Портнов Александр Сергеевич : другие произведения.

Керрилиада Часть3 (глава 7)

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:


   Глава 7
   Внутренний союз.
  
   Сканирование... Поиск... Объект, соответствующий данным параметрам, не обнаружен. Хаттская задница, ну сколько можно?! Ладно, попробуем еще раз. Сканирование... Поиск... Объект, соответствующий данным параметрам, не обна... Да заткнись ты!!! Интересно, это у всех синтовских ИИ такие мерзкие голосовые модуляции или это просто мое личное везение? Нет, ерунда все это. Голосок у ИИ стандартный, в моем мире все дроиды и бортовые компьютеры говорят так же. Просто я бешусь, причем по весьма веской причине. Которая по счету была эта попытка? Тридцатая? Тридцать пятая? А, неважно - все равно результат одинаково отрицательный. Начинаю думать, что моя затея с самого начала была обречена на неудачу. Что неудивительно - катастрофически не хватает данных. Ни характерных отличий, ни точного аурного узора - ничего. Остается надеяться на то, что я смогу разглядеть во всеобщей мешанине аур узор схожий с "портальным". Ведь именно портал я и ищу. Только блуждающий, с ветками и листьями...
   -- И долго ты еще будешь пялиться на окружающую растительность? - ядовито спросила меня Ксандра. - В чем дело, сшелл? Решил собрать гербарий или заняться резьбой по дереву? Если последнее, то обрати внимание на вторую нижнюю ветку пятого дерева справа. У этого сучка такие формы... - тут Ксандра плотоядно облизнулась. Я посмотрел на указанную ветку. Действительно, формы впечатляют. Причем не только Ксандру, простоявшую неподвижно несколько десятков лет, но и меня. В любом случае, я тоже, иногда, испытываю подобные... желания. Так что ветка пригодится. Я подошел к дереву, отломил вожделенный предмет и спрятал в сумку. Да, полчаса работы и получится великолепная чесалка для спины. Незаменимая вещь в долгом пути.
   -- Ну? Удовлетворен? Можем идти дальше?
   -- Нет. Я ищу.
   -- Неужели? Вот никогда бы не догадалась. И что же, если не секрет?
   -- Способ.
   -- Весьма информативно. Скажи-ка, сшелл, ты такой разговорчивый всегда или только по нечетным дням? Что надо сделать, чтобы вытянуть из тебя больше трех слов подряд? Или нужны специальные условия, типа дождя из жаб или там танца голой под луной? Так это я с легкостью... Только давай сначала выберемся отсюда. Тут, знаешь ли, голой не потанцуешь - лианы жгучие, и под ногами невесть что. Да и дождь не получится - жабы в ветках застрянут. Короче, говори, что надо сделать, чтобы ты прекратил играть в молчанку. А то, после десятилетий заточения, мне до ужаса хочется с кем-нибудь поболтать...
   Что ж, последнее было правдой. Будь я столько времени каменной статуей, тоже мечтал бы о том, чтобы вволю поговорить. Проблема в том, что мне совсем не хотелось разговаривать. Особенно с Ксандрой, которой я, честно говоря, не очень-то доверяю. Вследствие чего беседовать с ней по душам меня не тянет. А на беседу светскую - обо всем и ни о чем - не было времени. Я был занят. Искал.
   О чем я говорю? О единственном (на данный момент) способе попасть в центр джунглей Флориана на Перекрестке, где по слухам находится Врата в его мир. Раньше попасть туда не составляло для меня никакого труда, но сейчас, лишившись способностей пиромага, я осознал, что между мной и Вратами непреодолимая преграда. Деревья. И не просто деревья, а селькои, чья кора крепче космоброни последнего поколения, да еще и прикрытой многослойным защитным полем. Добавьте к этому длинные мощные ветви, которые за века неимоверно выросли и переплелись с соседями, образовав непробиваемую крышу, приплюсуйте мощную корневую систему, и получите в результате Древокрепость - круглую несокрушимую махину, радиусом больше семи миль, высотой стен около мили, входы и выходы архитектором (или дизайнером ландшафта) не предусмотрены. По крайней мере, я так считал до того, как десять лет назад познакомился с Флорой Джингл - очаровательной сорокалетней леди, всю свою жизнь изучающую джунгли Перекрестка. Именно она рассказала мне о Бродягах-Кормильцах (длинное научное название я не запомнил) - порождениях магии Флориана и, как не удивительно, Лексамендрона (который, кстати, и создал Древокрепость). Задачей Бродяг было рыскать по джунглям в поисках пищи (животного белка, которого в зеленых дебрях было много и в разнообразнейших сочетаниях) и, найдя ее, пересылать в Древокрепость. Причем, что в данный момент было наиважнейшим фактором, в живом и неповрежденном состоянии. Тогда меня просто заинтересовало существование деревьев, которые не только перемещаются с места на место (уж этого добра я навидался на Клор Тероне), но и представляют собой мобильную телепортационную установку. Или ходячий портал. Несколько раз я наведывался в джунгли и пытался отыскать эти чудеса природы и магии. Уж очень хотелось узнать, почему они ведут такой странный образ жизни и кому пересылают еду. Флора считала, что на выходе из портала (который, кстати говоря, представляет собой эллипсоидное дупло внушительных размеров, прикрытое до поры ветками и лианами), дичь встречают шедофлоры - бывшие растения, которых Лексамендрон и Флориан превратили в плотоядных чудищ. Зачем? А хатт его знает. По крайней мере, существование таких тварей научно подтверждено. Во время своей последней экспедиции Флора своими глазами видела, как из ничем не примечательного дерева выскочил пронзительно визжащий звероящер, а за ним нечто когтистое, зубастое, покрытое мощной чешуей и длинными, брызжущими кислотой щупальцами. "Нечто" нагнало звероящера, мгновенно его разорвало, проглотило, а потом вдруг упало. И сдохло. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что тварь была растительного происхождения: лапы оказались ветками, щупальца - лианами, чешуя - корой. Более подробно изучить чудище не удалось - начался стремительный процесс разложения. За считанные мгновения мертвый монстр превратился в однородную, не поддающуюся анализу, кучу компоста. Точнее поддающуюся, но что тут анализировать? Перегной и есть перегной. Флора считала, что шедофлора убил солнечный свет.
   Этих тварей я тоже искал. Но безуспешно. Я утешал себя тем, что при надобности спокойно проложу себе путь сквозь стены Древокрепости - ведь ни одна органика не выдержит напора оранжевого пламени. Потому и не торопился. Надо было накопить достаточно сил для того, чтобы прожечь стену крепости насквозь и не откинуть при этом копыта от переутомления. Сейчас же научный интерес сменился жизненной необходимостью. Ибо сорокалетний срок моего вынужденного пребывания в этом мире подходит к концу (еще несколько лет и начнется Игра) и если я не успею уничтожить Врата Флориана... Думаю, наша война закончится, не успев начаться.
   Флориан был одним из самых слабых Демиургов (чуть сильнее Бидля и Бодля - мелких сошек Крейна, которые, впрочем, последние несколько десятков тысяч лет успешно дергали за ниточки тысячи своих марионеток на Клор Тероне), но у него была специализация, которая, в определенном отношении, делала его опаснее самого Лог-Сотрохта. Во время последней Игры Флориана знали как Повелителя Хворей. В своем мире он может создать практически любой организм, но больше всего ему нравится штамповать вирусы. Смертоносные вирусы. Единственная причина, по которой он не побеждал в предыдущих Играх - так это то, что воины Талцидуна, Крейна и Лог-Сотрохта просто не могли ничем заболеть. Мертвецы, демоны и Тени... Не живые, но и не мертвые. Таких, болезни обходят стороной. Зато наша армия, при встрече с новым "произведением искусства" Повелителя Хворей, сократится на три четверти. Оставшуюся четверть будут составлять дроиды, да и то не факт - некоторые "творения" Флориана способны паразитировать на металле, практически мгновенно превращая прочнейший сплав в ржавую труху.
