
  Мальчик удивленно потряс головой, я же принялась за более детальный осмотр его одежды. Не знаю, почему, но она сразу показалась мне странной. И я тут же поняла, почему - мальчики обычно не ходят в коричнево-зеленых бриджах по колено, кожаных сапогах с серебряными заклепками и болотно-желтых туниках. Нет, я определенно схожу с ума!
  Тут я заметила, что он тоже изучал мою одежду. Я, конечно, понимаю, что тёмно-синее платье знавало лучших времен, блузка определенно была чище и белее, а ботинки и вовсе где-то затерялись, но всё же, чего он пялится на меня такими глазами, будто бы я только что из помойки вылезла? Или я чего-то не понимаю?
  Видимо, я действительно ничего не понимаю, потому что мальчик
  свистнул и из-за деревьев вышел гнедой жеребец.
  Я, конечно, не коновед, но даже не вооруженным глазом было видно, что эта лошадка куда породистей, чем кажется по её масти. Длинная гибкая шея, необыкновенно красивые и умные для лошади глаза, сильные ноги - всё это выдавало чистокровку.
  - Привет! - не задумываясь о последствиях брякнула я и осеклась - слова звучали немного непривычно, и тем не менее очень знакомо.
  - Привет. - Он явно удивился, хотя и пытался скрыть удивление; в прочем, у него плохо это вышло. - Ты кто?
  Видимо, это нужно понимать как "как тебя зовут?". Не знаю, угадала я, или нет, но тем не менее ответила:
  - Ярина. Можно просто Яра. А ты?
  - Дир. - Удивленное выражение не сползало с его лица. Да что это с ним?
  Я замялась. Да уж, собеседник из меня никакущий. Что бы хоть что-то сделать, перевернулась на четвереньки и быстро поползла к сосне, под которой валялись мои ботинки, украдкой наблюдая за Диром. Когда я села под сосной и стала натягивать ботинки, он совсем сбился с толку и с каким-то странным выражением лица наблюдал за мной.
  Одев ботинки, я повернулась к Диру, еще раз оценивающе его осмотрела и, ни слова не говоря, развернулась и пошла вглубь леса. Не знаю, что он подумал (Дир, а не лес), но сам тут же кинулся меня догонять:
  - Эй, постой!
  Я остановилась и повернулась к новому знакомому.
  - Ты ведь ученица алхимика, да?
  Чего?! Он что, сумасшедший?! Или так шутит? Да нет, вроде верит в то, что говорит... Точно сумасшедший - решила я и уже собиралась возобновить прерванный маршрут, но мне не дали, нагло схватив за плечо и развернув к себе.
  Зная, что сумасшедшим лучше поддакивать и вообще во всём с ними соглашаться, я кивнула:
  - Да, а что?
  Вместо ответа он кивнул каким-то своим мыслям и, проигнорировав мой вопрос, предложил:
  - Подвезти тебя до города? - Он кивком указал на пасущегося на полянке жеребца.
  - А что, город так далеко, что я не смогу дойти туда пешком? - Уточнила я.
  - Город не очень далеко, но половина тропок завалена буреломом.
  О, ну хоть на один вопрос он удосужился ответить!
  А теперь вопрос: соглашаться или нет? Я ведь действительно не знаю, куда идти и вполне могу заблудиться. Но кто знает, что взбредет в голову этому сумасшедшему?... А хотя, если ему что-то взбредет, огрею его портфелем. Только где он? В смысле, портфель. Ага, а он под другой сосной.
  - Ну ладно... - Лучше согласиться, чем потом блуждать по лесу. - Секунду.
  Я сбегала за портфелем и закинула его на плечо. Когда я вернулась, Дир уже сидел на коне. Так, а как на эту лошадь размером с небольшого слона залазить?
  Дир подал мне руку. А, так вот, как сюда залазить! Вместо предложенного места спереди я благополучно уселась сзади и ухватилась обоими руками за заднюю луку. В принципе, если Дир не пустит коня в галоп, не упаду. Поправочка - надеюсь, что не упаду.
  
  Ох-х, зря я уселась на круп лошади! Через пять минут мне стало не комфортно, через десять мне отбило пятую точку, а через пятнадцать я поняла, что еще пять минут - и я упаду. И это не смотря на то, что конь бежал ленивой рысью.
  Не упала, потому что уже через две минуты мы выехали из леса. Вокруг неизвестно на сколько километров простирались хозяйственные поля. На взрыхленной земле с тысячами маленьких зеленых побегов копошились люди. Через поля прокладывалась широкая, мощенная камнем дорога, которая вела прямиком к высоким стенам города. Мы стояли не на дороге, а немного поодаль. Но это не удивительно - редко дороги мостят в глубине леса.
  Дир соскочил с коня; я свалилась. Больше никогда не сяду на лошадь сзади!
  - Ну вот, - сказал Дир, поворачиваясь ко мне. - Теперь до города рукой подать, ты и сама сможешь туда дойти. А мне пора!
  И, прежде чем я успела хоть рот открыть, вскочил в седло и ускакал. А мне теперь что делать?
  Похоже, надо идти в город. Больше некуда - в лесу меня вряд ли кто-то встретит с распростертыми объятьями. В прочем, как и в городе. Зато в городе я смогу узнать хоть что-то - решила я и направилась к дороге.
  Идти пришлось по обочине - весь центр дороги был битком набит повозками, караванами и просто одинокими всадниками. В воздухе стоял запах конского и людского пота. Мерзость!
  На меня странно косились, но молчали. Да что здесь творится?!!
  К Главным воротам города я пробралась с большим трудом. Мало того - на входе брали входную пошлину! И что делать? Я молча наблюдала за тем, как в загребущие руки стражников перекочевывают мелкие медные монетки. А мне что делать?
  В голову стукнула дурацкая мысль подойти к одному из стражников и сделать большие умоляющие глаза. Пропустит? Вряд ли. Но попробовать стоит!
  Попробовать не вышло - стоило мне подойти к одному из них, как он приглашающе махнул рукой в сторону города, мол, проходи! Ой, здорово!
  Интересно только, а почему меня пропустили? Ну ладно. Пропустили - и то хорошо. Я прошла в город и тут же отскочила с дороги - не хватало еще, что бы меня тут затоптали. Посмотрим...
  Смотреть было на что! Одни дома были каменные, с тёмными дубовыми дверьми, широкими террасами и мрачными кипарисами по ними. Окна у таких домов были с резными ставнями. Крыши были устланы дорогой черепицей. Другие дома были деревянными. Двери были или тоже дубовыми, или сосновыми. В дворах таких домов росли клёны и орехи. Крыши часто были обычными, шиферными, хотя попадались и черепичные. На окнах были обычные ставни, правда, разрисованные различными узорами. И последние дома - из глины. Не смотря на самый дешевый материал, выглядели они не менее опрятно остальных - покрыты белой штукатуркой и с тёмно-коричневыми балками между ними. Окна, хоть и были без ставен, тоже создавали хорошее впечатление о себе; под окнами глиняных домов довольно часто росли кусты калины. Крыши были покрыты тростником.
  На первых этажах домов часто находились магазины - об этом весьма красноречиво говорили деревянные таблички с нарисованными на них тарелками, ложками, украшениями, сладостями, детскими игрушками и так далее. О, витрина с одеждой!
  Залюбовавшись, я подошла к витрине вплотную. Потом поняла, что так просто коситься на товар не очень-то и вежливо и медленно двинула дальше по улице, залюбовавшись миленьким платьицем и совершенно не замечая ничего вокруг. И из-за своей безалаберности - учили же меня смотреть под ноги! - я врезалась. И не просто врезалась во что-то-там - я врезалась в человека, в результате чего на земле оказались и я, и он.
  Ого, а он разозлился - если бы взглядом можно было убить, вражеские войска бежали бы в ужасе. Ну и чего он так на меня смотрит? Ну не заметила, да, бывает. Не смертельно же, да?
  Но прохожий, который оказался мальчишкой (я что им сегодня, медом намазана?), так не думал. На какую-то долю секунды мне показалось, что он убьет меня тут и сейчас. Вместо этого он встал и грозно посмотрел на меня. Я не заставила его ждать и тоже встала, обнаружив, что на пол-головы его выше. Он выжидательно посмотрел на меня. Я не сразу поняла, что от меня требуется:
  - Э... Я извиняюсь, - пробормотала я и собиралась по-быстрому затеряться в толпе, но не успела, потому что этот самый тип вдруг схватил меня за руку и самым что ни есть наглым образом швырнул меня на землю. Вот и объясните мне кто-нибудь: это вообще нормально? Нет, я понимаю, случайно толкнуть, но что бы так нагло относится к другим людям...
  Не успела я придумать страшную месть, как мальчишка вдруг начал на меня орать:
  - Смотри, куда прёш, дура! Не видишь, кто перед тобой?! Да я сейчас...
  Тут я разозлилась и, поднявшись с мостовой, обтрусила платье (которому это, в прочем, ничем не помогло), игнорируя крик чувака. Ему это, естественно не понравилось. Но не успел он заорать еще громче, как я, прокашлявшись, сказала:
  - Послушай, уважаемый. Если ты сам не видишь, куда идешь, не ори на других - поверь, авторитета тебе это не прибавит.
  Мой собеседник (хотя его трудно так назвать) опешил. У меня же потихоньку создавалось впечатление, что я только что поссорилась с весьма влиятельным человеком (или, вернее, его сыном). Ну да ладно, слово - не воробей.
  Вокруг начали собираться толпы зевак, всегда готовых понаблюдать за бесплатным представлением. И неизвестно, чем бы всё кончилось, если бы не Дир, который, протолкавшись сквозь толпу и увидев, что тут происходит, не вмешался:
  - Эй, что тут происходит?
  Мы с "уважаемым" обменялись злыми взглядами. Я решила помолчать и выслушать его версию происходящего.
  - Иду, значит, я, никого не трогаю, - начал мальчик. Я с неподдельным интересом слушала его. - Как вдруг на меня налетает какая-то шавка и, нагло развернувшись, собирается уйти. Я в растерянности говорю: "Прошу прощения, а извиниться?" - а она мне: "Ну вот еще!". Я хотел уже было возмутиться, но тут пришел ты. А дальше ты и сам знаешь! - патетическим голосом закончил он свой рассказ.
  Я зафыркала в кулак, не в силах больше сдерживать смех. Нет, вот это надо такое придумать! Ну и фантазия у человека!
  Дир тоже не очень-то и поверил, слушая рассказчика со скептически-недоверчивым взглядом, изредка переводя оной на меня. Я делала вид, что ничего не замечаю.
  - Так, хорошо. Выслушаем версию другой стороны! - заявил наконец Дир и полуобернулся ко мне. Второй мальчик посмотрел на меня угрожающим взглядом, всем своим видом показывая, что я должна поддержать его версию. Но я не была бы собой, если бы пошла у кого-то на поводу, а потому без особых приукрашений и преувеличений выложила свою версию рассказа:
  - Я шла, случайно столкнулась с этим вот типом, - небрежный кивок в сторону мальчишки, - извинилась и хотела уже было уйти, как он выволок меня назад и начал орать. Тут пришел ты. Вот, в общем-то, и всё.
  Выслушав сей немногословный рассказ, Дир весьма выразительно посмотрел на типа. Тот в долгу не остался и сделал вид обиженного-разобиженного.
  Так, дальше дело таким образом не пойдет - решила я и добавила:
  - И я прошу прощения... еще раз. - Я обратила внимание на последние слова и, крутанувшись на пятке, поспешила затеряться в толпе, краем глаза заметив, как мальчишка презрительно сплюнул мне вслед. Ну и ладно!
  
