Цель Александра Борисовна: другие произведения.

Король, сын кузнеца

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Действие происходит в Мире Пентаграммы


   Автор: Александра Цель
   Закончен: 15 ноября 2002 г.
  
  

Король, сын кузнеца.

  
   Вечерняя прохлада ещё только собиралась в лесных тайниках, ночные птицы и звери потягивались и разминались, не покидая пока своих убежищ. Деревушка, тёмной гусеницей притаившаяся в ложбинке, кое-где уже тускло поблёскивала окошками - хозяйки готовили ужин. Шумная ватага ребятишек скатилась с холма и, разбившись о деревенские ворота, одинокими каплями раскатилась по дворам.
   -Сегодня мы будем спать в тепле, Быстрый, - из лесной чащобы на свет окон выехал человек. Он потрепал своего коня по холке, - вперёд, не стоит задерживать хозяев.
  
  
   Лес окружал деревню, он дарил миру тени, огромные ледяные тени, предвещающие приход ночи и обжигающие холодным ветром босые ноги.
   Северин, сын хромого кузнеца Харуши, скорчившись в кустах, следил за собственным домом. День выдался на редкость неудачный, его ловушки оказались пусты, сеть отобрали мальчишки, да ещё и насмеялись над ним. Попадаться отчиму на глаза с пустыми руками было очень вредно для здоровья, но и есть хотелось зверски. Желудок заворачивался в тугой узел, перед глазами плыли разноцветные круги, и тело само скручивалось в клубок, точно это могло приглушить голод.
   Дверь распахнулась и на крыльцо выплыла женщина очень внушительных размеров. Мальчик с отвращением скользнул по ней взглядом. Эти пухлые белые руки, огромное отвислое брюхо, да и зад у неё - впору на двух лошадях кататься! Что нашёл в ней отец? Глупая, сварливая толстуха, что вообще можно было в ней найти?! Правда, он уверял, будто бы в день свадьбы Манила была потоньше, но Северин и сам отлично помнил этот чёрный день. На два-три пальца... это не "потоньше", это называется "выдохнула"!
   Женщина несколько минут вглядывалась в темноту, потом закричала визгливым, тоненьким голоском. Голос Северин ненавидел больше, чем её толщину или жадность.
   -Гаро-уш! Севери-йи!
   Сердце забилось часто-часто. Если Гароша нет дома, то можно попробовать проскочить. А если повезёт, то удастся и поужинать. Не смотря на свои многочисленные недостатки, Манила не запрещала ему есть. Очень ценное качество, особенно в такое трудное для его живота время.
   Манила отступила назад, закрывая дверь, и Северин решился войти. На улице становилось всё холоднее, было темно и голодно, а доме тёплая печка, возможность поужинать и свет. Он проскользнул внутрь в самый последний момент и забарахтался в цепких объятиях мачехи.
   -Вот ты где! Все порядочные ребята давно вернулись домой, один ты шляешься по кустам. Как на тебя ещё собак не спустили, понять не могу.
   Северин осторожно выскользнул из её рук и подсел к столу. Мачеха продолжала бубнить за спиной, и он вполуха прислушивался к её причитаниям. Иногда это оказывалось полезным.
   Горячая еда обжигала язык, но он торопился, глотая пищу не жуя и не глядя.
   В сенях заскрипела дверь. Мальчик уронил ложку и вскочил. У него оставалось ещё несколько секунд, что бы спрятаться под крышей, где он всегда спал и куда Гарош никогда не заглядывал, по причине избыточного веса.
   Легко сказать спрятаться. Гарош, огромный волосатый детина, в два шага пересёк комнату и огромной граблевидной ручищей ухватил пасынка за ухо.
   Уже не торопясь, подтянул мальчишку поближе. Северин осторожно и незаметно окинул отчима взглядом. Заплывающий глаз, свеженькие ссадины на подбородке - значит, в трактире опять была драка. И, кажется, морду набили именно Гарошу, что случалось достаточно часто, и удивления не вызывало. И это было очень, очень плохо для Северина.
   Мощная оплеуха повалила его на пол.
   -Я тебя, щенка, зачем кормлю? Что б ты пользу приносил! А не бездельничал! - каждую фразу отчим подкреплял увесистым пинком.
   Северин не пытался встать, он только прикрывал голову руками и старался подвернуться под удар плечом или бедром. Так получалось не сильно больно. Он переносил побои молча, и его упрямое молчание бесило мужика. Мальчик знал, что запроси он пощады, ему бы так не доставалось, но гордость не позволяла молить о милости.
   -Лодырь! Лентяй! Все работают, трудятся, отрабатывают свой хлеб! Сын Вахила каждый день приносит домой рыбу! А сегодня даже горбатый Гуцу поймал жирного зайца!
   Северин вздохнул про себя. То, что зайца забрал Гуцу, он понял по корявым следам, окружавшим его пустые силки. А теперь узнал точно.
   Постучали, сильно и властно, как мог бы стучать хозяин. Гарош застыл на середине фразы, с ногой, поднятой для очередного пинка.
   -Кто там?! - взвизгнула Манила. Для дружеских соседских визитов было уже несколько поздновато.
   -Гость, - коротко отозвались из сеней. Видимо, предвкушая расправу над пасынком, Гарош не запер внешнюю дверь.
   В горницу, чуть согнувшись, чтобы не удариться о низкую балку, вошёл рыцарь. Фермер опустил ногу и склонился в учтивом поклоне.
   -Милости прошу, добрый господин, за наш стол. Не откажитесь разделить с нами скромный ужин.
   -Благодарю, - рыцарь снял шлем и пригладил короткие тёмные волосы.
   Северину понравился его голос - мягкий, усталый. И заявился вовремя, как на заказ. Воспользовавшись моментом, мальчик быстро удрал наверх.
   Гость тем временем огляделся, сел на лавку. Очнувшаяся Манила вдруг ощутила себя хозяйкой в доме и развила бурную деятельность по обслуживанию гостя. Даже Северину стало не по себе, так она разохотилась. На столе мгновенно появилось вино, какие-то особые закуски, ещё что-то зашкворчало на сковороде. Обычно прижимистый Гарош жену не останавливал, не каждый день случается принимать в гостях настоящего рыцаря. Проявить щедрость и хозяйственность - дело чести хозяина.
   Сказывали, что в одном доме хозяйка готовить не умела. За красоту её брал хозяин в жёны, что б смотреть. Подали рыцарю пироги подгорелые, щи прокисшие... ничего, молча съел. А когда уезжал, обернулся рыцарь и при всём честном народе наказал хозяюшке ждать его в гости на будущий год. День в день, час в час. А до того сроку готовить научиться. Научилась и за полгода. А рыцарь тот не пришёл, погиб в бою, и последним своим наказом послал товарища отведать пирогов у красавицы. Ибо не может рыцарь слово нарушить...
   Северин уже засыпал, а гость всё сидел за столом и рассказывал... Хозяева слушали его внимательно. Как он уйдёт, Гарош, гордый от выпавшей ему чести и общего внимания, перескажет его новости всей деревне.
   -На севере собирается снег, видно зима будет суровая, - гость отхлебнул ещё вина, - и слух идёт, что в Белой Башне новый хозяин объявился. Пока всё тихо, видать силу набирает.
   -Оттуда до нас не скоро докатится, - обстоятельно, как и положено истинному фермеру, отвечал Гарош. - Как прошлый магик свои войска посылал, так мы здесь лишь пару тварей видали... мужики кольями забили.
   -Нельзя их недооценивать...
  
