Цель Александра Борисовна : другие произведения.

Когда бог закрывает глаза

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


Оценка: 4.31*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Бывает, когда орудие оборачивается против своего создателя, когда разрушаются злобные корпорации, когда свергаются правительства - мы все видели сотни фильмов на эту тему. Однажды мне приснился такой сон, типичное клише. А потом мне приснилось продолжение, что было _после_ И вот этот второй сон я записала.


Когда бог закрывает глаза.

  
  
   Я сила. Я это знаю. Нет, я не замахиваюсь на лавры всемогущего бога. Но среди обычных людей я подобен богу. Обладающих моими возможностями единицы, а овладел ими только я.
   Я уникален.
   Я оружие. Или был им. Меня сделали таким - могущественным и послушным. Удобным. Я был таким.
   Я свободен. Свою свободу я взял сам. Я уничтожил своих хозяев.
   И я не был один. Я боролся за себя, за свою жизнь... и меня поддержали. Мелкие люди, техники и слуги, простой обслуживающий персонал.
   Я их символ. Они не были нужны мне. Но они нуждались во мне. И я стал их вождём, их правителем и защитником.
   Вчера мне исполнилось пятнадцать лет.
  
  
   Официальной резиденцией маленького принца, как меня за глаза прозвали люди, стала расщелина, образовавшаяся в обрывистом крае горного плато. Там раньше стоял дворец. Красивый, но мне иногда сложно контролировать свою силу. Особенно когда я волнуюсь. А встреча с тем, кто воспитал тебя, вырастил из несмышлёного младенца, буквально создал, кто знает тебя лучше, чем ты сам... Учитель... Я ненавидел его, единственного, но и боялся тоже только его. Его было тяжело убивать. И необходимо.
   И теперь на месте красивого здания прореха в горной гряде, белоснежный камень и тёплые источники.
  
  
   -Хайне, эй, Хайне! Да подожди ты!
   Хайне, это меня зовут. Никак не привыкну. Мы только в прошлом месяце наткнулись в архиве на мой файл. Там было много интересного, в том числе и имя, данное мне родителями. Они мертвы, кстати.
   -Что случилось, Матиш?
   Я плохо различаю людей. Нет, с моей памятью я последнего мусорщика знаю в лицо. Но мне приходится прилагать усилие, чтобы не выказывать, насколько они мне все одинаково безразличны.
   -Тебя Джамиль искал. У него очередная проверка сорвалась.
   Джамиль, это один из организаторов переворота. А так же один из моих доверенных друзей - их у меня немного. Тех, кто был на моей стороне ещё до переворота. Джамиль, бывший охранник, а теперь полицейский комендант. Миши, медсестра, сейчас заведует социальной программой. Гира, девчонка-побирушка, ставшая учителем. И Шкура, уголовник, так и не изменивший своим разбойным привычкам - он налогами занимается.
   Четверо их было, тех, кто стоял в истоках. Медсестричка, не вколовшая объекту очередную дозу подавлявшего волю состава. Охранник, подсказавший способ побега. Бродяжка, выходившая найденного на помойке мальчишку. И преступник, научивший мальца постоять за себя. Они единственные не ждали, что я возглавлю создающееся правительство. Но именно им я согласился помогать.
   -Хорошо, я его найду.
   Мне не надо спрашивать, где искать Джамиля. Я могу это и сам почувствовать. Он совсем не далеко отсюда, в верхнем ярусе, ближе к устью ущелья. Я всплываю и не торопясь, чтобы не создавать волну, устремляюсь к источнику чувства Джамиля. Он похоже меня не ждёт, стоит возле окна, курит стряхивая пепел в пустой цветочный горшок. Он выглядит немого помято.
   -Джамиль? - я зависаю за окном. Я люблю летать, это мой любимый способ передвижения. И гораздо удобней разговаривать с собеседником, находясь с ним на одном уровне.
   -Двоих убили. Тако и Кретэ.
   Я заношу информацию в свой банк памяти. У нас иногда убивают. Но двое это, слишком много. В первый год умирали часто. Мы меняли власть, по стране бродили отряды бывших полицейских, соседние государства норовили откусить кусочек... Но сейчас, двое убитых в обычном полицейском рейде? Это ЧП.
   -Что случилось?
   -Восстание. Один из губернаторов решил поменять власть в своём городе. Собрал небольшую армию... В городе их боялись, могли бы втихую проворачивать что угодно... только запаниковали, напали на аудиторов...
   -А что ты такой пасмурный? - нет, я знаю, что Джамиль всегда искренне переживает потери. Но обычно он делает это с шутками-прибаутками, в кабаке со своими ребятами.
   -Да сын у него был... Представляешь, этот ублюдок воспитывал его по программе, - мужчина сплёвывает. - По твоей программе. И чтоб ещё понятней было, по первой версии программы.
   У меня нет слов. То, что делали со мной, было ужасно. Но дети, выращенные по первой программе, редко доживали даже до моего возраста. Они сходили с ума и от них избавлялись, как от бешеных собак.
   -Мальчику девять лет.
   Девять, в той программе, значит, его сила уже пробуждена. Но не проявлена. Но сила у него точно есть. Или давно бы умер. Нас, магов, не так уж и мало, нас просто тяжело воспитывать.
   -Что будем делать с мальчиком?
   -Не беспокойся, я о нём позабочусь.
   Мне не нравится мрачное выражение лица Джамиля. Подозреваю, что теперь он проверит всех остальных высоких чиновников и просто богатых граждан, чтобы убедиться, что никто больше не создаёт живое оружие. Я не буду вмешиваться. Мои создатели утверждали, что сложение сил настоящих магов может дать неожиданный результат. Странно, что они не проверили своих расчётов. Я бы не отказался познакомиться с себе подобным. Мне одиноко, мне не хватает равного... но даже из своего одиночества я не обреку живое существо на подобные мучения.
  