  Зная, что сумасшедшим лучше поддакивать и вообще во всём с ними соглашаться, я кивнула:
  - Да, а что?
  Вместо ответа он кивнул каким-то своим мыслям и, проигнорировав мой вопрос, предложил:
  - Подвезти тебя до города? - Он кивком указал на пасущегося на полянке жеребца.
  - А что, город так далеко, что я не смогу дойти туда пешком? - Уточнила я.
  - Город не очень далеко, но половина тропок завалена буреломом.
  О, ну хоть на один вопрос он удосужился ответить!
  А теперь вопрос: соглашаться или нет? Я ведь действительно не знаю, куда идти и вполне могу заблудиться. Но кто знает, что взбредет в голову этому сумасшедшему?... А хотя, если ему что-то взбредет, огрею его портфелем. Только где он? В смысле, портфель. Ага, а он под другой сосной.
  - Ну ладно... - Лучше согласиться, чем потом блуждать по лесу. - Секунду.
  Я сбегала за портфелем и закинула его на плечо. Когда я вернулась, Дир уже сидел на коне. Так, а как на эту лошадь размером с небольшого слона залазить?
  Дир подал мне руку. А, так вот, как сюда залазить! Вместо предложенного места спереди я благополучно уселась сзади и ухватилась обоими руками за заднюю луку. В принципе, если Дир не пустит коня в галоп, не упаду. Поправочка - надеюсь, что не упаду.
  
  Ох-х, зря я уселась на круп лошади! Через пять минут мне стало не комфортно, через десять мне отбило пятую точку, а через пятнадцать я поняла, что еще пять минут - и я упаду. И это не смотря на то, что конь бежал ленивой рысью.
  Не упала, потому что уже через две минуты мы выехали из леса. Вокруг неизвестно на сколько километров простирались хозяйственные поля. На взрыхленной земле с тысячами маленьких зеленых побегов копошились люди. Через поля прокладывалась широкая, мощенная камнем дорога, которая вела прямиком к высоким стенам города. Мы стояли не на дороге, а немного поодаль. Но это не удивительно - редко дороги мостят в глубине леса.
  Дир соскочил с коня; я свалилась. Больше никогда не сяду на лошадь сзади!
  - Ну вот, - сказал Дир, поворачиваясь ко мне. - Теперь до города рукой подать, ты и сама сможешь туда дойти. А мне пора!
  И, прежде чем я успела хоть рот открыть, вскочил в седло и ускакал. А мне теперь что делать?
  Похоже, надо идти в город. Больше некуда - в лесу меня вряд ли кто-то встретит с распростертыми объятьями. В прочем, как и в городе. Зато в городе я смогу узнать хоть что-то - решила я и направилась к дороге.
  Идти пришлось по обочине - весь центр дороги был битком набит повозками, караванами и просто одинокими всадниками. В воздухе стоял запах конского и людского пота. Мерзость!
  На меня странно косились, но молчали. Да что здесь творится?!!
  К Главным воротам города я пробралась с большим трудом. Мало того - на входе брали входную пошлину! И что делать? Я молча наблюдала за тем, как в загребущие руки стражников перекочевывают мелкие медные монетки. А мне что делать?
  В голову стукнула дурацкая мысль подойти к одному из стражников и сделать большие умоляющие глаза. Пропустит? Вряд ли. Но попробовать стоит!
  Попробовать не вышло - стоило мне подойти к одному из них, как он приглашающе махнул рукой в сторону города, мол, проходи! Ой, здорово!
  Интересно только, а почему меня пропустили? Ну ладно. Пропустили - и то хорошо. Я прошла в город и тут же отскочила с дороги - не хватало еще, что бы меня тут затоптали. Посмотрим...
  Смотреть было на что! Одни дома были каменные, с тёмными дубовыми дверьми, широкими террасами и мрачными кипарисами по ними. Окна у таких домов были с резными ставнями. Крыши были устланы дорогой черепицей. Другие дома были деревянными. Двери были или тоже дубовыми, или сосновыми. В дворах таких домов росли клёны и орехи. Крыши часто были обычными, шиферными, хотя попадались и черепичные. На окнах были обычные ставни, правда, разрисованные различными узорами. И последние дома - из глины. Не смотря на самый дешевый материал, выглядели они не менее опрятно остальных - покрыты белой штукатуркой и с тёмно-коричневыми балками между ними. Окна, хоть и были без ставен, тоже создавали хорошее впечатление о себе; под окнами глиняных домов довольно часто росли кусты калины. Крыши были покрыты тростником.
  На первых этажах домов часто находились магазины - об этом весьма красноречиво говорили деревянные таблички с нарисованными на них тарелками, ложками, украшениями, сладостями, детскими игрушками и так далее. О, витрина с одеждой!
  Залюбовавшись, я подошла к витрине вплотную. Потом поняла, что так просто коситься на товар не очень-то и вежливо и медленно двинула дальше по улице, залюбовавшись миленьким платьицем и совершенно не замечая ничего вокруг. И из-за своей безалаберности - учили же меня смотреть под ноги! - я врезалась. И не просто врезалась во что-то-там - я врезалась в человека, в результате чего на земле оказались и я, и он.
  Ого, а он разозлился - если бы взглядом можно было убить, вражеские войска бежали бы в ужасе. Ну и чего он так на меня смотрит? Ну не заметила, да, бывает. Не смертельно же, да?
  Но прохожий, который оказался мальчишкой (я что им сегодня, медом намазана?), так не думал. На какую-то долю секунды мне показалось, что он убьет меня тут и сейчас. Вместо этого он встал и грозно посмотрел на меня. Я не заставила его ждать и тоже встала, обнаружив, что на пол-головы его выше. Он выжидательно посмотрел на меня. Я не сразу поняла, что от меня требуется:
  - Э... Я извиняюсь, - пробормотала я и собиралась по-быстрому затеряться в толпе, но не успела, потому что этот самый тип вдруг схватил меня за руку и самым что ни есть наглым образом швырнул меня на землю. Вот и объясните мне кто-нибудь: это вообще нормально? Нет, я понимаю, случайно толкнуть, но что бы так нагло относится к другим людям...
  Не успела я придумать страшную месть, как мальчишка вдруг начал на меня орать:
  - Смотри, куда прёш, дура! Не видишь, кто перед тобой?! Да я сейчас...
  Тут я разозлилась и, поднявшись с мостовой, обтрусила платье (которому это, в прочем, ничем не помогло), игнорируя крик чувака. Ему это, естественно не понравилось. Но не успел он заорать еще громче, как я, прокашлявшись, сказала:
  - Послушай, уважаемый. Если ты сам не видишь, куда идешь, не ори на других - поверь, авторитета тебе это не прибавит.
  Мой собеседник (хотя его трудно так назвать) опешил. У меня же потихоньку создавалось впечатление, что я только что поссорилась с весьма влиятельным человеком (или, вернее, его сыном). Ну да ладно, слово - не воробей.
  Вокруг начали собираться толпы зевак, всегда готовых понаблюдать за бесплатным представлением. И неизвестно, чем бы всё кончилось, если бы не Дир, который, протолкавшись сквозь толпу и увидев, что тут происходит, не вмешался:
  - Эй, что тут происходит?
  Мы с "уважаемым" обменялись злыми взглядами. Я решила помолчать и выслушать его версию происходящего.
  - Иду, значит, я, никого не трогаю, - начал мальчик. Я с неподдельным интересом слушала его. - Как вдруг на меня налетает какая-то шавка и, нагло развернувшись, собирается уйти. Я в растерянности говорю: "Прошу прощения, а извиниться?" - а она мне: "Ну вот еще!". Я хотел уже было возмутиться, но тут пришел ты. А дальше ты и сам знаешь! - патетическим голосом закончил он свой рассказ.
  Я зафыркала в кулак, не в силах больше сдерживать смех. Нет, вот это надо такое придумать! Ну и фантазия у человека!
  Дир тоже не очень-то и поверил, слушая рассказчика со скептически-недоверчивым взглядом, изредка переводя оной на меня. Я делала вид, что ничего не замечаю.
  - Так, хорошо. Выслушаем версию другой стороны! - заявил наконец Дир и полуобернулся ко мне. Второй мальчик посмотрел на меня угрожающим взглядом, всем своим видом показывая, что я должна поддержать его версию. Но я не была бы собой, если бы пошла у кого-то на поводу, а потому без особых приукрашений и преувеличений выложила свою версию рассказа:
  - Я шла, случайно столкнулась с этим вот типом, - небрежный кивок в сторону мальчишки, - извинилась и хотела уже было уйти, как он выволок меня назад и начал орать. Тут пришел ты. Вот, в общем-то, и всё.
  Выслушав сей немногословный рассказ, Дир весьма выразительно посмотрел на типа. Тот в долгу не остался и сделал вид обиженного-разобиженного.
  Так, дальше дело таким образом не пойдет - решила я и добавила:
  - И я прошу прощения... еще раз. - Я обратила внимание на последние слова и, крутанувшись на пятке, поспешила затеряться в толпе, краем глаза заметив, как мальчишка презрительно сплюнул мне вслед. Ну и ладно!
  Но не успела я возмутиться (абсолютно справедливо, между прочим!), как Дир сказал:
  - А теперь серьезно - кто ты и откуда?
  Я задумалась. Нет, ну, допустим, кто я - это понятно. Но действительно, откуда? И главное - куда?! Я как-то жалобно посмотрела на Дира, словно ожидая, что сейчас он мне подробно объяснит, кто я и откуда. Объяснил, ага, как же!
  - Э... Давая поставим вопрос по другому - где я вообще?
  - Ты не ответила на вопрос, - заметил Дир.
  - А ты всегда отвечаешь на мои вопросы? - Перешла в контратаку я. Дир, кажется, смутился. - Вот то-то же!
  - Ладно, - неожиданно спокойным голосом оборвал меня Дир. А жаль, в моей голове уже сложился осудительный монолог минут на пять минимум. - Допустим. Но всё равно, ты сказала, что ученица алхимика. Ученица алхимика, которая не знает не то что местности, а даже названия города! И как прикажешь это толковать?
  Упс... Облом...
  Видимо, я произнесла это вслух, так как Дир сменил выжидательный взгляд на выжидательно-заинтересованный и, судя по всему, ждал от меня ответа.
  - Ну хорошо, да, я соврала! И что теперь сделать? - Не выдержала я спустя минуту.
  Дир удовлетворенно кивнул и, в очередной раз проигнорировав мой вопрос (привычка у него такая, что ли?), сказал:
  - А теперь вернемся к вопросу, откуда ты заявилась?
  - Как я могу знать, откуда я, если я даже не знаю, где я?!
  - Не логично! - Изрек Дир. И я была с ним полностью согласна, но моё упрямство было категорически против того, что бы я согласилась с Диром, а потому я просто молчала, поджав губы.
  - Даже если так, ты всё равно не ответил на мой вопрос!
  - Так, ладно. Начнём с того, что ты находишься в Ламирском королевстве...
  Интересно, где это?
  - И в графстве Элжан...
  Королевство... графство... что тут вообще происходит?!
  Итак, есть три варианта: либо он сходит с ума (что вряд ли), либо я схожу с ума, либо... либо мечты действительно имеют удивительное свойство сбываться и это - другой мир!
  
