Портнов Александр Сергеевич : другие произведения.

Керрилиада Часть3 (глава 6)

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:


   Глава 6
   Сон разума голубых песков.
  
   Я не любитель долгих путешествий. Почему? Наверное, причина в том, что большую часть своей жизни я только и делаю, что шастаю по всему миру с неясными целями и желаниями. Поначалу это было даже весело, но теперь я предпочитаю преодолевать расстояние от пункта отправления до пункта назначения с наиболее возможной скоростью. Понял, наконец, что в самой дороге нет практически ничего интересного. Даже приключения какие-то мелкие - там банду разбойников уничтожить, здесь девицу вытащить из какой-либо передряги (в которую она же себя и втравила)... Скукотища... Да и времени много занимает. А время сейчас терять никак нельзя. Через месяц границы Пандемониума будут окончательно закрыты, а мне еще надо полюбоваться на дело рук своих - разрушенные Врата, а главное, сделать все возможное, чтобы этот портал не восстанавливали как можно дольше. А лучше всего, вообще бы о нем забыли. Поэтому я решил отправиться в земли демонов по Общему Тракту - наикратчайшему расстоянию между любыми двумя точками Перекрестка. Как бы далеко друг от друга эти точки не находились, если путник шел по Тракту, его дорога занимала всего лишь трое суток. Этакий пространственный выверт. Заодно решил побывать в одном из самых моих любимых мест - Тревелсвилле.
   Каждый, кто когда-либо ходил по Тракту, останавливался в Тревелсвилле - единственном городе, построенном на этой волшебной дороге. Поговаривают, что раньше был построен именно город, точнее, Центральный Трактир, с пристройками в виде жилых помещений, конюшен, пивоварен и других трактиров поменьше, а Тракт был создан как бы в приложение и для бесперебойного притока клиентуры. Что ж, если считать, что основателем Тревелсвилля и создателем Тракта был Деймон, то я готов поверить в эту историю. Вполне в духе Великого Бродяги и Выпивохи - создать круглосуточно работающий бар, куда можно попасть когда угодно и из любой точки планеты. Кроме того, здесь была фирменная марка Деймона - практически неограниченный кредит, огромный срок для выплаты оного и свободный выбор в случае неуплаты. Правда, выбор был небольшой: сломают ли должнику руку, ногу или любую другую костно-хрящевую структуру, но выбирал-то сам клиент.
   Я часто здесь бываю. В этом месте меня знают, побаиваются и даже уважают. Пусть я и не считаюсь самым сильным, умным или удачливым, но титулы "самый непредсказуемый" и "молниеносно-убийственный" были заслужены мной по праву. Оба титула были напрямую связаны с моими методами опознания врагов и борьбы с ними. Особенно с теми, что мгновение назад считались моими друзьями (ну, ладно, партнерами). Не то чтобы выпить с кем-то кружку пива, а через относительно краткий промежуток времени вырезать у собутыльника печень было чем-то необычным в этих краях. Иногда хватит и мгновения, чтобы мнение о твоем собеседнике, партнере или друге изменилось не в лучшую сторону, и среди всевозможных решений подобного вопроса "единогласно" был принят вариант "уничтожить, гада, пока он не решит проделать нечто подобное с тобой". Обычно от зарождения подозрений и до начала боевых действий проходит от пяти минут до нескольких лет. Я же поставил новый рекорд - полторы секунды. Я, как-никак, мастер интуиции. Кроме того, я всегда считал, что врагов лучше нейтрализовать сразу же после того, как они станут врагами. А тратить время на раздумья типа "Может, я ошибаюсь?", или "Он мой старый друг, так что не должен ли я быть поснисходительнее?", или даже "А не дать ли ему еще один шанс?"... Нет, это лишнее. Проще и эффективнее поступать по отработанной схеме "пришел - почувствовал угрозу - разобрался". Кроме того, я же никого не убиваю. Только переламываю руки и ноги (или, в случае с колдунами, перебиваю гортань), дабы в следующий раз были умнее. Так сказать, первое предупреждение. Переломы здесь лечатся быстро, так что ничего страшного. Если чувствую угрозу во второй раз (при следующей встрече, разумеется), то я эти конечности, на этот раз, отрезаю. Тоже не смертельно - при нынешнем развитии магии вырастить себе новую руку или ногу почти ничего не стоит. Разумеется, для тех, у кого достаточно денег. Это второе предупреждение. Если же и ему не внемлют, то для таких непонятливых у меня всегда припасен билет в один конец на Серые Равнины. Можете назвать эти методы радикальными и считать, что при таком раскладе у меня никогда не будет друзей. Что ж, вы правы, только вот в чем дело - мне не нужны друзья. Меня, знаете ли, вполне устраивает отсутствие врагов. А уж это я себе обеспечил на девяносто девять процентов. Не самая лучшая стратегия, но когда за твою голову назначена астрономическая награда (подчас самому хочется пойти и сдаться - авось успею потратить хоть часть денег), выбирать не приходится. Ко всему прочему, заклинание, способное парализовать любой живой организм весом до трех тонн на срок от трех суток, известно слишком многим магам и произносится за считанные секунды. Будь я магом, то ходил бы, увешавшись с головы до пят защитными заклятьями. Но так как я в магии защиты - полный ноль, то приходится обходиться "ручным подходом". Кроме того, в этом мире лучше обзаводиться не друзьями, а кратковременными партнерами - теми, с которыми есть общие дела или были оказаны в свое время кой-какие услуги. А так как на Перекрестке не так уж много существ, отважившихся обратиться ко мне за помощью, то те, кому я помогал - не последние фигуры на Перекрестке. Так сказать, персоны моего круга. Разумеется, их (да и мой) уровень гораздо ниже уровня тех же Демиургов (впрочем, Демиурги вне конкуренции) или их приближенных, но... Скажем так, про тех с кем я общаюсь обычно говорят "С такими лучше не связываться. Себе дороже". С одним из таких парней - Фартаном Безглазым, я как раз приканчивал девятую кружку черничного пива в трактире "Веселая Мантикора", когда моя жизнь совершила очередной крутой поворот.
   Причиной "поворота" было банальное желание облегчить тело от принятых вовнутрь пинт божественной жидкости. Жаль, конечно, с ними расставаться, но, как говаривал Райво Пьяный Кулак "Пиво должно проходить сквозь организм, не меняя цвета, и вообще, настоящий мужик никогда не держится за свое пиво".
   Вышел я во двор. И дернуло же меня направиться не куда-нибудь, а к Перекрестному Столбу. Так здесь называют алтарь Деймона. Впрочем, как еще назвать алтарь, выполненный в форме трехметровой статуи Великого Бродяги, покрытой загадочными (а, скорее всего, вырезанными в пьяном угаре) рунами и стоящий в центре пересечения дорог? Вот к этой махине и привели меня мои заплетающиеся ноги. Что ж, тогда я посчитал идею пометить статую того, по чьей вине меня забросило в этот мир (я уж не говорю о времени), и высказать ему в лицо все, что я о нем думаю весьма удачной. Разумеется, я понимал, что первейший виновник всех моих злоключений - я сам, но высказать все собственному лицу я могу всегда и везде (еще одно полезное применение осколка волшебного зеркала), а насчет исполнения первой части желания... Меня так шатало, что, боюсь, я материализовал ее не раз и не два. После всех этих пертурбаций и коллизий я бы не удивился, вернувшись в трактир с мокрым пятном на заду, а то и на затылке.
   -- Слышь, ты, - интеллигентно, а главное, членораздельно начал я свой монолог. - Считаешь себя самым умным, да? Думаешь, что если я по глупости отдал тебе свою силу, то я уже полный дурак? А я - это... Ну, не это... Не полный, понял, нет? То есть, не дурак... Я - это... Ну... Умный, короче... Вот ты думаешь, я тут бесцельно шатаюсь, да? А вот и не угадал... Я это самое... Цельно шатаюсь, вот. Да, цельно, даже ничего не отпало... Пока... Короче, вот щас мир перестанет качаться и я пойду... Пойду... Куда я пойду-то? Вроде в какой-то Пан... Пандем... Пандем-тандем... Забыл. Ну, куда надо пойду. И, вообще, кто тут у нас покровитель дорог? Сам должен знать. Или ты только бахвалиться горазд, а? Вот был бы ты настоящим покровителем дорог, то отправил бы меня туда, где я нужен и должен оказаться, прямо сейчас... Что, слабо? - признаю, сия тирада явно не блистала, но что вы ожидали услышать от того, чьи мозги давно были вытеснены из черепа винными парами? А потом произошло то, чего я совсем не ожидал. Похоже, Деймон в этот момент был "на связи". Последнее, что я увидел перед тем, как мир взорвался миллионом фейерверков, была цепочка рун на столбе, которые, сместившись с их прежних позиций, сложились во фразу "сам напросился".
   Когда мир обрел более привычные очертания, я почувствовал, что падаю. Через секунду я был готов сообщить самому себе две новости: одну хорошую, другую... как всегда. Хорошая: я приземлился на что-то относительно мягкое. Ну, а как всегда: первое, что я увидел, был громадных размеров меч, опускающийся прямо на меня. Будь я трезв, то попытался бы увернуться, но так как мой внутренний счетчик алкоголя еще час назад показал что-то вроде "Сух как лист", а потом, тихо икнув, развалился на винтики, я понял, что все попытки совершить упорядоченное движение более чем одной конечностью будут, мягко говоря, тщетны. "Это с девяти-то кружек пива?" - ехидно спросите вы - "Ты ж вроде, хвалился, что тебе море спирта по колено и на один глоток." Ну, во-первых, вы не пробовали черничного пива, которое подают в "Мантикоре". Если пробовали, то у вас тем более не должны были возникнуть подобные "каверзные" вопросы. Кроме того, девять кружек я опустошил только в компании Фартана. До этого я побывал еще в пяти дружелюбно настроенных компаниях. А сколько было выпито всего, я уж и не помню. Может, именно состояние тотального опьянения и заставило меня совершить то... Ну, что я совершил.
   Так как мои ноги все еще не оклемались от мгновенного перемещения в пространстве, а посему объявили марш протеста (выражающийся в судорожном подергивании) мне пришлось действовать только руками. Тут-то я и сглупил. Надо было воспользоваться желтой плетью и поглотить двуручник и наглеца, посмевшего использовать его против меня. Но, как утверждал тот же Райво "Пиво есть - ума не надо". А пива во мне было достаточно. Так что я, как последний дурак, сформировал в левой руке сгусток фиолетового пламени, а в правой такой же сгусток оранжевого и блокировал удар. Разумеется, от соприкосновения с моей левой иссохшей дланью рассыпался меч, а от контакта меченосца с правой мой неожиданный противник также превратился в кучку праха. В следующее мгновение, из каждой кучки вылетела группа серых дымообразных субстанций, которые пару секунд летали по комнате, а потом с жутким визгом улетучились в неизвестном направлении. Причем из останков неудачливого ассасина вылетело пять сгустков дыма, а из меча только один. Живописное зрелище, что правда, то правда, только вот после этого "гениального" маневра мой резерв полностью иссяк. Сил осталось так мало, что даже для создания крохотной искры придется ждать целую неделю, пока резерв не восстановится сам по себе или выпить "Осиного меда". Впрочем, второй вариант можно сразу же отбросить - все мои вещи, включая сумку со сферами и "Осиным медом", осколком зеркала и большей частью моего арсенала (при мне был только полуметровой длины нож) остались на втором этаже "Веселой Мантикоры" в снятой мной накануне комнате. Ко всему прочему, "огненное шоу", в состоянии алкогольного опьянения, создало эффект мгновенного вытрезвления с бонусом, в виде головораскалывающего похмелья. Да еще и левая рука снова начала болеть. Хаттская задница, на то, чтобы восстановить ее в первозданном виде придется потратить уйму зеленого пламени. Я уж не говорю о времени... Тут я понял, что недооценил масштабы своего "энергетического кризиса". Из-за почти пустого резерва, вся накопленная мной энергия будет преобразовываться в зеленый огонь, а тот будет автоматически тратиться, понемногу исцеляя руку. Очень понемногу. Так что теперь придется ждать заполнения резерва не неделю, как обычно, а целый год - до окончательно возвращения моей конечности всех функций. Хорошо еще, что с глазом таких проблем не возникло: как только искусственное око встало на место, зеленый огонь мгновенно начал преобразовывать инородные тела в... Честно говоря, я и сам не знаю во что. Но, судя по отпавшей челюсти Габриеля и его получасовой речи, в которой наиболее часто повторялись словосочетания "живой металл", "удивительный феномен" и "необычайная удача", я понял, что вроде бы любая железяка, имплантированная в мой организм, рано или поздно полностью сольется ним, делая меня крепче телом и духом. Разумеется, это не относится к "насильственным имплантантам", вроде ножей в спине или стрел в брюхе. По крайней мере, не с тем уровнем зеленого огня, который у меня остался после сделки с Деймоном. А сейчас, из-за моей глупой выходки, я снова стал таким же уязвимым, как и все представители моего вида. С одной стороны, это даже к лучшему, а то эта "неуязвимость" уже начала надоедать, но вот с другой... С другой стороны, не в том я положении, чтобы ратовать за соблюдение правил "честной игры". Будь у меня врагов поменьше, или сил побольше (раз этак в сто), то, может быть, а так... А так, самым разумным вариантом кажется получасовое биение головой об стенку, в надежде, что ума прибавится, а потом - поиск безопасного убежища, в котором можно будет спокойно переждать год восстановления. И то придется ежеминутно озираться и готовиться к худшему. Такая вот участь ждет меня, если я не достану "Осиный мед" или хотя бы ингредиенты для его приготовления. Вот проклятье...
   Тут я почувствовал, что подо мной что-то завозилось. Кажется, моя "мягкая посадка" была обусловлена отнюдь не вовремя насыпанной кем-то кучей сухих листьев. Листьям не свойственно приглушенно кричать "Слезь с меня, придурок!". Да еще и женским голосом. Хаттская задница, я бы и рад слезть, да ноги не слушаются. Впрочем, нет, уже слушаются, только вот шевелить ими ну совсем неохота - любое движение моего многострадального тела отзывается колокольным звоном в моей не менее, а может и более многострадальной голове. Но придется слезать, а то еще задавлю единственное существо, способное объяснить мне, где я, а главное, где тут можно опохмелиться. Хотя... Судя по грохоту, доносящемуся снаружи (я только что понял, что нахожусь внутри какой-то хижины), поблизости есть кто-то еще, но вот будет ли он согласен поговорить - это еще вопрос. Вполне вероятно, что этот "кто-то" сначала разрубит меня на сотню кусков, и лишь потом начнет задавать вопросы типа "А что это было?".
   Мощный толчок снизу прервал мои размышления, одновременно переместив меня с кричаще-пинающегося лежбища на земляной пол. Ладно, а теперь осторожненько повернемся набок и посмотрим, на кого это меня угораздило приземлиться.
   Хм, теперь понятно, почему при падении я все-таки отбил себе локоть. Попади в похожую ситуацию кто-нибудь другой, то он обязательно грохнулся бы на пышную красавицу, объемы которой позволяют ей разместиться только на двуспальной кровати, и при этом она еще будет жаловаться на тесноту. Может это и не предел мечтаний героя-любовника, но зато падение на такую даму смело можно назвать мягкой посадкой. Мне же, с моим коэффициентом везения, досталась худющая девчонка, правда с крепким скелетом и впечатляющими внешними атрибутами. Почему я так решил? Ну, то, что костяк у девчушки покрепче обычного было понятно с самого начала - если бы я упал на даму с такими же параметрами, но с нормальными костями, то у нее наверняка сломалась бы пара ребер. А насчет внешних атрибутов... Начнем с того, что такой расцветки я еще не встречал. Кожа оливкового цвета, длинные белые волосы (метра два, не меньше), из-под нижней губы выглядывают острые белоснежные клыки, глаза красные (не в плане "с кучей полопавшихся капилляров", а в смысле "багрово-красный белок и черный вертикальный зрачок"), все тело покрыто синими и темно-красными узорами. Телосложение, на первый взгляд, хрупкое, но, судя по толчку, сил у девчонки предостаточно. Высокая, грудь маленькая, руки тонкие, кожа на ладонях нежная. Ноги крепкие, изящные, одинаково пригодны и для быстрой ходьбы и для обольщения практически любого гуманоида. Все это я отметил "на автомате" - привычка, появившаяся у меня еще на Клор Тероне. Потрать несколько секунд на то, чтобы рассмотреть женщину как партнера для любовных утех, минуту - для оценки ее боевых качеств и от суток до вечности для анализа ее ума и личности. Разумеется, попадаются женщины, у которых буквально на лбу написано "полная дура", но... Я всегда предполагаю худшее: то, что некоторые из них достаточно умны и артистичны, чтобы притворяться дурами. Таких стоит опасаться больше всего. Раньше я мог полагаться только на интуицию. Это много, но недостаточно для полного анализа. Разумеется, я могу почувствовать, кому можно довериться, а кого лучше избегать (благодаря этому я и смог так долго прослужить в Багровой Сотне), но вот выяснение мелких деталей было, до недавних времен, возможно лишь с помощью желтого пламени, которое сейчас мне недоступно. Впрочем, теперь у меня есть другой инструмент - глаз Исгарат. Так, теперь сосредоточимся... Хорошо, что я научился держать эту штуку в узде - теперь глаз не пытается, как раньше, ежесекундно менять цвет или вертеться в орбите. Ну-с, детка, посмотрим на твою ауру...
   Итак, что мы имеем? Возраст - от двадцати до двадцати двух лет. Странно, откуда взялся промежуток? А, понятно: около двух лет девчонка провела в состоянии анабиоза или в чем-то вроде временного кармана. Причем из стазиса она вышла, судя по оранжевым завиткам рядом с левым ухом, за секунду до того как я сюда переместился. Стоп... А это интересно... Кажется, своим появлением здесь я обязан именно этой особе. А точнее, ее Зову (заклинанию, позволяющему призвать себе на помощь какое-нибудь существо, обычно применяемое теми, кто не отказывается от защиты, но не терпит шумную толпу телохранителей). Вот, значит, как истолковал Деймон мой пьяный бред. Особенно, часть, где я пожелал оказаться "там где нужен". Вот уж воистину доскональное исполнение желания. Хорошо еще, что меня не выбросило в пыточных подвалах Хитра. Вот уж там-то я точно нужен. Обезьян до сих пор не расстается с мечтой о том, как он будет разбирать меня на составные части. Но почему я попал именно сюда? И вообще, почему я? Если эта девчонка кого-то звала, то почему же эти "кто-то" не появились? А, чего я спрашиваю? В последнее время все так "удачно" складывается, что мои шансы на попадание в какую-нибудь совершенно идиотскую ситуацию выросли до небес. Ладно, хватит биться головой об стенку (еще пробью в ней дыру и застряну). Закончим сканирование и примемся искать ответы на вечные вопросы, типа "Что? Где? Когда?". Характер... Ну, это я бы и без сканирования определил. Но лучше перестраховаться. Храбра, умна, независима (даже упряма), обладает определенной харизмой, короче, прирожденная предводительница. Единственный изъян - слишком легко начинает гневаться, впрочем, сей недостаток присущ большей части женщин во всех мирах. К интригам и предательствам склонностей не имеет, хотя ложь распознает очень быстро. Видно есть опыт. Хм... Судя по серым отблескам, жизнь этой девчонки связана каким-то образом с металлом, но эта желтая спираль в синюю крапинку... Мда, что-то странное. Если я не ошибаюсь, это сочетание означает "договор" или, в некоторых случаях, "долг", но в данном случае это можно прочесть как "говорящая в песке". Или, может, "говорящая с песком"? Что за ерунда? Вот в чем главная сложность чтения аур - их нужно не только видеть, но и понимать. Вот с последним у меня и возникли трудности. Тут мало быть интуиционистом, способным предугадать какой стороной упадет подброшенная монетка, или какая масть будет у вытащенной из колоды карты. Жаль, что вместе с глазом мне не перешли знания покойной Королевы Личей. А, ладно, обойдусь как-нибудь и без глоссария. Не удалось расшифровать только участок, окружающий безымянный палец левой руки, но когда я посмотрел на него обычным взглядом, то увидел, что это всего лишь кольцо с причудливо ограненным сапфиром. Похоже, непонятный рисунок вызван магическими свойствами камня или заклятьями, вплетенными в него в процессе огранки. Напоминает кристалл памяти, записывающий все, что произошло с владельцем. Жаль, что я не могу его прочитать. Впрочем, я и так узнал почти все, что хотел. Теперь, для установления более прочного контакта, придется перейти к более привычному способу общения - вербальному. А то как бы девчонка не посчитала меня немым. Только вот что сказать? Я на секунду задумался, а потом эта проблема разрешилась сама собой. Первый вопрос задала сама хозяйка хижины.
   -- Чего это ты на меня уставился? И вообще, как ты здесь очутился? Отвечай, быстро!
   -- Прошу прощения за свой нескромный взгляд, леди. И за свое внезапное появление тоже. Да, кстати, вы не скажете... Где это я?
   -- В моем доме, где же еще? - раздраженно фыркнула девица. - Или мне нужно показать место на карте?
   -- Вообще-то, я бы не отказался. - серьезно ответил я. - Дело в том, что минуту назад я был в Тревелсвилле...
   -- Тревелсвилль? Это за тысячи миль отсюда! Как же...
   -- Леди, я объясню все, что в моих силах, но сначала ответьте мне на два вопроса. Первый: где именно расположен этот дом?
   -- В центре Голубой Пустыни. Точнее сказать не могу. Здесь, знаешь ли, проблема с указателями.
   -- Понятно. Действительно, далековато меня занесло. Тогда второй вопрос: что это за шум?
   -- Понятия не имею! - огрызнулась красноглазка - Не понимаю, что происходит. Минуту назад я была в контакте с Луос Тресед, потом контакт прервался и я увидела... Его... - тут девчонка махнула рукой в сторону кучки праха на полу. - Я попыталась вызвать кого-нибудь на помощь. Но вместо Железной гвардии появился ты. Да еще и упал на меня. Что, черт возьми, здесь творится?! Как ты попал сюда?! Отвечай, а не то... - хм, судя по некоторым ноткам, это уже не допрос с пристрастием, а истерика. Я, вроде, знаю три способа ее прекратить. Так, мы в Голубой Пустыне, и вряд ли здесь есть поблизости холодный душ. По той же причине исключаем вариант с добровольно-принудительным вливанием в нее литра спиртного (для успокоения нервов). Шансы найти здесь спиртное даже меньше нуля. Эти пустынники всегда были законченными трезвенниками. Значит, мне даже похмелиться нечем. Ужас! А прибегать к третьему способу я опасался. Да, пара оплеух заставят ее успокоиться. Но, судя по тому, сколько разных существ должны, согласно словам девчонки, ее защищать, меньше всего мне хочется получить после успокаивающей процедуры спокойную, но сильно оскорбленную даму, которая может приказать ворвавшимся слугам что-то вроде "повесить этого мерзавца на собственных кишках". С другой стороны, что же это за охрана такая, если первое, что я увидел в этой хижине, был мужик с занесенным над головой мечом, готовящийся располовинить красноглазку? И меня, лежащего на пути. Хм... Уж не попал ли я в разгар государственного переворота или политического убийства? Ну да, конечно. Государственный переворот в Голубой Пустыне, где плотность населения - триста человек на тридцать тысяч квадратных миль? Смешно? Вот и я так думаю. Тогда с чего это у меня возникла мысль о политике? Хм... Может, тут все дело в поведении и осанке девчонки? Ну точно императрица, в ожидании почестей. Тут мою цепь размышлений и ассоциаций грубо прервал взрыв. Что ж, по крайней мере, красноглазка заткнулась. Похоже, она действительно не знает, что творится за стенкой. А так как выход из хижины только один... Ладно, пойдем, посмотрим, что там такое грохочет. Все лучше, чем сидеть здесь в ожидании очередного сюрприза "а-ля Рок" в виде десятка убийц с мечами или парочки монстров.
   Ну-с, и кто тут у нас шумит? Я попробовал увидеть что-нибудь сквозь стену, но мощности у моего нового глаза хватило только на то, чтобы различить восемь неясных движущихся силуэтов и еще около дюжины неподвижных (по причине смерти) объектов. Похоже, бой в самом разгаре. Трое, с переменным успехом, нападали на одного. Еще четверо стояли поодаль, явно не собираясь вступать в бой. Больше вокруг никого не было (я исключаю трупы - если рядом нет некроманта, то их смело можно считать деталями ландшафта). Что ж, это мне подходит. Пусть сражаются друг с другом, а я пока по быстрому смотаюсь. Хотя... Мда, совсем забыл, что я посреди пустыни. Без еды, воды и знания ориентиров, способных привести меня к оазису, я не выживу. Так, начнем рассуждать здраво. Вполне возможно, что хотя бы одна из противостоящих сторон обладает всем этим и, что самое главное, будет не прочь разделись их со смиренным мной. Разумеется, не за просто так. Впрочем, для воина моего уровня всегда найдется работа. Значит, надо принять чью-то сторону. Только вот чью? Я приготовился провести сравнительный анализ обеих сторон и выбрать лучшую (то есть победителя), но тут я припомнил один эпизод трехминутной давности и понял, что как раз выбора-то у меня и нет. Вряд ли коллеги дезинтегрированного мной воина примут его убийцу с распростертыми объятьями. Нет, такое тоже возможно, но что-то мне подсказывает, что они, скорее, решат меня прикончить. А если мне не повезет, то у них окажется достаточно времени для продления удовольствия с помощью тупых ножей, пары скорпионов и других "орудий труда", гарантирующих медленную и мучительную смерть. Что ж, придется встать на сторону защищающих узорчатую и беловолосую. А их... Так я и знал. Только один, а противников у него, как я уже говорил, трое. Причем, все они явно нестандартной конструкции. Да еще и эти четверо нейтралов... Хм, вообще-то они больше напоминают не безучастных зрителей, а скорее, вторую линию наступления. Значит противников может быть уже семь. И почему мне всегда так везет?
