Цель Александра Борисовна: другие произведения.

Оно того не стоит!

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 8.09*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что действительно важно для нас, ради чего можно пожертвовать жизнью? Любовь, дружба, слава, власть? Молодой гном Пиро пока не нашёл правильного ответа.

12

11

Автор: Александра Цель

Закончен: 15 июня 2000 года

Оно того не стоит!!

В темноте светились глаза. Как три холодных уголька, почти остывших, подёрнутых пеплом усталости, но горящих сдержанным интересом.

Гном нервно сглотнул, лишь догадываясь, что может так молчаливо смотреть на него в запутанных Заброшенных Туннелях гоблинских золотых шахт.

Страшные, пугающие легенды о мраке и ужасе, ревностно берегущих сокровища мертвых королей Города. Полушутливые рассказики о любвеобильных привидениях неверных жен, в древности сброшенных за измену в глубокую шахту. Смутные предания о безумных магах, блуждающих в подземном лабиринте в поисках древних магических артефактов, о чернокнижниках, творивших в подземных храмах свои тайные злые обряды. А ещё древние чудовища, боящиеся дневного света, ничейные големы, прагномы, любители приключений, кладоискатели, и просто дураки, такие же, как и он сам.

Пиро вытер вспотевшие ладони о суконные штаны и поплотнее натянул на уши шапку-невидимку. Он отдал за неё сто золотых и теперь сомневался в правильности выбора. Зачем нужна невидимость в темноте? Надо было взять бесшумные сапоги, ладанку, отбивающую запах. Или дорогой, но чертовски не помешавший бы сейчас, светильник невидимого света. Точнее нормального света, но видимого только хозяину светильника. Торговец ведь был готов уступить! Если бы они с Гортом не собирались идти вместе... на два светильника денег всё равно не хватало.

Трусость Горта больно ударила, как по его решимости идти в Туннели, так и по его безопасности. Но Пиро должен был идти в любом случае...

Гном сердито, и даже зло, вспомнил о своей молодости. Даже редкая ранняя бородка заставляла Пиро чувствовать себя посмешищем. Взрослые гномы ходили в походы, они пили эль в кабаках, горланили песни и хвалились своей доблестью. Пиро хотел быть воином, и только воином. Настоящим, опытным, всё повидавшим, всё изведавшим. Молодого гнома не прельщали шахты, где вкалывало по крайней мере три четверти его сородичей. Мастерство кузнеца тоже оказалось закрыто для него - после того случая, когда он опрокинул на учителя ковшик с расплавленной медью. Ещё хорошо, что медь успела остыть... или плохо, Пиро вспомнил, как распекал его подвыздоровевший мастер. Более всего, за то, что металл поздно принёс, слишком холодный.

Невидимое чудовище шумно вздохнуло, и гном вжался спиной в холодную каменную стену. Почти не дыша, обходил он гигантскую тушу, ощущаемую только по исходившим токам тепла.

На дракона не похоже, отрешённо решил Пиро, мысленно уже в сотый раз прощаясь с жизнью. Но чудовище поскреблось, повздыхало, и затихло. Тусклый свет его глаз померк.

Выход из логова неизвестного трехглазого монстра нашёлся несколько неожиданно - Пиро в него упал. Брякнулся на спину, даже не сообразив, что стена кончилась. Шум получился не малый. Выпавшая из заплечной сумки пустая фляга с грохотом покатилась по камням, кольчуга предательски зазвенела, а меч, от неожиданности выпущенный из рук, вообще упрыгал в темноту как лягушка, и кажется, даже квакал.

Гном замер, попрощавшись с жизнью в сто первый раз, но всё обошлось, чудище даже не проснулось.

Глупость, только невообразимая запредельная глупость удерживала его от панического бегства. От позорного возвращения домой. И даже не очень позорного, никто ведь не знал, по какой причине они с Гортом собирались в Заброшенные Туннели. Даже сам Горт не знал.

С тяжёлым сердцем, мечтая о безопасности дома, Пиро продолжил путь. Хорошо бы случайно набрести на выход, давила угрюмая мысль. Выход к солнцу.

Да, больше никогда он не забудет захватить светильник!

Пространство было осязаемо. Оно каменной крошкой скрипело под сапогами. Мелкой пылью оседало на бровях и щипало в носу. Резало пальцы острыми сколами камня. Неожиданно ударяло по голове низким потолком. Било по ногам ямами, рытвинами, ступенями и холмиками. Вперёд Пиро вело только безошибочное чутьё гнома на направление. Хоть он весьма смутно представлял себе конечную цель путешествия, но где искать знал. И что искать.

Волшебный Источник Богов.

Впереди тьма рассеивалась, точно зажгли крохотную свечку. Невольно Пиро ускорил шаги, лишь в последний момент удержавшись от бега. Следовало проявить осторожность.

Костёр посреди пещеры горел мирно и по-домашнему спокойно. Пиро выглянул из-за выступа в скале, прикрывавшего вход в пещеру. Огонь не мог загореться сам по себе, кто-то должен был его зажечь. О чужом присутствии свидетельствовали беспорядочной горкой сваленные пожитки - грязные узлы, замызганные вещи, и поверх всего барахла лежали рваные кожаные гномьи штаны. Но стоянку устроили точно не гномы. Во-первых, Пиро сам был гном не последний, а уж как правильно организовать привал знали даже пятилетки. Во-вторых, не хватало неизменного часового, если только он не скрывался сейчас в темноте, издали наблюдая за порядком.

Пиро не мог дольше задерживаться здесь, но идти через освещённую пещеру не хотелось. Поискать обход? Долго, да и найдётся ли обходной путь.

Задержав дыхание, как перед прыжком в воду, гном вышел из-под прикрытия скалы. Ничего не произошло. Осмелев, Пиро подошел поближе к горе тряпья, чутко прислушиваясь к тишине пещеры.

В нос ударил запах плесени и болота. Вещи были старые, в ужасном состоянии.

Мародёры, - туманно определил Пиро, - или воры. Может, на городских свалках побираются. Наверно, гоблины. Успокоив таким образом своё любопытство, он покинул пещеру.

Шагов через сто ему пришлось свернуть с основного пути - из тёмного туннеля доносился шорох шагов и голоса. Подвернувшаяся кстати развилка порадовала Пиро вытесанными в стене барельефами. Работа гномов, древняя и, пожалуй, никем из ныне живущих не виданная. Включая Пиро, в туннеле было темно, хоть глаз выколи. Старый камень чуть крошился под пальцами, и ему было стыдно перед далёкими предками. Но он ничего не мог поделать с собой, и только крепче прижимал ладонь к вытесанным рисункам.

Шум впереди не сразу привлёк внимание гнома, увлёкшегося нащупыванием картинок. У Пиро зашевелились волосы. Наверняка второй отряд - они не таились, знали куда идут, без страха пользовались факелами... Он в ужасе попятился.

Может вернуться к развилке? Тот первый отряд давно должен был миновать её. Тогда он не только ускользнёт незамеченным, но и вернётся на правильную дорогу. Приняв решение, Пиро немедленно начал воплощать его в жизнь. Каково же было его разочарование, когда он наткнулся на первый отряд. Может они и крали барахло с городских свалок, но дураками не были. Около десяти низкорослых (даже для гнома) серокожих и безволосых существ, с огромными круглыми глазами и большими лягушачьими ртами, поджидали своих товарищей у развилки.

Ночная мерзость, - Пиро устало потёр лоб тыльной стороной ладони, - а что ещё можно было ожидать. Номи.

Номи, или ночная мерзость, внешне походили на выцветших лягушек, пытавшихся превратиться в человека, но остановившихся на полпути, а повадками неуловимо напоминали крыс. Превосходя их размерами, отвратительностью, вероломством и даже трусостью, номи превращались в кровожадных чудовищ, стоило им обнаружить одинокую жертву. В городе, шныряя по ночным улицам, они не рисковали нападать даже на кошек и маленьких детей. За городом Пиро с лёгкостью спугнул бы их, просто топнув ногой. Под землёй номи чувствовали себя неуязвимыми. В тех случаях, когда их было много. Как сейчас.

Шум за спиной приближался. Решение требовалось принять как можно скорей. Шапка-невидимка не спасала его от подслеповатых номи, полагавшихся больше на слух и чутьё. Вот и сейчас, один подозрительно принюхиваясь, елозил мордой по полу. Нашёл следы Пиро, или что-то уронил?

Решившись, Пиро затянул пояс и с громким воплем ринулся вперёд. Вряд ли одинокий клич испугал номи, гном надеялся их удивить и смыться под шумок, пока они не придут в себя. Уже проносясь мимо, Пиро понял - придётся драться. И быстро, пока из второго туннеля не подошла подмога, привлечённая шумом.

В следующий раз надо атаковать тихо, - решил Пиро, всаживая меч в грязное брюхо ближайшей твари. Отпрыгнул, от повалившегося ему под ноги трупа, и, стараясь не обращать внимания на полупрозрачную желтоватую слизь на клинке, тут же ударил следующего номи в морду. Остальные попытались его окружить, но Пиро пинком отшвырнул последнего номи, закрывавшего ему путь, и побежал прочь, аж дух перехватило.

Правильный тунель оказался прямым, как стрела, и широким, как главная улица города. Вопли номи за спиной показывали их живейший интерес к удиравшему гному, но преследовать его не стали. Не дай бог, они будут следить за ним издали, выискивая удобный момент для нападения! Пиро не сомневался, такой случай им наверняка представится, да и подземелья они знают лучше.

Что-то свистнуло мимо и зашуршало в темноте, и Пиро удивлённо оглянулся. Камень? Тьма и огонь, праща!! У этих мерзавцев есть пращник, и не один! Он должен был помнить о камнях, номи всегда предпочитали пращи. Пиро не успел даже выругаться вслух, второй камень ударил его под коленку, следующий попал в голову. Поднимаясь, Пиро ещё пожалел об оставленном дома шлеме. Нужно было выбирать, шапка или шлем, невидимость или защита. Он выбрал... неправильно.

Лапы у номи холодные и скользкие. Гном отбивался, насколько хватило сил. Они выигрывали по массе, навалившись сверху неподъёмной тяжестью. Меч у него вырвали, вывернув руку, но он успел таки задеть парочку тварей, и в результате ему на грудь вывалились чьи-то вонючие потроха. Говорят, когда на тебе сверху лежит десять - пятнадцать противников, ещё остаётся шанс выползти из-под них. Пиро на основании собственного опыта мог утверждать - чушь полнейшая! Сработает, если тебя бьют, но ты в форме, и ребята слишком увлеклись... но не когда каждая влажная лапа намертво вцепляется во что ни попадя, начисто лишая тебя подвижности.

Радостным визгом номи отметили свою победу, и поволокли брыкающуюся добычу к стоянке, на ходу вытряхнув гнома из кольчуги. Пиро вырывался из последних сил. Ему не хотелось погибнуть молодым, да ещё так бесславно - в грязных желудках ночной мерзости. Свет костра разгорелся ярче, видно кто-то подбросил дров. В ушах навязчивой мухой звенело одно-единственное слово: Еда!, повторяемое на дюжине разных языков. Номи, племя дикое, многочисленное и неорганизованное, своего языка не имели, в отличие от тех же гномов, эльфов, и даже родственных им гоблинов.

Связывать его не стали, то ли верёвок пожалели, то ли... когда чьи-то лапы прошлись по его телу, деловито ощупав гнома с ног до головы, Пиро в ужасе застонал. Неужто они даже не убьют его сначала, так и зажарят, живьём?! Или того хуже, съедят сырым, и он ещё успеет увидеть собственную печень?!! Холодные лапы будут раздирать его на куски, равнодушно внимая истошным воплям жертвы?!!!

Отчаянный умоляющий крик ветром прошелестел в коридорах. Номи напряглись, прислушиваясь. Пиро замер. Если бы он намертво не стиснул зубы, скорее от ярости, чем по необходимости, то смог бы поклясться, что это его голос сотрясал сейчас подземелье.

Испуганно постанывая, номи припадали к полу, точно могли спрятаться в толще камня. Гном рывком высвободился от вдруг потерявших к нему интерес тварей, и вскочил. Крик не повторился, но и спокойствие не вернулось. Матери прижимали к себе лупоглазых детёнышей, отползая в тень, к стенам. Некоторые твари в ужасе просто замерли на месте. Пиро не собирался здесь задерживаться, вырвал свой меч из лап номи, судорожно прижимавшего клинок к груди. Сумку он чудом умудрился не потерять в суматошном бою, но один ремешок держался буквально на волоске.

Дольше задерживаться не стоило, и Пиро потрусил к выходу из пещеры. Многоголосый вопль застал его на полпути. Обернувшись, Пиро почувствовал, как у него предательски слабеют коленки. Слишком много впечатлений для одного дня... да, там наверху сейчас день, но внизу, глубоко под землёй, царила ночь, властвовал мрак, и ужас вливался в тёмное устье пещеры в образе гигантской многоножки, грязно-коричневого цвета с оранжево-жёлтыми потёками на боках. Уродливая голова хищной трёхглазой рыбы скользнула по замершему гному безразличным взглядом, мелькнула мимо него, исчезая в противоположном выходе из пещеры. Сегментное безволосое туловище надулось, закупорив туннели как пробка. Длинные и многочисленные лапки-щупальца, с необъяснимой легкостью несшие необъятное тело чудовища, распластались по полу, деловито ощупывая всё вокруг. Вот одно из них оплело катавшегося в ужасе номи за ногу, подняло подвывавшую тварь в воздух (номи показался Пиро в этот момент вполне симпатичным и безобидным, по сравнению со схватившим его чудовищем) и шлёпнуло с размаху себе на спину. Там номи и застыл, нелепо распластавшись на глянцевой поверхности, точно приклеенный.

Даже не задумываясь, Пиро совершил гигантский скачок в сторону, ощутив вкрадчивое прикосновение к ноге. Вскарабкавшись на узкий выступ в стене, он оглянулся, с трудом переводя дух. На месте, где он только что стоял, растерянно копошилось в пыли щупальце, похожее на безголовую змею. Вот оно пару раз раздражённо хлопнуло оземь, поднимая облачка пыли.

Пиро оглянулся, стараясь оценить ситуацию. Спина чудовища украшалась всё новыми телами в самых немыслимых позах. Обнаружилась некоторая странность - чудище не брало детей. На глазах у изумлённого гнома щупальце вырвало из рук матери отчаянно вопящего детёныша, взвесило его, и бережно положило на пол. Мать, следившая за своим отпрыском, встретила его освобождение радостным визгом. Видимо номи не в первый раз встречали многоногого подземного червя. Как же он ускользнул от внимания охраны шахт?

Стоило бы удивиться, да некогда. Щупальца давно очистили пещеру и закоулки, но всё ещё продолжали елозить по земле. Неужели чудовище обладает разумом?! Оно же знало, оно явно искало Пиро, раз за разом пытаясь нащупать именно его.

Тактика поиска изменилась. Все щупальца поднялись в воздух, отчего толстое туловище со смачным звуком шлёпнулось наземь, и растопырившись в разные стороны разом удлинились. Пиро едва успел увернуться. Вторая попытка. Чудовище замерло, точно размышляя. Видеть гнома оно не могло, откупорить пещеру, чтобы засунуть внутрь голову и посмотреть - не решалось. Воспользовавшись моментом, Пиро изучал противника. Несомненно, это существо колдовского происхождения. Оно светилось, неярко, но вполне заменив свет растоптанного костра. Эта светлая гадость, разрисовавшая бока чудовища и свободно стекавшая на пол, наверняка нечто вроде клея. И хорошего клея...

