Попова Анна Ростиславовна: другие произведения.

"Литературный театр": отражение невербальных сигналов посредством соматической лексики в романе в стихах А.С. Пушкина "Евгений Онегин"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Агитки - необычные графические подписи


"Литературный театр": отражение невербальных

сигналов посредством соматической лексики

в романе в стихах А.С. Пушкина "Евгений Онегин"

No А.Р. Попова

   Средства языка, необходимые автору для создания достоверного, правдоподобного, "жизнеспособного" персонажа, которого и сам творец, и читатели его произведений будут воспринимать "как живого", сложны и многообразны. Образ героя в литературном произведении, созданном рукой мастера, привлекает именно своей многоплановостью, многогранностью, что достигается за счет комплексного применения автором языковых средств. Так, персонажи истинного художника слова резко отличаются от персонажей автора-дилетанта, обращающего внимание лишь на их действия; читателю важно не только, какие поступки герой совершает или какие слова говорит, но и то, как он это делает.
   Писатель может рассказать о чувствах героя и даже назвать их, а может передать их внешнее проявление таким образом, чтобы читатель сам сделал выводы. Если же автор избирает второй путь, то он неизбежно сталкивается с приемами "литературного театра" - подобно режиссеру, он "обставляет мизансцену", указывает на характерные - произвольные и непроизвольные - жесты, позы, мимику как внешние выразители чувств, состояний и т.п. Обращая внимание на такие невербальные сигналы, автор как бы попутно, наряду с основным действием, сообщает о героях немаловажную дополнительную информацию.
   Значимость невербальной информации при восприятии человека огромна. Данные исследователей о соотношении воспринимаемой вербальной и невербальной информации о собеседнике показывают, что доля последней составляет более 50% [1].
   Языковыми репрезентантами невербальных сигналов, наряду с лексикой соответствующих тематических групп, служат слова-соматизмы, однако же не любые, а лишь называющие те внешние части тела, которые характеризуются подвижностью и (или) способны участвовать в реализации значимых по смыслу невербальных действий: сомонимические лексемы (обозначения частей и областей тела человека - головы, ее частей, туловища, конечностей) и некоторые сенсонимические лексемы (например, обозначения глаз) [2].
   Невербальные сигналы играют значительную роль в создании художественного образа, вследствие чего и представлены в романе А.С. Пушкина "Евгений Онегин" в значительном количестве.
   Наиболее многопланово и подробно в романе представлена мимика - выразительные движения мышц лица. В обозначении тех или иных мимических движений участвуют далеко не все соматизмы, а лишь такие, которые называют подвижные части лица - так, в романе это брови, губы/уста; кроме того, участвуют в обозначении мимических символов и слова глаза/очи (сам орган - неподвижен, но движения взгляда очень выразительны), а также само слово лицо. Движения частей лица воспринимаются как стереотипы - сигналы собеседнику: радость, гнев, удивление, страх...
   Одними из наиболее частотных соматических лексем в романе является существительные-синонимы глаза/очи (соответственно, 13/16 употреблений). Глаза (в отличие, например, от губ) - неподвижный орган, однако же движения верхних и нижних век и движения зрачков создают то впечатление, которое мы называем взглядом, выражением глаз (веселым, печальным, насмешливым и т.п.).
   Существительные глаза/очи чаще употребляются в контексте, не содержащем других соматизмов и рисующем движение глаз, взгляда. Выражение глаз, особенности взгляда, как правило, ориентированы на то, чтобы произвести определенное впечатление на собеседника: Он молча поклонился ей Но как-то взор его очей Был чудно нежен...; Его нежданным появленьем, Мгновенной нежностью очей И странным с Ольгой поведеньем До глубины души своей Она проникнута... - или: Онегин руку замахнул, И дико он очами бродит...
   Движения и выражение глаз, взгляда, могут быть и непроизвольными, не рассчитанными на собеседника, но не менее выразительными: ...К луне подъемлет томны очи, Мечтая с ним когда-нибудь Свершить смиренный жизни путь!
   Сенсонимические слова глаза и очи встречаются в контекстах, где имеют место "скопления соматизмов", что свидетельствует о стремлении автора передать мимику персонажа комплексно: Улан любим ее душою... И вот уж с ним пред алтарем Она стыдливо под венцом Стоит с поникшей головою, С огнем в потупленных очах, С улыбкой легкой на устах. Если в данном контексте с помощью лексем-соматизмов был представлен один персонаж, то в двух последующих автор использует более сложный прием. А.С. Пушкин одновременно рисует двух героев (так, как мы бы их увидели на сцене, или так, как мы их представляем в воображении - сразу обоих, не по отдельности), поэтому в контексте, насыщенном соматической лексикой, наименования частей тела относятся к разным персонажам: ...Нет, поминутно видеть вас, Повсюду следовать за вами, Улыбку уст, движенье глаз Ловить влюбленными глазами...; Она его не подымает И, не сводя с него очей, От жадных уст не отымает Бесчувственной руки своей... Причем в обоих случаях речь идет о сильном чувстве, о драматическом переживании.