  Глава 2.
  - Источник зла есть тщеславие, а источник добра - милосердие...
  љ Франсуа Рене де Шатобриан
  В мыслях царила полная неразбериха. Другой мир, алхимия, графство, парта, воронка, подвал - всё смешалось в большую кучу хлама и теперь неслось быстрым, сметающим всё на своем пути потоком. Где-то на заднем плане что-то говорил Дир, но я его не слушала, пытаясь выудить из потока хоть что-то полезное и разобраться, что со мной произошло и происходит. Я осталась одна в жалком мирке своих мыслей, которые раскручивались вокруг меня в бешеном танце. Смешались не только мысли и события, но и время - уже сейчас я не могла разобрать - сначала я блуждала по переулкам, а потом меня затянула воронка, или наоборот. Думаю, я сошла бы с ума, но тут Дир заметил что-то неладное и кое-как выудил меня из этого сумасшедшего вихря эмоций.
  Много я читала исторических книг и прекрасно представляла себе, как падают в обморок фрейлины. Самое время потренироваться в этом весьма увлекательном деле, но тут Дир дернул меня к незаметной прежде двери и я не сразу поняла, какого фига мы перемещаемся в другую комнату. В стене было окно. Странно, мне казалось, что в первой комнате тут находится зеркало... Точно! Видела я такие зеркала в мультфильмах - с одной стороны зеркало, зато с другой всё видно. Удобная штука!
  В коридоре, который вел в комнату номер один раздались шаги. Они становились всё громче и громче... И тут я получила честь лицезреть моего не очень давнего и не очень приятного знакомого.
  - Ангиус, - шепотом ответил на мой немой вопрос Дир. - Мой младший брат.
  - Что-о?! Он - твой брат?!! - Вылупилась я на Дира.
  - Тише ты! - Шикнул он на меня.
  Моя челюсть затерялась где-то в районе пола. Дир был совсем не похож на этого... как его... Ангиуса, во! Не внешне, не характером. Единственная и весьма призрачная схожесть - хитрый блеск карих глаз. Вот только если у Дира этот блеск был затейливым, то у Ангиуса он прямо-таки лучился злобой. Кошмар! Если бы я не была уверена, что Дир не врёт, ни за что бы не поверила, что они - братья!
  Ангиус тем временем походил по комнате, потопал ногами, попинал диваны, побил коврики на стенах. Выглядело это, честно говоря, странно. Даже очень. Злится, что ли? А на что? Странный он какой-то!
  Нет, ну точно странный - попинал тут всё, побил, и вышел! Ну да ладно - уж мне-то грех жаловаться на то, что он не задержался тут еще на два часа.
  Пожав плечами, я вышла из комнаты-укрытия и уселась на диван. За эти несчастные пять минут мысли сами разбрелись по надлежащим им уголкам. Я начала вспоминать, что мне говорил Дир, пока я занималась мыслеловлей (походит от слова ловить мысли) - а вдруг он сказал что-то важное? Оказалось, так и было. Правда, я так и не смогла ничего вспомнить и пришлось попросить Дира повторить сию реплику еще раз. Он повторил.
  В ходе разъяснений выяснилось, что он - местный виконт (я решила отложить идею упасть в обморок на попозже); что их графство - одно из самых крупных в королевстве (я спросила - самое крупное по площади или по населению. Оказалось, и по площади, и по населению); что алхимики вконец обнаглели и творят в городе, что хотят (по крайней мере, именно так говорил Ангиус); что Дир на год старше меня, а Ангиус - на два младше; что у Дира есть две сестры: одна - моя ровесница по имени Эстель и еще одна - на шесть лет младше меня и зовут её Линесса, но называют её просто Линси (что бы было понятнее, добавлю, что мне - тринадцать) и много всего прочего.
  Всё, что рассказывал Дир дальше, я не слушала, потому как почувствовала, что засыпаю. Вежливо поддакивая и делая понимающий вид, я сначала просто подперла подбородок рукой, а потом и вовсе растянулась вдоль дивана. Вернее, попыталась растянуться, так как диван был коротким и ноги пришлось отправить в свободный полёт. Так я и лежала, краем уха слушая Дира, кивая и соглашаясь с ним в нужных местах. На очередном моем зевке Дир понял, что так дело не пойдет и, с горем пополам поставив меня на ноги, потащил за собой. А я? А я устала настолько, что даже не брыкалась (чему Дир несказанно обрадовался).
  Что происходило дальше, я помню плохо - всё было, как в тумане. Вроде бы, мы шли по улице около получаса, петляя и блуждая, а потом подошли к какому-то огромному зданию, которое я не успела толком рассмотреть, так как меня сразу же проволокли внутрь. Комнату, которую меня отвели, я тоже не помнила, потому что сразу бухнулась на кровать и почти моментально заснула.
  ***
  
  Проснулась я от странного и непривычного для городского уха звука. И что это? Корова, наверное... Стоп! Откуда в городе корова? Вскочив с кровати, подбежала к окну...
  Передо мной, как на ладони, лежал красивейший город из всех, что я видела. Улицы, паутинкой расходясь от входа дома, в котором я находилась, были проведены по всем уголкам города. Главная улица - самая широкая - была мощена отполированным камнем, вокруг неё стояли столбы, на верхушках которых располагалось нечто, что мне напомнило уменьшенные лопасти мельницы со странными углублениями на концах и, к тому же, выкованные из чего-то железного. Крыши домов складывались в чудо-мозаику, за каменными же стенами города виднелись квадраты и прямоугольники вспаханных полей, на которых крошечными жучками копошились люди, как муравьи в муравейнике.
  Я бы могла наблюдать за этим целую вечность и одну третью оной в придачу, если бы не одна наглая личность в лице Дира, который ворвался в комнату, заставив меня подскочить от неожиданности.
  Видимо, Дир ожидал, что я еще сплю, потому как сначала изумленно уставился на пустующую кровать, а потом не менее удивленно посмотрел на меня.
  - О, ты уже проснулась?! - Не столько спросил, сколько сообщил Дир.
  Я в ответ неопределенно хмыкнула.
  - Это хорошо, - не дожидаясь моего ответа, продолжил Дир. - Потому что, если родители тебя заметят, то не сдобровать ни мне, ни тебе...
  - Поконкретней, - я сделала грозное выражение лица.
  - Если говорить простым языком, то о твоем присутствии в поместье знаем только я и Линси, а потому тебе надо срочно куда-то драпать...
  Договорить он не успел. Раздался негромкий стук в дверь. Тяжело скрипнув, она отворилась. В проходе показался высокий, статный мужчина с тёмными волосами с редкими проблесками седины и не менее тёмными глазами. Дир затравленно огляделся. Похоже, искал, где бы ему спрятаться. А я замерла с занесенной для удара подушкой в руках. Странно, как она там оказалась?... Видимо, я просто не нашла, чем бы еще отомстить Диру.
  Мужчина (который, как я поняла, и являлся вышеупомянутым родителем Дира) удивленно посмотрел на меня... на Дира... на подушку... И тут сделал то, чего не ожидали ни я, ни Дир... Ну в самом деле, никогда бы не подумала, что взрослые могут так по-детски смеяться!
  Мы с Диром непонимающе переглянулись. Пальцы разжались как-то сами собой, и подушка с громким хлопком плюхнулась на пол.
  Мужчина замолчал, прислушался. Видимо, что-то его насторожило, потому что еще через секунду он с заговорческим видом сказал нам прятаться, и срочно. Мы посмотрели на него, как на душевнобольного, но спорить не стали. Дир спрятался в углу подоконника, за шторой, а я, за неимением лучшего варианта (ну не под кровать же мне лезть, в самом деле!), залезла в какой-то сундук, слегка примяв лежащие на самом дне вещи. Через пару секунд после того, как крышка сундука мягко опустилась на надлежащее ей место, в комнату кто-то вошел, и я услышала приятный женский голос, слегка приглушенный толстой стенкой сундука:
  - Кордест, что тут происходит?
  И голос отца Дира в ответ:
  - Ничего. Хотел позвать Линси к завтраку, но она, кажется, куда-то ушла.
  - Точно? Мне казалось, ты с кем-то разговаривал?
  - Странно... Может, кто-то в соседней комнате говорил?
  - Хм... Ну ладно...
  Женщина вышла из комнаты.
  - Вылезайте! - Громким шепотом разрешил отец Дира.
  Я осторожно приоткрыла крышку сундука и осмотрела комнату. Не обнаружив ничего сверхнеобычного, вылезла уже целиком. Дир спрыгнул с подоконника.
  - Ага! - Из-за дверного косяка выглянула женщина. По голосу я узнала, что это та самая, которая вышла отсюда полминуты назад.
  Папа Дира удивленно отскочил. Потом до него дошла обстановка и он, демонстративно заложив руки за спину, уставился в потолок и начал насвистывать какую-то ненавязчивую мелодию. Точь-в-точь, как Дир, подумала я.
  Сейчас же мы с парнем смотрели на женщину с видом котят, тайком от хозяев ночью сожравших весь корм в тумбочке. Я извлекла откуда-то из закромов памяти имя матери Дира - Анлина. Судя по всему, это она и есть.
  Либо тут все взрослые - чокнутые, либо тут так принято, но, глядя на нас, Анлина расхохоталась. Да так весело и звонко, что я не выдержала и против воли улыбнулась.
  Потом мать Дира, видимо, что-то вспомнила и сообщила:
  - Ладно уж. Через десять минут жду вас на завтраке!
  И, развернувшись на невысоком каблуке, ушла. Кордест - за ней.
  Я растерянно посмотрела на Дира:
  - А мне что делать?
  - Э... - Судя по всему, его тоже интересовал этот вопрос. - Наверное, тоже прийти на завтрак.
  - Ты уверен, что это - хорошая идея? - Я многозначительно кивнула на платье... Вернее, бывшее платье, потому что сейчас оно походило на кучу тряпья.
  Дир намёк понял и заискивающе предположил:
  - Может, у Эс платье одолжить?
  Я молча ждала его действий. Действия были активными - недолго думая, Дир потащил меня в комнату Эстель. Всю дорогу я бормотала: "Может, не надо? Ну а может, не надо?", - но меня никто не слушал. Когда мы влетели в комнату младшей сестры Дира, та как раз застилала постель и уж никак не ожидала столь странного визита брата.
  Эстель была красива... Даже не так - Очень Красива. Длинные, вьющиеся на концах волосы были идеально уложены - каждый волосок лежал на своем месте. А волосы - светлые-светлые, чуть ли не белые! На самой же Эстель было лазурного цвета платье чуть пониже колен. Верхнюю часть платья сзади украшал большой тёмно-бирюзовый бант. Рукава были длинные и свободные, такие, что, когда Эстель взмахивала руками, рукава крыльями поднимались вслед. Тёмная тень от густых ресниц частично скрывала серо-голубые, чуть ли не серебряные, глаза.
  Эстель удивленно посмотрела на Дира, окатила меня (в особенности мой наряд) еле заметными презрительным взглядом и вопросительно обернулась назад к Диру.
  - Вот, - он вытолкнул меня вперёд себя, - Платье нужно. Не поможешь?
  Эс окатила меня ледяным взглядом. Я сжалась в комочек. Н-да уж, вряд ли она мне что-то одолжит, к тому же я запоздало вспомнила, что даже не расчесалась с утра. Страшно даже представить, как я сейчас выгляжу.
  Вдруг Эстель хмыкнула, задорно улыбнулась и сказала то, что меня до конца сбило с толку:
  - Помогу, конечно. Проходите, только скорей - не хочется опоздать на завтрак.
  Дир протолкнул меня в комнату и зашел следом, закрыв дверь.
  Потом меня усадили на невысокий стул и принялись расчесывать. Я не любила, когда у меня в волосах кто-то копошился, но молчала. Минуты за три Эс отчаялась расчесать гнездо у меня на голове и, кое-как поделив волосы на три части, заплела их в косу - вроде как и не заметно. Дальше Дира без всяких почестей выставили за дверь, а меня нарядили в яркое желтое платьице по колено, с рукавами "фонариками" и салатовой лентой на поясе. Потом отобрали ботинки и торжественно вручили белые босоножки, которые, как казалось на первый взгляд, состояли только из подошвы и большого количества очень-очень тонких тесемочек. Боже мой, а почему белые?! Они же до обеда не доживут!
  Но моего мнения никто не спрашивал, просто вытолкав из комнаты, к Диру. Тот осмотрел меня каким-то странным взглядом, в котором я сумела-таки уловить нотку восторга и восхищения и подал руку. А теперь мне что делать? Вряд ли этот плавный жест означает "дай пять". Подчиняясь интуиции, я аккуратно и немного опасливо положила свою руку сверху, едва касаясь руки Дира кончиками пальцев. Тот еле заметно кивнул и каким-то неизвестным мне образом выпрямил спину, подражая линейке. У меня так не вышло...
  
