Цель Александра Борисовна: другие произведения.

Право сильного

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 6.37*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Иногда говорят - "Кто сильный, тот и прав" и ещё "Сила есть, ума не надо". Планета Радужа, бывшая военная колония. Общество, где сила решает всё. Очень странное и жестокое, на взгляд цивилизованного человека, но притягательное своей ясностью... и человечностью.


   Автор: Александра Цель
   Начат: 10 марта 2004 г.
   Закончен: 26 марта 2004 г. 7 часов 15 минут.
  
   В цикле "Радужа":
   Право сильного.
   Обязанность слабого.
   Сила слабого.
   Право слабого.
   Обязанность сильного.
   Слабость сильного.
  
  
  

Право сильного.

  
  
   Серебров не наслаждался прогулкой. Хотя сегодня обязательный, обыденный деловой выход приятно скрашивало ласковое тепло поздней весны, солнечная погода и ленивый освежающий ветерок. Высокая фигура сильного привычно излучала властность и вечную угрозу, к которой невозможно привыкнуть, только смириться с её присутствием... Серебров шествовал словно в коридоре, образованном живыми стенами, сопровождаемый опасливыми, робкими взглядами. Многие хотели бы оказаться на его месте. Ну что ж, они могли попытаться! Осознание того, что он может быть убит в любой миг, только добавляло остроты этому и без того великолепному дню.
   Жизнь была прекрасна, или должна была быть таковой. Должна... но Сереброва мучило непонятное тоскливое чувство. Скука? Пожалуй... Опасное чувство, заставляющее тебя в последний момент пропустить смертельный удар. И он заинтересованно оглядывался, в поисках чего-нибудь интересного. Именно скука привлекла его внимание к толпе вокруг Круга Вызова.
   Сильный, доказывающий своё право в круге, казалось бы, что тут удивительного? День, когда никто не входил в круг, можно было смело заносить в разряд небывалых чудес. На памяти живых такого не случалось. Но толпившиеся вокруг выложенного серым камнем круга люди выглядели непривычно ошеломлёнными и тихими. Пробившись через толпу, сильный тоже ощутил некоторое недоумение. Уж слишком неравны оказались противники. Бой шёл между босоногим, бедно одетым подростком и невысоким золотым красавчиком. Буквально золотым, не только украшения, но и его одежда была украшена золотым шитьём, и даже лицо покрывал ровный слой золотой краски.
   Нет, Серебров не удивился, узнав Луноликого. Они иногда встречались в этом районе в середине дня. Более того, их деловые интересы часто пересекались, как и их пути. Так что Серебров знал Луноликого получше других сильных.
   Что изумляло, так это противник Луноликого. Совсем мальчишка. Он даже не защищался, слепо бросаясь в атаку и раз за разом отлетая под ленивыми ударами сильного.
   Разве это противник? Что он может в круге?.. ну, кроме как мучительно умереть... Какой смысл вообще вызывать его в круг? Честнее и проще было бы просто свернуть шею этому цыплёнку.
   -С каких это пор сильные начали вызывать в круг детей? - вырвалось у Сереброва.
   Услышав голос равного Луноликий вскинулся, падавшие на опущенное лицо золотые локоны перетекли на спину.
   -Ты защищаешь его? - удивился сильный.
   Серебров глянул на кашляющего кровью мальчишку.
   -Эх, чего только спьяну в голову не взбредёт! - воскликнул он, расплываясь в дурацкой улыбке.
   На самом деле ему хотелось плюнуть и уйти прочь. Своей мелюзги с избытком. Но вмешавшись, пусть и случайно, в чужой бой, так просто уйти он уже не мог. Это роняло его достоинство и честь сильного. К тому же, кто-то мог счесть, что он испугался драться с этим... красавчиком...
   -Мне... не нужна... защита... - прохрипел мальчик, пытаясь встать.
   Луноликий дождался, пока он поднимется на четвереньки, и небрежно поддел носком над коленом, так что его неумелый малолетний противник упал на собственные руки, ничком.
   -Нет, ты видел? - насмешливо сказал сильный, изящным взмахом руки указывая на затихшего мальчишку. - Он ещё способен на широкие жесты.
   -Тем интересней, - уверил его Серебров. - Итак?
   Все движения Луноликого были совершенны. Когда он, чуть склонив голову, задумчиво посмотрел на своего противника, с него можно было статую ваять. Называется "А оно мне надо?!". Серебров усмехнулся. В городе поговаривали, что Луноликий считал себя женщиной. Ещё говорили, что до того, как стать Сильным-В-Городе, он жил в гареме, и не в качестве его владельца. Но все эти и многие другие слухи даже сам Серебров не решился бы озвучить Луноликому в лицо. Красавчик славился как мастер истинно красивой смерти.
   Толпа зрителей с напряжением внимала беседе сильных.
   -Пожалуй, день затягивается, - Луноликий очаровательно улыбнулся, поправил выбившийся из причёски локон. Наверняка его слабые выбивались из сил, наверчивая всё это золотое великолепие.
   -Неужели ты удовлетворён? - Серебров насмешливо приподнял бровь.
   -Позволь тебя уверить, что если бы не Сговор... - Луноликий протянул это слово как конфету.
   Сговор. Конечно. Ничто так не охлаждает сильного, как предстоящий бой с равным.
   -И? - Сереброву сделалось интересно, с кем предстоит встретиться красавчику.
   Луноликий только улыбнулся.
   Серебров чуть присвистнул. Тайный Сговор! Достойно уважения. Сколько сильных бесследно исчезли после таких встреч, сколько домов было разграблено...
   Мальчишка застонал. Сильные с доброжелательным безразличием посмотрели на предмет их спора. Переглянулись. Потом Луноликий склонил голову, не опуская, впрочем взгляда.
   -Не окажете ли мне честь, сильный, заменив меня в этом круге.
   -С превеликим удовольствием! - Серебров кивнул резко, совершенно не заботясь, чтобы видеть Луноликого. Его мастерство не требовало зрения в той степени, как мастерство Луноликого. Он больше полагался на слух.
   Они шагнули друг другу навстречу, переступив линию круга в столь тесной близости, что разлетевшиеся полы охристого шелкового плаща мазнули по темно-синей замше штанов.
   Луноликий удалился противосолнца, что одновременно означало и доверие и пренебрежение сильного. Серебров усмехнулся. Красавчик умел играть на публику.
   Сильный подошёл к отвоёванному мальчишке. По всем правилам дуэли он мог и продолжить бой... и не продолжить. Учитывая, что он ввязался в чужой поединок и вошёл в круг Луноликого по той пустяковой причине, что не смог предоставить мальчика его смерти, продолжать бой казалось, по меньшей мере, глупым. Это понимал не только он. Зрители начали расходиться.
  
  
   Мальчишка пришёл в себя, хотя и нельзя было сказать, что он отдаёт себе отчёт в происходящем. Сильный наклонился, ухватил его обеими руками за шиворот и, подняв, приблизил лицом к лицу. Смазливая мордашка, не испорченная ни одним ударом. Луноликий считал ниже своего достоинства уродовать свои жертвы. А кровь из носа и изо рта... ну, внутри человека много крови, вот и выливается, лишняя видать. То, что мальчишка не собирался немедленно повстречаться со смертью, было видно невооружённым взглядом. Луноликий был аккуратен, нанося удары едва ли вчверть силы, оттягивая смерть противника.
   -Ты проиграл бой в круге, - без долгих разговоров, заявил Серебров.
   Мальчишка плюнул в него кровью. Чего он хотел этим добиться, не запугать же, в самом деле? Серебров стремительно отклонился, и плевок лишь чуть задел серебряные волосы. Ничего, кровь с этих волос ему приходилось отмывать чуть ли не каждый день, и чаще всего именно чужую.
   -И? - ему стало любопытно. Не так много людей способны нарочно злить сильного. Жизнь становилась всё интересней. Что ещё этот пострел выдумает?
   Следующий ход Сереброва даже удивил. Он был удивлён настолько, что когда в руке мальчишки возник короткий узкий нож, не стал отбивать удар. Всё равно ни в какие важные органы из такого положения мальчишка попасть не мог.
   -Ты умрёшь! Лезвие отравлено! - судя по всему, мальчик собирался издевательски расхохотаться ему в лицо, но выдавил из себя один единственный судорожный хек.
   Серебров тоже едва не расхохотался. Продолжая удерживать мальчишку на весу левой рукой, он выдернул нож из раны и принюхался. Лезвие действительно было чем-то смазано... чем-то... Вываренная секреция жабы-цветка и коллоид, для сохранения яда в рабочем состоянии, определил Серебров. Ничего особенного.
   -Слабо, очень слабо, - проговорил Серебров, - ты знаешь, что бывает со слабыми?
   -Я не хочу!! - мальчишка с ужасом смотрел на собственный окровавленный нож в руке сильного.
   -А кого интересует твоё мнение? - изумился Серебров и, оглянувшись, крикнул в толпу, повысив голос. - Я заявляю право сильного! Эй, возражения есть?! - Толпа безмолвствовала. - Нет?! Я почему-то так и думал...
   Он сунул нож в нагрудный карман, и ласково улыбнулся мальчику в лицо.
   -Я забираю тебя по праву сильного, доказанному в круге.
   Мальчишка потерял сознание. Нельзя сказать, что это действительно огорчило сильного. Всё-равно сейчас этот слабый полностью оправдывал своё звание. Идти он смог бы только ползком, да и то недолго.
   -Ты и ты, - палец Сереброва указал на двух мужчин покрепче, - помогите моему слабому дойти до дома.
   Возражений не последовало. Люди подхватили мальчишку на странный, но по-своему логичный манер. Один перебросил руки мальчика через плечо, схватив за запястья, второй зажал его ноги под мышкой, и оба бодро потрусили к дому сильного. В этой части города все знали, где живёт Серебров. Впрочем, дома сильных знали все горожане.
   Сам сильный шёл сзади, прислушиваясь к своему телу. Тело считало, что заживлять ножевую рану, да ещё и яд нейтрализовать, надо бы дома, в тепле, уюте, приняв ванну и вытянувшись на ковре... Собственно, Серебров был согласен с телом. Просто вот до этого дома надо ещё дойти, а что будет за следующим углом? Вдруг там его ждёт вызов в круг? Нет, сильный не имеет права расслабляться...
  
