Цель Александра Борисовна: другие произведения.

Меч героя

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Действие происходит в Мире Настоящих Людей. Как из хороших детей получаются злодеи. Или не получаются.


   Автор: Саша Цель
   Закончен: 10 апреля 2001 года в 14 часов 28 минут.
  
  
  

Меч героя.

  
   Два усталых путника медленно брели по дороге, по щиколотку утопая в мягкой пыли. При каждом шаге в воздух взвивались лохматые рыжие облака, оседая потом на одежду, волосы, лица, так что уже нельзя было сказать, идут ли живые люди, или это глиняные статуи сбежали со своих постаментов. Летти-каа похлопал себя по плечу, пытаясь вернуть рубахе первозданный, серый цвет, но только расчихался, когда разлетевшаяся пыль попала в нос.
   -Поосторожнее! - ворчливо попросил его Берри-каа.
   Мальчик оглянулся, не столько на своего спутника, как в поисках погони. Никого. Сколько хватало глаз, ни одного прохожего, пешего или конного, и лишь висящая в воздухе стена пыли, поднятая ими, оживляла безлюдный пейзаж. Летти-каа крепко зажмурился, пожелав дождя, который бы прибил эту пыль, так ясно указывающую их путь.
   А сойти с дороги они не могли, густая изумрудная трава, такая шелковистая на вид, резала ноги через подошву. Недаром её называли разрыв-травой. Упрямец Берри-каа, намериваясь доказать что лучше без ног, но не оставляя следов, прошёл по обочине всего пару шагов, и теперь с трудом ковылял, оплакивая свои израненные ступни.
   -Никого, - успокаивающе заметил Летти-каа, - ни одного постороннего. А даже если бы тут кто-нибудь был, много ли он смог бы увидеть?
   И он был прав. Посторонний прохожий смог бы увидеть только одного из них - худощавого, высокого подростка. Мальчик так старательно кутался в свой, когда-то белый плащ, что видны были только светло-зелёные глаза, устало поблёскивающие из-под капюшона. Из потрёпанной сумки, небрежно заброшенной на плечо, торчала обмотанная тряпками рукоять меча.
   И только очень наблюдательный прохожий заметил бы весёлые фонтанчики пыли, вырастающие на дороге под лёгкими шагами невидимки.
   Летти-каа вновь оглянулся, отцепляя от пояса глухо булькающую флягу.
   -Хочешь пить? - он неуверенно протянул флягу к следам.
   -Хочу! - жадно согласился Берри-каа. Из уважения к другу он временно перешёл в видимое состояние. Ростом он оказался не выше десятилетнего ребёнка, хотя на самом деле был вдвое старше своего долговязого спутника, имел курчавые каштановые волосы, карие глаза и мохнатые ноги. Словом, он выглядел как самый что ни наесть настоящий хоббит, как их когда-то описал Толкиен. Да он и был хоббитом, не взирая на одежду с чужого плеча, несвойственную хоббитам мрачность и корону Мейле, тускло поблёскивающую на его голове. Ту самую волшебную корону жестокой королевы Мейле, дающую своему хозяину умение летать, становиться невидимым и видеть клады на пять шагов под землёй... и причиняющую невыносимые страдания.
   Пыльная дорога прихотливой плетью извивалась среди цветущих лугов, неожиданно обрываясь у мраморного моста, высокой аркой изогнувшегося над мелкой речушкой. Насколько мог видеть Летти-каа, дорога на том берегу была вымощена камнями, и на лугу росла настоящая трава, а не это опасное для жизни недоразумение. На этом берегу пылала полуденная жара, а там солнце лишь просыпалось, бросая на мир розовый отсвет своих лучей.
   -Граница, - обречённо выдохнул Летти-каа, не зная, стоит ли ему радоваться, или огорчаться. На всякий случай он проверил, хорошо ли выходит его меч из ножен, стараясь даже не думать об оружии, старательно завёрнутом в запасную рубашку. Хватит с него и одного раза, мальчик охотнее бы избавился от волшебного меча, выкинув его в ближайшую канаву, чем вновь прикоснулся к горячей костяной рукояти.
   На мосту они остановились передохнуть. Летти-каа недоверчиво вдыхал пряную смесь запахов позднего лета и ранней весны. Удивительно было даже не то, как независимые миры спокойно соседствовали, разделённые ничтожным ручейком, а кому понадобилось зафиксировать границу между двумя столь разными королевствами.
   Некоторые могучие волшебники, развлекаясь на досуге, умудрялись совмещать небольшие города, ярмарки или праздники из разных миров, но ненадолго, и никто ещё не тратил сил на пустую дорогу.
   Некоторое время они неподвижно сидели на перилах, но вскоре неугомонный, хоть и смертельно уставший, хоббит начал вертеться, с любопытством обозревая окрестности.
   -Смотри, Летти-каа, какие зубастые рыбки, - воскликнул он, указывая на воду, - и как их много!
   Летти-каа довольно равнодушно полюбовался на стайку бледно-зелёный рыбёшки, суетившейся под мостом. Рыбки высовывали головы из воды, злобно разевая треугольные пасти, украшенные многочисленными остриями зубов.
   -Рыбы-сторожа, - устало прокомментировал он жуткое зрелище. - Обычно их разводят в замковых рвах. Они приучены сначала разрывать свою жертву на куски и лишь потом съедать... а специально зачарованные рыбки разгрызают даже стальную кольчугу.
   Помолчав, он добавил.
   -Пойдём, Берри-каа, нам надо спешить...
   Осторожно сползая с высокого бортика, он ещё раз подивился бездумной трате чьего-то могущества, поддерживающего эту границу. Пока Летти-каа не увидел ничего, что подсказало бы ему в какое королевство они попали.
  