  
   Утро наступило неожиданно. Ещё только была ночь, и лился по дому неторопливый говор, и вдруг стало светло и на лавке разложены тёмно-синие доспехи, матово отливающие сиреневым на ярком летнем солнце. Северин издал тихий вопль радости и быстро выкатился на двор. Мачеха, и её двухлетний сын ещё спали. Северин так и не понял, какого он родства с капризным карапузом.
   Несомненно, весть о гостившем у фермера Гароша рыцаре быстро облетела всю деревню. Все кому только не лень мимо их двора "по делам" ходили, деревенские мальчишки на заборе гроздьями висели, а сосед слева, старый Дром, делал вид, что вскапывает огород. Вот смех то, да он никогда и лопаты в руках не держал!
   Отчима и рыцаря Северин обнаружил на заднем дворе, они обсуждали лошадей. Ну, что ни говори, лошади у Гароша были хорошие, лучшие в деревне, но рыцарский конь! Его не портили не короткая грива, ни остриженный хвост, а наоборот, даже придавали жеребцу облик воинственный и строгий.
   -В бою всякая тварь может ухватить, - пояснял рыцарь, - а от гнуса я его попоной накрываю.
   Сзади Северина сильно толкнули в плечо.
   -Ты не больно то гордись, - сквозь зубы процедил младший сын Вахила, Лакула. Северин промолчал, и он добавил, завистливо вздохнув. - Хотел бы я такого коня!
   Мальчик, должно быть излишне громко вздохнул, потому как оглянулся рыцарь точно на него.
   -Не отведёшь ли моего коня на ближайшее пастбище? Пасти не надо, просто закинь поводья и отпусти. Дальше он сам о себе позаботиться.
   Раздувшийся от гордости Лакула принял поводья из рук рыцаря. Конь недоверчиво ткнулся мордой ему в ухо, вопросительно оглянулся на хозяина. С улицы долетел восхищённый шёпоток: "Ишь ты, разрешения попросил!". Получив одобрительный кивок, он послушно потрусил за мальчиком. Забор опустел в мгновение ока, мальчишки повели скакуна на выпас.
   Рыцарь обратился к Гарошу с вопросом.
   -Кузнец есть в деревне?
   -Помер наш кузнец. Вот уже три года, как в землю ушёл. А инструмент весь целый лежит. И кузня запертая стоит, хозяина ждет.
   -Как хозяина ждёт?! - не выдержал Северин, хотя про себя он только что решил не встревать в разговор взрослых. - Мою кузню продаёте?
   Гарош прикрыл ему рот.
   -Пасынок мой, сын кузнеца, - пояснил он, и добавил уже для мальчика, - а работать кто там будет?
   -Я могу! - мальчик вывернулся, вызывающе сверкнув глазами.
   Гарош поднял руку... и передумал. А рыцарь усмехнулся, смерил Северина взглядом и сказал:
   -Ну что ж, могучий, посмотрим, что ты можешь.
  
  
   Кузница давно заросла пылью. Так что Северин вооружился тряпкой и взялся за уборку. Рыцарь перебирал инструменты.
   -Вижу, отец твой был знатный мастер, - он взвесил в руках тяжёлый молот и неожиданно сноровисто ударил по наковальне. Лицо его расплылось в довольной улыбке, когда сам воздух завибрировал в чистом звоне.
   Северин удивился. Не вязалось это с воином в доспехах. Если закрыть глаза, то легко можно представить себе отца, в грязном кожаном переднике, с молотом в руках, освещённого всполохами огня. Сейчас он улыбнётся и скажет: "Ну, парень, неси железо!"
   -Ну, парень, есть здесь железо?
   Мальчик с трудом высвободился из объятий грёз и кинулся к ящикам.
   -Вот здесь простое. Гвозди там, мелочь всякая, - он осторожно перебирал заготовки и необработанные слитки, разный металлический лом. - И вот.
   Рыцарь ловко выхватил из воздуха брошенный брусок и пригляделся поближе.
   -Отец говорил лучшее, - Северин неловко улыбнулся, не зная, как пояснить, что это - подарок.
   -Такая сталь идёт на мечи. И только на именные, - тихо и уважительно промолвил рыцарь, возвращая брусок хозяину, - мне нужно лишь коня подковать.
   Он сам подобрал заготовку, пока Северин разводил огонь и раздувал уголья. Мальчик во все глаза следил, как под ударами молота принимает форму будущая подкова.
   -А я не знал, что рыцари... - он не договорил.
   -Умеют ковать подковы? - закончил рыцарь. Он последний раз полюбовался на дело рук своих и опустил подкову в воду. - Умеют, каждый рыцарь должен уметь сам изготовить себе меч. А это знаешь ли не шутка. Куда там простой подкове.
   -Так этот меч, - мальчик удивлённо указал на истершуюся от времени рукоять, торчавшую из-за плеча мужчины. Освободившись от доспехов, отпустив коня, он не расстался с главным оружием рыцаря, - сделали вы?
   -Нет. Это подарок моего отца, а он, в свою очередь, получил его от своего отца, - он извлёк меч из ножен, - рукоять пришлось заменить пару столетий назад, а сталь прежняя. Говорят ковали его из небесного железа эльфы или гномы, и никто не считал его лет.
   Он поймал на лезвие солнечный зайчик, сталь голубовато вспыхнула.
  
