Цель Александра Борисовна: другие произведения.

Обязанность слабого

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 7.90*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    По небрежности собственного отца Немир оказывается на чужой планете, один... и чтобы выжить ему придётся найти своё место в мире сильных.


   Автор: Александра Цель
   Начат: 12 марта 2004 г.
   Закончен: 28 августа 2007 г.
  
   В цикле "Радужа":
   Право сильного.
   Обязанность слабого.
   Сила слабого.
   Право слабого.
   Обязанность сильного.
   Слабость сильного.
  
  
  

Обязанность слабого.

  
  
   Мальчишка бродил по дому как тень. Нет, он уже вполне оправился после недолгого заключения. Не потолстел, по мнению Сереброва Немир и не должен был стать полным, его тело имело скорее худощавое строение, он просто набрался веса и краски. Но мальчик жался по углам, прятался от людей, и путался под ногами, словом, вёл себя как тень.
   Наконец, сильный решил прекратить безобразие, и одним вечером заприметив этот призрак, потребовал мальчика к себе. Обычно домашние дела Серебров решал с утра, но сегодня он вернулся гораздо раньше обычного. Дела шли хорошо, договор с Луноликим принёс им обоим высокую прибыль, и даже перепуганная физиономия Немира настроения ему не испортила.
   Мальчишку втолкнули в комнату сильного и закрыли за ним дверь. Серебров, сидевший в окне, насмешливо наблюдал, как Немир вжимается в дверь, точно хочет слиться с плотной поверхностью дерева.
   -Сядь, - он указал на подушки, валявшиеся в центре комнаты, - нам нужно поговорить.
   Страх, исходящий от Немира, можно было пощупать руками.
   -Рассказывай, что ты умеешь, - приказал сильный.
   -В каком смысле?.. - тихо удивился мальчик.
   -В прямом. Должен же я знать, для какой работы ты пригоден лучше всего.
   Немир повесил голову.
   -Я... не знаю... я ещё не выбрал профессию...
   -Но что-то же ты делал? Чему-то учился?
   -В школу... ходил... - он едва выдавил из себя пару слов.
   -И что это означает? - запасы терпения сильного казались бесконечными.
   -Ну, у нас все дети учатся, в школах, - мальчик, осмелев, взглянул на сильного, - а у вас нет?
   Серебров подумал, что обычаи бывают разные. Но не настолько уж различные, чтобы не понять, о чём речь.
   -И чему ты научился в школе?
   Мальчик с готовностью открыл рот и засыпал сильного множеством слов, большинство из которых Сереброву ничего не говорили. География, биология... но что может означать "дисциплина А, по третьей линии"?!
   -Погоди! - остановил он перечисление, - мне не интересно, чему тебя учили. Чему ты действительно выучился?
   Простой его вопрос опять вогнал мальчишку в ступор.
   -Не знаю... - прошептал он.
   Сильный встал и обошёл его, рассматривая с предельной внимательностью. Точно никогда раньше не видел... Н-да, зрелище не впечатляло. Тело не тренированное, изнеженное. Не боец... ну, это и раньше было весьма очевидно. Руки, очень красивые кстати, узкие кисти и длинные пальцы не несли никаких отметок. Ни мозолей, ни царапин, чистая тонкая кожа. Физическим трудом он не занимался, это заметно. А как насчёт других занятий? Если мальчик и умел писать, обычных для писарей въевшихся чернильных пятен на его пальцах не было. Интересно, что Немир не объявил себя торговцем, а, казалось бы, мальчишка его возраста, да ещё путешествующий вместе с отцом, должен разбираться в наследном ремесле...
   Как он вообще дожил до своих лет, оставшись таким бесполезным неумёхой? Вот уж дивно разнятся обычаи... Серебров в его возрасте уже имел своих слабых и держал небольшую территорию в три лавки. Имио была чуть старше, когда доказала своё право на любимый трактир. Слабые и сильные приучались к труду сызмальства. Не было такого, чтобы человек вырос, и не умел прокормить себя.
   -Шут объяснил тебе наши законы? - спросил Серебров.
   -Да...
   -Но, очевидно, ты его не понял, или не захотел понять... Слабый должен приносить пользу. Иначе он никому не нужен. Если ты никому не нужен, ты труп.
   Немир содрогнулся. Гордость гордостью, принципы принципами, но он хотел жить.
   -Если я не могу найти тебе работу, ты должен сам определить, какое занятие тебе лучше всего подходит. Всё понял?
   Мальчик кивнул.
   -Я буду стараться! - уверил он сильного.
   Серебров ему поверил. На слово, хотя слову слабых верить нельзя.
   Вообще, Немир поражал Сереброва всё больше. Как мог гордый дух сильного совмещаться с низменными привычками слабого? Что это, извращённое воспитание? Кому могло прийти в голову унижать сильного? Или наоборот, возвышать слабого? Нет, Серебров Немира не понимал, а потому и сам мальчик, и его загадочный далёкий мир, интересовали сильного всё больше.
   -Подойдёшь к Лино, - старик, конечно, мальчишку откровенно недолюбливал, но долг свой знал, - он познакомит тебя с домашней работой.
   А если так станется, что мальчишка окажется не пригоден для дома, то Сереброву придётся лично озаботиться его судьбой. Ну что ж, в многочисленных мастерских, цехах и фермах... неужто не найдётся места для одного подростка?!
  
  
   Поручив мальчишку заботам Лино сильный и думать забыл о нём. И не вспоминал по крайней мере полную горсть дней, пока однажды поутру, открыв глаза, не обнаружил рядом Немира со стопкой чистой одежды.
   -Так значит, сегодня ты выполняешь работу Нимиа?
   Мальчишка судорожно кивнул.
   -И как Лино это назвал? - полюбопытствовал Серебров. Домосмотритель педантично придумывал именования каждому работнику по выполняемой им работе. Иногда это были очень неприличные названия. К примеру, сам сильный никогда бы не назвал Нимиа ночной грелкой. Хотя бы из уважения к прекрасной женщине. И потому что это не правда. Во-первых, ночью, особенно летом, и без того жарко, во-вторых... ну, ладно...
   -Комнатный мальчик...
   Звучало очень по-Линовски.
   -И в чём состоят обязанности комнатного мальчика? - зная старика, можно было ожидать разных неожиданностей. Вообще, если задуматься, Немир здесь не единственный змей с ядовитыми зубами...
   -Следить за порядком в покоях сильного и выполнять все его повеления... - Немир покраснел.
   А-аа... ну, понятно. Старик, видимо, отчаялся подобрать мальчику подходящее занятие, что, само по себе, Сереброва не слишком удивило - у Лино были очень высокие требования к домашним слугам. И демонстративно подкинул мальчишку прямо под нос к сильному, дескать, ты его притащил, ты им и занимайся. Сильному стало интересно, чем новичок успел так быстро отличиться? Надо бы поговорить с Лино...
   Серебров встал, потянулся и сладко зевнул. И только потом сообразил, что мальчишка испуганно отшатнулся от ложа, едва не уронив одежду.
   -Что с тобой?
   Сильный был озадачен. И только проследив взгляд Немира, упорно избегающий определённого направления, начал о чём-то догадываться.
   -Ты что, голых мужчин раньше не видел? - он присел перед мальчиком, заглянув ему в лицо.
   Немир покачал головой и ещё больше покраснел.
   -Может, и в зеркало не смотрелся?!
   Мальчик уже совершенно пунцовый, попятился, вжимаясь в стену.
   -Ладно, я могу понять смущение... Но боишься то ты чего?! - недоумение сильного не знало границ. Если мальчик так реагирует на самые простые вещи, то понятно, чем недоволен Лино.
   Он подхватил лицо мальчишки за подбородок и заставил посмотреть себе в глаза.
   -Немир... - вкрадчиво проговорил он, - отвечай, когда я спрашиваю...
   И сильный легко, кончиками среднего и безымянного пальца, провёл линию от плеча до локтя по руке мальчика. Краска схлынула с его лица, скулы заострились, Немир вновь стал похож на тот истощённый призрак, который извлекли из сундука.
   Против такой открытой угрозы он устоять не смог, но всё же ответ его был очень коротким, неразборчивым и тихим. Только острый слух Сереброва помог ему разобрать слова. И услышанное его изрядно позабавило. Он расхохотался, и встал, опираясь на плечо мальчика - от хохота ноги подгибались. Всегда и во всём Серебров жил по максимуму.
   -А это обязательно? - спросил он. - Вообще то Нимиа вполне отвечает моим вкусам.
   Немир опять покраснел.
  