  
   Ворота дома гостеприимно распахнулись перед хозяином. В воротах, перегнувшись в поясном поклоне, стоял домосмотритель Лино. Старик достался Сереброву от учителя, и служил верой и правдой всё то время, которое тот был сильным. Многие втихаря посмеивались над сильным, который принял под свою защиту старика, но, как никто не заговорил бы с Луноликим о его манерах, так никто не собирался вслух осуждать странную привычку Сереброва подбирать беспомощных стариков... и детей.
   Мужчины сгрузили мальчишку прямо посреди двора, и неуверенно переминались с ноги на ногу, одинаково опасаясь и уйти без награды и просить о ней.
   -Разделите моё угощение, - Серебров свистнул и из дома тут же кубарем выкатился юноша, наряженный в нелепый костюм из ало-жёлто-зелёных лоскутов.
   Шут встал. Обтягивающая одежда лучше всего подчеркнула его нелепую фигуру. Тонкие и длинные руки и ноги, выпуклый круглый живот, впалая грудь и сутулые плечи, длинная шея и худое скуластое лицо. Если в нём и было что-то симпатичное, так это огромные внимательные глаза, тёмно-синие, почти чёрные, и длинные чёрные волнистые волосы.
   -Составь нашим гостям компанию, - приказал Серебров, и добавил тихо, - узнай всё об этом мальчишке.
   Шут поклонился, и тут же подхватил гостей под руки, увлекая их в сторону трапезной.
   Серебров повернулся к Лино. Недобровольные помощники сильного больше не интересовали. Старик, присев на корточки, по-быстрому осматривал так и не пришедшего в сознание мальчишку. Ему хватило одного взгляда, чтобы понять, что Серебров не имел отношения к нанесённым мальчику побоям. Уж руку своего сильного он всегда мог узнать.
   -Что мы должны сделать с ним? - спросил домосмотритель.
   -Ты держал когда-нибудь ядовитых змей? - вместо ответа спросил Серебров. И когда Лино отрицательно покачал головой, весело рассмеялся, - тогда можешь считать, что я завёл себе одну! И она действительно ядовита...
   Старик пожал плечами. Вечно его господину взбредёт в голову что-нибудь новенькое и непременно опасное. Как будто уже существующих опасностей, всегда сопутствующих жизни сильного, было недостаточно.
   -Мужикам этим выдашь по паре монет. Можешь тоже их расспросить, - по сути, Серебров и прихватил этих двоих, чтобы побольше узнать о новичке, и как мальчишка оказался в круге с Луноликим. Да ещё чтобы самому не рассказывать слабым, как его угораздило приволочь это несчастие домой.
  
  
   Спустя некоторое время Серебров нежился в ванне, выслушивая совместный доклад Шута и домосмотрителя.
   -Значит, мальчик сам кинулся под ноги Луноликому? - переспросил он.
   -И оскорбил его, назвав розовощёкой куклой, - кивнул Шут. Луноликий изводил уйму золота, чтобы лицо его вечно отливало жёлтым металлом. Мальчишка очень точно выбрал слова, после которых сильному оставалось только убить наглеца.
   Серебров почесал бок. Нанесённая отравленным ножом рана заживала и страшно чесалась. Он посмотрел на розовую кожицу, затянувшую свежий порез, и вспомнил, с каким ужасом мальчишка смотрел на кровь. Интересно, увернись сильный от удара, он испугался бы больше или меньше?
   Он задумался. Мальчишка сам спровоцировал Луноликого, это не вызывало сомнений. Зачем? Или это новый способ самоубийства? Разозлить сильного, не самая лёгкая смерть...
   Слабые, почувствовав свою ненужность, тихо удалились. Серебров закончив омовение в одиночестве, прошёл в спальню. На столике лежало его оружие, извлечённое из потайных кармашков, прежде чем его сегодняшний костюм отправился в стирку-починку. Нож, отобранный у мальчишки, тоже был тут. По-прежнему в крови и яд ещё на лезвии остался...
   Серебров разглядывал нож. Да, для него любой яд - мелочь. Пустяк. А для Луноликого? Он не знал красавчика с этой стороны. Но из сильных мало кто имел подобную устойчивость к ядам.
   Что же получается? Слабый с ножом? Хорошая, кстати сталь, чужая работа, в городе такой не найдёшь... А яд совсем слабый. От него и люди не всегда умирают... Разве что язвы по всему телу пойдут... Серебров додумал эту мысль до конца и сложился пополам от хохота. Для красавчика это хуже смерти!!
   Но тогда... Тогда, скорее всего, яд предназначался именно Луноликому... И если это правда... Неужели красавчик оставил после себя живого врага?! Как же он так оплошал...
   Напрашивались разные выводы. Но проверить их была всего одна возможность. Допросить мальчишку. Если он что-то знает. А если он что-то знает? Тогда второй по важности вопрос, как это у него спросить? Точнее, как бы мальчишка дожил до того момента, когда его можно будет спрашивать.
   Сильный щёлкнул пальцами и возле ложа тут же возникла Нимиа. Красавица Нимиа, за которую ему приходилось драться не реже чем каждую вторую горсть дней. Женщина выжидательно смотрела на него.
   -Передай Лино, что новичок может попытаться убить себя. Пусть примет меры.
   Он не стал добавлять, что если Лино оплошает, то разделит смерть мальчика, или ещё что-нибудь в этом роде. Серебров никогда не угрожал. Его право сильного не нуждалось в пустых словах. Да и неизвестность пугала слабых больше, чем любые угрозы. Не потому что Серебров был жесток со своими слабыми. Нет, даже ярость свою бешеную сильный предпочитал вымещать в кругу. Но он действительно мог быть жестоким, равнодушно жестоким, и все это знали. Как иные сильные славились припадками бешенства, Серебров был известен своей способностью причинять боль, даже убивать, не испытывая никаких чувств, из одной холодной необходимости.
  
  
   После завтрака Серебров, наконец, решил познакомиться со своим новым приобретением поближе. Лино проводил его в комнату, где держали мальчика. Домосмотритель к предупреждению сильного отнёсся со всей серьёзностью. Поэтому после того как мальчика отмыли, смазали синяки и переодели в чистое, его надёжно связали и приставили в охрану двух человек. Возможно, Лино перестраховывался, но ведь речь шла о его жизни!
   Мальчишка переносил и путы и стражей со стоическим спокойствием. Только в глубине расширившихся зрачков жила тревога. Когда Серебров вошёл в комнату, тревога переросла в ужас. Это даже казалось странным, поскольку мало кто из сильных притеснял своих слабых. Ничейных, тех всегда пожалуйста! Своих обычно берегли. Или мальчику было чего бояться?.. в чём-то этот слабый тяжко провинился, раз имел все основания опасаться гнева своего сильного...
   Охрана и Лино удалились, не дожидаясь приказа. Слабые в этом доме были выдрессированы отменно!
   Сильный сел рядом с мальчишкой прямо на пол, ничуть не смущаясь отсутствия ковров и подушек. Сильный, который не может упасть в грязь, погибает после первого же дождя.
   Он позволил тишине между ними затянуться.
   -И за что ты хотел отомстить Луноликому? - напрямик спросил Серебров.
   Мальчик невольно дёрнулся. Едва заметно, чуть-чуть. Сильному этого хватило. Значит, предположив месть, он не ошибся. Именная, очень специфическая и изощрённая месть. Серебров усмехнулся, ничем не выразив, впрочем, своих чувств. Иногда очень полезно уметь думать, сопоставлять. Многие сильные считали ниже своего достоинства разбираться в мелочах. Обычно, они не доживали до следующего дождя. Выживали, как правило, самые хитрые из сильных.
   -Рассказывай, - приказал Серебров.
   Мальчишка завсхлипывал, и давясь слезами и соплями поведал печальную историю о мальчике, которого никто не любит, и каждый сильный норовит обидеть лишний раз. Серебров выслушал эту сказку спокойно, с вежливым вниманием на лице. Слёзы были настоящие, история - нет.
   -А теперь рассказывай правду, - тем же ровным, холодным, скучающим тоном приказал сильный.
   -Я и сказал правду! - обиделся мальчик.
   Серебров протянул руку и прямыми пальцами небрежно ударил собеседника в грудь. Мальчишка на мгновение задохнулся от боли.
   -Никогда не лги мне, - сказал сильный.
   Можно было бы ожидать, что вот сейчас и немедленно начнётся ещё одна история, может быть даже не такая сказочная как первая. Серебров был готов к долгому выуживанию золотых крупиц информации. Но действительность превзошла все его ожидания. Мальчишка действительно попался неправильный. Любой слабый, тем более после наказания, изо-всех сил стремился бы не попасться под руку сильному ещё раз. Этот решил гордо отмолчаться.
   Безумие Серебров даже уважал. Иногда.
   Не сегодня.
   -Ты расскажешь всё сейчас, или потом, - предупредил он мальчика, - но потом будет гораздо хуже.
   -Я ничего не скажу! - в глазах мальчишки горела решимость выдержать любые пытки. Вот только, как небезосновательно подозревал Серебров, о пытках мальчишка имел самое отдалённое представление.
   -Расскажешь...
   Серебров сел ему на бёдра, чтобы не дёргался, и начал распутывать верёвки, связывающие руки мальчишки. Действия его пугали слабого, но тот мужественно пытался страха своего не показывать. Но чем дальше, тем труднее давалось ему это показное спокойствие. А сильный нарочно не торопился, старательно распутывая каждый узелочек, каждую верёвочную петельку.
   Когда он, наконец, закончил сматывать верёвку в клубок, мальчишку уже трясло. Сильный прижал левую руку мальчишки коленом к полу, ладонь правой почти нежно размял пальцами...
   Серебров не стал его предупреждать, задавать наводящие вопросы. Зачем? Он всё своё уже высказал. А если мальчишка захочет прекратить пытку, то ему стоит только сказать. Поэтому без лишних слов сильный просто сделал мальчику больно.
   Очень больно.
  