* * * * * * *

  
   Они уже успели отойти от моста довольно далеко, когда сухой треск ломающейся ветки буквально подбросил Летти-каа в воздух. Стремительно развернувшись, он схватился за меч, но так и не рискнул обнажить сталь.
   На дороге стояли двое, перекрыв путешественникам единственный путь к отступлению.
   Правильно, никто не оставит границу без охраны. Летти-каа присматривался к охранникам, прикидывая свои шансы. Подкупить, удрать, договориться или придётся драться? Он не рассчитывал выйти живым из подобного боя, запоздалая мысль подсказывала, что только очень могущественное королевство может позволить себе роскошь иметь постоянных соседей.
   Хотя не слишком-то они походили на обычных охранников. Странные они были, вроде бы совершенно одинаковые и вместе с тем абсолютно не похожие. Тот, что стоял слева, в коротком сером плаще, рассеянно вертел в руках сломанную палочку. Его лицо закрывала серебряная маска, украшенная прозрачными как слеза алмазами. Летти-каа поёжился, когда охранник рассеянно посмотрел на него, опалив мальчика пустотой жёлтых глаз, в потаённой глубине которых тлел оранжевый огонёк недоверия. Его товарищ, в точно таком же плаще, но чёрном, с золотой оторочкой, задумчиво поглаживал пальцем выпуклый узор своёй золотой маски. Летти-каа обратил внимание на длинные ногти, покрытые блестящим лаком, и предположил, что под золотой маской скрывается женщина.
   Рядом сдавленно охнул хоббит, ему показалось, что ярко-синие глаза женщины задержались на нём, невзирая на хрупкую защиту невидимостью.
   Эти двое вооружены шпагами и, судя по всему, они хорошо ими владеют. Летти-каа позволил своей руке ненавязчиво опуститься на рукоять меча. Ему нечего терять кроме жизни, а его жизнь потеряна уже давно. Но у хоббита есть шанс уцелеть.
   Он судорожно сглотнул.
   -Кто вы? Что вам нужно? - голос предательски взвизгнул, выдавая приближающуюся истерику.
   Охранники переглянулись.
   -Кто без спроса, без дозвола пересёк границы Даро? Отвечай без промедленья, либо смерть придёт твоя!
   Мальчика поразили отнюдь не стихи средней паршивости, которыми почтили его Стражи, а сам смысл рифмованных строчек. Стоило переться за тридевять земель, чтобы выйти к сопредельной провинции. Да ещё и к Даро! Даже встреча с жестокими Сиамами показалась ему сейчас более желанной. Что тут говорить, он предпочёл бы ещё пару раз пересечь королевство горных великанов, вдоль или поперёк, лишь бы избежать этого свидания со Стражами Даро.
   С трудом загнав свой страх поглубже в пятки, где сейчас слабо трепыхалось его сердце, Летти-каа ответил, стараясь придать своему голосу надлежащую твёрдость.
   -Я Летти-каа, скромный воин династии Дерни из Настоящих Котов. Я не задержусь на дорогах Даро, мой путь лежит дальше. Вежливо прошу разрешения продолжить своё путешествие, - он поклонился, втайне гордясь наспех состряпанной речью.
   Стражи границы сдвинули капюшоны и зашептались, бросая косые взгляды на оцепеневшего мальчика. Летти-каа и был бы рад сбежать, да что-то не сильно верил в успех подобного предприятия. Династия Даро издревле славилась колдунами, и даже великими колдунами. Маленькие дети здесь обладали большей силой, чем иные шаманы остальных королевств.
   Наконец, Стражи закончили совещаться.
   -Надеюсь, вы не откажетесь проследовать за нами? - осведомился серый Страж, доставая из рукава крошечную свирель.
   Всё пропало, понял Летти-каа. Эйко-заа сообщил о нём здешнему королю, его запрут в уютной камере, и когда король Дерни наконец соизволит прибыть, то получит своего беглеца на руки. Живым и тёпленьким. Или не получит. Мальчик гордо выпрямился, со странным щемящим чувством безысходности. Бой будет не долгим...
   Страж снял маску, поднёс к губам свирель. У него было лицо мальчишки, но глаза старика. Сильный колдун. Внешность ребёнка, душа умирающего старца.
   Свирель молчала, ни один звук не нарушил утреннюю тишину на дороге, но когда серый Страж опустил свирель, словно ответ на его немой призыв послышался глухой стук копыт. Из-за светлой рощицы, боком прижимавшейся к изгибу дороги, выплыли три великолепных коня - Летти-каа они поначалу показались радужной вспышкой света. Впереди мчался белый конь, стройный и тонконогий, он плыл в воздухе, едва отталкиваясь копытами от земли. Рядом, не отставая, обманчиво неспешно бежал крупный жеребец-тяжеловес, с длинной золотой гривой, подметающей дорогу. За ними по пятам трусил маленький чёрный конёк.
   Белый скакун перешёл на шаг, призывно заржал, по-лебединому выгибая шею и встряхивая короткой серебряной гривой. Серый страж приветливо взмахнул рукой.
   -Звёздный летит как молния. Кажется им с Солнечным не скоро удастся разрешить тот старый спор о силе, - заметила женщина. - А кто третий?
   -Вулкан. Обрати внимание, ему удаётся держаться наравне с Высшими.
   Три коня, подсчитал Летти-каа. Три коня и три всадника. Два Стража. Понятно, кто должен стать третьим.
   Кони подлетели к ним и замерли, как драгоценные статуи, каждый возле своего всадника. Вулкан, недоверчиво всхрапнув, остановился подле Летти-каа, так что мальчик чуть не уткнулся носом в его тёплую шкуру. Паренёк ещё нашёл в себе силы удивиться шелковистому отблеску чёрного коня, странно кроваво-красному на его обсидиановой шкуре.
   Звёздный, ласкаясь, положил голову на плечо Серому Стражу. Солнечный сменил степенную поступь на игривый галоп и трижды обошёл женщину кругом, прежде чем позволил ей прикоснуться к себе. Хоббиту просто не повезло, пробегая мимо, Солнечный толкнул его боком, так что бедняга Берри-каа отлетел далеко от дороги, в траву. Там он и остался лежать, не в силах шевельнуть ни рукой ни ногой.
   Почувствовав, что лишился своей единственной поддержки, Летти-каа решился. Выхватив меч, он бросился к мосту, надеясь проскочить границу между королевствами, пока Стражи заняты своими конями.
   Неуловимо сместившись, дорогу ему преградил Серый Страж, с обнажённой шпагой в руке. Но не успел Летти-каа даже испугаться предстоящей схватки, как голова его взорвалась болью, и всё поглотила ослепительная тьма.
  

* * * * * * *

  
   Серый Страж присел рядом с бесчувственным телом, пощупал пульс на шее.
   -Я удивлён, Яа-а, но парень всё ещё жив. Чем ты его?
   -Рукоятью, - просто ответила женщина, оглядываясь.
   Хоббиту, лежавшему пластом в каких-то десяти шагах от неё, вновь показалось, что она задержала на нём взгляд, но пронесло. Золотой жеребец внимательно обнюхал Летти-каа, копытом перекатил мальчика набок, заглянул ему в лицо. Зубами ухватив за ремешок, вытянул из-под тела сумку, протянул её Чёрному Стражу. Подглядывавший хоббит опасливо поёжился. Действия Солнечного говорили о разуме, обычно не свойственном лошадям.
   -Смотри, Мейн, - женщина развернула тряпку, скрывавшую рыцарский меч. - Мне это кажется знакомым, а тебе?
   Луч света зажёг прямое лезвие, высветил алую вязь рун, впечатанных в сталь. Серый Страж, не прикасаясь, провёл ладонью над мечом, его пальцы чувствительно вздрогнули над рукоятью из кости дракона.
   -Так вот чем всё кончилось, - задумчиво заметил он. - Жаль. Хороший был воин.
   Яа-а аккуратно завернула меч.
   -Всё возвращается, брат, вот и Яростный вернулся домой.
   -Всё уходит, сестра, я предвижу кровь на траве, - он смотрел на свои ладони, точно никогда до этого не замечал их, и лишь теперь увидел.
   -Алое на зелёном, цвет смерти, - согласилась она.
   -Танец начат не нами, - печально прошептал Мейн.
   -Но на нас всё закончится, - твёрдо отрезала Яа-а. - Так было, так будет, и так есть.
   Кони ответили её словам громовым ржанием, потрясшим утренний мир до основания. Всё это походило на магию, могущественную и незнакомую хоббиту. Берри-каа крепко зажмурился, и накрыл голову руками. Он ненавидел магов и боялся их силы.
   Когда он решился вновь глянуть на дорогу, всё уже кончилось. Стражи небрежно связали всё ещё не очнувшегося Летти-каа кожаными ремешками и погрузили его на жёлтого коня.
   -Раз ты его отключила, так тебе его и везти, - Серый Страж легко запрыгнул на спину Звёздному, прихватив с собой сумку мальчика, - зря только Вулкана вызывал.
   Чёрный конь протестующе заржал, вызвав общий весёлый смех - человеческий и лошадиный.
   -Пора возвращаться. Дом не должен пустовать.
   Берри-каа ещё услышал вопрос Мейна:
   -И куда его теперь?
   -Ясное дело, к Циклопу в башню.
  

* * * * * * *

  
   Хоббит остался один. Он встал, посмотрел вслед ускакавшим Стражам, увозившим его единственного друга.
   Однажды случайно встретившись, они уже не расставались. До сих пор. Соплеменники мальчика относились к их дружбе со снисходительным презрением. Но Летти-каа не обращал внимания на сплетни, его не пугало проклятье, лежавшее на волшебном талисмане хоббита. Проклятье, лишившее того родины, семьи, близких, забравшее у Берри-каа память о прошлом, не оставившее ему даже собственного имени.
   Мальчик не просто приютил изгнанника, не просто дал ему новое имя, взамен утраченного - он стал для него семьёй.
   -Проклятье... - хоббит облизал неожиданно пересохшие губы. В далёкой розовой дымке проступали очертания далёкого городка. Пони бы...
   Как там они сказали? К циклопу?
  