  
   Гира находит меня на балконе. Я сижу на перилах, свесив ноги, и смотрю на звёзды. Мне скучно. Страна отлично обходится без меня. Я этого и добивался. Ведь даже со всем своим могуществом я не вечен. И более того, мне скучно здесь. Я остаюсь с людьми лишь по двум причинам: здесь мои друзья и одному ещё более тоскливо.
   Одиноко.
   -Что случилось, Гира?
   Я спиной чувствую её гнев и горе. И мне не хочется оборачиваться, потому что в последний раз она так себя чувствовала после убийства её возлюбленного. И я страшусь её вестей.
   -Хайне... У нас проблема, - она мнётся. - Это касается Джамиля.
   -С ним всё в порядке, - мгновенно проверяю я. - Он сейчас дома.
   -С Джамилем ничего не случилось, да, - кивает девушка. - Но он отнюдь не в порядке.
   Я поворачиваюсь. Похоже, спрятаться не получится.
   -Ты, конечно же, помнишь того градоначальника, который воспитывал своего сына по программе.
   Я помню, разумеется. Киваю.
   -Джамиль обещал позаботиться о мальчике.
   -Да. Он позаботился. Он так позаботился!
   Её ярость неожиданна и странна. Гира всегда благоволила Джамилю. На мой взгляд, если бы не значительная разница в возрасте, между ними что-нибудь случилось. Но Джамиль вдвое старше её, да и бабник...
   -Мне принесли информацию довольно... тревожного содержания.
   Я уже взволнован по-настоящему. Джамиль и Шкура заменили мне отца, как Гира и Миши - мать.
   -Агент наткнулся на неё случайно. Точнее на него, - Гира достаёт папку бумаг. - У нас особый учёт сирот войны. Агент работает в школьной комиссии. Она заметила, что мальчик не включён в списки учащихся. Случайное совпадение, она потеряла в том рейде парня, и знала несколько больше других членов комиссии.
   Сколько времени прошло, полтора года? Мальчику должно быть десять, нет, одиннадцать лет. Средняя школа.
   -И?
   -Агент... заинтересовался, - маленькая заминка. Большинство агентов Гиры женщины и учительницы. Дети это наше будущее. А ещё это их родители.
   -Мальчик не записан в школу. О нём нет данных нигде. Ни в больницах, ни в переписи. Он исчез сразу после рейда.
   Я ей верю. Гира доверяет своим агентам, но такую информацию она проверяет лично.
   -А что Джамиль?
   -С ним не говорили. Но сканирование его квартиры показало наличие живого существа подходящих размеров.
   Я спокоен, я абсолютно спокоен. Джамиль, что происходит? Зачем ты украл этого ребёнка? Что ты делаешь с ним?
   -Гира, что ты хочешь от меня?
   -Присутствия при обыске. И невмешательства.
   Действительно, она собирается арестовать высшего чиновника - и моего друга.
   -Хорошо. Я постараюсь, - потому что я не могу ничего обещать.
  