  
   Крик перешёл в сдавленный тихий сип, когда у мальчишки кончился воздух в лёгких, но в выпученных глазах, распахнутом рте, напряжённо прогнувшемся теле, болезненный вопль всё длился и длился.
   Серебров успокоил возбуждённые рецепторы. Его умение причинять боль в кругу было бесполезно и даже ненужно. Никакой противник не станет ждать, пока его мнут и тискают. Но в повседневной жизни навыки палача иногда приходились весьма кстати.
   Мальчишка глотал воздух, щёлкая зубами, точно воздух был твёрдой субстанцией, кою требовалось откусывать. Серебров дождался, пока его взгляд прояснится, помедлил ещё чуть-чуть. Горячего желания исповедаться мальчишка не проявил.
   Во второй раз сильный немного затянул приступ боли. Вообще-то, так можно было и убить. Заметив, что из глаз мальчишки текут слёзы, Серебров унял боль.
   -Не надо... не надо больше... я всё скажу... - вышептал мальчик, когда смог говорить.
   Сереброву даже стало немного жаль, что всё так быстро кончилось. Мальчишка держался довольно уверенно, сильный ожидал, что тот выдержит три, а то и четыре сеанса. С другой стороны, он же полагал, что пытать упрямца и вовсе не понадобится.
   История мальчика оказалась действительно интересной. Во-первых, он был не местный, не городской. Его звали Немир Ра, сын Фамира. Торговец Фамир совершил непростительную ошибку. Он приехал в город, не заручившись поддержкой ни одного из сильных. За что и поплатился буквально на третий день. Кто из сильных убил отца, мальчик не знал. Но пока он рыдал над телом, ещё трое сильных поделили их караван. Серебров, впрочем, знал и кто торговца убил, и кто караван разграбил, но мальчика просвещать не стал. Зачем? Слабых не посвящают в дела сильных.
   "Во-вторых" в истории Немира оказалось гораздо интересней чем "во-первых". Через полную горсть дней одиноких блужданий по городу мальчишку приютили добрые люди. Они и рассказали ему, что священная миссия всех обиженных месть, даже если цена мести - смерть. Нож у мальчишки был свой, ядом его снабдили, и на Луноликого вывели. Сказали, что это тот самый убийца.
   Было у мальчика и в-третьих, а именно, откуда такие идеалисты берутся, и он даже кое-что сказал, так что у сильного создалось впечатление, что торговец прибыл из очень далёкого далёка. Это тоже было интересно, но не важно, поскольку к вопросам выживания в городе не имело непосредственного отношения, и могло быть отложено до лучших времён.
  
  
   Оставив мальчика на попечение Лино и остальных, Серебров занялся делом. Для начала он потренировался перед зеркалом ходить с кислой мордой. Морда выходила неубедительная, но за неимением лучшего... Пришлось выйти в люди с тем что есть.
   Долгие блуждания по базару в конце-концов вынесли его навстречу Имио. Сильная разглядывала яблоки на прилавке торговца, рассеянно поигрывая кнутом.
   -Ты причёску сменил? - спросила она вместо приветствия.
   Это была шутка, поскольку Серебров, не утруждая себя, просто связывал шнурком свои длинные волосы в хвост. И даже не каждый день их расчёсывал.
   -Ради тебя, - сильный оскалился.
   Они обменялись поклонами, полными взаимной радости от случайной встречи. Серебров чутко следил за ленивыми волнами, выписываемые кончиком кнута в пыли. Судя по всему Имио была не в лучшем настроении... но и не в худшем.
   -Луноликого видела сегодня? - спросил он, приближаясь к ней вплотную. Сильный не хотел быть подслушанным, а о его неравнодушном отношении к Имио и так знал весь город. Оставалось гадать, как сама сильная умудрялась оставаться в неведении...
   Она покачала головой.
   -Нет.
   -Увидь, - он понизил голос, - и передай ему приглашение на Сговор в моём кругу.
   -Тайный? - она недоумевала. На Тайный Сговор приглашали лично. На любой Сговор!
   -Приглашение тоже должно остаться тайной. Но скажи, что я хочу его ткачиху, и он сам захочет её отдать.
   Недоумение в глазах сильной уступило место подозрительности. Она поняла, что Серебров знает нечто такое, что даёт ему основание думать, будто он может ставить условия Луноликому. Очень жёсткие условия!
   -И где ты отводишь место мне?
   -В кругу, или вне него, ты не останешься зрителем, - пообещал он.
   Имио кивнула, и резко отвернувшись, пошла прочь. Серебров залюбовался её стройной фигурой, выгодно подчёркнутой облегающей кожаной одеждой. Кожа немного стесняла движения, но и защищала тело лучше, чем ткань. Имио уже не первый дождь доказывала, что достойна называться сильной, и собственные вкусы в одежде ей не вредили. Да и сам Серебров, не под её ли влиянием перешёл на штаны из мягкой замши?
   Сильная молниеносно развернулась, кнут свистнул. Серебров протянул руку, позволяя тугой косе, по слухам, правдивым слухам, сплетённой из чёрных волос самой Имио, обернуться вокруг запястья. Сильная зашипела. Она предпочла бы захлестнуть его за шею. Серебров, не спуская с неё насмешливого взгляда, поцеловал кончик кнута. Имио дёрнулась, как от пощёчины, послала волну. Захлестнувшая его руку чёрная змея распустила удавку, сползла наземь.
   -Встретимся в круге, - попрощалась она.
   -Жду с нетерпением!
  
  
   Следующее дело было и проще и сложней. Плести интриги не в привычках сильных, утомительное это занятие... Но и каждодневный присмотр за обширными владениями, по сути, святая обязанность и долг каждого сильного, дело отнюдь не простое. Серебров обошёл свои мастерские, навёл страх в лавках, и удовлетворённый результатами проверки, вернулся домой.
   -Он отказывается от еды, - были первые слова Лино.
   Сильный глянул на солнце, уже клонившееся к горизонту. Значит, со вчерашнего вечера мальчишка ничего не ел. Завтрак перед допросом не полагался.
   -Воду давали?
   -Отказывается.
   Проблемный слабый. Не хватало ему в жизни проблем.
   -Сегодня больше не предлагать. Посмотрим, что он скажет завтра утром.
   Старик поклонился.
   -Передай Нимиа, что я пригласил Имио в круг. И накрой стол на троих... в садовом круге, ночь будет тёплой.
   Старик поклонился вторично, и поспешил, озабоченный сразу тысячью мелких проблем. Приказать очистить круг, в который раз убедить Нимиа, что господин не убьёт сильную Имио в круге... Распорядиться на кухне, что к ужину будут гости и надо постараться... Достать парадный костюм и удостовериться, что с последней проверки на нём не появилось никаких пятен, моль не проела дырок и ткань не пропылилась... И ещё тысяча повседневных мелочей, о которых человек посторонний и подозревать не может, но все они требуют своего внимания. О причинах, по которым сильный устраивал ужин в кругу, домосмотритель даже не стал задумываться. Не его это работа.
   Серебров до ночи благородно скрывался в своих комнатах, чтобы не нервировать слабых. А если слабые не способны сделать всё как полагается без стоящего над душой господина, то гнать таких олухов из дома!
  
  
   Первым явился Луноликий. Вопреки обыкновению он был облачён в скромный, даже неприметный наряд. Предупреждение, что Сговор действительно Тайный, он понял абсолютно правильно. Слабые, наблюдавшие за улицей, даже не заметили его приближения. Да и сам Серебров не сразу заметил красавчика, так ловко тот прятался в тенях. Да и то, сначала услышал, и лишь нарочно присмотревшись, увидел.
   -Добро пожаловать в мой круг, сильный, - приветствовал он гостя.
   Луноликий хмуро кивнул.
   -Благодарю за приглашение, сильный, - он остановился, выдержав безопасную дистанцию между ними буквально до волоска. - Итак?
   Серебров хотел позлить красавчика ожиданием, но это было не вежливо. Впрочем, отвечать ему не пришлось.
   -Сильная Имио, - Серебров поклонился очень искренне, - добро пожаловать в мой круг, сильная.
   -К делу, зачем такие предосторожности? - сильная не стала приветствовать равных. Она явно была не в духе.
   -Разделите со мной трапезу, сильные, - Серебров поклонился, в знак искренности закрывая глаза правой рукой.
   Имио и Луноликий быстро переглянулись. Их, конечно, удивило двойное приглашение на Тайный Сговор, но ужин?!
  