   Я рассчитывал заняться Флорианом за год до окончания срока, чтобы он не смог вырастить новые Врата. Да, именно вырастить. В отличие от остальных Демиургов, Врата Флориана можно уничтожать раз за разом, но через полтора года после разрушения они снова появляются целые и невредимые. Со стороны это выглядит очень красиво - из земли пробивается хрупкий росток, мгновенно вырастающий в гигантское дерево, похожее одновременно на вывернутую наизнанку радугу и взрыв на фабрике фейерверков. Лично мне подобные произведения искусства всегда нравились, особенно в период похмелья. А что, очень даже удобно: посмотрел и через секунду у тебя перекашивает мозги. А так как после бурной ночи они уже вывихнуты, то взгляд на "гениальное творение", так сказать, вправляет вывих, через полторы минуты пищеварительный тракт завязывается в узел (соответственно увиденному), а еще через пару мгновений наступает полнейший "катарсис". Короче, против внешнего вида творения Флориана я ничего не имею, но вот плоды этого деревца... Болезни, хвори, гниение заживо и смерть, смерть, смерть... Так что я рассчитывал сровнять Врата с землей как раз при подходе подкрепления и поставить рядом с останками чудо-дерева десяток дроидов с дезинтеграторами. Для своевременной зачистки. Кто же знал, что мне придется отказаться от способностей пиромага, да еще и от левой руки в придачу? Впрочем, насчет руки мне грех жаловаться - протез оказался выше всяких похвал. Множество полезнейших механизмов, спелломет, а главное - теперь я могу не бояться заклятий Школы Разума (типа Паралича, МайндКонтроллера и других грязных штучек охотников за головами). Несмотря на то, что уровень ИИ в компьютере, координирующем действия моего протеза, гораздо ниже, чем у стандартного дроида с Клор Терона - его вполне хватит на то, чтобы избавить меня от тех, кто захочет связать меня ментально по рукам и ногам. Проще говоря, пока органическая часть моего тела будет парализована, механическая мгновенно активирует "программу зачистки", то есть найдет и уничтожит источник, подпитывающий заклятье. А так как ИИ подключен к глазу Исгарат, а сам "источник", для успешной работы заклятья, должен находиться от "объекта" на расстоянии не больше ста метров... Короче, придется адептам Школы Разума научиться уворачиваться от моих файерболов. Если, конечно, они не хотят проделать остаток пути до Великого Псайхо (это у них вроде бога и вседержателя этого самого Высшего Разума) в виде головешек. Хотя, если не ошибаюсь, именно в головешки им и предстоит обратиться, как только Псайхо обратит на них свой взор. Ладно, неважно. В любом случае, все эти выкладки еще не опробованы на практике. Я, конечно, немного потренировался на симуляторах Железнограда, но пока мне, как на грех, не попалось ни одного "счастливчика", попытавшегося меня парализовать. Хотя... Нет, Ксандру пока исключим из числа подопытных. Несмотря на то, что она как раз совсем не прочь покопаться в моей голове, я не могу уничтожить колдунью. Пока. Фэмин послужит источником информации и ключом к Ордену Мойр - организации, благодаря которой я смогу узнать побольше о моем новом "внутреннем соседе": Лексамендроне. Отказавшись от его даров (т.е. разноцветного пламени), я ослабил Разрушителя, но до полного изгнания Лекса из моей жизни вообще и тела в частности еще очень далеко. И что произойдет, когда он снова войдет в силу... Нет, не хочу даже думать об этом. Но придется. А потому лучше всего держать Ксандру Фэмин рядом. По крайней мере, пока не узнаю все о Лексамендроне и судьбах моих предшественников. Последнее меня особенно интересовало. Но сначала - пробиться в Древокрепость.
   Честно говоря, странно, что мое желание попасть к Вратам Флориана настолько... всеобъемлюще. Нет, логически все вполне объяснимо, но все равно... Еще вчера я изо всех сил стремился попасть в Пандемониум, дабы выполнить возложенную на меня Эриком миссию, а сегодня я почти о ней не вспоминаю. Точнее, вспоминаю но только время от времени, да и то в связи с рассуждениями о моем странном поведении. Хотя... Почему странном? Может для сшеллов такая быстрая смена целей - вполне нормальное явление? Или это следствие того, что я попытался избавиться от Лексамендрона? Слишком много вопросов... Хаттская задница, что же делать?
   -- Ну вот, а теперь у тебя вид, как на похоронах любимой тетушки. Или точнее, как будто ты узнал, что все состояние она завещала не тебе, а своему мопсу. В чем дело, сшелл?
   -- А тебе-то что, ведьма?
   -- Не называй меня так. - нахмурилась Фэмин. - У меня есть имя.
   -- У меня, знаешь ли, тоже.
   -- Вот тут ты ошибся, сшелл. У тебя, как у пристанища великого Лексамендрона, имени нет. И не будет, пока Разрушитель не пробудится или ты не заслужишь более красочного идентификатора. - Вот оно как... Нет, не думаю, что мне это нравится. - Так что я зову тебя, соответственно традиции. А ты должен называть меня госпожой Ксандрой.
   -- Да ну? А теперь слушай внимательно... Ведьма. - я с радостью отметил, как ее скривило от этого прозвища. - Мое имя - Керрил Флейм. Это такая же правда, как и то, что по статусу ты - ведьма, как бы тебя от этого не корежило. Так что выбирай - мы обращаемся друг к другу по именам или по званиям. Заметь - больший дискомфорт испытаешь как раз ты. Мне-то все равно, как меня называют.
   -- Тогда почему ты против сшелла? - поинтересовалась Ксандра.
   -- Мне плевать на прозвища. Я просто за равноправие. Такой вот у меня принцип.
   -- Принцип, говоришь? А теперь слушай меня внимательно. Первое: ты - сшелл, я - госпожа Ксандра. Второе: я говорю, ты подчиняешься. Третье: мне надоели твои споры и капризы, так что, если не будешь слушаться... Здесь нет Луос Тресед, и никто не помешает мне наказать тебя...
   -- А вот с этого места поподробнее, - усмехнулся я, - как это ты собираешься меня наказывать?
   -- А вот так. - Тут ведьма метнула в меня зеленую молнию. Точнее в то место, где я находился секунду назад. Хм, хорошо, что я могу видеть ауры. Изменившийся рисунок - единственное, что выдало ее намеренье. Причем за мгновение до начала атаки. Это позволило мне увернуться от молнии, подскочить к Ксандре и приставить к ее горлу лезвия, выскочившие из моего протеза. Все это за доли секунды. Что ж, если ей захотелось поговорить серьезно, то кто же я такой, чтобы препятствовать этому?
   -- Ты бьешь слишком медленно и твои действия легко предсказать - конечно, это неправда, но именно это и выбило ведьму из колеи. Похоже, она очень гордилась своей скоростью и искусством физиономиста. Но сбить с нее немного спеси не помешает. - Я мог бы убить тебя десяток раз, но пока ты мне нужна. Живой и относительно неповрежденной. Но если ты продолжишь строить из себя строгую наставницу из грез раба-мазохиста, то я забуду о "неповрежденной". А когда я получу от тебя все что мне нужно, то и о "живой". Впрочем, ты неплохо сражаешься и я не против того, чтобы ты была моим союзником. Так что выбирай - либо ты со мной и на вторых ролях, либо одна и на Серых Равнинах. Поверь, я отправлю тебя туда без промедлений и сомнений. Ну не выношу я рядом с собой людей, способных воткнуть мне нож в спину. В общем, выбирай и помни - обратного пути не будет. Предашь меня - и твоя смерть растянется на долгие, мучительные годы. Уж времени у нас предостаточно. - Каждое произнесенное мною слово было сдобрено для большего эффекта немалой толикой Силы. Раньше бы я не рискнул воздействовать на Фэмин подобным образом, но сейчас, когда "объект" растерян, а значит наполовину ментально обезоружен... Упустить такую возможность по меньшей мере глупо. Впрочем, даже Сила не смогла полностью сломить волю ведьмы. Нет, она поверила во все, что я ей сказал, но проблема была в том, что ее это только раззадорило. Ксандра, подняла голову и посмотрела прямо в мои глаза. Решила загипнотизировать или просто показать, что не устрашилась моих угроз - сие мне неизвестно. Я, было, приготовился к ментальному поединку, но тут... все неожиданно закончилось. Ксандра с трудом оторвала свой взгляд и опустила глаза. Мало того, я заметил, что в них блеснул страх и... уважение. Что за ерунда? От неожиданности я опустил левую руку, и тут Ксандра опустилась передо мной на одно колено. Как она это сделала, не запутавшись при этом в балахоне? Воистину, неисчерпаемы чудеса женского организма.
   -- Прости меня, Керрил. Я вижу, что стал достойный хранилищем духа Повелителя и даже превзошел всех своих предшественников. Позволь мне продолжить свою миссию и охранять тебя до полного пробуждения Лексамендрона. Клянусь, что буду беспрекословно подчиняться тебе. Только разреши мне остаться с тобой. - ишь ты как заговорила... Интересно, в чем причина такой резкой смены курса?
   -- Хм... Ладно, можешь следовать за мной. Кстати, объясни-ка, отчего ты вдруг сменила маску госпожи, на личину покорности?
   -- Это не личина. Я действительно готова следовать за тобой и выполнять все твои приказы. А причина этого кроется в тебе. Ты изменился, Керрил. Прошел за считанные дни путь, который у твоих предшественников занимал годы, если не десятилетия. Выдержал напор Повелителя и не дал ему поглотить свой разум и тело, тогда как многие другие сшеллы ломались, и нам приходилось усмирять Повелителя...
   -- Прокрути-ка ленту чуть назад... Вы же, вроде бы, должны наоборот, всячески стимулировать возрождение Лекса? Отчего же ты радуешься тому, что я "сдержал напор"?
   -- Ты так ничего и не понял. - улыбнулась Ксандра. - Задача Ордена Мойр заключается не только в том, чтобы возродить Лексамендрона, но и проследить за тем, чтобы Повелителю не досталась оболочка, обладающая... Изъянами.
   -- Какими изъянами?