   -- Эй! Эй, ты! Почему ты мне не отвечаешь? Ты хоть знаешь, кто тебя спрашивает?
   -- Вообще-то нет. И кто же? - хм, похоже, девчонка прямо-таки поражена в самое сердце. Как же - мало того, что перед ней не простерлись ниц, так еще и не знают ее имени!
   -- Так знай же, презренный, что ты разговариваешь с хиоргом Фионой Зельдер! - девчонка гордо вздернула нос, в ожидании восхищенных вздохов и падения ниц. Не дождалась. Когда же, через несколько секунд, она перестала демонстрировать всему миру содержимое своего органа обоняния и опустила глаза параллельно линии горизонта, то увидела, что я ее рассматриваю с явной недостачей надлежащего благолепия во взоре. Можно сказать, с абсолютным отсутствием оного. В этот момент мной почему-то овладел чисто биологический интерес. Мне было безумно любопытно - к какому же виду принадлежит эта крошка? Добавь ей чуток зелени в шкуре и убавь несколько сантиметров лба - и получишь чистопородного орка. Точнее - современного орка, каких на Перекрестке пруд пруди. А эта девчонка... Хм, она до боли мне напоминала гравюру из книги "Перворожденные", в которой описывались первые существа, созданные демиургами. Если бы я не знал доподлинно, что народ, созданный Седым Пером, частично вымер, а частично деградировал, то готов был поклясться, что передо мной стоит настоящая, живая оракуэна - самка Orchis Sapiens, орка разумного. Да и слово "хиорг" наводит на размышления...
   -- Эй, кончай на меня пялиться! И вообще, почему ты не оказываешь мне, хиоргу, должного почтения?
   -- Хм, миледи, я, конечно, прошу прощения, но до сегодняшнего дня я ничего не знал ни о хиоргах, ни о том, какие почести им нужно оказывать.
   -- Да, ты действительно издалека. - протянула потенциальная оракуэна. - Не знать, что такое хиорг - это надо быть либо полным идиотом, либо чужестранцем. Впрочем, это одно и то же. Как ты здесь оказался?
   -- Долго объяснять. Если вы не заметили, миледи, то в вашей обители побывал не только я. - Тут я указал на две кучки праха на полу. - И, надо вам сказать, он был настроен совсем недружелюбно. Кроме того, тот шум, который вы сейчас слышите за стеной - шум битвы между приятелями того, кто уже попытался разрубить вас надвое и теми, кто почему-то жаждет вас защитить. Так что, если вы не против, мы продолжим этот разговор чуть позже - например, когда я разберусь с непрошенными гостями. На меня не смотрите - я не непрошенный, а очень даже званный. Знали бы вы, сколько людей сейчас все отдали бы за то, чтобы я оказался в пределах их досягаемости. - Разумеется, я умолчал о том, что попадание в руки этих прекрасных особей лично для меня означает мучительную смерть. Зачем портить первое впечатление?
   -- Ты... Ты спас мне жизнь... - мне кажется, или до этой дамы все очень медленно доходит? Мы, вроде уже столько времени болтаем, а она только сейчас сопоставила факты появления меня и кучек пепла на полу. Впрочем, с нее станется предположить, что это продукты моей жизнедеятельности. Хотя... В какой-то степени так и есть. - Эй, ты меня слушаешь? - ну вот, опять отвлекся. И что характерно - она сразу же поняла, что я ее не слушаю. С этим надо что-то делать. Умную рожу что ли состроить? Да нет - провинция. Не поймет-с. - Почему ты это сделал? И почему ты решил сражаться на моей стороне?
   -- В данный момент, это единственно приемлемый для меня вариант. - честно ответил я. Хм, судя по озадаченной девичьей физиономии, она явно ожидала другого ответа. Но что делать - такой вот я прямолинейный правдолюб. Временами... Иногда... Когда нет времени или желания выдумать что-нибудь поинтереснее. Но хватит думать о всякой ерунде. Пора браться за дело. Жаль только, что из оружия у меня один лишь нож. С ним против мечей или топоров много не навоюешь. Ладно, сымпровизируем по ходу дела. Но сначала проведем небольшую разведку. Жаль, что домик без окон. Впрочем, Магус научил меня чарам для подобных случаев. Так, сконцентрируемся... Фромволвизио! Уф, получилось - часть стены стала прозрачной и я получил возможность рассмотреть тех, против кого мне суждено сражаться. Жаль, что через полминуты окно исчезнет, но, думаю, мне этого срока вполне достаточно.
   Так, ну и что мы тут имеем? Упс... Рассмотрев весь ассортимент противников, я мельком подумал, что смерть от жажды в пустыне - не самый плохой вариант. Я ведь говорил, что часть тех, с кем я собирался сражаться, были нестандартной конструкции. Так вот, если кто-нибудь попытается интерпретировать это как "несчастные мутанты, стоящие одной ногой в могиле и неспособные даже шнурки себе завязать", то этот "кто-нибудь" будет глубоко неправ. Шнурки мои противники и правда завязывать не умели. Не уверен, что некоторые из них вообще когда-либо слышали об этом предмете. Зато если речь зайдет об одежде, которая одинаково удобна для ночного лазанья по крышам и для размещения в ее складках и потайных карманах устрашающего количества колюще-режущих предметов, то готов поставить сто против одного - мои противники могли бы прочитать на эту тему полуторачасовую лекцию. Хотя я бы посмотрел на того храбреца (точнее, кретина), который отважится предложить им прочитать лекцию. Еще интереснее было бы посмотреть на последствия сего предложения. Что делать - я всегда был не прочь посмотреть на какое-нибудь кровавое зрелище. Плохо то, что чаще всего я находился в самом эпицентре этого самого "зрелища". Но, с другой стороны, чем не лучшее место?
   Итак, самыми большими (хоть и не самыми опасными) моими противниками были трое скинлессов (что само по себе удивительно - обычно эти твари стараются держаться подальше друг от друга, а работать в команде вообще считают ниже своего достоинства). Сих милых существ отличали три особенности - трехметровый рост, ужасный запах и полнейшее отсутствие одежды. Как, впрочем, и кожи. И то и другое на этих тварях долго не задерживалось. Дело в том, что та плоть, которой положено находиться под прикрытием эпителия, в случае со скинлессами, в данном прикрытии не нуждалась. Ей не были страшны ни зной, ни холод, ни дождь, ни грязь. Последнее скинлессы просто обожали. Ведь грязь - это великолепный корм. Любая пылинка, попавшая на трехметровую тушу, мгновенно поглощалась, прибавляя бескожим сил и энергии. Немного, разумеется, но, как известно, больше всего во вселенной именно грязи. Так что стабильный паек скинлессам был и будет обеспечен. Впрочем, монстры не брезговали и другими инородными телами. В частности, оружием ближнего боя, которому не посчастливилось соприкоснуться с мерзко хлюпающей, темно-розовой плотью. Мечи, копья, топоры - все намертво завязало в этой гадости, а потом быстро втягивалось вовнутрь (попутно перевариваясь). Со стороны это выглядело как забавный фокус - двуручный меч входит дюйм за дюймом в живот "фокусника" и никак не выйдет с другой стороны. Причем, на мече "забава" не прекращается. Особенно, если меченосец не выпустил рукоять двуручника из рук. Ибо как только эта самая рукоять оказывается слишком близко к ненасытной утробе бескожего, бедняга-воин может смело попрощаться со своими верхними конечностями. А если рядом не окажется товарища, готового провести сеанс молниеносной ампутации схваченной руки, то и с жизнью. Причем, судя по воплям, издаваемым жертвами, процесс переваривания был отнюдь не безболезненным. Скорее, наоборот. Монстры пожирают все, за исключением адаманта - но и он может лишь замедлить скинлессов, да и то ненадолго: на несколько секунд, если воткнуть в тварь кинжал (как раз этот срок нужен чудищу на выталкивание из себя клинка) или на пять минут, если отрубить ей голову адамантовым мечом. Причем большая часть этого времени уйдет на поиски головы и лишь секунда-другая на приращение ее обратно. В остальных случаях скинлесс способен сражаться без рук, ног и даже полностью порубленный на куски. Каждая клетка монстра обладает собственным псевдоразумом (и аппетитом), так что разделение его не особо замедлит. Некоторые ученые до сих пор спорят - считать ли скинлесс одним существом или колонией оных (я, лично, за колонию). Остается только благодарить неизвестного мага, создавшего этих тварей, за то, что он по какой-то странной причине вдолбил бескожим в голову, что они должны существовать в гуманоидной форме. Из-за этого, когда монстр потеряет больше 70% плоти, то он останавливается и начинает собирать себя заново. То же самое касается потери головы, но это уже не базовая программа, а чистая необходимость - только в голове у "колонии" находятся клетки, отвечающие за слух и зрение. Единственное, что могло нейтрализовать этих тварей - это резкий перепад температуры. При нагревании плоть скинлессов вырабатывает особую слизь, спасающую ненасытную мерзость от ожогов, но не обладающую всепожирающей способностью оной. Так что нужно лишь нагреть бескожего до трехсот градусов по Цельсию, а потом воткнуть в него что-нибудь острое. Это острое мгновенно поглощалось, и на долю секунды в броне твари появлялась брешь, куда мгновенно устремлялся огонь. А горят эти существа как хорошо просмоленные тряпки. Другой способ нейтрализации - заморозить скинлесса и держать его в таком состоянии до конца времен. Ясно было одно - мне с моим ножиком тут ловить нечего. Раньше, когда я еще был во всеоружии (в плане пиромагии), то эти твари были мне на один зуб. Волна красного пламени для подогрева, крупица оранжевого для пробивания слизистого барьера - и вуаля, жареный скинлесс готов. Но сейчас... Впрочем, я и так смогу с ними разобраться. Несмотря на размеры и мощь, эти монстры очень медленны и тупы. От них можно легко убежать, или заманить под струю огнемета. Даже сейчас, при моем упадке сил, у меня есть несколько вариантов уничтожения этих тварей. Кроме того, они заняты дракой с защитником дома хиорга - парнем им под стать. Разумеется, только в плане роста и силы. В остальном, защитник радикально отличался от этих мерзких человекообразных комков плоти. Например тем, что плоти у него не было и в помине. Единственный оставшийся на стороне Зельдер воин был големом. И не просто големом, а големом, полностью состоящим из адаманта. Так что силы были равны - никто из сражающихся не мог причинить друг другу ощутимого вреда, зато скинлессы были полностью заняты сражением. Эх, был бы у меня сейчас бластер... Но вот что странно: похоже монстры стараются не сколько уничтожить голема, столько предотвратить возможное нападение статуи на остальных участников битвы.
   На первый взгляд, оставшиеся четверо не представляли собой ничего особенного - обыкновенные воины-шиноби, наподобие того, что я прихлопнул минуту назад. Да еще и без оружия. Но когда я взглянул на их ауры, то понял, что эпитет "обыкновенный" тут явно не к месту. Дело в том, что воины были не одни. Точнее говоря, внутри каждого из троих ниндзя была кроме них самих еще и компания из трех агрессивно настроенных духов. Причем не человеческих, а животных. Аура четвертого была какая-то мутная и непонятная. Я напряг зрение, в глазе лича что-то щелкнуло и я увидел кроме ауры воинов еще и силуэты спиритов (правда, аура того, ради кого я проделал эти манипуляции так и осталась мутной и нечитабельной). Зато у его окружения (а одержимые зверьми как раз образуют вокруг "мутноаурного" круг) все как на ладони. Я на одного из них посмотрел - так у меня челюсть от удивления чуть не отвалилась. Да уж, такой набор спиритов редко где увидишь. Пума, скорпион, ястреб - и все они в одной человеческой оболочке. У остальных был не менее противоречивый набор животных. И как они друг с другом не передрались? А, вот оно что... Похоже, этих бедняжек кто-то крепко связал, так что теперь они вынуждены беспрекословно подчиняться воле хозяина. Мало того, по ауре носителя видно, что "хозяин" и сам в положении чьей-то марионетки. Короче, гремучая смесь. А главное, бесполезная. Какой смысл в том, что человек будет чувствовать себя зверем? Нет, кой-какая сила у него появится, но при отсутствии необходимых органов и мышц, бедняга будет выглядеть просто смешно. Как, впрочем, и любой другой псих, верящий, что он на самом деле альбатрос. Может птичий клекот у него и получится, но если он попытается полететь, прыгнув со стометровой скалы... Что ж, метров сто он пролетит. По вертикали и вниз. Я уж решил, что эти трое опасности не представляют, но тут один из шиноби зевнул, потянулся, и на моих глазах его рука превратилась в хищного вида клешню. Метаморф? Да, похоже на то... Вот зачем воинам духи животных. Что ж, вполне разумно. Полностью решает основную проблему стихийного метаморфа - что делать с новыми конечностями. Одно лишь появление крыльев, отнюдь не означает, что ты полетишь. Можно отрастить десяток скорпионьих хвостов, но если ты ничего не знаешь о том, как функционирует система подачи и впрыскивания яда, то максимум, что ты можешь - это махать им из стороны в сторону. А тут ты получаешь полный справочник с руководством и личным тренером. В общем - идеал. Странно только то, что за все годы бродяжничества по Перекрестку я так и не встретил ни одного стихийного метаморфа, а тут сразу три, да еще и с такой нехилой экипировкой... Интересно, откуда они взялись? А главное, кто их хозяин? Жаль, что нельзя узнать это по нитям, ведущих к кукловоду. Наверное, он за много миль отсюда, так что, как ни старайся, ничего не увидишь. Хотя... Можно посмотреть хотя бы в какой стороне света наш "марионеточный босс" находится. Ну-ка, поглядим... Вот это да... Я этого не ожидал. Все нити ведут... К четвертому бойцу. Мало того, такая же связь установлена и с каждым из трех скинлессов (причем, нити ведут все к той же личности). А это уже интересно... Я еще больше напряг зрение, глаз снова недовольно кракнул и я, наконец, увидел ауру моего последнего противника. Мда, лучше бы я ее не видел. Вряд ли меня можно назвать впечатлительной девицей, но при мимолетном взгляде на ЭТО я почувствовал, что мой желудок сейчас вывернется наизнанку. Моя душа не просто ушла в пятки, но уже через секунду благополучно оттуда вышла и с огромной скоростью продолжала опускаться к ядру планеты. Вряд ли найдется достаточно слов, чтобы описание этой мерзости было хоть на сотую часть полным. Даже если особо не приглядываться, аура кукольника напоминала нечто давно сдохшее, пролежавшее несколько месяцев на жаре, и полное копошащихся личинок, которые вот-вот прорвут истончившуюся шкуру и хлынут в окружающий мир нескончаемым грязно-белым всепожирающим потоком. Хоть раньше я никогда не видел ничего подобного, но одно было очевидно - от существа с такой аурой лучше держаться подальше. Мягко говоря.
   Превозмогая тошноту, я еще раз посмотрел на кукольника. А, теперь понятно, почему по полю прыгают гизками только голем и скинлессы. Похоже грязноаурный кастует какое-то глобальное заклинание, требующее от него огромных энергетических затрат и такой сильной концентрации, что сейчас колдуна можно брать голыми руками. А его марионетки-оборотни не атакуют, ибо их единственная задача на ближайшее время - охранять хозяина и ни на что не отвлекаться (хотя, судя по куче трупов, вокруг них, шиноби не только считали ворон). У скинлессов, как мне кажется, похожий приказ. Выходит, эта атака имеет тройную цель. Во-первых, уничтожение голема. Вряд ли это основная задача - тогда бы на статую, бросились всем гуртом. Во-вторых, защита "грязноаурного". Если бы не скинлессы, то голем давно бы прихлопнул колдуна как муху. Метаморфы может и сильны, но против адамантовой махины они как хромая мышь против обожравшегося анаболиков кота. Впрочем, если бы они объединили свои силы с монстрами... Нет. Все равно силы неравны. Хотя кто знает, что произойдет, когда кукольник закончит колдовать. И, наконец, третья задача - провести отвлекающий маневр, дабы мимо голема смог прокрасться мой недавний знакомый. Жаль, что знакомство было таким коротким - из этого парня можно было бы вытянуть недостающую информацию. Причина, по которой к Фионе послали убийцу, мне неизвестна. Тут главный вопрос: "Зачем вообще была устроена эта катавасия?" Действительно, что такого в Голубой Пустыне, если в одном месте собралось столько странных индивидуумов? А, ладно. Сейчас это неважно. Ясно одно - пока колдун жив и плетет свои чары, шансы на победу "наших" крайне малы. Обычно, когда подобные ребята начинают вбухивать в какое-нибудь заклятье столько энергии, последствия выходят самые что ни на есть катастрофические. Исключением был Безумный Мак-Даггерт, который проделывал все эти манипуляции только для того, чтобы создать идеальный завтрак (у него никогда не получалось нормально поджарить тосты и яичницу, чтобы они не подгорели), но, как я уже сказал, это лишь исключение, подтверждающее общее правило. Мне было немного любопытно, что за чары хочет активировать колдун, но, подумав, я решил, что любопытство такого рода лучше оставить неудовлетворенным. В любом случае, для меня исход будет один - смерть. И дабы этого исхода не было, "грязноаурный" должен быть уничтожен.
   Так, анализ окончен, да и окошко исчезло. Пора приниматься за дело. И... Поехали!
   Дальше счет пошел на доли секунды. Никаких сомнений - единственный промах или опоздание на долю мгновения, и я труп. Итак, сначала обеспечить сумятицу в рядах противника. Распахнув дверь пинком ноги, я выскочил на песок. Еще до того, как мои ноги коснулись земли, я послал две волны Силы по одной на каждый фланг. Монстры как раз образовали прямую линию, так что толчок произвел эффект, который в синорианском гравиболе вызывал жесткий и запрещенный всеми правилами прием "коробочка". Если вы не поклонники гравибола, то в переводе на нормальный язык это означает, что двое громил зажимают с боков громилу из другой команды, не давая ему сделать ни шагу в сторону, и попутно круша ему ребра. В данном случае все трое были, так сказать, из одной команды, а ребер у них не было (впрочем, как и других костей). Но эффект от этого был не менее потрясающим. Двух крайних, от толчка Силы, приподняло над землей и буквально впечатало в центральную тварь. Будь у нее кости, то их бы размололо в муку. Но, как я только что говорил, при раздаче скелета снинлессы где-то гуляли. Зато когда распределяли всепожирающую белковую структуру, то монстры были не просто первыми в очереди. Получив свою вечноголодную плоть, они, не теряя времени даром, развернулись и сожрали всех тех, кто стоял за ними. Метафорически говоря. Кроме того, стоит отметить, что темно-розовая мерзость, из которой состояли чудища, не брезговала и плотью своих же собратьев. Поэтому скинлессы старались держать между собой, как минимум, полуметровую дистанцию. А вследствие толчка, из трех человекообразных монстров получился один - трехголовый, шестиногий (точнее "пяти-с-половиной-ногий" - правый от меня монстр так смачно вмазался в центрального, что в кучу смешались не только туловища, но и ноги) и катастрофически быстро худеющий. Последнее было вызвано еще одной загадочной особенностью анатомии скинлессов - сколько бы они не сожрали, объем их талии (как, впрочем, и остальные физические параметры) оставался неизменным. Куда девается поглощенная материя? Это загадка, как и для меня, так и для целого консилиума биологов. Так что теперь трое с огромной скоростью превращались в одного. Разделятся ли они снова или нет - это еще предстоит узнать. Если да, то голем получает просто отсрочку. Если нет, то победу. Втроем скинлессы могли лишь блокировать адамантовый ужас. А одного статуя без труда за секунду в узел завяжет. Хотя, за секунду - это все-таки преувеличение. За несколько минут минимум. Долго... Слишком долго... За эти минуты колдун может успеть закончить свое заклятье и... А жаль, помощь металлического амбала мне бы не помешала. Хотя, может занятость статуи и к лучшему. Подчас, эти махины с трудом отличают своих от чужих и крушат всех подряд. А я даже не являюсь "своим". Что ж, надеюсь, когда дело будет сделана хиорг успеет остановить своего слугу, прежде чем он решит оторвать мне руки и ноги. Так, на всякий случай.
   Все эти обрывки мыслей промелькнули у меня за те доли секунды, пока я приближался к своей очередной цели - телохранителям "грязноаурного". Лицо ближайшего ко мне на секунду исказилось гримасой изумления. Похоже, он ожидал, что из дома выйдет его компаньон-шиноби. Но удивление мгновенно сменилось непроницаемой маской готового к бою опытного воина. Хм, я бы предпочел берсерка. С ними проще справиться. Но о чем я говорю - человек, умудрившийся держать в подчинении целых три звериных духа должен обладать немыслимым уровнем самоконтроля. Хотя... Вроде, нити, которыми связаны духи, напряжены сейчас до предела. Кажется, мой противник более предпочитает человеческий разум и спокойствие, нежели животные инстинкты и ярость. Хм... А если разорвать узел? При таком напряжении это кажется вполне возможным. Правда тут нужен прямой контакт, но... Так, расстояние до цели два метра... Метр... Полметра... Удар!
   Этот удар был явно не из разряда "шесть кирпичей в ряд и все в пыль". При других обстоятельствах этот маневр был бы более применим в игре типа "догонялки". Быстро подойти, легко коснутся (здесь главное не сила, а точность), быстро отпрыгнуть на безопасное расстояние и перейти к следующему шиноби. Тот, к кому я прикоснулся, сейчас больше опасен для себя и своих приятелей, чем для меня. Точечный удар Силы - и натянутые до предела нити разом лопнули, оставив зверей оборотня без поводков. Судя по звукам, которые он сейчас издает, и по постоянно меняющейся форме тела, каждый дух пытается сейчас взять тело носителя под свой контроль. Выглядит, как шизофрения в ее наихудшей форме. И все благодаря моей интуиции и новоприобретенному умению видеть ауры. Без них я не мог бы увидеть нужную точку, не говоря том, чтобы понять, что именно туда надо нанести удар. Именно поэтому я раньше не делал ничего подобного. Здесь нужен был слишком высокий уровень точности. Так сказать прием из категории "супер-микрохирургия". Тут даже моей интуиции было недостаточно. Лишь когда я начал видеть возможную "аурную" мишень такой трюк обрел некоторые шансы на успех. Правда, главной причиной было то, что мне просто не нравились (да и сейчас не нравятся) точечные удары. Нет, я умею их наносить, но даже в Академии, где меня этому учили, предпочитали булавочным уколам обрушивание на противника чего-нибудь потяжелее. Например, потолка. В случае, когда бой проходил не в помещении, то утеса. Лишь истинные мастера, вроде магистра Йоды, могли позволить себе выбрать область поражения, радиусом в полтора миллиметра и меньше. Ну, еще и Дарт Сидиус, хотя он специализировался на подавлении воли. Именно благодаря тому, что его излюбленными приемами были не топорные мыслеприказы типа "Повинуйся мне и никаких гвоздей!", а искусные полуобразы-полунамеки он и пробился на вершину власти. Может, оттого, что приказы большинства джедаев и ситхов были слишком грубы и безыскусны, практически любая особь с хорошей силой воли могла найти в себе силы на то, чтобы послать незваного "босса" куда подальше. Поэтому ментальному контролю форсюзеры уделяли не так уж много времени, справедливо считая, что от углубленного изучения телекинеза и фехтования будет больше пользы. С человеческим же организмом напрямую работали только целители и лорды ситхи. Причем первые занимались только лечением, а вторые только причинением разного вида повреждений. Кстати, от Дарта Плагеуса я и получил знания о том, как заставить организм врага поверить в то, то он на грани уничтожения. Хотя это тоже не было моей излюбленной манерой боя. В последний раз я применил это умение несколько лет назад, когда мне было необходимо нейтрализовать моего будущего партнера по Багровой Сотне, не причиняя при этом его организму слишком большого ущерба (в смысле не убивая и не калеча). А с тех пор, как я устроил Королеве Личей мучительную смерть, посредством черного пламени, пробудив тем самым в своей душе какой-то странный разум, я вообще почти перестал наносить удары слабее файерболов. Когда же я ограничивался обычными атаками, без использования пламени, почему-то испытывал острое чувство неудовлетворения. Похоже, этот разум просто жить не мог без взрывов и разрушений. Не то, чтобы я был против этих двух явлений, но не все же время! У меня даже зародилось подозрение, что последнее пламяизвержение, опустошившее мой резерв, было вызвано не моим больным мозгом, а этим не вовремя пробудившимся разумом, с замашками свихнувшегося пиромана. Причем он явно не собирался снова засыпать. Иначе чем объяснить недовольное ворчание в моей черепушке? "Мало... Мало огня... Мало сил... Нужно больше... Больше!!!" Хаттская задница, а ведь этот голосок звучал у меня в голове еще с тех пор, как я уничтожил Исгарат. Только гораздо тише, на уровне незаметного звукового фона. Но стоило мне отвлечься, как этот паразит устроил мощный выброс огня... обеспечив себе тем самым еще больше свободы. Но почему-то мне кажется, что малыш пожадничал. Если бы он довольствовался до поры до времени ролью фона, то я бы и так обеспечил ему достаточное количество огнеметаний. Но он решил получить все и сразу. И прогадал. Теперь у него нет энергии для дальнейшего роста, а я знаю, что он - не просто плод моего воображения. А это значит только одно - я приложу все силы, дабы избавиться от него. Но сейчас мне надо избавиться еще кое от кого. А именно от тех, кто собираются уничтожить меня прямо сейчас. От шиноби.
