Портнов Александр Сергеевич: другие произведения.

Уроки практического психоанализа

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Его лень поражает. Его методы шокируют. Его терапия заставляет Фрейда переворачиваться в гробу так часто, что отец-основатель психоанализа устал менять свое положение. Но только ему дано справиться с невыполнимым заданием: спасением наследника Империи Мобильных Туалетов от ужасных и загадочных психозов. Как д-ру Аллану По это удалось? Читайте - и узнаете.


   Это моя первая попытка написать что-нибудь короче романа. Мда, если краткость - сестра таланта, то, похоже, мой талант (если он есть) - единственный ребенок в семье. Ну да ладно. Читайте и оценивайте.
   Алекс.
  
   УРОКИ ПРАКТИЧЕСКОГО ПСИХОАНАЛИЗА
  
   Утро началось так, как и полагалось начаться ясному майскому утру 2110 года: пели птички, мамаши тащили орущих младенцев в детские садики, наглые коты разминали лапы после ночных оргий и с вожделением поглядывали на глуповатых, надутых голубей. Собаки немыслимых пород дружно, в едином порыве, орошали фонарные столбы и стволы деревьев. Всё это легко можно было наблюдать из окна кабинета, ну не кабинета, а двухкомнатной квартиры, расположенной на втором этаже уютного особнячка, построенного ещё в начале прошлого столетия. Видимость серьёзного офиса пыталась создать тяжёлая дубовая дверь, на которой красовалась скромная, но в то же время исключающая все досужие домыслы табличка "Уроки практического психоанализа". Все усилия придать этому помещению деловой вид грубо перечёркивались наспех выдранной из школьной тетрадки "в косую линейку" странички, приклеенной под респектабельной, чёрной с золотом, табличкой. Надпись, сделанная зелёным фломастером, полувысохшим от времени и пренебрежительного отношения, гласила "Д-р Аллан По с 9.00 (зачёркнуто, сверху надписано "10.00") до 18.00 (зачёркнуто, сверху надписано "17.00") Сам же, д-р Аллан По, сидел развалившись в кресле и медленно, маленькими осторожными глотками, пил любимый коктейль "Баггз Бани" (морковный сок, много льда и маленькая сладкая морковочка сорта "Красная партизанка", отличающаяся от остальных представителей вида удивительно тупым выражением лица, или, что там бывает у морковок). Новенький "ноутбук" последней модели был включён, и на первый взгляд создавалось впечатление, что работа в офисе кипит, но зайдя "в тыл" нашему герою, можно было безошибочно определить уровень занятости дипломированного, свежеиспечённого д-ра. По всему дисплею прыгали, кричали дурными голосами, распадались на малоаппетитные части, а потом опять регенерировали, какие-то ужасные существа, явно рождённые на свет после хорошей порции гашиша, перемешанного с кокаином и разбавленного чистейшим самогоном, известным в народе как "Заплетык языкатый". Это была очередная версия игры "Голубая стратегия - розовая тактика", очень популярной среди интеллектуалов столицы.
   Испустив очередное мерзкое междометие, очевидно означающее последнее, предсмертное проклятие, монстр, похожий на многократно увеличенную уховёртку кишечнополостную, растворился в разбухающем лиловом облаке, заполнившем весь экран и даже часть рабочего стола.
   "Game over".
   Быстро оправившись после удара, нанесённого по его самолюбию неопознанным чудовищем, д-р Аллан По предался ещё одному любимому занятию: самозабвенному кручению вокруг указательного пальца "чего-бы-то-ни-было" . На этот раз роль "чего-бы-то-ни-было" играла цепочка от дедушкиных часов. Дедушка-профессор, обливаясь слезами, вручил эту семейную реликвию внуку, с успехом (дед был так стар, что его не хотели разочаровывать мелочной правдой о подлинном состоянии дел в сфере образования Аллана По-младшего), окончившему медицинский факультет.
   Дождавшись желанной минуты, когда часы, набрав приличную центробежную скорость, со звоном и всхлипами ударились об стенку, д-р По вздохнул, потянулся с хрустом и стал размышлять. А поводов для размышления было предостаточно. Аллан По не всегда был Д-р. В розовом, невозвратном детстве он мечтал быть космическим пожарным, потом - продавцом пиццы, а немного погодя - библиотекаршей в Центральном книгохранилище планеты Б-17. Заметьте, именно библиотекаршей! Потому что, юный Аллан был потрясён её мощным бюстом и двояковыпуклыми очками. "Я тоже хочу ТАКОЕ!" - кричал он на всю ракету, когда его насильно выслали на Базу из летнего скаутского лагеря. Дедушка-профессор объяснил любимому внуку, что ТАКОГО ему не видать даже при стремительном развитии современной науки. А чтобы кардинально решить вопрос будущего маленького По, отправил его по своим стопам, то есть грубо и жестоко навязал невинному созданию факультет "клизмологии и фекаловедения". Дед, известнейший во всей Метагалактике микробиолог, потратил половину премии, полученной за выделение из кишечника гомотараториуса с планеты Альдебаран средства для повышения потенции у членов Межгалактического Совета, на обучение внука. На вторую половину была куплена "практика" вместе с пациентами у старого доктора Прохора Каца, знаменитого психоаналитика и ученика самого великого Асиногава, который в свою очередь являлся учеником самого великого Карпенко, который в свою же очередь являлся учеником великого., но непризнанного Кацнельсона, на котором можно, пожалуй, и закончить.
   Пациенты, которые должны были бы, по идее, с патриархальным трепетом простых йоменов, встретившихся на своих полях с охотившимся лордом, пасть на колени и восхищённо всхлипывать от переполнявших их чувств, постепенно перешли к другим врачам. Их примитивные умишки не смогли оценить всего великолепия новшеств, введённых др-ом Алланом По. Чего стоил только "метод эмоционально-стрессовой терапии", когда д-р , раздевшись догола и раскрасив лицо и тело яркими красками, как это делали туземцы планеты Краккотариум, выскакивал из дверей шкафа и танцевал, высоко поднимая ноги, перед потрясёнными больными. А занятия по релаксации? Юное светило требовало, чтобы пациенты, одетые в короткие платьица с рюшечками и в штанишки на помочах, возились в песочнице, били друг друга по голове лопаточками и повторяли без перерыва "Кака", "Сам кака", "От каки слышу". Последней каплей, переполнившей чашу терпения, стал "групповой психоанализ", в результате которого тихие алкоголики, решившиеся рассказать всему миру о своих проблемах, дружно нализались и целый "сеанс" пели, обнявшись с др-ом По, куплеты явно сомнительного содержания. Ещё долго весь квартал повторял:
   "Галактические дамы
   Так надменны и упрямы!