  
   Фермер Гарош подобрался поближе к сараю, в котором располагалась теперь кузница. Не то, что бы он завидовал... или чего-то боялся, совсем нет. Скажем так, ему до смерти хотелось узнать, о чём могут разговаривать безродный мальчишка и прославленный рыцарь справедливости.
   -И куда вы направляетесь дальше?
   -Пожалуй, поеду в Торг. Мне необходимо присутствовать на Коронации. Колдуны говорят, старый король умер, а значит, скоро набежит уйма претендентов на престол.
   -Я нигде не был. Наверное, интересно путешествовать, открывать неизвестные земли?
   -Да, весьма. Только опасно, - тут рыцарь отложил меч и встал. - Приятный день, не правда ли, Гарош?
   -Да уж, хорошо, не жарко, - фермер протянул плетёную корзину, - я вам обед принёс.
   Рыцарь с лёгким поклоном принял корзину, вежливо поблагодарил за заботу и красный от смущёния Гарош спешно ретировался.
   -Он подслушивал, - Северин усмехнулся, представляя, как перетрусил отчим, когда его застукали за столь неприглядным занятием.
   -Я его за это не виню, привык вызывать опасения у людей, - сказал рыцарь, углубляясь в изучение обеда. - В моей профессии есть одно хорошее качество, покрывающее все недостатки.
   -Какое?
   -Кормят на убой, - и рыцарь протянул ему кусок хлеба с мясом. - Перерыв. Всем есть.
   Корзинка быстро пустела. Мальчик и воин сидели рядом и беседовали. Северин незаметно щипал себя за бок, пытаясь вернуться на землю. Сердце замирало от такой чести, живая легенда, рыцарь справедливости, освящённый в мифах и сказаниях, запросто, по-товарищески разговаривал с ребёнком. За свои неполные четырнадцать лет Северин никогда не испытывал такого восторга. Постепенно, уж сам не зная зачем, он выложил все свои горести и тревоги.
   И про неприязнь мальчишек, беспричинно невзлюбивших единственного на всю деревню сироту. И как после смерти отца появился Гарош. Манила, молодая женщина с пасынком, не имела большой популярности у женихов и с радостью ухватилась за его предложение.
   Первым делом Гарош продал все вещи кузнеца.
   -Всё подчистую, кроме мастерской, - Северин кивнул в сторону наковальни, - и отцовского перстня. Ну, тот я сам потерял.
   Рыцарь, пристально вглядывавшийся в лицо мальчика, заметил скрытую насмешку в его глазах.
   -Как, отцовский перстень?! - изумился он.
   -Да! И, веришь ли, - мальчик доверительно понизил голос, - совсем не помню где, - и он сокрушенно покачал головой.
   Рыцарь немного отстранился, осмотрел его так, точно видел впервые.
   -А ведь ты мог бы потребовать справедливости, - безразлично, как будто это его совсем не касалось, обронил он вполголоса.
   Северин почувствовал, как по хребту пополз неприятный холодок и застрял в горле. Он хотел сказать, закричать, проорать на весь мир одно только "Да!", но язык не шевельнулся.
   Он не желал, что бы однажды в их дверь постучался вооруженный рыцарь и потребовал с отчима ответа за все побои и придирки, которые довелось перенести Северину. Не этот, нельзя нарушить законы гостеприимства, другой, из тех, кто кочует поблизости.
   -В этом нет необходимости, - хрипло отказался он, - на мух не охотятся с топором.
   -Ты умный парень, тебе никто этого не говорил? - рыцарь хлопнул его по плечу, не скрывая своего одобрения, и поднялся. - Имеем подкову, гвозди, молоток... чего не хватает? Коня!
  
  
   На далёком лугу серый скакун навострил уши, прислушался, и неторопливой рысью направился в деревню. Чтобы догнать коня, Лакуле пришлось почти бежать. Гордость не позволяла ему отстать, и слегка запыхавшись, он, тем не менее, оглядывался на своих друзей с видимым превосходством. Ведь ему рыцарь доверил своего коня, а им и слова не сказал. Деревенские мимоходом оглядывались на ребят, и Лакула, раздуваясь от гордости, всё выше задирал нос.
   Конь уверенно прошагал по улице и свернул к кузнице. Лакула с удивлением обнаружил на брёвнышке возле распахнутых дверей Северина, рассевшегося с самым независимым видом, какой можно представить. Их взгляды встретились, и в глазах давнего врага Лакула увидел нечто странное и непривычное: презрение сильного к незначительной помехе, не стоящей даже внимания.
   Тут конь нетерпеливо заржал и в дверях кузницы возник рыцарь, вытирающий руки о старую тряпку.
   -А пришли, - и он снова исчез внутри, - есть ещё гвозди, Северин?
   -Сейчас достану, - мальчик не удостоил поверженного недруга и взглядом. И дивное дело, его совсем не радовали восхищение и зависть, горевшие в глазах деревенских мальчишек. Никто из них не посмел бы сейчас и слово обидное ему сказать, не то что ударить... но так было неправильно, Северин это точно знал.
  
  
   Вечерело.
   Рыцарь неторопливо собирался в дорогу, вежливо отказавшись от предложенного ночлега. Неспешно облачился в синие доспехи, сразу отделившие его от толпы простых смертных. Торжественно поблагодарил хозяев гостеприимного дома, попрощался со всей деревней, безошибочно называя каждого представившегося ему по имени. Провожавшие его крестьяне не вышли за линию частокола, столпившись в воротах. Уже темнело, и в лесу становилось небезопасно.
   Напоследок завернув коня, рыцарь приветственно поднял руку в металлической перчатке, и растворился за деревьями.
   Ворота запирали с облегчением. Никогда не знаешь, зачем они приезжают, эти слуги правосудия, защищать тебя или покарать за твои прегрешения. Пожалуй, у каждого человека найдутся тайные грешки, за которые он в страхе ожидает расплаты. А рыцари... они защищают людей от колдовских тварей и чужеземных армий, делятся новостями и предупреждают об новых опасностях, следят за выполнением законов человеческих и божественных. А ещё они вершат суд справедливости, а значит любое зло, которое ты причинишь другому человеку, может вернуться к тебе.
   Гарош почесал в затылке, вспомнив про своего пасынка. На сей раз обошлось, но как будет дальше? Не был ли он слишком строг с мальчиком?
   Он тяжело вздохнул, глядя на запертые ворота из необтёсанных брёвен. Может попросить Манилу приготовить на ужин пирогов, парнишка их любит.
  
