Попова Елена Владимировна: другие произведения.

Босиком по облакам

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пятеро лучших друзей, отправляются на мальчишник, чтобы как следует отметить, последний холостой день Тео. Его будущая жена - Эмми, с нетерпением ждет, когда наступит долгожданное завтра и стоя у алтаря, она крикнет - Ј даЋ, наконец став его женой. Но страшная авария, которой закончился вечер мальчишника, меняет судьбы всех героев. Она унесла жизни четверых, оставив только Майка. Но никто и не догадывается, что Тео и остальные трое друзей, по - прежнему вместе и наблюдают со стороны за тем, что стало происходить после их смерти.

  Босиком по облакам
  
  Часть первая
  Глава 1
  Мальчишник
  
  Казалось, нет ничего приятней, когда просыпаешься от слабых, но в то же время нарочных, прикосновений Эмми - тонкими пальчиками она едва касается моей спины, делая вид, будто и не думала меня будить. Когда в комнате ещё сумерки, и до рассвета остаётся полчаса, но ты уже не можешь закрыть глаза, чтобы просто дожидаться звона будильника. Когда из кухни доносится аромат свежесваренного кофе...
  - Доброе утро, дорогой! На правах твоей будущей жены приказываю встать с постели и пройти на завтрак! - Эмми, стоящая в моей рубашке, застёгнутой на одну пуговку посередине, слегка растрёпана. На лице лёгкая улыбка. Удержаться было просто невозможно, и завтрак пришлось немного отложить.
  - Сегодня важный день! Тебе придётся распрощаться с холостой жизнью! Да, да, Тео. И советую погулять на полную катушку, а после свадьбы - ни-ни!
  - Что, и футбол по субботам с парнями отменяется?
  - Скажешь тоже, футбол! Заливаете в себя по несколько литров пива и болеете, уже за кого придётся, в своём спортбаре. Да и официантки там, вроде, ничего. Так что, милый, последуй моему совету. Сегодня можешь отрываться, а завтра, после того, как ты наденешь мне это кольцо на палец, и мы свяжем наши сердца узами брака, про прошлую разгульную жизнь и про своих четверых товарищей можешь забыть.
  Эмми рассмеялась (мы оба знали, что говорит она это не серьезно), положила колечко обратно в красную бархатную коробочку, захлопнула так, что эхо раздалось по всему дому и, снова делая грозный вид (хоть это у неё и не очень получается), посмотрела на меня.
  - Ну, что ж, тогда и я на правах будущего мужа заявляю! Во-первых, никаких посиделок у Джейн по пятницам после работы. Во-вторых, разговоры с подругами по два часа по телефону урезать, хотя бы до получаса! В-третьих, твои туфли переедут в отдельный шкаф! А так как свободен только шкаф со спортивными снаряжениями моего спортивного прошлого - им там будет самое место!!!
  Все это время она стояла, внимательно выслушивая все мои условия, покачивая головой и одной рукой делая что-то, наподобие "бла-бла-бла".
  - Не-е, но про туфли ты загнул! А вдруг, собираясь на вечеринку, я начну ковыряться в этом пыльном, тёмном шкафу и вместо туфель надену твои коньки?
  - Такого никогда не случится, ведь для этого есть правило номер один - никаких вечеринок!
  - Подожди, подожди, стоп. Речь шла о посиделках у Джейн!
  - Ну, а потом посиделки обычно плавно перетекают в вечеринки, а мне тебя искать по всем клубам города!
  - Это было всего один раз! - она обиженно улыбнулась.
  Эмми поняла, что ей всё равно меня не переговорить, и покорно принялась завязывать мне галстук.
  - У-у-у, - недовольно буркнула она, проведя по моим гладко выбритым щекам.
  - Что-то не так? - я рассмеялся, уже зная её ответ.
  - Вообще-то... Я предпочитаю мальчиков с щетинкой! - схватив меня за галстук и притянув к себе, сделав вид, что хочет поцеловать, она коснулась моих губ, а затем, в отместку за щетину, укусила за нижнюю губу.
  - За что? - я рассмеялся, при этом делая вид, что мне больно. Эмми побежала в спальню, скидывая с себя на ходу мою рубашку. Кокетливо обернулась: она меня дразнит, зная, что быть с ней ещё какое-то время я не мог.
  Как всегда, я вышел из подъезда, а Эмми уже провожала меня с террасы, укутавшись в одеяло.
  - Мой мистер! - послышался её голос. - Давай! Фирменной!
  - Сию минуту! - ответил я, понимая, о чем она, и сделав вид, что придерживаю на голове шляпу, двинулся к машине лунной походкой. Смех Эмми раздался по всему кварталу. Резко притормозив у машины, я склонился в поклоне и запрыгнул внутрь.
  Она не была фанаткой Джексона. Но после нескольких попыток выключить магнитолу, когда играли его песни, она всё же поняла, что я не поменяю его на попсу, которую так любит слушать Эмми.
   Эмми, молодая девчонка, которой нужно было нагуляться, поездить по миру, покупаться во всех морях и океанах. И даже сейчас я не понимаю, готова ли она...
   Готова ли она стать моей женой? Может, я поторопился? Может, стоило ещё дать ей время всё обдумать... Хотя она сама говорит, что, кроме меня, ей всё равно никто не будет нужен.
  От мыслей меня отвлек хлопок по спине.
  - Тео, ну, что? Всё готово к вечеринке? - это Майк, мой старый приятель, мы вместе работаем над продвижением нашей компании. С подросткового возраста мы с ним страдали всякой ерундой. Что только ни перепробовали: залезали в долги и выкручивались вместе, и вот только теперь, к тридцати годам, создали фирму, которая приносит неплохие деньги.
  - Вечеринка накрылась медным тазом! - я решил пошутить над ним, сделав вид, что всё отменяется.
  В глазах Майка застыл немой вопрос.
  - Да, Эмми запретила мне устраивать мальчишник, выдвинула свои требования, а я не мог с ними не согласиться. Ты же знаешь, друг, как я сильно хочу на ней жениться, вот и решил не рисковать, вступая в споры с ней, - я сделал огорчённое лицо, глядя на него исподлобья.
  - Не, ну, я, конечно, всё понимаю...
  На лице Майка было явное разочарование, и, пока он пытался найти слова, я так же хлопнул его по плечу: поверил?
  - Ах, ты, подонок! - Майк помчался за мной по офису, кидаясь в меня разными вещами, стоящими на столах наших сотрудников. Которые, кстати, в очередной раз смотрели на нас, как на придурков, и, уж, наверняка, думали: о, Боже, кто же стоит во главе этой компании!
  Позже, с песней "Прощай, жизнь холостая, да здравствует женатая", в офис ворвались еще два оболтуса: Джон и Сэм. С пакетами, из которых торчали виски и различные закуски.
  - Так, стоп. Вечеринка только вечером! А времени - только обед!
  - Ну-у, и что тебе не понятно? - Сэм развел руки, снял кепку, ловко забросив её на ручку окна, запрыгнул на стол, смяв все документы, и одновременно с Джоном закричал:
  - Все по домам! Ваш начальник прощается с холостой жизнью и дарует вам свободу!
  Было ясно, что народ , явно, не понимает, что делать, и что вообще тут происходит. Всем уже, конечно, были знакомы эти придурковатые парни, но когда их воспринимать всерьёз, а когда - нет, до сих пор не понятно. Даже мне иногда.
  Майк объявил сотрудникам о внеплановом выходном. Строго добавив, что завтра к восьми утра все должны быть на своих местах. Хотя строгим начальником он никогда не был.
  Джону так уже не терпелось начать мальчишник, что он, не дожидаясь, пока последние копуши исчезнут в дверях, включил колонки на всю мощь и начал, пританцовывая, разливать по стаканам виски. Майк хозяйственно накрыл на стол, наверное, только потому, что эти оболтусы уже начали скидывать все документы в одну стопку, чтобы расчистить стол, на котором они потом и расположились.
  Не хватало только Эрика, который завис на работе. Я думал, он не догадывается, что мальчишник уже в разгаре, так как все планы были на вечер, но я ошибался.
  - Алло, это компания "Стар-сити"? Прекрасно, могу ли я услышать директора? -
  Сэм звонил в компанию, в которой работает Эрик и, где, по его словам, очень строгий директор. Выключив музыку, показывая нам жестами, чтоб мы все замолчали, с серьезным видом он дожидался, пока его соединят.
  - Добрый день! В вашей компании работает сотрудник Эрик Джемсон? О, отлично, вы не могли бы ему передать, что его жена два часа назад родила!
  Тут даже я не сдержался и начал "хрюкать от смеха" в рукав соей рубашки.
  - Так вот, никто не может ему дозвониться, вы не могли бы передать ему, что жена ждет его в роддоме? Огромное вам спасибо!
  Сэм не успел еще положить трубку, как в офисе разразился дикий смех.
  - Всё бы отдал, чтобы посмотреть сейчас на лицо Эрика, - добавил Джон.
  И они с Сэмом начали бурно фантазировать на эту тему.
  - Эрик, ваша жена родила, а до вас никто не может дозвониться!
  - Кто родил?
  - Да, да, только что сообщили.
  - Но у меня нет жены...
  - Ничего не знаю, господин Джемсон, идите в роддом и разбирайтесь!
  При этом Сэм в роли директора стоял с указкой и папкой документов. А Джон делал удивленное лицо: точь-в-точь, как у Эрика. Он самый скромный из нашей компании, доверчивый и немного наивный. Простой, худощавый парень, с которым очень сложно шутить. Ему, кстати, лучше много не наливать.
  - У меня тост - предлагаю выпить!
  - Тео, завтра ты уйдешь, чёрт возьми, из нашей стаи холостяков, и это печально... - Майк сдвинул брови, придерживая их рукой, закрыл глаза и сделал вид, будто бы зарыдал. - Эх, какой сентиментальный вечер, господа...Нам так будет тебя не хватать, наш боевой товарищ и просто хороший пятничный собутыльник!
  Он снова сделал печальное лицо. Я, Сэм и Джон смотрели на него, сдерживая смех и ожидая, что он скажет в конце.
  - Но, прорываясь сквозь слезы, своими дрожащими устами я всё же вынужден отпустить тебя, брат. В прекрасную семейную жизнь. Если б это была не Эмми, то я бы даже попробовал тебя отговорить в столь раннем возрасте связывать себя узами брака. Но Эмми - это та девушка, с которой, как мы все уже давно понимаем, наш Тео будет счастлив! И я надеюсь, брат, что завтра, когда отец поведет ее к алтарю, а там будешь стоять ты в белом смокинге, а рядом я, твой свидетель, напротив меня встанет и самая прекрасная свидетельница!
   Все уже устали держать бокалы на весу, и когда стало понятно, что это очередная несерьезная речь от Майка, чокнулись, не дожидаясь конца тоста. На что Майк даже обиделся.
  - И жили они долго и счастливо! - добавил он сквозь крики. - Это я про себя со свидетельницей!
  - Теперь моя очередь! - Сэм не мог делать что-либо просто так, как все. Он взгромоздил стул на стол, забрался на него и приступил к тосту.
  - Я, конечно, покажусь немного банальным, но... Как выше уже было сказано, мы теряем нашего боевого товарища.
  Он провел рукой по лицу, сделав вид, что смахнул слезу.
  - Так вот, мы сегодня собрались здесь, чтобы отправить на семейный фронт Тео Мараллиса. Нашего верного капитана в сборной по литроболу и лучшего нападающего на оставшиеся две фисташки в тарелке, дабы не уступить сопернику и съесть их первому.
  Все уже катались от смеха по полу и уже не в силах были слушать бред, который нёс Сэм, как он вдруг стал предельно серьезен.
  - На самом деле, это так, наверное, круто, возвращаясь домой с работы или не важно откуда, знать, что тебя там ждет любимая жена. На столе - ужин, а вскоре и маленькие Мараллисы будут бегать по дому! Я ведь тоже уже мечтаю об этом, глядя на тебя. Рад, что именно прекрасная кокетка Эмми станет твоей женой, и, конечно, познакомит меня со своими подружками!
  Не успели мы даже чокнуться после столь позитивного тоста, как в офисе послышался какой-то шорох.
  - А покруче придумать ничего не могли? - это был Эрик. Он прокрадывался сквозь рабочие столы, приподняв вверх свой портфель, чтобы ничего не свернуть, как у него это часто бывает, и сквозь запотевшие очки в его взгляде читалось одно: кто додумался позвонить его директору? А после того, как он сомкнул руки пред собой, стало понятно - без объяснений нам не обойтись.
  - Не, ну, надо же: жена родила! Я как услышал такое, у меня, извините, дар речи пропал. Столько мыслей в голове пробежало. Я, конечно, сразу на вас подумал. Но потом думаю: а вдруг, правда, какая-нибудь моя бывшая взяла и родила?
  - Ну, так сработало же? - крикнул радостно Джон и, подбадривая, постучал Эрика по плечу. - А мы думали, что ты опять засидишься в своей норе и вылезешь оттуда, как вампир, после заката. Зато теперь ты в строю!
  После выпитых двух стаканов виски по Эрику, судя по его небрежным танцам на рабочем столе Майка, стало заметно, что его уже ничего не беспокоит.
  - Ну, что, предлагаю продолжить вечеринку в спортбаре, - Джон был прав: время уже близилось к семи вечера, а мне ещё нужно было заскочить домой переодеться с парадно-офисного вида во что-то, более удобное для вечеринки. Эмми ждала меня домой с работы, и мы хотели с ней поехать вместе: она - на девичник, а я - на мальчишник. Интересно, что она подумает, когда поймет, что мальчишник уже в самом разгаре? Хотя ведь она сама мне сказала, чтоб я отрывался сегодня на всю катушку.
  Офис и дом разделяли всего два квартала, поэтому мы шли пешком. Я с Эриком - впереди, слушая его о том, как он был сегодня ошарашен звонком директору, а парни - немного позади, размахивая бутылкой виски и заманивая на мальчишник проходящих мимо симпатичных девушек.
  Проходя мимо цветочного магазина, я вспомнил, что белые розы, которые так любит Эмми, уже почти завяли, а это значит, что я должен подарить ей букет - она любит, чтобы в доме всегда были свежие цветы, а именно белые, ещё не раскрывшиеся до конца розы. Она прикасается к лепесткам каждое утро, а затем наклоняется над ними, утопая в их аромате. По её словам, запах розы - это запах антистресса и хорошего настроения на весь день.
  Продавцы уже давно выучили, какие цветы любит моя Эмми, и уже без лишних разговоров собрали мне пышный букет из тех самых, еще не до конца раскрытых, бутонов.
  - Так, я пойду с Эриком, он, по крайней мере, не скажет никакой ерунды! А вы, господа, уж будьте так любезны, ведите себя тихо.
  Сэм, Майк и Джон почти синхронно качнули головой, сделав серьёзное лицо, дав нам понять: без проблем, мы всё поняли.
  Я приоткрыл дверь и почти шёпотом позвал Эмми.
  - Дорогая, ты ещё дома?
  В ответ тишина, но свет в спальне горит.
  - Или она сердится на меня, или просто забыла его выключить, - попытался я порассуждать с выпившим тихим другом, который в недоумении просто пожал плечами в ответ.
  Ответ не заставил ждать и вышел к нам в прекрасном черном облегающем платье с огромным вырезом на спине. Локоны падали на ее хрупкие обнаженные плечи, а длина платья позволяла в деталях разглядеть ее худенькие, загорелые ножки.
  - Так, так, так! И каким же это ветром к нам занесло таких занятых людей? - Эмми, как всегда, пыталась сделать очень грозный вид, но, увы, ей это снова не удалось.
  - Попутным, - робко пробормотал Эрик, стоя за моей спиной, чтобы сгладить обстановку.
  Эмми рассмеялась и растаяла, увидев, как я зарылся в букете её любимых роз.
  - Я так понимаю, это извинение за тридцать пять пропущенных звонков?
  Я в панике полез в карман куртки, нащупав там свой мобильник и посмотрев на экран, понял, что всё это время о телефоне я даже как-то и не думал. Сквозь музыку и крики вряд ли кто-то услышал бы, как в кармане куртки, висящей на крючке в конце офиса, надрывается мой мобильник.
  - Четырнадцать, если точнее, пропущенных...
  - А-а-а, ну да, ерунда какая: тогда всё в порядке! Можешь продолжать отмечать последний день свободы!
  Эмми выглянула из-за моего плеча и с улыбкой поздоровалась с Эриком, который стоял с видом провинившегося ребенка у самых дверей.
  - Эрик, проходи, что ты там дверь подпираешь, так и быть - бить не буду! - Эмми снова расхохоталась. Я люблю её за эту несерьезность и умение интересно сглаживать любые конфликты, как бы намекая на то, что ей не нравится. Но ведь как тонко. И без скандалов.
  Эрик, не понимая юмора, так и остался стоять на том же месте, а я пошел скидывать офисный костюм, пока Эмми в гостиной бережно меняла розы в вазе.
  - Ты пойдешь в этой футболке? - удивленно спросила она, разглядывая мой обычный прогулочный прикид.
  - Да. Что-то не так?
  - Как? Сегодня же праздник... Ты прощаешься с холостой жизнью, нужно одеться парадно! - она приподняла одну бровь вверх и немного отпустила голову, поглядывая исподлобья, и хитро улыбалась.
  Мне не составило труда вновь растопить её сердце и заставить улыбнуться. Обняв своего самого любимого человечка, я провёл по её тонкой шее рукой и вновь крепко прижал к себе, вдыхая аромат любимых духов.
  - Мне не важно, в чем я буду сегодня одет и, вообще, как я буду выглядеть. Мне важно, что меня ждёт завтра. Сегодня не праздник для меня, это просто такая добрая традиция - устроить мальчишник. А настоящий праздник наступит завтра, когда ты, стоя в белом платье с фатой, скажешь "Да!". Вот тогда настанет настоящий праздник, Эмми, и он не закончится уже никогда.
  Почти шепотом, смотря ей прямо в глаза, я говорил то, что было в душе, и видел подкатывающие слезы на ее глазах. Пока крики с улицы не прервали столь приятный разговор. И если Эрик молча стоял у входа, то эти оболтусы пели песни на весь квартал, а, вдобавок, еще и свистели. Я не мог от неё оторваться, мы ещё пару минут стояли, пытаясь уловить сентиментальный момент тишины, но с моими друзьями это плохо удавалось. Эмми гладила меня по лицу, ведя медленно от губ к вискам, и едва слышно прошептала:
  -Я люблю тебя, мистер Мараллис. Беги, а то они разнесут сейчас полрайона... И девочки уже, наверно, заждались меня, - она мило улыбнулась и грациозной походкой, на цыпочках, прошагала к зеркалу, представив, что уже надела каблуки.
  - А еще я люблю твою щетину! - крикнула она из ванной комнаты.
  Я вспомнил про Эрика и прошёл в холл одевать ботинки.
  - Эмми, мы пошли, дорогая, иди, закрой за нами.
  Пока Эрик вызывал лифт, я задержался в дверях, чтобы убедиться, что Эмми закроет дверь. В принципе, я это делаю всегда, иначе она может просто забыть, витая в облаках косметики, нарядов и туфель, туфель, туфель.
  - Уже бегу...
  И через пару секунд она выскочила в одной туфельке, еще раз меня обняла.
  - Увидимся у алтаря, мисс!
  - У алтаря, мистер!
  Эрик уже раз пять нажал на кнопку удержания лифта, но всё так же, тихо, скромно и терпеливо, проследовал со мной к веселой компании.
  Как оказалось, Эмми вышла на террасу, проводить нас, а Сэм и Джон давали ей клятвенные обещания доставить меня завтра в церковь целым и невредимым. Эмми лишь хохотала на всю улицу с высоты четвёртого этажа. А эти пьяные товарищи пытались сделать очень трезво серьезный вид, и говорили даже весьма убедительно.
  Майк молчал, он, наверное, побоялся давать какие-либо обещания, понимая, что вся ответственность ляжет всё равно на него. Я договорился с Эмми, что останусь у Майка, а она сможет спокойно собираться в церковь в окружении своих подружек.
  Звонким свистом Сэм остановил такси, и мы погрузились в подходящий для большой компании жёлтый транспортёр. Я залез последним, пытаясь отвести глаза от Эмми, которая провожала нас взглядом, и, уже почти запрыгнув в машину, я услышал её голос.
  - Завтра я стану миссис Мараллис, ты слышал? Тео Мараллис!
  - И я буду любить тебя ещё сильней, моя маленькая миссис Мараллис!
  
  Все мои сомнения по поводу, готова она или нет, развеялись, и мы отправились отрываться дальше. Вылезая из такси последним, я услышал, как пожилой водитель спросил: "Может, мне вас и обратно доставить?" Я отмахнулся, давая понять, что наш вечер ещё не скоро закончится!
  Уже в привычной обстановке нашего излюбленного спортбара Сэм и Джон торопили наших знакомых барменов принести нам выпивку, а Майк, тем временем, приставал к официанткам.
  - Ну что, Тео, давай за вас с Эмми! - прокричал Джон сквозь музыку и закинул в себя все содержимое бокала.
  Мне казалось, что ему уже достаточно, и тем более - Эрику: как я уже сказал, ему лучше не наливать.
  Пропустив еще пару тостов, я в этом вновь убедился, когда, кинув взгляд на Эрика, я увидел пару его попыток встать со стула, держась за стол. Потом он все же рухнул на свое место и плавно опустил перед собой голову.
  - Майк, может, Эрика отправим домой?
  - Ну, что ты, пусть веселится парень, - не отрываясь от юбки официантки, отрезал мне Майк, даже не глядя на спящего за столом Эрика.
  Я обхватил его за плечи, молча развернул и показал в сторону Эрика.
  - О, похоже, ты прав, нужно его доставить домой. А не то жена в роддоме с дитем, а он тут дрыхнет на столе.
  Вспомнив про тот случай со звонком, мы рассмеялись и двинулись его будить.
  Пока мы пытались его растормошить, Сэм и Джон уже повисли в объятьях на каком- то парне, и только, когда они расступились, я разглядел Эдварда.
  Это тоже наш старый приятель, который заскочил отдать ключи от машины Сэму. Он ездил на белом кабриолете и одолжил Сэму его на завтра для свадебного кортежа.
  - Может, я лучше завтра тебе её к дому подгоню? - увидев "веселое" состояние Сэма, Эд, явно, переживал за свою машину. Но тут по-братски Джон вступил в разговор.
  - Эд, ты даже не думай, твоя конфетка будет цела и невредима, - пытался он сделать трезвое лицо. - Я за неё в ответе, обещаю! Сегодня она останется у бара, а завтра утром мы её отсюда заберем.
  Не знаю, как, но Эдвард поверил пьяному, но, как всегда, убедительному, Джону и кинул ключи Сэму в руки. А затем, со всеми попрощавшись, ушел из бара.
  Парням было весело, а мне так хотелось, чтоб этот вечер поскорей закончился. И не потому, что мне было скучно. Мысль о том, что завтра моя Эмми станет моей женой, не давала покоя и вызывала мелкую, приятную дрожь. Поэтому я уже с нетерпением ждал завтрашнего дня. И так захотелось позвонить ей и ещё раз услышать, как она это произносит.
  Я набрал её номер и, пробираясь на улицу сквозь орущих парней, перекрикивающих музыку, не услышал, как Эмми уже со мной разговаривала.
  - Эмми, я пытался прорваться в тихое место.
  - Я слышу, у вас там очень весело. Может, пора уже расходиться? А не то завтра священник опьянеет от твоего запаха, мистер Мараллис.
  Она как всегда говорила с небольшой иронией.
  - Я попытаюсь донести это до тех товарищей, которые танцуют на барных стойках в шапках футбольных клубов.
  Обернувшись, я посмотрел в окно и описал Эмми, что творится в баре.
  - Кстати, один уже готов!
  -Эрик? - быстро сообразила Эмми и рассмеялась.
  - На самом деле, я ещё раз хотел услышать то, что ты кричала с террасы.
  - Миссис Мараллис, Тео. Мараллис - и больше никак!
  Снова эта дрожь прокатилась по спине от её голоса и того, как она примеряет мою фамилию.
  - Целую, Эмми!
  - И я тебя...
  Я нажал на кнопку сброса и опомнился, что даже не поинтересовался, как она отдыхает. Но судя по весьма позитивному голосу и музыке на заднем плане, понятно, что она не грустит в компании своих подружек.
  - Сэм, Джон, может, пора уже ехать по домам? А то так завтра я могу остаться без шафера! - я показал глазами на Майка, который уже еле стоял на ногах, и по- прежнему спящего за столом Эрика.
  - Ты что, Тео, это же последний "холостой вечер", пританцовывая, прокричал сквозь музыку Джон, раскачивая на голове огромную футбольную шапку.
  - Он прав, Джон, пора ехать, а то невеста нас завтра не простит, - заплетающимся голосом пробормотал уставший Сэм.
  Мы двинулись будить Эрика, прихватив по пути танцующего Майка, который не понимал, в чем дело, а Сэм, тем временем, жестами, сомкнув ладони и прислонив их к уху, намекал на то, что нужно успеть выспаться.
  Бармен вздохнул с облегчением, поняв, что мы собираемся расходиться и уже стоял у дверей с ключами, чтоб мы не передумали.
  - Эрик, твоя жена родила, вставай! - крикнул ему прямо на ухо Джон и приподнял за воротник рубашки. Эрик приоткрыл глаза, в которых было написано: "Где я?", с заспанным видом встал, потряс головой, похлопал себя по щекам и молча двинулся к выходу.
  Мы вывалились на улицу, а бармен суетливо закрыл дверь и перевернул табличку стороной "Закрыто".
  В этот район всегда было сложно вызвать такси. Хотя до дома Майка минут пятнадцать пешком, мы решили все же не рисковать расходиться в разные стороны и всех доставить по домам. Еще минут десять мы тёрлись у спортбара, пытаясь остановить проезжавшие мимо машины, а Майк безнадёжно искал такси по телефону. Службы такси отвечали, что свободных машин нет, а тот, что, вроде, и готов подзаработать, проезжал мимо, увидев пьяную компанию. Я вспомнил слова того водителя: "Может, вас и обратно доставить?". И уже пожалел, что не взял его визитку.
  - А вот и спасение! - крикнул Сэм, выдернув из кармана ключи от белого кабриолета.
  - Не-е, нет, ты что, Сэми, мы не в состоянии везти машину, да и Эд нас потом по очереди придушит.
  - П-ф-ф-ф, ты что, не знаешь, где педаль газа, Тео? Пятеро умелых водителей не сообразят, как управлять машиной? Да я хоть в коме буду, доеду с закрытыми глазами.
  - А если полиция остановит, тогда завтра мы будем не на свадьбе, а в отделе сидеть. Не стоит рисковать, - добавил слегка напуганный Эрик, протрезвев немного от свежего воздуха.
  - А Сэм прав, чёрт возьми, поедем медленно, завезем сначала Майка с Тео - тут вообще два перекрестка проехать. А потом и Эрика подбросим по пути, машину оставим у дома Сэма, а я оттуда дойду пешком - там два шага. Ну, как план, братцы? - улыбался Джон.
   Идея, конечно, ненормальная, но еще немного помешкав, мы всё же прыгнули в кабриолет и затащили туда сопротивляющегося Эрика.
  - Да вы хотя бы крышу закройте, если нас заметят, то всем нам крышка, - причитал Эрик, постоянно озираясь по сторонам и наблюдая, с какой уверенностью Сэм тронулся с места.
  - Ну, вроде, всё не так то плохо, - воскликнул Майк, подбадривая Эрика.
  - Да, всё просто супер! - крикнул с переднего сидения Джон, обернувшись к нам.
  - Может, прокатимся по ночному городу? - спросил Сэм, сделав тише музыку и ехидно улыбнулся.
  - Да нам бы до дома добраться без приключений! - я, конечно, понимал, что Сэми шутит, но вдруг он вошел в азарт от такого движка, ведь он сам катается на стареньком пикапе. Надеюсь, Эмми, никогда не узнает о деталях нашего мальчишника...
  - Ну что, вот вы почти и дома! - Сэм обратился к нам с Майком с таким гордым видом, что без проблем почти доставил нас к дому Майка. Поглядывая в зеркало на нашу реакцию.
  Я едва успел сделать облегчённый выдох, когда на горизонте показался его дом, и увидел, как Сэм резко вывернул руль и выскочил из-за поворота на встречную полосу, по которой медленно двигалась "поливалка". Её мигающие лампочки на крыше сливались в темноте, и я не мог разобрать, Сэм успел перестроиться или нет.
  - О, чёрт, чёрт! - Джон в панике начал выхватывать руль и крутить его на себя, Эрик отпустил голову в колени, чтобы не видеть всего ужаса. А мы с Майком что-то кричали Сэму, вцепившись в спинку его сидения.
  Машину развернуло поперёк дороги, хлопок... Удар...Больше, чем полминуты никаких криков...
  В панике мы покинули искореженную машину и под громкие вопли Сэма "Бежим, бежим, бежим!" помчались за угол магазина.
  
  
  -Ты придурок? Какого хрена ты выскочил на встречку?
  - Зачем ты так разгонялся, Сэми? Мы же все пьяные!
  Эрик и Джон набросились на Сэма, а Эрик рвал на себе волосы, понимая, что за последствия будем отвечать все вместе.
  Я тоже стоял в ступоре, понимая, что винить во всём Сэма - это, по крайней мере, глупо! Мы все добровольно прыгнули в машину, и всем было весело, до тех пор, пока мы не врезались в эту "поливалку".
  - Так, всё. Стоп, стоп, прекратите орать! Эрик, успокойся!
  - Все, приходим в себя! Что случилось, то случилось - теперь нужно думать, что будем делать дальше! Мы пьяны, водитель в том числе, а ещё мы сбежали с места аварии! Наверняка, тот тип, на "поливалке", уже вызвал полицию, и в считанные часы Эд узнает, что его тачка превратилась в груду металла! Давайте думать, что делать дальше, а не хватать друг друга за грудки, переваливая вину!
  -Так, стоп... А где Майк? - Джон перебил меня, заметив, что нас четверо, хотя сам я даже сразу и не сообразил, что Майка с нами нет.
  - О, чёрт, он не успел выбраться, - запаниковал Сэм.
  - Так, всё, нам нужно вернуться за ним! Мы его не оставим, пусть будет, что будет! В конце концов, мы вряд ли сможем сейчас придумать, что соврать полиции, отделаемся штрафами и вместе скинемся на ремонт тачки Эдварду!
  - Да, верно, пойдёмте все вместе, - подписался под моими словами Джон.
  Мы вывернули из-за угла - с виноватыми лицами, как дети, которые что-то набедокурили, и теперь боятся в этом признаться.
   Примерно в ста метрах от нас виднелась "поливалка", водитель крутился возле нашей машины и о чем-то бурно говорил по телефону.
  - Наверно, звонит в полицию, - бормотал испуганный до полусмерти, робко шагающий за нами Эрик.
  На асфальте, метрах в пяти от машины, что-то лежало. И только подойдя ближе, я разглядел лежащего в луже крови Майка.
  - О, Боже, это Майк! - я кричал, не оборачиваясь, сменив шаг на бег, со мной поравнялись остальные.
  - Майк, Майки, дружище, ты меня слышишь?
  - Не трогай его! - кричал в панике Джон, увидев, как я пытаюсь приподнять, казалось, уже мертвое тело. - Вдруг у него сломаны кости, не трогай, отойди, Тео! Мои скулы начало сводить судорогой, когда я склонился над Майком.
  - Звоните в скорую, скорее, скорее звоните! - я кричал, обращаясь ко всем, шаря по карманам дрожащими руками в поисках своего мобильника.
  Сэм подбежал к водителю "поливалки", который всё ещё разговаривал в эмоциях по телефону и начал что-то кричать про "скорую", но тот не обращал на него внимания. Джон склонился над Майком, прислушиваясь к его дыханию, и только Эрик стоял замертво, глядя на машину, в которой мы ехали.
  - Да, да, здесь четыре трупа! Это точно! Один еще, вроде, дышит, - вдруг произнес в телефон тот водитель.
  - Что он сказал? - я посмотрел на Джона и Сэма в недоумении? Неужели по нашей вине кто-то погиб?
  - В той машине кто-то был? - заторможено произнес Сэм.
  Джон бросился к "поливалке", Сэм - к водителю, пытаясь до него достучаться. А я подошёл к Эрику, переживая за его молчание. И только, когда я перевел взгляд на то, куда так уставился Эрик, пришёл в ужас.
  В искорёженном кабриолете за рулем лежал окровавленный бездыханный Сэми. Рядом на его плече - Джон, с разбитой головой, на заднем сидении - Эрик, придавленный сидением Джона, тоже не подающий признаков жизни. И... Я... Прорезанный прямо в грудь большим стеклом... И тоже...Никаких признаков жизни.
  Мои ноги немели, тело начало сводить, а в голове не укладывалась вся эта картина.
  Эрик всё так же стоял неподвижно, с полными слез глазами.
  - Мы что, умерли? - обращаясь в пустоту, я задал тот страшный вопрос.
  - Это мы, Тео. Точнее, всё, что от нас осталось, - всё так же, не отрывая глаз от своего тела, почти шёпотом ответил Эрик.
  Я обернулся в поисках чего-то, о чем не знал сам, на Сэма и Джона, которые
  уже двигались к нам.
  - Не, ну такое ощущение, что тот мужик совсем нас не замечает, - пожимая плечами, возмущался Сэм, в то время, как Джон устремил взгляд на машину и в недоумении ткнул в бок Сэма, чтоб тот тоже обернулся.
  - О, чёрт! Чёрт, что это?- Сэм подошёл ближе с искажённым от ужаса лицом. Обхватил голову обеими руками и, упав на колени, заорал диким, не своим, голосом. Затем, не вставая с колен, он начал буквально биться головой об асфальт, упираясь в него руками.
  - Как? Как такое может быть? Я, вот он я! Нет, нет, я здесь, а там не я, точно, не я, - он судорожно ощупывал себя руками, с презрением глядя на своё мёртвое тело.
  - Это сон, это просто жуткий сон! Ну, давай, Эрик, Тео, бейте меня, щипайте, растормошите, в конце концов, чтоб я проснулся. - Джон подбегал к нам с Эриком и со слезами в глазах умолял всё это прекратить.
  - Это не сон, Джони, мы все мертвы, - не сводя глаз с машины, прохрипел я, пытаясь заставить свои глаза в это поверить. Эрик подошёл к Сэму, чтобы поднять его с асфальта, как он сам вскочил и побежал к водителю "поливалки". Он прыгал возле него, размахивая руками, пытаясь вырвать телефон из рук, но тот его не замечал, точнее, просто не видел.
  - Вызывай "скорую", кретин, реанимацию вызывай, слышишь, ты...
  Затем он снова обернулся к нам и безнадёжно спросил:
  - Почему он не звонит в "скорую"? Может, мы ещё живы?
  - Я попробую сам, - сказал Сэм и запрыгнул в тачку. Он сел на колени мёртвого Сэма и принял ту же позу, в которой тот сидел за рулем.
  - Ну, давай, давай, вставай, душа вернулась в тело, вставай...
  Он безнадёжно пытался растормошить своё тело, но мы уже поняли - это конец!
  В этот момент я подумал об Эмми. Точнее, о том, что теперь с ней будет...
  - Завтра ты должен был стать самым счастливым человеком, Тео! Ты так ждал этого дня, так верил... И за пару шагов до своего счастья, ты всё сам сломал... Растоптал! Не только свою жизнь, но и жизнь Эмми, - во мне не было паники, как у Сэма с Джоном. Слёзы текли ручьем, я еле слышно разговаривал с тем парнем - Тео Мараллисом... Который, в один миг, перечеркнул их с Эмми счастливую жизнь.
   - Она никогда теперь не станет твоей маленькой миссис! Ты больше не сможешь её обнять! С ней смеяться! С ней молчать... Ты больше никогда ей не скажешь "я люблю тебя больше жизни"! Она верила в нас, - захлебываясь слезами, твердил я. - Ради тебя она шла на все! Испортила отношение с мамой, не доучилась в колледже, потому, что ты, Тео, обещал позаботиться о её будущем! Ты сломал две жизни! Ты! Раздавил всю вашу любовь, садясь пьяным в эту машину... Ты! Ты! Ты! - колотил я по искорёженной тачке.
  Слезы текли без остановки, сквозь зубы я разговаривал с упиравшимся в стекло машины Тео и впервые смотрел на себя со стороны...
  Стало всё проясняться! Если с нами нет Майка, точнее, его души, значит, он всё ещё жив! Но почему до сих пор нет "скорой"? Они могут не успеть, а мы не можем ему ничем помочь. Разве, что встретим его здесь, если они его не спасут.
  И через пару секунд громкие звуки сирены разорвали тишину квартала. Из-за угла показалась машина "скорой", а следом за ней - еще одна. Когда она подъехала чуть ближе, я узнал: это была машина Джейн.
  - Тео, где Тео? - оттуда выскочила Эмми, она с тревогой выкрикивала мое имя, ожидая ответа от водителя "поливалки".
  - Я не знаю, мисс, кто из них Тео, но один, точно могу сказать, ещё жив!
  Эмми медленно повернула голову на Майка, она уже издалека поняла по одежде, что это был не я.
  - Только один?... - дрожащим голосом произнесла она.
  Медленно шагая в сторону искорёженной машины, проходя мимо Майка, она закрыла лицо рукой. Ей было очень страшно, но она шла дальше. Губы тряслись, глаза наливались слезами, Эмми остановилась напротив машины.
  - Нет, н-е-е-е-т... О, Боже, Тео! - скорчившись от боли (я видел ее реакцию), Эмми закричала на весь квартал. - Тео, милый, ты слышишь, это я, твоя Эмми, всё будет хорошо! Это я, Тео, ну, ну, давай, сделай вдох ... Очнись, вставай, завтра же свадьба, ты слышишь?
   Открыв дверь в машину, она робко подошла к моему телу, гладила меня по волосам, по губам и сменила крик на шепот.
  - Прошу тебя... Пусть это будет неправда... Только пусть это будет неправда.... Пожалуйста, милый! - разрыдалась она. - Ты сказал, увидимся у алтаря - давай, так и будет, Тео? Давай, мы завтра увидимся у алтаря...
  Она приподняла голову и положила её к себе на колени, полностью перепачкав себя моей кровью. Ещё несколько минут она продолжала медленно гладить волосы и безнадёжно, но в то же время с ожидающим какого-то чудо лицом, глядела на неподвижного Тео.
   Это была самая большая боль, которую я когда-либо испытал. Передо мной сидит Эмми. Она плачет, а я не могу ничего сделать, не могу прижать её к себе, как раньше, и спокойным голосом пообещать , что всё будет хорошо... Я не мог больше ничего... В тот момент, когда она обнимала моё тело, я обнимал её, вытирая с её лица слёзы...Только Эмми этого не замечала... Оказывается, и моя душа тоже может плакать!
  Джейн тихо стояла у машины, не решаясь заговорить с Эмми, она тоже всхлипывала, но не вмешивалась.
  - Простите, вы мисс Уотсон?- к Джейн подошёл сотрудник полиции, и та молча кивнула головой в сторону Эмми. Затем добавила: "Давайте, я попробую сама".
  - Эмми, детка... Я понимаю, как это больно...Но ты должна оставить его, ты ничем не сможешь помочь Тео.
  Эмми разрыдалась, а Джейн всё так же аккуратно пыталась немного привести её в чувства.
  - Там сотрудник полиции, он хотел с тобой поговорить... Но если ты скажешь, что не готова, я передам им, Эмми - они не будут мучить допросами тебя сегодня.
  Эмми не смотрела ни на Джейн, ни на полицейского, а всё по-прежнему не сводила стеклянных глаз от моего лица и шёпотом пробормотала ждущей ответа Джейн, что сейчас выйдет.
  Эмми прислонила губы к холодным губам Тео, затем медленно провела по ним большим пальцем правой руки, как она это делала раньше, и аккуратно переложила голову на спинку сидения.
   Она шла, не оборачиваясь, к полицейскому, который что-то писал в своих бумагах. Рядом с ним стояла Джейн, не сводившая взгляд с приближавшийся к ним Эмми.
  Я шёл с ней рядом, а Сэм, Джон и Эрик наблюдали, как медики аккуратно перекладывали Майка на носилки.
  - Простите, мисс Уотсон, мне нужно задать вам несколько вопросов, я думаю, лучше сделать это сразу, потом начнётся подготовка к похоронам.
  Эмми, услышав про похороны, подняла голову вверх и устремилась взглядом прямо в небо. По её щекам хлынули слезы...
  - Вы хорошо знали мистера Мараллиса? - продолжал неловко спрашивать полицейский.
  - Давайте, я вам всё расскажу, - Джейн взяла ситуацию в свои руки, поняв, что Эмми не готова отвечать ни на какие вопросы: она всё так же стояла, глядя на черное небо.
  - Они давно знакомы и были в очень близких отношениях.
  - Сегодня вы виделись с мистером Мараллисом? - полицейский по-прежнему задавал вопросы Эмми, но Джейн суетливо опережала её в ответах.
  - Да, они виделись вечером.
  - Вы знаете, откуда они ехали?
  - Они были на мальчишнике.
  - У кого-то из них скоро должна была быть свадьба?
  Джейн посмотрела на полицейского с рассерженным видом: неужели он не понимает, что ненароком делает больно Эмми, задавая эти вопросы.
  - У Тео и Эмми...Завтра...
  Полицейский повернулся к Эмми и слегка дотронулся ладонью до её плеча.
  - Мне очень жаль, мисс!
  Затем он немного перевел разговор, допрашивая уже только Джейн, о том, знает ли она остальных, и как связаться с их близкими.
  Эмми молча прошагала к машине "скорой". Идя с ней, я слышал, как медики ставили быстрые диагнозы Майку, говоря, что-то о повреждении черепа и переломах ног.
  -Тео, Майка спасут, врачи! За его жизнь спокойны, они даже сказали, что он ещё легко отделался, - подбежал ко мне Сэми.
  Затем он посмотрел на бледную Эмми, которая тоже немного облегченно вздохнула, услышав от медиков про состояние Майка.
  - Как она переживет это, Тео?
  - Она сильная, Сэми, моя маленькая Эмми справится...
  Полицейский отпустил Джейн, и она приобняла Эмми, подойдя к ней со спины.
  - Что говорят о Майке?
  - С ним всё будет хорошо, - она шепотом ответила, почти не шевеля губами.
  - Ну, хоть кто-то... - Джейн замолчала, так и не договорив, понимая, что реплика некстати.
  - А эта, наверно, за нами, - сказал Эрик, глядя на подъезжающую машину.
  И он оказался прав. Из машины с огромным фургоном вышли двое крепких ребят, один подошёл к дверям, отодвинул задвижку и распахнул двери в тёмный, пустой фургон.
  Эмми скинула с себя обнимавшие её руки Джейн и стремительно направилась в сторону искореженной машины. Не дойдя примерно десяти метров, она остановилась, закрыла губы дрожащей ладонью и разрыдалась, глядя, как наши тела стали доставать, не решаясь подойти ближе.
  - Эмми, пойдём, не нужно на это смотреть! И так слишком много для тебя... Идём в машину.
  -Тео, там же мой Тео! Его увезут, его...
  Эмми кричала сквозь слезы, Джейн отворачивала её, прижимая рукой к себе её лицо.
  - Всё, детка, Тео увозят. Так надо, Эмми, тебе нельзя с ним! Поехали, я отвезу тебя к себе.
  Джейн вела Эмми к машине, не давая ей обернуться на происходящее.
  Я шёл рядом, держа её за плечи, и думал: хорошо, что с ней Джейн, она её не оставит.
  Джейн усадила её на переднее сидение, сама тоже стремительно запрыгнула за руль и увезла подальше от всего этого.
  - Я скоро приду, Эмми. Я буду с тобой, пока тебе не станет легче, я не оставлю тебя.
  Я не знал, будет ли у меня ещё шанс увидеть её. Как в этом мире всё происходит? Но сильно надеялся запомнить её не такой - убитой горем, зная, что всё это из-за меня.
  Рыдали все - Эрик, Сэм, Джон и просто зеваки, не спавшие этой ночью, никто не мог спокойно смотреть на ужасную картину.
  Парни в черных костюмах по очереди застегнули молнии на чёрных мешках и по одному закинули нас в тот темный фургон. Водитель захлопнул двери, защёлкнул задвижку и, машина поехала, увозя нас...
  Вот так, еще пару часов назад мы катались, весёлые, по ночному городу под музыку в дорогом кабриолете, а теперь наши тела едут в катафалке...
  - Это все ты, чёртов придурок, - сорвался Джон. - Это из-за тебя мы оказались тут. Да, да, конечно, о тебе никто не будет плакать! Ты никому не разорвешь сердце своей смертью! Да тебе, вообще, плевать, умер ты или остался бы жить! А о нас ты подумал? О наших близких ты подумал?..
  Джон набросился на Сэма, толкал его, сквозь слезы, стиснув зубы, обвиняя в случившемся. В это время Сэм стоял, опустив руки, не отвечая Джону и терпеливо, тоже со слезами на глазах, принимал его пролетающие сквозь тело удары.
  - Успокойся, Джони! Мы сейчас переваливаем вину друг на друга! Оглянись, мы мертвы, и это уже никто не исправит! Если виноват Сэм, то, значит, и я виноват! Но, как минимум, перед Эриком - точно! Это ведь я затащил его в машину. А если бы он пошёл пешком, то остался бы жив! Давайте бить друг друга? Эрик, ну, что стоишь, давай! Я ведь должен пред тобой ответить, или нет? Да что там, это же был мой мальчишник, так давайте виноватым сделаем меня! Если бы я вас не собрал, то мы тоже остались бы живы! Просто Сэм был за рулем, разве можно его теперь в этом винить? - из последних сил кричал я. - Мы все виноваты! Джони, Эрик, Сэми! Мы были пьяны, нам было весело! Мы все не думали своей головой и считали, что круто будем потом об этом вспоминать, но, увы... На этот раз не обошлось. Мы были друзьями! Давайте ими же и останемся! Может, через мгновенье нас не станет вообще, точнее, наших душ! Мы же не знаем, что нас ждет дальше!
  - Тео прав, мы должны держаться вместе и разделить эту вину поровну! - Эрик поддержал меня, и Джон, поджав нижнюю губу с видом, что он погорячился, отошел от Сэма.
  - Простите, что беспокою вас, я хотел услышать миссис Джемсон!
  Как только наступила тишина, и наши претензии закончились, мы услышали, как полицейский пытается дозвониться до мамы Эрика.
  - О, нет, мама! Ей сообщают! Мне нужно бежать домой!
  Эрик дёрнулся с места и уже через секунду очутился в конце квартала - сам того не заметив, он пробежал пару километров за пару секунд.
  - Я тоже пойду, нужно быть с мамой и Риком, - Джон тоже исчез в темноте, вспомнив про мать с братом. Мы с Сэмом остались.
  - Я посмотрю, как там Эмми, если хочешь, идём вместе?
  - Спасибо, Тео! Я хочу поразмыслить над всем этим...Прийти в себя, побродить тут...
  Сэм остался стоять на месте аварии. Мне было неловко его оставлять, все разошлись " по домам", а ему пойти было некуда, разве что в свою пустую квартирку. У нег нет родни, нет подружки. Всю жизнь только мы, его друзья - Сэми вырос в детском доме....
   Между мирами
  Ощущение полета, хотя я, казалось, шагаю по асфальту, но с такой невероятной скоростью! Я рассекал темноту, слушал свист ветра в ушах, и мне казалось, что я его даже обгоняю. У дома Джейн было ясно, что в доме не спят только здесь. Это было единственное окно, в котором горел свет в четыре утра.
  Еще одно открытие - я вошел в квартиру Джейн сквозь стены.
  Был слышен тихий, монотонный голос Джейн, но Эмми молчала.
  - Да, сейчас спит, не переживайте! Я дала ей успокоительного и снотворного, думаю, до утра она проспит. Все будет хорошо, миссис Уотсон, я не лягу спать и буду за ней приглядывать!
  Пройдя мимо гостиной, я увидел Джейн, разговаривающую по телефону, видимо, с мамой Эмми. Я выдохнул, поняв, что Джейн удалось немного успокоить Эмми.
  Она лежала на огромной кровати. Видимо, Джейн нелегко далось угомонить ее: в руке был зажат телефон, а сама она расположилась поперек кровати, так и не сняв куртку. Наверное, и не собиралась спать, а просто отключилась от таблеток Джейн.
  - Ты моя родная! Измученная девочка, как ты сегодня намучалась!... Твои слезы скоро пройдут, время залечит все раны, и ты будешь счастлива еще! Такая молодая, правильная, веселая... Моя Эмми! Знала бы ты, что я сейчас с тобой, как раньше, обнимаю тебя и смотрю, как ты спишь, - мое лицо устилали слезы. - А утром ты меня разбудишь, нарочно бегая пальчиками по спине. Наденешь мою рубашку, сваришь мой любимый кофе, и, как всегда, сама выберешь мне галстук. Завяжешь его уже в дверях в считанные секунды и поцелуем отправишь меня на работу.
  Я лежал с ней рядом до самого рассвета. Джейн время от времени подкрадывалась на цыпочках проверить Эмми - как и обещала, она не сомкнула глаз этой ночью.
  - О, только не это! Стоять, стоять!... Черт!
  На кухне что-то повалилось, по звуку это были кастрюли, которые разбудили Эмми.
  - Эмми, прости, дорогая, я полезла в верхний шкафчик за хлопьями, и эти поганые кастрюли повалились на пол, я пыталась удержать, но у меня ничего не вышло...
  Джейн ворвалась в комнату, оправдываясь перед еще зевающей Эмми, по-прежнему сидящей на кровати в куртке.
  - Все в порядке! - Эмми огляделась по сторонам, опустила голову, взглянув на одежду, в которой спала. Протянула перед собой руки, на которых оставались капельки крови, резко подняла глаза на Джейн. Глаза, в которых стоял ужас и немой вопрос.
  - Это не сон, Джейн? Это произошло?
  Она медленно встала с кровати, подошла к окну. Слезы текли по ее щекам, а капли дождя стекали по стеклу.
  - Тео больше нет... Моего Тео нет...
  - Эмми, я сварила кофе. Давай, ты сейчас пойдешь в душ, мы позавтракаем и...И нужно встретиться с родителями Тео, а потом - и с твоей мамой. Все очень волнуются за тебя. Нужно потихоньку начинать подготовку к похоронам.
  - Родители Тео? О, Господи! Как миссис Мараллис? Ты не звонила туда?
  - Я думаю, тебе лучше самой с ними поговорить. И не по телефону. Им тоже сейчас нужна поддержка.
  Эмми, вспомнив про мою маму, взяла себя в руки. Она подняла с кровати свой мобильник и, вытирая слезы, начала набирать ее номер.
  - Эмми, давай чуть позже! - Джейн аккуратно взяла из ее рук мобильник. - Сначала прими душ, приведи себя в чувства, а потом поговоришь с миссис Мараллис.
  Джейн сняла с нее грязную куртку и за плечи провела до ванной комнаты. Едва она закрыла за ней дверь, как в ее руках завибрировал телефон Эмми.
  - Алло?
  - Эмми, подружка, поздравляю! Ура-а! Ты сегодня станешь женой! Мы будем гордо называть тебя миссис Мараллис! Ну, как дела у счастливой невесты? Все готово?
  Это была София, ее подруга из колледжа, в котором не доучилась Эмми - она еще, видимо, была не в курсе событий.
  - Простите, Эмми сейчас не может разговаривать! Свадьбы не будет! Она вам потом все объяснит!
  Джейн оттарабанила на одном дыхании и нажала на сброс. Через пару минут телефон вновь завибрировал, на дисплее высветилось имя тетя Тери - сестра мамы Эмми. Джейн и ей послала короткие гудки.
  - Неужели не понять? - возмущенно добавила она и отключила телефон Эмми.
  Я, убедившись, что Джейн справится и поддержит Эмми, отправился к своим родителям.
  Через пару минут я уже был на месте. Мама очень плохо выглядела: бледная, с темными кругами под глазами, она сидела, рассматривая мои фотографии. Отец стоял рядом. Зная папу, я видел, что он держался из последних сил.
  - Может, эту? - мама протянула отцу мое фото, которое было сделано пару месяцев назад у них в квартире.
  - Да, он здесь такой счастливый...
  - Эх, Тео, Тео! Разве я могла тогда подумать, что фотографирую тебя на твой же памятник...
  Мама всхлипнула, по фотографиям растеклись ее слезы. Отец протянул ей стакан воды, затем приобнял, пытаясь упокоить, а сам держался, как мог, чтоб не разрыдаться.
  Сколько горя я причинил своим близким! Сколько боли... В жизни боялся пнуть щенка или котенка, чтоб не сделать ему больно. А теперь я вижу, как причинил своими руками страшные страдания родным.
  Так, может, это и есть ад? Может, я попал в ад? Ведь нет ничего страшнее, чем стоять и видеть, как страдают твои близкие. Находясь при этом совсем рядом, но не в состоянии им ничем помочь!
  В квартире раздался телефонный звонок, мама отошла взять трубку, а отец остался наедине с бережно разложенными по столу фотографиями.
  - Сынок наш, ты всегда останешься единственным для нас...Я помню эту рыбалку, тебе тогда было четыре, и ты упросил меня взять тебя с собой. Помню, как ты расстроился, что рыба не клюет, я попросил тебя подкопать червей, чтобы отвлечь. Достал из ведра уже пойманную мной рыбку, насадил ее на твой крючок и опустил удочку в воду, - улыбнулся он сквозь подкатившие слезы. - Помню, какая была радость, как ты прыгал от счастья, в огромных резиновых сапогах, позируя перед камерой, гордо держа за хвост добычу.
  Он отложил ее в сторонку и взял другую.
  - А это мы с тобой на новых каруселях. Тебе...Около пяти. Тот вечер мы провели в больнице. Помню, как острая железная палка сорвалась с лошадки, на которой ты сидел, и впилась в твою ногу. Несмотря на серьезную рану, ты держался как настоящий мужчина!
  Он перебирал снимки, разговаривая с каждым, вытирая слезы рукавом рубахи. Пока мама, немного успокоившись, обсуждала по телефону похороны с моей тетей.
  Из ее разговора стало понятно, через два дня настанет этот страшный день.
  В дверь тихо постучали, отец, отложив фотографии, пошел открывать двери и, спустя секунду, на пороге дома появилась бледная Эмми.
  - Мистер Мариллис...- она не могла выдавить больше ни слова, папа прижал ее к себе.
  - Эмми, девочка наша... Тяжело... Поплачь...
  Мама, услышав голоса и отложив разговор, положила трубку и вышла из комнаты. Она молча подошла к ней, убирая волосы с лица Эмми, и глядела на нее, полными слез глазами. Они молчали, боясь, что, если начнут что-то говорить, снова будут только рыдания. Мама, не размыкая дрожащие губы, жестами показала Эмми проходить в гостиную.
  Весь вечер они плакали, осуждали нас, как детей, за эту выходку, представляли, что бы было, если мы не сели в эту машину. Долго говорили о планах, которые мы с Эмми строили. В конце концов, отец уговорил Эмми остаться и отвел ее на второй этаж спать в их комнату. Наверно, чтобы она немного отошла от воспоминаний, они не предложили ей устроиться в моей комнате, в которой еще с моего подросткового возраста все осталась, как прежде. Все те же постеры на стенах, фотографии в рамках, грамоты за спортивные достижения в хоккее и первые подарки и открытки от Эмми были бережно расставлены на полочках. Как мне хотелось заглянуть в эту, ее первую открытку на день влюбленных, но мои руки уже ничего не могли взять... Как мне хотелось снова прочитать тот текст, написанный очень аккуратным почерком. Я знал его наизусть, но все равно тогда много раз его перечитывал, и мелкая приятная дрожь то и дело бегала по всему телу. "С днем влюбленных, милый Тео. Твоя Эмми". Какое у нее было смущенное лицо, когда она робко подала мне эту открытку, стоя на пороге своего дома, и чмокнула в щеку. А я шел, окрыленный, к Майку, каждую минуту заглядывая внутрь и читая с бешенным стука сердца в груди - "Милый Тео", "Твоя Эмми".
   Родители и Эмми уже уснули, и я вновь прилег к моей маленькой миссис, и всю ночь провел с ней, сжимая ее в невидимых объятьях.
  Утром все засуетились, мама с Эмми убежали договариваться со священником, а отец отправился заказывать памятники с моей фотографией.
  Я бродил с ними весь день, сначала в церковь, затем в супермаркет, они закупали продукты, чтобы накрыть стол всем близким в день похорон.
  Они немного отвлеклись за этот день, приезжали родственники из соседних штатов, со всеми мама и Эмми поплакали, все они вспоминали меня добрыми словами. За Эмми заехала Джейн и увезла ее домой, несколько раз спросив ее по дороге, справится ли она одна. Эмми, делая бодрый вид, убеждала Джейн, что все будет в полном порядке. А с тетей Элис мама засиделись до глубокой ночи, и она осталась, чтобы с утра помочь ей готовить.
  Эмми зашла в нашу квартиру, включила приглушенный свет, затем, сняв обувь и куртку, прошагала по длинному коридору до ванной комнаты, переоделась в ее любимый, белый, шелковый халатик. Она выглядела довольно спокойной и, только кинув взгляд на наше фото, сделанное на прошлых новогодних каникулах в Париже, все же дала волю своим эмоциям. Проводя руками от лба до затылка, как бы пытаясь держать себя в руках, при этом нервно делала прерывистые вдохи.
  Но, не удержавшись, она смахнула стоящие на тумбе свечи, а дальше начала кидать все предметы в нашей спальне, не тронув только это фото и мои вещи.
  На ее лице не было никаких эмоций: огромные глаза, налитые слезами, и стиснутые зубы. Она боролась изнутри со своей болью, но все же закричала, обивая об стену кулаки до крови.