* * * * * * *

  
   Летти-каа медленно приходил в себя. Ход у могучего золотого коня был плавный, он не шёл, он плыл в воздухе, лишь для вида касаясь копытами земли. Женщина вполголоса напевала песню без слов, одной рукой она придерживала своего пленника, другой отбивала ритм на чашечке гарды.
   В течении нескольких долгих минут мальчик тупо разглядывал дорогу, проплывающую под ним. Потом перевёл взгляд назад, ткнулся носом в колено. По лицу мазнула чёрная грива Вулкана - конёк коротко глянул в глаза, насмешливо фыркнул. Мелькнула короткая мысль, что мог бы сейчас ехать верхом, со всеми удобствами, а не болтаться как мешок с сеном. И конь знатный, хоть и на голову ниже остальных, но статью превосходит самых породистых скакунов Дерни. Шерсть блестит, грива летит по ветру, в глазах тлеет алый огонёк, из раздувающихся ноздрей вырываются горячие искорки. На таких даже король не ездит. А может это и вовсе не конь, а что-то... или кто-то, только притворяющийся конём?
   Даро... но почему именно к Даро занесла его изменчивая судьба.
   С обречённой тоской Летти-каа неудачника попробовал перекинуться, но путы удержали, а может и не ремни, а неожиданно отвердевшая ладонь Стража на пояснице. Да и куда бы он делся, в чистом поле от конных Стражей, котом не сбежать. Уродись он лебедем, или там волком...
   Со стремительной неспешностью они въехали в город Даро. Даже городок, уютный и весёлый, укутанный разноцветным покрывалом цветущих садов, подмигивающий изумрудными черепичными крышами и золотистыми бликами окошек. Копыта весело зацокали по красно-коричневым камням. Редкие в утреннюю пору прохожие оборачивались на звук, кланялись вежливо и почтительно, по-особому складывая ладони - правый кулак упирается в раскрытую ладонь левой руки. Серый Страж приветливо кивал в ответ. Чёрного Стража Летти-каа не мог видеть, но затылком ощущал спокойное одобрение, изливавшееся из него.
   Непростые кони, непростые Стражи, подумал Летти-каа. Волосы зашевелились от ужаса, когда он вдруг вспомнил, почему жесты местных жителей показались ему столь знакомыми. Однажды старый волхв Дерни, в неожиданном приливе добродушия вдруг решивший поделиться с безродным сиротой своими знаниями, показал ему несколько жестов, относящихся к универсальной магии, что действует на всех живых существ, хоть и с разной силой... Магия жестов, как же он мог забыть! Щит Богов!
   Вот как приветствовали горожане Стражей Границы! Жестом, призванным защитить от чужого влияния, от силы, что превосходит всякое понимание! Великие Даро искали у богов защиты от собственных Стражей!!
   Летти-каа задохнулся от ужаса, понимая, как он рисковал, бездумно бросившись на Стража. Возможно им даже волшебный меч нипочём...
  

* * * * * * *

  
   Король Эйко-заа был в бешенстве. Его распирало от ярости, гнев скручивал тело в тугой жгут, злость разочарования сводила с ума, из горла вырывалось сдавленное рычание.
   Долго, непростительно долго преступник ускользал из его рук. В погоне за дерзким мальчишкой они пересекли полторы дюжины королевств, в том числе горную страну страшных великанов, и жестокую безводную пустыню каменных людей. Его люди начали роптать, полагая свои страдания слишком высокой ценой за месть тощему подростку, но король упрямо рвался вперёд.
   Рано или поздно, но он отомстит за нанесённое оскорбление. И чем дольше они будут скитаться на чужбине, тем страшнее окажется смерть наглеца. Эйко-заа засыпал в седле, грезя своей победой. Раньше или позже, но он настигнет и покарает дерзкого мальчишку, осмелившегося бросить вызов своему королю.
   И вот, долгожданный свежий след. Чумазый карапуз, игравший в придорожной пыли, сознался, что видел как Стражи Границы везли Летти-каа в Дом На Холме.
   Город Эйко-заа не оценил. Слишком открытый и беззащитный, в нём не было ни одного забора, даже низенькой оградки вокруг клумб. Его не защищала крепостная стена, или хотя бы ров с водой. Навстречу отряду Дерни не вышло ни одного стражника, староста не приветствовал нежданных гостей, и отсутствовала даже привычная толпа любопытных горожан, всегда собиравшихся поглазеть на чужеземных воинов. Всеобщее пренебрежение оскорбляло короля, но он сдерживал себя, сохраняя свой пыл для будущей мести.
   Дом действительно высился на холме, единственная постройка в этом городе, окружённая высоким забором из толстых кольев алых как свежепролитая кровь. Дорога охватывала холм замкнутым кольцом, но не подводила к воротам. Королю пришлось самому искать вход. Его воины трижды объехали вокруг дома, прежде чем смогли заметить ворота, сложенные из тех же кровавых кольев.
   На требовательный стук короля ворота немедленно отворились. Привратник, высокий босоногий юноша, одетый в простые кожаные куртку и штаны, окинул гостей безразличным взором, встряхнулся, от чего по его длинным черным волосам пробежала волна огненных язычков, и повернувшись в сторону Дома, произнёс:
   -Просители к Владыкам, три дюжины, - и не успели воины прийти в себя, как он развернулся и исчез кустах терновника.
   -Эй, ты!! - один из воинов угадал ещё не оформившееся желание короля, бросившись вдогонку. С трудом прорвавшись сквозь колючий кустарник, он вскоре вернулся, растерянный неудачей, - никого, словно в воздухе растворился, даже следов не оставил.
   Эйко-заа нахмурился.
   -Плевать. У нас есть дела поважней чем грубость чужой прислуги. Сочтёмся позже. Надеюсь только, что этот идиот не единственный обитатель дома, для серьёзного разговора нужен кто-то другой.
   Кого-то другого они нашли на необъятной веранде, широким кольцом опоясывающей Дом На Холме. На высоком стуле, чем-то напоминающем походный трон, сидела женщина, зябко кутающаяся в небесно голубой плащ. Даже не склонный к сентиментальности король невольно залюбовался золотым переливам её волос, свободно рассыпавшимся по плечам. Эйко-заа не взялся бы установить, из какого королевства она была родом, как не смог определить происхождение того привратника.
   Возле ног женщины сидело двое - юноша в сером и девушка в красно-коричневом - на первый взгляд урождённые Даро, к вящему удовольствию короля. Как и полагается Даро, одеты они были в облегающие комбинезоны, украшенные вышивками из металлических нитей, в мягкие сапожки и перчатки из той же плотной ткани что и вся их одежда, коротко остриженные кудри выбивались из под широкополых шляп, украшенных пушистыми перьями. Вооружены они были, как и все Даро, простыми шпагами - Даро не полагались на силу оружия, предпочитая свою неверную магию.
   Вот и сейчас, при виде воинов, эти двое не схватились за оружие, а медленно поднявшись с пола, отступили за трон.
   Золотоволосая женщина посмотрела на короля, и Эйко-заа ощутил смертельный холод от её пустого сумрачного взгляда.
   -Мы приветствуем Эйко-заа, короля династии Дерни из Настоящих Котов, и его храбрых воинов. Что привело вас в дом Владык? - её тихий голос, похожий на говор лесного ручья, проник в самое сердце жестокого короля Дерни, на краткий миг больно сжав его в тоскливом предчувствии.
   Эйко-заа встряхнулся, отгоняя наваждение. Не даром король захватил в дорогу тридцать три амулета власти, защищающие от магического нападения - боль отступила, оставив лишь легкое щемящее чувство потери, на которое король даже не стал обращать внимание.
   -Я пришёл за мальчишкой, которого сегодня утром задержали на границе. Я знаю, что он здесь.
   Женщина медленно кивнула, её слуги настороженно вглядывались в воинов, окружающих их.
   -Выдайте его, и мы уйдём с миром.
   Ему показалось, или на лицах Даро действительно промелькнули насмешливые улыбочки?
   -Прежде чем обсуждать чужую жизнь, нам следует убедиться, что речь пойдёт о том самом человеке, которого вы ищете, - мягко заметила женщина. Она встала, из-под распахнувшегося плаща сверкнул край белоснежного платья. - Я провожу вас. Воины могут подождать своего короля здесь. Обещаю, в Доме вам ничего не угрожает.
   Эйко-заа согласно наклонил голову. Вообще-то он собирался взять с собой несколько человек, но теперь слова женщины заставили его передумать. Он не хотел дать презренным Даро и малейший повод усомниться в его храбрости.
  