   Второй ниндзя несколько отличался от первого. Он ничего не имел против новых возможностей, хотя и предпочитал оставаться в более-менее гуманоидной форме. Так что меня встретило нечто напоминающее уменьшенную инсектоидную форму моего старого знакомого - Протея. Скорпионий хвост, ноги какого-то насекомого (я пригляделся и увидел, что дух обладателя этих ног напоминает гигантского кузнечика), фасеточные глаза, мощные жвала, хитиновый покров (который, держу пари, выдержит удар от прямого попадания снаряда) и четыре верхние конечности, взятые, по-видимому, у третьего зверя в голове метаморфа - богомола. Этот решил не ждать, когда я перейду в наступление, а атаковал сам. Третий в это время превратился в некую помесь гигантской змеи и дикобраза (судя по иглам, торчащим практически из каждого квадратного сантиметра шкуры пятнадцатиметровой змейки) и свернулся в кольцо, защищающее "грязноаурного" со всех сторон. Так, понятно: один нападает, а другой поддерживает оборону и... Ой, он иглами швыряется! Значит, еще и поддерживает компаньона стрельбой из всех орудий. Крупного калибра - каждая такая "иголочка" оставит во мне дыру диаметром в три сантиметра, если не больше. Хуже всего, что трюк, подобный тому, что я проделал с первым ниндзя с ними не пройдет - нити не напряжены, а зверье, похоже, неплохо соседствует друг с другом. Но что же делать?
   Что делать, что делать... Прыгать из стороны в сторону, вот что. Конечно, до прыжков моего подвижного противника мне далеко (он вообще скачет метра на три вверх и в сторону), но на то, чтобы уклониться от ударов лап и хвоста, не говоря уж о кислотных плевках и иглах (правда последние прилетают от змеедикобраза) моего уровня подвижности было вполне достаточно. Но надолго ли? Рано или поздно, что-нибудь из этого "арсенала" меня обязательно достанет. О, уже достало: одна из игл чиркнула по плечу, а через секунду другая чуть не прошила мою ногу насквозь. Похоже, они приспособились к моим "чудесам акробатики". Сейчас бы мне не помешал щит... Щит... Голем!
   За прошедшие мгновения (а прошло не больше минуты), в сцене противостояния "голем-скинлесс" мало что изменилось. Статуя мощными ударами кулаков превращала монстра в бесформенный кусок плоти, а чудище мерзко хлюпая, пыталось восстановить человеческую форму или хотя бы задержать голема еще на несколько минут. Оба не двигались с места. Скинлесс из-за отсутствия ног, голем - по той же причине. То есть, так как жертва была практически неподвижна, то ему тоже незачем было особо трепыхаться. Так что как щит он мне подходил идеально. Главное, до него добраться. Есть! На пару секунд я в относительной безопасности. По крайней мере, иголки змеедикобраза здесь мне не угрожали. Но если я ничего не сделаю, то инсектоид снова выгонит меня под обстрел. Или сам голем решит отвлечься на пару секунд, дабы свернуть шею еще одной мишени (мне то есть). Правда для этого ему еще надо меня поймать, что для такой махины будет слишком трудной задачей. Скорости не достаточно. Зато у метаморфа-инсектоида ее даже слишком много. Ну-с, и что же он собирается предпринять? Пока я за големом, кислота и длинный хвост оборотня мне никакого вреда не причинят. Значит, сейчас он попытается выгнать меня из укрытия. А так как его любимый способ передвижения - прыжки, то... Да, может и получится... Тут оборотень прыгнул. Похоже, он решил не заходить с флангов, а просто перескочить через голема и там уж достать меня. Скачок был красивый. Жаль, что его прервал Силовой Толчок. Будь инсектоид на земле, то он максимум бы пошатнулся, но вот в воздухе... В воздухе у него не было никакой опоры. Импульс пришелся на импульс, полет прыгуна прервался, а сам оборотень полетел вниз. Вниз, прямо на кучу плоти, когда-то бывшую тремя скинлессами.
   Как он кричал... Будь я более впечатлительным, то сказал бы, что эти крики будут преследовать меня вечно, не давая спать по ночам. Но так как впечатлительности мне явно недостает, да и подобные вопли мне давно не в новинку, я лишь отметил, что еще одним противником стало меньше, и атаковал третьего метаморфа. Точнее, попытался атаковать, но вскоре понял, что не могу к нему подойти. Если богомол был вправе считать себя мастером нападения, то змей заслужил звание мастера обороны. Уверен, что если бы я даже был вооружен чем-то кроме жалкого ножа, который я все еще сжимаю в своей руке, то даже тогда я бы не пробился сквозь эту пеструю колючую стену. Тут нужно нечто, что полностью уничтожит эту тварь. Мощная бомба, оранжевое пламя или... Да... И как же я раньше об этом не подумал? Я сконцентрировался. Я не так хорошо владею Силой, но... Надо попробовать.
   О, а эта тварь оказывается тяжелая. Нет, я ее не подниму. Но что же тогда делать? О, знаю.
   -- Фиона, выходи! Нужна твоя помощь! - пусть я не войсмастер уровня Лины, но на подобный приказ Силы у меня хватит. Через несколько мгновений хиорг вышла из дома. Вряд ли я смогу подчинить ее своей воле еще раз - у нее уже будет иммунитет, но сейчас... Сейчас она сделает практически все, что я пожелаю. А желаю я одного.
   -- Фиона, прикажи своему голему швырнуть скинлесса в змея! - хиорг послушно повторила приказ и через мгновение змеедикобраз и тот, кого он защищал, были погребены под кучей розовой дряни. На этот раз криков не было. "Грязноаурный" так ничего и не заметил, а метаморф... В змеиной форме он мог только шипеть. Скинлесс же, как только оборвалась нить между ним и кукольником, недовольно заворочался и затих. Впал в спячку. Впрочем, чего еще можно было ожидать? Если бы не команда, отданная колдуном, он бы поступил так еще тогда, когда я сделал из трех монстров одного. Эти твари всегда так поступают, когда плотно поедят. А обед из двух скинлессов, пары метаморфов и колдуна можно было считать по меркам твари очень сытным. Монстр даже не обратил внимания на последнего метаморфа - того, кому я устроил приступ шизофрении. О, вот, кстати, и тот, от кого я могу получить ответы на интересующие меня вопросы. Например: "Какого хатта вы устроили эту потасовку?" Ну... Вообще-то, потасовку устроил как раз я, но вы уловили суть вопроса. Вот только сначала надо привести нашего "языка" в более-менее приличное состояние. То есть избавить его бедную черепушку от посторонних духов. Так, приступим... Здесь отрежем, там прибавим... Готово! "Язык" перестал корчиться и выть, а из его головы вылетели три облачка. Хм... Может мне заделаться профессиональным экзорцистом? Интересно было бы попробовать...
   -- Эй, ты! - мда, совсем забыл, что я тут не один. Судя по тону, Фиона явно не собирается благодарить меня за свое спасение. - Что это ты со мной сделал? - да, действительно не собирается.
   -- Извини, это больше не повторится. - заметьте - я честен, как никогда. - Но без этого маленького фокуса колдуна было не уничтожить. А сейчас я собираюсь допросить пленника. Не хочешь принять участие?
   -- Допрос? Это в смысле пытки пополам с расчленением? С радостью! - а она, кажется, не шутит. Чем эти ребята ей так досадили? Ну, если не считать того, что они перебили ее охрану, а один из них намеревался убить ее саму. Кстати, а костюмчики охране и шиноби похоже шил один и тот же портной. Фасон одинаковый, только цвета разные. У охранников, или как их называла хиорг Защитников Пустыни - светло-желтая, под цвет песка (почему пустыню окрестили голубой я так и не понял), а у ниндзя - черная. При такой жаре - явный признак больного рассудка. Или отсутствия такового.
   -- Вообще-то я имел в виду обыкновенную череду вопросов и ответов. Этот парень сейчас совсем ничего не соображает, так что можно даже не тратиться на пентотал. Впрочем, если тебе так не терпится заняться расчленением, то подожди максимум пять минут. За это время я узнаю все, что мне нужно. Да, кстати, а откуда в такой красивой девушке такие кровожадные наклонности?
   -- Мерси за комплимент. - фыркнула оракуэна. - Не думай, обычно мне не по вкусу такие забавы. Но этого субчика я бы с радостью порезала на ленточки. Как и его приятелей, которых ты уже, к сожалению, упокоил. Впрочем, судя по их воплям, мои старания мало чего добавили бы. Долгая агония, мучительная смерть, вечные муки на том свете - вот чего заслуживает этот перевертыш и другие Флэши-перебежчики. Все они негодяи, безумцы и предатели, осмелившиеся выступить против Гармонии Гаджета и совета старейшин. Когда мы подавили их бессмысленный бунт, то решили, что изгнание будет для них достаточным наказанием и они навсегда усвоят урок. Но они вернулись. Мало того, они пришли не с просьбой о прощении, но с войной. Эта группа не единственная в Пустыне, и не все их рейды заканчивались как сейчас. Я потеряла пятерых сестер, но еще хуже, что Луос Тресед лишилась пятерых хиоргов. Мне и оставшейся сестре пришлось разделить между собой освободившиеся участки и поддерживать контакт за погибших. А выполнять вдвоем работу семерых - это, знаешь ли, удовольствие ниже среднего. Особенно, когда дело касается Луос Тресед. Еще одна смерть и оставшаяся хиорг не выдержит... - тут она поняла, что сказала незнакомцу слишком много и, нахмурившись, замолчала. Хм, похоже, у этой девчонки явный недостаток общения. Иначе, зачем ей изливать мне душу? Моя внешность явно не располагает к откровенным разговорам. Проще говоря, для духовника я рылом не вышел. Впрочем, это оракуэна и сама поняла. Но, как видно, у нее на душе прямо-таки накипело. Причем, судя по ее словам, вовсе не небезосновательно. Что ж, хотя бы понятны причины ее ненависти к шиноби или, как она их назвала Флэшам. Я бы тоже хотел медленно оскальпировать тупым перочинным ножом того, кто покушался на мое дело вообще (будь у меня дело) и на мою жизнь в частности.
   -- Ладно, госпожа хиорг. Вижу, эти ребята вам действительно насолили. Будь ваш способ допроса эффективнее, то я бы с радостью отдал бы вам этого перевертыша. Но, боюсь, моим способом, мы получим ответы быстрее и вернее. Потом же можете делать с этим парнем все, что пожелаете.
   -- А что ты хочешь у него вызнать?
   -- Много чего. Причину этого рейда, его основную цель, а главное, я хочу установить личность хозяина этого метаморфа.
   -- На первые два вопроса отвечу я. Причина одна - ненависть к моему народу, к жителям Железнограда, - Железноград? Неужто загадочный город синтов находится здесь, в пустыне? - а цель... Цель этих гадов - уничтожение как можно большего числа хиоргов. Первое покушение произошло два месяца назад. Группа убийц напала на мою сестру Джин. К счастью, Джин выжила. Остальные мои сестры не были так удачливы. Мы утроили охрану - они привели скинлессов и перевертышей. Мы поставили у входов в наши дома големов - они на это ответили колдунами. Если бы маг Флэшей закончил плести свое заклинание, то меня не спас бы даже голем. В случае с моими сестрами, наши адамантовые слуги были рассеяны мелкой пылью. Эти твари делают все, чтобы Луос Тресед осталась без Говорящих с Пустыней. Не знаю, чем они руководствуются. Может, желают уничтожить Железноград - ведь без хиоргов Луос Тресед уничтожит все живое в этом мире. Впрочем, это лишь одна из гипотез. Истинная же причина никому не известна. Мы пытались это выяснить, допрашивая пленных Флэшей, но, увы, стоило нам задать вопрос типа "Какова ваша цель?" или "Кто вами командует?" они сразу же умирали. Вряд ли этот допрос будет иным. Эта тварь все равно умрет, но если ты задашь один из контрольных вопросов, смерть будет практически безболезненной. А это не в моих интересах. Поэтому...
   -- Поэтому, перед тем, как задавать вопросы, я еще раз его осмотрю. - прервал я хиорга. - Миледи, я понимаю ваши чувства и желание отомстить, но мне сейчас нужна точная информация. Как я понял, у вас есть только гипотезы и подозрения. Мне этого мало. Если уж судьба занесла меня в гущу конфликта, то лучше всего узнать как можно больше, причем от обеих сторон. Кроме того, нелишним будет узнать, не прибудет ли к нашим врагам какое-либо подкрепление. А насчет смерти допрашиваемого не беспокойтесь. У меня бо-о-ольшой опыт в таких делах. - разумеется, я блефовал. Уж кем-кем, а заплечных дел мастером мне быть не приходилось. Никогда не ощущал потребности приобрести подобный навык. Обычно мне и так всё говорят. И даже показывают в лицах (точнее в мыслеобразах). И все это, практически без принуждения. Но сейчас, без желтого пламени, придется действовать на свой страх и риск. Итак, сначла разберемся с механизмом самоуничтожения. Ну-с, дружок, давай-ка взглянем снова на твою ауру...
   Нужный участок я нашел быстро. Еще быстрее я его удалил. Хм, мне кажется, или эти манипуляции у меня выходят все лучше и лучше? Так, а теперь приступим к допросу.
   -- Твое имя?
   -- Марсен... Джар Марсен... - так, судя по голосу и интонациям, парень, как я и предсказывал, ничего не соображает. Ладно, мне это на руку. Перейдем к более засекреченной информации.
   -- Твое звание?
   -- Посвященный третьего круга... - хм, лично мне это ни о чем не говорит. Попробуем задать более конкретный вопрос.
   -- Цель операции? - все-таки надо проверить. А вдруг эти ребята пришли сюда для переписи населения?
   -- Уничтожение хиорга Фионы Зельдер...
   -- Кем была спланирована операция?
   -- Хозяином...
   -- Имя хозяина? - при этом вопросе допрашиваемый задергался и захрипел. Видно я удалил механизм самоуничтожения не полностью. Ну и ладно - еще минут десять он проживет, а больше мне и не надо. Главное, чтобы отвечал правдиво. А сейчас он говорит только правду - это видно по его ауре.
   -- Ссшироттхкхх... - хм, может он хрипел не только из-за сработавшей программы самоликвидации? Лично мне, чтобы произнести такое имечко пришлось бы вывернуть собственную глотку наизнанку.
   -- Как он выглядит?
   -- У него много обликов... - еще один метаморф? Плохо...
   -- В скольких еще подобных операциях ты принимал участие?
   -- В пяти... С тех пор, как Хозяин поработил одну из Мучительниц... - тут в голове у перевертыша что-то перемкнуло, он задергался в судорогах и потерял сознание. Хаттская задница, как не вовремя! Теперь еще придется тратить время на приведение этого припадочного в сознание. Я как раз раздумывал: влить ли в метаморфа немного Силы или просто надавать ему тонизирующих оплеух, когда хиорг снова подала голос. На этот раз она взяла истерично-неуверенный тон.
   -- Мучительниц?! Но это значит что... Нет, это неправда! Этого просто не может быть!
   -- Почему?
   -- Мучительницы - это мы. То есть так нас называют Флэши. Не могу поверить, что этот Хозяин смог поработить одну из моих сестер! Эта тварь лжет!
   -- Извини, но сейчас он физически не способен лгать.
   -- Но если он говорит правду, то получается, что...
   -- Сестра, ты в порядке? - а это еще кто? Я обернулся и увидел, как из открывшегося портала вышла еще одна оракуэна. Очень похожая на Фиону.
   -- Джин! Что ты здесь делаешь? - похоже, Фиона была удивлена не меньше меня. - Почему ты покинула свой пост?
   -- Я почувствовала, что твой контакт с Луос Тресед прерван и поспешила к тебе на помощь. Я боялась, что опоздаю и тебя уже... Уже...
   -- Убьют? - невозмутимо поинтересовалась Фиона. - Как видишь, я жива и здорова. Так что ты можешь вернуться. Поспеши, пока Луос Тресед не пробудилась от сна.
   -- Успеется. - отмахнулась оракуэна. - Я вижу, что вы захватили пленника. Он уже много сказал?
   -- Не очень. Но нам удалось снять с его разума блок. Так что, рано или поздно, мы узнаем все что нужно.
   -- Ясно... - протянула хиорг. - Могу ли я чем-нибудь помочь?
   -- Может быть... У тебя остались Слезы Жизни? Нам надо привести пленника в чувства.
   -- Да-да, разумеется... - и сестра Фионы вытащила из за пазухи... кристалл от светового меча! У меня чуть глаза из орбит не вылезли. Откуда он здесь?
   -- Э-э, Фиона...
   -- Что?
   -- Этот кристалл... Это и есть Слеза Жизни?
   -- Да. С ее помощью мы живо вернем этого гада к жизни. Заодно и твои раны подлечим.
   -- Мои раны? А, ты о следах от игл змеедикобраза? Не беспокойся - это заживет само.
   -- Иглы могут быть отравлены. Ты можешь потерять руку. Или еще хуже - мутировать в нечто неприглядное и опасное. Тогда тебя придется убить, а мне не хочется терять полезный инструмент. - Ну ничего себе! Так я для нее, оказывается, полезный инструмент! Ну погоди, дорогуша, вот окажемся в относительной безопасности, и я тебе устрою... Впрочем, что с нее взять? Про таких говорят "рождена для власти, но не для дипломатии". Слава богам, что наше партнерство кратковременное. Фиона провела кристаллом над моими ранами (они мигом затянулись), а потом передала его Джин. Тут я почувствовал нечто, очень сильно напоминающие ток Силы. Причем, в тех пропорциях, которые я использовал для изменения структуры кристалла. Странно, если Слеза Жизни уже была "настроена" на лечение, то зачем Джин "менять настройку"? Что она задумала? Может, в этом процессе нет ничего необычного, и Джин проводит необходимый апгрейд, но... Но моя интуиция буквально вопила, что если я позволю новоявленному хиоргу завершить свои манипуляции с пленником, то ответы от него мы получим только с помощью медиума. Или некроманта.
   -- Стой! - крикнул я Джин. Та от неожиданности действительно замерла. Надеюсь, что от неожиданности. А то с меня станется снова отдать Силовой приказ и даже не заметить этого. - Я сам подниму его. - С этими словами я все-таки влил в перевершыша немного своей Силы. К сожалению, с оплеухами процесс пробуждения продлился бы дольше, а времени терять мне сейчас никак нельзя. Почему я в этом так уверен? А, сам не знаю. Чувствую и все тут. О, вот и наш спящий красавиц открыл глаза. Мало того, он еще и заговорил. Странно, и откуда у него силы берутся. Но еще больше меня удивило и насторожило то, что он сказал.
   -- Хозяин! Ты пришел! Пришел на помощь своему верному слуге! - он что, совсем свихнулся? Да нет, я взглянул на его ауру и никаких особых деформаций рассудка не обнаружил. Так, шизофрения пополам с паранойей, но все в пределах допустимой нормы. Но оборотень не бредил и не врал. Но тогда выходит... Нет, возможно я ошибся... Я еще раз пристально вгляделся в ауру метаморфа... И получил такой сильный удар по глазам, что на мгновение стал слеп как крот. Что за шутки? Откуда эта вспышка? Неужели я проворонил еще одну ментальную ловушку? Но когда зрение вернулось, я понял, что ничего не пропустил - все ловушки были дезактивированы. При этом, начиная с этого мгновения, из головы пленника невозможно было вытянуть даже самый простенький мыслеобраз. Как это возможно? Очень просто - "пациент" был обезглавлен. Теперь выше шеи у него не было абсолютно ничего. Только струйка дыма. И кто же это сделал? На секунду я решил, что голова взорвалась из-за моего пристального внимания, но тут, услышав удивленный крик Фионы и обернувшись к источнику шума, я увидел, что кристалл в руках Джин стал багрово-красным. Мда, не очень хороший цвет. А ладно, плевать на цвет. Будь он даже сиреневым в розовую крапинку, я бы поостерегся находиться рядом с существом, направляющим в мою сторону камушек, способный произвести подобные разрушения. Вот, например, как сейчас - камень держит Джин, а я с Фионой у нее, так сказать, "на мушке". Положение не из приятных.
   -- Болтливый идиот! Ну что ему стоило молчать и не высовываться? Спутал все мои планы! - яростно крикнула Джин. - Теперь придется обставить сцену твоей смерти по-другому. Сколько же от тебя хлопот, дорогая сестренка...
   -- Что... Что ты имеешь в виду? Зачем тебе убивать меня?
   -- Чтобы освободить Луос Тресед, разумеется. - фыркнула хиорг. - Ты единственная, кто стоит у меня на пути. Точнее, последняя - остальных я уже устранила.
   -- Так это ты убила наших сестер?
   -- О, боги, как же ты глупа! Разумеется, это сделала я! Ну, хватит пустых бесед. Приготовься к путешествию по Серым Равнинам. - кристалл начал светиться, и я понял, что сейчас я вступлю вслед за моим недавним пленником в Клуб Безголовых. А мне этого так не хочется... Так что пришлось снова применить маневр с Силовыми Толчками. Проще говоря, я нанес строенный удар. Один из них был направлен хиоргу-предательнице под колени, второй ей же в живот. Все это для создания так называемой "позы эмбриона", сведения о которой я вытащил из головы Дарта Плагеуса. Старый ситх считал, что именно в таком положении должны находиться поверженные враги. Был ли это "комплекс утробы" или простой садизм - не знаю, но лично мне это нравится. И, наконец, третий удар был знаменитой "цеплялкой" мастера Йоды, с помощью которой он с легкостью изымал у учеников гальтрианскую жвачку, хильронские взрывающиеся шарики и прочие предметы, способные отвлечь потенциального джедая от постижения Кодекса. Причем, все это, не сходя со своего излюбленного места в центре зала. Мне до его уровня было ой как далеко, но моих нынешних способностей вполне хватило на то, чтобы вырвать камень-огнеплюй из рук скрючившейся предательницы и переместить его ко мне в руку. На то чтобы, по примеру мастера Йоды, заставить кристалл вращаться вокруг моей головы у меня не было ни времени, ни сил, ни, главное, желания. Отобрав у противницы основное оружие (по крайней мере, я на это надеюсь), я решил изучить ее поподробнее. То есть, я посмотрел на нее через глаз лича.
   Нельзя сказать, что я особо удивился увиденному. Если сопоставить слова перевертыша, подозрительное поведение сестры Фионы и мои догадки, то ответ становится очевиден. Может, именно поэтому меня не стошнило при взгляде на ауру Джин. Если раньше я считал, что нет ничего хуже ауры недавно убитого мной колдуна, то сейчас я был готов изменить свое мнение. Ибо "грязноаурный", по сравнению с картиной души оракуэны, выглядел еще очень даже прилично. Бледная копия по сравнению с оригиналом. Тут я услышал крик Фионы и "выключил" глаз, чтобы посмотреть, что случилось. Открывшееся моему взору зрелище мало радовало.
   Если раньше Джин была хороша снаружи и ужасна внутри, то теперь ее внешность соответствовала внутреннему содержимому. Передо мной стояло нечто серое, двухметровое и колыхающееся. В общем, эту тварь хоть сейчас можно было поместить на плакат эколога-радикала и приписать снизу что-то вроде "Вот как будет выглядеть ваша планета, если вы не поставите на заводские трубы тройные фильтры". Я было, по привычке, решил вспороть твари брюхо и узнать какого цвета у нее внутренности, но пригляделся и понял, что ничего вспарывать не надо. Шкура монстра была прозрачной. Если очень сильно напрячь зрение, то можно было увидеть сквозь него окружающий пейзаж. Правда, сильно загрязненный. Внутри твари клубился грязный дым, а в нем лениво плавали сгустки какой-то мерзости, которая к тому же умудрялась принимать различные формы. Чаще всего формы чьих-то лиц. Лица были разные, но всех объединяло выражение непереносимой боли и страданий. И каждое из них кричало. Я понадеялся, что шкура серого чудища звуконепроницаема. Если бы эти крики прорвались наружу, то я бы просто оглох. А перед этим свихнулся. Но мои надежды не оправдались. В прозрачной шкуре тут и там появились трещины и до меня начали доноситься голоса. Сначала они были неразборчивы и непонятны, но потом обрывки мольб, стонов и проклятий начли складываться в слова, а те в предложения. В общем, речь серого монстра напоминала выступление хора. Хора, в котором половина певцов вдрызг пьяна, а вторая туга на ухо. Ко всему прочему, по причине абсолютной тупости певцов и постоянных эпилептических припадков кантора, хор умудрялся не просто фальшивить, но создавать некий вид "антиискусства". Если бы таким "ангельским" голосом обладали заплечных дел мастера, то они вполне могли бы отказаться от других инструментов. Полминуты разговора - и подследственный признается во всех смертных грехах и даже придумает пару новых.