Вдруг чудовище выгнулось дугой под самый потолок, и щупальца зарябили в воздухе, ощупывая неровные своды пещеры. Пиро, не понимая, следил за ним, на всякий случай подобравшись к краю выступа. Только когда сплетённая из живых нитей сеть нависла над его головой, гном разгадал хитрый план червяка.

Спрыгнув вниз, он во весь дух понёсся на другую сторону пещеры, уже понимая, что не успеет. Сеть опускалась стремительно и неотвратимо, и щупальцев оказалось сразу так много!!!

Он резанул мечом, наугад, и лезвие отскочило от упругих и крепких ячеек. Оружие было немедленно отнято, и Пиро разделил судьбу номи.

Вязкая жидкость сочилась из миллиона крошечных пор, покрывавших бока и спину чудовища, почти мгновенно застывая, и намертво приклеивая пленников. Туловище несколько раз встряхнулось, как бы проверяя прочность клея, шумно выпустило воздух, и уже изрядно похудевшее заскользило вперёд. Щупальца бодро шуршали по камню, ощупывая препятствия. Чудовище сразу взяло неплохой темп, двигаясь со скоростью бегущей лошади.

Он прилип вверх ногами, а пальцами правой руки, по счастливой случайности, так и не коснувшейся клейкого бока, иногда доставал до пола. В один страшный миг Пиро заметил стремительно приближавшийся к нему выступ. Выступ - остроконечный осколок базальта, неминуемо должен был снести гному голову, и Пиро жадно взирал на него широко открытыми глазами, надеясь на скорое избавление. Что бы ни ожидало его в конце пути, он не хотел попасть туда живым.

Ещё чуть-чуть...

Щупальца равнодушно мазнули по осколку, бок червя смялся, огибая препятствие. Протянув руку, Пиро коснулся спасительного камня, пронёсшегося у него перед лицом.

Магическое чудовище, специально созданное для захвата живых пленников. Можно только проклинать себя, ведь гному, в отличии от ночной мерзости, не обязательно было здесь находиться. И глупо влюбляться, тоже... не обязательно.

Номи в большинстве помалкивали. Повернув голову, Пиро едва носом не уткнулся в безразличное пучеглазое лицо. Равнодушное. Номи коротко глянул в глаза гному, вздохнул и зажмурился.

-Что это? - спросил его Пиро, в обычных обстоятельствах не пожалевший бы на грязную тварь разве что бранного слова.

-Смерть, - прошептал номи, не открывая глаз, - семья большая, сильная, плохо. Но дети остались.

С каких это пор плохо, когда семья большая и сильная, едва не спросил гном и тут же прикусил себе язык. Ну, конечно же! Чудовище не охотится за маленькими группками, и одиночки его не интересуют. Да он сам недавно прошёл мимо червя, в темноте даже не подозревая, какой опасности избежал.

НЕ избежал, поправился Пиро, напомнив себе об истинном положении вещей. Не избежал... В животе скрутило от томительного ожидания. Чудовище продолжало свой бег по туннелям, не колеблясь, выбирая путь в запутанном лабиринте. Великолепное чувство направления, не пострадавшее от переворачивания хозяина с ног на голову, подсказывало гному, что они медленно, по сложной кривой, приближаются к цели его путешествия. А значит, встречи с чудовищем было не миновать, раз уж оно имеет какое-то отношение к Источнику.

Зачем мне вообще понадобился этот давно забытый ручей? _ спросил себя Пиро, и сам же горько ответил, - ЕМУ лично - незачем. А вот красавице Брусине - да, ЕЙ нужна была вода из Волшебного Источника Силы Древних Богов. Она не захотела поделиться с ничтожным поклонником причинами. И не должна была. Приказы любимой исполняют не задумываясь.

Потому молодой гном и не открыл Горту истинной цели их путешествия. Брусина одинаково нравилась им обоим, но Горт, молочный брат Пиро, внешне казался гораздо старше, солидней и достойней. И шансов добиться благосклонности капризной красавицы у него было больше. Потому Пиро так отчаянно нуждался в Источнике. И в подземелье полез по той же причине.

Ещё полдня назад он был уверен, что стоит умереть за единственный взгляд любимой. Теперь его уверенность изрядно пошатнулась.

Чудовище перестало выделять клейкую слизь и теперь медленно подсыхало. Гном осторожно прикоснулся к блестящей дорожке. Пальцы скользнули по гладкой и сухой поверхности. И, тем не менее, подвижности червяк не утратил. Пиро уже не сомневался в волшебном происхождении гигантской твари.

И внутреннее свечение монстра поугасло, зато впереди разгорался свет - ровное кровавое свечение. Пиро видел его между ног чудовища, когда поворачивал голову. Они несомненно прибыли.

Пиро облизал пересохшие губы. Прибыли, но куда? Где-то поблизости находился Источник Богов. Остановившееся чудовище наполовину находилось в туннеле, и ему оставалось глазеть на выщербленную многочисленными прикосновениями когтей стену, гадать о своей судьбе и прислушиваться...

Подслушивать.

Сначала ничего не происходило. Потом червяк завозился, коротко ухнул.

-Ты уже вернулась? - пропел красивый, хорошо поставленный голос. - Принесла что-то для меня?

Волшебный голос, даже Пиро невольно заслушался. Номи пытались повернуться и посмотреть, как любопытные дети.

-Показывай, Бестия, - приказал голос, и чудовище начало поворачиваться, мало-помалу вползая в пещеру. - Это не то, это не годится... Ты плохо искала, дорогая, надо стараться... А вот это ничего!

Бестия замерла, и глаза Пиро оказались на уровне края черного бархатного плаща, шитого бисером. Извернувшись, он увидел перевёрнутое человеческое лицо, наклонившееся к нему. В этом лице, уж извините за каламбур, не было ничего человеческого. И дело даже не в том, как он мог видеть, не открывая глаз... Похолодев, Пиро понял, его не спасёт ни давний мир между их народами, ни обещание богатого выкупа (да и кто его даст, выкуп-то?), ничего.

Колдун, этим всё сказано. Чёрный колдун, если говорить точней. Злобный чёрный колдун...

-Молодой гном!! - радость была только в голосе, неподвижные черты лица хранили холодное высокомерное выражение. - Как редко забредают к нам гости сверху, не правда ли, Золотоволосый? - Он расхохотался, как будто удачно пошутил.

Золотоволосый, кто бы это ни был, не ответил, да колдун и не ожидал ответа.

-Умница, Бестия!! Превосходный экземпляр! Помести его на место, пожалуйста. Остальное можешь забрать себе, - Колдун отвернулся, и быстро пошёл прочь.

Номи встретили его слова многоголосым стоном, но Пиро не был уверен, страх или радость почудилась ему в их голосах. Наверное, радость...

Злобный чёрный колдун, которому зачем-то понадобился молодой гном... Наверняка это была радость...

Давно застывшая под ним корка клея начала размягчаться. Цепкие щупальца оплели Пиро с ног до головы, и, легко оторвав его от глянцевого бока, вознесли в воздух. Чудовище проехалось полуоткрытой пастью по стене, оставив на гладком камне слабо флуоресцирующее желтоватое пятно. В следующий момент щупальца впечатали гнома в стену. Пиро, уже догадавшийся, к чему идёт, постарался не коснуться стены руками и ногами. Вышло не совсем удачно, немного он таки влип одеждой, да случайное щупальце, в общем-то и не нарочно, вдавило кисть правой руки в клейкую, быстро застывающую слизь. Чудовище придерживало его некоторое время, потом отпустило, вдруг разом утратив к нему всякий интерес.

Пиро осторожно, памятуя о клейкой стене, поднял голову. Слишком рано, волосы прилипли, но исправить положения он не успел. Свечение пятна померкло, и, повозив полусвободной рукой по стене, гном ощутил гладь и твёрдость стекла.

Времени на сетования тоже не было. Чудовище не уходило. Собравшись в кружок, оно медленно поводило боками и протяжно вздыхало. Потом трепещущая бахрома щупальцев поползла по боку вверх, обнажая белёсое брюхо. Точно такая же бахрома поднималась изнутри кольца, навстречу первой. Номи, растеряв хладнокровную выдержку, тревожно завыли.

Щупальца с разных сторон смыкались над спиной чудовища. Бестия как будто выворачивалась наизнанку. Всё, что налипло на неё снаружи, теперь оказалось внутри.

Пиро стошнило, он понял. Тварь обедала. Заживо переваривала несчастных номи. И внушала УЖАС. Недавно и сами ночные мерзости готовили похожую судьбу гному, но это было... совсем иначе. Может быть, честнее?

-Красавица моя, - нежно произнёс превосходный голос, и Пиро, скосив глаза, обнаружил рядом колдуна, - умница. Отдохни пока.

Бестия кивнула, и бодро перевернувшись (на спину? на ноги?) убралась прочь.

-Разве она не прекрасна? - колдун вдруг оказался рядом с Пиро, глядя ему в глаза, - разве ты не восхищаешься её красотой?

Бестия так подвесила Пиро, что гном оказался лицом к лицу с высоким колдуном. Пиро хватило одного взгляда, он едва сдержал крик.

У колдуна не было глаз. На обычном, возможно когда-то и приятном лице человека не было глаз. Всё остальное оказалось на месте: нос, рот, брови... веки, ресницы... и два гранёных рубина в пустых глазницах... обезличенный взгляд колдуна цинично просветил Пиро насквозь, раздел и освежевал его в один момент.

У Пиро кружилась голова. От долгого пути, от не оставившего его напряжения, от голода, от страха, от отвращения, от любопытства, от хрупкой и несмелой надежды на спасение... от сладкого запаха гнили, наполнявшего пещеру, от звенящего шума в ушах. Ему казалось, где-то поблизости кричат медленно умирающие номи. Только казалось, номи умирали беззвучно.

-Отпусти, - неожиданно для самого себя попросил гном.

Не в обычаях гномов было умолять врага о пощаде...

-Ну, нет! - засмеялся колдун, - не раньше, чем заберу у тебя нечто, необходимое мне.

-У меня нет ничего ценного, - хрипло удивился Пиро, лихорадочно пытаясь представить, на каких условиях он сможет уйти.

-Есть. Ты только не знаешь, что - колдун холодно улыбнулся и рывком сунул ему под нос серебряный кубок. На миг забывшись, гном взглядом потомственного кузнеца с восторгом всмотрелся в сложный узор чеканки. Позолоченный край ударил его по зубам, рот наполнился холодной и вкусной водой.

-Пей, пей, - приговаривал колдун, - ты же за этим сюда пришёл, за водой. Так вот он, Источник, посмотри на него. Смотри внимательней, возможно это последнее, что ты увидишь в своей жизни.

Пиро послушно пил, захлёбываясь и задыхаясь. Вода из Источника...

И смотрел. На большую чашу, в пол роста гнома, из розового мрамора, наполненную холодным светом. Похожие можно встретить в богатых домах, с цветочками, золотыми рыбками, и небольшим фонтанчиком, как крошечное домашнее озерцо.

-Напился? - сердито отнял колдун кубок. - Хватит с тебя!

Он бросил опустевший кубок в сторону, серебро жалобно зазвенело. Смешно семеня, подбежал к чаше, и погрузил руки в воду по локоть. Напился из сомкнутых ладоней. С мокрых рукавов стекали мерцающие капли, высыхавшие в воздухе, не долетев до земли.

-Это моё! - он пронзил Пиро горящим взглядом, по пещере разлился багровый свет. - Моё!! Слышишь?!

Из-под плаща хлестнул тонкий коленчатый прут. Хвост? Пиро зажмурился. Говорят творение подобно творцу. Но отец говорил - создатель часто становится похожим на своё создание... и если твоя работа - порождение мрака, то кто ты после этого? Как не мрак?!

Он решился открыть глаза, только после длительного перерыва тишины. Осмотреться, спланировать побег. Как можно быстрей.

Пещера имела естественное происхождение, хотя кто-то явно много поработал, стёсывая неровности. Посередине пещеры розовая чаша. После ухода колдуна она осталась единственным источником света. Красно-синие ковры, беспорядочно разбросанные вокруг Источника. Слева гора металлического хлама - доспехи, оружие, золотое блюдо, походный котелок... Справа от него на стене плотный малиновый занавес, и угол завален тряпками. В основном одежда. Пиро даже боялся думать о происхождении этих вещей. В противоположной стене две тёмных дырки: одна, через которую он попал сюда, а вторая вела в соседнюю пещеру, и там ворочалась и мерцала отдыхавшая Бестия.

Немедленно Пиро поинтересовался входом, через который намеревался попасть в пещеру Источника и разочарованно вздохнул. Завален камнями, давний обвал. Жаль, Бестия рано подоспела, наткнись он на тупик, глядишь, вернулся бы обратно живым.

Хотя, кого он пытается обмануть? Без источниковой воды Пиро не собирался возвращаться.

Рядом с осыпавшимися осколками гранита стоял второй пленник колдуна. Именно стоял, приклеенный к стене таким эффективным клеем Бестии. Если бы Пиро мог разливать его по бутылочкам и продавать за деньги, неминуемо разбогател бы!

-Эльф! - удивлённо выдохнул Пиро.

Да, эльф, но в сколь ужасном состоянии! Солнечного цвета длинные волосы кто-то нарочно вдавил в ещё не застывшую слизь, не позволяя пленнику даже голову опустить. На дорогой шёлковой одежде запеклись пятна крови. Он чуть повернул печальное, но всё ещё прекрасное лицо, одарив Пиро горьким взглядом изумрудных глаз.

Между эльфами и гномами не было войны, но и мира тоже не было. Не утихающие мелкие стычки, коротки перерывы вынужденного перемирия, когда появлялся враг поважней. Для серьёзной вражды недоставало лишь важного повода, и ни один из народов не спешил его предоставить, сколько не старались.

Даже разговаривать с зльфом считалось для гнома позором. Хотя всегда находились те, кто игнорировал общепринятые нормы.

Вот и Пиро решил наплевать на обычаи.

-Эй!! Это тебя зовут Золотоволосым? - в полголоса позвал он.

Эльф, поколебавшись, кивнул. Он не отрывал ожидающего взгляда от занавеса рядом с Пиро.

-Ты давно здесь? - продолжал допытываться гном.

Сухо прошелестел занавес. Лицо эльфа исказила гримаса ненависти.

-Давно! - ответил колдун, бросив на эльфа насмешливый взгляд. Тот демонстративно отвернулся. - Золотоволосый так привязался к Бестии! Водой не разольёшь! Уходить не хочет! Разговаривать, правда, не любит, такой уж молчун.

Пиро редко доводилось видеть эльфов, но он помнил их лица, идеальные и потому невероятно похожие, всегда спокойные и отмеченные печатью лёгкой грусти. Он боялся узнать, как колдун довёл Древнего до такой степени ярости и ненависти.

-Нет, никто не говорит со мной. Бестия не умеет, этот вон, не хочет, да и ты что-то молчишь, - он боком, по крабьи, подплыл к Пиро. - Молчишь... Что же ты не умоляешь меня о пощаде? Где же жалобный плач, где испуганные вопросы?

Один такой испуганный вопрос висел у Пиро на кончике языка. Что ты хочешь сделать со мной? Он страстно хотел задать его, но боялся получить ответ.

-Можешь продолжать молчать... - колдун холодно улыбнулся, - ты скоро сам всё узнаешь.

Его тихий вкрадчивый шёпот нагонял сон. Отяжелевшие веки смыкались, закрывая горячие как уголья глаза. Пиро встряхнулся, прогоняя подступающую дрёму.

-Ты не испугаешь меня, - пробормотал он, упрямо выпячивая подбородок.

-Да разве я тебя пугал? - изумился колдун, - разве угрожал тебе? Грозил пытками? Разве я обещал сделать вот так?!