  
   Серебров разминался, пытаясь понять, устраивает ли его постоянное присутствие Немира в личных покоях. Или пора начать подбирать ему место вне дома? Забавный мальчишка, но Шут вполне справляется со своей обязанностью веселить сильного, и на один дом два шута - уже перебор.
   Он ополоснулся и оделся, копя своё раздражение. Совершенно никаких идей! Самое обидное, что Немир был уникален. Уникален хотя бы в том смысле, что пришёл из другого мира. Он не знал Города-Сильных, не знал их законов, но он не был глуп. Он просто вырос в другом мире. И как раз тем был особенно интересен. Серебров понимал, что именно различие в воспитании и делает мальчика ценным, и верней всего, так и надо его использовать. Как иного, отличающегося. Но конкретно... никаких конкретных мыслей в голову не приходило.
   Всё ещё размышляя, он вернулся в комнату. Немир стоял у окна, растерянно постукивая ногтём по боку глиняного цветочного горшка. Он выглядел таким же растерянным, как себя чувствовал Серебров. Возможно, даже наверняка, их тревожил один и тот же вопрос. На который у обоих не было пока ответа.
   Всему есть своё место и время. Это аксиома.
   Сильный уже начинал испытывать гнев. Ты не можешь хорошо управлять своими слабыми, если не умеешь найти им работу, которую они будут выполнять лучше всего. И Серебров всегда находил ответ на этот вопрос для всех своих слабых. Начинать ошибаться ему очень не хотелось. После стольких лет...
  
  
   Н-да... Серебров встряхнулся. Ладно, не стоит торопиться. День уже начался, а он всё ещё дома сидит. Давно пора на обход. Он упал на пуфик перед серебряным зеркалом Нимиа, злобно зыркнул в глаза своему отражению и занялся последним на сегодняшнее утро делом - причёской.
   Всё-таки манеры Сереброва оставляли желать лучшего, а его простота вызвала у окружающих подчас искренний ужас. Немир, округлив глаза, ошеломлённо взирал, как мужчина пальцами раздирает спутавшиеся за ночь пряди.
   -Давайте я! - неожиданно вызвался он, - я умею, я маму причёсывал, у неё волосы длинные...
   Серебров хмыкнул, но после минутного размышления протянул мальчишке расчёску. А сам, подперев голову кулаком, уставился в зеркало. И быстро сообразил что, поддавшись на уговоры мальчика, упустил из виду одну мелочь. Немир подошёл к делу приведения в порядок шевелюры сильного гораздо серьёзней, чем тот ожидал. Он разделил серебряную гриву на пряди, расчёсывая волосы, как и полагается, с концов к корням. И это должно было отнять немало времени.
   Ну, раз уж он сам разрешил... Серебров мысленно пожал плечами. И, раз у него появилось свободное время...
   -Расскажи мне о своём мире.
   -Что рассказать? - занявшись хоть таким делом, мальчик заметно успокоился.
   -Ну... можешь рассказать о школе, - в принципе, сильному было всё равно, о чём говорить. То есть он ещё не решил, интересует ли его родина мальчика просто как занимательная история, или его любопытство носит практический характер, а потому не имел конкретных вопросов.
   -Школа это... - Немир запнулся. Он великолепно знал, что такое школа, много лет учился там, но сейчас вдруг обнаружил, что не может подобрать подходящих слов. - Детей собирают в группы и специальные люди, учителя, учат их самым начальным наукам. Дают базовые знания о мире. Сначала самое простое, вроде языка, арифметики... потом и другие науки, историю, географию, химию, физику... Бывают школы специализированные, в которых какие-то предметы изучают более углублённо. Математику или языки, рисование, музыку, спорт...
   -А ты что-нибудь изучал углублённо? - немедленно спросил Серебров.
   -Я?.. нет, я учился в обычной школе...
   Сильный незаметно улыбнулся. Так он и думал. Немир и в собственном мире не нашёл себе места.
   -У меня по языкам были хорошие отметки. И по творческой группе. И по математике. А химию и физику я знаю очень плохо... и спорт... ещё папа настоял, чтобы я занимался в стрелковом клубе. Но всё равно я паршивый стрелок. И ничего в огнестрельном оружии не понимаю! - последнее он выговорил очень быстро, бросив испуганный взгляд в зеркало, на отражение Сереброва.
   -Это не проблема. Огнестрельное оружие мы делать и сами умеем, только почти не используем, как малоэффективное. Разве что некоторые охотники... но оно слишком шумное, половина зверья разбежится. Арбалеты гораздо тише, чинить их легче и стрелы можно самому сделать, даже в полевых условиях.
   -Это у вас ружья отсталые, - почему-то обиделся Немир, - а что ты будешь делать, если в тебя пальнут из снайперки за три километра?!
   -То же, что делаю, когда в меня стреляют из арбалета, увернусь, - со спокойной уверенностью отозвался Серебров, - или придётся походить с дыркой.
   На это мальчику возразить было нечего, и заканчивал он уже в молчании. Сильный с неудовольствием отметил, что Немир, вместо привычного хвостика, убрал его волосы в косу. Ну да ладно...
   -Спасибо, Немир, - Серебров встал, - поговори с Нимиа, она объяснит тебе, что я понимаю под порядком в своих комнатах. В частности, я не люблю, когда вещи валяются не на своих местах.
   Он глянул на развалины своего лежбища, представлявшие из себя толстый матрас, полузасыпанный россыпью подушек и украшенный перекрученной кляксой одеяла.
   -Постель перестелить, - уточнил он.
   -Я понял, - кивнул мальчик.
   На пороге Серебров оглянулся. Немир собирал разбросанные подушки и аккуратно складывал их в сложную пирамиду. А Лино в чём-то оказался прав, мелькнула тихая мысль. Немир действительно был "комнатным". Он очень уместно смотрелся в уютных покоях сильного. Можно было сообщить Лино, что подходящая работа для мальчика нашлась. Но что-то в этом оставалось неправильным. Словно он проглядел какую-то мелочь.
   Пропускать мелочи Серебров не любил. Слишком уж важны они бывали порой.
  
  
   -Ты действительно сменил причёску! - у Имио кнут едва не выпал из рук, и подхватила она его в последний момент.
   -Нравится? - Серебров обеими руками ощупал собственную голову. - Я разрешил Немиру расчесать волосы и не заметил, как он меня заплёл...
   Сильная открыла рот, попыталась что-то произнести, но так и не смогла. Она покачала головой.
   -Что, так плохо? - весело огорчился Серебров.
   -Да нет... - Имио прищурилась, - просто необычно видеть тебя таким... ухоженным.
   -А я думал тебе понравится... - он скорчил унылую физиономию. - Может, не стоило ему позволять?
   -Нравится-нравится! - поспешно успокоила его сильная.
   Так поспешно, что он понял - она опасается навлечь на мальчишку гнев сильного. Серебров усмехнулся. Ну не глупо ли было наказывать за такие мелочи? За искреннее желание помочь?
   -А я не уверен, - он вздохнул. - Вес непривычно распределяется и движение сковывает.
   -Чуня ты, - доверительно сообщила ему Имио.
   -Уж какой есть... Интересно, сколько времени Луноликий тратит на свои локоны?
   -Могу открыть эту тайну, только тс-с-с... никому не говори! - она страшно округлила глаза и прошептала, - у него волосы от природы такие!
   -Не может быть! - искренне удивился Серебров.
   -Может-может!! - с какой-то дикой радостью подтвердила сильная.
   Сильный недоверчиво покрутил головой.
   -Я иногда думал, что он парик носит, - сознался он. - Уж больно не натурально роскошная у него шевелюра.
   -Ты что! А вдруг отвалится в поединке?! Всё самое настоящее!!
   -Угу, как и цвет его лица.
   -Ничего ты не понимаешь, - неожиданно всерьёз обиделась Имио на его шутку. И ушла. Даже ни одного оскорбления не сказала, задумчиво отметил Серебров, и тут же решил, что на завтра потребует, чтобы Немир завязал его волосы в более привычный хвостик. Просто потому что так привычней.
   К его искреннему сожалению, больше никто его новой причёски не заметил. Или заметил, но никак не прокомментировал.
  