   Но когда они "под мухой",
   То ведут себя, как ..."
   А старушки на скамейках в сквере, подсчитывая петли на длинющих шарфах, бормотали себе под нос:
   "Нам солдатам с Альтаира,
   Что Ревекка, что Глафира,
   Будь в скафандре, будь ты в платье,
   Нам на всех отваги хватит!"
   С каким трудом всё новое продирается сквозь колючие заросли людской глупости! Уже вторую неделю молчал старомодный колокольчик, привязанный к двери (той самой см. Стр. 1). Последние двое "безумцев" (органическое поражение мозга после посещения виртуальной выставки художников студии "Эллипсоид вращения" и лёгкая форма паранойи, выражающаяся в непрестанном желании сбить из ручного бластера пролетающие звездолёты) ушли с приёма после пяти минут беседы со словами: "Ну, доктор, Вы просто маньяк какой-то!". При таком положении вещей восходящей звезде галактического психоанализа придётся на последние деньги купить подержанный космоплан и кататься по всему Млечному пути, декламируя скабрёзные вирши поэта с Тау Кита, Мирона Тестикулова, гнусно кривляясь и приплясывая. И тут дребезжащий звон возвестил грядущее спасение. Тихий, жалобный звук показался д-ру Аллану По одновременно набатом и благовестом. "Настал час!" - подумал он и бодро поскакал через две ступеньки открывать дверь.
   В полутьме коридора д-р с трудом, но безошибочно определил, что его посетил ПАЦИЕНТ. Он почувствовал явственный запах дорогого одеколона и не менее дорогого ресторана. Беспристрастный свет, льющийся из окна, выткал в добротном кожаном кресле (подарок бабушки-математика, вычислившую орбиту планеты Дзета-5) странный силуэт визитёра. Д-р сразу понял, что это именно ЕГО больной. Слова "чуть-чуть" и "слишком" удивительно подходили для описания незнакомца. У него был высокий лоб...Пожалуй слишком высокий. Нос благородных очертаний был чуть-чуть длиноват. Рот почти напоминал "лук Амура", но уж слишком потрёпанный в битвах лук. Всё это можно было бы и пережить, но суетливая манера пациента мять и теребить в руках предметы, которые были особенно дороги сердцу д-ра По, начинала раздражать нашего закалённого в психоаналитических сражениях героя. Пауза затянулась.
   - Итак, - солидно произнёс д-р - Вы нуждаетесь в моей помощи, и я, в свою очередь, готов помочь Вам. Что привёло Вас ко мне?
   - Понимаете, - тихо сказал Неизвестный, разрывая на полосы похвальную грамоту, выданную Аллану По за победу в конкурсе на самый дальний плевок среди студентов элитных университетов Галактики. - Понимаете, меня мучают кошмары.
   - Давно? С какой частотой? - уныло поинтересовался Д-р. "Кошмары" было самым распространённым словом в лексиконе его пациентов. С такими жалобами больше двух сотен солей из него не вытянешь.
   - С детства страдаю, - с обречённостью вздохнул Ходячий Галлюциноген, комкая в руках новую шляпу Д-ра. - А возникают они раз в месяц, в новолуние. Представляете, кони скачут, битва, меня ранили, волокут куда-то. Темница сырая, стены липкие...Гадость, гадость, гадость. А моя любимая матушка велит удушить меня тайно! Меня, которого все так обожают! Доктор, помогите! Всё отдам, ничего не пожалею!
   Аллан По мягким движением помог усесться в кресло Всеразрушающему Параноику, пред варительно осторожно высвободив свою шляпу из его цепких щупалец.
   - Вот уж на колени становиться не надо! Спасти Вас - мой долг, profession de foi, - так часто говорил дедушка, отправляясь лечить членов Высшего Галактического Совета от внеземных инфекций, подхваченных ими при неясных обстоятельствах. - Снятся ли Вам, мой дорогой (боже, какая гадость!), телеграфные столбы, опоры электропередач, дымящие трубы фабрик?
   - Это Вы на фаллические символы намекаете? Доктор, какие же фабрики в Средневековье? Давайте сразу договоримся: весь этот психоаналитический бред я слышал много раз. Вы, наверное, думаете, что я ткнул наугад пальцем в адресную книгу и тут же побежал вверять судьбу древнейшего и благороднейшего во всей Солнечной системе рода малоизвестному докторишке с подмоченной репутацией? С таким же успехом я мог доверить решение своих проблем своему египетскому коту. Кстати, очень мудрое животное и с прекрасной родословной. Его пра-пра-пра-пра умудрилась наделать лужу прямо на каллиги Юлия Цезаря, когда он занимался любовью с Клеопатрой, а пра-пра-пра родила весь свой котячий выводок, удобно устроившись на тоге Марка Антония. До сих пор все их отпрыски отдают предпочтение пурпурным оттенкам. Я лечился у лучших специалистов Галактики. Разуверившись в эффективности их методов, я обратился при посредничестве Института Времени за консультацией к Теофрасту Бомбасту, за пять минут до аутодафе меня опрыскивала мочой дракона толедская ведьма Реинкорнасьон Ступидо, Нострадамус составил мой гороскоп, а Гальвани пропускал через меня "животное электричество"...
   Д-р По слушал его без особого интереса. Он даже не обидился на явно оскорбительные характеристики, данные этим Невротическим Вырожденцем его профессиональным качествам. Но неотвратимо наступало время обеда, а домашний робот Аграфена сегодня обещала испечь свои вкуснейшие пирожки с капустой...
   - Почему же Вы обратились ко мне? - без особого любопытства, но с большой порцией раздражения спросил Д-р.
   - Мне Вас порекомендовал Ваш друг и коллега Вишванатан Джханси. Попытаюсь привести дословно его слова. "Пуби, - сказал он. Меня назвали Публиус Валериус, но для друзей я просто- Пуби. - Пуби, ты такой баснословный кретин, какого не видывала старушка Галактика, и помочь тебе может только "брат по разуму". Если у тебя ничего не получится с Алланом, останется единственная кандидатура, стоящая ещё ниже на ступени эволюции разума - фазаньи курочки с планеты Бэбкок-4.