* * * * * * *

  
   Впереди топал внушительных размеров волосатый детина. Про таких говорят поперёк себя шире - даже лицо у него было круглое, плоское. Тряпичная повязка с вышитым оком, закрывала его глаза, но слепым Циклоп не был. Он уверенно показывал дорогу, с уверенностью ориентируясь в запутанных изгибах подземных лабиринтов. Факел в его руке горел ясно, без дыма, бросая красноватые отблески на стены, сложенные из серых валунов, на каменные своды. Алые зайчики вспыхивали на лезвии чудовищного топора, висевшего на спине Циклопа, весело переливались на доспехах короля, следовавшего за тюремщиком, и окрашивали синие глаза женщины в нежный фиалковый цвет.
   -А ты значит король? - фамильярно обратился детина к Эйко-заа, - я вижу, ты раньше не встречался с нашими Владыками?
   Эйко-заа задохнулся от гнева. Уже второй раз за этот вечер он выслушивал оскорбления от простого слуги.
   -Король гость в Доме На Холме, - строго напомнила женщина.
   -Ну... как угодно Владыкам, - нехотя согласился Циклоп.
   -Нам угодно, - подтвердила женщина.
   -Я думал у Даро, как и в других королевствах Настоящих Людей, правит король, - заметил Эйко-заа. Он сдерживался, как мог, опасаясь, что если вспылит, и перебьёт дерзких холопов, то никогда не разыщет Летти-каа в этом лабиринте.
   -Правит король, - равнодушно согласилась женщина и пояснила, - нас редко интересуют подобные мелочи.
   Циклоп сдобно расхохотался, словно она очень хорошо пошутила.
   -Сюда, пожалуйте! Это здесь, - он остановился возле неприметной серенькой дверцы.
   Король вдруг вспомнил, что на протяжении всего их пути, он не заметил ни единой двери. Верно, на них лежали чары отводящие взгляд.
   Циклоп дождался поощрительного кивка женщины, и, позвенев огромной связкой ключей, отворил дверь. Камеру заливал ослепительно яркий свет вечернего солнца. Эйко-заа, ожидавший увидеть затхлое тёмное помещение, не сразу поверил своим глазам.
   Полдня проплутали в подземной тьме, и куда попали?
   Скромная, но довольно просторная каморка, с высоким сводчатым потолком. Широкое полукруглое окно, затянутое частой решёткой, сквозь которое внутрь врывается свет и свежий воздух. В углу копна соломы, золотой, хрустящей, пахучей, хотя до сенокоса ещё добрых полгода.
   На соломе, завернувшись в пропылённый плащ, спал Летти-каа, сжимая в руке меч - Настоящего Человека невозможно обезоружить, они рождались и умирали с оружием в руках. Луч солнца, случайно отбившийся от своих, освещал его лицо, спокойное и усталое, спутавшиеся серые волосы, с застрявшими соломинками, отливали золотом.
   Узрев своего смертельного врага спящим, беспомощным, Эйко-заа со сдавленным рёвом бросился вперёд, немедленно схватить, придушить паршивого котёнка, перерезать горло! Всё что угодно, лишь бы отомстить за оскорбление, за свой позор, пусть никто другой и не знает о том.
   Тут бы мальчишке и пришёл конец, но как вековечная скала на пути короля встала Владычица. Женщина обхватила запястья Эйко-заа мертвенной хваткой, от её прикосновения по телу короля Дерни разлился холод.
   Послышался короткий отчаянный вскрик. Шум разбудил Летти-каа, и теперь, сжавшись в углу и прикрываясь мечом, затравленно вздрагивая он следил за их борьбой. Циклоп, озадаченно крякнув, почесал в затылке, потом обхватил короля как куклу, прижав ему руки к торсу, и оттащил от своей хозяйки, извивающегося и злобно шипящего.
   Женщина, рассматривая изорванный рукав своего шёлкового платья, гневно сверкнула глазами ему вслед.
   -Не подобает королю, - резко заметила она, - нападать на беспомощных, к тому же чужих узников! Циклоп, ты проводишь короля к его воинам.
   Эйко-заа угрюмо кивнул, понимая, что сила сейчас не на его стороне, одарил напоследок Летти-каа яростным многообещающим взглядом, и сам вышел из камеры. Последние силы оставили беглеца, меч, печально сверкнув на солнце, выпал из задрожавших рук. Медленно и устало сполз Летти-каа на пол и затих.
   Циклоп закрыл дверь, взмахом руки пригласил короля следовать за ним.
   -Потом приведёшь мальчика к нам, - бросила женщина им вслед.
   Плечи Эйко-заа гордо расправились. Это ещё не конец, даже коню понятно, что ссориться с отрядом отборных воинов здесь не хотят. И презрительным кивком изобразив вежливый поклон, король Дерни удалился вслед за Циклопом.
   Владычица стояла, в задумчивости теребя оторванный манжет, пока не затих последний шёпот эха их шагов. Она устало провела ладонью по лицу, словно стирая паутину, тонкие пальцы брезгливо сминая невидимую маску, отшвырнули в сторону гнев, холод высокомерия, так раздражавший Эйко-заа, загадочную отстранённую улыбку и что-то ещё едва уловимое, придававшее ей облик милый, но наивный. Заодно она избавилась от золотых локонов, стала ниже ростом, роскошное платье превратилось в скромный чёрный костюм Даро, расшитый золотом. Женщина с видимым удовольствием оглядела вышивку на груди - половинки солнца и луны, разделённые полоской меча - смахнула несуществующую пылинку с плеча.
   Кинула взгляд, полный сострадания и боли, на неприметную дверь, за которой умирал от ужаса Летти-каа.
   -Бедный, невезучий малыш, - прошептала она. Слова ещё не успели растаять в воздухе, как коридор опустел.
   Династия Даро издавна славилась колдунами.
  

* * * * * * *

  
   Солнце скрылось за деревьями, и камера Летти-каа погрузилась в печальный полумрак. Мальчик, свернувшись в комочек, лежал на соломе, мучительно прислушиваясь к малейшим шорохам.
   Король уже здесь. Им не удалось скрыться.
   Не вышло, не получилось, не сработало. Говорят, от судьбы не уйдёшь, что ж, Летти-каа готов был подписаться под этими словами собственной кровью. Как прихотливы пути в Мире Миров, сколько причудливых королевств они благополучно миновали, и так вляпались чуть ли не в соседней провинции, в родном Мире Настоящих Людей.
   Будь проклят тот день, когда на их охотничий лагерь набрёл Победитель Драконов. Будь проклят тот час, когда Летти-каа честью своей поклялся сохранить колдовской меч героя от недостойных рук. И будь проклят тот миг, когда король заметил кончик лезвия, прорвавшего старую сумку.
   Странно, но Летти-каа почти не ощущал страха. Поспешное бегство, тяжёлая, беспредельно утомительная дорога, и безрадостное окончание их путешествия высосали его досуха. Он так устал, что желал лишь одного - чтобы всё поскорей кончилось!
   В шорохе травы и скрипе ветвей Летти-каа вдруг расслышал мелодию.
   -...Ветер с гор, точно зверь завывая... - немного фальшивя, тихонько напевал знакомый голос.
   -Берри-каа?
   -...Налетал и кидался на нас...
   -Берри-каа! - мальчик кинулся к решётке.
   -Ох! Я так боялся опоздать! - невидимые пальцы хоббита обхватили руку Летти-каа, - я видел короля!!
   -Я тоже его видел, - мрачно подтвердил Летти-каа.
   -Когда я узнал короля, думал, что всё пропало! Ты можешь пролезть между прутьями? Я помогу.
   -Я не могу превратиться, - горько объяснил Летти-каа, - они повязали мне на шею какой-то жалкий ремешок, и его невозможно снять. Проклятое колдовство... Как ты меня нашёл?
   Хоббит судорожно всхлипнул, на руку Летти-каа упала горячая слезинка.
   -Я искал, искал, надеялся, если ты меня услышишь, то сможешь хоть знак подать... А здесь такое странное место, пока ты меня не позвал, окна видно не было! И входа нет!!
   Мальчик вздохнул. Он надеялся, что Берри-каа не придётся рисковать, но видно выбора не было.
   -Это магия. Здесь везде магия. Попробуй ощупать стены, только осторожней! Здешнего тюремщика ни с кем не спутать - здоровый, и кажется слепой. Ключ от моей камеры бронзовый, с колечком в виде дубового листа.
   -Я тихонько, никто и не заметит, - горячо поклялся хоббит, и неуверенно уточнил, - а дуб это...
   Его виноватый голос больно царапнул Летти-каа по сердцу. И снова магия, знаменитое проклятье Мейле, отнявшее у его маленького друга память.
   -Это дерево, ты видел, - Летти-каа пальцем нарисовал в воздухе очертания дубового листа.
   -Я понял! - тихонько обрадовался хоббит, отцепляясь от решётки.
   Невесомые шаги невидимки заглушил испуганный стук сердца мальчика. Он даже не услышал, как заскрипела, отворяясь, дверь за его спиной.
  