  
   Вечером Сереброва ожидал сюрприз. По крайней мере, никак иначе нельзя было назвать то, что Нимиа его избегала, отправив мальчика прислуживать в купальню. Сильный и увидеть её не смог, так, мелькнул за занавеской лёгкий силуэт. Что-то это означало... Но что? Сереброву оставалось только дожидаться, когда женщина сама всё объяснит, смиряя пока своё любопытство. Конечно, он мог бы и настоять, по праву сильного. Впрочем, зачем? Никакой угрозы от Нимиа исходить не могло, а сильные, которые не оставляют своим слабым свободы выбора, очень скоро оказываются слишком заняты, решая все мелкие домашние проблемы. Держать большой дом можно только таким образом - наладив всё так, чтобы жизнь шла сама по себе, без твоего постоянного вмешательства.
   Сильный кивнул и Немир опрокинул на него кувшин горячей воды. Серебров пропустил мокрые волосы сквозь пальцы, отметив, что в косе они не так пропылились. Есть польза и от такой причёски... Он посмотрел на мальчика, неумело, но старательно смешивавшего мыльный раствор.
   -Сколько тебе лет? - неожиданно заинтересовался Серебров.
   -Пятнадцать, - ответил Немир.
   -Я бы не дал тебе пятнадцать, максимум десять.
   -Это по-местному. Мы пользуемся земными годами.
   -А! - сильный откинулся на спину, - и какой коэффициент пересчёта?
   -Один и пятьдесят семь...
   -Значит, десяти тебе ещё нет, - прикинул мужчина.
   Мальчик заинтересованно глянул на него.
   -Я думал ты спросишь, что такое Земля, - сознался он.
   -Я знаю, что такое Земля, - отмахнулся Серебров. - Это такая планета очень далеко отсюда.
   -А папа говорил... - он замолчал.
   -И? Что он там говорил?
   Немир как-то застеснялся.
   -Что вы дикая колония, - полушёпотом ответил он.
   И настороженно замер, явно ожидая репрессий. Вот этого Серебров понять никак не мог. Кто ж наказывает за честность? Или сильным из мира мальчика нравится, когда им лгут?!
   -В каком смысле, дикая?
   Настороженность не исчезла, но Немир несколько расслабился.
   -Ну, что вы растеряли все знания предков, - пояснил он.
   -Знания... - лениво повторил сильный, - растеряли, конечно. Любое бесполезное знание утрачивается.
   -И технологии, - подсказал мальчик, - технический уровень у вас низкий.
   -Для поддержания должного уровня необходима развитая промышленность, - ответил Серебров. - А Радужа не имела своей промышленности, целиком завися от внешних поставок. Мы вообще были очень маленьким поселением... Нас и сейчас не так уж много.
   -Тридцать пять миллионов по данным разведки, - отозвался Немир.
   -Трепло она, ваша разведка. Сорок шесть с половиной по последней переписи. Не могли мы потерять одиннадцать миллионов за семь лет.
   Он усмехнулся удивлённому недоверию мальчика, дружески растрепал ему чёлку и вылез из воды. Надо же было, в конце концов, выяснить, чем там Нимиа шуршит в его спальне?
  
  
   Немир, как зачарованный, не мигая смотрел вслед мужчине. Серебров ничуть не походил на привычных ему цирковых силачей, могучих, огромных, сгибающих металлический прут пальцами, и ассоциирующихся у него со словом "сила". Он был высокий, стройный и красивый, словно киногерой. И вместе с тем казался гораздо опасней тех быкообразных крепышей. Под загорелой кожей при каждом движении переливались тугие мышцы. Прислуживая мужчине во время купания, мальчику пришлось бороться с желанием пощупать мужчину, чтобы убедиться, что тот живой - у него сложилось странное впечатление, словно он водит губкой по камню или дереву. Плотная такая, живая статуя... Серебров задержался у выхода из купальни, небрежно прошёлся по телу полотном, отбросил длинные волосы за спину. Мокрые седые пряди липли к коже, словно диковинный облегающий комбинезон с капюшоном и короткими, до колен, шортами. Не каждая женщина способна отрастить такую гриву. И как он в них не запутывается? И драться не мешают?
   Его сильный... Мальчик порывисто вздохнул. Нимиа, как и Шут, искренне старалась объяснить ему правила, и он пытался понять, честно. Но местная система управления и законы оказались настолько примитивны, что не укладывались в голове. "Сильные"... они могли поступать, как им вздумается, правила игры задавали именно они. А "слабые" безропотно им повиновались. На словах всё было просто, слишком просто, но в жизни... Что именно сочтёт правильным Серебров, чего потребует? Может, с ним и говорить надо по-другому, и смотреть не так, и даже подушки иначе раскладывать!
   Он чувствовал себя так неуверенно, словно шёл по канату над пропастью. Любая ошибка могла оказаться последней. И он даже не узнает, что допустил её, пока его не настигнет расплата... А наказание будет очень жестоким, он ещё не забыл заключения в темнице и не хотел бы попасть туда ещё раз. Или в следующий раз Серебров его вообще убьёт, запросто.
   Выполнять прямые приказы не трудно, но ведь есть и другие возможности оступиться. Вот, хотя бы сегодня, не совершил ли он ошибку, разговорившись с Нимиа? Может, не стоило с ней обсуждать тему гаремов? Но Немиру действительно было интересно, каковы обязанности Нимиа, а женщина охотно отвечала на вопросы. Оказалось, что она не столько любовница Сереброва, а скорее помощница. Она распоряжалась в покоях сильного, как Лино в остальном доме, и заботилась о Сереброве словно жена. Потом она поинтересовалась, почему он спрашивает. В результате мальчик и не заметил, как начал пересказывать ей старинные арабские сказки.
   Кажется, пока ничего серьёзного не произошло, но сейчас Серебров найдёт Нимиа в своей кровати, изображающую из себя покорную наложницу, как она это поняла... на ложе... женщина очень смеялась, подбирая себе костюм. Нимиа повеселилась, а вот как отреагирует на её шутку сильный? Запоздалый страх сжал сердце мальчика. Он тыльной стороной руки провёл по лицу, стирая незамеченные слёзы.
   Тонкая нить, и малейший шаг в сторону - смерть. Немир склонился над ванной, угрюмо разглядывая своё отражение в тёмной воде, вцепившись в деревянный бортик. Он, может быть, вообще не доживёт до завтра.
  
  
   Спустя неделю, они были всё там же. День Сереброва начинался с Немира, и сильный уже начал привыкать к новой причёске. Тем более, что в бою заплетённые в тяжёлую длинную косу волосы открывали некоторые интересные дополнительные возможности. Он продолжал расспрашивать мальчика о его доме, быстро привыкнув к этим беседам. Хотя Немир не знал, о чём говорить, а Серебров плохо представлял, что спрашивать, им удавалось находить интересные и неожиданные темы. Нимиа обычно подслушивала, сидя в соседней комнате, не желая навязываться. Она успевала наговориться с мальчиком за день, когда он помогал ей с делами.
   Немир подуспокоился, обвыкся, держался с сильным ровней, не впадая в истерику от каждого случайного взгляда. Но оставался - Серебров косо оглянулся на мальчика за его спиной, сосредоточенно выпутывающего гребень из серебристой копны - по-прежнему насторожен и скован. Не доверял собственному сильному.
   Сильный уже устал удивляться мелочам, отличавшие Немира от остальных слабых. И от сильных тоже. Мальчик был просто... другим. Буквально во всём. А ещё, он был отчаянно и безнадёжно испуган. Причём давно. Корни его страхов лежали так глубоко, что Серебров их не видел, не узнавал. И ничего поделать с ними не мог.
   -Хорошо, значит, правит президент, - продолжил он прерванный накануне разговор.
   -Ну... - Немир старался быть объективным. - Он как бы самый главный. Но у него есть команда помощников, специалистов. А сами законы издаёт Конгресс. Но президент может отказаться принять предложенный ими закон.
   Президента выбирает Конгресс, напомнил себе Серебров. Он пытался разобраться в устройстве общества, из которого пришёл Немир, но всё больше запутывался. А самих конгрессменов выбирают обычные граждане. Правители издают законы, по которым люди живут и выбирают себе правителей... Это напоминало бесконечное кольцо. Попытка представить столь запутанные отношения вызывала головную боль. Сильный устало потёр лоб рукой. Нет уж, лучше он возьмётся держать два дома! Разнонаправленных!!
   -Но кто крайний? Кто несёт полную ответственность за происходящее? - кто облечён настоящей властью в этом хороводе?
   Немир надолго задумался, уставившись на собственные пальцы, и даже косу плёл медленней.
   -Не знаю... - он поднял голову, недоумённый взгляд бесстрашно отразился в стекле. - Наверное... никто?
   Серебров не шелохнулся, дорожа каждым мгновением его прямоты. Потом мальчик, словно опомнившись, опустил глаза к полу, чуть прикусив нижнюю губу. Изнутри, слева, если не знать об этой привычке, то и не увидишь.
   -Так не бывает, - сильный сделал вид, что ничего не заметил. - Или... так не должно быть.
   Немир не ответил. Он как раз закончил свою работу и тихо отступил от сильного. Серебров резко кивнул, словно бы благодаря за работу, но больше проверяя, как лежат волосы, не стесняет ли движения туго затянутая коса. Всё было хорошо - как всегда.
  