   -- Физическими, умственными или душевными. К сожалению, подобная участь настигает девять из десяти сшеллов. После своей второй смерти Повелитель Лексамендрон стал крайне нетерпелив и начал самостоятельно ускорять процесс превращения сшелла. Как он это делает, ты уже знаешь. А подобные манипуляции выдержит не каждый, и, разумеется, большинство "обрабатываемых" сшеллов становились либо калеками, либо безумцами. Осознав это, Лексамендрон создал Орден Мойр, основной задачей которого было следить за тем, чтобы изменения его оболочки не выходили за пределы выбранных им границ. Если же это все-таки происходило, то сшелла уничтожали и начинали готовить новое вместилище духа Разрушителя. Он же, при каждом своем новом воплощении, становился все нетерпеливее, а его напор все яростнее. Предпоследнему "удачному" воплощению предшествовал десяток уродов и безумцев, причем Лексамендрон сменил их всех всего лишь за четыре года. Некоторые из Ордена даже посчитали длительное исчезновение Разрушителя за благо, решив, что на той стороне он успокоится и перестанет безумствовать. Надо ли говорить, что они были неисправимыми оптимистами? Остальные считали, что долгое заточение окончательно сведет Повелителя с ума, и воплотиться ему уже не удастся (если, конечно, он не смирится с тем, что его новое тело будет представлять собой бесформенную груду плоти). Но тебе удалось не только усмирить силу Лексамендрона, но и погрузить его в сон. Первое казалось мне невероятным, а второе практически невозможным. Но теперь, заглянув в тебя, я поняла, что ты действительно смог это сделать. А значит, ты можешь подготовить свое тело к его пробуждению, и Повелитель возродится во всей красе... - при этих словах я почувствовал, как в голосе Ксандре промелькнули мечтательные нотки. Хм, я ее даже где-то понимаю. Всю жизнь, на протяжении хатт знает скольких поколений возиться с надоедливым безумным духом огромной силы и глупости, который, несмотря на великое желание снова обрести телесную оболочку, не может удержаться и доводит эту самую оболочку до полнейшей непригодности. С ума сводит или превращает в хатт знает какого мутанта, должного, в идеале, быть огненным утукку. Мне еще с ним повезло. Что бы спятивший Разрушитель со мною сделал. Сведение с ума кажется наиболее вероятным исходом. Уж на это Лексу с его нашептываниями и всевозможными соблазнами силы хватит. И теперь понятны надежды Ксандры. Держу пари, она считает, что если уж я прошел через критическую отметку и утихомирил Лексамендрона, то теперь их долбанный Повелитель, наконец-то, даст сшеллу (то есть мне) нормально развиться и не свихнуться или мутануть не в ту сторону. Что ж, я не против, если не считать одной ма-а-аленькой детали - в конце мне придется уступить свое тело Лексамендрону. Хм... Не сказал бы, что подобный финал может считаться удачным. Впрочем, можно утешиться тем, что этот "счастливый конец" мне грозит лишь в том случае, если меня не прихлопнут раньше. В общем, лучше отложить беспокойство по этому поводу на неопределенное будущее. А именно на момент, когда Лекс снова начнет пробиваться в верхние слои моего сознания. А пока... Я еще раз вгляделся в ауру Ксандры. Да, все сказанное ею было правдой. А значит, я могу ей довериться. Ненамного и ненадолго.
   -- Ладно, можешь сопровождать меня. Но помни - попытаешься предать, и я тебя уничтожу.
   -- Я поняла. А теперь скажи мне, что же ты ищешь среди ветвей? - и я рассказал ей о Бродягах. Каково же было мое изумление, когда выяснилось, что она знает о них, причем гораздо больше старушки Флоры. Еще больше я удивился, когда Ксандра сказала, что я должен знать об этих существах лучше всех прочих.
   -- Лексамендрон создал Бродяг как врата Древокрепости и именно он может повелевать ими.
   -- Это, конечно, здорово, но позволь тебе напомнить одну маленькую деталь. Я - отнюдь не Лексамендрон. И какое мне дело до того, что он умел при жизни?
   -- Если он это мог, то сможешь и ты. В тебе нет силы утукку, но зато ты можешь делать то, что мог только Лексамендрон.
   -- Ты о чем?
   -- Ты умеешь управлять нитями. Мало того, ты видишь их. Это умеют лишь Лексамендрон и его брат.
   -- Угу... А еще все форсюзеры Клор Терона. Точнее, Зер Терона. Короче, ты ошиблась. Во мне нет ничего особенного.
   -- Форсюзеры с Зер Терона? Псионики? Нет, Керрил, это ты ошибаешься. Пусть управление нитями и псионика визуально схожи, но сравнивать их бессмысленно. Твои форсюзеры не видят нитей, дергают за них вслепую и редко добиваются нужного эффекта. Их приемы грубы и безыскусны. Разумеется, попадаются псионики, обладающие большей чувствительностью, но им до тебя далеко. - Ну ничего себе новости... Кажется, у Ксандры окончательно поехала крыша. - И это не предположение. Я сама видела, как ты безошибочно оперируешь Кружевом. Мало того, я не почувствовала никаких астральных колебаний, сопутствующих применению заклятий для распознания аурного рисунка. Сначала я решила, что тебе просто повезло и ты не более чем посредственный сшелл-псионик, все еще не желающий расставаться со старыми трюками, несмотря на то, что у тебя есть часть силы Лексамендрона. Но потом, когда я увидела, как ты несколько раз подряд безошибочно вплетаешь свой узор в аурное кружево, я поняла, что ошиблась. Ты смог сделать то, что раньше умели лишь Разрушитель и его брат - вмешаться в кружево и изменить узор, согласно своему желанию. Признаюсь, тогда я не на шутку испугалась. Испугалась твоей силы и того, что твой разум не выдержит, и ты разделишь участь своих предшественников. Только вот уничтожить тебя будет не в пример сложнее. Безумный утукку опасен, но привычен, а вот безумец, обладающий даже ничтожной частью истинного могущества Разрушителя... Был даже соблазн убить тебя, пока ты валялся в Железнограде без сознания и руки. Но Луос Тресед не дала мне осуществить задуманное. Может, это и к лучшему. Твой контроль над Лексамендроном слаб и неполон, но до тебя создание даже такой слабой связи было не под силу ни одному сшеллу. И я уверена, что ты можешь использовать знания Разрушителя. Сейчас ты гораздо сильнее и при желании легко получишь доступ к его памяти. - Эх, если бы это было правдой. Проблема в том, что в рассуждениях Ксандры наблюдается небольшая неточность. А именно: я ничем не отличаюсь от остальных форсюзеров. В том, что я могу видеть аурное кружево, нет моей заслуги: все дело в глазе Исгарат. Кстати, именно поэтому Ксандра не чувствовала никаких астральных возмущений - сканирование имело не магический, а, скорее, механический характер. Хм, никогда не думал, что еще раз наступлю на те же грабли. Однажды я уже попал в подобную историю.
   Скрываясь от наемников Хитра, я решил затеряться на ВМД (Выставке Магических Достижений) среди прочих магов, колдунов и чародеев. На тот момент это было самое многолюдное место в том "квадрате", где я находился: судьба занесла меня на Утюжную Равнину, представляющую собой абсолютно гладкую поверхность, с параметрами сто на сто миль и одним небольшим городом в центре, где как раз и проходила Выставка. К сожалению, оказалось, что убийцы, нанятые Обезьяном, уже поджидали меня там. Единственным местом, куда они не могли попасть, была Арена Архимагов, где последние демонстрировали друг другу новейшие и мощнейшие заклятья, наслаждаясь в перерывах между демонстрациями изысканными яствами и напитками. Идеальное место, чтобы отсидеться до конца Выставки, а потом свалить под шумок через чей-нибудь телепорт. Кроме того, на Арену пускали всех. Единственная проблема заключалась в том, что я не был архимагом. Мало того, мои заклятья еле-еле дотягивали до третьего уровня. В то время как архимаги притаскивали на выставку плетения минимум седьмого. Еще одна неучтенная мною деталь: глупцов, которые осмелились выйти на Арену без проходящих уровневый ценз заклятий, архимаги испепеляли на месте. Или демонстрировали на них какое-нибудь из принесенных заклинаний (участь, по моему мнению, гораздо худшая). Правда узнал я об этом только после начала соревнований. Когда подошла моя очередь, я было запаниковал, но решил рискнуть или, как минимум, помереть с музыкой. И впарил коллегии архимагов... Карточный фокус. Демонстрируя свое презрение к подобным игрищам (если падаешь носом в лужу, то кричи, что это в знак протеста - есть шанс, что тебе даже поаплодируют). Я думал, что меня пришибут на месте, но вместо этого... Я получил Алмазный Кубок - первый приз на этом виде соревнований, как создатель магического плетения нового поколения, не оставляющего в астрале никаких следов. Впрочем, когда я увидел, что второе место получил чародей, создавший заклинание, названное им "Призывание носков", то перестал удивляться. Для успешной активации чар чародею пришлось практически опустошить свой резерв (которого хватило бы на десяток "Инферно" или сотню файерболов), носки были разного цвета, но, похоже, последнее архимагов не волновало. Неудивительно - все они уже давным-давно забыли те блаженные времена, когда они носили одинаковые носки, носовые платки были чистыми и не рваными, а мантии не украшали пятна от кислот и соусов. Что делать - у архимагов экономки не задерживаются. Последнее неудивительно: мало удовольствия находить, что твой передник неожиданно превратился в лягушку, требующую, чтобы ее немедленно поцеловали, а скалка - в позолоченную селедку, ругающуюся на четырех языках и грозящей устроить всем полный армагедец и апокалипсец, если ее сейчас же не отпустят в родной водоем. А магические слуги либо тупы как пробки, либо злобные как демоны (кем, честно говоря, и являются). Короче, я победил. Заодно получил неожиданный бонус - наемники Хитра решили, что смогут уничтожить меня во время церемонии вручения наград, но восхищенные мной архимаги окружили победителя соревнований такой мощной защитой, что атакующие заклинания отразились обратно на кастующих их убийц. А стрелы и отравленные дротики сами разворачивались и летели за лучниками, причем последние, не желая превратиться в подушечку для иголок, еще несколько часов бегали по площади, всеми силами стараясь оторваться от предательских снарядов. Короче, было весело.