   - Старый негодяй Виши! Он всё не может забыть, как во время студенческой вечеринки, когда закончились запасы "нектара", я проник с ним в дедушкину лабораторию и угостил его великолепнейшим спиртом вместе с эксклюзивными образцами фауны, тщательно отобранной для Музея Космозоологии. Нет, до поры до времени всё было хорошо: гигантские жуки (2 мм) с микроскопической планеты Пуська придавали пойлу сладковатый вкус, широколапчатая лягушка (5 мм), найденная экспедицией посещения на Архипелаге Fatlady-8, напоминала кокосовую крошку, но маленький нежный дракончик (5 см), которым поперхнулся Виши, вызвал бурю негодования. Дракончик спокойно жил на симбиозе планет Аствацатурова - Козмеску и не мечтал окончить свои дни в желудке у Виши Джханси. Проклятья, которыми мой приятель осыпал меня, пока ему производили трахеотомию, обменное переливание крови, подключали аппарат искусственной вентиляции лёгких и делали сифонную клизму, не поддаются описанию. Глупый человек, неблагодарный человек, я мог угостить его коктейлем из тяжёлой воды с графитовым стержнем, продетым сквозь дольку лимона. Он мог бы в таком случае освещать половину Солнечной системы, а вторую половину - обогревать избыточной энергией. Хорошо же! Я не держу обиды на старину Виши и постараюсь помочь старине... Пуби. Кстати, Вы не рассказали мне о своей семье, близких друзьях, хотя знакомство с Джханси уже говорит само за себя.
   - Меня зовут Публиус Валериус Дебилли.
   Повисла томительная пауза, которые прерывалась только всхлипыванием дедушкиных часов, которые пытались самостоятельно оправиться после постигшего их удара об стенку. Пуби явно ожидал реакции на своё недавнее сообщение, но гордое имя Дебилли Д-ру ничего не говорило.
   - "Передвижные мобильные туалеты Дебилли - быстро, надёжно, ароматно!" Теперь вспомнили?
   Д-р, конечно, вспомнил. В любом уголке Галактики можно было встретить рекламный щит, изображавший голову человека, который делал что-то очень приятное. Глаза его сияли, на устах мерцала загадочная улыбка, а руки были заняты чем-то таинственным. Этими туалетами пользовались все жители Межпланетной Сети, даже многоножки со спутников пульсара Конвульс, которые выделяли отходы своей жизнедеятельности всей поверхностью тела, постоянно и в окружающую среду, считали своим долгом посетить "Чудо Дебилли". В кабинете запахло миллионами, даже миллиардами солей.
   - А по мамочке, - продолжал Шизофренический Крез, - я принадлежу к роду графов Тулузских. Так что полное моё имя - Публиус Валериус Дебилли де Лотрек, сиятельный граф Тулузский.
   - Теперь мне стало ясно происхождение Ваших проблем: сублимация чувства вины, накопленной Вашими предками перед простыми крестьянами и, особенно, крестьянками, комплекс "табу", выработанных веками пребывания при дворе королей, Эдипов комплекс, направленный как на собственную мать, так и на королеву, а прослеживая цепочку дальше, и на ФРАНЦИЮ вообще, так как для Вас, опоры государства, она тоже является, извините за выражение, матерью!
   - Прекратите болтать! Всё гораздо проще, чем Вы думаете. Разгадка моей тайны где-то близко, и она вполне осязаема и обоняема. Ведь не думаете же Вы, что я сумасшедший?
   Д-р По осторожно, но внушительно, вырвал из шаловливых пальчиков Бесноватого Графа своего любимого плюшевого мишку, которому чуть не открутили ухо, и ответил прямо и мужественно:
   - Конечно, не думаю! Дело в том, что в этом кабинете не было ни одного пациента, который бы не уверял врача в своей полнейшей вменяемости.
   - Послушайте, старина По (бедный Наследник Писсуарной Империи поморщился, но продолжил), я вспомнил ещё одну подробность: в последнее время в моих снах стал всё чаще появляться какой-то неприятный старикашка, всё время кривляющийся и лепечущий что-то на неизвестном мне языке. По-моему, я его видел наяву, и он даже спас меня от больших неприятностей.
   - Друг мой, отцы основатели нашего метода учили нас, что корни всех несчастий надо искать в прошлом. Вам, с Вашими миллионами, ничего не стоит обратиться к специалистам по Времени и перенестись куда-нибудь к истокам рода Дебилли. Прибудите туда, пофотографируйте, покопаетесь в архивах - глядишь, и выудите на свет Божий прабабку-ведьму или двоюродного дядю-растлителя малолетних.
   - А дальше что? Чем это мне поможет? Я всё равно не смогу ничего изменить. Вы же знаете, что в таких турах очень строго следят за тем, чтобы никто не посмел нарушить "плавный ход истории". Тут уж всеми миллиардами моего папочки не откупишься - пожизненная ссылка в Чёрную дыру.
   - Я знаю один метод... Он довольно спорный, имеет множество побочных действий, но в безвыходных ситуациях его практикуют.
   - Говорите же немедленно! Я на грани безумия!
   Д-р Аллан По медленно и тяжело положил руку на плечо Законопослушного Маньяка. Слегка сжав это самое плечо, он заставил Страдающего Рукосуя положить на стол дедушкину свадебную фотографию, у которой не доставало, варварски оторванного уголка. Потом надежда психоанализа бережно поднял закатившиеся под стол часы (семейная реликвия). Тонкий и сложный механизм, рождённый на свет долгими зимними ночами в недрах швейцарской часовой мастерской, распался на винтики и шестерёнки. Но солидная позолота, на которой ясно прочитывалась категоричная фраза: "Товарищу Песе за выносливость и стойкость. Помни экс 23 окт.", сверкала в лучах полуденного солнца. Прабабка Д-ра была жгучей и пламенной революционеркой и даже пристрелила в своё время двух жандармов. "Как шелудивых псов!" - спокойно говорила она правнуку, полной грудью вдыхая сладкий дым трубочного табака "Кэпстейн".
   - Итак, смотрите внимательно на этот блестящий предмет. Вы засыпаете, Вы уплываете в мир снов и видений. Ваши ноги и руки стали лёгкими и невесомыми... Отпустите меня! Что Вы делаете?
   Уже "улетающий" Гипнабельный Гангстер схватил своего потенциального спасителя за руку и прошипел:
   - Вместе полетим. Я не привык путешествовать в одиночестве.