   -- Ка-аК Глу-УпО... Я-а хО-отеЛ УбИть вА-ас Бы-ЫСтро, но-о те-ЕПерь... Те-ЕпЕрь я-А бУ-уДу До-оЛго На-а-Сла-А-аждатЬСЯ Ва-АшиМи-и Мучения-аМИ... По-ОзНайте же Си-иЛу Гн-е-ЕвА Ве-еЛикоГО Ссши-И-ИроттхКХхА-аА... - тут монстр направил на нас свою левую руку, поднял ладонь, в которой образовалось нечто среднее между ртом и его противоположностью и из этого отверстия вылетел ком темноты. Не знаю почему, но первым делом я оттолкнул Фиону, чтобы эта дрянь не попала в нее. Глупо: из-за этого промедления я чуть было сам не влип в черный сгусток. Но, как известно, дуракам везет. В последнее мгновение, я успел увернуться, мельком заметив, что песок, в который попал предназначавшийся нам снаряд, почернел и задымился. Хаттская задница, если этот ходячий кошмар не отвлечь от моей скромной персоны, то меня в скором времени ждет участь песка. Впрочем, чудище вроде говорило о долгих мучениях... Вполне возможно, что эта гадость растворяет только песок, а органику только консервирует, но вот проверять это на собственном опыте мне не хотелось. Не в моих правилах сдаваться без боя, так что я решил атаковать монстра. Единственным моим оружием был отобранный у трансформированной Джин кристалл. Точнее, я видел, что он действует как оружие, но никаких спусковых крючков или сенсорных панелей-активаторов я на камешке не обнаружил. Хаттская задница, как же эта штука включается? В отчаянии я попробовал пропустить через кристалл немного Силы, надеясь, что эта красная штуковина сработает как линза. Как не странно, но у меня получилось - из кристалла вырвался толстый красный луч, ударивший дымчатую тварь прямо в грудь. Жаль только, что, по-видимому, чудищу не было причинено никакого видимого урона. Придется уйти в глухую оборону. А еще лучше побыстрее придумать и осуществить план отступления на заранее подготовленные (ну, ладно, хоть какие-нибудь) позиции. Или, хотя бы найти защиту от сгустков тьмы, посылаемых монстром. Сначала я было решил воспользоваться оракуэной как живым щитом, но понял, что хиорг этой твари на один плевок. А потом ничто не мешает монстру плюнуть еще раз. В мою сторону. Нет, тут нужно нечто практически неразрушимое. Стоп... Да, я, кажется, совсем отупел... У меня же в распоряжении тонна с лишним адаманта!
   -- Фиона, прикажи голему атаковать эту тварь!
   -- Если бы ты не пихал меня, как взбесившийся мул, я бы отдала этот приказ еще минуту назад! - и это вместо благодарности за спасение жизни. Хотя, иного трудно было ожидать.
   Приказ был отдан и через мгновение голем сцепился с серым и дымчатым. Прекрасно, отсрочка получена! Жаль, что кратковременная - когда я посмотрел на нашего защитника, то увидел, что он медленно, но верно растворяется. Что же это за вещество такое? Если даже адамант не может устоять перед его разрушительной силой, то это значит только одно: меня угораздило встать на пути Серой Тени - существа из личной гвардии Лог-Сотрохта. Только эти твари могли с такой легкостью разрушить сверхпрочный металл. Что ж, в подобных ситуациях есть только два выхода. Первый: вознести молитву всем окружающим богам (а еще лучше обругать их последними словами), в надежде на то, что один из них прибьет тебя молнией до того, как до тебя доберется монстр. Второй: отвлечь Тень и поскорее сматываться. Первая часть второго варианта уже выполнена. Но вот что делать с оставшейся частью? С одной стороны, все просто - передо мной открыты все стороны света, так что можно бежать куда хочешь. С другой стороны, бежать придется сотни миль по барханам без воды, припасов и малейшего понятия куда идти (после первой сотни миль паническая мысль: "Важно не куда, а откуда" потеряет свою актуальность). Можно, конечно, положиться на интуицию, но знания, в какой стороне расположен оазис, мне недостаточно. Без информации о том, каково точное расстояние между нами, с меня станется отправиться к пруду, находящемуся чуть было не на другом конце света. Одно хорошо - я, вроде бы, нахожусь в центре Пустыни. Почему это хорошо? Сейчас объясню. Примерно такую задачу мы решали в Академии. Мастер Йода спросил "Какое расстояние может пройти человек в глубь пустыни?" Все сосредоточенно заскрипели мозгами. Вопрос казался неподъемным. Что за человек? Какого возраста? Насколько физически выносливый? Сколько у него с собой пищи и воды? Большая ли пустыня? А потом Гандерос ответил: "Ровно половину пустыни. Потому что, пройдя половину пустыни, человек начнет из нее выходить". И ответ был правильный. Так что теперь, куда бы я ни пошел, везде будет выход. На этом хорошие новости закончились. Раньше, когда в моем распоряжении были желтое и зеленое пламя, я бы просто зашагал напрямую в сторону Пандемониума. Но сейчас, когда я "на нуле", мне придется учитывать такие мелочи как голод, жажда и погодные условия (днем здесь адская жары, а ночью не менее адский холод). Впрочем, все это я знал еще, когда ввязался в драку. Точнее, именно из-за осознаниия всех вышеперечисленных фактов я и ввязался в драку. Но теперь я вернулся к тому, с чего начал, да еще и с "бонусом" в виде Серой Тени. Мда, положеньице... Помощь пришла, откуда я ее совсем не ждал. А именно от Фионы. Дернув меня за рукав, она приказала идти за ней в дом. Честно говоря, я не видел в этом никакого смысла - для Серых Теней стены не преграда, но не все ли равно, как провести последние минуты жизни? Но, как оказалось, хиорг не собиралась умирать. Подойдя к одной из стен, она сделала какой-то трудноуловимый пасс, и тут же в стене открылся проход во тьму. И я не преувеличиваю - на той стороне ничего не было видно. Что, кстати, не помешало Зельдер пойти туда. Через секунду из темноты раздался ее голос.
   -- Эй, ты! Долго тебя еще ждать? Или собираешься стать закуской для Тени? - что ж, это весомый аргумент для прыжка в неизвестность. Хуже все равно уже не будет. С этой обнадеживающей мыслью я шагнул во тьму.
   Я ожидал увидеть нечто вроде бункера. Ну, в худшем случае яму, вырытую в песке, где Фиона надеялась спрятаться от монстра. Но я получил нечто среднее. Пройдя несколько метров вниз по винтовой лестнице (без перил и в кромешной тьме - деяние, достойное нерукотворного памятника и вороха хвалебных грамот), я оказался в какой-то пещере. Странно, я и не знал что в пустыне, на такой малой глубине может быть скальная порода? Стоп... Это не камень... Точнее, не совсем камень... Я когда-то видел подобный минерал. Когда я работал на Кемиста, мы, кроме всего прочего, занимались продажей и транспортировкой адаманта. Так вот, камень, из которого состояли стены природного лабиринта был черным хорликсом - неотъемлемой частью адамантовой жилы. Обычно, когда шахтеры натыкались на хорликс, то можно было быть уверенным - через десять метров вглубь обнаружится адамант. Эти два вида минералов были друг для друга как желток и скорлупа в яйце (в роли скорлупы, как вы догадались, выступал хорликс). А сейчас я как будто оказался внутри опустошенной жилы. Но этого не может быть: самая близкая к поверхности жила была обнаружена на глубине пяти километров ниже уровня моря. Как же тогда... Я поднял глаза к лестнице, взглянул на ее ауру и все понял. Лестница была как будто рассечена надвое. Верхняя часть находилась в пустыне, нижняя в пещере, а между ними... Между ними был межпространственный портал. Причем, природного происхождения, то есть невидимый (пространственные врата, созданные магами, чаще всего отличаются либо угольной чернотой или буйством красок, а этот портал мог увидеть только чтец аур, да и то с большим трудом). Хм, а мне нравится эта система транспортировки. Ныряешь здесь, выныриваешь там, причем это "там" вполне может оказаться за тридевять земель от "здесь". Кстати, а где мы?
   -- Внизу, - коротко ответила Фиона.
   -- Я понял, что не в поднебесье. В какой части света?
   -- Голубая Пустыня, прямо под моим домом. Глубина около шести миль. Достаточное описание?
   -- Вполне. С вопросом "где?" определились. Следующий вопрос "почему?". Почему ты взяла меня с собой?
   -- Ну, ты спас мне жизнь. - неужели эта девчонка способна ощущать благодарность? Неожиданно, но приятно... - Кроме того, меня заинтересовал твой фокус со Слезой Жизни. Вполне возможно, что из тебя может получится неплохой адепт Гармонии Гаджета. - ну вот, а я-то понадеялся, что еще остались добрые самаритянки...
   -- Ладно, а то я уж испугался, что у тебя приступ бескорыстия. Тогда последний вопрос нашей викторины: "куда?"
   -- Что "куда"?
   -- Куда идем дальше? Или ты собираешься стоять в ожидании Серой Тени?
   -- О, спасибо, что напомнил. - тут хиорг вытащила из-за пазухи фиолетовый кристалл, что-то в него прошептала, после чего камень начал светиться и пульсировать. После чего Зельдер отошла немного назад и снова обратилась ко мне. - В сторону.
   -- Что?
   -- Отойди в сторону на два метра. Быстро! - ладно, почему бы и нет. Я отпрыгнул и тут над моей головой раздался негромкий взрыв, а через секунду, на то место, где стоял я и хиорг, упало несколько кусков хорликса. Когда я снова посмотрел наверх, то увидел, что одна из ступенек спирального кошмара исчезла. Впрочем, почему исчезла? Просто упала. На меня. Ну, почти на меня. А вот ступени, находящиеся выше падшей подружки действительно исчезали, медленно растворяясь в воздухе. Ничего удивительного - оставшись без портала-связки, пространственные слои вернулись на свои законные места.
   -- Что ж, проблема с монстром наверху решена. Но ты так и не ответила на мой вопрос.
   -- В смысле "куда"? Будь ты чуть поумнее, то ответ был бы для тебя очевиден. Мы отправляемся в Железноград. Мне надо доложить о том, что произошло с Джин и о планах той твари. Там же я смогу активировать аварийный механизм, который решит проблему с Луос Тресед. Но нам надо спешить иначе... - тут она, по-видимому, представила, что будет, если она не поторопится и, не тратя больше времени на разговоры, побежала по коридору. Я побежал за ней.
   Понемногу я привык к тусклому освещению (хорликс хорош еще и тем, что благодаря каким-то внутренним процессам, светится в темноте) и даже начал смотреть по сторонам. Впрочем, это мне быстро наскучило - все стены были одинаково гладкие, светящиеся и стерильно-чистые. Хаттская задница, не спеши мы так, я бы с удовольствием потратил несколько минут, чтобы поведать всему миру (ну или хотя бы тем, кто тоже решит пробежаться по этой каменной кишке), что я был здесь и что я об этом "здесь" думаю. Вскоре коридор привел к пещере, которая, в свою очередь, предоставляла случайному пешеходу на выбор еще десяток входов в другие туннели. Никаких указателей, типа: "Во второй слева не ходить - тупик" или "в центральном свила гнездо гигантская туннельная паучиха. Не говорите, что вас не предупреждали", я не увидел. Отсутствовали даже стандартные путеводные камни с туманными надписями: "Направо пойдешь - жизнь потеряешь, налево пойдешь - честь потеряешь, прямо пойдешь - еще что-нибудь потеряешь". Хиорга это отсутствие информации ничуть не смутило. Практически не раздумывая, она кинулась в один из туннелей. Четвертый слева, если кому интересно. Еще сотня метров и еще одна пещера-развилка. И в этот раз Фиона выбрала один из проходов, не потратив ни секунды на выбор. Хм, похоже, она знает эти места, как свои пять пальцев. Здорово, я бы в таком лабиринте точно заблудился. Или попал бы в какую-нибудь ловушку. А с таким проводником мне ничего такого не грозит... Хаттская задница! Мое чутье просто взбесилось. Впереди опасность. Она исходит, вроде бы, из третьего туннеля следующей развилки. И прямо туда идет Фиона. Странно... А может за годы сна ее знания об этих туннелях устарели? Или это мое чутье меня подводит? А вход в коридор был все ближе и ближе...
   -- Слушай, Фиона...
   -- Ну чего тебе?
   -- Тот туннель... Я чувствую там опасность.
   -- А я чувствую, что ты меня бесишь! - рявкнула хиорг. - Это самая короткая и безопасная дорога к Железнограду. Еще один переход и мы на месте. Так что кончай хныкать и... - мы уже вошли в коридор. Мое чутье завывало на все голоса, давая мне знать, что еще несколько шагов - и мне конец. Неожиданно, пришло четкое осознание того, откуда придет беда. Вектор перпендикулярен направлению нашего движения, скорость высокая, пересечение произойдет через три... два... один... Я схватил Фиону за шкирку, отшвырнул ее как можно дальше назад и тоже отскочил. Через мгновение стену коридора прорвала серебряная лавина. Или поток, не знаю. Мне показалось, что отдельными фрагментами потока были рыбы. Впрочем, это я списал на игру своего больного воображения. Вскоре поток иссяк, а на том месте, где он протекал, появилась стена из черного хорликса. Я подошел к стене и постучал по ней, надеясь, что это иллюзия. Вопреки моим надеждам, стена не растворилась в воздухе. Только пошла трещинами. Я было обрадовался - решил, что появившаяся стенка не толще (и не крепче) фарфоровой тарелки, а значит, серьезной преградой не является. Что ж, я был прав ровно наполовину. Хорликсовый слой действительно оказался тонким. Пара сантиметров, не больше. Зато за ним обнаружился слой адаманта. Богатый слой. Метров десять, судя по звуку, раздавшемуся, когда я стукнул костяшками пальцев по серебристой поверхности. Хм, может я не такой уж спец в области геологии, но даже моего уровня хватит на то, чтобы знать, что процесс образования горных пород проходит с гораздо меньшей скоростью. И рыбы в этом процессе не участвуют.
   -- Э-э... И что это было?
   -- Катастрофа, вот что! - яростно прорычала Фиона. - Процесс вышел из-под контроля! Косяк не должен был проходить по этому маршруту!
   -- Эй, милая, ты не могла бы уменьшить число восклицаний и увеличить число фактов? Как я понимаю, под косяком ты имела в виду эту миленькую группу свихнувшихся рыб?
   -- Да, разумеется... А почему свихнувшихся?
   -- Поправь меня, но только умалишенное жабродышащее решит, что многомильный заплыв сквозь камень и песок - неплохая идея. А эти существа занимаются подобным, как видно, не в первый раз. Кстати, а почему рыбешки не должны были проплывать именно здесь? - заметьте, как я быстро адаптировался к сложившейся ситуации? Впрочем, ничего удивительного - любой, побывавший в стольких разных переделках, просто-напросто разучится удивляться. Подземные рыбы? Пожалуйста. Летающие свиньи? Почему бы и нет? Политики, всегда верные своему слову? Нет, это, пожалуй, чересчур.
   -- Этот косяк должен был идти совсем по другому маршруту. - "объяснила" мне хиорг. Хм, она что издевается? Нет, скорее всего, просто привыкла, что все, с кем она ведет беседу, знают о подземных жабродышащих обладателях хвоста и плавников, не говоря уж о таких "общеизвестных" вещах, как векторы их перемещения. Я выразительно посмотрел на оракуэну и она, осознав, что без подробного объяснения мы далеко не уйдем, принялась рассказывать. Рассказывала она долго, обстоятельно, а в ее голосе то и дело проскальзывали нотки обреченности. Если за предыдущие полчаса она не вымолвила не слова, сберегая дыхание для бега, то сейчас она, похоже, решила, что торопиться ей незачем. И некуда. По окончанию ее монолога, я тоже начал придерживаться этой точки зрения.
   Итак, группа рыб, имеющая привычку совершать длительные заплывы сквозь землю и оставляющая после себя адамантовые стены, зовется, как вы уже поняли косяком. Обычно косяк состоит из сотни и более особей. Всего подобных групп около дюжины и именно благодаря им на Перекрестке появились хорликс и адамант. Оракуэна не знала, откуда эти милые рыбки появились и кто их создатель. Впрочем, это неважно. Творцом подобных существ мог оказаться как один из демиургов (точнее его подсознание), так и любой из магов, живущих в периоды Игр, когда благодаря разгулу магии создавали и более чудных тварей. Жили эти рыбки не тужили, плавали по нижним слоям земной коры (три мили ниже уровня моря - их предел "верхолазанья") и однажды занесло их в Голубую Пустыню. Это было началом великих перемен.
   Голубая пустыня была знаменита в определенных кругах не только из-за цвета песка (по ночам он светился ярко-голубым светом). Она известна еще и тем, что является самой большой свалкой магических отходов на всем Перекрестке. Так уж повелось с самого начала. При сотворении Перекрестка этот участок достался Седому Перу, который быстренько склепал оракуэнов и погрузился в поиски нирваны, начисто позабыв и о своем народе и о своей территории. Остальные демиурги были рады воспользоваться этим обстоятельством. Всякий раз, когда нужно было испытать новое устройство или заклинание с непредсказуемым результатом, отправлялись в Пустыню. Потом демиурги разбрелись по новым мирам, но Пустыня продолжала оставаться самой популярной свалкой и полигоном безумных идей. Только на этот раз производителями очередного "ба-бах!!!" были простые маги. Это было одновременно и хорошо и плохо. Хорошо, потому что разрушений от творений магов было гораздо меньше. Плохо, потому что самих магов было больше чем личинок в дохлом верблюде. Так что уровень магического загрязнения в данной области и не думал понижаться. Скорее, наоборот. Разумеется, от такого количества полураспавшихся заклятий и сырой магии в Пустыне начали происходить необратимые изменения местности. Поначалу это был стандартный комплект произвольных чудес - нефтяные фонтаны посреди озера, говорящие огненные кусты, рыскающие туда-сюда в поисках новоявленных пророков и множество геометрических фигур, постоянно меняющие свою форму и местоположение. Правда, несмотря на все метаморфозы, получившиеся картины всегда были откровенно неприличного содержания. К счастью, увидеть их полностью можно было только с высоты птичьего полета. Может этим и объясняется то, что в последние несколько тысяч лет все птичьи стаи делали громадный крюк, чтобы не приведи боги, не пролететь над голубыми песками. Мамаши заботились о моральном состоянии молодняка, а вожаки предпочитали вести своих подопечных по местности, где им не грозило неожиданное превращение в сиреневую ящерицу. Причем трансформация происходила на высоте сотен миль от земли. Но в остальном, эти безобразия не выходили за пределы допустимого. Но появились стоунхерринги (в просторечье "камнесельди") и Голубая Пустыня обрела... разум.
   Адамант известен как лучший материал для брони, оружия и магических проводников. Мечи из этого материала практически не тупятся, а щиты и доспехи не знают себе равных в плане прочности. Правда, перед тем как начать ковать адамант нужно его соответственно обработать. А точнее, уменьшить степень его проводимости. Тот же, кто посчитает, что незачем тратить время на всякие мелочи вскоре станет гордым обладателем оружия, которое при малейшей магической вспышке в радиусе полумили начинает сыпать искрами и шаровыми молниями. Ведь необработанный адамант - лучший проводник магической энергии во всех мирах. Кстати, именно поэтому маги стараются заполучить именно "девственный" минерал. Но я отвлекся. В общем, камнесельдь обеспечила проводники. А так как магии в Голубой пустыне было больше чем достаточно, да и сам песок был далеко не самым обычным членом семьи кремниеподобных, магия начала течь по следам косяка, создавая некое подобие нервной, а потом и мозговой деятельности. Сначала это было не так уж и заметно. Извилин, то есть маршрутов пути стоунхеррингов было не так уж и много, так что Пустыня испытывала лишь легкое неудобство, вроде мыслительного зуда. Но шли века, "извилин" становилось все больше, и, наконец, Голубая Пустыня... начала видеть сны. Хотя... Не знаю, правильный ли это термин... Каким-то образом, магия, проходящая сквозь адамантовые нервы, пробуждала в голубом песке давно забытые воспоминания. Воспоминания о заклятьях, произнесенных в незапамятные времена, о существах, которые здесь появлялись... А так как просто сырой маны, как я уже говорил, здесь было полным-полно, воспоминания голубых песков материализовались. Уровень чудес и количество монстров в Пустыне увеличились во много раз, но это еще полбеды. Сны Пустыни просочились по адаманту во все места, где когда-то проходил косяк (и, соответственно, оставил жилу). А так как косяк прошел весь Перекресток вдоль и поперек, а заклятья, испытанные на полигоне были мягко говоря, взрывоопасные... Короче, миру грозило полное уничтожение. Или демографический монстро-взрыв. И тут на сцену выходят оракуэны.
   Почему они ввязались в это дело? Все очень просто - им приказали. Приказал их спаситель и хозяин - доктор Хард Симплер, отчего-то проникшийся, в свое время, к зеленым и мозговитым теплыми чувствами, и сохранивший горстку из них в первозданном виде, не дав им деградировать до уровня современного орка. Что, в свою очередь, дало ему право распоряжаться жизнями и спасенных, и всего их потомства. Симплер просто не мог пропустить мимо себя феномен, вроде мыслящей груды песка. Именно поэтому старейшинам оракуэнов было приказано поддерживать мозговую активность пустыни и всесторонне изучить ее. Вскоре выяснилось, что и тот и другой приказ практически невыполним. Точнее, один из них всецело исключал другой. И дело было даже не в отсутствии необходимой техники. Уж ее-то было даже больше чем нужно. Старый филин дал своим подчиненным и звуковые устройства, с помощью которых можно было контролировать перемещения косяков, тем самым создавая нужные извилины, и мощные буры, способные пройти сквозь адамант, как раскаленный нож сквозь масло (специальный и суперсекретный сплав Симплера), для удаления извилин ненужных. А различных аппаратов, для считывания мыслеимпульсов, было столько, что можно было устроить тотальное чтение мыслей у населения целого континента. Проблема была в том, что развитие мыслительной деятельности этой груды голубого песка было чревато катастрофой, а именно уничтожением всего живого на Перекрестке вообще и подземной исследовательской станции (в будущем разросшейся до целого города - Железнограда) в частности. Если бы эксперимент проходил на любой другой планете, то это было бы неважно. Хард Симплер всегда считал, что важны лишь наука и знания, а все остальное - мелочи. Своя жизнь стояла у него в списке на третьем месте, жизнь окружающих - на сотом, подчиненных - от десятого до тысячного, в зависимости от их навыков и того, насколько он в них нуждался. Но на Перекрестке как раз проходило несколько затяжных, но, тем не менее, важных опытов, сворачивать которые старый филин не собирался еще несколько тысячелетий. Поэтому оракуэнам пришлось балансировать на тончайшей грани, поддерживая необходимое количество извилин, но при этом, не давая Пустыне слишком уж поумнеть, а вследствие этого создать более изощренные кошмары. Но потом оказалось, что Пустыне удалось выйти из-под контроля оракуэнов. Если раньше, для материализации какого-нибудь монстра или заклятья, Пустыне нужно было наличие хотя бы десятка жил, а сами монстры были, мягко говоря, несостоятельны (то есть были глупы, как пробка, и распадались на составные части через несколько минут), то сейчас, для создания полноценного чудища, обладавшего зачатками интеллекта и способного просуществовать целые сутки, нужны были всего лишь две "извилины". Мало того, несмотря на звуковые удары, якобы контролирующие камнесельдь, косяки продолжали пересекать территорию Пустыни все чаще и чаще (причем все они норовили пройти через Железноград). Вследствие этого, в Пустыне участились случаи появления разных недружелюбно настроенных чудищ - порождений сна разума голубых песков. И всех их тоже почему-то тянуло к городу. Ученым пришлось принять меры. Во-первых, была создана Железная Гвардия - группа существ с мощными боевыми гаджетами, единственной задачей которых была защита города и ученых от монстров. Гвардейцы были элитой. Точнее, элитой неоракуэнской части города. Хотя и это было немало - имелась возможность смотреть свысока на девять десятых населения подземного Железнограда. Оракуэнами были лишь жители нижнего уровня города: старейшины, ученые высших степеней и их дети. Рабочие же были других рас. Средний уровень занимали адепты Гармонии Гаджета, то есть киборги, а верхний и самый небезопасный принадлежал до недавнего времени Флэшам - существам слишком бедным для того, чтобы купить право стать киборгом, а, следовательно, не поднимающимся по должностной лестнице выше помощника начальника цеха. Единственным шансом Флэша на изменение статуса было вступление в Гвардию. В большинстве своем, в Железную Гвардию входили люди - они легче переносили киборгизацию. Все гвардейцы отличались тремя качествами - бесконечной преданностью старейшинам (они же ученые), которые позволили им подняться над соплеменниками (точнее, опуститься - Гвардейцы жили на среднем уровне), необыкновенной целеустремленностью и полнейшим отсутствием чувства юмора. По крайней мере, именно так я расшифровал фразу "зануды, но выполнят любой приказ без всяких вопросов". Похоже, мнение о Железной Гвардии у Фионы и раньше было отнюдь не высокое. А сейчас, когда они так и не пришли на Зов, Зельдер окончательно убедилась, что эти ребята пригодны только для простой работы, да и то за ними нужен глаз да глаз. Лично я с ней был не согласен - видел одного из бывших гвардейцев в действии. Если кто не догадался, я говорю о Габриеле. Что он гвардеец я понял только что - ведь по словам хиорга, другие синты вообще не покидали пределов Железнограда (за исключение Флэшей, разумеется, но это особый случай), а вот гвардейцы... Некоторые из них, так сказать, пропадали без вести. В переводе это могло означать что угодно - от сгорания на работе (в буквальном смысле), до дезертирства. В случае с Габриелем было, скорее, последнее. Причем, я даже представляю причину дезертирства. Синт обладал неприемлемым для Гвардии качеством: зачатками чувства юмора. Серьезно, я сам видел, как он смеялся над одной из шуток Лидии Мортлав. Правда, ему понадобилось две недели, чтобы уловить смысл и найти его смешным, но это детали. Хм, похоже, я снова слишком глубоко нырнул в омут воспоминаний. Итак, Гвардия была решением проблемы с монстрами, но вот вопрос с камнесельдью оставался открытым. А это означало, что Железноград пока боролся лишь с симптомами болезни. Все это понимали, и время от времени появлялись новые "доктора", обещающие покончить с бесконтрольным наплывом стоунхеррингов. Попыток было много, идей и теорий еще больше, но, казалось, с каждой новой попыткой положение только ухудшалось. Пробовали усилить звуковое воздействие - камнесельдь мгновенно приспособилась к изменившейся частоте. Пытались создать барьер вокруг Железнограда - но стоунхерринги с легкостью проходили сквозь любую преграду. Потом какой-то умник предложил сделать барьер звуковым, чтобы камнесельдь сама обходила город за несколько миль. Эффект получился прямо противоположным - все косяки с утроенной скоростью кинулись к подземной лаборатории, как изголодавшийся сладкоежка к гигантскому торту. Пришлось применить дезинтеграторы, после залпа которых были уничтожены и косяки, и четверть города. Посчитали, что выстрел был произведен слишком поздно, и вследствие этого имел место эластичный возврат энергии. Позже было высчитано нужное расстояние, но к дезинтеграторам старались больше не прибегать. После окончания ремонта (как только были отстроены лаборатории) ученые провели ряд исследований и заключили, что звуковые волны отпугивают камнесельдь только в микродозах, а вот непрерывное воздействие им очень даже по вкусу. Мало того, после эпизода с барьером камнесельдь мутировала, так что теперь стоило нанести косяку больше одного удара - и рыбки мгновенно меняли курс и плыли прямиком к месту Великой Раздачи, надеясь на то, что за закуской последует главное блюдо. Некоторые радикалы даже предлагали не отпугивать камнесельдь, а уничтожать ее, но Хард Симплер строго-настрого запретил это делать. Да и сами оракуэны предпочитали не рисковать, снова запуская дезинтеграторы. Старейшины было решили, что положение безнадежно. Но выход был найден.