  
   Незавершённый разговор о правительстве не давал ему покоя весь день. Серебров знал меру собственной ответственности. Благополучие его слабых и сами их жизни зависели от его решений и поступков. Он... нет, он не зависел ни от кого, если конечно не считать такой изменчивой и трудно уловимой материи как судьба. Можно ли было назвать его правителем? Определённо, нет. Другие сильные тоже обладали подобной властью. Выслушивая доклады мастеров, Серебров мысленно представлял себе поле, заставленное холмами. Холмиками. Немир пытался объяснить ему "пирамиду власти", как обычно описывалось общественное устройство его родины, и хотя по его рассказам сильный нарисовал себе скорее кольцо, или спираль, само понятие пришлось ему по вкусу. Всегда есть те, кто выбирается наверх и кто остаётся внизу. Но если Земля, то есть Федерация Земли, представляли из себя одну гигантскую пирамиду, то Радужа... Нет, в Городе-Сильных не было никого, стоявшего над всеми. Конечно, власть, которой обладали сильные, разнилась. Но общепринятое обращение "равные" не было просто пустым звуком, их равенство проявлялось в том, что они обладали одной степенью свободы. Они никому не подчинялись. Среди сильных не было начальников и подчинённых, только союзники. Добровольные союзники.
   Или враги... Выйдя из лавки, где продавались его товары, Серебров обернулся на окрик, лениво сощурился против света. Союзники, конкуренты и враги, вот три категории, на которые он разделял сильных. Друзья? Это для слабых, только они могут позволить себе такую роскошь - обманываться в людях. Направляясь к ближайшему кругу, сильный подумал, что хотя он и не разбирается в земных обычаях, его собственный мир вполне понятен ему. И он выбросил из головы посторонние мысли, готовясь к новой схватке за свою жизнь и состояние.
  
  
   Домой Серебров вернулся сам. Выглядел он бодро, несмотря на кровь, заливавшую его грудь и живот. Но стоило воротам закрыться, как сильный упал в руки своих слабых. На воротах дежурили крепкие ребята, именно на такой случай. Сильного буквально бегом внесли в его покои. Предупреждённая Нимиа уже ожидала их в первой комнате, вместе с Немиром.
   Повинуясь указаниям Нимиа, мужчины положили Сереброва прямо на пол. Женщина тут же криком погнала их всех прочь, упав перед сильным на колени. Она привычно срезала окровавленную одежду, и отбросила лохмотья в угол. Немир ахнул, увидев косую рану, рассёкшую грудь сильного до самых ребер.
   -Это пустяки... - прокомментировала женщина, - От этого он сознание терять не должен. Где вода?!
   Мальчик торопливо подвинул к ней таз с тёплой водой, за которой она его послала, едва только стало известно, что сильный ранен. Но Нимиа словно уже забыла, что ей нужна была вода. Она поспешно сдирала с сильного штаны, безжалостно терзая дорогую замшу ножом.
   -Ага!!
   Немир глянул, что вызвало такую бурную радость, и в глазах его потемнело. В животе Сереброва ну не то чтобы зияла дыра... но в эту прореху с рваными краями видны были внутренности. Нимиа засунула внутрь руку и с торжествующим вскриком извлекла причудливо изогнувшуюся железку, похожую на скрученную радикулитом морскую звезду.
   Сильный открыл глаза.
   -Ещё... - прохрипел он, - вторая... выше...
   -Поняла! - она опять полезла в рану.
   Серебров дышал тяжело, через рот. Немир с ужасом смотрел, как женщина сосредоточенно шарит в теле живого человека, а тот не только остаётся в сознании, но и советы даёт!
   -Не могу достать, зацепилась, - пожаловалась она.
   -Режь!
   Острый нож опять пошёл в дело. Нимиа расширила рану, и чуть ли не выгребла наружу кишки, выпутывая вторую железяку. Мужчина чуть скрипнул зубами, пока она извлекала этот инородный предмет.
   - Сейчас шить будем. Терпи, малыш, вырастешь сильным... - приговаривала женщина.
   Он горько усмехнулся в ответ на детскую поговорку. Куда уж сильней!
  
  
   Под чутким руководством Лино, перевязанного сильного перенесли в спальню. Нимиа остановилась на входе, чтобы не заляпать чистый пол, и смотрела, как его укладывают в постель. Когда все лишние покидали покои сильного, она лишь чуть посторонилась, пропуская мимо помощников, но взгляда не отвела.
   Серебров вытянулся на ложе, бледный как смерть, только лихорадочный румянец пылал на щеках, и улыбнулся ей.
   -За кого? - спросила Нимиа, когда ушёл даже Лино.
   -Угадай с трёх раз, - буркнул он. - За тебя.
   -Кто? - напряжённо уточнила она.
   -Колючка, - он усмехнулся, - или ты раньше его шипов не видела?!
   -Какой же ты идиот, - тихо прошептала Нимиа, - и ещё сам шёл...
   -Да, но моих противников из круга вообще унесли, обоих! - похвастался сильный.
   Женщина скривилась, но промолчала.
   -Ладно, иди, я посплю, - он закрыл глаза.
   Нимиа помедлила, собираясь что-то сказать, но, так и не подобрав слов, вышла, удручённо склонив голову.
  
  
   Немир молча мыл пол, краем уха ловя долетающие из спальни слова. Смысла слов мальчик не понимал. Казалось, ничего не осталось кроме тряпки в его руках и грязи, которую надо отмыть. Он запрещал себе думать об этом как о крови. Грязь. Просто грязь.
   Из спальни вышла Нимиа, и остановилась, глядя на мальчика так, точно увидела нечто небывалое. Немир не замечал её, пока она не шагнула вперёд, остановившись возле его рук. Он сел, чуть ли не носом уткнувшись в подол короткого белого платья. Когда-то белого. Красно-коричневая ткань жёстко топорщилась по краю, бесстыдно липла к телу женщины. Шевельнулась глупая мысль, что она успела переодеться, и затихла. Мальчик перевёл взгляд на себя. Он тоже был весь в крови Сереброва.
   -Оставь это, - хрипло сказала Нимиа. - Ты не сможешь привести комнату в порядок, если не будешь в порядке сам.
   Немир тупо помотал головой. Женщине пришлось повторить, прежде чем до него дошёл смысл сказанного. Мальчик встал, недоумённо повертел в руках тряпку и уронил её. Судя по всему, двигаться он не собирался.
   Нимиа взяла его за руку, и отвела в комнату омовений.
   -Раздевайся, - несколько резковато приказала она.
   Может не стоило грубить, но она и сама устала и перенервничала. Давно уже ей не доводилось так явственно ощущать собственную слабость. Впрочем, окрик немного оживил Немира, и тот медленно начал снимать с себя испачканную одежду.
   -Бросай её в бадью, - она подала ему пример, зашвырнув своё платье в деревянное корытце с тёплой мыльной водой.
   Он послушно разделся, притопил одежду в корыте и остановился, безвольно уронив руки.
   -Немир! - позвала она, заметив, что мальчик опять отключился. - Иди сюда!
   Оглянувшись на зов, он обнаружил, что Нимиа уже тоже полностью разделась. Невольно, он вдруг остро ощутил, что находится в одной комнате с голой женщиной, да и на нём самом из одежды только метка сильного...
   -Не надо краснеть! - строго одёрнула его женщина, - какое же ты воспитание получил, если так легко смущаешься наготы и не переносишь крови? Тебя вырастили в закрытой комнате?!
   -Нет, но...
   -Хватит мямлить! Полезай в ванну, пока вода не остыла, или я не передумала!
   В этот момент она пугала. Не так, как сильный, но Немир и не заметил, как очутился в ванне. Горячая вода пахла целебным отваром. Нимиа принесла жидкого мыла, намылила его волосы, прошлась жёсткой губкой по спине и плечам. Он заставил себя забыть о её наготе и о своей, наслаждаясь теплом и терпким ароматом трав.
   Что-то, наверное, было подмешано к травам. У него сразу же начали слипаться глаза. Немир ещё помнил, как выбрался из ванны, как, вытираясь полотенцем, прошёл в переднюю комнату, уже убранную расторопными слабыми...
  
