Портнов Александр Сергеевич : другие произведения.

Керрилиада Часть3 (глава 4)

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:


   Глава 4
   Вояж по Мертвым Землям.
  
   Блин, и почему я не захватил с Клор Терона дыхательные фильтры? Или, на худой конец, противогаз (вроде в Даркворлдовском музее был экземпляр)? Черт возьми, сейчас бы я все отдал за банальные затычки для носа. Ведь знал, что иду в квартал зомби. Ну, за глупость надо платить. Хотя, по моему мнению, плата таки чрезмерная.
   Спросите, что за неведомая сила затащила меня на окраину Мертвых Земель? К сожалению, это была не сила (ее бы я еще мог преодолеть), а работа, точнее, заказ. Некий Гловер (старейшина местной общины зомби) нанял меня для поимки одного вора, укравшего Консерватор. Нет, я говорю не о члене политической партии (хотя Гловер, по манере поведения и управления, явно принадлежал бы к сей славной ветви общества), а об артефакте, предотвращающем разложение тел обитателей квартала. Операция по поимке заняла чуть больше времени, чем предполагалось и вот результат. Жители пригорода (а зомби живут именно в пригороде) распадаются на глазах. Ходят медленно, но плоть все равно отслаивается и падает на землю. Почти никто не говорит - боятся, что челюсть отвалится. Очередь до продуктовых складов выстроилась неимоверная. Неудивительно - только постоянное поедание сырого мяса может компенсировать потерю плоти. Волнение нарастает, ведь скоро склады опустеют, хотя уже сейчас провиант выдают строго по карточкам. Как переполошились, а ведь прошло всего шесть дней. Впрочем, я и сам бы задергался, если бы стал гнить заживо (хотя тут уместнее "замертво"). Нет, надо было вернуть Консерватор пораньше. Да и партнера подобрать почестнее.
   Дело в том, что похищение артефакта организовал я сам. Мой напарник в этом деле - Глазастик - помог мне пройти мимо сигнализации и преодолеть ловушки. Поэтому-то я и нанял этого парня - из-за его таланта видеть магические нити. В остальном Глазастик был достаточно жалкой и недальновидной личностью, явно недостойный такого напарника, как я. Вместо того, чтобы через положенный срок вернуть артефакт Гловеру и получить за это больше денег, чем он когда-нибудь видел, этот ходячий сканер решил кинуть партнера и сбежать с Консерватором, чтобы продать его кому-нибудь другому. Тут он ошибся трижды. Во-первых, никому, кроме зомби, этот Консерватор и даром не был нужен. Хотя, нет, вроде Гильдия Мясников давно на него облизывалась, но мы говорим о тех, кто мог предложить больше Гловера. Во-вторых, из-за опрометчивых действий Глазастика, артефакт вообще мог больше никому не пригодиться. Мертвяки так к нему привыкли, что протянуть без Консерватора могли максимум полторы недели. По истечению этого срока они бы уже не торговались. Разучились бы. Причем не только торговаться, но и вообще думать, ибо от голода превратились бы в безумных пожирателей живого мяса. О, вроде один уже преждевременно слетел с катушек. Полакомиться мной хочешь, а, труп облезлый? Быстрый росчерк мечом - и голодающий на время отвлекся от моей персоны и слепо начал шарить по мостовой. Но, похоже, срубленная черепушка затерялась среди других оторванных или отпавших частей тела, щедро усеявших улицу. Вот что происходит, когда теряешь голову в людном месте. От чего это меня этот зомби отвлек? А, да, последняя ошибка. Итак, в-третьих, неужели мой бывший напарник думал, что сможет сбежать от меня? Пришлось его убить. Впрочем, я и так бы его убил. Глазастик был ненужным свидетелем, да и за голову его была обещана отдельная награда. Его предательство лишь облегчило мне задачу и лишило необходимости выкорчевывать из души робкую поросль совести. И откуда она взялась? До сих пор не понимаю...
   Ну, что было, то было. Главное, артефакт при мне, а заказчик еще не свихнулся. Кстати, а вот и его апартаменты. Хм, кажется, я попал в разгар обеда. Впрочем, после исчезновения Консерватора, здесь обед круглосуточный.
  -- Кот... Ты принес Консерватор? - спросил меня Гловер, каким-то чудом оторвавшись от сочащегося кровью громадного куска мяса.
  -- Принес, не волнуйся. - усмехнулся я. - Надеюсь, и ты выполнишь свою часть договора?
  -- Да-да, разумеется. - торопливо прочавкал старейшина зомби. - Давай его сюда!
  -- Ладно, только не дергайся, а то еще челюсть потеряешь. - Тут я преувеличил. Благодаря регулярному питанию, Гловер выглядел почти как живой. Только зеленоватый цвет кожи и трупные пятна по всему телу (предположительно, я ему под одежду не заглядывал) давали понять, что сей индивидуум давно перешел из категории живых в категорию... Политкорректнее использовать понятие "немертвый", но какая разница. Сами зомби предпочитают называть себя умертвиями. Думая о том, каким еще идентификатором наградить зеленых и гниющих, я вынул из сумки Консерватор - желтый кристалл, размером с мой кулак и протянул его Гловеру. Потом я достал из кармана наш контракт. Старейшина кивнул и вытащил из недр своего балахона копию этой бумажки. Мы оба посмотрели на свой экземпляр и увидели, что пункт "Доставить артефакт и передать его в руки Гловеру" сменил цвет с темно-коричневого на зеленый. Моя кровь стала его слизью, а это значит, что теперь его очередь выполнять условия контракта. А вы думали, почему это я, с моей богатой практикой деловых махинаций, пошел почти безоружный в логово существ, которые вполне могли этот кристалл отобрать, а вместо награды горло мне перегрызть? Или, наоборот, отчего я не начал их шантажировать и выторговывать еще чего-нибудь сверх обещанного? Держу пари, и я, и Гловер были бы рады поступить именно так, но у нас был договор. Договор, в который были вкраплены капли нашей крови. Стоило кому-нибудь из нас нарушить хоть один пункт данного соглашения, и кровь нарушителя превращалась в кислоту, становилась сухой, как песок, или телепортировалась в Великий Кубок верховного судьи (он был вампиром-гурманом, так что такая кара настигала только "счастливого" обладателя четвертой группы с отрицательным резусом). Короче, наказание зависело от вида нарушителя и решения Судейской Триады (вампира, демона и призрака). Разумеется, контракт расторгался, если одна из сторон умирала, поэтому одним из основных пунктов было обязательство каждой стороны не убивать другую сторону или как-либо участвовать в убийстве. Спорные случаи рассматривала сама Триада. Контракт мог быть заключен и не в письменной форме. Хватило поклясться Кровью и Триадой, чтобы договор обрел силу. Правда, обычно так не поступали. Слова имеют обыкновение стираться из памяти, а вот судьи ничего не забывают и карают за малейшее отступление от текста соглашения. Конечно, обе стороны пытаются схитрить и оставить для себя какую-нибудь лазейку. Но тут мы были на равных: у Гловера был вековой опыт, а мне, после странствий по Галактике в качестве наемника, эти договоры казались детским лепетом, по сравнению с шедеврами хаттских стряпчих. Но, кажется, я снова заговорил не о том. Итак, я свою часть работы выполнил. Теперь очередь старейшины.
  -- Прекрасно. Просто превосходно, Кот. Община выражает тебе свою благодарность и берется выполнить свою часть сделки, - тут Гловер отбросил пафосный тон и продолжил обычным голосом. - А все-таки, зачем тебе понадобилось быть представленным Дюку?
  -- Мне приелась карьера вольного наемника. Думаю, место в гвардии Дюка - это то, что мне нужно. Кстати, не забудь, что ты обещал не только представить меня, но и рекомендовать для зачисления в Багровую Сотню. - Честно говоря, мне просто хотелось поучаствовать в разборках между наместниками Талцидуна и Крейна. У демонов и умертвиев всегда были весьма напряженные отношения, что периодически выливалось в вооруженные столкновения. Из-за отсутствия у меня практических навыков в области демонологии, среди подчиненных Крейна, мне бы не удалось стать чем-то большим, чем оболочкой для демона (так называемым "одержимым"), так что я решил встать на сторону нежити. А почему Багровая Сотня? Личная гвардия Дюка участвовала в самых тяжелых кампаниях, сражалась с самыми опасными противниками. А чем опаснее противник, тем больше веселье, не так ли? Но просто так в Сотню не берут. Вот и пришлось провернуть небольшую комбинацию с Консерватором. Так что теперь у меня хоть небольшая, но протекция.