   Но я отвлекся. О чем я говорил? Ах да, о том, что Ксандра, похоже, переоценила мои возможности. По крайней мере, в области зрения. С другой стороны, по всем оставшимся параметрам я вполне соответствую "продвинутой" версии сшелла. Так, может, попробовать отхватить у Лексамендрона немного силы? Стоп... Это мы уже проходили. Лексу лучше оставаться в самой потаенной части моего сознания и чем дольше, тем лучше. Но... Как же тогда попасть в Древокрепость? И почему, хатт меня раздери, мне так хочется туда попасть?
   Все это слишком странно. И подозрительно. Мне начинает казаться, что кто-то снова привязал к моим метафизическим конечностям ниточки и дергает за них. Надо признать, весьма искусно... Не будь у меня шрамов от нитей предыдущих "кукольников" я бы ничего не почувствовал. Но после Дарта Плагеуса, тандема зелькааров с "бонусом" -Солтиереном и, наконец, Лексамендрона у меня, появился относительный иммунитет к подобным манипуляциям. Точнее, я начал их замечать. Уже прогресс... Но кто этот новый кукольник? И каков его "рычаг воздействия"? Плагеус создал мое тело и умудрился проникнуть в мой мозг. Зелькаары повелевали миром, в котором я жил и им не составляло труда подтолкнуть несчастного форсюзера на нужную им дорогу, Солтиерен умудрялся "вести" меня, играя на чувствах и эмоциях (Солти всегда был мастером психологии). Лексамендрон вообще составляет основную часть моей души... Или это я являюсь его частью? А, хатт его знает. Но, так или иначе, у всех был ключ ко мне. Разум, судьба, эмоции, душа... Что же теперь? А главное, КТО теперь?
   Пытаясь решить этот вопрос, я активировал глаз Исгарат, достал зеркальце и начал исследовать кружево своей души, пытаясь найти пресловутые "манипуляторы". Но все безуспешно: несмотря на то, что глаз дал мне возможность узреть практически любой аурный узор с точностью до мельчайшего плетения, в отношении моего кружева он был бесполезен. Нет, я его видел, но... Просто не понимал. Я нормальные-то плетения расшифровываю с грехом пополам, а то, что я узрел в зеркале... Хм, неудивительно, что даже настоящие профи в области "чтения душ" смогли понять только поверхностный рисунок. Из-за всех произошедших со мной метаморфоз, моя аура превратилась в сложнейшую головоломку, разгадать которую смог бы либо гений, либо сумасшедший. Хотя кое-что я разобрал (опираясь, скорее, не на знания, а на интуицию). Даже увидел следы управляющих нитей. Но на следах все и закончилось: я смог проследить их путь по моему кружеву, но только до той части, которая была занята Лексамендроном. Я, было, подумал, что именно Лекс и пытается таким образом мной управлять, но потом заметил, что нити проходят "зону Разрушителя" насквозь и сразу же исчезают в чем-то вроде миниатюрных порталов (так как и порталы и зона были одинаково черными, они практически наложились друг на друга). Куда же эти черные дыры вели, я не имел ни малейшего представления. Короче, поиски прекратились, не успев и начаться.
   Но как же тогда поступить? Можно, конечно, послать этого кукольника куда подальше (раз уж я понял, что мной пытаются управлять) и направиться, как я и намеревался, в Пандемониум. Но, что если эта попытка была лишь пробным шаром? Что если в следующий раз я послушно подчинюсь чужой воле? Нет, вариант "страус" мне не подходит. Тогда остаются два пути. Первый: обратиться за помощью к третьему лицу, дабы он исследовал мою ауру и уничтожил контролирующие нити (или, хотя бы закрыл порталы). Второй: выполнить внушаемое желание, посмотреть на результат, сопоставить факты и, исходя из всего вышеперечисленного, попробовать выманить кукловода. Оба варианта сопряжены с изрядным риском. Но иного пути я не вижу. Остается решить, какое из "зол" можно считать наименьшим. Просить кого-то о помощи совсем не хочется, да и велика вероятность того, что при оказании этой самой помощи, "лекарь" решит, что неплохо бы изменить во мне еще что-нибудь. Например, убавить цинизма, прибавить вежливости, искоренить свободолюбие, привить абсолютную покорность. Что мне, откровенно говоря, совсем не нужно.
   Второй вариант, предполагающий послушание и выманивание тоже был, мягко говоря, не идеален. Слишком много случайностей и непредвиденных поворотов событий. Да и само "выманивание" оставляет желать лучшего. Мало того, что возможным оно станет только когда "кукловоду" снова захочется подергать за ниточки, так еще мне надо будет мгновенно во всем разобраться и перехватить инициативу. То есть, как минимум, попытаться пустить по нитям обратный импульс, содержащий приказ переместиться ко мне. Это кажется вполне возможным: ведь нити привязаны не только ко мне, но и к нему. Так что, если у меня хватит силы воли, то... Но, как я уже говорил, для этого мне нужно разобраться в механизме управления, выбрать нужный момент, совершить правильную комбинацию действий... Если же ничего не получится, то придется заняться долгим планированием и высчитыванием (авось, лет через пять я вычислю своего "кукловода"). В общем, план, прямо-таки "обреченный" на провал. Хотя... В рукаве у меня остался последний козырь: моя интуиция. В прошлом она не раз помогала мне выбрать из множества возможных путей самый выигрышный, так почему бы ей ни прийти мне на помощь и в этой ситуации? Впрочем, сейчас я начинаю подозревать, что и с интуицией не все в порядке. Ибо именно интуиция подсказывала мне, что наиболее, с логической точки зрения, "провальный" вариант, будет самым выигрышным. Может, это не интуиция, а лишь следствие внушенного мне желания? А, неважно...
   -- Ты долго еще будешь пялиться в зеркало? - ехидно спросила меня Ксандра. - Ты ведь вроде собирался призвать Бродягу. Или желание уже рассосалось?
   -- Нет, просто... Ты сказала "призвать"?
   -- Разумеется. Бродяги до ужаса скрытные и выходят к живым существам только тогда, когда на той стороне возникает потребность в протеине. Или когда их призывает создатель. То есть ты.
   -- Вот оно как... И как же их призвать?
   -- А это ты должен узнать сам. Тебе придется воспользоваться знаниями Лексамендрона. - Я так и знал, что этим все закончится. Сейчас мне придется либо признаться в том, что я не так уж крут, либо... Нет, соваться к Лексамендрону мне совсем не хочется.
   Похоже, Ксандра, поняла, о чем я размышляю. Ну, или оказалась близка к этому.
   -- Ты думаешь, что не совладаешь с духом Лексамендрона. Не бойся. Я чувствую, что ты справишься. В крайнем случае, я тебя подстрахую.
   -- Подстрахуешь? Ну-ну... И как же мне добраться до знаний Лекса?
   -- Загляни внутрь себя. Ты ведь уже делал это, не так ли? - действительно, делал. Только это были воспоминания Дарта Плагеуса, но принцип схожий. Что ж, попробуем... Я сел на какой-то гнилой пенек в позу для медитаций, закрыл глаза и погрузился во тьму.
   Лучше бы я рассказал ей про глаз. Ибо на "картотеку" покойного Плагеуса это было совсем не похоже. Наверное, дело было в том, что у своего создателя я эти воспоминания просто-напросто вырвал с корнем, к тому же в момент изъятия "папаша" Кей-Геларра мечтал только о том, чтобы убраться от меня подальше и не слишком заботился о сохранности информационного багажа. В данном случае хозяин информации, в которой я нуждался, пустил такие мощные ментальные корни, что чрезмерное применение Силы может обойтись мне слишком дорого (малейшая ошибка и я выжгу себе мозг). Придется действовать плавно...
   Мне повезло, что Лексамендрон был слишком слаб после ритуала экзорцизма. Но даже в подобном состоянии ему удалось втянуть меня в омут иллюзий:
   Я оказался в чем-то наподобие зеркального коридора. Наподобие, потому что обычными зеркалами здесь и не пахло. Это место напоминало коридор из черного льда в гробнице Дарта Плагеуса. Да, это он и есть. Похоже, Лексамендрон подключился к моей памяти (хотя должно было произойти с точностью наоборот) и взял этот славный образец шизоидной архитектуры за основу своей иллюзии. Почему я решил, что это дело рук Лексамендрона, а не моего воспаленного разума? Все просто - образы, увиденные мною в черных ледяных зеркалах не принадлежали моему сознанию. Пока. Именно за обладанием ими я и нырнул в метафизические глубины. И, как видно, получил гораздо больше, чем хотел.