* * * * * * *

  
   Воины Дерни не вошли в Дом, хотя женщина и приглашала их, обещая каждому отдельную комнату для отдыха. Они ожидали своего короля на веранде, вместе с Даро. Те, стоило их хозяйке удалиться, мгновенно потеряли интерес к воинам, вернувшись к своим прерванным размышлениям. Девушка, присев на широкий подлокотник трона, наигрывала на ручной арфе длинную печальную мелодию, а юноша, примостившись у её ног, рассеянно разглаживал в руках свою шляпу. Некоторые из воинов пытались их разговорить, но легче было добиться ответа от камней.
   Впрочем, когда вслед за Эйко-заа на пороге Дома возникла его Владычица, Даро даже не посмотрели в её сторону.
   Король вернулся мрачный и торжествующий, благосклонно принял предложение отужинать. Мгновенно появились слуги, молчаливые и угловатые, больше похожие на каменные статуи, небрежно вытесанные подмастерьем, чем на живых людей. Они быстро вытащили из Дома лавки, принесли четыре длинных стола, уже покрытых вышитыми скатертями. Многие воины, прихватив еду с собой, вышли в сад. Эйко-заа не беспокоила их судьба, его люди могли постоять за себя.
   Темнело, и под потолком зажглись призрачные магические факела, осветив пиршественные столы и собравшихся возле них людей.
   Ужин королю понравился, пахло и выглядело всё замечательно. Но он не мог долго ждать, заговорил, едва успев насытиться, напоминая о своём деле.
   -Вы обещали мне мальчишку.
   Женщина удивлённо вскинула голову, отложила нож и вилку.
   -Владыки ничего не обещали вам, король. Но возможно, мы сумеем договориться.
   Эйко-заа понимающе кивнул. Кому хочется потерять лицо? Договориться он был не прочь.
   Всё шло хорошо, как он и ожидал. Только немного тревожила его странная перемена в хозяйке, выглядевшей сейчас как урождённая Даро. Хотя её запах по-прежнему лишь отдалённо напоминал кошачий, и некоторые другие мелочи...
   -Пусти меня, слышишь, немедленно отпусти меня! - пронзительно взвизгнул кто-то в саду, и на веранду вышел Циклоп. На его могучем плече извивался Летти-каа, силясь выдернуть свои руки из огромной лапищи тюремщика.
   Король расхохотался, видя унижение своего врага, а женщина нахмурилась.
   -Мы знаем, Циклоп, что грубость - основная черта твоего характера, но зачем ты выкручиваешь ему руки? И я просила "привести", а не "принести".
   Циклоп поклонился, согласно кивнул, виновато разведя свободной рукой.
   -Прошу прощения у Владык, - он сгрузил мальчика на дощатый пол, - но мне лень было гоняться за ним по коридорам, потом драться, опять ловить... так что я решил сократить процедуру.
   -Извинения приняты, - сказала женщина. Летти-каа, растиравший онемевшие кисти рук, заметил, что и двое Даро, примостившиеся у трона, согласно кивнули, подтверждая её слова.
   -Вот и ладно, - Циклоп хлопнул мальчика по плечу, привлекая его внимание, развязно ткнул пальцем в сторону трона, - это наши Владыки. В сером Мейн, в коричневом Мина, ну и Яа-а. Можешь попытаться сбежать от Них, если осмелишься...
   И ушёл, даже не спросив разрешения удалиться. Но король Эйко-заа не обратил внимания на очередную грубость местной прислуги, всё его внимание было приковано к мальчику.
   Летти-каа поёжился, поймав его взгляд, и отвернулся. У него оставался всего один последний шанс, крошечный и эфемерный шанс избежать ужасной смерти, несомненно, уготованной ему королём. Он мог попросить защиты у Владык... хотя вряд ли они вступятся за безродного сироту, у которого ни гроша за душой. Волшебный меч и тот отняли. Он встал, не желая встретить смерть на коленях.
   Владыки смотрели на него с равнодушной доброжелательностью, отстранённо улыбаясь. С их стороны горячего желания поучаствовать в его судьбе Летти-каа не ощутил.
   -Мы договорились? - уточнил король, - или мне придётся разговаривать с королём Даро?
   Зачем, молча удивился Летти-каа. Или он не знает, что означают синие с лимонными кончиками перья на шляпе юноши в сером костюме? Хотя символика цветов Даро не относится к общеизвестным наукам, сам Летти-каа знал всего лишь дюжину самых распространённых знаков, но знак Владетельного Короля узнал мгновенно. Когда-то его до истерики насмешила возможность существования двух королей, такие шуточки у Дерни не прошли бы. Но для Даро король, временно передавший свою власть следующему наследнику, не являлся чем-то исключительным.
   Цвета девушки Летти-каа расшифровать не смог, а вот чёрные перья на шляпе женщины говорили, что она принята в род Даро за небывалые заслуги - ни больше и ни меньше!
   -Так я забираю мальчишку? - настойчиво переспросил Эйко-заа.
   Владычица не успела ответить. Мина вдруг оборвала свою мелодию, порывисто вскочила на ноги, прислушиваясь. Кто-то гулко протопал по дорожке, и в освещённый круг вбежал черноволосый юноша с окровавленным телом девушки на руках. Он буквально рухнул на колени, протягивая свою страшную ношу Владыкам.
   -Они опозорили и убили Медею, моя госпожа, - простонал юноша, в котором король со злорадным удовлетворением признал пропавшего привратника. Теперь он сможет поквитаться с наглецом. По знаку короля воины с обнажённым оружием в руках отступили в темноту, окружая Владык, Летти-каа и коленопреклонённого юношу.
   А тот, даже не подозревая о нависшей над ним опасности, бережно опустил девушку на пол, прикрыл её обрывками одежды. Летти-каа со своего места видел одинокую слезу, медленно катившуюся по его щеке.
   Владычица медленно встала, двое Даро сдвинулись за её спиной. Лик женщины страшно изменился, на окаменевшей белой маске лица рубиновыми угольками горели глаза, побелевшие губы искривились в зловещей усмешке.
   -Так вот как отвечают Дерни на искренне гостеприимство, - сквозь зубы процедила она.
   Король неторопливо выбрался из-за стола.
   -Ну, повеселились ребята, так она ж небось сама напросилась, - он свысока оглядел побелевших Даро, - и не стоит так пугаться, отдадите мальчишку и мы тут же уйдём! - Летти-каа встрепенулся, хотел сказать, что Даро белеют от гнева, а не от страха, но смолчал, а король продолжал говорить, утробно похохатывая, - так уж всем лучше будет, а то глядишь, и с тобой, красноглазенькая, неприятность может какая случиться...
   Привратник, на четвереньках стоявший над телом Медеи, поднял голову. Темные глаза полыхнули злым оранжевым огнём, на лбу зажглась чёрная звезда.
   -Я сам уничтожу вас, - прохрипел он, всхрапнув как лошадь. Его кулаки покрылись чёрным металлом, во лбу рос витой рог.
   -Спокойно, Вулкан! - резкий окрик Владычицы оборвал его трансформацию.
   -Но Яа-а, он справится... - вступился за юношу Владетельный Король.
   -Нет Мейн, на этот раз сделаем всё по моему, - она обернулась к Дерни, указав на короля Эйко-заа обвиняющим перстом. - Вы нарушили законы гостеприимства, вы оскорбляли нас и поступком и словом, вы ответили злом на добро, вы принесли смерть в Дом На Холме!! И из меньших причин начинались войны! Я требую удовлетворения по законам Табо!!!
   Воины Дерни, до того тихонько переговаривавшиеся, настороженно притихли. Табо - это всерьёз. Значит, хотя Владычица и не хочет войны между их народами, она не сомневается в своей победе.
   Несколько секунд ошеломлённый Эйко-заа вспоминал, что по закону Табо стороны возмещают весь нанесённый ими ущерб, будь то животные, вещи или люди. А в его отряде одни воины, за девушкой придётся посылать домой... тут он резко оборвал свои трусливые мысли. Разве победа не на его стороне, или он не Дерни?! Как могли эти ничтожные Даро усомниться в силе его людей!!
   Додумав мысль до этого момента, Эйко-заа выхватил меч, и с рёвом кинулся на Владык.
   В тот же миг свет магических факелов мигнул, вспыхнул, воздух налился тяжестью, прижимая людей к земле, сковывая и замораживая. Воинов Дерни охватило странное оцепенение, а Эйко-заа завяз в предательски загустевшем воздухе как муха в меду, с занесённым над головой мечом. Из его рта вырывалось хриплое клокотание, глаза дико вращались, он яростно сопротивлялся колдовской силе, но все тридцать три амулета оказались бессильны против чар Владычицы.
   Яа-а медленно, чуть покачивая головой, обошла вокруг замершего короля.