   Довольно выразительны у человека движения бровей - с их помощью передается гнев, недоумение, скорбь. В романе реализуются некоторые из этих эмоций в тех контекстах, где представлено слово брови. Два раза это существительное употребляется с формами глагола нахмурить: Он знак подаст - и все хлопочут; Он пьет - все пьют и все кричат; Он засмеется - все хохочут; Нахмурит брови - все молчат; Весь вечер Ленский был рассеян, То молчалив, то весел вновь; Но тот, кто музою взлелеян, Всегда таков: нахмуря бровь, Садился он за клавикорды... Одинаково обозначенные движения бровей рисуют разные чувства, настроения - от мимического невербального грозного приказа до проявления меланхолической рассеянной грусти.
   Интересен случай употребления соматизма брови, когда в контексте речь идет не о движениях бровей, а о "месте" на лице, расположенном над бровями - лбе (кстати, лоб мимически связан с бровями: движения бровей приводят к характерным складочкам на лбу, также символизирующим различные эмоции): Я знал красавиц недоступных, Холодных, чистых, как зима ... И, мнится, с ужасом читал Над их бровями надпись ада: Оставь надежду навсегда...
   Губы - единственный активно подвижный орган, расположенный на лице; помимо того, что губы непосредственно участвуют в процессе говорения, их движения, не связанные с речью, также бывают значимы. Этот орган обозначается в романе двумя синонимами-соматизмами: губы и уста, однако же в контексте, где говорится о мимических движениях губ, употребляется лишь слово уста. Наиболее типичным невербальным сигналом, производимым с помощью губ, является улыбка: Улыбку уст, движенье глаз Ловить влюбленными глазами; ... С огнем в потупленных очах, С улыбкой легкой на устах. Соматизм уста также используется в перифразе, рисующей поцелуй: ... От жадных уст не отымает Бесчувственной руки своей... Устам приписывается и "разумность", способность координировать то, что ими произносится: Как удержать негодованье Уста упрямые хотят!
   Сочетание двух соматизмов - уста и брови - служит для полного описания невербального выражения контроля над чувствами и эмоциями: У ней и бровь не шевельнулась; Не сжала даже губ она. Кроме того, сам соматизм лицо используется в контексте с той же целью: ...Где, где смятенье, состраданье? Где пятна слез?.. Их нет, их нет! На сем лице лишь гнева след. В отличие от прочих "соматических" контекстов, изображающих конкретные мимические сигналы, в данном контексте окружение соматизма лицо не дает представления о том, как же именно отражен "гнева след", предоставляя читателю домыслить это самостоятельно.
   Жесты персонажей, динамические значимые движения тела, многообразны по своим задачам и воплощению и играют немаловажную роль в произведении. В выполнении жестов участвуют не все органы тела - так, в романе жесты представлены с помощью сомонимизмов голова, локоть, рука.
   В романе содержатся описания как жестов со свободной формой ("единственно с использованием собственного тела"), так и со связанной формой: это жесты, первый компонент которых - "собственное тело, второй компонент (адаптор) - тело другого человека" [3].
   Как правило, жест несет определенную информацию для собеседника и рассчитан именно на него - такие жесты, в основном, и описаны в "Евгении Онегине". Исключение составляет лишь жест, выполняемый головой, производимый не в расчете на кого-либо, а как выразитель собственного настроения, состояния: Качая важно головою, Соседи шепчут меж собою...
   Все прочие жесты ориентированы на кого-либо, например, жест-императив - призыв к вниманию: Друг другу тетушки мигнули И локтем Таню враз толкнули, И каждая шепнула ей: - Взгляни налево поскорей...
   Наиболее часто при указании на какой-либо жест автор использует слово рука, и это неслучайно: руки - наиболее активный, подвижный орган, приспособленный для выразительной жестикуляции, что не просто востребовано человеком и проявляется в существовании развитой системы жестов, но и закреплено в языке в многочисленных жестовых фразеологизмах.
   Слово рука встречается при обозначении жеста со свободной формой, при участии части тела одного человека - в данном случае, жеста ритуального: И няня девушку с мольбой Крестила дряхлою рукой.
   Однако чаще слово рука используется при описании "двухкомпонентных", связанных жестов:
   - жеста, свидетельствующего о любви к женщине (в данном случае) - поцелуя руки: Она его не подымает И, не сводя с него очей, От жадных уст не отымает Бесчувственной руки своей...
   - жеста, свидетельствующего о расположении к женщине, знака симпатии, воспринимаемого как довольно вольный, на грани приличия: Онегин с Ольгою пошел; ... И, наклонясь, ей шепчет нежно Какой-то пошлый мадригал, И руку жмет - и запылал В ее лице самолюбивом Румянец ярче.