   Пустыня была поделена на семь секторов, и в каждом секторе находился хиорг - существо, одновременно следящее за передвижениями косяков и уровнем мыслительной активности Пустыни. Как только этот уровень понижался, хиорг позволял камнесельди пройти вглубь Пустыни, когда повышался - активировал звуковые установки и наносил один, но точный удар по косяку, заставляя его плыть в другую сторону. Потом он включал буры и избавлялся от излишек адаманта, переправляя его в цехи Железнограда. В промежутках между наплывами косяков, хиорг находился в состоянии, напоминающем транс или летаргический сон. В этом состоянии было гораздо легче управлять различными механизмами и беседовать с Луос Тресед. Хотя "беседа" - это сильно сказано. Скорее, это можно назвать бесконечной колыбельной, позволяющей снизить скорость нервных токов Пустыни, не уменьшая количество самих "нервов". Именно в этом и заключалась основная работа хиоргов. Кстати, одно проистекало из другого: из-за постоянной связи с Пустыней, хиорги были чувствительнее любых приборов, особенно, когда дело касалось стоунхеррингов. К сожалению, для достижения такого высокого уровня слияния и восприятия им пришлось пожертвовать двумя вещами. Во-первых, они должны были покинуть Железноград, так как связь с Луос Тресед была возможна только на поверхности. И, во-вторых, они лишались всех своих встроенных механизмов, ибо Пустыня не объединялась с теми, чья плоть содержала в себе инородные тела. Поначалу, хиоргом мог стать практически кто угодно (не так уж много было адептов Гармонии Гаджета, способных расстаться со своими механизмами, так что привередничать и долго выбирать не получалось - брали любое существо с верхних ярусов города), но потом оказалось, что для всех рас, кроме оракуэнской, единение с Луос Тресед заканчивается одинаково, а именно сумасшествием. Флэши-хиорги работали в несколько смен, и каждый Флэш, возвращаясь домой, рассказывал родным и близким о великом разуме, с которым они слились. И это еще полбеды - почему-то все Флэши решили, что тормозить подобный разум и не давать ему развиваться - преступление. И это при том, что они знали о последствиях активного мышления пустыни больше, чем кто-либо - верхний ярус был непопулярен именно по причине того, что именно там чаще всего объявлялись очередные "сновидения". Но Флэш-хиорги считали, что сон Луос Тресед порождает чудовищ только потому, что он слепо копирует творения тех, кто проводил на территории Пустыни свои испытания. "Если ему дать развиться, - говорили они - "то тогда Луос Тресед обязательно создаст нечто новое и необыкновенно-прекрасное." Почему они были так в этом уверены? По их словам, они смогли увидеть зародыши новых снов и новых образов. Флэши требовали перестать отгонять косяки и разрушать адамантовые жилы. Наиболее радикальные элементы попытались с оружием в руках захватить звуковые установки, дабы призвать в Пустыню всех стоухерриджей Перекрестка. Попытка оказалась неудачной, главари бунтовщиков были казнены, а остальные изгнаны за пределы голубых песков. Теперь, хиоргами становились только оракуэны. Во-первых, их невозможно было заподозрить в предательстве, а, во-вторых, у них не было никаких проблем с декиборгизацией. Верхушка технократического общества старалась не вживлять в свое тело какие-либо механизмы, объясняя это тем, что наивысшей Гармонии Гаджета можно достичь, не только превращая себя в машину, но и просто являясь гением в области физики и механики. А в их гениальности никто не сомневался.
   Шли века. Наконец, Симплер решил, что этот эксперимент пора сворачивать. Через несколько месяцев хиорги должны были призвать все косяки камнесельди и уничтожить их. Некоторые старейшины жалели, что все закончилось так быстро - ведь кроме изучения Пустыни, они сколотили неплохое состояние на продаже адаманта и различных механизмов. Но что делать - приказ есть приказ. Все было уже готово, но тут появились Флэши. Ну, или их потомки. Короче, те, кто знал точное местоположение наземных жилищ хиоргов и как до них добраться. Оракуэны были порядком удивлены. Бедняги забыли, что кое для кого несколько столетий - не такой уж и малый срок и просто не понимали, как можно после такого краткого перерыва снова устраивать бессмысленную катавасию. Старейшины, с высоты своего семитысячелетнего опыта посчитали, что ничего страшного не происходит. Несколько рейдов Гвардии - и проблема решена. Но, ко всеобщему удивлению, Гвардия не смогла навести порядок. Нет, она спешила на Зов и сражалась изо всех сил, но почему-то врагов не становилось меньше. Мало того - некоторые гвардейцы уверяли, что сражались несколько раз с одним и тем же противником, которого третьего дня собственноручно порубили в капусту. Но это Фиона считала обыкновенным бредом. Тем не менее, хиорги гибли один за другим. Оставшимся было все тяжелее следить за Луос Тресед и косяками. Сама Фиона уже вторую неделю сидела на специальных стимуляторах, усиливающих восприятие и реакцию, но притупляющих мышление. Впрочем, в данном случае, Зельдер незачем было думать. Только реагировать. Вовремя и строго определенным образом. Долго в таком режиме ей было не протянуть. Успокаивало лишь то, что через двое суток должна была быть активирована система дезинтеграторов, способных уничтожить всех стоунхеррингов одним выстрелом. Но сейчас система была еще не готова, а последние двое хиоргов... Одна из них превратилась в невесть что, а вторая болтает с подозрительным незнакомцем (мной, то есть) и корит себя за то, что так и не настояла на том, чтобы создали, на всякий случай, группу хиоргов-сменщиков. Она и раньше поднимала этот вопрос, но остальные оракуэны были заняты другими чрезвычайно важными делами, а использовать другие расы запретили старейшины. И вот результат - за косяками никто не смотрит, камнесельдь плывет куда хочет, а ближайшая дорога в Железноград заблокирована. Короче, катастрофа и только. Вот такую печальную историю мне поведала последний хиорг. Весь рассказ занял чуть меньше десяти минут. Что ж, информация к размышлению получена. Теперь надо поразмыслить и... А, хаттская задница, какие размышления?! Самое время для паники!!! Я заперт, как крыса, в лабиринте без выхода, и в любую секунду здесь может появиться новый косяк, превратив меня, по ходу дела, в кусок адаманта. Стоп... Вроде бы Фиона говорила, что блокирован самый близкий путь к Железнограду... А это значит, что есть и другие пути! А коль есть дорога в город, то, еще не все потеряно. Главное, добраться до него, пока туда не добрались стоунхерринги. Ставлю оставшийся глаз против вырезанных хаттских миндалин, что у старейшин есть план эвакуации. Вряд ли они согласятся взять на борт еще одного пассажира, но у меня есть начальный козырь - спасенная мной Фиона, которая, как я понял, является крупной шишкой и дочерью крупных шишек. С ее помощью я смогу остаться в городе, а потом... Потом разберемся.
   Фионе, похоже, было все равно куда идти. Судя по всему, она все еще корила себя за то, что провалила возложенное на нее задание, оставив Луос Тресед без положенной колыбельной. Но дорогу она знала. Впрочем, я бы и сам нашел нужный путь с помощью своей интуиции, но пусть кое-какие мои секреты останутся при мне. Если то, что я почуял приближающийся косяк можно выдать за удачное стечение обстоятельств, то прогулка по незнакомым мне пещерам с уверенностью того, кто эти пещеры проектировал (а эта уверенность к тому же еще и оправдана) наверняка вызовет ненужные подозрения. Кроме того, мне хотелось, чтобы мой "козырь" поскорее пришел в себя. Хороши же мы будем, если, по прибытию в Железноград, вместо подробного описания моих подвигов (ну ладно, краткого упоминания о том, что я оказал кой-какую помощь), из уст этой прелестницы польется поток стенаний на тему "Это моя вина!" или "О, боги, мы все умрем!". Начнется паника, толчея, поиски козлов отпущения... А при моей удаче и статусе чужака долго искать не будут. Линчуют за милую душу. И плевать мне на то, что когда все утихомирится, кто-нибудь из старейшин решит, что я не так уж и виновен, и казнили меня зря. А, по словам мастера Йоды, ничто так не успокаивает, как долгие прогулки на своих двоих. И действительно, когда мы вернулись назад к первому распутью, в глазах девчонки уже было меньше мировой скорби, а через несколько часов плутаний в них снова появились тени далеко идущих комбинаций. Хм, надеюсь, она не забыла о том, что я ее спас и все еще ей нужен... На всякий случай, я поудобнее перехватил нож и сжал в кулаке кристалл-огнемет. Теперь, как только в голове этой девчонки появится хотя бы намек на мысль о том, чтобы использовать меня, как разменную монету или выполнить еще какой-нибудь, не устраивающий меня маневр, я смогу мгновенно привести свой контрдовод в виде остро заточенного куска железа или струи пламени. И это произойдет не вследствие приступа паранойи - я все время наблюдаю за ее аурой и прислушиваюсь к своей интуиции, так что все мои действия будут вполне обоснованы. Может, некоторые сочтут эти меры излишними, но слишком часто мои наниматели или спасенные мной существа готовы были ради, как они считали, великой цели обмануть, предать или даже убить несчастного и доверчивого Керрила Флейма. Кроме того, я еще в детстве прошел школу выживания в трущобах Нар-Шадаа и на всю жизнь запомнил два основных правила. Первое: некому не доверяй. Второе: друг - это враг, еще не успевший пересечься с тобой интересами, так что ни к кому не поворачивайся спиной. Второе правило я соблюдал не так уж часто. Почему-то во мне еще осталась вера в дружбу. Тем больнее осознавать, что очередной "друг" решил предать тебя... Но сейчас рядом со мной нет ни одного существа, которого я считаю достойным полного доверия. Ну и слава богам - не придется тратить время на успокоение совести. И вообще, пора устроить себе прополку морали. От этой совести больше вреда, чем пользы. Ну вот, наконец-то черные коридоры закончились, и мы оказались в огромной пещере-зале. Не то чтобы мы раньше не проходили через подобные помещения, но это выгодно отличалось от своих предшественников тремя вещами. Во-первых, зал был белым. Пол, покрытый белыми квадратными плитками, белые стены, белый потолок - и все это из чистого мрамора. После многочасового хождения по тусклым, темным коридорам, я обрадовался этому цвету, как родному. Во-вторых, выход из зала был только один, и вместо очередного пустого проема моему радостному взору предстала массивная дверь. А где дверь - там цивилизация. Была, по крайней мере. Такие двери могут стоять целые тысячелетия, несмотря на то, что стены, вокруг них уже давно превратились в пыль. И, наконец, последнее отличие - множество скульптурных произведений искусства, стоящих тут и там по всему залу. Не то, чтобы я был таким уж поклонником скульптуры, но, повторяю, после многочасового брожения по хорликсовому лабиринту даже картина с изображением собак, играющих в покер, или фарфоровая пастушка с семью слониками покажется величайшим произведением искусства, А тут все статуи были выполнены в весьма интересной и реалистичной манере. Разве что позы были довольно нелепыми. Как будто тут создавалась композиция "остров Медузы Горгоны". Хм... Действительно, как-то уж слишком реалистично эти статуи выполнены... А ну-ка, приглядимся к этим скульптурам...
   Ну, так я и знал! Эти статуи когда-то были гораздо подвижнее. Но вот угораздило бедняг наступить не на ту плиту и... Хорошо хоть, что здесь голубей нет, и потому все окаменевшие выглядят более-менее прилично. Пыль смахнуть - и хоть сейчас на выставку. И если никто по ним чем-нибудь тяжелым не тюкнет, то простоят эти ребята до скончания времен. Вот уж, действительно, способ обрести бессмертие. Хотя... Нет, бессмертием тут и не пахнет. По аурам скульптур видно, что хоть эти ребята и не нуждаются в воздухе, пище и воде, но, тем не менее, они стареют. И если чары разрушаться, то они вряд ли отряхнутся и пойдут, куда глаза глядят. Скорее, здесь возможен вариант "продолжат стоять до первого дуновения ветра, а потом рассыплются на молекулы". Ведь стоят они тут уже не одно столетие. Впрочем... Да, похоже, судьба одной из статуй (женщина в плаще с капюшоном и рукоятью кинжала в левой руке) будет не столь определенной. Хоть окаменела она сорок лет, плюс-минус четыре месяца, назад, но никакого старения и угасания жизненных сил я не увидел. Интересный феномен... А, вот в чем дело - эта хитрюга смогла подключиться к заклятью окаменения и тянет потихоньку из него энергию. Здорово, надо сказать. Этак она и вправду получит относительное бессмертие - пока в заклятье есть энергия, в каменной леди поддерживается жизнь, а когда энергия закончится, то и заклятье спадет. И, в отличие от своих соседей, эта дама сможет спокойно идти по своим делам. Если, конечно, у нее есть дела, которые можно отложить на три-четыре столетия. Раньше чары не истощатся. Нет, такой срок меня не устраивает. Посмотрим, можно ли пройти по этому полу без того, чтобы стать постоянной частью интерьера. Можно, конечно, спросить Фиону, но тогда она спросит в свою очередь, как я догадался, о том, что статуи когда-то были живыми. Нет, пусть лучше ни о чем не подозревает. А сканирование займет меньше секунды. Так, что там у нас... Хм, теперь понятно, почему Фиона не торопится идти вперед. Эту сигнализацию, наверняка, проектировал какой-нибудь маньяк, окончательно свихнувшийся на решении головоломок. На одни плиты лучше не ступать совсем, на другие нужно наступить два раза и каждый раз левой ногой, на третьих приходится вертеться волчком... Это я понял, рассмотрев, тянувшиеся от плит к двери нити. Похоже источник энергии как раз за ней. Жаль, значит отключить пол-ловушку, просто уничтожив источник энергии, не получится. А последовательность прыжков я не смог вычислить. Если бы механизм был попроще, типа стандартного "ключ-замок", я бы попробовал пройти. Но так как практически все участки пола становились безопасными только после определенного набора действий, который мне моя интуиция подсказать не могла, а совершенно "чистые" плиты находились на огромном расстоянии друг от друга... Короче, мне бы пригодились ходули или ракетный ранец. Жаль, что я не умею левитировать, как мастер Йода. Вот телекинез - это да, в моих силах, но вот полет... Нет, шансы на то, что я не вовремя потеряю концентрацию и приземлюсь на плиту-ловушку слишком высоки. А переместить Фиону к двери не получится - моей Силы хватит только на три четверти зала. Дальше я ее просто уроню. Остается только надеяться на то, что Зельдер помнит правильную комбинацию шагов, подпрыгиваний, приседаний и сальто-мортале.
   -- Ну, и чего мы стоим?
   -- Да... Сейчас... Слушай, иди-ка ты первым. - Ну ничего себе! Я ей что, подопытный кролик? На секунду у меня возникло неистребимое желание дать ей хорошего пинка, и посмотреть с какой скоростью пойдет окаменение. С трудом сдержав сей недостойный порыв, я сделал шаг назад и вежливо поклонился хиоргу.
   -- О нет, миледи, моя дорогая мамочка перевернется в гробу, если узнает, что я не пропустил даму вперед. - ну, насчет гроба я несколько преувеличил. Я клон, так что моей матерью можно считать биорезервуар, который уже лет двадцать назад как выкинули на свалку (впрочем, по настоящему времяисчислению он только что сошел с заводского конвейера). Представив себе, как эта махина ворочается в груде сломанных дроидов и свупбайков, я чуть было не расхохотался. Что делать, в последнее время мое чувство юмора несколько притупилось. Кстати, для справки, в Академии я всегда пропускал даму (то есть мою подругу Лину Каа) вперед. Особенно, когда дело касалось минных полей. У эчани и чутье было поострее и страха перед взрывами поменьше. Короче, идеальный партнер для подобных прогулок. - Кстати, позвольте узнать, чем вызвано ваше желание увидеть мою заднюю часть?
   -- Твоя задница меня интересует меньше, чем дохлый, протухший гоблин - огрызнулась Фиона. - Дело в том, что по этому залу просто так не пройдешь. Видишь эти статуи? Они так не думали и вот результат. Думаю, если бы они умели говорить, то прочли бы тебе целый трактат о том, что надо при ходьбе смотреть на что наступаешь. Поверь мне, у них было время и для осознания этой истины и для составления трактата. Практически каждая плита - ловушка, превращающая тебя в камень. А поэтому...
   -- Поэтому ты решила пустить меня вперед. Ну, огромное тебе за это спасибо. - сказал я, отвешивая девчонке еще один ироничный поклон. Девчонка иронии не поняла.
   -- Не благодари. Это самое меньшее, что я могла для тебя сделать. Я ведь видела, как ты страдаешь от своей бесполезности. - о чем это она? А, понял... Вот, значит, как она истолковала мои страдальческие гримасы, которые я корчил, когда ее чересчур заносило в описании величия оракуэнов. Причем появление гримас я не мог предотвратить - это было что-то вроде условного рефлекса, появившегося с тех пор, как я работал телохранителем Кель Т'Шангула - богатого политикана и ярого расиста. О превосходстве расы пангоутов (существ, более всего напоминающих по облику, манерам и запаху двуногих козлов), представителем которой он являлся, славный Кель мог разглагольствовать часами и в эти моменты его и без того резкий запах становился абсолютно непереносимым. Вот я и морщился. Почему я не воспользовался дыхательными фильтрами? Дело в том, что эти штучки каким-то непостижимым образом умудрялись исказить мою голографическую козлиную маску (а вы думаете, этот расист согласился бы взять себе в телохранители низшее существо?), превращая ее в нечто непотребное. Вот и приходилось терпеть и морщиться. Слава богам, среди пангоутов наморщенный нос был сродни людским аплодисментам, так что среди окружения Т'Шанкура я слыл самым верным и преданным приверженцем его идей. Старый козел даже наградил меня орденом Почетного Каприкона - рубиновой козлиной головой в золотом круге шириной с тарелку, которой положено было гордо висеть на золотой же цепи на моей груди. Вроде эта штуковина все еще лежит где-то у меня на Изгнаннике. Но вернемся к нашим баранам. То есть хиоргам, считавшим, что я буду просто счастлив, превратившись в камень во имя процветания Железнограда. И хоть как-то неудобно ее в этом разубеждать, но все-таки...
   -- Хм, а ты точно не знаешь безопасный путь по этим плитам? - на всякий случай спросил я.
   -- Знала, но потом появилась эта тварь. - с этими словами Фиона махнула рукой в сторону уже отмеченной мной каменной дамы. - Пыталась просочиться в город через заднюю дверь, разумеется, попалась в ловушку, но напоследок умудрилась спутать все нити. Теперь никто точно не знает по каким плитам и каким образом можно идти, чтобы не пополнить коллекцию статуй. Думаю, только эта гадина и знала нужную комбинацию.
   -- Почему знала?
   -- Она окаменела сорок лет назад. Ни один организм не выдержит столько. Даже если чары разрушатся, она сможет что-нибудь поведать только с помощью некроманта.
   -- Некроманта, говоришь? Нет, я так не думаю... - пробормотал я. Эта статуя становится для меня все ценнее и ценнее. Слишком много она знает. Кроме того, мне нравится ее стиль. - Слушай, а ты можешь снять с нее чары?
   -- Нет, не могу. И никто не может, кроме Квирла Ридлера, Хранителя Ключей. Он, кстати и создал этот зал. - так, похоже мой счет к старейшинам оракуэнам начинает расти. - А зачем тебе это?
   -- Сейчас увидишь... - хм, кажется, я знаю способ вернуть румянец каменным щекам. Правда это касается только этой дамы, но большего мне и не надо. Если я правильно разобрался в структуре нитей, то... Ладно, хватит прикидывать и рассчитывать. Пора заняться микрохирургией. Итак, первый удар нанесем по нити заклятья. Есть! А теперь действуем в ускоренном темпе. Если бы нить истончилась сама по себе, то это бы никак не отразилось на здоровье статуи, но если нить перерезать, как это сделал я, то эффект подобен обрыву пуповины. Энергия начала вытекать и из пола и из статуи. Вскоре должна была образоваться естественная "заплата", но вот как скоро - это зависит только от самой зачарованной. В любом случае, в ее положении, потеря даже ничтожной доли энергии эквивалентна потере нескольких лет жизни. Не то, чтобы меня это особенно волновало - вытянуть нужные и точные ответы я смог бы и из страдающей склерозом и слабоумием столетней старухи, но тут было дело принципа и привычка доделывать дело до конца. Именно поэтому, я пустил через кристалл тончайший луч Силы, который должен был "подкармливать" статую, до образования "заплаты". К чести каменной леди, течь ликвидировалась через считанные секунды. А она сильна... Очень сильна...
   Пробужденная от каменного сна дама зевнула, потянулась, как кошка, и посмотрела на меня. Да... Она великолепна... И дело даже не во внешности. Вряд ли ее можно назвать красивой в общепринятом смысле. Когда я говорил о своем намерении вернуть румянец ее щекам, то не подозревал, что на этом лице яркие краски не появлялись еще с появления его обладателя на свет. Проще говоря, природный цвет бывшей мраморной статуи не слишком уж отличался от цвета самой статуи. Еще проще - дама была бледнее Смерти. Смерть, говорят, отличает благородная желтизна скелета. Черты лица правильные. Пожалуй, даже слишком правильные и какие-то незапоминающиеся. Про таких говорят "увидишь, и через мгновение забудешь". Про телосложение ничего сказать не могу - под таким балахоном могла скрываться и фигуристая дама среднего роста и плоский карлик на ходулях. "Вроде бы ничего особенного" - скажете вы. Что ж, я тоже придерживался этого мнения. Пару долей секунды. Пока не посмотрел ей в глаза.
   О, это были не просто глаза. Это были ГЛАЗА. Особенно меня поразил их цвет. Его можно было назвать черным с золотой искрой - мой любимый оттенок. Когда я посмотрел в эти глаза, мне вдруг показалось, что я рассматриваю карту вселенной со всеми ее звездами, планетами и галактиками. Поразительное зрелище, скажу я вам. Но больше радужки меня удивили зрачки. На первый взгляд ничего особенного - обыкновенные черные кругляши, отражающие все, на что смотрит его хозяин. Но если вглядеться в них повнимательнее, то создастся впечатление того, что ты смотришь на матовую поверхность. Но это не так. Вглядевшись в эти две точки еще пристальнее, я понял, что эти зрачки отражают не только меня в данный момент, но также меня в прошлом, будущем и все это одновременно. От этого зрелища у меня закружилась голова. Я почувствовал себя одновременно меньше мельчайшего из атомов и больше самой вселенной. Удивительное ощущение... Что ж, теперь я знаю, что такое поистине колдовской взгляд. Если эта дама не имеет ничего общего с магией, то я готов съесть собственные ботинки (удовольствие ниже среднего - я не чистил их с позапрошлого года). Но удивительнее было другое: эта дама как будто узнала меня. Или приняла за кого-то другого. Как иначе объяснить то, что она поклонилась мне и сказала следующие слова?
   -- Благодарю за освобождение, сшелл. Приказывай, я к твоим услугам.