   -Ты выслушаешь меня, король, хочешь ты или нет, но выслушаешь, - клокотание переросло в едва сдерживаемый рык, женщина чуть улыбнулась, не скрывая своего превосходства. - На тебе кровь троих Даро, и это уже слишком много. Если сначала я хотела просто выслать вас за границы провинции Даро, то теперь вы должны заплатить. Жизнь за жизнь, король. Табо?
   -Никогда!! Дерни не испугать парочкой трюков! - с трудом прорвались слова сквозь рычание. Король всё ещё не сомневался в своей способности нанести презренным Даро поражение, но лица его воины выражали растерянность и страх.
   -Если ты ещё не заметил, король, - насмешливо процедил Мейн, утомлённо обмахиваясь шляпой, - твои воины беспомощны, как и ты сам. Сила мечей ничто перед силой Владык.
   -Если ты не примешь мои условия, я вынуждена буду уничтожить тебя и твоих воинов, - угрожающе добавила Яа-а, - и домой вернуться только ваши души. Позволь напомнить, вы должны мне троих: мальчика, игравшего у дороги и подсказавшего вам дорогу, старика, отдыхавшего в тени дерева, и девушку, чьё тело принёс Вулкан.
   Девушку ладно, но откуда она узнала про пацана и дерзкого старика, мелькнула оторопелая мысль. И почему предъявила свои претензии только теперь? Чёртовы колдуны Даро, они просто издевались над ним, играли как кошка с добычей...
   Грозный огонь в глазах Эйко-заа потух, плечи его опустились. Впервые он столкнулся со столь могущественным противником. Уже не как победитель и завоеватель, а как проигравший и сломленный, взглянул он в глаза Владычицы. Неведомая сила отпустила короля Дерни, воины за его спиной облегчённо завздыхали.
   -Но в моём отряде нет женщин, детей, и стариков, - сказал король, вкладывая свой меч в ножны. - Если вы соизволите подождать, пока я пошлю гонца домой...
   -Меня это не интересует, возьму что есть, - холодно ответила Яа-а. - Табо?
   Король старался не смотреть на своих солдат. По правилам, Владыки как пострадавшая сторона, имели право требовать замену. И кто-то из его людей, из проверенных временем и битвами соратников, навсегда останется в династии Даро.
   -Табо, - его шёпот был едва слышен.
   -Табо... - эхом откликнулось небо, единственно возможный беспристрастный свидетель такого договора.
   Летти-каа с удивлением заметил косые тени, перечеркнувшие веранду - светало. Неужели ночь уже кончилась? Как быстро пролетело время...
   Эйко-заа оглянулся на свой отряд. То ли магия владык созвала его воинов, или они сами пришли, но все его люди собрались сейчас здесь, подле своего короля.
   -Эта девушка многого не успела в своей жизни... за её загубленную невинную жизнь я выбираю его, - молодой воин, из-под чьего низко надвинутого капюшона выбивались рыжие локоны, со стоном упал на колени, точно указующий перст Владычицы сбил его с ног, - Ребёнок был упрям и нелюдим, но сердце мальчика наполняла доброта. Юность бесценна. Я возьму вашего оруженосца, - паренёк, одного возраста с Летти-каа пошатнулся от этого выбора, но смолчал. Застонал, тоскливо как зверь, впившись зубами в собственную руку, король Дерни, совсем забывший, что взял в этот поход своего младшего сына.
   -Ты забираешь моё счастье, что ещё ты потребуешь? Мою жизнь? - прорычал он.
   -Нет, король, твоя жизнь мне не нужна, - Владычица отрицательно покачала головой. - Среди твоих людей никто не сравнится со стариком в терпении, но и здесь я согласна на замену.
   -Кто? - быстро спросил король, оглядывая притихших воинов. Обидно терять лучших по пустякам, даже не в кровопролитной схватке.
   -Летти-каа, - мальчик испуганно встрепенулся, когда Владычица произнесла его имя, - он тоже останется у меня.
   Король с облегчением вздохнул, вот уж кого не жаль. Точно такой же вздох вырвался из груди мальчика. Уже без страха, не смущаясь, он посмотрел на своего бывшего короля.
   -Закон Табо? - полувопросительно, полуутвердительно произнесла Владычица.
   Эйко-заа не мог оторвать взгляда от сына. Можно отменить всё, доблестно сражаться, и пасть в битве замертво... и мальчик всё равно достанется колдунам Даро.
   Яа-а повторила вопрос.
   -Закон, - король сжал кулаки, так что пальцы побелели. Кровь тех несчастных Даро отныне не его вина. Несмотря ни на что, Эйко-заа почувствовал облегчение. Он уже начал боятся силы Владык.
   Яа-а удовлетворённо кивнула, заглядывая в глаза короля. Она трижды хлопнула в ладоши и будто весенний ветер прошёлся между людьми, срывая листья в саду и цепляясь за одежду. Ветер унёс растаявшие тени воинов Дерни и каменных слуг. Исчезли пиршественные столы, дубовые лавки и кресло-трон Владык, померкли магические факела. Стремительно нарождавшийся рассвет рассёк веранду длинными седыми тенями. Летти-каа удовлетворённо вдохнул воздух нового дня, от страшного "вчера" его отделяла не только скоропостижно скончавшаяся ночь, но и что-то большее, незримо созревающее в груди.
   -Мы одобряем ваш выбор, король, - впервые за всё это время заговорила девушка Даро. Голос у неё оказался хрипловатый и печальный, - нас не радует необходимость причинять вред живым существам.
   -Говори за себя, Мина, - уточнил Мейн. Эйко-заа наконец обратил внимание на цвет его перьев, глаза короля изумлённо расширились, - вот я бы за нашу сестру не поручился...
   -Да, - спокойно подтвердила Яа-а, - я бы тоже за себя не поручилась, но к счастью, наши гости не успели меня как следует разозлить.
   Она медленно обходила замерших людей - едва прикоснулась к плечу Вулкана, тупо оцепеневшего над телом Медеи, скользнула мимо Летти-каа, окунув его на миг в пряный аромат границы этого мира, остановилась возле выменянных воина и оруженосца.
   -Я хочу, чтобы между нами не осталось ничего недосказанного, - с этими словами она откинула капюшон с лица воина. С протестующим вскриком, он отвернулся, но Эйко-заа уже сжался в стремительной вспышке узнавания.
   Слово короля закон не только для его людей... но и для самого короля! И дело даже не в прямых угрозах Владык, сколько бы они не говорили о своём миролюбии. С потерей сына... младшенького, любимого, весь в отца уродился!... с потерей сына он смирился сравнительно легко, ещё пятнадцать таких же оболтусов порастает, но...
   Мейн и Мина с двух сторон подхватили оцепеневшего короля под руки, и повели прочь, с веранды на травяную полянку, потом по каменистой дорожке к воротам, а Эйко-заа всё выворачивался из стальных объятий Владык, стремясь ещё хоть раз посмотреть в глаза единственной дочери.
   Но видел лишь печальный лик Владычицы, освещённый мягкой и тёплой полуулыбкой, будто мать смотрит на своё разбойное дитя, тревожась о его судьбе, не прекратив любить преданно и беззаветно.
   Возле ворот их почтительно ожидал Вулкан, тихий и нереальный, расплывающийся в воздухе. Король догадался, что каким-то образом привратник раздвоился, выполняя свои обязанности, и в то же время оставшись возле убитой девушки.
   -Воины ждут тебя за воротами Дома На Холме, король. Их память чиста, как вечный снег на священных вершинах, - сказал Мейн. - Что скажешь им о сегодняшней ночи, то они и будут помнить.
   -Пусть не тревожит тебя судьба детей, - прошептала Мина, - когда будет угодно судьбе они возвратятся в твой дом. И Владыкам ведомо опустошающее чувство потери.
   Вулкан оттянул на себя створку ворот и воинственный король Дерни выскользнул на улицу, растерянный, огорчённый, обнадёженный. Воины встретили своего короля приветственным рёвом, Эйко-заа читал на их лицах множество рвущихся вопросов, на которые пока ещё не придумал ответов.
   Вечерело, над далёким горизонтом нависли пушистые облачка, спешащие искупаться в последних лучах солнца. Эйко-заа оглянулся на Дом На Холме, понимая теперь, что жилище Владык скрывается под надёжной защитой границы, существуя в другом месте и ведя собственный отсчёт времени.
   Странно, но ему вдруг стало пусто и одиноко, точно в чужом доме, где он впервые потерпел сокрушительное поражение, Эйко-заа оставил нечто большее, чем родную кровь. Он уже тосковал по неслышному присутствию Владык, по загадочным взглядам Яа-а, по тишине, которую можно черпать полными горстями, по неуловимому аромату магии, пронизывающему Дом На Холме.
  