Он выбросил раскрытую ладонь в лицо Пиро, осыпав гнома пахучёй пылью. От резкого запаха мяты и болотной травы у Пиро закружилась голова. Стена за его спиной опрокинулась, увлекая за собой весь мир, потолок звонко захлопнулся. Колдун расплылся, потерял очертания, голос его звучал глухо, как из бочки, нараспев произнося длинные тягучие слова заклинания.

Ноги отсоединились от туловища и весело болтались рядом, в воздухе. Пиро остро ощущал каждую частичку своего тела, потом это ушло, сменившись полным покоем и тишиной. Он захихикал, глупо жмурясь, и пытаясь махать ушами. Пиро был убеждён, стоит ему хоть раз по настоящему взмахнуть ушами, скалы расступятся и он улетит на волю.

Двумя яркими утренними звёздами горели глаза эльфа, жадно следившего за Пиро, подмечавшего каждое движение колдуна, и испуганно вздрагивавшего, когда тот оборачивался. Его губы шевелились, и Пиро дорого дал бы, ради возможности услышать его.

Висок пронзила резкая боль и гном безголосо вскрикнул, рванувшись прочь от лезвия ножа, блестевшего у самых глаз. Колдун не обратил внимания на беспомощное трепыхание жертвы, продолжая произносить заклинания. Кровь толчками переливалась в венах, тёплой пеленой стекая по щеке. Боль слабо пульсировала в правом виске, с каждым приливом принося тихий шёпот звуков.

Колдун отступил на шаг, зажал нож под мышкой и нетерпеливо оглянулся. На глаза ему попался тот самый кубок, из которого он недавно поил гнома. По его губам скользнула короткая усмешка, он подхватил кубок и, с силой прижимая к коже, подставил под кровавый ручеёк.

-Амена, Атена, Ар-рок! - донеслось до Пиро. Имена богов-близнецов подземного царства.

Колдун, как заправский жрец, взывающий к своим богам, протянул наполнившийся кубок земле. Обмакнув три пальца в кровь, он уронил несколько красных капель себе под ноги, поклонился и залпом осушил кубок.

Умение слышать возвращалось медленно. Сначала Пиро услышал довольный и сытый смех. Колдун улыбнулся окровавленным ртом, блеснули белые заострённые зубы. Подпрыгивая, он подошёл к чаше источника, наклонился к воде. Довольно хохотнул над своим отражением, потом широко зачерпнул воды в ладонь и плеснул в лицо.

Его взгляд остановился на кубке, который колдун продолжал держать в правой руке.

-Чуть не забыл! - воскликнул он, набирая в кубок воды.

На этот раз Пиро пил с радостью. Он даже дёрнулся следом, когда колдун отнял кубок, совершенно некстати забыв о прилипших волосах. Резкая боль в затылке остановила его, а колдун расхохотался и ушёл.

Кровь перестала течь. Пиро помотал головой, пытаясь рассеять туман, оглянулся на эльфа.

-Здесь всегда так весело? - эльф кивнул, слабо улыбнувшись. - Ох! А я надеялся, мне просто случайно повезло!

Собеседник из Золотоволосого неважный, отворачиваясь, решил Пиро. Снова его чёрное везение. Даже умирать ему приходится в обществе немого эльфа и безумного человека. И колдовского монстра. И Божественного Источника. И, кажется, всё.

А пойди я вдвоём с Гортом, глядишь оба висели бы сейчас на стене, - мрачно подумал гном. Как мухи в паутине. Желание вырваться на свободу пересилило все остальные. Он дёрнулся, рубашка затрещала. Стоит вложить в рывок побольше сил, и она не выдержит! Правда оставалась ещё ладонь, влипшая в стену, но у Пиро уже появился план и на этот случай.

С некоторым удивлением он глянул на Древнего. Как и гном, эльф влип в стену без кольчуги. Разве ему не приходил в голову подобный план? Или он уже пытался, но не вышло? Поймали или... Пиро присмотрелся к распростертому на стене телу. Слабым он не выглядел, да и довольным не казался... Вот только одежда. Гном вслух коротко выругался. Ну, конечно, одежда! Такая отглаженная, опрятная, и, не считая нескольких пятен, чистая. Так бывает лишь в одном случае, если на ткань наложено специальное заклинание!! Золотоволосый не мог вырваться из приклеившейся одежды, ОНА НЕ РВАЛАСЬ!! И не будет, пока не выработается ресурс заклинания.

Пиро неудержимо захотелось расхохотаться. Работа эльфов, гарантия, лет триста!! Хорошая - на все пятьсот!! Он здесь уже давно висит, уходить не хочет вспомнились слова колдуна. Не может!! Эльф стал пленником собственной аккуратности.

Но у Пиро-то рубашка обычная! Гном собрал все свои силы, готовясь к рывку, победно усмехаясь, глянул на Древнего.

Эльф напрягся, едва заметно отрицательно качнул головой, и тут же перевёл взгляд на занавес.

Дурак!! Пиро чуть не застонал от досады. Увлёкся составлением планов, забыл про всё на свете. Про колдуна, например, забыл. И про сладко почивающую тварь в соседней комнате, тоже забыл. Он с трудом перевёл дух, расслабляясь. Можно подождать... Гном благодарно и коротко кивнул эльфу.

Ну вот, уже почти друзья. Осталось ещё мне спасти ему жизнь, и можем считаться кровными братьями! Ирония, заключённая в этих словах огорчила гнома. Неужели между их народами возможно дружба только на грани смерти? Вот люди, например, сумели договориться даже с гоблинами, уж на что мерзкие и глупые твари. Так почему не могут мирно сосуществовать два древних цивилизованных народа. Можно же давно было прекратить этот глупый спор о первородстве, тем более, его наверняка выиграют какие-нибудь безвестные тёмные подземные твари.

Эльфы и гномы могли спорить сколько угодно, да вот беда! В древнейшие времена никто не вёл календарей. И ещё долго их народы сосуществовали бок о бок, даже не ведая друг о друге: эльфы в лесах на равнинах, гномы в горных пещерах. А боги, которым известно всё и обо всём, не спешили поделиться ответами.

Эльф судорожно дёрнулся, вжимаясь в стену, и даже постарался стать плоским, если это было возможно. На его лице вспыхнула отчаянная злая улыбка, какой он в прошлый раз приветствовал колдуна. И верно, занавес вновь загадочно зашуршал, и в поле зрения Пиро появился колдун.

Вот уж кто выглядел превосходно! И чувствовал себя, наверное, не хуже...

Колдун даже не глянул на оцепеневшего гнома. Медленно, кругами, он подкрадывался к эльфу. Зелёные глаза не отрывались от рубинового взгляда колдуна, Пиро даже показалось, что он видит паутину ненависти, вспыхивающую в воздухе между ними.

Незнакомые слова, срывавшиеся с губ колдуна, опутывали, обездвиживали эльфа. Вот он безнадёжно дёрнулся и окончательно застыл, остекленело уставившись в одну точку. Ритм заклинания изменился, звук то спадал, то нарастал.

Колдун из складок плаща извлёк нож, с кривым бронзовым лезвием и простой рукоятью. Пиро как-то сразу догадался, что это ритуальный кинжал, вернее всего тот самый, которым колдун совсем недавно рассёк ему висок. Посвящённый богу. Какому неизвестно, гном не смог разглядеть печать на лезвии.

Лезвие, описывающее замысловатые круги в воздухе, как бы невзначай прижалось к горлу эльфа, скользнуло прочь, вернулось.

Колдун уже почти кричал, его голос срывался на некрасивый визг. Он развернул нож лезвием к себе, вновь указал на эльфа и вдруг ударил. Пиро увидел, как лезвие кинжала по рукоять погрузилось под подбородок Золотоволосому, он с криком рванулся. Ткань затрещала, но выдержала. Колдун не обратил внимания на его протест, чтение заклинаний требовало сосредоточенности. Нет, эльф был жив. Пиро облегчённо перевёл дух. Показалось, когда колдун отнял кинжал от раны, лишь самый кончик лезвия окрасился кровью.

Бронзовый кинжал полетел на пол, небрежно отброшенный хозяином, а сам колдун, утробно урча, жадно припал к ране. Пиро мечтал потерять сознание. Даже короткая передышка пришлась бы сейчас как никогда кстати!

Довольный колдун вскинул голову, из уголка рта протянулась алая дорожка. Он испустил протяжный музыкальный вопль, прислушался к эху, недовольно хмыкнул и вновь припал к горлу беспомощного пленника. Для полного сходства с вампиром ему не хватало лишь кожистых крыльев на спине.

Горт, предатель... если бы мы шли, как и задумывалось, в паре... если бы ты не струсил... если бы... Пиро с яростью откинул голову назад, больно ударившись затылком о стену. И ещё, ещё раз!! Тупая недолгая боль отрезвила и успокоила его.

Всё происходящее Пиро воспринимал с необычной ясностью, замечая и подмечая каждую малость. Коричневые брызги на полу. Темная струйка, бегущая по подбородку колдуна, когда он отрывисто ухая, запрокидывал голову. Приглушённый розовый свет, струящийся из полузакрытых рубиновых глаз. Издевательская улыбка, колдун знал, что Пиро смотрит, он хотел, чтобы Пиро смотрел, он наслаждался, он играл на зрителя!

Нужно бежать. Нужно бежать, выброшенной на берег рыбёшкой билась в мозгу единственная мысль. Нужно бежать.

Нужно убить колдуна!

Он следил за эльфом не менее внимательно и жадно, чем тот смотрел на него, когда была очередь Пиро. Нет! Они оба следили за колдуном. Искали возможную слабость, уязвимую точку. Гном вглядывался во врага до боли в глазах, и его терпение было вознаграждено. На миг плащ сбился на бок, и этого хватило для одного единственного взгляда. Колдун не был человеком. Возможно, когда-то давно, но не сейчас... под плащом скрывались переплетавшиеся и шевелящиеся многочисленные щупальца.

Творец становится подобен творению.

Рот Пиро наполнился вязкой слюной, в ушах зазвенело. Колдовство кончилось. Притихший и задумчивый, колдун подобрал нож, насильно напоил эльфа водой из Источника и ушёл. И только тогда эльф, испустив сдавленное рыдание, обессилено поник в сдерживающих его путах.

-Всегда так? - хрипло прошептал Пиро, - ответь мне, всегда будет так?

Не глядя на него, эльф кивнул.

Гном погрузился в мрачные размышления. Колдун возился за стеной, иногда стучал и шуршал чем-то. Казалось, он не собирается спать. Не было смысла пытаться удрать, пока он и Бестия находились рядом. Но чудовище иногда уходило на промысел, может, и сам колдун иногда отлучался по делам? Или его можно победить обычными способами? К примеру, всадить меч в брюхо... хотя сомнительно, с таким-то телом, есть ли у него брюхо?

Золотоволосый медленно приходил в себя. Иногда он открывал рот, словно силясь что-то произнести, но не издал ни единого звука.

Пиро смерил эльфа расчётливым взглядом. Вот кто наверняка знает все ответы на его вопросы, да только говорить не умеет. Пиро мог бы задавать наводящие вопросы, но не при колдуне же, в самом деле! Замкнутый круг. Чтобы узнать, когда уйдёт колдун, нужно дождаться его ухода! Один знает, что делать, другой может сделать.

Говорят, нужда обостряет разум. Гном дождался, пока бездумно блуждающий взгляд эльфа остановится на нём, поймал его. Несильно, только изображая старательность, рванулся и выжидательно замер. Поймёт или нет? Сколько бы он тут не провисел, должен сохранить какой никакой разум. Эльф покачал головой.

Не сейчас

Гном сердито нахмурился. Сам знает, не время ещё!

Попробуем снова. Рванувшись, он попытался как можно убедительней изобразить внимательный вопрос на лице.

Когда? горело в сердце единственное слово.

В глазах эльфа зажглась искра интереса. Он повернулся к пещере Бестии, взглядом проследил её путь наружу, потом с неподдельной мукой на лице таким же образом вывел колдуна из-за занавеса, и тоже проводил вон. И удовлетворённо кивнул, закрывая глаза.

Пиро затаил дыхание.

Надеюсь, я правильно понял. Он уходит, колдун уходит!!

Теперь оставалось только терпеливо ждать. Гном надеялся, что ему не придётся долго доказывать знаменитую выдержку гномов, проявлявшуюся в трудной кропотливой работе, в долгом безнадёжном бою и в бесконечном выжидании удобного случая.

Незаметно для самого себя Пиро заснул тем особым сном путников и рабов, когда можно бесконечно спать, не слыша грома молний, не чувствуя голода, холода, жары или дождя. Снов он не видел. Их заменяли кошмары наяву, когда к нему, или к эльфу, подступался колдун со своими колдовскими штучками.

Постепенно не осталось ничего кроме сумеречного морока, окутывающего сознание. В краткие часы бодрствования натыкаясь на сочувствующий взгляд эльфа, Пиро начинал злится, и, или старался побыстрей уснуть, или начинал читать стихи, петь песни, просто говорить вслух.

Однажды он наизусть, без запинки продекламировал половину трактата своего учителя-кузнеца о температуре металла. И затих. По щекам текли слёзы. Он забывал о прошлой жизни, забывал о своём детстве, о юности. Даже о молодости своей проклятой - забывал!! Иногда перед ним вставал расплывчатый смутный лик гномьяны, почему-то связанный лишь с именем - Брусина. Бру. Красивая гномьяна. Иногда он помнил о своей любви к ней, но не мог вспомнить имени.

Снов всё так же не было, или просто он уже не отличал явь от сна? Он видел крошечную Бестию с лицом колдуна, ползающую по потолку пещеры, и плюющую в источник. Это было на самом деле?! Или только могло быть... Когда эльф подошёл к нему и долго рассказывал прекрасную сказку о густых зелёных лесах. Этого быть не могло? Или это было?..

В очередной раз его разбудил назойливый частый стук. Мутным спросонья взглядом Пиро обвёл пещеру, задумчиво облизал пересохшие губы.

-Неужели мне не будет покоя, - взмолился он, выискивая источник звука.

Оказывается, эльф был созданием безголосым, но отнюдь не бесшумным. Он упрямо продолжал притоптывать, пронзая гнома яростным взглядом. Этот взгляд и отрезвил Пиро. Что-то произошло.

-Ну, ладно, я проснулся, хватит. Что случилось?

Золотоволосый испытующе оглядел его. Пиро невольно втянул живот, стараясь выглядеть подтянутым и готовым. Видимо осмотр удовлетворил эльфа, он кивнул с непонятной радостной улыбкой, и вдруг резко наклонил голову, точно собирался нырнуть.

У Пиро по спине промчался сквозняк.

-Они ушли? Оба? Надолго?

Да - на все три вопроса. Без промедленья Пиро напрягся, пробуя своё тело. Против своих ожиданий, он не ощущал себя обессиленным или усталым. Чуть застоявшиеся мышцы, как после долгого сна, охотно подчинялись приказам.

Так. Теперь план. Когда Бестия впечатывала его в стену, Пиро постарался принят удар на корпус, надеясь что, высвободив потом руки и ноги, освободить туловище окажется гораздо проще. И у него не заговорённая одежда.

И ниспошли небо благословение номи, снявших с него кольчугу. Да упокоятся их души... какие бы личные цели они не преследовали.

Рывок. Правое запястье вспыхнуло резкой болью. Правильно, там он влип кожей, ничего, попробуем по-другому. По частям. Пиро попытался согнуть левую руку. Манжет не поддавался, но гном продолжал настаивать. Эта рубашка только выглядит новой, а на самом деле ей уже лет десять! Кто ж в новом в подземелье идёт, это только эльфы могут себе позволить всегда выглядеть великолепно, даже в плену. Рукав поддавался, и Пиро позволил себе бросить ликующий взгляд на Древнего.