   Плавно покачивались часы. Солнечные зайчики плясали перед глазами. Сквозь привычный городской шум и вкрадчивое жужжание "ноутбука" упрямо пробивалась незатейливая мелодия и совершенно нелепые слова "Мирон-тон, мирон-тэн. Мирон-тон, мирон-тэн. На винограднике моём который год подряд... Эй, вы, вставайте! Что, мухоморов объелись? Вот сейчас стражников позову, они вас мигом разбудят! Отец велел девчонке свой виноград стеречь...Мирон-тон, мирон-тэн..." Д-р Аллан По, полноправный гражданин Межгалактической Сети, дал себе чёткую команду: "На счёт "Три" проснуться!" Глаза ещё были закрыты, но его нос уже обонял что-то омерзительное и давно забытое. Раскрыв глаза пошире, Д-р увидел вытоптанный пустырь, поросший чахлой травой, огромную кучу отбросов, вокруг которой прыгали тощие псы, но самым впечатляющим зрелищем была широченная, покрытая рыжей щетиной физиономия, маячившая перед усталым взором Дипломированного Гипнотизёра. Физиономия качнулась и произнесла:
   - Слышишь, парень, поднимай своего хозяина и бегите отсюда, пока худа не вышло!
   - Хозяина?- переспросил Аллан, припоминая смысл давно забытого слова. И тут он вспомнил всё. Рядом с ним, откинув руку в стальной перчатке и посвистывая благородным носом, спал Пуби Дебилли, он же наследный владетель Тулузы - Публиус Валериус Дебилли де Лотрек.
   "Интересно, куда мы попали? Во времени не мешало бы определиться, да и кто я здесь? Может, прикинуться этим самым... ну как его...Целителем. Почётно и заработать можно..."- все эти мысли лихорадочно пролетали в голове д-ра По, пока он безуспешно пытался растолкать Стального Олигофрена, облачённого в сильно помятые латы. Владелец страшной физиономии с интересом наблюдал за этим процессом.
   - Ничего не получится! Они к ударам привычные, а вот если водичкой побрызгать или нос веточкой пощекотать... Только наш сеньор страсть, как не любит, когда его будят. Гастона так двинул в ухо, что до сих пор бедняга бочком ходит. А твой не очень сердитый?
   - Скажите мне, добрый человек, где мы находимся? Мы с моим...другом едем издалека, по дороге на нас напали разбойники...
   - То-то я слышу, что выговор у тебя какой-то не такой. А разбойников у нас и в помине нет. Это рыцари озоруют. Силушку тратить не на что, вот они по ночам в лесу и забавляются. Но ты, парень, врёшь, как сивый мерин. Говоришь, с другом путешествуешь? Да чтоб я не узнал своего бывшего хозяина, сиятельного графа?! Шалишь, брат! Его по всему Лангедоку и Провансу ищут, даже награду объявили... Так что, бегите отсюда, господа! Ибо слаб человек, и Лукавый его ежечасно соблазняет! Выдам вас, ну точно выдам!
   Д-ру По сразу стало неуютно. "Впутался я в историю с этим Сиятельным Владельцем Сети Сортиров!" Он начал ещё интенсивней трясти Жертву своих гипнотических талантов.
   - Эй, деревенщина, не смей прикасаться к благородному телу столь непочтительно!
   Хриплый голос принадлежал существу, смутно напоминающему консервную банку , наспех открытую тупым ножом. Сходство дополняли сивые усы, торчащие из "банки", похожие на протухшие шпроты. Вся эта конструкция восседала на широкозадом вороном коне и копьём тыкала Надежду Земной Цивилизации в бок.
   Д-р Аллан По выпрямился во весь свой рост (185 см), привычным движением хотел оттянуть вниз задравшийся свитер (подарок мамы - специалиста по сексуальным контактам между гуманоидами и негуманоидами), но с ужасом обнаружил, что одет в грубую и засаленную рубаху с широкими рукавами, покрытую пятнами животно-растительного происхождения и в омерзительно-непристойные короткие штаны, заканчивающиеся грязной бахромой. "Да, с господином, одетым подобным образом, можно позволить себе такое хамское обращение. Я бы и сам ткнул такого копьём!" - обречённо подумал Д-р. В то же время в нём взыграла фамильная гордость прабабки-революционерки и деда-нонконформиста, который не боялся ставить клизмы Самому Председателю Межгалактического Совета.
   - Позвольте, сударь! Я Вам не деревенщина, а... слуга наследного графа Тулузского!
   - Вот влип, дурень!- пробормотал Боров, поросший рыжей щетиной.
   - Граф Тулузский? - заинтересованно пробулькала "консервная банка" и слезла с коня. - Он, конечно, он! Только потрепала его жизнь: и нос что-то заострился, и башка облысела. А кому же сладко в изгнаньи? Вот матушка-то обрадуется!
   Сказав это, Позор Средневековой Европы ехидно переглянулся с Боровом, постоянно искушаемым Сатаной.
   - Господин мой! Не отнимайте у бедняка последней возможности заработать! Я же первый нашёл его. Клянусь стрелами Святого Себастьяна, я отслужу Вам!
   - Прочь, нечисть! И не смей поминать всуе имя моего святого покровителя! Вставайте, граф! Не пристало отпрыску самого благородного рода Окситании валятся рядом с помойкой!
   Эти слова произвели поистинне магическое воздействие на Храпящего Неврастеника. Он вскочил на ноги, гремя ржавыми доспехами, окинул презрительным взглядом окружающих и спросил, отвратительно гнусавя и растягивая слова (видимо так, по его мнению, должны были изъясняться жители средневекового Прованса):
   - Сударь, Вы, кажется, что-то хотели мне сказать? Впрочем, я Вас не припоминаю. Вы участвуете в рекламной компании моего папочки?
   - Ваша Милость, если бы не потрясения, постигшие Вас, Вы бы никогда не смогли забыть своего лучшего друга, наперсника, можно сказать, затей и шалостей, владетеля домуаза Лоррен и Шантильи ,барона Себастьяна де Кюлотруж! Давно ли Вы вернулись из..дальних странствий? - голос его напоминал шипение пара в скороварке, а повадки не могли скрыть от Внутреннего Глаза Межзвёздной психиатрии (см. Надпись на табличке), что перед ними находилась явно психопатическая личность, с врождённой клептоманией , бредом сутяжничества и склонностью к патологической лживости. Вспомнив странные предостережения небритого Борова, д-р По деликатно постучал пальцем по латам своего пациента.
   - Эй. Пуби! По-моему, в этом своём воплощении ты во что-то влип. Тебя ищут по всем затхлым дырам Вселенной. Вот этот, испускающий зловонные флюиды Свиноид, говорил, что за твою тупую башка дают полстраны и пару бочек отличного вина в придачу. Пошли отсюда, Искатель Приключений с Грустным Финалом!