   Один раз Лекс уже выдал мне "на-гора" все свои мысли, чувства и воспоминания. Как я понимаю, он надеялся, что такой груз информации лишит меня всякой воли к сопротивлению, и я стану тем, чем мне и положено быть - безропотной оболочкой, в которой должен воплотиться Разрушитель. Признаюсь, ему это почти удалось. Не вмешайся Деймон и не будь моей основной чертой упрямство, мое "я" благополучно растворилось бы в сложносоставной личности Разрушителя. Тогда я получил всю "биографию" Лексамендрона, сжатую в одном мощном ментальном импульсе и, разумеется, ничего кроме наиболее сильных эмоций и желаний не уловил. Что ж, теперь у меня появился шанс наверстать упущенное. Ибо в черных зеркалах отражалась вся многовековая жизнь Разрушителя.
   Хаттская задница... Ну и детство было у мальчика... Ничего не скажешь. Разумеется, бывает и хуже (например мое, в трущобах Нар-Шадаа), но все равно... Теперь понятно, откуда у Лекса появилась предрасположенность к разрушению всего и вся. Плюс еще и наследственность. Я шел по коридору и разглядывал сменяющиеся картины. На нескольких из них я увидел знакомое лицо. Привет, Солти. Давно не виделись. Надеюсь, ты был хорошим наставником и не втравливал ребенка в свои интриги... Посмотрев на следующее зеркало, я понял, что надежды не оправдались. Насчет наставника не знаю, но вот интриг было много. Очень много. И последней было создание этой вселенной. Дальше картинки начали мелькать с гораздо большей скоростью. Как будто Лексамендрон хотел пройти мимо этих эпизодов как можно скорее. Интересно, чего же он избегает?
   Скорость прокрутки все росла. Мой взгляд успевал выхватить лишь отдельные детали. Но и их хватило для того, чтобы понять причину нежелания Лексамендрона проживать заново эти моменты. Первая война против Демиургов... Ранение... Агония... Первая смерть... Десять лет одиночества на Серых Равнинах... Первое воплощение в случайного, оказавшегося рядом с физическим выходом из астрала человека. Болезненная метаморфоза и мгновенно последовавшее за ней безумие носителя. Мутация проходит неправильно и первая оболочка Лекса долго и мучительно умирает. Агония продолжается неделю, и все это время дух Разрушителя терзается невыносимой болью вместе со своей жертвой. Наконец, смерть... Но агония остается. Точнее память о ней, но для духа и этого достаточно. Еще десятилетие одиночества и новое воплощение. На этот раз удачное - недаром Разрушитель потратил столько времени, создавая свой новый образ. Так появился сшелл. А в воспоминаниях Лексамендрона боль от новой трансформации сплелась с отголосками мучений и безумия первого "избранника". Но тогда это было лишь мелкое неудобство, на которое можно не обращать внимания. Новая битва и новая смерть. Еще несколько лет на Серых Равнинах, проведенные в оптимизации формы будущей оболочки. Наконец-то выбор пал на тело огненного утукку. Воплощение... И еще одна полоса мук колючей проволокой впивается в астральное тело Лексамендрона. А потом снова смерть, годы мучений в пустоте астрала и новая оболочка. И так снова и снова... Мало того - всякий раз момент воплощения сопровождается болью предыдущих сшеллов, что все больше и больше мешает сконцентрироваться. Потом одиночество и боль на несколько миллионов лет. Все это время Лекс пытается пробиться в мир, но завеса, установленная Седым Пером слишком крепка. Когда, наконец в преграде появились щелочки, сквозь которые можно было просочиться в реальный мир, способность к концентрации практически утратилась. Муки становятся буквально непереносимыми. И пусть они прекращаются после окончательного "пробуждения" (то есть после того, как сшелл превращается в утукку, а тот - в Лексамендрона), но само их наличие мешают Разрушителю правильно скомбинировать нити и выбрать точки приложения силы, что порождает еще большие мучения и мутации, несопоставимые с нормальной жизнедеятельностью... После сотни подобных "циклов превращений", удачное воплощение можно считать нежданным подарком Его Величества Случая. Да еще и души предшествующих сшеллов пытаются взять на себя главенствующую роль, так что приходится их "нейтрализовать" (то есть сводить свои оболочки с ума в процессе трансформации). Разумеется, это больно и мерзко, но Лексамендрон считает, что немного страданий - приемлемая цена за полный контроль над своей разросшейся душой и чередой тел. К сожалению, некоторые сшеллы все-таки умудрились вплести свои мысли и желания в кружево разума Разрушителя, что явно не улучшало его внутренний настрой. Пришлось даже приказать группе слуг следить за изменениями тела и уничтожать оболочку, если "неправильные" мутации зайдут слишком далеко. Так появился Орден Мойр. Но это решало лишь часть проблемы. А потом... Потом, после очередной смерти, он вдруг понимает, что не чувствует больше щелей в завесе. Почему? Лекс не знает. Может из-за количества "прилипших" к ауре сшеллов... Или он превысил лимит смертей... Так или иначе, Разрушитель снова оказался в астральном заточении. И на этот раз выхода не было. Впрочем, была в подобном положении и некоторая польза - наконец-то Лексамендрон смог навести в своей душе хоть некоторое подобие порядка. Но вот, несколько десятилетий назад он, наконец, почувствовал что в завесе появилась трещина. Мало того, Лекс увидел ее и понял, что сможет вырваться из Серых Равнин. Тут, кстати, я почувствовал, что в этом "прозрении" есть нечто подозрительное. Да, вот оно: глаз Исгарат уловил в общей картине след чужой ауры. Похоже, Лексамендрону кто-то помог. Но кто? И зачем? Лекс тоже почувствовал постороннее влияние и в обычном своем состоянии не рискнул бы направиться по открывшемуся пути. Но страх и боль пересиливают осторожность, Разрушитель кидается к выходу из Серых Равнин и вселяется в... Младенца. Которым, к тому же, оказываюсь я. Такого исхода Лексамендрон не ожидает. Обычно он вселялся в уже взрослых существ, узнав, в свое время, метом проб и ошибок, что оболочка, не достигшая двадцатипятилетнего возраста, не подходит для контролируемой мутации. Будь его воля, младенец мгновенно прекратил бы свое существование, а Разрушитель, вернувшись на Серые Равнины, занялся бы поисками более подходящей оболочки. Но тут Лексамендрон понимает, что, сделав это, он совершит непростительную ошибку. Да, он выбрался с того света, но сможет ли сделать это снова? В этот раз кто-то помог Разрушителю, но поможет ли этот таинственный "кто-то" еще раз? Разрушитель решает не рисковать и ждать. Поэтому, остатки своих сил он использует для погружения себя в сон. А потом... Потом его разбудили. Причем разбудил его старый наставник. Проклятый экспериментатор! Он дал сшеллу доступ к огню утукку, хотя последней оболочке Разрушителя едва исполнилось двадцать лет. При этом, Солти считал, что просто раскрывает талант пиромага. Глупец...
   Лексамендрон чуть было не утрачивает контроль над своей силой, но ему удается сдержаться и даже вернуться ко сну. Но на этот раз его сон беспокоен и короток. И не забери у меня Деймон большую часть способностей пиромага, то, окончательно проснувшись (что произошло примерно через два-три дня после "изъятия огня"), Лексамендрон мгновенно потерял бы от боли контроль, потеряв последнюю возможность воплотиться в этом тысячелетии. А так он просто ничего не мог сделать или насильственно изменить, ибо был слаб, как новорожденный кутенок. Лекс этому даже обрадовался. Правда, радость продолжалась только несколько часов, а потом началась обычная для состояния "полувоплощения" агония. Которая продолжалась все время моего пребывания на Перекрестке. И вследствие которой, мой "постоялец" стал даже безумнее обычного. К моменту достаточного восстановления сил он уже не думал о возможности неправильной мутации. Единственным желанием Лексамендрона было прекращение этого кошмара - то есть смерть или, что предпочтительнее, окончательное воплощение. Причем, неважно во что, лишь бы боль исчезла. И я не знаю, в какое страшилище я бы превратился, не вмешайся Деймон во второй раз. Теперь Лекс потерял практически всю свою силу и ему остается только одно - начать все сначала. Что означает еще несколько десятилетий мучений и медленного схождения с ума. Хм... Мне даже стало его жалко. А потом я подумал, что произойдет со мной, когда он, наконец, накопит достаточно сил, и мне стало страшно. Когда же я поймал мысль Лексамендрона о том, что теперь не я смогу "сбросить" его, как в прошлый раз, не расставшись при этом с жизнью, то начал паниковать... И тут я подлетел к концу зеркального коридора. Вспышка, и черные зеркала разлетелись миллионом осколков. Которые, в свою очередь, закрутились в черном ледяном вихре, в середине которого я увидел нечто отдаленно напоминающее человеческий силуэт. Через несколько мгновений вихрь утих и я увидел главного героя только что просмотренного мною фильма.