Эльф смотрел на него с завистью и надеждой. И страхом, граничащим с ужасом.

Треск рвущейся ткани никогда не звучал так радостно и сладко. Первым делом Пиро ощупал себя, в поисках чего-нибудь режущего. Запасной нож! Старенький ножик, подаренный ещё отцом, который, отправляясь в поход, он по привычке заткнул за пояс, да так и забыл.

Ну и ладно. А то пришла бы ещё в голову светлая идея прирезать Бестию, пока он висел на ней как муха на меду, глядишь, пришлось бы сейчас спасать себя голыми руками. От одной мысли зубы болят.

Он завёл руку за голову и наугад водил ножом, пока не обрезал большей части влипших волос. Следующим этапом предполагалось освободить вторую руку.

Пиро упрямо сжал зубы, стараясь думать только о хорошем. Например, хорошо, что рука немного согнута, и лезвие достаёт до ладони. И нож острый, тоже неплохо. И к боли он привык, в последнее время было много практики.

И кровь здорового цвета, ярко-алая и густая, и бежит не сильно, видно важных артерий не задел.

Он прижал к груди окровавленную руку. Сколько у него времени? Большая потеря крови вызовет слабость, у него может не хватить сил на освобождение. Пара глотков быстро исцелила бы его... Со злостью Пиро уставился на такую далёкую и недоступную чашу Источника. Надо остановить кровотечение, нужна повязка, и как назло ничего подходящего под рукой нет.

Ха! Есть. Помогая себе ножом Пиро разрезал свой шерстяной жилет на несколько полос. Потом, зажав драгоценный нож в зубах, долго и старательно связывал полоски, заставляя работать негнущиеся онемевшие пальцы. Эльф дрожал от нетерпения, не смея его поторопить даже взглядом.

Узел получился не ахти, но и так сойдёт.

Заодно он освободил плечи, и теперь мог наклониться вперёд.

Прежде чем освобождать ноги Пиро три долгих минуты жалел свои штаны. Хорошие добротные штаны, из кожи болотного дракона. Подарок отчима на совершеннолетие.

Резались они с трудом, как и полагается хорошей качественной коже. Но резались.

Полуголый, истерзанный гном рухнул на землю, и несколько минут сидел неподвижно, приходя в себя. Эльф нетерпеливо стукнул, взглядом указав на тёмный зев выхода.

-Понял, - Пиро на четвереньках, голова неудержимо кружилась и ноги не держали, подполз к Источнику.

Он встал, опираясь на чашу, плеснул воды в лицо. Сразу стало легче дышать и сил прибавилось. Пульсирующая боль в раненой руке утихла, новая, розовая кожица нарастала прямо на глазах. Он напился и оглянулся на Древнего.

-Сейчас, - хромая на обе ноги гном подошёл к эльфу, - сейчас всё кончится.

Глаза Золотоволосого испуганно метнулись от лезвия ножа, зажатого в здоровой левой руке, на изборождённое усталостью лицо гнома. Пиро привалился к стене рядом с ним, отдыхая и изучая своего товарища по несчастью. Эльф нетерпеливо мотнул подбородком, подгоняя его, но улыбался он как-то неуверенно. Пиро наморщил лоб, пытаясь его понять. Конечно, он же гном, не смотря ни на что. И останется им. А многие гномы ненавидят эльфов, как, впрочем, и наоборот. И Древний не знает, не может знать, вдруг гном сейчас повернётся к нему спиной и уйдёт. Или подарит ему смерть на лезвии своего ножа. Или принесёт освобождение.

Пиро хрипло хохотнул.

-Не бойся, я не оставил бы здесь и злейшего врага.

Он ткнул пальцем в белый свет, имея в виду подземелье вообще, пещеру в частности и конкретно подразумевая колдуна. Эльф облегчённо кивнул, в его глазах лучилось понимание.

Ещё разок глубоко вздохнув, про запас, Пиро взялся за эльфа.

К счастью Золотоволосый не происходил из Высших эльфов. Говорят, те заклинают против стали даже носовые платки. Ткань противно скрипела, но резалась. Пиро упрямо старался не обращать внимание на дрожь в руках и временами проскальзывающий нож. Эльф словно окаменел, не обращая внимания на случайные порезы. Свои прекрасные волосы он обрезал сам, Пиро не дотягивался. Безжалостно кромсая их ножом, эльф что-то зло и беззвучно шептал себе под нос.

-Эй, не увлекайся, - гном отобрал у него отцовский нож, когда лезвие раз за разом начало чиркать о камень, высекая искру. - Отрежешь все и останешься без имени.

Эльф гордо вскинулся. Ну и пусть!

-Я понимаю, это не твоё настоящее имя, но только попробуй представить себе лысого эльфа!! Да такую диковинку можно будет за деньги выставлять!

Эльф, судя по всему, представил и затрясся от нервного смеха.

-Эй!! Осторожней. Здесь и без того хватает сложностей. Сапоги придётся снимать, это - в последнюю очередь. И есть одна проблема, - гном серьёзно посмотрел в глаза эльфу, - у тебя на спине дырка. Ты серьёзно влип. Понимаешь, о чём я?

Золотоволосый медленно кивнул. И отвернулся, оставляя выбор за гномом.

Пиро тяжело вздохнул, на всякий случай, пробуя пальцем остроту лезвия. Наточить бы, да некогда...

-Ладно, стони, если можешь, - разрешил он, делая первый надрез.

Как можно сильней оттягивая кожу, Пиро старался отрезать лишь самое необходимое. Вначале даже крови не было, но, как это бывает при неглубоких порезах, мелкие ранки постепенно наливались алым. Пиро сдержанно ругал всех и вся, что только попадалось ему на глаза. Скользкую рукоять, выворачивающуюся из пальцев, эльфа, попавшегося так глупо, льющуюся рекой кровь, мешавшую смотреть. Последние несколько ударов пришлось сделать почти вслепую. Досталось даже колдуну, выдумавшему самый садистский в мире способ содержания пленников.

Эльф без чувств рухнул ему на голову. Пиро с трудом устоял, хотя Золотоволосый весил совсем немного. Оттащил товарища к чаше и терпеливо отпаивал его водой из источника, стараясь не смотреть на его спину. Новая кожа нарастала медленно, складываясь безобразными шрамами, разглаживаясь... это не пара случайных порезов.

Наконец, закашлявшись, эльф пришел в себя. Знаком отказался от предложенной помощи, и, тяжело навалившись на мраморный край чаши, долго и остервенело, умывался волшебной водой.

Пиро последовал его примеру, искоса поглядывая на эльфа. Мокрый, окровавленный и раздетый Древний выглядел вполне нормально, как и всякий смертный. Он испытывал боль, мог умереть. Видимо правда, высокомерие эльфов зависит от одежды, как часто говаривали старшие гномы в таверне. А сдери с них шкуру - окажутся ничем ни лучше других.

-Колдун скоро вернётся? - как бы между делом небрежно поинтересовался Пиро. Его всерьёз волновал этот вопрос.

Эльф покачал головой, криво улыбнулся и сделал несколько движений, которые и в таверне посчитали бы неприличными. Тем более не подходил столь непотребный жест утончённому и воспитанному Древнему. Пиро даже не сразу расшифровал намёк, и чуть не подавился удивлением.

-Дело неплохое, если подойти с пониманием хватит надолго. И с кем он? - гном задумался, что может означать волнистое движение ладони, - с Бестией?!! Ты уверен?!!

Надеюсь, Бестию нелегко удовлетворить, - Пиро на всякий случай помолился своим богам. Пусть ниспошлют чудовищу ненасытного желания. Должны же боги хоть изредка работать?

Источник как всегда успешно оказывал своё исцеляющее воздействие. Раны заживлялись на глазах, хотя некоторая слабость всё ещё оставалась. Наконец Пиро, поборов себя, оторвался от чаши, проглотив, как он сам решил, последний глоток невероятно сладкой и освежающей волшебной воды.

-Пора убираться отсюда. Хочешь что-нибудь забрать?

Эльф кивнул, поднялся с колен и направился к занавесу.

-Учти, тяжелого не бери. Сам понесёшь! - крикнул Пиро ему вдогонку. Эльф небрежно отмахнулся. - Ну, как знаешь!

Не сдержав любопытства - качества не лучшего для воспитанного гнома, но нередко полезного, хоть и опасного - Пиро пошёл за ним. Жилище колдуна, устроенное в тупиковом туннеле (возможно, он не всегда был тупиком) выглядело несколько претенциозно, но убого. Шикарные атласные драпировки на стенах протёрлись до дыр и от ветхости рассыпались в руках. В углах скопилась пыль, на коврах цвела плесень, но зато наблюдалось полное отсутствие насекомых. Единственный паук жил в стеклянной банке с золотой завинчивающейся крышкой. Половину пещерки занимали полки с книгами, в углу стоял трёхногий стол, вместо недостающей четвёртой ножки опирающийся на стопку древних фолиантов. Пол усеивали пожелтевшие от времени исписанные бумажные и пергаментные листки.

Пиро первым делом кинулся к банке.

-Ещё один пленник, - пропел он, отвинчивая крышку. Времени присмотреться у него не было, свою ошибку он понял лишь когда толстые, в палец, лапки, покрытые золотой шерстью, вцепились в стеклянный край. Эльф схватился за голову, гном испуганно застыл. Паук посидел на краю банки, нервно загребая воздух лапками, и прыгнул.

-Фу ты, песчаная смерть! - тревожно прошептал Пиро с минуты на минуту ожидая нападения, но паук довольно мирно прошелся по его голой ноге, пощупал оцепеневшего эльфа и бочком, бочком вполз на стену, перебрался на крохотный карниз над входом, где и пристроился, настороженный и ожидающий.

-Это не про нас, - облегчённо вздохнул гном. - Надо же, песчаная смерть. Их же практически невозможно убить, а ещё труднее поймать живьём. Хорошо, редко встречаются, а то ведь более агрессивных тварей свет не видывал.

Золотоволосый быстро пришёл в себя, и теперь бродил между полками, любовно оглаживая потрёпанные корешки книг и рассеянно кивая его словам. Вероятно, гном не сказал ему ничего нового, но молчать Пиро не мог.

-Ты ещё долго? - забеспокоился вдруг Пиро, - А то заявится наша сладкая парочка домой... я хочу быть в этот момент как можно дальше отсюда и как можно ближе к Городу. Ладно, ты тут поищи, а я пока подберу нам какую-нибудь одёжку.

Выходя, он поднял голову и вдруг озорно подмигнул пристроившемуся в засаде пауку. Тот легко качнул в ответ передними лапками.

-Говорят, песчаная смерть обладает разумом, - заметил он, оглянувшись на эльфа. Тот сдул пыль с пергамента, который рассматривал, и кивнул. - Я раньше не верил, но этот парень если и не был разумным, то за время сидения в банке здорово поумнел. Не хотел бы я оказаться на месте колдуна. На редкость крупный экземпляр.

Гора вещей вероятнее всего принадлежала предыдущим жертвам колдуна, решил Пиро, роясь в тряпках. Старьё, но до дома дойти хватит. Он уже нашёл себе довольно сносные штаны и жилет, откладывая в сторону вещи, подходящие Золотоволосому по росту. В основном человеческие, эльфийского барахла почти не встречалось. Видимо его сородичи редко попадались в лапы к колдуну. Эльф склонился над его плечом, выудив из уже пересмотренных вещей, большую тряпку непонятного цвета и немедленно в неё завернулся. Тряпка при ближайшем рассмотрении оказалась превосходным плащом эльфийской работы. Гном раздосадовано хлопнул себя по лбу. Надо же, не заметил. Хотя, может быть, это его собственный плащ? Тогда он должен был знать, где и что искать...

-Что-то выбрал? - оглянувшись, Пиро обнаружил на ковре изрядно потрёпанный том в кожаном чёрном переплёте и два пергаментных свитка. - А мне надо набрать воды, только флягу свою никак не найду.

Золотоволосый ткнул в себя пальцем.

-Ты сделаешь? Хорошо, а я ещё покопаюсь. Нужно найти оружие.

Эльф выволок откуда-то из дальнего угла целую связку серебряных фляг - Пиро не заметил, откуда, слишком увлёкся собственными поисками - и обосновался возле чаши, старательно наполняя их волшебной водой. Его напряжённая поза терзала гнома сомнениями. Хотелось подхватиться на ноги и бежать прочь, не разбирая дороги.

Нервничая, он максимально сократил сборы, не тратя времени попусту. Хотя некоторые трофеи просто завораживали. Где ещё он мог наткнуться на настоящий золочёный гоблинский панцирь? Он отложил его в сторону с болезненным чувством сожаления. Жаль, доспехи гоблинов гномам не подходят. Пиро не нашёл свою сумку, зато обнаружил странный предмет, завёрнутый в тёлячью кожу. Наружу торчал изогнутый рог, отделанный перламутром. Недоумённо повертев предмет в руках, он показал это эльфу. Тот как раз закончил наполнять фляги и присоединился к гному.

Золотоволосый задрожал, по его щекам заструились слёзы. Он бережно взял непонятный предмет из рук Пиро, прижал к сердцу. Неуверенно пробежал пальцами по ремням, стягивающим кожу, но развязывать не стал. Удивлённый его бурной реакцией гном пожал плечами и отошёл. Ему, наконец, посчастливилось откопать себе сумку, а в груде железного хлама он нашёл свой меч, но брать не стал. В пещеру колдуна забредали воины с вооружением много лучшим, выбор оказался до печального богат. Как компенсацию он захватил дорогое блюдо, то самое, что заметил с первого раза. Камушки на нём были настоящие.

Подпоясываясь, Пиро оглянулся на эльфа. Тот сидел на ковре, скрестив ноги, всё так же прижимая к себе рогатый свёрток и поглаживая его рукой. Поза Золотоволосого напомнила гному что-то из прошлой жизни, он наморщил лоб, пытаясь вспомнить... как же давно это было... Он облегчённо хлопнул себя по лбу. Ну конечно же - лютня!! Редкий гость в тавернах гномов и людей, но общепринятый инструмент среди эльфов.

Крошечное воспоминание доставило ему невероятную радость и лёгкость в душе.

-Пошли, - Пиро мягко тронул эльфа за плечо, - поторопимся. Я поведу, дорогу я помню.

Золотоволосый послушно встал. Гном потянул его за руку к выходу, и эльф двинулся следом, ступая неуверенно, как пьяный или слепой. Видно многое для него значила эта лютня, если он смог позабыть обо всём так сразу и напрочь.

Пиро сосредоточился, вспоминая уроки старого мастера-разведчика. Главное - внимание к деталям, как любил повторять старый зануда. Рука небрежно обнимает изогнутый рог. Он держит инструмент привычно, как хозяин, как профессионал. Это не просто памятный подарок от друга. Лютня принадлежит ему... И он играл на ней. Возможно, он даже бард, из тех бездельников, что шляются по свету, сочиняют песенки и разносят сплетни. Но в первую очередь барды именно певцы, а уж потом музыканты.

А Золотоволосый нем. Какие уж тут песни.

Пиро резко развернул эльфа лицом к себе.

-Ты немой? - строго спросил он, уже догадываясь об ответе.

Эльф грустно покачал головой.

-Но говорить не можешь?

Кивок.

-Так что случилось с твоим голосом?

Эльф жестом показал, как вырывает себе горло, кинул ненавидящий взгляд в сторону стены, на которой провисел неизвестно сколько времени. Невольно, хотя и не собирался этого делать, Пиро оглянулся на свою стену.