   - жеста, свидетельствующего о дружеском расположении, симпатии: ... Дружатся с ней, к себе ведут, Целуют, нежно руки жмут...
   - жеста, предписанного этикетом, не насыщенного эмоциями героев: Он подал руку ей. Печально (Как говорится, машинально) Татьяна молча оперлась.
   Позы - статичные положения тела, принимаемые человеком. Если в жестикуляции или мимике принимают участие определенные части тела, то в создании позы задействовано все тело - даже если это не выражено в романе при помощи "перечня" соматизмов, в контексте обязательно присутствует указание - прямое или имплицитное - на положение тела (например, сидит человек или стоит и т.п.).
   В целом, при описании поз автор использует слова голова (глава), плечо, щека, рука, колени, ноги. При этом за движениями определенных частей тела, участвующих в создании позы, закреплены свои функции: так, например, склоненная голова свидетельствует либо о подавленном состоянии, либо об усталости, дремоте, либо о смущении: Она зари не замечает, Сидит с поникшею главой...; Он подал руку ей. Печально (Как говорится, машинально) Татьяна молча оперлась, Головкой томною склоняясь; К плечу головушкой склонилась, Сорочка легкая спустилась С ее прелестного плеча...; Склонясь усталой головою, На модном слове идеал Тихонько Ленский задремал...; И вот уж с ним пред алтарем Она стыдливо под венцом Стоит с поникшей головою...
   Поскольку поза - комплекс "застывших" телодвижений, автор нередко использует два и более слова-соматизма. Например: ...И тихо слезы льет рекой, Опершись на руку щекой.
   По-видимому, не только жесты, но и позы могу быть как свободными (то есть создаваемыми с участием частей тела одного лица), так и связанными (создаваемыми с участием частей тела собеседника), поскольку нередко позы, как и жесты, обращены к другому человеку и выражают различные к нему отношения.
   Характерным подтверждением сказанному служит использование в романе соматизмов ноги, колени в однотипных контекстах, выражающих проявление любви мужчины по отношению к женщине, при этом описание позы может трактоваться сразу и в буквальном, и в переносном смысле: ... Желать обнять у вас колени И, зарыдав, у ваших ног Излить мольбы, признанья, пени... ; С любовью лечь к ее ногам!; Я вспомню речи неги страстной, Слова тоскующей любви, Которые в минувши дни У ног любовницы прекрасной Мне приходили на язык...; В тоске безумных сожалений К ее ногам упал Евгений; Как я желал тогда с волнами Коснуться милых ног устами!; ...А нынче! - что к моим ногам Вас привело? какая малость!
   Таким образом, единицы невербального языка (мимика, жесты, позы) несут дополнительную информацию о героях, их чувствах, состояниях, и даже об образе автора в романе. Мастерское использование А.С. Пушкиным системы невербальных сигналов свидетельствует о его стремлении более точно, выпукло, зримо представить читателю своих героев.
   Многие цитируемые ранее строки романа показывают, что особенностью употребления соматизмов являются так называемые их "скопления" при описании невербальных сигналов с целью детальной репрезентации последних.
   Обращает внимание и широкая палитра человеческих чувств, представленная через отображение мимики, поз и жестов; кроме того - и это подмечено автором - некоторые из них обладают неоднозначностью. Так, например, автор рисует эмоционально непохожую у разных героев мимику (разные улыбки, разное выражение нахмуренных бровей) и позы (разные настроения, передаваемые описанием одной и той же позы, - сидящий человек со склоненной головой).
   Вообще, любое описание персонажа невозможно без использования соматизмов в соответствующих контекстах: как ни важны действия, поступки, духовный мир героя, читатель должен видеть его образ - и внешность, и язык телодвижений. Хочется обратить внимание на присутствующую в романе особую, развернутую соматическую аллегорию, свидетельствующую о возможности комплексного описания персонажа: Тому назад одно мгновенье В сем сердце билось вдохновенье, Вражда, надежда и любовь, Играла жизнь, кипела кровь, - Теперь, как в доме опустелом, Все в нем и тихо и темно; Замолкло навсегда оно. Закрыты ставни, окны мелом Забелены. Хозяйки нет. А где, бог весть. Пропал и след...
  
  

Литература

   1. Стернин И.А. Практическая риторика: Учеб. Пособие для суд. высш. учеб. заведений. М, 2003. С. 42.
   2. Мугу Р.Ю. Полисемантизм соматической лексики: На материале русского и немецкого языков: Дис. ... канд. филол. наук. Майкоп, 2003. С. 77
   3. Козеренко А.Д., Крейдлин Г.Е. Тело как объект природы и тело как объект культуры (о семантике фразеологизмов, построенных на базе жестов) // Фразеология в контексте культуры. М., 1999. С. 271.

Орел

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   2
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Невеста Стального принца - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) К.Блэк "Апокалиптические рассказы "(Антиутопия) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"