  
  
   Конь недоверчиво всхрапывал и опасливо косился на тёмные кусты слева. Весь лес был тёмен и полон шуршания и стонов, но коню не нравились именно заросли с левой стороны. В конце концов рыцарю надоело притворяться слепым и глухим.
   -Эй, в кустах! Тебе дома не сидится?
   Он без удивления опознал в вышедшем к нему тощем подростке Северина, заметив и дорожный старенький плащ, и охотничий нож на поясе, и тощую заплечную сумку.
   -И куда вы соизволили собраться? - шутливо поинтересовался он.
   Мальчик ответил твёрдо, не смущаясь.
   -Ты говорил, что идёшь в Торг.
   -Иду.
   -Отец рассказывал, он родом из Торга. Возможно, один спутник не сильно отяготит в путешествии столь славного воина?
   Рыцарь задумался.
   -А если ты не найдёшь родичей? Как жить собираешься?
   -Наймусь в подмастерья.
   -А если не возьмут?
   -Возьмут, всем нужен дешёвый и умелый работник.
   -Тебя не переспоришь, - и рыцарь протянул мальчишке руку, - садись, чудо стоеросовое, будем спорить по дороге.
   Конь фыркнул и затанцевал, выражая своё возмущение пусть лёгким, но совершенно точно ненужным грузом.
   -Не балуй, Смирный, - рыцарь натянул поводья, - нам по пути. Вперёд, Неутомимый!
  
  
   Лес вокруг был всё тот же, густой, тянущий мохнатые лапы ельника к небу. Привычный. Северин не оглядывался, боялся увидеть за спиной огни родной деревеньки.
   Он как мог, торопил рыцаря, боялся погони и собственного страха. Мужественный порыв, погнавший его в далёкий сказочный город, иссяк на первом же привале - невзирая на близость леса, Северин ещё ни разу в жизни не ночевал просто под открытым небом, когда тебя не защищает ни высокий частокол, ни крепкие стены родного дома. Даже если, опасаясь отчима, мальчик оставался на улице, всё равно забирался или на сеновал, или прятался под навесом над поленницей. Вот и теперь, он инстинктивно жался к деревьям.
   Насмешливо наблюдавший за его метаниями рыцарь предложил вернуться. Мальчик в ответ тихо зарычал, по-звериному выразив своё отношение. Странно, но страх перед диким лесом исчез.
   Шёл третий день их совместного путешествия.
   -Как зовут твоего коня? - спросил Северин, скармливая жеребцу половину от своего куска хлеба, припасённого с обеда.
   Рыцарь увлечённо разводил костёр и вопроса не расслышал.
   -Что?
   -Как зовут твоего коня? Вчера ты называл его Зорким, сегодня утром он был Верным, а совсем недавно оказался Голодным. Так как его зовут?
   -Мой конь, как хочу, так и зову, - ответил рыцарь.
   -Но зачем каждый раз придумывать новое имя? Удобнее же дать ему одно, а то он не будет знать, когда ты позовёшь его.
   -Разве он хоть раз меня не послушался? Было ли так?
   -Нет. Но я всё равно не понимаю.
   Вопрос остался без ответа. Рыцарь расстелил на бревне кусок небелёного холста, разложил в ряд с десяток пирогов, данных ему в дорогу деревенскими хозяйками. Из всех продуктов, какие обычно получали рыцари, пироги требовалось съедать в первую очередь. Нередко это занятие растягивалось на неделю, в зависимости от состоятельности жителей поселения.
   -Сегодня у нас на ужин пироги с грибами... с грибами, и ещё один, с яблоками.
   -Это Манила готовила. Яблочные пироги удаются ей лучше всего, - авторитетно заявил мальчик.
   -А вот и нет, я точно помню, мне его дала старушка лет под сто в красном платке.
   -Тогда нам его лучше не есть. У старой Кааги только яды хорошо получаются. Да ещё зелья отворотные.
   Рыцарь удивленно посмотрел на мальчика.
   -У вас в деревне есть ведьма? В таком захолустье?
   -А она местная. Говорят, по молодости за одним парнем в город увязалась, да только они потерялись в лесу, - мальчик, подражая взрослым, старался говорить обстоятельно, невольно понижая голос, - и набрели на избушку, в которой жила лесная ведьма.
   Он замолчал, так как по всем правилам рассказа, требовалась многозначительная пауза.
   -И что дальше? - поощрительно спросил рыцарь.
   -Как полагается, заночевали у старушки. А на утро парень пошёл дальше, в город, и никто его больше не видел. А девушка осталась у ведьмы в ученицах, выучившись, вернулась в родную деревню. Правда, али нет, сам не знаю, да только так мне отец сказывал. Но готовить она не умеет, - уверенно закончил он.
   Рыцарь, выслушал его, пожал плечами, и храбро откусил сразу пол пирога.
   -Неплохо, как на мой взгляд, - пирог быстро исчезал, - но всё равно удивительно, почему ведьма живёт в деревне. Я знаю много колдунов, ведьм, прорицателей. Они или забиваются в самую глушь, либо селятся в городах, но уж ни как не в лесной глухой деревушке на три десятка дворов.
   Северина не занимали вопросы расселения ведьм. Мальчик напряжённо прикидывал, какой частью пирога угостить Голодного, чтобы не обидеть ни себя, ни его. Тем не менее, он спросил:
   -Что с того? В каждом правиле бывают исключения.
   Рыцарь сыто откинулся на спину, привалившись к дереву. Костёр между ними затрещал, добравшись до новой порции дров, осветил округу искрами.
   -Если ведьма живет в необычном месте, - ответил он после долгого молчания, - значит это место необычное. Кто знает, может под вашей деревушкой развалины древнего храма, или в лесу обитает колдовская тварь, или...
   Неожиданно он замолчал, как человек, которому в голову пришла свежая мысль. Северин, под его неторопливые рассуждения успевший скормить коню почти целый пирог, вяло поинтересовался:
   -Или что?
   -Да так, ничего особенного, - мужчина отмахнулся. - Говорят, места, где родился или будет рождён особенный человек, облечённый властью, так же обладают особой силой, притягательной для ведающих.
   Темнело стремительно, как всегда темнеет в лесу.
   -Тебе пора на боковую, - рыцарь встал, - постарайся выспаться впрок, дальше дорога будет не такая спокойная, длинных привалов устраивать не будем.
   -Тогда может я покараулю, а ты отдохнёшь? - предложил Северин, тщетно пытаясь подавить зевоту. - А я потом, в пути, всё равно от меня толку будет немного...
   -Ты когда-нибудь спал верхом на лошади? - насмешливо поинтересовался рыцарь, углубляясь в лес. - Нет? Тогда предоставь мне решать кому, когда и где спать.
   Мальчик не спорил, глаза закрывались сами собой. Рядом сонно всхрапывал рыцарский конь, потрескивал, прогорая, костёр. Рыцарь постоял, прислушиваясь к шорохам леса.
   Вернувшись к костру долгое время изучающе разглядывал спящего Северина. Мальчик сжимался в комочек, точно ему угрожала опасность, закрывался руками. Словно даже во сне ожидал пинка.
   -Что ж, Верный, - рыцарь обращался к своему коню, - судя по всему нам выпала честь сопровождать в Торг одного из претендентов... а парнишка не из простых, не удивлюсь, если именно он привлёк внимание ведьмы. Так как думаешь, Вещий, не встретился ли нам будущий Король?
  