  В гигантских размеров столовую мы вошли идеально вовремя. Как только мы переступили порог, часы, стоявшие в противоположном концу столовой, пробили девять утра.
  Посреди комнаты стоял длинный стол. На столе лежала белоснежная скатерть с вышитыми по краями узорами. Стулья были деревянные, резные. На полу под столом лежал бордовый ковер с зелеными рисунками. При беглом осмотре рисунки сплетались в дивную картину природы, при более же детальном осмотре мне не удалось обнаружить ничего - узоры как узоры. Ничего необычного. На стенах вместо традиционных картин стояли полки с самой различной посудой - из цветного стекла, из фарфора и даже из глины. На многих из них были выгравированы узоры или имена.
  За короткими сторонами стола сидели граф Кордест и графиня Анлина Элжанские. По левую руку графа сидел Ангиус, который при виде меня скорчил злобную рожицу. Я невозмутимо отвернулась. По правую руку Кордеста сел Дир, усадив меня рядом с собой, только с другой стороны. Далее - по правую руку графини села Эстель, а с левой стороны сидела, смешно болтая ногами, девочка лет семи с тёмными волосами и серыми глазами. Как я поняла, это и была Линси, в чьей комнате я и заночевала. Остальные места тоже не пустовали - судя по всему, многочисленные родственники Элжанских.
  Впервые за многие годы я почувствовала себя дурой - круглой и безнадежной. И что мне делать с этой россыпью вилок, ложек и ножей? И какой вилкой требуется поедать во-он тот салат? Единственное, что я поняла, так это то, что в глубокую тарелку насыпают суп, а вилкой с двумя зубцами едят рыбу.
  Не зная, что еще делать, стала повторять действия Дира. Всё равно ничего лучше придумать не смогу. А то потом окажется, что я суп ела десертной ложкой, а рыбу резала случайно схваченным хлебным ножом.
  
  С горем пополам я пережила тот ужас, который местные назвали "утренней трапезой". Если встречу того, кто придумал этот идиотский этикет вместе с сотней вилок и ложек на каждого человека, голыми руками задушу, слово даю!
  А пока что можно вернуться к более насущной проблеме. А именно - к одежде. Не постоянно же мне носить платье Эстель! Больше недели я его у себя не задержу - гордость вредная, не позволит. А где мне взять деньги? Не у Дира же просить!
  Тут мне в голову стукнула одна мысль... совершенно глупая мысль, но лучших идей у меня не было - выгребать коровий навоз мне нравилось еще меньше. А так авось, что-то подзаработаю...
  Мы с Диром как раз возвращались из столовой и я, пользуясь случаем, спросила:
  - Слушай, Дир, а много в городе алхимиков-то?
  - Да нет, штуки три-четыре, не больше.
  - И много ли у них учеников?
  - У каждого по два-три, вот только эрр Эссент упрямится - говорит, не будет брать себе учеников, пока не найдет себе кого достойного.
  - А пошли на улицу, покажешь мне там чего? - Коварно предложила я. Дир даже не догадывался, зачем мне надо на улицу.
  - Ну... ладно. Только не далеко - до ворот и обратно, - он смерил меня подозрительным взглядом. Я сделала вид невинной овечки и решила на время оставить рискованные расспросы об алхимиках и их учениках.
  Сад поражал своей роскошью. Не смотря на то, что дошли мы только до калитки, которая была распахнута, я успела налюбоваться минимум десятью видами неизвестных мне цветов, пятью различными деревьями и целой кучей каких-то хвойных кустиков. А на подходе к калитке я продолжила:
  - А где живет этот эрр Эссент? - С самым что ни не есть невинным видом поинтересовалась я.
  - Если я скажу тебе точный адрес, это тебе что-то даст?
  - Даст, еще как даст! - Я усиленно закивала головой.
  - Ну ладно. Синий Проспект, дом Љ4. - Дир посмотрел на мое лицо и поспешно уточнил: - Что ты задумала?!
  Мы очень вовремя подошли к калитке и я плавно скользнула по ту сторону забора, не выпуская Дира из зрения.
  - Стой, только не говори, что ты... - Он перевел на меня изумленно-испуганный взгляд. Я с сожалением пожала плечами. - Даже не думай!! Ты не знаешь, что делаешь!...
  Но я его уже не слушала, молнией проскочив по улице и скрывшись в спешащей на рынок толпе. Что ж, будем считать, что у меня не было выбора...
  Синий Проспект я нашла быстро, но для меня оставалось загадкой то, почему его назвали Синим. Куда более сюда походило определение "коричневый" - почти все дома тут были сделаны из грубо обтесанного дерева. Я прилежно отсчитывала дома - Љ1, Љ3, Љ5... Эй, я чего-то не понимаю? Потом до меня дошло, что, наверное, дома с четными номерами находятся на другой стороне дороги. Љ2... Љ4!
  Дом алхимика сильно выделялся: в отличие от прочих домов он был сделан не из дерева, а из камня. Он был двухэтажным, что угадывалось по одинокому окошку на высоте пяти метров. Хм... А что мне делать дальше? Ну да ладно - раз начала, надо довести до конца, решила я и уверенно постучала. Тот час за дверью раздался громкий "БУМ!!!" и ругань: "Кого там черти носят?! Я занят!!!". Упс... Только сейчас я обратила внимание на прибитую к двери табличку с надписью "Не отвлекать! Идет важный эксперимент!" и череп со скрещенными костями снизу. Ой, чую, влетит мне сейчас...
  Дверь открыл не молодой уже человек. Очки сползли на самый кончик носа, грозя свалиться с оного в любой миг, но алхимика это, похоже, не смущало. Край белого халата, который напомнил мне докторский халат, был забрызган чем-то, что имело ядовито-лимонный цвет. В некоторых местах халата сияли здоровенные дыры.
  - Что?! - Недовольным голосом буркнул алхимик, глядя на стоящую на пороге меня.
  - Э... Извините, - начала я, осторожно подбирая слова. - Вы - эрр Эссент? - Для начала решила уточнить, дабы потом не было лишних недоразумений.
  - Да. А что требуется?
  Ну вот и как ему сказать?
  - Извините, я узнала, что у вас до сих пор нет ученика... - И замолчала в надежде, что продолжение до него дойдет и без моей помощи.
  Дошло.
  - Ты уверена, что подходишь под мои требования? - Он осмотрел меня саркастическим взглядом.
  Опа, тут что, еще и требования какие-то есть? Но, дабы не ударить лицом в грязь, ответила:
  - Д-да...
  - Что ж, ладно. Идем со мной. - И, развернувшись, пошел куда-то вглубь дома, даже не посмотрев - иду я за ним вообще или нет.
  Я пожала плечами и перешагнула через высокий порожек дома. Эссент уже поднимался куда-то вверх по деревянным ступенькам, которые находились в дальнем углу комнаты. Странно - у него лаборатория что, наверху находится?
  Оказалось, нет - на втором этаже находились кабинет и еще какая-то комната. Как я поняла, спальня. Алхимик гордо прошествовал в кабинет. Я за ним.
  Кабинет поразил меня обилием книг. Узкие и толстые, большие фолианты и маленькие, как записные книжечки, красные и синие - все они находились в П-образном шкафу, который стоял вдоль трёх из четырех стен комнаты. Посредине стоял резной стол из тёмного дерева, перед ним - тоже резной стул, правда, из более светлой породы дерева и с красной обивкой, которая делала этот стул больше похожим на кресло. А впрочем, может, это оно и было?.. Под столом стоял тёмно-бордовый коврик с геометрическим узором. На столе ютилась кипка бумаг, сложенных в идеальном порядке, небольшая чернильница, на две третьих заполнена мутными, тёмными и вязкими даже на взгляд чернилами. Рядышком валялось одинокое белоснежное перо.
  Несмотря на этот строгий, деловой вид комнаты, мне она не очень понравилась. Слишком тёмная обстановка, слишком давящая лично на меня атмосфера. А еще и требования какие-то... Зябко поежившись, я вошла в комнату вслед за алхимиком.
  Эрр Эссент извлек откуда-то из угла комнаты незамеченный мною прежде стул - точь-в-точь копия того, что стоял за столом, и поставил его напротив первого стула. Видать, этот стул для меня, ибо сам алхимик уселся на тот стул, что стоял за столом изначально. Я решила, что даже, если трушу, коленки подгибаются а голос дрожит от непонятного мне страха, нипочем не выказывать этого Эссенту. В любом случае - даже, если меня не примут, - так будет лучше.
  Так, спокойно, Яра, дыши глубоко. Вдох-выдох... Вдох-выдох... Это же как на контрольной - ничего сложного... А что, если я завалю? Если будут вопросы по химии? Перед глазами зарябили страницы из учебника по химии. Никогда в жизни я не боялась так, как боялась сейчас. Даже перед бушующей мамой. Даже, когда потерялась в метро (и такое было). Даже на первое сентября в первом классе...
  Так, всё, хватит трусить! Герой я, или нет? Нет, однозначно. Так, дура, которая, не смотря на все предостережения, намешала кучу неизвестных веществ...
  Это мысленное самобичевание могло продолжаться еще о-очень долго. И продолжалось бы, если бы алхимик наконец не вытянул из стопки тонкий лист пергамента и положил передо мной, впихнув в кулак перо и пододвинув почему-то открытую чернильницу. Я недоуменно повертела в руке перо. Никогда такими не писала и даже в руках не держала - только любовалось в историческом музее через толстое стекло. Ну ладно, по крайней мере, в фильмах показывали, как пишут такими перьями. А если они смогли - смогу и я!
  - Итак, для начала ты должна будешь под диктовку написать небольшой текст...
  - Типа диктант, да?
  Никогда не любила диктанты. Более того - терпеть их не могла. Но зато я видела очень четкую границу между "хочется" и "надо", а потому прикусила язык и уставилась в пустой пока что лист бумаги.
  - Типа да, - кивнул эрр Эссент и начал неспешно, так, что бы я успевала записывать, диктовать текст.
  В тексте значилось что-то про утро, про природу, про птичек и про бабочек. Я, как случалось со мной довольно часто, задумалась о своем, чисто механически выводя на бумаге скосившиеся куда-то вниз буковки-закорючки. Не знаю почему, но почему-то, когда я не задумывалась над тем, что пишу, ошибок выходило на порядок меньше. А стоило мне задуматься, как слово "молоко" само собой превращалось в "малоко". Правда, сейчас был немножко другой случай - ко всему прочему, надо было следить, что б перо не поставило какую-кляксу и что бы в нём вообще были чернила. С непривычки половина листа под конец промокла почти насквозь, зато на второй половине с трудом различались буквы.
  Алхимик же, не глядя на мои каракули, сказал решить несколько примеров. Не скажу, что они были сложными - математика мне нравилась всегда. Первый пример я решила слёту, даже не задумываясь особо. Второй тоже. Третий я решала в столбик и решила легко. А вот над последним - четвёртым - пришлось немного подумать, но и его я решила без проблем, выводя на краешке пергамента маленькие циферки. Потом передо мной положили вытащенный наугад фолиант, ткнули пальцем в первую попавшуюся страницу и сказали читать вслух. Я послушно прочитала:
  - Твёрдые тела, в которых атомы расположены закономерно, образуя трёхмерно-периодическую пространственную укладку - кристаллическую решётку, называются кристаллами. Кристаллы - это твёрдые вещества, имеющие естественную внешнюю форму правильных симметричных многогранников, основанную на их внутренней структуре, то есть на одном из нескольких определённых регулярных расположений составляющих вещество частиц (атомов, молекул, ионов).
  Я честно пыталась вникнуть в смысл прочитанного, но, увы - недочеты в изучении химии давали о себе знать. А в принципе, даже если бы и знала - вряд ли в седьмом классе. Зато я гордилась собой - всё это я сумела прочитать без единственной запинки или оговорки. А еще больше загордилась, когда глянула на слегка растерянное лицо алхимика. Правда, моя гордость мигом стушевалась, как только Эссент взял в руки листик с диктантом и начал бегло читать строчки, хотя мне казалось, что читает он только для виду, а на самом деле давно уже всё решил.
  Я сидела, покусывая губу. А вообще - чего я боюсь? Я смогла бы решить, написать и прочитать всё это еще в пятом классе. Так что я зря переживаю... наверное...
  По мере чтения, брови эрра Эссента уползали куда-то на верх. Пару раз он что-то черкнул на бумаге. Потом просмотрел примеры. Смерил взглядом меня. Опять посмотрел на исчерканный листик. Я проглотила ком в горле.
  - Как думаешь, сдала ты, или нет? - Спросил вдруг Эссент. Ненавижу такие вопросы.
  В школе я бы ответила: "Э... Ну... Не знаю...". Но сейчас во мне будто бы что-то щелкнуло и я, с наполненным уверенностью голосом, выпалила:
  - Да!
  Алхимик кивнул и куда-то вышел. Я хотела было идти за ним, но не пришлось - он почти сразу же вернулся. В руках эрр Эссент нёс какой-то белый свёрток и несколько чистых тетрадей. Подойдя, он взгромоздил это всё на стол и отошел. Я неуверенно потянулась к свёртку. Не наблюдая протестов со стороны Эссента, осторожно взяла белый свёрток и развернула...
  У меня в руках безвольной куклой обвис белоснежный халат, точно такой же, как у алхимика. Края рукавов и воротник были обшиты синей ниткой, а на вывороте одного из рукавов я обнаружила нашивку - колба (на которую у меня уже выработалась аллергия) со светло-розовой жидкостью на синем фоне. Я перевела недоуменный взгляд на алхимика.
  - Теперь ты признанная ученица алхимика... - И улыбнулся одними только уголками губ...
  