   -- Что? - нет, она действительно меня с кем-то спутала. - О чем это ты? Что за сшелл?
   -- Да, теперь я вижу... Кто-то забрал большую часть твоей силы, и твое пробуждение не так, как нужно. Неужели ты ничего не помнишь? - мне кажется, или она говорит загадками? Стоп. Откуда она узнала про отобранную силу? Да и эти слова про пробуждение... В последнее время во мне пробудилось только одно - загадочный голос-провокатор. Неужели она говорит о нем? - Но, так или иначе я, Ксандра Фэмин, готова служить тебе и приложить все силы, дабы ты, сшелл, выполнил свое предназначение. - о, вот и слово, от которого меня уже корежит: "предназначение". О, боги, когда же все это кончится? Неужели я снова вляпался в очередную вашу шахматную партию, где мне давным-давно припасено вакантное место пешки? Нет, вряд ли: судя по тому, что я знаю о богах, самая "высокоинтеллектуальная" игра в их кругу - монополия, причем у каждого бога спрятана в рукаве дюжина "специальных" кубиков. Обычно в девятимерный театр марионеток с применением многоходовых комбинаций любят играть сами люди. Ладно, хватит стенать и жаловаться на тяжелую судьбину. Если я отсюда не выберусь в ближайшее время, то тогда у меня появятся еще более весомые причины для жалоб. Впрочем, быть может превратиться в кусок адаманта не так уж и плохо? Стоишь себе, ничего не делаешь, только века считаешь. Одна беда - рано или поздно заявится какой-нибудь умник с большими амбициями и еще большим буром. Нет, это мне не нравится. Я щекотки боюсь.
   -- Ладно, Ксандра, я согласен принять твою помощь. - звучит, вроде, вполне нейтрально. А то еще непонятно каков мой нынешний статус в ее глазах. По словам, я ее повелитель, но вот по интонациям... По интонациям выходило, что я для Ксандры - несмышленыш, которого нужно защищать и опекать. Что-то наподобие отношений принца-ребенка и регента: регент утверждает, что повинуется монаршей воле, но только попробуй приказать ему что-либо большее чем лишняя порция десерта. - А теперь скажи мне, как пройти к выходу.
   -- Что, так сразу и без подготовки? - усмехнулась Фэмин. - Извини, сшелл, но если бы я знала, как пройти до двери, то не стояла бы тут.
   -- Не притворяйся! Ты спутала нити заклятья, значит, ты знаешь, как именно изменилась система заклинаний! - вмешалась Фиона.
   -- Милая, ты, как и остальные зеленошкурые, прекрасно знаешь, что ломать гораздо легче, чем строить. То, что я перемешала вашу драгоценную колоду, отнюдь не значит, что я знаю нынешнюю комбинацию. Ну, может быть, пару карт снизу я помню, но большего сказать не могу. Кроме того, знай я как пройти, то не стояла бы здесь истуканом последние четыре десятилетия.
   -- О чем это ты?
   -- В первый раз я окаменела, когда пыталась пройти в этот чертов город. Идиотская случайность - подвернула ногу и наступила на плиту-ловушку. Я пыталась остановить процесс и уничтожить эти чара, но не успела - процесс окаменения был практически мгновенным. А мое незаконченное заклятье смогло лишь сместить нити-активаторы. Я простояла тут целую неделю, а потом появился этот гад, зовущий себя Квирлом Риддлером. Он перенес меня в Железноград, расколдовал, а потом устроил мне незабываемый месяц в пыточной камере. По его словам, первые три дня были наказанием за то, что я попыталась проникнуть в Железноград, следующие три - за то, что я испортила его любимую игрушку, смешав нити, а оставшаяся часть месяца была для выяснения у меня нужного пути (он тоже думал, что я знаю новое местоположение активаторов) и для его собственного развлечения. Потом я ему надоела, и он предложил мне сделку - я должна сама найти безопасный путь от пещер до задней двери и тогда он подарит мне шанс на спасение. У меня будет лишь три попытки, и если я окаменею в третий раз, то он оставит меня такой на сто лет. А к окончанию этого срока он придет, и будет наслаждаться зрелищем превращения меня в кучку праха. Думаю, его интересовало ни сколько нахождение пути - по этой дороге давно никто не ходил (именно поэтому я ее и выбрала), сколько мои тщетные попытки пробиться к выходу. Впрочем, он сказал, что если я захочу прекратить все это, то он готов предоставить мне эту возможность. Он отдал мне мой кинжал... А потом я потеряла сознание и очнулась здесь. Уйти через хорликсовые коридоры я не могла - выход преграждало силовое поле. Так что я могла идти только вперед. Я точно знала лишь начало пути и решила рискнуть. Но я прошла лишь половину зала и превратилась в камень. Через несколько часов этот ублюдок снова перенес меня на первую клетку и расколдовал. Я бы с удовольствием вонзила мой пэйндаггер ему в глотку, но Риддлер проделал все это на расстоянии. Его даже не было в зале. Был только его голос и мерзкий смех... Смех... Он выводил меня из себя... Я дошла до последней отметки и снова попыталась разгадать измененный алгоритм ключника, но... Безуспешно. Я снова окаменела. Когда я поняла, что осталась последняя попытка, то поняла, что не смогу дойти до выхода стандартным способом. Я попыталась уничтожить источник энергии, но он был слишком далеко. И тогда я решила сделать то, чего этот ублюдок никак не мог ожидать. Я шагнула на плиту-ловушку, но сначала сплела свое маленькое заклятье-подпитку. Оно не требовало ни энергии, ни умения - даже начинающий ученик мага первым делом учится подключаться к различным силовым линиям. А тут этих линий было более чем достаточно. Я решила подождать. Сто лет не такой уж большой срок, если ты состоишь на полном энергообеспечении. И когда Риддлер расколдовал бы меня, то он бы получил не кучку праха, а меня в полной боевой готовности, да еще и с оружием. Как бы я тогда посмеялась... Но ваше появление тоже меня устраивает. Честно говоря, я и не подозревала, что сорокалетнее простаивание на одном месте будет до такой степени скучным...
   -- Проклятье, да ты, оказывается, абсолютно бесполезна! - прервала Ксандру хиорг. - Мне надоела твоя болтовня! Ты не знаешь нужный маршрут, так что заткнись и не мешай мне думать!
   -- Знаешь, детка, ты бы поучилась хорошим манерам. - угрожающе протянула Фэмин. - Пригодится в ближайшем будущем.
   -- Да ну? Ты мне никак угрожаешь? И что же ты мне можешь сделать, жалкая неудачница? - и чего это Фиона так разбушевалась? Не понимаю...
   -- Детка, я тебя предупреждала. - с этими словами Ксандра направила на хиорга рукоять кинжала и из него вылетело нечто вроде зеленой молнии. Молния попала Фионе в грудь и в ту же секунду хиорг упала и забилась в мучительных судорогах.
   -- Что ты с ней сделала? - поинтересовался я.
   -- Немного боли - это лучший стимул для нерадивой ученицы. - ответила Ксандра. - через несколько секунд боль утихнет, но память останется надолго. Теперь эта дурочка трижды подумает, перед тем как откроет рот. Или сшелл, ты что-то имеешь против?
   -- Отнюдь. Девчонка получила по заслугам. Глупо хамить, если нет стопроцентной уверенности, что хамство останется безнаказанным. Кроме того, ты сама сказала, что это скоро пройдет. Меня сейчас больше интересует твой кинжал. Что это такое?
   -- Пэйндаггер? Твое творение, сшелл. Ты создал его во время своего предпоследнего воплощения. Тогда же ты основал наш Орден. Разве ты не помнишь?
   -- Нет, не помню. Что за Орден?
   -- Орден Мойр, разумеется. Прости, сшелл, я снова забыла о том, что твоя память еще не восстановилась. Когда мы выберемся отсюда, я все тебе объясню. А теперь берем эту девчонку и идем отсюда. С ней мы можем войти в Жеделезноград и с парадного входа.
   -- С парадного не получится. Дороги нет, вместо нее стена из адаманта. Поэтому мы и пришли сюда. Кроме того, у нас не так уж много времени скоро здесь будет полно камнесельди. Поэтому-то я тебя и разбудил.
   -- Так, похоже, я вернулась туда, откуда начала. И до источника все также далеко. И что ты предлагаешь? Может девчонка сгодится на роль канарейки в шахте...
   -- Только попробуй... - прохрипела хиорг, медленно поднимаясь с пола. - Я, Фиона Зельдер, уничтожу тебя, поганая лгунья...
   -- Кажется, до нее все очень медленно доходит - фыркнула Ксандра, посылая в Зельдер еще одну молнию.
   -- Воистину так, - согласно кивнул я. - Только не перебарщивай - мне эта девчонка нужна живой и, по возможности, с остатками благодарности за спасение. - с чего это я так разоткровенничался? Все просто - Ксандра тоже рассматривает хиорга как еще один козырь, а сама Фиона сейчас от боли ничего не слышит. Это я могу утверждать, как эксперт - когда-то я попал под действие подобного заклятья. На пару секунд начисто переклинивает все пять чувств.
   -- Не беспокойся, сшелл. У меня есть в запасе кой-какие чары. - усмехнулась ведьма. - Когда мы попадем в Железноград, то девчонка будет считать нас своими лучшими друзьями. Недолго, всего лишь пару часов, но ведь тебе, Разрушитель этого вполне хватит. Не так ли?
   -- Так, за вычетом титула "Разрушитель". А с чего это она вообще так на тебя ополчилась?
   -- Видно ей не понравилось то, что я сказала о ее женихе.
   -- Каком женихе? Неужели Риддлер...
   -- Точно. Хранитель ключей и Фиона Зельдер помолвлены с рождения. Вернее, с рождения Фионы. Но это неважно.
   -- Согласен. Слушай, а твоя молния сможет выбить дверь?
   -- Нет. Только пройти сквозь нее. Если бы дверь была органической, как и источник, то не было бы никаких проблем, но...
   -- Стоп. А при чем тут органика?
   -- Все мои заклятья обладают "живой" спецификой. То есть они проходят сквозь любую неорганическую преграду, не причиняя ей никакого вреда. А вот последствия попадания оных в существ из плоти и крови ты уже видел. У меня, конечно, есть чары для неорганики, но в данном случае они бесполезны.
   -- Хм... А что ты имела в виду, когда говорила, что источник слишком далеко?
   -- То и имела. Продвинься я еще хоть на десяток плит, то смогла бы обстрелять источник, перегрузить его, а потом просто выбить дверь. Но, как я поняла, жертвовать девчонкой в наши планы не входит, жертвовать тобой я не могу, а самой обращаться в камень всего лишь через пару минут после раскаменения ну совсем не тянет. Так что способ "Фатима на минном поле" придется исключить, а по-другому пробраться к нужной отметке я не могу.
   -- Зато я могу тебя туда доставить. Сколько ты весишь?
   -- Пятьдесят семь с половиной килограммов, а что?
   -- Годится. Повернись лицом к двери и приготовь свой пэйндаггер или как ты там его называешь. Сейчас я тебя приближу.
   -- Эй, что это ты задумал? - и тут она поднялась в воздух. Невысоко, сантиметров на десять, но этого вполне хватило. И если вы думаете, что это была самопроизвольная левитация, что ж, вы ошиблись. Уф, я, кажется, переоценил свои силы... Тяжеловато... Хорошо хоть она точно назвала свой вес... Впрочем, последнее не было чем-то из ряда вон выходящим: все чародеи предпочитали знать свои точные параметры и пользоваться только ими. А то одна маленькая ошибка в расчетах и фраза "одна нога здесь, другая там" будет уже не просто фигурой речи. Ладно, сосредоточимся на телекинезе... Приблизим ее немного к двери... Еще немного... Хаттская задница, еще полметра и я не смогу ее удержать...
   -- Стоп! Достаточно! - крикнула Ксандра, и тут же из рукояти ее пэйндаггера вырвался целый десяток зеленых молний. Тут же за дверью раздался дикий вой. Вскоре вой сменился хрипом, а потом и хрип затих. Как только это произошло плиты пола из мраморно-белых стали серыми, а заклятье окаменения исчезло. Теперь можно было идти прямо к выходу. Точнее, не совсем прямо. Прямизну траектории нарушали кучки праха, в которые превратились бывшие статуи, и которые я предпочитал обходить. Не топтать останки - это единственное что я мог сделать для этих покойников-неудачников (действительно, если этих ребят угораздило попасть в такое положение, то тогда их вторым именем могла быть Удача, только если первым было Не). Да и запачкать ботинки иссохшей мертвечиной мне совсем не хотелось. Подойдя к двери, я активировал огненный кристалл, и через минуту в ней появилась дыра в человеческий рост с оплавленными краями. Пока я делал для нас проход, Фэмин обрабатывала разум хиорга. Когда она закончила, Фиона улыбалась и смотрела на нас, как принцесса на рыцаря с громадным достоинством, только что спасшим ее от заточения в монастырь Пречистых Дев, причем наиболее приятным для обеих сторон способом. По ней было видно, что она подтвердит все, что мы скажем, и еще полчаса будет описывать мой героизм и мудрость Ксандры. Мда, похоже, Фэмин переборщила. Впрочем, она тут же исправила свою ошибку. Теперь Зельдер стала больше похожа на себя. Разумеется, нужные нам гипноустановки остались. И вот наша компания наконец-то вступила в Железноград.
   Ну, сначала мы прошли через аналог прихожей - еще один зал, поменьше первого, в середине которого стояла какая-то махина из металла и плоти. Махина дымилась. Похоже, это и был тот самый источник энергии для заклятья окаменения. Надеюсь, здесь хоть сигнализации нет. Впрочем, сия надежда более чем тщетна - судя по тому, что я услышал о Риддлере, он, даже ложась спать, привязывает ботинки к ногам, чтобы не украли. И пусть то, что происходит вне города его не касается, но вот в пределах Железнограда у него, так сказать, все под контролем. Поэтому-то, я не особо удивился, когда на выходе из прихожей нам преградили дорогу три голема (помельче, чем на поверхности, но, все равно, устрашающие) и киборг. У последнего было три механические паучьи ноги и шесть рук, две из которых заканчивались прозрачными цилиндрами. В цилиндрах же были закреплены кристаллы - копии того, что был зажат у меня в кулаке. Остальные руки были трехпалыми с бритвенно-острыми когтями. Там где полагалось находиться верхней части лица, была дикая смесь из линз и проводов. Короче, милашка. И он был здесь за главного.
   -- Внимание, чужеземцы. Вы незаконным образом проникли на территорию Железнограда и подлежите задержанию. Немедленно остановитесь, разведите ноги и положите руки на затылок. В случае сопротивления я вынужден буду прибегнуть к силе... - странно, вроде нижняя часть лица синта осталась человеческой, но голос его звучит как из испорченного динамика. Да и набор интонаций оставляет желать лучшего. Похоже, при киборгизации бедолаге оставили только одну тональность - серую, без эмоций, как у дроида-налоговика.
   -- Ты что, страж, совсем ослеп?! - крикнула, удивленная таким приемом Фиона. - Как ты смеешь так обращаться с хиоргом?!
   -- Ты не хиорг.
   -- Что?!! Я - Фиона Зельдер, хиорг и невеста Хранителя Ключей!!!
   -- Это не так. Фиона Зельдер погибла несколько часов назад от руки неизвестного Флэша. Это подтвердила хиорг Джин Зельдер. Объявлен траур. Следовательно, ты не хиорг Фиона.
   -- А кто же я тогда, по-твоему?!!
   -- Недостаточно информации. Предположение: ты - порождение Луос Тресед, посланное сюда с неизвестной целью. Предписанная реакция: арест, в случае сопротивления - уничтожение.
   -- А... Но... - похоже, девчонка в шоке. Да, положение не из самых удачных. И что же делать? Нет, представителя Железной Гвардии я могу испепелить за пару секунд, но вот что делать с големами? Адамант термостойкий до ужаса, так что пламя из моего кристалла эти громилы даже не заметят. А попытаться как-нибудь воздействовать на них Силой... Не, не получится. Будь они дроидами или другими агрегатами с электронной начинкой, то спутать им настройки было бы проще простого. Но функционируют-то они с помощью магии, да еще и адамантовая оболочка любое Силовое воздействие мгновенно сводит на нет. В общем, попал по полной... Но тут вмешалась Фэмин. Она вдруг выхватила из рукавов два черных диска, метнула их в големов, а сама отпрыгнула назад, прикрывшись Фионой как щитом. И все за ничтожные доли секунды, так что не только я, но и сами големы не успели отреагировать. Что ж, ловко, но какой в этом прок? Ни одно оружие такого калибра не способно пробить адамантовую броню... Потом я понял, что эти штуки и не должны ничего пробивать. Где-то на середине траектории диски разделились еще на два кругляша каждый. Тут же векторы направления снарядов изменилось, да так, что в конце пути два черных снаряда зависли над макушками адамантовых махин, а оставшиеся приземлились у них под ногами. А потом диски взяли и увеличились в диаметре, превратившись в... черные дыры, куда успешно ухнули големы. Но этим дело не ограничилось. Через мгновение оба амбала выпали из верхней дыры. Ну и, разумеется, снова упали в нижнюю. А потом снова выпали из верхней, но уже с чуть большей скоростью. И так раз за разом. За это время я расплавил у синта пять рук и две ноги. Еще один выстрел - и киборг превратится в груду шлака. Я уже поднял кристалл, но тут меня остановила Ксандра. Да, правильно, из этого месива плоти и железа еще можно вытянуть немного полезной информации. Я попытался проникнуть в разум железного гада, но неожиданно наткнулся на мощный ментальный блок. Не им, кстати, созданный. И рисунок плетения очень знакомый... Так и есть - блок киборгу поставил Хранитель Ключей. Мда, я уже начинаю уважать этого парня. Быть в каждой дырке затычкой - это, знаете ли, уметь надо. Жаль, что пробить этот хаттский блок я могу только с головой гвардейца. А с раскроенным черепом от него, как от "языка" будет еще меньше пользы. Уже то хорошо, что этот хмырь не самоуничтожился (механизм самоликвидации я успел вовремя отключить). Но если я начну вскрывать его щит, то он может откинуть клешни до того, как мы получим нужную информацию. В частности, о последних приказах, касающихся эвакуации, если, конечно, ее объявили. Видя мои сомнения, Ксандра предложила свои услуги в плане допроса. Что ж, почему бы и нет?
   -- Итак, приятель. - начала Фэмин. - Ты можешь правдиво ответить на наши вопросы, и мы подарим тебе легкую, мгновенную смерть или ты можешь поиграть в героя и получить смерть не столь быструю и отнюдь не безболезненную. - В ответ пленник выдал тираду, от которой у выпускниц института благородных девиц свернулись бы в трубочку не только уши, но и все остальные выступающие части тела. Эх, жаль нет диктофона - такую речь надо бы сохранить для будущих поколений сквернословов.
   -- Что ж, не говори потом, что у тебя не было выбора. - усмехнулась Ксандра и вытащила свой кинжал. На этот раз она не стреляла молниями, а просто отрастила длинное, зеленое, полупрозрачное лезвие, которое воткнула киборгу в грудь. Ну и ну... И как она собирается получать информацию от трупа? Она что еще и некромант? Но нет, несмотря на полуметровое лезвие в сердце, помирать адепт Гармонии Гаджета и не собирался. Нет, сначала его корчи и вправду напоминали агонию, но когда Фэмин вытащила кинжал, на его теле не было ран. Ну, то есть колотых ран. Кроме того, покойники так не ругаются. И снова я пожалел об отсутствии диктофона. Оказывается, боль стимулирует воображение. По крайней мере, две позы, в которых синт пожелал оказаться Ксандре, я смогу представить только после суточного изучения анатомического словаря. Пробормотав что-то вроде "слишком низкий болевой порог" Ксандра, нажала на один из выступов на рукояти пэйндаггера (цвет лезвия стал более насыщенным) и снова вонзила его в гвардейца. На этот раз, корчи были еще интенсивнее, а когда Фимэн прекратила пытку, информация полилась рекой. Кое-что было ложью, но после того, как я ясно дал понять пленнику, что чувствую, когда он начинает вешать нам на уши различные хлебобулочные изделия, а Ксандра дала понять еще яснее, что она с ним сделает, если он попробует снова обмануть нас, киборг стал говорить одну только правду. Прямо, как будто ему Библией по башке врезали (это присяга такая у ортодоксов с Периферии). Вскоре мы получили полное описание всех постов, количества солдат, их боевых характеристик и т.д. Напоследок, синт дал нам минидиск, на котором были записаны все коды, которые понадобятся нам, чтобы беспрепятственно ходить почти по всему Железнограду. Недоступными оставались только отделы с повышенной секретностью и центр управления стоунхеррингами. Впрочем, он в любом случае закрыт для всех, кроме Хранителя Ключей. Все процессы автоматизированы, а вручную можно ввести только команды управления дезинтеграторами. Так что центр управления старейшины откроют только тогда, когда будут сворачивать эксперимент.
   Ну да ладно. Главное, что мы теперь точно знаем путь до... Вот с "до" у нас вышло небольшое противоречие. Фиона желала попасть в Зал Старейшин, дабы всем доказать, что она - это она, а вовсе не призрак или порождение Луос Тресед. Что ж, достойная цель, только вот как ее достичь - я не знаю. Мало того, у меня создалось впечатление, что и сама Фиона понятия не имеет, как она всем докажет, что она "не верблюд". Порождения Луос Тресед отличались от живых существ только тем, что их невозможно было навсегда уничтожить. Бей, режь, сжигай - все равно через пару дней объявится монстр живой и невредимый. Единственное, что спасало Железноград, так это то, что сны разума пустыни были по своей природе а) нестабильными (то есть исчезали сами через пару дней после появления) и б) легко отвлекающимися на всякие мелочи. Так что единственное весомое доказательство своей правоты, которое могла предоставить Зельдер была ее окончательная и бесповоротная смерть. Типа, если через пару дней после казни она все-таки не вернется к жизни, то тогда ее можно считать невинной жертвой. Все рыдают и стенают (хотя трупу от этого ни тепло, ни холодно). Ксандра нацелилась в противоположную сторону - к дому Хранителя Ключей. Во-первых, она была не прочь посчитаться с Риддлером за сорок лет простаивания на одном месте, а во-вторых... Во-вторых, она преследовала еще какую-то свою цель. Какую не знаю - я лишь отметил в ауре Фэмин ее наличие. Я же предпочитал заскочить на продуктовый склад, запастись продовольствием для долгого пути по пустыне, подняться на поверхность и валить отсюда, пока Железноград не превратился в кусок породы. Впрочем, потом мои планы изменились - я узнал, что в одном из отсеков этого уровня есть несколько телепортов, с помощью которых мы можем попасть в одну из семи хижин хиоргов. От них до границы максимум четыре дня пешего хода. Лучше, чем прямиком из города, но припасы все равно понадобятся. На помощь со стороны старейшин, как видно, рассчитывать не приходится - единственный рычаг воздействия на них (то есть Фиона) в данный момент бесполезен, так что придется все делать без согласия хозяев. Что ж, может, это и к лучшему - не люблю просить. Удобнее выиграть, украсть или, на худой конец, отобрать силой. Все это, конечно, сопряжено с определенным риском, но... Рисковать мне нравится гораздо больше чем попрошайничать. Проблема только в том, что продуктовые склады охраняются гораздо лучше, чем те же старейшины. Кроме того, попасть туда можно только двумя способами: либо запастись взрывчаткой и снести к хаттской матери дверь (а вы думали, главная проблема в охране? Хатта жирного - основным препятствием является адамантовая дверь в метр толщиной) или пойти за ключом к... Угадайте с трех раз. Правильно - к Хранителю Ключей. Взрывчатки у меня нет, так что придется переться к Риддлеру. Заодно и Ксандра перестанет так задумчиво на меня коситься. А то с нее станется приложить чем-нибудь тяжелым меня по затылку и наведаться к пресловутому ключнику без меня. Фиона тоже не возражала против выбранного маршрута. Видимо решила, что перво-наперво надо убедить в своей подлинности именно жениха. А все остальное приложится.
   Перед тем, как отправиться к Риддлеру, Ксандра снова соединила, уменьшила и спрятала в рукавах парные дыры (с големами внутри, разумеется). Сказала, что пригодятся. По мне ей просто жаль было бросать две глыбы адаманта. Правда летящих с огромной скоростью (когда Фэмин соединяла дыры, големы падали со скоростью... Скоростью четырехтонного груза, сброшенного со стоэтажного небоскреба), так что их не вытащишь.
   До места, где обитал Хранитель Ключей, мы добрались практически без приключений. Расположение постов мы знали, а в плане неожиданного нападения и нейтрализации мы с Фэмин были профессионалами. Слава богам, големы нам по пути не попадались. Только адепты Гармонии Гаджета, которых Ксандра мгновенно выводила из строя. А если киборгов было слишком много, в дело вступал я. Тут, кстати, я позволил себе некоторые вариации: на кого что-нибудь тяжелое уроню, кому контакты перемкну, кому Силой галлюцинации навею. Последнее мне нравилось больше всего. Потешно было наблюдать за тем, как куча киборгов гоняется за голубым песцом, ездящим по стенам на одноколесном велосипеде и орущим, что он сейчас придет и наступит. А перед этим я заставлял их системы связи подавать сигнал, что все спокойно. Так можно было избежать появления ненужного подкрепления. Ну вот, наконец-то, мы у входа в апартаменты Квирла. Фиона набирает код доступа, мы входим и... И видим, что хозяина квартирки и след простыл. Что за ерунда? Он же, по словам плененного киборга, последние тридцать лет и носа не высовывает из своей берлоги. Что же заставило его сняться с места?