   Благодаря глазу Исгарат я увидел не только Лекса, но и его ауру. Причем Лекс был похож на полуразмытую картинку. К тому же небрежно нарисованную. Может, все дело в том, что здесь присутствует только его астральная часть? И что это за странный узор? Выглядит, как будто сквозь Лексамендрона пророс терновый куст. Интересно... Я прикоснулся к одной из темно-красных линий и тут же отдернул руку. Но все равно успел почувствовать отголоски боли одного из моих предшественников. Что же должен чувствовать тот, кто опутан этой проволокой? Неудивительно, что Лекс сошел с ума (подобный букет ощущений, испытываемый на протяжении столетий, лишит рассудка даже полубога). Бедняга... Хм, а это уже интересно: от моего прикосновения нить почему-то сменила цвет на темно-коричневый и даже, как будто, пожухла. Неужели... Я еще раз прикоснулся к проросшей сквозь астральное тело Лекса колючей проволоке. Надо сказать никто из нас не испытал особого удовольствия от подобного контакта. Я получил еще одну порцию болезненных воспоминаний, а нить... Нить стала угольно-черной и затем рассыпалась прахом. Мне показалось, или боль, терзающая Лексамендрона, уменьшилась? Не уверен... Но моя интуиция подсказала мне, я смогу получить то за чем пришел только в том случае, если уничтожу кружево страданий. В который раз я всерьез задумался, не послать ли мне эти подсознательные советы куда подальше. Но делать нечего - я стиснул зубы и принялся за работу.
   Вся "работа" заняла около получаса реального времени и две-три вечности субъективного. А то, что я испытал, проживая вместе с Лексом и моими предшественниками все "прелести" сотен вселений и мутаций, добавило еще с полдюжины тысячелетий. Но, наконец-то, последний кусок красной колючей проволоки превратился в черную пыль. Я, обессиленный, грохнулся рядом с Лексамендроном (который, надо сказать, тоже не подавал признаков жизни), и потерял сознание (настолько, насколько это возможно, пребывая в состоянии астрального тела внутри собственного подсознания).
   Кто из нас очнулся первым? Не знаю... Но, так или иначе, когда я поднялся, первым, что я увидел были внимательные серые глаза. Глаза Лексамендрона. Глаза, в которых не было и следа бушующего в них ранее безумия.
   -- Как... Как ты это сделал?
   -- Что именно?
   -- Как тебе удалось разрушить Плетение Памяти? - так вот, как называлась эта красная гадость. - Я миллионы раз пытался уничтожить эти нити, но безуспешно... А ты... За несколько минут... - похоже, мой "постоялец", мягко говоря, удивлен. В отличии от меня. Я-то привык к подобным поворотам судьбы и тому, что идя по пути, предложенному моей интуицией, я постоянно совершаю что-нибудь экстраординарное. С одной стороны это несколько смущает (ведь я все еще не разобрался, только ли интуиция ведет меня по этому пути), а с другой... В конце концов, моя подсознательная советница еще ни разу не ошибалась. Так не проще ли молча пожинать плоды? Согласен, проще. Кроме того, пока ничего другого мне не остается.
   -- Слушай, если ты хочешь узнать от меня детальное описание процесса, то боюсь, я смогу рассказать не более того, что ты и сам видел. Подошел, полапал, испепелил - вот и весь алгоритм. Подробностей и сам не знаю, так что, извини. Скорее всего, мне просто повезло.
   -- Ты не врешь. - Уверенно сказал Лекс. Слишком уверенно. Похоже, он действительно чувствует, говорю я правду или вру. Надо бы получше следить за своими словами. - Что ж, будем считать, что тебе действительно повезло. А теперь скажи кто ты?
   -- Не узнаешь? А ведь уже несколько десятилетий мы делим одну шкуру.
   -- Я тысячелетия делил оболочку с десятками других духов, чьи лица давно стерлись из моей памяти. Ты один из них?
   -- Почти. Я последний из них. - в серых глазах промелькнула тень удивления. - А почему стерлись? Вроде, вокруг тебя достаточно напоминаний. Да и в тебе их было не меньше сотни.
   -- Сто шестнадцать. - Проворчал Лексамендрон. - Если ты о сшеллах.
   -- О них. Или ты забыл чему посвящена галерея?
   -- Какая галерея? Здесь только я, ты и пустота.
   -- Действительно? Похоже, мы видим мое подсознание по-разному.
   -- Твое подсознание? Так ты...
   -- Керрил Флейм, "теловладелец". В некотором роде...
   -- Но почему?
   -- Что "почему"?
   -- Почему ты помог мне? Особенно после того, что сделал раньше? Ты не принял мой дар, не дал мне воплотиться, забросил в эту пустоту... Почему ты не сделал последний шаг? Почему не уничтожил?
   -- А я мог это сделать? Не уверен. Ты слишком давно жил во мне, так что заниматься самокромсанием я пока не рискну. Попытайся я окончательно избавиться от тебя - и кто знает, что бы я уничтожил? Может только тебя, а может и большую часть своей личности. Нет, на подобный шаг я решусь только в самом крайнем случае. А почему я помог? Ну, честно говоря, я и сам не знаю. Я залез сюда в поисках кое-какой информации, случайно наткнулся на тебя, а потом... Можешь считать, что я пошел на поводу у одного из моих многочисленных подсознательных импульсов. Но, какова не была бы причина, результат удовлетворил обе стороны, не так ли?
   -- Что ты имеешь в виду?
   -- Ты избавился от мучений - чем не повод для радости. А я добился твоей вменяемости.
   -- И что? В чем здесь выгода для тебя?
   -- Теперь с тобой можно поговорить. И договориться.
   -- Договориться? Со мной?
   -- Вот именно. Если раньше говорить с тобой было, как я понимаю бесполезно (все заглушала боль), то сейчас ты, как мне кажется, вполне в состоянии выслушать мои условия.
   -- Не слишком ли ты разошелся, сшелл? Ты избавил меня от мучений, за что я благодарен, но ставить условия? Нет, ты не в том положении, чтобы...
   -- Напротив. - прервал я разговорившегося духа. - Как раз сейчас мы оба "в положении" для конструктивных переговоров. Мы видим друг друга и оба в меру безумны - что еще нужно мыслящим индивидуумам?
   -- Звучит вполне разумно. - признал Лексамендрон. - Ну, и что же ты хочешь сказать?
   -- Первое: с этого момента ты прекращаешь попытки захватить мое сознание. Второе...
   -- Стоп-стоп. Первого уже хватило. Тебе не кажется, сшелл, что твои требования, мягко говоря, невыполнимы? Мало того, что ты уклоняешься от своего главного предназначения?
   -- Представь себе, нет. А выполнимость... Понимаешь, если ты попытаешься воздействовать на мое тело или на психику, я тебя уничтожу. - я постарался сказать это как можно буднишнее. Даже скучающе.
   -- Не смеши меня, сшелл. Или ты забыл, что если попробуешь уничтожить меня, то и сам погибнешь?
   -- Не обязательно. Ни тебе, ни мне не известен предел моих способностей. Кроме того, не забудь свои собственные слова. Я - хозяин своего сознания. И если мне удалось уничтожить за полчаса терзающее тебя кружево памяти, чего ты не мог сделать хатт знает сколько столетий, то что мне мешает сделать то же самое с тобой? Кто знает, что будет результатом нашего противостояния? Разумеется, есть шанс, что ты одержишь победу, или, хотя бы вернешься на Серые Равнины без груза терзающих тебя воспоминаний. Но примерно такие же шансы на то, что ты будешь уничтожен или очутишься на Серых Равнинах искалеченным и беспомощным духом, не способным не только воплотиться, но и сохранить свою структуру. Как тебе перспектива пополнить собой полчища развеянных по Равнинам призраков? Провести остаток вечности без тела, без памяти и без цели? - хм, кажется, я его зацепил. По крайней мере, в его глазах промелькнула тень страха.
   -- Но ты погибнешь в любом случае...
   -- Лучше смерть, чем вечное рабство. - Патетично, зато правдиво. - Но не беспокойся - как я уже раньше говорил, подобной вивисекцией я займусь только в самом крайнем случае. А именно тогда, когда ты предпримешь хотя бы малейшую попытку искусственно изменить мое тело или душу. Так что в наших общих интересах сохранять нынешний "status quo". Кроме того, разве ты торопишься?
   -- То есть?
   -- Почему ты так хочешь вернуться в этот мир?
   -- Тысячелетия назад, я стремился назад ради мести. Потом, чтобы избавиться от мук одиночества и воспоминаний. А теперь... Я не знаю... - хаттская задница, а он не врет! Вот потеха...
   -- Интересно... Слушай, а что тебе мешало уйти от дел и прожить свое следующее воплощение где-нибудь на окраине населенных миров? Зачем ты раз за разом ввязывался в войну?