  - Почему мы? Скажи, почему ты нас разлучил? Разве этого мы так хотели, так ждали? О таком будущем мы с ним мечтали? - Эмми рыдала, кричала, обращаясь к Богу, подняв глаза вверх. - Мы просто хотели быть счастливыми, хотели любить, жить! Просто жить, черт возьми... Меня тоже больше нет! Эмми умерла вместе с Тео! Остался только облик Эмми, а внутри меня больше нет! - кричала она на всю квартиру. - И никто, никто мне его не заменит... Я клянусь! Больше никогда не скажу слов любви, что бы в будущем меня не ждало. Я клянусь, Тео, никогда...
  Она глядела на наше фото, нежно гладя по нему.
  - Не нужно, малышка! Пройдет время, ты еще будешь счастлива, создашь семью, обнимешь деток... Ты поймешь сама, Эмми, на мне жизнь не закончилась. Твою пустоту обязательно кто-то заполнит! Я знаю, ты умеешь любить и наградишь этим чувством какого-то счастливчика! Пусть так оно и будет! Я не хочу видеть твои слезы и страдания по мне, я хочу видеть тебя прежней! Мою веселую и беззаботную Эмми!
  Стоя прямо напротив Эмми, глядя, как она медленно треплет свои волосы, я говорил с ней, в надежде, что все же что-то потусторонее существует, она немного успокоится, может, почувствует, что я рядом...
  И тогда она сменила тон на более спокойный.
  - Я увижу тебя завтра последний раз, мой милый Тео...В последний раз я смогу прикоснуться к моим любимым губам... Подержать твою крепкую руку... Погладить по небритым щекам... Провести рукой по волосам... И как я смогу тебя отпустить?
  Медленно встав с кровати, она подошла к шкафу, распахнула зеркальные двери, скинула пакет с какой-то довольно большой вещи, и я впервые увидел ее свадебное платье. Оно было прекрасно! Без кружева, страз и прочих блестящих штучек, которые так не любила Эмми. Довольно простое белоснежное платье. Я мысленно представил его на Эмми, и как она вышла бы в нем у алтаря.
  -Ты была бы самая красивая невеста...
  Эмми не прикасаясь, с терзающей ее болью смотрела на него, затем скинула с плечиков, швырнув на пол и, рыдая, упала на расстеленное платье. Все это время я наблюдал за ней, постоянно находясь рядом. Вновь и вновь перебирая в голове наши мечты о счастливом будущем.
  Немного успокоившись, она умыла лицо теплой водой, выпила успокоительное, которое ей дала Джейн, и рухнула без сил в нашу постель.
  Я остался, представив на одну ночь, что не было никакой аварии, мы просто легли спать, а завтра она разбудит меня, бегая по спине своими тонкими пальчиками.
  Утром ее разбудил навязчивый звонок в дверь. Это была Джейн, которая заехала за ней, чтобы отправиться на кладбище.
  Эмми надела на себя черное платье с высоким воротом и длинным рукавом. Мы покупали его во Франции. Эмми тогда крутилась в нем у зеркала, сомневаясь, брать или нет. А мне понравилось, как оно на ней смотрелось, и я сам уговорил ее купить. Знал бы я тогда, что наденет его на мои похороны.
  - Знали бы мы тогда, что я пойду в нем на твои похороны, Тео...
  И Эмми, глядя на себя в зеркало, озвучила мои мысли.
  За все эти дни я не пытался увидеть Джона и Эрика. Да и они, наверное, меня не особо искали. Каждый был со своими семьями, и как-то не подумал о Сэме...
  Я знал, что мы встретимся с ними сегодня, они тоже придут...
  Не оставшись ждать Эмми с Джейн, я отправился на кладбище. Там собралось много людей, которых я так давно не видел. Родственники, друзья по спорту, однокурсники и просто люди, с которыми я был знаком и хорошо, и не очень. При жизни я бы, наверное, никогда не смог собрать их всех вместе, будь это юбилей или свадьба... Но попрощаться со мной они пришли. Медленно проходя через рыдающую толпу, наконец-то, приблизился к себе, лежащему в темно-коричневом гробу. Был одет, как на парад. Белая рубашка, брюки и белые ботинки. Волосы прилежно уложены, совсем не то, что было при жизни. Я узнавал себя прежним. Лицо...Как будто я просто сплю: ни единой царапинки, ничего не напоминала об аварии. Лишь рваная рана на голове, которую умело спрятали под волосами.
  Чуть дальше я увидел Джона, стоящего рядом с рыдающей мамой, за ним - Эрика в окружении своих близких, и Сэма...Проститься с ним пришли только его друзья и коллеги.
  У нас было много общих друзей. Они ходили по очереди к каждому, прислонялись губами ко лбу, и каждый что-то шептал. Жалко было смотреть на маленького брата Джона: Рик стоял, вцепившись в мать, и громко плакал, изредка поглядывая на бездыханного брата, и еще сильнее вцепляясь в плащ матери. Ему было восемь, он всегда подражал Джону, слушал его наставления и мечтал быть во всем на него похожим.
  Джони махнул рукой сначала мне, затем Эрику и Сэму, позвав нас к себе, а сам немного отошел в сторону от рыдающих людей.
  - Давайте побудем вместе, нет сил смотреть, как они убиваются...
  - Да, нужно поддержать друг друга! Слезы Рика...Это...- Джон больше не мог выдавить ни слова. Сэм положил руку ему на плечо, вторую - на мое. Я обнял Эрика, и мы стояли, молча слушая, что говорят собравшиеся.
  - Ну, надо же, у него ведь только что ребенок родился, и такое горе...
  Одна женщина, судя по всему, с работы Эрика, тихо причитала стоящей рядом даме в черной шляпке.
  На наших лицах растеклась улыбка, мы сразу вспомнили про тот случай, и я постучал Эрика по спине. Подъехала машина Джейн, и сразу за ней - пикап моего отца. Сэм убрал руку с моего плеча, поняв, что я должен пойти к ним.
  Мама была бледна, с боязнью подошла ближе и, опираясь на папу, вновь расплакалась.
  - Эмми, держись...Давай, только держись детка... - я шел "задней походкой", глядя на ее отчаянное лицо и трогал ее за плечи , будто пытаясь остановить, повременить, а Эмми то и дело, опережая мой шаг, проходила сквозь меня.
  Народ расступился, увидев ее, и уступал ей место рядом с мамой. Подойдя совсем близко, она взяла дрожащими руками мою руку, закрыла глаза и стояла, не обронив ни слова. На лице никаких эмоций - только бесконечный ручей ее слез... Отец обнял их обеих за плечи, уткнулся в воротник своей куртки и тоже молчаливо плакал.
  Джейн, София всхлипывали, стоя поодаль.
  Натали, двоюродная сестра Эмми, приехавшая к нам на свадьбу, то и дело подливала масло в огонь и своим нудным голосом причитала: "Они были такой красивой парой, пожениться хотели... Такое горе!"...
  По лицу Эмми, которая от ее слов корчилась, поджав губы, было ясно одно: ушли бы все вы отсюда, я осталась бы с ним одна...Она по-прежнему стояла, не открывая глаз, не слыша больше голосов и рыданий, перебирая мои холодные пальцы. Смотреть на ее мучения больше не было сил, я кинул взгляд на ребят, стоящих все на том же месте, и они почти синхронно позвали меня к ним. Я только подошел к ним, как услышал голос священника, который вежливо попросил всех отойти на пару метров от гробов. Это немного отвлекло маму и Эмми.
  - Эмми...бедняжка, нам так жаль ее, - Джон всегда хорошо отзывался о ней.
  - Помнишь, ты хотел познакомиться с ее сестрой? Так вон она, видишь, справа от моего отца стоит, - я показал Джону на ту самую занудную Натали.
  - М-м-м... Я ее немного другой представлял, - Джони сделал такое лицо, будто съел дольку лимона.
  Священник спокойным монотонным голосом говорил о смерти, и мы все притихли, когда он сказал, что лишь на сороковой день душа отправится на небеса.
  - Так, значит, еще тридцать семь дней мы с вами, парни, будем вместе! И вы - с родней, понятно, - сказал Сэми.
  После слов священника к нам подходили, кто не успел попрощаться, почти буквально отпихивая неприступную Эмми, которая стояла, снова взяв меня за руки. И началось самое страшное: папа буквально расцеплял наши руки, когда гробы Эрика, Сэма и Джона уже стояли закрытыми, а Эмми не давала прикоснуться к моему, поняв, что сейчас закроют крышку, и она не увидит меня больше никогда. Она разрыдалась, не ища поддержки в глазах стоящих рядом. Она смотрела лишь на меня, будто надеясь на то, что я ее сейчас поддержу, успокою... Но папа все же сумел отвести ее в сторону и, закрыв руками лицо, она наблюдала, как наши гробы отпускают в глубокие ямы.
  После громких криков, всхлипываний люди все же начали расходиться, похлопывая со словами поддержки по плечу папу и обнимая маму. А к Эмми не подходил никто. Она всем дала понять, что ни с кем не хочет говорить, опуская глаза вниз и нервно мотая головой, если кто-то направляется в ее сторону. Только лишь Джейн, несмотря на сопротивление Эмми, удалось увезти ее с кладбища.
  Родители тоже поехали. Последними. Позвав несколько родственников на поминки к ним домой.
  Воцарилась тишина, кричали только птицы... Мы стояли какое-то время молча - каждый напротив своей могилы.
  - Веселый ты тут, Тео! - Джон подходил к каждому памятнику, глядя на портреты. Я пошел с ним.
  - Я помню этот снимок. Эрик на вручении диплома, кажется?
  - Да, вы тогда еще ворвались в колледж, как сумасшедшие, и начали кривляться за спиной преподавателя, который меня снимал. Вы корчили смешные рожи, поэтому я здесь и стою такой довольный!
   - А ты, Джон, где это?
  - Это самый удачный кадр! Рик тогда взял впервые в руки фотоаппарат, и мы с ним решили немного попридуряться. Затем я подчистил флешку, но этот кадр решил оставить. Как видите - не зря.
  - Мою фотку вы точно не помните. Ее выбирала Саманта - мы раньше работали с ней. Пока вы были с родными эти пару дней, мне стало интересно, а кто будет мои похороны организовывать? Из нас остался только Майк! Родных у меня нет, подружки тоже, и вот тут я вспомнил про Саманту. Мы с ней хорошо дружили, правда, она давно замужем. Я побывал у нее дома, и, оказалось, ее муж понятливый чувак! Она, оказывается, и раньше ему про меня рассказывала. Муж, вспомнив, что у меня нет родных, быстро отыскал в ее компе фотки с корпоратива, и они вместе выбрали эту. Саманта меня тогда подловила за сигаретой, но это они обрезали. Вот так, спасибо им! Я доволен! - улыбнулся он, глядя на свой портрет.
  Наступило некое облегчение, я не мог это объяснить, будто все сейчас начнет налаживаться у Эмми, родителей! Казалось, все самое страшное позади, они пережили все самые больные моменты. И мы теперь остались только душами, у которых чуть больше месяца. А что там дальше - никто из нас не знал, но, вряд ли, мы долго будем вместе.
  - Давайте проведаем, как там Майк, пойдемте к нему все вместе! - Эрик был прав: нужно узнать о состоянии нашего друга, ведь за все эти дни мы даже о нем и не вспомнили. Я лично был за него спокоен. По словам моих родителей, было понятно, что его жизнь не в опасности.
  Проходя по коридорам больницы, мы решили разделиться и заглядывали по очереди в каждую палату. Джон остановился у одной, приоткрыл двери, мы бросились к нему, думая, что он отыскал Майка.
  - Какая она красивая... Интересно, что с ней?
  Джон подошел к кровати, на которой лежала молоденькая девушка, лет двадцати пяти. Окутанная в каких-то проводах, она не подавала никаких признаков сознания.
  - Джон, по-моему, мы ищем Майка, - Сэми возразил, а я ткнул его в бок, чтобы тот не мешал. Джон всегда был волком-одиночкой, встречался со многими девчонками, но никогда не мог по-настоящему влюбиться, хотя каждая его подружка мечтала стать его единственной. И услышать от Джона "какая она красивая" было неожиданно - он говорил это искренне.
  - Я пойду искать Майка.
  Я тоже отправился за Эриком, и за нами вышел из палаты Сэм. А Джон, пообещав той девушке, что еще вернется, догнал нас в конце длинного коридора.
  - Может, он в другом отделении?
  - А он точно в этой больнице?
  Пока Джони и Сэм строили догадки, где может быть Майки, Эрик просочился сквозь стену одной из палат, и через пару секунд выскочил обратно, радостно глядя на нас.
  - Он здесь!
  Майк лежал неподвижно, на экране прыгали какие-то цифры.
  - Ну, здорово, дружище!- Сэм потрогал руку Майка, я тоже поздоровался, прикоснувшись к его руке.
  - Да-а, знал бы ты, что мы стоим сейчас рядом!
  - Ты везунчик, Майки, настоящий везунчик! Нам так не повезло, как тебе - Эрик грустно причитал, глядя на ссадины и раны на голове Майка.
  Джони исподлобья взглянул на Эрика и добавил:
  - Хоть один из нас остался, и то радует.
  - Интересно, что с ним? Хорошо было бы послушать врачей,- едва я успел это произнести, как в палату тихонько вошла симпатичная медсестра. Пока она поправляла проводочки, Джони подняв одну бровь и скривив губы, обглядев оценивающим взглядом ее фигуру.
  - Ох-хо-о-о... Да тебе повезло, дружище! Какие девушки тут за ним ухаживают! - завидующим тоном произнес Джони, повернувшись к нам и уткнув руки в боки.
  - Может, Майки делает вид, что спит, а сам то и дело подглядывает под юбку этой красотки? - Джони никак не мог успокоиться. Тут подхватил Сэм, и они, как всегда, начали бурно фантазировать.
  - Ага, он тот еще хитрец, потом резко глаза откроет, да как схватит сестричку за ее халатик беленький, да и затащит на свою койку.
  - Так что вы, девушка, поаккуратнее с ним, - Джони подошел к медсестре, встал рядом с ней и грозил пальцем прямо у ее лица.
  Всем стало весело от цирка, который устроили эти два оболтуса. Веселье прервал вошедший в палату с папкой документов врач - двухметровый грозный дядька. Он с серьезным видом начал пролистывать историю болезни Майка, и, остановившись на последней странице, принялся читать вслух.
  - Переломы ребер, разрыв связок, закрытая черепно-мозговая... - затем врач облегченно вздохнул, что-то бормоча про операцию, которую уже, видимо, перенес Майки.
  - Ну, что, тогда продолжаем в том же духе, через пару дней выведем его из комы! А так все стабильно, тут все в норме, - врач подошел к экрану с цифрами, со спокойным видом посмотрел на показатели состояния Майка и вышел из палаты.
  - Да, операцию пережил, теперь осталось узнать страшные последствия того вечера, - с грустью добавила девушка и тоже скрылась за дверью.
  - Она права! Могу только представить, как Майк будет переживать, узнав, что нас больше нет, - Джону больше было не до веселья.
  Я наклонился к Майку и прошептал ему на ухо: "Держись, друг!".
  - Я должен проверить, как там Эмми.
  -Да, я тоже пойду к маме с Риком.
  Мы с Джони ушли вместе, убедившись, что с нашим другом все хорошо. Эрик и Сэм остались с Майком, а Джон все же задержался в больнице, и, идя со мной по коридору, завернул в палату к той девушке, которая ему не давала покоя.
  Едва я вошел в наш дом, меня охватила паника. В квартире тишина, в спальне и в ванной никого. Пройдя на кухню, я тоже не застал там Эмми. Я знал, что она не особо любит сидеть в гостиной, но, заглянув туда, я увидел ее именно в этой, не любимой комнате.
  Эмми сидела на подоконнике, растрепанная, бледная, в моей рубашке, на запотевшем стекле непрерывно выводила мое имя. Видимо, она осталась здесь, потому что там стоял мой рабочий компьютер. Она включила музыку в папке " музыка для свадьбы", которую мы вместе с ней выбирали, и слушала песни...
  Почти не моргая, уставшими глазами она смотрела в окно, изрисованное ее тонкими пальчиками.
  Ее телефон настойчиво вибрировал, сползая с моего рабочего стола, а она не обращала на него никакого внимания, выводя в сердечки наши имена.
  Я сел напротив, стискивая кулаки и разжимая их, держа себя из последних сил.
  - Ты не должна так убиваться, Эмми! Я причинил тебе эту боль... Давай, детка, вспомни радостные моменты, вспомни все хорошее, что у нас было, улыбнись и помни только о радостных днях, не заглуши себя этой болью, не клянись, что никому не скажешь слова любви! Давай...Пойми...Пройдет немного времени, и все наладится, у тебя должна быть счастливая, добрая жизнь! Прошу... Не порти ее из-за моей глупости...Прошу, только живи счастливой, это будет лучшая награда для меня - вновь увидеть твою улыбку!
  Я безнадежно пытался достучаться до моей Эмми... Ее телефон снова завибрировал, и мы оба вздрогнули, когда он, все же докатившись до края стола, рухнул с грохотом на пол.
  - Что, так сложно понять? Сложно оставить меня хоть сейчас одну? - Эмми соскочила с подоконника, взывая к звонящим с просьбой понять, схватила лежащий вибрирующий телефон и швырнула его со злостью в стену. Телефон разлетелся на части, а Эмми облегченно выдохнула. Отпустила голову, протянув вдоль туловища руки, сжимая их в кулаки, и грозным голосом заявила.
  - Только прошу, теперь не нужно ко мне при-хо-дить!
  Она ушла в спальню, скинула с кровати черное платье, в котором сегодня была на похоронах, и зарылась в одеяло. Через пару минут, как она и ожидала, раздался настойчивый звонок в дверь.
  Эмми покрутилась в постели, натягивая на голову одеяло, делая вид, будто не желает слышать этот звонок, и, все же, поняв, что стоящий с той стороны порога не собирается отступать, спрыгнула с кровати и полетела к двери.
  Я уже не завидовал пришедшему: кому-то сейчас достанется от разъяренной Эмми.
  Резко открыв дверь, Эмми набросилась на Джейн, стоящую с растерянным видом.
  - Слушай, у тебя вообще мозг есть? Я могу поспать? Поплакать? Побыть одна, в конце концов? Могу или нет? - она кричала на всю площадку, взывая Джейн к ее совести.
  - Эмми, я просто хотела...
  - Убедиться, что я не умерла с горя? Так вот, видишь, со мной все окей, жива- здорова! - Эмми покрутилась перед провинившейся Джейн и хлопнула перед ее носом дверью, так и не пустив на порог.
  - Оставьте меня одну! - крикнула она, сжимая кулаки , глядя на дверь.
  Ого, я не знал, что Эмми можно так выбесить. Она, конечно, любила, чтоб в ее внутренний мир никто не влезал. Но тут она, явно, была в бешенстве от назойливости подруги.
  Она плюхнулась на сбитую кровать и закрыла глаза. Больше ее никто не беспокоил, Джейн, наверно, всех предупредила, что Эмми в порядке, она только что это ощутила на себе.
  Пока Эмми спала, я навестил родителей. Мама сидела в окружении ее сестер, близких подруг, которые ее не оставляли.
  - Твой Тео нигде не пропадет, Мэри! Он там со своими друзьями! Не плачь, вспомни, какие были веселые ребята, разве они дадут ему там скучать? Говорят, чем меньше мы тут плачем, тем им там спокойней! Подумай об этом, такая выдалась судьба!
  Моя тетя успокаивала маму, разговаривая с ней мягким голосом. И, вроде, у нее это неплохо получалось.
  - Такая судьба у нашего Тео. Он только нашел себя, занимаясь любимой работой, - вытирая слезы заговорила мама.- Помнишь, как они мыкались с Майком: туда, сюда. Я за него переживала, не ввязался бы только в долги, авантюрист. Но он же поднял нашу семью, мы ж перебивались с копейки на копейку! Как только у него все стало налаживаться, появились первые партнеры, так он сразу и отца устроил к ним курьером работать! Сколько он нам деньгами помогал... Мы, благодаря ему, зажили! Сколько добра он нам принес в последние годы!... Он, наконец-то, решился сделать предложение Эмми, и как он был счастлив, когда она согласилась! Мы с отцом уже начали мечтать о внуках, - вновь хлынул ручей слез по ее щекам. - Так все хорошо шло...
  Вдруг Сэм влетел в комнату и, не обращая ни на кого внимания, торопливо, заикаясь, закричал мне с конца комнаты.
  -Тео, я тебя заискался. Там Эрику что-то совсем плохо!
  Сэм сказал, что он на кладбище, и мы бросились туда.
  С ним уже был Джони,. Прижав к себе сидящего на коленях Эрика, он тихо, чтобы угомонить его истерику, успокаивал его: "Т-ш-ш-ш, т-ш-ш-и-и-и". Я не решался подойти и шепотом спросил у Джона: "Что с ним?"
  В ответ Джони покачал головой и продолжал "тшикать". Мы сразу поняли, что не время спрашивать, и нужно просто попытаться привезти Эрика в чувства.
  - Будто, ничего и не случилось.... Видели бы вы их лица! Как будто плевать... Плевать на меня, - Эрик рыдал, стиснув зубы, стуча кулаками по сырой земле.
  - Никто даже и не заметил моего ухода, рыдая, твердил отчаянный Эрик.
  Сэм склонился над ним, заменив Джона. Я отвел его в сторону, чтобы узнать, что произошло.
  - После больницы мы отправились вместе к нему домой. Эрик увидел, как мать, будто ни в чем не бывало, сложила его вещи в коробки и поставила у двери. Затем наполнила опустевшие шкафы вещами младшего брата.
  - Все бы ничего, но ведь Эрик прав: на ее лице не было ни капли скорби... Знаешь, будто освободилась комната в общаге, и туда сразу сиганул новичок, так долго ее ждавший. Он, глядя на это, пулей вылетел из дома и прибежал к своей могиле.
  Это конечно ужасно...Я попытался поговорить с Эриком.
  - Дружище, может, ты зря так? Подумай сам, у вас большая семья, ты был самым старшим! Может, миссис Джемсон не хотела расстраивать твоих младших? Они еще не понимают, что произошло! Твоя мама очень скорбит по тебе, это точно, Эрик! Просто не показывает вида!
  - Я знаю ее, я знаю, как она умеет переживать! Например, если заболеет Фред или Лиза. Ты думаешь, я просто требую сейчас к себе внимания, Тео? Нет, нет, черт возьми! - яростно кричал он. - Она и не заметила, что меня больше нет! Она отнеслась к этому так, будто ей плевать. Знаешь....Я видел лица ваших близких на похоронах! И видел ее... Она и раньше не замечала моих успехов в учебе, достижения в олимпиадах! Ее интересовало больше, как дела на работе ее подруг! А когда родились Фред и Лиза, она вообще забыла о моем существовании! Хотя, нет, вспоминала в дни стипендии и потом зарплаты! Она не забывала, что я должен дать ей денег...
  Я думал, у нее екнет сердце, и она хоть сейчас задумается, вспомнит, что у нее был сын...
  Страдания Эрика были понятны. Я помню, когда в студенческие годы, если мы загуливали, то мне и Джони начинали трезвонить родители и загонять домой, переживали за нас хоть как-то. А Эрику никто не звонил, его никогда не искали. Мне казалось, что он просто довольно скромный отличник, его родители и так знали, что он не ввяжется ни в какие истории и, доверяя ему, просто не беспокоили. Оказалось, что все эти годы он боролся с переживаниями, что его никто не замечает в семье.
  - Вы для меня были самыми близкими, я сам даже иногда не понимал, почему такие отвязные парни выбрали меня своим другом? Сначала думал, для каких-то насмешек, но затем понял, что, наверное, за что-то другое...
  - Да мы тоже так думали, чувак! А ты оказался клевым, простым парнем!
  - Да, а еще писал нам курсовые!
  Мы пытались поддержать Эрика, но его было не так-то легко успокоить. Я высказал ему все, что было у меня душе, раз уж настал такой вечер откровений.
  - Ты знаешь, я смотрю сейчас на то, как ты убиваешься, что твои родные не плачут по тебе, и мне понятно, что ты, в первую очередь, жалеешь себя.
  - Я не жалею, я просто...
  - Подожди! Выслушай меня!
  - Я бы все отдал сейчас за то, чтобы моя мама вела обычный образ жизни, чтоб все было, как и раньше. Как ты сказал - будто, ничего и не произошло. Чтобы моя Эмми улыбалась, - я подошел ближе к Эрику и остановился напротив, чтобы донести всю суть своих мыслей. - Я вижу их страдания, их боль! Понимая, что это все причинил им только я! Несколько дней я сижу рядом с ними и разрываюсь на части от злобы на себя самого! Каждый раз, заходя в квартиру родителей, где по столу разбросаны разные лекарства, которые теперь вынуждена пить мама от сердца, я молюсь, чтобы она пережила это горе! А об Эмми я просто молчу! Я даже не могу находиться с ней близко, потому что не в силах на это смотреть! И каждый раз, видя ее истерики, слезы и вновь истерики, я думаю только об одном, чтобы она не натворила никаких глупостей, ничего не сделала с собой! Я бы все отдал за то, чтобы увидеть ее вновь счастливой. Пусть уже и без меня...
  Подумай, Эрик, что было бы, если миссис Джемсон и твои младшие сейчас не находили себе место от горя? Когда у твоей мамы болит сердце, и она то и дело скручивается в клубок от боли? Подумай, тебе было бы легче, чем сейчас?...
  Наступила тишина. Эрик, Сэм и Джони задумались над моими словами. Эрик отпустил глаза, отрицательно покачал головой и, успокоившись, ответил.
  - Думаю, нет... Было бы еще хуже!
  - Ты должен успокоиться, дружище! Конечно, неприятно... Ты думаешь, что вот, ты умер, и теперь все начнут тебя жалеть, добрыми словечками вспоминать! Да все чушь это, ну, пожалеют пару недель, поплачут, потом все забудутся и заживут своей обычной жизнью! А ты еще спасибо скажешь, если хоть пару раз в год забегут на кладбище проведать или вспомнят, когда у тебя был день рождения, и поднимут за тебя стакан. Мы здесь, мы оказались тут все вместе! Ваших близких поддержат там друзья, родня, а мы поддержим тут друг друга! Ведь по мне всю жизнь никто не переживал и теперь - тем более! Одна моя коллега сделала доброе дело, собрала денег на памятник и организовала похороны. Навряд ли кто-то будет вообще носить цветы на мою могилу. Как бы был такой парень Сэм Николсон, да и нет его больше!... Видать, судьба у меня такая: кроме вас - никого, - выговорился Сэми.
  - Вы правы, лучше не видеть страданий своих близких...- Джон тихо добавил, вспомнив маму с братом.
  Эрику стало намного легче, он сомкнул нас всех в круг, мы положили руки друг другу на плечи и, прислонившись лбами, постарались отпустить все пережитое за эти три страшных дня!
  - Что будем делать дальше? - судя по уже хорошему настроению Джона, у него будто созрела какая-то безбашенная идея.
  - Выкладывай, если есть предложения! - Сэми всегда готов поддержать его во всем.
  - Ну-у ...времени у нас не так много...А как вы уже заметили, братцы, теперь мы можем все! - Джони поднял правую бровь и начал крутить возле себя рукой, этим подгоняя наши мысли, намекая, чтоб мы попытались догадаться, что он хочет предложить.
  - Оставляю предложенные варианты на ваш выбор! Женская общага или потусим в клубняке?- он быстро протарабанил, поглядывая исподлобья за нашей реакцией.
  - Да, кстати! Когда еще мы могли подслушивать разговоры? Давайте, вспомним каких- нибудь наших недоброжелателей и сиганем к ним? Сейчас ведь, наверняка, мы на слуху у всего штата.
  - Это, конечно, круто, Сэми, но как же девочки в женской общаге?.. Они ведь тоже наверно...плачут? - Джони рассмеялся, и по нему было видно, что он готов отрываться и кутить на полную катушку.
  - Твои девочки никуда не денутся! А вот что о нас думает Эдвард, мне, если честно, было бы интересно! - я и, правда, думал, как Эд отреагировал, когда узнал о своем новеньком кабриолете, точнее, о том, что от него осталось.
  Мы, конечно, не особо с ним общались, больше Сэми его знал. Я всегда думал, что он довольно алчный и придирчивый, и даже удивился, что он с такой легкостью тогда, на моем мальчишнике, отдал ключи от дорогой тачки пьяным парням.
  -Точняк! Мне тоже интересно! - Сэм быстро подхватил мою идею и ткнул в плечо Эрика.
  - А ты с нами? Или думаешь продолжить рыдания в одиночестве, что о тебе все забыли? - он, ухмыляясь, стал выпихивать Эрика за ворота кладбища.
  - Настало время кути-и-ить! - Джон с радостными криками вылетел самый первый за ворота и сделал несколько кругов со скоростью ветра вокруг нас.
  Мы не забывали о том, что страдают наши близкие, каждую минуту я помнил об Эмми и о том, что нас вообще больше нет...А мы тут, такие радостные, помчались вдруг гулять! Это состояние не объяснить, будто огромный ком эмоций, переживаний, страхов, боли, который сидел внутри, взорвался после похорон, и наступило некое облегчение! Казалось, после этого дня потихоньку, помаленьку все начнет вставать на свои места, все страшное пережито, и вскоре останутся о нас только воспоминания!
  - Интересно, а где мы будем его искать?
  - Хм, ночь длинная! Везде успеем, с нашим-то движком! - Сэми никак не мог нарадоваться той скоростью, с которой мы могли теперь передвигаться.
  - Давайте сначала заглянем к нему домой, а если его не застанем, то в спортбар.
  - Не, давайте лучше наоборот? Сначала в спортбар, а потом к нему домой? - Джони не мог со мной согласиться, видимо, его желание тусить было важнее, чем отыскать Эдварда. - Не, Тео, ты не подумай...Просто, ну... У той блондиночки-официантки, помнишь, сегодня должна быть смена, если я правильно подсчитал.
  Джони засмущался немного, а Сэми, смеясь, продолжил за него:
  - И я так предполагаю...Ну... Вдруг.... Она по мне безнадежно рыдает...
  Сэм так смешно изобразил Джони, говоря его голосом, что мы с Эриком рассмеялись, а самому Сэму пришлось удирать от Джона, который пытался, шутя, наброситься на ловко увиливающего от него Сэми.
  Мы завалились в спортбар, народу было много, и наши места были заняты компанией других ребят.
  - Ну, ничего, мы не гордые, посидим и на барной стойке, - крикнул Джони, забравшись на нее с ногами, затем он принялся стучать кулаком по бару и, глядя на стоящего напротив официанта, делая пьяный вид, принялся бормотать:
  - Виски, пожалуйста, мне и моим товарищам! Да что там - угощаю всех сидящих в этом чудном заведении, - показал он руками на весь зал. Затем повернулся лицом к нам, делая вид: типа "что обычно делает пьяный народ в таком случае?". И мы, смекнув, радостно засвистели. Затем, к моей неожиданности, Эрик забрался на бар и тоже неуклюже пытался поприкалываться над барменом. За ними и мы с Сэми сиганули. Оглядев народ, мы поняли, что тот, кого мы искали, здесь не присутствовал, но нам почему-то не захотелось уходить из нашего излюбленного места. Тем более, Джону, встретившему там свою официантку. Эрик, наш скромняга, ударился вместе с Сэми танцевать со стриптизершами. Понятно, раньше бы он себе такого никогда не позволил! Он даже издалека-то стеснялся наблюдать за полуголыми девицами, а тут он знал, что его никто, кроме нас, не видит и ушел в отрыв, подглядывая под их короткие юбки.
  - Ну, что, Джони, твоя душа теперь спокойна? Как видишь, твоя блондиночка не рыдает, да, и по ходу, совсем не вспоминает о тебе! Бодра и весела! - я решил немного подстегнуть разочаровавшегося Джони.
  - Да ну ее! Строит свои накрашенные глазки всем подряд, оказывается. Мне она разонравилась! - Джони сделал вид самого грустного на земле человека, а затем, как всегда, резко поднял глаза, и по его лицу растеклась улыбка. Он умел внезапно перевоплощаться из отвязного - в серьезного, из грустного - в веселого.
  - И, если честно, все бы отдал за кружечку холодного пива! - Джони сделал вид, что отхлебнул из стоящей на баре кружки, которую еще не успел забрать посетитель.
  Всю ту ночь парни зажигали, танцевали с разными девушками, пытались надышаться запахом кальяна, утопая в его дыму, прыгали по столам, особенно, Эрик. Вобщем, веселились на полную катушку. Я как-то не особо, я не мог подойти к чужой девушке, пусть даже и невидимо, сразу начиная думать об Эмми.
  Немного решив отвлечься, я вышел на улицу и вспомнил, как на этом месте в последний раз услышал голос Эмми.
  "Твоя маленькая миссис Мараллис, Тео! Мараллис - и больше никак!" ... Все снова стало вокруг ярким, живым! Я окунулся в тот вечер, вспомнил, насколько был счастлив... И лишь после того, как, обернувшись в окно и увидев, как веселятся парни, я вернулся в настоящее... Я не увидел там больше четверых отвязных ребят... Там были только души, которых никто не замечает, а они умело этим пользуются! Хотя, наверное, пытаются отвлечься, как могут, и выплеснуть все ,что накопилось за эти дни.
  Я не стал омрачать их отдых своим настроением и переместился в нашу с Эмми квартиру.
  Компьютер по порядку проигрывает свадебные песни. Эмми спит, по-прежнему в моей рубашке, только уже в другой. Поняв, что она просыпалась, мне стало даже немного неловко. Пока я веселился с парнями в спортбаре, она снова плакала, утопая в воспоминаниях, судя по нашим фото, разложенным на кровати. Телефон так же валялся на полу, разобранный по запчастям.
  Я, как обычно, прилег с ней, как мне казалось, крепко обнимая мою Эмми. Как мне хотелось вдохнуть запах ее волос, ее духов...Но я не чувствовал ничего: ни ее тепла, ни того, как она переворачивалась во сне, закидывая ногу на мою. А та падала, сквозь... На одеяло...
  Она проснулась ближе к обеду, выглядела неплохо, заварила кофе и уютно уселась на диване под шерстяным пледом. Эмми, наконец, расслабилась, наслаждалась тишиной, ей никто не звонит, не обивает порог квартиры...
  - Что-то нужно съесть! А нечего...
  Эмми открыла холодильник, затем пошарила в шкафах, громко вздохнула, увидела только пустые полки и испорченные продукты. Все покидала в пакет и, завязав его, швырнула к входной двери.
  Затем подняла с пола разбитый телефон, печально посмотрела на него и бросила обратно.
  - Джейн не позвонить...Может, она сама придет? Хотя...После вчерашнего, навряд ли, она рискнет. И мне нужно самой идти в супермаркет, - скорчила она недовольное лицо.
  - Да, детка! Давай, выйди из дома, прогуляйся, отвлекись немного.
  Я продолжал давать наставления, тем более, что смотреть на нее было больно! Она и так всегда была худенькая, а за последние дни еще скинула пару-тройку килограммов.
  Эмми засунула ноги в джинсы, надела футболку и сверху накинула свою кожаную куртку, которую отстирала от моей крови Джейн. Подойдя в коридоре к зеркалу, она уставилась на свое отражение, поворачивая рукой лицо сначала в одну сторону, затем медленно - в другую.
  - Мышь! Серая мышь! - затем, больше не произнося ни слова, собрала свои темные волосы, похожие уже на мочалку, в пучок, засунула ноги в кеды и потянулась за ключами, висящими на крючке у двери.
  - Теперь только мои здесь висят...О, Боже! Как все это...Непривычно, как непривычно быть здесь одной, Тео...
  Эмми бродила по магазину, собирая все подряд в свою продуктовую тележку. Обычно она так делала, когда голодна и не знала, что именно хочет съесть. Набирая все, что попадется ей на глаза.
  Взбодрившись прогулкой, прохладным воздухом, она вернулась домой и принялась распаковывая пакеты, одной рукой отщипывать от булки, жадно уплетая ее.
  Ее спокойствие длилось недолго, в квартире раздался звонок.
  Эмми, сделав недовольное лицо, немного выждав, в надежде, что уйдут, все же пошла открывать дверь.
  - Эмми! Ну, объясни мне, что происходит? Почему я должна с другого конца города мчаться к тебе? Что с твоим телефоном? Я уже всех на ноги подняла!
  Это была миссис Уотсон, мама Эмми. Она залетела в квартиру, возмущенно глядя на Эмми, спокойно жующую булку.
  - Никто тебя и не просил мчаться через весь город, мама!
  Она развернулась и так же спокойно отправилась на кухню дальше разбирать пакеты, не обращая никакого внимания на миссис Уотсон.
  - Мы тоже за тебя, между прочим, переживаем! И не надо делать такое недовольное лицо!
  - Проходи... Раз уж приехала, - недовольно пробурчала Эмми топтавшейся в коридоре матери.
  -Ты ведь со всеми встретилась: и с Джейн, и с родителями Тео! А мы с отцом - пустое место для тебя? Ты даже не соизволила повидаться с Натали, а она, между прочим, двое суток тряслась в поезде, спеша к тебе на свадьбу!
   Ну, зачем так нагнетать? Она только стала приходить в себя. Я, глядя на вот-вот готовую взорваться Эмми, разозлился на миссис Уотсон: она была, как всегда, настойчива и говорила немного не в тему, что совсем выбесило Эмми.
  - Да ты думаешь хоть о ком-то другом, кроме себя? Натали? Натали ехала к нам на свадьбу, а приехала на похороны, мама! - швырнув на пол пакет, закричала она, прямо ей в лицо. - Она-то, в отличие от тебя, понимает, что я не жажду сейчас видеть ни ее, ни тебя - никого! А ты лишь думаешь, как бы не обиделась твоя дорогая племянница, ведь она в поезде тряслась пару дней! Ты обо мне подумала? У меня умер любимый человек. В день нашей свадьбы, мама!
  Эмми кричала на миссис Уотсон, которая все так же стояла, с деловым лицом, не признавая, что она в чем-то виновата перед дочерью.
  - А миссис Мараллис - мать Тео! Если ты не забыла! Конечно, я ее проведала, у нас с ней одно горе! И Джейн была со мной рядом все это время, потому что также переживала вместе со мной! А ты даже на похороны не соизволила приехать, что уж там говорить... Наверное, записалась в салон красоты перед нашей свадьбой и решила не отменять поход к парикмахеру, несмотря ни на что?
  - Да как ты смеешь орать на меня? Хорошо, приехать ты не могла, а просто поднять трубку и сказать, что с тобой все в порядке, было сложно?
  - Мне кажется, нам не о чем больше говорить! Мне проще договориться со стеной, чем с родной матерью! - Эмми повернулась к ней спиной, начав складывать продукты в холодильник и дав понять возмущенной миссис Уотсон, что ей тут не рады.
  - Отлично! Я сейчас уйду! Но не стоит теперь убиваться по нему всю жизнь и бить телефоны! - мама кинула взгляд на пол и ткнула пальцем на разбитый телефон. - Мы с отцом не так уж много зарабатываем, чтобы дарить тебе каждый год новые.
  - Я не думала, что ты так его ненавидишь! - она подняла голову вверх, закрыла глаза и молча ждала, когда мама выйдет из квартиры.
  - Даже сейчас ей жалко телефон....А не меня, не Тео...
  Она держалась из последних сил и злобно начала зашвыривать пакеты с печеньем на полки.
  А я вспомнил историю с телефоном.
  Миссис Уотсон его купила на прошлый Новый год в подарок Эмми. Она давно собиралась поменять мобильник, и это должен был быть мой подарок. Но потом, увидев подарок от миссис Уотсон, подумал, что зря я с ней поделился, что именно хочу подарить Эмми. Она сделала это специально - купила именно тот, про который я ей рассказал. И в новогодний вечер Эмми оставалась без подарка от меня. Я не стал портить вечер и преподносить ей второй, точно такой же, мобильник.
  Я выкрутился. Отлучившись на пару минут, набрал Сэма, объяснил ему все и попросил уговорить своего друга, хозяина ювелирного магазина, на пятнадцать минут открыть отдел, хотя в это время уже никто не работал.
  Я помню, как завязав глаза Эмми, за два часа до курантов я привел ее в безлюдное царство золота и бриллиантов. Развязав повязку, я предложил ей самой выбрать то, что ей хочется.
  Радость на ее лице не описать. Она бегала от витрины к витрине, быстро оглядывая все украшения, которые переливались в приглушенном свете. Сам хозяин магазина терпеливо, с улыбкой, примерял ей все колечки, которые она выберет, крутил зеркало, когда она примеряла колье. Это был один из ее самых счастливых дней. Конечно, Эмми взяла и браслет, и кольцо, и серьги. Украдкой поглядывал на меня, хозяин пытался понять по моей реакции, не был ли я против? Мне ничего было не жалко для нее. Тот Новый год она еще долго вспоминала и благодарила меня за подарки, любуясь дорогими покупками.
  Эмми угомонилась, она уже привыкла не обращать внимания на миссис Уотсон. Я знал, что она меня недолюбливает, мягко говоря. Когда мы только начали встречаться, все было поначалу ничего. Но потом у Эмми появились проблемы с учебой, и я, видя, как она не желает просиживать пары, предложил ей уйти из колледжа, дав обещание обеспечивать ее до конца жизни. Тогда у миссис Уотсон окончательно сдали нервы, и она время от времени подливала масло в огонь, пытаясь испортить наши отношения. Но Эмми сделала свой выбор и перебралась жить на мою, съемную на тот момент, квартирку - подальше от семейных скандалов.
  Я никогда не винил миссис Уотсон, в чем-то даже пытался ее понять. Ведь она воспитывала Эмми строго, в школе ругала, если вдруг та приносила дурную оценку. Она мечтала вырастить образованную дочку. Конечно, сейчас она вправе ненавидеть меня еще больше - я не дал доучиться Эмми и не сдержал свое обещание. Как она теперь будет жить? У нее нет ни работы, ни образования...Эмми привыкла ни в чем не нуждаться, когда мы с Майком открыли фирму, и наши дела пошли в гору. Мы с Эмми не отказывали себе ни в чем. Путешествия, рестораны - все могли себе позволить, и в итоге купили эту большую квартиру, обставив ее дорогой мебелью, которую Эмми выбирала с дизайнерами. Эрик еще тогда нарисовал наш портрет, который сейчас украшает нашу спальню.
  Что будет с ней дальше? На мои сбережения, оставленные дома, она долго не протянет. Она даже не успела стать моей женой, чтобы унаследовать имущество. Но мама поступит справедливо - я в ней уверен. Она не потребует у Эмми эту квартиру и ничего не отберет. Теперь интересно, что сделает Майки, когда снова возьмет бразды правления фирмой. Было бы здорово, если он взял ее на мое место, а не просто выкупил пакет акций.
  Эмми успокоилась, порадовала свой желудок едой и села на диван, укрывшись тем же пледом. Зажав кнопку пульта, перебирала каналы - по ней было заметно, что ей все равно, что смотреть. Главное, чтобы телевизор хоть что-то бормотал.
  Убедившись, что с ней все в порядке, и она, наконец, поела, я отправился на поиски гуляк.
  В спортбаре их не было. Оббежав дома Сэма, Джона и Эрика, я их тоже нигде не застал.
  - Интересно, где носит эти заблудшие души? Даже и не позвонить, как прежде!
  Бродя почти по безлюдному кварталу, я заметил пронесшийся мимо меня знакомый пикап.
  - Это же пикап Сэма!
  Я догнал машину, чтобы разглядеть, кто ее ведет - за рулем оказался Эдвард. Ну, понятно: машина Эда ушла на запчасти, судя по ее состоянию, а он теперь передвигается на стареньком пикапе Сэма. Машина припарковалась у излюбленного всеми спортбара, Эдвард вышел, громко хлопнув дверью.
  - Чертова железяка! - пробормотал он, озираясь на пикап, и заскочил в бар.
  Настроение - не фонтан, судя по его лицу.
  За столиком его ждал какой-то парень. Эд запрыгнул на кресло и щелчком пальцев бармену дал понять, что ему нужно пиво.
  - Ну как, Эд? Какие планы?
  - Да какие могут быть планы, Том? Майки один остался, а эти четверо все...
  - Понятно, отвечать должен Сэм. Он взял, он должен был и отдать! Но он мертв, с кого теперь спрашивать?
  Я понял, что Эдвард скорбит только по своей тачке, ему плевать на Сэма, хотя они и неплохо общались.
  - Да, ладно, Эдвард, парней жалко...
  - Да жалко-то, понятно. Но я даже застраховать ее не успел, блин, новая совсем была. Или ты предлагаешь кататься теперь на этом ведре? Ну, нет, спасибо! Я дождусь, когда Майки выйдет из комы, с ним и будем решать!
  Собеседник Эда был, явно, в недоумении...
  - Я бы забил, если честно!
  - Я посмотрю, как бы ты заговорил на моем месте, так что не нужно давить на мою совесть! Кто-то должен ответить, а остался только один!
  Эдвард был явно настроен по-боевому, а я подумал о Майке: сколько на него обрушится, когда он придет в сознание. Бедный Майк.
  - Ну, ты хоть, надеюсь, подождешь, когда он немного от всего оклемается?
  - Подожду, подожду, Том, я тоже не монстр, - и Эдвард нервно стал поторапливать бармена.
  Через пару минут в спортбаре появились Сэм и Джон, довольно веселые.
  - Тео, дружище, знаешь, где мы были? - они начали смеяться, кататься по полу, и как только один из них пытался начать рассказывать, начинались новые приступы смеха.
  - И долго мне еще так стоять? Может, я тоже с вами посмеюсь?
  Немного угомонившись, Сэми, выдохнув, начал рассказывать сквозь порывы смеха.
  - Короче, мы заглянули к Сью. Ну, помнишь ту, рыжую, с нашего курса? Она ведь давно строила мне глазки. Так вот, она сидит со своими подругами и говорит: "Да, Сэм любил меня с первого курса, цветы мне дарил! Он уже готов был сделать мне предложение, но я тогда дала понять, что еще не готова, что плохо его знаю". Прикинь, Тео, я, вообще, на нее внимания не обращал, а она такие вещи в уши своим подругам закладывает, - Сэми не мог никак успокоиться и, сев нога на ногу, грациозно согнув кисть руки, начал ее передразнивать.
  - Хотел, мол, сделать мне предложение, а я бе-бе-бе, тра-та-та. Вообще, врет не краснея.
  Я лишь усмехнулся над ним, как Джони продолжил.
  - Потом короче, мы попали на девичник к каким-то девахам. О-о-о, Тео, теперь мы знаем, как они проходят.
  - Там невеста одна что вытворяла! Ее подружки вызвали ей стриптизера, так они...Они... - и Джона с Сэми опять накрыл приступ смеха...
  - Ух-х, короче, я бы после этого на ней не женился и отправил ее с этим стриптизером так же страстно зажигать.
  После рассказов о весельях Джона с Сэми у меня появился вопрос, а где Эрик, если он не с ними, и дома его нет?
  - Парни, а Эрика там с вами не было?
  - А, нет, мы как разошлись вчера ночью, так больше его и не видели, мы с Сэми поехали к нему, а Эрик сказал, что хочет побродить, поразмыслить.
  - Тогда нужно его отыскать, вы же знаете Эрика...
  Все меня поддержали, и мы двинулись пересекать улицы.
  - Да кто его знает, куда он мог заблудить? - Джони надоело передвигаться в поисках, когда так много возможностей отдыха.
  - А я знаю! Наверное, он с какими-нибудь красотками отжигает! Вспомните его вчера ночью в компании тех танцовщиц - наш скромняга жадно пожирал их глазами, - Сэми продолжал задорно хихикать, говоря несерьезные вещи о нашем серьезном друге.
  - Предлагаю обойти все стриптиз-клубы города! - с восклицанием и радостной улыбкой добавил Джони, он, наверно, только этого и ждал.
  - А я все же думаю заглянуть на кладбище, что-то мне подсказывает, что Эрик там,-
  судя по его последним переживанием, я подумал, будет разумно заглянуть именно туда.
  - Кстати, да, давайте все туда! Не пойдем же мы в стрипбар без нашего жигало! - и Джони, посмеиваясь, метнулся в сторону кладбища. Мы переместились туда следом.
  Я был прав - Эрика мы застали уже у ворот.
  - Ты что, дружище? Мы тебя ищем по всему городу, а ты опять за свое?
  - Да, Эрик, в чем дело? Мы же договорились, больше никаких истерик!
  Сэми с Джоном по очереди начали нападать на Эрика, а я, как понял, все не так и страшно: Эрик выглядел довольно спокойным.
  - Да я, просто...Ну...
  - Ты просто решил проверить, не навещала ли тебя она?
  Эрик опустил голову, ответив тем самым всем на вопрос. Он не переставал думать о маме.
  - И что скажешь, дружище? - Сэм никак не мог отвязаться.
  Эрик покачал головой, поджав губы.
  - Значит, нет! - догадался Сэм и дружески похлопал его по плечу.
  - Не парься, дружище, вот ты здесь переживаешь, а ей там плевать на тебя!
  Я ткнул Сэма в бок, пытаясь подсказать, чтобы он не поднимал эту тему.
  - Не, Тео, сам посуди, разве я не прав? Знала бы она, как сейчас переживает ее сын на том свете! А ведь он только что ушел из жизни! Посмотрите, как он места себе не находит! Это в жизни мы не могли забить на кого-то, кто нам дорог. А сейчас ты хочешь потратить дарованные нам сорок дней на переживания о матери? Да она ведь тебя и в жизни-то не замечала! Сейчас, тем более, Эрик! Ты хоть теперь отвлекись от нее, не продолжай себя мучить после ухода! В эти последние дни позволь себе все, что никогда не позволял раньше, не дари эти дни ей! Подари их только себе, дружище!
  Сэм привел Эрика в чувство, и тот заметно взбодрился, встряхнулся и решил сделать так, как ему советовал Сэми. А мы с Джоном уверенно подписались под его словами.
  - Ну что, с какого начнем? - Джони грезил только стрип- клубами, потирая ладони. А я вспомнил про разговор Эдварда в спортбаре.
  - Пока я вас искал, наткнулся на твой пикап, Сэми. Догадываешься кто был за рулем?
  - Эдвард!
  - Да, он был очень зол на нас и, похоже, что за тачку придется отвечать Майку.
  Я в деталях рассказал разговор Эдварда с его приятелем. Все заметно расстроились, особенно Сэми.
  - Это все из-за меня! Это же я взял машину Эдварда, а отдавать за нее будет Майки.
  - Мне интересно, хоть капля достоинства в нем есть? Человечность все же должна быть в людях? Он не понимает, что Майку и так придется нелегко, когда он узнает, что четверых лучших друзей больше никогда не увидит. А тут еще этот чертов Эдвард накинет ему сверху проблем, - Джони явно разозлился и брел по улице уже без настроя на стрипклубы.
  - Судя по его лицу, было понятно, что он не отступит, ему явно плевать на Майка. - я продолжал готовить парней к худшему, что может быть с Майком.
  - Ну что, тогда, может, к Майку? - мне как-то захотелось сразу его проведать! Джони повернулся к нам лицом в ожидании, что все его поддержат.
  - А как же девочки?- поняв, что он нас рассмешит своим вопросом, со смущением выдавил из себя наш скромняга Эрик.
  - А девочки подождут, - смеясь, ответил Сэми. И через пару минут мы уже блуждали по темным коридорам больницы.
  Хоть мы знали, что нас никто не слышит, все же тихонько крались к палате Майка. Пока не заметили, что Джони притормозил в холле. Он куда -то уставился, а затем, улыбнувшись, догнал нас.
  - Кого там увидал? - расспрашивал, не оборачиваясь, любопытный Сэми.
  - Помните, та девчонка из соседней от Майка палаты? Еще пару дней назад лежала без сознания, я сейчас ее там увидел! Молодец, девчонка, быстро оклемалась! - он искренне порадовался за нее, а Сэми, конечно, не мог не прокомментировать.
  - Эх-х, жаль, такие красивые девушки! И пропадают без красавца Джони!
  Толкая друг друга в бок, они первыми сиганули сквозь стену к Майку, я последовал за ними.
  - Ну, здорово, дружище! Ты, похоже, без изменений, - Сэми, видя ту же картину, что и пару дней назад, разговаривал с лежащим без сознания Майком.
  - А ты чего ждал? Что он тут бродит по больничным коридорам? Слышал ведь, что врач сказал, что скоро будут выводить из комы и, если не сегодня, то, думаю, нам нужно будет проконтролировать это завтра.
  - Да, Джони прав! Завтра обязательно заскочим, - и, обернувшись, ожидая реплики от Эрика, опять его не увидел с нами.
  - А Эрик где?
  - Да я сейчас этому Эрику! - Сэми уже готов был рвануть сквозь стену и устроить нашему горемыке хорошую трепку, как Эрик сам с полным ужаса лицом влетел сквозь Сэма.
  - Там, там...
  - Что там? Эрик, мы только и делаем, что ищем тебя! Договорились же, не расходиться!
  Эрик, уставившись на Джони, начал быстро бормотать, размахивая руками.
  - Та девушка, Джони! Из соседней палаты! Она...Она ведь умерла!
  Мы так и присели от этой новости. До нас дошло - Джони видел ее душу там, в холле! Он, не спрашивая больше ни слова, кинулся на первый этаж, туда, где ее и встретил. Мы бросились за ним. Я притормозил у ее палаты и убедился, что Эрик ничего не перепутал. Там стояли, видимо, ее родные, рыдая над бездыханной девушкой.
  - А я еще думаю, чего они там стоят? - все никак не мог успокоиться Эрик, размышляя на ходу.
  Ну, да, я сразу как-то не сообразил: пару дней назад она неподвижно лежала, так же как и наш Майки, а тут вдруг Джони ее увидел целой и невредимой...
  Мы спустились, едва догнав Джона, он безнадежно проникал в стены всех помещений огромной больницы, с жутким желанием отыскать ту девушку.
  - И тут нет! Парни, ну, куда она могла пойти? Я всю больницу уже обыскал. Как я сразу-то не догадался, она еще так посмотрела! Я и подумал: ну, ни фига себе, не видит же меня, а смотрит прямо в глаза.
  - Джони, включи логику! Куда мы все отправились после смерти?
  - По домам!
  - Ну вот, и она, наверное, тоже!
  - Да, и пока она не обойдет своих близких, навряд ли мы ее здесь встретим!
  Мы пытались угомонить окрыленного Джона. А он тем временем искал варианты, как ее поскорей отыскать.
  - Думаете, она сюда не вернется?
  - Я думаю - нет. Скорее всего, родные сейчас уйдут, а ее тело отправят в морг, навряд ли ей захочется туда идти. У тебя есть один вариант - проследить за этими людьми, когда они выйдут из больницы.
  - Точно, Тео! Ты красавчик, дай пять! - Джони провел свою ладонь сквозь мою и кинулся следить за обстановкой в палате.
  Мы остались ждать его на улице, соображая, что нам делать дальше.
  - Даже интересно стало, ведь она не поняла, что мы тоже духи! Приняла нас за живых людей! Может, среди нас много таких? Особенно, в больнице, ведь тут люди частенько умирают... - Эрик заставил нас задуматься, и мы начали вглядываться в прохожих, хотя уже было очень поздно, и народу на улице было мало. Но мы всматривались в каждого, кто попадался на нашем пути. Пытались дать понять духу, если, конечно, его встретим, что мы его видим! Но все проходили сквозь нас, не обращая никакого внимания.
  - Я всерьез задумаюсь над этим, Эрик, ты гений! Может, я встречу какую-нибудь заблудшую душу юной красавицы, и мы с ней вместе встретим старость оставшихся четырех недель нашего существования, - Сэми, как всегда, начал далеко уходить в своих фантазиях, и они с Эриком упорно блуждали в поисках.
  Мне, конечно, не хотелось встретить какую-то красотку, мне было интересно увидеть другие души, может, они знали больше? Может, мы встретим те, которые почти приблизились к концу своего сорокадневного шествия и научат нас чему-то новому? А не то с этими оболтусами мы, наверное, только и успеем обойти все общаги, девичники и тому подобное...
  Из больницы выскочил радостный Джони и летел к нам, казалось, на крыльях любви!
  -Так, все, парни, они выходят, я за ними! Вы как?
  - Мы...С тобой, наверно. Как еще-то... - Сэми был заинтригован и никак не мог отпустить Джони одного. Мы с Эриком тоже положительно качнули головами. Джон радостно кивнул в ответ, благодаря нас за поддержку и выжидающим взглядом глядя на стеклянную дверь больницы.
  - Ну-у, где они?!
  - Смешной ты, Джони! Это ты спустился с восьмого этажа за две секунды! А у людей нет такой возможности! Надо же лифт подождать, спуститься на нем...
  Сэм не успел продолжить, как Джони буквально закрыл ему рот.
  - Да, понял, понял я! - и все так же продолжал глядеть на дверь. Увидев идущих к выходу людей, пристроившись за ними, терпеливо двигался медленно, как и они, хотя за эти дни привык передвигаться в сто раз быстрее. На фоне убитых горем людей наш Джони выглядел таким счастливым!
  - Ну, что, ведите меня к моей красавице,- обращался он радостно к людям.
  В это время Сэм с Эриком продолжали приглядываться к прохожим, при этом Эрик так смешно прищуривал глаза, что меня даже разобрал смех.
  Пройдя пару кварталов, люди остановились и принялись пожимать руки и обниматься, утешая друг друга. Стало понятно, они прощаются и расходятся в разные стороны.
  - О, вот это подстава! И что мне делать? За кем идти? - у Джони был, явно, растерянный вид.
  - Не тебе, а нам! Не зря же мы с тобой пошли! Предлагаю разделиться - мы с Эриком пойдем за той парочкой, а ты с Тео за другой! Уж к кому-то из них она явно должна прийти!