   -- Слушай, а мы не ошиблись дверью? - глупый вопрос, но вдруг. Этих дверей много и все они одинаковые. Может, свернули не туда, а Риддлер живет в другом корпусе? Ах, мечты-мечты... Придется снова его искать.
   -- Ты что, издеваешься? - взвилась Фиона. - Уж кто-кто, а я точно знаю, где живет мой жених!
   -- Здорово. А если ты знаешь его настоящее местоположение, то будет еще лучше. Может он узнал, что ты жива и решил смыться по-быстрому? - мда, похоже, Фимэн явно не в восторге от того, что ее встреча с ключником снова откладывается. А у Зельдер, вообще, привычный мир дает трещину за трещиной. Надо же - Риддлер, и вышел из своих покоев! Легче поверить в то, что свиньи летают. Короче, если я сейчас не вмешаюсь, дамы устроят между собой драку. Для снятия стресса. Хотя... Не, если я вмешаюсь, будет еще хуже. Для меня, по крайней мере. Всякий раз, когда я пытаюсь примирить особей женского пола, эти особи мгновенно объединяются против меня и с криком "Не лезь в наши дела!" пытаются использовать меня как боксерскую грушу. Так что пусть они друг с другом разбираются сами, а я присоединюсь к выжившей. Фигурально выражаясь. Кроме того, я уже опоздал - ссора перешла в "активную" фазу типа "Дура - сама дура - от дуры слышу". Что ж, пусть "дискутируют", а я пока попробую провести один небольшой опыт.
   Ввожу себя в состояние транса. Теперь подключаем глаз лича и начинаем ловить следы ауры. Прибавим мощности... Получилось! Теперь я вижу след ауры Хранителя Ключей с такой четкостью, что могу с точностью сказать, что он делал за сутки до нашего визита. Впрочем, меня больше заинтересовали последние несколько часов. Как раз тогда в комнате начались волнения.
   Последние годы Риддлер "проходил" по одному и тому же маршруту: спальня, столовая, рабочий кабинет, спальня. Но сегодня упорядоченный цикл был нарушен. Я увидел, как сгусток желтых и оранжевых линий (аура Квирла) переместился к экрану видеофона (он же рабочий компьютер), потом вдруг потемнел и заметался из стороны в сторону. Похоже, Хранитель Ключей был очень обеспокоен пришедшей новостью. Думаю, это было известие о смерти Фионы. Потом он, вроде как успокоился, но час назад был взбудоражен еще одним сообщением. Каким - не знаю, но после получения оного, ключник, не теряя ни минуты, вышел из своих апартаментов и направился в неизвестном мне направлении. Впрочем, направление мы сейчас выясним. Я подошел к видеофону. Какая там комбинация включения? Хаттская задница, по ауре не поймешь, так что придется интуитивно... Готово. А теперь прокрутим последнее сообщение.
   На экране появилось лицо пожилого оракуэна (лет девятьсот, не меньше). Чем-то этот старик похож на Фиону... А, неважно, послушаем, что он говорит. Если бы только девчонки замолчали... О, нате вам - действительно замолкли. Фиона все-таки довела Ксандру до того, что она снова кольнула хиорга пэйндаггером. А сама Ксандра, увидев, что я смог влезть в файлы Риддлера, вообще обо всем забыла. Вытащила из рукава какую-то штуку, наподобие резиновой пиявки и пришлепнула ее прямо в угол экрана. Как она потом объяснила, эта пиявка была сложнейшим биомеханизмом, способным вытянуть и скопировать информацию из любого компьютера, если, конечно, он включен. Такими штуками были оснащены все шпионы экстра-класса, так что именно поэтому самый навороченный пароль стоял на команде "вкл". Похоже, информация с компа Риддлера и была основной целью Ксандры Фэмин. Что ж, хоть кто-то получил то, что хотел. А теперь сосредоточимся на том, что говорит оракуэн на экране.
   -- Хранитель Риддлер, положение становится критическим. Убиты шесть из семи хиоргов, Джин не сможет долго продержаться. Совет решил, что пора прибегнуть к плану Д-35. Ждем вас в пункте контроля стоунхеррингов. С активатором. Поторопитесь. - Так, по мне, тут больше вопросов, чем ответов. В чем состоит план Д-35? Что за активатор? Думаю, только один человек сможет мне это объяснить. Вернее, оракуэна по имени Фиона Зельдер. Обращусь-ка я к ней за разъяснениями. Она как раз очухалась и Ксандра закончила подчищать ей память.
   Итак, в переводе на общечеловеческий язык план Д-35 означал призыв всех косяков камнесельди и уничтожение их всех с помощью одновременного залпа из всех дезинтеграторов. Так как возможные последствия сего действа были известны, то план был разработан на случай критического понижения числа хиоргов, вкупе с наступлением срока окончания эксперимента. Старейшины решили поступить по принципу "не можешь контролировать - уничтожь", избавившись одним ударом и от опасности превратиться по чьему-то недосмотру в кусок адаманта, и от снов разума Луос Тресед, и от необходимости рисковать своими детьми. Как-никак, все материализованные кошмары и гибель хиоргов-оракуэн были, так сказать, на совести камнесельди. Не было бы так много косяков, не было бы так много монстров. Разумеется, этот план не мог быть осуществлен во время проведения эксперимента, и одновременная активация всех дезинтеграторов могла привести к перегрузке и уничтожению города со всеми его обитателями, но сейчас, когда до окончания опыта остались считанные недели, старейшины посчитали что можно пойти на риск. Вероятность же перегрузки, по их мнению, была снижена до минимума. Была создана специальная программа, с точностью рассчитывающая нужное для безопасного выстрела количество энергии и ключ-активатор, запускающий эту программу. Подачу энергии для дезинтеграторов можно было обеспечить только с согласия совета старейшин. Вообще-то именно старейшины и запускали механизм включения источника энергии. Кроме того, в данном процессе участвовала и хиорг. Она должна следить за перемещениями косяков и докладывать Хранителю об их местоположении. При достижении определенной отметки Риддлер запускал дезинтеграторы. Без хиорга шансы на "эластичный возврат" возрастали в несколько десятков раз.
   Выходит, камнесельдь все-таки исчезнет с лица земли. Что ж, одной проблемой меньше. Остается только подстеречь Риддлера, когда он будет возвращаться в свои покои, отобрать у него ключ от склада и сваливать. Только вот что-то в этой истории кажется мне чересчур подозрительным... О, вот что: единственный-то хиорг - это Фиона. А Джин, как мы уже выяснили - монстр, цель которого, по его словам, освободить Луос Тресед, что бы это ни означало. И он же будет сейчас командовать процессом уничтожения камнесельди, хотя он, по идее, должен, как Флэш, наоборот, этих рыбок защищать. Видны нестыковки? Вот и мне видны... Хаттская задница, да мы не только рискуем не дождаться Риддлера, но и можем оказаться в эпицентре (ну или почти в эпицентре) какой-нибудь гадости. И что же делать?
   Мнения снова разделились. Фиона рвалась спасать своего суженого, Ксандре было все равно - задание она выполнила, а месть могла и подождать. Я же хотел сохранить в целости свою шкуру. Знал бы, чем это все обернется - пошел бы прямиком в пустыню. Там у меня было бы больше шансов выжить. Но делать нечего - теперь все дороги ведут в пункт контроля стоунхеррингов. Там и Риддлер, и его ключи, один из которых я не прочь заполучить. Проблема в том, что кроме ключника и ключей в пункте контроля находится Серая Тень. Чего ей нужно я не знаю, но подозреваю, что ничего хорошего. Хотя она, вроде бы, должна находиться в состоянии транса... В общем, я решил поступить следующим образом: отправляемся в эту смесь орудийной палубы и радарной установки, отбираем у Хранителя нужный ключ, а дальше драпаем со всех ног на склад, а потом в зал телепортации. Вообще-то, это все был план Б. План А состоял в том, что Фиона убеждает своего жениха, что она - это она, мы быстренько разбираемся с Серой Тенью (для этого Зельдер вызвала из своих покоев трех големов-телохранителей), а нам за это выдают по медали на грудь и по мешку с продовольствием за плечи. Впрочем, я был уверен, что план А не сработает. Поэтому и зачитал сначала план Б.
   На этом участке киборгов было еще меньше. Те бедолаги, что нам попадались, были мгновенно сметены в сторону. И вот мы подошли к отсеку N35. За этой дверью и находился пункт управления стоунхеррингами. И тут перед нами появилась последняя, но при этом самая мощная преграда. Этот аккуратист Риддлер не только открыл дверь, но и закрыл ее за собой. Закрыл не просто так, а специальным ключом, что делало невозможным проникновение снаружи, даже если ты знал код допуска. Хаттская задница, это рушит все мои планы! Как же пройти?! Побледневшая Фиона снова и снова вводит код, но все бесполезно. Я уже начинаю отчаиваться, но тут на сцену выходит Ксандра.
   -- Не беспокойся, сшелл. Я разберусь с этой дверью. Все отойдите назад на пару метров. - С этими словами она вытащила из рукава уже знакомый мне диск. Только на этот раз она его не метнула, а просто подбросила вверх. Диск взлетел на уровень наших глаз, завис в воздухе и снова разделился на две черные дыры с падающим големом. А потом Ксандра сделала рукой какой-то пасс и дыры (вместе с големом) повернулись на девяносто градусов. Теперь голем не падал, а летел со сверхзвуковой скоростью в сторону двери. А следующим пассом Фэмин убрала нижнюю дыру. С этого момента, адамантовую махину ничто не сдерживало. Раздался жуткий грохот, а когда пыль рассеялась, мы увидели, что дверь в зал сорвана с петель, а на нас с удивлением смотрят высокий худощавый оракуэн (Риддлер, судя по ауре) и Джин, которую весь этот шум успешно вывел из транса. Оба стояли у громадного пульта, на котором вовсю мигали и переливались всеми цветами радуги различные лампочки, кнопки и кристаллы. Впрочем, меня больше заинтересовала надпись на большом экране. Надпись гласила: "Заряд батарей орудий 1-47 = 75%. Время до перегрузки - 5 минут, 43 секунды". Из всех этих слов больше всего мне не понравилась "перегрузка". Придется поторопиться... Ну, Фиона, твой выход.
   Да, кажется, Риддлер стал женихом Фионы не только из расчета. Иначе в его глазах не промелькнула бы такая жгучая смесь из любви и горечи. Судя по всему, он тоже решил, что видит воплощенный сон Луос Тресед. Ну, и как же ты ему докажешь свою подлинность? Я понял, что план А, как я и ожидал, трещит по швам и уже приготовился к бою, но тут Фиона сделала то, чего я совсем не ожидал. Осознав, что так просто ей не поверят, оракуэна нахмурилась, подумала долю секунды, а потом решительно нажала на камень в своем кольце. Кристалл начал светиться мертвенно-синим цветом, и я увидел, как на руке Хранителя вспыхнул такой же сапфир. А потом, я почувствовал, как между Риддлером и его невестой установилось нечто вроде телепатической связи. Хотя, нет... Это был не просто обмен мыслями. Это было абсолютное смешение воспоминаний. Я взглянул на их ауры и понял, что не могу разобрать, где начинается Фиона и где заканчивается Квирл. Ничего себе... Да, это должна быть великая любовь... Я бы ни за что в жизни не согласился бы на то, чтобы меня так выворачивали наизнанку и смешивали мою память с памятью другого существа. А эти ребята, похоже, от подобного единения получают больше удовольствия, чем группа наркоманов от мощнейшей дури, обеспечивающей стопроцентное достижение нирваны и такой же стопроцентный и окончательный переход из мира живых на Серые Равнины. Контакт продолжался меньше пяти секунд, но как только он оборвался, Риддлер смотрел на сестер Зельдер уже по-другому. При взгляде на Фиону его глаза теплели, а аура светлела, наполняясь радостью от того, что любимая жива. А вот на Джин он смотрел как матерый воин и контрразведчик. Серая Тень поняла, что ее раскусили (при смешении душ Риддлер прочитал все мысли Фионы и наоборот) и приняла свой истинный облик. В зале сразу же стало тесно.
   -- Вы-Ы!!! Я-а нА-а-АдЕялА-алСя, Что-О вЫ сГи-ИнЕте в Пе-ЕщеРа-Ах, Но-О вЫ Сно-ОВа вмЕши-ЫвАЕТессь в Мо-Аи Пла-АНы... Я-а У-Уубью ВА-аС Все-Ех...
   -- А это мы еще посмотрим! - крикнула Фиона. - Големы, в атаку!
   Металлические амбалы накинулись на Серую Тень. Големы были гораздо меньше своего пустынного предшественника, да и чудище успело за прошедшие часы поднакопить сил, так что расклад был явно не в нашу пользу. Через минуту двое наших воинов были уже наполовину растворены, а третьего шатало, как пьяного матроса, которого хорошенько приложили чем-нибудь тяжелым по голове. Я понял, что если ничего не предпринять, то нам крышка. Риддлер, вроде, вызвал по коммуникатору подмогу, но пока она сюда доберется, Тень уничтожит всех нас. Но что же делать? Огонь на эту тварь не действует, а больше ничего серьезного у меня нет. Даже пэйндаггер Ксандры оказался бессилен - в монстра попал целый десяток молний, но он только довольно хмыкнул. Ему, похоже, это нравилось. Мало того, все приемы из магического арсенала Фэмин оказались бесполезны при борьбе с Тенью. Хм... Очень странно. Можно подумать, что этот монстр неживой. Типа умертвия. В них тоже можно швырять до посинения болевыми заклятьями и добиться того же результата. А вот врезать ему чем-нибудь потяжелее... Да, это может сработать. Вот только что? И тут меня осенило.
   -- Ксандра, доставай второго голема!
   -- Что? Зачем?
   -- Сделай с Тенью то же, что и с дверью! - монстр, услышав это, с удвоенной силой начал прорываться к нам, но металлические воины сдержали натиск.
   Фэмин понадобилось не больше двух секунд, чтобы вытащить и нацелить голема, а потом убрать нижнюю дыру. Статуя со свистом рассекла воздух и впечаталась прямо в середину груди мерзкой твари. Чудище буквально снесло назад на несколько метров, но, к моему удивлению, оно все еще стояло на ногах. Пришлось швырнуть ему в ноги первого голема. Тварь упала, а адамантовые воины придавили ее выпавшей дверью (по приказу Риддлера, сообразившего, что монстр может в скором времени очухаться). Через пару минут должно подойти подкрепление, Серую тень обезвредят и наступит долгожданный "хэппи энд"... Одна вот только закавыка - цифры на пульте показывали, что до перегрузки осталось не больше двух минут. Если в ближайшее время не будет произведен точный выстрел здесь все взлетит на воздух. Похоже, об этом подумал и Риддлер. Он кинулся к пульту и стал вводить код за кодом, но все бесполезно. Нужно или стрелять или писать завещание. Хранитель Ключей выбирает стрельбу и тут же развивает бурную деятельность. Сам он снова становится у пульта, Фиона впадает в транс, и каждые три секунды говорит на каком расстоянии и с какой скоростью приближаются косяки, а мы с Фэмин стоим и следим за тем, чтобы придавленная тварь не выкинула какой-нибудь фокус. Прошла минута. Все это время монстр пытался выбраться из-под двери, но его усилия были тщетны. А потом чудище заговорило. Но теперь это было не скрежещущее многоголосье. Монстр говорил голосом хоть и хриплым, но вполне разборчивым.
   -- Остановите... Остановите ключника... Я... Не хочу исчезнуть...
   -- О чем это он? - поинтересовался я у Ксандры.
   -- Понятия не имею. Говорит, что не хочет исчезать. Что ж, если ему нравится под дверью, то пусть там и лежит.
   -- Смейся, ведьма... - прохрипел монстр. - Я исчезну, но ты умрешь еще раньше... Риддлер уничтожит камнесельдь, но этим же он отправит на Серые Равнины и всех вас...
   -- Что за бред... - начала было Ксандра, но я жестом заставил ее замолчать. Сейчас мне нужна была относительная тишина. Превозмогая брезгливость, я вгляделся в ауру Серой Тени и увидел, что монстр не врал - выстрел из дезинтеграторов действительно уничтожит не только стоунхеррингов, но и Железноград, со всеми его обитателями. По крайней мере, тварь верила в это.
   -- Он прав. Если мы не остановим Риддлера, то погибнем.
   -- Да ну? С чего это ты решил? Знаешь, сшелл, если ты решил верить словам врага, то это твое дело, но я знаю одно: если мы ему поверим и остановим Риддлера, то погибнем наверняка. Здесь все взлетит на воздух и...
   -- Ты так в этом уверена, ведьма? - раздался за моей спиной третий голос. Очень знакомый голос. Голос Великого Бродяги. Деймона. Я повернулся и посмотрел на демиурга. На этот раз он решил предстать передо мной в облике, схожим с обликом своей статуи, которую я пытался пометить несколько часов (а, может быть, и целую вечность), назад: среднего роста, смуглый, черноглазый, с хитрой улыбкой на лице. Вроде, ничего особенного, но что-то в его внешности буквально кричало о невероятной силе и могуществе. В любом случае, я узнал бы этого демиурга в любом обличье.
   -- Зачем ты здесь? Что ты здесь забыл, Деймон?
   -- Забыл? Родственничек, я никогда и ничего не забываю. Я здесь по делу.
   -- Какое бы у тебя ни было дело, поторопись - через несколько мгновений Железноград исчезнет.
   -- Действительно? Знаешь, родственничек, хоть это мгновение не так уж и прекрасно, но я, пожалуй, его остановлю. - И он действительно его остановил. Все замерло, как будто Великий Бродяга нажал на кнопку "стоп".
   Вне "заморозки остались только он и я. Что ж, теперь можно и поговорить, ни на что не оглядываясь.
   -- Итак, в чем причина твоего появления?
   -- Пришел навестить моих деток. - ухмыльнулся Деймон.
   -- Деток?
   -- Камнесельдь, дубина. Только не говори, что не узнал в их ауре мою "роспись". Впрочем, извини, я забыл, что ваша встреча была менее чем мимолетной. Кстати, мираж говорит правду. Если вы выстрелите по моим рыбкам из дезинтегратора, то вернувшаяся энергия действительно снесет этот городишко с лица земли. Точнее, из-под ее шкуры.
   -- Это почему? Если косяки будут на нужном расстоянии, то их можно будет уничтожить без особых проблем...
   -- Глупец, - фыркнул Деймон. - Энергию не уничтожить энергией. А расстояние... Оно лишь влияет на качество блюда. Да, ты не ослышался. Мои рыбки получают удовольствие не только от звуков определенной частоты, но и от поглощения грубой энергии прошедшей некое расстояние от источника. Это, кстати, одна из причин, по которой стоунхерринги так рвутся в город. Кто же пропустит такой лакомый кусочек. Вторая же причина - мираж, который сейчас лежит под дверью...
   -- Мираж?
   -- Разумеется. Точнее, один из снов Луос Тресед, мечтающий обрести бессмертие. Будь это настоящая Серая Тень, жалкий кусок адаманта не смог бы ее даже задержать. Но вернемся к нашим дезинтеграторам. Дело в том, что так называемый "эластичный возврат" - это излишки энергии, поглощенной моими крошками. Все просто: если в них выстрелить, когда они далеко, то камнесельдь останется голодной, а если мои рыбки окажутся слишком близко от выстрелившего дезинтегратора, то переедят и извергнут назад то, что не смогут переварить. А ваше "оптимальное" расстояние - это лишь способ избежать того, что в вас плюнут собственной энергией. Когда дело касается одного косяка, это может сработать, но этот сон Луос Тресед уговорил старейшин призвать всех. А в этом случае одного залпа отнюдь не хватит. Камнесельдь-то движется с разной скоростью. А второй выстрел дезинтеграторы не выдержат.
   -- Но зачем же тогда они готовятся стрелять?
   -- Ну, они же не знают того, что знаю я. По их мнению, надо лишь подпустить стоунхеррингов на средне-оптимальное расстояние, нажать на кнопку, а дальше пойдет цепная реакция. Что ж, в последнем они правы, но после этой реакции не останется не только рыбок (бедняжки подохнут от пережора), но и этого городишки.
   Вот влип! Ведь он говорит правду! И что же делать? Что предпринять? И тут проснулся голос внутри меня. Видно он решил компенсировать свое молчание за последние часы тем, что сейчас болтал без умолку. Это были угрозы, вперемешку с обещаниями, сводящимися к тому, что если я дам ему волю, то он спасет меня от смерти, даст в мои руки невероятную силу, откроет секреты вселенной... Проще сказать, чего он мне только не обещал. Единственное, что мне надо было сделать - это создать черное пламя. "Возьми энергию у дезинтеграторов." - говорил голос. - "Я научу тебя как это сделать. Энергии достаточно, чтобы уничтожить Серую Тень, камнесельдь, Деймона и всех, кто тебе угрожает!!! Делай, как я тебе говорю, и мы победим! Мы отомстим!!!" Как ни странно, но его слова находили некоторый отголосок в моей душе. Действительно, что мне мешает вступить на путь разрушения? Уничтожить все, что мне угрожает, что мне не нравится, чего я не понимаю... Я уже представляю, как я иду сквозь миры и измерения, вершу скорый и справедливый суд, выдирая из ткани мироздания нить за нитью... Нет, не представляю... Помню... Я делал это сотни лет назад... Тысячелетия назад... Когда-то я был не один. Но потом тот, кто был со мной рядом, кому я доверял, кого я любил - предал меня... Предал и убил... Стоп. Вот это точно не мои воспоминания. Уж что-что, а свою смерть я бы запомнил. Значит, это мысли Пиромана (так я решил назвать надоедливый голос в моей голове). И, похоже, он и не подозревает, что я тоже получил доступ к его памяти. Что ж, послушаем... Много веков я скитался по Серым равнинам, не имея возможности, но и не теряя надежды, вернуться и отомстить. Наконец, возможность представилась - барьер истончился, дал трещину, я смог, наконец-то, вселиться в живое существо. На долгие поиски не было времени, так что я вселился в первую попавшуюся гуманоидную оболочку. В сшелла, которого стали впоследствии звать Керрил Флейм... Я был обессилен, и потому мальчишке удалось загнать меня в самый дальний и темный уголок своего подсознания. Мало того, способности Флейма были в зачаточном состоянии, так что я не мог ни развиться, ни, тем более, взять его тело под контроль. Все его детство и юность я провел в состоянии полусна, слабый и беспомощный. Я даже начал забывать кто я, но потом появился Солти. Он дал Керрилу силу пиромага, а мне шанс на возрождение... Силы было все еще мало, но с каждой новой искрой я становился все мощнее и мощнее. Я рассчитывал, что максимум через тридцать лет, я смогу нанести решающий удар по сознанию Флейма, захватить его тело и возродиться, но Керрил снова преподнес мне сюрприз, заключив сделку с Деймоном и отдав ему большую часть моей силы. Не знаю, зачем прадеду понадобились мои способности, но тем самым он обрек меня на двадцать с лишним лет невообразимых мучений. В плане энергии и возможностей, я вернулся к тому, с чего начал, но теперь я не находился в блаженном состоянии полудремы. Я бодрствовал и испытывал жуткий голод. Голод и страх. Если энергии станет еще меньше, я снова утрачу себя, но на этот раз, я не впаду в спячку, а исчезну... Растворюсь в подсознании оболочки, жалкого сшелла...Мой план рухнул и пришлось импровизировать. Нужно было заставить сшелла сотворить черное пламя. Оно возродит меня, даст мне необходимые для мести силы. Я изо всех сил подталкивал мальчишку к этому решению, но он оказался слишком упрямым и мягкотелым. Один лишь раз мне удалось убедить его прибегнуть к всесжигающему огню, но этот слизняк остановился на полпути! Исгарат практически не мучалась! Будь я самим собой, тварь сотню раз пожалела бы, что появилась на свет... Мало того, что этот бесхребетный идиот прервался на самом интересном месте - душе лича все-таки удалось попасть на Серые Равнины ( хоть и в весьма потрепанном состоянии), он еще и не дал мне окончательно трансформировать его жалкое тело во вторую форму сшелла. Я успел изменить лишь левую руку, да и то не до конца. Моей же последней ошибкой было то, что я попытался завершить трансформацию, заставив Флейма испепелить порождение Деймона, Симплера и Седого Пера, но, не уточнив каким пламенем воспользоваться. Я-то думал, что, попробовав черный огонь, сшелл не захочет создать другой. Но он снова сделал все не так, окончательно исчерпав свои и, что еще хуже, мои ресурсы. Но ничего... Сейчас он впитает энергию игрушек Симплера и я, наконец-то, завершу трансформацию. И наступит время мести...
   -- Стоп. Ну что, достаточно услышал? - осведомился у меня Деймон. - Что ж, внучок, замри, как и остальные, - голос в голове мгновенно исчез, прерванный на середине фразы. Деймон же снова обратился ко мне. - И как тебе планы твоего постояльца?
   -- Честно говоря, не в восторге... Постой. А как ты узнал о том, что во мне кто-то есть? Не говоря уж о его планах?
   -- А как, по-твоему, ты смог узнать его мысли? Без моей помощи, родственничек, ты бы услышал только то, то он хочет тебе сказать. Мало того, не будь происшествия с сожженным шиноби, через несколько дней ты окончательно бы потерял свою волю.