   -- Всякий раз, возвращаясь в мир живых, я был переполнен ненавистью. - Лекс говорил медленно и задумчиво. Казалось, он частично отстранился от сказанного и старался проанализировать его как сторонний слушатель. - Я ненавидел всех и вся. Странно, сейчас мне это кажется безумием, но тогда все было просто и понятно. Демиурги... Братец... Вся эта вселенная должны были почувствовать боль, терзающую мою душу и тело. Они должны были сгореть в черном пламени. За то время, что я томился в пустоте Серых Равнин и корчился в агонии мутаций и воплощений, эта цель стала основополагающей. - При этих словах Разрушитель криво усмехнулся. - Сначала я мстил демиургам за свои страдания, потом просто разрушал ради разрушения... Сейчас же я чувствую, что большая часть испытываемой мною ненависти принадлежала душам моих бывших оболочек. И теперь, когда души сшеллов исчезли, я снова контролирую свои помыслы... Смешно, но желание уничтожить всех и вся, во имя великой мести, из яркого пламени превратилось в еле тлеющую искорку. Никогда не думал, что такое случится, но... Ты спрашивал, почему бы мне не скрыться на окраине вселенной? Я отвечу тебе, сшелл. Я мог бы это сделать века назад, во время своих первых "воскрешений", когда демиурги все еще считали, что на этот раз их головная боль, в моем лице, исчезла навсегда, но я предпочитал войну. А теперь, даже если я попытаюсь скрыться, Лог-Сотрохт и компания не оставит меня в покое. Они просто не поверят в то, что мне надоели эти бессмысленные битвы, невыполнимые планы и утопические мечты. Кроме того, они давным-давно поняли, что хоть поодиночке они со мной не справятся, но, объединившись, они смогут уничтожить меня. Эта теория была доказана на практике столько раз, что, можно сказать, стала аксиомой... Поэтому, как только демиурги узнают о том, что я снова воскрес (а они узнают об этом, никаких сомнений), они сразу же пошлют Фардеса на охоту. Он найдет меня и... Тут все зависит от того, насколько я подготовлюсь к встрече. Буду один - Фардес убьют меня, предварительно подвергнув различным пыткам (он всегда любил подобные развлечения). Успею собрать новую армию - Охотник призовет остальных Демиургов, и меня уничтожат чуть позже. Вместе с несколькими мирами. В общем, разница лишь в деталях, а итог один...
   -- Ну, не совсем. - перебил я. - Судя по тому, что я слышал, тебя не убьют. Скорее, наоборот - Демиурги собираются обеспечить тебе о-очень длинную жизнь. Правда, в стазисной камере. - И я рассказал ему об услышанной мною беседе Демиургов. А, заодно, о сделке с Деймоном.
   -- Хм... Я никогда не понимал старого лиса. Зачем ему помогать тебе? И помогал ли он вообще? - задумчиво пробормотал Лекс. - Впрочем, пытаться понять деда - себе дороже. Он всегда любил участвовать сразу в трех-четырех интригах. Ладно, неважно. Так или иначе, но третий вариант, включающий стазис, мне тоже не подходит. Он на меня не действует.
   -- Как это?
   -- Да вот так. Не действует и все тут. Я когда-то сам попробовал погрузить в стазис свою очередную оболочку, но оказалось, что она упорно не желает "консервироваться". Я честно пытался застыть на века, но единственное, чего я добился - так это затекания всех членов.
   -- Хм... Понятно. Значит, тебя нейтрализуют другим способом. Химически, ментально или физически...
   -- Похоже на то... С одной стороны, нет темницы, которую я не смог бы разрушить. Включая, кстати, и собственное тело. - при этих словах меня передернуло. - Против ментального воздействия у меня, после долгих лет борьбы с душами сшеллов, частичный иммунитет. Но вот химия... С ней труднее. С тех пор как Хард Симплер придумал этот проклятый метастаннер... Любые другие препараты я нейтрализую, заставляя свою оболочку мутировать нужным образом, но эта гадость, попадая в мое тело, тоже изменяется и делает все, чтобы превратить меня в овощ. Фардес всегда использует его первую версию для того, чтобы вдоволь насладиться своими играми.
   -- То есть? Что за первая версия?
   -- Когда этот гад ловит меня, он использует метастаннер-А, который обездвиживает, но при этом неимоверно обостряет все чувства. Удобная штука, не правда ли? Особенно для парня, обожающего пытать других. Причем любимый его инструмент - перо из собственного крыла. Потом Симплер создал метастаннер-Б, отрубающий и чувствительность, но Фардес, да и другие демиурги, предпочитали пользоваться старыми разработками.
   -- Ясно. Слушай, а как они вообще узнают, что ты воскрес?
   -- Благодаря еще одному изобретению Симплера. Не знаю, как оно работает... Вроде что-то связанное с астральными колебаниями или чем-то в этом роде... Короче, стоит мне принять свою истинную форму, как прибор сигнализирует об этом событии Харду. Он рассказывает о том, что я воскрес на совете, а потом дело берет в свои когтистые лапы Фардес-Охотник.
   -- Так-так, уже интересно... Слушай, а "промежуточные формы" прибор не чует?
   -- Понятия не имею. В любом случае, охота всегда начиналась через некоторое время после моей окончательной трансформации. Так что да, на сшеллов изобретение Симплера, скорее всего, не обращает внимания. А что? Впрочем, я, кажется, понимаю, к чему ты клонишь...
   -- Вот именно. Пока ты не превратил мое тело в... Во что ты его там превращаешь?
   -- В себя, разумеется. Форма огненного утукку нужна как защитная скорлупа на период создания нужного плетения.
   -- И... Тебе обязательно нужно превращаться... Ну, в себя?
   -- Да, разумеется. Только в своей истинной форме я обрету полную силу...
   -- Которой тебе все равно не хватит, чтобы победить. Приятель, твоя проблема в нехватке времени и средств. Скажи, кто тебя поддержит после трансформации?
   -- Ну, Орден Мойр, например... Потом еще около трехсот демонов, несколько систем, где мне поклоняются, как верховному божеству, а также пара-тройка помощников демиургов, мечтающих о том, чтобы сесть на троны хозяев. Разумеется, со своими армиями. В общем, достаточно для неплохой войны. - и я был с ним согласен. Собранная мною и Солти армия была, мягко говоря, несравнима с армадой, готовой прийти по приказу Разрушителя. Единственное "но" - армада была хороша для затяжной войны, но этих сил было явно недостаточно для победы.
   -- Что ж, неплохой список. Только скажи мне одну вещь: почему же ты все время проигрываешь?
   -- Я не проигрываю! Я одерживал верх во многих битвах...
   -- Но раз за разом проигрывал войны. И я даже знаю почему.
   -- Так поведай же мне свое мнение, о гений стратегии и тактики! - расхохотался Лексамендрон. - В чем же причина моих неудач?
   -- В тебе. Точнее, в твоем имени. Ну и, соответственно, репутации. Признаю: ты могуч, да и подвластные тебе, по твоим словам, силы велики. Но дело в том, что объединенные армии демиургов с легкостью сметут все твои фигуры с доски. А они объединятся, несмотря на то, что в обычном состоянии сотрудничество им так же чуждо, как хаттам альтруизм. И все потому, что они сражаются не против кого-то, а против самого Разрушителя. Ты, Лекс, зарекомендовал себя как страшный противник. Напугал этих ребят до такой степени, что всякий раз, когда они обнаруживают, что ты не только жив, но и во главе армии, то забывают о своих вечных дрязгах и общей неприязни. И объединяются в непобедимый, с любой точки зрения, альянс. Разумеется, ты можешь собрать под своим началом кучу могущественных существ, откопать на краю вселенной какой-нибудь древний артефакт, в десятки раз увеличивающий твои силы, даже снова объединиться со своим братцем - при этих словах Лексамендрона скривило, как будто ему только что пришлось выпить литр кислоты натощак, - и уничтожить три четверти военных ресурсов противника. Но вот оставшаяся четверть прихлопнет тебя. И все это только в случае, когда ты успеваешь собрать армию. А если нет? Если к моменту окончательной трансформации ты один или с жалким десятком союзников? Ты сам мне рассказывал о Фардесе, да и я немало увидел в зеркальной галерее. Причем Охотник, услышав о твоем возвращении, бросает все дела ради того, чтобы найти тебя. И ему это удается все лучше и лучше, не правда ли? Сколько раз, за последнее время, ты смог встретить противника во главе хоть сколь либо приличной вооруженной формации? Судя, по тому, что я увидел лишь один раз из сотни воскрешений. Добавь к этому еще тысячи неудавшихся мутаций и смертей, приводящих к тому, что ты от боли уже не мог видеть выходы с Серых Равнин и понадобилась помощь постороннего, чтобы вытащить тебя в эту вселенную и признай, что твой путь ведет в никуда. Даже хуже - он ведет к поражению на всех фронтах...
   -- Говоришь-то ты убедительно. - перебил меня Лекс. - Но это я и так знаю. Так что кончай расписывать мне очевидные факты и предложи лучший план действий. Не можешь?! Тогда заткнись!!! - ишь ты, как раскричался... Видно, сие безвыходное положение его действительно достало.
   -- Сейчас, причем с разбегу, - фыркнул я. - Дело в том, дражайший Разрушитель, что у меня есть план. План, благодаря которому ты получишь то, чего тебе всегда не хватало. А именно время на подготовку к войне.