  -- Да, разумеется. Впрочем, одно тесно связано с другим. Званые вечера Дюк не устраивает, а создавать для тебя "окно" во время ежедневного приема не под силу даже мне. Но твой подвиг, наверняка обеспечит тебе место в Сотне.
  -- Надеюсь, ты не ошибся. Хотя вряд ли - ведь это и в твоих интересах. Так когда я буду представлен Дюку?
  -- Завтра. В полдень проводится набор рекрутов в Багровую Сотню. Дюк сам будет присутствовать на испытании. Сражайся, побеждай - и место в Сотне тебе обеспечено. - Кажется, я говорил, что моя новоявленная протекция небольшая? Поправка - она так мала, что разглядеть ее можно только с помощью супермощного микроскопа. При таком раскладе, я мог и не напрягаться с похищением артефакта, а просто пошел бы и записался на эти соревнования. - Наверное, ты считаешь, что это не та помощь, которую я обещал тебе (ишь ты, а он, оказывается телепат), но без меня ты даже на турнир не попадешь. Каждый из участников обязан внести крупную сумму в фонд турнира, так сказать, плату за вечную жизнь, и должен иметь хотя бы одного высокопоставленного умертвия, готового поручиться за него. Покровитель у тебя уже есть, деньги я внесу, а остальное зависит только от уровня твоего мастерства. Пройдешь Испытание - заслужишь внимание Блатзагера, а если нет... Ну, наша община всегда будет рада принять тебя в свои ряды. Мда, только в Мертвых Землях могут так легко говорить о смерти. Наверно потому, что только здесь смерть - лишь очередная метаморфоза, наподобие превращения куколки в бабочку. Благодаря Дикой Магии, вкупе с влиянием Талцидуна, вокруг Храма Костей (резиденции некроманта) образовался круг радиусом миль в тридцать, внутри которого никто не мог умереть окончательно.
   Что это значит? Сейчас объясню. Любое существо, чья душа решила отправиться в путешествие по Серым Равнинам, в Мертвых Землях превращалось в зомби (ну, ладно, в умертвия), получая вместо "загулявшей" метафорической части тела некий суррогат души, представляющий собой смесь памяти, магии и наиболее сильных эмоций, испытанных перед смертью. Последняя компонента играла наиважнейшую роль. Почему? Да потому что именно этими эмоциями и определялась дальнейшая судьба и образ "посмертия" умертвия. Например, если перед "переходом в иное качественное состояние" ранее совершенно миролюбивый крестьянин испытал чувство гнева или острое желание уничтожить кого-нибудь, то это чувство (желание) станет для получившегося умертвия основным. Члены общины, поняв это, передадут новоиспеченного зомби в Храм Костей, где специально обученные некроманты трансформируют его, например, в упыря. Поясняю, упырь - это тот же зомби, но он не гниет, обладает повышенный силой, улучшенными рефлексами и нравом берсерка, окончательно сгрызшего свой щит и занозившего себе язык. В поедании живой плоти не нуждается, но очень ее любит. Всего девять видов "боевых" зомби, среди которых упырь - наислабейший. Это морденты - упыри без берсерковских замашек. За ними идут некростеры - существа, слабее, чем морденты и даже упыри в ближнем бою, но зато мастера в насылании болезней на широкие слои общества, особенно разных запоров. Говорят, последнее желание будущего некростера: "Чтоб вам всем полгода в сортире сидеть!". Стриги - идеальные шпионы и убийцы. Обликом они ничем не отличаются от живых, очень хитры, шустры, обладают зачатками Магии Смерти, что помогает им быстро уничтожить почти любого противника. Несмотря на силу и ловкость, предпочитают атаковать со спины, с большого расстояния или магией. Обычно стригами становятся те, чьим последним желанием было стать "рыцарем плаща и кинжала". Суккубы - обычно это бывшие дурнушки (хотя иногда попадаются и редкие красавицы), в чьих головах в момент смерти была лишь зависть и желание обольщать все, что движется, а что не движется - двинуть и обольстить. Как и стриги, ничем не отличаются от себя живых, за исключением мощной ауры темной страсти, перед которой редко кто может устоять. Обычно, суккубов тоже используют как шпионов и наемных убийц. В отличие от стриг, которые часто забывают обо всем, кроме своих шпионских игр, суккубы никогда и ни на что не отвлекаются, ибо ничто не представляет для них интереса. Ирония судьбы - даже плотская любовь, определившая их облик, надоедает суккубам максимум через год. Но свое дело они знают. Согины - существа, обладающие всеми качествами мордента, обликом стриги и неплохим даром предвиденья, что делает их почти непревзойденными дипломатами, воинами или стратегами. Обычно, согинами становятся неуверенные в себе люди, всем сердцем возжелавшие знать, что будет с ними в следующее мгновение. Барака - тоже мощная боевая единица. Отличается низкой пробиваемостью, и быстрым восстановлением потерянной плоти. Используются для борьбы с демонами, поэтому, перед оживлением модифицируются. То есть их делают почти абсолютно схожими с их главными противниками - демонами, что означает, что рук у них гораздо больше, чем ног и голов, но чуть меньше, чем разных рогов, когтей, клыков, хвостов и других смертоносных отростков. Минус - трудноуправляемы, ибо в момент смерти были безумны. Говорят, что один барака стоит сотни мордентов, зато проблем с ним как с тысячью оголодавших упырей. Именно поэтому, большую часть времени барак держат в состоянии полусна, пробуждая их только когда необходимо абсолютное уничтожение вражеской армии в рекордно малые сроки. Правда потом появляется другая проблема - как снова усыпить разбушевавшегося монстра. Вампиры - аристократы Мертвых Земель. Сильны, мудры, неплохие маги. В отличие от остальных видов нежити, способны инициировать себе подобных, поэтому, когда у остальных умертвиев правит выбранный старейшина, вампирами повелевают члены разных династий кровососов. Например, сейчас на престоле восседает представитель династии Блатзагеров. Пользуясь наибольшей любовью Талцидуна, вампиры давно являются верхушкой власти. Личи - если бы они хоть чуточку интересовались политикой, то именно они и восседали на Черном Троне. Несмотря на полнейшее отсутствие боевых навыков, личи могущественнее всех вампиров вместе взятых, ибо постигли все тонкости Магии Смерти. Но личи предпочитают власти над умертвиями - власть над знаниями. Большая их часть находится в Храме Костей и постигает тайны смерти. Меньшая заведует трансформацией зомби в вышеперечисленные виды, патетически называя это действо "Даром Смерти". Заодно они занимаются пробуждением чувств и желаний, необходимых для перехода в то или иное зомби-состояние. Обители Смерти или, как привыкли называть эти здания личи: "Центры Подготовки", расположены в центре каждой улицы каждого квартала Мертвых Земель. Особенно их много на окраине - именно там обитают живые подданные Талцидуна. Их много, раз в сто больше умертвиев, но каких-либо высоких постов они не занимают. Живые дожидаются смерти и исправно посещают Обители Смерти, надеясь произвести на личей самое благоприятное впечатление. И если им это удается, то в один прекрасный день в дверь обители входит человек, а выходит моргот, некростер, суккуб или другой вид нежити, в зависимости от нужд государства и способностей преобразуемого. Кстати, вот что интересно - несмотря на то, что в землях Талцидуна царствует Смерть, более здоровых горожан я нигде не видел. Все тщательно заботятся о своем здоровье, ибо нет здесь большего позора, чем умереть без приказа лича. Обычно из таких "случайностей" получаются только простые зомби или, что гораздо хуже, жалкие подобия упырей - существа злобные, безмозглые и прожорливые. В военное время - пушечное мясо и небольшое преимущество, в мирном промежутке - бесполезные твари и большая обуза. Иногда их даже отстреливают. Правда, такое происходит только с потомственными подданными Талцидуна, новоприбывшие же становятся просто гражданскими зомби, наподобие Гловера. Зато, погибшим во время Испытания гарантировано место в армии мертвых. Они становятся всего лишь мордентами, но большинство "сошедших с дистанции" и так не могли бы претендовать на лучшую долю. Кроме того, у них появлялся хоть небольшой, но шанс, когда-нибудь быть снова призванными в Храм и там подвергнуться преобразованию в иной вид нежити. Такое и вправду происходило время от времени, но способ преобразования хранился личами пуще всех других тайн. Но я снова отвлекся. Хм, странно, но со мной это происходит все чаще и чаще. Хорошо еще, что данные раздумья возникли у меня только через несколько часов, когда я расположился в одной из гостевых комнат Гловера. В тот же момент, когда Гловер высказал свое обещание пригреть для меня теплое местечко в общине, я ничего не ответил и не подумал. Был слишком занят поднятием отпавшей от удивления челюсти. Все-таки Гловер умудрился меня провести. Если откажусь участвовать в этом Испытании, то автоматически нарушаю условие "ни в чем не препятствовать Гловеру в плане выполнения его части договора" и могу попрощаться с четырьмя литрами дорогой мне жидкости. И если вы подумали о запасе спиртного, то, боюсь, вы ошиблись. Что ж, придется завтра выйти на арену и доказать свое превосходство над другими "конкурсантами". Надеюсь, их будет немного.