  
   -Наверное, у тебя много вопросов... - обратился Серебров к Луноликому, когда все трое сильных расселись на подушках вокруг столика. Ужин был сервирован в саду, в центре выложенного серым туфом круга. И бой им предстоял самый настоящий, хотя и словесный.
   -Меня интересует, каким образом ты собираешься получить мою Руа без боя, - сказал Луноликий, макая лепёшку в соус.
   -Я собираюсь оказать тебе услугу. Думаю, мои сведения стоят бесценной Руа.
   Имио ела по чуть-чуть, бросая на сотрапезников быстрые взгляды.
   -Ты предлагаешь мне самому оценить твою услугу? - Луноликий изобразил величественное удивление.
   Серые глаза Сереброва лукаво блеснули.
   -Скажи, Луноликий, много ли внимания ты обращаешь на слабых? - спросил он.
   Красавчик снисходительно улыбнулся.
   -Если это не мои слабые, то почему мне должно быть дело до них?
   -Но им до тебя дело есть. Вот это, - Серебров снял платок с блюда, - было у вчерашнего мальчишки.
   Сильный осмотрел нож, не пытаясь его взять. Никто из сильных не допустил бы такой глупой ошибки.
   -И?
   -Лезвие отравлено. Это, конечно, не моё дело, но есть ли у тебя иммунитет к яду жабы-цветка?
   Без золотой краски лицо Луноликого было больше похоже на лицо живого человека... И всё равно это была маска. Он не собирался выдавать своих секретов.
   Серебров накрыл нож платком.
   -Мальчишка не местный. Слышал историю о дураке торговце, который отказался от сильного?
   Луноликий кивнул. Имио ела молча, понимая, что она здесь вообще третий лишний. Свидетель, прикрытие, и всё что угодно, но не собеседник.
   -Это его сын. Некая группа, воспользовавшись его отчаянием, подучила мальчика напасть на тебя.
   -Предлог?
   -Естественно месть за отца! - усмехнулся Серебров.
   -Мальчик действительно не местный, - отразил его усмешку Луноликий, никогда не имевший дел с купцами, поскольку его ткани изготовлялись на заказ, для конкретного покупателя. И задумался.
   -Почему ты открываешь эту информацию нам? - спросила Имио, поскольку красавчик явно не собирался пока продолжать беседу.
   -Потому что я не знаю, насколько широко поставлено их дело... и потому что не верю, что слабые сами могли задумать убийство сильного.
   -Это случалось, - возразила сильная.
   -Если Луноликий единственная их жертва, это месть. Если нет, это заговор. Если они придумали это сами, их надо уничтожить. Если их научил кто-то из сильных, надо уничтожить его. Один я не смогу провести полноценное расследование, - Серебров развёл руками.
   Имио чуть не подавилась.
   -Сильный признаёт свою слабость?!
   -Сильный осознаёт свою ограниченность.
   Луноликий, наконец, вышел из состояния глубокой задумчивости.
   -Твоя информация стоит того, чтобы быть выслушанной, - признал он, - но Руа стоит дороже.
   Серебров задумался. В общем-то, он и сам это понимал, но надеялся запугать красавчика, и нажиться на его страхе.
   -Да, она стоит дороже, - наконец признал он, - но если Руа будет ткать для меня, Шин может шить для тебя.
   Его гости оба сдавленно охнули. Слава швеи Сереброва гремела по всему городу, хотя саму Шин никто и в глаза не видел. Опасаясь за своё сокровище, Серебров не выпускал её из дома.
   -Руа работает только в своей мастерской, - предупредил Луноликий. Глаза его жадно горели. Серебров знал, что предложить.
   -Мои художники будут приходить к ней. Но Шин работает только у себя.
   Луноликий, ради такой возможности, был готов пойти и на большие уступки. Ему понадобилась времени на два удара сердца, чтобы сломить себя.
   -Я прошу разрешения войти в твой дом, - смиренно произнёс он.
   По всем правилам, войти в дом было риском. И одно дело, если тебя приглашали - сильный точно знал, что его ожидает - вежливый приём или поединок до смерти. Прося же разрешения войти, по сути, вторгаясь на чужую территорию, никто не мог знать, не ждёт ли его внезапная смерть, ибо таково право хозяина - убить без боя. Луноликий рисковал, но побороть искушение не мог.
   -Я даю разрешение, - Серебров не собирался воспользоваться этой маленькой слабостью равного.
   Они обменялись вежливыми кивками.
   -Как насчёт меня? - спросила Имио, - что получу я?
   -Кроме возможности поохотиться всласть?
   Сильная усмехнулась.
   -Я не в том же положении, что и вы двое. Я никто в городе, и на меня не станут охотиться специально.
   Имио была из, что называется, дворовых сильных. То есть у неё не было своих слабых, она не держала мастерских и производств. Всё что у неё было, это отвоёванная в круге территория, которую она защищала от других сильных, и с которой кормилась. Территория Имио была невелика, но весьма удобна. Два трактира, в которых она жила, несколько лавок, где она одевалась, обувалась и при необходимости - лечилась. Местные слабые очень любили Имио за добродушие и неприхотливость.
   Но, действительно, по сравнению с богатствами и властью Сереброва и Луноликого, у неё ничего не было. И встревать в историю ей было не с руки...
   Серебров вздохнул.
   -Я разрешу тебе приходить и видеться с Нимиа каждый день, - пообещал он.
   Имио наверняка ожидала такого предложения, но всё равно, не сдержавшись, вздрогнула. Девушки были сёстрами. Более того - близнецами. По внешности, не по характеру. Иногда Серебров задумывался, не тайное ли увлечение сильной заставляет его держать при себе Нимиа, хотя бы так владея вожделённой женщиной? И догадывалась ли о его чувствах сама Имио, вызывавшая его в круг за сестру с упорством, достойным лучшего применения?
   -Пригласи меня, - потребовала Имио.
   Серебров покачал головой. Он не настолько сильно нуждался в её помощи.
   Сильная поджала губы. Потом решительно кивнула.
   -Ладно, я прошу твоего разрешения входить в твой дом, чтобы видеться с сестрой! Теперь доволен?
   Серебров не стал комментировать её выпад.
   -Разрешаю.
   Луноликий понимающе усмехнулся.
   -А теперь предлагаю поговорить о деле, - сказал он.
  
  
   Это утро, как и вчерашнее, Серебров начал с визита к новичку.
   Мальчишка сидел в углу, на коврике, сжавшийся в испуганный комочек. Охранников своих он старался не замечать, но забыть о них не мог. Рядом с ним стояла миска с остывшим супом - практичный Лино решил не тратить на него полный обед, раз всё равно выбрасывать. На вошедшего сильного Немир уставился с ужасом. Видно вчерашний урок даром не прошёл.
   Серебров прищурился. Вид у мальчишки был усталый, но упрямый. После допроса его не стали связывать, но следили по-прежнему. Сильный эту меру одобрил. Никакой слабый не стал бы сопротивляться сильному, забравшему его. Никакой слабый не отказался бы от еды. Поэтому, хотя никакой слабый не убил бы себя, доверять мальчишке в этом было глупо. Немир оказался слишком странным, чтобы можно было полагаться на опыт.
   -Я могу понять, чего ты добиваешься, - сказал Серебров, - но мне очень интересно, почему?
   Мальчишка зло оскалился.
   -Повторить вопрос?
   Немир спрятал руки за спину и отчаянно замотал головой. Наивный. Он ещё не знает, что болевые точки в теле человека есть повсюду, и Сереброву не обязательно брать его за руку. Подойдёт любая часть тела. Хоть нос.
   -Тогда отвечай, - доброжелательно посоветовал сильный.
   -Да потому что я предатель!! - выкрикнул мальчишка.
   Сильному стало смешно.
   -То есть предполагалось, что ты доблестно погибнешь под пытками, не выдав сообщников? Соврёшь сильному?
   Немир почувствовал насмешку и обиженно засопел.
   -Можешь продолжать в том же духе, - Серебров носком пошевелил миску с супом, - мне, в принципе, всё-равно. Пользы от тебя, прямо скажем, никакой...
   -Я вам всё рассказал... - в голосе мальчика звучал вызов. Он не мог согласиться, что его мучили просто так.
   -Ну и что? Если Луноликий не в состоянии сам вычислить своего врага, то это его проблемы. Если тебя использовали преступники, то это твои проблемы. Если я без подсказки со стороны не способен понять, что происходит в городе, то это мои проблемы. Заговоры случались и раньше, кто-то погибал, кто-то выживал, а мир стоит до сих пор. И твоё, с позволения сказать, предательство, ничего в этом мире не изменило.
   Одной уязвлённой гордостью в этом городе стало больше.
   -Ты собираешься и дальше отказываться от еды? - спросил Серебров.
   Мальчишка отвернулся.
   -Очевидно, это был ответ "да", - сильный повернулся к нему спиной и вышел из комнаты.
   Лино почтительно ожидал его в коридоре.
   -Твоё мнение? - спросил Серебров.
   -Он гордится своими муками.
   -Да, мне тоже так показалось... - несколько минут сильный прикидывал, не проще ли будет убить упрямца и не морочить себе голову. - Запри его в сундук. Убедись, что он не сможет повредить себе.
   Домосмотритель поклонился. Если он и счёл приказ излишне жестоким, то ничем этого не показал.
  