  
   Немира разбудила тишина. По крайней мере, ему так показалось. Мальчик приподнялся, оглядываясь. Он не помнил, как добрался до своего одеяла в задней комнате. Наверное, его принесли. Немир сел, подтянув колени к груди, и некоторое время просто прислушивался. Было очень тихо. Слишком тихо. Комнату заливал яркий полуденный свет, и обычно в это время жизнь в доме кипела. Сам Немир в это время уже успевал закончить уборку и либо помогал на кухне, либо выполнял мелкие поручения Нимиа. Но не сегодня. Его даже не разбудили на завтрак.
   Это было непривычно и... пугало. Тишина не свойственна жилому дому. Живому. Точно дом затаился, ожидая возвращения своего сильного, или даже... Немир всхлипнув, сорвался с места, на четвереньках подбежав к шкафчику, в котором хранилась его одежда. Быстро оделся, едва не сунув обе ноги в одну штанину. Поймал себя на том, что сам старается вести себя потише, чтобы даже случайно не нарушить эту напряжённую, выжидающую тишину.
   По пути ему никто не встретился. Перед тем как войти в спальню сильного, мальчик помедлил, успокаивая дыхание. И шагнул, рукой отводя шёлковый занавес.
   Серебров спал на спине, лёгкая простыня прикрывала его бёдра, оставляя раны открытыми. Тонкая полоса через грудь, кривой, похожий на комету росчерк на животе, парочка параллельных царапин на предплечье, несколько глубоких колотых ран на голени... Немир остановился на пороге, пытаясь понять, почему ему так страшно. Почему он боится за сильного? Не самого Сереброва, не той боли, которую мужчина так легко причинял ему, почему он боится, что сильный не выживет? Сегодня... или в следующем бою... Получается, это и означает быть сильным? Драться на смерть по любому поводу?
   Он испытующе всматривался в бледное напряжённое лицо сильного. Почему?
   На плечо мальчика легла рука. Немиру не понадобилось оглядываться, чтобы узнать Нимиа.
   -Надо его разбудить, - озабоченно произнесла женщина, - и накормить. Ему нужно восстанавливать силы. Он потерял много крови.
   -У нас в таких случаях делают переливание крови... - тихо сообщил мальчик.
   -Это как?
   -Берут кровь у одного человека и вливают в другого, кажется, прямо в вену, - он плохо разбирался в медицине.
   -Интересно... - определённо, она задумалась.
   -Там есть какие-то группы, так что можно не всякую кровь вливать, - дополнительно сообщил ей Немир. - От неправильной человек может умереть. А как определить группу, я не знаю...
   -Жаль. Это могло бы помочь.
   Она ушла, а Немир остался, не в силах оторвать взгляд от ужасных шрамов. Чем-то они ему не нравились... Слишком бледные... Это потому, что Серебров потерял много крови? И никаких следов воспаления. Мальчик ахнул. Шрамы не просто были бледными, они выглядели старыми. Не вчерашними, а как минимум недельной давности!
   -Что случилось? - Нимиа с тарелкой супа обогнула его.
   -Он же... - Немир помотал головой, - он же не может так быстро выздоравливать?!
   Или он проспал махом целую неделю?
   -Почему нет? - удивилась женщина, - Серебров один из лучших регенераторов в Городе. Ты знаешь, что это такое, регенерация?
   -Ты хочешь сказать, что если отрубить ему руку, он отрастит новую? - он ощутил себя тупым до невозможности.
   -Не сразу, конечно... отращивание конечности длится от четырех месяцев до года и дольше, в зависимости от способностей регенератора... - женщина поставила тарелку рядом с ложем и принялась будить сильного. Делала она это настолько нежно и осторожно, что становилось ясно - пробуждение Сереброва займёт у неё немало времени.
   Мальчик покачал головой, глядя, как мужские пальцы обхватили острый локоток Нимиа, и ушёл. Ему надо было чем-то занять себя. Дело, ему нужно было дело, чтобы не терзаться мыслями. Чтобы некогда было даже задуматься. О себе, о том, как он изменился.
  
  
   Во дворе Лино торопливо кланялся невысокому мужчине в золотых одеждах. Немир, в поисках занятия как раз выбредший к воротам, остановился, дыхание у него перехватило. Некоторые лица невозможно забыть...
   Мальчик угрюмо посмотрел на гостя. Луноликий ничем не показал, что узнал его. Кого действительно может заинтересовать чужой, да ещё настолько бесполезный слабый? Серебров, естественно, не делился с равным своими проблемами, но Луноликий и сам видел, что Немир скован и неуверен в себе. Верный признак, что ему не подходит его работа. А зная, в каком порядке Серебров держал свой дом, красавчик только и мог, что счесть этого слабого безнадёжным, удерживаемым из чистого упрямства, которого Сереброву не занимать.
   Луноликий весьма удивился бы, скажи ему кто, что Серебров считает Немира весьма перспективным слабым. Да что там, сам мальчик удивился бы ещё больше!
   -Где твой сильный? - обратился золотой красавец к Лино.
   Старик почтительно склонился.
   -Я сообщу о вас. Извольте подождать.
   Сильный милостиво изволил, в знак согласия чуть прижмурив веки.
   Лино быстро обернулся, взгляд его с безошибочной точностью остановился на замершем мальчике.
   -Сообщи Сереброву, что сильный Луноликий вошёл в дом! - со строгим лицом приказал домосмотртель. Мальчик одеревенело повернул к крыльцу. - Бегом! - ударил в спину нетерпеливый приказ и Немир побежал.
  
  
   Оказалось, что пока Немир полз до ворот, а потом бежал обратно, Нимиа успела разбудить сильного, и даже усадить его. Теперь женщина с немного покровительственной улыбкой смотрела, как Серебров поглощает суп, быстро работая ложкой. Похоже, он пытался как можно скорей запихнуть в себя пищу, не заботясь о производимом впечатлении. Правила поведения за столом явно придумали для кого-то другого.
   На влетевшего в комнату запыхавшегося мальчишку сильный даже не взглянул, но как-то приметно насторожился.
   -Там... Луноликий... пришёл, - выдохнул Немир, и запоздало сообразил, что представлять гостя следовало бы иначе. Вежливей, почтительней!
   Серебров, наконец, поднял голову от миски и посмотрел на него. Проглотил и, усмехнувшись, сказал:
   -Ну, раз пришёл, тащи его сюда.
   Определённо, они стоили друг друга, с неудовольствием подумала Нимиа, просто не успевшая сделать Немиру замечание о его манерах. А теперь и подавно не дать мальчишке приличествующего наставления, с такой то поддержкой. Что сильный, что слабый, оба олухи бестолковые... Впрочем, Серебров мог себе позволить практически любую вольность, Немир такой привилегии не имел, и при другом сильном его бы быстро выучили вежливости.
   Мальчик отсутствовал недолго, но Серебров успел долакать свой суп и теперь, откинувшись на сваленные горкой подушки, прихлёбывал целебный отвар. На вошедшего за Немиром Луноликого он рассеянно улыбнулся, внимательно наблюдая за мальчиком. Немир, судя по всему, приведя гостя намеревался быстро и незаметно улизнуть, но сбежать под пристальным взглядом сильного не осмелился. Так что он ограничился забиванием в самый дальний от золотого гостя угол. Метания его мимо внимания сильных не прошли, вызвав у Луноликого искреннее удивление и насмешив Сереброва.
  