Лохмотья образовали низкорослый силуэт на стене, точно там оставался висеть распятый призрак гнома, растерзанного снежным львом. В какой-то мере Пиро действительно остался там. Или оставил нечто очень важное. Точно так же, как эльф...

-Понятно, - сам себе кивнул Пиро и потащил эльфа прочь из пещеры. - Пошли, нечего время зря терять.

Но, не сделав и трёх шагов, гном резко остановился, точно врезался в забор.

-Можешь надо мной смеяться, - обратился он к эльфу, - но мне хочется сделать что-то совершенно странное!

Он подошёл к чаше Источника, сел на край, не долго думая, перебросил ноги внутрь чаши и встал. Вода не доставала ему до пояса самое большее ладонь. Походил, мучаясь чувством незавершённости. Неожиданно скользкое дно предательски ушло из-под ног, и Пиро окунулся с головой.

На удивление, эльф не смеялся.

-Всё, с меня хватит!! - гном полез вон, цепляясь за широкий край, снова поскользнулся и рассвирепел. - Ах, ты так?!!

Он обиженно топнул по дну чаши, и нога совершенно без усилия пробила безобразную дыру в драгоценном розовом мраморе. Вода устремилась наружу, шипя и пенясь, Пиро дёргался как припадочный, пытаясь освободиться и розовые осколки летели во все стороны.

Вот теперь эльф развеселился. Он утирал слёзы, выступившие на этот раз от смеха, и беззвучно хохотал, сгибаясь пополам. Он азартно прихлопывал по колену и тряс головой. Он смеялся заразительно, по-детски весело и простодушно.

Пиро выпал из груды осколков на пол, хватая воздух ртом, как выброшенная на берег рыба. На четвереньках отполз прочь, встал, уцепившись за протянутую руку эльфа, и только тогда рискнул оглянуться. Вода, ещё так недавно наполнявшая чашу, разлилась по пещере обширной, но быстро подсыхающей лужей. Свет, излучаемый источником, медленно мерк. Как ни верти, а Волшебный Источник Силы Древних Богов казался безвозвратно уничтоженным.

-Что ж, - философски заметил Пиро, - возможно, я и не единственный нахальный гном, искупавшийся в Волшебном Источнике Силы Древних Богов, но уж точно последний!!

От выгнутой стенки чаши красноречиво и шумно отвалился ещё один осколок. Вода впитывалась в ковёр и заново не появлялась. Пиро почти преисполнился гордости за проделанную разрушительную работу, но назойливое сомнение глодало душу. Колдун не зря поселился в столь неуютном месте. Он использовал силу Источника, но теперь, когда воды нет...

-Вот колдун вернётся, порадуется... - заметил он вслух. - Уже не уходить надо, а бежать со всех ног. Если за беглыми пленниками он мог бы и полениться даже Бестию послать, то теперь за нами и сам пойдёт!!

Он побежал, увлекая за собой всё ещё веселящегося эльфа. На сей раз не было необходимости искать дорогу на ощупь. Среди запасов колдуна нашлась приличная коллекция волшебных светильников. Видно только такой молодой олух, как Пиро, мог сунуться в подземелья без света, другие оказались умней. Вспомнив цены, гном прихватил их с десяток, небольшие и весят не много. Основную тяжесть их груза составляли серебряные фляги с водой. Учитывая гибель Источника, волшебная вода становилась воистину бесценной.

Столь памятной ему развилки они достигли лишь через несколько часов. Пиро остановился отдышаться.

-Как ты думаешь, они уже вернулись? Хотя, наверно, мы бы услышали...

Эльф пожал плечами и неуверенно кивнул.

-Понятно. Бежим. Нужно найти лаз, недоступный для Бестии.

Они пошли медленней, от длительного напряжения болели мышцы. Пиро хотелось выругаться. Волшебная вода! Сила Древних Богов!! Да никогда он так не уставал, когда был в форме.

Эльф на ходу шуршал завязками, разворачивая лютню. Пиро молча понадеялся, что ему не приспичило сыграть что-нибудь весёленькое, уж больно момент не подходящий... но ничего не сказал, решив не обижать товарища. Как давно эльф попал в узкий круг его друзей, Пиро не помнил. Может быть, после третьего или четвёртого посещения колдуна, когда гном едва не разорвал своих пут, и лишь горящий предостерегающий взгляд Золотоволосого остановил его. Или когда эльф, небрежно обездвиженный колдуном перед обрядом, попытался перерезать себе горло о так заманчиво близкое лезвие, отстранившись буквально в последний момент, и лишь после отчаянного вопля Пиро. Злобно сыпавший проклятьями колдун прервал обряд ради спасения пленника, и в следующий раз капитально заморозил Древнего. Тот дня три потом не мог пошевелиться.

Сняв с пояса дежурную фляжку он горестно прислушался к звонкому бульканью внутри. Пить её с одной стороны казалось безумным расточительством, а с другой... Без постоянной подпитки далеко им не уйти, вон и эльф уже начал спотыкаться. Если выбирать между жизнью и богатством, Пиро с некоторых пор предпочитал жизнь. Он напился, ткнул флягу эльфу в руки.

Тот зажал лютню подмышкой, от чего струны жалобно пискнули, отдал кожу гному и надолго приложился к фляжке.

Не останавливаясь, Пиро озадаченно повертел в руках неровный обрывок, выданный эльфом. Мелькнул узор из спутанных переплетающихся линий. Похоже на карту.

-Карта подземелья?

Эльф кивнул, потом взвесил опустевшую флягу в руке и со вздохом спрятал её в сумке. Тающие запасы причиняли им одинаковую боль. Нужно дойти до безопасного места, найти целителя, восстановить силы... и главное, конечно, дойти.

Пиро на ходу внимательно разглядывал карту. Пещеру Источника он вычислил сразу, после некоторого колебания нашёл туннель, по которому они шли и пещеру, в которой он так вовремя повстречал Бестию. Пиро был почти готов простить чудовищу все перенесённые страдания, ведь без её вмешательства он давно был бы мёртв. Почти готов, но отнюдь не полностью.

Узрев пещеру наяву, Пиро ощутил беспокойный холодок в сердце.

-А в этой пещере меня собирались съесть, пока Бестия не пришла, - о происшествии напоминали только разбросанная зола и уже припорошенные пылью следы клея. Собранный номи хлам и их дети исчезли, возможно, их подобрало другое племя. По крайней мере, он на это надеялся. - Не хотел бы я повстречаться с ней ещё раз. Особенно здесь. Мне так жутко, кажется, иголка упади, и я взовьюсь с воплем. Или умру на месте.

Не переставая бубнить нечто в том же духе себе под нос, гном изучал карту. Кто-то основательно потрудился, зарисовывая подземелье, и хотя во многом карта уже устарела, Пиро не мог не порадоваться чьей-то дотошности. Тупики и не исследованные ответвления помечены особым образом, нанесены основные колодцы и провалы, отмечены подземные озёра с питьевой водой. Толщина линий, обозначавших туннели, различалась в зависимости от их реальных размеров. Пиро нашёл несколько выходов к Городу.

-Смотри, здесь отмечен один проход, кажется слишком узкий для Бестии. Судя по всему, он выходит на поверхность неподалёку от городского кладбища. Карта старая, я вижу здесь несколько уже не существующих туннелей, и кой чего не хватает. Тот проход тоже давно могло завалить, но мне не хочется возвращаться тем же путём, каким я сюда пришёл. Бестии он известен.

Эльф ткнул пальцем в волосинку прохода, и кивнул.

-Ты согласен? Кажется, это чей-то секретный запасной выход, только не ясно, сюда или оттуда. Могут быть ловушки.

Он ещё раз осмотрел предстоящий им путь, внимательно запоминая ориентиры, и вернул кожу эльфу.

-Спрячь. Во-первых, я дорогу запомнил, найду и без карты, а во-вторых, не хочу, чтобы в самый ответственный момент твоя лютня зазвенела.

Эльф кивнул, и, опустившись на колени, расстелил на земле кожу, осторожно опустил на неё лютню. Гном наблюдал за таинством заворачивания инструмента почти со священным страхом. Воистину правда, для барда его музыка важнее всего. Даже собственной шкуры! Рассерженно скрипнув зубами, Пиро отошёл к выходу, прислушался. Где-то вдалеке точно капала вода, песок поскрипывал под ногами, шуршала кожа. Ожидание утомляло.

Наконец, Золотоволосый подошел к нему и легко опустил ладонь на плечо. Гнома уже начала раздражать ненавязчивая манера эльфа привлекать внимание нежным и почти ласковым прикосновением. С другой стороны несправедливо было требовать многого от немого. Пиро резко пресёк нараставшее раздражение. А как ему ещё поступить? Громко уронить тяжёлый предмет? Оглушительно захлопать в ладоши? Протрубить побудку на рожке?

Туннели при зеленовато-голубоватом свете выглядели совершенно иначе, чем при свете факела или в темноте. Иногда попадались остатки стрелок, точно кто-то отмечал свой путь. Интересно, куда они могли привести? Невольно мысли Пиро убежали прочь, к тем неведомым путешественникам, бродившим по этим туннелям, когда ещё ни его, ни даже Золотоволосого и на свете не было.

Пещеру, где за ним внимательно следили в три глаза (Пиро не сомневался, что это были глаза Бестии), он миновал без комментариев. Только усмехнулся невесело, вспомнив, как по стеночке обошёл чудовище. Судя по видимым ему следам, логово это было временное, может, она просто отдыхала после дальней прогулки?

Пиро поймал себя на мысли, что думает о Бестии с симпатией, и покраснел. Стараясь не поворачиваться к эльфу лицом, он дошёл до поворота к выбранному ими выходу. Всё это время Пиро мечтал обзавестись настоящей гномьей густой бородой. А под ней ничего не видно, хоть красней, хоть зеленей, без разницы!

Отводной туннель заманчиво подмигнул ему знакомыми на ощупь выходами сланца.

-Я вошел здесь, - объяснил он, заглядывая внутрь, - отсюда до дому полдня пути.

В лицо повеяло лесной свежестью, дунул лёгкий ветерок... Эльф, судорожно вздохнув, налетел на Пиро, с силой оттолкнув его к стене. Гном крепко приложился ухом об камень, и на секунду растерявшись, обессилено сполз на пол. В голове гудело, но это не помешало ему тут же вскочить.

-Эй!! Что за шутки?! - разгневанно обернулся он, и испуганно переспросил, - что...

Эльф кривовато улыбнулся. Пошатнулся, безвольно оседая на пол. У него в боку, как раз на уровне груди Пиро, торчал узкий стилет.

-Сядь! - гном подоспел вовремя, что бы предотвратить падение эльфа на камни. Со страхом взялся за прямую рукоять без украшений, и выдернул нож из раны. Кровь тёмным пятном расползалась по рубашке. - Сейчас!!...

Он торопливо сбросил сумку на пол, путаясь в наполовину затянутых завязках, нашарил внутри флягу. Чёрт с ней, со стоимостью, но если Древний умрёт... Пиро не мог допустить, что бы кто-нибудь умер вместо него.

Пиро стилет вошёл бы точно в сердце, не оттолкни его эльф.

-Знаешь, я думаю, мы не будем продавать воду. Больно вещица ходовая и нужная!! - он буквально вливал в эльфа источниковую воду, пока не отступила смертельная бледность, заливавшая лицо Древнего.

Кровь уже перестала неудержимо хлестать из раны, на глазах затягивающийся шрам едва сочился прозрачными жизненными жидкостями. Они встали, эльф сам допил воду из фляги, встряхнулся. Брезгливо растянул прорезанную ткань - волшебная сила источника не распространялась на неживые предметы. Шрам, просматривавшийся в дыру, уже выглядел довольно старым и скоро обещал совсем исчезнуть.

-Где же он? - Пиро разыскивал стилет, впопыхах два раза наступил на него, прежде чем заметил. - Ага!! Так я и знал!

Он брезгливо ухватил нож двумя пальчиками, держа его как можно дальше от себя, словно ядовитую гадину. Издали, не прикасаясь, ткнул в клеймо.

-Знакомый узор, - он хищно ухмыльнулся, пряча стилет, - и я знаю только одного гнома, который оставляет такие ножички в магических ловушках!

Эльф повёл рукой в воздухе, вылавливая обрывки тающей паутины. Собрав в пучок несколько нитей, ставших теперь видимыми, он внимательно присмотрелся к ним, обнюхал и даже попробовал на вкус. Покачал головой и засунул скомканную паутину в карман.

Оставшиеся разрозненные нити, слабо вспыхивая, таяли в воздухе. Сработав, ловушка самоуничтожалась.

-Пошли! - Пиро решительно развернулся к знакомому туннелю спиной, - больше я так глупо не попадусь. Вот чем хочешь тебе клянусь!!

С решительной и угрюмой физиономией Пиро в полном молчании довёл эльфа до потайной двери, закрывающей их выход. Дверь открывалась только с той стороны, значит, ход был припасён на случай бегства из Города, но Пиро было уже не удержать. Что там какая-то древняя дверь!! Выламывание окаменевшей со временем деревянной двери из пазов заняло у разъярённого гнома несколько томительных минут, каменные щепки так и разлетались во все стороны под точными и сильными ударами кулака в кольчужной перчатке.

Эльф предусмотрительно отступил подальше, прикрывая лицо краем плаща. Неудержимая ярость молодого гнома несколько пугала его и в то же время вызывала глубокое уважение.

Даже оставаясь беспомощным пленником колдуна Пиро не испытывал столь глубокого чувства ненависти. И растерянности. Колдун был абсолютным злом, но злом простым и понятным, с которым можно и нужно бороться в меру своих способностей и возможностей. Как и со всяким нормальным врагом. Но как поступить с другом, искавшем твоей смерти?! Гном, устраивающий смертельную ловушку для сородича, испокон веков заслуживал одного имени - предатель!! И наказание во все времена было одно. Изгнание или смерть. Предатель...

Пиро привалился к разбитой дверце и заплакал. Как же так?! За что обрушилась на него сия жестокая судьба? Он не мог поверить в предательство друга, даже ценой собственной жизни. Не мог.

Не хотел.

В ладонь вкрадчиво и незаметно лег душистый нежный платочек. Гном машинально промокнул слёзы, смял квадратик тонкого полотна в руке.

-Я боюсь увидеть его, - честно признался он, стараясь не смотреть на эльфа. Глупо же, верно, он выглядит, заплаканный и с эльфийским платочком, зажатым в кулаке. - Как можно подойти к нему, заговорить, понимая, что он уже БЫВШИЙ друг?

Эльф легонько, но настойчиво подтолкнул его по направлению к пробитой дыре.

-Правильно, надо идти. Только до чего же мерзко и пусто на душе... - он пожал плечами, успокаиваясь, и заглянул в проход. - Ну, точно, потайной выход. Вон и остатки припасов на чёрный день. Окаменевшие сухари. Давненько же сюда никто не заглядывал.

Интересные находки вернули Пиро в более или менее весёлое расположение духа. Посмотреть стоило и было на что.

В нишах, вырубленных в стене, хранилась уйма самых необходимых вещей. Ржавые мечи, истлевшие походные плащи, сложенные аккуратными стопками. Золотые струйки монет, прорвавших ветхие кожаные мешочки. У Пиро загорелись глаза, руки сами потянулись к запылённому золоту.

Древний, вынырнув у него из-за плеча, болезненно крепко схватил его за запястья и оттянул прочь, от греха подальше. Зелёные глаза полыхали сдержанным гневом. Гном вывернулся, проклиная себя за несдержанность.

-Наверно это подготовил правитель, - заметил Пиро, старательно пряча руки за спиной, - ничего не трогай, и лучше вообще забыть всё, что мы тут увидим. Могут заинтересоваться очень влиятельные особы, а я не хочу умереть раньше времени.