  
   Вечерняя встреча сильных уже принесла свои плоды. По крайней мере, Серебров мог так считать, поскольку никогда ещё Имио не общалась с ним так просто, без вызова и прочего. Да ещё при свидетелях, посреди базара, где рождается половина сплетен! Сильный считал это хорошим знаком.
   -Я отправила Веритини на разведку, - доложила сильная. - Он считает, что некоторые описанные слабые ему знакомы, но требуется проверка.
   -Он ничего не потребовал за участие? - уточнил Серебров.
   Сильная пожала плечами.
   -Он живёт в твоём квартале, как он может требовать? И ты его кумир, если малыш узнает, что ты предложил всем сильным прыгнуть с обрыва, он будет первым.
   Серебров усмехнулся. Это длинноногое недоразумение бывало полезным, но чаще юный сильный доставлял своему покровителю уйму хлопот.
   -Ты знаешь, что он завёл себе слабого? - спросил Серебров. Ему показалось, что небольшое лирическое отступление придётся кстати. - Нет? Подобрал на улице голодную девчонку лет десяти. Не думаю, что хоть кто-то стал бы оспаривать его право, но Веритини уже договорился с половиной сильных, что они никогда не бросят вызов за неё.
   Сильная закашлялась.
   -Что-о?! Гонец рехнулся?!!
   -Или влюбился, - Серебров пожал плечами. - Выдающихся качеств в ней я не заметил, так что никаких других объяснений у меня нет. Сама девочка Веритини боготворит... Когда он к тебе придёт, ты уж, пожалуйста, не порть мальчику жизнь...
   Сильная обиженно нахохлилась.
   -Уж совсем меня за крокодила не считай! - сказала она. Потом подозрительно уточнила, - ты и остальных сильных за Веритини просил?
   Серебров отрицательно покачал головой.
   -Всего троих. Полагаю, остальные просто не хотели мальчика обижать. Да и сама подумай, многие ли Сильные-В-Городе сравнятся с Веритини надёжностью? Кому они будут доверять свои тайные послания?
   -Когда он проносится мимо, мне иногда становится интересно, как наши предшественники обходились без гонца?
   -Ходили сами? - предположил Серебров.
   Он оглянулся на базар. День шёл своим чередом, тайные и явные его дела торопливо катились вперёд, словно по накатанной колее... И оставаясьна месте он всё больше отставал от этого неудержимого рысака.
   -Ладно, мне ещё по мастерским надо пройти. Кстати, ты видела мои новые женские платья?
   -Я не ношу платья! - отрезала Имио.
   -Жаль, я бы подарил тебе парочку... - Серебров почувствовал, что сильная закипает, и поспешил увести разговор в сторону, - а сама ты никого из заговорщиков не узнала? Или описание места их встречи?
   -Самих слабых... Как сказал Луноликий, какое мне до них дело? Я знаю только тех, кто живёт на моей территории. А вот подходящих мест я наметила аж два, и сегодня же проверю... Может пустить твоего мальчишку, пусть покажет? Чего нам попусту гадать?
   -Мальчишку... - Серебров отвёл взгляд, - не получится. Он наказан. К тому же, заговорщики пока не догадываются, что нам известно о их существовании, но если они увидят Немира, шарящегося по городу, непременно разбегутся.
   -Это верно... - Имио задумалась, - а ты?
   -Что - я? Я думаю, кому мог помешать Луноликий...
   -Ты не веришь, что это заговор слабых, - Имио пристально взглянула ему в глаза.
   -Не верю. Слишком хитро и жестоко. Этот яд... для сильного в этом нет чести, а для слабого... в этом нет смысла. Либо план придуман безумным слабым, либо в городе завёлся сильный без чести.
   Женщина задумчиво вертела в руках рукоять кнута.
   -Я бы предпочла безумца.
   -Я тоже.
   Им обоим не хотелось узнать, что кто-то из равных предал основы их мира. Только при мысли об этом возникало неприятное чувство липкой вонючей грязи.
  
  
   До вечера Серебров успел обойти полгорода. Он не только проверил все свои владения, но и связался с теми немногими сильными, которым покровительствовал. Таких, кроме гонца Веритини, было всего семеро. Не обладающие достаточной мощью, чтобы завладеть домом, или хотя бы территорией, или просто не желающие брать на себя подобную ответственность, они вынуждены были служить как обычные слабые, зарабатывая себе на жизнь. Но служба отнюдь не делала их слабыми.
   После заката трое сильных опять собрались в круге Сереброва.
   -Старик опознал троих, - Серебров, как хозяин и инициатор расследования, первым делился результатами. - Все ничейные. Ещё двоих нашёл Нищий. Сейчас за всеми пятью следят.
   -Сильные из твоего района? - уточнил Луноликий.
   -Угу...
   Серебров посмотрел на богато накрытый стол, и подумал, что с расследованием не стоит затягивать. Он не выдержит питаться так изысканно каждый день. Ему более привычна простая пища... А вот Луноликий держится так, словно для него это обычное дело. А может и так, с него станется.
   -Меня сегодня опять оскорбили, - сообщил красавчик, отставляя в сторону кубок. Каждое движение выверено, отточено, совершенно... Нет, Серебров понимал такую точность в бою, но за столом?!
   -Неужели?! - изумился Серебров.
   Луноликий развёл руками.
   -Да. Понимаю, что это звучит глупо... Опять слабый, кстати, подходит под одно из описаний, данных мальчиком. Длинный, с нервным тиком на левый глаз, плешивый.
   -Был такой, - Сереброву не было нужды освежать в памяти список заговорщиков. - И что ты сделал?
   -А как ты думаешь? Не мог же я стоять и спокойно его слушать. Сломал ему ноги и руки и бросил подыхать на улице. Если бы не твоя информация, я бы его просто убил.
   Луноликий замолчал, делая вид, что всецело поглощён едой. Серебров и Имио тоже молчали, чувствуя, что он ещё не всё сказал. Просто зная это. Потому что сами на его месте не ограничились бы простой победой.
   Наконец Луноликий тяжело вздохнул.
   -Я так и знал, что мне не дождаться от вас глупых вопросов... - печально произнёс он.
   -А что ты хотел услышать? - Серебров усмехнулся, и пропищал противным тонким голосом, - "Как ты мог упустить такой шанс?!". Такой вопрос достаточно глуп?
   -Сойдёт, - красавчик величественно кивнул, точно делал огромное одолжение. - Я просил нескольких своих подопечных следить за мной днём, именно на случай чего-нибудь подобного. Так что сейчас четверо сильных наблюдает за местом, куда отнесли раненого. Если кто-то придёт навестить болезного, за ними установят слежку.
   -Неплохо, - Серебров кивнул и посмотрел на сильную, - Имио?
   Сильная, поспешно давясь, с трудом прожевала слишком большой кусок лепёшки. Судя по косым взглядам Луноликого, её манеры приводили красавчика в ужас.
   -Веритини нашёл, где они встречаются, - сообщила Имио.
   -Послушай, он всё-таки мой подопечный, - заинтересовался Серебров, - почему он докладывается тебе?
   -Он регулярно обедает в моём трактире, если ты ещё не знал. Кстати, видела я его девочку. Ничего, симпатичная, а вырастет просто красавицей. Так что я понимаю предусмотрительность Веритини... Кхм... Да, он нашёл этот дом, и показал мне. Вынуждена тебя разочаровать, там нет ни одного сильного.
   -Нет сейчас, но мог быть раньше, - возразил Серебров, - или будет... Надеюсь, вы всех предупредили, что возможно участвует кто-то из сильных?
   -Я да, - Луноликий посмотрел на Имио.
   Та небрежно отмахнулась.
   -Не верю я в сильного!
   -Ну смотри, если Веритини напорется на сильного, и тот его убьёт, вина будет лежать исключительно на тебе, - предупредил её Серебров.
   -Да что с ним станется... - не очень убедительно засмеялась Имио.
   Но слова Сереброва заставили её призадуматься. Отвечать за смерть гонца она не хотела.
  
  
   К следующему вечеру новостей не прибавилось. От следивших за заговорщиками подопечных сильных вестей не было. Никто никуда тайком не ходил, больного никто не навещал, в подозрительный дом никто чужой не заходил. Если за заговором и стоял некий сильный, то он ничем себя не проявил. И всё же к такой угрозе следовало относиться серьёзно. Серебров и Луноликий старательно изображали из себя двух слепо-глухо-тупых, под девизом "я-ничего-не-знаю-и-знать-не-могу". Играли на публику. А вдруг и за ними кто-то следит?
   -Мне это не нравится, - жаловалась вечером Имио, - ничего не происходит!
   Серебров и Луноликий одновременно и одинаково насмешливо фыркнули. Им то как раз приходилось выжидать настолько часто, что тишина казалась закономерной. Затаившийся после двух неудач враг был им понятней и ближе. Знакомая привычка домовых сильных, затаиться между атаками. Это дворовым приходиться суетиться как та мышь, постоянно улаживая всё новые проблемы. Жизнь домов более спокойна, она катится по накатанной колее... но и поражения бывают более сокрушительны. И смертельны.
   -И нечего мне ухмыляться! - возмутилась сильная, - эти ваши домашние интриги!!
   -Политика домов, - чопорно поправил её Луноликий.
   -В задницу вашу политику! Затеяли тут пододеяльные игры, дворовым некуда приткнуться!!
   Потом она пригорюнилась.
   -А ведь нельзя сказать, что ничего не происходит... Вы слышали, сегодня Клубочка отравили?
   -Как?! - изумился Серебров, про себя подумав, что уж такую-то новость сообщать должна была отнюдь не Имио.
   Судя по лицу Луноликого, он тоже корил себя за невнимательность. Хотя из них двоих к Клубочку был ближе именно Серебров. Шерстяную ткань он покупал именно у него.
   -Никак, - ответила Имио. Она заметила, как дёрнуло остальных известие о Клубочке. Не дура, сообразила, что за этой нелепой смертью сильные почуяли нечто большее. - Он зашёл в трактир... не мой, на территории Гнуса... Взял пива. Расплатился, он всегда расплачивается. Выпил. И умер. Поднялась суматоха, слабые, сами понимаете, все сбежали. Когда Гнус прибыл на место, в трактире кроме тела находились хозяин с семьёй и прислуга. Им, понятное дело, бежать было бессмысленно. А потом выяснилось, что и пиво это никто из слуг Клубочку не подавал, и даже денег с него они не брали. И действительно не брали, медь вся старая, залапанная...
   Слушатели согласно кивнули. Клубочек славился своим странным хобби - он любил, когда деньги блестели. У него в кармане тусклой монетки не завалялось бы.
   -Убийство, - Серебров опять кивнул сам себе.
   -И опять яд... - протянул Луноликий задумчиво. Он посмотрел на подушки, потом лёг, опираясь локтём. Описал в воздухе рукой плавную волну. - Я чувствую связь... Кто в городе занимается тканью?
   -А так же нитками и всем с этим связанным, - подхватил Серебров, - Сейчас посмотрим... шерстью занимались Клубочек и Пастух... Кстати, кто получил ткачей Клубочка?
   -Пастух уже объявил, что дело у них было общее, и он готов отстаивать своё право в круге, - сообщила Имио. - Насколько мне известно, никто с ним связываться не хочет. Паук вроде будет претендовать на какую-то мастерскую... но шерсть никто не считает настолько прибыльным делом, чтобы вызывать Пастуха. У него слишком длинные руки.
   -...и тяжёлая палка, - Серебров усмехнулся, - идиоты, знали бы они, какие прибыли приносила Клубочку его ткань, их бы и Пастух не испугал.
   -А сам то?
   -А я не люблю шерсть, - и сильный расплылся в честной открытой улыбке.
   Имио прищурилась, разглядывая его физиономию.
   -Переигрываешь, - определила она. - Ладно, что ещё?
   -Паук и его нитки-ленты-верёвки-канаты. Гнедой с морским шёлком... ах да, пару месяцев назад он ещё забрал у Пугала производство хлопковых тканей. Луноликий держит парчу и бархат, золотое шитьё, - перечислял Серебров. - У меня швейные мастерские, лён и атлас. Круглый, Юс и Кот делят выделку кож и всё что из этой кожи делают... Ну, это самые крупные дома. Так называемые грубые полотна у Мискала и Нетона. Кого я забыл?
   Луноликий отмахнулся.
   -Мелочь, не стоящую упоминания. Думаю, кожевников можно исключить. Они все свихнулись на коже.
   -Мискала и Нетона я тоже бы исключил, - согласился Серебров, - им не потянуть. Либо со стороны кто...
   -Это вряд ли. Слишком специфическая область. Тут все претенденты на виду... Нет, среди молодых никого нет.
   -Что остаётся?
   -Пятеро нас осталось. Ты да я, Пастух, Паук и Гнедой. Надо же, я и не думал, как нас мало.
   -Видимо кто-то решил, что нас должно стать ещё меньше...
   Сильные обменялись многозначительными взглядами.
   -Равные, а вы друг другу то доверяете? - Имио, вроде бы всецело занятая своим виноградом, до которого была охоча как кошка до сметаны, заметила их безмолвный разговор.
   Серебров и Луноликий синхронно покачали головами.
   -Нет, - ответил Луноликий, - возможно ведь, что Серебров стоит за заговором, и этот Сговор предназначен лишь для того, чтобы усыпить мою бдительность?
   -Конечно, нет! - искренне изумился Серебров. - А вдруг он всё это затеял, чтобы выведать мои тайны?!
   Имио чуть не подавилась виноградом, от такого их согласованного недоверия.
   -Права была моя мама, когда говорила, что держать территорию занятие хлопотное, но самое простое! Как же я рада, что послушалась её мудрых советов!!
  