* * * * * * *

  
   Яа-а провожала короля взглядом, пока он не покинул пределов Дома, чётко различая его могучую фигуру даже сквозь густые заросли.
   -Госпожа? - черноволосый привратник судорожно вздохнул, поднимаясь с колен.
   Владычица оглянулась на него с таким видом, точно он только что появился на веранде.
   -Что, дорогой?
   -Госпожа, моего могущества не хватит. Я умоляю о помощи...
   Он отступал прочь от мёртвой девушки, не отводя от неё глаз, словно мог силой одного своего взгляда вернуть её в мир живых.
   -Да, дорогой, - она встала над телом Медеи, простёрла руки.
   Летти-каа показалось, что свет трепещет под её ладонями, обвивая тело, вливаясь в него тонкими струйками. Из ниоткуда, из звенящего прозрачного воздуха, соткались-выступили Мейн и Мина, подобно Владычице протягивая руки к девушке. И живительный свет вспыхнул, пролился водопадом, а Медея села, с испуганным криком на устах и животным ужасом в широко распахнутых глазах, как человек, проснувшийся от затяжного кошмара.
   -Медея! - оттолкнув замешкавшегося Владыку, с трубным ржанием к ней бросился Вулкан.
   Мейн насмешливо сощурился, ничуть не обиженный невежливостью привратника.
   -Гм! А как же насчёт, так сказать, нетронутости? - грубовато поинтересовался он, - разве тебе не полагается сейчас мчаться прочь со всех... копыт?
   Юноша оглянулся дерзко и весело, во лбу блеснул чёрный рог.
   -Это шутка. Младшие придумали, чтобы люди не приставали. А то, как насядет на тебя толпа голытьбы... Высшие, понятно, развоплощаются, я хоть птицей могу упорхнуть, а они бедные не умеют. Разве только грубо так, невежливо, копытом осчастливить, и в кусты. Мол, недостаточно целомудренные.
   Он помог девушке подняться, приветливо оглядел собрание, кивнул Летти-каа, точно старому знакомому. Бережно поддерживая под руку, увел Медею в сад, та протирала глаза, как со сна, спотыкалась на негнущихся ногах.
   Дочь Эйко-заа проводила Медею долгим задумчивым взглядом.
   -Она жива? - удивленный возглас вырвался из самого её сердца.
   -Но так нечестно!! - возмутился её брат. Если Владыки оживили девушку, то с таким же успехом могли оживить и остальных.
   -Жива, - подтвердила Яа-а, - как и все остальные ваши жертвы. Горожане даже не заметили их недолгого отсутствия, оно и к лучшему. Десяток колдунов, из тех что во множестве без дела шатаются по городу, разметали бы ваш отряд в мгновение ока... и историки бы потом высокопарно говорили "и так началась новая династическая война Настоящих Котов, в которой ряды Даро значительно поредели, а Дерни были вырезаны на корню". Да и ещё сколько династий присоединилось бы так сказать, в процессе? Оно нам надо?
   -Но если они живы, то закон Табо не имеет силы!! - гневно вскричала девушка, резко вскочив на ноги.
   Летти-каа содрогнулся, вдруг представив себе, что придётся вернуться под тёплое крылышко Эйко-заа. Это пусть они мечтают о возвращении, сам мальчик согласен был закрыть глаза даже на нарушение древнейшего и священнейшего из законов их королевства.
   -Они умерли, и даже нам не под силу полностью их исцелить, - устало пояснил Мейн. - Мы дали им новую жизнь, взамен отнятой, но теперь каждый из тех трёх, живёт, сознавая собственную смерть. Это очень больно, это сводит с ума, мы знаем по себе. Согласитесь, их страдания требуют искупления.
   Летти-каа облегчённо перевёл дух. Он всё ещё неподвластен Эйко-заа.
   Принц Дерни не желал успокаиваться, но получил от сестры подзатыльник и промолчал.
   -Зачем же тогда вы вернули их? - настойчиво поинтересовалась она.
   Было в её вопросе что-то личное, потаённое.
   -Лучше такая жертва, чем большая, - туманно пояснила Мина.
   -И кто знает, возможно они научатся с этим жить, как в своё время научились мы, - рассудительно добавил Мейн.
   Яа-а открыто рассмеялась, блеснув жемчужными зубами.
   -Шли бы вы, такие разумные... - неприлично фыркнув, посоветовала она, и добавила, - по своим делам!
   В тот же миг Летти-каа очутился наедине со смешливой Владычицей. Он оглянулся, но как остальных выменянных, так и Владык пропал и след.
   -Где они? - вырвался удивлённый возглас.
   -В городе. Если они ещё задержаться в пределах Дома На Холме, то потом не смогут его покинуть, - объяснила Владычица. - Они и так пробыли здесь слишком долго.
   -А я? - осторожно поинтересовался Летти-каа, наконец, рискнув прямо взглянуть на свою теперешнюю госпожу.
   -У тебя свой путь, - в руках женщина держала прямой меч с костяной рукоятью, и кровавые руны горели на чистом лезвии. Она с улыбкой протягивала этот проклятый меч ЕМУ. Мальчик в ужасе отшатнулся.
   И ему наконец-то стало... нет, не страшно, но неуютно и холодно. Словно Вечность обратила на него внимание.
   -Я не хочу!
   -Хранитель не может отказаться от выпавшей ему чести, - строго возразила Владычица. - И пока сам меч не отречется от тебя, ничьи другие руки я не посчитаю достойными Яростного клинка.
   Летти-каа, протестуя, замотал головой.
   -Это зло!
   -Это просто сила. Как она выйдет в этот мир, зависит лишь от человека, владеющего клинком. Меч одинаково подчинялся приказам героев и злодеев. Сейчас Яростный повинуется только тебе, - она сама вложила меч в руки мальчика, - ты же не обманешь его ожиданий?
   -Я... попытаюсь, - честно пообещал Летти-каа. И мысленно поклялся в том самой страшной клятвой.
   Сохраняя спокойствие, он нацепил перевязь, подаренную Владычицей, и не без внутреннего содрогания вложил меч в ножны. Если для того, чтобы остаться здесь, ему придётся опять носить меч героя, то стоит хотя бы попытаться.
   Владычица придирчиво осмотрела его, и вроде бы осталась довольна осмотром. На веранде проявились Мейн с Миной, загадочно улыбаясь с видом тайных заговорщиков. Они обменялись с Яа-а долгими взглядами и вновь растворились в свежем утреннем воздухе.
   -А теперь, я полагаю, тебе стоит извлечь своего маленького друга из кустов, в которых он благополучно заснул, и начать обживаться на новом месте. Густых лесов с дремучими чащами у нас нет, но единороги могут освободить для вас кусок сада. Или, если пожелаешь, обратись к Циклопу, расселением новичков ведает он.
   И Летти-каа остался один.
   Он постоял, привыкая к новому чувству свободы от страха. Ищуще оглянулся. Владычица сказала в кустах, но в которых? Сад казался мальчику более диким и разросшимся, чем его родной лес.
   -Берри-каа? - он сложил ладошки рупором, и позвал погромче, - Берри-каа!!
   В ответ раздалось звонкое ржание, сплетающееся с весёлым смехом, и на прогалину перед Домом выметнулся вороной красавец, гигантским прыжком перемахнув цветущие яблоневые деревья. Нет, не конь, как в первый момент показалось Летти-каа, а единорог, рассыпающий вокруг себя тающие искры. Чем-то этот огнедышащий зверь показался ему знаком. Если вспомнить, как его глянцевый чёрный бок осветился изнутри багровым огнём, а в глазах на миг вспыхнуло пламя, то единорог напомнил мальчику Вулкана, коня, на котором ему так и не довелось прокатиться, или другого Вулкана, привратника Дома На Холме.
   На его спине примостилась смеющаяся девушка, в которой мальчик с трудом узнал Медею. Узнал по тоскливой тени, приютившейся в уголках глаз.
   -Что за шум, а драки нету? - поинтересовалась она.
   -Вы моего друга в кустах не видели? - неловко переминаясь, спросил Летти-каа, - он хоббит... невидимый.
   -Ну если невидимый, - рассудительно пророкотал единорог, - тогда не видели.
   -Если увидим, скажем, - пообещала Медея.
   -Или у Высших спроси, они всё знают, - посоветовал Вулкан, неопределённо махнув в сторону рогом, - там они, отдыхают...
   И взбив копытами воздух, взлетел в высь, распуская орлиные крылья, и уже птицей затерялся в голубом небе. Только звонкий девичий смех рассыпался по земле.
   Летти-каа вздохнул. А они знают, что именно он, Летти-каа, на своём хвосте привёл короля Дерни в этот Дом? Наверное, знают, здесь все такие умные, как на подбор.
   И вздохнув ещё раз, про запас, отправился на поиски Берри-каа. Или Высших, тут уж как повезёт.
  