   Мда, понадеялся. Если гвардия Дюка состояла, как вы уже поняли, всего лишь из сотни существ, то выбор был, минимум из тысячи. Конечно, со всеми этими существами мне сражаться не пришлось. Всего лишь с десятой их частью. Первые этапы турнира меня особо не утомили - в сражении на мечах, боевых шестах и ножах для меня не было ничего сложного. Кроме того, мои противники слишком полагались на свою силу и совсем забыли о преимуществах скорости. Для меня же скорость была основным козырем. Быстрый маневр, молниеносный удар, сложное кружево атаки... А главное - абсолютное спокойствие и безразличие. За прошедшие пятнадцать лет я понял, что чем меньше ты чувствуешь, во время боя, тем труднее тебя разгадать, предугадать и победить. Я не чувствую ни ярости, ни упоения битвой. Все это в прошлом. Теперь я откровенно веселюсь. Вы скажете, что я стал хладнокровным убийцей, постепенно переходящим в категорию "маньяк"? Может быть... Меня это уже давно перестало волновать. За эти пятнадцать лет я убил столько разных существ, что смерть перестала меня интересовать. Может, именно поэтому я так быстро побеждал? Мои противники пытались произвести максимально благоприятное впечатление на Дюка, демонстрируя все свое мастерство, все самые сложные и красивые удары... Я же воспользовался простой арифметикой: если отнять от всей этой массы моих противников, то останусь только я. Так я и попаду в Сотню. Остается только произвести процесс "вычитания". Я мог, конечно, оставить моих конкурентов в живых, но посчитал, что на это придется потратить больше времени, и просто вспарывал им животы или разрубал напополам. Прошло три дня. Наконец, я победил моего последнего оппонента и, после получасового перерыва, потраченного мной на приведение себя в порядок, отправился в Малый Тронный Зал, где меня и остальных претендентов уже ждал Дюк Блатзагер и его советник лич.
   -- Вы показали себя неплохими бойцами - сказал Блатзагер, внимательно смотря на меня и моих будущих коллег. - Теперь вы должны пройти последнее испытание. Сражаться вам не придется, но не считайте его менее важным. Хорошо драться могут многие, но лишь единицы достойны вступить в Багровую Гвардию. Приступай, Менгра.
   -- Слушаюсь повелитель. - сказал (точнее сказала, ибо при жизни это, похоже, была женщина) лич, и подошла к нам. Похоже, сейчас она будет читать наши ауры, определяя у нас те качества, которые понадобится развить во время преобразования. Разумеется, можно отказаться от трансформации и остаться живым, но обычно этим правом не пользуются, считая, что лучше быть силачом мордентом, изворотливым стригой или, если повезет, могущественным вампиром. Дураки. Мы выстроились в шеренгу, и мертвая колдунья прикоснулась к каждому из нас своей холодной ладонью. Не самое приятное ощущение. Не то чтобы я был так брезглив, но холод, исходящий из ее ладони был не просто могильным, если вы понимаете, о чем я. Нет, от длани волшебницы веяло магией смерти. Сканирование продолжалось около пяти секунд, а потом лич выносила свой вердикт. Через минуту я оказался в компании шести будущих мордентов, одного некростера (парня, который прошел в финал, отравив большую часть соперников), трех стриг и двух барак. Честно говоря, я бы удивился, получи эти двое монстров другое назначение. Когда я их увидел в первый раз, то подумал, что эти существа получились в процессе скрещивания Джека-Потрошителя с бешеным быком и мясорубкой. Надеюсь, их быстро усыпят, а то, как бы они не устроили в честь получения новой силы небольшую кровавую баню. Я был последний, к кому подошла Менгра. Странно, она почему-то задержалась рядом со мной. Прошло десять секунд... Двадцать... По прошествию минуты, она, наконец, отпустила мой многострадальный лоб. Я собирался использовать свое право вето сразу же после того, как она скажет, кем мне предпочтительнее стать (самому любопытно), но лич, почему-то промолчала. Потом она подошла к Дюку, что-то прошептала ему на ухо, и снова встала по левую руку от старого вампира.
   -- Теперь вы знаете свое место и часть своей судьбы. Идите, Сотня ждет вас. - Мы потянулись к выходу, но вдруг в моей голове раздался голос Дюка. - А тебя я попрошу остаться.
   Я замедлил шаг, и вскоре в зале остались только лич, вампир и я. Интересно, и что они хотят мне сказать?
   -- Менгра сказала мне, что не может прочитать тебя, - сказал Блатзагер, отбивая пальцами по подлокотнику трона незнакомый, но тем не менее завораживающий ритм. - Ты можешь это объяснить?
   -- Честно говоря, я сам это не до конца понимаю. Мне и раньше говорили, что моя аура нечитабельна, но причины этого мне неизвестны. Так было всегда, сколько себя помню.
   -- Он говорит правду, - негромко сказала мертвая колдунья. - Его аура не изменилась.
   -- Серьезно? - усмехнулся Блатзагер. - Что-то я не пойму твоей логики. Ты же вроде говорила, что не можешь прочесть этого человека.
   -- Прочесть, то есть увидеть его прошлое, настоящее и возможное будущее - нет. Все эти три пласта реальности как будто наложились друг на друга и не дают мне увидеть, ни кто этот человек, ни чем он может быть полезен. Думаю, разобраться в этой мешанине могла бы только Исгарат (при звуке этого имени Дюк поморщился, как будто ему накрутили на каждый клык по лимону). Но стандартные узоры, вроде отметки "правда или ложь" у него неизменны, хоть и не так похожи на то, что я привыкла видеть. Судьба этого существа - загадка, но вот поведение и эмоции - все еще раскрытая книга. - Ну, ничего себе. А с этой особью надо быть поаккуратнее. Впрочем, если я пойму, каким образом можно управлять своей аурой (а это наверняка можно, иначе при дворе не было бы никаких интриг), то даже эта провидица мне не страшна. Ладно, проехали. Интересно, и что же решит Дюк? Примет ли он меня в Гвардию или предпочтет не брать в колоду темную карту?
   -- Хм... Ты хорошо сражаешься, в твоих глазах виден недюжинный ум. - Ну надо же. Теряю былую хватку. Похоже, придется сварганить какие-нибудь контактные линзы. Наемники слишком глупые, для того чтобы скрыть свой истинный ум долго не живут. - А твоя способность скрывать свою ауру может мне пригодиться. Решено! Я принимаю тебя в ряды Багровой Сотни. Поздравляю, боец, ты зачислен в Седьмую Декаду. Думаю, ты легко приживешься. Там все подобны тебе.
   -- В смысле "люди, отказавшиеся от Дара Смерти"? - удивился я.