  
   -Как мальчик? - лениво поинтересовался Серебров, сбрасывая грязную одежду. От кафтана поднялось мутно-жёлтое облачко пыли. Сегодня ему пришлось изрядно поваляться в круге, отстаивая своё право сильного на красавицу Нимиа. Жара, пыль столбом... многие молодые искренне убеждены, что чем неудобней условия, тем вероятней победа юности над опытом. Наивность, достойная наказания. Что и было проделано. Если бы не опасения, что вызов был подстроен тем же сильным, что охотился за Луноликим, Серебров получил бы гораздо больше удовольствия.
   -Вчера отца ругал, - доложил Лино.
   Каморка, в которой закрыли Немира, была весьма хитро устроена. Специальные усилители позволяли подслушать тишайший шёпот, раздававшийся в сундуке. Внутрь же не проникал ни единый лучик света, толстые стены и специальные заглушки отсекали любые звуки. Серебров до сих пор помнил эту полную, до зелёных пятен в глазах, темноту и абсолютную, звенящую тишину. Даже в круге не удавалось ему так остро ощутить себя, свою целостность. Когда все слышимые звуки порождены тобой... собственное дыхание, малейшее движение, даже скольжение волос... Да, Серебров помнил. И любил эту боль, это наслаждение одиночества. Эту оглушительную остроту бытия, полную сосредоточенность, замкнутость Вселенной на тебя. Даже в круге, когда смерть проносится мимо, промахнувшись на волосок, так остро не ощущается трепетное биение жизни...
   -Отца? - Серебров задумался, а не стоило ли ему, не полагаясь на слабых, посидеть, послушать, в чём мальчишка винил убитого отца, и как именно он это делал. Может быть, тогда он стал бы лучше понимать новичка. - А сейчас он чем занят?
   Старик хмуро склонил голову. Да, Немир ему не нравился. Совершенно не нравился. Да, он не одобрял своего сильного, притащившего этого бесполезного слабого домой. Но наказание, отмеренное мальчику Серебровым, Лино считал незаслуженным.
   -Плачет. Маму зовёт.
   Значит, подслушать не удастся, понял Серебров. Что ж, у него полно других дел. А если ему действительно понадобиться узнать что-то от Немира, то достаточно просто спросить.
   -Круг готов к приёму гостей? - Серебров перешёл к более насущным проблемам.
   -Всё готово, - Лино поклонился. - Сильная Имио уже ожидает вас.
   По негласным правилам города, ни один сильный не может войти в чужой дом в отсутствие хозяина. Так что, не смотря на полученное разрешение приходить в круг Сереброва, Имио вынуждена была ждать его возвращения за пределами дома.
   -Где она?
   Как и большинство дворовых, сильная не отличалась такими качествами как терпение. Наверняка, она уже в бешенстве.
   -Возле главных ворот, беседует с Нимиа.
   А Серебров вернулся через малый ход, потому и не столкнулся с сёстрами. К лучшему? Или теперь Имио, с чисто женской последовательностью, обвинит его в увиливании от исполнения обязательств?
   А что, она может.
  
  
   Луноликий присоединился к ним с опозданием, но прежде чем Имио успела всерьёз рассориться с сестрой и её сильным, то есть, по сути, прибыл как раз вовремя. Он был непривычно встрёпан, скромно одет и угловато стремителен в движениях. К тайной радости Сереброва, красавчик от ночи к ночи всё больше походил на живого человека, становился понятней, родней даже. А что ты понимаешь, над тем власть имеешь. Или, в крайнем случае, уничтожить можешь. Хотя как раз понятный враг, это всего полврага, а понятный союзник, это уже полтора союзника... Словом, понимать Луноликого Сереброву было очень выгодно в любом случае.
   Больше хороших новостей не было. Только плохие.
   -В доме для встреч был оборудован тайник. Он забит тканями... очень дорогими тканями, - как только они вошли в круг, не тратя времени на приветствия, сообщил Серебров.
   Луноликий как-то зло хмыкнул.
   -Говори дальше...
   Серебров буквально отразил его ухмылку.
   -Атлас. Золотое шитьё. Парча. Шёлк. Самое лучшее, самое дорогое.
   -Ка-ак интере-есно... - пропел Луноликий. - И мои сильные доложили, что эти слабые торгуют атласом... и другими тканями тоже...
   Это был вызов. Это точно был вызов брошенный из ниоткуда в никуда... Но принимали его они двое. Они принимали этот вызов, стоя в свящённом круге.
   -Вы будете драться? - напряженно поинтересовалась Имио, на всякий случай отодвигаясь подальше от сильных.
   -Зачем? - отрешённо спросил Серебров. - Тут не драться, тут убивать надо...
   -Или не убивать... - в тон ему откликнулся Луноликий.
   Они разглядывали друг друга спокойно, почти безмятежно, но именно что почти. Нужно было обладать большим опытом, чтобы уловить ту тонкую грань, за которой начинается поединок не на жизнь, а на смерть. И они застыли на этой грани, на последнем рубеже, за которым уже нет дороги назад... которой всё равно нет, потому что каждый шаг несёт нас только вперёд, и возврата нет ни для кого, не существует обратной дороги...
   Серебров первым сделал шаг назад, отступая на безопасное расстояние полутора шагов.
   -Ты веришь или сомневаешься? - спросил Луноликий.
   -Я знаю тебя, - Серебров покачал головой, - ты не можешь действовать так грубо.
   Луноликий, сомневаясь, покачал головой.
   -Я знаю тебя... Ты способен на всё... - и прошептал, тоже отступая на шаг, - но ты бьёшь наверняка, не промахиваясь по мишени... по неподвижной мишени...
   Он был самокритичен и понимал, насколько беспечно себя вёл, подставляясь под удар слабых. Если бы его убивал Серебров... даже столь бесчестным способом... то он был бы уже мёртв.
   -Значит, драться вы не будете, - с облегчением заключила сильная.
   -Не зачем, - откликнулся Серебров, - пока.
   -Пока...
   Сильные обменялись уважительными поклонами.
   -Психи, - коротко определила Имио, - все вы дворовые с завихрениями...
   Ответом ей стал сдержанный смех от Луноликого и здоровый хохот от Сереброва.
   -А не пора ли нам перейти к ужину? - отсмеявшись, спросил Серебров, - признаться именно сегодня я голоден по настоящему.
  