  Честно говоря, я и не думала, что это будет так просто. А с другой стороны - на что я рассчитывала? Что меня пытать будут, или как?
  Еще полчаса назад я буквально разрывалась на кусочки от радости - у меня получилось! Сейчас же, когда мы спустились в полуподвальное помещение, с пола до потолка обставленного различными непонятными мне штуковинами и первым делом меня усадили записывать известные химические элементы и немного лишней информации об оных, моя радость немного развеялась.
  - На данный момент известно тридцать три различных видов атомов, - поучительным тоном начал алхимик.
  - Как тридцать три? - Удивилась я.
  - Ну а сколько еще? - Недовольным голосом осведомился эрр Эссент. Я замолкла, понимая, что, если ляпну "сто двадцать", будет еще хуже.
  Дальше пошел длинный перечень ровно из тридцати трёх элементов - Карбон, Ксенон, Радон, Гидроген, Оксиген, Нитроген, Фосфор и еще куча всяких.
  Потом мне рассказывали много всякого про известных алхимиков, способы открытия того или иного элемента и, естественно, о целях алхимиков. Последнее мне можно было и не рассказывать - в школе нам еще на первом уроке по химии рассказывали про философский камень и эликсир Жизни. В общем, слушая сей не малословный монолог, я чуть не уснула, умудряясь при этом всё еще делать вид благодарного слушателя.
  В конце концов (ура!) эта пытка закончилась и меня отпустили... э... а куда меня, собственно, отпустили? Своего дома у меня не было, к Диру я идти боялась, шныряние же по улицам тоже не доставило мне никакого зримого удовольствия.
  К Диру идти не хочу - а, видать, придется. Рано или поздно, но возвратиться к нему надо будет - не ночевать же под открытым небом? Так лучше уж сейчас, чем потом...
  И только перед выходом, стоя на пороге дома Эссента, я вдруг решилась и спросила:
  - А что делают алхимики в городе?
  Алхимик посмотрел на меня, как на дурочку необразованную, но, тем не менее, ответил:
  - Да всяким разным: кому пятно вывести, кому фосфор изготовить, кому яд от вредителей, а кому - лекарство от болезни какой. А что?
  - Нет-нет, ничего... Так, просто спросила... - Я поспешила скрыться за дверью.
  
  Я шла по относительно пустой улице, пиная перед собой камушек размером чуть меньше чем мой кулак. Торопиться не хотелось - я буквально кожей ощущала что встреча с Диром не будет приятной в любом случае, а потому я медленно брела по дороге, подолгу зависая напротив каждой витрины и с нездоровым интересом рассматривая вывески на стенах домов.
  На грани виденья показалось поместье, в котором и обитал Дир со своей семьей - эти башенки с блестящими на солнце флюгерами я ни с чем не спутаю.
  Эх... Не хочется - но надо... Вдохнув полную грудь воздуха и собрав всю свою решимость, я робкими и до безумия маленькими шажками двинулась к калитке размером в полтора моих роста.
  И всё было бы очень хорошо и весело, если бы не налетевший на меня вдруг Дир. Ну да - раньше я на всех налетала, а теперь - все на меня. Один на всех и все на одного, да.
  Я тем временем вскочила и, завидев грозный взгляд Дира, сделала вид, что я как бы не при чем вообще... Вот только его это почему-то не удовлетворило...
  Ух ты, никогда еще не видела его таким злым! Даже не злым - разгневанным! Жаль, пока он тряс меня за воротник, мне было не до того. И вообще, у меня создавалось впечатление, что еще чуть-чуть - и он поднимет меня за шиворот, как мышку за хвост. Я даже на носочки привстала... Тут Дир, видимо, решил, что хватит меня трясти (а не то, не дай Бог, остатки мозгов вывалятся!) и начал орать что-то про то, что "как я могла его не послушать, я хоть знаю, что со мной могло произойти? И вообще, я - безрассудная девчонка, возомнившая о себе не ясно, что" и так далее в том же духе. Я делала вид, что мне ужасно стыдно, хотя на самом деле я с небывалым интересом слушала, что он говорил, внимая каждому его слову.
  