   Неблагодарный придурок, очевидно войдя в роль сиятельного графа, двинул Лучшего Метателя Дискет Среди Студентов Медицинских Факультетов Земли в зубы и ,обратясь к Протухшим Шпротам, то есть к "другу детства", важно сказал:
   - Слуги быстро выходят из повиновения во время длительных путешествий. Мой верный Гийом не исключение! (Из всех имён, которые существуют в Межгалактической Сети, д-р Аллан По особенно ненавидел имя Гийом. Почему? Это тоже одна из загадок, которые под силу разгадать только психоаналитику) Потом, этот Носитель Наследственного Геморроя, похлопал по плечу "консервную банку" и предложил ему "поразмяться". Конечно, кодекс Гильдии допускал, что в процессе сеанса пациент может уйти в катарсис, сублимироваться вплоть до атомов, причём врач не нёс ответственности за эти издержки производства. Но в данном случае существование Единственного Внука Нобелевского Лауреата напрямую зависело от результатов "разминки", особенно учитывая размеры двуручных мечей и спортивные навыки Публиуса Туалетного, который не держал в руках ничего тяжелее электронной зубочистки.
   Дебилли и Кюлотруж сошлись в неравной схватке. "Тухлые Шпроты" давили своим напором и весом, а Сиятельный Идиот отмахивался от него мечом, с такой же силой, с какой провинциальная кокетка била по рукам своих незадачливых поклонников. Хорошо, что Пуби отступал по направлению к помойке, постепенно утрачивая энтузиазм и детали своей ржавой сбруи. Пыхтящая и сопящая помесь вентилятора с газонокосилкой наступала на бедного Дебилли с неотвратимостью курьерского монорельса Вашингтон-Барнаул (с остановкой в Крыжополе и Нижних Мхах). Через мгновенье всё было бы кончено, но тут находчивый Мастер Индивидуальной Суггестии нашёл очень симпатичную четвертушку гнилой репы и осторожно стал подталкивать этот "перст судьбы" поближе к баронским ногам, очень похожим на кабаньи окорока, провисевшие у жадного хозяина всю зиму.
   Барон Красноштан, а именно так на межгалактическом слэнге звучало гордое имя владетеля Лоррена и Шантильи устремился вперёд и, уверенно и твёрдо, наступил на скользкий корнеплод. Удар об хорошо утоптанное "ристалище близ помойки" отдалённо напоминало столкновение порожней нефтеналивной цистерны со складом металлолома. Проворный Боров бросился к своему хозяину, пытаясь вскрыть "консервную банку" и проветрить его протухшее нутро. Д-р По подскочил к своему воинственному пациенту и зашипел от плохо сдерживаемого негодования:
   - Придурок! Зачем ты полез в драку?
   - Тебе, простолюдину, не понять нас, рыцарей! - пыхтя и отдуваясь, заявила эта Вошедшая в Образ Жертва Размягчения Мозга. - Я думал, что это способствует активации психо-моторных функций, то есть, занимаясь привычными для графов и баронов делами, я пойму причину своих кошмаров.
   - Ну и как твоя дурацкая психомоторика? Если бы не моя репа, он в лучшем случае убил бы тебя...
   - А в худшем? - полюбопытствовал этот Ходячий Справочник по Психиатрии.
   - В худшем - ты бы остался без... Ну, в общем, на тебе бы прервалась династия Дебилли. Да и сейчас опасность очень велика. Сюда приближаются стражники. Чувствую, что нас сейчас изрядно "активизируют".
   К полю боя размеренными тяжёлыми шагами подошли два чугунных столба, увенчанных крошечными, с кулак взрослого человека, головами. На их плащах красовалась пантера, непристойно выгнувшая спину и дразнящая окружающих раздвоенным языком. Правой лапой эта распутница наступала на игрушечный замок, а её длинный хвост образовывал надпись на латыни, которая в вольном переводе звучала примерно так: "А ну-ка, отними!" Сразу стало ясно, что это была личная охрана правителя здешних мест.
   - Ты и ты" - проревели чугунные болванки и ткнули древками алебард в беззащитные и открытые навстречу всем превратностям судьбы животы Д-ра и его пациента.
   - Вот этот, который в ржавых латах, говорит, что он - наш граф, а второй бродяга - шпион, не иначе: и выговор у него не нашенский, и одет, как бургундский прощелыга. Господа стражники, я первый их заметил! Уж не забудьте нашу графиню порадовать!- запричитала Толстобрюхая Жертва Эксплуатации Низов Верхами.
   - Пшёл вон! - коротко отреагировали стажники и потащили наших героев куда-то. Ясно было, что не на торжественный приём во дворце.
   Тюрьма, застенок, узилище, наконец, представляла собой каменный мешок, в который заключённый попадал, пролетев два метра по крутой лестнице. На полу, очевидно для уюта ,было брошено несколько охапок соломы. А для того, чтобы скрасить одиночество несчастного узника, к стене был прикован проржавевшими кандалами улыбающийся во весь рот скелет. Небольшие общительные крысы предлагали свою дружбу и покровительство, поглядывая на Пуби и Аллана с плохо скрытым чувством превосходства. Придя в себя после падения, Самозванный Граф тут же начал отдавать трудновыполнимые распоряжения:
   - Послушайте, немедленно предпринимайте все меры для моего скорейшего освобождения!
   - В этом мире я - всего лишь Ваш слуга. У меня очень много обязанностей и никаких прав. Любой полуграмотный средневековый боров может оскорбить и унизить Человека из Будущего! - Д-р По даже попытался встать в полный рост, когда произносил этот пламенный монолог, но поскользнулся на прелой соломе и упал в объятья скелета, весело позванивающего цепями.
   - Скажите: "Раз! Два! Три!" и перенесите меня в Ваш кабинет, будь проклят час, когда я решил постучать в его обгаженную котами дверь.
   - Для того, чтобы я сказал "раз, два, три" и это возымело хоть какое-нибудь действие, мне нужно почувствовать себя значимой личностью, мыслящим индивидуумом, а не облезлым шутом, если хотите, жалкой игрушкой в руках слепого Рока. Короче, мой дорогой Повелитель Биде и Наследник Вантузов, приплыли мы с Вами. Ваши кошмары улетучатся при виде небольшой уютной дыбы или модной пары испанских сапожек с хорошо смазанными винтами для наиболее действенного раздробления Ваших нижних конечностей, - после этих слов самому храбрейшему Др-у Аллану По стало как-то не по себе. И тут они услышали лязг, окованной железом двери и сопровождающие этот лязг крики:
   - Бандиты с большой дороги, что вы делаете со старым человеком? Какой позор падёт на седые головы ваших отцов? Правда, у такой байстрючни и отцов-то не бывает! Срочно вызовите сюда графиню! Её сиятельство не забыла, как мой папаша, мир праведнику, Исаак бен Абилли спас её папашу во время осады Тулузы бургундцами!