  - Все, Сэми, ты гений! Нужно не упустить их.
  И Сэм с Эриком отправились догонять людей, а мы с Джоном покорно шагали позади второй парочки.
  - Мне кажется, мы ее должны встретить! Судя по возрасту, это, скорее всего, ее родители! Она, наверно, к ним сразу и придет...А, может, уже там...
  Джони никак не мог угомониться - его мысли были заняты только той незнакомкой. А я, как бы мне не хотелось отправиться к Эмми, не решался оставить Джона и все так же покорно шел с ним рядом, глядя на его счастливое лицо.
  - У людей горе, а ты улыбаешься без конца!
  - Понятно, что горе! Но, представь, как бы они были рады узнать, что их девочка обрела счастье!
  - А-а-а, да я смотрю, ты уже за нее все решил? Вобщем, она тебя увидит, влюбится и забудет обо всем на свете?
  -Тео, хватит издеваться! Я серьезно! Вот представь, мы попали сюда вчетвером, нам ведь было не так страшно! Мы поддерживали друг друга, а она тут совсем одна... И, наверное, не очень комфортно себя чувствует! Давай уж без ироний. Тем более, она ведь мне и, правда, понравилась!
  - Смотри - они подходят к дому!
  Я заметил, как люди стали подходить к подъезду, и тут нас ждала еще одна неожиданность.
  - Ну, я тогда пошел?
  - Хорошо, Ричард.
  Женщина одна поднималась по ступенькам подъезда, а мужчина, которого мы приняли за отца девушки, пошел в другую сторону.
  - Давай за ним, а я в подъезд! - Джони сиганул к женщине, а я побежал в сторону Ричарда.
  - Ах, да, еще купи, пожалуйста, кофе!
  Мы выдохнули, поняв, что не стоит разделяться: мужчина просто пошел в магазин. Открывая дверь, женщина тихо добавила:
  -Теперь у нас начнутся бессонные ночи...
  - Да, да, да! Тео, это, сто пудов, ее родители! Я уверен!
  Я молчал: пусть Джони тешит себя любыми надеждами - какими только захочет.
  Поняв, к какой квартире она направляется, Джони с нетерпением уже сиганул сквозь стену.
  - Вот кретин! Напугает же девчонку! Если она там, конечно, - я бурчал на Джони, которому на все было плевать, и тоже влетел в эту квартиру.
  Джони, тем временем, восторгался своей интуицией:
  - Ну, вот, можно сесть на диванчик и ждать!
  Я понял: он уже успел разглядеть фотографии девушки и понять, что она точно жила здесь раньше!
  Женщина повесила в гардероб свои вещи, затем зашла в комнату, ослепив нас ярким светом включенного светильника, села на диван рядом с Джони и, уткнувшись лицом в колени, разрыдалась. Мне это было очень знакомо - я сразу вспомнил про маму. У Джони тоже поменялось настроение, и он молча смотрел на утопающую в горе миссис.
  - Аманда, девочка наша...
  Она без конца повторяла имя той девушки. А Джони, подняв на меня глаза, молча выставил указательный палец и беззвучно, губами, произнес "Аманда!". Наконец-то, он знает, как ее зовут.
  В квартире открылась дверь. Не раздеваясь, в комнату вошел мистер Ричард и сел рядом с рыдающей женой.
  - Поплачь, Ванесса! Поплачь... Случилось то, что должно было случиться!
  Ей теперь намного легче. Нашу девочку больше не мучают страшные боли, муки, в которых она жила последнее время! Нам нужно порадоваться за Аманду! Ты помнишь, она нас просила не плакать, держаться? Помнишь? Давай, сдержим свое обещание - мы ее отпустили сегодня!
   Мистер Ричард был спокоен, но расстроен не меньше, чем миссис. Он гладил ее по спине и второй рукой крепко сжимал руку.
  Стало понятно, что девушка, скорее всего, давно болела, и родственники были готовы к ее уходу.
  Мне стало не по себе: мы тут с Джони "сидим в гостях", в то время, как люди убиты горем
  - Джон, пойдем!
  Джони, сделав очень удивленное лицо, помотал отрицательно головой и продолжал слушать разговор плачущих людей.
  - Джони, не будь эгоистом! Сейчас сюда придет Аманда. В такие минуты ей нужно наедине побыть со своими близкими! Поверь, дружище, ей будет не до знакомств! И, в лучшем случае, она тебя просто пошлет, куда подальше!
  Джон задумался и, приняв правильное решение, пошел за мной к выходу.
  - Только без обид, Джони! Сам представь: ты пришел домой к маме с Риком, они в слезах тебя вспоминают, а там девочки какие-то расселись на диване и, наплевав на горе твоих близких, хотят с тобой познакомиться! Вот как бы ты поступил?
  - Послал бы их, наверное...
  - Ну вот, и я про то же! Ты же сам сказал, что переживаешь, как бы она не напугалась в этом мире одна! Пусть сначала привыкнет к тому, что она теперь только душа, побудет какое-то время с близкими. А потом, после похорон, ты и подойдешь к ней! Мы не потеряем ее - теперь знаем, где она живет.
  - Наверно ты прав, Тео! - Джони был явно расстроен, но мы оба поняли, что так будет лучше!
  - Давай, тогда поищем Эрика с Сэмом. - мы двинулись к спортбару. Он стал уже нашим повседневным местом встречи.
  - Если Сэм - с Эриком, то, скорее всего, они не зависнут на кладбище - Сэми притащит его сюда.
  Пока Джони рассуждал, я заметил знакомую походку. Это была Джейн. Она всегда щеголяла, раскачивая бедрами, ее трудно было не узнать.
  - Джони, останешься один? Там Джейн. Вроде, как направляется в сторону нашего дома, я пойду с ней.
  - Да без проблем, дружище! Давай, валяй!
  Джони остался, а я, обогнав Джейн, пытался разглядеть, кого она так безнадежно набирает по мобильному.
  На экране высветилось имя "Эмми". Понятно, Джейн звонит ей, переживает, а голос в телефоне твердит одно и то же: "Абонент не доступен!".
  Бедняга Джейн! Она подошла к дому, взглянула на наши окна и, увидев свет, чему, как и я, тоже удивилась (ведь уже около двух ночи), бодро пошагала в подъезд.
  Возле двери немного притормозила, не решаясь войти.
  - М-м-м, ладно, Джейн, звони! - она проговорила это робко сама себе, наверное, опасаясь , что Эмми снова выставит ее за дверь.
  - Забыла каску одеть! - Джейн продолжала стоять нерешительно у двери.
  Я сиганул в квартиру. Эмми пялилась в глазок и поджимала губы. По ее лицу было видно, что ей очень неудобно перед подругой. Отойдя от двери, она пару раз стиснула и разжала кулаки (так обычно настраивая себя на неловкий разговор), затем все же резко распахнула дверь перед Джейн, которая сделала вид, что уже собиралась уходить.
  - Джейн...- проходи, я как раз о тебе думала, хотела позвонить, но...
  Эмми виновато оправдывалась перед Джейн, затем показала ей глазами на разбитый телефон и провела ее за руку на кухню.
  - Господи, на тебя смотреть тошно! Может, пора бы и душ принять? Еще пару дней, и твои волосы отпадут сами, детка.
  Джейн, как всегда, волновал вид Эмми, и надо было видеть ужас на ее лице, когда она брезгливо вытащила пару прядей из пучка Эмми.
  - Скажи, спасибо, что я поела...- Эмми стояла с виноватым лицом! - Не смотря на то, что ты вчера тут устраивала, я все же твой единственный друг! Теперь уж так вышло - близкий человек. Все равно отважилась тебя проведать. Стояла у дверей и думала, как сегодня ты меня встретишь? Слава Богу! Каска мне не пригодилась.
  - Какая каска? - Эмми в недоумении посмотрела на Джейн и, спустя пару секунд, рассмеялась. Это были самые лучшие моменты за последние дни - моя Эмми улыбается! Джейн просто умничка! Теперь все встает на свои места, видно, кто друг и всегда им был. А кто - так...
  - Кстати, ты неплохо держишься, я думала, застану тебя в слезах, соплях... А ты молодчинка!
  Эмми, едва сдерживая слезы, села на стул, подогнув под подбородок ноги, и дрожащим голосом раскрылась Джейн.
  -Ты знаешь, это все Тео! Это он меня сдерживает! Я вспоминаю, как он всегда умело перешагивал через проблемы. А сколько у нас их было, когда мы жили на той маленькой съемной квартирке? Когда они с Майком не вылезали из долгов, помнишь? Я чувствовала, что у него, ну, все плохо, Джейн! А он, заходя домой, всегда улыбался, он ни разу не говорил со мной о его проблемах, ни разу! Он так боялся расстроить меня! И никогда не нагружал...
  А я в те периоды за него сильно переживала, плакала, что у Тео проблемы. Он даже отключал все телефоны, чтобы при мне не вести эти разговоры... Он всегда меня берег и больше его волновало не то, как им с Майком завтра выгребаться из долгов, а то, что я за него волнуюсь. Я навсегда запомню его слова: "Жизнь одна, и нужно проживать каждый день, как последний! А я живу тобой, моя маленькая миссис"...У Эмми потекли слезы. Джейн уже привстала со стула, чтобы ее успокоить, но Эмми жестом показала ей, что все в порядке, вытерла слезы и, немного переведя дыхание, продолжила.
  - Я чувствую, что он рядом! Он боялся моих слез при жизни, учил меня быть сильной! Для него всегда было важно видеть радость на моем лице, он всегда дарил мне хорошее настроение...
  Эмми кинула отчаянный взгляд на вазу с теми самыми розами, которые уже почти завяли.
  - И сейчас, я знаю, что он меня не оставляет! Он не должен видеть моих страданий! Тео и так знает, как я люблю его и буду любить вечно! Но он так же должен увидеть, что научил меня многому, научил держаться, научил быть сильной и не раскисать! Пусть Тео видит и не винит себя ни в чем! Пусть знает, что я справлюсь, Джейн. Пусть он это увидит - только тогда он будет за меня спокоен! - держалась она из последних сил, чтобы не разрыдаться. - Это он меня такой сделал, ему не будет там покоя, если я сломаюсь... Я слишком хорошо его изучила...
  Джейн, готовая разреветься, молча вытирала слезы, попивая воду из стакана и глядела на Эмми. На мою сильную Эмми! Я горд! Горд за нее! Я и сам не ожидал, что она так сумеет взять себя в руки. Если честно, ожидал увидеть ее, убитую горем, и рыдать с ней вместе! Но сегодня я ее не узнал, я и действительно, оказывается, ее многому успел научить. Вспомнить только, как она раньше переживала из-за всякой ерунды, и посмотреть на нее сейчас...
  - Ты умничка, детка! - допив до дна воду, со слезами выдавила из себя Джейн.
  - Вы можете все быть за меня спокойны! Я, уж поверь, ничего с собой не сделаю! Я не прошу не приходить ко мне, не звонить! Я прошу лишь дать мне немного нашего с ним времени. Я хочу остаться с Тео...Как раньше, вдвоем, в нашей квартире! Мне сейчас это важно, Джейн! Пока я его чувствую, пока он рядом... Я хочу побыть не одна, как вы все думаете, бегая меня успокаивать, а с Тео!
  Эмми, пытаясь увидеть понимание, обращалась, глядя своими стеклянными глазами в такие же глаза Джейн. Она говорила медленно, четко проговаривая каждое слово, чтоб Джейн поняла, что Эмми не сумасшедшая, просто сейчас так нужно!
  - Я поняла тебя! Только одна просьба: возьми вот это!
  Джейн протянула Эмми свой рабочий телефон, старенький, но еще способный принимать входящие.
  - Как только я тебе понадоблюсь, пожалуйста, позвони! Я готова примчаться и днем, и ночью!
  Она торопливо прошагала в коридор и, надевая сапоги, то и дело поглядывала на Эмми, которая стояла с видом некоего неудобства. Будто, как и раньше, когда они засиживались до позднего вечера, а тут я пришел с работы, прервав их интересные разговоры. Джейн начинала торопиться, понимая, что я немного подустал и не хотел бы после рабочего дня слушать их девичьи разговоры. А Эмми так же стояла в коридоре, с неудобством, будто выпроваживая Джейн.
  Эмми, обняв на прощание подругу, закрыла за ней дверь и спокойно прошагала на кухню. Посмотрела на грязную посуду, и я уж думал, она, моя чистюля, сейчас начнет второпях все намывать. Но она вернулась, чтоб выключить свет.
  Такая растрепанная, бледненькая Эмми, в футболке, едва скрывающей попу, прошагала в нашу спальню. Остановилась у зеркала, висящего на стене в спальне, глянула на себя - явно, не одобрительно.
  - Мд-а-а...
  -Тео, я обещаю! Завтра приведу себя в полный порядок! - Эмми завалилась на расправленную уже который день кровать и, как всегда, зарывшись в подушки, немного поворочалась и уснула.
  Я понял из разговора с Джейн, что она все это делает лишь для меня. Она всегда забиралась спать, если у нее были какие-то проблемы, Эмми так всегда всего боялась, что предпочитала отключиться и не видеть, не слышать ничего, погружаясь в мир снов. На самом деле, не стоит судить по ее внешнему спокойствию - я знал, в какие моменты у моей Эмми на душе скребли кошки.
  Я прилег с ней, ничуть не желая отправиться к парням и посмотреть, как там дела: сдержал ли себя Джони? Или все же ворвался в дом своей незнакомки? Я понял, что зря так спокоен за Эмми: это только маска улыбки на ее лице, чему она научилась от меня. А что творится в ее душе?
  - Сколько тебе нужно времени? Сколько еще ты будешь мучится, Эмми? Я прошу, тебя! Отпусти, отпусти свою боль! Не думай обо мне! И, пожалуйста, детка, не плачь больше! Начни жить без меня! Я так же, как и раньше, переживаю, я не могу тебя утешить - и от этого еще больней! Прошу, стань снова той маленькой, беззаботной миссис, которую я знал! И только тогда, когда ты снимешь все маски радости и, пусть потихоньку, но начнешь жить своей прежней жизнью, я смогу спокойно уйти...
  Ты сказала сегодня Джейн, что чувствуешь меня рядом! Тогда почувствуй и мою поддержку, и мои просьбы, Эмми...
  Я говорил с ней до самого рассвета, бегая по ее спине своими, не видимыми для нее, руками.
  Вдруг Эмми резко соскочила с кровати, озираясь, сначала на расправленную постель, затем - по сторонам.
  -Тео! Тео...- она произносила мое имя, дрожащими руками закрывая лицо.
  Еще пару минут она ходила из угла в угол, к ее глазам подкатывались слезы, но Эмми их быстро вытирала, будто боялась, что кто-то их увидит и осудит ее.
  Она схватила телефон, который ей дала Джейн, затем положила обратно, взглянув на часы.
  - Семь утра...Миссис Мараллис еще, наверное, спит...
  Через секунду Эмми снова схватила телефон и стала неуверенно на память набирать номер моей мамы. Мне было не понятно, что происходит, но ясно одно: Эмми нужно было срочно чем-то поделиться с моей мамой.
  На другом конце провода раздались гудки. Эмми никогда не любила навязываться и уже была готова нажать на сброс, как ей тихим сонным голосом ответила моя мама.
  - Алло?
  - Миссис Мараллис, это Эмми! - мама не успела с ней поздороваться, как Эмми буквально крикнула дрожащим голосом ей в трубку: "Мне приснился Тео!"...
  
   Последние слезы
  Спустя час, Эмми приехала к дому моих родителей. Ранним утром они не спали оба, ни мама, ни папа - ждали растроганную Эмми.
  - Эмми, деточка, проходи, я рада тебя видеть.
  Мама, как всегда, тепло ее встретила, помогла снять куртку и за плечи направила в гостиную. Папа тем временем шел к ним с подносом, на котором стояли три чашки с кофе.
  - Простите, что так рано... Но я должна вам это рассказать!
  Эмми грела руки о кружку, настраивалась на разговор. Я ждал с нетерпением, что она расскажет о том сне, и надеялся, что там не будет ничего страшного.
  - Все было, как наяву! - по щекам Эмми потекли слезы, мама тоже сидела с грустным видом, а отец, привстал, чтобы успокоить Эмми. Но она дала понять, что через секунду справится. Быстро вытерев слезы с лица, Эмми продолжила.
  - Вы поймите... Это очень тяжело...Я на одну ночь представила, что все хорошо...Тео, он никуда не ушел...Что он...Что он рядом...
  Эмми едва сдерживала вновь и вновь подступающие слезы.
  - Он сидел на кровати и разговаривал со мной, он гладил меня по спине...Все, как раньше...И, самое главное, во сне я понимала, что он умер, но слушала его...Я внимательно слушала его просьбы! Он говорил мягко, чтобы не напугать, и я не проснулась. Все было так, как и при жизни, когда он пытался меня успокаивать. Он просил меня не плакать больше, миссис Мараллис! Своим мягким, тихим голосом он просил меня улыбаться! Тео очень переживает за нас и не будет спокоен, пока не успокоимся мы! Он сказал, что осталось мало времени до его ухода! Он попросил больше не убиваться горем и улыбаться.
  Слезы не сдержались и покатились по ее бледным щекам, папа все же подошел и обнял Эмми, присев с ней рядом. Мама одобрительно качала головой, словно соглашаясь с ее словами.
  Так неужели я все же смог донести до Эмми мои просьбы? Она описала все, что я ей шептал той ночью, сказала, что я гладил ее по спине! Моя Эмми увидела это с помощью снов! И все правильно поняла!
  - Я приехала, чтобы и вас попросить об этом - давайте больше не плакать, как бы нам не было больно! Он хочет видеть нас счастливыми! И не наши притворные, а именно искренние улыбки. Он хочет, чтобы мы ожили, он чувствует себя во всем виноватым! Я прошу вас, ради Тео, мы должны его отпустить с легкостью, пусть он там не мучается, и ему будет спокойно! Я очень вас об этом прошу!
  Мама прижалась к Эмми с отцом, вытирая слезы. У меня было ощущение, что они все же чувствуют, что я все вижу! И не хотят меня огорчать.
  - Мы так и поступим, Эмми! Нам всем пока тяжело свыкнуться с мыслью, что мы больше никогда не увидим Тео. Мне до сих пор кажется, что вот-вот, и вы с ним к нам заедете погостить - такие счастливые и беззаботные, как раньше... Спасибо, что ты нам рассказала о своем сне! Мы будем держаться ради сына! Мы постараемся вспоминать о нем добрые моменты и сделаем все, чтобы ему там было хорошо!
  - Да, и я тоже обещаю! Я не буду заставлять его переживать и, заходя в фирму, ожидать встретить там Тео... Он не просто так приснился тебе, Эмми! Он никогда просто так ничего не делал, - папа тоже дал свое обещание Эмми, которой сразу стало намного легче, как будто она скинула лишний груз.
  - Спасибо за поддержку! Мне раньше всегда это было интересно, когда я смотрела, как в фильмах колдуны общаются с душами умерших людей. Я думала: может ли это быть правдой? Больше склоняясь к тому, что - да! Ведь пошло же это откуда-то... А сейчас я уверена, что после смерти существует другая жизнь! Да, для нас она опустела с уходом близкого человека, но мы должны понять, что не можем его видеть, дотрагиваться до него, не можем разговаривать с ним... Но он-то слышит нас и видит наши мучения. Ему так же больно, как если бы он был жив. Только теперь мы этого не понимаем и совсем о нем не думаем, когда рыдаем. Не думаем, как он переживает!
   Моя Эмми, какая же ты умничка! Как ты повзрослела! Как ты правильно стала рассуждать! Я горжусь тобой, детка! И спасибо за родителей, им тоже станет легче...
  Я присел на колени, глядя в сильные глаза моей когда-то слабой и наивной Эмми. Она разомкнула кулаки, и я увидел следы ногтей, отпечатанные на ее ладонях. Я знал, что все это не просто для нее! Был бы я рядом, она была слабой, делала вид , будто что-то не понимает...А теперь вижу, как она старается быть сильной и показать мне, что она научилась справляться, научилась, как и я, перешагивать с улыбкой через навалившиеся проблемы.
  Мама пригласила Эмми позавтракать. Они проводили отца на работу и пошли на кухню вместе готовить завтрак.
  Мне было искренне приятно смотреть на них, они вспоминали, какие-то радостные события, истории из нашей жизни и вместе смеялись. Без масок! Они стали немного радостней, скинув с лиц траурный настрой.
  Это были последние слезы Эмми.
  Я мог бы стоять и просто смотреть на их улыбавшиеся лица, вместе с ними вспоминать наши любимые истории, но в квартиру ворвались Эрик с Сэмом. Я видел, как они метнулись в гостиную в поисках меня, потому что там горел свет, а затем - на кухню. По их спешке было понятно, что-то произошло.
  - Вот ты где, там Майка, из комы вывели...
  - Да, он в сознании!
  Парни перебивали друг друга, я, не раздумывая, сиганул сквозь стену, и мы помчались в больницу.
  - А Джони где?
  - Мы думали, что вы с ним вместе! После того, как мы разделились возле больницы, его не видели.
  - Он, наверное, пошел к ней... - я подумал, что Джони все же отправился покорять душу той незнакомки.
  - Она там появилась все же? А не то мы с Эриком полночи тусовались в квартире той парочки, но она так и не пришла - это оказалась квартира ее дяди. Мы и подумали, что вы тогда, наверняка, ее встретите.
  - Нет, при мне она не появилась, но, думаю, когда найдем Джона, он нам сам все расскажет.
  Мы были уже у больницы и услышали крик Джона.
  - Погодите, меня ждите! Я тоже с вами, - Джони летел к нам с другого конца квартала. Один!
  -Ты откуда выплыл?
  -Я всю ночь протоптался возле ее дома... И никаких следов - она так и не пришла!
  - Может, просто ты многого не знаешь! Может, девушка была замужем. Или у нее остался парень, вот она с ним и проводит время!
  - Да не нагнетай ты, Сэми, и так тошно!
   Джон с Сэмом, как всегда, вступили в перепалку! Я, кстати, подумал, что Сэм может быть прав! По крайней мере, это логично! Когда мы тихонько вошли в палату к Майку, то у нас у всех отлегло, наступило облегчение за друга. Майки лежал с открытыми глазами и отвечал жестами молоденькой медсестре, что хорошо ее понимает.
  - Ну, все! Майки вернулся на землю! - Сэм облегченно вздохнул, а затем опустив голову добавил:
  -Теперь крепись, дружище, осталось пережить новости.
  В палату ворвалась сестра Майка, Кэт. Майки перевел на нее глаза и сделал попытку улыбнуться. Она взяла его за руку, присев на край кровати, и со слезами шепнула.
  - С возвращением, Майки!
  -Только бы она ему сейчас не рассказывала про нас, - Эрик, и мы все переживали. Голова Майки, перемотанная бинтами, была неподвижна, и первое, что он спросил у Кэт, еле шевеля губами.
  - Что с ними?
  Кэт изменилась в лице, отвернулась и выдавила:
  - С ними все хорошо, Майки! Все хорошо...
  Кэт все сделала правильно, понимая, что еще не пришло время. Майк вздохнул с облегчением, закрыв на пару секунд глаза.
  -Ты отдыхай, я зайду к тебе позже, мне нужно переговорить с доктором.
  Майк моргнул в ответ глазами и перевел взгляд на открывшуюся дверь. Приехали его родители и с нетерпением бросились к его кровати. Кэт, стоя в дверях, задержала отца Майки, шепнув на ухо, чтобы они не вздумали ему рассказывать о нас.
  - Пойдемте!
  - Да, придем к нему завтра.
  Джон с Сэмом вышли из палаты через открытую дверь, я еще раз подошел к кровати Майка и крепко сжал его руку. Конечно, он этого не заметил. Я был очень рад за своего друга, рад, что он остался, что его близкие переживают другие эмоции - совсем не те, что мои родные и родные ребят.
  Я вышел из палаты и увидел в конце коридора Кэт, которая искала доктора.
  - Давайте за Кэт! Послушаем, что скажет доктор!
  Мы молча отправились за Кэт, остановились у кабинета врача. Через пару минут большой усатый врач, выйдя из какой-то палаты, двинулся в нашу сторону.
  - Доктор, скажите, теперь с Майком будет все в порядке? Его жизни еще что-то может угрожать?
  - Все в полном порядке, мисс...
  - Мисс Конор!
  - Все в порядке, мисс Конор. Майк будет возвращаться к обычной жизни. Думаю, он долго у нас не задержится. Еще несколько дней мы за ним понаблюдаем и, скорее всего, переведем в другое отделение.
  Сэм с Джоном дружески обнялись, услышав хорошие новости, и подтянули нас с Эриком к себе.
  - Ладно, тут разобрались! Теперь давайте поможем другу, - все поняли, что Джони говорит о себе и о его незнакомке.
  Мы, счастливые, вывалились из больницы. Настроение было отличное.
  -Только давайте больше не разделяться! Столько времени тратим на поиски друг друга, - мы согласились с Эриком и двинулись к тому родителей Аманды.
  - И как дальше быть? Мы же не можем ворваться к ней домой такой толпой! Перепугаем девчонку!
   Было непривычно уже бояться куда-то заходить, тем более - бояться напугать кого- то. В последние дни мы бегали сквозь людей, побывали в гостях у многих, а тут... не знали, как и поступать.
  - Пойду, проверю! - Сэми нагло вызвался, и несмотря на реакцию Джона, который удивленно на него глядел, двинулся к подъезду.
  - А ты ничего не перепутал? Это так-то не твоя...не твоя...подружка, - Джони пытался подобрать правильное слово, все с таким же удивленным лицом шагая за Сэмом.
  - Испугался? Ну, понятно, боишься, что такой красавчик, как Сэми, уведет твою... подружку! - Джони, ускорив шаг, набросился на шутника и так жалел, что не может дать ему настоящей трепки. Они, смеясь, неуклюже помахали кулаками, покрутились в прыжках, представив себя каратистами и, поклонившись друг другу, разошлись. Сэм вернулся к нам, а Джони пошел к девушке.
  - Я просто не знаю, куда идти! А так бы ты меня не остановил! - Сэм продолжал дразнить ускользавшего сквозь стену Джона.
  Мы остались ждать его на улице. Сэм то и дело поглядывал в сторону дома, ожидая выхода Джона. Эрик, как всегда, стоял молча - в своих переживаниях. Я тоже погрузился в разговор о снах моей Эмми. Воцарилась тишина, как вдруг я заметил, что Эрик внезапно взбодрился и перевел свой взгляд в сторону аллеи. Я из любопытства тоже повернулся посмотреть, куда он так уставился. Сэми, тоже видя наши лица, обернулся. По мокрой от дождя аллее, плавно перешагивая через лужи, порхала та самая девушка, Аманда. Она смотрела под ноги, и не поднимала глаз, не обращая ни на кого внимания. Мы замершими глазами смотрели, как она грациозно порхала, поднимаясь от земли и опускаясь обратно.
  - Это же...
  - Да, она...
  Эрик с Сэмом понимали друг друга с полуслова, Аманда приближалась к нам, все так же не обращая внимания.
   Мы сделали вид, что обычные люди и не видим ее. Просто прогуливаемся тут, о чем-то болтаем. Так, пока мы стояли с умными лицами, Аманда прошагала мимо нас к подъезду своего дома. Она уже взлетела по ступенькам, как из стены вырвался огорченный Джони. Он только хотел что-то нам крикнуть, как увидел пред собой Аманду, которая тихо прислонила ноги к земле и замерла, остановившись прямо напротив Джона. Воцарилось молчание. Джони-то знал, что перед ним душа девушки, а Аманда смотрела на него в явном непонимании, что происходит.
  - А я как раз тебя искал! - Джони не нашел ничего лучше, как сразу огорошить и без того напуганную девушку.
  - Простите...Вы меня видите?
  - И вижу! И хорошо слышу! Мы...
  - Вы пришли за мной? - Аманда продолжала стоять с испуганным лицом напротив счастливого Джони.
  - Да! Мы тебя потеряли... То есть сначала нашли, потом потеряли... И вот...Снова нашли...
  Они оба были растеряны, и Сэм уже дернулся с места - он был любителем все ставить по местам. Но я его остановил, чтобы не добавить девушке еще больше страха.
  - Я могу попрощаться с родными? Простите, я думала, у меня будет больше времени...
  Аманда, видимо, приняла нашего Джона за кого-то другого. Она решила, что за ней пришли откуда-то свыше, и стояла огорченная перед светящимся от счастья Джони.
  - Хм... Ну, я бы рад тебя забрать с концами, но это уже, как ты сама решишь!
  Джони понял, в чем дело, и начал иронизировать перед растерянной Амандой. Мы покорно стояли на том же месте и готовы были прийти на помощь Джону в любой момент. Но я понимал, что наш Джони и сам справится.
  - Извините, я вас не понимаю! Вы сказали, что искали меня? Могу я спросить, зачем?
  - Хорошо, только у меня встречный вопрос: "Я такой старый?".
  Узнаю нашего Джони! Это его любимая тема - сначала запудрить мозги собеседнику, а потом уж излагать истину. Он стоял, сложив руки перед собой, и хитро поглядывал на ничего не понимающую Аманду.
  - Нет...
  - Тогда предлагаю перейти на "ты"!
  Аманда немного расслабилась. Было видно, что наш ловелас заинтересовал ее, и она смущенно улыбнулась, опустив глаза.
  - Я не понимаю, что сейчас происходит... Вы...То есть, ты скажешь, в чем все-таки дело? Просто...В последние дни произошло и так немало всякого...
  - Аманда? Так ведь? - она только подняла брови вверх от удивления, не успев ответить, как наш Джони продолжил:
  - Я такой же, как и ты! Я - дух! Кстати, Джон! - Джони протянул руку Аманде, она неуверенно протянула в ответ свою, разглядывая его с ног до головы.
  - А откуда ты знаешь меня? Или знал раньше?
  - Нет, мы раньше не были знакомы, я бы, наверное, не упустил тебя там!
  Мы с друзьями попали в аварию, после чего четверых из нас не стало, а пятый, который выжил, лежал в больнице по соседству с тобой! Я там тебя и увидел в первый раз, когда ты еще была жива. Признаюсь, держал за тебя кулаки! Но как нам уже стало известно, ты болела ...
  - Ничего себе! Интересно...Все-то ты знаешь!
  Аманда заметно оживилась и с интересом глядела на Джона, который смотрел на нее глубоко влюбленным взглядом, которого я никогда у него не замечал раньше. - Подожди, ты сказал, что вам стало известно...Так ты не один за мной шпионил?
  Джони немного смутился и взглядом показал Аманде в нашу сторону.
  Сэм во все лицо улыбнулся, помахав рукой новой знакомой. Эрик скромно поздоровался. Я тоже поприветствовал ее: медленно и галантно опустив голову и резко подняв ее.
  Девушка заторможено повернулась, помахала нам рукой, осматривая каждого по очереди. Затем так же медленно повернулась обратно к Джону, у которого был вид, будто он что-то натворил.
  - Так вы, ребята, тоже, значит, блуждаете по свету?
  - Как видишь...
  Аманда и Джон замолчали, проникшись общим горем. Джони первый решил нарушить молчание и с неловким видом вдруг произнес:
  - А что ты будешь делать сегодня вечером?
  Мы тихонько хихикнули над ним: ну, надо же было так спросить! Как будто, в жизни он пытался пригласить девушку на свидание. Аманда оказалась девушкой с юмором: она рассмеялась и, мило посмотрев на Джона, ответила в его же стиле.
  - Думаю...Сначала уберусь в комнате, затем схожу поболтать с подружками, ну, а вечером закутаюсь в плед и посмотрю какую-нибудь комедию про веселую жизнь!
  Джон был в восторге, и по нему было видно: он влюбляется в Аманду с каждым ее словом.
  Сэм, переминаясь с ноги на ногу, сгорал от желания тоже поучаствовать в их разговоре. Но я поглядывал на него, взглядом давая понять, что не стоит вмешиваться - это выход Джона!
  - Я не против увидеться! Если, ты, конечно, это имел в виду?
  Джони был окрылен! Улыбка уже выходила за рамки лица, и это было лучшим его настроением за последние дни.
  - Ты прочитала мои мысли! Приглашаю тебя на свидание!
  - М-м-м, свидание? Извини, только вот платье не смогу переодеть!
  Аманда вновь подкольнула нашего влюбленного друга, которому, вообще, было все равно, в каком она платье. Хотя, в нашем случае, это и так без вариантов.
  - И куда, если не секрет, мы отправимся?
   Джони только хотел ей предложить что-то романтическое, как Сэми "взял микрофон".
  - Вариантов масса! Клубы, дискотеки, старые знакомые... Для нас теперь все двери открыты, - он выкрикивал, все так же стоя на месте. А я наблюдал за интересной ситуацией. Вокруг нас столько народу, прохожие ходят сквозь нас, проезжают машины, рядом, играя, бегают дети... И все они даже не подозревают, что тут происходят такие вещи. Такие потусторонние события тут творятся... Знакомство душ!
  - Ты знаешь, сегодня я проходила мимо театра, на его стене висела афиша спектакля, на который я так и не успела сходить. Довольно романтическая постановка с отличными актерами! Ты как, не против?
  - С удовольствием!
  Джони было не узнать: он же ненавидел театры - мы и в кино-то его могли затащить изредка, разве что на какую-нибудь убойную комедию или разрекламированный боевик. А тут наш Джони сделал вид, будто при жизни только по театрам и ходил. Мы сделали серьезные лица, чтобы не выдать нашего "прирожденного театрала" .
  -Тогда встречаемся в семь!
  - Отлично, я за тобой примчусь!
  Аманда, еще раз бросив на нас свой взгляд, мило улыбнулась и вошла сквозь кирпичную стену, а Джони танцующей походкой спустился к нам.
  - Так, я не понял - у нее есть красивые подружки или нет? - Сэм не отступал, а Джони порхал, будто никого не слыша.
  - Парни, она такая... Такая классная! Офигеть, почему все так? Почему раньше, живя практически на соседней улице, я ее не встретил?
  - Может, просто не замечал, Джони? И не заметил бы, поверь! Просто вы оказались вместе в параллельном мире.
  - Нет! Она мне еще там, в больнице, понравилась. Не тупи, Тео! Все было бы возможно!
  - Возможно, ты прав... А что сейчас будем делать?
  Я знал, что должен оставить парней и пойти к Эмми.
  - Прогуляюсь пока до дома. Нужно проверить, как там мама с Риком, - Эрик заметно погрустнел, ему явно не хотелось идти домой.
   Джон это заметил и быстро подхватил:
  - А ты, дружище, пойдешь со мной!
  Эрик, не сопротивляясь, двинулся за Джоном, я лишь успел крикнуть им вслед, что встречаемся у спортбара.
  - А ты, Сэми?
  - Не знаю, может, тоже загляну в кино, или...
  - Или со мной проверим, как там Эмми, а потом вместе что-нибудь придумаем. Еще только три часа, времени - вагон!
  - А...давай! Только у меня просьба! Пошли пешком? Если честно, немного подустал так быстро передвигаться - завалился бы я сейчас спать! А перед этим хорошенечко набил себе живот чем-то вкусненьким! Раньше говорили: "На том свете выспишься...". Думая, что так и есть, мы пахали по пять дней в неделю, полностью отдавая себя работе! В выходные, когда и была возможность поспать, мы уходили в отрыв... А, получается, и тут мы уже сколько дней без сна, без еды. Вроде, не хочется, да мы и не можем уснуть. А с другой стороны, как вспомнишь эти ощущения, когда забираешься в кровать и расслабляешься, погружаясь в сон, - он сделал довольное лицо, раскинув руки в стороны. - Для меня сейчас эти воспоминания на вес золота! А про вкусно покушать я, вообще, молчу. Еще нужно сказать спасибо, что мы не чувствуем запахов. А то представь, мы заходим в ресторан, там накрыт стол со вкусной едой. Мы чувствуем запах отбивной с пряностями... Только представь, Тео, что бы с нами творилось? Это были бы самые жуткие мучения!
  Сэм рассуждал всю дорогу, бурно жестикулируя и чуть не облизываясь, вспоминал свои любимые блюда. Мы подошли к нашему дому.
  - По лестнице тоже пешком пойдем?
  - Не-е, поедем на лифте! - Он подкольнул, зная, что вызвать лифт у нас вряд ли получится.
  Зайдя в подъезд, мы свернули на лестницу, и на Сэми, опять нахлынули воспоминания.
  - Такое состояние непривычное! Раньше, когда шел к тебе домой, я всегда спрашивал: удобно ли это, не будет ли против Эмми? И теперь мне, с одной стороны, вроде, как-то и неудобно, а с другой - глупо задавать такие вопросы...
  - Все в порядке, дружище! Эмми не будет против... Да и раньше она всегда была рада тебя видеть! Всех вас!
  Сэми немного расслабился, и мы пошли домой.
  - Постоишь тут немного, мало ли Эмми...
  Я не договорил Сэму, он и так все понял. Пройдя в комнату, я застал ее сидящей в моем рабочем кресле, за моим компьютером. Не стал подходить смотреть, чем она там занималась, чтобы не заставлять Сэма ждать.
  - Так, ладно, Эмми одета, все в порядке, - оценив обстановку, я крикнул Сэму, чтоб он проходил.
  Сэми, смущаясь немного, зашел в комнату, поглядел на меня, на Эмми, ему явно было неловко.
  - Ничего, что я в обуви?
  - Эмми потом уберет за тобой, ты же ее знаешь!
  Мы посмеялись, затем Сэм подошел поближе к Эмми, остановившись напротив ее.
  - Привет, Эмми... Тео, она такая бледненькая! И так сильно исхудала! Эмми и не узнать, я никогда ее прежде такой не видел.
  Сэм с жалостью разглядывал мою Эмми, которая сидела в своих рваных на коленках джинсах, в белой маечке, с пучком на голове... И, не отрываясь, читала что-то на экране компьютера.
  - Я всегда ее видел с прической, или просто с распущенными волосами, накрашенную... Такой не видел ни разу! Нет, это не значит, что ей так плохо, просто...Просто понятно, что ей пришлось пережить!
  Пока Сэми изучал Эмми, я пригляделся, что она читает. Улыбается, прижимается к коленям, затем почти готова расплакаться и снова уголком губ пытается улыбнуться.
  - Это же.... Ее книга, Сэми!
  Сэм встал за спиной Эмми. Не понимая, посмотрел на меня, потом - на текст, потом - снова на меня.
  "Это был лучший Новый год Киары! Она смотрела на свои пальчики, которые украшали бриллианты. Она всегда ценила его внимание и никогда сама ничего не просила. Лео готов был на все ради своей маленькой миссис! В вазе стояли розы - молодые, еще совсем не раскрытые бутоны. Киара обнимала их каждое утро, закрыв глаза, она вдыхала свежий запах..."
  Я бегал глазами по строкам, едва успевая за Эмми, которая то и дело прокручивала колесико мышки.
  - Это она про вас?
  - Да, Сэми! Она начала писать книгу, когда мы с ней познакомились, и никогда не говорила, о чем ...Она тщательно ее зарывала в папках! Я и не пытался никогда подглядеть. Эмми мне сказала, что когда книга будет готова, после свадьбы, то я стану ее первым читателем.
  - Тебе, наверное, интересно, что там?
  - Видимо, она описала в ней всю нашу жизнь, до мелочей... Правда, имена у героев другие.
  "Киара все эти два месяца хранила его на видном месте и каждый день примеряла. Это было самое красивое ее украшение - обручальное колечко!
  С нетерпением, каждое утро, она передвигала бегунок на календаре, и сердце начинало стучать быстрей, когда он приближался к дате, обведенной красным маркером в сердечко. Эта была дата свадьбы! Она вспоминала, как Лео делал ей предложение, и каждый раз смущенно улыбалась. Киара ждала этих слов почти три года, но не торопила Лео, она знала, что рано или поздно он их произнесет! И в тот обычный субботний вечер, когда Лео уговорил отпустить его в бар с друзьями, она ничего не подозревала. Даже немного обиделась, что в выходной день он предпочел повеселиться в компании друзей. Она сидела, переключая каналы телевизора в поисках какого-нибудь хорошего фильма, как вдруг услышала какие-то крики во дворе. Киара выключила звук и поняла, что ей не послышалось.
  - Киара и Лео лучшие!
  - Киара, он тебя безумно любит!
  - Вы самая классная пара!
  Киара поспешила на террасу, забыв, что была в коротеньком шелковистом халатике и босиком. Внизу, подняв головы вверх, стояли четверо его лучших друзей. Увидев ее, они снова принялись кричать и свистеть на весь район и рисовали воздушные сердечки. Они светились в темном переулке, потому, что стояли в центре огромного сердца, выложенного из маленьких свечей. Киара еще не совсем понимала, что происходит, и где Лео, но глаза ее наполнились слезами радости: это было очень трогательно!".
  - Ты помнишь это, Сэми? - отвлекся я, удивленно посмотрев на Сэма.
  - Конечно! Отгоняли ветер, чтобы он не задувал свечи, - вспомнил Сэм и расплылся в улыбке.
  "Ей было холодно, но, чтобы накинуть на себя пальто, она не могла оторваться от увиденного даже на пару секунд.
  Когда шумные ребята немного угомонились и перестали свистеть, она тихонько спросила: где же Лео? Ответ стоял у нее за спиной. Он был так красив! Белая рубашка аккуратно заправлена в узкие джинсы, бабочка темно-синего цвета на воротнике рубахи, его любимые синие кеды с белыми шнурками. Как всегда, щетинка, которую обожала Киара. Волосы немного уложены, хотя он это не очень жаловал. А самое главное - его глаза! Глаза небесного цвета, как льдинки, смотрели на нее. В руках букет ее любимых белых роз и заветная бархатная коробочка в виде сердца. Она стояла, забыв про холод. Мурашки по ее спине бегали уже от других ощущений. Лео протянул руку, не обронив ни слова, загадочно улыбаясь, глядя в глаза смущенной Киаре, которая слегка опустила голову вниз, поглядывая исподлобья в ожидании заветной фразы.
  - Ты станешь моей женой, моя маленькая миссис?
  Киара медленно выдохнула, сделала попытку сдержать слезы и тихонько ответила:
  - Да!
  Лео не устроил такой робкий ответ.
  - Я не расслышал - что ты ответила?
  - Да! Да! Да! - Киара радостно закричала и бросилась на шею Лео, который закружил ее, крепко обнимая вокруг талии.
  Тихий район вновь разорвали громкие крики его сумасшедших друзей - в хорошем смысле, сумасшедших! Они кричали: "Ура!". Свистели, когда Киара и Лео вышли на терассу: как короля с королевой, встречали, когда те выходят к народу. Лео сиял от счастья, Киара не верила до конца в происходящее, но была на седьмом небе. Лео открыл заветную коробочку, достал невероятной красоты колечко, затем нежно взял хрупкую руку Киары, вопросительно взглянул на нее: можно? И когда она, улыбаясь, кивнула головой, нежно надел кольцо на ее безымянный палец! Они прижались друг другу и под настойчивые крики "Целуй, целуй" сомкнули свои губы в нежном поцелуе".
  - Моя девочка... Я тоже это помню...И буду помнить всегда!
  - Эм, я пойду, наверное. Найду Джона с Эриком. Ты потом приходи, мы будем либо в спортбаре, либо...
  - Спасибо, Сэми! Я вас найду позже.
  Сэми почувствовал себя лишним и ускользнул. Я не мог говорить, не мог стоять на ногах...Все, что писала Эмми все эти годы... А я еще сомневался, готова ли она? Оказывается, она так ждала этой свадьбы, так готовилась стать моей маленькой, миссис Мараллис... Моя Эмми!
  Я обнял ее за плечи. Эмми несколько раз прокрутила колесико мышки туда-обратно, перечитывая моменты того вечера. Затем продолжила читать.
   "Киара дождалась! Завтра, когда в окно заглянут первые лучи солнца, она станет отсчитывать не месяцы, не недели, не дни. Часы! А затем минуты!
  Вечером, перед мальчишником, Лео забежал домой. Киара тоже готовилась встретиться с подругами на девичнике в баре, недалеко от дома. Он торопился, чтобы не задерживать его друзей, ожидавших на улице. Но, конечно, нашел пару минут, чтобы обнять свою маленькую миссис и шепнуть, как любит ее... Он всегда говорил ей приятные слова, чтобы поддерживать в хорошем настроении.
  Стоя в дверях, он сказал: "Увидимся у алтаря, моя маленькая миссис!"
  - "У алтаря!", - шепнула Киара.
  Мы выделяем счастливых людей из толпы! Мимо тебя проходят сотни людей, и, кажется, все одинаковые...Кто-то болтает по телефону, кто-то идет с угрюмым видом, кто-то просто витает в облаках... Но того, у которого все замечательно, не сложно заметить! Нет, он не улыбается направо и налево по сторонам, чтобы люди не подумали, будто он сумасшедший: все написано в его глазах! Эти глаза светятся счастьем! Так же, как и светилась в ожидании свадьбы Киара, передавая свое настроение родным, друзьям и просто незнакомым, прохожим людям.
  Киара и Лео перешагнули через все трудности, своими сильными чувствами друг к другу они отметали все проблемы! Завтра они станут единым целым - семьей! Семьей, у которой вскоре появятся маленькие дети, и они передадут им свою любовь, свое счастье!".
  Это были последние строки, которые она, видимо, написала после моего ухода на тот чертов мальчишник!
  Эмми закрыла книгу и с сжавшимися от душевной боли губами медленно пошла на кухню, открыла бар, достала красное вино, наполнила половину бокала. Она забралась на подоконник, скрестив ноги, подогнутые в коленках. Сделала один глоток и отставила бокал в сторону.
  - Ты был моим светом в этой жизни... Мой родной и самый любимый Тео!
  Я так и не стала твоей миссис Мараллис...Но ты должен знать - я буду всегда любить тебя...Любить так же сильно, как и прежде! Я знаю - ты рядом! Ты, наверно, переживаешь за меня? Мой лучший...Родной, ты не увидишь больше слез, я обещаю! Ты учил меня быть сильной! Знай, Тео, тебе это удалось! Ты был моим учителем по самому сложному предмету - жизни! Ты научил меня всему, что умел сам... Научил и ушел, - шептала она, глядя в окно.
  - Спасибо тебе, за мои лучшие годы в этой жизни!
  Эмми вновь взяла бокал, прислонила его к губам и тихонько шепнула:
  - За тебя, мой мистер!
  Я сидел напротив ее, кулачком стукнув приподнятый бокал. Я не сводил с нее глаз, гордился своей сильной Эмми.
  Я знал, что она не делала это специально, чтобы я был за нее спокоен. Моя Эмми стала сильная!
  - Та книга, Тео, она родилась, когда мы с тобой познакомились... И умерла в тот страшный вечер, когда ты меня оставил. Я не буду ее продолжать, описывать в ней, что было дальше...Главного героя больше нет... Пусть книга останется такой, какой и была наша жизнь! Хотя...
  Эмми отставила бокал, слезла с подоконника и направилась к компьютеру. Она вновь уселась в кресло, открыла книгу, прокрутила ее в самый конец и словами Бродского поставила в ней точку:
   "Тогда, когда любови с нами нет,
   Тогда, когда от холода горбат,
   Достань из чемодана пистолет.
   Достань. И заложи его в ломбард.
   Купи на эти деньги патефон
   И где-нибудь на свете потанцуй...".
  Эти слова я ей часто говорил, когда видел, как моя Эмми о чем-то переживает, о чем- то грустит... Она менялась в своем настроении, пыталась посмотреть на проблемы уже с другой стороны.
  Она дала мне понять, подведя черту этими словами, что с ней все будет хорошо. Что и из этого, самого тяжелого ее состояния, Эмми найдет среди тысячи выходов один - правильный! Она справится со свалившимся на нее горем сама!
  Эмми вновь коснулась мышки, пробарабанила пальцами по клавиатуре, дав название своей книге: "Наша жизнь"!
  Вернулась на кухню, выплеснула остатки вина в раковину и виноватым взглядом обглядела беспорядок на кухне.
  - Ты, наверное, думаешь обо мне - вот какая неряха! Я обещаю, завтра займусь уборкой!
   Она разговаривала со мной, как с живым. Словно чувствуя, что я с ней, я рядом.
  Едва Эмми выключила свет, уходя с кухни, как неожиданно на столе зазвонил телефон. На мобильнике Джейн была установлена какая-то сумасшедшая песня. Эмми вздрогнула, схватила трубку и, глядя на экран, скривила лицо.
  - Черт! Джейн!
  - Подожди, подожди секундочку... Сейчас до зеркала только доберусь...
  Эмми терпеливо молчала в трубку, не понимая, что там происходит с Джейн.
  - Так, так, так...Да нет, все, вроде, в порядке, рогов не наблюдаю... На чёрта не похожа...
  Эмми улыбнулась, но не дала понять Джейн, что та ее немного повеселила.
  - Все? Закончила?
  - Ну, вообще-то, звоню узнать, как дела у моей подруги?
  Эмми направилась с телефоном в гостиную и плюхнулась на диван.
  - У твоей подруги все хорошо! Жива-здорова!
  - Замечательно! Только голос моей подруги немного подводит!
  - Джейн...что-то срочное? Или так...
  - Я помню, что обещала тебя не беспокоить! Но это срочно!
  Эмми вновь сделала недовольное лицо, судя по всему, она не хотела вникать в чужие заботы.
  - Выкладывай, Джейн, что у тебя там.
  - Мне нужна твоя помощь! В магазине!
  У Джейн был свой небольшой магазинчик с женской одеждой
  - Джейн, почему именно сейчас?
  - Ну, ты же знаешь, сколько суеты перед Новым годом? Сначала нужно перерисовать эти ценники, накинув по несколько долларов. Затем их всех перечеркнуть, устроив "рождественскую распродажу". Ты же мне каждый год помогаешь! Неужели откажешь своей подруге в ее нелегком предпринимательском деле?
  - Или, проще говоря, не откажу ли я помочь тебе немного обмануть наивных покупательниц?
  - Называй это как хочешь! Самое главное - твое участие!
  Эмми задумалась в поисках отговорки, бегая глазами по комнате.
  - А что Софи? Не может?
  - Софи уезжает в Испанию со своим новым бойфрендом. Мэги занята на своей работе... Вобщем, я уже обзвонила всех! Можешь не перебирать наших знакомых, да и тебе, думаю, будет полезно немного отвлечься.
  Эмми сдалась напору - Джейн всегда очень сложно перечить.
  Она лишь развела руками и, поднося трубку обратно к уху, сквозь зубы пробурчала:
  - Ладно, завтра приеду в магазин, - нажала "сброс" и швырнула телефон в конец дивана:
  - Лучше бы я его не брала! Это Джейн, Тео! Она решила, что мне будет полезно покопаться в бумажках...
  Я рассмеялся, видя мою Эмми такой сердитой, но был рад, что Джейн все же заставила ее выбраться из дома.
  - Тогда, пойдем спать! Раз уж рано вставать...
  Эмми продолжала сердиться, при этом все так же разговаривая со мной.
  Она забралась в кровать, откинула одеяло, постучав по пустому месту ладошкой, будто приглашая меня лечь с ней рядом. Бережно накрыла мою подушку, прислонилась к ней головой и, закрыв глаза, прошептала:
  - Спокойной ночи, любимый!
  - Спокойной ночи, моя маленькая миссис!
  Я прилег с ней рядом на нашей огромной, мягкой постели и наблюдал, как она засыпает.
  Полночи я лежал, стараясь не говорить с ней, хотя мне очень хотелось. Боялся, что могу вновь прийти к ней во снах. Признаюсь, я не хотел огорчать Эмми, пусть она будет такая, как сейчас. Спокойная...
  -Тео... Ты не спишь?
  Я услышал тихий голос Эрика со стороны окна. Эрик, как всегда, немного забыл, что мы теперь спать не умеем! Но я, не оборачиваясь, решил немного над ним подшутить и стал похрапывать.
  - Сэми, он и правда ведь спит! - Эрик удивленно глядел на Сэма и продолжал так же, шепотом, разговаривать.
  - Угу...Спит он! - Сэма не так-то просто провести. Он склонился над моим лицом. Изнутри меня распирал смех. Еле сдерживая его, я лежал с закрытыми глазами, старательно посапывая.
  - И правда спит!
  - А как он это...Ведь мы так не можем?
  Пока Сэм настойчиво стоял надо мной, склонив голову, ожидая, что все же будет какой-то подвох, Эрик удивлялся моим новым возможностям.
  Я сделал вид, будто что-то бормочу во сне. И когда Сэми наклонился совсем близко к моему лицу, я резко вскочил:
  - Ага, подглядываем?
  Сэми отпрыгнул в сторону, Эрик от неожиданности отлетел к окошку. Я смеялся, сидя на кровати и глядя на их испуганные лица.
  - Ах, ты, поганец! Испугал до смерти! - Сэми держал левую руку на сердце, которое, правда, не стучало.
  - До смерти? Как-то это не актуально, Сэми! - я продолжал над ним хохотать, Эрик тоже расплылся в улыбке.
  - Жалко, я-то уж думал, научишь меня... Все бы отдал за крепкий сон в теплой постели.
  - Я пробовал, Эрик, но, как ни старайся, это нам не по силам.
  - Мы тебя заждались и вот решили заглянуть.
  - Да, Эрик прав, нам стало скучновато вдвоем блуждать, все клубы обошли.
  - Еще не все!
  Эрик скромно намекнул, что ему недостаточно, и он готов тусоваться до утра.
  - А Джони так и не пришел?
  - Нет, он теперь занятой парнишка! Кавалер! Театрал! - Сэми явно с завистью говорил о Джоне. Понятно, они раньше с ним веселились на убой, оба свободны и не обремененные отношениями, вместе развлекались с разными девицами в поисках одной-единственной. И Джони, видимо, ее нашел! Увы, но только сейчас.
  -Так ты с нами? Или?..
  - Да, я, наверно, останусь с Эмми, хочу побыть с ней!
  Сэми явно расстроился, зато Эрик был весел.
  - Ну, что, мы-то идем?
  Ему не терпелось продолжить шастанье по кабакам, хотя, судя по его довольной физиономии, - по стрипклубам!
  - Не будем вам мешать! - Сэми обижено шагнул в стену, а следом Эрик: весело и так неуклюже пританцовывая, помахал мне рукой и упорхнул.
  Время тянулась очень медленно. Громкий звон будильника разбудил так сладко спящую Эмми.
  - Ох, уж эта Джейн! У нее нормальных мелодий совсем нет в телефоне?! Даже на будильник поставила цирковую музыку! Может, ей и нравится соскакивать с кровати, как очумелой! Но мне как-то не очень!
  Эмми была как огурчик! Понятно, такой "будильник" быстро весь сон отобьет. Она распахнула шкаф, как обычно, достала мою рубашку. Зарылась в нее лицом, вдыхая слабый запах моей воды. Затем бережно надела, застегнув только одну пуговицу посерединке, и прошагала на кухню ставить кофе.
  Тем временем на тумбочке у кровати завибрировал телефон. Эмми побежала за ним, скользя босыми ногами по полу.
  - Ну, что за человек!?
  Она возмущенно посмотрела на дисплей и, увидев на нем имя своей подруги, приготовилась ее отчитывать:
  - Мне кажется, что тебе не жалко своего телефона! Вспомни, что случилось с моим после вот таких же занудных звонков!
  Я люблю, когда она злится! Пытается сделать сердитое лицо, сжимает от недовольства губы. На милом личике Эмми это смотрится очень мило.
  - И тебе доброе утро, дорогая!
  Джейн уже не обращала внимания и, как ни в чем ни бывало, спокойно разговаривала с разъяренной подругой.
  - Решила убедиться, что ты проснулась!
  - Нет, Джейн, не проснулась - спрыгнула с кровати!
  - А-а-а, это ты о веселенькой мелодии на будильнике? А мне она очень нравилась - так бодрит с утра пораньше!
  - Все? Убедилась? Теперь я могу спокойно попить кофе?
  Эмми успокоилась. Стоя на цыпочках и держа одной рукой телефон, другой она тянулась за кружкой.
  - Теперь можешь! Я скоро за тобой заеду! - и Джейн, не дожидаясь, что скажет Эмми, передала ей короткие гудки.
  - Вот нахалка!
   Как обычно, успокаивая себя, она сделала глубокий вдох, затем - выдох. Запрокинула голову вверх, с закрытыми глазами вслух досчитала до десяти, медленно протянула руки вдоль себя, успокоилась и уселась на стул с кружкой кофе, поджимая к себе ноги.
  Я часто видел, когда Эмми приводила себя в чувства, но при мне вслух она никогда не считала. Я понял, что означала эта десятисекундная тишина.
  - А теперь с добрым утром, Тео!
  Эмми глядела в пустоту, наверное, представив, что я нахожусь там. Мило улыбнулась и принялась пить свой любимый эспрессо.
  Не прошло и десяти минут, как во дворе раздался визг колес. Эмми подошла к окну и увидела, что Джейн уже мчится к подъезду.
  - Ну, я ей устрою!
  Эмми разозлилась не на шутку. Быстрым шагам она подошла к входной двери, торопливо откинула защелки и распахнула дверь перед носом Джейн, которая замерла в смешной позе - с указательным пальцем, который не успел дотянуться до звонка.
  - Я никуда с тобой не поеду!
  Я сам был в шоке. Она рванулась к двери, явно, чтобы устроить хорошую трепку назойливой подруге... Но, видимо, передумала, а, может, просто решила поберечь свои нервы.
  Хлопнув дверью перед носом Джейн, которая осталась стоять все так же, как и стояла, Эмми спокойно пошла допивать свой кофе.
  - Я не знаю, что ты думаешь, Тео? Но я на нее такая злая! Она не понимает, что я хочу побыть с тобой! Она сама заставляет меня кричать на нее, обижаться... Неужели не дать мне немного времени? Хотя бы кофе допить я могу без ее присутствия? Прошла всего неделя! Всего неделя, Тео! А она всё время меня куда - то тащит и тащит!