Он покраснел. Ведь это было то самое, о чем хотел предупредить его Золотоволосый. Невежливо получилось, даже грубо. Но эльф, склонившийся над мешками с чем-то уж совсем нераспознаваемым, кивнул серьёзно. Случайно, они наткнулись на чужую тайну, и даже если владельца давно нет в живых, наверняка найдётся уйма наследников. Пальцы Пиро, почти дотянувшиеся до стопки монет, инстинктивно отдёрнулись, разочарованно сжавшись в кулак.

Жизнь важнее золота, - напомнил он себе.

На цыпочках они по очереди обошли чьи-то древние кости, выбеленные временем. И сейчас с лёгкостью определялась причина смерти. Зазубренный топор красноречиво валялся рядом с расколотым черепом. Кто-то оставил оружие в ране. Лезвие потемнело от времени, покрылось пятнами ржавчины.

-Возможно, бедолага просто мимо проходил, - мрачно съехидничал гном. У Пиро уже не доставало сил на весёлые комментарии.

Проход с многочисленными нишами и нишками, выродился в низкий и узкий коридор, сложенный из тёсанного камня. Золотоволосому приходилось нагибать голову, а Пиро невольно втягивал живот, проскальзывая особо извилистые повороты, хотя и до встречи с колдуном особо упитанным не слыл.

Выполняя обещание, Пиро зорко высматривал, вынюхивал и всячески выискивал возможные ловушки. Лишь благодаря его повышенной активности, уже в самом конце пути, плита, перекрыв туннель, обрушилась за их спинами, а не им на головы. Оглушительный грохот прокатился по узкому проходу, поднимая клубы сероватой пыли.

-Меня весьма радует эта преграда, - гном ткнул пальцем в плиту, - думаю, уж теперь-то Бестия точно до нас не доберётся.

Эльф с сомнением во взгляде оглянулся, но возражать не стал. Он никогда не задумывался о пределах силы чудовища. Не мог представить себе даже возможность существования этих пределов.

Начали попадаться коридорчики, отходящие от основного пути, но гном упорно их игнорировал, полагаясь на карту, где эти ответвления и не упоминались, и на собственное врождённое чутьё пути, никогда его не подводившее. Он хорошо ориентировался в самых запутанных лабиринтах, чуть ли не костями ощущая направление. И теперь внутри зрело чувство близкого выхода, но Пиро не позволял себе отвлечься. Именно сейчас и следовало ждать неприятностей.

-Ох!! - Пиро замер на месте. Эльф, не ожидавший, что гном так резко остановится, налетел на него, едва не опрокинув наземь. С большим трудом Пиро удержался на ногах.

-Смотри куда прёшь! - ворчливо одёрнул он смутившегося эльфа, - чуть на тот свет не отправились по твоей милости.

Он присел на корточки и, прищурившись, осмотрел каменную плиту перед ними.

-Всё верно, стандартная модель, - он с горестным выражением лица плюхнулся на зад, - ещё в детстве учили делать такие штучки. Просто и надёжно, помню, наставник это часто повторял. Знал бы заранее, поучился бы летать.

Схватившись за щёку, точно у него невыносимо разболелись зубы, гном запричитал. Из причитаний явствовало, что летать он не умеет, назад на встречу с разъярённым колдуном не пойдёт, даже если получится убрать упавшую перемычку, впереди ловушка, и видно остаётся им на месте помереть. От тоски и безысходности.

И куда только торопились, могли бы идти не спеша, полюбовались бы на местные достопримечательности...

Эльфу невнятные жалобы гнома надоели весьма быстро. От щедрой оплеухи голова загудела, но мысли обрели неожиданную стройность и законченность.

-Впереди две плиты, - для наглядности он ткнул пальцем, показав их, - и наступать на них нужно в правильном порядке, иначе или из стен копья посыпятся, или кислотой зальёт, или магия какая... Понятно, её не перепрыгнуть, не обойти, ни по потолку пролезть. И мы явно подошли не с той стороны!! А летать я не умею... - грустно закончил Пиро короткое пояснение, - а ты? Тоже нет. Вот так то.

И Пиро погрузился в размышления, вспоминая всё, что он знал о ловушках такого типа и обезвреживании их. Ничего хорошего не припоминалось, все учителя сходились во мнении, что нет ничего надёжней ловушки с двумя плитами, кроме, естественно, ловушки с тремя плитами, но это уже излишество, двух хватит...

Выход, недоступный и желанный, скрывался где-то за поворотом. Пиро прикусил ноготь, едва сдерживая желание пробежаться. Мало ли, древняя западня, да она верно и не работает. Механизм давно развалился, пружины заело, верёвки сгнили... Но, не взирая на убедительные доводы, гном оставался на месте. Он не имел права недооценивать хитрость предков.

Эльф долгое время бесшумно вздыхал у него за спиной, и вдруг исчез. По коридору поплыл противный скрежет. Пиро некоторое время бездумно внимал неприятным звукам, но, в конце концов, решил поинтересоваться, чем занят его товарищ?

В первый момент ему показалось, что Золотоволосый пробивает себе выход наружу. Роет, так сказать. Эльф выбрал камень в стене и старательно выковыривал раствор лезвием короткого кинжала. Добротная, плотно пригнанная кладка отчаянно сопротивлялась, но эльф не сдавался. Пока гном размышлял, не сошёл ли Древний с ума (явление хоть и редкое, но встречающееся), тот закончил вырисовывать канавку вокруг камня, и принялся её углублять.

-И что ты делаешь? - как можно невинней поинтересовался подошедший Пиро.

Эльф оглянулся, рукавом вытер пот. Испытующе оглядев Пиро с ног до головы, он сделал такое движение, точно собирался бросить камень, потом указал на неприступную ловушку.

-Думаешь завалить её камнями? - непонимающе наморщил лоб Пиро и вдруг расцвёл. - Завалить камнями!! Ты гений!!! Мы придавим первую плиту, и спокойно пройдём! Ловушка не сработает! Дай я поковыряю.

Он отстранил довольного похвалой эльфа. Камень тот выбрал правильно, не слишком большой, легче вытащить из стены, но и не маленький, возможно, им больше и не понадобится. На случай же, если ловушка не сработает с первой попытки, рядом имелась ещё парочка неплохих камушков подходящего размера.

И, конечно же, о таинствах кладки Древний не имел и малейшего представления. К примеру, он совершенно не подумал, как потом будет доставать камень. Неужели всерьёз собирался поддеть лезвием кинжала? Нужно же начинать с угловых камней!

Свой потерянный набор инструментов Пиро с лёгкостью возместил на свалке колдуна, и сейчас с гордостью извлёк из вместительных карманов аккуратный молоточек с посеребрённой ручкой и долото, помеченное полустёртым от времени клеймом знаменитого мастера-кузнеца. К работе он тоже приступил с видом важным, исполненным достоинства, но быстро растерял всю напускную солидность, всерьёз занявшись камушком.

Эльф тревожно мыкался за плечом, отвлекая Пиро от работы. Скрипя сердцем гном не стал выяснять у Золотоволосого причин его взволнованного вида, посвятив всё внимание стене. Старательно оббитый по краю камушек уже мало-помалу начинал шататься, хотя ещё держался на месте, когда по туннелю пробежала мелкая дрожь. Точно камни завибрировали от страха.

Вскинувшийся эльф настороженно всмотрелся в сумрак коридора. В его руках возник лук, невесть когда прихваченный... Во всяком случае, Пиро даже не помнил, чтобы Древний искал себе оружие, но вот же, нашёл. Стрела с белоснежным оперением уверенно легла на изогнувшуюся дугу полированного дерева.

Гном прислушался, ему передалась беззвучная тревога товарища. Вторая волна мелкой дрожи прокатилась по каменным стенам прохода. Точно кто-то тряс подземелье.

От ужаса у Пиро чуть волосы дыбом не встали. С удвоенной силой он вцепился в камень, вручную вырвав его из монолита стены. Эльф, мгновенно убравший лук, подхватил обтёсанный кусок базальта, и ринулся с ним прочь, к ловушке. Даже не дожидаясь его возвращения, Пиро принялся за следующий камень. Возможно, им не хватит одного.

Рядом возник эльф, озадаченно почёсывающий в затылке. Он плохо разбирался в гномьих ловушках, и не знал, сработала она или нет.

-Щелчок был? - сдавленно прохрипел Пиро, орудуя долотом.

Нет. Эльф с кинжалом тоже набросился на камушек, мешая Пиро. Гном мягко оттянул его прочь, и развернул лицом к опасности.

-Сторожи, - отрывисто приказал он, - если дойдут сюда, попробуем проскочить ловушку, но тогда нужно вместе.

Дрожь повторялась всё чаще, постепенно переходя в низкий протяжный вой. Второй камень Пиро подхватил на руки, как собственного ребёнка, и побежал к ловушке. Мимоходом отметил, как точно эльф забросил свой, ровно на середину первой плиты, и постарался не ударить в грязь лицом.

Тяжёлый брусок с остатками извёстки глухо брякнулся на пол и развалился на две половины.

Торжествующий щелчок совпал с рокочущим грохотом за их спинами, буквально поднявшим Пиро в воздух. Он почти научился летать в этот момент. Тоскливый низкий вой сотряс воздух в туннеле, долетев до друзей многократным эхом. Кажется, плита не сдержала Бестию.

И почему его это не удивило?

-Убираем камни, - хриплым голосом приказал Пиро, бросаясь к ловушке. Он буквально на ходу сгрёб осколки, наполовину помогая себе ногами, отфутболив пару мелких кусочков. Эльф чуть ли не лёг на свой камушек, стаскивая его с плиты.

Вой повторился, и звучал он гораздо ближе и громче.

Плита щёлкнула, поднимаясь. Ловушка вновь была готова действовать.

Спотыкаясь на ходу, они завернули за угол. Туннель продолжался в бесконечность. У эльфа едва сердце не остановилось. Он слишком хорошо представил себе, как колдовское чудовище настигает их. А Пиро с радостным воплем на устах кинулся к неприметной дверце, полускрытой подпорными арками. В первый момент у него сложилось ужасное впечатление, что дверь заперта и придётся её выламывать. Приближавшийся вой торжествующе гремел у него в ушах, в отчаянии, теряя последние капли самообладания, он рванул дверь на себя.

Поддалась, на удивление легко и свободно. Пиро бросилась в глаза крохотная комнатёнка с рычагом в стене. Ещё одна ловушка? Они войдут, пол провалится, потолок осядет...

Нет времени!

Сзади его подтолкнул эльф, и Пиро, не тратя драгоценного времени на размышления, повис на рычаге, молясь на своё невезучее счастье.

Со скрипом и страшным скрежетом, часть противоположной стены открылась внутрь, сметая с пола мелкий мусор. Эльф первым выскользнул наружу, не дожидаясь от Пиро разрешения, да и сам гном не стал терять время на осмотрительность, немедленно последовав за ним.

Золотоволосый уже ждал, наложив стрелу, и целясь в узкую щель в стене. На какой-то страшный миг Пиро показалось, что в него. Но тот нетерпеливо мотнул головой, отгоняя гнома.

Щель, всё ещё осыпающаяся пылью и мелким мусором, зияла в стене как провал в преисподнюю. Гном лихорадочно оглядывался. Как закрыть эту проклятую потайную дверь, как же её закрыть?!

Старчески кряхтя дверь разрешила все его сомнения, начав самостоятельно закрываться. Эльф опустил лук, вопросительно покосился на облегчённо переводившего дух гнома. Пиро вновь оглянулся, воспринимая окружающее уже более осмысленно.

Склеп. Заброшенный склеп, вот на что это было похоже. Пиро брезгливо обошёл каменный пьедестал, покрытый толстым слоем пыли, ни надписей, ни рисунков не разобрать. Свет сочился внутрь сквозь узкие трещины в куполе, свет благодатный, животворящий, волшебный, божественный, настоящий свет.

Пиро торжественно прошествовал мимо безглазых статуй горгулий, традиционных спутников смерти, восседавших на сундуках с посмертными дарами. Дав волю своему любопытству, он даже кинул в их сторону один короткий взгляд. Дверь, некогда закрывавшая внутренние покои склепа, давно осыпалась на пол в виде трухи и гнилых досок. Гном равнодушно переступил деревянный хлам, эльф, следовавший за ним след в след, зачем-то потыкал в труху носком сапога.

Во внешнем покое было непочтительно много света, как для места последнего успокоения. Северный угол склепа осыпался. На скопившемся внутри мусоре обильно разрастался мох.

Вой, до приятного жалобный и растерянный, долетел до них сильно приглушенный и искажённый расстоянием. Даже не обратив внимания, друзья вышли вон, по очереди проскользнув сквозь щель, образовавшуюся в стене.

Пиро так захватил вид голубого просторного неба, что он не сразу смог вернуться на грешную землю. На всякий случай он обернулся посмотреть на склеп, маскировавший потайной выход из города. Вдруг пригодится.

-Как же я не догадался, - мимоходом посетовал он, - заброшенная королевская гробница.

Эльф только нетерпеливо отмахнулся. Его не занимало место последнего упокоения королей гномов. Золотоволосый сбросил капюшон, подставил улыбающееся лицо ласковым лучам вечернего солнца. Его фигура выражала покой и умиротворение.

-Смеркается, - Пиро остановился рядом с ним. Плечом к плечу они наблюдали закат.

Гном прижимал левую руку к сердцу, сжимая что-то угловатое в кулаке. Он недоумённо посмотрел себе на ладонь. Осколок базальта. Наверно забыл выбросить, когда освобождал плиту. Он, с силой запустил камушек в густые заросли лопухов над древними, вросшими в землю надгробными плитами, и расхохотался во всё горло. Непочтительно громкий смех тревожно отзвенел в пустоте, пугая ящериц и мелких пичуг. Они издревле селились в подобных местах - запущенных и тихих.

-Кладбище не место для живых! - решительно заявил Пиро, вдруг вспомнив о патрулях. Конечно, там все свои знакомые ребята, но он не хотел никого видеть. Потом успеет наболтаться, в трактире. И даже, может быть, поставит всем выпивку за свой счёт.

Или не поставит. Пиро насупился, вспомнив, какую роль сыграл в невёсёлом приключении один из его близких друзей. Он решительно развернулся спиной к солнцу, со зловещей улыбкой вгляделся в серые приземистые здания, выраставшие сразу за покосившимся низеньким заборчиком.

Город. Здесь он вырос. Пиро никогда не бывал в горных пещерах, откуда вышел его народ. Теперь большинство гномов предпочитало жить в Городе, а пещеры давно покинуты. Даже городскому кладбищу почти тысяча лет.

Он решительно ухватил эльфа за локоть и поволок за собой. Тот и не сопротивлялся, хотя даже самого гнома несколько удивил собственный поступок. Они больше не нуждались друг в друге, могли спокойно разойтись. Вероятно, стоило расстаться ещё под землёй, как только они сбежали от колдуна.

Задумавшийся о превратностях бытия, Пиро не расслышал, как его окликнул знакомый голос. Эльф придержал гнома за плечо.

-Эй, Пиро!! - вопил кто-то с радостным удивлением, - Пиро!!

-Ну?!! - агрессивно набычился гном, но сразу оттаял, узнав говорившего. - А-а-а, это ты, Калак. Ты извини, я немного спешу, и устал как собака...

-Поговаривали, ты умер, - совсем ещё безбородый мальчишка в зеленой куртке радостно вцепился в ладонь Пиро, - вроде ненадолго собирался в Туннели, да и сгинул.

-Кто это говорит? - немедленно заинтересовался гном.