   -- В смысле "со странностями" - усмехнулся вампир. - А ты что, и правда собирался отказаться от Дара?
   -- Разумеется. К таким радикальным изменениям в моей жизни я еще не готов.
   -- Вот как. Что ж, это вполне в духе члена Седьмой Декады. Иди. Твои новые товарищи ждут тебя. - С этими словами он небрежно взмахнул рукой, и в моей голове вдруг появился подробный план здания, причем одна из комнат была отмечена зеленым крестиком. Мое местоположение было видно по красной стрелке. Здорово, вот бы и мне научиться кропать такие карты. Ну ладно, пошли знакомиться с сослуживцами.
   Как личная гвардия Дюка, Багровая сотня жила в пределах дворца. Места было много, так что кроме казарм, на подземных уровнях было множество тренировочных залов, полигонов, оружейных... Я уж не говорю о разных складах и арсеналах. Короче, идеальное место для воспитания будущей военной элиты. А вот и мой сектор. Что ж, надеюсь, меня ждет теплый прием.
   Надежды не оправдались. Стоило мне войти, как я сразу же попал под перекрестный обстрел недружелюбных взглядов трех существ, сидящих неподалеку от входа. Судя по телосложению, встречная делегация состояла из двух мордентов (один из них был настоящим гигантом, другой тоже немалых размеров, но с меньшей мускульной массой) и некростера (худое, лысое существо, неопределенного возраста и пола с острыми чертами лица и неприятной мимикой).
   -- Так-так, и что это к нам забрело? - издевательски прошипел некростер, потирая тонкие ручки. Видно этот болезнетворный предвкушал неплохой аттракцион с моим участием. Ладно, посмотрим за развитием событий. А пока будем отвечать спокойно и по теме.
   -- Меня прислали сюда, как нового члена Седьмой Декады. Меня зовут...
   -- Плевать, как тебя зовут! - рявкнул один из мордентов (тот, что гигант). - С чего это ты решил, что будешь служить здесь? Ты человек, а это значит - пища! - с этими словами он облизнулся и многозначительно посмотрел на меня. Так он еще и каннибал? Очень интересно.
   -- А зубки не обломаешь, упыреныш? - ласково поинтересовался я.
   -- Ах ты... - от возмущения мордент из темно-синего (его обычного цвета) стал черным. - Да я тебя за "упыреныша" на ленточки порву! - похоже у этого парня слова не расходились с делом. Еще не закончив свою тираду, он уже летел ко мне, выпустив десять острейших когтей. Смешно, я думал его придется поддразнивать еще минут пять. Либо он чересчур агрессивный, либо "упырь" для него самое страшное оскорбление, но, скорее всего... Скорее всего, эта драка была задумана с самого начала. Причем моя личность тут была не важна. Мордент атаковал бы любого новичка. Интересно, такой обряд инициации характерен для всех декад или это мое личное везение?
   Мордент оказался не таким уж страшным противником. Может, у него и была в запасе пара-другая приемов, но он видно посчитал, что в драке с простым человеком хватит примитивной лобовой атаки. Ошибка, приятель - я не так прост. Да и насчет своей принадлежности к роду человеческому я уже не уверен. После всех метаморфоз, произошедших со мной за последние годы, вряд ли меня можно оставить в категории "homo sapiens". Скорее всего, я представляю новый вид "idiotic furios" семейства "humanoid magnifesent". Ладно, биологией займусь чуть позже, а сейчас разберемся с сотней недружелюбно настроенных килограммов мышц, клыков и когтей. Впрочем, тут и разбираться не с чем: бросок, переворот, небольшой толчок - и мой противник со всего маха врезается в стену. Странно, но на его состоянии это никак не отразилось. Потратив пару секунд чтобы вытащить из стены застрявшие когти, он развернулся и снова "пошел в лобовую". Пришлось повторить эту комбинации. Еще несколько раз, пока до мордента не дошло, что игра несколько затянулась, а результат далеко не в его пользу. Тут он начал драться всерьез. Его движения стали плавными, приемы изощреннее, а ярость с презрением бесследно улетучились. Прекрасно, а то я уже начал разочаровываться в будущем коллеге. Слушайте, мне нравится этот стиль! Надо будет взять у мордента пару уроков. Но пора закругляться. Судя, по тому, как напряглись у мордента мышцы ног, он собирается прыгнуть. Отлично. Ну, приятель, иди сюда. Прыжок! А мне осталось только поднырнуть под него и нанести удар снизу. Причем не просто удар, а изрядно приправленный Силой. Да, Силой, ибо как бы не презрительно Солти о ней не отзывался, но, в отсутствие пиромагии, псионика была, есть и будет моим секретным оружием. Вы скажете, что я непоследователен, что сам говорил об огромном расходе энергии на Молнии и Силовые Волны. Это так и я не отрекаюсь от своих слов. Мое секретное оружие - иллюзии. Причем не долговременные миражи, а лишь мгновенные гипно-вспышки. Вот, например, сейчас, когда мои кулаки соприкоснулись с животом и грудью противника, я внушил ему на секунду, что в него врезалась тонна кирпичей. Разумеется, это было неправда, но вот его ребра и солнечное сплетение, получив сию информацию, отреагировали соответственно. В результате мордент отлетел на два метра и грохнулся со всего маху на спину. В себя он придет, когда сообразит, что если бы такие повреждения были на самом деле, то он не смог бы даже дышать. Осознав, что он все-таки дышит, гигант избавится от наваждения. Но это произойдет нескоро, минут через десять. Пока же он обезврежен. Тут мне в плечо вонзилось что-то острое. Этим "чем-то" был метательный дротик с синим оперением. Еще четыре таких сжимал второй мордент. От мордобоя к артобстрелу? Кажется, меня начали уважать. Хм, странно... Такие дротики обычно отравлены, но я не чувствую в своем организме никаких перемен... И тут на меня нахлынуло. Внутри как будто произошло извержение вулкана, кровь превратилась в раскаленную магму, а из моих глаз, ушей и ноздрей вырвались столбики пламени. Впрочем... Нет, мне это просто показалось. Но все равно - ощущения, испытанные мной только что, приятными не назовешь. Кстати, а почему стало так тихо? Я поднял глаза и понял, что пропали не только звуки. Похоже, кто-то сильно урезал скорость. Я имею в виду, что все вокруг невероятно замедлилось. Руки мордента ме-е-дленно метнули свои снаряды, и они полетели в мою сторону со скоростью безногой улитки с ядром на шее. Что за ерунда? Мир замедлился, или это я стал быстрее? А, неважно. Сейчас, главное, разобраться с этим любителем метать в посторонних людей острые предметы. Сейчас я тебе устрою. Дротики ползли так медленно, что мне не составило труда перехватить их и послать их "обратно отправителю". По одному в каждое плечо, по одному в каждую ногу и... Ой, похоже я перестарался... Снаряды полетели обратно с нормальной скоростью, но нормальной для меня. Видно, все-таки, это я ускорился и этим иглам дал мощное ускорение. Иначе как объяснить, что они прошили цель насквозь и вошли по самое оперение в каменную стену? Ой, что-то мне поплохело. Перед глазами повисла черная пелена, а когда она рассеялась, то я увидел, что второй мордент тоже лежит на полу без сознания, а ко мне подходит (подходит, не плетется, значит, скорость снова стала нормальной) некростер. Я начал вставать, но тут он взмахнул рукой, с кончиков его пальцев слетела зеленоватая молния, которая, попав мне в голову, снова погрузила меня в мир острых и неприятных ощущений. Голова просто раскалывается... Надо бы избавиться от этой мигрени. Я сунул руку в сумку, вытащил пузырек с "Осиным медом" вытащил пробку и жадно проглотил содержимое. Да! Зеленое пламя сразу же залечило все мои раны, не говоря уж о нейтрализации головной боли. Так, а что мы будем делать с нашим "королем эпидемий"? Сжечь? Нет, это окончательно закроет мне дверь в Сотню. Именно поэтому, несмотря на негостеприимный прием, откровенное хамство и попытки меня прикончить, я еще никого не убил. Чудеса терпения, не так ли? Ну ладно, пора прекращать этот балаган. Я вытащил из сумки сферу с лиловым иероглифом "фэн" и швырнул его в болезнетворного умертвия. Есть: шар разбился, и некростер намертво завяз в облаке вязкого лилового тумана. Теперь он не сможет шевельнуться, пока кто-нибудь не догадается плеснуть в облако немного апельсинового сока. Спросите, почему именно этот напиток, а не что-нибудь другое? Неужели в этом мире это магический эликсир, панацея или мгновенный разрушитель чар? Нет, просто я люблю апельсиновый сок. Кроме того, все символично: наутро после хорошей попойки я оказываюсь точно в таком тумане и только стакан оранжевой амброзии помогает мне вырваться из него. Так что "подобное к подобному", как любят говорить алхимики (Кемист, по крайней мере). Так, вроде с недоброжелательно настроенными элементами я разобрался. Или еще кто-то остался?