  Я бесцельно бродил по кухне. Джейн молодец - она просто переживет за Эмми, прекрасно зная, что та никого ни о чем не попросит, не будет грузить своими проблемами. Может и вовсе не звонить, чтобы не отвлекать. Поэтому Джейн и "рискует своим здоровьем", превращаясь в навязчивую подружку.
  Пока Эмми продолжала спокойно попивать кофе, поглядывая через окно на машину Джейн, которая всё еще стояла на месте, я вышел на площадку посмотреть, как там она.
  Я застал её у раскрытого лифта - она его нарочно удерживала, находясь в растерянности и не зная, что ей дальше делать.
  - Ох, уж эти девочки!
  Я метался между ними туда-сюда. Конечно, мне было лучше, если бы они помирились, и Эмми уехала к ней в магазин, а не засела дома наедине со своими обидами. Неприступная, беспощадная Эмми! Мне стало весело за ними наблюдать, особенно, за своей миссис...
  - Почему она не уезжает? Может, плачет под дверью? - Эмми, сменив гнев на милость, всё же тихонько прошагала в коридор и открыла дверь.
  Джейн стояла у лифта, делая вид, что уже уходит, и не оборачивалась на Эмми, которая сложила перед собой руки и выжидающе наблюдала, зайдет ли Джейн в лифт.
  Двери лифта открылись, Джейн с гордым лицом шагнула в него, не раздумывая. Эмми немного подождала, затем кинулась к почти закрывшимся дверям и второпях раз пять нажала на кнопку, пытаясь удержать лифт.
  Они обе смотрели друг на друга очень серьезно! Ожидая, кто первой заговорит и в каком тоне. Но спустя пять секунд сморщенные губы начали потихоньку расползаться в улыбке.
  - Простите, можно к вам зайти, мисс Уотсон? Не будете ли вы против? - Джейн иронично давила на Эмми, которая вновь сделала гордый вид и серьезно ответила.
  - Не против, мисс, но у меня есть одно условие! Сначала я приму душ, приведу себя в порядок... И только потом мы отправимся перечеркивать ценники!
  Они обе рассмеялись и зашли в квартиру.
  Я тоже за ними - решил все же убедиться, что эти дамы больше не повздорят.
  - О, Боже! Эмми! Как ты живешь в таком свинарнике? - Джейн, скривив лицо, брезгливо отшвыривала вещи Эмми, которые были везде разбросаны, чтобы куда-нибудь поставить свою сумочку.
  - Это моя квартира? Вот что хочу в ней, то и делаю!
  - Ладно, ладно! Я молчу!
  - Кстати, вечером мне нужно заскочить к миссис Мараллис! Пока не поздно...
  Эмми зашла в ванну, и я не расслышал: не поздно - что?
  Спустя полчаса, она вышла из душа, прокричав Джейн, что быстро высушит волосы, и они помчатся в магазин.
  - Ну, всё, вроде, спокойно на этом фронте! Увидимся вечером, моя миссис!
  Я прислонился к ней и не мог оторваться... Она стояла, закутанная в мокрое полотенце, бережно расчёсывая свои длинные волосы... Обычно, когда она выходила из душа, я так быстро не исчезал... Эмми повернула голову к правому плечу, задержалась на секунду и, улыбнувшись, повернулась обратно к зеркалу. Она меня чувствует рядом! Я стоял как раз с правой стороны... Моя Эмми...
  Оставив, наконец-то, наш "мирный дом", я отправился к спортбару. Знаю, что зря туда иду: времени всего девять утра. Но где искать эти заблудшие души, не представляю.
  Пару часов я бродил по тихим улицам. Выходной день: люди стараются выспаться после рабочих будней. И мне пришла в голову мысль заглянуть в офис.
  Пересекая огромные коридоры, стеклянные двери на каждом углу, я добрался до нашего с Майком рабочего кабинета. Ничего уже не напоминало о том вечере... Здесь кто-то потрудился на славу, убрал пустые бутылки и привел кабинет в обычный рабочий вид.
   Интересно, как идут дела у компании?
  По всей видимости, во главе пока стоит Фред - надёжный менеджер, который, пожалуй, и нас с Майком многому научил.
  В офисе стояла тишина, хотя раньше все время кто-то выходил работать и в выходные, особенно, в сезон продаж! Видимо, теперь с продажами стало туговато... Или расслабились работники, пока начальства нет.
  Ничего, Майки выйдет и поставит все на свои места! Майки будет неплохо получать... На одного!
  Я подумал о своих сбережениях! Они хранятся в том сером сейфе. Там скопилась неплохая сумма... Пароль очень сложный - Майки никогда не догадается... Жаль - так бы он смог передать деньги маме и Эмми...
  Хотя Майк и не знает, что там лежат мои деньги, он туда и не полезет. Он всегда спрашивал, зачем мне этот сейф? А я отвечал: я же теперь директор, а у директора должен стоять сейф. Пусть, и пустой! Так сказать, по статусу полагается!
  Мы с Эмми собирались отправиться в отпуск через три недели после свадьбы. Я знал, что будет много затрат, решил откладывать, чтобы после шопинга Эмми ни в чем не нуждаться!
  Вспомнив о Майке, я решил сигануть к нему в больницу, проверить, что да как. Уже уходя, заметил на своем рабочем столе какую-то папку с надписью "Мои работы". Сначала я подумал, что кто-то хозяйничает в нашем кабинете, да еще и притащил сюда какие-то свои вещи! А потом до меня дошло, что это, наверняка, рисунки Эрика. Он всегда таскал с собой черную папочку. Когда на него нападало вдохновение, начинал рисовать... Я вспомнил, что он в тот вечер тоже пришёл с ней и не стал брать её в спортбар. Наверное, чтоб не потерять ценные работы - зная, как умеет напиваться.
  Я услышал, как кто-то тихонько ковыряет ключом двери офиса и решил задержаться. Всё же кто-то по-прежнему работает в выходной день!
  Дверь открылась, я с интересом ждал: кто из наших работников такой трудяга? Человек прошел по офису, не включая свет. Из-за закрытых жалюзей была непроглядная темнота, как ночью. Приглядываясь, я попытался угадать по силуэту, но так и не разобрал, кто это...
  Человек завернул в кабинет миссис Саймон, нашего старого бухгалтера. Я проследовал за ним, и, стоя на пороге кабинета, со спины узнал своего отца. Он собирал в свою курьерскую сумку бережно уложенные в стопки письма
  - Папа... Теперь ты работаешь, не покладая рук...
  Я устроил его в нашу фирму курьером. Не потому, что для него не нашлось более престижной должности - он ничего больше не умел. Не разбирался в маркетинге, в каких-то инновациях... Он всю жизнь был простым заводским работягой, любившим выпить... Его дурная привычка пропустить с коллегами пару стаканчиков по выходным со временем переросла в недельные запои! А после ухода на пенсию он спивался на наших глазах. У мамы не выдерживало сердце! А отец винил себя, когда очухивался и узнавал, что у мамы опять случился инфаркт.
  Я помню, два раза мне было по-настоящему за неё страшно. Когда она скручивалась от боли и падала замертво... Я подбегал, в поисках помощи, к неадекватному отцу, который спал в пьяном угаре. Мы с ней долго боролись за него... И только, когда я сам встал на ноги, нам это удалось. Я устроил папу к нам на работу, купил ему поддержанный авто, взяв с него обещание - больше не пить! Он сдерживал его эти три года! Я, наконец-то, увидел счастливую семью своих родителей!
  Мама больше не переживала, что отец вернется невменяемый, что им на что-то не хватает денег... Они зажили! И я был спокоен за мамино сердце... Конечно, я мог бы им помогать с деньгами и не прося отца работать, а дать им спокойно отдыхать на пенсии - без забот. Но сделал это только потому, что мне нужно было чем-то занять его. Конечно, назначив зарплату совсем не как курьеру! В первую очередь, он был моим отцом! Майки по этому поводу никогда не возражал. Надеюсь, что когда он выйдет на работу, оставит все, как есть!
  Папа застегнул сумку, обернулся на мой пустующей кабинет. Задержал грустный взгляд на пару секунд и быстро направился к выходу.
  Я спустился с ним на лифте с восьмого этажа, провожая взглядом до машины. И только, когда он тронулся с места, я побрел в неизвестном направлении и в раздумьях, где мне искать Эрика с Сэмом. С Джони и так все ясно, он теперь весь в любви, а обходить театры у меня не было желания.
  Ноги снова привели меня к спортбару, но там был только бармен, протирающий стаканы.
  Я брел по пустым улицам, заглядывая в магазины - те самые, в которые мы любили ходить с Эмми. Они только готовились к открытию, а магазин Джейн уже встречал посетителей. Она помешана на своем маленьком бутике, а перед рождеством всегда продлевала часы работы, чтобы заработать побольше денег. Эмми молча сидела за прилавком, пряча исправленные ценники от любопытных глаз покупательниц. Джейн тем временем услужливо обслуживала утренних модниц.
  - Ой, простите, это платье уже продано! Я его забыла убрать с витрины. Посмотрите вот на это! Какая красота! Вам очень пойдет! Проходите в примерочную, - Джейн проводила молодую девушку на примерку, затем сняла с манекена ярко-красное платье, коротенькое с глубоким вырезом и открытой спиной и виляющей походкой прошагала к Эмми.
  - А теперь твоя очередь! Проходи в свободную примерочную и надевай!
  - Джейн! - Эмми посмотрела сердито на нее.
  - Давай, давай!
  - Красное? - скривилась она.
  - Прекрасное! Иди и примеряй!
  - Может, как-нибудь в другой раз?
  - Эмми! Я разве тебе каждый день делаю подарки? Красное должно немного освежить ту серую мышь, которую я вижу в последние дни!
  Джейн, как маленького ребенка, за руку увела Эмми, которой, судя по всему, все это было не по нраву, в примерочную.
  Пока Джейн отпускала покупательницу, Эмми раскрыла шторку примерочной кабинки и, скромно оглядывая себя с ног до головы, предстала перед зеркалом.
  - Красиво...Но, давай, ты наденешь его обратно на манекен?
  - О, Боже! Эмми, да ты у меня просто неотразима!
  - Давай ты свои штучки оставишь для покупательниц, которые умело на это ведутся! А я всерьез: куда мне сейчас оно?
  Джейн стояла с возмущенным лицом, видя, как Эмми пытается оправдаться и отказаться от подарка, не обидев подругу.
  - Ага, то есть ты у нас теперь всю жизнь в трауре будешь ходить? Пройдет время, моя дорогая подруга, ты вернешься к обычной жизни и достанешь, черт побери, это платье! Тогда мы с тобой, как в старые добрые времена, отправимся на пляски!
  Эмми вздохнула, поняв, что от Джейн все равно не отделаться и закрыла за собой шторку.
  - Уговорила! Платье возьму, а вот насчет плясок...
  - А что? Мне же нужно мужика искать! Года на месте не стоят!
  Эмми высунула удивленное лицо из-за шторки и, прыгая на одной ноге в примерочной, переспросила:
  - Кого тебе нужно найти? Мужика?
  - Надеюсь в следующем году!
  - А что так вдруг? Мисс "Неприкосновенность"?
  - В тот вечер я решила поставить крест на отношениях и прошлых, и будущих... Много об этом думала, да и... Страх, никуда не денешь. А теперь, Эмми, я подумала, почему из-за какого-то ублюдка я должна портить себе жизнь? Разве я хочу остаться старой девой, никому не нужной? Дело уже близится к тридцати годам, а у меня и мужиков-то: раз, два и - обчелся... Я же мечтаю о большой семье, детях...
  Джейн погрустнела, вспоминая тот вечер. Это случилось на вечеринке у нашего приятеля, тогда мы познакомились с Эмми. Там был один парень, если не ошибаюсь, его имя Джордж. Я лично его не знал, но общих знакомых много. Этот Джордж тоже заглянул на день рождения к нашему общему другу. И Эмми с Джейн там тоже оказались - Джейн дружила с именинником с первого курса колледжа. Джордж начал ухлестывать за Джейн, весь вечер ходил за ней по пятам, у них что-то начало завязываться, и он увел ее с вечеринки. Я заметил Эмми, она выделялась среди всех девушек. Оставшись одна, без подруги, она скромно бродила по дому, полному пьяных и веселых, с бокалом красного вина. Я только было хотел подойти к прекрасной загадочной незнакомке, как Майки меня опередил. Я наблюдал за их разговором, стоя в сторонке. Она вежливо разговаривала с нашим красавчиком, но украдкой, своим игривым взглядом, посматривала в мою сторону. Я не вмешивался в их диалог и не сводил с нее глаз. Майки не любил уходить с вечеринки один, не найдя себе очередную подружку на ночь. Уже тогда я понял, что никуда ее уже не отпущу, тем более, с этим ловеласом. Она в вежливой форме дала ему отпор и, так же хитро поглядывая в мою сторону, грациозно прошла на террасу.
  Майки тем временем шел ко мне: обиженный, брошенный, не понятый и просто отшитый этой красавицей. Он явно на нее разозлился, искривил лицо и залпом выпил бокал вина, обливая расстегнутый воротник своей белой рубахи.
   Шатаясь между танцующих людей, по пути ко мне он еще прихватил два бокала: один нес мне, а свой вновь залил в себя.
  Тогда у меня оставалось два варианта: либо выслушивать пьяного друга, либо отправиться на террасу. Конечно, я выбрал второй, иначе я не простил бы себе этого. Я приостановил отплясывающего рядом Джона и попросил его подхватить еле стоящего на ногах Майка.
  Эмми стояла ко мне спиной, её длинные черные волосы развевал легкий, теплый ветер. Чёрное платье обтягивало её худенькую фигурку, а утонченная спина виднелась сквозь прорезы на платье, сделанные в виде крыльев бабочки.
   Она стояла с гордо выпрямленной осанкой, наклонив немного голову набок. В одной руке держа все тот же бокал вина, из которого, видимо, ни разу так и не отпила. Другой рукой, усыпанной браслетами, которые спадали к кисти на ее тоненьком запястье, то и дело грациозно поправляла волосы.
  Я тихо подошел к ней. Она не обернулась, но будто чувствовала, что я рядом. Повернув слегка голову, глядя через плечо прямо мне в глаза, спросила: "Почему так долго? Я уже замерзла тебя тут ждать!"
  Я влюбился! С первого ее слова! И больше не хотел расставаться с этой маленькой миссис. Все легко начиналось, мы выкидывали странные, сумасшедшие фразы, предложения, стояли рядом и общались так, словно давно знакомы, будто у нас даже есть какие-то обиды друг на друга.
  - Прости, милая, мне пришлось задержаться! - начал я первым. - Просто...
  - Просто твой друг, кажется, Майки, опять напился и сделал попытку "снять" какую- нибудь девицу? - хитро улыбалась она, повернувшись ко мне лицом.
  - Только на этот раз не какую-нибудь девицу, а самую настоящую красавицу.
  - Да? И она не устояла перед его чарами?
  - Мне жаль своего друга, но девушка выбрала другого!
  - Прямо так и выбрала? - прищурилась она, поглядывая исподлобья.
  - По крайней мере, мне так показалось, я прочел это в ее взгляде.
  - Тогда... Давай пожелаем им удачи? - Эмми выставила свой бокал вперед.
  - Давай! За то, чтобы у них все сложилось!
  Мы чокнулись бокалами. Эмми очень мило и, как всегда, хитро улыбалась, приподнимая бровь, глядела на меня игривыми глазками.
  - А... Почему, если не секрет, твой друг остановился именно на этой девушке? Ведь вокруг столько красавиц... Чем же ему не угодила ее подруга? - намекнула она на Джейн, которая всегда жаждала знакомств.
  - Он предпочитает брюнеток! - подыгрывал я.
  - Хм..., - задумалась она, опустив глаза. - А чем же блондинки плохи?
  - Ничем, - не сводя с нее глаз, отвечал я. - Про них много анекдотов!
  - А-а-а! - сделала она серьёзное лицо и затем расхохоталась. - Тогда все понятно.
  Разумеется, я в тот вечер настроил планы проводить ее, взять номер телефона, но неприятная новость о Джейн нарушила их.
  К Эмми подбежала ее знакомая, что-то шепнула на ухо, и Эмми, даже не попрощавшись, убежала вместе с той девчонкой. Она была очень расстроена.
  Позже, спустя год, она объяснила мне, почему Джейн не нравятся мои друзья. Ни Сэм, который долго пытался за ней ухаживать, ни Джони, который тоже обивал порог ее дома. Тот парень Джордж, который увез ее с вечеринки, избил и пытался изнасиловать Джейн. Джейн дала ему отпор, так как тот был сильно пьян, но воспоминания о том злополучном вечере остались надолго.
  Я побрел дальше в поисках заблудших душ. Если честно, все уже немного поднадоело! Бродить, слоняться туда-сюда... Ты все видишь, слышишь, но ничего не можешь.
  Когда-то в детстве я мечтал о шапке-невидимке, и думал: вот бы надеть ее и пугать всех подряд, появляться и исчезать, подслушивать, подсматривать... Моя мечта сбылась, возможности безграничны! Вот только шапку можно было снять, когда наиграешься...
  Пока я, рассуждая, прочесывал кварталы, услышал, как кто-то сверху насвистывает песню из Чарли Чаплина. Я улыбнулся, не поднимая глаз, и пошел танцующей походкой Чарли, покружился на месте и, сделав вид, что снимаю шляпу, опустился в низком поклоне и посмотрел наверх.
  - Эй, танцор, мы тебя заждались!
  Кому, как не Сэму, так умело свистеть.
  Я сиганул на крышу многоэтажки, где они сидели, свесив ноги. И их было на этот раз больше на одного - Аманда, видимо, уже познакомилась со всеми.
  Джони был скромен до неузнаваемости: влюбленный, застенчивый друг, я его таким не видел за всю историю нашего знакомства.
  Он встал, за ним Аманда поднялась, и он подвел ее ко мне.
  - А это наш Тео!
  - Наслышана уже... Очень рада! Аманда.
  - Наслышан! Тео!
  Она милая девушка, со светлыми кудрявыми волосами, красивыми голубыми глазами, худенькая, как моя Эмми. Но девушка, явно, с характером.
  - Мне жаль, что все так сложилось... Джон рассказывал о вас с Эмми.
  - А что он еще рассказывал?
  Аманда смущенно посмотрела на Джона, который сделал удивленное лицо, что-то вроде: "А я что? Я ничего!"
  - Стыдно, друг мой! Стыдно! Эх, ты даже и не можешь представить, что Джони о нас наболтал... Особенно, про тебя...Это...Это ужас! Тебе лучше бежать! После такого тебе явно будет некомфортно находиться в компании с девушкой.
  Я уж готов был расстроиться, но по выражению лица Сэма понял, что он пытается меня развести. Аманда не поддавалась. Решив поучаствовать в этой сценке, уткнув руки в боки, и с ухмылкой на меня поглядывала, качая головой.
  - Ну, раз ты все про меня знаешь... Тогда, может, Джони рассказывал тебе один случай про то, как Сэм провалился в мусорный контейнер?
  Сэми подскочил ко мне, пытаясь закрыть рот. Все рассмеялись. Эрик стал показывать на него пальцем, вспоминая ту смешную историю и загибаться от смеха. Аманде было явно интересно продолжение, и она стала допытываться у Джона, чтобы тот рассказал.
  - Так что это за история с мусоркой? Сказал "а", говори и "б"!
  - Если только с разрешения Сэми!
  - О, нет! Все, что угодно, только не это!
  - Ну, раз про это не хочешь, тогда, может, вспомним, как ты пытался прокатиться на тележке из супермаркета?
  Мне в голову приходили разные смешные ситуации, связанные с Сэмом, чему он был не очень рад.
  - Так, так, так! Выкладывай! Что приключилось с той тележкой? - Аманде было весело, хотя она нас вообще не понимала.
  -Так не интересно! Вы смеетесь, а я ничего не знаю! Может, я с вами хочу повеселиться!
  - Так и быть, мочи про мусорку, - смеясь, разрешил все-таки Сэм.
   Джони стал в подробностях описывать Аманде последствия одного веселого вечера.
  - Как-то мы были на вечеринке, нам было примерно лет по семнадцать-восемнадцать. Сэму давно нравилась одна девчонка. После вечеринки мы по его просьбе выследили, где она живет. Шли за ней, прячась за машинами, деревьями. Сэми же не может просто так подойти познакомиться, считая, что это слишком банально...
  - Нет, просто девушка была не простая, ее нужно было чем-то удивить!
  - Ты не оправдывайся! Я рассказываю! Так вот, когда она зашла в свой дом, и на втором этаже загорелся свет, мы поняли, что там и есть ее комната. От соседнего дома притащили лестницу, подставили ее, но она оказалась чуть-чуть короче. Правда, наш герой не отчаялся, решив, что дотянется, - вырвался у Джона смех, и у нас, кстати, тоже. - Сэми сорвал с клумбы у ее же дома цветок, зажал его в зубах, представив себя Ричардом Гиром из фильма "Красотка", и полез к ее окошку. Все было отлично до того момента, пока не закончилась лестница. Сэм не сдавался, обеими руками зацепился за подоконник, а ноги остались на верхней перекладине лестницы. Мы замерли, когда он начал раскачиваться, чтобы дотянуться до стекла и постучаться. Наконец, раздался громкий хлопок его ладони по стеклу. Сэми только и успел повернуться к нам с довольным выражением лица, как уже через секунду потерял равновесие, сорвался с лестницы и угодил прямо в мусорный контейнер со своим цветком в зубах, - мы катались от смеха, вспоминая это. - Самое смешное, что крышка за ним закрылась, а к окну уже подошла та самая девчонка. Она открыла окно и посмотрела вниз. Мы, спрятавшись за деревом, еле-еле сдерживались, чтобы не гоготать на всю улицу. До слез давились смехом, пока наш друг сидел в помойке. А девушка все стояла, словно в ожидании какого-то подвоха. Мы уже начали прорабатывать план, чтобы ее отвлечь, но Сэми не выдержал и скромненько-громким шепотом спросил: "Она еще там?". Мы замерли, увидев, как девушка любопытно посмотрела на контейнер.
  - Еще тут! И не уйду, пока не узнаю, кто это прячется в столь интересном месте?
  Прошло еще минут пять - Сэми сидел тихо.
  - Ку-ку! Тебе там комфортно? - девушка посмеивалась, наблюдая за контейнером.
  Мы себя решили сразу не выдавать, выжидали, что будет делать Сэми. Еще пару минут он тихо посидел, и крышка начала медленно приоткрываться.
  Сэми не растерялся, вылез с цветком в зубах и крикнул ей: "СЮРПРИ-И-ИЗ!".
  Не сдерживаясь, мы хохотали на всю улицу, девушка тоже едва сдерживала смех.
  - А цветочек, я так понимаю, мне?
  Сэми вылез, наконец, из мусорки, отряхнулся и вытянул руку с цветком вверх.
  - Это тебе!
  - Может, как-нибудь в другой раз? Кстати, в нашем доме есть дверь...
  - О, это...такая редкость!
   Сэми не отчаивался: его сюрприз не совсем удался, и пошло все не так романтично, как ему хотелось. Но у Сэма получилось ее удивить, и она дала ему второй шанс.
  - Прикольно! Сэм, а я и не думала, что ты романтик! - Аманда рассмеялась, положив на его плечо руку. -- Надеюсь, у вас все сложилось в итоге?
  - Да я ее бросил через неделю!
  Сэми сделал очень гордый вид. А мы не стали выдавать друга. Пусть Аманда так и думает, ведь на самом-то деле та девчонка рассказала о нем своим подружкам а затем долго еще они посмеивались над Сэми, у которого быстро пропал к ней интерес.
  - А что за история с тележкой?
  -Так, стоп! Мы договаривались: только одну!
  Сэми уже был не рад, что сам эту игру начал. А мне так хотелось его еще немного подразнить.
  - Однажды мы...
  -Тео, я тебя скину!
  - Ну, ну... Давай, давай.
  Аманда с интересом смотрела на меня, а Эрик подстраховывал от наступающего Сэма.
  - Да, ладно! Там не все так было красочно! Но закончилось примерно так же...
  Я и не собирался выдавать Сэма, но Эрик, который так развеселился, возьми вдруг, да ляпни:
  - Влетел прямо на телеге в мусорный бак!
  А затем как расхохочется. Причем, один. Мы стояли, поджав губы, глядя на реакцию Сэма.
  - Вот спасибо! - Сэми сделал низкий поклон Эрику, который так и не понял, что не так сделал.
  -Теперь, наверно, Аманда думает, что в молодости я был королем помоек!
  - Да нет, нет, вовсе не думаю...
  Аманда сделала очень серьезное лицо и отвернулась к Джону, чтобы скрыть усмешку.
  - Хотя почему в молодости? Я и сейчас король!
  Все посмеялись, угомонились и еще пару часов сидели на этой крыше, вспоминая про каждого смешные истории, чтобы не выставлять Сэма, будто он у нас один такой, по помойкам лазает...
  Я знаю Сэма, что ему особо плевать, что кто-то над ним смеется или про него рассказывают истории, где он представлен не в лучшем свете. Сэми прост в таких вещах и особо незадумывается. В обиде точно не будет.
  - А ты давно... Ну, это... Заболела?
  Неожиданно Эрик сменил веселую тему, заговорив с Амандой о ее жизни. Всем было интересно, но мы не решались расспрашивать ее.
  - Я узнала о болезни, когда мне только исполнилось девятнадцать... До этого меня мучили головные боли, с каждой неделей слабость становилась все больше и больше. Я тогда еще училась в колледже, и на занятиях перестала иногда понимать преподавателя из-за подкатывающих болей, стала не сосредоточенная, рассеянная...Скатилась на плохие оценки. В тот день, когда мама отвела меня к знакомому врачу, который мне поставил страшный диагноз, ее жизнь превратилась в бесконечные походы со мной по разным клиникам. Она обивала пороги врачей, которые только и делали, что твердили ей о безнадежном лечении... А она не сдавалась, выискивала хоть какие-то варианты, взывала о помощи к специалистам разных стран...
  Сначала я сильно испугалась, замкнулась. Размышляла о том, почему это выпало именно мне? Я же ничего еще не успела в этой жизни, а столько всего хотелось... Родители меня вывели из колледжа, ходить туда было уже незачем, да и времени на учебу совсем не оставалось. Поначалу меня окружало много друзей, но потом они куда-то затерялись, и я осталась одна - с постоянно плачущей мамой и еле сдерживающимся отцом.
  Я много читала о своей болезни, общалась в клиниках и по интернету с теми, у кого такие же диагнозы, и все же признала, что это неизлечимо. Долгими уговорами я сумела достучаться до мамы, которая и не намерена была сдаваться. Я попросила ее прекратить бороться и последние месяцы провести спокойно, дома, со своими родными, а не в компании людей в белых халатах.
  Она выполнила мою просьбу! Последние дни были самыми тяжелыми, когда знаешь, что смерть сидит рядом с тобой и ждет той самой последней минуты, последнего вдоха... Боли стали невыносимы, я старалась тщательно скрывать это от родных, пыталась улыбаться... А сама, когда оставалась одна в комнате, тихо умоляла поскорей это прекратить.
   Джон, увидев, как ей тяжело вспоминать об этом, взял Аманду за руку, чтобы поддержать.
  - Я помню этот момент... Когда стало так легко и хорошо! Больше никаких мучений, нет терзающей боли... Я освободилась!
  Последние дни я просила маму не плакать, даже когда меня не станет.
  Мы с ней часами разговаривали, я утешала ее, внушая, что мне там будет намного лучше, и она в это поверила! Сидела у моей кровати, гладила и просила потерпеть совсем немного.
  Вот так вышло, ребята! Мне хотя бы повезло, я сумела всем сказать теплые слова, дать какие-то наставления, попрощаться... Чего не скажешь о вас...
  Джон обнял Аманду, она положила голову к нему на плечо, и мы все сидели молча, переваривая рассказанное.
  - И, кстати, я очень мечтала побывать на островах! Вот, думала, закончу колледж и махну с подругами...
  Сэми аж подпрыгнул, ловко встал на ноги и с радостным видом стал показывать руками волны.
  - А кто-нибудь купался в океане с дельфинами? А с Эйфелевой башни когда-нибудь прыгал?
  Мы смотрели на друга-энтузиаста с интересом, хотя я уже догадывался, что он задумал.
  - Точно, Сэм! Ребята, давайте оторвемся? Я вас очень прошу! Давайте, мы сделаем все, о чем когда-то мечтали? У нас еще полно времени, чтобы облететь весь свет!
  Аманда быстро поддержала идею Сэма и с надеждой смотрела на нас.
  - Почему бы и нет! Мне вот всегда хотелось побывать в Австралии! На материке с пингвинами. И, кстати, посмотрел бы ночной Париж...
  Джони тоже подхватил идею, а следом и наш ученый друг.
  - Да! Да! Сто пудов - да! Пирамиды Хеопса, Висячие сады, Мавзолей в Галикарнасе...
  Эрик стал перебирать семь знаменитых чудес света, Сэми уже в мечтах купался в океане с дельфинами, Джони - на севере с пингвинами, а затем уже заговорил о дикой Африке, представляя себя верхом на огромном тигре...
  - А ты, Тео? Где ты хотел побывать?
  На этот вопрос был один лишь единственный ответ! Конечно, с Эмми! Мне было больше ничего не нужно! Я готов был отказаться, отправить друзей странствовать без меня... Но немного подумав, вспомнил про Калифорнию! Незадолго до свадьбы я купил два билета нам с Эмми на побережье океана. Билеты с открытой датой, потому как не знал, насколько затянется наш медовый месяц.
  Я долго выбирал, куда мне отвезти мою маленькую миссис, и после недельного хождения по турагентствам остановился на прекрасном, весьма уютным по фото, особняке - на самом берегу Тихого океана. Его огромная территория была бы вся в нашем распоряжении...
  Вспомнил окрыленную Эмми, когда я ей показал, куда мы скоро отправимся, она прыгала от счастья, сжимая в руках эти билеты...
  Не стоит омрачать настроение ребят, нужно отправиться с ними, может, на пару дней, а потом вернуться обратно, к Эмми. Тем более, за нее я был вполне спокоен.
  - Если только в Калифорнию...
  - Неплохой вариант! Кстати, там и в океане можно искупнуться!
  Сэми обрадовался моему предложению, а Аманда начала уже прокладывать наш маршрут.
  - Тогда предлагаю сначала в южную Африку, затем в Калифорнию махнем, оттуда - в Австралию...
  - Может, первый пункт будет Калифорния? А там, ребята, уже без меня!
  - Да как так-то? Тео, дружище, это возможность облететь весь мир! Неужели ты ее упустишь?
  - Джони, ты же все и сам знаешь... Давай, я не стану ничего объяснять?!
  - Ну, мы же вернемся! Успеешь ты побыть с Эмми!
  - Сэм, не начинай! Кто - за? За Калифорнию?
  - Мне без разницы! Аманда первая подняла руку, за ней - Эрик, а Джон и Сэм поняли, что большинство уже на моей стороне, и сдались.
  - Когда отправимся?
  - Да хоть сейчас! - Джон с Сэмом, как всегда, за любой кипишь!
  - Может, лучше утром? Скоро уже стемнеет...
  - Пожалуй, Эрик прав! Утро вечера мудренее! Я - к Эмми! Где завтра встречаемся?
  - Давайте на этом же месте?
  - Ну, тогда, Аманда, ты и будешь ответственной за сборы! Все, до завтра!
  - Угу, и будильник не забудь поставить, - буркнул Сэми, недовольный, что все решили без него. Я спрыгнул вниз, пролетая мимо окон, и помчался к Эмми.
  Через пару минут был у дома, света в окнах не было. Может, Эмми спит? Хотя времени еще около семи вечера.
  Я прошелся по квартире и убедился, что ее нет дома.
  - Странно, неужели она до сих пор в магазине у Джейн?
  Не задерживаясь, я сиганул на улицу прямо с террасы. Но уже издалека увидел, что и у Джейн ее нет: света в магазине не было. Немного поразмыслив, куда она могла отправиться, я вспомнил, что Эмми говорила Джейн о поездке к моей маме, и рванул туда.
  В квартире тихо, никаких голосов. Мама сидела одна на кухне, заваривая в кружке пакетик с травами для сердца. Пройдя в комнату, застал там только отца, который перебирал рабочие письма. Осталось только проверить спальню и мою комнату. Может, у них опять сложился тяжелый разговор, и мама уложила Эмми отдохнуть?
  Но ни в той, ни в другой комнате ее не было. Оставалось лишь наведаться домой к Джейн. Навряд ли Эмми поедет к своим родителям - она не в ладах с миссис Уотсон.
  Я выбежал на улицу и только успел завернуть за поворот, как буквально сквозь меня промчалась машина Джейн. Она резко остановилась так, что колеса свистнули, из нее вышла Эмми и направилась к дому.
  - Подруга, ты ничего не забыла?
  Джейн с деловым видом протянула в окно руку, держа на указательном пальце пакет с платьем.
  Эмми, скорее всего, нарочно его забыла, чтобы Джейн потом не заставляла его носить. Я видел, как она скорчила лицо, однако Джейн ничего не заметила.
  - Простите, я не специально!
  - Конечно, конечно... И настоятельно рекомендую не закидывать его в дальний ящик! - Джейн строго посмотрела на Эмми и тронулась с места.
  - Ой, Эмми, здравствуй! Как я рада, что ты приехала, проходи скорей! Дэвид, к нам Эмми приехала!
  Мама, как всегда, встречала ее тепло и сразу побежала суетиться на кухню, разогревая все, что было у нее в холодильнике. Папа крепко обнял Джейн и проводил за стол.
  - Ну, как ты, девочка наша? Я пару раз звонила тебе, но ты не ответила...
  - Все хорошо, миссис Мараллис! Джейн нагрузила меня делами, вы же ее знаете, она ни на секунду не оставит!
  - Джейн - да, - мама хорошо была знакома с Джейн. И неудивительно: она всегда была с Эмми.
  - Вечный двигатель - Джейн, - добавил папа и, усмехнувшись, плюхнулся за стол.
  - А что у вас нового? Как дела на работе? Перед Рождеством, наверное, разгребаете кучу писем?
  - Писем и, правда, много, но это даже хорошо - отвлекаюсь...
  - Ешь, ешь! Посмотри-ка на себя: кости кожей обтянуты стали!
  Моя мама стала для Эмми как родной, она сама мне это говорила много раз. Может, многие девушки недолюбливают матерей своих парней, но моя Эмми была не из таких. Она сама порой вынуждала меня съездить навестить родителей. Когда ей лень было готовить, заранее ставила перед фактом, что ужинать будем у моей мамы. И каждый раз, когда мы приезжали, они сидели на кухне и часами болтали, смеялись, как давние подруги.
  Перед праздниками, когда дело доходило до выбора подарков, Эмми становилась очень разборчивой. Своей маме она хватала, что первое попадется на глаза, и не важно, нужно это миссис Уотсон, или нет. А дорогой миссис Мараллис, как она ее называла, могла выбирать подарок не один день! Под разными предлогами приходила в дом родителей, чтобы подсмотреть, есть ли у мамы такая же вещь, которую заприметила в магазине Эмми.
  - Кстати, сегодня я приготовила пасту, помнишь как на день рождение Дэвида?
  - Миссис Мараллис, я знаю, что от вас не уйдешь голодной! А ваша фирменная паста... Это моя слабость!
  Эмми выпрямилась, потирая руки, в ожидании, когда ей подадут любимое блюдо. Мама торопливо раскладывала еду по тарелкам. Все было очень мило, царило хорошее настроение и ни капли грусти, скорби. Как будто ничего и не случилось, будто мы с Эмми после рабочего дня заскочили на ужин.
  - М-м-м, готова съесть все, вместе с тарелочкой! Божественно! - Эмми закатила глаза, с аппетитом пережевывая спагетти.
  - Там еще осталось, если будет нужно добавки.
  - Я думаю, нужно начинать понемногу. Я ведь и, правда, сейчас задумалась: а когда я в последний раз кушала? - Эмми задумчиво подняла бровь.
  - Да с того дня, наверное, ничего и не ела, Эмми! Ты к нам по вечерам заскакивай, я тебя буду откармливать.
  Мама рассмеялась, грозя пальцем Эмми, которая жадно крутила спагетти на вилку, а отец, в поддержку маминым словам, положительно кивал головой и сквозь набитый рот пытался что-то сказать.
  - Да, да! А можешь и на завтрак, и на обед, и на ужин!
  - Ну, тогда мне придется у вас оставаться жить, я думаю?
  - А мы нисколько и не против! Правда, Дэвид?
  - Угу.
  - Я знаю, что вы ко мне очень добры! Я про вас не забываю! И не собираюсь забывать! Так что готовьте вкусные ужины, а не то я могу и внезапно нагрянуть!
  Мама, папа, Эмми - все улыбаются! Спасибо тебе, моя миссис! Это ты их так настроила! Благодаря тебе мама так держится! Я сидел с ними за столом, на свободном месте, и не сводил глаз с моей умницы Эмми.
  Она знает о маминых проблемах с сердцем и, как может, пытается его уберечь.
  - Вот спасибо! Наелась, спасибо. Как теперь до дома доползти?
  Эмми вытянула ноги под стол, облокотилась на спинку стула, похлопала руками по животу и, закатив глаза, высунула язык на бок, сделав очень смешное лицо.
  Мама рассмеялась над ней, а отец даже поперхнулся и раскашлялся, что сразу привело Эмми в порядок!
  - А мы тебя без чая не отпустим! Вот, смотри, какие вкусные конфеты сегодня купила, - мама достала с полки красивую коробку и прямо перед носом Эмми раскрыла ее. Она знала, что Эмми обожает шоколад.
  - За что вы так со мной, миссис Мараллис? Придется расширить дверные проемы, чтобы меня после ваших чаепитий отсюда вызволить, - Эмми снова скорчила смешную рожицу, еще раз повеселив родителей.
  - А про Майки ничего не слышно? Как он? Пришел в себя?
  - Дэвид! Ну, откуда Эмми-то знать!
  Маме не понравился вопрос, и она пыталась переключить Эмми на другую тему, почти тыча ей в лицо конфеты, рассказывая, какие самые вкусные.
  Эмми, улыбнулась ей, дав понять, что все в порядке, достала хваленую мамой конфету и ответила отцу.
  - Джейн слышала, что он пришел в себя, ему уже ничего не угрожает... Но в отделение не пускают. Да и я, если честно, не смогу с ним адекватно сейчас и вообще в ближайшее время поговорить...
   Вы знаете, у меня накопилось много вопросов к нему - он ведь последним видел Тео! Почему они это сделали? Почему никто их не остановил? И зачем они... Ну...Вобщем, очень много вопросов.
  - Верно, деточка, а, может, и стоит ничего выяснять: все равно уже не исправить того, что они натворили, и никого не вернуть...
  Мама заметно погрустнела, а Эмми, говоря о Майке, разозлилась. Наверное, потому, что он был ближе ко мне из всех остальных, и никак не повлиял на меня тогда...
  - Так, а где вкусный чай? - Эмми быстро перевела тему, отгоняя от мамы всякие мысли, портившее ее настроение.
  - На самом деле, я ведь к вам с подарочком приехала! - Эмми заинтриговано посмотрела на обоих и вытащила из своей сумочки конверт.
  - Это вам! - Мама только протянула руку в попытке взять конверт, как Эмми резко прижала его к себе, словно там очень ценное, и со строгим видом сказала.
  - Но у меня есть одно условие, прежде, чем вы его откроете! Отказов я не приму! Обижусь, развернусь и уйду!
  Мама бережно разворачивала конверт, отец приподнялся на стуле, заглядывая внутрь, а я уже понял, что там - по изображению океана на обратной стороне наших билетов. Мама, прищурившись, пыталась прочитать.
  - Ка-ли-фор-ния... Эмми! Нет, но это слишком! - мама смущенно протянула обратно билеты.
  - Хорошо! Тогда, как я и обещала, ухожу! - Эмми с улыбкой встала, зная, что ее никуда не отпустят, отодвинула стул, подняла с пола сумку и тихонько потянулась за билетами.
  Они оба неловко смотрели на нее.
  - Ну, хорошо, садись на место!
  - И ваш ответ?
  - Но вы же так мечтали там побывать... Да и тебе самой сейчас важна смена обстановки! Зачем нам, старикам, этот романтический отдых? Причем, это же очень дорого!
  Папа сидел молча: он примет любое мамино решение.
  - Мы мечтали об этом с Тео! Мне не нужен этот отдых без него! Это же билеты... в наш медовый месяц... А его нет - как и Тео! Я вас очень прошу, примите это от нас с ним. Я знаю, он будет за вас счастлив! Вот только вспомните, когда вы в последний раз выбирались из нашего городка? Дэвид, когда у вас был отпуск? - взывала она к отцу. - Вы правы, это очень дорого, и вам не жалко, что они пропадут? Я даю слово, что сама не поеду!
  Эмми была решительно настроена, она знала, что уговорами или подачками мою маму не сломать, а поставить перед фактами можно.
  - А ты с Джейн не хочешь отправиться туда?
  - Нет! Не хочу: ни с Джейн, ни с кем другим! Хотя она уже сегодня хитро намекала, расспрашивала у меня про эти билеты, когда мы были в ее магазине. И даже, будто невзначай, отложила себе пару купальников.
  - Вот видишь! Может, ты подумаешь? Тут правильно я читаю - двадцатое января?
  Мама из-за плохого зрения не могла разобрать цифры и протянула Эмми билет, указывая на дату. А Эмми уже давно выучила наизусть все, что написано на них, и, не приподнимаясь со стула, ответила.
  - Вылет двадцатого! Там все уже оплачено! Можно заезжать в дом и на пару-тройку недель постараться отвлечься и обо всем забыть, наслаждаясь шумом океана и прекрасными местами на огромном побережье.
  Она говорила точь-в-точь, как турагент, который красиво описывает места, перемещая клиентов на пару минут в то место, куда ему нужно продать свои билеты. Вот только Эмми пыталась их не продать, а подарить! Заботясь о моих родных.
  Мама посмотрела на папу, разведя руками и выжидая, что он скажет. Отец лишь пожал плечами. Эмми стояла с сумкой в руках, наклонив голову на бок в ожидании ответа.
  - Ну... Не выгонять же нам Эмми, - отец созрел и вынес свой вердикт, мама выдохнула и еще раз переспросила у Эмми.
  - Может, ты все же сама?
  Эмми только приготовилась что-то отрезать, как мама все поняла по ее выражению и опередила ее, не дав сказать ни слова.
  - Спасибо, дорогая! У меня даже слов нет... Я просто тебя обниму!
  Мама крепко прижалась к моей маленькой миссис, они обе были довольны, папа, кстати, тоже.
  Я знал, какой это поступок для Эмми. Она ждала этой поездки, наверно, больше, чем самой свадьбы. Все уши мне прожужжала тогда, составляя огромные списки покупок для отдыха ее мечты. А теперь с такой легкостью подарила ее родителям. Мне бы тоже этот отпуск был не интересен без нее...
  - Теперь я могу быть спокойна, что пристроила эти билеты в надежные руки! Мне, правда, пора бежать, уже поздно, я не привыкла вставать так рано, как меня сегодня подняла Джейн. Вырубаюсь на ходу! - Эмми направилась к двери надевать обувь, а мама, счастливая, шла рядом, обнимая ее за талию.
  - Если понадобится моя помощь в шопинге перед предстоящим отпуском, то я всегда - за!
  - Да какое там... Это вы, девчонки молодые, наряжаться любите. А нам с отцом купальный костюм да крем защитный!
  Мама с Эмми рассмеялись в коридоре, а отец, шагая с кухни, добавил:
  - А удочку? Глядишь, буду первым в истории, кто заманит кита на червячка!
   Они никак не могли распрощаться. Эмми, одетая, стояла и смеялась над шутками отца. Все здорово! Я так за них рад!
  - Я рада была вас повидать! Спасибо за этот вечер в вашем теплом доме.
  Эмми уже шагнула за порог, как мама, хлопнув ладонью по ноге, метнулась на кухню и пулей выскочила обратно.
  - Чуть ведь не забыла, держи, - мама протянула сверточек, перемотанный газеткой.
  - Что это такое теплое? - Эмми приоткрыла газетку и увидела там тарелку, в которой до краев было наложено спагетти.
  - Спасибо огромное! Теперь можно не переживать, что я буду кушать завтра на обед.
  Эмми поцеловала обоих в щечки и выбежала на площадку. А мама все никак не могла угомониться и, переживая, как за дочку, кричала вслед:
  - Тебя Джейн заберет?
  - Я такси поймаю, не переживайте!
  Мы вышли с ней на улицу, она до верха застегнула свою легонькую курточку и пошла в сторону дома, оборачиваясь назад в поисках такси. Как мне хотелось сейчас идти рядом и болтать, как раньше, поделиться впечатлениями о прошедшем дне, согреть свою маленькую миссис...
  - Я надеюсь, ты не злишься на меня, милый? За билеты...Я бы не смогла быть там без тебя! Ты же знаешь, это была только наша мечта, не моя и твоя, а наша общая мечта...
   А мне, между прочим, нисколько и не жалко было их отдавать! Посмотрим с тобой завтра на лицо Джейн, когда я ей расскажу. Бедняжке снова придется наряжать в те купальники манекены.
  Эмми тихонько хихикала, разговаривала со мной, чувствуя мое присутствие.
  Затем какое-то время шла молча, улыбалась в воротник куртки, чтобы прохожие не приняли ее за сумасшедшую.
  - Она, кстати, наконец-то решилась на отношения! Сегодня мне сказала, что в следующем году будет подыскивать себе бойфренда!
  - Я надеюсь, он будет не такой сумасшедший как Джейн! Двоих ты уже не выдержишь, - усмехнулся я, хорошо зная подругу Эмми.
  - Я очень буду надеяться, что он не будет таким же, как Джейн! Желательно немного поспокойнее.
  Мы с Эмми всегда мыслили в одном направлении и даже сейчас думали об одном и том же! Общались, будто она меня слышит.
  - Ну, что, поедем? - Эмми обернулась к ехавшему позади такси, махнула ему рукой. Такси остановилось, и Эмми тихонько сказала мне:
  - Замерзли, поехали домой!
  Она забралась на заднее сидение машины, немного подождала, прежде, чем закрыть дверь, посмотрела, будто прямо на меня, улыбнулась и назвала молодому водителю адрес.
  - Из гостей возвращаетесь? - таксист, поглядывая в зеркало, решил поговорить с Эмми.
  - Да! - Эмми буркнула без лишних комментариев, дав понять, что не настроена на знакомства.
  - Такая красивая девушка и без сопровождения? - таксист не отставал.
  Эмми не растерялась:
  - Почему? Меня сейчас встретит мой муж у дома!
  Таксист больше не произнес ни слова, и, прибавив скорость, доставил ее до дома.
  Эмми пробежала в ванну, умылась и по пути на кухню захватила сверточек, лежащий на комоде в коридоре.
  - Ох, миссис Мараллис! Не даст мне умереть с голоду! - закрыв холодильник, задержалась возле него, разглядывая наши фотографии, которые были прикреплены на магнитики.
  Она молча гладила по моему лицу, изображенному на одном из фото, улыбалась.
  - Помнишь этот вечер? Мы оба здесь удачно получились! Кажется, Сэми нас сфотографировал на выходе из кинотеатра.
  - Я помню, Эмми! Ты нас затащила на премьеру этого фильма, причем обманом! Сказала, что будет какая-то очень крутая комедия, а в итоге мы посмотрели фильм по роману твоей зачитанной до дыр любимой книги.
  - Джони злился, но не подавал виду! А Эрик, кстати, заценил, - продолжала Эмми разговаривать с фото.
  - А на этом ты такой смешной... Отрастил бороду, как у йети. Я все-таки выиграла этот спор.
  Эмми рассмеялась, глядя на мое бородатое лицо и собранные в кучу глаза. Фотка была сделана в лифте нашего дома. Мало того, что она заставила меня отрастить бороду, так еще и вытащила на улицу, зная, что я не люблю ходить обросшим. А все дело было в нашем с ней пари.
  Недалеко от нашего дома располагался частный сектор, и зачастую, выходя на террасу, мы с Эмми наблюдали такую картину.
  В трехэтажном, довольно-таки богатом доме, жила семейная пара, мистер и миссис Томсон. Мистер Томсон был очень деловым человеком. Всегда в костюме, волосы прилежно уложены, обувь сверкает, стрелки на брюках идеальны. С утра мы с ним частенько пересекались, выезжая из дворов на работу. И если в рабочие будни он всегда уезжал и возвращался на своем авто, то по пятницам приезжал на такси. Вываливался из машины, кидаясь деньгами в водителя (на что те быстро уезжали - "пока платят"), и почти ползком добирался до дома. Как меняется человек! Утром с иголочки одетый, а вечером грязный: пиджак с рваными локтями, ботинки не поймешь, какого цвета из-за грязи, рубаха, из которой торчал вываливающийся живот, нараспашку, волосы взъерошены! Что ж, мистер Томсон, похоже, снова отлично гульнул.
  Как только его жена не пыталась с ним бороться, но в последнее время решила на него забить. Мы с интересом наблюдали, как миссис Томсон, когда подъезжало к их дому такси, включала ночник и выглядывала через приоткрытую шторку, чтобы понять, в каком состоянии сегодня ее муж. Пока мистер Томсон пытался умело выровнять походку, переставляя непослушные ноги, она второпях запирала двери и выключала свет. Так она пыталась донести до него, что пьяным в этом доме не рады! Первое время он засыпал на пороге, а потом ему, видимо, это надоело. Он нашел отличный способ влезать в дом через окна. А мы смеялись, наблюдая, как неуклюже полноватый мужчина рывками подталкивает себя в форточку.
  Вот в один из таких дней мы с Эмми сидели на террасе, укутавшись в пледы. Заметив, как к дому Томсонов подъезжает такси, мы встали и подошли к краю балкона, чтобы повеселиться. Эмми предложила поспорить, каким образом сегодня мистер Томсон проникнет в дом. Я не сомневался - вход будет через окно, как и в предыдущие несколько недель. А Эмми вдруг заявила, что он уснет на пороге. С нетерпением мы наблюдали обычную картину: десять попыток дойти до дома, извалявшись на всех газонах. И вот он добрался до дверей, постучался, позвонил, громко поколотился... Сейчас пойдет искать открытые окна. Я уже потирал руки, со смехом поглядывая на Эмми, которая спокойно стояла, ожидая, чем все закончится.
  - Скоро кто-то будет ходить без каблуков целый месяц, - я дразнил ее, зная, что это значит для нее! А она в ответ надавила на больное.
  - О кей! Тогда ты не бреешься в течение месяца! - но меня это не испугало, я был уверен в своей победе.
  Мистер Томсон был безжалостен к моей будущей бороде и плюхнулся спать прямо возле окна, к которому он так отчаянно полз. Я уж было подумал, что Эмми его подговорила, но сдержал свое обещание и обрастал целый месяц.
  Она переместила палец к следующей фотографии.
  - Такие тут классные...Сидим босиком на полу в коридоре, а эта дурацкая шапка все же мне идет.
  В тот вечер к нам заглянула Джейн, привезла Эмми несколько вещиц из своего магазина. Она померила подаренную шапку и смотрела по очереди на наши с Джейн реакции, идет она ей, или нет. Зеркало тогда еще не висело в коридоре, мы только заезжали в эту квартиру, и все было упаковано в коробках, поэтому Эмми не могла сама себя оценить. Она попросила Джейн ее сфотографировать, но чтобы не кривляться одной перед камерой, притянула меня к себе, ну, и. конечно, Джейн сделала несколько прикольных снимков. А этот она потом распечатала и отдала нам с Эмми. Мне он тоже нравится: сидим босиком на полу, прислонившись головами, и улыбаемся во все лицо. А шапку Эмми так ни разу и не надела.
  - Мне всегда было весело с тобой, мой милый, милый Тео, мой мистер! - Эмми грустно, но она продолжала улыбаться, отходя от холодильника, затем налила в стакан воды, залпом выпила и направилась в спальню.
  Она смущенно, будто зная, что за ней подглядывают, снимала с себя одежду. Отвернувшись к стене, быстро скинула кофточку и ловко влезла в мою рубаху, только потом сняла джинсы и аккуратно сложила всю одежду на полочки в своем шкафу.
  - Давай спать, мой милый мистер! - Эмми откинула одеяло, подождав, когда я лягу рядом, пододвинула голову на мою подушку и закрыла глаза.
  
  
   Своими глазами
  Рассвет еще не наступил, но я решил пойти на место встречи, попрощавшись с Эмми и заранее извинившись за то, что меня не будет с ней рядом несколько дней. Очень неприятное ощущение: мне кажется, я в чем-то провинился. Хотя так оно и есть - Эмми будет разговаривать со мной и стелить кровать для двоих... Не зная, что меня рядом нет. С одной стороны, я мог бы от нее не отходить все данные нам дни, но с другой, ребята правы - когда еще появится такая возможность полетать по миру, увидеть все, что захочет душа.
  - О, Тео! Ты что-то рановато сегодня, - Аманда вскочила на ноги и опустила глаза, застеснявшись, что они с Джоном сидели в обнимку.
  - Если я помешал... - мне стало неудобно, да и Джони косился недовольно, что я прервал их милое общение.
  - Да нет, нет, что ты...Мы как раз ждем вас всех - Аманда была очень мила, по сравнению с Джоном, который стоял на заднем плане и на мой вопрос, не помешал ли я, положительно кивал головой.
  - А где Сэм с Эриком?
  - Мы их отпустили погулять! - Джони ответил, словно он их строгий отец.
  - Не удивлюсь, если они придут к завтрашнему вечеру - из какого-нибудь стрипклуба.
  Джони рассмеялся, а Аманда в недоумении посмотрела на него.
  Не успели мы их вспомнить, как эти два товарища ловко запрыгнули на крышу. Эрик казался очень довольным.
  - И где же вас носило? - Джони и с ними решил заговорить в строгом тоне.
  - А угадай! Куда же мы могли пойти с нашим новоиспеченным жигало?
  - Я ни за что не поверю, что Эрик раньше был таким скромнягой, как ты мне про него рассказывал, - Аманда с удивлением посмотрела на Джона.
  - Да я и сам не могу в это поверить...
  Эрик задрал нос и гордо поглядывал на Аманду, а затем добавил: "Да, я такой!".
  - А, может, он нас раньше байками кормил? Типа, на работе зашиваюсь, все дела... А на самом-то деле сидел, наверное, в дыму какого-нибудь стрипклуба! - Джони, как всегда, начал фантазировать, а Сэми, конечно, подхватил.
  - Ага, и на коленях полуголые девицы обхаживают нашего скромнягу.
  - Да, да, на каждой ноге по ночной жрице, он их слегка приобнимает, а глаза-то поглядывают на танцующих вокруг него пьяных дам.
  - Рубаха нараспашку, волосы зачесаны назад, ну, как у богатых мажоров, во рту дымит сигара, перстни мерцают на пальцах...
  - Ага, и доллары, доллары, доллары! Которые он засовывает в чулки этим девицам, жаждущим Эрика.
  - Ага, только доллары все были разменяны на один и три!
  - Да он, вообще, мелочью в них швырялся, - заливаясь от смеха, продолжали Сэм с Джоном.
  Эти двое разыграли настоящую сценку. Сэм развалился, как в кресле, сидя на выступе, Джони как бы присел к нему на колени, закинув на него и ноги и руки, а Сэми кривил лицом, делая недовольный вид зажравшегося от хорошей жизни человека.
  Аманда загибалась от смеха, мы-то уже привыкли слушать от них всякий бред, вот только Эрику было не очень весело. Я уже знал, что если их не остановить, то они будут фантазировать еще часа два, пока не закончится словарный запас.
  - Ну, что, Аманда, давай, выкладывай свой план нашего маршрута.
  - Смотри, Тео, поскольку ты меня один слушаешь, - Аманда сквозь порывы смеха пыталась начать.
  - Как ты и сказал, я предлагаю начать с Калифорнии.
  - А потом куда двинем? - Джони угомонился и, резко сменив довольное лицо на серьезное, включился в обсуждения!
  - Затем предлагаю отправиться в джунгли! А? Как вам? Ни за что не упущу возможность прокатиться на тигре и посидеть на шее у жирафа, - у Джони, как всегда, самые идиотские мечты.
  - И заглянуть в пасть огромному крокодилу! Хотя бы, когда он зевнет, - он далеко ушел в своих мечтах, продолжая представлять, как с макаками будет прыгать по веткам, ну и, конечно, самое главное, посмотреть, как сношаются слоны! Это его волновало больше всего.
  Пока он размышлял, Аманда с удивлением смотрела на фантазера, тихо спрашивая себя: "С кем я связалась?".
  - А Египет? Там пирамиды! - Эрик, как всегда, за искусство.
  - Хорошо, вот, примерно, и составили план. Пока будем его придерживаться, а дальше будет видно! Только прошу, не забудьте о пингвинах! Я свой шанс не упущу! - Аманда скромно уступила всем, оставив Антарктиду напоследок.
  - Ну, так что, погнали? - Сэми радостно крикнул и первым сиганул вниз с крыши многоэтажки.
  - Если на самолете лететь около пяти часов, то своим ходом мы, наверное, затратим часов двенадцать, - я немного углубился в математику, прикинув, с какой скоростью летит самолет и наш самый быстрые бег.
  - Ого! Может, попробуем на самолете?- Эрик всегда был ленивцем для странствий пешком.
  - А нам какая разница! Давайте на самолет, а потом - никогда не поздно сойти с рейса! - Сэми согласился и даже обрадовался предложению Эрика.
  - Да с нашими-то возможностями! Можно перемещаться из одного в другой! - Джони с Амандой тоже поддержали, и мы помчались в аэропорт.