-Да все говорят! А ты вон успел даже к свадьбе вернуться. Не знал, что ли? Бру и Горт женятся. Они тебя ждали, три раз уже откладывали!

Да, Калак слишком мал, чтобы понимать, - горестно констатировал Пиро. Против ожиданий, весть о свадьбе не причинила ему боли, даже не очень заинтересовала, если судить по разочарованию мальчика. По себе Пиро судить не мог, слишком устал.

-Ну так вернулся же, - туманно успокоил ребёнка Пиро, и шагнул в сторону, заканчивая таким образом разговор. Эльф двинулся следом, и тут то Калак его углядел.

-А это кто? Это эльф, да?! Он шпион, правда, и ты его поймал?!!

Шустрый малый, подивился про себя Пиро. Всё-то он знает!

Хотя, в его возрасте все дети такие.

-Это со мной, друг, - успокаивающе протянул гном руку к мальчику, который, кажется, намеревался разорваться на месте, собираясь не-то с громкими криками нестись по улице, не-то наброситься на приблудившегося эльфа. - И знаешь что, парень... Ты пока никому не говори, что видел меня. Хочу устроить кой-кому сюрприз, понимаешь?

Мальчик понимающе кивнул, смерил эльфа разочарованным взглядом и умчался. Он уже представлял себе, как будет хвалиться перед друзьями, что разоблачил шпиона. Не каждый мальчишка имеет на своём счету подобную заслугу!

-Детство, - пренебрежительно заметил Пиро, - наивный ребёнок.

Он искоса глянул на эльфа. Прозвище своё Золотоволосый оправдывал. Неровно обскубанные волосы действительно блестели как золотые.

-Ты капюшон-то накинь. Меньше будут внимание обращать.

Желание остаться незамеченным вспыхнуло в Пиро с утроенной силой, так что к дому своей матери он подбирался задами, выбирая как можно более кривые и пустынные улочки. Островерхие крыши заслоняли темнеющее небо, жители спешили по домам, огибая медленно бредущих хмурых путников. Знакомая дверь оказалась заперта, и Пиро пришлось долго колотить в неё кулаком, прежде чем им открыли. Он уже начал подумывать, а не постучаться ли ему ногой, громче получится, когда в доме зашевелились, и в узкую щель приоткрытой двери выглянул заспанный горбатый дворецкий. Сколько себя помнил Пиро, дворецкий никогда не бывал бодрым и весёлым.

-Лекарь не принимают, приходите завтра, - забормотал он себе под нос, не узнавая Пиро.

Или притворяясь, кто его, подлеца, разберёт.

Пиро плечом навалился на дверь, силой прорвавшись внутрь, и схватил дворецкого за грудки.

-Я тебя в следующий раз насмерть заговорю, - пообещал он, - буди мать, сынок воскрес из мёртвых. И позаботься об ужине!

Слабо пискнув, старик вырвался из рук разъярившегося Пиро и буквально растворился в тёмной прихожей. Гном брезгливо вытер ладони о портьеру, точно запачкался, прикоснувшись к... не важно, к чему. Ну не любил Пиро верного дворецкого своей матери!

Он по-хозяйски прошёлся по приёмному покою, значительно позванивая кольчугой, как часто делал отец. Взглядом пересчитал одёжные крючки на стене. Вздохнул. Скотина-дворецкий уволок с собой свечку, и в темноте предметы и очертания комнаты расплывались и смешивались. Доставать же светильник ему было лень.

Гном дышал воздухом, полным знакомых с детства ароматов. Лесные травы, болотные травы, степные травы. Приглушённая вонь целебного варева, она опять забыла запереть дверь в подвал! Пиро чувствовал себя ребёнком.

Эльф остановился возле часов, осветил их волшебным светильником, значительно оглянулся на товарища.

-Знаю, столь поздние визиты неприличны, - отмахнулся гном от его укоризненного взгляда, - но и мать я свою знаю. Если мы кого и потревожили, так только старого Толе. Она наверняка ещё не ложилась, если вообще собиралась сегодня спать, и с радостью нас примет, вот увидишь. Мама у меня слегка со странностями, говорят, она в юности водилась с эльфами. Так что ваше дурное влияние... Ну, что я говорил?

Вершина лестницы, пирамидой взбиравшейся к небесам, осветилась трепещущим живым огоньком. Призрачная фигура гномины, возникшая из темноты, без слов поманила гостей.

Ступени немузыкально громко скрипели под ногами. И совсем она ещё не старая, думал Пиро, одолевая крутой подъём. Просто сейчас, когда усталость заострила её черты, мать казалась тысячелетней старухой.

Может быть, она переживала за него, мелькнула смешная мысль, спешно отброшенная прочь. Как же, дождётся он! Просто опять не выспалась. А вообще-то Шейла всё ещё красива, для своих лет. Которых ей никто бы и не дал, чему свидетельство - бесконечная череда молодых любовников.

Как всегда она была одета на мужской манер, в штаны и свободную рубаху из домотканого полотна. Всё ещё чёрные волосы небрежно заколоты на затылке, из украшений только золотой браслет на левой руке - подарок отца.

-Надеюсь, у тебя что-то серьёзное, - сухо заметила она, приглашая их в свой кабинет.

Прежде чем отвечать, Пиро несколько мгновений наслаждался уютом нахлынувших воспоминаний. Библиотека всегда была его самым любимым местом в доме. И ничего здесь не изменилось с тех пор. Даже дубовый стол, как и тогда, завален пергаментом и книгами.

-Я уничтожил Волшебный Источник Силы Древних Богов, - покаянно сообщил он, не испытывая и малейшей тени раскаяния.

-Полагаю, у тебя были на то веские причины, - она стянула с кресла шаль из козьего пуха, накинула на плечи. Зябко передёрнула плечами, - рассказывай.

Причины своей глупой выходки гном не стал скрывать, несмотря на язвительную улыбку матери и сочувственно-неслышное присутствие эльфа. Опустил только свои собственные ощущения и выводы, мать предпочитала голые факты. Когда он начал объяснять, как они выбирались на поверхность, каким путём шли, она вскинула руку ладонью вверх.

-Стоп. Теперь несколько вопросов. Ты запомнил, какие заклинания читал колдун?

-Я помню, со мной он вспоминал подземных богов-близнецов... - смутился Пиро. Знай заранее, постарался бы выучить те заклинания наизусть!

Мать нахмурилась, недовольная им. Эльф, порывшись в своей сумке, выложил на стол книгу, захваченную из библиотеки колдуна. Пренебрежительно быстро взлохматил ломкие страницы, и, заложив пару закладок, из подвернувшихся под руку высушенных растений, с поклоном протянул древний том гномине.

-Хорошо хоть кто-то здесь думает головой! - ворчливо заметила та, близоруко присматриваясь к рукописному тексту. - Так, это он читал над тобой? А тот текст был для Пиро, да?

И она склонилась над книгой. Пиро, затаив дыхание, ожидал вердикта. Он немного побаивался матери, но её дом был единственным местом во всём мире, где он мог рассчитывать на нормальный приём в любое время дня и ночи. Как и любой раненный и недужный, Шейла относилась к сыну скорее как к одному из своих пациентов.

Славу о Шейле-лекаре опережала только слава о Шейле-ведьме. Нелюдимый и колкий характер матери отпугивал большинство больных, к ней предпочитали обращаться только в крайнем случае. Вот и теперь, подняв голову, она смерила Пиро холодным и оценивающим взглядом, аж мороз по коже. Колдун, по сравнению с ней, душка и прелесть!

Поежившись, гном оглянулся. На всякий случай. Надеялся обнаружить за своей спиной кого-нибудь, кому мог бы предназначаться этот взгляд. Но, тщетные надежды!

-Всё не так плохо, как кажется, - Шейла отложила книгу, - заклинания не из смертельных. Ты правильно понял, у эльфа забрали голос. Явление временное, пройдёт. Когда? Зависит от личной силы колдуна и сопротивляемости жертвы, может месяц, а то и пол года, но всё вернётся.

Эльф, просветлевший при этих словах, отступил в тень, прижимая к груди свою драгоценную лютню. Он молниеносно освободил инструмент, положил на струны ладонь, но не извлёк из них ни звука. Замерев, как памятник самому себе, Древний лучился несдерживаемым счастьем. Шейла улыбнулась кончиками губ, скупо, но тепло.

-А с тобой, сынок, дело обстоит не так хорошо. Украденную молодость не вернуть, думаю, в Туннелях ты оставил лет десять...

Она пролистала книгу.

-Кажется, колдун в основном собирал заклинания качественного наследования. Я вижу здесь формулу, как украсть у человека физическую силу, и есть поправка для гоблина. Интересно, он это предполагал, или проверил в действии?

-Думаю, проверил, - Пиро вспомнил горы чужих вещей, валявшихся в пещере колдуна, и перед его взглядом прошла вереница туманных образов. Людей, гномов, эльфов, гоблинов... И каждый, пришпиленный к стене, отдавал что-то жестокому и жадному колдуну. Свою молодость, жизненную силу, великолепный голос, красоту...

Молодость... он прикоснулся к подбородку. Густая, настоящая борода. В подземелье не было зеркал, да и некогда ему было задуматься. Иначе он бы заметил, как изменилось, окрепло его тело, закурчавились жёсткие волосы.

-Я ещё не понял, что потерял, - честно сознался Пиро. Может, позже...

-Или никогда, - проницательно продолжила ход его мыслей мать, - некоторые теряют молодость, даже не заметив утраты.

Заскрипела дверь, и в щели возник выпученный от любопытства глаз. Шейла знаками приказала ему убираться, добавив что-то ещё. Пиро плохо разбирался в языке жестов.

-Вы мои гости. Полагаю, вам обоим стоит задержаться в моём доме, пока не восстановите сил. Завтра я найду новую одежду... ему это особенно необходимо, - она ткнула пальцем в Золотоволосого.

Гном усмехнулся. Он и сам выглядел как пугало, но в беспорядке побега как-то не обратил внимания на эльфа. Человеческие одёжки ему подходили только по росту, в толщину же оказались великоваты. Вот и выглядел эльф, как швабра, наряженная в старый костюм. Всё на нём висело и отвисало, штаны пузырились на коленях, сапоги пришлось подвязать верёвочкой... Золотоволосый смущённо потупился и поплотнее завернулся в свой плащ. А Калак таки зоркий и наблюдательный парень. Признать в эдаком чучеле эльфа. Будет из мальчишки толк!

Пиро вдруг вспомнил нечто важное и неотложное, и помрачнел, как грозовая туча. Он извлёк из кармана совершенно забытый стилет, и протянул матери, рукоятью вперёд.

-Что это? - резонно поинтересовалась гномина, без особого интереса осмотрев окровавленное лезвие.

Пиро молча замотал головой. Не хотелось даже вспоминать, не то что говорить об этом. Эльф коротко глянул на него, и, порывшись в своих карманах, вытянул на свет божий пучок нитей, завязанный сложным узлом.

Под его сочувствующим взглядом Пиро быстро обрёл голос.

-Это западня. Стояла в туннеле, по которому я должен был возвращаться. Если бы эльф не оттолкнул меня... только один гном знал, какой дорогой я иду.

Сказано было достаточно. Мать сурово нахмурилась.

-Я разберусь. Твои подозрения будут подтверждены, или опровергнуты.

Она размяла в пальцах комок нитей.

-Есть в городе пара магов, которые смогут заставить заговорить даже камень. Хорошо, что вы сохранили кусок паутины...

Она подозрительно оглянулась на эльфа.

-Ты сам завязал?

Тот кивнул, непонятно чему широко улыбаясь.

-Хм. Может быть... - гномина не договорила. Встав из кресла, она подошла к шкафу, и стала рыться в ящичках, набитых, насколько помнил Пиро, разными старыми бумагами, по большей части давно не нужными. Однажды, разыскивая по просьбе матери затерявшийся в бумажном хламе рецепт пирога, он наткнулся на детские рисунки прадеда. Давно покойного.

Мать с торжествующим возгласом выворотила на пол пачку бумаги. Устлавшие пол записки неприятно напомнили ему личные покои колдуна. Пиро поморщился.

Воображение разыгралось.

-Может быть что, Шейла?

-Может быть, я знаю, кто он такой, - она водила пальцем по бисерным строчкам письма. - Вот оно. Сетерион пишет, что в районе нашего города пропал его двоюродный племянник... ну не знаю, как это будет по эльфийски, но в переводе на общий юношу зовут Соловей. Было это лет восемь назад.

Эльф церемонно поклонился.

Ты смотри, подивился Пиро, на что-то и бумажный хлам сгодился! Близкое родство Золотоволосого с великим полководцем и известным эльфийским целителем его впечатлило не столь сильно. За свою бесконечно длящуюся жизнь эльфы успевали породниться со всем миром. У того же Сетериона наверно сотни две племянников.

-Он пишет, парня ожидает серьёзная взбучка... ему было запрещено покидать пределы родного края, пока... ну, это не важно. Так, мальчик он горячий, увидишь, сообщи мне. Он может скрыть своё имя, особенные приметы... - она молча читала, чуть шевеля губами. - Итак, если коротко, ты умудрился познакомиться с величайшим бардом за последние две тысячи лет. Он так же Боевой Маг Слова, но довольно посредственный.

Настала очередь Пиро сочувственно оглядываться на эльфа. А он-то удивлялся, почему эльф не выкинул никакого фокуса на протяжении их нелёгкого пути. Боевая магия конечно специфична, но весьма разрушительна, и применять её можно по всякому. Вряд ли Соловья легко было взять. Только лишив эльфа дара речи, колдун мог справиться с ним. Безголосый Маг Слова беспомощней ребёнка. Вся его сила в голосе, в произносимых словах.

-Я, пожалуй, сообщу твоим родным, - заговорила Шейла, - столько лет прошло...

Эльф, умоляюще сложив руки, бросился на колени.

-Не хочет, - глубокомысленно заметил Пиро, глядя в потолок.

-Понимаю, влетит тебе всерьёз, но это ещё не повод...

Гномина осуждающе покачала головой. Соловей горестно поник. Странное имя, совершенно не подходящее немому. Пиро никак не мог к нему привыкнуть.

-Ты не понимаешь, - неожиданно высказался он, не обращая внимания на недовольство матери. Ей помешали произнести воспитательную речь!! - Ты не понимаешь, дело не в наказании. Он просто не может вернуться... таким.

Таким. Величайший бард тысячелетия, потерявший голос. Эльф склонился над лютней, и по кабинету заструилась-поплыла негромкая печальная мелодия. Гномина пожевала губу, прислушиваясь.

-Плач воина над телом возлюбленной, - с ходу определила она. Шейла в Городе не зря считалась лучшим специалистом по эльфийской музыке, - авторская интерпретация. Хорошо, я не буду вмешиваться.

-Хорошо, - эхом отозвался Пиро.

Мелодия текла, как ясный ручей, насыщающий иссушённую зноем землю.

Кстати о воде. Гном щедро вытряхнул свою сумку, и полные фляги покатились по столу, серебряно позванивая.

-А говорил, уничтожил, - недовольным тоном заметила гномина. Глаза её удовлетворённо вспыхнули. - Молодец, что взял фляги Источника.

-Это Золо... Соловей их нашёл и наполнил, - честно признался Пиро. - А почему хорошо?

-Только в серебряных сосудах, данных богами, сохраняет вода силу свою, - голос Шейлы звучал торжественно, как будто она читала на память слова священного писания. - И если оставишь ты на дне такого сосуда хоть каплю волшебной воды, разбавь её простой водой. К рассвету же получишь ты сосуд воды исполненной божественной силы.

Мать была буквально набита такими таинственными отрывками. И сыпала ими направо и налево.