  Но Дира не обдуришь и он, пробормотав что-то вроде того, что "я неисправима", вдруг развернулся и направился к поместью.
  Вот тут я растерялась - а как же я? Мне что, тут стоять?
  Дир уже у самой калитки развернулся, посмотрел на мою жалобную рожу, горестно вздохнул и обреченным голосом позвал и меня тоже. Я подскочила и вприпрыжку подбежала к нему - оставаться на незнакомой улице в незнакомом городе с незнакомыми обычаями в незнакомом мире мне хотелось меньше всего.
  Дир прошел в какую-то комнату - то ли прихожую, то ли гостиную. Я пошла за ним - всё равно ничего не потеряю. Мы уселись на диван и некоторое время сидели молча. Потом я всё-таки решилась задать вопрос, который не давал мне покоя с того момента, как я переступила через порог дома эрра Эссента:
  - Дир, а что мне могло угрожать?
  Дир смерил меня оценивающим взглядом. Ненавижу этот взгляд.
  - Никто из тех, кто пытался стать учеником Эссента, не выжил. Умерли все, ровно через год после прибытия в дом Эссента. - Дир немного помолчал. - До единого...
  Час от часу не легче!
  - Получается, что я тоже...
  Дир мрачно кивнул.
  Год... Только год - отбилась в памяти роковая дата.
  Люди часто не ценят того, что имеют. И стоит им это потерять - как этот предмет, человек или даже просто некое абстрактное понятие типа времени приобретают незаменимую ценность. В какой-то миг они становятся нужны, но увы, - поздно...
  А что, если... Что, если при возвращении в мой мир это проклятье или что-то там еще, исчезнет?.. В любом случае, стоит попробовать. Тогда у меня есть год, что бы вернуться в свой мир, вот только... как? Что бы попасть сюда, я смешала кучу всякой ерунды, а что это за ерунда, я не помню... Помнится, было там что-то про гиацинты... Или не гиацинты? Н-да уж...
  Дир молча смотре на мое спокойное и отрешенное лицо, давая мне возможность всё осмыслить, за что я была ему безмерно благодарна.
  Итак, я имею дело с какими-то неизвестными мне веществами. А кто знает о веществах больше меня?...
  Я подскочила, как ужаленная и молнией выскочила из комнаты. Ничего-не-понимающий Дир не долго думая рванул за мной.
  ...Путь к дому алхимика я запомнила на удивление точно...
  Дира я затеряла где-то в толпе, но особо о нём не беспокоилась - вряд ли он не знает дорогу сюда и вряд ли его там затопчут. Подлетев к двери дому Љ4, я уверенно затарабанила в дверь (предварительно убедившись, что на оной не висит никаких предупреждающих табличек). Она распахнулась практически моментально. Я почувствовала запах озона, на миг появилось впечатление, что скоро будет дождь. Потом этот запах резко сменился запахом гари - настолько резко, что я невольно поморщилась. Интересно, в лабораториях алхимиков это в порядке вещей?
  На пороге появился Эссент. Очень недовольный, что его оторвали от дел, но старающийся ничем этого не выказывать. И вот вопрос - как ему объяснить то, что я хочу?
  К моему огромному счастью, именно в этот момент подбежал Дир и, оттиснув меня с порога сам начал сбивчивый рассказ. Судя по удивленному лицу Эссента, алхимик до сих пор ничего не слышал о весьма скоропостижной смерти всех, кто мерился ему в ученики. К концу этой Дировой проповеди Эссент смотрел на меня с таким испугом, будто бы это не я, а он должен был умереть.
  В конце концов, он пропустил нас в дом (вот и хорошо, а то я уже устала стоять на пороге) и, закрыв дверь, наконец-то выдал:
  - И что от меня требуется?
  Я задумалась. Говорить ему, что я из другого мира, или лучше не надо? Не поверит ведь... Но другого выхода я не вижу - разве что покорно ждать смерти.
  - Понимаете, дело в том, что я - из другого мира... - Решилась наконец я, то ли со смехом, то ли с огорчением глядя на удивленно-недоверчивое выражение лица алхимика. Далее я со всеми возможными подробностями начала описывать открытие воронки, смутившись на том моменте, когда я начала смешивать непонятно, что. - И вот теперь мне надо узнать, что это были за вещества, что бы открыть портал назад. - Закончила я.
  Выслушав описания веществ и примерное содержание надписей, Эссент сказал:
  - Мне очень и очень жаль, но, к сожалению, в поиске этих ингредиентов я вам не помощник. Но я знаю того, кто в самом деле может вам помочь...
  Он что, поверил?! Нет, я, конечно, всё понимаю, но верить в философский камень - одно, а в другие миры - совсем другое! Хотя мне грех на это жаловаться.
  Алхимик извлек из небольшого шкафчика бумагу, сложенную прямоугольником. Положив её на стол, Эссент развернул её.
  Карта была в не очень хорошем состоянии - бумага была уже старая, с какими-то странными пятнами и трещинами. Сама карта была нарисована то ли углем, то ли это чернила такие старые. Ёлочки-треугольники и деревья-кружочки на палочках изображали лес. В некоторые местах были нарисованы покосившиеся домики - селения, что ли? До меня не сразу дошло, что бесформенная фигура должна была изображать моря и озера. Ну и наконец - где-то на северо-западе треугольные горы. Такая банальная карта, но почему-то у меня она вызвала благоговейный трепет.
  Эрр Эссент осмотрел карту и ткнул пальцем в домики:
  - Вот мы. Вот лес. Вот дорога через лес, - каждое слово алхимик сопровождал иллюстрацией на карте. - Если пройти по этой дороге через лес, можно выйти вот в этот поселок...
  "Дубки" - прочитала я подпись к еще одним домикам.
  - ...Здесь живет одна моя старая знакомая, - продолжил Эссент. - Она - знахарка и очень много знает о травах. Возможно, она и сможет вам помочь. Её зовут Веста.
  - Спасибо! - Поблагодарила я алхимика и вылетела из дома. Почему-то у меня было чувство, что надо срочно найти эту Весту, ибо потом может быть поздно.
  Дир догнал меня по дороге к поместью - не бросать же тут школьный портфель? Авось пригодиться. Например, от медведей отбиваться - такого веса, да еще и с разгоном, не выдержит самая крепкая башка... Боже, что я несу?! Какие медведи?!
  Мой портфель лежал в комнате на том же месте, что и сегодня утром - возле кровати. Закинув его на одно плечо, я уже собиралась выйти из комнаты, но тут Дир схватил меня за руку.
  - Стоп! Куда это ты сама собралась? Я с тобой!
  Я на миг замерла.
  - Нет, Дир. Это - моя проблема, и я буду её решать. Сама. И я не собираюсь втягивать в это тебя.
  И, осторожно высвободив свою руку, вышла из комнаты.
  
  Дир за мной не шел. Я была рада, что он не пошел со мной - я уверена, что у него много дел в графстве, кроме как помогать неведомо откуда свалившейся девчонке.
  Не знаю, почему, но почему-то где-то в глубине души мне было обидно.
  А впереди меня ждал путь. Долгий и наверняка опасный. Но я готова.
  Ворота города остались позади. Путь начался...
  
  Глава 3.
  - Дороги? А зачем нам дороги? Там, куда мы отправляемся, они не нужны!
  љ "Назад в будущее"
  
  Лес встретил меня веселой трелью птиц, стуком дятла и скрипом высоток-сосен. Что-то зашуршало в кустах, кто-то пролетел прямо у меня над головой, слегка взъерошив волосы на голове. Я весело шагала по дороге, стараясь не обращать внимания на оттягивающий спину рюкзак. Может, ну с ним - оставить его здесь?.. Хотя нет - если буду возвращаться в свой мир, портфель мне там ой как пригодится...
  Часа три назад - точно сказать не могу, не считала - я вышла за ворота города. Спустя эти три часа начала сказываться моя глупость - ну чего мне стоило попросить у Дира еды в дорогу? Судя по карте, сквозь лес мне идти день-два, а у меня с собой ни еды, ни воды... Ну ладно, уже ничего не исправишь.
  Солнце уже скатилось за горизонт, а я окончательно проголодалась и замерзла, когда я увидела дым. Дым вряд ли от пожара - его я бы пораньше заметила. "Нет дыма без огня", - решила я и направилась туда.
  Минут через десять я полностью искололась кустами ежевики (и откуда они там взялись - вроде бы в заросли вишен лезла), чуть не сломала себе ногу в овраге и чуть не превратилась в аппетитный, но сырой шашлычок для ворон с помощью острой ветки упавшего абрикоса, но всё-таки дошла!
  Это действительно был огонь, а не пожар. Горел он на довольно большой полянке, окруженной стеной из старо-древних дубов. Это играло мне на руку - такая узенькая щелочка просто создана для тайного наблюдения из засады!
  Господи ты Боже мой, они там что - шабаш устраивают?
  По краям полянки стояли странного болотно-фиолетового цвета шатра с конусоподобными верхушками. Мне лично это строение больше всего напомнило цирк. Посреди полянки горел костер - примерно с полторы меня высотой, обложенный подозрительно круглыми серыми камнями, похожими на крупную гальку. А вокруг костра скакали странные люди, с головы до ног обвешаны чем-то напоминающим золотые бусы, да еще и с позолоченными кисточками на концах одежды. В круглых полосках браслетов на запястьях людей плясали тысячи маленьких огоньков. Странные они какие-то, люди эти!
  Нет, к ним я точно не пойду! Мало ли, что этим людям в голову взбредет...
  - Пламя танцует в твоих глазах... Страх это пламя несет... - Прошелестел где-то сзади хриплый голос.
  Я замерла... потом медленно обернулась... И чуть не поседела от страха!
  Прямо за мной стояла явно очень древняя старуха, упершись в меня очень светлыми, будто бы затянутыми полупрозрачной пеленой, серо-голубыми глазами. На старухе была та же одежда, что и на людях на полянке, только золотых деталей в этом наряде было поменьше.
  Я испугалась настолько сильно, что до меня не сразу дошел смысл сказанных мне слов. А когда дошел... Конечно, несет! Конечно, танцует! А старуха эта... тоже, в общем, странная. Не зря я решила смотаться от сюда, ой не зря...
  - Извините, но, кажется, мне пора. - Сказала я старухе и, осторожно, бочком пройдя мимо неё, направилась подальше от костра, но шагов через тридцать всё же не выдержала и обернулась.
  Старуха стояла там же, повернувшись лицом к полянке, смотря туда, где секунд пять назад стояла я. Похоже, она только сейчас заметила, что я куда-то исчезла. Она повернулась ко мне и посмотрела мутным взглядом куда-то мне за плечо.
  Ох, не нравится мне этот взгляд! И вообще ничего не нравится - в этот вечер слишком много сюрпризов за спиной. Но, обернувшись, я не обнаружила сзади ничего странного или не обычного. Пожав плечами, опять посмотрела на старуху, и тут до меня дошло. Она слепая! Теперь ясно, почему у неё такие глаза.
  Тряхнув головой, словно бы сгоняя наваждение, я повернулась к старухе спиной и опять двинула вперед. Не оглядываясь.
  
  Пожалуй, этот случай пошел мне на пользу - после него у меня напрочь отбило аппетит. Из головы не вылетали слова старухи - не смотря ни на что, мне казалось, что её фраза относилась вовсе не к костру на полянке и не к странным людям... А к чему же тогда?
  Было темно. Очень темно. Тучи решили, что света от костра на поляне мне хватило на весь вечер, и спрятали луну и звёзды. Злые тучи. На расстоянии вытянутой руки ничего не было видно - да и самой руки в таком положении видно тоже не было. Страшно, однако. Я с детства боюсь темноты...
  Где-то вдалеке ухнула сова. Надо мной молнией пронеслась черная тень. Птица? Летучая мышь? В кустах что-то подозрительно зашуршало. Деревья вокруг меня казались скелетами - страшными, скрюченными. Казалось, все они норовят по меньшей мере выколоть мне глаз. Какие у меня милые мысли, однако.
  Надо срочно ложиться спать, а то до утра я тут свихнусь от страха - решила я и уже почти легла, но тут наткнулась на нечто странное, торчащее из земли. Я обернулась. Прямо подо мной из земли торчало нечто, похожее на руку и я, не думая ни о чем больше, побежала сквозь лес, царапаясь острыми ветками и падая, обдирая коленки.
  Много позже, по несколько раз прокручивая в голове этот эпизод, я усведомила одну простую вещь. Это была палка. Обычная палка, не ясно как приземлившаяся таким вот образом прямо туда, куда я хотела лечь... У Судьбы весьма странное чувство юмора.
  В ту ночь я не спала - просто не могла заставить себя закрыть глаза. Тот час мне начинало мерещиться невесть-что, отовсюду начинали сползаться живые мертвецы, а вся растительность вдруг становилась очень враждебной. Ночь я провела на верхушке какого-то дерева - что это, в темноте разглядеть было сложно. Зато наутро я спустилась вниз, цепляясь за толстые ветки ослабшими руками и заснула крепким, честно-заслуженным сном.
  Проснувшись, я обнаружила, что солнце уползло куда-то далеко за полдень и, спохватившись, хотела отправиться дальше, но тут до меня дошло, что вчера я, убегая от "руки" отошла неясно куда от дороги и заблудилась.
  Итак, будем рассуждать трезво - на карте село, в которое я шла, находилось к востоку от города. А значит, если я сейчас пойду на восток, куда-нибудь да выйду. По крайней мере, очень на это надеюсь.
  