   На мгновенье вопли прекратились. Возмущённые наглостью последнего заявления стражники, очевидно, выпустили свою жертву.
   - Думай, что говоришь, старая обезьяна! Какие дела могли быть у Владетельного графа с грязным торговцем всякой дрянью. Может быть, ты подкупил на свои жалкие медяки герцога Бургундского, и он отступил от стен города, зажимая их в потном кулачке?
   - Ну что ещё можно ожидать от полуграмотного гоя? Можете смеяться ещё громче, но мой мудрый родитель таки нашёл способ умаслить Годфруа Бургундского. Да так славно, что он поспешил в родной замок, загоняя лучших коней. И поверьте старому Аарону- бар-Исаак бен Абилли, что Его милость ни разу не оглянулся на ваши позеленевшие от сырости стены!
   - Вот к ночи прибудет графиня, ей и будешь свои сказки рассказывать!
   С этими добрыми напутствиями стражи порядка столкнули словоохотливого арестанта с лестницы. Создалось впечатление, что новый постоялец был завсегдатаем разных тюрем во всех концах света. Быстро освободившись от обвившей его шею руки скелета, разогнав потерявших чувство меры крыс, он обратился к братьям по несчастью:
   - Как я погляжу, сегодня в замке будет весело. Графине не придётся скучать. Господин рыцарь, не пытайтесь меня разглядеть в темноте. Это не доставит Вам никакого удовольствия. Я и сам могу описать себя: юный и высокий брюнет, знатные дамы таят от одного моего взгляда, без вредных привычек, если не считать вредной привычкой острое нежелание болтаться завтра на рассвете в петле по приказу нашей любезной графини.
   - Прекратите паясничать! Лучше объясните нам, что здесь происходит. Кто такой молодой граф и чем он всем так насолил, что его ищут по всему миру? - строго сказал Пуби.
   Услышав его голос, новичок протянул руку и наощупь дотянулся до Пуби. Он провёл рукой по его лицу и ,отбросив свой прежний шутовской тон, сказал:
   - Сынок, тебе не надо было возвращаться. Кастелян графини Джанбатиста Кастрателло теперь здесь всем заправляет.
   - Какой я Вам сынок? Мы с Вами никогда не встречались! Ну скажите ему, доктор!
   - Так вот этот оборванец - доктор? Ну тогда я - папский нунций! Он меня никогда не встречал! А кто привёз ему китайского болванчика, так похожего на его покойного папочку, графа Рене, который постоянно таращил глаза и качал головой (конечно, болванчик, а не Его Сиятельство), а кому Вы нанесли ущерб в две сотни дукатов, подмочив парчовый кошель с долговыми расписками? Два месяца отроду, а струя толщиной с большой палец моей левой ноги, ни-в-року! Он меня не знает, ну так я его знаю!
   Д-р Аллан По собрался, сконцентрировался и попытался прервать незнакомца, всё дальше отклонявшегося от темы.
   - Понимаете, у моего... господина не всё в порядке с головой. Он упал с коня и ушибся. Теперь узнаёт только меня и то, почему-то принимает за какого-то доктора. Мы с ним встретились совсем недавно. Сам я тоже нездешний...
   - Что ты, мой дорогой, нездешний, я понял давно. Сдаётся мне, что ты не тот, за кого себя выдаёшь. Ой, я всё понял! Ты из наших? Ты - сын ребе Йоселе из Арагона! Нет? Тогда ты - внук премудрого Аверроэса из Марсилия?
   - Нет, нет, я совсем другой человек! Молю Вас рассказать всё, что Вы знаете о несчастном графе и его матушке.
   - Не хочешь быть внуком великого Аверроэса - не надо! Поверим, что твой папаша - свинопас из Оверни. Тебе же хуже! Что касается этой безумной семейки, то я, что называется, держал свечу... Спросите Аарона бен Абилли, и вы узнаете такие тайны, что кровь похолодеет в ваших жилах! Дело в том, что у старого Клода Тулузского не было сыновей. Ну так уж получилось! Наши мудрецы говорят, что всё зависит от питания, но я-то знаю, что такие дела делаются не за обеденным столом. Так вот: его единственная дочь, Маго, прибрала к своим нежным ручкам наше бедное графство, а её, в свою очередь, "прибрал к рукам" Джанбатиста Кастрателло.
   - Кастрателло - муж графини? - спросил дрогнувшим голосом Пуби. Быть потомком "рода Кастрателл" ему явно не хотелось. Слишком непристойно читалась бы эта фамилия в "Книге пэров" Галактики.
   - Вы смеётесь? Муж графини, Рене Лангедокский, погиб в крестовом походе. Официальные источники утверждали, что он закрыл своей грудью от сарацинской стрелы Конрада Монферратского, но я точно знаю, что бедный толстый Рене объелся восточными сластями и умер от несварения кишечника.
   - Так Кастрателло - "друг сердца" графини? - теряя терпение, зарычал Д-р По.
   - Вы смеётесь? Друзей сердца безутешная вдова выбирала с большим вкусом . Некоторое время даже... Ну об этом порядочный человек промолчит. Однажды ночью, когда небеса разверзлись, и на землю лились потоки воды, в ворота замка постучал жалкий, насквозь промокший оборванец. Три дня он отъедался и отсыпался на кухне, а потом начал действовать: там подслушает, тут польстит, тому поможет на коня взобраться, той записочку от дружка передаст. Вскоре стал просто незаменимым. А когда он посоветовал графине какого цвета бархат выбрать для парадного платья (соблюдая строгий траур, но не забывая о величии рода), наша бедная правительница стала его верной рабыней. Не поймите меня превратно, Маго Тулузская, несомненно, достойная дама, но она - дама, и этим всё сказано.
   Бедный Публиус Валериус, сжав зубы, дёргая себя попеременно за нос и за уши, выслушал весь этот бред.
   - Отвечайте немедленно, причём здесь Кастрателло? Меня больше интересует молодой граф.
   - Ага, я же говорил, что Вы себя рано или поздно выдадите, Ваша милость! Вам могли вышибить последние мозги вместе с памятью, но есть некоторые привычки, которые переходят из поколения в поколение, и скажут наблюдательному человеку гораздо больше, чем все рекомендательные письма и верительные грамоты. Все Тулузцы дёргают себя за разные выступающие места ещё со времён короля Хлодвига. Так я понимаю, Ваша милость, что Вы хотите узнать, почему маменька ищет своего единственного сына по всему миру? Ну уж не для того, чтобы отшлёпать хорошенько и поставить в угол! Вам грозит смерть!