  
   Но ужину на сей раз не судилось быть отведанным.
   -А что это? - Луноликий, самый зоркий из них, первым углядел нечто странное, не уместное, чужое этой ночи и тихому сонному городу.
   Словно ветер пронёсся по улице. Рыжеволосый, длинноногий, и отдалённо человекоподобный вихрь переметнулся через забор, скатился по крыше, пробежал по ветке дерева и шумно рухнул на землю перед вскочившими сильными. С разгону он налетел на Сереброва. Сильный ухватил паренька за локти, отлепляя от себя.
   -Старик мёртв, - выдохнул Веритини. Его чёрные глаза лихорадочно блестели.
   -Коротко! Кто?! - светлые глаза сильного налились кровью.
   Старик, один из старейших сильных, не вызываемый в круг уже лет десять! Самый безобидный из подопечных Сереброва...
   -Гнедой!
   -Как?! - гонец беззвучно глотал воздух, подбирая слова. Серебров, поняв его затруднение, резко мотнул головой, - рассказывай, как можешь!
   -Он зашёл в дом. Нищий послал передать весть. Гнедой меня заметил. Старик его вызвал.
   Серебров поставил паренька на ноги, заботливо пригладил короткие кудри.
   -Всё правильно, - сказал он, - ты должен был передать весть.
   Веритини опустил голову.
   -Я понимаю. Только очень противно. Сильный не должен прятаться за чужую спину.
   -Ты не прятался. Ты исполнял свой долг... А как ты узнал, что Старик мёртв? - вдруг подозрительно уточнил Серебров. Ведь не задержался же гонец посмотреть на поединок?
   -Он убил его быстрей, чем я добежал до поворота... вне круга...
   Имио охнула. Серебров и Луноликий переглянулись.
   -У него нет чести, - подвёл итог Луноликий.
   -Никакой... - пальцы Сереброва сами собой напряглись, складываясь для удара. Смертельного, беспощадного. - Кто-нибудь ещё остался следить?
   Веритини виновато покачал головой. Их всего двое оставалось на месте, вполне достаточно, чтобы присмотреть за пустым домом... и слишком мало, чтобы выследить такого опытного сильного, как Гнедой.
   -Думаешь, сбежит? - спросил Луноликий.
   -А ты на его месте?.. - ответил вопросом Серебров.
   -Дом?
   -Ловушка.
   -Значит город...
   -Не найдём. Сил не хватит.
   Имио только переводила взгляд с Сереброва на Луноликого, как они перебрасываются короткими фразочками.
   -Тогда как?
   -Нам нужна помощь.
   -Мне это не нравится.
   -Мне тоже. Но выхода нет.
   -И чего нам это будет стоить?
   -Ничего.
   -Ты уверен?
   -Всех касается, - и Серебров решительно кивнул, завершая разговор.
  
  
   -А что я буду делать? - Веритини нетерпеливо отплясывал на месте. Ему не терпелось в бой.
   Серебров ненадолго задумался.
   -Где твоя слабая?
   Гонец на мгновение замялся.
   -В другом укрытии, - он многозначительно выделил слово "другом". И было ясно, что даже своему обожаемому покровителю он этого укрытия не укажет.
   Сильный кивнул, отвечая своим мыслям. Да, единственное своё сокровище паренёк позаботился спрятать, ввязавшись в опасную игру своего покровителя. Предусмотрительно, ничего не скажешь. Конечно, сильные не опускались до такого позора, как угрожать чужим слабым... Но случалось всякое.
   -Думаешь, до этого дойдёт? - спросил Луноликий. Было видно, что он мысленно перебирает своих слабых, прикидывая, кто может попасть под удар.
   -Кто знает? У Гнедого нет чести. А ты, - он пальцем, во избежание непонимания, указал на Веритини, - пойдёшь с нами и чтобы дальше, чем на три шага, от меня не отходил.
   Гонец стиснул зубы, но смолчал. Принимая покровительство Сереброва он обязался исполнять его приказы. И это точно был приказ, хотя и унизительный для любого сильного. Приказ оставаться в безопасности.
   -К кому первому? - кратко спросил Луноликий. Он деликатно сделал вид, что не слышал слов, обращённых к Веритини. Щадил чувства равного.
   -К Пауку, - не задумываясь, ответил Серебров. - Он уступает Пастуху в мастерстве и склонен к панике. Объяснить ему в подробностях, и пусть собирает союзников, пока мы попытаемся достучаться до этого упрямого козопаса. Потом разделимся и пойдём по домам.
   -Да что вы задумали?! - возмущённо воскликнула Имио. Её злило, что она не может понять плана, хотя сильный вроде бы говорил нормальным языком, и слова употреблял все знакомые...
   Серебров оскалился.
   -Мы натравим на Гнедого всех Сильных-В-Городе...
  
  
   Мысли стремительны и трудноуловимы, слова едва поспевают за ними, ухватывая порой лишь самый кончик грандиозных измышлений. Но поступки ещё тяжелей и неповоротливей слов, и воплотить сказанное, бывает ой как не легко! Гораздо сложней, чем озвучить придуманное.
   К утру Серебров уже действительно ненавидел Гнедого. Конечно, он всемерно уважал Старика, но дело было отнюдь не в убийстве. И не усталость подогревала ненависть сильного, он мог не спать всю ночь и прекрасно себя чувствовать. Даже и не одну ночь подряд. Он мог обойти хоть весь город, а понадобится - и оббежать.
   Но договориться, пусть даже не со всеми, только с самыми влиятельными из сильных...
   Он лелеял и растил свою ненависть, всеми силами раздувал этот огонь. И делился своей яростью, заражая других, точно его ненависть была болезнью, вроде поветрия. Он ходил из дома в дом, вытаскивал негодующих сильных из их постелей, отрывал от жён и любовниц, мужей и любовников, и нещадно вдалбливал в них одну и ту же задачу. Найти и убить, найти и убить. Никакой пощады.
   Когда Веритини, как свидетелю бесчестия Гнедого, пришлось в десятый раз рассказать об убийстве Старика, он понял, что Серебров оставил его при себе не только ради безопасности. А вскоре он уже мечтал никогда не вспоминать о Гнедом, даже не слышать о нём!! Ничего!!
   Стараниями Сереброва, к полудню Гнедого ненавидело уже гораздо больше сильных. Город буквально кипел, взбудораженный поисками преступника. Сильные выстраивались в очередь, яростно оспаривая честь раньше других вызвать Гнедого в круг. Единственно, что против претензий на первенство Луноликого и Сереброва никто не возражал. Потому что они непосредственно пострадали от его действий, и имели то преимущество, которого никто не хотел. Серебров потерял сильного, которому покровительствовал. Луноликого пытались подло убить. Пастух, долго не верил, что потерял партнёра из-за происков Гнедого, а поверив, разбушевался, грозя пробить негодяю сердце тупым концом дубинки, но и ему пришлось уступить. В этой очереди он оказался только третьим.
   Больше всего Серебров мечтал сам найти Гнедого. Они с Луноликим условились между собой, что первый, добравшийся до подлеца, первым его и вызовет. И поэтому, когда Серебров узнал, что Гнедой найден, он даже не побежал, полетел на общую площадь, так что быстроногий Веритини едва поспевал за ним.
  
  
   Как ни странно, Серебров опоздал. Пока гонец его разыскал, пока он разнимал драку, попавшуюся по пути, пока... Словом, когда он пробрался к границе круга, всё уже кончилось. Или, могло бы считаться кончившимся. К удивлению Сереброва, проигрывал Гнедой. То есть он уже проиграл, и оглушённо валялся в центре круга, пока Луноликий обходил его медленным танцующим шагом. Серебров покачал головой. Не ожидал он такого от красавчика.
   Круг был залит кровью. Свежей, алой кровью. Это было так нехарактерно для Линоликого, так... грязно! Просто удивительно, как требует человеческая ярость именно этого цвета.
   -Сильный Серебров! - хрипло выкрикнул Луноликий, заметив его в толпе. - Я прошу вас заменить меня в круге... потому что некоторые ответы интересуют меня больше чем смерть противника...
   Странная формулировка приглашения заставила некоторых из наблюдателей усмехнуться. Те из сильных, кто получше знали Сереброва, или успели заметить, как его глаза бешено вспыхнули на мгновение, смеяться не стали.
   Серебров шагнул навстречу Луноликому, невольно вспоминая, как они вот так же менялись несколько дней назад. И сравнивая. В прошлый раз это была мелочь, бравада. Сегодня это была неприятная обязанность.
   Гнедой поднимался. Он всё ещё был сильным, всё ещё боролся. И всё ещё мог победить. Умереть, не сказав ни слова, не выдав своих тайн.
   -Ты расскажешь, - очень тихо, так что его не услышали за пределами круга, прошептал Серебров, - ты будешь умолять меня задать тебе ещё один вопрос...
   Он зашёл за спину Гнедому, стоявшему на коленях, положил ему руки на плечи, и наклонившись, произнёс уже совсем бесшумно:
   -Тот мальчишка сломался на втором... посмотрим, как скоро сломаешься ты...
  
  
   В презрительной тишине сильные выслушивали визгливые признания Гнедого.
   А ведь сегодняшнего поединка не состоялось бы, язвительно подумал Серебров, не развяжись у одного сильного язык не вовремя. И закончиться всё должно тоже словами.
   -Ты слаб, - холодно произнёс он и щепотью пробил Гнедому височную кость.
   Он вышел из круга с мерзким ощущением окончательной победы. Той самой победы, которая даётся только смертью. И не простой, а обязательной, необходимой смертью. Очень... неприятное чувство. Сереброву случалось убивать в круге, но такого омерзения, даже не к себе!, к противнику!, он никогда не испытывал.
   Сильные подходили по очереди, чтобы убедиться в смерти Гнедого. Пустая формальность, но необходимая, чтобы ни у кого не осталось сомнений. А ещё это долг, в котором не откажут последнему подонку. Прощание и прощение... Хотя...Гнедого не прощали. Достаточно с него уже той чести, что он был убит в круге, как подобает сильному.
   Серебров надеялся... Боже, он не знал, на что надеялся, но ощущал в себе эту надежду, хрупкую, невесомую, как взмах радужного крыла бабочки. Он оглянулся и обнаружил красавчика поблизости, всего то в двух шагах. Слепая случайность вынесла Сереброва из круга вблизи от него. Луноликий, тяжело дыша, стоял, плечом облокотившись о колонну. Победа тяжело далась ему. Вся его красивость слетела, точно облупившаяся краска. Он смертельно устал, наряд его был порван и перепачкан в крови, и полученные синяки уже начали проявляться на бледной коже.
   -Банально, - сказал он. - Передел домов. Как... банально.
   -И глупо, - добавил Паук, только что убедившийся, что Гнедой не востанет из мёртвых. Он ещё даже не стёр кровь с ножа. - Очень глупо. Он действительно думал, что остальные сильные будут спокойно наблюдать, как он забирает наши мастерские? Неужели он полагал, что ему позволят уничтожать сильных по одному, и никто не догадается о его планах?
   Слышавшие его сильные обменялись одинаковыми усмешками. Они разнились мастерством, внешностью, богатством, но взгляды на жизнь у них были одинаковы, насколько это вообще возможно для людей.
   -Серебров, я хотел спросить... - Пастух приподнял свою неизменную высокую шапку, вытирая пот с лысины, - почему ты привлёк к расследованию именно Луноликого?
   "Чем я не так хорош?" вопрошал его взгляд.
   -Потому что он был жертвой, а это давало шанс, что он не стоит за слабыми. Потому что он был заинтересован в результатах, - Серебров помедлил - И ещё потому что я хотел получить Руа.
   -И как, получил? - живо заинтересовался Паук.
   -Я что, дурак? - возмутился Луноликий, - Руа жемчужина моих мастерских. Она стоит большего!
   -Кстати, о мастерских... Кто заберёт их? - подошедший Великан посмотрел на Сереброва, потом перевёл взгляд на Луноликого. - Вы разделили этот круг, эту победу.
   Он намекал, что обычно дом сильного забирал себе победитель. Но сегодняшняя ситуация оказалась слишком необычной. Победители уже владели домами, и их... было двое. Если первое редко, но происходило, и тогда уже забота сильного, как он справится с дополнительной ответственностью и защитит возросшее богатство, то второго ещё не случалось никогда. Возможно, дом Гнедого разойдётся через круг, как ничейный?
   -Мы... решим эту проблему, - уверил его Серебров, - между собой.
   На Луноликого никто не посмотрел. Потому что никто не сомневался в исходе поединка между ним и Серебровым. Особенно сейчас, когда Луноликий ещё не оправился после боя с Гнедым.
  