  
   -Выглядишь неплохо, - Луноликий холодно разглядывал Сереброва, но тому в голосе равного почудилось облегчение.
   -Я и чувствую себя неплохо, - с улыбкой отозвался сильный. Потом, вспомнив о приличиях, добавил, - приветствую равного. Что привело тебя в мой дом?
   Тут он увидел зрелище редкое и ценное - Луноликий смутился. На мгновение, на долю секунды, красавец сильный растерялся. Правда, из чего ещё проистекала его растерянность? Из неожиданно проявленной Серебровым вежливости, или от собственно причины, приведшей его к раненому? А может, испугался, что его визит сочтут за проявление заботы? Или кто-то решит, что его страшит потеря союзника? Заметит... слабость?
   -Исключительно общие дела, - чопорно сообщил Луноликий, поджимая золотые губы. Серебров никак не мог решить, нравится ли ему, как солнечный свет прихотливо играет на лице сильного, или раздражает?
   -Я весь внимание, - сообщил Серебров, демонстративно поёрзав в подушках, устраиваясь поудобней.
   Луноликий, оглянувшись, сел на край постели, подогнув ногу под себя, и сразу же перешёл к делу.
   -Новый станок закончен. Конечно, это не окончательный вариант... - он извлёк из складок плаща сложенный вчетверо кусок ткани, похожий на большой носовой платок, и небрежно стряхнул его в подставленные руки Нимиа.
   Девушка передала платок Сереброву. Сильный развернул его. Луноликий и Нимиа наблюдали, как он внимательнейшим и подробнейшим образом изучает ткань, теребит, дёргает, нюхает, прикладывает к коже, прикусывает...
   Немир следил за Луноликим. Насколько он разобрался в местных законах, этот крашенный парень даже пальцем не мог его коснуться. Разве что вызвать Сереброва в круг, победить, и только тогда... Умом мальчик понимал, что не такая уж он ценность. И что практичный сильный не станет рисковать жизнью, только чтобы припоминать ему давние оскорбления. Но это ничуть его не успокаивало.
   -Интересно, - наконец высказался Серебров. - Но что насчёт применения? Верхняя одежда?
   -А зачем я, по-твоему, пришёл? - Луноликий был неподвижен.
   -Мне нравится фактура, - признал Серебров. - И не только. Ткань, что ни говори, многих достоинств. Если по отдельности.
   Луноликий весьма талантливо изобразил непонимание с лёгкой степенью интереса.
   -Она слишком плотная для летней одежды и тонкая для зимней, - объяснил Серебров, помахивая тряпкой в воздухе. - Остаётся осень и весна, но в дожди... она хорошо промокает, сам видишь, - он продемонстрировал обслюнявленный уголок.
   -Я уже думал об этом, - признался Луноликий. - Мы можем пропитать ткань с изнанки...
   -И использовать на подкладку мягкий материал... - Серебров задумчиво подёргал себя за волосы. - Для домашней одежды это слишком роскошно, хотя тоже есть любители.
   Луноликий насмешливо глянул на него, изогнув бровь. Последние слова Сереброва можно было отнести на его счёт, если не считать того, что Луноликий носил одежду, шитую лично для него, не опускаясь до серийных моделей.
   -Мы когда-то выпускали одну модель, тебе будет полезно её увидеть. Я напишу мастеру... - сказал Серебров и тут же осёкся, представив себе, как он сейчас будет писать. Лёжа это делать совсем не удобно. - Нимиа, ты напишешь, - решил он.
   Женщина, кивнув, быстро выскользнула вон. Немир, проводив её взглядом, вздрогнул. Теперь он остался один на один с сильными. Своим невольным движением он привлёк внимание Сереброва. Сильный ухмыльнулся.
   -Скажи-ка, что ты об этом думаешь? - он перебросил мальчику комок ткани. - У вас такое носят?
   Немир, поймав его, уставился на связанный узлом платок. Расстелил на колене. Он готов был заниматься чем угодно, только бы не смотреть на их золочёного гостя.
   -У нас из такой ткани костюмы шьют, - тихо произнёс он. - Брюки и пиджаки. А рубашки обычно шёлковые... или из другой тонкой ткани.
   Вернулась Нимиа, и внимание сильных, к тайной радости Немира, переключилось на неё. Серебров надиктовал письмо к одному из своих мастеров, коряво расписался наискось через угол, и велел найти Шута, чтобы тот сопроводил Луноликого к мастерским. После чего сильные церемонно и преувеличенно вежливо распрощались.
   -Кстати, Немир, ты ведь умеешь писать? - спросил Серебров, сползая вниз по подушкам.
   -Да... ну, по нашему...
   -Это хорошо... - Серебров кивнул и, закинув руки за голову, закрыл глаза. Он собирался сполна насладится выпавшей ему передышкой. Недолгой, с его даром он будет абсолютно здоров на третий день, но как же приятно хоть на время отложить нудные свои обязанности, вволю поваляться в постели...
   Кстати, можно ещё воспользоваться моментом и подробней ознакомиться с проектами-предложениями мастеров. Это, конечно, тоже работа, но не может же он в самом деле бездумно проваляться в постели целых два дня?!
   -Немир... - мальчишка вскинулся, преданно уставившись на него. Ну-ну... - Так насчёт вашего мира... Если Конгресс и президент только издают законы, то кто следит за их исполнением?
   Немир с облегчением вернулся к уже привычной работе рассказчика.
   -Полиция, армия...
  
  
   Что особо хорошего в умении писать, Немир так и не узнал. Но на следующий же день после выздоровления Серебров повёл его в городскую библиотеку. Из пространных и восторженных объяснений сильного мальчик понял, что там можно найти любую книгу, существующую на планете. В двух экземплярах. На всякий случай.
   То ли на Радуже было очень мало книг, то ли они очень серьёзно подходили к проблеме сохранения знаний.
   Библиотека Немиру понравилась. Это было очень старое здание, сложенное из огромных каменных блоков, украшенное по цоколю барельефами. Мужчины, женщины, даже дети.
   -Здесь изображены самые выдающиеся личности нашей истории, - сказал Серебров, заметив интерес мальчика. - Те, кого стоит помнить. Вот она, к примеру, - он протянул руку, погладив воздух над отполированной щекой высокой статной женщины, без сил полулежащей в кресле. На её правой руке, свесившейся через подлокотник, не хватало мизинца и безымянного пальца. - Сильная Ти нашла средство борьбы с лесной лихорадкой. От этой болезни умирал каждый пятый, она передаётся при контакте, а чтобы её подхватить достаточно было прогуляться весной в лесу.
   Наверное, очень многие так умерли, решил Немир.
   -А это сильный Ринран и его слабый Хтин. Они разработали собственный календарь Радужи. До этого колония жила по земному календарю, что было очень неудобно. Особенно учитывая, что день у нас двадцати пяти часовой и год заметно длинней.
   Чем ближе они подходили ко входу в здание, тем более знакомой становилась одежда героев, а кое-где попадались машины, каких в Городе мальчик никогда не видел... да здесь вообще машин не было... а вот в старых довоенных хрониках что-то похожее мелькало. Словно они проходили сквозь время, спускаясь в прошлое...
   Сильный подвёл Немира к ещё одному барельефу, расположенному почти у самых дверей, на котором был изображён коренастый мужчина с квадратной челюстью, холодно сощуренными глазами, и стоячим ежиком коротких волос. Он за плечи обнимал женщину в рваном медицинском халате. За их спинами горело огромное здание, похожее на ангар или склад.
   -А это мой прямой предок по мужской линии, - Серебров с любовью рассматривал изображение своего далёкого предка. - Стахан считается первым из сильных. Хотя это и неправда, но всё равно приятно.
   -То есть все знают, что неправда, но всё равно считают его первым?
   -В некотором роде он действительно стал первый, - пожал плечами мужчина. - Сильные были и до него, но Стахан первым сформулировал обязанности сильного. С него начался наш закон.
   Какой закон, Немир спросить не успел, потому что дверь, возле которой они стояли, раскрылась и, прильнув к тяжёлой створке точно к любимой девушке, на улицу выглянул среднего роста юноша в длинном халате и мягких тапочках. Его волосы были убраны под чёрную шапочку, вроде чепчика, халат на локтях лоснился от потёртостей.
   -А-аа... - сказал юноша, одновременно улыбаясь гостям и широко зевая.
   -Доброе утро, Соня, - с лёгкой укоризной приветствовал его Серебров.
   -Ы-у... - юноша кивнул, прикрывая продолжающийся зевок ладошкой.
   -Соня, познакомься, это Немир, - сильный подтолкнул мальчика вперёд. - Немир, это сильный Соня, наш библиотекарь, архивариус и просто книжная душа.
   -Очень рад, - невнятно промямлил между зевками Соня. - И что?
   -Немиру нужно обновить свои навыки в письме и чтении.
   При этих словах Немир покраснел. Он научился читать в пять и писать в шесть лет, и был довольно начитанным мальчиком. То есть читал всё подряд. Даже телевидение не могло заменить ему хорошую книгу. И теперь ему было стыдно признаваться, что среди этих людей ему придётся заново учиться чему-то столь детскому.
   Сонный юноша дёрнул плечом, ничуть не удивляясь просьбе. Возможно, кому-то могло показаться странным, что Серебров не поручил столь простую работу одному из учителей своего квартала, но Соня хорошо знал сильного. И если тот направил своего слабого прямо в Архив, тому должна была быть веская причина.
   -Он с Земли, - коротко объяснил Серебров.
   Соня посмотрел на мальчика с новым интересом. Ах, информация! Серебров всегда знал, чем порадовать друга... не то чтобы равный признал их отношения как дружеские. Но они не были врагами, им не в чем было конкурировать или сотрудничать, и они оказывали друг другу небольшие услуги просто из взаимной симпатии, чем не друзья?
   -Мы поладим! - радостно пообещал он, протягивая мальчику руку. Немир неуверенно оглянулся на своего сильного. Только получив одобрительный кивок, он рискнул пройти к странному сильному поближе. Соня тут же цепко ухватил его за локоть и утянул за собой внутрь; бормоча что-то о необходимости сохранения микроклимата, он захлопнул дверь.
   Серебров остался снаружи. Непонятным образом, Немир почувствовал себя ещё более одиноким, чем обычно.
  