  
   Джамиль дома. И он не один. Он растерян и смущён. Его... гость... был в ужасе, но вскоре после нашего появления потерял сознание. От боли.
   В отрядах у нас крепкие ребята, но я слышу, как одного рвёт в коридоре. Люди полны неверия. Я тоже хотел бы не верить своим чувствам. Но мне недоступна роскошь самообмана.
   -Джамиль... почему?
   Мужчина неопределённо пожимает плечами. Он стоит перед нами, прикрываясь измазанной кровью простынёй, и это не его кровь.
   -Объясни, - прошу я.
   -Не могу, - шепчет он.
   В нём совсем нет сожаления. Но где-то в глубине души Джамиль испытывает радость и облегчение. Я чувствую, что он тяготится собственным преступлением, но не раскаивается. И мне плохо, потому что я не знаю этого человека.
   Мне больно, моё тело болит, душа с криком рвётся на волю. И я слышу крик, мой и Джамиля, и это наша общая боль.
   И она кончается. Хриплое задушенное дыхание - моё. Молчание - людей. И смерть - Джамиля.
   Я понимаю, что сорвался, но сейчас мне всё равно. Гира хочет что-то сказать, она прикасается к моему плечу, но тут мальчик приходит в себя. Его эмоции обжигают меня яркой вспышкой. Безнадёжный страх и обречённость. Он не ждёт от нас ничего плохого, но и на хорошее не рассчитывает. Похоже, смерть Джамиля разбудила его, но совершенно не взволновала. Он молча терпит боль, не собираясь просить нас о помощи.
   Я касаюсь его, посылая целительную энергию. Только что моя сила отняла жизнь, теперь она лечит. Я не смогу воскресить Джамиля, но я и не хочу этого. Я хочу исправить зло, которое он причинил этому мальчику.
   Странный ребёнок. Моя сила находит в нём отклик, слабый и неуверенный, но родственный. Он вызывает у меня влечение. Впервые, мне интересно другое живое существо, и не это отнюдь не интеллектуальный интерес.
   Но в то же время я не могу воспринимать его серьёзно. Он видится мне скорее как собака, полезное существо, но подчинённое. Я не знаю точно, как его выращивали, и могу только догадываться, что сделал Джамиль, но мальчик не ровня мне. Он обладает силой, но он даже ниже людей. И это так грустно.
   -Хайне.. - осторожно зовёт меня Гира. - Мы позаботимся о теле. Что делать с мальчиком?
   -Я возьму его.
   Гуманней, наверное, было бы убить его. Но я не святой и этот искалеченный ребёнок самое близкое мне существо... и если он не заполнит пустоты в моей душе, я, возможно, обречён на вечное одиночество.
   Мальчик уютно ложится в мои руки. Я вспоминаю ещё попрощаться с людьми, и переношусь домой...
  