   -- Ты хорошо сражаешься. - из-за портьеры ко мне вышел довольно странный субъект. Судя по высокому росту, небольшой сутулости и высокому лбу это существо должно было быть согином. Но если это нежить, то зачем ему железная рука? Да и глаза у него ... Да, так и есть - вместо глаз у согина были, постоянно меняющие свой цвет, линзы. Прямо как у дроида с родного Клор Терона. Так кто же это - согин, робот или киборг?
   -- Кто ты? Точнее, что ты такое?
   -- Меня зовут Габриель. Я согин и бывший синт.
   -- Синт?
   -- Живое существо, заменившее часть своей плоти на механические приспособления, Во Имя Высшего Совершенства (последние слова он произнес так торжественно, как девиз или часть молитвы). Когда-то я жил в Железнограде, обители синтов... - он сказал это с такой тоской, что я понял - вряд ли Габриель покинул Железноград по доброй воле. Интересно, как он стал согином? - Но вернемся к тебе. Ты ведь новый член нашей декады?
   -- Да, но, кажется, эти трое так не считают. Или у вас так всех приветствуют?
   -- Так и есть. Мы называем это первичной инициацией. Или разминкой.
   -- Ничего себе, "разминка"! Они могли убить меня! Или я их, если уж на то пошло...
   -- Если бы они хотели убить тебя, то ты был бы уже мертв. Хотя признаю, мы тебя недооценили. Кстати, ты говорил, что мог их убить. Почему же ты этого не сделал?
   -- Я понял, что это испытание. Только зачем надо было натравлять на меня всех троих?
   -- Ты должен был сразиться только с Огром. Но твоя неожиданная демонстрация силы обеспокоила Шершня, а скорость напугала Мигрена. Они решили, что в тебя вселился демон и попытались нейтрализовать. Твоя реакция на сонный дротик Шершня окончательно убедила их, что с тобой что-то не то.
   -- А разве ты так не подумал?
   -- Сначала да. Но ты не убил их, хоть и имел такую возможность. А демоны, несмотря на их ум и прозорливость слишком кровожадны. Если они вступают в бой, то не останавливаются, пока все их противники не будут разорваны на клочки. Потому-то тебя и встретили трое, хотя хватило бы и одного.
   -- Серьезно? Поправь меня, если я ошибаюсь, но ведь это твои люди сейчас повержены, не так ли? Для меня они оказались слабоваты.
   -- Ты дрался не как демон или одержимый им, поэтому они ослабили концентрацию. Когда же ты начал показывать свои фокусы они не успели набрать достаточно сил. Впрочем, я с самого начала был уверен, что ты - не демон.
   -- Потому что я не убил их, так?
   -- Не только. Демон, обладающий твоей силой, не остановился бы, сломав Огру пару ребер. Как минимум, он вырвал бы ему сердце.
   -- О... Понятно. - все-таки хорошо, что я не присоединился к Крейну. Чтобы во мне поселилась такая злобная тварь - нет уж, увольте. Мне и своих пороков хватает. - Но почему ты их не остановил?
   -- Меня заинтересовал твой стиль боя. Особенно, твоя неожиданная сила и внезапная скорость. Такая реакция на снотворное для тебя обыденна?
   -- В смысле гиперскорость? Да нет, такое со мной в первый раз. Видно, яд на дротиках Шершня какой-то особенный.
   -- Понятно. А твоя сила? Почему ты так долго играл с Огром, хотя мог покончить с ним с самого начала?
   -- Дело в том, что я не мог "покончить с ним" сразу. Для этого нужны были определенные условия, основным из которых является временное отсутствие мыслей у противника.
   -- Зачем?
   -- Только тогда я могу внушить ему, что нанес ему более серьезные повреждения, чем на самом деле.
   -- Внушить... Так значит Огр...
   -- Цел и невредим. - прохрипел мой первый противник, тяжело поднимаясь с пола. - А ты хитер, малыш. Я и не думал, что можно создать такую иллюзию.
   -- А это и не иллюзия. - усмехнулся я. - Мираж ты бы быстро раскусил. Я просто заставил твои ребра поверить, что они сломаны. Они сообщили об этом тебе, а ты ведь привык доверять своим ощущениям?
   -- Умно... - протянул Огр. - Поздравляю, малыш, ты достоин быть в наших рядах.
   -- Согласен - сказал, очухавшийся и затянувший раны, Шершень. - Если в этом парне не сидит демон, то он лучшее приобретение для нашего отряда за последние полвека.
   -- Так то оно так, но может это юное дарование все-таки уберет свою лиловую дрянь?! - подал голос Мигрен, все это время старавшийся самостоятельно освободиться.
   -- Пожалуйста... - протянул я. - Габриель, тут нет поблизости апельсинового сока?
   -- Ты бы лангорский сыр попросил. - усмехнулся согин. - Все эти деликатесы в нашу сторону не завозят, хоть мы с Хитром соседи. Спрос маловат. Зомби предпочитают питаться только мясом, а гурманов тут мало, да и те вампиры. А зачем тебе?
   -- Неважно, - пробурчал я, вытаскивая из сумки последнюю бутылку с соком из своего НЗ и выплескивая его содержимое на вязкое облако. Надо будет при следующем сеансе связи с Кемистом попросить еще десяток-другой бутылок с этим нектаром. Все-таки мне повезло, что я появился и завел первичные деловые знакомства на территории Хитра. Ведь только там этот сок и делают. Подумать страшно, что бы было, материализуйся я в окрестностях Великого Кургана. Говорят, там вообще еды нет. Неудивительно - зачем она духам? У них другой рацион. - Пока я размышлял о превратностях судьбы, туман рассеялся, и Мигрен присоединился к нашей беседе. Быстро поздравив меня с тем, что я прошел испытание, он начал выяснять, как это мне удалось побороть вызванную им головную боль, по вызыванию которой он считался докой. Пришлось соврать, что "Осиный мед" - это нечто вроде панацеи от всех болезней, но действующей только для меня. Глупое объяснение, но почему-то все серьезно кивнули и продолжили знакомство.
   Наконец, церемония приветствия закончилась. Морденты и некростер заявили, что у них дела, а посему, они спешат откланяться. Через секунду в зале остались только я и Габриель. Согин предложил провести небольшую экскурсию по сектору. Конечно, я согласился.
   Тренировочные залы, кафетерий (весьма специфический - в меню только сырое мясо и кровь всех групп и резусов), лаборатории... А вот и комната отдыха. Я вошел... И тут же начал трясти головой, лихорадочно вспоминая, когда это я успел так ее треснуться, чтобы появилось сотрясение? Комната как будто раздвоилась - на двух одинаковых диванах, освещаемые одинаковыми светокристаллами (почему-то красного цвета), сидели две совершенно одинаковые черноволосые женщины и читали книги похожие, как две капли воды. Вроде я еще не пил, так что либо у меня сотрясение мозга, либо... Тут одна из брюнеток зевнула и перевернула страницу. Уф, сразу полегчало. Это не сотрясение, а просто близнецы, или, может быть, клоны. Но какие красивые... Черноволосые, стан тонкий, ноги длинные, руки изящные, глаза темные и такие глубокие, что сразу приходит ассоциация с маленькими окошками в другую вселенную. И я не преувеличиваю: когда одна дама посмотрела на меня, я мог поклясться, что внутри ее зрачка пролетела крошечная комета.