  - А нам сегодня везет! Уже объявлена посадка! Помчались скорее!
  Сэми скакал от радости, увидев на табло вылет в Сан-Диего, который, кстати, уже объявляли.
  Джони подошел к регистратору, которая как раз стояла, ничем не занятая, сделал хамоватое лицо и притянув к себе Аманду выдал: "Два билета в бизнес-класс, для меня и моей подружки!". Аманда не растерялась и подыграла ему, уставившись на девушку. Обмахивая свое лицо ладошкой, делая вид, что ей душно, протяжно добавила.
  - И побыстрее, пожалуйста, - после чего закусила губу и закатила глаза, покачивая головой, выражая недовольство от ожидания.
  Это было весело! Аманда вела себя, будто уже много лет провела в нашей компании. Как и моя Эмми, острая на язычок, всегда была с нами, за любой кипишь.
   На самом деле, мы не боялись опоздать на рейс, зная, что догоним в любом случае самолет, пока он не наберет скорость.
  В бизнес-классе было много свободных мест. Мы уселись в кресла, не ощущая никакого комфорта, как должно было быть, и самолет закружился по аэродрому.
  Мы с Эриком, Сэми, Амандой и Джоном сидели в соседнем ряду. Сэм, конечно же, сел с краю, чтобы подглядывать под юбки бегающим мимо нас стюардессам. Он полжизни провел в небе, управляя воздушным судном.
  Аманда смотрела в иллюминатор, любуясь с высоты мизерными городами, над которыми мы пролетали. Она впервые летела в самолете, раньше никогда не выбиралась далеко за пределы штата. Чего не скажешь о нас: до знакомства с Эмми, я, Джон и Майки частенько путешествовали, особенно, по Европе. Сэми тоже с нами пару раз летал, а Эрик, как и Аманда, изучал мир в бескрайних просторах интернета. Из-за своей работы, он ни разу с нами так и не выбрался. Изредка только - лишь потусить с нами на пляж, в ста километрах от нашего городка.
  - Кстати, Эрик, ты до сих пор боишься нырять в воду?
  Я вспомнил один случай, когда Эрик выбрался с нами на "пикничок". Джон с Сэмом тоже это припомнили, и, конечно, все красочно преподнесли Аманде.
  - А-а-а, это когда я его столкнул с вышки?
  - Зачем? - Аманда строго посмотрела на Джона, а затем жалобно на Эрика, который сидел с недовольным видом, что про него снова рассказывают смешные истории.
  - Ну, а что? Нужно страху в глаза глядеть! Вот я его и столкнул! Он как раз мордахой угодил в воду, встретившись лицом к лицу с опасностью! - Джони говорил с гордым видом, будто он сделал некое доброе дело для нерешительного друга.
  Аманда лишь ухмыльнулась и уже перестала с ними спорить, понимая, что это бесполезно.
  - Ни капли совести у вас, господа, - она с иронией обратилась к смеющимся парням и перевела печальный взгляд на Эрика, который делал вид, что никого не слышит, отвернувшись в окно.
  Пилот объявил о посадке, сонные пассажиры стали пристегивать ремни, а мы, не дожидаясь, пока вылезет шасси, выпрыгнули с криками из приземляющегося самолета.
  - Сан-Диего, господа! - Джон восторженно крикнул, раскинув руки в стороны и пытаясь вдохнуть свежий воздух.
  - Тео, как далеко до того дома?- Аманда застала меня врасплох, я задумался, как нам теперь по моей памяти добраться до дома на побережье океана.
  - Лахоя шор! Точно! Без билетов так сразу и не вспомнишь! Но нам нужно туда, я примерно помню, в каком это месте. Что нам стоит обойти побережье?
  На туристической карте, висящей возле аэропорта, мы нашли Лахоя шор и двинулись туда.
  - Давайте только не быстро, пожалуйста! Успеем добраться до темноты! А пока побродим не спеша и все посмотрим.
  - Аманда права, такие виды нужно изучать днем.
  Эрик, конечно, был поражен не меньше Аманды - для этих двоих побывать вне нашего штата уже было ярким приключением.
  Мы не знали, с чего начать. Брели по улицам, разглядывая жителей этого прекрасного города. Люди, такие доброжелательные, спортивные! Редко встретишь угрюмое лицо, уставшее от жизни. Складывалось ощущение, что в этом месте у всех все прекрасно, никто не утомлен работой, улыбки на лицах, бодрость и энергия в каждом прохожем.
  - Что скажешь, они питаются силой океана! - Эрик сделал свои выводы.
  - Почему именно так мы сюда попали? У меня такое чувство, будто всего ломает изнутри... От того, что невозможно вдохнуть этот воздух, почувствовать климат...
  - Представь, Сэм, что с нами будет, когда мы доберемся до океана, - у Сэма не единственного было такое состояние. Оказаться в эпицентре интересных событий и ничего нельзя потрогать, почувствовать, как это пахнет, или попробовать на вкус. Чувство, будто на пляже Тихого океана нас посадили на стулья и крепко к ним привязали. Да еще и под крышу, чтобы мы не чувствовали, как греют лучи солнца. Поставили перед нами еду, когда мы уже изголодались, воду...
  И вот ты сидишь, вытягивая, как можно дальше, ноги, пытаясь хотя бы уловить прилив океана, но и это невозможно... А вокруг тебя бегают довольные люди, наслаждаясь мягким песчаным пляжем, как моржи, греются под солнцем, забегают в синие волны теплого океана...Тебе лишь остается наблюдать за ними и попытаться не сойти с ума.
  - Тео! Ку-ку... Ты с нами? - громкий голос Аманды отвлек меня от плохих мыслей.
  - Немного загрузился...
  - Ну, тогда перезагружайся и айда на пляж! - Аманда была очень позитивно настроена, с интересом разглядывала все, что попадалось на глаза, крутилась, оборачивалась, с глазами, полными восторга.
  - О, смотрите, там фермерский рынок! Давайте посмотрим, что продают?
  Не сказать, чтобы нам это было интересно, но мы не могли не последовать за Амандой, которую интересовало абсолютно все.
  - Ммм, клубничка! А какие спелые авокадо! Вот это рыбина! - она шагала мимо столов, битком усыпанных вкусностями, причмокивая губами.
  - Смотрите, тут продают маски, амулеты! А эта на тебя похожа, Джони!
  Аманда ткнула пальцем в одну из масок, на которой было изображена довольная рожица, затем рассмеялась и пошла восторгаться дальше.
  - Аманда! Может, хватит нас мучить? - Сэми с аппетитом глядел на выложенные угощения и, скорчившись, отворачивался от них, чтобы не искушать себя. - Но она будто бы не слышала его.
  - Парк Балбоа! Это же знаменитый парк! Мы просто обязаны там побывать!
  Аманда прочитала висящую на выходе с рынка табличку, и схема проезда там была кстати. Нам ничего не оставалось, как поддаться увлечениям единственной дамы в нашей компании. Через несколько минут мы очутились у входа. Аманду было не удержать, она ринулась к пандам!
  - Ой, какие вы забавные! Как игрушки плюшевые! - мы наблюдали, как она прыгает между мишками, от маленьких к большим, и с улыбкой наблюдает за их движениями.
  - Смотрите, что это там? - Эрик показал в сторону, как нам показалось, каких-то шевелящихся розовых растений. Но, подойдя ближе, увидели кучку розовых фламинго. Вблизи они оказались весьма не красивыми - узкоглазые чудовища с горбатыми носами...
  В это время Джони принял позу сидящего рядом с ним белого тигра. Сидя на корточках, упираясь руками в землю, он мурлыкал, рычал и постукивал лапами, как та большая кошка.
  - Давай, оседлай его, ты же об этом мечтал! - Сэми вовремя вспомнил о нелепых желаниях Джона.
  - Нет, я это оставлю для диких джунглей! - Джони продолжил изображать тигра.
  - Глядите, он же нас видит, точно, точно - видит! - Сэми встал напротив пеликана, который и, правда, глядел будто прямо на него, расправив свои крылья в стороны. Секунд пять он смотрел, затем помахал крыльями и отвернулся.
  Я рассмеялся над наивным другом.
  - Сэми, он тебя видит! И сейчас помчится догонять! А администрация зоопарка сдаст беднягу-пеликана в психушку, подумав, что птица сошла с ума, бегая за чем-то невидимым. - Сэми уставился на меня, сдвинув брови, не почувствовав иронии в моих словах.
  - Да, ладно, дружище! Птица так сушит перышки! - я рассмеялся над ним, вспомнив, что он подумал, будто пеликан машет ему крыльями, словно приветствуя его.
  Еще пару часов мы бродили по зоопарку, пока не обошли всех его жителей.
  - Мне уже не терпится попасть к океану! - пробурчал Эрик, глядя на неугомонную Аманду.
  - И мне тоже!
  - Да, да, - Сэм с Джоном его поддержали, и я тоже молча кивнул головой. Но еще некоторое время нам пришлось задержаться у пруда, где Аманда, шагая по воде, нагибалась к каждой растущей лилии и восторгалась красивым цветами.
  Бросив взгляд в нашу сторону, она быстро отвернулась, пытаясь сделать вид, что не заметила, как мы все собрались и ждем только ее. И все же медленно подошла к нам, продолжая оглядывать все вокруг себя.
  - Боже, как тут прекрасно! Такие милые животные, добрые, ласковые... А природа- просто сказка! Я такое видела только в красочных книгах!
  - Природа - да, а вот по поводу добрых животных ты зря! Они тебя просто не видят! Попробуй забраться к тигру в вольер и сесть с ним рядом, причем, еще и подражая за ним! Думаю, ему это не очень понравится, - Сэми посмотрел на Джона.
  - Ой-ой-ой, ты даже сейчас бы не осмелился! Максимум. что и можешь, это пожать руку безобидной макаке! - Джони начал дразнить Сэма, зная, что тот бросится доказывать обратное.
  - Пффф, да легко!
  Сэми перескочил через высокое стеклянное ограждение и приземлился в двух метрах от огромной кошки, которая спокойно мыла себе лапы. Пару раз он обернулся, посмотрев на нас слегка испуганно, подошел поближе к ней, помахал руками возле морды по-прежнему спокойного зверя, и, убедившись, что все разговоры о том, что кошки видят духов - это байки, с разбегу запрыгнул к ней на шею, издавая радостные вопли. Огромный лев так же спокойно продолжал заниматься своим делом, а Сэми, преодолев свой страх, довольный и гордый, вылез к нам, потряхивая руки.
  - Ну? Тут кто-то сказал, что Сэми трус? - обратился он к Джону.
  - Простите, мистер-осмелевший дух! Я тут вспомнил, как при жизни вы удирали от собак, кстати, вполне безобидных! Откуда ж мне, простому смертному на тот момент, было знать, что вы когда-нибудь оседлаете здоровенного льва?
  - Он и, правда, здоровенный! - Сэми не переставал нахваливать себя. Все, кроме Аманды, знали, как он раньше боялся животных и даже самых безобидных собачонок старался обходить стороной.
  Наконец-то мы вышли из парка и побрели по городу. Аманда не переставала восхищаться:
  - Глядите, деревья усыпаны фруктами!
  Она подпрыгивала, пытаясь дотянуться до свисающих на ветвях апельсинов. Хотя, при ее-то возможностях, можно было и заскочить на макушку дерева за пару секунд. Сэм с Джоном раздавали друг другу тычки, а Эрик вместе с Амандой помешался на природе.
  - Вот он! Сильный, безграничный! - Эрик восторженно посмотрел в даль, и я увидел пляж, с которого открывался необыкновенный вид - синего, могущественного океана!
  - Ребята, бежим скорей к нему! - Аманда прокричала нам и метнулась к самому берегу.
  Надо было видеть глаза Эрика и Аманды: как же они восторженно смотрели на бескрайний океан! Сэм с Джоном уже ныряли. Эрик, не упуская возможность, окунулся в воду и через секунду я увидел его в километре от себя, шагающим по воде.
  - Уххуууу! Круто! - Джони кричал, раскачиваясь на волнах.
  Конечно, я не живой - я не мог чувствовать всю силу океана! Но мои глаза способны видеть, а слух улавливает шум воды. Мы все разбрелись в разные стороны. Каждый в одиночестве хотел почувствовать, что с ним происходит, когда ты можешь бегать по океану и опускаться на его самое дно.
  Я плавал с самыми страшными "убийцами подводного мира" - тигровые акулы огромных размеров проплывали подо мной и сквозь меня. Я наслаждался подводным миром! Огромные ветви кораллов, рыбы, которые ловко сбивались в косяки. Я замер увидев их "танец". Невозможно было оторваться, глядя, как они синхронно передвигаются, и каждая стайка знает, в какую сторону ей нужно сейчас повернуть. Это было похоже на хорошо отрепетированный номер, который исполняли дрессированные рыбки.
   А сколько их там - не описать! Полосатые, прозрачные, рыбы-собаки, принимающие устрашающий вид... Ну, и, конечно же, жертвы, которые вынуждены выживать в этом мире, прячась от хищников.
  Всегда, когда мы оказывались на море, брали уроки дайвинга. Эмми с любопытством погружалась, послушно выполняя все уроки тренера - это было ее любимое занятие на отдыхе. Знала бы моя Эмми, что я вижу, где сейчас меня носит... Знала бы она, что я в нескольких сантиметров от гигантских черепах, которые спокойно разрезают воду расправленными лапками! Она кричала бы от восторга, увидев, как грациозно хвастается своей пластичностью добрый дельфин, кувыркающейся среди других обитателей океана. Я даже не сразу понял, что эта грациозно извивающаяся лента, плавно передвигающаяся по воде, не просто лента, а роковая морская змея! С ядом такой силы, что его жертве явно не повезет!
  Это еще одно чудо, на которое я теперь мог смотреть, находясь совсем рядом, она способна заворожить своими движениями.
  А скаты издалека напоминали птиц, в точности, как они, расправляя свои "крылья" и передвигаясь по дну океана. Как ни старайся, но ни один фильм, снятый дайверами, не способен передать все то, что мне удалось увидеть! Остался лишь неприятный осадок, что я мог только смотреть, и ничего нельзя было потрогать.
  Я на пару часов застрял, любуясь подводным миром. Решив выбраться на поверхность, я встал на воде, не понимая, в какой стороне находится берег. Видимо, завороженный, я далеко переместился по дну океана.
  - Тео, посмотри на меня!
  Услышав голос Сэма, я понял, что вовсе не одинок в бескрайних просторах.
  Он катался верхом на ките огромных размеров, издавая восторженные крики. Недолго думая, я сиганул к нему, приземлившись на огромную рыбину.
  - Мы с ним успели подружиться! Он даже познакомил меня со своей подружкой! - Сэми показал в сторону касатки, плавающей неподалеку от нас , на которой так же восторженно катались Эрик, Джон и Аманда.
  Время для нас остановилось! Только, увидев, как солнце садится будто бы прямо в воду, мы поняли, что на сегодня хватит, и с воплями, смехом и радостью побежали по воде к берегу. Причем, каждый из нас утверждал, в какой стороне находится берег, и только с третьей попытки, послушав знатока Эрика, мы все же добрались до пляжа.
  - Я готова с рассветом это повторить! - Аманда раскинула руки и в виде звезды, плюхнулась на песок, закрыв глаза. Она довольно улыбалась и вслух снова переживала увиденное.
  - Тео, ты сегодня хочешь отыскать тот домик?
  Я задумался над вопросом Джона, мне, конечно, хотелось посмотреть то место, в котором мы с моей маленькой миссис должны были провести медовый месяц, но это лучше сделать завтра, при свете дня. Я уже понял, что оставил Эмми не на пару дней, а, как минимум, дней на пять... Сам не понимая, как меня затягивает величественная сила океана! А ребята, похоже, вообще готовы были встретить сороковой день именно в этом месте. Это не плохо: мы в чужом месте, нет знакомых лиц, плачущих близких... Мы забыли, что мертвы!
  - Давайте, понаблюдаем за закатом вон на том острове...- Эрик, пробежав несколько метров по воде, показал нам небольшой островок, который едва виднелся.
  - Точно! Эрик - ты гений! - Аманда, вскочив на ноги, вернулась из своих воспоминаний о подводном мире.
  Сэми с Джоном тоже были - за, и все ждали ответа именно от меня, зная, что я приехал сюда с определенной целью. Видя их выжидающие лица, устремленные на меня, я крикнул:
   - Кто быстрее? - и первым сиганул в воду, предпочитая добраться до острова под водой.
  Меня то и дело опережали Джони с Амандой, а Эрик с Сэмом над нами неслись с огромной скоростью по воде, мы лишь наблюдали, поднимая изредка глаза вверх, за их быстрыми шагами.
  - Тра-та-та, я быстрей всех! - выбравшись наружу, на островке уже танцевал довольный Сэми.
  Солнце садилось совсем рядом. Не отрывая глаз, усевшись рядом, мы любовались закатом, ожидая, когда оно "утонет" в океане.
  - Вот бы мне сейчас бумагу и кисти! - Эрик вздохнул, любуясь природой, нырянием дельфинов, пролетающими над нами птицами. Все прекрасно знали, что он с точностью мог бы перенести это на бумагу. Он у нас художник от Бога!
  - Кстати, я заскакивал в офис и обнаружил там папку с твоими работами, - я сказал Эрику о недавней находке.
  - Вот черт, - Эрик явно расстроился.
  - Надеюсь, Майки ее когда-нибудь найдет и передаст ...
  Эрик замолчал, и я понял, кого он имел в виду - его маму! Эрика мучили воспоминания о ее равнодушии к его смерти. Может, в той папке были рисунки, связанные с ней, раз он так сильно расстроился. Но говорить на эту тему он больше не желал и с грустью смотрел на поднимающиеся волны.
  - Расскажите, о чем вы пожалели со дня смерти? Может, что-то не успели сделать, или сказать какие-то важные слова? Давайте, мы сегодня постараемся отпустить все, о чем переживаем?
  Аманда не давала никому сидеть просто так. Она прижалась к Джону и стеснительно посматривала на нас: кто поддержит ее и начнет первым.
  - Наверно, каждый из нас скажет, в первую очередь, о том, что мы зря сели в тачку пьяными! А так, если подумать, я не жалею о прошлом: все, что я делал в жизни, меня устраивает. Никому не причинил боль, нет таких поступков, за которые мне было бы стыдно сейчас... Единственное, мне жаль, что совсем скоро я никогда не увижу своих друзей! У меня не было настоящей семьи, я не знал, что такое любовь матери, не знал, какими могут быть ее объятия, что значит выбраться с отцом на рыбалку, поиграть с ним в футбол. Я лишь наблюдал за семьями и завидовал, чертовски завидовал мальчишкам, идущими с папами за руку. Самое тяжелое время было в детском доме, - Сэми уселся поудобнее. - Лет до семи, я ждал, когда меня заберут. Я подглядывал в кабинет старшего воспитателя, когда она приводила будущих родителей к выбранному ими ребенку, чтобы познакомить их. Видя, как они играют с ним, изучают его характер, я был готов ворваться в комнату и показать им, что есть еще я! Я тоже хочу жить в семье! И, самое страшное, было смотреть, как они, счастливые, забирают других детей... И не понимать, почему не выбирают меня?
  А я затем смирился! Стал ходить в школу, расти... Желание жить в семье куда-то ушло. Появилась злость на тех, кто вновь и вновь приходил усыновлять других. Я скатился на плохие оценки, связался с самой дурной компанией в школе. Меня постоянно ругали. А мне это нравилось!
  Однажды утром за мной пришла нянечка, заставила меня подняться с кровати, умыться, сама приготовила мне чистые вещи, причесала голову и за руку повела в тот самый кабинет, где проходили "смотрины".
  Я помню, когда меня поставили перед одной парой, они мне годились в бабушки с дедушкой. Психолог начала им показывать мои рисунки, умолчав про отметки в школе. Воспитателей было не узнать, они говорили обо мне с такой лаской! Гладили по голове... Говорили, какой я прилежный ребенок.
  Стоя перед ними, я уже не испытывал тех чувств, что раньше! Мне уже не хотелось поехать в семью, где меня будут обнимать, водить на спектакли, рассказывать сказки, где у меня просто появится своя комната, и в ней будут только мои игрушки! Время было упущено! Мне казалось, что я и сам уже вырос! Сам себя воспитал!
   Молча я слушал, пока обо мне говорят всякие приятные мелочи... О сложном характере никто не сказал ни слова, хотя мне они это твердили каждый Божий день.
  По лицам людей, оценивающих меня, было ясно, они почти готовы меня забрать.
  И тут я стал вести себя ужасно! Мне стыдно за те оскорбления, которые я наговорил этим двоим... Сейчас понимаю, что они просто хотели помочь сироте...
  - А что ты им сказал?
  - Я точно не помню, Тео, но что-то вроде: что я буду делать с этими стариками? Менять им утки? Подносить лекарства? Они берут меня только ради того, чтобы было, кому сходить в аптеку и на почту! Много обидного я наговорил этим людям!
  Хотя... Если бы на их месте была пара помоложе, я, наверное, нашел другие способы от них отделаться.
  - И что? Ты своего добился? - заинтересованно спрашивал Джони, не слышав раньше этой истории.
  - Конечно! Нянечка меня за шиворот выставила за дверь. Потом, помню, как ко мне в комнату ворвалась воспитательница и за ухо отвела в угол, где я провел весь вечер. После этого меня больше ни разу не приводили в тот кабинет.
  - А Джон говорил, что ты был отличником в колледже? - удивленно спросила Аманда.
  - Да, был! Однажды в школе у нас был урок, посвященный воздушной технике. К нам на занятие пришел один молодой человек, очень важный. На нем была форма пилота. Он очень интересно рассказывал нам о самолетах, о его прыжках с парашютом, какие трюки он умеет выполнять... Я его внимательно слушал - это был единственный урок, на котором мне не хотелось валять дурака: сидя на первом ряду, я слушал его, открыв рот. С любопытством разглядывал его значки и медали. Он гордо рассказывал нам о своей профессии, а затем стал по очереди спрашивать, кто наши родители. Один за другим дети рассказывали о своих родственниках, он каждого выслушивал и находил в разных профессиях плюсы, указывал, чем им нужно гордиться. Пусть у кого-то папа или мама занимают высокие должности - значит, нужно посмотреть на их успехи и стремиться занять не меньшее положение в будущем. А один из нас застенчиво пробормотал, что мама работает дворником. Летчик не позволил поднять на смех и эту профессию, он выразил огромную благодарность маме за чистые улицы. Представил работу дворника так, будто мама этого паренька делает великое дело, помогая содержать наш город в чистоте и порядке. И класс охотно поддержал каждое его слово.
  Когда очередь дошла до меня, я ответил, что живу в детском доме. Летчик задержал на мне свой взгляд и, больше не спрашивая ни о чем, обратился к другому. Я даже расстроился тогда, почему он не захотел у меня поинтересоваться, кем я хочу стать? Или детдомовцы ни о чем не могут мечтать? Я дослушал его рассказ, немного в нем разочаровавшись. Прозвенел звонок, все кинулись на перемену, а он попросил меня остаться на пару минут.
  Летчик сел напротив меня.
  - Ты знал своих родителей? - спросил он довольно спокойно.
  Я ответил, что нет. Потом он заговорил о себе.
  - Мы с тобой очень похожи! - я удивился, не понимая, чем?
  - Я тоже рос в детском доме. Но мне чуть больше повезло, чем тебе - я хорошо знал своих родителей. Мой отец был пилотом, а мама работала стюардессой на воздушном судне, где они когда-то и познакомились. Как только я стал делать первые шаги, он часто брал меня с собой в полет... Я вырос в воздухе вместе с ним! Это самые яркие воспоминания моего детства... Мне завидовали все мальчишки! А я гордился своим отцом! Угадай, кем я хотел стать? Я, недолго думая, ответил: "Летчиком!".
  - Когда мне было шесть лет, я приболел и остался дома с бабушкой, а родители отправились в рейс. Это был их последний полет...
  Моя бабушка скончалась спустя полгода, а меня забрали в детский дом.
  Вот там и началось самое страшное испытание! Там уже никому было не интересно слушать о том, каким был мой папа... Дети очень жестоки! Те, что постарше, зная историю о самолете, тыкали на меня пальцем, говорили, что мой отец убийца! Проведя там первый год, я понял, что меня пытаются сломать! Я стал на кулаках доказывать им обратное - я бился за честь своего отца!
  Море слез я вылил, вспоминая о нашей, когда-то счастливой семье!
  Но настал момент, когда я решил для себя, что все равно я стану, как отец! Чего бы мне это не стоило! Я хотел быть похожим на него, даже если вылито столько грязи!
  Для этого я выстроил план. Для начала мне нужно было хорошо учиться в школе, чтобы я смог поступить в колледж. Я уверенно шел по своему пути: закончил школу с отличным аттестатом, затем поступил в летное училище и стал пилотом! Ношу это звание гордо, и теперь мной гордится сын! Который, так же, как и я, маленький, путешествует со мной по небу! Так уж вышло, что у меня в детстве не сложилась семья, я сделал все для того, чтобы построить ее вновь, такую же, как была моя!
  - Кем, вы думаете, я захотел стать после его рассказа?
  - Дворником! - ляпнул Джони и рассмеялся.
  - Я догадываюсь! - тихо добавила Аманда.
  - Тот урок перечеркнул всю мою жизнь! Я уже не думал, что чем-то отличаюсь от ребят из моего класса, я перестал общаться с плохими компаниями! Я взялся за ум! И это оказалось совсем не сложно.
  - Я помню, как ты резко поменялся в школе, перестав общаться с нашей компанией. - Джони припомнил ему школьные годы.
  - Но с тобой-то я дружить не прекращал! - отрезал Сэм и продолжил.
  - В тот день он пообещал мне, что когда-нибудь приедет за мной и заберет на целый день на экскурсию по небу! Я ждал год. Уже не надеясь, что тот летчик обо мне вспомнит. Но он пришел! В выходной день забрал меня из детского дома и привез на аэродром.
  Подробно рассказывал о машинах, другой технике... Затем началось самое интересное - я впервые поднялся в небо! Как сейчас, я помню тот восторг, который испытывал!
  Летчик привез меня обратно уже поздним вечером. Он постарался изо всех сил рассказать мне все, что знает сам, научить меня быть таким же сильным, смелым и идущим к своей цели человеком! И у него это получилось!
  - Так ты стал пилотом?
  - Стал, Аманда! Я все для этого сделал! И, угадай, кто стал главным пилотом в моем первом рейсе?
  - Тот летчик?
  - Ага! Он потрудился, чтобы меня взяли именно к нему на практику.
  - Ну. здорово! Так, значит, ты не боишься высоты? - Аманда не замолкала, расспрашивая Сэма.
  - Нет, он только собак боится! - как всегда, добавил выскочка Джони.
  - Высоты не боюсь, это понятно... А про собак Джон прав! После того, как меня покусала собака Эрика, я старался обходить их стороной.
  - Ты сам начал его дразнить, - обиженно пробурчал Эрик.
  - Я же не мог подумать, что ты окажешься таким психом и спустишь ее на нас!
  - А, ну-ка, поподробнее! - Аманда уселась рядом с Эриком и пристала уже к нему с расспросами.
  - Да что там... Жил себе я мирно, никого не трогал! Как вдруг ко мне начали, раз за разом, подкатывать самые отвязные парни в колледже.
  - Мы просто пронюхали, кто нам будет все годы, пока учимся, строчить курсовые, - Джони красиво преподнес Аманде детали нашего знакомства с Эриком.
   - Спасибо, я догадывался, из-за чего вы хотите со мной дружить! - Эрик не отнесся всерьез к его словам. - Так вот, я долго думал, что они от меня хотят, довольно хитрые оказались эти парни - решили сначала войти в доверие. Я, если честно, их немного побаивался, решив, что какие-то неучи решили сделать меня предметом для насмешек.
  - Так что там с собакой-то?- Аманде не терпелось.
   - Пришли они как-то ко мне домой. Открыв дверь, я увидел четыре довольные рожи, которые как бы пришли позвать меня на вечеринку. Конечно, я в это не поверил и решил, что они способны и силой утащить. Вобщем, я отпустил с поводка Кинга!
  -Такого здорового Кинга! - Сэми, вспоминая собаку Эрика, показал ее рост себе по пояс.
  - И он набросился на Сэма?
  - Нет, я и не хотел его спускать. Держал за ошейник, думал, напугаю их, чтобы больше не ходили ко мне. А Сэм начал его дразнить! Ну... Кинг сорвался и покусал его чуть-чуть.
  - Чуть-чуть? То есть, по-твоему пять швов на ноге и три на руке это чуть-чуть? - Сэми кинулся в спор.
  - Сам был виноват! - отрезала Аманда, чтобы тот отстал от Эрика.
  - Ну, да, не спорю! - угомонился Сэм.
  - А как вы подружились в итоге?
  - Эрик ходил по колледжу, стараясь не попадаться нам на глаза после того случая... Я вспомнил пугливого ботана, который, увидев нас, прятался, за чем придется.
  - И они меня выловили! - грозя пальцем, добавил Эрик!
  - И наказали! Заставив его дружить с нами всю жизнь, - пошутил Сэм.
  - Ну, мальчики, я серьезно... - Аманда улыбалась над шутками, но все же хотела докопаться до правды.
  - Какая же ты у меня любопытная! - Джони покачал головой, но вовсе не осуждая Аманду.
  - Да как, как? Сначала он помогал им по учебе, а затем парни стали в благодарность брать Эрика с собой, водили его по вечеринкам, развлекали заядлого домоседа, - Сэми старался мягко все описать, без намеков на то, что мы изначально, как уже говорил сам Эрик, просто хотели заставить ботана делать за нас задания.
  - А ты как бы ни при чем? - Аманда хитро глянула на Сэма, укоряя его в том, что умолчал про себя!
  - Я учился в летном училище! Так что помощь по учебе мне была не нужна! Тут моя совесть чиста, я сдружился с Эриком без злого умысла! - Сэми исподлобья поглядел на нас и почесал висок.
  - Короче, мы убедились, что Эрик нормальный парень, умеет прикалываться, многим умным штучкам нас учил, а в итоге - оказался просто хорошим другом! - я решил закончить этот неловкий для Эрика разговор. Все-таки Аманда раньше его не знала и, судя по его поведению в последние дни, думала, что он и впрямь настоящий продвинутый чувак, который жил жизнью современной молодежи.
  - И кстати, возвращаясь к вопросу Аманды, я об этом ни разу не пожалел! Наоборот, рад, что вы когда-то вытянули меня из бесконечных книг, энциклопедий! Благодаря вам, я повидал многое в жизни! - Эрик с добротой посмотрел на нас, говоря очень искренне.
  - А ты, Тео? Если хочешь выговориться, расскажи, о чем переживаешь, что не успел сделать, или... - Аманде было неловко меня спрашивать, зная предысторию, а я успел немного погонять в голове мысли, пока выговаривались остальные, но так и не смог решить, жалею я, или нет...
  - Сложно сказать... В какой-то момент я пожалел, что, вообще, когда-то встретил свою Эмми. Жила бы она себе спокойно, доучилась в колледже, устроилась на хорошую работу. Никто не знал, что так выйдет... Сначала я считал, что поломал ей жизнь! Довел дело почти до свадьбы, а это была ее мечта стать моей миссис Мараллис! А в итоге? Все, что строили - разрушено! Я не мог представить, как она справится сама. Но моя Эмми не сломалась, оставшись без меня! Я наблюдал за ней, видел, какой сильной она стала! Знаю, она это делает только ради меня... Было бы невыносимо видеть ее слезы, ее боль! Эмми сделала все, чтобы я был спокоен за нее! Я надеюсь, она продолжит держать себя в руках, и у моей маленькой миссис все сложится! Как бы сказать... Представь, раньше ,что бы ни случилось у Эмми, я всегда ее поддерживал, отгонял дурные мысли от нее, помогал в решении каких-то вопросов... А теперь настала ее очередь! Поскольку она осталась там, постоянно спрашивает, как мне в этом мире? Она переживает и пытается мне помочь!
  - Она у тебя очень сильная, - сказала Аманда.
  - Она стала такой сейчас! Я рад, что смог ее научить находить выход из миллиона проблем, смотреть на вещи, не так, как мы привыкли их видеть, а цепляться за единственное светлое в любой негативной ситуации.
  Однажды, когда на Эмми навалилась куча проблем, связанных с учебой, когда были подпорчены отношения с мамой, она ушла в глубокую депрессию. Разговорами я не мог с ней ничего решить, Эмми стояла на своем. Мне пришла в голову одна мысль. Я взял карандаш, бумагу и зарисовал этот лист черным цветом, полностью, в несколько слоев. А в правом верхнем уголке оставил маленькое, размером с полмиллиметра, белое пятнышко. Его было почти не заметно.
  Я принес этот листок к Эмми, сказав, что так выглядит ее мозг, забитый дурными мыслями. Я оставил ей этот листок, попросив успокоиться и найти выход. Затем ушел из комнаты.
  Через несколько минут Эмми подошла ко мне и ткнула пальцем на это мизерное пятнышко. Она улыбнулась, немного расслабилась, затем отрыла стиральную резинку и, начиная от того пятнышка, стала делать просветы на бумаге, пока лист не стал чистым.
   Если вовремя заметить выход, пусть он будет почти и незаметен, но правильный, единственный, то ты через него сможешь постараться выйти из трудного положения, и все остальные проблемы начнут развеиваться на глазах. А она могла бы и не понять, водить глазами по черной тьме и не видеть просвета.
  И после этого, если у не возникали трудности, она всегда вспоминала этот просвет и научилась по-другому смотреть на проблемы.
  - Здорово ты придумал! Теперь понятно, что ты за нее спокоен. Так, значит, тебе не о чем жалеть! Ты многому ее научил!
  - Наверное, так и есть... У меня не осталось чувства, что я ей не успел что-то сказать. Эмми всегда знала, что она для меня - всё! Только одна мысль не дает мне покоя... Как было бы лучше? Если бы состоялась свадьба, и она, наконец-то, стала моей женой... Или лучше так, как есть?
  Аманда пожала плечами и задумалась в поиске ответа.
  - Я думаю, неважно. Если бы вы успели пожениться, ничего бы не поменялось, навряд ли ей было бы легче потерять тебя, - добавил Джони.
  Я лишь молча согласился. А Аманда переключилась на Джона.
  - Ну, а тебе есть что вспомнить?
  Пока Джони грузился мыслями, я подумал, как хорошо, что Аманда оказалась с нами! Навряд ли мы бы стали с парнями заводить такие разговоры, когда и так все уже давно знаем друг о друге.
  - Я постоянно думаю о Рике... Жалею, что так мало проводил времени со своим младшим братом! Я и сам почти вырос без отца, он всю жизнь провел в командировках. Мама на меня возлагала большие надежды, часто просила помочь ей в воспитании Рика. Да и сам он тянулся ко мне, подражал...
  А я считал его обузой, давая понять маме, чтобы мне его не навязывали: вы, мол, родители, вы и занимайтесь им.
  Как старший брат, я мог бы его многому научить... Рик скоро пойдет в школу, а вдруг ему там будет сложно... И он не будет знать, как ему поступить!
  А меня уже не будет рядом... - Джони сильно расстроился, его глаза налились слезами, голос задрожал. И я решил немного его отвлечь.
  - Да ладно тебе, не вини себя в этом! Лучше вспомни, как мы его брали с собой на отдых на пляже, скидывали его в воду! Помнишь, как ему было весело с нами? Вспомни, как мы его водили по выходным в парк аттракционов! У Рика все будет хорошо! У вас замечательная мама, которая вырастила тебя, и поднимет Рика. Да и отец, возможно, перестанет так работать! Может, он сейчас задумается, что потерял тебя, так и не успев по настоящему узнать! Возможно, ему захочется наверстать упущенное, и он станет настоящим отцом твоему братишке!
  - Я тоже надеюсь на это! Я так и не успел купить ему тот вертолет! - Джони вспомнил о игрушечном вертолете, который выпрашивал Рик, когда мы в последний раз водили его в парк.
  - Какими глазами он смотрел на витрину магазина, увидев игрушку своей мечты.
  - А почему вы не купили его?!
  - Я пообещал подарить его на Новый год! Рик с нетерпением ждал, когда он наступит. И каждый день спрашивал, не забыл ли я о подарке? - по щекам Джона потекли слезы, он отвернулся в сторону и больше не мог выдавить ни слова.
  Аманда села с ним рядом - с чувством вины за неудобные вопросы.
  - Интересно, как там Майки? - на этот раз Эрик решил переключить наши мысли.
  -Так не хватает мобильника! Взять бы сейчас, набрать его номер, узнать, как дела...
  - Эх, дружище, представь, что мы очутились в том времени, когда еще не было ни мобильников, ни простых домашних телефонов, ни, тем более, интернета! Времени, когда люди писали весточки и с гонцами их передавали.
  Сэми грустно посмотрел на меня:
  - Мы даже и на это не способны, Тео!
  Аманда привела Джона в чувства. Они сидели чуть дальше от нас и мило ворковали. Было непривычно видеть Джона таким влюбленным. Сэми даже не старался им помешать, хоть ему явно этого очень хотелось. Всю ночь мы болтали, вспоминали нашу бурную жизнь, смеялись, грустили... И эта ночь пролетела быстро.
  А потом наступил рассвет. Это настоящее зрелище, сидя на необитаемом островке посреди океана наблюдать за восходом солнца.
   Увидеть, как оно медленно показывается, казалось, прямо из воды, а затем гордо поднимается над переливающимися волнами. Мы все замерли от этого захватывающего дух зрелища.
  С наступлением рассвета мы, как и договаривались, отправились на поиски домика на побережье. Я помнил лишь примерное место, точнее, как оно выглядело по фото в турфирме.
  - Утренняя пробежка по океану - это отличный способ взбодриться, - восклицал Джони, радостно перепрыгивая через волны.
  Добравшись до берега, мы очень быстро передвигались по побережью, не давая Аманде поддаться искушению затащить нас изучать достопримечательности.
  Мы уже не знали, куда податься, в каком уголке побережья находится тот дом. Мне становилось неудобно перед ребятами, что вместо обещанного отдыха они вынуждены искать мою прихоть.
  - Не, ну это уже слишком! - Эрик нахмурился и, сделав уставший вид, плюхнулся на песок.
  Сэми с Джоном последовали его примеру, одна Аманда стояла бодрая, готовая дальше продолжать поиски, а мне лишь оставалось развести руками....
  - А что, если... - Аманда сделала задумчивое лицо и, не договорив, поглядела на очередь, которая выстроилась к самолету, проводящему экскурсии над океаном.
  - Точно, Аманда! Молодец! С высоты мы его быстренько отыщем! - Сэми подскочил и кинулся бежать к столпившимся за билетами людям.
  - А что это наш пилот сразу-то не мог догадаться? - Аманда нахмурила брови и двинулась за ним. Джони прислонился губами к ее щеке и шепнул: " Потому что ты здесь самая умная!". Затем подмигнул Эрику, добавив: "Без обид, дружище".
  Мы запрыгнули внутрь отправляющегося самолета, скромно присели на пол, а Сэми, естественно, наблюдал, как пилот управляет машиной, он не мог спокойно сидеть пассажиром.
  Через несколько минут мы закружились над океаном, глядя в окна, в поисках знакомого местечка.
  - Интересно, вот я всегда представляла, что душа может летать высоко, быстро перемещаться из одного места в другое ... А, оказывается, нет. Мы лишь способны запрыгнуть на высокое здание, быстро бегать... Почему?
  Аманду мучил тот же вопрос, что и нас! Я тоже задумывался над этим. Было бы удобно: понырять в океане и через пять минут очутиться с Эмми... Так можно было и по всему свету путешествовать!
  - В фильмах насмотрелась? - с усмешкой спросил у нее Джон.
  - Ой, а ты, наверное, прямо знал, как все это будет? - Аманда скорчила рожицу, а в конце еще и показала Джону язык!
   Сэми вышел из кабины пилота и гордо начал стукать себя кулаком в грудь.
  - Ну, где гений? Вот гений!
  - Давай, выкладывай, гений, что там нарыл? - Джон уже приготовился услышать очередную ерунду.
  - Вам нужно на это посмотреть! - так же гордо ответил наш знаток и попросил проследовать за ним.
  - Смотри, Тео, по-моему, мы ищем это место?!
  У пилота висела подробная карта, по которой разбирался, видимо, только Сэм. Мы ничего не понимали - я лишь сумел разглядеть на ней знакомое название.
  - Ммм, думаю. да... Хотя я был точно не уверен.
  -Так, значит, нам нужно будет ...Угу... Затем... Ага...И потом повернуть туда... - Сэми, проводя пальцем по карте, сосредоточенно рассуждал сам с собой.
  - Все, план готов! Как приземлимся, ваш покорный слуга и бесплатный гид доставит вас, мои заблудившиеся туристы, на место!
  - Уффф, ну, слава Богу! Надеемся, что наш гид хоть немного смыслит в картах, - Джони решил подколоть возгордившегося друга.
  - Молодец. Сэми! Я радостно похлопал его "сквозь плечо", и мы с нетерпением, пока Сэми держит в голове картинку, ждали, когда самолет пойдет на снижение, чтобы из него выпрыгнуть.
  - Интересно, а что будет, если попробовать выскочить на высоте? - Аманду все еще терзал этот вопрос.
  -Точно уж не разобьемся! Но, думаю, лучше не рисковать, - я грозно посмотрел на Сэма с Джоном, зная этих экстремалов.
  - Что уставился так? Моей девушке это интересно! - Джони стал медленно двигаться к двери.
  - Джон, я же в шутку... Так, стоп, даже не вздумай! - но было поздно: Джони уже половиной туловища оказался в открытом небе. Затем со смехом вернулся обратно.
  - А никак! Представьте, как будто к ногам кирпичи привязали, с места не смог сдвинуться. Затем он сделал еще пару неудачных попыток, за ним Сэм с Эриком, ну, и мы с Амандой тоже захотели в этом убедиться.
  - Если нельзя нам подняться выше положенного, значит, так нужно! - сквозь шум кричала Аманда.
  - Наступит день, и мы туда поднимемся, - добавил Эрик.
  - Видимо, пока наше место на земле! Я решил, что нас всех туда отправят, когда наступит сороковой день.
  Решив выяснить, какая высота нам доступна, мы так и летели, высунув "каменные ноги" наружу.
  - О, чувствуете, отпускает? - Сэми стал потряхивать ногой, и мы все заметили это расслабление, будто занемевшие ноги стали теплеть. Это первое, хоть какое-то ощущение за последние дни на моем теле. Когда самолет опустился еще ниже, настало наше привычное состояние, и мы, поняв, что уже можно, спрыгнули в океан.
  - Ах, как здорово! Представьте, я знаю, что со мной уже ничего не сможет случиться, и все равно со страху закрыла глаза, - Аманда, переполненная адреналином, с восторгом побежала по океану.
  - Нам нужно туда!- Сэми крикнул отдалившейся от нас Аманде, которая от эмоций потеряла ориентацию, и повел нас всех за собой.
  - Вон оно! - Сэми показал нам в сторону побережья. - Я оглянулся на то место, с которого мы начали поиски. Издалека там казалось очень много домиков, будто они стояли один на другом, и посмотрел в сторону, к которой так уверенно бежал Сэми - домов на ней не было видно.
  - Ты уверен, что нам туда? - я решил все-таки его переспросить.
  Сэми ничего не ответил, лишь продолжал двигаться в том направлении.
  Нам ничего не оставалось, мы покорно шагали за нашим гением, тем более, других вариантов не было.
  Примерно в километре до побережья Сэми остановился и стал всматриваться вдаль, затем резко развернулся к нам и затанцевал на воде.
  - Я же говорил, что я гений! - он задрал голову вверх, свысока на нас поглядывая.
  - И, правда, виднеется что-то похожее! - я глазам не верил, оглянувшись по сторонам, я начал узнавать то место с картинки.
  Я напрыгнул на Сэма с радостными воплями, и мы со всей скоростью помчались туда.
  - Вот оно! Райское место, в котором должны были провести медовый месяц мы с моей маленькой миссис...
  Я увидел этот домик, стоящий на самом побережье, вокруг него огромные цветущие сады! Все было намного лучше, чем на картинках! Уединенное, прекрасное местечко, созданное только для двоих...
  -Да, Эмми бы здесь точно понравилась! - воскликнула восхищенная Аманда!
  Я и сам не знал, зачем я их сюда притащил? Красивых мест на побережье и без этого много... Но я бы не успокоился, если не увидел это место! Я его так тщательно выбирал, продумывая все до самой мелочи, чтобы моей миссис понравилось! И я убедился, что место выбрал правильное! Я бродил по территории, разглядывая необычный интерьер, сделанный под старину, но в современном стиле, растения, открывавшийся вид на океан, пляж, с которого мы могли бы провожать солнце... Кругом бассейны... Хотя зачем они, если в ста метрах океан...
  Знала бы Эмми, что я добрался до нашего места... А она так и не увидит эту красоту... Но одно греет душу: сюда вскоре приедут мои родители, и уж они-то точно пару дней будут ходить с открытыми ртами! Знаю свою маму - она еще побоится прикасаться здесь ко многим вещам и отца заставит ничего не трогать - из-за страха поломать что-нибудь, а потом всю жизнь расплачиваться.
  - Дэн, захвати полотенце! - я вздрогнул, услышав женский голос. Обернувшись, увидел молодую девушку в купальнике, которая бежала в сторону пляжа.
   Ребята тоже ее заметили, и Сэми, конечно, не сдержался.
   - Ого, какие формы! - он на полусогнутых ногах пристроился позади бегущей девушки, и пытался поймать ее. Но его руки проскальзывали мимо.
  - Лия, меня подожди!
  - А вот и Дэн! - крикнул я заигравшемуся Сэму.
  Сэми повернулся и замер! Прямо на него неспешной походкой надвигался огромный накачанный парень.
  - Меня точно не видно? - испуганно переспросил нас Сэми.
  - Если бы он видел, что ты хотел сделать с его подружкой, то, скорее всего, ты был бы уже закопан в песок! - Аманда рассмеялась и ревниво поглядывала на Джона, следив за его реакцией на пышногрудую блондинку.
  -Так значит, мы должны были приехать сюда на смену этой парочке!?
  - Ага, у них, интересно, тоже медовый месяц? - не отрывая глаз от блондинки, размышлял Эрик.
  - Не парься, дружище! Если бы она тебя встретила, то, наверняка, бросила бы этого качка! - Джони подразнил Эрика.
  - Пойдемте в дом, пока эта парочка плескается, - я позвал всех за собой. Если честно, было неловко подглядывать за влюбленными, ведь на их месте могли быть и мы с Эмми.
  В доме было два этажа и несколько комнаток. Самая классная - на первом этаже! Одной стены не было вообще, вместо нее стекло, чуть тонированное, а напротив - диван. Я так и представил, как мы сидели бы с Эмми на этом диванчике в обнимку и любовались видом на поднимавшиеся волны.
  - Хочу сказать, что у тебя отличный вкус! - восхищенным взглядом Аманда разглядывала дом.
  - Тише, не отвлекай его! - с улыбкой добавил Джон. - Он в ностальгии! Представляет себя с Эмми!
  - Ты прав, Джони! - мои мысли перенеслись на пару недель вперед. Стою и представляю, как на месте той парочке в этом, уединенном от лишних глаз домике, были бы только я и она...
  Я, не поворачиваясь к остальным, продолжал рассуждать вслух.
  - Чем займемся? - Эрик решил отвлечь меня от грустных мыслей.
  - Может, прогуляемся по океану, как и вчера? - не зная других вариантов, ответила Аманда.
  У меня были лишь мысли об Эмми, я страшно соскучился по ней, особенно, глядя на влюбленных кругом, на отдыхающей в этом домик парочке и на Джона с Амандой! Мне не терпелось помчаться к моей маленькой миссис.
  - Я возвращаюсь в штат! - я решил немногословно отрезать ребятам, чтобы они даже не пытались меня уговорить на очередные с ними приключения.
  - Ну, ты, в принципе, так и хотел... Добраться до домика и вернуться к ней, - скромно пробурлил Сэм.
  - Ты даже не посмотришь, как я прокачусь верхом на тигре в джунглях? -возмущенно, но с юмором, спросил Джони.
  - Разве ты не хочешь взглянуть на то, как Джони покоряет жирафа? - скрестив перед собой руки, поддержала его Аманда.
  Они все знали, что уговаривать меня бесполезно: я все равно не останусь и отправлюсь к моей маленькой миссис. Так, пытались сгладить обстановку и напоследок немного поприкалываться, рассказывая мне о своих ненормальных планах.
  - Этот домик уже занят, ребята! Мне бы не хотелось мешать этой парочке, отдыхающей в нем... Вы же знаете меня! - обратился я к парням, исключая Аманду. - Знаете, для чего я поехал с вами? Я посмотрел своими глазами, раз уж выпала мне такая возможность... Теперь я возвращаюсь к Эмми!
  А вам желаю удачного отдыха! Да так, чтобы я слышал ваши радостные крики в нашем маленьком штате, и знал, что вы отрываетесь на полную катушку, не отказывая себе ни в чем!
  - Тео... Так жаль, что тебя не будет с нами... - Аманда нахмурила брови и сделала печальное лицо.
  - Я всегда с вами! -с улыбкой ответил ей я.
  - Обратно ты тем же путем?
  - Не знаю, Эрик, доберусь до аэропорта Сан-Диего. Там решу, как лучше!
  - Проведаешь Майка? - спросил Сэми.
  - Обязательно! Сначала заскочу посмотреть, как там Эмми, и сразу к нему!
  Они еще минут десять давали мне наставления, как родители в детстве. Как быстрее добраться до аэропорта, чтобы я не делал попыток спрыгнуть с высоты, и так далее...
  - Все! Хватит! Я вас всех жду дома! Теперь я вам дам наставления, господа и дама! - я по очереди с угрожающим видом посмотрел на каждого. - На все про все у вас неделя! Учитывая, что ваши ночи равны дням, отрывайтесь на всю катушку и возвращайтесь домой! Не забывайте, что не за горами и сороковой день!
  Я немного сбавил громкий тон:
  - Я думаю, каждый из вас захочет провести время с теми людьми, с которыми провел большую часть жизни! - я взглянул на Джона, пытаясь прочитать в его глазах, понял ли он, что я говорю о его маме с Риком. На Аманду, которая, опустив глаза, подумала о родных. На Эрика, который уставился на меня, зная, что я в курсе его проблем с родными. Затем перевел взгляд на Сэма, которому было совсем все равно, что я говорю, но он, как всегда, очень серьезно качал головой, соглашаясь со всеми моими словами.
  - Ладно, я понял, что связываться с вами бесполезно! На самом деле, желаю вам лучшего отдыха! Теперь вы должны понимать, что, черт возьми, он последний! И больше никогда вы не соберетесь вот так, просто, вместе, на берегу океана! Помните об этом, друзья, каждую минуту! И не упускайте возможность творить невероятные, безбашенные, как вы это умеете, поступки! Живите секундами и наполните их - позитивом!
  Все радостно закричали, обнимая меня, и вдохновленные на последний, суперский отдых, провожали, пока я не исчез, занырнув на дно океана. Да, именно так я решил добраться до берега... Для меня это тоже был отдых: еще раз взглянуть на мир. Мир, которым живет он - океан, бескрайний, сильный океан...
  Я сравнивал свой внутренний мир с ним. Смотришь на него и видишь спокойствие, а ближе к вечеру поднимаются небольшие волны... Ночью он может не на шутку разбушеваться! Так и я пытался скрывать всегда свои проблемы от Эмми, но она все же замечала небольшие "волны". А ночью, когда моя миссис засыпала, было для меня самое время вспомнить о всех своих проблемах - и внутри все "бушевало", прямо, как в океане!
  
   Терпение
  Тем же ходом, что привел нас в Сан-Диего, я добрался до штата. Меня не было пару дней, а, казалось, прошла целая вечность.
  На улице заметно похолодало, я это понял по прохожим, одетым в теплую одежду.
  День подходил к концу, и я торопился домой, ожидая там увидеть мою Эмми.
  Еще с улицы я заметил свет в наших окнах и радостно помчался домой.
  Ворвавшись в гостиную, я, наконец-то, увидел ее! Эмми сидела на окне, слушая песни, которые проигрывал телефон Джейн.
  Она спокойна, задумчива, глядела в окно, на лице никаких эмоций...
  - Я с тобой! Я пришел, Эмми... - Я подошел к ней, провел рукой по ее волосам, обнял за плечи.
  - Знала бы, как это... - я не мог найти подходящего слова. Это не боль (я ее не чувствую теперь), это нечто другое... Намного сильнее.
  Я сжимал кулаки, не чувствуя в них никакой силы, от злости стучал ими по стеклу. Что это? Это самая ужасная пытка! Моя Эмми совсем рядом, я ее вижу, слышу, могу к ней прикоснуться, но ничего не почувствую... И она - тоже. Сама смерть оказалась не так страшна, как возможность пережить эти сорок дней после нее. Находясь рядом, невидимым призраком, который ни на что не способен...
  Эмоции взяли верх, впервые за эти дни я рыдал, метался из угла в угол по нашему дому, пытаясь не смотреть в ее сторону: видеть неподвижно сидящую Эмми мне становилось только больнее. Я с размаху пытался стукнуть по чашке, пытаясь уронить ее. Но ни она, ни другие предметы не поддавались воздуху - по-другому мои движения было не назвать. Это не кино про приведение, в реальной жизни такое не прокатывает. Мне так хотелось дать ей знак, хоть какой-то знак, чтобы она поговорила со мной. Пусть бы поплакала, но не сидела вот так, часами, молча, не проронив ни одной слезы...
  Грустные треки, игравшие по порядку, сменились на рингтон звонка. Эмми кинула взгляд на телефон и оживилась.
  - Миссис Мараллис? - звонила моя мама. - Я подошел ближе к ней, чтобы услышать ее голос.
  - Эмми, как ты деточка? Почему не заезжаешь к нам?
  - Я бы рада, но Джейн загрузила меня на работе, перед праздниками столько дел, что она одна не справляется с наплывом покупательниц.
  - О, извини, ты, наверное, отдыхаешь, а я...
  - Нет, нет, все в порядке. Я как раз... Смотрю кино по телику, - Эмми соврала, не признаваясь, что несколько часов грузилась мыслями.
  - Я по поводу поминок... Скоро сорок дней, я хотела узнать у тебя, будут ли присутствовать твои родители, Джейн? Я соберу всех в нашем доме.
  Эмми, услышав про сорок дней, изменилась в лице и, закусив до крови губу, повернулась в окно.
  - Эмми? - мама тихонько напомнила о себе.
  - Я позвоню завтра маме, узнаю, приедут ли они, а насчет Джейн могу сразу сказать, что она будет.
  - Хорошо, тогда завтра буду ждать от тебя звонка! Или, если надумаешь заехать, мы будем очень рады!
  - Спасибо! Я постараюсь, но не обещаю. Спокойной ночи вам.
  - И тебе, Эмми!
  Сделав несколько глубоких вдохов, Эмми посидела еще пару минут и спрыгнула с подоконника.
  - Скоро сорок дней... Боже, как давно я тебя не видела... Мой мистер!
  Она налила стакан воды, выпила его одним разом и прошагала в спальню.
  Переодеваясь, она все так же смущенно отворачивалась к стене, будто зная, с какой стороны я сижу.
  Моя миссис постелила кровать, как всегда, для двоих, забралась под одеяло и закрыла глаза. Я, успокоившись, лег с ней рядом и тихо, без мыслей вслух, чтобы Эмми не пугали никакие сны, связанные со мной, провалялся до рассвета.
  Эмми никак не реагировала на звонящий будильник, который звонил каждые пять минут. Но все же после третьего раза она встала за телефоном, лежащим на тумбочке. Эмми считала, что только, когда до телефона нужно дойти, только так она способна встать с кровати. А если оставить его под подушкой, то будильник на телефоне становится бесполезным.
  - Еще хотя бы часик, - она сонно пробормотала телефону и перевела будильник.
  Затем с полузакрытыми глазами потопала к кровати и вновь завалилась спать.
  Через десять минут телефон снова зазвонил, но это уже был не будильник - хуже! Это была Джейн, которая не станет перезванивать хотя бы с интервалом в пять минут - она трезвонит до упора.
  Эмми, поняв, кто нарушает ее сон, пыталась всячески задержаться в кровати: накрыла голову подушкой, натянула вдобавок одеяло, но настойчивую Джейн сложно унять, и Эмми со злобным лицом соскочила с кровати.
  - Сама виновата! - сказала она фотографии Джейн, появляющейся при звонке, и достала из телефона батарейку.
  - У меня внеплановый выходной! - с ехидной улыбкой добавила она и спокойно отправилась обратно - в кровать!
  Мне даже стало интересно: осмелится ли на этот раз Джейн приехать к Эмми. Или она еще не купила каску?
  Я наблюдал в окно, но Джейн не было на горизонте. Но на моих глазах случилось другое.
  Увидев, как маленькая машинка, в попытке припарковаться, вот-вот стукнет соседнюю, я не сдержался и закричал.
  - Ну, куда ты едешь?! Слепая, что ли? - раздался грохот, и случилось то, чего я и ожидал. -Точно, слепая, - добавил я, увидев, как из машины выскочила перепуганная девушка.
  Ну, вот и еще одна помеха сну моей маленькой миссис... Сигнализация поврежденной машины запищала на весь квартал.
  - Как же все достало! - Эмми бормотала, уткнувшись лицом в подушку.
  После неудачных попыток заснуть, не обращая внимания на шумиху во дворе, она все-таки нехотя встала с кровати. И сигнализация тут же перестала кричать.
  - Ну, конечно! Так всегда и бывает, - возмущенно сказала Эмми.
  - Соседи! Давайте, начинайте сверлить, колотить, что у вас еще там? А не то я лягу спать! - она смотрела на потолок, обращаясь к жильцам сверху, запугивая их своим сном.