   -- Да ну? И что же это за план?
   -- Ты прекращаешь свою трансформацию. Точнее, откладываешь ее до лучших времен. Ты ведь это можешь?
   -- Ну... Сейчас, когда меня не беспокоят души сшеллов... Да, могу. Но зачем? И что за лучшие времена?
   -- Времена, когда у тебя за спиной будет достаточно большая армия. Способная противостоять демиургам. - Сказав это, я понял, что сморозил глупость. А по скептическому взору Лексамендрона понял, что он понял, что я понял... Ну и так далее. - Точнее, одному или двум демиургам. Все дело в том, что объединяться они будут только в случае появления тебя или твоего братца. Но явно не тогда, когда им будет противостоять кто-то другой.
   -- А зачем им это? - усмехнулся Лекс. - Любого другого они сотрут в порошок и даже не вспотеют.
   -- Да ну? Ты забыл, что "любой другой" - это всего лишь ставленники других демиургов или наемники, сражающиеся друг с другом, но никогда не лезущие вглубь территории создателей Унивордеса. Кроме того, их целью был всего лишь захват как можно большего количества миров. Разумеется, для нас этот путь не подходит - явная недостача военных ресурсов, но ведь нам нужно совсем другое. Сейчас я стараюсь сделать так, чтобы установить контроль над этим миром. Ну, или, хотя бы закрыть его для других демиургов. Тогда мы выиграем в скорости - армиям противника придется делать огромный крюк только для того, чтобы достать нас. Причем по дороге им придется сражаться с другими армиями - ведь старые привычки трудно изжить. Особенно, если это привычка придерживаться манеры боя "все против всех".
   -- Ты хочешь блокировать Перекресток? Но... Но ведь это против правил...
   -- Кто бы говорил. - усмехнулся я. - И я не только уничтожаю Врата, но и устанавливаю контакты со всеми сторонами. С двумя из них (оракуэнами-механиками и умертвиями) я уже заключил союзнический договор. И это только начало. Если наша армия будет расти, то вскоре нами заинтересуются сами демиурги. Думаешь, они сразу попытаются нас уничтожить? С тобою во главе - без всяких сомнений. С кем-нибудь другим - вряд ли. Скорее всего, нас попытаются нанять для того, чтобы подпортить дела соседям. Как вольные наемники, да еще и с твоим знанием стратегии вообще и слабых мест армий демиургов в частности, мы сможем ослабить всех твоих противников поодиночке. Кроме того, мы сможем объединиться и с твоими союзниками...
   -- Стоп. Ты противоречишь сам себе. Мои союзники встанут под твои знамена, только если во главе армии буду стоять я. Но это мы уже проходили...
   -- Вот именно. А если пустить слух, что ты уже в наших рядах и ты сможешь это подтвердить, не трансформируясь в свою истинную форму? Тогда они согласятся присоединиться к нам?
   -- Ну... Наверное... Но ты забыл о демиургах. Если подобный слух дойдет до них, что им помешает снова объединиться и нанести удар?
   -- То, что они будут считать эту информацию ложной. Так как ты не трансформируешься в свою истинную форму, прибор Симплера будет молчать, поэтому мы, с точки зрения демиургов, будем лишь хитрыми мошенниками, обдурившими твоих союзников. А когда они увидят, что среди высших чинов наших сил будут магистры Ордена Мойр (присоединившиеся к нам по твоему приказу), то тогда они, скорее всего, решат, что именно Орден и устроил всю эту мистификацию. Благо информации о твоих союзниках у них предостаточно, не так ли?
   -- Да... Действительно... Но Орден Мойр всецело предан мне. Демиурги никогда не поверят, что они начали вести свою игру. Они наверняка поймут, что я вернулся.
   -- Да ну? Судя по тому, что я узнал о создателях этой вселенной они, ложась спать, привязывают носки к ногам, чтобы не украли. Каждый из них предатель, живущий в атмосфере предательства. И поверить в то, что твои люди решили воспользоваться твоим же именем, чтобы развязать войну... Знаешь, для них (да и для меня, если уж на то пошло) это будет очень и очень просто. И я объясню почему. Во-первых, как я понял, Орден работает только на тебя или на себя, правильно?
   -- Да, и что?
   -- А то, что они никогда не встанут под чужое командование, не будь на то веской причины или не выступай они в роли серых кардиналов. Если все эти ребята сродни Ксандре, то демиурги решат так же.
   -- Ксандре?
   -- Одна из твоих ведьм. И, во-вторых, Лог-Сотрохт и компания ни в коем случае не додумаются до того, что ты вернулся, но не принял свое окончательное воплощение. Ведь подобное поведение для тебя, мягко говоря, нехарактерно?
   -- Тут ты прав. Они действительно никогда не додумаются до такого. Только... С чего это ты решил, что я соглашусь на подобный план?
   -- Для начала это - не план, а всего лишь набросок.
   -- Ну, ничего себе "набросок". Ты расписал план военных действий на годы вперед...
   -- Не слишком ли много сарказма в твоих словах? Особенно для того, у кого нет идеи получше? Я же предлагаю выход для нас обоих: ты, наконец, получаешь шанс выиграть эту затянувшуюся войну...
   -- Вообще-то, мне уже незачем мстить. Будь моя воля, только бы меня и видели. Если твоя гипотеза верна, то тогда меня действительно никогда не найдут и я смогу делать все, что захочу. И вряд ли во главе списка моих желаний стоит ввязывание в очередную войну, да еще и на стороне проигравшего...
   -- Все, что захочешь, говоришь? Не забудь, приятель, скоро начнется Игра, а в ней, как я понял, нельзя быть нейтральным. Разумеется, ты мог бы зарыться в самую глубокую нору вселенной и переждать заварушку там. Раньше, именно так бы и я поступил, но... Теперь я связан клятвой и буду сражаться на стороне моих друзей, пусть даже и считаю эту Игру самым идиотским занятием во вселенной. Проблема в том, что они считают по-другому, а именно, что если они не будут сражаться, то мир, в котором они живут, будет уничтожен. Еще большая проблема в том, что они правы. Поэтому мы пойдем по предложенному мною пути. Если победим - тебя ждет главный приз: ты останешься единственным демиургов во вселенной. Если проиграем... Что ж, тебе не привыкать отправляться на Серые Равнины. Но приз того стоит. Кроме того, шанс на то, что нас всех убьют, велик, но не абсолютен. А вот то, что я приложу все силы, чтобы уничтожить тебя в случае предательства и попытки сбежать, разрушив попутно мой разум - это уж стопроцентно. Уловил мысль?
   -- Уловил... Хм, давненько я не имел дело с таким забавным и циничным фанатиком, - улыбнулся Лексамендрон, - да еще и с извращенным понятием о чести. Что ж, я согласен поучаствовать в авантюре. По меньшей мере, это будет интересно.
   -- Согласен. Но не забудь - хозяин тела здесь только один. И это я. Ты только даешь советы, но не более того. Попытаешься перехватить контроль - и я уничтожу тебя.
   -- Точнее, попытаешься это сделать, - фыркнул Разрушитель, но я заметил, что он мне поверил и... даже немного испугался. Что ж, это мне только на руку. - Хорошо, я согласен оставаться сторонним советником. До каких пор?
   -- Оптимально - до конца времен. Но реально... Давай так: ты получишь мое тело только если мой разум окончательно угаснет (тогда оболочка мне ни к чему) или в случае, когда без истинного воплощения Разрушителя нельзя будет обойтись. Тогда я сам отдам тебе тело.
   -- С чего такая самоотверженность?
   -- Никакой самоотверженности. Оба варианта, как ты понимаешь, крайние. Кроме того, я знаю, что способы разделения тела и психоматрицы с последующим переносом оной на другой носитель существуют. Остается только их узнать и...
   -- Понятно. Тогда по рукам, партнер.
   -- По рукам. - разумеется, ни я, ни он не верили в то, что наше партнерство продлится долго. Максимум, до первой возможности склонить чаши весов в свою пользу (то есть реального шанса уничтожить "соседа по голове" и не быть уничтоженным самому). Но пока силы равны и шансы на безопасную мутацию или экзорцизм ничтожно малы, нашему альянсу ничто не грозит. Что ж, будем пользоваться моментом.
   Еще некоторое время было потрачено на уточнение окончательных условий нашего "плодотворного сотрудничества" (примерно в рамках вышестоящего диалога, что означало много ругани, вдоволь приправленной ехидными усмешками пополам со скрытыми угрозами), а потом я решил, наконец-то, вернуться обратно в свое нормальное состояние. Вернулся. А заодно и проверил свой новый апгрейд. Хм, а это даже лучше, чем если бы я отхватил память Лекса силой. С таким количеством информации мои мозги не справились бы. А так я получил в свое распоряжение не только огромную библиотеку, но и библиотекаря. Да еще и советника. Единственная проблема - он претендует на обладание моим телом, с которым я, что бы ни было ранее мною же сказано, не собираюсь расставаться. И, рано или поздно, этот вопрос придется решать. Наверное... Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления. А сейчас займемся Древокрепостью.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"