   - Смерть? Я понял: этот выскочка Кастрателло решил избавиться от меня и убедил бедную матушку в том, что я замыслил государственный переворот!
   - Мой мальчик, если бы не Ваши странные манеры, я бы таки утверждал, что Вы - наш человек. Так быстро вникнуть в самую суть сможет только тот, кто научился считать раньше, чем говорить.
   Д-р Аллан По хотел было ущипнуть себя за левую (особенно чувствительную ещё с детских времён) ягодицу и тем самым перенестись в свой уютный, миленький кабинетик, бросить занятия психоанализом (как представляющие опасность для здоровья и жизни) и посвятить себя разведению декоративных скрифозориев. Говорят, что это входит в моду. Особенно у престарелых обитательниц Галактики, так как скрифозории принимают облик любого существа мужского пола и никогда не храпят. Скрюченные для щипка пальцы не смогли ухватить складку кожи поприличнее, потому что эту самую кожу покрывала корка грязи толщиной в три сантиметра. А Бен Абилли продолжал вещать:
   - Этот ваш Кастрателло ( чтоб ему не видеть своих внуков, какие внуки при его запросах!) подкинул Вашей маменьке маленькую записочку (там было столько грамматических ошибок, что Ваш придворный учитель наложил на себя руки, посредством прыжка с башни замка). Вы там писали такое, что приличный мальчик даже наедине с самим собой не выговорит. Мамаша разгневалась и велела разыскать Вас и срочно доставить в замок. Где Вы пропадали, кто Вас предупредил- этого я не знаю. Скорее всего, кто-нибудь из "наших". Я вам честно скажу, молодые люди, эта страна уцелеет, если будет опираться на нас! Мой покойный учитель, ребе Иофай, говорил...
   Но им так и не удалось узнать, что говорил никому неизвестный, и к тому же покойный ребе. В темницу ввалились уже знакомые пленникам "шкафы с набалдашниками" и потащили Гордость Межгалактического психоанализа, Наследника Империи Писсуаров и Принца из Рода Давидова, ныне мелочного торговца, на скорый и, скорее всего, неправый суд.
   - Таки мне не нравятся такие манеры! Если бы они знали, кого волокут, как мешок с гнилой брюквой, то поостереглись бы! - не унимался Бен Абилли, придерживая одной рукой смешную бархатную шапочку, всё время сползающую с его лысой головы, а другую, библейским жестом, воздевая над головой.
   Их втолкнули в небольшой зал с очень низким потолком и огромным чадящим камином. В камине, непристойно раскинув ноги, томилась в прошлом корова, а ныне - жаркое по-лангедокски. Пахло поджаренным мясом, давно немытыми телами и какими-то восточными притираниями. Полуистлевшие гобелены покачивались в струях теплого воздуха. Под знаменем тёмного шёлка с вытканным на нём святым покровителем рода Тулузцев - Агриппой Драннозадым (не смейтесь! Это не богохульство! Святого Агриппу поймали римские легионеры, когда он был простым галльским пастушком. Что потом было и почему он причислен к лику святых, история предпочитала умалчивать), сидела стареющая красавица, большая любительница пирогов с голубями и имбирных пряников. Это и была вдовствующая графиня Тулузская - Маго. По правую руку от графини стоял сутулый человечек, постоянно поправляющий на себе воротнички, подкручивающий жиденькие локоны, в продуманном беспорядке обрамлявшие его жёлтое личико. Небольшой отряд уже изрядно подкрепившихся рыцарей в живописных позах сидел, лежал, дремал, обхватив для надёжности столбы, поддерживающие сводчатый потолок. При появлении пленников всё общество заметно оживилось.
   - Сыночек родненький пожаловал! - с едкой иронией прошипела Высокородная графиня.
   - Да, сударыня! Вот уж радость для материнского сердца! - поддержал её Крысомордый с Локончиками. - Как же Вы, Ваше сиятельство, могли так огорчить маменьку? Мы уж ждали, ждали Вас...
   - А похудел-то! Пообносился! Ну никогда не скажешь, что Наследный граф! Что, плохо на чужбине? Никто не пожалеет, не приголубит, пирожка с соловьиными язычками не поднесёт! - продолжала Сиятельная, всё больше распаляясь и входя в привычное ей расположение духа. - Заговоры против меня устраивать?! В дневничке писать, что я съела за обедом полкабана, начинённого цыплятами и выпила два кувшина бургундского? Да я после смерти твоего батюшки заморила себя голодом! Акридами питаюсь и запиваю слезами вдовьими, а ты....
   Она вскочила от негодования и попыталась топнуть ножкой, но пошатнулась и рухнула в кресло. Видно, судебное разбирательство длилось уже не первый час и сопровождалось обильными возлияниями. Маго Тулузская всегда считала, что бургундское, слабо разбавленное белым шантильи до цвета аметиста, способствует прояснению мыслей.
   - Матушка, Вам плохо? - Юный Скребок для Унитазов, он же Пуби, оттолкнув стражников бросился к Сиятельной Графине. Д-ру Аллану показалось, что он и в самом деле Гийом и всю жизнь служит этому придурку в ржавых латах. Остатки классического образования подсказали ему спасительную формулу: "Экзистенциальное ролевое перевоплощение...", но это не помогло. Что-то очень глубинное и личное связывало этих людей.
   - Ай, какой хороший мальчик! Поцелуй мамочку, и всё будет очень хорошо! - Бен Абилли смахивал слезу умиления и одновременно потирал короткие ручки.
   - Я никогда не писал подобные глупости. Больше всего на свете я люблю твои круглые щёчки и пухлые пальчики. Ты моя душечка-пампушечка!- бормотал блудный Популяризатор Биде, а ныне Маленький Мамочкин Граф, присев у ног Маго и глядя на неё снизу вверх с преданностью старой левретки.
   - Душечка-пампушечка! - повторяла растроганная Графиня. -А Кастрателло сказал...
   - Какой такой Кастрателло, Ваше Сиятельство! Тоже мне личность! Наши говорили мне, что этот Ваш Кастрателло торговал картинками непристойного содержания на площади перед Ратушей в Салерно и за это был неоднократно наказан кнутом. Оставьте меня с Вашим Кастрателло! Мне было бы стыдно даже присесть по нужде рядом с этим Кастрателло! - с этими словами Бен Абилли приблизился на недопустимое этикетом расстояние к Графине.