  День прошел скучно. Где-то у меня за спиной собирались ленивые тучи цвета грязной ваты, но не похоже было, что этот дождь имеет какие-то серьезные намерения. К закату я вышла-таки на какую-то дорогу, правда, не уверена, что на ту, потому что она почти сразу же повернула к северу. Я вздохнула и пошла продираться через заросли, приговаривая про себя услышанную где-то мельком фразочку "пробирается медведь сквозь лесную гущу...". Портфель, мой старый добрый друг, который я не выкинула даже удирая от "руки" и взбираясь по дереву, и который я с большим удовольствием использовала, как подушку, всё еще был со мной. Это хорошо.
  Я продолжала двигаться, даже когда стемнело, и это принесло плоды - часам к одиннадцати ночи, когда мне совершенно не хотелось спать, я вышла к какой-то деревне. Надпись, неумелым и кривым почерком вырезанная на наспех сколоченной деревянной табличке гласила: "Кривая сосна". А, насколько я помню, село, в которое шла я, называлось "Дубки". Значит, это не оно. Это плохо.
  Надо было решать, что делать дальше - то ли попроситься к кому-нибудь переночевать, то ли провести ночь, так сказать, под открытым небом.
  После пяти минут тяжелого раздумья я решила всё таки заночевать на улице - если попрошусь к кому-то, есть шанс, что они начнут выспрашивать о моем прошлом. Рассказывать о том, что я из другого мира направо и налево мне не хотелось, а врать мне хотелось еще меньше. А потому мне пришлось устроиться в корнях высокой сосны. Я, конечно, не очень рада соседству пауков и мокриц, но одну ночь перетерпеть можно.
  Сегодня было куда светлей, чем вчера. Туч на небе почти не было - за исключением тех, на западе, которые преследовали меня целый день. От нечего делать, я начала искать звёзды и созвездия, но успехом это дело не окончилось, ибо знала я совсем мало созвездий - Медведицы Большая и Малая, созвездия Лебедя, Кассиопея и Плеяды.
  Наконец я пришла к выводу, что, если сейчас же не усну, то завтра проснусь по крайней мере в обед - поспать я люблю. И уснула.
  
  Вопреки своим опасениям, проснулась я не в обед, а на рассвете. Непонятным мне было, почему именно я проснулась, но спать мне почему-то не хотелось.
  Летом светлеет рано - часов в пять утра. Это я знала твёрдо. Правда, не знала - в этом мире то же время года, что и у нас, или нет? Ладно, будем считать, что одинаково.
  Солнце только-только поднялось над горизонтом. Хотя нет, еще даже не поднялось - нижняя часть всё еще желала отдохнуть перед новым рабочим днём и упорно тянуло солнце вниз. Увы, оно было неумолимо.
  Где-то далеко-далеко недовольно ухнула сова. Зато жаворонки завели утренний хор, встречая новый день со всеми почестями. Пожалуй, это утро можно было бы считать идеальным, если бы не одно но - я всё еще не дошла до той знахарки и неизвестно, в какой вообще стороне та деревня!
  В общем, пораскинув мозгами, я нашла два выхода из этой ситуации: либо пойти искать деревню наугад - и тогда у меня будет один шанс из двух выйти на правильный путь. Или же я могу спросить у местных, но не факт, что они знают... Ладно, сначала спрошу, а если не знают, перейдем к плану "Б" и пойдем наугад... Надо только помнить, что если я не угадаю, идти мне придется в три раза больше.
  
  Знают ли местные жители о деревнях вокруг? Нет. Ну хоть что-то слышали? Нет. А может, про Дубки? Про Дубки-то слышали? Нет! А может, про знахарку по имени Веста? Нет.
  В общем, все расспросы оказались бесполезны - хоть сколько людей я расспросила, ответ всё один: нет, нет и еще раз нет! В результате на меня с подозрением косится вся деревня, а я по-прежнему ничегошеньки не знаю!
  Значит, придется идти наугад... Конечно, можно подождать еще в деревне, авось что-то и выйдет, но во-первых: сейчас у меня начинало складываться впечатление, что запаса времени у меня не год, а максимум эта неделя; а во-вторых: я не любила ждать, пока всё сбудется само. Гораздо вернее действовать самой, пусть и не наверняка. В любом случае - даже если я не угадаю, у меня всегда будет возможность вернуться и пойти в другую сторону... Если меня не прикончат по дороге?
  Я шла уже чертов третий день, если вести отсчет с момента моего появления в "Кривой сосне"! Либо я иду не по той дороге, либо по той, но до деревни еще далеко...
  Ноги жутко ныли и болели. В первый день. Дальше было легче - они уже привыкли и шли без моего в то вмешательства. Правда, их приходилось периодически растирать, а то спустя некоторое время (сколько точно не знаю - не засекала) они почему-то начинали жутко печь, как будто бы я иду не по дороге, а по раскаленной лаве.
  Попутчики на дороге косились на меня с удивлением - в особенности на мою обувь. И вообще, я заметила, что почти ни у кого не было нормальной обуви - только какие-то страшные кучи непонятно, чего - то ли старой кожи, то ли пропитанными старой кровью тряпками. Дети моего возраста вообще ходили босиком, и их ни капли не смущали камни под ногами. Ужас, в общем.
  А еще я заметила, что топить печи селяне начинали еще засветло, примерно за час до рассвета. Для чего именно так - я не знала. Возможно, что бы помещение успело прогреться на ночь.
  А еще я узнала, что, хоть пасбище и далеко от деревни, маленьких детей отпускали туда совсем одних! Неужели их родители совсем не боятся, что на их чудесное чадо нападет дикий зверь или придет кто-то, кому весьма выгодна торговля детьми? Странно всё это, но я уверена, что в этом знаю точно меньше них.
  Сейчас на мне была та одежда, которую я одела перед выходом - я решила её сменить, а то после такого "приключения" от платья Эстель могло остаться не больше, чем от моего платья, одетого на мне сейчас. Пожалуй, платье - единственное, что сейчас имело некое сходство с одеждой селян. И вообще, если не всматриваться, то можно подумать, что на мне обычный мешок, перемазанный сажей или углем. Не ясно только, как я в таком виде к знахарке подамся... Ну да ладно.
  Целиком и полностью увлеченная своими мыслями, я не сразу заметила, что на дороге твориться что-то неладное. Какие-то люди, противненько так скаля зубы, выстроились поперек дороги. Сверкнули на солнце странные - широкие и чуть согнутые мечи. Абсолютно все, кто был сейчас на дороге, замерли приблизительно в сотне шагов от, как я поняла, разбойников. И только я, задумавшись, подошла ближе.
  Я затравленно огляделась - убегать сейчас было абсолютно бессмысленно - взрослые дядьки точно бегают куда лучше меня. Интересно только, почему селяне не выступят против них открыто? У них есть лошади, которые, хоть и не привыкли к битвам, страху нагнать могут. А разбойников-то всего ничего - штук семь, в пять раз меньше, чем селян...
  И тут до меня дошло, почему именно селяне так испуганно пятятся от них. Потому что, даже если селяне выиграют эту схватку, будут жертвы, ведь разбойники с оружием. И никому не хотелось погибнуть в числе первых.
  Не думая о том, что я творю и главное - зачем, я вдруг издала боевой клич апачей и ринулась прямо на центрального разбойника. Тот офигел, я же решила не дать ему опомниться и огрела его портфелем. Раздался неприятный хруст - я совсем забыла, что в одном из карманов портфеля лежала мобилка, которая, судя по всему, уже никогда не послужит мне...
  Меня накрыла волна селян - судя по всему, грабеж на дорогах был обыденным делом в этих краях, и разозленным селянам нужен был только небольшой толчок, в роли которого оказалась я. На обочине кто-то зашуршал в кустах, но я решила, что сейчас у меня есть проблемы куда важней - вон тот разбойник слишком подозрительно на меня смотрит, явно что-то затевает.
  Не мудрствуя лукаво, я решила, что пора драпать, ибо в драках я точно не мастер Йода.
  Сейчас передо мной стоял важный выбор: либо я продолжаю путь в заданном направлении, либо поворачиваю назад. И тот и тот вариант рискованны, но, как по мне, лучше уж повернуть - три дня потратила на дорогу сюда, не хватает потратить еще больше! Решено - возвращаюсь назад!
  
  В "Кривую Сосну" я вернулась вечером через четыре дня. Через четыре потому, что еще около дня я потратила на отдых, потому что ноги и так пекли нестерпимо. Всю дорогу мне казалось, что за мной кто-то следит. То ли это я настолько устала, то ли у меня уже начинает развиваться мания преследования, то ли за мной действительно следили - я не знаю. Один раз хотела было вернуться и проверить, но ноги были запрограммированы идти прямо во что бы то ни стало, и сворачивать отказались.
  В общем, в этом поселке меня уже все давным-давно меня забыли, тем более такую не умытую и не расчесанную, и поглядывали на меня с подозрительным интересом - что-то казалось им знакомым, вот только они никак не могли вспомнить, что именно. Ну и фиг с ними.
  Почти сразу по прибытию, я завалилась спать на неприятно мокрой и холодной травке на окраине леса и, стараясь не думать о соседстве с пауками, заснула.
  