   -- Позволь узнать, Габри, что это ты привел? - потянувшись всем телом (я тут же пожалел, что не надел более просторные штаны), спросила брюнетка, сидящая справа от меня. - Аккумулятор для меня или подопытного кролика для Лидии?
   -- Ни то и не другое, Лилия, - усмехнулся согин. - Этот парень - новый член нашей команды.
   -- Ну, что это за член, мы еще узнаем. - плотоядно облизнулась Лилия (нет, мне точно подсунули в магазине штаны на два размера меньше чем надо) - Ну привет, красавчик. Меня зовут Лилия Мортлав, но можешь звать меня просто Лили. А у тебя есть имя?
   -- Ке... Керрил... - тут я откашлялся и попытался взять себя в руки. - Керрил Флейм, к вашим услугам, миледи. Рад нашему знакомству и...
   -- Да-да, я тоже рада. - перебила меня Лили. - Ты, вроде, что-то говорил о готовности оказать мне услугу? - взгляд, которым она сопроводила этот вопрос, говорил о многом. Очень многом.
   -- Ну... Я... Разумеется, я...
   -- Хватит, - перебила меня на этот раз та, которую назвали Лидией. - Лилия Сиджуса Мортлав, ну как тебе не стыдно? Тебе же четко сказано - ремонтировать мою лабораторию ты будешь одна и только одна.
   -- Ремонтировать? - ошарашенно переспросил я.
   -- А ты думал она тебя в койку потащит? - усмехнулась Лидия. - Тут тебе не повезло. Или повезло... Судя по твоей осанке, ты независимая личность?
   -- Ну, да.
   -- А вот после ночи с моей дорогой сестренкой ты был бы просто еще одним ее рабом. Не спорю, жил бы ты счастливо, правда, недолго. Вроде твой последний аккумулятор протянул около месяца, да Лили?
   -- Точно, Лид.
   -- Кроме того, если уж ты зачислен в нашу команду, то значит ты неплохой воин, а из того, что ты прошел через первый зал без особых ран следует, что ты еще и прекрасный тактик. Редко кто, знаешь ли, проходит мимо Огра, Шершня и Мигрена, отделавшись лишь порванной рубашкой - Черт, а я и не заметил. Ну вот, снова придется браться за иглу с ниткой. Эх, как же я скучаю по старому доброму молекулярному сшивателю. А в этом варварском мире приходится шить вручную. Бедные мои пальцы... - Незачем выбрасывать такой талант на помойку. Поэтому Лили строго-настрого запрещено спать с кем-либо из Багровой сотни.
   -- Но... Тогда зачем...
   -- Но ей ничто не мешает соблазнить какого-нибудь простачка, и использовать его, изредка подкармливая обещаниями бурных ночей. Ей это ничего не стоит, а простачок делает для нее всю работу, вроде уборки, стирки, глажки и так далее. Что ж, она суккуб, и это часть ее природы. Работа по дому - лишь небольшой бонус. Появись ты днем раньше, я бы слова не сказала, но! Но вчера сестренка решила позабавиться со своим аккумулятором не где-нибудь, а в моей лаборатории! Да еще и на лабораторном столе, среди реактивов. Разумеется, из-за их размашистых телодвижений пробирки с реактивами опрокинулись, все смешалось, вступило в реакцию, и теперь моя лаборатория напоминает поверхность луны - вся в кратерах, рытвинах и серой пыли. Так как из виновников взрыва в живых осталась только Лили (а что ей сделается), да и инициатором этого безобразия была она, то мы решили, что наказанием будет... уборка. Без каких-либо помощников. Сестренка больше всего на свете ненавидит убирать, так что, думаю, впредь она трижды подумает, прежде чем устраивать в моей лаборатории Содом и Гоморру...
   -- Ну вот, снова пошли нотации. - зевнула суккуб. - Ладно, Лид, приведу я твою драгоценную лабораторию в порядок. Не понимаю, и чего это ты так кипятишься? У тебя же их три.
   -- Если бы их не было, то ты бы так легко не отделалась. - прошипела Лидия. Потом она вспомнила, что они с сестрой не одни и обернулась ко мне. - Кстати, я так и не представилась. Лидия Колдмайнд Мортлав, лич. Маг, врач, эксперт. А каковы твои функции?
   -- Разведка и убийства - ответил за меня согин. - Этот парень великолепно сражается, имеет неожиданный взгляд на вещи, но не особенно любит сражаться в команде. Высокий уровень адаптации, как первого, так и второго уровня. Одинаково хорошо приспосабливается к окружающей обстановке и переделывает окружающий мир под себя. Рекомендую поставить его на шестой участок.
   -- Э-э... Что он только что сказал? - удивленно спросил я.
   -- Если коротко - ты неплохой рубака. - ответила лич. - Хотя меня больше интересуют не твои навыки бойца, а твоя аура. Хм... Очень интересный рисунок. Ты ведь не откажешься зайти ко мне, чуть позже? Я бы поставила один интереснейший эксперимент...
   -- Но-но, сестренка! - расхохоталась Лили. - Если уж мне нельзя совращать этого красавчика, то я тем более не отдам его тебе. В любом случае, тебя он интересует только как подопытная зверушка. Хотя... Давай договоримся: днем он будет бегать по твоим лабиринтам в поисках сыра или бананов, а ночью будет заниматься со мной... ремонтом. Ну, как тебе мое предложение?
   -- Ладно, дамы, хватит шутить, - сказал Габриель. - Я собираюсь познакомить Керрила с Шог-Готом. Вы составите нам компанию?
   -- Пожалуй, мы с сестрой воздержимся, - ответила Лидия. - У нас накопилось слишком много дел и...
   -- Ну ты и ханжа, сестричка, - фыркнула Лили. - Мы бы с радостью пошли с тобой, красавчик, но только не к Шогги. Этот барака слишком неадекватно на нас реагирует. Да и к Готти сейчас лучше не соваться. Так что, пригласив нас, Габри, со свойственной ему вежливостью, дал нам понять, что разговор окончен. А насчет "накопившихся дел"... Весь оставшийся день я свободна, так что после знакомства с Шогги ты можешь зайти ко мне. Не бойся, я не буду заставлять тебя клеить обои. Сегодня, по крайней мере. Просто посидим, поговорим... Держи координаты и пока. - с этими словами она кинула мне маленький черный кубик, в котором я с удивлением опознал клор теронский голокуб и снова принялась за чтение.
   -- Если же ты предпочитаешь интеллигентную беседу разговорам о всякой ерунде, то милости прошу ко мне, - сказала Лидия, кидая мне такой же кубик. - Кто знает, может, ты окажешься интересным собеседником.
   Да уж, кто знает... Не пойму отчего, но мне показалось, что и выбирать незачем. И дело не в том, что меня бесконечно очаровали знания Лидии или развязность Лилии. Что-то внутри меня чувствовало, что и развратница и ученая абсолютно схожи не только внешне, но и внутренне. Просто каждая из них предпочитает использовать только половину своей натуры. Но я уверен, что при необходимости и Лилия с легкостью поддержит научную беседу, и Лидия сможет без особых усилий покорить кого угодно силой не разума, но тела. Когда я поделился своим впечатлением с согином, но кивнул и рассказал мне историю этих сестер.
