Эндре: другие произведения.

Воконий Роман Плинию привет

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ћВоконий Роман Плинию приветЋ - это стилизация под эпистолярную литературу, довольно распространенный в период античности и средних веков жанр. В сборнике писем Плиния Младшего некоторые из писем адресованы другу автора – Воконию Роману. Этот рассказ – своеобразный ответ Романа и является скорее стилизацией под манеру письма ранней Империи, чем эпистолографию вообще. (Если иногда непонятно, о чем речь, можно просто обратиться к письмам Плиния Младшего).

  Воконий Роман Плинию привет.
  
  Ты писал мне, что очень хочешь прочесть то письмо, которое я отправил тебе после трех недавних писем. Возможно, оно затерялось в дороге, поэтому я пишу тебе это, новое. Не жди того, что я буду полностью повторять свои слова, это не в моих привычках. Но теперь, если первое письмо все же до тебя доберется, будет шанс сравнить, как у меня получается разными словами говорить об одном и том же.
  Предполагая, что я хочу написать твою биографию, ты оказался прав. Мы были воспитаны вместе, поэтому наши привычки часто сходны. Среди прочих - привычка всегда сохранять у себя копии тех писем, которые мне особенно приглянулись, и чтение которых перед сном или за завтраком приносит мне удовольствие и отдохновение от трудов. Так и теперь, когда в голове моей окончательно созрела идея создать жизнеописание одного из замечательнейших людей нашего века. Когда я, наконец, решился собрать воедино все мои мысли о тебе, человеке, пережившем тягости века минувшего и с достоинством вступившего в наше светлое время, я обратился к тем письмам, что писал ты мне. О, как стыдно мне стало, что среди забот и трудов я не всегда мог вовремя ответить тебе. Прости меня, друг мой. Но сейчас не об этом. Я не стану обращаться ко всем письмам, написанным тобою мне, потому что тогда мое послание превратилось бы в пускай и очень интересный, но слишком длинный монолог. Однако и малого от меня не жди, ведь, как доброму другу, мне следует с лихвой возвратить тебе все те минуты радости, что ты принес мне своими письмами. Ты, я знаю, не любишь ни тягучести речи, ни излишней краткости, что ж - постараюсь и в этом тебе угодить.
  Я хочу, прежде всего, чтобы ты посоветовал мне, что возможно поместить в твоей биографии, чтобы она стала по-настоящему интересным и достойным своего героя произведением. Кроме того, в Риме есть несколько человек, которые уже согласились издать этот труд, когда он будет закончен. Я написал им письма, предлагая обратиться к тебе. Ты удивишься, узнав среди этих достойных граждан своих недавних противников по судебным процессам и, как тебе казалось, недругов. Но уважение к тебе и твои трудам превысило любые жизненные дрязги. Не стану раскрывать тайны, пускай имена этих доброжелателей останутся пока неизвестны тебе.
   Копию первого твоего письма я едва не потерял и нашел случайно. Управляющий моим имением в Кампании сообщил, что многие свитки пропали во время пожара, поэтому я уже стал горевать и думал, как бы обратиться к тебе с вопросом о том, чтобы взять твою копию письма на время (знаю, она у тебя есть). Но боги смилостивились, и я смог таки найти то письмо. Оказалось, что оно лежало в моей библиотеке в Сагунте. Родная Испания сохранила для меня поистине бесценное творение. Ты пишешь в нем о Регуле и его подлостях. Это письмо и твои слова я обязательно использую в своей работе. Многие друзья наши пострадали от рук этого вечного труса и лжеца. Я же сам потом разговаривал с нашим Целерой, он до сих пор жалеет, что решил тогда защищать Регула перед тобой. Ты зря считаешь, что богатство и влияние этого негодяя делают его, как ты выразился, "дюскатайретон"*. Торжество правды в нашем мире зависит не только и столько от воли богов, сколько от нашей собственной воли. Мы всегда должны помнить, что у регулов хватает наглости войти в наш дом только тогда, когда у нас не хватает смелости выставить их с форума.