  
   От едва тлеющих углей тянуло теплом, и мальчик во сне незаметно придвинулся к костру. Рыцарь, бесшумно двигаясь, обошёл стоянку, убеждаясь в полном отсутствии затаившихся врагов, и лишь потом разбудил Северина.
   -Вставай. Нам необходимо дотемна пересечь Длинный Путь.
   -Что за Путь? - сонно переспросил Северин, протирая глаза.
   -Длинный. Он связывает Северную Голубую Башню с Южной Золотой Крепостью Силы, и на нём всегда можно найти приключение на свою задницу.
   Мальчик разинул рот, до того непривычно прозвучало в устах рыцаря это просторечное выражение.
   -Что найти? - тупо переспросил он.
   -Монстров, - коротко пояснил рыцарь. Он порылся в своей сумке и с возгласом "да вот же оно!" кинул мальчику на колени звякающий свёрток.
   -Что это? - Северин с любопытством потыкал пальцем в плотную ткань.
   -Кольчуга. Подарок одного благодарного купца. Мне она безбожно мала, но выкинуть подарок рука не поднялась, а продавать смысла нет, зачем мне деньги? - тут Северин развернул свёрток и не сдержал восхищённого возгласа. Крошечные звенья плотно сплетались в сложном мерцающем узоре. Кольчуга тянулась в руках, сквозь специальные кольца были протянуты льняные шнуры и Северин уже видел как нужно их затянуть, чтобы кольчуга не болталась при движении и не звякала. Мальчик одобрительно покачал головой. Как сын кузнеца он мог приблизительно оценить работу мастера и цена эта уже казалась ему заоблачно высокой.
   -Купец оказался не из бедных, - согласился рыцарь и фыркнул, - кстати, я встретил его именно на Длинном Пути. К несчастью эта дорога не только соединяет две колдовские святыни. Большинство окон открывается именно там. Ты ведь знаешь об окнах?
   Северин кивнул.
   -Это такая дырка, сквозь которую можно пролезть в чужой мир, - выдал мальчик своё упрощённое понимание одного из удивительнейших явлений Мира Миров.
   Конь заржал, рыцарь тоже не удержался от короткого смешка.
   -Ты одевайся, чего ждёшь, - поторопил он Северина, зачарованно разглядывавшего чудесную кольчугу, - а твою версию обязательно передам этим придворным снобам-колдунам, кой-кому из них не мешало бы поучиться лаконизму!
   Подбадриваемый весёлой улыбкой мальчик натянул кольчугу, пришедшуюся ему впору, поверх накинул свой плащ. Чувствовал он себя донельзя нелепо и смешно. Непривычно тяжёлая одёжка сковывала движения, и совершенно не подходила долговязому деревенскому подростку.
   -Она слишком дорогая... Я её испачкаю! - заупрямился Северин, - И поцарапаю!
   Он уже начал стягивать кольчугу, но рыцарь не позволил.
   -Будь реалистом! Эта чудесная и бесценная вещь единственно тем и дорога, что защищает своего хозяина. Так твои шансы доехать до Торга всё-таки повыше будут.
   Подумав, Северин не стал больше возражать. В лесах водились странные звери, некоторых, убитых деревенскими охотниками, он сам видел. Ему только сейчас пришло в голову, что лишь рыцари рисковали путешествовать по лесу в одиночку.
  