  - Мой мистер! Ты видишь, что происходит? А ты оставляешь меня одну в этом несправедливом мире, - она не всерьез, а, как всегда, с иронией обратилась ко мне.
  - Если бы я только смог что-то для тебя сделать... Ни один звук не посмел бы помешать тебе, моя миссис, - я ответил ей, пока она протирала глаза, глядя в окно.
  - Вот только тебя мне не хватало, - Эмми сделала недовольное лицо, увидев знакомого.
  - Джейн, - подумал я и посмотрел через ее плечо на улицу.
  - Миссис Уотсон? - не ожидал, что к Эмми завалится ее мама.
  Я выскочил на площадку посмотреть, не ошибся ли. Оказалось, нет! Мисс Уотсон, как всегда, выглядела довольно строго, сняла шляпку, поправила прическу, достала зеркальце, поправила помаду на губах, и только после этого позвонила в квартиру. Эмми уже ждала ее звонка и стояла у дверей.
  - Здравствуй, дочка! - строго отрезала миссис Уотсон.
  - Проходи, - буркнула Эмми и, повернувшись спиной, пошагала от дверей.
  - Эмми! У меня сумки! - намекнула на помощь мама удаляющейся на кухню нахалке.
  - Конечно, конечно! - она подогнула рукава на моей рубахе, которую постоянно носила, и принялась собирать развалившиеся по полу пакеты.
  - Ты что, жить ко мне переехала? - из-под брови глянула Эмми.
  - Я тебе все сейчас покажу! - миссис Уотсон деловито подняла голову и пошла в гостиную, не прихватив по пути ни одного пакета, которые тащила Эмми.
  - Скоро Новый год! Я решила привезти тебе подарочки... Кстати, родственники, с которыми ты так и не удосужилась встретиться, тоже тебе кое-что передали.
  Эмми нахмурила брови и грозно глянула на маму, чтобы та даже и не начинала портить ей настроение.
  А миссис Уотсон, сделав вид, будто все прекрасно, принялась распаковывать пакеты.
  - Это очень дорогой крем! Натали тебе его передала, сказала, что снимает следы усталости с первого применения! Я говорила ей, что твое лицо стало серым. Так, а это набор французской косметики! Тоже, кстати, от Натали, - Эмми подняла бровь, с удивлением глядя на бесцеремонную маму.
  - Это подарок от тети Тери, она тоже поздравила тебя с Новым годом. И мама положила коробку, перевязанную бантом, прямо в руки Эмми.
  - Ну, а это от нас с отцом! - и она протянула Эмми коробочку с новым телефоном.
  - Мама... Ну, зачем?
  Я хорошо знал Эмми. Ей было не неудобно, что родители потратились - он ей и правда был не нужен.
  - Ну, мы подумали, как ты без связи, и решили потратиться! - миссис Уотсон сама себя и похвалила.
  - Ну, давай, открывай, что там? - она глазами показала на коробку, которую держала в руках Эмми. - Ты же знаешь тетю Тери, она всегда дарит оригинальные подарки, - продолжала она нахваливать родственников , пока Эмми неохотно распечатывала коробку.
  - Кружки? - с улыбкой спросила Эмми.
  - О, какие прекрасные кружечки! - не отступала мама. Интересно, что бы она сказала, если бы в коробке лежал носовой платок: "О, какой прекрасный платок"?
  Эмми достала из коробки одну кружку, и я увидел, что на ней изображено. Но она еще не успела заметить, и так же, с улыбкой, стояла, глядя на подарок.
  - Спасибо тете Тери! Передай ей, мам, что ее подарки великолепны! - пытаясь выдавить из себя искренний восторг, громко сказала Эмми.
  - А зачем две? Эмми пожала плечами и потянулась за второй кружкой. Она изменилась в лице, руки задрожали, и кружка вывалилась из рук, не разбившись, упав на ковер.
  - Зачем? - дрожащим голосом спросила она не понимающую миссис Уотсон. И развернула к ней кружку, на которой было мое фото, а та, которая упала, была с фотографией Эмми.
  Она медленно положила подарок на диван и, закрыв лицо рукой, вышла из комнаты. Я прошел за ней на кухню, грозно озираясь на миссис Уотсон.
  - Какая же вы! - даже слов нет, чтобы описать ее маму, которая думает лишь о себе и своей родне, совсем не понимая родную дочку.
  Эмми схватила кружку, плеснула в нее воды и откинула графин. Она всеми силами пыталась держать себя в руках. Затем применила свой способ: сделала несколько глубоких вдохов, подняв голову и закрыв глаза, про себя досчитала до десяти, и напоследок еще один, глубокий, облегченный выдох.
  - Ну, я же не знала, что там! - все так же, без капли жалости к моей миссис, возмущенно отрезала миссис Уотсон.
  - Я заберу с портретом Тео домой, а вторую оставь себе, -продолжала она давить на разозленную Эмми.
  -Уйдите лучше сами! - подойдя к ней, я прокричал прямо в лицо этой наглой, глупой...
  - Я думала, ты меня поняла после нашего последнего разговора. Но, увы... Я ошиблась.
  Эмми смотрела на нее абсолютно пустыми глазами, ее губы почти не шевелились. Я был жутко зол, почему моя Эмми всячески старается держаться, а ей никак не дают? Почему близкие люди не могут ее понять...Поддержать?!
  - Отлично! Даже сейчас виновата мама! В том, что приехала поздравить с праздниками свою дочь!
  Эмми не ответила, продолжала спокойно заваривать кофе только себе, при этом тихонько напевала себе под нос какую-то песню.
  Я знал, если она сейчас заведется, то ее будет не успокоить, и она, видимо, тоже это понимала, решив не реагировать.
  - А мне ты ничего не предложишь? - выпучив на нее глаза, возмущенно спросила миссис Уотсон.
  - Что именно? - не оборачиваясь, спросила Эмми.
  - Хотя бы воды тебе для матери не жалко?
  - Нет, не жалко, - стояла на своем Эмми и плеснула в кружку воды, поставив ее перед носом мамы, которая явно ожидала чего-то большего.
  Я молил миссис Уотсон, чтобы она больше ни слова не произносила, сменила тему, на худой конец, а лучше, чтобы и вовсе ушла.
  Эмми сама решила перевести тему.
  - Вчера звонила миссис Мараллис, спрашивала, приедете ли вы с папой на сорок дней, они соберут всех у них дома, - Эмми продолжала разговаривать с ней, стоя спиной.
  - Конечно, приедем! - восклицала миссис Уотсон.
  Эмми, наконец-то, обернулась, приподняв бровь, глянула на маму.
  - Хм, неожиданно! - ответила она, наверное, припомнив день похорон, на который так и не явилась миссис Уотсон.
  - Не нужно на меня так смотреть! Тео мне тоже был не чужим.
  Тут даже я удивился и усмехнулся: "И на этом спасибо!".
  - Или ты так не думаешь? - продолжала неугомонная мамаша.
  - Все в порядке, мы вас будем ждать, - последовал немногословный ответ от Эмми.
  Конечно, ей было, что припомнить, но моя миссис - умница! Держится отлично.
  Обстановка была накаленной, каждая из них в любой момент была готова взорваться, но телефонный звонок спас ситуацию.
  - Джейн! - радостно ответила Эмми.
  - Я каюсь! Проспала. Что? Ты уже подъезжаешь? Тогда собираюсь и выхожу! - Эмми не давала и слова вставить Джейн, сделала так, как ей было сейчас нужно.
  - Вы куда-то собираетесь? - миссис Уотсон, не понимая намеков, осталась сидеть, попивая воду.
  - Да, нужно уже бежать на работу к Джейн! - Эмми суетливо начала допивать кофе, делая вид, что очень торопится.
  - Ты теперь там работаешь? - возмущенно спросила она.
  - Временно! Помогаю ей перед праздниками.
  - Теперь осталось только за прилавком стоять, - обвиняя Эмми в необразованности, отрезала эта злодейка.
  - Может, тебя подвести куда? - полностью проигнорировав ее слова, поинтересовалась Эмми.
  - Можно! А, хотя, нет, не нужно! Я пробегусь по в магазинам в вашем районе.
  Эмми, повеселев немного, побежала одеваться.
  Миссис Уотсон, кажется, сдалась, и тоже пошла за своей одеждой.
  Они молча вышли на улицу. Эмми стала беспокойно смотреть по сторонам в поиске машины Джейн. Миссис Уотсон не торопилась, видимо, и решила подождать с ней вместе.
  Эмми повезло - из-за угла вывернула машина, Джейн смекнула и быстро прилетела к нашему дому.
  - Ну, все, пока! - она помчалась к подруге, крикнув маме, которая тоже двинулась по магазинам.
  Ну, вот и прекрасно! Все закончилось. И, вспомнив про обещание ребятам, двинулся в больницу к Майку.
  - Ну, привет, дружище! Рассказывай, как ты тут? - я увидел Майка, который неплохо выглядел. Ссадины на лице стали еле заметны, но он по-прежнему был лежачим.
  Он не спал, и на лице было явное беспокойство. Я решил подождать врача, или хоть кого-то, кто прольет свет на его состояние.
  - Эрик, Джони и Сэм сейчас купаются в океане! - разговаривал я с близким другом. - А еще с ними девушка - Аманда, кстати, благодаря тебе, Джони с ней познакомился. Она лежала в соседней палате.
   - Нам тебя не хватает! Хотя нет, что я говорю?! Не та ситуация...
   Сэми с Джоном все такие же, весельчаки, как живые! А Эрика вообще не узнаю! Он, оказывается, далеко не скромняга. За каждой юбкой бегает теперь наш Эрик.
  Знал бы ты только, где нас носило... Ты, наверное, догадываешься, что нам не скучно, - рассмеялся я.
  В палату вошла та медсестра, которую мы и раньше здесь встречали.
  - И как тут наш больной? - с улыбкой спросила она у Майка и принялась поправлять проводки, проведенные к нему.
  - Ирэн! Ну, дай мне позвонить! Судя по тону, Майки не впервые просит телефон.
  -У меня нет с собой, я опять его забыла в кабинете! - соврала медсестра.
  - Тогда скажи, что с ними? - меня осенило: Майки еще ничего не знает! Он не знает, что нас нет.
  Медсестра молча делала дальше свою работу.
  - Скажи, - настаивал Майк, не сводя с нее глаз.
  - Я уже тебе отвечала на этот вопрос! С ними все хорошо! - пыталась отовраться медсестра!
  - Точно?
  Девушка опустила глаза вниз и вышла, оставив без ответа лежащего Майка.
  Майки закрыл глаза и грустно сказал: "Я же чувствую, что-то не так!".
  - Бедняга, переживаешь за нас... - я подошел к его кровати.
  Майки не открывал глаза, я понял, что он уснул, видимо, под действием лекарств.
  Я решил пробежаться за той медсестрой, может она будет разговаривать с кем-то о его состоянии?
  Она вошла в кабинет, где было много людей в белых халатах, и объявила всем: " В тридцатой пациент постоянно выпытывает у меня, что случилось с его друзьями... Я прошу вас - не давайте ему телефон! Его состояние не потерпит стресса! Поэтому, любой хитростью переводите тему, уходите, молчите... Но не говорите ему правду!". Девушка правильно делает, бережет здоровье Майка! Коллеги ее поддержали. Но про состояние Майка я так ничего и не услышал, она уселась за стол и принялась что- то записывать в тетрадь.
  Я побрел обратно к нему в палату.
  - Так, тридцатая! - задумчиво сказала девушка, которая несла поднос с лекарствами.
  - Вы не спите? - спросила она тихонько у Майка. Тот открыл глаза и помотал головой.
  - Вот, это нужно выпить сейчас, а это на ночь, - девушка пододвинула тумбу, чтобы Майки смог дотянуться и развернулась к выходу.
  - Подождите! - громко сказал он. Я уже догадывался, что он хочет попросить.
  - Вы не могли бы дать мне позвонить? Это очень срочно! - настоятельно просил он.
  - Да, конечно! - дружелюбно ответила девушка! Вам подать ваш телефон? Он работает?
  - Он где-то рядом? - удивился Майк.
  - Конечно, лежит вместе с вашими остальными вещами. И она потянулась на полку, где была кучкой сложена одежда Майка, часы, ключи и другие его вещи.
  На лице Майка появилась надежда, а я уже напрягся. Девушка была не виновата, ее не было в тот момент в кабинете, когда медсестра всех предупреждала. Она просто сделала доброе дело для лежачего больного.
  Она подала ему телефон и вышла в коридор. Майки с нетерпением стал включать его, торопясь, чтобы никто не успел ему помешать. Я молился, чтобы мобильник оказался разряжен, но, увы, экран загорелся.
  Я встал рядом с кроватью, чтобы видеть, кому будет набирать Майк. Он искал в телефоне имя на "Т", я уже догадался, кому он, в первую очередь, будет звонить.
  - Тео! - Майки, найдя меня в списке контактов, нажал на звонок.
  - Аппарат выключен! - Черт!... С... тогда он принялся искать номер Сэма.
  - Аппарат выключен!
  - Да что это? -нервно пробормотал он.
  - Джони, ну, ты-то хоть ответь! - безнадежно разговаривал с трубкой Майки.
  И в телефоне раздались гудки!
  - Уффф! - он вздохнул, ожидая ответа! Я замер.
  - Алло? - раздался голос в трубке.
  - Джони! - радостно крикнул Майк.
   - Подождите, - заторможено сказал голос Рика. - Мама, тут кто-то Джона спрашивает, - прокричал младший брат.
  Майки занервничал, поглядывая на дверь.
  - Алло?
  - Миссис Тэйлор, а могу я услышать Джона?
  На другом конце провода стояла тишина.
  - Вы не знаете? - подавленно спросила она.
  - Что именно?
  - Джона... больше нет! Он погиб...
  Я видел ужас на лице Майка, он молча держал трубку у виска, не решаясь переспросить.
  - Простите, а кто его спрашивает? - спокойно говорила мама Джона.
  Майки беззвучно шевелил губами, пытаясь выговорить свое имя.
  - Это, случайно, не Майк? - переживая за него, переспросила она. -- Майки, это ты? - настойчиво продолжала миссис Тэйлор.
  - А где остальные? - с испугом спросил Майки.
  - Прости, я не сразу поняла, что это ты, - узнала она его голос.
  - Что с Тео? Эриком? Сэмом? - спросил он, в надежде на добрые вести.
  - Как ты себя чувствуешь? - она решила перевести разговор. Но у нее это не вышло.
  - Скажите, что с остальными? - почувствовав неладное, с тревогой повторил он вопрос.
  В трубке была тишина и лишь спустя несколько секунд она ответила:
  - Их больше нет, Майк!
  Я наблюдал, как Майки дрожащей рукой отложил в сторону телефон и, схватившись обеими руками за простынь, закричал нечеловеческим голосом. Его тело тряслось будто в судороге, он рычал сквозь сжатые зубы, затягивая под себя простынь.
  Я не на шутку за него испугался, когда увидел, как на приборах запрыгали цифры.
  Он начал вырывать из рук провода, приподнимая голову, в попытках встать с постели, но падал без сил обратно на подушку. Я выскочил в коридор, пробежался в поисках кого-нибудь, врача медсестры... Почему к нему никто не идет?! Он, может вот- вот себя доведет, а помощи нет. Я с другого конца коридора слышал, как Майк выкрикивает наши имена, как он громко рыдает на все отделение. И вот, наконец, я увидел, перепуганную медсестру: Ирэн пронеслась по коридору в его палату.
  - Тише, тише, тише, успокойся! - она схватила его за руки и, что есть силы, держала. Майки вырывался, не прекращая кричать.
  Медсестра заметила телефон и все поняла.
  - Ты хочешь к ним? - строго спросила она в попытке справиться с Майком.
  - Если сейчас не прекратишь - отправишься, - кричала она на него, сквозь дикие рыдания Майка. В палату залетела еще одна сестра, сделала Майку укол и вышла, не задерживаясь, по просьбе Ирэн.
  - Всё, всё... Теперь сделай вдох, - Майки, наконец-то, стал ее слушать.
  - Молодец, теперь выдох! Молодец!
  Майки быстро дышал, не разжимая кулаки, все так же не отпускал сбитую простыню.
  Медсестра сидела на его кровати, придерживая за руки, и не сводила с него глаз. Поняв, что истерика отступила, она начала мягко с ним разговаривать.
  - Ты узнал про друзей... Я знаю, это больно! Но все же прошу: держи себя в руках! Их уже не вернуть никакими истериками! А тебе нужно поправляться! Раз ты остался жить, то береги себя! В твоем состоянии стрессы очень опасны...
  - Ты сказала, что с ними все в порядке! - Майки посмотрел на Ирэн, обвиняя ее во лжи.
  - А что я должна была сделать? Когда ты пришел в себя, твой первый вопрос был о друзьях... Я не могла тебе ответить по-другому, прости... Но... Мы лечим живых людей...
  Майки отвернулся в другую сторону, он закрыл глаза из которых хлынули слезы, и все сильней и сильней цеплялся за простынь.
  - Держись, дружище! - я обращался к нему, видя его боль.
  - Они не мучились, умерли все сразу, не приходя в сознание. Может, тебе станет от этого легче, - продолжила медсестра.
  - Я в ту ночь дежурила и была на месте аварии в бригаде "скорой помощи". Видела все своими глазами... Тебе повезло, ты выпрыгнул в последний момент из машины, - все так же мягко говорила с ним Ирэн.
  - А я думаю, почему они не приходят? - всхлипывал Майки, не поворачиваясь к девушке.
  Майки с каждой минутой становился спокойней, Ирэн гладила его по руке, которую уже не приходилось держать, и не сводила с него глаз, дожидаясь, когда начнет действовать укол со снотворным.
  - Спи! - шепнула девушка Майку, увидев, как он закрыл глаза, и тихо вышла из палаты.
  - Не переживай за нас, Майки, теперь ты должен прожить за нас за всех! Крепись, - я давал наставления своему другу, с которым нас немало связывало, который только что узнал, что остался один из нас...
  В палату вошел врач, громко хлопнув дверью, а за ним ворвалась Ирэн.
  - Он только что уснул, - шептала она доктору.
  - Мы вкололи ему снотворное, до утра, наверное, проспит!
  - Не спускайте с него глаз! - грозно ответил доктор и вышел.
  Ирэн сбегала в кабинет, принесла от уда все свои тетрадки, которые постоянно приходилось заполнять, и уселась на стул. Расположив их на коленях, принялась работать прямо в палате у Майка. Теперь я был спокоен за друга, убедившись, что он под присмотром, и отправился к Эмми. Подумав, что, скорее всего, они еще в магазине, я решил заглянуть сначала туда. Быстро промчался через два квартала и почти был на месте. Что-то странное происходило! Я привык уже к прохожим, проходя зачастую сквозь людей, на меня, как правило, ни разу никто не обернулся, но тут я чувствовал на себе чей-то взгляд.
  Я обернулся, сверкнув глазами по людям, которые шли по этой улице - все казалось как обычно, они шли, не обращая на меня никакого внимания. Но странное ощущение все равно осталось. Я нахмурил брови и медленно пошел дальше.
  Снова чувство, что за мной следят! Я резко обернулся и замер, изучая каждого прохожего! И тут заметил девушку, одетую явно не по погоде. Среди людей, облаченных в теплые куртки, она была в светлом легком платье. И ничуть не замерзла?
  Она шла в мою сторону, делая вид, что, как и все, не видит меня, но я, чувствуя подвох, не сводил с нее глаз. Вдруг ее глаза повернули в мою сторону и резко обратно. Зрачки забегали, и девушка занервничала, пытаясь понять, заметил я ее взгляд, или нет.
  - Вы видите меня? - я решился спросить, когда она проходила совсем рядом. Но девушка не подавала виду.
  - Постойте! - я решил ее догнать, девушка резко повернулась, увидела, что я ускорил шаг, догоняя ее, и рванула испуганно с места.
  Я помчался за ней, не понимая, почему она не может остановиться, если тоже дух? Чего ей бояться?
  Но она оказалась в сто раз быстрей. Я только вывернул за поворот, за который она забежала секунду назад и увидел, как ее белое платье мелькает на другом конце квартала. А еще через секунду она и вовсе исчезла из видимости. Я ничего не понимал! Кто это? Почему побежала? Но остановил себя на мысли, что, скорее всего, она недавно попала сюда и всего боится. Наверное, увидела еще одного, "одетого не по погоде" и догадалась, что я из ее мира.
  Я не стал шпионить за ней, или пытаться отыскать. На самом деле, духов среди нас бродит очень много, кто-то нарочно не выдает себя, кто-то не понимает, что мы "свои" и проходит мимо! Я, конечно, взбодрился, и пошагал в магазин Джейн, который, как оказалось, был уже зарыт.
  - Значит, Эмми дома! - подумал я и отправился домой.
  Свет горел только на кухне, Эмми распаковывала пакеты с продуктами и бережно раскладывала их на полочки.
  Ее рваные на коленках джинсы едва держались на талии, а белая майка обтягивала ее так, что все косточки были на просвет. И я подумал: хорошо, что Эмми стала покупать себе еду!
  Все довольно неплохо. Она приготовила себе ужин, поставила его на стол и, пока тот остывал, пошла в гостиную.
  - Привет! - сказала она моей фотографии на кружке, которая валялась на диване. -Теперь мы с тобой будем вместе пить кофе? Она нагнулась и подняла с пола вторую кружку, посмотрела на них и улыбнулась, затем поставила их на полочку, где стояла другая посуда.
  - Вот это я понимаю! - восклицал я, видя свою улыбающуюся миссис.
  "Любимой племяннице и ее мужу в день свадьбы!" - Эмми заторможено прочитала текст на приложенной к подарку открытке. Она обхватила голову руками, вцепившись в волосы, молча простояла так минуту и дальше провела глазами по тексту: "Вы сама красивая пара на земле! Желаем жить долго и счастливо! Ваша тетя Тери".
   Моя измученная Эмми и на этот раз не обронила ни одной слезы, как и обещала. Бледная, слегка напоминающая сумасшедшего, она положила открытку обратно в коробку и закинула ее на высокий шкаф, подальше от глаз. В ванной комнате она облокотилась обеими руками на трюмо, опустила голову вниз, приводя себя в чувство, затем поплескала на лицо холодной воды, посмотрела на свое отражение в зеркале, скорчилась и вышла из ванной. Войдя на кухню, она взяла тарелку с ужином, накрыла ее крышкой и поставила в холодильник.
  - Она опять не будет есть! - возмущенно сказал я, вспоминая миссис Уотсон, которая ей испортила день, начиная с раннего утра. Какой тут может быть аппетит?
  Эмми завела будильник и завалилась в кровать.
  
  
  
   Встреча Сэма
  Эта неделя тянулась бесконечно. Я ждал возвращения блудных душ, представляя, где их носит. Надеясь, что они не загуляют и вскоре вернутся.
  Каждое утро за Эмми заезжала Джейн и увозила ее на работу. Возвращаясь вечеру, моя уставшая миссис включала музыку, садилась на подоконник с кружкой кофе и в полной темноте могла просиживать часами. Не было слез, криков, истерик... Она все держала внутри, даже старалась улыбаться, когда что-то говорила мне. Это и было мое желание! Я хотел, чтоб так было, чтобы Эмми была спокойна! Но не до такой степени! Она всегда была полна эмоций, идей, страстей... И чтоб вот так, просто сидеть неподвижно... На нее это не похоже.
  Хорошо, что есть Джейн! Она хотя бы отвлекает ее днем.
  За неделю без парней я успел много, где побывать. Пару дней, пока Эмми трудилась в магазине, я сидел вместе с ними, наблюдая за тем, как она работает, отвлекается ли? Но третьего раза я уже не выдержал в мире женщин, которые бегали по магазину, примеряя все подряд, а Эмми с Джейн терпеливо с улыбками их обслуживали. Я заглянул домой. Мама выглядела неплохо, отец трудился на работе и, в целом , обстановка была спокойная. От безделия заглянул домой к Джону. Его мама тоже казалась в полном порядке, развлекая младшего - Рика. А отца, как всегда, дома не было.
  К Эрику тоже заскочил, но там вообще ничего не напоминало, что когда-то он жил в этом доме. Ни одной его фотографии. Да что там! Вещей Эрика я тоже не заметил в квартире, а его комнату занял младший брат. Мама, видимо, решила разделить близнецов, расселив их по комнатам, раз уж выпала такая возможность.
  К Аманде заходить не стал. Ее семья мне не была знакома. Да и подумал, что там, скорее всего, все спокойно - по словам самой же Аманды.
  Вот и этот день закончился. Эмми погрузилась в сон, а я, как обычно, лежал с ней рядом, поглаживая ее по волосам.
  - Тео! - послышался шепот.
  - Тео, можно? - я узнал голос Сэма, который крался в окно.
  - Ну, наконец-то, вернулись! - я обрадовался, что они сдержали обещание и примчались в штат. - Заходите.
  В комнату по очереди, сквозь стену, вошли все остальные.
  - Тео, дружище! Как ты тут без нас? - спросил радостно Джони, прижавшись и потрепав меня за плечи.
  - Как видишь, все в порядке!
  - Ты не представляешь, где нас носило! - громко завизжал Сэм, в котором бушевали эмоции.
  Аманда радостно улыбалась, качая головой в подтверждение словам Сэма.
  - Да, жаль, что ты не остался! Такие приключения пропустил!
  Я взглянул на Эрика, который скромно молчал.
  - Эрик, тебе, видимо, было не настолько весело, как остальным.
  Он сморщил нос и, обиженно посмотрев на ребят, отвернулся.
  - Не обращай внимание! Мы всю дорогу наблюдаем за его недовольством, - кинул на него сердитый взгляд Джон.
  - А что произошло? - мне стало интересно, в чем причина такого дурного настроения.
  - Он влюбился! - застенчиво шепнула Аманда.
  Мое удивление было написано на лице, я с улыбкой посмотрел на Эрика, но тот не обращал ни на кого внимания.
  - Да ладно тебе, дружище! Что ты, как ребенок, в самом деле? Выкладывай, что у тебя там произошло?
  Подойдя к Эрику, я дружески положил на его плечо руку, чтобы он немного оттаял. Моим желанием было примирить ребят и выяснить, что там за история приключилась с ними.
  - Нужно было с тобой возвращаться, а не оставаться на этом глупом острове, - обиженно пробубнил Эрик.
  - Так, кто-нибудь скажет, в чем дело? Стоят все, только друг на друга вину перекладывают! - мне надоело добиваться ответа. Видно, что все хотят рассказать, что произошло, поскольку сами и начали этот разговор, но начинать почему-то никто не торопился.
  - Когда мы добрались до Африки, Эрик там встретил девушку! - начала Аманда. - Точнее, дух - такой же, как и мы. Она с нами провела несколько дней, хотя мы не собирались оставаться в джунглях, но ради Эрика на пару дней задержались.
  Монифа, так звали эту чернокожую любовь Эрика, с нами наотрез отказалась странствовать, говорила, что не может уйти далеко от племени. Ее родственники, проводят обряды, на которых обязана присутствовать ее душа, говорила она.
  - Неужели Эрик покорил сердце чернокожей красавицы? - поинтересовался я, обращаясь к смущенному другу.
  - О, да! - громко подтвердил Джони. - Мы никогда не видели нашего Эрика таким влюбленным.
  - Так ты обиделся на них, что пришлось возвращаться в штат?
  - Я хотел остаться с ней! - сердито крикнул Эрик.
  - Остаться в джунглях? - переспросил я.
  - А что в этом такого? Здесь я, кроме вас, никому не нужен! А она первая девушка, которая всерьез мной заинтересовалась. Почему, как только я нашел свое счастье, должен отказаться от него? Конечно, Джону легко говорить - он с Амандой вместе! - Эрик кричал на нас, стоя в конце комнаты.
  - Потому что мы договаривались держаться вместе! - крикнул в ответ Сэми.
  - А как давно умерла эта Монифа? - мягко спросил я у разъяренного Эрика.
  - Уже больше месяца прошло! - отрезал он.
  - Ну, вот, видишь! И остался бы ты один в диких джунглях, когда стукнуло бы сорок дней! Не парься так, она ,наверняка, будет ждать тебя там! - я показал пальцем в потолок! - А вы правильно сделали, что забрали его с собой!
  - Эрик, нам осталась неделя! Не будем тратить ее на споры, ругань! Давай проведем ее, как настоящие друзья, которыми мы всегда и были! Никто не знает, что дальше нас ждет. Вдруг, попав туда, мы больше никогда не встретимся? Неужели ты хочешь провести остаток дней обиженным на своих лучших друзей? - отведя Эрика в сторонку, я заставил меня выслушать, поскольку был единственным, на кого он не обижался.
  - Договорились! - буркнул Эрик и подошел к остальным.
  Эмми кашлянула во сне, и мне стало неловко, что, пока она спит, мы тут кричим на всю спальню, даже зная, что она все равно не слышит.
  - Может, пойдем куда-нибудь? - заметил мое состояние Сэми.
  - Да, и вы мне расскажете, где вас носило! - выводя всех из квартиры, сказал я.
  По предложению Джона мы пришли в спортбар. Стулья стояли на столах, света не было - прежде мы никогда не видели это место настолько спокойным. Мы дружно запрыгнули на барную стойку и стали делиться впечатлениями.
  - Ну, Джони, рассказывай! Удалось тебе оседлать тигра?
  - О, да! - он восторженно ответил и спрыгнул со стойки, чтобы наглядно показать мне, как это было.
  - Я забрался на него вот так! - расставил Джон ноги в стороны. - Раскинул руки в стороны и стал дожидаться, пока он побежит за добычей! Это было невероятно! Тигр несся по джунглям с такой скоростью, что я едва мог на нем удержаться!
  - Не страшно было?
  - Нет, - гордо ответил наш смельчак.
  - Ага, только почему-то штаны потом пришлось выжимать! - Сэми рассмеялся, подкольнув друга.
  - А с высоты жирафа все животные, вообще, казались букашками, ползающими по земле! - продолжил Джони рассказывать о своих сбывшихся глупых мечтах.
  - А ты, Аманда? Увидела своих пингвинов?
  - Увидела! - радостно ответила она. - Мы добрались туда на самолете, и уже с высоты, пролетая над океаном, я не сразу даже поняла, что это они!
  Казалось, какая-то огромная, протяженная на несколько километров, темная, шевелившаяся туча оккупировала побережье. Только, когда самолет начал спускаться, я разглядела пингвинов, плотно стоящих друг к другу.
  - Аманда несколько часов бродила среди их любопытных мордашек и каждого разглядывала, - вмешался Джон.
  - Эрик, а ты что молчишь? Надеюсь, удалось заглянуть внутрь пирамиды?
  - Нет! - отрезал Эрик.
  - А что так? - я настойчиво докапывался до него.
  - Настроения как-то не было... - Эрик вновь обвиняющим взглядом посмотрел на веселых парней и Аманду, затем отвернулся.
  - А что? Мы-то здесь причем? Мы ему предлагали посетить его семь чудес света, а он отказался и бродил с нами без настроения все дни, - абсолютно спокойно ответил Джон.
  - Это все из-за нее? - спросил я у Эрика.
  - Да, Тео! Он помешался на своей Монифе! И обвинял нас в том, что мы разлучили влюбленные сердца! И как уже сказали, он весь отдых провел, как бука: все ему было не интересно!
  - И испортил его нам! - Сэм с Джоном в один голос обвиняли Эрика за отдых без настроения, а Эрик их - за разлуку с Монифой.
  - Кстати, я был у Майка! - решил я закончить этот бессмысленный раунд обвинений и сменил тему.
  - Как он? - Сэм спрыгнул со стойки и очутился прямо перед моим лицом.
  - Он в порядке?
  - Да как сказать, Сэми... Я был с ним в момент, когда он узнал, что мы все погибли. Это ужасное зрелище! Майки был не в себе...
  Все замолчали, представив его состояние.
  - Давайте к нему? - предложил Эрик.
  -Точно, нужно его проведать! - Сэм поддержал, Джони с Амандой спрыгнули вниз и направились к выходу.
  - Одно радует - наш Майки под присмотром! Помните ту медсестру? - я с хитрой улыбкой посмотрел на Сэма.
  - Которой ты под юбку заглядывал, - продолжил Эрик, обращаясь к Сэму.
  - Ах, вот вы чем занимались? Бесстыжие духи! - воскликнула Аманда и ревниво стукнула рукой по спине Джона.
  - Я - нет! Я не смотрел! - оправдывался Джони.
  - Она с него глаз не сводит, очень трепетно относится к нашему живчику! - продолжил я, перебивая остальных.
  Мы почти приблизились к больнице, как вдруг я увидел уже знакомый силуэт.
  - Опять она! - шепотом пробормотал я. - Не оборачивайтесь!
  - Ты о ком, Тео? - спросил Сэми, скосив глаза в сторону.
  - Сегодня утром, когда я шел в магазин к Джейн, увидел девушку. Не сразу понял, что она не жива... Но было ощущение, что она давно следила за мной. Когда я попытался с ней заговорить, она побежала с такой скоростью, что я даже и не знал, что души на такое способны. Или я ее чем-то напугал? Или она не желала разговаривать? Я не понял и не придал этому особого значения...
  -Так она идет сзади нас? - прошептал Эрик.
  - Вроде, да! - с сомнением ответил я.
  Сэми то и дело пытался подсмотреть, поворачивая голову, будто на какие-то другие предметы.
  -Точно, там и, правда, кто-то идет! - все же, подсмотрев, слегка испуганно шептал Сэм.
  - Может, остановимся? - предложил он. - Ну, не зря же она бродит за нами! Что-то хочет...
  - Или кого-то? - с улыбкой сказал Джони, глядя на заинтересованного Сэма.
  Я тоже подумал, если она стесняется, может, мы лучше сами попробуем с ней заговорить. Девушке, может, одиноко бродить одной. Увидела компанию духов, которые веселятся и ржут на всю улицу - вот и решила присоединиться, рассуждал я, пока Сэми настойчиво добивался от нас остановиться.
  - Хорошо, давайте пойдем медленнее, - предложил я, увидев на горизонте больницу, в которую мы должны зайти.
  - Все, я поворачиваюсь! - сказал Сэми.
  Мы обернулись. Девушка встала, не двигаясь. Она смотрела на Сэма, не замечая нас. Смотрела такими тревожными глазами, будто вот-вот расплачется.
  - Мисс, не бойтесь нас! Мы вам не причиним вреда! - я попытался начать разговор, лишь бы она снова не сбежала.
  Она даже не перевела на меня взгляд, замерев и уставившись на Сэма. Тот в недоумении улыбался, глядя на нее.
  - Почему вы так смотрите? - скромно спросил он.
  Девушка сдвинулась с места и медленно шагала в его сторону. Мы молча наблюдали.
  - Мисс, с вами все в порядке? - снова обратился к ней напуганный Сэми.
  - Какой ты стал, - тихо прошептала девушка, остановившись прямо перед Сэмом.
  - Мы с вами были знакомы? - в недоумении спросил Сэм.
  - Да... Когда-то были знакомы, - она ответила грустным голосом.
  - Ммм, я что-то не припомню, - Сэм почесал голову, делая вид, что вспоминает ее.
  - Неудивительно... Это было очень давно, - она всех уже заинтриговала, особенно нахмурившегося Сэма.
  - Двадцать семь лет назад! - уточнила девушка.
  - Как это? - Сэми сделал удивленное лицо, уставившись на незнакомку.
  - Мне же самому всего двадцать....семь, - заторможено сказал Сэми и окаменел, с испугом посмотрев на нас.
  - Он о чем-то догадывается! - шепнул нам Эрик.
  - Как ваша фамилия? - тревожно спросил Сэм.
  После небольшой паузы она ответила: "Николсон!". И опустила глаза, будто ей стало стыдно.
  Сэми закрыл свое лицо руками, упал на колени и прижал голову к земле.
  Мы совсем ничего не понимали. Все, что было связано с Сэмом, мы при жизни знали. А она кто?
  - А как фамилия Сэма? - спросила тихонько Аманда.
  - Николсон! - ответил Эрик.
  - Может, какая-то родственница? - искала догадки Аманда.
  -Хм, мы бы знали! - неуверенно сказал Джон.
  - Прошу тебя, встань! - опустившись к нему на коленках, она обращалась к Сэму, который не находил себе места.
  - Ну, все! - терпение Джона лопнуло и он подошел к Сэму.
  - Дружище, объясни нам, ты знаешь ее? - настойчиво спросил Джони.
  Сэм убрал с лица руки, медленно поднялся, гладя на девушку, всматриваясь в ее глаза. Затем медленно повернул голову к нам и тихо ответил:
  - Это моя мама!
  Тут и у меня ноги подкосились. Мама Сэма? Которая выглядит, как девчонка, только что окончившая колледж? Его слова буквально резали слух! Мы все в недоумении переглянулись.
  Девушка качнула головой, подтверждая его слова.
  Они стояли молча, разглядывая друг друга, минуты две - точно. Мы не вмешивались, стояли, как мыши, в стороне.
  - Как так? - спросил ее Сэм. - Все-таки это правда? Ты не бросала меня? Ты умерла, когда я был младенцем?
  - Судя по ее возрасту, он прав, - подумал я вслух.
  - Как видишь! - ответила мисс, все с тем же провинившимся видом.
  Сэми бросился к ней, пытаясь обнять, она в ответ прижалась к нему, уткнув голову в его плечо.
  Аманда расчувствовалась, ее глаза наполнились слезами.
  Со стороны они казались парочкой.
  - Но как? Прошло столько времени... А ты до сих пор бродишь по земле? - Сэм задал вопрос, который мне тоже успел прийти на ум. Неужели после сорока дней ничего не произойдет, и мы так и будем вечно бродить по свету?....
  - Таким как я, там не место! - грустно ответила девчонка, печально посмотрев на небо.
  - Каким таким? - Сэми нахмурил брови и с непониманием переспросил ее.
  - Самоубийцам! - громко ответил за нее Эрик.
  Воцарилась тишина, Сэм глядел на юную девушку с жалостью и молчал.
  - Почему? - выдавил он из себя дрожащим голосом.
  - Я сама сейчас не понимаю... Почему я пошла на это? - опустив глаза, оправдывалась она.
  - Мне было девятнадцать, когда ты родился. И вся жизнь рухнула для меня в тот момент.
   Сэми видел, как ей больно об этом говорить, и, пытаясь поддержать, прижал к себе.
  - Твой отец бросил нас, ни разу не взглянув на тебя... А я, глупая и по уши в него влюбленная, не видела другого выхода, Сэми... Я даже не представляла, на какой шаг иду, прыгая с многоэтажки...
  Только потом, когда моя душа маялась, глядя на то, как мой младенец плачет в приюте, я рвалась обратно, билась в попытках достучаться до небес, чтобы вернуться к тебе. Я поздно осознала, что я наделала!
  Она расплакалась, стыдливо глядя на Сэма. И в рыданиях продолжила:
  - Я помню все! Твои первые шаги, твое первое слово... Как ты, маленький, не спал ночами, подглядывая из-под одеяла, когда прилетит с подарками Санта...
  Сэми улыбнулся, погрузившись в прошлое.
  - А в те моменты, когда кто-то причинял тебе боль, я бросалась на обидчиков, но была не в силах помочь... С дикими, терзающими меня болями, наблюдая за твоими детскими слезами. Знал бы ты, сколько раз я пожалела о том, что натворила.
  Я всегда была с тобой рядом Сэми... Всегда! Все детство я не отходила от тебя. А когда подрос и научился стоять за себя, мне стало легче! Особенно в те моменты, когда ты познакомился с ребятами, - она повернула на нас голову и улыбнулась.
  Сэми не мог поверить происходящему, он заботливо держал ее за руку, ни обвиняя ни в чем.
  - Так, значит, ты все это время была рядом! - утвердительно сказал Сэм. - А тот человек?... Отец?
  - Я надеялась, что он придет за тобой... Сжалится над невинным младенцем, но, увы... Он оказался настоящим подонком, у которого не было сердца!
  - А до моего рождения как все было?
  - Идеально! Он носил меня на руках, обещая "золотые горы"...
  - Тогда почему он был не рад моему рождению? - возмущенно спросил Сэми.
  - Он резко изменился, когда узнал о моей беременности. Я и сама не понимала, почему человек, который, как мне казалось, так сильно любит, не рад, что у нас будет ребенок? Я лишь надеялась, что он был немного напуган ответственностью, которая на нас вскоре свалится, и не придала этому особого значения. Подумав, что все изменится, когда родишься ты.
  - Но я ошиблась: все стало еще хуже... Я звонила ему из роддома, но он не подходил к телефону. Стояла у окна с тобой на руках, когда ты спал, когда ты ел... В надежде увидеть, как он идет знакомиться со своим сыном, держа в руках огромный букет цветов, как было у других мамочек. Но так и не дождалась... Я вышла с тобой из роддома, не зная, куда мне идти... Поймала такси и отправилась в дом, который мы снимали.
  Придя туда с грудным ребенком на руках, я застала в нем новых жильцов, которые ничего не знали о прежнем хозяине. Он не оставил мне ничего! И исчез без всяких объяснений. Мне было очень тяжело, ты постоянно плакал, я скиталась с тобой по улице, по его знакомым... Сама я была приезжая, и ни родни, ни знакомых у меня там не было.
  Тогда мной двигали самые опасные чувства - злоба и месть! Я не подумала о тебе, Сэми, о том,как ты будешь! Я хотела лишь обратить на себя его внимание! Бросив тебя у дома малютки, я забралась на крышу стоящего рядом дома и спрыгнула... Желая так заставить его обо мне подумать.
  Мама Сэма, как бы это ни странно звучало, расплакалась. А он прижимал ее к себе, закусив губу, чтобы не поддаться эмоциям.
  - А что он? - Сэми спросил ее, не выпуская из объятий.
  - Даже глазом не моргнул, - отчаянно ответила девушка.
  - Как? - не сдержалась Аманда и, выпучив глаза, возмутилась. - Это же все из-за него...
  Девушка повернулась к нам, вытирая с лица слезы.
  - Первым делом я побежала к нему...Мне очень стыдно Сэм, но не к тебе... Чтобы проверить, что с моим сыном... Мной лишь двигало желание посмотреть, как он будет убиваться горем и винить себя в моей смерти. Она повернула голову в сторону Сэма, но, не решаясь на него посмотреть, опустила глаза.
  - Такие глупости! Господи, что мной правило? Мне казалось, что вот, сейчас немного поиграю, напугаю его, чтобы больше не посмел оставлять меня, и вернусь! Но слишком поздно пришло понимание...
  - В тот вечер, так и не дождавшись его у больницы, я искала его по всему штату, по его друзьям, знакомым и нашла в ресторане, в который мы с ним частенько заходили. Он сидел в компании своих коллег, выпивал. Я знала, что ему уже сообщили о моей смерти, но ему было все равно...
  Она скорчила лицо от ненависти к этому человеку.
  - Это был самый страшный день. Я не получила, что хотела и осталась наедине со своими глупостями, мыслями. Если бы была такая возможность, то я вырвала, наверное, все волосы на своей голове - от злобы на саму же себя.
  - Какой подонок! - Аманда тоже была беспощадна.
  - А теперь с ним что? - брезгливо поинтересовался Сэм.
  - В последний раз я его навестила в Майами. Он отгрохал там немаленькую виллу и жирует на ней...
  -У него есть семья?
  - Нет, Сэм. Я за ним наблюдала, он заводил разные связи, но так ни с кем семью не создал. Ты его единственный ребенок! Которому он мог подарить роскошь, отличное яркое детство, яхты, виллы...Все есть у этого человека! А он, зная, что его сын растет в детдоме, не в самых лучших условиях, даже не удосужился тебе хоть чем-то помочь!
  Девушка становилась еще злее, она брезгливо говорила о человеке, испортившем ее жизнь и жизнь Сэма.
  - Ну и что! У меня было хорошее детство! - гордо ответил Сэм, чтобы его мама не переживала.
  - Подожди, так тебе сколько лет, получается?
  - Девятнадцать, - поглядывая из-под бровей и скромно улыбаясь ответила девушка.
  - Обалдеть! - воскликнул Сэми и развернул ее к нам.
  - Посмотрите друзья! Какая у меня молодая мама! - Сэми рассмеялся, девушка тоже немного расслабилась. - Я даже не спросил твое имя? - опомнился он.
  - Лаура! - поздоровавшись, она кивнула головой Сэму.
  - Лаура, мою маму зовут Лаура! - восклицал Сэм.
  - А это Эрик, Джони... - Сэм начал перечислять ей наши имена.
  - Тео и Аманда, - договорила за него Лаура.
  - Так ты всех знаешь! - Сэми хитро глянул на нее.
  - Хм, а как же! Я за вами следила! - улыбнулась Лаура.
  - Всегда-всегда? - со стыдливым лицом переспросил Джони.
  - Почти! - хитро ответила она.
  - Ооо, тогда я начинаю краснеть! - Джони смущенно отвернулся.
  - Ну, тогда нам есть, о чем поговорить! - заинтриговано сказала Аманда, предупреждающим взглядом посмотрев на Джона, и подошла к Лауре.
  - Я не на шутку перепугалась, когда вы пропали из штата! Всех на уши подняла, искали вас, пока духи, живущие в Калифорнии, не сообщили, что вы отправились в Сан-Диего.
  - Ничего себе! Вот это да! - оживился Эрик.
  - Так их тут много? - мне тоже стало интересно.
  - Конечно! К тем, кто попадает к нам на сорок дней, мы стараемся не подходить, во избежание лишних вопросов, просьб научить чему-нибудь... А те души, которые, как и я, застревают тут надолго, мы встречаем особенно! У нас довольно большая компания собралась! - рассказывала Лаура.
  - Но я не могу понять, когда кто-то вдруг исчезает...
  - Исчезает? - переспросил Сэм. - Куда?
  - Никто не знает! Не так давно пропал Курт, мой давний хороший друг. Он меня первым встретил в этом мире. И все время мы держались вместе. Вот уже пару недель его никто не видел.
  - Может, он решил постранствовать? - Джон решил предложить версию.
  - Мы бы об этом знали. Да и он не первый, кто вот так, просто, исчез...
  Лаура снова погрустнела:
  - Я бы хотела надеяться, что приходит время, и нас тоже забирают наверх...
  - Пусть так и будет! - поддержал ее Сэм.
  -Так, значит, пока мы тут бродили, за нами все это время шпионили бывалые духи? - с улыбкой спросил Джон.
  Лаура смущенно качнула головой и робко поглядела на нас.
  - Тогда почему ты только сейчас подошла? - оставив шутки, спросил ее Сэм.
  Лауре стало неловко, она вздохнула, словно ожидала такого вопроса.
  - Я боялась, Сэм! Если честно, я думала, что ты меня не поймешь и, самое страшное, - отвергнешь, возненавидишь... Тогда бы мои дни стали еще мучительней!
  - Но все же осмелилась подойти?
  - Да! Я сильно перепугалась, когда вы пропали... И жалела, что не сделала этого раньше! А когда вы вернулись, решила больше не ждать: кто знает, может, вы еще куда исчезнете.
  - Надеюсь, не пожалела? - тихо спросил Сэм, обнимая Лауру.
  - Я даже и представить не могла, что ты так все воспримешь! - с облегчением ответила Лаура, глядя ему в глаза.
  - Ну, вот, видишь.... Какой у тебя сын вырос! - гордо отрезал Сэми, и они засмеялись.
  - А в день аварии вы тоже были рядом? - поинтересовался Эрик.
  - Эрик! Можно и на "ты!", - улыбнувшись, сказала Лаура. - Была! Меня к вам привело, когда вы решали у спортбара, стоит ехать на машине, или нет.
  - Привело?- я переспросил в недоумении.
  - Да! Такое бывает, когда вот-вот должна случиться беда с близкими. Будто что-то тащит тебя в верном направлении, - жестикулируя, показывала Лаура.
  - Я видела, как вы выскочили навстречу той машине... - Лаура посмотрела на Сэма, зная, что он был за рулем.
  - Я уже тогда поняла, что беды не избежать! - она с грустью посмотрела на каждого из нас.
  - А ты, Тео, мог бы и остаться жив! - вдруг Лаура громко это сказала, обращаясь ко мне, отчего у меня даже ноги подкосились.
  - Я? - подойдя к ней ближе, я решил разобраться, почему.
  - Ну, да. Ты же спас Майка! А сам так и не успел выпрыгнуть...
  Все замолчали, уставившись на Лауру.
  - Я вытолкнул из машины Майка? - ничего не помня об аварии, я решил разузнать подробности.
  - В последний момент ты распахнул дверь и вытолкнул его! А через секунду вы врезались...
  - Так, значит, я спас ему жизнь...- заторможено сказал я вслух и отошел подальше от всех. Майки остался жить, потому что я выкинул его из машины! Благодаря мне один из нас смог выжить! Я совсем ничего не помнил, но Лауре незачем придумывать. Она меня очень порадовала, и я был горд за себя.
  Я заметил огорченный взгляд Эрика.
  - Эрик? - я его окликнул, решив узнать, в чем дело.
  - Я тоже сидел с тобой рядом, Тео! - стало понятно: Эрик обиделся, что я предпочел спасти Майка.
  - Послушай, дружище! Я ведь и сам ничего не помню! Почему я так поступил, сейчас сложно сказать...- Я не мог найти нужных слов, так как сам не понимал, почему так вышло.
  - Можешь ничего не говорить, Тео. Просто, сидя посередине между нами, ты выбрал Майка! Вот и все! - Эрик продолжал меня обвинять, пока в разговор не вмешалась Лаура.
  - Перестаньте! Эрик, Тео! Значит, так было нужно! Сомневаюсь, что Тео в тот момент сидел и делал выбор, кого бы ему спасти? Все случилось очень быстро! Вы бились в панике! Эрик, ты вплотную прижался к сидению Джона... - Лаура пыталась меня оправдать, но тоже не знала, как это сделать.
  - Может, Тео знал, что Майк ловкий, крепкий... И вытолкнул его... Понимая, что хлюпик Эрик не сообразит, что ему нужно будет сделать, если перед ним откроют дверь? - Эрик в обиде кричал на меня. Мне стало очень неудобно перед ним, будто я его предал, но сам этого не помню.
  - Дружище, мы договаривались, без истерик! - тихонько сказал ему Джон.
  - Вот ты, скажи, разве помнишь, как все тогда было?
  - Пф, нет! - недовольно отвечал Эрик.
  - Мы все не помним! - медленно проговорил ему Джони, остановившись прямо перед его лицом. - Так разве можно обвинять в том, чего не помним?
  Эрик опустил глаза и покачал головой. Однако сделав при этом недовольное лицо, будто с нами бесполезно разговаривать, и продолжал изредка на меня кидать обиженные взгляды.
  Меня же интересовало больше всего другое.
  - Скажи, как ты начала чувствовать, приближение беды? - мне было это важно, может, и я смогу понять, когда моей Эмми что-то будет угрожать?
  - Это приходит с опытом! - Лаура жалобно посмотрела на меня, дав понять, что у меня нет столько времени, чтобы этому научиться. - Души на многое способны: двигать предметы, передавать тепло...
  Сэми уставился на нее, будто понимая, о чем она говорит.
  - Первый раз это случилось, когда Сэма хотели поколотить хулиганы в детском доме. Ребята были старше его, - Сэми, прищурив глаза, внимательно слушал Лауру. - Во мне скопилось столько злобы, видя, как мой маленький Сэми стоит в окружении этих отморозков. Один дразнил его больше всех. И я сконцентрировалась на нем, стоя между им и Сэмом - в попытке преградить ему путь.
  - Я помню это! - перебил ее Сэм.
   - Я толкала его, несколько раз пытаясь не дать обидеть Сэма. И вдруг у меня получилось - на пару секунд я почувствовала свои руки! Точнее, силу, которой они наполнились и отшвырнули того парня.
  - Он упал! - вспоминал Сэми.
  - Да, упал на пол! - подтвердила Лаура.
  - И все над ним засмеялись, отступившись от меня,- добавил Сэм, мелочь за мелочью вспоминая вместе с Лаурой тот случай.
  Сэми глядел на Лауру восхищенными глазами, понимая, что она всегда была рядом и пыталась защитить его.
  - И, кстати, после этого он больше не трогал меня! - Сэми гордо сказал, повернувшись к нам.
  - Ты не должна винить себя! Ты была очень молодая, тебя предали... - говорил Сэми, убеждая Лауру.
  - Да! Тебя можно понять! - подтвердила Аманда, приобняв Лауру.
  А меня все же терзал вопрос, как долго нужно учиться способностям Лауры.
  - Научи меня! - я подошел к ней и настоятельно попросил.
  - Хм...- Лаура усмехнулась, что я никак не могу успокоиться, но не отказала.
  - Хорошо, давай попробуем, и она стала передвигаться по кварталу, что-то выискивая глазами.
  - Вот это подойдет! - сказала она, глядя на жестяную банку.
  - Подойди сюда! - я и все остальные с любопытством подбежали к ней.
  - Сначала объясню! Вспоминая плохие случаи, которые когда-то вывели нас из себя, сильно расстроили, напугали или разозлили, мы можем кидать, толкать, опрокидывать предметы. А передавать тепло мы можем, только подумав о хорошем.
  Сэми снова задумался, сделав вид, что он что-то вспомнил, и Лаура ему подмигнула.
  - Но это придет позже! - продолжила она.
  -Теперь внимательно смотри! - Лаура присела на корточки, и, закрыв глаза, протянула руку к банке. Мы замерли, наблюдая, как казалось, за невозможным. Лаура корчила лицо, терзая себя воспоминаниями, рука оставалась неподвижна. Примерно минуту мы стояли, не сводя с нее глаз в ожидании. Вдруг она резко взмахнула рукой, и банка отлетела на пару метров.
  - О, черт! - Джони вздрогнул.
  - Обалдеть! - воскликнула Аманда. Эрик тоже стоял выпучив глаза.
  Лаура встала и с улыбкой как бы отряхнула руки.
  - Дело сделано, господа! - сказала она, задрав нос.
  Я сам видел, как отлетела эта банка! И решил во что бы это ни стало, научиться делать, как она.
  -Теперь попробуй ты! - сказала Лаура, показывая на банку, которая валялась перевернутая.
  Я робко подошел, присел, вытянул руку. И услышал шепот Лауры, которая нагнулась ко мне.
  - Вспомни, что тебя разозлило... Разозлись, точно так же, как тогда, постарайся заново пережить эти чувства! - Лаура отошла на несколько шагов, оставив меня один на один с этой банкой.
  Я просидел пару минут, но на ум ничего не приходило, потому что пытался вспомнить случаи с Эмми, а на нее никогда не злился так сильно. Тогда я решил погрузиться в свои детские воспоминания. Вспомнил, как был зол на отца, когда маму из-за его пьянки увезли в больницу с инфарктом. Я сконцентрировался, погрузившись в тот день, когда, в попытке добудиться до пьяного отца, со всей силы и злости хотел поднять его с кровати. Кричал на него, плакал из-за мамы, но он так и лежал в пьяном угаре. не обращая на меня внимания. "Вставай! Слышишь, вставай, папа! Ты довел ее! Из-за тебя мама попала в больницу! Ненавижу! Ненавижу!".
  Я кричал на всю улицу, пытаясь заново пережить тот день. Сжав кулак вытянутой руки, я на секунду почувствовал бегающее тепло по всей кисти и с размаху ударил по банке. Но она осталась неподвижна, моя рука проскользнула сквозь нее, даже не пошатнув.
  - Не получилось! - с досадой сказала Аманда остальным.
  Я встал, поглядев на всех, будто какой-то неудачник. Парни смотрели, пожимая плечами, Аманда - с жалостью, и лишь Лаура стояла с улыбкой.
  - Я тебе говорила, что это совсем не просто!
  - Попробую еще раз! - я не отступал. Сел на прежнее место и начал вспоминать снова.
  -Тео, за кого ты больше всех переживал в жизни? - спросила Лаура.
  - За Эмми, конечно! - ответил за меня Джон.
  - Да, за нее, - подтвердил я.
  - Вспомни, может, что-то было связано с ней? Может, был случай, когда ты испугался за Эмми?
  И меня осенило. Я погрузился в тот день, по минутам его вспоминая.
  Тогда я немного задержался на работе по просьбе Майка. Дома все было довольно спокойно. Моя Эмми, как всегда, тепло меня встретила, набросившись на шею с поцелуями, поинтересовалась, почему так долго? Я ответил, как есть: Майк меня задержал по одному делу на работе.
  Эмми улыбнулась и побежала накрывать на стол ужин, а я пока пошел в душ.
  Спустя несколько минут, сквозь шум воды, я услышал грохот бьющейся посуды. Накинув на себя полотенце, выскочил из ванной.
  - Скотина! Тварь! - кричала Эмми, швыряя тарелки об стены.
  - Эмми? Детка, что случилось? - я в панике подбежал к ней, но она не подпускала и медленно отходила к окну, глядя на меня сквозь слезы.
  - Какая же ты сволочь, Мараллис! - продолжала разъяренная Эмми.
  - Я не понимаю... - стоя перед ней, я терялся в догадках, что могло ее так разозлить за несколько минут.
  - Не понимаешь? - заорала она и метнула со стола тарелки с едой. - Кто она?
  - Кто - она? - переспросил я. - Ты о ком, Эмми?
  - Не делай из меня дурочку, Мараллис! На работе задержался? - Эмми с каждым словом кидала тарелки на пол, уставившись на меня.
  Я посмотрел на телефон, понимая, что он причина скандала, но так и не понял.
  - Давай, успокоишься и расскажешь мне, в чем дело? Что ты, как маленькая, не можешь поговорить спокойно? - я стал тихонько к ней подходить, она снова попятилась назад.
  - Даже не вздумай прикасаться ко мне! - она вытянула перед собой руки, соблюдая между нами расстояние.
  - Так как быть? - после минутного молчания спросил я у разъяренной миссис.