  
   Гира убедила меня выступить перед людьми, объяснить смерть Джамиля. Я ничего не скрывал, но и сказал не много. Слёзы застили мне глаза - а ведь я так редко плачу. Эту ночь я говорил с мальчиком. Он отвечает на любые вопросы.
   С его слов, Джамиль поначалу действительно заботился о нём, пытался научить его быть ребёнком. Но постепенно он становился угрюмей и молчаливей, всё меньше играл с ним, начал огрызаться, А в один вечер, вернувшись домой, избил. Потом извинился. Потом снова избил, Так и продолжалось, мужчина срывался, избивал мальчика, просил прощения, бил и извинялся...
   Я даже догадываюсь, когда это началось. Около года назад, когда восстали северные области, поддержанные заграницей. Джамиль тогда буквально разрывался. Я практически не спал, отражая нападения чужеземных войск, а он разбирался с восстанием.
   Но наши проблемы давно закончились, а мучения продолжались. Мальчик безропотно принял свою судьбу. И смерть Джамиля воспринял лишь как смену мучителя.
   Прости меня бог, но он не так уж и ошибается.
   Гира права, мне нужно было объясниться. Хотя бы ради Джамиля. Самые разные слухи ходили о его смерти. Нелепые в большем числе.
   Мало кто понимает, что смерть Джамиля не была ни местью с моей стороны, ни казнью. Это был мой последний дар дорогому другу. Я избавил его от мучений и позора, и освободил от самого себя - Джамиль тяготился своим постепенным превращением в монстра, но остановиться не мог.
   Мальчик спит в моей кровати. Как и у меня, у него нет имени. Джамиль в начале дал ему имя, но мальчик его уже забыл. Сам я не тороплюсь. Мне ещё не приходилось никого именовать, хочется сделать всё правильно.
   Он просыпается, когда я ложусь рядом. Он не пытается отстраниться, но и не отвечает на мои объятия. Это пока, научится. Со временем он станет моим любовником. В отличие от Джамиля, я не собираюсь его принуждать, Знаю, он поддастся сам. Не сразу.
   -Я научу тебя владеть силой, - шепчу, гладя его по спине. - И я буду владеть тобой.
   Он расслабляется, льнёт ко мне. Возможно, хозяин, это именно то, что ему нужно...
  
  
   Мне было шестнадцать, когда я убил Джамиля. Теперь мне шестьдесят и я потерял Миши. Слишком неожиданно, слишком нелепо. Ребёнок, рванувший через дорогу, резко отвернувший водитель - и даже я не успел.
   Верная Гира взяла на себя организацию похорон. Скоро останется только она. Шкура стар. Я предлагал омолодить его, даже просил, умолял... Девушки, кстати согласились. А он отказался. Он уже глубокий старик и счёт идёт на дни, если не часы...
   У меня остаётся Гира и Нико. Как я и предпологал, мальчик стал моим любовником. Моей тенью. Он молчалив, но не глуп. Он даже не боится говорить мне правду в глаза. Другое дело, что его мнение часто совпадает с моим. Ещё он красив. Собственную внешность мне трудно оценить, но люди редко врут, делая мне комплименты. Мы оба молоды и сильны. Иногда его обожание и безоговорочная преданность утомляют, но в остальном я доволен своей жизнью. У меня есть всё, что может пожелать человек, и более того. У меня есть власть, могущество.
   Только жаль, что приходится терять друзей...
  
  
   Я сила. Это знают все.
   Я власть. И моя власть бесспорна. Мне нет нужды участвовать в управлении, но мои решения исполняются беспрекословно.
   Когда-то против меня выдвигали армии и поднимали восстания. Теперь в мою честь воздвигают храмы и называют детей.
   Я символ. Люди рождаются и умирают, поклоняясь мне.
   Мои друзья мертвы. Даже Гира оставила меня, не выдержав груза столетий. Люди так хрупки и мимолётны...
   У меня есть Нико. Он слишком похож на меня, чтобы быть мне советчиком, он слишком привязан ко мне, чтобы стать моим противником, и слишком зависим от меня, чтобы назваться другом. И он любит меня.
   И пожалуй, я тоже люблю его, или вынужден любить. У меня нет выбора. Таких как мы, больше не будет. Цель всего моего существования, не допустить создания подобных мне существ. И пока я жив...
   Я существую. Этого достаточно. Должно быть достаточно...
  

Оценка: 4.31*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"