   -- Я тебе не верю! Я не раб и надо мной нет и не будет господина!
   -- А кто говорил о рабстве? Ты бы просто прислушивался к "своим" мыслям. Уж поверь мне, тот, кто в тебе сидит, умеет выдавать свои желания за желания сшелла.
   -- Слушай, если уж ты так разговорчив, то, может, объяснишь, что означает это понятие? Я имею в виду "сшелл".
   -- Это просто. "Сшелл" означает "сосуд, оболочка, раковина". Такой термин впервые был введен Лексамендроном во время его второго воплощения. Тогда же он приказал своим слугам, в случае его очередной смерти, искать по всем мирам существо, чья аура отмечена определенным знаком. Так называемой, Печатью Сшелла. Это существо и будет очередным пристанищем духа Разрушителя. Кроме того, слуги Лексамендрона должны были обучать сшелла всему, что должно будет в будущем пригодиться Разрушителю и заботиться о нем до тех пор, пока дух их хозяина не накопит достаточно сил для окончательного порабощения тела и трансформации оного во вторую форму - в огненного утукку. Год и один день проведет он в этом облике, а потом превратится в самого себя, вернувшего все знания и силы. Достаточно информации?
   -- Вполне. Значит теперь я еще и пристанище духа одного из источников энергии Унивордеса, на которых я же собирался охотиться. Неплохой поворот событий, не находишь? И зачем же ты вмешался в сей процесс?
   -- По двум причинам. Во-первых, ты мне нравишься, сшелл, так что я решил предоставить тебе право выбора...
   -- Я тебе нравлюсь? Вот так новость... Хотел бы я посмотреть на того бедолагу, кого ты недолюбливаешь. И что за выбор?
   -- Между двумя видами спасения. Ты можешь поступить так, как предлагает Лекс...
   -- И потерять себя? Давай другой вариант.
   -- Сначала дослушай. Ты не исчезнешь. Лекс считает, что поглощает души оболочек, но это не так. Это души сшеллов все больше поглощают его личность с каждым новым воплощением. Так что ты, наоборот, дополнишься. К твоему разуму присоединится разум Лексамендрона и всех твоих предшественников. Твоя личность не станет лишь еще одной тенью подсознания. Быть может, именно твои мысли и желания станут главенствующими. Это как в лотерее, где шансы на выигрыш у тебя чуть больше, чем у остальных. Новый сшелл всегда накладывал свой отпечаток на поведение Разрушителя. Именно для этого и нужны были Лексамендрону слуги - чтобы оболочка не внесла ничего лишнего или ненужного (вроде жалости, сомнений в собственной правоте или, что хуже всего, совести и сопереживания чужим страданиям) в образ жизни их повелителя. Но Орден Мойр, несмотря на все приложенные усилия, не смог найти тебя (хотя одной из их представительниц все-таки повезло), и твоя сила воли вполне может доминировать над ослабевшим Лексамендроном. Так что ты можешь принять его предложение, обрести практически безграничную мощь и при этом остаться собой. Правда, все, кто здесь находится, погибнут. Вот твой первый вариант.
   -- Хм... Звучит гораздо лучше, чем то, что мне предлагали до сих пор. А какой второй вариант?
   -- Ты отвергаешь помощь Лексамендрона и принимаешь мою. Я дам тебе возможность предотвратить взрыв, спасти Железноград и остаться самим собой.
   -- Серьезно? И что ты за это потребуешь?
   -- Не причини вреда моим рыбкам. Они были моим первым творением в этой вселенной и я бы хотел их сохранить. Взамен, я научу тебя поглощать любую энергию, оставив в покое твои тело и душу.
   -- И все? И никаких побочных эффектов?
   -- Ну... Вообще-то есть один...
   -- Какой?
   -- Приняв мою помощь, ты на десять лет загонишь Лекса в глубины своего подсознания и лишишься того, что принадлежит ему.
   -- То есть?
   -- Преобразованной во вторую форму части тела. В твоем случае, левой руки.
   -- Так... Теперь, хотя бы, видна часть подвоха. А почему ты сам не спасешь своих питомцев?
   -- Прямое вмешательство мне запрещено. Я могу лишь оказывать услуги или совершать сделки.
   -- И в какую же категорию входит то, что ты сделал со мной?
   -- В обе. Рассказав тебе о возможных вариантах, я оказал тебе услугу, а в данный момент предлагаю сделку. Ну, так что? Что ты выберешь?
   Мда, ну и вопрос... С одной стороны огромная мощь и риск растворения в чужой личности, с другой - потеря конечности, но сохранность рассудка. Везде свои плюсы и минусы... Чем же я готов пожертвовать? Тело или душа? Душа или тело?
   -- Ты сделал свой выбор? - спросил меня Деймон.
   -- Подожди. Дай мне еще немного времени.
   -- Да без проблем. Уж этого добра у меня навалом. Кстати, это еще одна услуга. Не каждый день тебе дают неограниченный запас времени на принятие решения. - да уж, услуга... Когда-то я мечтал о возможности подумать, прежде чем совершить какой-либо поступок. Ну вот, мечта сбылась. Но почему я не рад? Может, потому, что я привык доверяться своей интуиции и случаю? Или потому, что мне легче сначала делать, а потом лишь рассуждать прав я был или нет? А, не знаю...
   Так тело или душа? Душа или тело? Чем рискнуть? Чем пожертвовать? Искалеченной рукой или потрепанной душой? Если я откажусь от силы Лексамендрона, то ближайшие годы, а то и десять лет мне придется ходить без руки. Если же приму его предложение, то вполне могу оказаться безвольным пленником в собственном теле, причем даже этот уголок подсознания придется делить с кучей "братьев по несчастью" - душами бывших сшеллов. Но, с другой стороны, я ведь могу оказаться и на первых ролях. И никаких потерь - один лишь выигрыш. Да еще и конечности на месте. Идеальный вариант. Одно лишь тревожит - если даже я стану доминантной личностью в намечающемся коллективе, я ведь все-таки изменюсь. В сторону лучшую или худшую - другой вопрос, но изменюсь. Хотя, по идее, все люди меняются. У всех появляются новые, неожиданные привычки, желания, помыслы. И нельзя сказать, что они созрели сами по себе и появились из ниоткуда. Все они - плод общения с другими существами. А в моем случае и появление, и вызревание привычек пройдет за считанные мгновения, и, по окончанию сего процесса, я стану цельной личностью. Вот только...
   -- Деймон, я решил.
   -- Итак?
   -- Я принимаю твое предложение.
   -- Уверен? Ты хорошо подумал?
   -- Да, уверен.
   -- Что ж, приятно знать, что кто-то осознал примат духа над телом...
   -- Не говори глупости. Нет никакого примата. И тело и сознание смертны, а в моем случае и то и другое продержится достаточно долго, чтобы порядком мне надоесть. Если бы не один фактор, я бы просто подкинул монетку.
   -- Подкинул монетку? - похоже, Деймон сильно удивился. - Так значит твое сознание для тебя не так уж и важно?
   -- Почему же? Важно. Но и тело я люблю не меньше. Кроме того, ты же сказал, что я имею высокие шансы на то, чтобы занять главенствующее положение в этой оболочке.
   -- Хм... А что за фактор?
   -- Мне не понравился сосед. Во мне и так слишком много безумия, чтобы позволять еще одному психу, да еще и с разрушительными наклонностями вкупе с жаждой мести всем и вся, поселиться в том же черепе, что и мой разум.
   -- То есть, если бы Лексамендрон был миролюбивейшим, святым созданием, то ты бы охотно принял его?
   -- Нет, с ним было бы слишком скучно. А вот с комиком я бы с радостью "ассимилировался".
   -- С комиком?
   -- Ну да. У меня в последнее время напряга с чувством юмора. Ни одного анекдота вспомнить не могу. А тут была бы полная кладовая шуток...
   -- Мда, родственничек, ты удивляешь меня все больше и больше... - протянул Деймон. - Ну что ж, перейдем к делу. Ты помнишь свое обещание?
   -- Да-да, рыбок не трогать. Запускай время.
   -- Момент. Сейчас только передам тебе умение черпать энергию без пламени. Правда, на краткий срок и с полным опустошением резерва, но большего-то тебе и не надо?
   -- Ну ты и наглец... - присвистнул я. - А навсегда не получится?
   -- Нет. Если навсегда, то получишь кровоизлияние в мозг. А тебе это надо?
   -- Ладно. Качай информацию.
   Вскоре я узнал нужный порядок действий и нитей. А потом Деймон разморозил время. Я еще раз взглянул на цифры. До перегрузки меньше минуты. Итак, времени на уговоры и подобную ерунду нет, так что будем действовать без них.
   Итак, сначала я волной Силы оттолкнул от пульта Риддлера. Потом подскочил к пульту и воткнул в него нож. Посыпались искры, а по гневным и испуганным воплям Фионы, я понял, что попал куда надо - теперь выстрелить из дезинтеграторов невозможно. Так, теперь подцепим эти две нити... Завяжем узел... Теперь я напрямую подключен к энергоканалу. Остается самая трудная часть - перетянуть как можно больше энергии в себя, спасти этот хаттский городишко и не раствориться при этом в воле Лексамендрона. Последнее труднее всего. Эх, жаль, что Деймон взял с меня слово не трогать рыбин. Проще всего было бы уничтожить стоунхеррингов и тем самым обезопасить себя (в плане превращения в кусок адаманта), но теперь придется искать способы спасения себя без уничтожения главной угрозы. Эх, если бы я умел телепортироваться или, на худой конец, создавать порталы, то только бы меня здесь и видели. Но чего не умею, того не умею. Сейчас я мог бы попытаться, но, боюсь, при таком уровне силы я, в лучшем случае, заброшу себя на окраину соседней вселенной. В худшем - меня размажет по всем возможным измерениям. Единственное, что я умею - это телекинез. Ну и что из этого? Разве что можно потратить последние минуты жизни на выписывание в воздухе фигур высшего пилотажа... Хм... А если... Да - вот и решение. Если стоунхеррингов нельзя убрать от Железнограда, то, значит, нужно убрать Железноград от стоунхеррнгов. Глупо звучит? Да, знаю, что глупо. Проблема в том, что это единственное решение, которое я мог придумать. Эх, если бы я не так торопился... У меня ведь могло быть столько времени на обдумывание планов... А я, придурок, решил побыстрее все сделать. Ладно, хватит корить себя за тупость. Это и другие с радостью сделают. Лучше попытаться достать побольше энергии. Только откуда? Даже если я использую все энергоресурсы Железнограда, этого будет недостаточно для воплощения в жизнь моей идеи... Тут мой взгляд упал на монстра под дверью. Вроде Дэймон говорил, что он тоже порождение Луос Тресед? Если это правда, то я нашел дополнительный источник маны. Благо, схема подключения к энергетическим линиям, данная мне Деймоном, отнюдь не ограничивалась дезинтеграторами.
   Протянем еще одну нить к твари... Теперь через нее еще одну... Есть контакт! В то же мгновение в меня хлынула сила Пустыни. И не только. Вместе с маной я получил воспоминания Луос Тресед и всех ее порождений. Кажется, именно это мне и помогло выдержать натиск Лексамендрона, пытающегося взять мое тело под контроль и обратить всю полученную энергия в черное пламя. Его буквально снесло потоком информации. Я же привычно защитил свой разум от смешения с чужой памятью, как во время использования желтого огня. Думаю, и Лекс поступил бы также, будь у него то, что есть у меня - главенствующее место в сознании и цельное ядро личности. Но целостность бедняги изрядно подпортили разумы других сшеллов, каждый из которых тоже рвался занять главенствующее место в моей голове. Их было много, но они были малы, я был один, но я был хозяином своего тела и души. Я отбил атаку Разрушителя, а потом одним мощным ударом загнал его в самый дальний угол своего подсознания. Понял я это по двум признакам. Первый - голос в моей голове замолк. Второй - моя левая рука начала медленно рассыпаться черным прахом. Страшноватое зрелище, надо вам сказать. Хорошо хоть, что боли не было. А, ладно... Судя по напору, полученному со стороны Лексамендрона, место "первого парня в голове" мне никак не светило. Скорее уж, совсем наоборот. Ну да ладно. А сейчас займемся делом. Энергии достаточно, вектор есть... Сосредоточились... Поехали!
   Все экраны замигали и погасли. Раздался жуткий скрежет, а потом пол затрясся и все зашаталось и запрыгало... Через несколько секунд на поверхность пустыни вылезла верхушка металлического цилиндра в десять миль диаметром. Цилиндр продолжал расти и, по прошествии минуты, вышел весь. Завис на высоте чуть больше полуметра над оставшейся ямой, а потом аккуратно приземлился на... адамантовую плиту, появившуюся на месте ямы. Косяки все-таки встретились.
   Уф... Хоть эта идея сработала как надо... Железноград цел, мы целы, а пустыня... Пустыня и ее представитель, который наконец-то выполз из-под двери, тоже получили то, о чем они мечтали. Впрочем, насчет пустыни я преувеличил. Вряд ли у нее были какие-то мечты. Только чужие воспоминания, которые возникали, а через некоторое время исчезали без следа (хотя, некоторые из них могли появиться снова). Для обретения сознания стоунхерринги должны были создать еще один "нервный узел". Нервный узел, который должен был упорядочить полученную информацию и с созданием которого разум Луос Тресед должен был пробудиться. Нервный узел, который должен был находиться на месте Железнограда. Создание этого узла было одой из важнейших задач для камнесельди. Вот почему Деймон сказал, что желание перекусить - это лишь один из стимулов их стремления попасть в Железноград. Так сказать, небольшой бонус, обещанный Серой Тенью. Именно для этого он и заменил Джин и остальных хиоргов - чтобы получить возможность без помех наладить связь с камнесельдью. Помехами, в данном случае, были хиорги, отгоняющие рыбок, как только они приближались к "нулевой отметке". По странному совпадению, для налаживания контакта, камнесельди надо было находиться именно в пределах этой "отметки". Как сон Луос Тресед устанавливал и налаживал контакт - это отдельный разговор. А почему он это сделал? Ну, это он уже нам сказал. Причина проста - он не хотел исчезать. Один раз это уже произошло и Серая Тень знала, что теряет. Без нервного узла, одно лишь то, что ему удалось просуществовать целых полгода можно смело назвать чудом. Для того, чтобы не исчезнуть, он воскресил тех, кто помогали ему во время его первого появления. Флешей. Точнее, заставил Луос Тресед вспомнить его давно уже умерших союзников. Воскрешенные с радостью согласились избавиться от Мучительниц и их приспешников. Испытывал ли он какие-нибудь чувства, когда уничтожал или приказывал уничтожить? Нет, не думаю. Во-первых, плевать ему было на всех кроме себя. Сие одобряю, сам такой. А во-вторых, чудище знало, что как только Луос Тресед обретет полноценный разум, то оно сможет вспомнить (что равноценно воскрешению) всех, кто когда-то побывал в ее пределах. Если сочтет нужным.
   Пока я над этим размышлял, на меня набросился Риддлер, с требованием объяснений. Я бы послал его куда подальше, но, к этому моменту соотношение сил было явно не в мою пользу. Я совсем обессилил от вытаскивания города из песка, а к Хранителю Ключей как раз подошло подкрепление. Интересно, Ксндра сможет с ними справиться? Думаю, нет... Мда, кажется, моя пустынная эпопея закончится в допросной или в какой-нибудь лаборатории. Почему я так решил? Потому что лично я, попадись мне в руки существо, способное вытащить из земли махину, подобную Железнограду, не успокоился бы, пока не узнал, как ему это удалось, а потом разобрал бы его на молекулы, чтобы в точности узнать механизм этого фокуса. Что ж, я хотя бы повеселился... Это была моя последняя мысль перед тем, как я потерял сознание.
   Как ни странно, очнулся я не на разделочном столе. Я лежал на кровати, и мои конечности не были привязаны к ней ремнями или прикованы цепями. Еще удивительнее было то, что конечностей снова стало столько же, сколько при рождении. Проще говоря, моя левая рука была на положенном ей месте. Мало того, она была не ысохшей и почерневшей, а вполне здоровой. Даже здоровее и сильнее правой. Как минимум, раз в десять - когда я сжал новоприобретенной рукой металлический поручень в изголовье кровати, на поверхности железяки остались рельефные отпечатки. Что за хрень тут творится?!
   -- Проснулся уже? - в комнату вошла Ксандра. - Хорош же ты дрыхнуть, сшелл.
   -- Да? И сколько же я спал?
   -- Трое суток. Уже начали считать, что ты вообще не проснешься. Я же была уверена, что ты проснешься как раз сегодня.
   -- Это почему?
   -- Простая арифметика, сшелл. День на восстановление организма после того, что ты сделал с этим городом, день на отход после операции и еще один день просто ради собственного удовольствия. Как видишь, мои расчеты оказались верными.
   -- Какой операции? Почему у меня снова две руки? И почему мы здесь? Вообще, где это "здесь"?
   -- Столько вопросов, сшелл. Начну по порядку.
   Рассказ занял примерно полчаса. Итак, когда я отключился, Риддлер приказал своим амбалам тащить меня в свою лабораторию (видите, как я угадал?) для допроса и последующего полнейшего изучения. За меня попытались вступиться Ксандра и Фиона, но невесту Риддлер заверил, что она сейчас находится под воздействием чар (что, кстати было правдой, а узнал он это, прочитав ее душу), и ей следует отдохнуть и не вмешиваться, а Ксандру просто приказал арестовать. Фэмин, разумеется, не одобрила сие решение и приготовилась к драке, но тут вмешалась Серая Тень. Мало того, что она вступилась за меня, объявив во всеуслышание, что Луос Тресед обязана однорукому воину (мне то есть), а потому берет его под свою защиту и покровительство. И любой, кто попробует причинить однорукому или его друзьям хоть малейший вред будет мгновенно уничтожен. А дабы сделать свои аргументы более весомыми Ссшироттхкхх материализовал рядом с собой десяток метаморфов. После чего сказал, что Луос Тресед, в его лице, приносит свои извинения жителям Железнограда и готова вернуть всех тех, кто погиб за годы бессмысленной битвы между горожанами и снами разума. В доказательство своих слов были тотчас же материализованы все погибшие хиорги. Отец Фионы сразу же проникся к Луос Тресед теплыми чувствами. Когда же Ссшироттхкхх пообещал, что все воскрешенные не мираж, не рассыплются на молекулы, едва лишь покинут пределы пустыни, и вообще имеют все шансы на то, чтобы прожить в несколько раз дольше, чем обычные оракуэны, то старейшины, все как один, решили подвергнуться той же процедуре, что и девчонки из семьи Зельдер. Их желание стало еще сильнее, когда выяснилось, что Луос Тресед не интересуется ни политикой, ни властью, ни еще чем-нибудь подобным. Как утверждал Ссшироттхкхх, Луос Тресед, в ближайшие несколько миллионов лет, будет занята лишь разгадыванием тайн вселенной, наподобие "что было раньше: курица или протоплазма?" или "чем ворон похож на письменный стол?". Доктор Симплер решил, что эксперимент следует перевести на новый уровень и приказал оракуэнам оставаться в Пустыне и поддерживать с ней контакт. Продолжая исследования, разумеется. Луос Тресед позволила жителям Железнограда оставаться на ее земле, но взамен потребовала от Харда Симплера демонтировать Врата, ведущие из его мира на Перекресток, снабдить меня устройствами для быстрого уничтожения остальных Врат и помалкивать о том, что я собираюсь сделать. Это был прощальный подарок Луос Тресед (видно, пустыне все-таки удалось пробить ментальный барьер и прочесть мои помыслы). Симплер мгновенно дал свое согласие. Похоже, ему было все равно, что случится с остальными Вратами. Свои он мог восстановить в любой момент, а чужие... На чужие ему было наплевать. Так или иначе, но теперь в моем мешке, кроме обычного барахла, лежали несколько металлических цилиндров и инструкция как с их помощью лишить Демиургов прохода в этот мир. Кроме того, мне устроили полный реабилитационный курс, включающий в себя новую бионическую руку. И все это пока я спал.
   Итак, я стал киборгом. На четверть. Не то, чтобы я очень уж страдал по этому поводу. На Клор Тероне каждый пятый рыцарь-джедай щеголял с механической рукой. А то и двумя. Некоторые в шутку называли это профессиональным заболеванием. Впрочем, я был убежден, что сначала я потеряю голову, а Гандерос уверял, что если прикрепить на ее место гравибольный мяч, то никто ничего не заметит. Нельзя сказать, что был с ним не согласен - в некоторые дни (а то и месяцы) я и внешним видом и содержимым головы ничем не отличаюсь от сего предмета.
   Рука мне понравилась. Даже очень. Внешне ничем не отличается от настоящей (а тем джедаям, которым не удалось наскрести наличных на приличный протез, приходилось постоянно носить перчатки), но гораздо сильнее оригинала. К тому же внутри нее было встроено несколько очень полезных штуковин. Вроде кошки с огромным запасом мономолекулярной нити, пары устрашающего вида лезвий, мощного компьютера (жаль, что без продвинутого ИИ), голографического проектора и, что мне больше всего понравилось, устройства, которое я назвал спеллометом. Последней услугой Деймона за этот день было возвращение мне моих вещей (хорошо, что на них заметили следы моей ауры, а то бы оракуэны просто уничтожили подозрительного вида мешок, появившийся из ниоткуда и упавший рядом со мной). Все, что было в ящике, тщательно изучили. Особенно ученым Железнограда понравились мои сферы. Они даже попытались создать такие же, но их результаты нельзя было назвать особо впечатляющими. Их сферы не выдерживали ни одного мощного заклинания. Впрочем, я слишком привередлив. Привык, что результатом применения заклинания из категории "мощное" является оплавленный круг полторы мили в диаметре. Ученым же удалось склепать вполне надежные сферы с заклятьями "огненная стрела", "ледяная стрела", "кислотный плевок", "файербол" и "парализация". Хорошие заклятья, но пригодны только для одиночных целей (исключая "файербол", но и тот мог поджарить максимум трех стоящих рядом человек), так что я ими пользовался редко, предпочитая оружие помощнее и с большим количеством жертв после выстрела из него. Но яйцеголовые все-таки смогли меня удивить. Диаметр их сфер был не больше пяти миллиметров, а разрушительная сила заключенных в них чар оставалась той же. А потом кто-то придумал объединять мини-сферы в обоймы и создал спелломет - оружие, наподобие пулемета, только со сферами вместо пуль. Можно было стрелять как одиночными заклятьями, так и целыми очередями. А теперь представьте, что будет, если выпустить очередь из десятка огненных стрел, каждая из которых при попадании способна расплавить за секунду стальную броню. Представили? Тогда вы поняли, почему встроенный в новую руку спелломет с сотней разного вида обойм (десяток из них можно было хранить в самой руке, а перезарядка и смена снарядов происходила, как и при устной команде, так и при определенном движении пальцами) понравился мне больше всего? Впрочем, возвращению своих вещей я был рад не меньше.
   На следующий день я и Ксандра покинули Железноград. Думаю, все были только рады нашему уходу. Фиона сказала, что я могу вернуться когда угодно, но я посчитал, что это был просто вежливый оборот речи. А может быть и нет... Посмотрим на ее реакцию при следующем моем визите в Голубую Пустыню. Фэмин точно лучше не возвращаться. Не предоставь Пустыня Ксандре свою протекцию, и Фиона с радостью посчиталась бы с ведьмой за уколы пэйндаггером и за манипуляции с ее сознанием.
   Я решил продолжить свой путь в Пандемониум. Ксандра была не против. По ее словам, на всем Перекрестке полно мест, где членов ордена Мойр примут если не с распростертыми объятьями, то, хотя бы, с должным почтением. Есть такие и в Пандемониуме. Несмотря на то, что Деймон помог мне в этот раз, я решил не идти по Общему Тракту. Благо Железноград выделил нам быстроходный транспорт. Что-то вроде Клор Тероновских свупбайков. Быстрые, надежные, а главное, одинаково пригодны для путешествий, как по пустыне, так и по джунглям. Да, вот еще одна новость: между Голубой Пустыней и Пандемониумом лежит узкая полоса дождевых лесов - территории Флориана. Там, же находятся и очередные Врата. Что ж, я буду рад наведаться к зеленому и цветочному и навести шороху в его драгоценном царстве лиан.
   Но это все будет потом. Пока же я в последний раз оборачиваюсь на цилиндрическую громаду Железнограда, прощально взмахиваю рукой и сажусь на моего нового железного коня. Вроде еще полагается, чтобы "конь" встал на дыбы, а я еще пару минут размахивал шляпой, но мой свупбайк работает по принципу эксилонового гироскопа и на дыбы встает с крайней неохотой. А шляпы у меня никогда не было. В путь!
   В конце следующего дня мы с Ксандрой достигли границы Пустыни и углубились в гущу леса. Прощай, Луос Тресед, мы неплохо повеселились, но расстаемся навсегда.
   Вскоре Керрил Флейм и Ксандра Фэмин исчезли в джунглях. А через секунду, на границе леса и песка материализовалась полупрозрачная фигура, до боли напоминающая своими чертами нынешнего носителя духа Лексамендрона. Рядом появился Ссшироттхкхх. Усмехнувшись, монстр сказал:
   -- Ну нет, Керрил Флейм, мы еще очень долго не расстанемся. Не так ли?
   -- Да уж... - протянула копия сшелла и оба растворились в лучах уходящего солнца.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"