* * * * * * *

  
   Берри-каа проснулся, смутно ощущая непонятное волнение. Он открыл глаза, первым делом проверив бронзовый ключ, зажатый в ладони. С колечком в форме листа дуба - он уже вспомнил это дерево. Потом оглянулся, недоумевая, как смог он заснуть, когда его другу грозит смертельная опасность.
   Рядом разговаривали.
   -Невидимого? - переспросил кто-то, шумно фыркнув, - нет, невидимого не видели.
   -Впрочем, один действительно дрыхнет неподалёку. Может это твой друг, других хоббитов в Доме нет, - добавил второй голос.
   Берри-каа осторожно, так тихо, как только мог, раздвинул ветки. Перед ним, на круглой ухоженной полянке, лежала рогатая лошадь, и даже не одна, а две - серебряная и золотая. Единороги, вспомнил хоббит. Сегодня ему так легко всё вспоминалось, что временами начинало казаться, что вот-вот всплывет и память о прошлой жизни. Рядом с ними стоял Летти-каа - единственный человек, кого хоббит никогда не забывал.
   Он показался Берри-каа растерянным, усталым, и... свободным.
   -Мой был невидимый, - с сомнением протянул мальчик, - но спасибо, я обязательно проверю. До свидания Солнечный... Звёздный, - он по очереди поклонился единорогам.
   Высшие одобрительно переглянулись.
   К этому времени хоббит, удивлённый и даже испуганный, наконец, пришёл в себя.
   -Летти-каа? - хриплым шёпотом позвал хоббит, и мальчик радостно вскинулся, оглянулся. Берри-каа поспешно вскочил, стягивая проклятую корону, шагнул на полянку.
   Летти-каа увидел его и, расплывшись в счастливой улыбке, бросился навстречу. Хоббит приглашающе протянул руки, мальчик кувыркнулся в воздухе, очертания его тела расплылись, сжались, и на руки хоббиту с громким мурчанием вспрыгнул рыже-белый пятнистый котёнок.
   -Мал мала меньше, - заметила Яа-а, присев рядом с Солнечным на траву, - дети. Проклятые дети.
   Хоббит с котёнком на плече бесшумно проскользнул через раскидистые кусты сирени, направляясь к Дому. Летти-каа, неожиданно даже для самого себя, решил, что хватит с них бездомной жизни.
   -Почему ты так говоришь? - удивился Звёздный, - мальчику четырнадцать, почти пятнадцать. А хоббиту и того больше, сорок.
   -Из них он более или менее помнит последние пять лет. А Летти-каа, как бы не пытался казаться взрослым, всё ещё несмышлёный котёнок. Они оба отчаянно нуждаются в старшем товарище и старательно пытаются соответствовать ожиданиям друг друга, - хозяйка облокотилась о тёплый бок золотого единорога, - из их дружбы может получиться интересный результат. Посмотрим.
   Рыжий комочек, примостившийся на плече Берри-каа, мелькнул в просвете между деревьями.
   -Проклятые дети, - задумчиво повторил Солнечный. - Мы могли бы снять проклятье...
   -Которое, братец? - ехидно уточнил Звёздный. - Проклятье золотой побрякушки, или стальной дрыны?
   Единорог глубоко задумался, его очертания начали расплываться в тёплом свечении.
   -Проклятье власти или проклятье силы? По-моему, брат, это одно и то же проклятье.
   -Золотые слова, свет ты мой, - согласилась Владычица, - но мы не будем им помогать. Справятся сами - хорошо, а не справятся, ну и ладно. Наше вмешательство и так уже предотвратило полдюжины кровопролитных войн.
   -По крайней мере, мы дали им шанс спокойно открыть собственное могущество, не подгоняя страхом или ожесточением.
   Солнечный встал, встряхнулся, длинные пряди его гривы сплетались с солнечными лучами.
   -Проклятые могущественные дети, - грустно заметил он, и Звёздный согласно заржал.
   Владычица пожала плечами.
   -Могущество всегда оборачивается проклятьем, - она сорвала шляпу с чёрным пером, печальное напоминание о собственном могуществе, отбросила в сторону, - пробежимся?
   -Наперегонки! - обрадовался Солнечный единорог. Он окончательно потерял плотность и материальность, сияя собственным светом и полыхая опаляющим жаром полуденного солнца.
  

* * * * * * *

  
   На пороге Дома Летти-каа оглянулся напоследок, но не увидел ни границы, приведшей его сюда, ни даже города, окружавшего Дом На Холме. Буйно разросшийся сад Владык сползал с холма к реке, а за ней расстилалось необъятное поле. Тёрпкий запах трав прорывался досюда, кружа голову ощущением свободы.
   -Опять магия, - устало заметил Берри-каа. Но на этот раз в его голосе не было ненависти.
   -Здесь везде магия, - гораздо терпимей, чем обычно, согласился Летти-каа. Он прищурился, вглядываясь вдаль. Показалось или нет, но он заметил сияющую молнию, рассекшую на миг сад, реку и дикое поле.
   Дверь, которую на этот раз не составило большого труда отыскать, отворилась, вызвенев веселый мотивчик, и дверной проход заняла необъятная масса Циклопа. Он снял свою повязку, и его третий глаз, горевший во лбу ярко-синей звездой, насквозь просверлил опешивших гостей.
   -Так вы будете заходить, или нет? - обижено взревел великан. - Обед стынет!
   Летти-каа, с перепугу схватившийся за рукоять волшебного меча, вдруг вспомнил, что он ничего не ел уже целый день, или два, и потяжелевший Яростный выскользнул из руки, с облегчением вернувшись в ножны.
   -Будем, - удивляясь собственной храбрости, ответил мальчик, - и обедать тоже будем!
   -Ишь ты! - посторонившись, удивился Циклоп, - ну пошли домой.
   Домой, мысленно повторил Летти-каа, и удивился лёгкости этого слова. Он шёл домой.
   16
  
  
   17
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"