   Я и не предполагал, что оказался так близок к истине. Лилия и Лидия и вправду были одним целым. Точнее, должны были быть. Пару столетий назад, один маг решил поиграть в Творца, вознамерившись вырастить идеальную женщину. Она должна была быть совершенством в плане внешности и идеалом мудрости. Зачем ему нужно было создавать такую опасную смесь, никто не знает, но лично мне это показалось смертоубийственной глупостью. Идеалы такого рода слишком опасны для окружающего мира. Вооруженные своей красотой и интеллектом, они способны создать прекрасные вещи, но, из-за своей человеческой природы, рано или поздно начнут разрушать, и это им удастся гораздо лучше. Так было, есть и будет. Появление такого существа на свет могло привести к гибели этот мир, но Судьба решила, что еще недостаточно с ним наигралась. Плод разделился и вместо андрогина (совершенного существа) получились две близняшки. Одна из них была очень умна, другая невероятно притягательна. И хоть внешность у них была одинаковая, Лидия притягивала всех мужчин, а иногда и женщин, своей жаркой красотой, а Лилия с такой же силой отпугивала их своим хладным умом. И каждая из них завидовала сестре, ибо у одной было то, чего не было у другой. Десятки лет они странствовали вместе, но потом, зависть и досада стали невыносимыми, и они расстались, чтобы встретиться вновь через двадцать лет и во главе враждующих армий. Никто не победил, а сестры погибли, проткнув друг друга своими мечами. А в это время к полю боя приблизилась граница Мертвых Земель. Когда сестры открыли глаза, они уже были не людьми, но умертвиями. Мало того, их желания оказались столь сильными, что каждая получила то, о чем мечтала при жизни. То есть Лилия стала суккубом, а Лидия - личем. Их прежние навыки никуда не делись, так что теперь они были абсолютно равны. Старый и уже мертвый маг - создатель гомункулов все-таки добился своего, только вот результатов было в два раза больше. Пройдя долгий путь разрушения себя и других до конца, близняшки решили, что теперь они пойдут другой дорогой. И на этот раз вместе. Да, после того, как сокровенное желание каждой из них сбылось, они поняли, что более близкого и родного человека (точнее умертвия), чем собственная сестра не найти. А посему, вот уже пятьсот лет они не расстаются и считаются одной из самых мощной сил во всех Мертвых Землях. Они одинаковы, но в то же время разные. Каждая из них воплощает женщину, которая вызывает одновременно страх и наслаждение. У меня, по крайней мере. Что ж, вывод из этих размышлений очевиден: лучше с ними не сближаться. Таких дам хорошо считать союзниками, но вот закручивать с ними романы попытается либо идиот, либо самоубийца. У них есть свой мир на двоих и каждый, кто рискнет вторгнуться в него, рискует быть мгновенно перемолотым и переваренным (метафорически, хотя, вполне может быть, что и взаправду). Я же пока не хочу ни того, ни другого.
   Наконец, мы дошли до жилища еще одного члена Седьмой Декады. Шог-Гот Двуглавый, барака. Судя по словам сестер Мортлав, он находится в несколько неуравновешенном состоянии. Хотя, это ведь барака, а это значит, что эпитет "уравновешенный" вряд ли можно отнести к подобному существу. Я спросил Габриеля, зачем выводить Шог-Гота из состояния стазиса только чтобы я смог предствавиться? Бывший синт удивленно поднял бровь и ответил, что тот, к кому мы идем вообще не спит. Мало того, на него не действуют ни заклятья, ни транквилизаторы. "Слишком старый, можно сказать, один из первых. У таких как он абсолютный иммунитет, что к магии, что к наркотикам. Это уже новые поколения стали создаваться со встроенным выключателем" - вот что сказал мне согин. Интересно, как с ним справляются, когда рядом нет врага для быстрого успокоительного растерзания?
   Согин открыл дверь, и я сразу же получил ответ на последний вопрос. Да уж, теперь понятно, почему нет нужды в транквилизаторах. Этот барака физически не мог причинить кому-нибудь вред. Впрочем, думаю, любой испытал бы с этим делом некоторые затруднения, будучи помещенным в апартаменты без окон и дверей, но зато с адамантовыми стенами, толщиной в два его роста. Разумеется, такая преграда была только по периметру. Внутренние перегородки были из так называемого "живого камня", который обладал способностью регенерировать, причем с невероятной скоростью. Так что бей, сколько влезет - все равно через секунду все станет, как было. Идеальная тюрьма. Только вот в тюрьмах нет двусторонних телепортов, и системы наблюдения-коммуникации, с помощью которой можно и просто смотреть на окружающий мир, и общаться с ним через мониторы и голографические кристаллы. Как раз через один из таких кристаллов я увидел еще одного моего напарника.
   Он был большим. Хм, впрочем, это все равно, что сказать "молния блестит". Да, блестит, но разве в этом дело? Его размеры были лишь штрихом, а полную картину связно не описать. Одно ясно - целью того, кто создал это творение, было внушение страха любому зрителю. Шог-Гот не был уродлив. Он был ужасен. Даже отдельные его черты устрашали. Для начала опишу вам Шога. Огромное тело, покрытое серой чешуей, под которой бугрились мощные мускулы. Острейшие клыки, способных прокусить даже чешую трехсотлетнего дракона в комплекте с мощными коренниками, с легкостью дробящих в мельчайшую пыль даже алмазы. Длинные обезьяньи лапы, с мощными пальцами (каждый толщиной с мое запястье). Нижние конечности поменьше, но более мускулистые и покрыты роговыми наростами, защищающими мышцы и сухожилия. Глаза, без зрачков и радужки, периодически меняют свой цвет с диапазоном от ярко-белого до абсолютно черного, но чаще всего остаются кроваво-красными. Толстый хвост, разделяющийся посередине на три потоньше, зато снабженных острейшими когтями. Две плюющиеся кислотой змеи, растущие из плеч. Четырнадцать длинных, сочащихся ядом и кислотой щупалец, тянущихся из-за спины. Спереди щупалец и хвостов нет, зато есть еще одно тело, правда более щуплое. У него длинные, тонкие ручки с длинными когтями и маленькими пастями на каждой ладони, а на тонкой шее нагло ухмыляется всему миру безгубым и зубастым ртом Гот - вечный партнер и собеседник Шога, считающий себя полноправным хозяином двадцати процентов тела (то есть щуплого туловища). Его зубки не способны прокусить драконью шкуру, зато идеально подходят для того, чтобы расщеплять кости, а зеленый раздвоенный язык одинаково хорош и для того, чтобы высасывать из этих костей мозг, и для язвительной беседы. Плюс еще мощная, излучающая грозную силу аура, и мы получаем Шог-Гота - существо, созданное для уничтожения армий и сражений с демонами. Может, поэтому он так похож на демона. По словам согина и Шог, и Гот не только прекрасные бойцы, но и очень мудрые существа. Ну, насчет Шога я согласен на все сто - разговаривая с ним, любой почувствует себя собеседником какого-нибудь мудрого отшельника, но вот Гот... Мда, предоставь мне выбор между бассейном с кислотой и Готом с его комментариями, то я без колебаний скажу: "Кислота не так жжет". Похоже, Гот считает себя чем-то вроде высшего существа, этакого венца творения, по странной прихоти природы вынужденного общаться с мерзким, грязным и банальным окружающим миром. Прямо таки император в изгнании. Единственный плюс - Гот очень любит поспать. Не просто очень, а ОЧЕНЬ. Бодрствует он только три месяца в году, да и то с большим неудовольствием, а оставшиеся девять предпочитает бродить в астрале, болтать с разными духами и демонами, причем в кругу последних его таки считают опасным интеллектуалом. Разумеется, в случае необходимости его можно разбудить, но делают это только тогда, когда другого выхода нет. Это объясняется двумя причинами. Второстепенная: именно Шог является главной ударной силой отряда, а когда просыпается Гот его сила уменьшается, а поэтому "младшего братца" будят в случае, когда необходима не физическая сила, а знания шамана. Гот первоклассно шаманит, правда, его заклятья хоть и убойнее термоядерной бомбы, но силы ему приходится черпать из собственной ауры. Вот еще почему он так много времени проводит в астрале - накапливает силы. Если же уровень заклятья превысит его резерв, то это чревато смертью обоих. А причина главная: его и три месяца-то с трудом выдержать можно. Особенно с ним трудно в самом конце, перед погружением в спячку. От нетерпения и убийственного желания оказаться в прекрасном мире астрала, Готу начинает казаться, что секунды становятся часами, часы - сутками, а сутки - годами. Уровень его раздражительности и язвительности становится из-за просто невероятным, и вскоре чувство затянувшегося времени становится общим для всех рядом и в отдалении стоящих. Мне повезло: я попал именно в этот период.
   Поначалу я просто с восхищением разглядывал Шог-Гота. Потом, к несчастью, я решил заговорить с ним. Шог вежливо со мной поздоровался и выразил надежду, что мы сработаемся. После этого он погрузился в глубинную медитацию (думаю, это был единственный способ отдохнуть от жалоб и придирок братца). И тут в разговор вступил Гот.