  
   -Когда выпадает первый снег, они собираются в стаи и, - тут рыцарь обернулся к мальчику, ехавшему у него за спиной и, не меняя голоса, произнёс, - будь готов. Сейчас они нападут.
   Северина ещё хватило на судорожный кивок, который рыцарь всё равно не увидел. Быстро промелькнули перед внутренним взором лаконичные инструкции рыцаря. Если рыцарь скажет "прыгай" - немедленно соскочить на землю, если "держись" тогда понятно - покрепче держаться за его пояс. Если нападают большие коричневые и лохматые, или серые похожие на волков - лезть на дерево. В серых можно для пользы дела кидать шишками. Если зелёные с длинными лапами - схорониться в кустах и притворяться мёртвым. Если сверху нападут крылатые крысы, следует спрятаться под елкой или сосной - они ненавидят всё колючее.
   Тихий вечер, укрывший лес кружевами теней, не нёс в себе угрозы, но мальчику было не по себе. Едва ощутимый аромат опасности повис в воздухе после слов рыцаря. Угроза ощущалась даже в привычной сумеречной тишине, всегда появляющейся в тот неопределённый промежуток времени, когда все дневные создания попрятались вслед за солнцем в свои норы, а ночные ещё наоборот, только просыпаются. Конь, казалось выбиравший дорогу по своему усмотрению, вывез их из густой чащи в редколесье и теперь недовольно всхрапывал, въезжая в тень высоких сосен. Рыцарь, не прерывая своего бесконечного рассказа о повадках колдовских монстров, натянул латные рукавицы и проверил как меч выходит из ножен. В следующий момент где-то рядом хрустнула ветка и, с криком "прыгай", рыцарь бросил коня вперёд.
   Довольно ловко скатившись с коня, Северин боком упал не то на камень, не то на окаменевший корень. Вскочил, потирая ушибленное бедро. Судя по звукам, рыцарь уже с кем-то схватился - в полумраке было не различить цвета, но низкорослые безволосые создания, окружившие рыцаря, больше всего подходили под описание зелёных. Инструкция предписывала залечь под ближайший кустик, но кустики здесь не росли - недавний пожар начисто уничтожил подлесок. Северин сел на корточки, прислонившись спиной к ближайшему дереву. Так он надеялся впотьмах сойти за нарост на дереве.
   На рыцаря, чудом удерживавшегося на выплясывающем коне, наседало около дюжины зелёных обезьян. Мальчик однажды видел настоящую обезьяну в бродячем цирке, и видел несомненное внешнее сходство монстров. Они неразборчиво вопили и беспорядочно тыкали во всадника жуткого вида зазубренными железяками. Рыцарь успешно отбивал беспорядочные атаки - пара бездыханных монстров уже валялась под ногами дерущихся сородичей. Пока Северин восхищался своим защитником, из толпы вылетел монстр, отброшенный метким ударом копыта. Жеребец торжествующе взвился на дыбы, с хрустом опустил передние копыта на следующего монстра, опрометчиво подвернувшегося ему под ноги. Рыцарь обрубил ветку под монстром, пытавшимся подобраться к нему сверху, пинком отшвырнул ещё одного...
   Северин вдруг обнаружил следующую группу монстров, столпившуюся под соседним деревом. Колдовские твари подпрыгивали, тихим визгом подбадривая сородичей, но вступать в драку не спешили. Временами они нерешительно косились себе за спину, словно там было что-то более интересное. Один, крупный, и вооружённый для разнообразия здоровенной дубиной, вообще отвернулся от длившегося боя, и пошёл в сторону Северина, почёсывая обвислое брюхо.
   Мальчик затаил дыхание. Монстр приближался, Северин слышал его довольное сопение, видел кривые зубы, торчащие из лягушачьей пасти. Сосновые иголки чуть слышно похрустывали под лёгкими шагами монстра, мальчик уловил его запах, похожий на запах свежескошенной травы. Северин крепко зажмурился, молясь про себя, чтобы образина убралась куда подальше. Рыцарь сказал притворяться мёртвым, вот он и будет притворяться... мёртвым.
   А вдруг эти зелёные едят мертвечину?!
   Ощутив на лице горячее дыхание монстра, мальчик с криком вывернулся, оттолкнул от себя уродливую морду и на четвереньках бросился бежать прочь от монстра, подальше от его любопытства. Монстр, причмокнув, удивлённо покрутил головой, взвизгнул, и, подняв над собой дубину, пошёл на Северина.
   "Больше мне не придётся притворяться трупом, - мелькнула у Северина дикая мысль, - взаправду буду мертвей мёртвого!"
   Монстр не торопился, шёл медленно, даже лениво позёвывал, но надеяться, что тот оставит его в покое, мальчик не смел. Слишком внимательно следили за ним крошечные голубые глазки колдовской твари.
   Где-то вдалеке, словно в другом Мире, пел меч, и рыцарь глухо кричал "Витт, Яростный! Витт!!"
   Северин попятился, споткнулся о труп монстра, которого так метко лягнул жеребец. Грохнулся на задницу, под руку попалось что-то твёрдое. Почти не думая, схватил уродливую железяку, и ударил монстра, целясь ему в грудь. Непривычно тяжёлое орудие потянуло мальчика за собой, вырвалось из руки, и со всей тяжестью упало на ногу монстру. Тот пронзительно завопил тонким голосом, уронил свою дубину и запрыгал на одной ноге, схватившись за травмированную ступню.
   -Больно, да? - Северин облизал пересохшие губы. Он уже видел, что ещё трое монстров, наблюдавших за боем со стороны, направились к нему.
   Травмированный монстр зарычал и протянул лапы к Северину, стоявшему перед ним на четвереньках.
   -Мамочка... - прошептал мальчик.
   Свистнула сталь, рассекая воздух, в лицо ему брызнула горячая кровь и уродливая голова монстра покатилась по земле, подпрыгивая на кочках.
   -Когда я говорил затаиться, - сказал рыцарь, стоявший за убитым монстром, - я не имел в виду бегать по полянке, - он провернул меч в руке, не оборачиваясь, ударил себе за спину, угодив в грудь подбегавшего монстра, и закончил фразу, - и нападать на безобидных тварей!
   Безобидных?! Северин взглядом поискал коня, не нашёл. Но не успел испугаться, как тот, с гневным ржанием выскочил из-за деревьев и набросился на монстров, до сих пор державшихся в стороне.
   -Сиди и не встревай! - приказал ему рыцарь, оборачиваясь к четвёрке тварей, атаковавших его.
   Мальчик вдруг почувствовал себя лишним и бесполезным. Рыцарь хладнокровно расправлялся с монстрами, нападавшими на него. Жеребец кусался и топтал копытами сбегавших с поля боя. Один он ничего не делал, и даже это ничегонеделанье у него получалось из рук вон плохо!
  