  Отоспалась я за всю прошедшую неделю, еще и на месяц недосыпа вперед - мало ли что! А потому, вскочив чуть поздней обеда, сразу понеслась в сторону, противоположную той, куда я подалась в начале.
  Так как на дороге было безумно скучно, а вокруг никого не было, я, от нефиг делать, начала тихонько мурлыкать себе под нос услышанную в детстве песенку:
  - Спроси у жизни строгой,
  Какой идти дорогой?
  Куда по свету белому
  Отправиться с утра?
  Иди за солнцем следом,
  Хоть этот путь неведом,
  Иди, мой друг, всегда иди
  Дорогою добра!
  Забудь свои заботы,
  Падения и взлёты,
  Не хнычь, когда судьба ведёт
  Себя не как сестра,
  А если с другом худо -
  Не уповай на чудо,
  Спеши к нему, всегда иди
  Дорогою добра!
  Ах, сколько будет разных
  Сомнений и соблазнов,
  Не забывай, что эта жизнь -
  Не детская игра!
  Ты прочь гони соблазны,
  Усвой закон негласный:
  Иди, мой друг, всегда иди
  Дорогою добра!
  Так, оставалось только надеяться, что за мной никто не шел, ибо мои вокальные данные я ставила под большие сомнения, да и не люблю я, когда кто-то слушает, как я пою.
  Как-то получилось так, что я практически забыла о цели своего пути, сжилась с существующим, совершенно не задумываясь о будущем. Каждый день я вскакивала почти на рассвете, и шла дальше. Шла, шла... После обеда без обеда останавливалась в небольших поселениях - два-три домика, выполняя там мелкие поручения за ужин и ночлег - у кого лошадь почистить, у кого бурьяны прополоть... В принципе, я привыкла - не раз доводилось делать это у бабушки в селе, так что я стала ощущать то, что для кого-то кажется рутинной работой, частью своей жизни, своего существования... Возможно, именно потому я не хотела прерывать путь, не так сильно стремилась к цели, хотелось навсегда остаться странствующей путницей - загадочной и немного страшной - маленькие дети хоть и с радостью слушали сказки нашего мира, а всё же косились на меня с недоверием...
  И вот однажды всё обрушилось. Упало. В таких случаях говорят - как гром среди ясного неба.
  Подходя к очередному поселку, уже предвкушая заслуженный отдых, а заметила нечто неладное. Из того места, в котором ели и сосны стояли реже и из того, в котором по моим предположением, находилась деревня, валил дым. Тёмный, густой, как кисель, и очень неприятный - казалось, подойдешь к нему поближе, и не уйдешь уже оттуда - засосет, как воронка...
  Решила подкрасться со стороны леса - действительно, мало ли что? Лучше бы я вообще это место стороной обошла.
  Поселок был больше, чем я себе представляла - домов десять, наверное, будет. Посреди поселка, на площади, горел костер, кажется, туда поскидывали все имеющиеся деревянные предметы обстановки - вон, кажется, стул мелькнул. Вернее, то, что от него осталось.
  С одной стороны от костра - на расстоянии метров десяти - стояли высокие, метра три-четыре, столбы. А к ним... Я сглотнула - к столбам, за руки и за ноги были привязаны люди, мужчины или женщины, не разобрать. Напротив них стояли еще люди, сжимая в руках луки. Заскрипела тетива... Блеснуло острие стрелы... Ласточкой пролетело белое оперение... Я, сообразив, ЧТО сейчас будет, зажмурилась. Прозвучал короткий вскрик... и всё. Все звуки как будто бы исчезли на ту несчастную долю секунду, показавшуюся тогда целыми годами, веками, тысячелетиями...
  Я быстро развернулась спиной к деревне и пошла по лесу в обратном направлении, всё больше и больше удаляясь в глубь оного. Вслед доносились вопли, крики, кажется, кто-то плакал.
  Руки тряслись, ноги не слушались. Понимание того, что меньше получаса назад у меня на глазах убили людей, живых людей, чьих-то родственников, не давало покоя. Тогда мне казалось, что это я во всем виновата - в том, что дала стрелам сорваться, в том, что не освободила хоть одного человека, в том, что в деревне горел костер, да в чем угодно! Неподъемный тягарь вины скатился на мои плечи, как облава, лавина... Пожалуй, это был худший день в моей жизни. Опять сзади зашелестели кусты, но блин, какое мне сейчас дело до каких-то там кустов, когда тут происходит такое?! Я не оборачивалась, я просто шла, не задумываясь над тем, куда иду. Голова шла кругом, наверное, моя походка в тот момент напоминала походку боцмана после тотальной попойки.
  Так я шла до наступления темноты, и шла бы дальше, если бы не риск свалиться в яр, которых, как я уже успела понять, в лесу было множество. Заснула я быстро, просто свалилась на мягких мох и провалилась в сон.
  Еще один день был потерян, а кто знает, сколько мне еще идти?...
  
  К утру пережитые вчера впечатления улеглись, оставив по себе лишь очень неприятный осадок. Да и вообще, произошедшее сказилось на мне плохо, хотя, возможно, это пошло мне на пользу - есть я не хотела теперь вообще, а про ужин и думать забыла. Весь день прошел, как в тумане - я просто шла, шла, шла... Казалось, этот день не закончится никогда.
  Слово-то какое: ни-ког-да...
  Вечером я продолжала идти, свернув при этом в лес. Не хватало еще на дороге кого-нибудь встретить. Шаг, еще шаг. Под ногами сухо шелестели листья. Но, сделав очередной шаг, я не почувствовала под собой ни земли, ни листьев.
  Чертово притяжение! Скатываясь по склону яра, цепляясь руками и ногами за колючие веточки и больно ударяясь копчиком о кочки, я думала лишь об одном: лишь бы смерть была короткой.
  Но увы, сегодня она пропустила меня в списке и пошла дальше.
  Я скатилась на дно яра и так и осталась лежать, раскинув в стороны руки и ноги. Потом попыталась встать, но вместо этого тихонько завыла от боли во всех конечностях. Спина, потерпевшая не меньше моего многострадального копчика, не хотела ни сгибаться, ни разгибаться. Одну руку мне удалось рассмотреть, сверх-усилиями чуть-чуть повернув голову и скосив глаза. Сейчас эта несчастная рука выглядела так, будто бы её били хлыстом, день и ночь напролет, без перерыва. Где-то виднелись мелкие, розоватые порезы от травы, где-то виднелись более крупные порезы от палочек и сучков. Синяки считать мне вообще было лень. После этого, обращая внимание на то, что другая рука болела куда больше, я решила на неё не смотреть.
  Итак, встать я не могу, могу только лежать. Ночью. На дне яра. В полном одиночестве. Блеск! Ну и ладно, останусь тут до утра - и пусть меня загрызут волки. Мне всё равно.
  Всю ночь я не могла сомкнуть глаз: не смотря на мое желание встретить голодных волков, страх темноты от этого никуда не исчез, скорее даже наоборот - усилился. Но я ничего не могла сделать - ни встать, ни присесть, ни даже пошевелиться.
  К утру боль немного утихла и я, кряхтя, как столетняя старуха, кое-как сумела подняться на ноги. А ведь мне еще из яра выкарабкиваться... Яр был довольно глубоким - этажей шесть, не меньше. Склоны были глиняными, с редкими проблесками лопухов и хвощей. Что ж, хоть за что-нибудь я смогу уцепиться.
  Но пока что я решила оставить подъем в покое - просто пойду глубже в яр, авось, там взобраться будет легче.
  Пока шла, размышляла - так ли мне нужно идти к Весте? Может, я вообще до неё не доживу. Или она не сможет мне помочь. А вдруг меня вообще убивать не будут? Ведь, если судить с одной стороны, они не смогли стать учениками, а я смогла. Но, если смотреть с другой, это можно считать как предостережение, мол, сунешься - убью. Или убьем? Вдруг таких "убийц" много, и кто-то из них сумеет проникнуть в мой мир вместе со мной?.. Хотя нет, вряд ли. Но в любом случае, мне стоит идти к знахарке, авось что-то из этого да выйдет.
  Примерно так я думала, незаметно для себя выходя из яра - постепенно его склоны снижались, до тех пор, пока я как-то сама не вышла на поверхность.
  На небе клубились тучи - тёмно-серые и липкие, словно размоченная глина, создавали не самое благоприятное впечатление, грозя в любую минуту обернуться проливным дождем. Мне же лучше - умоюсь хоть. Конечно, мне по пути часто попадались реки, да и у селян воды было достаточно, но всё же, это было три дня назад - и сейчас я, даже не глядя на себя в зеркало, могла бы с уверенностью сказать, что похожа сейчас в лучшем случае на кикимору болотную (это если не присматриваться), на деле же - в бомжа с улицы, так как мне еще пришлось покататься по глиняным склонам яра, и поваляться на травке ночь.
  Всё как я и предвидела: дождь начался внезапно, тут и не лишним будет упомянуть фразу "как с ведра". Я продолжала двигаться, так как, чем больше воды на меня попадет, ем лучше я буду выглядеть, когда дойду до знахарки... Конечно же, если я вообще до неё дойду.
  Пока шла, постоянно спотыкалась о какие-то палки, самым что ни на есть странным образом торчащие из земли. Тогда я не придала этому особого значения - а зря.
  Вскоре дождь превратился в водяную пыль, летящую с неба. Видимость была не то что бы очень низкой, но и не высокой.
  А потому крыши домов - да и сами дома - появились неожиданно, будто бы из-под земли выросли. Неподалеку торчала табличка, надпись на которой гласила: "Дубки".
  "Я дошла, я всё-таки дошла...", - подумала я перед тем, как с чувством выполненного долга упасть на землю и заснуть прямо там, не взирая ни на дождь, ни на грязь под щекой - хуже уже не будет.
  
  С утра, проснувшись абсолютно выспанной и в хорошем настроении, я без труда нашла рядом, в леске, небольшую реку, и не поленилась вымыться - хоть к Весте приду в чистом виде. Как говорят, человека встречают по одежде. Да и провожают, в общем-то, тоже за ней.
  У людей спрашивать дорогу к знахарке я не хотела - чего доброго, опять ненормальной сочтут, как это было в "Кривой сосне"! Лучше уж сама как-нибудь отыщу её дом, наверняка он хоть чем-то да отличается от остальных домов.
  Нет. Все дома здесь были абсолютно одинаковыми, будто слепленные с одного образца. Эх, жизнь моя жестянка, придется спрашивать дорогу у людей.
  Люди косились на меня с подозрением, некоторые - даже с испугом. Либо это я так выгляжу, либо с этими людьми что-то не так. Причем первый вариант куда более вероятный, чем второй.
  И всё-таки я сумела узнать путь, изловив какого-то мальчишку. Мальчишка выглядел лет на шесть-семь, хотя, подозреваю, что ему спокойно могло быть и девять и десять. Мальчишка на протяжении всего недолгого разговора отводил глаза и вообще старался всячески увильнуть от разговора со мной. Но - ха-ха! - от меня так просто не избавиться, в результате чего я долго и щепетильно выспрашивала его познание о знахарке, зато, когда я наконец закончила "допрос", мальчишка с радостным визгом умчался прочь. Я только плечами пожала - а что тут еще можно сказать?
  Дом знахарки действительно не выделялся среди прочих. А потому я даже засомневалась: туда ли я вообще попала? Убедилась после того, как случайно увидела развешенные напротив окна этого дома травки. Травки придали мне уверенности, да. Я осторожно, крадясь, подошла к двери и подняла руку. Так, спокойно, "всё могут короли, всё могут короли...". Короли, ага, как же. Улыбнувшись своим мыслям, я постучала.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"