   Он был вежлив. Из его уст не вырвалось ни одного ругательства. Но, несмотря на это, всего лишь через минуту я чувствовал себя засунутым в хаттову задницу. Причем меня не только не торопились вытащить, но проталкивали вглубь с такой интенсивностью, что, по моим расчетам, через пару-другую часов я должен был выпасть с другой стороны. В смысле: еще немного, и я бы телепортировался к бараке, дабы придушить задохлика своими руками. Слава богам, согин вовремя перехватил инициативу и начал обсуждать с Готом какой-то тактический вопрос. Упыреныш говорил с ним еще язвительнее, чем со мной, но Габриель даже бровью не повел. Чудеса, да и только. Неужели у синтов и впрямь железные нервы? Наконец, разговор окончился и Гот, фыркнув что-то вроде "Ну наконец-то, а то надоели до смерти...", втянулся в Шога. Вот именно - втянулся, то есть полностью исчез внутри своей большей половины, как улитка в раковине, а оставшаяся снаружи часть плоти была мгновенно прикрыта толстенными костяными пластинами, не уступающими по прочности, как сказал мне Габриель, десятисантиметровой мифриловой броне. Вот значит, как он прячется, во время сна или боя. Мы пошли дальше. По дороге к последнему члену команды и, по совместительству, моему будущему капитану, я попросил согина дать мне ответ на вопрос, который мучал меня уже десятую минуту.
   -- Габриель, я никак не могу взять в толк... Почему близняшки назвали главной причиной своего нежелания идти к бараке именно Шога? Точнее, его реакцию на них. Мне он показался очень спокойным, по сравнению с тем же Готом.
   -- По сравнению с Готом, спокойным покажется даже сам Великий Хаос, - усмехнулся синт. - А Шог не всегда такой уравновешенный. Хотя, в его поведении есть заслуга девчонок. Именно из-за них он стал медитировать, искать внутренний покой и так далее. При этом, стоит ему увидеть Лили или Лидию, и он сразу же перестает себя контролировать.
   -- Но почему?
   -- Шог-Гот никогда ничего не забывает. В определенных случаях это может считаться за плюс, но, в основном, это гро-о-омадный минус. Сестры Мортлав слишком красивы. Их красота мгновенно ввергает Шога в бездну очень плохих воспоминаний. Воспоминаний о его первом бое. О бое, который он проиграл. О бое, в котором он чуть было не потерял брата.
   -- Хм... Можешь рассказать мне об этом?
   -- Вряд ли, кто-нибудь, увидевший Шога сейчас, поверил бы, что семьсот лет назад этот великан был всего лишь полуметрового роста. Шог и его брат Гот были гоблинами. Сейчас этого народа нет, да и семь столетий назад осталось только одно маленькое племя. Гоблинам грозило полнейшее истребление. И тогда сын вождя Шог и сын шаманки Гот отправились в Мертвые Земли, чтобы попросить Верховного Вампира, предшественника Блатзагера, принять под свою руку остатки ранее великого народа. Пусть не в жизни, но в смерти. Верховный Владыка согласился. Мало того, он решил не превращать гоблинов в зомби, а дать им землю, защиту и шанс восстановить свою популяцию. Взамен, он потребовал от Шога и Гота согласие на их участие в эксперименте по созданию новейшего оружия - боевой единицы, которую сейчас мы знаем как бараку. Только гоблины, с их невероятной адаптацией, могли выдержать все те опыты, которым должен был подвергнуться подопытный материал. Кроме того, Верховный хотел создать существо, способное к гоблинскому шаманству. Он еще помнил те времена, когда один маленький зеленый шаман уничтожал многотысячную армию, правда, ценой своей жизни. Это был единственный раз, когда на народ гоблинов шли армии. Соседи поумнели и пустили впереди себя сначала чуму, уничтожившую большинство зеленых невысокликов, а потом охотников, которые ходили группами по семь человек, что было достаточно для уничтожения гоблинской деревни, но слишком мелко, для убойного шаманства и самопожертвования шамана. Но заклятья не потеряли свою силу и поэтому барака-шаман вполне мог стать той песчинкой, что перевесила бы чашу весов в пользу умертвиев. К сожалению для наместника Талцидуна, демоны прознали о его планах. Была задумана сложнейшая комбинация, в ходе выполнения которой были разлучены два любящих существа - девушка, ученица-колдунья, и один из самых многообещающих Рыцарей Смерти, который вел с гоблинами переговоры от имени Верховного. Она была похищена демонами, а ему был предложен выбор: либо он доставит гоблина-шамана в Пандемониум, либо через месяц его любимая умрет. Бедняга вампир разрывался между любовью и долгом. За время переговоров он крепко сдружился с мужественным Шогом и ехидным Готом, и предать их было выше его сил. Пока он метался в сомненьях, проныра Гот умудрился обнаружить свиток, который содержал требования наместника Крейна. Ночью Шог и Гот пришли к Эрику (так звали влюбленного вампира) и заверили его, что готовы идти вместе с ним в Пандемониум, но не для того, чтобы покорно сдаться демонам, а для того, чтобы помочь другу вызволить из плена его возлюбленную Элайзу. Через три дня друзья отправились в город демонов, но вампира сопровождали не гоблины, а двое барак - могучий Шог, ставший ужасным монстром-великаном, и проворный Гот, чьи острые когти с легкостью рассекали шкуры демонов и доспехи их прислужников. Испытания были закончены, генетического материала накопилось достаточно, так что личи спокойно отпустили своих подопечных. Так сказать, для проверки в боевых условиях. Друзья преодолели множество препятствий, уничтожили огромное количество врагов, но когда они добрались до цели... Элайза предала их. По мнению согина, той Элайзы, в которую влюбился Эрик не стало еще до того, как был отправлен свиток с требованием доставить шамана. Ее способности приглянулись наместнику Крейна, а потому был проведен обряд подчинения. Через три ужасных дня милая, добрая Элайза превратилась под воздействием заклятья, в жестокую демонессу по имени Хельвинг, для которой не существовало ни любви, ни милосердия. Ей было приказано дождаться вампира и гоблинов, а затем убить их, что она с радостью и сделала, призвав Мельдарта - одного из самых сильных и кровожадных демонов-прислужников Крейна. Шог сражался с Мельдартом, но не смог его одолеть. Его брат Гот хотел воспользоваться своим разрушительным шаманством, но не успел он открыть рта, как был разорван пополам. Хельвинг осталось нанести последний удар, прикончивший бы Эрика и его друзей наверняка, но тут Элайза, заточенная внутри нее, совершила свой последний рывок воли, остановив Хельвинг. Это была всего лишь секунда промедления, но этой секунды хватило Эрику для активации аварийного телепорта, перебросившего его и бывших гоблинов в Храм.
   Гота удалось спасти. Правда, для этого его пришлось вживить в тело брата. Так появился Шог-Гот. Шога вылечили, но только физически. Чувство вины, за то, что он не смог победить Мельдарта и защитить брата, смешалось в его душе со злостью и досадой из-за предательства Элайзы. С тех пор, стоит ему увидеть существо, похожее на ту, что сейчас является наместницей Крейна (за семьсот лет Хельвинг поднялась по карьерной лестнице, убив своего создателя), как он впадает в ярость и начинает крушить все вокруг. Именно поэтому сестры Мортлав общаются только с Готом, когда Шог погружен в медитационный транс. Кроме того, Шог периодически начинает заниматься мысленным самоглоданием, задавая себе один и тот же вопрос: "Смог бы я его победить?" Именно тогда стенам из живого камня приходится восстанавливаться семь раз за день. А Эрик...
   Именно к нему мы сейчас и идем. Ибо Эрик Блатзагер, приемный сын Дюка Блатзагера отказался от звания главнокомандующего армией мертвых и попросил дать ему в подчинение только Седьмую Декаду. Уже семь столетий он здесь капитан. О нем согин особо не распространялся. Ну что ж, познакомимся и так. Судя по тому, что я о нем уже услышал, мы поладим.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"