   - Придержи язык, обрезанная собака! - мгновенно отреагировала на такую неслыханную бесцеремонность Учтивейшая из Всех Сиятельных.
   - Ой, не смешите меня! Во-первых, не так уж много и обрезано, а во-вторых, были времена, моя прелесть, когда то, что осталось после обрезания, Вам очень и очень нравилось!
   - Мерзкий лжец! Я прикажу отрезать твой гнусный язык! - завопила Графиня.
   - Что касается языка, моя радость...
   - Да замолчишь ты, наконец!
   - А насчёт конца...
   Не договорив этой многообещающей фразы, Бен Абилли подпрыгнул, как мячик, и бросился на Кастрателло (конечно, Крысомордый и был тем самым всемогущим советником Тулузской Правительницы). Как он успел заметить, предавшись сладостным воспоминаниям, длинное острое лезвие стилета, блеснувшее в руке Кастрателло и нацеленное в спину Наследника Тулузского графства и Передвижных мобильных туалетов, понять было невозможно. Но холодная сталь без труда вошла в тело любимого ученика рабби Иофая. Пуби вскочил и ловким движением обеих рук свернул шею Высокочтимому Кастрателло, который упал к ногам Маго с грацией старой тряпичной куклы. Сиятельная Графиня трясла лысую голову Бен Абилли и причитала:
   - Старый дурак, зачем ты это сделал! Ты всегда суёшь свой кривой нос в мои дела! Не смей умирать, мелкий пакостник, мне будет скучно без тебя!
   - Ей будет скучно! Лучше бы позаботилась о нашем сыне, чем причитать, как моя тётя Мириам, вот уж праведница была! Кстати, где ты научилась таким красивым завываниям? Я всегда говорил, что у тебя есть чуть-чуть нашей крови.
   Старик был бледен и говорил очень тихо, но, сжав руку Пуби, он прошептал:
   - Мальчик, мы ещё увидимся в том мире!
   Пуби дёрнул Аллана По за полуистлевший рукав и закричал:
   - Доктор Вы или не доктор?! Сделайте же что-нибудь!
   Единственное, что мог сделать Ярый Последователь Шоковой Терапии, это резко высвободить свой многострадальный рукав. От толчка новоявленный Тулузский Наследник ударился головой о закопчённую балку и ...
   Они очнулись в кабинете Д-ра По. Всё было по-прежнему: сломанные часы с посвящением неизвестной Песе, стол, компьютер... Ущипнув себя привычным жестом за место, о котором мы уже говорили, Аллан По бросил взгляд на своего пациента. Публиус Валериус Дебилли ощупывал карманы пиджака, свой нос, лоб, уши.
   - Давайте проанализируем всё увиденное нами во время сеанса гипноза, - хрипло сказал Д-р По.
   - Давайте, только мне кажется, что это не было гипнозом, - слабым голосом отозвался Пуби.
   - Это свидетельствует о моем высоком профессионализме! - скромно заметил Доктор.
   - Получается, что моя пра-пра-пра-пра Маго Тулузская была хорошо знакома с моим пра-пра-пра-пра Бен Абилли!
   - Даже очень хорошо знакома!
   - Моё родовое имя Дебилли произошло от каких-то Абилли?
   - А моё родовое имя произошло по преданию от каких-то Портнофф, явно не являвшихся владетельными князьями.
   - И старик, являвшийся мне в моих кошмарах, это мой биологический отец?
   - Попрошу Вас осторожнее обращаться с терминами: это были не кошмары, а явление, описанное ещё древними философами как метемпсихоз.
   - Вы думаете, доктор, что теперь, после всего, что мы пережили, мои метемпсихозы закончатся?
   - Я просто уверен в этом! Согласно моей новой теории, при погружении пациента в состояние глубокого сна происходит материализация чувственных ощущений и их самореализация посредством всплеска эмоциональной энергии...
   - Аллан, брось трепаться, не мешай мне выписывать чек!
   Наступила приятная тишина, изредка прерываемая мягким постукиванием кнопочек карманного компьютера господина Дебилли.
   - Всё перечислено на Ваш счёт в банке "Галакси". Можете потратить половину суммы на приобретение акций компании по производству мобильных туалетов. Согласно индексу Такаяки-Нахамкиса, они уверено идут вверх.
   - Спасибо! Но у меня несколько другие планы...
   Жалобно взвизгнул звонок, затрещала массивная дверь, оповещающая мир о часах приёма Великого Психоаналитика, и в кабинет ворвался... Бен Абилли. Он был лыс, толст и крайне озабочен:
   - Пуби, как хорошо, что я тебя нашёл! Завёл себе манеру не оставлять мне хоть какой-нибудь хилый "message"! Твоя мамаша рвёт и мечет! Такие слова я слышал только от прадедушки Иофая, когда он ел мацу, изготовленную из генетически изменённой рыбной муки. Наш ждут по меньшей мере два десятка миллиардеров, чтобы избрать тебя в Совет директоров, а ты тут болтаешь с каким-то бездельником.
   - Простите!- возмутился Д-р Аллан По. -Я не бездельник, а доктор, специалист по практическому психоанализу. Между прочим, я только что излечил Вашего наследника от опасной формы маниакального психоза!
   - Ой, не смешите меня! Такой молодой, а уже доктор! Вообще-то, что-то есть в Вашей форме носа, чтобы я мог поверить...Ваша бабушка не из Спэйсвилля, в прошлом Крыжополя?
   - Насколько я знаю, нет!
   - Ай, бросьте! Вспомните подробности Вашей биографии и приходите к нам на струдель с космонитом (разве сейчас найдёшь настоящую тыкву?). Эта сиятельная графиня, твоя мамаша, таки научилась у нашей бабушки печь настоящие струдли! Пошли. Пошли!
   Два мощных ответвления Графов Тулузских и Передвижных Мобильных Сортиров вышли и вскоре исчезли из жизни Д-ра Аллана По навсегда. Доктор вздохнул, поднял упавшие часы и начал сладострастно накручивать их на указательный палец левой руки, с каждым витком увеличивая центростремительное ускорение и уменьшая Мировую Дисгармонию.
  
   Апрель 2005г.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Соул "Не все леди хотят замуж. Игра Шарлотты"(Любовное фэнтези) П.Лашина "Ребята нашего двора"(Научная фантастика) Л.Вет., "Мой последний поиск."(Постапокалипсис) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) Т.Серганова "Ведьма по соседству"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) С.Панченко "Мгновение вечности"(Научная фантастика) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"