  
   Соня оказался очень интересным собеседником, с виду и не скажешь. Он умел и любил учить. Даже самым простым вещам (держать перо, для начала). Немиру ещё повезло, что устное наречие Радужи не слишком отличалось от лингво Федерации. Что удивительного, если это и был лингво, только адаптированный к местным условиям. Однако письменность оказалась мальчику совершенно незнакомой, за исключением нескольких букв. Или за прошедшие столетия в Федерации прошла реформа языка, или здесь что-то поменяли, Немир не знал. До истории они с Соней пока не добрались, хотя архивариус уже показал мальчику спец-комнату, где на длинных полках в толстых томах хранилась летопись колонии. От отца Немир знал, как редко сохранялись в потерянных колониях даже легенды о прошлом, и весьма сильно впечатлился.
   Немир зевнул. Одно можно сказать, теперь он точно знал, почему Соня всё время ходит не выспавшимся. Потому что засиживается за своими книгами до рассвета. Дурная привычка, которой он был только рад поделиться с окружающими. Со своим новым учеником, например.
   Никаких возражений мальчик не имел, естественно. Возражать сильному? Однако, вечно сонный Немир вызывал возражения у Нимиа... Поскольку помощи от него было кот наплакал, а женщина уже привыкла иметь при себе помощника.
   Утром Немир ещё чувствовал себя довольно энергичным. Но к полудню его силы иссякали. Как ни странно, вечером, отправляясь в библиотеку, он снова приходил в себя, и потом, вернувшись после уроков домой, долго не мог заснуть. Круг замкнулся.
   По счастью, Серебров к временной недееспособности слабого отнёсся философски. То есть промолчал, когда Нимиа попыталась нажаловаться на ленивого мальчишку. Женщина оставила Немира в покое.
  
  
   Серебров возвращался домой уже после ухода Немира в библиотеку, но не всегда. Иногда сильный прерывал обход, после особо серьёзного боя или в других, чрезвычайных обстоятельствах. И мальчик предпочёл бы никогда больше его в таких условиях не видеть - одного раза ему вполне хватило. Поэтому, случайно увидев сильного, входящего во двор, Немир замер, сердце его глухо стукнуло. Следом за Серебровым появился Веритини - Немир достаточно часто видел долговязого рыжего парня, немногим старше него, чтобы узнать с любого расстояния. Мальчика чуть отпустило - похоже на личные дела сильных. Но потом Серебров отпустил гонца, сразу улизнувшего куда-то к кухням, и направился к себе.
   Немир обратил внимание, как сильный поджимает правую руку. Ему опять поплохело.
   Нимиа, словно почуяв, ожидала сильного у дверей. Серебров шутливо отмахнулся от её вопросов, он хорошо себя чувствовал - насколько, конечно, можно чувствовать себя хорошо с колотой раной в предплечье. По его меркам мелочь, недостойная упоминания. Он даже не собирался отдыхать и зашёл домой только перевязать рану. Потом Серебров собирался, воспользовавшись своей временной частичной недееспособностью, потренировать Веритини. Молодому сильному будет полезно хоть раз победить своего учителя. В нормальных условиях Серебров поддаться не мог, а сейчас получится списать всё на рану.
   Волнения, которое вызвал у его слабых обломок лезвия, торчавший в ране, он не разделил. Ну сломался нож, сталь слабая оказалась. Бывает. Нимиа перевязала рану, присутствовавший здесь же Немир подал новую рубашку, и сильный готов был вернуться к своим делам.
  
  
   В соседней комнате Серебров шутливо бранился с Нимиа за испорченную рубашку. Хотя даже Немиру было ясно, что речь шла о совсем другой дырке. Вздохнув, он посмотрел на выложенное сильным сегодняшнее оружие. Серебров редко пользовался сталью в поединке, но никогда не выходил из дома безоружным - значит, на сегодня обход закончен, можно больше не волноваться. И со спокойной душой отправляться в Архив.
  
  
   Немир задержался в спальне буквально на минутку, никто его краткого отсутствия и не заметил. Они и заметили его появление только потому, что, едва войдя в комнату, мальчик буквально рухнул на пороге, закатив глаза.
   -Да что же ты всё время падаешь?! - раздражённо прошипела Нимиа.
   Серебров оглянулся с недоумением, нахмурился. Ему сразу не понравился лихорадочный румянец на лице мальчика и затруднённое хрипловатое дыхание.
   -Это не обморок, - он нагнулся к Немиру. Ресницы мальчика затрепетали, словно он силился открыть глаза. Сильный провёл рукой по его лицу, нащупал пульс, и с уверенностью заключил, - это яд.
   -Ох! - женщина немедленно сменила гнев на милость, с тревогой кинувшись к мальчишке. - Какой яд? Где он его взял?!
   -Вот и я думаю... - не договорив, он ринулся обратно в комнату. Догадка, смутная и невероятная, подтолкнувшая его к оружейному столику, оказалась правильной, окровавленный обломок лезвия определённо был сдвинут с того места, где Серебров его оставил.
   Ох уж эти любопытные дети!.. Серебров покачал головой. Тянутся ко всякой гадости, а потом... Хотя он тоже виноват. Толком не разъяснил мальчику, что можно, а что - НЕЛЬЗЯ! Не сообразил, что мальчишка не имеет привычки к суровым обычаям сильных, не умеет отстраниться от их мира, как это делают все слабые.
   Когда он вернулся в комнату, Нимиа горестно вздохнула. Если сильный не торопится, значит... и всё же она позволила себе воззриться на него с надеждой. Серебров только покачал головой, поднял легкое тело ребёнка и понёс в спальню.
   -Неужели ничего не сделать? - вопрос женщины болезненно ударил его в спину.
   -Ты же знаешь Паука, - сильный бережно уложил Немира на собственную постель, - он такой основательный. Если уж он пользуется ядом, то это самый лучший яд. И противоядия не существует.
   А даже если существует, то где искать Паука, чтобы стребовать с него противоядие?
   -То есть, у него нет шансов?
   -Единственное, что можно сделать, это подарить ему лёгкую смерть... - ладонь Сереброва скользнула по горлу мальчика. - У него есть минут десять.
   Он не стал уточнять, что Немира ждёт десять минут растянутой мучительной агонии. Яд Паук использовал особый, смертельный и медленно действующий, для единственной цели - навредить Сереброву, замедлить его, ослабить. Даже самому сильному регенератору не справиться со столь мощным ядом мгновенно, и у Паука появлялся шанс на победу. Мудрая тактика, Серебров вынужден был это признать. Обычному же человеку, не обладающему подобными способностями в исцелении, такого не пережить.
   -Жаль, что он не моей крови, - искренне посетовал Серебров. Ему действительно был симпатичен этот слабый, такой неудобный, словно колючка на заднице. Но интересный. Терять его так глупо было искренне обидно, просто до детских слёз.
   Нимиа склонила голову, чему-то горько усмехнувшись.
   -Он рассказывал, что у них больным делают переливание крови, - поделилась она неожиданно всплывшим воспоминанием. - Не представляю себе, как они это делают? Выпустить из тела кровь так просто, а как её туда ввести? Не пьют же они её, как ты думаешь? Так ведь это бессмысленно, пить...
  