  Доброй памяти Вергиния Руфа, о котором ты тоже писал мне, я посвящу отдельную главу. Этот человек сделала столько, что сотне таких как мы за всю свою жизнь не сделать. А сколько раз он своим твердым решением спасал государство от раскола, сколько раз он давал столь необходимые окружавшим его людям советы. Он и, правда, умер, насладившись годами и законными почестями (а мы с тобой хорошо помним, что такое почести ложные, сколь легко их раздавали ранее), и на похоронах Вергиния краснаречивейший оратор, сенатор Корнелей Тацит, выступил с одной из самых лучших своих речей. Даже уважая твою скромность, я не могу опустить в своем труде твоих заслуг в отношении Руфа, как ни проси.
  Что же касается твоей речи в честь принцепса, произнесенной по обязанности консула, я уже писал тебе, что это прекрасный труд. Его стоит полностью сохранить, ничего не меняя, и издать в Риме и Комо. Столичные разнесут свет твоего таланта до самых дальних уголков государства, а жители твоего родного города смогут с гордостью говорить: "Это наш Плиний, наш патрон". Надеюсь, что твое замечание о невеждах, которые порой даже могут хорошо придумать и великолепно рассказать, но далеки от истинного умения, не про меня. Свет и тень в этом мире не всегда так легко отличить друг от друга, как ты о том пишешь, так давай же творить не только для знатоков, но и просто для читателей.
   Дело Атии Вириолы, которую ты защищал в суде центемвиров (уверен, ты помнишь - об этом было еще одно твое письмо), видно, сильно взволновало тебя. Но разве старик, отец Атии, который лишил ее наследства в пользу своей молодой и любимой жены, заслуживает такого уж сильного осуждения. Любовь слепа, мой многоумный друг, и она, хоть и противоречит порой здравому смыслу наших законов, имеет свои, высшие права на каждого в этом мире. Ты пишешь, что дело это стало настоящим спектаклем и привлекло к себе внимание многих. Но, может, именно потому и стало оно общеизвестным, что в нем законы человеческие столкнулись с законами куда более древними. А сограждане наши столь падки на поединки, что разве могут упустить случай посмотреть на поединок законов.
  Еще два письма особенно порадовали меня. Ты спрашиваешь, был ли я у источника Клитунма, который ты столь красочно описал. Конечно, был, друг. Прости, что раньше не рассказал тебе о нем. Он, как я понял, впечатлил, тебя, но, восхищаясь этим творением богов, ты, как мне кажется, не замечаешь прелести многих наших простых ручейков и водоемов, что струятся повсюду в Италии и Испании. Разве не они поят наши поля, разве не они спасают нас от жары в знойный день, разве не они несут нам в своем радостном журчании грезы о далеких реках и морях. Весь мир кроется в этих незатейливых потоках, в которые в любой момент можно опустить руку, стоит лишь выйти из дому. Одна такая речушка течет неподалеку от имения моего покойного отца в Сагунте. Я уже писал тебе, что начал строить виллу в Кампании, но это далеко не главная моя забота сейчас. Куда важнее восстановить отцовское имение после землетрясения. Многие строения были разрушены, и я, когда вернулся домой из Италии, не узнал родного очага. Но стоило мне приглядеться, я тут же заметил небольшую речушку, что притаилась у самого края старого виноградника. В ней я плескался еще до того, как научился читать. И нет ничего на свете милее ее прохладных быстрых вод, ее мелкой гальки под ногами, блеска солнечных лучей на ее поверхности. Если ты сейчас на берегу Ларийского озера, где стоит твое имение, выгляни из окна, и ты почувствуешь насколько дороги и близки тебе твои родные места. Нет, не прав был Варрон, ругая своих соседей за то, что они больше заботятся о расположении спален в имении, чем о погребах для масла и вин. Пускай торгаши пекутся о большем числе хранилищ и пифосов, я же не живу ради урожая, а урожай ращу ради жизни. И всего в моем доме должно быть в меру.
  Но я, верно, уже начинаю отступать от собственного правила и затягиваю обращение к тебе. Пиши же, друг мой, пиши, что из всего этого стоит оставить в моем труде о тебе, а что убрать. А, может, ты хочешь, чтобы я добавил к этому еще что-нибудь? Тогда напиши мне об этом, порадуй старого друга еще раз своим прекрасным стилем и словом. На твой суд я предлагаю свои намерения и мысли - решай и не медли с ответом. Будь здоров.
  
  * "которого трудно ловить".
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"