  - Я уезжаю! - отрезала она, кинувшись в комнату.
  С огромной скоростью она бегала по квартире, сметая в сумку всю косметику с полок, вытаскивала из шкафа вещи, скидывая их в чемодан. Плакала, но не хотела мне ничего объяснять.
  Я молча наблюдал за ней, зная, что не дам ей никуда уйти без объяснений.
  Все-таки я был уверен в том, что не совершал никаких поступков, о которых она не знала.
  Но мне стало страшно, я на миг представил, что она уйдет. Набросился на нее, бросив на кровать. Эмми, конечно, вырывалась, по-прежнему обвиняя меня.
  - Отпусти! Вали к своей Диане! - кричала она хриплым голосом.
  - Диане? - переспросил я и рассмеялся, по-прежнему крепко держа свою ревнивую миссис.
  - Отпусти меня, Тео! - тихонько шепнула Эмми.
  - Дай мне спокойно уйти... Я не люблю тебя больше... Я устала.
  Вдруг она спокойно заговорила, будто и правда специально выдумала какую-то Диану, чтобы найти предлог.
  Я разомкнул руки, и Эмми соскочила с кровати. Не глядя на меня, она уже спокойно, но всхлипывая, продолжила собирать вещи.
  Я вспомнил, как мне стало больно от ее слов. Тогда я не сказал ей ни слова: стоял, смотрел на мою Эмми и не понимал, почему она так сказала? Что пошло не так? Ее слова вновь закрутились у меня в голове, словно образовался ком фраз, из которого ее голосом вырывались фразы "ненавижу тебя", "я устала", "я ухожу", "я больше не люблю тебя, Тео!".
  Руки наполнились теплом - за последнее время я впервые я их почувствовал. Какая-то небывалая сила прокатилась по всему телу и, размахнувшись, я ударил по банке.
  Раздался грохот, и я понял, что она отлетела.
  - Получилось! - радостно крикнула Аманда, подбежав ко мне.
  Я открыл глаза и увидел удивленные лица, уставившиеся на меня.
  Затем перевел взгляд на банку, которая отлетела достаточно далеко.
  - А ты неплохой ученик! - похлопав меня по плечу, сказала Лаура.
  Меня переполняли эмоции: я научился! И теперь могу подавать знаки Эмми!
  - Я тоже хочу! - Эрик торопливо подбежал к банке и уселся напротив нее.
  - Ну что, Тео, поздравляю! Видите, какая полезная у меня мама! - воскликнул гордо Сэми, глядя на Лауру.
  - И? В итоге она ушла? - требовала продолжения истории Аманда. Лаура тоже подошла поближе, уставившись на меня в ожидании ответа. Парни знали про тот случай и пошли смотреть, получится ли у Эрика.
  - Нет! - я решил быть немногословен, но девочек это не устроило, и они, сложив перед собой руки, дали понять, что никуда не торопятся и готовы слушать.
  - Пока Эмми собирала вещи, мне позвонил Майк.
  -Тео, на твой телефон не звонила Диана? - спросил он.
  - Диана? - услышав знакомое имя, возмущенно переспросил я Майка.
  - Я забыл тебя предупредить, мой мобильник сел и, пока мы были в офисе, я позвонил ей с твоего, но она не ответила. Думаю, если вдруг перезвонит, скажи ей, что это я звонил.
  - Как я был зол на него! Бросил трубку и побежал все объяснять Эмми, которая успела освободить половину гардероба.
  - Так все-таки Диана существует? - с улыбкой спросил я ее.
  - Что? - возмущенно глянула Эмми. - Это ты у меня сейчас спросил?
  Она приложила раскрытую ладонь к уху, делая вид, что не расслышала, и спокойно продолжила скидывать вещи.
  - Эмми! Я и сам только что узнал, что Майки названивал с моего телефона какой-то подружке... Он даже не предупредил меня! - я пытался оправдаться.
  - Знаешь что, мистер? Я долго молчала, думала, есть ли у тебя совесть? И у этой девицы, кстати, тоже! Ты думаешь, я ничего не замечала раньше? Ошибаешься!
  Я не понимал, о чем она говорит, но она и слова не давала мне вставить.
  - Сколько я еще должна терпеть! - вдруг разрыдалась Эмми, пнув ногой сумку.
  Я подошел к ней, в попытке поговорить, как взрослые люди.
  - Детка, из твоих слов мне, вообще, ничего не понятно... О чем ты догадывалась? В чем моя вина? Что ты уже так долго терпишь, Эмми?
  Она молчала, всхлипывая от слез.
  - Хорошо, можешь не говорить! Но, согласись, будет очень глупо сейчас уйти, оставив меня виноватым, не зная, в чем! Тебе меня совсем не жалко? - сулыбкой спросил я свою грозную миссис.
  - Тебя? - рассмеялась она.
  - Ну, да! Ты подразнила меня, голодного, вкусным ужином, а затем швырнула его на пол, обвинила во всех смертных грехах, а теперь и вовсе собираешься свалить без объяснений? - я все так же, в одном полотенце, спокойно стоял в дверях и с ироничной улыбкой докапывался до нее.
  - Хочешь объяснений, Мараллис? - сердито спросила она, медленно подходя ко мне, и в руке крутила какую-то цепочку.
  - Очень! - приподняв бровь, я хитро улыбался.
  -Ты думал, я про нее не знаю? - неугомонная Эмми продолжала твердить про измену.
  - Про Диану? - я решил подыграть, сказав имя Диана очень нежно.
  - Ага! - и Эмми начала раскручивать цепочку еще сильнее, приближаясь ко мне.
  - Так что ты там говорил? Это подружка Майка? - Эмми резко соскочила с места и помчалась за мной с этой цепочкой, пытаясь дотянуться ею до моей спины.
  - Так и есть! - убегая от нее, кричал я сквозь смех.
  Она поймала меня на кухне, я думал, она не рискнет бежать туда, но бесстрашная Эмми, перепрыгивала через разбитую посуду, не боясь порезаться, зажала меня в угол, я, конечно же, не мог не поддаться этой смелой девчонке.
  - Тогда я должна тебя наказать, негодный врунишка! - как строгая училка, сказала запыхавшаяся Эмми и сдернула с меня полотенце.
  - Вот и все! - я думал Аманде с Лаурой достаточно, ведь я довольно красочно описал тот вечер. Но ошибся.
  - Как все? А что было дальше? - спросили они в один голос.
  - И мы всю ночь мирились! Такой ответ вас устроит? - смущенно спросил я у ненасытных девиц.
  - А, понятно! - рассмеялась Аманда. Но Лаура явно что-то недопонимала.
  - Погоди! Она собрала почти все свои вещи, собираясь уйти, и вдруг, вот так просто, взяла и поверила, что этот звонок был адресован Майку?
  - Ты просто не знаешь Эмми! Она любительница "брать на понт". Развернула весь этот спектакль, как будто что-то знает, и причем уже давно! Это специально: а вдруг я начну сейчас оправдываться перед ней, и сам все выложу. Но не прокатило! Она, видя мое спокойное состояние, что я не понимаю, о чем, вообще, она говорит, признала поражение.
  - Хм... Хорошая актриса! - завистливо сказала Лаура.
  - Ага! - гордо подтвердил я, вспоминая свою безбашенную миссис.
  - Теперь я! Нет, мы же договаривались - я следующий! - в нескольких метрах от нас раздались крики, парни спорили, кто будет пробовать сбивать с места банку. Мы с Лаурой двинулись к ним.
  - Ну, что? У кого-нибудь получилось? - спросил я.
  - Нет! - крикнул Джони.
  - Эрик? - я удивленно взглянул на рассерженного Эрика, зная, что у него-то должно было скопиться очень много злобы за последние дни, и почему, интересно, не получается.
  - Наверное, Монифа всю злобу перекрыла своей любовью, -вспомнила про африканские страсти Аманда.
  Эрик в ответ только лишь передразнил ее и передал "право хода" Сэму.
  Но сколько бы они ни сидели, сжимая кулаки, от злости махая руками перед этой банкой, у них ничего не получалось.
  - Как ты-то это сделал? - возмущенно спросил у меня Джон.
  - Не знаю, - я пожал плечами в ответ.
  - Может, все-таки пойдем к Майку? - спросил у всех Эрик, вспомнив, куда мы отправлялись до того, как встретили Лауру.
  Мне, конечно, не терпелось пойти домой, потренироваться рядом с Эмми, на каких- нибудь предметах.
  - Может, вы без меня сходите? - все были не против, кроме Лауры.
  - Тебе уже не терпится продемонстрировать Эмми свои новые способности? - спросила она.
  Я кивнул головой в ответ.
  - Не, ну, молодец! - возмутилась Лаура. - Ты сам представь, сидит себе человек спокойно дома, отдыхает... И вдруг по квартире начинают летать предметы! Ты бы что подумал?
  - Что схожу с ума, наверное, - ответил ей я, представив такую картину.
  - Во-во! Нужно ли ей это?
  - Тогда зачем это мне? - возмутился теперь я, уставившись на Лауру.
  - Ох, Тео... Это только начало! Я же сказала тебе, сначала нужно научиться передвигать предметы, а не швырять их! Вот что ты с банкой сделал?
  - Откинул ее! - я не понимал, зачем она спрашивает, если и сама все видела.
  - А нужно научиться двигать, тихонько!
  - А как это сделать?
  - Понадобится уйма времени для этого... Я тебя предупреждала, Тео! А то, что ты научился кидать предметы... Ты ее только напугаешь!
  Лаура была права, и моему разочарованию не было границ. Я шел за ними и думал, зачем тогда она нам стала это показывать? Чтобы подразнить, какими способностями обладают "старые души". Настроение скатилось на ноль.
  - Но ты не переживай! Когда ты хорошо потренируешься на плохих мыслях, то сможешь попробовать передавать тепло, вспоминая о хорошем. Самое главное - научиться удерживать силу, которая подступает, а это лучше делать со злости.
  - А потом что? Я смогу передать ей тепло, когда буду вспоминать о хорошем?
  Я взбодрился от ее слов.
  - Конечно! Это легко! Думая о плохом, мы можем причинить боль, толкнуть, отбросить что-то. А думая о хорошем, мы можем погладить человека, обнять, передавая ему свое тепло, - говорила Лаура.
  - И как долго нужно этому учиться? - мне не терпелось поскорей все уметь и практиковать на Эмми: ведь она всегда представляет меня рядом.
  - Вот ты смог отбросить банку, потому что к тебе пришла сила! Но лишь на мгновенье! А смотри, как надо!
  Лаура вернулась обратно и уселась рядом с банкой. Мы все подбежали, окружив ее.
  Она через пару секунд взмахнула рукой, и банка отлетела. Лаура соскочила и принялась ее пинать ногами, отчего банка поскакала по тротуару.
  - Ого! - воскликнул я, поражаясь, как она ловко, и уже не концентрируясь, допинала ее метров на десять от начальной точки.
  - Но за семь оставшихся дней ты не сможешь такому научиться, - с грустью сказала Лаура.
  Опять лишь похвасталась, подумал я, сердито глядя на нее.
  - Не сможешь по всему телу удерживать силу! - добавила она, вновь обнадежив меня. - Но ты можешь попробовать удержать силу в руках!
  - Как? - с нетерпением спросил я.
  - Первый раз ты должен хорошенько сконцентрироваться, у тебя это уже получалось! Но не торопиться сразу бить по предмету, а накопить побольше силы в руках, чтобы не растратить ее всю сразу, за один удар. И тогда ее хватит на несколько раз. А уж потом, когда ты хорошо научишься ее удерживать и, самое главное, управлять ею, ты с легкостью сможешь передавать тепло, думая уже о чем-то добром, нежном. Тогда твоя сила не будет такой грубой и будет передаваться не рывками, а нежным, теплым прикосновением.
  Стоит только приложить ладонь, и человек почувствует твои прикосновения! - закончила урок Лаура, глядя на Сэма.
  Он подтвердил ее слова.
  - Это так! - сказал Сэми. Видимо, когда-то при жизни ему удалось испытывать на себе прикосновения Лауры.
  Я был счастлив - Лаура меня обнадежила. Мне не терпелось поскорей этому научиться, ведь и, правда, осталось всего семь дней.
  - Ты потренируйся сегодня, только не рядом с Эмми! - нахмурившись, пригрозила Лаура. - А как научишься, мы с тобой попробуем.
  Лаура позвала всех отправиться к Майку, оставив меня один на один с "тренажером".
  Я несколько раз повторил метание банки, примерно раза с пятого уже почти не концентрировался. Затем приступил к более сложному - попробовать удержать силу.
  Спустя пару часов неудачных попыток я не на шутку разозлился! Почему она так ловко отлетает с первого удара? А дальше я вновь перестаю чувствовать руки!
  - Ну, как? Получается? - послышался голос Аманды.
  - Вы уже вернулись? - я не заметил, как за тяжелыми тренировками быстро пролетело время.
  - Ну, что, давай! - сказал Джон с хитрой улыбкой посмотрев на расстроенного Сэма.
  - Я полный неудачник! Джон лучше меня! И так было всегда! Слава нашему Джону! -
  так с серьезным лицом Сэми повторил пять раз. Я понял, что они опять поспорили.
  - И на что вы спорили? - поинтересовался я, идя к ним навстречу.
  - Сэми решил, что ты уже свинтил к Эмми, а я настаивал, что наш упертый Тео до сих пор сидит и мучает эту банку! И я оказался прав! - гордо заявил Джони, пока Сэм, стоя у него за спиной, передразнивал его, встав в такую же позу, как и Джон.
  - Как там Майк?
  - Он спал, - ответила Лаура.
  - Зато нам удалось подслушать разговоры врачей, - продолжила Аманда. - Они говорили, что со дня на день переведут его в другое отделение, откуда, как нам стало понятно, он скоро отправится домой!
  Меня эта новость очень порадовала.
  - Круто! Может, мы еще застанем это? - я подумал, что сможем увидеть, как наш Майки, один из выживших, вернется домой, перед тем, как отправимся туда.
  -Это станет подарком перед уходом, - подтвердил Сэми.
  - Ну, что, попробуем? - Лаура решила попробовать потренироваться на ней, но я уже сомневался, что сегодня что-то выйдет.
  - Я думаю, не сегодня... Я освоил несколько уроков, научился сшибать банку почти без раздумий! А вот удержать силу у меня так и не вышло...
  - Ничего! - успокаивая меня, громко сказала Лаура. - Тому, что ты смог сделать, духи учатся годами, Тео! Я верю в то, что ты успеешь обнять свою Эмми так, чтобы она тебя почувствовала всем телом! - сказала Лаура, посмотрев прямо мне в глаза .
  - Хотел бы этого больше всего! - с надеждой ответил я.
  - Что делать будем? Какие предложения? - по очереди оглядывая каждого, весело спросила Аманда.
  - Восемь утра, - нахмурившись, буркнул Эрик. - Сейчас все закрыто!
  - Что именно? - не поняла его Аманда.
  - Стрипклубы! - рассмеялся Джони.
  - Вообще-то, я имел в виду немного другое! - с недовольным видом посмотрел на него Эрик.
  Сэми, как всегда, не мог пропустить приколы над Эриком, и, закатив глаза, будто о чем-то догадался, ляпнул:
  - А, он имел в виду женскую общагу!
  Эрик скривил лицо, не умея отвечать на шутки.
  - Ну, предлагай тогда, жигало! - похлопав его по спине, сказал Джони.
  - Я, может... Дойду до дома? - тихо пробормотал Эрик.
  - Нет, дружище! Зачем? Испортить себе едва начавшийся день? - Джони отговаривал его, я поддержал, вспомнив, как навестил его родных, пока они путешествовали.
  - Прав Джони! Не стоит, Эрик, побродите лучше по выставкам, музеям, театрам! Ты же любишь искусство! Как раз сейчас уже все начнет открываться! - убеждал я его, лишь бы потом опять не видеть его расстройства из-за мамы.
   - Давай, давай! Используй остатки наших дней по полной, как и договаривались! - с просьбой поддержать меня я показывал Джону с Амандой глазами.
  - Вот-вот! Точно! Я только "за!", - кивала головой Аманда.
  - И я, - неохотно выдавил не любитель искусства Джони.
  Я-то знал, что пойду к Эмми, она, наверное, уже просыпается, но не мог спокойно исчезнуть, пока каждому не найдем занятие.
  - Я знаю, куда мы отправимся! - Сэму на ум пришла какая-то идея. Судя по его лицу - гениальная.
  - Я хочу посмотреть на него! - обратился он к Лауре, прищурив глаза.
  - На отца? - догадалась она.
  - Хотел бы увидеть, как живет человек, который превратил твою жизнь в бесконечное скитание, - брезгливо говорил Сэм.
  - Ну, если хочешь, - неохотно согласилась Лаура, отведя от него глаза.
  Сэми молча кивнул головой, дав понять, что все равно будет настаивать на своем.
  - Прямо сейчас? - удивленно переспросила Лаура.
  - Ага! - не сомневаясь, ответил Сэм. Лауре оставалось только пожать плечами от такого напора собственного сына.
  - А мы? - удивленно спросила Аманда, обращаясь к ним.
  - А вы отправляетесь погружаться в мир искусства! - напомнил я ей, чтобы они не уцепились за Сэмом с Лаурой: этим двоим есть, о чем поговорить наедине.
  - А я это и имела в виду! - обиженно отрезала Аманда и прижалась к Джону.
  -Тогда тренировки откладываются на пару дней, - с виноватым лицом подошла ко мне Лаура.
  - Я справлюсь! Пока поучусь сам!
  - Тогда к нашему возвращению постарайся хорошенечко освоить то, что я тебе показала! А дальше все будет намного проще! - крикнула она вслед, догоняя Сэма.
  - Я могу идти? - спросил я у Джона с Амандой, полагаясь, что они не оставят Эрика одного. - Я постараюсь недолго! - уставившись на Джона, сквозь зубы проговорил я ему, чтобы тот понял намек.
  - Мы все поняли, Тео! Иди уже, - по-деловому сказала Аманда.
  
   Последние дни
  Я застал сонную Эмми, которая неохотно шарила под подушкой в поисках звонившего телефона.
  - Джейн! - твердо сказал я, зная, что только она могла звонить в такую рань.
  - Что за срочность? - удивленно спросила Эмми, одним глазом гладя на экран.
  - Эмми! - послышался голос миссис Уотсон. - Не разбудила? - спросила она, как ни в чем не бывало.
  - Ага, - зевая, ответила Эмми.
  - Я вот почему так рано. Сегодня Натали уезжает, и мы решили устроить ужин в кругу семьи, - миссис Уотсон, как всегда, бесцеремонно разговаривала с Эмми, которая, закрыв глаза, видимо, продолжала спать.
  - А от меня что требуется? - вздохнув, спросила Эмми.
  - Твое присутствие! Если ты еще, конечно, имеешь хоть какое-то отношение к семье Уотсон! - рассердившись, грубо ответил голос в трубке.
  - Угу, - Эмми, как всегда, была немногословна с ней.
  - Мы собираемся в шесть!
  - Ага, - пыталась сдержать недовольство моя миссис.
  И только, когда на другом конце провода раздались короткие гудки, Эмми воскликнула:
  - Натали, видите ли, уезжает! - сказала она, закатив глаза. - И все помчались ее провожать! - продолжила она возмущаться, неохотно вставая с кровати.
  Но следующий звонок вновь заставил ее завалиться на подушку.
  - Теперь точно Джейн! - усмехнулся я.
  - Да, Джейн! - Эмми взяла трубку и накрылась одеялом. - Сегодня не могу! - бурчала она из-под него.
  - Еду на семейный ужин, Джейн! С нетерпением жду вечера, чтобы поболтать с любимой сестричкой, так как мы с ней не увидимся аж до лета! - иронично выдавила из себя Эмми, заставив меня рассмеяться. И Джейн, судя по всему, тоже.
  - Ну что ж, тогда желаю отлично провести время! - смеясь, ответила Джейн, зная, как Эмми не любит такие посиделки.
  - Ну-ну, - скорчив недовольное лицо, Эмми положила на тумбочку телефон и отправилась в душ.
  Я ждал ее на кухне, не подглядывая за ней. Зная, что выйдя из ванной, она пойдет заваривать кофе. Через несколько минут она появилась, закутанная в полотенце, и принялась рыться в шкафах в поисках завтрака.
  - А теперь доброе утро, мой мистер!
  Моя Эмми! Ей, как обычно, сначала нужно привести себя в порядок, как следует проснуться и, лишь усевшись за чашкой кофе, поздороваться со мной. Тем самым дав мне понять, что теперь она в моем распоряжении.
  - Ну что, мой мистер! Сегодня ужин у моей мамы, - рассмеялась Эмми. - Надеюсь, ты не оставишь меня одну? - нахмурив брови грозно спросила она и принялась за кофе.
  - Я всегда с тобой! - ответил я, сожалея, что не могу дать ей почувствовать мое присутствие, а швырнуть в ответ стакан будет как-то не правильно. Но Эмми и так знает, что я с ней рядом.
  - И все-таки, мне кажется, что Натали все же была в тебя влюблена, - рассуждала Эмми, обращаясь ко мне. В то время, как ее пальцы водили по столу, разбирая по крупинкам просыпанный кофе. А я не понимал, к чему она клонит.
  - Раньше, когда я еще тебя не знала, ее и силком было не затащить в наши края! А тут вдруг стала аж каждый свой отпуск проводить в доме моих родителей! Тебе не кажется это странным? Мне - да! Сомневаюсь, что ей так уж интересно сидеть с моей мамой по вечерам у телевизора, - ревниво заговорила она.
  - Она стала наведываться, когда узнала, какой у меня есть Тео! - гордо сказала Эмми, с хитрой улыбкой на лице. - Помнишь, мы даже пытались познакомить ее с Джоном? А она отказалась наотрез. Ах, да... И подарочки, которые она тебе постоянно присылала, только вспомни! Разве дарят тому, на кого тебе наплевать, золотые запонки? Так что, будь уверен, вот сейчас она уедет и не появится теперь несколько лет! Так как тебя больше нет...
  -Ты моя ревнивая маленькая миссис! Конечно, я ничего такого не замечал и не собирался... Разве я обращал внимание, на кого-то, кроме тебя? - я подошел к сердитой Эмми и склонился над ней, обнимая ее со спины.
  - Впереди еще целый день. Чем займемся, мой мистер? - спросила она, допив свой кофе.
  Я знал, что предложение, конечно, сейчас поступит.
   - Я тут покопалась в интернете и наткнулась на несколько премьер-фильмов, на которые мы должны были с тобой сходить! - грустным голосом сказала она. - Так, давай, не упустим возможность! - с улыбкой спросила она у воздуха и потянулась за мобильником.
  - Алло, доброе утро! Могу я забронировать два билета?
  - Два? - вырвалось у меня.
  - Огромное спасибо! - Эмми положила трубку и радостно сказала, вновь обратившись в пустоту.
  - Ну что, места в кинотеатре заняты! Пошли собираться. - И бросилась в комнату за одеждой.
  - Не удивляйся, любимый, я вовсе не сумасшедшая у тебя... Я просто не хочу, чтобы рядом со мной сидел какой-нибудь дядька, который будет весь сеанс хрустеть чипсами прямо мне на ухо! Да и тебе, я думаю, не очень удобно будет сидеть на его коленях? - рассмеялась она. - Так что пришлось забронировать два!
  Эмми мне разъяснила, а я еще раз порадовался тому, как она спокойна и пытается даже шутить.
  - Одевайся теплее! - строго пригрозил я, видя как Эмми потянулась за своей тоненькой кожаной курткой. - На улице ветер! Я слышал, как он свистит за окном.
  - Пожалуй, стоит надеть пальто! - будто услышав мои наставления, она схватила с вешалки пальто. - Конечно, конечно, я не забуду про шарф! - усмехнулась Эмми, вспомнив, как я раньше заботился о ее здоровье. Тем более, сейчас она передвигается на автобусе, так и не получив права. А могла бы ездить на моей машине, которая теперь стоит на парковке у дома. Эмми открыла дверь и спросила, глядя через плечо: "Ну, что, идем?".
  И мы с ней отправились в кинотеатр проводить вместе утро понедельника.
  - Третий, четвертый, пятый... Вот наши места! - Эмми пробиралась по заполненному залу, отсчитывая ряды и тихонько шептала, чтобы люди не приняли ее за сумасшедшую, которая разговаривает сама с собой.
  Она уселась на свое место и похлопала по соседнему, приглашая меня сесть с ней рядом. Положила руку на подлокотник, как и делала раньше. А я обычно в ответ накрывал своей ладонью и сжимал ее пальцы, не отпуская до конца сеанса. И в этот раз я сделал то же самое. Навряд ли она это почувствует...
  Свет в зале погас, и мы приступили к просмотру комедии.
  - Простите, можно я сяду здесь? - спросил мужчина, увидев свободное место. - Просто с моего места плохо видно...
   - Занято! - отрезала ему Эмми, глянув из-под бровей на мужчину, а затем бросила в кресло свою сумку.
  Тот довольно странно глянул на нее и без вопросов вернулся на свое место в соседнем ряду. Эмми, убедившись, что он сел на место, убрала сумку и тихонько шепнула.
  - Прости, любимый!
  Она смеялась на весь кинозал, поворачиваясь ко мне в смешные моменты. Мне на эти пару часов показалось, что я живой! Я и моя Эмми сидим в кино и угораем над комедией. Так приятно видеть ее такой веселой, беззаботной, как и раньше.
  Я смотрел на нее с огромной благодарностью. Кто еще мог бы, вот так просто, водить духа по кинотеатрам и всячески стараться развлекать его эти сорок дней.
  Выйдя из кинозала, мы двинулись в сторону дома ее родителей. Эмми решила пойти пешком, несмотря на сильный ветер. Видимо, она не торопилась туда идти.
  - Отличный фильм! Правда, мой мистер? - пробубнила она в высокий воротник, укрываясь от ветра. Я отвечал ей на каждый вопрос, пока мы шли до дома Уотсонов.
  - Ну, вот и пришли! - с досадой сказала Эмми, подходя к двери.
  - О, Эмми! - дверь открыла Натали и набросилась на нее с объятиями.
  - Привет, Натали! - выдавила она из себя улыбку, приобняв сестру.
  - Эмми, проходи на кухню, поможешь нам готовить! - крикнула откуда-то миссис Уотсон, даже не выйдя к ней.
  Эмми скривила лицо и улыбнулась, повернувшись к двери, постоянно угадывая, где я нахожусь.
  - Ты была у Джейн? - спросила миссис Уотсон, вручив ей тарелку с помидорами для нарезки.
  - Нет, в кино ходила! - отрезала Эмми, усевшись за дело.
  - С кем? - выпучив глаза, докопалась ее мама.
  - Одна, - так же спокойно ответила Эмми.
  Миссис Уотсон отложила в сторону свои дела и возмущенно принялась отчитывать мою миссис.
  - А Натали не могла позвать с собой? Какая же ты... Знаешь, что она весь отпуск просидела у нас дома, и идешь в кино, даже не подумав, что твоей сестре тоже не мешало бы отвлечься?
  Ну вот, опять начинает, подумал я, глядя на разъяренную мамашу. Натали не торопилась защищать Эмми - видимо, тоже была недовольна.
  - Билетов не было, - продолжала в спокойном тоне Эмми, не отрываясь от нарезки помидоров.
  - Можно уносить? - спросил про помидоры у Эмми мистер Уотсон. Прохромав на кухню и услышав, что та возмущается Эмми, он решил не дать разгореться скандалу.
  - Да, пап, - Эмми протянула ему тарелку. - Натали, передай мне салат, я заправлю, - обратилась она к сестре.
  - Я сама! - отрезала та и плюхнула в тарелку полпачки майонеза.
  Моему терпению приходил конец! Стоят две обиженные на мою Эмми... Неужели у них, кроме своего эгоизма, больше ничего нет? Как можно ее сейчас в чем-то обвинять? Порадовались бы лучше, что Эмми не замкнулась, что улыбается и, вообще, отлично держится после моей смерти. Миссис Уотсон не понять: то ей не нравится, что ее дочь убивается горем, то она винит ее в том, что та ходит по кинотеатрам в попытке отвлечься... Ну, что за люди?
  Как я рад, что у нас с Эмми есть своя квартира, иначе тут бы ее заклевали! И это в доме родителей... Здесь ее понимает только отец. Хотя не то, что понимает - он предпочитает не лезть ни в какие дела: лишь бы миссис Уотсон не выносила никому мозг.
  - Все готово! - уставшим голосом сказала миссис Уотсон. - Можно садиться за стол.
  Сняв фартук, она гордо прошагала в гостиную, держа в руках пару тарелок с салатами. Эмми тоже, прихватив тарелки, отправилась за ней.
  - Как жаль, что ты уже уезжаешь! - говорила миссис Уотсон Натали.
  - Я и так задержалась у вас. Взяла двухнедельный отпуск, подумала, будем гулять на свадьбе несколько дней... А так вышло...
  Зачем она заводит этот разговор? Как будто специально напоминает Эмми о горе. Но моя миссис никак не реагировала.
  - Когда в следующий раз приедешь? - спросила с улыбкой Эмми, не ведясь на провокации.
  - Думаю, теперь только в конце лета!
  - Да? А весной не навестишь нас? - только я знал, к чему клонит моя миссис. Она сегодня мне говорила, что теперь Натали будет реже заявляться.
  - Навряд ли получится, - Натали не знала, что придумать, и торопливо набила рот едой.
  - Как нога? - спросила Эмми у отца, который уже три года прихрамывает после удара током.
  - Как всегда...
  Вроде, семья в сборе, а они не знают, о чем поговорить. Миссис Уотсон с Натали набросились на еду, нахваливая друг другу, как вкусно они все приготовили. Отец сидел с газетой в руках, Эмми ковырялась вилкой в тарелке - видимо, у нее опять нет аппетита.
  - Почему ты не притрагиваешься к еде? - возмущенно спросила миссис Уотсон.
  - Я не голодна...
  - Не голодна она! Небось, приходя в дом к Мараллисам, ты ешь то, что они тебе накладывают.
  Эмми сдержала улыбку, зная, что я тоже это слышу. Я рассмеялся, глядя на нее. А так и есть: приходя к моей маме, Эмми обычно наедается до отвала. А та еще и с собой наложит - Эмми никогда не отказывалась.
  - Кстати, спасибо за подарки! - не ответив на вопрос мамы, Эмми поблагодарила Натали.
  - О, тебе понравились? - пережевывая еду, спросила она. Натали любительница слышать похвалу в свой адрес.
  - Очень, - Эмми была немногословна, несмотря на то, что Натали ждала большего.
  И тишина... Поговорить им, собравшись вместе, явно было не о чем.
  - Ты скучаешь по нему?
   И тут мои нервы начали сдавать! Глядя на Эмми, на то, как она сдерживает себя, сжимая кулаки, я готов был придушить эту глупую девицу. Я знаю, если бы такой вопрос задала моя мама или, допустим, Джейн, Эмми бы адекватно восприняла его и ответила. А подковырки от ее семьи, с которыми она предпочитала не говорить на эту тему, ей явно надоели.
  - Во сколько у тебя самолет? - дрожащим голосом спросила Эмми, переводя тему. И если бы она не давала мне обещания, что не проронит ни одной слезы, то, наверное, уже бы разревелась.
  - Натали тебе задала вопрос! - миссис Уотсон уставилась на Эмми. Ну конечно, ей же плевать на нее. Самое главное - угодить племяннице.
  - Я тоже! - нагло сказала Эмми.
  - Что? - миссис Уотсон вытаращила глаза.
  - Я тоже ей задала вопрос! - спокойно отвечала Эмми. В это время сестрица уселась вразвалочку, наблюдая за спорами Эмми и мамы. Натали, наверное, только этого и ждала. Она тот человек, которому все равно, что чувствуют другие: добилась скандала и сидит в роли зрителя.
  - Эмми, вот вы с Натали почти ровесницы. Она пробыла у нас больше месяца, а ты за это время не удосужилась с ней ни разу повидаться! У вас столько общих интересов! Могли бы гулять, в кино ходить вместе! - миссис Уотсон скомкала полотенце, которое лежало у нее на коленях, и отшвырнула его со злобы в сторону. При этом поглядывая на Натали, словно заискивая перед ней.
  - Да ладно... У Эмми умер жених... Я ее понимаю, - сделала жалобное лицо Натали. - Могу себе представить: свадьба на носу, все готово, платье, кольца...Цветы... И тут такое горе!
  Эмми побледнела, стеклянными глазами сдерживая слезы, смотря на эту бестолковую девицу.
  - Так что нет - я не в обиде! - медленно, сделав тупое лицо, она говорила миссис Уотсон, словно не замечая реакции Эмми.
  - Да перестаньте вы, - не выдержал мистер Уотсон. - Вам поговорить больше не о чем?
   Он положил руку на колено Эмми и тихонько прошептал: "Не обращай внимания на этих куриц".
  - Я сейчас, - выдавила из себя Эмми и убежала в ванную.
  Я - за ней. Эмми включила воду, склонилась над раковиной, упираясь в нее руками, и сделала несколько вдохов. Она готова взорваться, и я, наверное, был бы рад этому! Не могу больше видеть, как она держит все внутри.
  - Эмми, помоги нам! - прокричала неугомонная мамаша.
  Эмми выключила воду и спокойно прошагала на кухню, где уже эти две непонятливые женщины раскладывали по тарелкам десерт.
  - Возьми у Натали! - кивнула головой миссис Уотсон в сторону Натали, чтобы Эмми помогла ей отнести тарелки.
  - Я справлюсь! - ответила она, тащась с ними по коридору.
  Эмми стояла между ними и улыбалась, не понимая, что тогда нужно этим двум дамам. Одна говорит - помоги, другая - не нужно... Да они и сами не знают, чего хотят.
  - Я слышала, что Майк идет на поправку? - спросила миссис Уотсон, садясь за стол.
  - Да, мне Джейн говорила.
  - Ну, слава Богу! Хоть кто-то остался жив! - добавила тупая Натали, не обращая внимания на измученную этой темой Эмми.
  - Так все, хватит! - Эмми откинула стул и выскочила из-за стола, побежав на кухню.
  От такого давления на мою миссис я был готов на все, чтобы только остановить это. Я кинулся на кухню за Эмми.
  - Джейн? Ты не могла бы меня забрать? - она звонила подруге, держа трясущейся рукой телефон.
  - А раньше никак? - отчаянно спросила Эмми.
  - Хорошо, я подожду!
  - Уходи отсюда Эмми! - с тревогой за нее произнес я, стоя за ее спиной.
  - Тео... Как мне тебя не хватает, - тихонько прошептала на выдохе Эмми. Она знала, что я бы уже давно со всеми разобрался, ели бы только мог...
  Она стоит, совсем рядом, измученная, на нее больно смотреть - эти стервятники добились своего.
  - Эмми, детка... Давай, я вызову тебе такси? - спросил мистер Уотсон, войдя на кухню.
  - Меня Джейн заберет, - глядя отчаянными глазами тихонько шепнула ему Эмми.
  - Не слушай их, крепись, дочка, - мистер Уотсон обнял Эмми, крепко прижимая к себе.
  - Ты уже уходишь? - удивленно спросила мамаша, придя на кухню: за ней шагала любопытная сестрица.
  Эмми не отвечала, не размыкая объятий отца.
  - Хоть один день ты можешь провести со своей семьей нормально? Почему постоянно у тебя какие-то обиды, слово тебе не скажи! До чего уж ранимая стала! - уткнув руки в боки, продолжала эта истеричка. Я встал напротив нее, вспомнив историю Лауры и Сэма в детдоме.
   - Заткнитесь уже! А еще называетесь мамой! Да что вы докопались до моей Эмми? Какая же вы...- я разжимал кулаки прямо перед ее лицом, в злости готов был схватить ее или оттолкнуть. Сдерживался из последних сил, почувствовав, как из-за моей ярости кисти рук то и дело наполнялись теплом. И вот, казалось, тот момент, когда я могу попробовать свою силу в действии, но боялся напугать мою миссис, а, может, она это и вовсе не одобрит.
  - Ты с Джейн поедешь? - из-за спины мамаши спросила Натали.
  - Да... Она скоро заедет, - неохотно отвечала Эмми.
  - А меня до вокзала не подбросите? Сумки уже собраны, я много времени не отниму. До чего простая, подумал я. Сначала довела Эмми до такого состояния, а теперь - подвезите ее.
  Эмми отошла от отца и каждую секунду поглядывала на телефон в ожидании звонка Джейн. Сделала вид, что не услышала вопрос Натали.
  - Иди, собирайся! Довезут, конечно, никуда не денутся! - дала команду Натали наглая мамаша.
  Отец строго посмотрел на нее и помотал головой, все больше и больше разочаровываясь в своей супруге.
  - И не нужно так смотреть! По-вашему, бедняжка Натали должна тащиться с огромными сумками на вокзал?
  Ну, конечно, миссис Уотсон, наверное, ей натолкала гору подарков для всей родни! Я возмущался, стоя рядом с Эмми, и так же не сводил глаз с телефона. Эмми была неприступна.
  Натали уже через секунду стояла в коридоре, вытащив туда две сумки и пару пакетов.
  - Я готова! - крикнула она с намеком Эмми, что все-таки собралась ехать с ними.
  - Ой, да ты не торопись, докушай десерт, пока ждем Джейн, - с заботой мать Эмми обратилась к племяннице.
  Телефон, наконец-то, завибрировал в руках Эмми, я облегченно вздохнул.
  - Джейн? Подъезжаешь? - с надеждой спросила Эмми.
  - Не одна? А с кем ты? - я прислонился ближе к телефону, чтобы расслышать голос Джейн, но та молчала в трубку, и мне стало понятно, это очередной план Эмми.
  - Просто тут Натали нужно подбросить до вокзала... Нет-нет, она еще с сумками... Да, большими... Хорошо, я поняла, сейчас выхожу!
  Я рассмеялся: как ловко моя миссис умеет врать! Интересно, а со мной она когда-нибудь это применяла?
  - У Джейн машина битком! - сказала Эмми, проходя мимо жующей мороженое Натали.
  - Получатся, я не влезу? - возмущенно спросила она.
  - Нет! - с улыбочкой отрезала Эмми и сделала вид, будто ей очень жаль.
  - Эмми!? - уставилась на нее миссис Уотсон. - В чем дело?
  - Послушай, я никому ничего не обещала! Правильно? - продолжала хитро улыбаться Эмми, одевая пальто. - Если бы это была моя машина, то я, конечно, ее довезла. Но распоряжаться чужой я не могу! Извините!
  - Хм! - миссис Уотсон не могла ничего сказать против выдвинутых аргументов.
  - Если б у нее была машина! - недовольно буркнула она, глядя на Натали и решив подкольнуть Эмми. - Твой Тео хорошо позаботился, чтобы у тебя ничего не было! Ни машины, ни работы! Стоишь теперь продавцом и ездишь на метро!
  Натали рассмеялась, ей понравились шутки миссис Уотсон в адрес Эмми
  Эмми сжала губы, прищурила глаза, я думал, она вот-вот набросится на их обеих и вырвет все волосы на голове. И мое терпение лопнуло. Я не мог больше слушать этих беспощадных дамочек, мне хотелось показать Эмми, что я рядом и заступаюсь за нее.
  Я подошел к смеющийся Натали, в руках у нее была пиала с мороженным. Несколько секунд я глядел на ее довольное лицо, на то, как она гогочет над горем моей миссис. По рукам прокатилось тепло и медленно подкрадывалось к кисти. Натали не успокаивалась, поглядывая на миссис Уотсон. Они, то и дело, задирали Эмми, пока та торопливо надевала сапоги. Моим рукам впервые стало не то, что тепло, а горячо. И я с размаху ударил по ее пиале. Мороженое растеклось по полу, а сама пиала отлетела в гостиную.
  Эмми медленно поднялась, застегнув сапог, и огромными глазами посмотрела на перепуганную Натали.
  - Что это было? - заторможено спросила Натали, глядя, как пиала кружится по полу. -Она сама вылетела из моих рук!
  Эмми сделала несколько глубоких вдохов, затем закрыла ладонью нижнюю часть лица и, не веря своим глазам, мотала головой.
  - Ничего, ничего! Я все уберу! - миссис Уотсон понеслась за тряпкой, пока Натали стояла в ступоре.
  - Будто что-то выбило ее из рук! - твердила Натали, не поднимая с пиалы глаз. Ей уже было не так смешно!
  Мистер Уотсон скромно улыбнулся и посмотрел на Эмми.
   - Это Тео, - шепнула она ему.
  -Это я, Эмми! Я рядом и защищаю тебя! Я ликовал! Видя, как Эмми приходит в себя, с улыбкой, догадываясь, что я о ней решил позаботиться.
  - Ну, вот и все, что ты так разнервничалась? - вытирая с пола мороженое, сказала миссис Уотсон. - Подумаешь, выронила! - смеясь, сказала она Натали, не веря тому, что что-то могло вылететь из рук от какого-то невидимого удара.
  Эмми медленно подошла к Натали и встала прямо перед ней, чувствуя, что она не одна.
  - Да, возможно, я не езжу на дорогой машине. Потому что не сдала на права! - Эмми опустила глаза. - Да, у меня нет нужного образования, потому что мой любимый хотел, чтобы я всегда была с ним рядом! И у меня нет приличной работы, потому что Тео обеспечивал нас сполна! - Она резко подняла на сестру свой взгляд. - И ты, упрекая меня за это, думаешь, что я хоть о чем-то пожалею? Нет! Никогда! Ты просто не знаешь, что у меня было, Натали! - гордо воскликнула Эмми.
  - Его любовь, его забота, его отношение ко мне намного дороже, чем все остальное! Мое сердце наполнено его теплом, и я буду чувствовать его до конца своих дней! Пусть Тео уже нет... Но воспоминания о том, что он сделал для меня, чему он научил меня, уже не стереть! И я получила от жизни намного больше, чем ты, со своими двумя высшими! - брезгливо усмехнулась она. - Я знаю, что такое быть любимой, кому-то необходимой... А ты, если не изменишься, дорогая ровесница, так и останешься серой мышью, которая сидит в офисе, приехав туда на дорогом авто! Не рассчитывай на большее со своим характером... И никогда не смей осуждать тех, до кого тебе еще ползти и ползти! Проще это называется зависть...
  Эмми повернулась спиной к Натали, которую будто бы отсчитали, как пятилетнего ребенка.
  - Ах да! И не надейся, что ты когда-то ему нравилась! - усмехнувшись, добавила Эмми, слегка повернув через плечо голову, глядя в пол. - Он, вообще, тебя считал тупицей!
  Я поддерживал каждое ее слово! Моя миссис! Какая же она молодец! Оставалось только наслаждаться, глядя на эти бесстыжие лица. Только отец Эмми был горд за нее, молча стоял и, кивая головой, делал вид, что подписывается под ее словами.
  - Увидимся на поминках, па! - Эмми обняла отца, напомнив ему про сороковой день, затем перевела взгляд на миссис Уотсон: "А тебе, я думаю, лучше там не появляться! Побереги сердце миссис Мараллис!".
  -Тео... - прошептала она чуть слышно, подходя к машине Джейн.
  - И что за срочность? - удивленно спросила ее подруга.
  - А то ты не знаешь, как проходят семейные ужины? - вытаскивая ремень, пробурчала Эмми.
  - И что на этот раз?
  - Натали! Терпеть ее не могу! - сквозь зубы произнесла Эмми.
  - Догадайся, кто еще там был? - Эмми посмотрела интригующе на Джейн.
  - Папа, мама, Натали... Ты... Кот... Кто? - перебрав всех членов семьи, с любопытством спросила Джейн.
  -Тео! - громко крикнула Эмми.
  Джейн даже поперхнулась, и, прокашлявшись, переспросила, сбавив газ.
  - Кто-кто? Тео? - Джейн глядела на Эмми, как на ненормальную.
  - Ага! - восторженно продолжала Эмми. - Он до смерти напугал Натали! Когда эти стервятники довели меня до ужасного состояния, Тео выбил из рук Натали тарелку с мороженым! - Эмми радостно рассказывала подруге, но та слабо ей верила, судя по лицу.
  - Выбил из рук, значит, да? - с усмешкой переспросила Джейн и приложила руку ко лбу Эмми, которая не прекращала улыбаться.
  - Вроде, не горячий, - сомнительно сказала Джейн.
  - Нет, ты совсем не обязана мне верить! Я знаю! Я это знаю, Джейн! Он был там, он заступился за меня! Мой Тео - он рядом! - сказала довольная Эмми и, закрыв глаза, откинулась на спинку сидения. А Джейн недоверчиво поглядывала в зеркало, на пустое сидение.
  - Он рядом, - буркнула недоверчиво Джейн. - Тебя куда? Домой?
  - Да, - ответила Эмми.
  Машина подъехала к нашему дому, Эмми летящей походкой проскакала к подъезду.
  - Ты слышишь? - спросила Эмми, плюхнувшись на диван, не снимая обувь. - Ты слышишь! - ответила она сама на свой же вопрос.
  - Я всегда знала, что ты рядом... - прошептала моя миссис дрожащим голосом.
  - Обними меня, Тео...- шептала Эмми. Боже, как я хотел, чтобы она почувствовала... Я крепко обнимал ее, охватив обеими руками, положив на ее плечо голову. Эмми сидела с закрытыми глазами, в полной тишине. И я понимал, что она совсем ничего не чувствует, а лишь. как и я, ждет чуда...
  - Тебя сегодня жутко разозлили? - усмехнулась она, открыв глаза и решив перевести тему. В последнее время она так часто делает, чтобы не поддаться чувствам и не показать свою слабость.
  - Лицо Натали так и стоит перед глазами! - рассмеялась Эмми и резко погрустнела.
  - Ничего! Мы с тобой и не такое проходили... Напоры мамы и ее родственников... Но ты не переживай! Я справлюсь! Не буду обращать внимания! - бодро заговорила она и принялась разуваться прямо на ковре.
  - У меня останется поддержка в семье Мараллисов и Джейн! Мы не пропадем! - продолжала успокаивать меня Эмми.
  - Поужинаем? - спросила она с улыбкой и прошла на кухню, захватив сапоги, которые кинула в коридоре, проходя мимо.
  Она достала из холодильника салат, понюхала его: " Вроде, нормальный!". Налила кофе и уселась перекусить.
  - А то как-то ужин не задался! - усмехнулась она, говоря об Уотсонах.
  Я сидел напротив, глядя, как голодная Эмми уплетает салат.
  - Ну, вот! Другое дело! - довольно сказала Эмми, выбрасывая пустую одноразовую посуду в урну. - А теперь кино! - воскликнула она и поманила меня за собой в комнату.
  - Помнишь, мы хотели посмотреть эту комедию?
  Мне оставалось лишь кивнуть головой в ответ, раз уж моя Эмми отказывается ложиться спать и предпочитает просмотр фильмов, несмотря на почти ночное время.
  Она нашла в поиске нужный фильм, включила и заскочила под плед на диван.
  - Садись! - Эмми откинула плед, подождала пару секунд (я как раз успел запрыгнуть к ней рядом) и накрыла нас обоих. Устроившись поудобней, мы приступили к просмотру.
  Полночи мы провалялись на диване, смеясь над комедией. Она продлевала мне жизнь, как могла! Она пыталась сделать все, чтобы я чувствовал себя, как прежде. Я и моя миссис, дома, залипаем в телик, смеемся... Все, как тогда, когда я был живым.
  Эмми уснула на диване, так и не выключив телевизор...
  - Эй! - послышался шепот с террасы, а затем высунулась голова Джона.
  - Да входи ты уже!
  - Я не один...
  - Я догадался!
  Джон, Эрик и Аманда ввалились в комнату. Эрик уставился на спящую Эмми, я перевел взгляд и заметил то же что и Эрик: плед немного был раскинут, и оттуда виднелось белье Эмми.
  - Ай, яй, яй! - грозно сказал я Эрику и вытолкнул его через стенку на кухню. За нами - и Джони с Амандой.
  - Какой интерьер! - восхищалась Аманда, разглядывая квартиру.
  -У Эмми отличный вкус! - добавил Джон.
  - Откуда идете?
  - С чего начнем? - спросил Джони у Аманды.
  - Сначала, мы обошли все музеи...
  - И не только в нашем штате! - восторженно вмешался в разговор Эрик.
  - Да! Затем побывали на выставке кошек! Просидели пару сеансов в кино...
  - И до ночи протусили в парке аттракционов, - с таким же уставшим видом добавил Джон.
  - Мне кажется, Аманда и Эрик были бы отличной парой! - рассмеялся я, похлопав Джона по плечу. Аманда тоже усмехнулась, а Эрику стало неловко.
  - Просто в следующий раз, я - пас!
  - Как? Тебе не понравились наши экскурсии? - удивленно спросила Аманда, зная, что замучила сегодня Джона.
  - Я воздержусь!
  - Скорее, следующего раза уже не будет, - произнес себе под нос Эрик, напомнив нам об оставшихся шести днях.
  - А мы вот по какому поводу! - весело воскликнула Аманда. - Мы решили слетать в Лас Вегас! Ты с нами?
  - Ого! В Вегас? С чего бы вдруг?
  - Всегда мечтал там побывать!
  - Я в курсе! Так это ты всех и заманиваешь в город развлечений?
  - Ага! - ответил довольный Джони. Сколько я его помню, он был самым азартным из моего окружения и всегда мечтал сгонять в Вегас, чтобы сорвать куш, как он говорил.
  - Конечно, я предлагала во Францию, там как раз сейчас начнется неделя моды... Но видя, как Джони потакает всем моим прихотям, я решила на этот раз поступить, как он хочет!
  - А я, может, останусь в штате? - спросил скромняга Эрик, боясь помешать двум влюбленным.
  - А как мы там без тебя? - почти в один голос спросили Аманда с Джоном.
  - Нет, дружище, даже и не думай! Ты в команде!
  - А ты что скажешь? - обратился ко мне Джон.
  - Я не могу... Должен быть с Эмми, - лишних вопросов никто не задавал: все были готовы к такому ответу.
  - Ну. да, осталось совсем немного времени, - с понимающим видом прошептала Аманда.
  - А как там Сэми с Лаурой? Нет от них новостей?
  - Новостей нет, но, я думаю, с Лаурой они не пропадут, она-то уже все тут знает!
  - Джон прав! Через пару дней должны вернуться, - подтвердил Эрик.
  - Кстати! Как твои способности? - с огромным интересом спросила Аманда. - Тепло, например, удерживать и все такое...
  - Я понял... Тренеруюсь... Но пока с трудом получается...
  -Ты успеешь! - решила она меня подбодрить.
  - Спасибо!
  - Ну что, господа-туристы! Айда в Лас Вегас! - воскликнул Джони.
  - Вы надолго?
  - Нет, - сделав вид, вроде, "не переживай за нас", ответил Джони.
  - Ну-ну, зная твой азарт, я уже начинаю сомневаться, - поглядел я на него из-под бровей. Так и не заметишь, как на тот свет отправишься.
  - Мы его будем тормозить! - пообещали Аманда с Эриком.
  - Интересно, там есть какая-нибудь шайка духов, которая тоже играет в казино?- рассуждал, смеясь, Джони.
  - Интересно, на что они играют? - спросил я у фантазера.
  - Ну, к примеру, на щелбан! - рассмеялся Джони.
  - Тогда проигрывать совсем не обидно! Правда. Эрик? - Аманда развернулась к Эрику и щелкнула его по лбу, но ее пальцы, конечно, проскользнули по воздуху.
  - Ну, что ж, не будем задерживать! - Джони сделал поклон. - Спасибо вашему дому, но, к сожалению, нам пора! - с очень серьезным видом добавил он.
  - Надеюсь, мы с вами еще увидимся! - во мне затаилась небольшая тревога, мы всегда старались держаться вместе, а тут все разбрелись по разным сторонам...
  - Конечно, увидимся! Так скажем... Это просто наш последний уикенд, перед тем, как мы отправимся... - Аманда посмотрела наверх.
  - Я решил свозить свою подружку в Вегас! Ей тут без нас еще грустить несколько дней, - уже без улыбок заговорил Джони.
  Точно - Аманда умерла на несколько дней позже...
  - Думаю, Лаура о ней позаботится, - ответил я Джону, чтобы тот не переживал за подружку.
  - Мы сегодня уйдем или нет? - заторопил всех Эрик.
  - Идем. идем! - крикнула Аманда и ускользнула первая, за ней - Эрик, махнув мне рукой.
  - Ну, ладно, дружище... Увидимся через пару дней! - Джони на секунду задержался, затем сиганул к остальным. Я провожал их, стоя у окна. Наблюдая, как по ночным, темным улицам шагают вполне веселые, молодые ребята, которые прекрасно понимают, что вот-вот наступит день, и что-то произойдет. Может, мы отправимся куда-то выше... Может, в другое тело сразу... А, может, и вовсе превратимся в пыль...
  Никто не знает, что будет дальше. Сейчас ясно одно - мы все, за исключением Эрика, нашли в этом мире поддержку, любовь родственников... И каждый из нас пытается вкусить это сполна, но при этом никто не отказывался от дружбы! Мы по-прежнему все вместе. Только вот за Эрика я все же немного переживаю... Как-то нечестно это! Сэм встретил Лауру и укатил с ней. Джони неразлучен с Амандой. Я, конечно же, с Эмми провожу большее время... А Эрика силой утащили из Африки, где он встретил Монифу. Может, стоило оставить его там, с ней? Ведь у парня и при жизни-то не было подружки! А теперь, выходит, он, как обуза, для всех? Аманда с Джоном вынуждены таскать его повсюду, хотя, наверняка, хотят побыть наедине. Со мной он, конечно же, не останется, хотя мне и не жалко... А мог бы сидеть там со своей африканкой и быть счастливым, хотя бы в этом мире... Узнать, наконец, что такое любовь!
  - Алло? - спросила сонная Эмми, взяв трубку.
  - Ты проспала? - возмущенно спросил голос Джейн.
  - Нет... Я не пойду сегодня... И завтра не пойду, - сонным голосом бормотала Эмми. Скорчив лицо, она растирала свою шею, видимо, на диване было неудобно спать.
  - Что значит - не пойдешь? - вновь раздался грозный голос.
  - До сорокового дня я никуда больше не пойду! - Эмми была довольно убедительна.
  - Прекрасно! - возмутилась Джейн. - Ты хоть понимаешь, что сейчас самый пик продаж? - почти кричалаона.
  - Угу... - Эмми невозмутимо зевала.
  - Я, кажется, поняла! Ты теперь знаешь, что Тео рядом, и решила запереться с ним дома. Да?
  - А что, если так? - хитрым голосом вопросом на вопрос ответила Эмми.
  - Детка, я пришлю к тебе психиатра! - с усмешкой отрезала Джейн и положила трубку.
  - А я тебе - хирурга! Чтобы зашил тебе рот! - злобно буркнула Эмми, отбросив телефон в конец дивана.
  - Да какое ей дело? - продолжила возмущаться растрепанная миссис. - Ей самой психиатр не помешает, раз она так умело может доводить людей, которые едва проснулись!
  Эмми ходила по комнате в поисках моей рубашки и бурчала себе под нос. Затем наконец-то нашла, что искала, и бодрой походкой прошагала на кухню. На улице было еще темно, и в квартире - тоже, кроме гостиной, где с ночи горел светильник. Эмми нащупала кнопку на чайнике, ткнула ее пальцем и, зевая, пошла в ванную комнату. Через пару минут вышла - бодрая, волосы бережно забраны в хвост, лицо сияет свежестью. Заварила кофе и плюхнулась с кружкой на стул.
  - Доброе утро, мой мистер! - сказала, как всегда, она с улыбкой.
  - Теперь я твоя! На все оставшиеся дни...
  Вот что значили ее слова, когда она говорила Джейн, что больше не будет ходить на работу до сорокового дня. Я, вроде, был рад, что последние дни проведу со своей миссис, она будет только со мной... Но все же был за нее гораздо спокойней, когда она проводила время с Джейн.
  
  
   Прощание
  Осталось два дня. Игроки вернулись из Вегаса, полные впечатлений. Особенно Джони - это его обычное состояние после приключений. Эрик тоже оценил поездку, и Аманда была весьма довольна. Они там даже поженились! Ну, как там обычно в Вегасе бывает: шуточные свадьбы...
  Беспокоило лишь одно: Сэм и Лаура так и не вернулись...
  - Рванем сегодня к Майку? Проверим, как он там?
  - Да, Джон! А не то нашего Тео стало совсем сложно вытащить из дома! - возмутилась Аманда. А и правда: я сутками сидел возле Эмми. Она погружала меня в воспоминания о прошлом каждый день. Мы успели просмотреть все наши фото, посмеяться, погрустить... Вечерами смотрели фильмы, днями прогуливались и даже сделали пару пробежек по утрам!
  Эмми старалась изо всех сил развлечь меня. Она отдавала мне все двадцать четыре часа в сутки. И я не мог оставить ее ни на минуту, чтобы ее старания не прошли даром - пусть она даже об этом и не узнает. Даже сейчас мне неудобно перед ней. Я вышел на террасу поговорить с ребятами, а Эмми тем временем хохочет у компьютера, пересматривая видео из Майами, когда мы делали попытки прокатиться на дельфине. Нас снимал на камеру инструктор по дайвингу - мы неуклюже делали попытку за попыткой, но то и дело переворачивались в воду.
  - Эй, так идем сегодня к Майку? - переспросила Аманда, помахав перед моим лицом рукой?
  - Задумался, - сказал я. - Конечно, нужно обязательно его навестить.
  - Ах, вот вы где! - послышался довольный голос Сэма.
  - Ну, наконец-то! Мы уже хотели броситься на поиски!
  - Все в порядке, Тео! - появилась на горизонте Лаура.
  - Ну, как вы тут без нас?
  - Еле выживаем! - с издевкой ответил ему Джони: они с Сэмом по-другому и не умели общаться.