  
   -Куда, говоришь, они смотрели? - уточнил рыцарь.
   Северин прошёлся среди зелёных трупов, подумал.
   -Туда, - неуверенно махнул он рукой, - а что?
   Рыцарь свистом подозвал коня, который, недоверчиво фыркая обнюхивал монстров, выискивая ещё живых. Иногда он для верности бил передним копытом, и метил исключительно в голову. Глядя на его копыта, измазанные в крови, Северин с трудом сдержал желудок, грозивший вывернуться на изнанку.
   -Квадли нападают первыми, когда голодны, - объяснил рыцарь, - если они предпочитают оставаться в стороне, значит...
   -...они сыты, - угрюмо догадался Северин.
   -Правильно. И мы обязаны всё проверить, - рыцарь пошёл вперёд, - если не хочешь, можешь подождать здесь. Насколько я знаю, зрелище будет не из приятных...
   Северин невольно оглянулся на истерзанные трупы, на почву, почерневшую от крови убитых тварей, и торопливо последовал за рыцарем. Ну уж нет!
   Через пару сотен шагов он пожалел о своём поспешном решении.
   -Что здесь было? - глухо спросил он, про себя удивляясь, почему его желудок так спокойно отнёсся к зрелищу полуобглоданных человеческих трупов.
   -Крестьяне, я полагаю, муж и жена, - рыцарь поворошил ногой домашний скарб, вывалившийся из разбитой телеги. - Наверное думали, что монстры бывают только в сказках, путешествовали одни.
   -Ага, - мальчик не мог оторвать глаз от каурой кобылки, и что удивительно, живой. Рядом валялся труп мерина, вместе с ней запряжённого в телегу. Кобыла не двигалась, лишь мелко-мелко дрожала и тихонько постанывала.
   -Квадли сначала набрасываются на тех, кто сопротивляется, и лишь потом на остальных. Нередко можно обнаружить выживших после нападения квадли людей, к примеру, схоронившихся под телегой, - рыцарь заглянул под телегу и покачал головой. - Однажды я нашёл младенца, спрятанного в котле.
   Рыцарь разыскал среди вещей лопату, и, велев Северину выкопать неглубокую канаву, отправился собирать дрова.
   -Нельзя их так покинуть, - объяснил он.
   -Но зачем дрова? - удивился мальчик.
   -Эти люди умерли ужасной смертью и теперь, возможно, возродятся в виде кровожадных призраков или чего похуже. Огонь очистит их души.
   -А тех монстров... - Северин запнулся.
   -Квадли? - любезно напомнил рыцарь.
   -Да, квадли... Их мы тоже сожжём? - представив объём работ, Северин затосковал.
   -Нет, их я собираюсь бросить, где лежат. Колдовские твари не имеют души и поэтому не способны воскреснуть, в каком бы то ни было виде. А во-вторых, так их съедят хищные звери - я лично очень рассчитываю на волков. Существует некоторая вероятность, что мясо квадли придётся им по вкусу, и в дальнейшем они станут специально охотиться за ними. Кстати, именно поэтому нельзя оставлять тела людей без погребения.
   Холодная логика его рассуждений подействовала на Северина оглушающе. Он даже ощутил холодный ручеёк страха, пробежавший по его спине.
   -Я никогда не думал что рыцари...
   -Занимаются подобными вещами? - понимающе улыбнулся рыцарь. - На самом деле мне часто приходиться сталкиваться с чем-то подобным, - он махнул рукой в сторону телеги, - и если подумать, то даже слишком часто. Бдительный, охраняй!
   И он ушёл.
   Северин остервенело ковырял землю лопатой. Мысли его посещали невесёлые и даже страшные. А если бы он ушёл из родной деревушки один, без защиты рыцаря? Давно ведь собирался сбежать... Его, наверное, пришлось бы хоронить какому-нибудь страннику, как вот он сам сейчас роет могилу для этих двоих. Или даже хуже, ведь его останков могли бы никогда и не найти, а он оказался бы обречён вечно скитаться в виде жуткой нечисти.
   Подошёл жеребец, посмотрел на работавшего Северина. Он всё время вертелся поблизости, но мальчик заметил, что его четвероногого охранника всё больше привлекает чудом уцелевшая кобыла.
   -Эх ты, Бдительный, - вздохнул мальчик, - правильнее было назвать тебя Влюблённым.
   Конь не обратил внимания на его слова, тем более что кобыла, вроде бы пришедшая в себя, заинтересованно потянулась к своему кавалеру.
   Вернулся рыцарь со здоровенной охапкой хвороста, напомнил жеребцу о его обязанностях сторожа. Осмотрел яму и остался вполне доволен работой Северина, только велел ещё углубить и расширить. И опять исчез в лесу.
   Мальчик вновь взялся за лопату, ломая себе голову, как рыцарь, одетый в доспехи, ещё умудряется передвигаться бесшумно и стремительно. Не иначе как колдовство какое!
   О своём занятии он старался больше не задумываться. Можно представить, что копаешь огород. Или готовишь ловушку... ну, к примеру, на волка. Звучит вполне безобидно и пристойно. Мальчик так усердно убеждал себя, что вернувшийся рыцарь застал Северина насвистывающим весёлый мотивчик.
   -Пожалуй, достаточно, - оценил он его труды, - пока я займусь остальным, можешь перекусить.
   -Есть? Сейчас?! - было что-то неприличное в предложении рыцаря, но тот, не слушая возражений, просто сунул ему в руки пакет с вяленым мясом, и усадил на брёвнышко, спиной к неглубокой могиле, обломкам телеги и истерзанным телам переселенцев.
   По прогалине перед ним прошла каурая кобыла, пощипывая редкую травку, за ней, как привязанный шёл рыцарский конь. Мальчик посмотрел на пакет с едой и неожиданно понял, как же он проголодался! Подошли лошади, и он щедро поделился с ними хлебом, обнаруженным в пакете.
   За его спиной с хрустом и негромкими проклятиями рыцарь разбирал телегу, но Северин не спешил поворачиваться. Тем не менее, он уже насытился, заигравшиеся лошади тоже оставили его, и Северин быстро заскучал.
   -Откуда они взялись, - спросил он, - ну, эти, квадли?
   -Войны магиков, - судя по звукам, рыцарь волок что-то тяжелое, - квадли одни из самых простых колдовских тварей. С создания подобных монстров начинают все магики. Квадли, даги и опры.
   О войнах магиков Северин знал немного, только то, что магики постоянно воевали. Он сказал об этом рыцарю, надеясь получить объяснение.
   -Думаю, ты знаешь о Башнях? Их ещё иногда называют Крепостями Силы.
   -Там живут самые могущественные колдуны, обычно называемые магиками.
   -Всё так и не совсем так. Даже совсем не так. Любой человек, поселившийся в Башне, становиться весьма могущественным колдуном. Сила заключена в самих Башнях. А если быть ещё точнее, из любой Башни открывается доступ к Источнику Силы. Которому всё равно, кто и сколько черпает из него. Или не черпает. Магическая сила постоянно изливается из него и этой силы не так уж много.
   -То есть Источник один, а желающих из него напиться много, - понял Северин.
   -Поэтому магики всеми правдами и не правдами стараются избавиться от конкурентов. Самый простой способ - убить соперника. Когда ещё в опустевшую Башню вселится следующий жилец, пока он разберётся в правилах...
   -Но ты же говорил о войне! - удивился мальчик и, забывшись, оглянулся на рыцаря. Тот как раз собирал на расстеленный старенький платок части человеческих тел и Северин поспешно отвернулся.
   -Убить магика, прочно окопавшегося в родном дому - а большинство магиков не покидают своих Башен - довольно сложно, - объяснил рыцарь, - для этого нужны солдаты, и много. Людей нанимать дорого, да и редкий человек согласится работать на магика. Не говоря уже о том, что большинство таких людей не имеют военного опыта.
   Мальчик не мог поверить, что кто-то согласится иметь дело с магиком, но промолчал.
   -Все эти монстры, это и есть армия магиков. Беда в том, что они нередко сбегают от своих хозяев, или магик сам прогоняет неудачных тварей. А когда магик гибнет, все подвластные ему монстры обретают свободу. Наше счастье, что самые опасные из них не способны размножаться самостоятельно!
   Он ещё позвенел чем-то, и тихо позвал Северина.
   -Стоит отдать им последнюю дань уважения, - сказал он, протягивая мальчику зажжённый факел, - сделаешь?
   Рыцарь сложил погребальный костёр из дров и обломков телеги, а также всего домашнего скарба, способного гореть. Тела крестьян, завернутые в кусок небелёного холста, лежали вместе с остатками мерина. Рядом аккуратной кучкой были сложены кастрюли, горшки, миски, инструменты, старенький плуг и оббитый железом сундучок для приданного.
   -Я нашёл масло, должно хорошо гореть, - сообщил рыцарь.
   Северин неуверенно наугад ткнул факелом в поленницу, но пламя долго не загоралось, и когда мальчик уже решил, что рыцарь просто подшутил над ним, вдруг полыхнуло ему в лицо, жаром опалив брови.
   Погребальный костёр разгорелся со страшной силой, так что им пришлось отступить на несколько шагов. В воздухе витал приятный запах жареного мяса. Мальчик втянул носом воздух, радуясь, что по настоянию рыцаря успел перекусить. Иначе бы он сейчас проголодался со страшной силой, нюхая эти ароматы - аппетитные и потому жуткие.
   -Запах смерти, - пробормотал он.
   Рыцарь услышал, подошёл к нему и положил руку на плечо.
   -Вкусный запах смерти, - повторил Северин.
  