  
   Сильные праздновали победу. Были все, или почти все. Сегодня в круг Сереброва были приглашены не только Имио с Луноликим, но и те сильные, кто помогал им в расследовании. Веритини привёл свою слабую, что Серебров расценил как высочайший знак доверия. Повнимательней присмотревшись к тихой девочке, он вынужден был признать правоту сильной. Этот цветок, распустившись, украсит любой сад. Гонец не зря беспокоился. Надо будет подучить паренька, никаких договоров не хватит, чтобы защитить его от вызовов за подрастающую красавицу.
   Трое сильных расположились в центре серого круга, в относительной изоляции.
   -Я думала, вы войдёте в круг, - Имио вытянулась на подушках, положив голову сестре на колени. Серебров тихо восторгался её красотой. Никогда ещё сильная не выглядела столь соблазнительно, женственно... Нимиа тоже светилась от тихой, немного печальной радости. Возможно, поддавшись на вымогательства Имио, он выиграл вдвойне.
   -Ты считаешь меня самоубийцей? - Серебров вопросительно приподнял бровь, - напомнить, почему сильные помогли нам загнать Гнедого?
   -Потому что он пользовался бесчестными методами, убивая руками слабых?
   Луноликий засмеялся.
   -И ты действительно так думаешь? - спросил он. - Чего стоит сильный, не способный защититься от слабого?! Кто беспокоится о неудачниках?
   -Но тогда... почему?
   Сильные переглянулись, усмехаясь, и она обижено прикусила губу. Эти их домашние штучки!
   -Гнедой попросту зарвался, - объяснил Серебров. - Он хотел стать единственным Сильным-В-Городе. И забыл, что среди равных очень не любят... тех, кто почитает себя выше. И тех, кто пытается стать единственным.
   -Он пытается сказать, - медленно заговорил Луноликий, - что если бы он забрал себе мастерские Гнедого и мои, то единственным его конкурентом оказался бы Паук, с его жалкой горстью станков... И производство лёгких тканей фактически оказалось бы сосредоточенно в одних руках. Пастух не в счёт. Рассказать, как в городе любят монополистов?
   -Не надо, - Имио потянулась, - я поняла... Мне просто странно, что двое столь непохожих сильных смогли поделить такое богатство и не убить друг друга.
   -У нас общие интересы... - пробормотал Луноликий.
   -Вы забрали всех мастеров?
   Серебров не стал скрывать самодовольную ухмылку.
   -Конечно. Большинство сильных были так поражены нашим сотрудничеством, что не осмелились встрять. Ведь вызывать в круг пришлось бы обоих... Кроме того, слабые Гнедого интересовали немногих, в основном Паука. Ему мы уступили ковровый цех... в обмен на право покупать до десяти процентов его ковров по себестоимости.
   -И все довольны! - Луноликий звонко хлопнул в ладоши. - Серебров получил морские шелка, я теперь контролирую две трети производства хлопка в городе, и даже Паук счастлив...
   Луноликий, без сомнения умел лгать, и теперь, когда он вновь вернулся к своей золотой раскраске, читать его лицо стало ещё трудней, но только полный идиот не догадался бы, что он действительно доволен. Вызови его Серебров в круг... и красавчик мог бы потерять то немногое, что имел. Сильные редко делили в кругу дом, обычно оспаривая друг у друга отдельных мастеров, ещё реже убивали друг друга из-за этого... но, случалось разное...
   -Так значит, всё кончено? - спросила сильная. Она почти сожалела, что их недолгому сотрудничеству приходит конец.
   Но не слишком сильно сожалела, чтобы предпринять нечто по этому поводу. Сильные оставались одиночками, даже если им приходилось объединяться, для работы или удовольствия, не важно.
   -Осталось последнее дело, - задумчиво произнёс Серебров.
   -Какое? - лениво заинтересовалась Имио.
   -Выпустить мальчишку. Полагаю, он уже достаточно наказан за глупость.
  
  
   Во дворике остро воняло мочой, калом, грязью. Но этого и следовало ожидать. Собственно, именно из-за запаха каморка и была огорожена отдельным заборчиком. Такой себе каменной стеночкой в полтора роста.
   Серебров лично открыл дверь. Вонь стала сильней. Несколько мгновений сильный с любопытством разглядывал бледное тело, скорчившееся в углу. По приказу Лино мальчишку раздели и связали руки за спиной. Умело наложенные слабые путы не вызывали застоя крови, но и снять их было невозможно. Немир и не снял. Хотя наверняка пытался, с таким-то упрямством и не попытаться освободиться?!
   Мальчишка зажмурился, отворачивая лицо от света. Пять дней в кромешной тьме, и практически в полной тишине, без еды и воды, без туалета... Выглядел он паршиво. Истощённый, грязный, вонючий. И всё-равно полный своей непонятной, детской гордости, проявившейся уже в том, как напряжённо он держался. Мальчишка явно готовился оказать сопротивление.
   Серебров присел, одной рукой ухватив мальчишку за волосы, повернул его лицом к себе, и сунул в зубы чашу с водой. Немир не попытался отказаться. Может быть, просто не успел ничего сообразить. Когда первые капли попали ему на язык, он вцепился в край чаши, задыхаясь, захлёбываясь, обливаясь, жадно глотая воду.
   -Оказывается, ты хочешь жить... - насмешливо произнёс сильный.
   Мальчишка вздрогнул, сделал такое движение, словно пытался отстраниться, но собственное тело, мучимое жаждой, предало его. Он выпил всё!
   Серебров встал и вышел из комнатушки, с радостью вдыхая свежий воздух. Надо бы оборудовать каморку нужником, протянуть трубу, перекрыть решёткой...
   Домосмотритель стоял неподалёку, с легко читаемой брезгливой гримасой на лице.
   -Запах беспокоит? - участливо поинтересовался сильный.
   Старик покачал головой. В обычных условиях он промолчал бы, но раз уж сильный сам заговорил об этом...
   -Зачем уделять столько внимания неблагодарному щенку? - прямо выразил он своё беспокойство.
   Серебров улыбнулся.
   -Потому что с ним интересно возиться. Да и времени я ему уделяю не больше, чем любому другому новичку.
   -И всё же... помните, что змея кусает и руку хозяина.
   -У меня иммунитет к ядам, - Серебров хихикнул. Метафора, скользкая штучка! Потом добавил серьёзно, - я могу делать с ним всё что угодно. Это моё право сильного.
   В его голосе ясно читалось предупреждение. Лино поклонился, смиряясь и помня, что право сильного распространяется и на него тоже.
  
  
   На следующее утро Серебров зашёл в комнату, где лежал мальчик. Ночь, проведённая в человеческих условиях и хороший уход, несомненно, пошли ему на пользу, хотя лицо его оставалось измождено. Он спал, и не проснулся, даже когда сильный сел рядом.
   -Ну что за наглость! - весело изумился Серебров вслух.
   Он достал из кармана серебристый шнурок с кистью, и пощекотал кисточкой мальчика по лицу. Немир чихнул и открыл глаза.
   Гримаса узнавания сменилась усталой ненавистью. Наверное, в заточении он часто вспоминал сильного, и всё хорошими словами. Потом мальчишка испугался. Сильный осклабился. От страха до уважения как от ненависти до любви - один бесконечно долгий шаг. Но большинство этот шаг делают.
   -Не дёргайся, - предупредил он. Потом достал расчёску.
   Мальчишка замер от ужаса. Серебров усмехнулся. А ведь мальчик ничего действительно страшного ещё не изведал. Так, немного боли, капельку унижения. И уж сейчас ему совершенно нечего было бояться.
   Сильный отделил пару прядок над правым виском Немира, и сноровисто вплёл в волосы шнурок, им же и перевязав косичку. Серебристая кисточка легла мальчику на щеку.
   -Вот теперь порядок... - он удовлетворённо кивнул сам себе.
   -Что... что это? - прошептал Немир, испуганно косясь на косичку.
   -Ты точно не местный, - сказал сильный, - это метка-оберег. Все мои слабые такую носят. И не вздумай снять. Очень пожалеешь.
   И он доброжелательно улыбнулся.
   Мальчик сглотнул, и медленно кивнул, неотрывно глядя на сильного круглыми глазами. Кажется, он ничего не понимал... но угрозу почувствовал.
  

Оценка: 6.37*8  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"