  
   Она ещё что-то говорила, но Серебров болтовни женщины уже не слышал. Он усиленно размышлял, и по странному совпадению, именно о том, о чём спрашивала его Нимиа. Только для него это был вопрос жизни и смерти. Сильный очень быстро пришёл к выводу, что ничего о такой процедуре как "переливание крови" он не знает. И спросить можно только в одном месте... и нет времени...
   Он сорвался с места, через секунду уже распахивая дверь своих покоев.
   -Веритини!!! - взревел Серебров, так что его слышно было даже на улице. Он не сомневался, что гонец находится где-то неподалёку. Собственно, он даже догадывался, что рыжий сейчас развлекает светской беседой домашних слабых. Потому и звал в дом, а не на улицу, что казалось бы правильней, поскольку Веритини должен был ожидать его в Круге... но когда это в доме Сереброва всё шло по правилу?
   Гонец возник перед ним, даже не запыхавшийся. Ну, он и почтовых голубей обгонял не особо напрягаясь...
   -Что? - коротко спросил он.
   -Нужно спросить Библиотекаря, как делать переливание крови! - выкрикнула Нимиа.
   Веритини смотрел на сильного, ожидая подтверждения, и даже чуть присел, готовясь немедленно бежать.
   -Некогда! - оборвал её Серебров. - Веритини, мне нужна пара гибких полых трубочек подлинней, диаметром... чтобы можно было засунуть в вену, откачать кровь. Бегом!!
   Гонец буквально испарился, только ветер запоздало рванул ему вслед.
   -Что ты собираешься делать?
   Нимиа испуганно следила, как Серебров, вытащив приготовленную на сегодня аптечку, на легком серебряном подносе раскладывает жгуты, нарезает загодя нити, заправляет кривые иголки для зашивания краёв ран, словом, готовится к серьёзной операции. В кои-то веки домашний лекарь, которого он держал специально для слабых, получил выходной...
   -Соединить наши кровеносные системы, - пояснил сильный, с подносом направляясь в спальню, - больше ничего не придумывается.
   -Но это может быть опасно!! - кинулась за ним женщина. - Немир говорил, что кровь бывает каких-то групп, если они не совпадают, это смертельно!
   Впрочем, не взирая на возражения, она не собиралась мешать ему.
   -Ну, ему-то уже хуже не станет, - Серебров невесело усмехнулся, перетягивая левую руку Немира жгутом, - а мне ничего не сделается.
   И он решительно, но осторожно, рассёк кожу на руке мальчика. Успел ещё мимолётно подумать, что кровь испортит матрас, и больше не отвлекался. Сизая нить вены, такая тонкая... Он покачал головой. Как ему работать с этим? Пальцы, приученные разбивать камень, не подходят для тонкой работы.
   -Держи его, - приказал Серебров Нимиа, потому что Немир, даже умирая, почувствовал боль и попытался согнуть руку. Женщина молча схватил его за запястье и плечо, локтями навалившись на тело, фиксируя мальчишку со всей доступной ей тщательностью.
   Сильный между тем вскрывал свою руку. Его уже начинало беспокоить отсутствие Веритини, но тут за спиной прошуршали лёгкие шаги, и в поле зрения сильного появилась белая тряпица со свёрнутой в кольцо зеленоватой трубкой. Такие продавали в паре кварталов от его дома и использовали... не важно!
   -Помогай, - приказал Серебров, чуть отстраняясь, так что и Веритини смог сесть рядом с постелью. - Будем соединять.
   Он пережал вену на руке Немира двумя зажимами, обычно использовавшихся при потере какой-то конечности. Рассёк между ними. Потом, разделив метровую трубочку на два отрезка, вставил один из них в вену, перетянул ниткой, чтобы надёжней держалось. Пока он зажимал собственную вену, резал, Веритини вставил Немиру и вторую трубку.
   -Теперь мне... - Сереброву не хватило бы рук, оставалось командовать, - не эту! Правильно.
   -А-аа... - сообразив, наконец, что к чему, Веритини быстро подсоединил нужную трубочку от Немира к Сереброву, и по собственной инициативе снял зажимы. Полупрозрачная трубочка потемнела от венозной крови. Серебров даже позволил себе чуть расслабиться. Чем бы им не грозила эта авантюра, его кровь уже течёт в венах Немира. Он даже почти не следил, как Веритини подводит вторую трубочку, полностью смыкая их системы. Теперь отравленная кровь мальчика попадала прямо в вены сильного. Поначалу Серебров подумывал вообще спустить её, но потом решил не тратить понапрасну. Его то телу не составит труда очистить её от яда.
   С Немиром было сложней. Панические предупреждения Нимиа не прошли мимо сознания сильного, он их просто временно опустил. Но теперь, когда он сделал всё, что мог, Сереброва начал интересовать один вопрос... а не окажется ли лекарство столь же смертельным, как и болезнь? Он с тревогой вглядывался в зеленоватое лицо Немира. По виду мальчика невозможно было сказать, подействовало ли лечение. Единственно, что он пока не умер... но по расчётам Сереброва он ещё и не должен был умереть.
  
  
   -Что-то у меня голова кружится, - сильный чуть усмехнулся своей неожиданной немощи. В бою он, без сомнения, заставил бы себя побороть это ощущение, но сейчас в том не было нужды.
   Веритини, уловив намёк, немедленно притащил шерстяное покрывало и постелил рядом с кроватью, чтобы сильному не пришлось лежать на каменном полу. Можно было бы подвинуть Немира, но слишком рискованно. Серебров лёг, внимательно следя за трубочками, чтобы они не путались и не слишком изгибались. Навалилась опустошающая усталость... наверное, это начал действовать яд, догадался сильный.
   -Извини, Веритини, но сегодня урок вряд ли состоится, - Серебров усмехнулся.
   -Пустяки, - глаза гонца хитро блеснули, - это было не менее познавательно. Может быть, мы ещё войдём в историю. А что вообще случилось?
   Серебров в двух словах объяснил ему, как отравился Немир.
   -Если это сработает, - добавил он задумчиво, - и весть о том распространится в Городе, то слабым регенераторам придётся несладко. Они станут всего лишь ходячим запасом лекарств.
   Веритини покачал головой.
   -Но и скрывать такое нельзя. Впрочем, - произнёс он после непродолжительного раздумья, - ведь кроме скоростного исцеления этот способ может принести и другое отличительное ваше свойство - преждевременную старость. Мало кто пойдёт на подобный риск.
   -Да, это риск, который никому не понравится. Большинство женщин даже не соглашается рожать от регенераторов, ведь девять из десяти детей не доживают и до года, - грустно согласился Серебров.
   Рядом печально вздохнула Нимиа. Их единственная попытка завести ребёнка, к сожалению, не вошла в счастливую одну десятую.
   -Вы не могли бы держать его сами?! - она тут же скрыла своё давнее горе за ворчанием. - У меня руки устали!
   Веритини, поспешно кивнув, сменил женщину.
   -Принеси влажных тряпок, - сказал он, - не стоит пересушивать раны.
   Нимиа ушла.
   Оставшись одни, сильные не возобновили разговора. Серебров размышлял, нельзя ли ему поспать. Он не хотел пропустить момента, когда станет точно ясно, что Немир будет жив... или умрёт. Веритини прикидывал, как долго покровитель будет нуждаться в его услугах. День гонца был расписан поминутно, и ему стоило огромного труда найти время для занятий. Но он рассчитывал освободиться к полудню. Конечно, служба у Сереброва являлась приоритетной для Веритини, но и о своих клиентах забывать не след.
  
  
   -Что случилось? - тихий вопрос оторвал обоих сильных от их размышлений.
   Оказывается, Немир уже пришёл в себя. Мальчик приподнял голову, пытаясь понять, где он и что с ним происходит. Почему Веритини чуть ли не лежит на нём, прижимая к полу. И почему так больно?
   -О! - Веритини оглянулся на Сереброва. - Выжил!!
   Он чуть отстранился, чтобы сильный мог убедиться собственными глазами.
   -Об этом говорить ещё рано, - Серебров чуть приподнялся взглянуть на своего слабого. Немир был бледен, но это была живая, просто болезненная бледность. - Но для начала совсем не плохо.
   Он откинулся обратно, размышляя об уроках, преподнесённых днём сегодняшним. А мальчишка то оказался полезен... Как обычно в своей, ненормальной, вывернутой манере, но Немир приносил несомненную пользу. Именно своей раздражающей непохожестью. Но без его побасенок они бы не открыли этот дикий способ исцеления. И ещё по мелочам. Задумавшись, сильный мог с ходу припомнить множество мелких изменений, произошедших в его жизни под влиянием Немира. И нельзя сказать, что к худшему...
   -Пожалуй, я нашёл подходящую работу для тебя, - усмехнулся Серебров.
   -И что это? - без всякого интереса спросил Немир. Он до смерти устал, пытаясь приспособиться к этому чужому, непонятному, жестокому миру. Он едва не умер...
   -Работа, которую в этом городе никто не сможет выполнить лучше тебя...
  

Оценка: 7.90*7  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"