-Хотя, конечно, послабее, чем чистая источниковая, - признала она, - раны на глазах зарастать не будут.

Пиро неожиданно почувствовал себя старым и усталым.

-Тогда я оставлю себе парочку, одну полную, и одну на донышке. Сколько-то эльфу, пусть сам решит, ещё одна нужна мне, и остальные можешь оставить себе. Я правильно говорю, Соловей?

Эльф только согласно махнул рукой.

Правильно, кому ещё нужна волшебная вода, как не целителю?

Гномина выразила благодарность порывистым жестом, но Пиро знал, сколь скупа была его мать на благодарность. Он поспешно отвернулся, пытаясь скрыть неожиданно выступившие слёзы.

Дворецкий вновь попытался влезть в дверь, но испарился, наткнувшись на горящий взгляд гнома.

-Все нормальные гномы, вернувшись из похода, идут в трактир, - он говорил глухо, глотая горечь счастья. - Вот думаю, и я туда пойду... немедленно. Деньги у меня есть. Эй, Соловей, пошли вместе? Выпьем чего-нибудь. Клянусь, даже если мы выпьем в этой забегаловке всё способное течь, то не найдём и капли божественных напитков!

Эльф бодро вскочил на ноги.

-Может не стоит? - засомневалась Шейла. - Ты что-то слишком злой, ещё глупостей наделаешь.

Пиро уже открывал дверь.

-Я больше не совершаю глупостей. У меня внутри зреет ужасная уверенность в собственной правоте, - при этих словах эльф взял со стола одну из фляг, и значительно потряс ею в воздухе, - правильно, без Источника здесь не обошлось.

Выходя, гном посторонился, пропуская эльфа вперёд. Он заметил, что драгоценная лютня осталась лежать на столе, рядом с флягами. Что это было, знак доверия? Или эльф оставил позади своё прошлое?

-Можно, я буду звать тебя Золотоволосым? - обратился он к Соловью. - Твоё настоящее имя может вызвать слишком много вопросов.

Эльф задумчиво провёл рукой по своим волосам.

Имя, данное колдуном, ранило меньше, чем настоящее. Он был согласен на такую замену.

На перилах стоял подсвечник. Одинокая свеча из белого воска щедро заливала приёмный покой тёплым светом, но дворецкого не было видно.

Спрятался, зараза лениво подумал Пиро.

В центре города патрули редки, и они без проблем добрались до трактира. Только однажды за углом мелькнули плащи стражников, но пара усталых воинов, медленно бредущих по улице, их не заинтересовала. Ну и хорошо, избежали ненужных вопросов. А то Пиро уже начал мысленно репетировать речь в защиту Древнего. Которому, как известно, не место в городе гномов.

По смутно понятным ему причинам, гному было необычайно дорого общество эльфа, и он не хотел его лишиться раньше времени.

Трактир не изменился за время его отсутствия. Всё те же прокопченные столетиями стены, массивные лавки из дуба. Навечно впитавшиеся в дерево винные и жирные пятна. Скудный свет от очага, с трудом дотягивающийся до отдалённых уголков. Словом, вполне приличный кабак, куда приходят выпить наедине и с другом поболтать.

Пузатый человек-трактирщик поджидал посетителей, облокотившись о стойку. Пиро с эльфом на буксире пробился мимо завсегдатаев, как всегда оккупировавших срединные столики. На эльфа внимания не обращали, возможно, в потёмках принимая его за высокого человека, а люди в Городе не редкость. Трактирщик всё же красноречиво сверкнул глазами, но промолчал.

-Ну? - поинтересовался он, вытирая руки о грязный фартук.

-Вот, - Пиро вывалил на стол золотое блюдо, прихваченное у колдуна. - Принеси лучшего.

-И много? - жадно поинтересовался толстяк.

Гном безразлично пожал плечами. Понятно, сдерёт с них втридорога. Порода такая, жадина обыкновенная, подвид - торговая, как любил шутить отец.

-Мы будем пить, пока прошлое не потеряет значения, а будущее не засверкает яркими красками, - ответил он, заметив, что не прибавил обычного как говорят бывалые воины. Традиционная формула обретала новый смысл. - Мы займём столик в дальнем углу. Не хочу лишних разговоров.

И ведь если вспомнить, воинскими подвигами похваляется только молодёжь. Старики, носящие свои шрамы как высокие награды, обычно молчаливы как стены.

Трактирщик понимающе и серьёзно кивнул, стремительно юркнув на кухню. Они ещё не успели сесть, как он вернулся с бутылкой, сверкающей идеальной чистотой.

-Вот, специально для вас приберёг, - суетливо обмахивая стол краем фартука, зачастил он.

Пиро презрительно скривился.

-Оставь своё прошлогоднее для тех недорослей, никогда не пробовавших настоящего вина, - он резко перегнулся через стол, и ухватил толстяка за шкирку. - И никогда не пытайся обмануть меня.

От резкого движения поднос наклонился. Бутылка зазвенела, разлетевшись на мелкие осколочки, но, судя по недрогнувшему лицу трактирщика, действительно особой ценности не представляла.

-И чего желают господа, - вкрадчиво поинтересовался он, размышляя между тем, включать ли ему разбившуюся бутылку в счёт. Винцо действительно было так себе. Но раньше Пиро этого не замечал.

-Принеси то, из бочонка с короной, что стоит в северном углу погреба, - приказал Пиро, отпуская толстяка. - И...

-Да, я понял, больше не повториться! - поминутно кланяясь, трактирщик сбежал. А ту дрянь он спишет как разбитую прислугой.

На сей раз его не было гораздо дольше. Эльф рассматривал свои руки, скрывая лицо под низко надвинутым капюшоном. Пиро безразлично оглядывал зал. Знакомых лиц не много, больше подростков. Загуляли за полночь, воображая себя взрослыми.

Да и сам Пиро недавно поступал точно так.

-Кажется, я начинаю понимать, что хотела сказать мать. Украденная молодость.

Быстро запотевающий кувшин волшебным образом появился на столе, а к нему и пара кружек. Тёмное вино, пахнущее летним полуднем. Пиро глубоко вдохнул его пьянящий аромат.

За соседним столиком тихо хихикали, и шушукались, поглядывая в их сторону. Там назревали неприятности, и эльф уже встревожено посматривал в ту сторону. Наконец, придя к определённому решению, поднялся один гном, рыжий и худой. Пиро знал его только в лицо, постоянный клиент в забегаловках, вечные драки и пьянки. Заводила.

-Эй, оборванцы!

Эльф поставил кружку на стол, незаметным со стороны движением наполовину выдвинул кинжал из ножен. Пиро пренебрежительно повёл плечами, мол не стоит, и развернулся к рыжему.

Его доброжелательная улыбка буквально убивала наповал. Рыжий моментально растерял половину присутствия духа.

-Ну, сынок, говори, что собирался, - ласково предложил Пиро.

Сынок оглянулся на соседей, собираясь с мыслями. Сквозь винные пары смутно пробивался сигнал тревоги. К сожалению, проигнорированный.

-А я говорю, нечего делать в приличном заведении всякому отребью! Правильно я говорю?! - он искал поддержки у соседей.

Трактирщик спешно вооружился внушительных размеров дубиной, обмотанной тряпками. Интересно, чью сторону он примет? Наверное, сторону обороняющихся. В случае чего влетит всем, но драки на своей территории он не допустит. Потому Пиро и выбрал этот трактир. Приличное заведение с богатыми традициями.

-Ага, конечно, - поддакнул Пиро и положил на стол свой топор. Боевой топор, позаимствованный из коллекции колдуна. Полированное серебряное лезвие, рукоять из золотого дуба с тиснёным рисунком. Он не хотел сначала его брать. Слишком вычурно, да и не должно вооружение простого воина выглядеть богато... Но уж больно по руке оказалось оружие!

Рыжий выпучив глаза, плюхнулся на место, оценив, как и топор, так и красноречивую угрозу, заключённую в нём.

-И этот, верзила, шпиона приволок, на гоблина похож... - уже гораздо тише высказал он следующее оскорбление.

Эльф просто снял капюшон. Подмигнул онемевшему смутьяну, и уже вольней откинулся на стену, потягивая превосходное вино.

Тут, совсем кстати, встрял один гном средних лет. Он долго морщился, вглядываясь в Пиро, и теперь разродился.

-Что б мне лопнуть, если это не Шейлы сынок. Характерец-то, весь в мать пошёл.

Публика заметно расслабилась. Шейлу в городе знали все, да и Пиро, как её единственный сын, многим был известен. Не лично, так по рассказам. Заочно.

-Пир-ро!! - раскатисто завопил кто-то из противоположного угла зала. - Бра-ат!!!

Пиро конвульсивным движением сжал рукоять топора. С трудом нашёл он в себе силы обернуться. Лицо застыло в приветливой и радостной улыбке.

Горт. Выглядеть счастливым ему удавалось без труда, но вот глазки тревожно бегали. Даже не нашёл в себе сил посмотреть брату прямо в глаза.

И не нужно больше никакого подтверждения.

-Пиро, где ж ты шлялся?! Как я рад, представить не можешь... - он радостно полуобнял Пиро одной рукой. В другой он держал кружку с элем. - Мы уж думали, сгинул!! Выглядишь, как последний бродяга.

Пиро жестом прервал поток словоизлияний.

-Одежда мертвецов, - сухо пояснил он, - я ещё не заходил домой.

Горт испуганно отстранился. А Пиро, вдруг как бы вспомнил о приличиях и повернулся к эльфу.

-Золотоволосый, это мой старший молочный брат, Горт. У Шейлы молока не было, вот и выкормила меня другая гномина, - он говорил обыденным голосом, как будто ничего не произошло, - Горт, это Золотоволосый, мой друг.

Эльф, несомненно помнивший слёзное признание в подземелье, встал из-за стола и вежливо, но максимально нейтрально, поклонился. Горта передёрнуло.

-Всегда ты был со странностями, - неодобрительно заметил он.

Пиро поспешно уткнулся носом в кружку.

-Ну, по крайней мере, от него я могу не опасаться получить нож в спину, - весьма внятно, хоть и негромко промычал он в вино.

Соседние столики не расслышали, как не старались, а Горт под своей густой бородой, так восхищавшей ещё недавно молодого Пиро, густо покраснел.

-Ты не понимаешь, всё так запуталось, - промямлил Горт в бороду. - Мне очень жаль... я не хотел...

Задорно звякнул колокольчик, и Пиро встрепенулся, точно всю жизнь ожидал только этого звонка.

Юная гномьяна, остановилась на пороге, ищуще вглядываясь в полутьму трактира. Узрев её, Горт позеленел. И ничего борода не скрывает, решил Пиро, с удовольствием наблюдая за сменой цвета.

-А-а, Бру, как хорошо, что ты зашла! - обрадовано проревел он на весь трактир. Теперь обернулись посмотреть в чём дело даже самые нелюбопытные. - Я ведь принёс, как и обещал.

Он из-за пазухи извлёк флягу. Ту самую, ещё одну. Народ в основном спокойно отнёсся к явлению настоящей фляги Источника. Только многоопытный трактирщик покрылся пунцовыми пятнами.

Брусина, конечно же, искала отнюдь не его, и, растерявшись, замерла на месте. Так что пришлось Пиро встать, самому пройти разделявшие их десять метров, и собственноручно вручить флягу. Насильно сунуть ей в руки.

Она растерянно повертела её в руках.

-Пользуйся на здоровье, - он мысленно пожелал ей удачи, ему лично Источник счастья не принёс. - Забирай и уходи. Приличной гномьяне не место здесь.

Бру вспыхнула как роза. Она полагала себя весьма воспитанной и приличной гномьяной. И честной.

-Пиро, подожди. Мы же договаривались, помнишь? Я не отрекаюсь от своих обещаний, - она заикалась, с трудом подбирая слова.

Уже отвернувшийся Пиро смог насладиться созерцанием разъярённой физиономии Горта. Хорошо выдержанная пауза довела того до белого каления, ведь он не мог не знать, какой уговор заключили Пиро и его невестой. К сожалению, ничто не длится вечно, удовольствие тем более.

Ещё немного и Горт взорвался бы как праздничная шутиха, но Пиро его пожалел.

-Не нужно, - бросил он через плечо. Небрежно, как отмахнулся от комара.

Она сообразила отнюдь не сразу.

-Ты ещё пожалеешь об этом!! - вопль разъярённой гномьяны настиг его на середине зала.

Пиро безразлично пожал плечами.

-Горт, ну что же ты стоишь, сделай что-нибудь!! - крики оскорблённой гномьяны звенели в тесном зальчике трактира.

Горт двинулся ему навстречу. Два гнома столкнулись в узком проходе. Пиро плечом оттеснил противника в сторону, обошёл его.

-Ты!! Всегда ты! - Горт схватил его за грудки, брызгая слюной в лицо.

Он находился в растерянности. Тот Пиро, которого он знал с детства, никогда не отказывался от драки. И от предложений хорошенькой гномьяны... тоже, не отказывался...

-Я же ясно дал понять, мне она не нужна. Забирай её себе и уймись, - сочувственно, как недоумку, объяснил Пиро. Мягкость его голоса эффектно оттенялась вооружённой поддержкой. Эльф уже стоял на столе за его спиной, натянув лук. Пиро опять не успел заметить, откуда он его достал. Из воздуха, верно. Боевой Маг, как ни как.

-Ты мне ещё ответишь!!!

-Поверь мне, Горт, оно того не стоит, - он мягко вывернулся.

Завсегдатаи таких забегаловок большие спецы по оскорблениям и скандалам. Половина зала, сдавленно хихикая, уже пряталась под столами. На всякий случай, чтобы дубиной не задели.

Хотя драки не предвиделось.

Горт только красноречиво сжал кулаки. Он смотрел на позолоченный наконечник стрелы. Эльф мог позволить себе ходить в обносках с чужого плеча, но вооружение у него было достойное короля.

Эльф бы не промахнулся.

Золотоволосый улыбнулся, развёл руки, показав вдруг опустевшие ладони. А Пиро, как ни в чём не бывало, спокойно повернулся к брату спиной.

...а предатель пусть поступает, как знает, плевать. И даже не это главное...

Гномьяна, застывшая на пороге безмолвным столбом, его не интересовала. Но он успел заметить, что Горт, уходя, осторожно обогнул невесту, даже не взглянув на неё.

Видит бог, он не хотел ей зла. Так получилось.

Глупо получилось. Испортил жизнь двум молодым олухам. Нехорошо. Недостойно взрослого и солидного гнома.

Трактир быстро затих. Гномы возвращались к обычной неторопливой болтовне, лишь изредка бросая косые взгляды на странную молчаливую пару. Эльф скользнул взглядом по залу, сдержанно улыбаясь, но даже рыжий заводила отвернулся. Не принял вызова.

Пиро сел за стол, сосредоточенно морща лоб.

-Итак, на чём мы остановились?

Эльф провёл рукой по холодному боку кувшина, стирая посеребрившую его росу. Поднял свою кружку, приглашая произнести речь. Правильно, любое застолье начинается с тоста.

-Давай выпьем за...

Пиро остановился, пытаясь подобрать подходящий случаю тост. Требовалось нечто действительно достойное великолепного вина. За вечную любовь? За верных друзей?

-Оно того не стоит, - пробормотал он, покачав головой, и повторил, как заклинание, - оно того не стоит.

Эльф терпеливо ждал, с полной до краёв кружкой в руке.

-Давай выпьем за близкую смерть колдуна. Давай выпьем за нас, за твой голос... - он размышлял вслух. - Всё не то... Давай просто выпьем!!

-Да... - едва слышно выдохнул эльф, принимая тост.


Оценка: 8.09*13  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"