  Все поприветствовали друг друга. Наконец-то, все в сборе!
  - Мы к Майку собираемся, пойдемте? Как раз по пути и расскажете, где вас носило несколько дней! - прищурив глаза, Джони всматривался в лица Сэма и Лауры, будто в что-то пытаясь прочитать в них.
  - И ты расскажешь, как в Вегасе потусили! Подражая Джону, Сэми тоже прищурил глаза и уставился на него, сдерживая улыбку, пытаясь сделать серьезное лицо.
  - Окуда ты знаешь про Вегас? - удивленно спросил Джони, и они все с любопытством посмотрели на Сэма с Лаурой.
  - Ага, думаете, свалили без меня в город развлечений, и удастся это скрыть! - как Холмс, заговорил Сэми, сделав вид, что покуривает трубку.
  - Вы просто забыли, кто моя мама! - рассмеялся Сэми! - Неудачники! - добавил он, глядя на них сверху.
  - Духи нам сказали, куда вас занесло, - пояснила Лаура, хотя я и так уже догадался.
  - Выходит, от вас ничего не скрыть? - включился в разговор Эрик.
  - Выходит, что так! - гордо ответила Лаура и мило улыбнулась Эрику.
  Мы двинулись в сторону больницы. Мне пришлось оставить мою миссис... Но я знал, что скоро к ней вернусь. По дороге наши азартные друзья, перебивая друг друга, рассказывали о своих приключениях в Вегасе. О том,как можно было бы всех провести и сорвать кучу денег.
  - Джони отложил в уголок своего мозга всю дельную информацию и в следующей жизни обязательно вернется в Вегас и сорвет там свой долгожданный куш! - рассмеялась Аманда.
  - Да, и поделюсь с тобой! Ведь ты теперь моя жена! - гордо сказал Джони, приобняв Аманду.
  - Ну, хоть тут-то женился! - выдохнул Эрик, вспоминая о разгульном прошлом Джона.
  - Чего? А мальчишник? - возмутился Сэми.
  - А девичник? - поддержала его Лаура, уставившись с возмущенным видом на Аманду. В шутку, конечно.
  - Так вас же не было! - серьезно ответили хором новобрачные.
  - Слышать ничего не желаем! - деловым голосом сказала Лаура.
  - Накрывайте поляну! - продолжали прикалываться Сэм с его молоденькой мамой.
  - Кстати,ты видел его? - спросил Эрик у Сэма про отца.
  - Видел, - вздохнул тот.
  - И...- Эрик засомневался, стоит ли продолжать разговор.
  - Жив-здоров... Шикует, ни в чем не отказывая себе, - брезгливо заговорил о нем Сэми.
  - Да, я не раз наблюдала такую картину, - продолжила Лаура. - Водит разных девиц к себе на виллу, развлекается с ними... Меняет их каждые сутки.
  - И, самое мерзкое, что мы с ним очень похожи, - скорчив лицо от неприязни, выдавил Сэм.
  - Но это только внешне! - успокаивала его Лаура. - Поверь, кроме внешности, в тебе нет ничего общего с этим человеком.
  - Мне жаль его, - продолжил Сэми. - Я уже говорил об этом Лауре.
  - Жаль? - переспросил Эрик.
  - Да, жаль! Человек, который совсем не знает, что такое счастье... Все ему, как на блюдечке, подают - стоит только пальцем показать. А он устал от такой жизни, потому что все перепробовал - ему с его-то деньжищами доступно все! Вот возьми меня, приведи на дорогую яхту и отправь покататься, пускай даже на пару часов - заряжусь позитивом не на один день! Во мне будет буря эмоций, радости... А он? Разве его чем- то удивишь уже в этой жизни? Нет! Поэтому он и не счастлив... Получил все, что хотел, а самого главного нет в его жизни: нет семьи, которая могла бы вместе с ним радоваться такой роскошной жизни... Нет детей или уже внуков, которые бегают по огромной территории его виллы... Он один, хотя около него и вьются молодые девочки с модельной внешностью. Но все понимают, чего они хотят от него. И он тоже понимает, что интересен всем только из-за денег... На самом деле, его ненавидят все, и он это прекрасно знает. Мы видели, как неохотно ему делает массаж одна из его девиц, улыбается при этом, глядя ему в глаза, а за спиной делает недовольное лицо, с отвращением массируя его дряблую пересохшую кожу.
  И таких там много... А он раскидывается деньгами, чтобы не остаться в одиночестве. Привык к красивой жизни...- Сэми говорил о нем с перемешанными чувствами: с жалостью и отвращением одновременно. И по нему было видно, что он ничуть не жалеет, что вырос не с ним: в его апартаментах. Что провел детство в детском доме, играя игрушками, стоя в очереди за ними, и что такое своя комната, узнав только в восемнадцать лет...
  - Да, еще неизвестно, кому больше повезло в этой жизни? - подтвердила Аманда, и Лаура ее поддержала.
  - Слава Богу, Сэми тоже это понял! - сказала она.
  Мы поднялись в палату к Майку, но на его месте был другой парень.
  - Где он?
  - В другом отделении, видимо, Джон! - ответил Эрик.
  - В каком? - продолжал тупить Джони.
  - Его перевели в обычную палату! - растолковала ему Лаура.
  Мы молча отправились на этаж ниже и, разделившись, стали по очереди обходить все палаты.
  - Вот так мы с тобой и познакомились! - сказал Аманде влюбленный Джони.
  - Ага, у меня словно дежавю, - покосился на них Сэми, вспоминая тот вечер в больнице, когда мы точно так же искали Майка.
  - Смотри, не найди себе кого-нибудь еще! - сердито, но с улыбкой, пригрозила Аманда Джону и подошла к нему ближе, вместе с ним заглядывая в палаты. Мы прочесали весь коридор и, наконец, услышали восклицание Лауры: "Он здесь!".
   Майки неплохо выглядел, сидел на кровати, читая бизнес-журнал. Видимо, торопится вернуться к работе. Помимо его, в палате находились еще двое пациентов - пожилой мужчина и подросток.
  - Вот так компания! - усмехнулся Сэм.
  - Ага, Майки тут, наверное, всех жизни учит!
  - Не знаю, Джони, как всех, но подростка -точно! - засмеялся я, хорошо зная Майка: он-то уж любитель рассказывать, как он из грязи в князи выбился.
  Майки читал всегда быстро, стараясь уловить суть быстрее, чем желал бы этого автор, который писал статью. Журнал он тоже перелистывал с потрясающей скоростью. Да, интересно: как Майки будет справляться с компанией? Может, он наймет себе напарника? Или, вообще, продаст ее? Я теперь об этом никогда не узнаю... Жаль. Любопытно, что станет с бизнесом, в который я за последние годы вложил столько сил. Но в одном я не сомневался: как бы там ни случилось, Майки поступит по-честному и не обделит Эмми и моих родителей.
  - Ого, какие люди! - сказал Джони, глядя на дверь.
  - Эдвард? - удивился Эрик.
  И, правда: на пороге появился Эд, накинув на плечи белый халат.
  - Ну, как тут наш больной? - спросил он довольно веселым голосом и бросил на кровать пакет с фруктами.
  - Неплохо! - буркнул Майки, явно не довольный его визиту, и уставился в журнал, сделав вид, что только начал его читать.
  - Я надеюсь, ты подумал над моим предложением? - мне не нравился его тон. Что это за предложение он успел сделать Майку? Мы переглянулись в недоумении.
  -Ты называешь это предложением? Или осознаешь, что поставил меня перед выбором? - отложив в сторону журнал, спросил у него Майк.
  - Кто-то же должен ответить за тачку! - наглым тоном сказал Эд, присаживаясь на кровать к Майку.
  - Что? Вот урод! Взвалил на Майка всё, не дав ему оклематься до конца! Это разве по-братски? - возмутился Сэми. Он знал Эдварда лучше всех. Мы все были удивлены, как бесцеремонно Эдвард себя вел, хотя имел на это полное право - мы превратили его тачку в груду металла. Вот только на его месте стоило бы подождать немного - хотя бы, когда Майки выйдет из больницы!
  - Как ты собираешься управлять компанией, когда ты настолько далек от того, что мы проворачивали с Тео?
  Стало понятно - Эдвард хочет занять мое место.
  - А ты-то на что? Вот и научишь меня! - продолжал наглеть Эдвард.
  Майки был недоволен и не знал, как поступать. Рядом больше нет его мозговитых друзей, которые не позволили бы Эдварду так себя вести. Увы, но Майки остался один на один со всем, что на него навалилось.
  - Я дал тебе неделю на размышления! Или возвращай деньги за тачку, или бери в долю! Да и потом - моя голова неплохо соображает! Вместе мы поднимем вашу компанию на новый уровень!
  - Да, Эд и тут не упустил свой шанс! - до конца разочаровавшись в нем, сказал Эрик, качая головой.
  - Он пойдет по головам! - хорошо зная Эдварда, тревожно выдавил Сэми, опасаясь за Майка. - Вот черт! Ведь это я взял его тачку... А отвечать приходится Майку! Он только недавно свыкся с мыслью, что нас нет, а тут этот подонок, со своими претензиями... - Сэми сильно переживал, начал себя винить во всем случившемся. Лаура стала утешать его, и мы старались поддерживать: никто не знал, что Эдвард так поступит.
  - Ты не оставляешь мне выбора, - пробормотал недовольно Майки.
  - Почему? Наоборот! Подумай сам! Тео больше нет, а ты хотел один там решать все дела? Ты же прекрасно знаешь, что не справишься в одиночку, да и у меня неплохой опыт управлять большой компанией. Точнее... Я видел, как это делает мой отец. Новый уровень, Майки! Новый! - Эдвард был заметно обрадован, что встанет во главе нашей компании, а меня это невероятно разозлило. Но у Майка нет выбора, да и из его близкого окружения никого не осталось - Эдвард сыграл на этом.
  - Что ж, тогда скорейшего тебе выздоровления! Дай мне знать, когда приступать к работе.
  - Я думаю... После больницы нужно разгрести дела, а уже потом ты включишься в работу! - Майки был недоволен, разговаривал с Эдвардом, не поднимая глаз, все так же уставившись в журнал.
  - И, кстати, не забывай, что еще есть Эмми! - напомнил ему Майк о ее пакете акций.
  - Я думаю, мы решим этот вопрос! - спокойно ответил Эдвард, будто у него есть и на этот счет план. И вышел из палаты.
  - Что он имеет в виду? - заторможено произнес я, с тревогой за Эмми. Парни тоже напряглись, недовольно глядя вслед Эдварду.
  Майки тут же отшвырнул в сторону журнал и скривил от недовольства лицо.
  - Как все кстати! - сказал он возмущенно. - Вот о таком компаньоне я, черт возьми, всегда и мечтал, - продолжал он сердиться, пока в палату не вошел подросток-сосед. Майки сразу притих и, завалившись на бок, погрузился в мысли.
  - Да уж, ситуация...
  - Бедолага! - причитали Аманда с Эриком.
  - Идемте?
  - Идем, Сэми! - все стали выходить сквозь двери из палаты, кидая по очереди сочувствующий взгляд на Майка.
  - Все настроение испортил, гад!
  - Да ладно тебе, Джони... Возможно, он и прав? Ну, этот Эдвард, может, он и, правда, поможет Майку взять все в руки. Столько еще сил тому понадобится для восстановления, а тут, хоть будет, кому присмотреть за делами на работе!
  Лаура искала положительные моменты во всей этой ситуации, и я начал размышлять, как она. Действительно, может, они подружатся и на пару добьются неплохих успехов, если Эд и, правда, окажется башковитым. Майки ведь без меня не принимал никаких решений. Мы всегда с ним советовались, одному ему будет нелегко. Если же и Эд будет тупить, то из этого не выйдет ничего хорошего, и фирма перестанет приносить прибыль.
  - Куда теперь? - спросила Аманда. Я вспомнил об Эмми, ее культурной программе - "фильм, плед, диван" и поскорее уже хотел оказаться с ней рядом.
  - Я буду с Эмми, ребята, все остальное время я буду с ней!
  - Я тоже хотела побыть с близкими... Ты как, Джон? Может, сначала к моим, а потом - к твоим?
   - Я не против!
  - А вы? - спросила Аманда, обращаясь к Сэму с Лаурой и стоящему позади всех Эрику.
  - Мы... Никуда. Нам не с кем прощаться, придумаем что-нибудь! Правда, Эрик?
  Сэми дал понять Эрику, что они с Лаурой его не бросят.
  - Да, но...Я все-таки сначала заскочу домой, а потом встретимся.
  Отговаривать его никто не стал, хоть обстановка у него дома и была напряженной. Эрик должен был посмотреть в последний раз на свою семью, как бы там ни было.
  - Осталось меньше двух дней! Раз мы все расходимся, то предлагаю собраться на той крыше, помните? - все кивнули в ответ головой, понимая, о чем я. - Никто не знает, как это будет... Так что, я думаю, нам нужно отправиться туда всем вместе!
  - Мы так и хотели изначально! - подтвердил Эрик.
  - Я просто решил убедиться, что все в силе! Ведь изначально нас было четверо, мы и так и так бы держались вместе, а теперь, кто его знает, может, Джони захочет последние минуты провести с Амандой, Сэми - с Лаурой...
  - Нет, нет, вам обязательно нужно держаться вместе! - с тревогой сказала Аманда. - А мы с Джоном встретимся там... Проследите только, чтобы не заглядывался там на души красивеньких девушек! - ревниво поглядела на него Аманда и рассмеялась.
  - А Лаура пока тут присмотрит за тобой! - погрозил ей пальцем Джони.
  Лаура... Она останется здесь... В голове не укладывается, как можно столько лет бродить по земле? Я подумал о ней, и мне стало ее так жаль... Хотя мы и сами не знаем, что ждет нас дальше...
  -Тогда встречаемся завтра вечером?
  -Да, Тео, давайте в десять?
  - Может попозже? - все-таки хотелось бы попрощаться... Я подумал, что Эмми засидится в доме моих родителей на поминках, а затем мне захочется побыть немного наедине с моей маленькой миссис.
  - Приходи, как сможешь! - с понимаем сказала Лаура, и никто не возразил. - Кстати, ты так и не научился передавать тепло?
  - Нет... Кроме кидания предметов, увы, я больше ни на что не способен...Но и это мне очень помогло - Эмми теперь знает, что я все это время был с ней рядом. Я вспомнил про пиалу с мороженым и еле сдержал смех, когда перед глазами встало испуганное лицо злобной Натали.
  - У тебя еще впереди целая ночь и целый день! - обнадежила меня Лаура, дав понять, что еще не время сдаваться.
  Придя домой, я застал Эмми сидящей на полу в гостиной. Скрестив ноги перед собой, она с серьезным лицом ковырялась в пульте, разобрав его на две части.
  -Так ты мне не хочешь помогать, да? Ладно! - с усмешкой сказала она, видимо, обращаясь ко мне уже не первый раз.
  - Да знаю я, мистер, если бы ты только мог, то все уже починил! Тогда поддерживай меня морально! - убедительно попросила она, собирая в кучку маленькие болтики.
  - Батарейки, вроде, нормальные... Тогда почему не работает? - бормотал этот мастер по пультам. А мне стало интересно, так как я пропустил начало: она его швырнула, или дело в самом пульте?
  - Нет, ну, все - моих нервов не хватит, чтобы разобраться, что с тобой! - пригрозила Эмми маленькой пластмасске и убрала пульт на полку, положив рядом выкрученные болтики. Завибрировал телефон, и Эмми, как всегда, неохотно потянулась за трубкой. Но, увидев имя моей мамы на экране, она поторопилась поскорей взять трубку.
  - Миссис Мараллис? - воскликнула она радостным голосом.
  - Эмми, деточка, как ты? - как всегда, беспокойным за мою миссис голосом, спросила мама.
  - У меня все по-прежнему - работала у Джейн, сейчас взяла несколько выходных... А вы? Что нового?
  - Сегодня приехала моя сестра со своим мужем, завтра утром еще ожидаем родню, и тебя, конечно, ждем к пяти часам.
  - Да, мы обязательно приедем вместе с Джейн! Я могу и раньше, вы только скажите, может, что-то нужно помочь?
  - Можешь приезжать в любое время, ты же знаешь! А помогать, думаю, не нужно, мы справимся, нас тут много.
   -Тогда увидимся завтра!
  - До завтра, Эмми!
  Мне нравился голос мамы, она была очень бодра. У меня не будет переживаний за нее там. Тем более, им скоро предстоит отправиться в Сан-Диего. Там-то уж она забудет о всех своих проблемах - я это место видел своими глазами.
  - Завтра последний день, Тео, - прошептала Эмми и медленно направилась к окну. - Этот Новый год я встречу без тебя, мой мистер...
  Эмми молча глядела в окно - на проходивших мимо, уставших от новогодней суеты прохожих. Вслух она больше не произнесла ни слова, хотя я был уверен, что в ее душе кипят, как в огромном котле, мысли, которые хотят вырваться наружу, превратиться в слезы, как у любой девчонки... Но моя миссис - крепкая девочка. Она дала обещание, что больше я не увижу ее слез, и его держит! Моя маленькая, сильная миссис!
  Эмми быстро отключилась от грустных мыслей и, уткнув руки в боки, спросила у меня:
   - И так? Хочешь сказать, что мне теперь придется бегать к телевизору и включать каналы?
  Но бегать ей особо не пришлось: она уснула на середине какого-то фильма - первого попавшегося, который шел по телику.
  Мысли, что это последние наши часы, не давали мне покоя! Моя девочка, моя Эмми! Осознавать, что остался еще один, всего один лишь день... И ты распрощаешься с ней навеки... Ты уже привык к тому, что не можешь прикоснуться к ней - помню, как это было поначалу сложно... Но я мог хотя бы видеть ее и слышать ее голос...
  Господи, разве я смогу без нее? Во мне забилась тревога. Те мысли, что я гнал от себя тридцать девять дней, настигли меня и окутали сильнейшим страхом! Настало время привыкать к этой мысли... Но я не мог, надеясь лишь на то, что моя душа сразу переродится в другое тело, чтобы я не мучился там без нее...
  Я гладил родные пальчики на руках, которые я не забуду, пока жива моя душа. Вспоминал, как они перебирали мои волосы и каждое утро ерошили прическу. Я буду вспоминать, как эти тоненькие руки умели крепко обнимать... Как ее губы целовали меня, всегда по-разному: чмокнув с утра пораньше, или страстно - по ночам... А ее темные глаза... Сколько я видел в них самых разных эмоций! Разве встретишь еще такие когда-нибудь? И полные ужаса, и сияющие от восторга, и мокрые от слез радости, и опухшие от слез каких-либо переживаний...
  Это моя Эмми, она вся моя! Мы рядом, на одной земле, но в разных мирах...
  Почему так происходит?! Почему люди встречают друг друга, влюбляются, безумно влюбляются! Они молоды, живут, радуясь жизни и каждому прожитому моменту, строят грандиозные планы и думают, что успеют еще многое, ведь они молоды... Где- то в подсознании они, конечно, понимают, что не вечны ... Но не думают об этом, будто, вот у всех случается, а нас это не коснется! И изредка вспоминают: ой, нужно как-нибудь туда-то съездить, того-то навестить... И вдруг наступает день, кода всё - твое время остановилась! Ты можешь вернуться назад в воспоминания, но дороги вперед больше нет! И эти планы - они уже не сбудутся никогда. Ты не навестишь того, кого так давно хотел видеть, ты, вообще, больше не способен ни на что! И понимаешь, сколько всего ты еще не сделал в этом мире...Оставляя все на потом. Не думая, что это потом может просто не наступить...
  Все закипело во мне, я выявил для себя кучу несправедливостей в мире, отказывался принимать мысли о ближайшей разлуке с Эмми. Я готов был кричать, биться головой о стены, но сдерживался из последних сил, зная, что ничего уже нельзя изменить. По моим рукам прокатилось тепло, я, понимая, что это последний шанс научиться его контролировать, уцепился в подушку и скинул ее с дивана, но тепло продолжало держаться. В панике я искал предмет, которым мог бы воспользоваться, не напугав грохотом Эмми, и суетливо дернул одеяло - на ум больше ничего не пришло. Одеяло скользнуло до колен спящей Эмми, хоть мне и показалось, что я дернул его довольно резко. Она не проснулась. Руки стали холодеть и вернулись в привычное состояние.
  Ого! Получилось? Я не верил самому себе. Столько раз я пытался это сделать и не мог, а тут даже и не собирался, но тепло пришло само по себе и удержалось секунд на десять точно!
  - Если у меня получилось удерживать тепло, когда во мне скопилась куча злости, значит, теперь можно попробовать подумать о хорошем и передать тепло Эмми?
  Я взбодрился, обнадежил себя мыслью, что смогу почувствовать свою миссис и, самое главное, она - тоже!
  Я сел с ней рядом, закрыл глаза и стал вспоминать приятные моменты, чем я радовал ее, чем - она меня. Но я не мог сосредоточиться, зацепившись за мысль, что у меня должно что-то вот-вот получиться. Положив свою руку на руку Эмми, я ждал чуда, но чуда не происходило.
  Видимо, когда ты пытаешься сделать это целенаправленно, то не работает! Убив два часа на безнадежные попытки, я не на шутку разозлился, поняв, что мне только и останется, прощаясь с Эмми, перевернуть вазу или разбить ее кружку... Но приятное тепло, о котором рассказывала Лаура, увы, я ей не передам...
  Едва начало светать, у Эмми зазвонил будильник.
   Зачем она его поставила? В последние дни она, вообще, с вечера выключала телефон, чтобы ей никто не мешал. Эмми соскочила с кровати, поглядела на пол в недоумении: почему валяется подушка? Затем, сделав задумчивое лицо, подняла ее, потянулась и прошагала в ванну заплетающейся походкой.
  - Доброе утро, мой мистер! - через пару минут воскликнула она, как всегда, свежая и уже причесанная. И, как обычно, в моей рубахе.
  За кофе она молчала, грустила, погрузившись в свои мысли.
  - Последний день... - выдавила она из себя. - Я специально встала пораньше, чтобы не проспать его, Тео. Не проспать этот день...
  Теперь понятен этот ранний звонок будильника. Эмми не допила кофе, она не показывала виду, но я видел, как она нервничает, грызет ногти, почесывает голову, ходит из угла в угол, не зная, за что ей взяться. Я переживал за нее. Мне не хотелось в последний день видеть ее расстроенной: она так хорошо продержалась все эти дни.
  - Мы будем тебя сегодня провожать, мой мистер! Но ты не переживай - там тебе будет тоже хорошо... Так все говорят...
  Голос Эмми задрожал, и она замолчала, привела себя немного в чувства. Наивная. Думая, что я ничего не замечаю.
  - Я не знаю, как мне прожить этот день, Тео? - шепотом спросила она, сделав глубокий вдох. - Он настал, а я не знаю, как вести себя... Начать прощаться с тобой илизаняться воспоминаниями? Молчать или бодриться? Но и просто так я не могу сидеть на одном месте, ты же знаешь!
  Она была растеряна. Спрашивала у меня совета, как ей вести себя со мной же! Я думал, она готова. Но эмоции взяли верх, и Эмми не могла с ними справиться на этот раз, чувствуя мой ближайший уход.
  - Уфф... - выдохнула уже в который раз Эмми, пытаясь собраться. - Я не думала, что будет так...
  Я бегал за ней по пятам по квартире, не зная, как ей помочь. Может, отвлечь ее внимание и что-то уронить?
  Вдруг она соскочила с места и помчалась в комнату.
  - Нет, не это... И не это... - перебирая шкаф, она нервно отшвыривала не нужные ей вещи. - О, вот, подойдет! - Она достала с вешалки черное вязаное платье с высоким воротом. Скинула с себя мою рубашку, бережно сложив ее на полку в моей половине шкафа, где все осталось, как раньше, затем переоделась в это платье.
  - Мне кажется, и оно на мне теперь висит! - пробормотала она, стоя у зеркала. Куда она собралась? Может, к моим родителям? Хотя, она, наверное, позвонила бы Джейн...
  Эмми не разговаривала со мной, не говорила о своих планах, она молча собралась и вышла на улицу. Пройдя несколько кварталов пешком, она все же запрыгнула в такси, стоящее на остановке. И мне стало ясно, куда она направляется.
  - На Уэлтон-стрит, пожалуйста! - таксист повез ее на кладбище. Ее дерганое состояние никак не прекращалось. Она всю дорогу перебирала ремешок на сумке, затем стала брякать ключами, хватала в руку телефон, будто хотела кому-то позвонить и убирала его обратно в сумку. Так продолжалось, пока такси не припарковалось у ворот кладбища.
  Она подошла к киоску с цветами, который стоял прямо на входе.
  - Вам цветочков? - спросила женщина.
  - Да... Мне вон те белые розы! - Эмми показала пальцем на розы, такие как я ей приносил каждую неделю.
  Держа в руках большой букет, она медленно двигалась к нашим могилам.
  - Этот запах, Тео...- прошептала она, прислонившись лицом к бутонам. Ее шаг становился медленней, когда она приближалась. Наконец, придя на могилу, она медленно подняла глаза и робко посмотрела на памятник.
  - Когда ты уйдешь, мне останется лишь приходить сюда и разговаривать с твоим изображением... В этом ужасном месте...Тео, - я не понимал, что происходит с моей миссис! Почему она так нервничала, будто только еще стала осознавать, что меня нет...
  - Какой ты здесь смешной! - улыбнулась она. - Теперь моя очередь дарить тебе розы, мой мистер... - она аккуратно положила букет на могилу.
  Затем присела на скамейку и просидела, не обронив ни слова, больше получаса. Не сводя глаз с моего портрета.
  - Брр, что-то не жарко! - Эмми принялась растирать ладошки, и я переживал, как бы ей не простудиться.
  - Пора! Нужно собираться на поминки... - Эмми встала, провела рукой по моему лицу на памятнике, поводив большим пальцем по щетине, как она всегда любила делать, и быстрым шагом направилась к воротам, доставая по пути из сумки телефон.
  - Джейн?
  - Я только собиралась тебе звонить!
  - Ты поедешь сегодня на поминки?
  - А как же? Мне заехать за тобой?
  - Приезжай сразу к Мараллисам, Я уже еду туда!
  -Так еще же рано...
  - Я помогу миссис Мараллис.
  - Хорошо, тогда я приеду, как соберусь.
  - Давай, будем ждать.
  Эмми довольно мило поговорила с подругой, несмотря на недавнюю ссору.
  Обратно она предпочла поехать на автобусе, может. потому, что он стоял на остановке. В пустом автобусе она сидела, погрузившись в свои мысли, прислонившись головой к окну. Лицо было отчаянное, но хотя бы она перестала нервно перебирать все предметы из ее сумочки, и это уже радовало.
  Она вышла из автобуса, но не на нужной остановке, а перед ней и дальше отправилась пешком.
  Эмми не знала, куда девать себя, что ей со мной делать, или как правильно проводить меня... Она не могла сидеть одна дома, но и на улице не могла найти нам занятие - и медленно шагала к дому моих родителей.
  Наконец, дойдя, она задержалась на крыльце и нажала на звонок.
  - О, Эмми, как я рад тебя видеть!
  - Мистер Мараллис! - Эмми тепло обняла отца, они прошли в дом, где так же тепло ее встретили мама и тетя Элис.
  - А Джейн не приедет? - спросила мама, снимая с Эмми пальто.
  - Обязательно приедет, но позже. Я просто решила приехать хоть чем-то вам тут помочь...
  - Точнее забыться! - вырвалось у меня.
  - Кстати, звонил мистер Уотсон, он сказал, что твоя мама приболела и не приедет.
  - Да? - Эмми сделала лицо, будто ей жаль. - А сам он приедет?
  - Да, да, не переживай. Он сказал, что его можно ждать одного.
  Эмми была довольна, она этого и желала, чтобы ее мамаша не посмела сюда заявиться.
  Как бы мама ни старалась усадить Эмми в кресло в гостиной перед телевизором, оградив ее от хлопот, моя миссис рвалась в бой, вступив в неравный поединок с грязной посудой.
  Несколько часов они не вылезали с кухни, Эмми отвлеклась разговорами с мамой и Элис во время готовки, и, казалось, я вновь стал ее узнавать.
  - Дэвид, открой дверь! - крикнула мама отцу, услышав звонок. И в квартиру завалилась, наверное, вся наша родня. Одно семейство Бристанов чего стоило: два моих двоюродных брата, одна сестра и ее двое детей, плюс, конечно, тетя Грейс и дядя Филипп, брат моей мамы. - Проходите, проходите! - засуетилась мама, выбежав в коридор, вытирая руки от муки о свой фартук.
  Следом за ними вошли родственники со стороны отца - его племянница и моя сестра Юджина. Пока народ толкался, раздеваясь в холле, Эмми с мамой и Элис расставляли на стол тарелки. Моя миссис старалась все правильно сервировать. Она это очень любила, чтоб стол был не только полон вкусных закусок, но еще и все было красиво расставлено и удобно для гостей.
  Мои родственники были, куда умней: там чего одна Натали стоила! Мои сестры стали заговаривать Эмми рассказами о путешествиях, о шоппинге в Милане, а это, вообще, любимая тема моей миссис. И ни намека на грустный повод, по которому они все собрались. Правда, пока все не уселись за стол.
  Первый тост прозвучал от отца.
  - Сорок дней, как нет с нами нашего сына... - начал он, опустив вниз голову. - Я знаю, Тео, ты пока еще рядом, и хочу сказать тебе, что ты многое дал нам! Наверное, гораздо больше, чем мы смогли дать тебе, сын! Все знают, что ты поднял нашу семью, показал нам с мамой мир, которого мы не видели раньше, не вылезая из нашего штата... Ты любил шутить и не давал никогда грустить всем, кто находился с тобой рядом. - Отец опустил глаза, чтобы никто не увидел, как они наполнились слезами. - И даже сейчас, вспоминая, как ты раньше боролся с нашими переживаниями, мы отпускаем тебя с некой легкостью, зная, что ты, скорее всего, так бы и хотел... Мы любим тебя, Тео!
  - Спасибо отец! Я рад, что смог сделать вашу жизнь ярче, - подошел я к нему.
  Мама и все, сидящие за столом, тоже. Эмми гордо сидела, сдерживая слезы, поддерживающим взглядом глядя на окружающих.
  Раздался звонок в дверь, и на пороге появилась Джейн с мистером Уотсоном.
  - Простите за опоздание! Я решила заскочить за твоим отцом... - оправдывалась перед Эмми запыхавшаяся Джейн.
  Мама всех рассадила за столом. Мистер Уотсон и Эмми переглянулись и улыбнулись друг другу, Эмми глазами поблагодарила отца, что он вырвался один из террариума, оставив змею дома.
  Много вина выпили мои родственники, но никто не утопал в слезах горя. Наоборот, все держались молодцом, говорили, конечно, речи (куда без этого), но не такие, чтоб уж там слезы прошибало, а те, от которых появлялись на лицах улыбки. Многие меня знали с пеленок и вспомнить о чем, было. Я посмеялся вместе с ними, вспоминая разные случаи из детства. Эмми помогала весь вечер маме, ухаживая за гостями. К ним подключилась и Джейн.
  - Спасибо, что заехала за отцом! - сказала Эмми, когда пересеклась в суете с Джейн на кухне.
  - Ага! Думаешь, почему мы так долго? - возмутилась она. - Твоя мамаша рвалась с нами! Мне понадобилось минут двадцать, чтобы ее отговорить! Так она мне прочитала еще нотации по поводу твоего поведения. Кстати, просила передать, что ты неблагодарная дочь, которая не ценит труд, который она в тебя вложила! Вот! - усмехнулась Джейн. Эмми, качая головой, сделала лицо, будто ей очень стыдно. Они рассмеялись и дальше принялись возиться с тарелками.
  Просидев еще час, Эмми заметно занервничала: расходиться еще никто не собирался, а она будто куда-то торопилась, постоянно поглядывая на часы.
  - Ты торопишься куда-то? - прошептала Джейн, заметив состояние Эмми.
  - Да! - так же шепотом ответила Эмми.
  - И куда же?
  - Домой! - отрезала Эмми без лишних объяснений.
  -Угу, понятно, очередной бзик сумасшедшей? - сквозь зубы сказала Джейн.
  - Ага, он самый! - передразнила ее моя миссис.
  Но Джейн помогла Эмми выкрутиться.
  - Ой, Эмми, уже половина девятого! - громко сказала Джейн, испуганно глядя на часы, будто она куда-то опаздывает.
  - Ты же сегодня должна встретить в аэропорту Софи? - подхватила Эмми.
  - Простите, мне срочно нужно ехать! - Джейн встала из-за стола и принялась пробираться к выходу. - Кстати, Эмми, я поеду через твой квартал, и, если ты хочешь, я могу тебя подбросить? - как бы невзначай кинула Джейн.
  Эмми поглядела на моих родителей, не против ли они, если она уедет.
  - Конечно, если по пути, то езжай, мы тоже уже собираемся расходиться. - одобрительно сказал отец. Мама кивнула головой, поддерживая его. Хорошо знаю свою миссис: по ее лицу было видно, что ей неудобно за вранье, но. кроме меня, этого больше никто не заметил. Она попрощалась со всеми за столом и направилась вдогонку за подругой.
  - Ой, девочки, подождите, - мама выскочила из-за стола и помчалась на кухню, а через пару минут прибежала с двумя кулечками и сунула в руки Джейн и Эмми.
  - Миссис Мараллис, ну, зачем? - с улыбкой сказала Джейн.
  - Она по-другому не может! - приобняв маму, добрым голосом произнесла Эмми, прижимая к себе кулек с гостинцем.
  Мистер Уотсон тоже вышел проводить.
  - Па, все нормально? - спросила Эмми, подойдя к отцу.
  - Конечно! - ответил тот и прижал ее к себе.
  Еще несколько минут потоптались у дверей, попрощались, пообнимались, и Эмми с Джейн вышли на улицу. Я задержался на несколько минут, чтобы попрощаться с родителями, мне хотелось запомнить их такими - в кругу близких людей. Уставшую, но улыбавшуюся маму, а не сидящую за стаканом валерьянки, и отца, который не сорвался, не запил - он продолжал работать и держится, в целом, молодцом. Я каждому сказал прощальные слова, к глазам подкатывались слезы, я начинал понимать, что вижу их в последний раз... Мою маму, которая дала мне столько заботы, любви, мудрости! Отец - он мне тоже многое дал! У меня было отличное детство, и за это я ему благодарен!
  Я поблагодарил их за жизнь, которую мне подарили. Мне повезло, что они в ней были моими родителями!
   Самое тяжелое было выйти из дома. Я не мог насмотреться на них, оттягивая последний момент. Развернулся, запомнив их улыбки, и больше не обернулся. Я вышел из дома, в котором вырос, с которым меня так многое связывает... Вышел - и больше никогда туда не войду...
  О, Боже! Какое это состояние! Меня опустошили, кошки скребут на душе... Прощаться навсегда невероятно сложно! Что будет, когда я начну прощаться с Эмми? Господи, это уже неизбежно! Меня затрясло лишь только об одной мысли, что мне предстоит сегодня прощаться с моей миссис...
  Я бежал прочь от дома родителей в сторону нашего и во дворе застал Эмми, выходящую из машины Джейн.
  - И я очень надеюсь увидеть тебя в ближайшее время на работе! - крикнула ей вслед Джейн. Эмми лишь махнула рукой, даже не обернувшись.
  Она бежала по лестнице по-прежнему торопясь. Я не понимал еще, что она задумала. Войдя в квартиру, она бросила в коридоре сумку, пробежала на кухню, закинув в холодильник кулек от мамы, затем метнулась в ванну. Выскочила через пару минут, закутавшись в полотенце, сдернула с волос резинку, распустив пучок. Ее вьющиеся локоны упали на обнаженные плечи, и, войдя в спальню, она распахнула шкаф с моей одеждой. Конечно, она, как всегда, возьмет мою рубашку! Но нет, она закрыла шкаф и распахнула свою половину. Ловко перебирая вешалки, она вытащила мое любимое платье! Подбежав к зеркалу, немного покрутилась, но гораздо меньше, чем делала это раньше, поправила волосы, накрасила помадой губы и побежала на кухню. Становилось понятно - Эмми собирается устроить ужин, судя по тому, что она достала вино и усердно пыталась открыть бутылку. После того, как пробка поддалась и с хлопком вылетела из горлышка, Эмми прихватила бутылку под мышку и второй рукой достала два бокала. Все это она понесла в гостиную и поставила на стол.
  - Прости за суету, милый! - сожалеющим голосом сказала моя миссис, разливая по бокалам вино. - Мне не хочется терять ни секунды...
  Наконец, она села на стул, держа в руке бокал вина, второй поставила напротив, и я сел на стул, который она заранее отодвинула.
  Ее глаза... Я смотрел в них, видел боль, страх... Я знал свою Эмми, которая так сейчас старается не показывать виду и проводить меня достойно: не сложно догадаться, что творится в ее душе.
  - Ты знаешь... - заговорила она слегка дрожащим голосом. - Я так боялась этого дня... Я даже не представляла, насколько это будет тяжело, Тео! - она опустила голову, не показывая подкатывающиеся слезы. - Прошло сорок дней... Но мне эти дни было так легко и так спокойно... - Эмми улыбнулась и расслабилась. - Я знала, что ты рядышком, я чувствовала тебя! А что будет завтра? - с тревогой спросила она. - Я проснусь уже одна... - Эмми закрыла глаза и сделала несколько глубоких вдохов.
  - Давай, соберись детка, не нужно этих речей, - я переживал за нее.
  - Ничего, моя жизнь продолжается! - взбодрилась моя миссис.
  - Я обещаю тебе, что буду жить так, как научил меня ты! Жить одним днем, не отказывая себе ни в чем. Смотреть на все твоими глазами, думать твоими мыслями... Так легко переступать через неприятности, как это умел делать ты! Я обещаю прожить эту жизнь счастливо, мой милый, милый мистер!
  Так вышло, что у тебя она короче, чем моя... Но за эту коротенькую жизнь ты принес столько счастья, о котором говорили твои родные сегодня. И не только им, а многим, и особенно - мне! Ты знаешь... Ты лучшее, что случалось со мной в этой жизни! - она говорила легко, с улыбкой, и я отпустил чувство тревоги за нее.
  Эмми отпила из бокала вино и продолжила:
  - Я не знаю, как там будет дальше, без тебя... Но одно я могу сказать точно - я больше никогда так никого не полюблю!
  О, нет, только не это... Она опять начинает эту тему. Знала бы она, что я больше всего не хочу этого. Может, Эмми думает, будто я боюсь, что она достанется кому-то другому и поэтому так говорит?
  - Я клянусь! - добавила она.
   А этот уже не шутки... Если Эмми клянется в чем-то, то всеми силами будет держать свою клятву. И это ужасно меня расстроило! Разве я этого хотел? Разве она этого хотела? Она отойдет от моей смерти - когда-то это все равно произойдет. Но она должна встретить хорошего, достойного парня, выйти, наконец-то, замуж, родить детей и жить счастливо. Вспоминая иногда, что был в ее жизни один парень, по имени Тео...
  Вот такой бы я желал жизни для моей миссис, но никак не это: страдающая по мне всю оставшуюся жизнь, печальная Эмми, которая решила хранить мне верность.
  Эмми молча смотрела на бокал, предназначенный мне.
  - Интересно, как там тебе? - спросила она задумчиво.
  - Наверное, Сэм с Джони не дают скучать? А Эрик... Бедняга... Передавай ему привет! - Эмми всегда заступалась за Эрика, когда в его адрес звучали шутки, она не давала его в обиду. Она относилась к нему даже не как к моему другу, а больше,как старшая сестра. Всегда накладывала ему поесть, когда Эрик забегал к нам домой, и даже, когда он скромничал и отказывался.
  - Девять... - Эмми глянула на часы и расстроено поглядела в сторону пустого стула.
  - А вдруг его уже нет рядом? - дрожащим голосом произнесла она, выйдя из-за стола. Глаза ее забегали, она забродила по комнате, кусая ногти. - Вдруг я не успела ему все это сказать... Может, он ушел еще утром...- Эмми изменилась в лице. Она не знала, стоит ли ей продолжать вечер, может, она перестала чувствовать меня? Что мне оставалось делать, разбить что-то? Опрокинуть бокал? Как мне еще доказать ей, что я по-прежнему рядом? Она подошла к компьютеру, включила тихонько музыку, повернулась, расправив плечи - вот так она умела всегда быстро собраться.
  - Может, я уже одна стою в этой комнате и разговариваю сама с собой...
  А, может, ты еще рядом, мой мистер... Тогда прости меня за мои срывы, ты прекрасно знаешь, каково мне всегда оказываться впервой в какой-нибудь ситуации... Я начинаю паниковать и непонятно себя вести, не зная, что мне нужно делать. Слова будут лишними уже, наверное... Мы говорили о наших чувствах, когда ты был жив, и после твоей смерти... И, наверное, не осталось фраз, которых я бы тебе не сказала. Я все успела, вроде, Тео? Я все успела...
  - Конечно, ты все успела! - мне не нужны твои слова, я и так все давно, давно знаю...
  Я не знал, сколько мне еще отведено времени, может, я исчезну в следующее мгновенье из этой комнаты? Может, я увижу свет, как показано это в фильмах и пойду к нему... Я не знаю...Но я обещал вернуться к остальным, и времени оставалось совсем мало. Настало время прощаться с ней - моей Эмми... Я подошел к ней, когда она стояла, глядя в окно своими грустными глазами, закусывая нижнюю губу. В колонках заиграло "Танго-кокаин" - наша любимая с ней песня. По ее спине пробежала дрожь, и руки тоже покрылись мурашками от услышанной музыки. Эмми приняла это за знак и содрогнулась, развернувшись прямо ко мне лицом. Скрестив свои руки перед собой, она обхватила себя за локти и съежилась как от холода.
  - Это наше танго, Тео! - шепнула она дрожащим голосом.
  Мне так захотелось ее согреть... Стоять перед своей любимой Эмми и понимать, что это наша последняя встреча, невыносимо. Мое состояние было предобморочным, я перестал понимать, что происходит. Как это сделать? Как уйти от нее? Стиснув кулаки от бьющегося во мне страха, я закричал, зарычал, упал на пол, бился кулаками в пол... Душа ревела, рыдала...Собраться нет никаких сил... Но глядя на спокойную Эмми, стоявшую с закрытыми глазами в полной темноте и слушающую музыку, я взял себя в руки!
  - Нужно уходить... Я должен прощаться, - ведя своей рукой медленно по ее волосам, я в последний раз вглядываюсь в родные черты, спускаюсь пальцами к ее губам, плечам... И медленно до кисти ее руки...
  Она стоит неподвижно, по ее рукам все так же бегают мурашки, но она не закрывает окно. Последний раз я обнимаю свою Эмми... Прижавшись к ней, я замер и подумал о ней, как о чем-то божественном, светлом, теплом, что было со мной.
  - Спасибо тебе, моя маленькая миссис... Ты - самое лучшее время в моей жизни... Ты - самые сильные чувства, которых я не знал до тебя... Ты показала, какой может быть любовь...
  Я влюбился в тебя на той вечеринке, когда впервые увидел, и до сих пор чувства те же самые к тебе - с годами они не угасали, а лишь стали сильнее!
  Я оставляю тебя... - медленно я убрал руки с ее плеч, отошел на шаг назад, собираясь уйти, и тут случилось это! По моему телу пробежало тепло, то самое, о котором говорила Лаура - не от агрессии, а от хороших воспоминаний.
  - Ну, давай, вернись! - я глядел на свои руки.
  - Ну, давай же...- я тряс руками в панике, ведь мне уже пора уходить, и это последняя возможность обнять ее, чтобы она смогла меня почувствовать на прощанье.
  Я вновь бросился к Эмми...
  - Не отпускает, меня не отпускает, - бормотал ей, зарывшись в ее волосах.
   - Ты должна почувствовать это! Ты просто обязана... - я расслабился, сделал выдох, закрыл глаза... Только я и она... Я и она... Я обнимаю тебя, моя Эмми... Почувствуй это...
   И оно вернулось! Да с такой силой, что мне стало не тепло - мне стало горячо!
  Я с облегчением выдохнул и, как можно крепче. прижал ее к себе, наконец, почувствовав ее тело.
  Эмми вздрогнула и застыла, медленно вытягивая перед собой ладонь. Я почувствовал ее руку на своей груди, значит, и она чувствует мое тело.
  -Тео...- шепнула она дрожащим голосом, не веря самой себе. - Мне это не мерещится? - на ее лице появилось сомнение. Я в ответ провел рукой по ее лицу, шее. Эмми закрыла глаза, из которых все же вырвались слезы, она чувствовала тепло в тех местах, к которым я прикоснулся. - Мне не показалось, - прошептала она, нежно улыбнувшись.
  Этот дар, будто подарок свыше, на прощанье в ответ нашим чувствам. Я видел силуэты пятерых, которые стояли в темноте под нашим окном, они уже пришли за мной, именно в этот момент...
  - Спасибо, мой мистер! Спасибо... За эту возможность обнять тебя еще раз...
  Эмми шептала еле слышно, в ее глазах застыли слезы и, казалось, она смотрит прямо в мои глаза. Она не убирала ладонь с моей груди, а я не переставал ее гладить, окутывая теплом.
  Спустя чуть больше минуты мои руки стали тихонько остывать. Но не так резко, как раньше - нам сполна давали возможность попрощаться. Словно, это стало неким предупреждением.
  Я обхватил ее одной рукой за шею, другой - за талию и прижал, как можно, сильней, пока еще не ушло все тепло до конца. Она задышала очень быстро, волнительно, наверное, поняв, что я сейчас уйду.
  - Я отпускаю тебя, мой мистер... И она зажмурила глаза, чтобы не расплакаться.
  Я прислонился губами к ее губам, еще немного чувствуя . Это самое приятное мгновенье за все эти дни, я вновь смог почувствовать ее губы, которые в ответ поцеловали...
  Они холодели, а мы стояли, не размыкая объятий до последнего момента, пока не перестали совсем друг друга чувствовать.
  В последний раз взглянув в любимые глаза, которые с грустью глядели сквозь меня, я выдавил из себя, сжимаясь внутри от боли:
  - Прощай, моя маленькая миссис!
  На ее окаменевшем лице появилась легкая улыбка, она не давала слезам скатиться и, стараясь мило улыбаться, она тихонько шепнула: "Прощай, мой мистер!". Эмми выпрямила спину и заговорила очень бодро, стараясь меня поддержать:
  - Светлой тебе дороги туда, и ничего не бойся...
   Я надеюсь, что мы когда-нибудь еще встретимся... Пусть и не в этой жизни... Но мы обязательно еще увидимся с тобой! - И тихонько шепнула в конце: "Ты навеки, мой Тео!".
  Я медленно попятился назад, не отводя от нее глаз, так и не сумев осознать всю серьезность происходящего. В голове не укладывалось: я вижу ее в последний раз! За спиной дверь, передо мной - она... Улыбается и весьма достойно держится, как и все эти дни.
   Я сделал последний шаг назад и оказался на лестничной клетке.
  - Это всё...
  Боже, как мне хотелось ворваться снова в эту квартиру, подбежать к ней, обнять еще, и еще, и еще...
  Несколько минут я стоял в сантиметре от двери, за которой в темной квартире у окна стоит моя Эмми. Моя Эмми...
  Это самое трудное испытание - попрощаться навсегда с тем, кого ты любишь!
  Я вылетел из подъезда на подкошенных ногах, будто был пьян. Пробежав сквозь Джона, который даже не пошатнулся, я помчался, как мог - подальше от нее, чтобы не вернуться.
  - Эй, дружище! - услышав голос Сэма, я не обернулся: бежал, куда глядели глаза.
  - Не трогайте его! - раздался голос Лауры. - Он должен отойти...
  Ноги несли меня подальше от лишних глаз.
  И вот она - ревность! Когда она сказала, что отпускает меня... Нет, все правильно - она сделала все правильно! Но я посмотрел на нее другими глазами. В этот момент я понял, что никогда моя Эмми больше не будет моей! Чьей-то другой она станет... Кто- то другой ее когда-то обнимет. И... поцелует...
  Все это - мое, такое родное - кто-то заберет себе, присвоит, будет держать ее руки...
   - О, Боже! Забери меня к себе поскорее, избавь от этих мыслей, прошу!
  Лицо обливалось слезами, и никакой мужской воли во мне не осталось. Я слаб... Сломан под самый корень... Никогда прежде себя так не чувствовал - я рыдал, уткнувшись лицом в колени и сидя посреди дороги. Плевать было на все - сквозь меня проезжали машины, но я же всего лишь дух...
  Может, сейчас, в самый пик, я проснусь? Эмми разбудит меня и шепнет, поцеловав:
  " Тебе приснился страшный сон?". А я переосмыслю свою жизнь и буду жить дальше? Может, это некое наказание? Хотя, за что? Что я такого сделал в жизни, за что бы мог получить его?... Так не бывает... Даже с убийцами... Даже с теми, кто не совсем правильно живет, калеча судьбы...
  - Тео, ты как? - голос Джона сквозь шум машин развеял мои надежды на то, что это всего лишь дурной сон.
  Прятаться больше не было смысла, да и времени, уже почти не оставалось. Я постарался ответить довольно спокойно:
   - Легче.
  Подтянулись остальные и уставились на меня с жалобным видом. Одна Лаура, видевшая такие лица, как у меня, уже не в первой, знала, как нужно подбодрить.
  - Ты знал, что так будет! Просто ошибался, думая, что готов к этому, правда? -
  спросила она, подойдя ближе.
  - На самом деле, даже, если бы ты провел не сорок дней, а года, десятки лет, тебе так же тяжело было бы прощаться с ней. Дело не во времени, а в привычке видеть, слышать ее...
  И самое сложное тебе предстоит именно сейчас: понять, что этого больше никогда не будет... Принять это, как данное, и спокойно дождаться своего момента...
  Но, если тебе тяжело, подумай, ведь, может, вы когда-нибудь еще встретитесь? Там, - Лаура подняла глаза вверх, указав на небо. - Может, Эмми будет к тому времени старенькой, старенькой миссис? Дай Бог, конечно, чтобы она туда попала в более зрелом возрасте, чем мы все, - печально закончила Лаура.
  - Пора, - Аманда, дождавшись конца нашего разговора с Лаурой, намекнула, что нам пора двигаться, и прижалась к Джону.
  Мы двинулись к дому, крыша которого для нас стала уже излюбленным местом. Я гнал от себя мысли об Эмми, забив себе в голову лишь одно: больше ничего не изменить.
  Расположившись на крыше, никто из нас не знал, сколько времени мы тут еще пробудем. Этого не знала и Лаура - она ни разу не видела, как уходят.
  Аманда уткнулась в шею Джону - он что-то шептал ей на ухо. Мы с Эриком сидели молча, глядя с высоты на город, с которым нас так много связывало. С этой крыши было видно наши дома, школу и колледж. Я оглядывал все кругом с тоской, начиная, наконец, понимать, что все это я вижу в последний раз. Но, в отличие от меня, Эрик сидел довольный. С его лица не слезала улыбка. Я только открыл рот, чтобы спросить у него, что это за радость такая, как до меня дошло: там ведь его ждет Монифа - африканская любовь нашего Эрика!
  Тяжелее всего было Сэму с Лаурой. Аманда с Джоном тоже прощались, не отрываясь друг от друга. Но они-то хотя бы знают, что вскоре увидятся, а Сэм знал, что он больше никогда не увидит Лауру...
  - И веди тут себя хорошо! - Джони давал наставления Аманде, грозя пальцем.
  - Не переживай ты так, я за ней присмотрю! - рассмеялась Лаура.
  - Спасибо, так-то лучше! - пробубнил ревнивый Джони.
  - А кто теперь присмотрит за тобой? - печально спросил у Лауры Сэм.
  Она подошла к нему ближе, заглянув прямо в глаза, едва слышно сказала:
  - Пока ты был жив, Сэми, у меня была цель находиться здесь, оберегать тебя... Так вышло, я тебя провожаю так рано из этого мира...- Лаура немного погрустнела, опустив глаза.
  - Да, мне уже не будет так весело, как с вами, ребята, - она обернулась к нам с милой улыбкой и повернулась обратно к Сэму. - Но это не значит, что я буду скучать тут! Ты же знаешь, сколько у меня друзей! - Лаура скрывала свое истинное состояние. Она делала вид, будто все в порядке, чтобы Сэми был за нее спокоен.
  - Я буду просить за тебя там! - пообещал ей Сэм.
  Лаура стала всем нам хорошей подругой. И для самого Сэма она была больше подругой, мы даже забыли за это время, кем она, на самом деле, ему приходится! Странно. Мудрая, потому что гораздо старше нас всех, а выглядит, как первокурсница. И это мама нашего Сэма! Я тоже выразил благодарность за ее уроки, которые помогли нам с Эмми почувствовать друг друга, да и просто за то, что составила нам компанию.
  - На самом деле, мне кажется, мы здорово провели эти дни! - воскликнул Джон, обнимая Аманду.
  - Согласен! - добавил Сэми. Кто-нибудь еще, интересно, катается на тиграх в джунглях? Заглядывает в пасть акулам-убийцам? Мы за эти сорок дней, где только не побывали!
  - Ага, даже в Вегасе! - припомнила Аманда.
  - Кажется, вот она, жизнь! - воскликнул Эрик, вспоминая свои приключения.
  - Да, дружище, ты раскрылся за эти дни! - Джони похлопал Эрика по плечу и рассмеялся. - Разве мы знали, что ты у нас такой дамский угодник! Вспомни-ка, как тебя вначале носило по всем стрипбарам нашего штата!
  - И соседнего! - добавил я.
  - И потом, в Вегасе оказалось, что наш скромняга весьма азартен! - рассмеялась Аманда, говоря об Эрике.
  - И в отличие от нас, он покорил сердце африканки! - восторженно добавил Сэм. - А мы лишь только оседлали диких животных. - Эрик скромно улыбался, но по нему было видно, что он и сам от себя тащится.
  - Я тоже многое узнал после смерти, - сквозь наш смех вдруг произнес Сэми. - Жил вот так всю жизнь без родни, а тут и мама появилась, и я узнал, кто такой мой отец... Прикольно! - улыбнулся Сэми уголком губ.
   Атмосфера перестала быть напряженной. Мы все были расслаблены, спокойны, будто просто собрались тут, как обычно: от того, что нам нечем заняться - смеемся, вспоминая наши приключения.
  - А как еще должно было быть? Мы с вами в жизни не знали, что за слово такое - скука! Всегда находили развлечения. Вот и тут - дали нам сорок дней, думали, наверное, мы будем жизнь переосмысливать, маяться... А мы устроили развлекуху и не позволили даже сейчас грустить!
  - Джони прав! Мы круто провели это время, парни! Мы там были всегда вместе, мы и тут с вами держимся до последнего! - сказал Сэми, закинув руку на мое плечо, в то время, как другой рукой обнимал Лауру, сидящую с краю. Я положил свою руку на плечо рядом сидящего Эрика. Эрик улыбнулся и заворотил руку на Джона, который в ответ положил свою на его, а второй по-прежнему обнимал Аманду.
  - Мы были друзьями и навсегда ими останемся! - я обратился к своим самым близким друзьям, как бы подводя итог нашей жизни, нашей дружбе!
  До этого момента наши руки проскальзывали насквозь в попытке прикоснуться к чему- то... Но ко мне вдруг вернулось то самое ощущение тепла, и я твердо почувствовал на себе руку Джона и плечо Эрика.
  - Ого! - воскликнул Сэми от непривычных ощущений.
  - Вы тоже чувствуете?- я удивился, решив, что это пришло только ко мне.
  Эрик в непонятках ощупывал себя и мою руку, постоянно спрашивая, чувствую ли я его.
  Лаура ткнула меня в бок и улыбнулась, глядя на остальных: нам-то с ней это уже было знакомо.
  - Как дети! - рассмеялась она, глядя, как Сэми с Джоном стукают друг друга по плечу и смеются. Аманда оторвала их от занятного увлечения: наконец-то, надрать друг другу зад. Она повернула резко к себе Джона и поцеловала его. Джони, видимо, и не догадался об этом сразу. Их было не оторвать несколько минут. Сэми, наконец, смог обнять Лауру, а нам с Эриком лишь оставалось смотреть на эти счастливые лица.
  Когда все успокоились, наобнимались, мы уселись на краю крыши, свесив ноги вниз, и, дружески обнявшись, приготовились...
  Огромное, белое, но не прозрачное облако появилось на темном небе. Мы все устремили на него свой взгляд, поняв, что оно по наши души. По моему телу мгновенно пробежала мелкая дрожь, Эрика начало потряхивать, Аманда сжала крепче руку Джона, Лаура вздохнула и прижалась к Сэму, понимая, что час настал!
  Оно опускалось ниже и ниже, превращаясь в туман, который нас обволакивал. Я переставал чувствовать рядом сидящего Эрика и плечо Сэма, на котором была моя рука. Тепло мгновенно покинула мое тело, оно стало совсем не таким, как было. Мне показалось, что я стал еще легче...
  Повернув голову, я уже не увидел ни Эрика, ни остальных. Только лишь густые клубы белого облака, посреди которого я нахожусь. Управлять своим телом уже не получалось. Облако несло меня с огромной скоростью вверх, при этом я не видел перед собой ничего, кроме белого цвета, который слепил глаза. Я понимал, что где-то рядом Эрик, Сэми и Джон тоже мчатся с огромной скоростью вверх, но будет ли у нас возможность увидеться и поделиться этими ощущениями, я уже не знал...
  Сильное головокружение... Приятный, легкий холодок по непослушному телу с ног поднимался выше. Веки стали тяжелеть, и впервые за все эти дни мне захотелось спать!..
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) Н.Малунов "Л-Е-Ш-И-Й"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) В.Каг "Операция "Удержать Ветер""(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) А.Ахрем "Ноль"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"