  
   Гнедая кобылка послушно трусила за серым жеребцом. Северин молчал, погружённый в печальные мысли о трагической судьбе незнакомых ему людей. Его немного мучила совесть, всё-таки он ехал на чужой лошади, и одет был в новую одежду, взятую из вещей убитых. Он с детства твёрдо усвоил, что брать чужое нельзя, это нехорошо и незаконно. И сейчас чувствовал себя не то презренным осквернителем могил, не то простым вором. Ведь у погибшей пары вполне могли найтись законные наследники.
   Рыцаря такие вопросы ничуть не волновали. Он с лёгкостью бросил обычный домашний хлам, забрав самое ценное - женские украшения и медальон с миниатюрой, изображавшей парящего сокола. Как он объяснил возроптавшему Северину - чтобы не пропало.
   Как же тяжело оказалось мальчику принять его точку зрения! Конечно, покойникам эти вещи больше не нужны, да и рыцарю справедливости, наверное, лучше знать, чем отличаются хорошие поступки от плохих, но... Но Северин никак не мог забыть, как после смерти отца соседи начали забирать себе его вещи - мол бабе они без надобности, пацан мал ещё, а нам как раз сгодится. Внезапно появившийся Гарош прекратил их захватнические поползновения как раз вовремя - кожевник Вахил начал поговаривать, что кузнецову отродью три лошади много будет, и одной обойдётся - и прибрал всё к своим рукам на законном основании. Женился на Маниле. Нет, не стоит думать о Гароше и Маниле. Пусть живут как хотят, ему больше нет до них дела.
   Длинного Пути они достигли вскоре после полудня. Несмотря на довольно претенциозное название, это оказалась кривая, узкая дорога, протоптанная, как объяснил ему рыцарь, бесчисленными полчищами колдовских тварей.
   -Все Башни соединены между собой подобными тропами, но Длинный Путь соединяет самые дальние и самые сильные из Башен, и потому считается главнейшим из всех Путей Силы.
   Мальчик озадаченно хмыкнул.
   -То есть по этой тропинке ходит Сила? Пьяная, видать, уж больно дорожка крива.
   Рыцарь засмеялся.
   -При случае, посмотри на карту нашего Мира. Там все эти дорожки отмечены ровными прямыми линиями. И не ходит, а, скорее, присутствует. Постоянно.
   -Это так сложно! - пожаловался Северин.
   -Существует единственный способ понять магиков, - рыцарь с улыбкой подмигнул ему, - занять пустующую Башню. На данный момент поблизости свободны Башня Розовых Лепестков, и Крепость Силы У Моря. Могу проводить. Через полгодика о магиках и их магии ты будешь знать всё.
   Мальчик неуверенно улыбнулся. Похоже, что рыцарь так шутил, но ручаться головой Северин не стал бы.
   -Задерживаться здесь опасно, но очень интересно, - сообщил ему рыцарь, - кроме монстров здесь часто встречаются путешественники из других Миров. Тоже не подарок, если разобраться. Иных на первый взгляд невозможно отличить от монстров, - тут рыцарь вздохнул. - Меня всегда восхищала их отчаянная смелость. Путешествия между Мирами увлекательны и невероятно опасны. Немногие люди осмеливаются покинуть родину. Торговцы рискуют ради невиданных барышей, но они никогда не действуют наугад. Некоторым приходится сбегать в другой Мир, спасая свою шкуру. Неисправимые романтики ищут в иных Мирах свою мечту. Кстати, иногда находят.
   -А ты был в других Мирах? - немедленно спросил Северин. Уж больно мечтательный голос был у рыцаря, когда он рассуждал о чужих Мирах.
   -Нет, рыцари справедливости не должны оставлять своего Мира. Иначе мы перестаём быть рыцарями. Известно, что некоторые мои коллеги, чудом дожившие до старости, в поисках забвения уходили в чужие Миры, - несколько печально объяснил тот, и добавил, - для рыцаря нет ничего страшнее старости.
   Северин не нашёлся, что сказать.
   В полном молчании они пересекли Длинный Путь. Мальчик тщетно вертел головой, надеясь увидеть волшебное окно в другой Мир. Но он уже привык, что его надежды редко сбываются, иначе всё вокруг было бы иным. И в первую очередь, был бы жив отец. Неожиданная хворь, свалившая кузнеца Харушу, подкосила и без того хрупкую веру мальчика в чудеса. Хотя в последнее время с ним произошло слишком много не сказать бы чудесного, но... Разве не чудо, что благородный рыцарь так заботится о чужом мальчишке, нахально навязавшемся ему в попутчики? Не прогнал в лес, чего Северин поначалу очень опасался, а наоборот, позволил ехать на своём коне, кормит, охраняет, отвечает на глупые вопросы, спас ему жизнь. Даже своевременное появление рыцаря, избавившее Северина от ежедневных побоев, уже казалось ему настоящим чудом. Не так часто заглядывали в их деревеньку рыцари, и останавливались на ночлег обычно в трактире.
   Неожиданное путешествие в обществе рыцаря несколько укрепило Северина во мнении, что хотя мир жесток и несправедлив, люди могут своими поступками изменить его к лучшему. Он, правда, не был настолько уверен в своих силах, чтобы рискнуть исправить Вселенную в одиночку. А вот рыцарю справедливости такие задачи вполне по плечу. Мальчик кинул завистливый взгляд на широкую спину рыцаря, надёжно защищённую металлическим доспехом. Хотел бы он уметь всё то, что может рыцарь. Быть умным и сильным, уметь постоять за себя, защитить слабых, помочь и советом и делом. Отец всегда был таким.
   Рыцарь многим напоминал Северину отца: неторопливым рассудительным говором, открытой улыбкой, весёлым, искренним смехом и тем, что не укорял за ошибки, не указывал, не пытался "поучить жизни" и относился к мальчику как к равному, взрослому и вполне самостоятельному человеку.
   Северину очень больно было думать, что рыцарь вскоре исчезнет из его жизни, точно так же, как отец. Проводит до Торга и привет! Конечно, у него своих дел невпроворот. Да и, если подумать, сам Северин уже прекрасно может обойтись без няньки. Только вот нужно до города доехать, а дальше он о себе сможет позаботиться, не маленький. Для самостоятельного путешествия через лес он, наверное, никогда не будет достаточно взрослым.
   Кобыла навострила уши и призывно заржала.
   -Надо что-то делать, - рыцарь, придержав коня, поравнялся с Северином, окинул задумчивым оком взбодрившуюся кобылу, - нельзя, чтобы она звонким ржаньем приветствовала каждого встречного сородича.
   -Она учуяла лошадей? - удивился мальчик. На его взгляд их окружал безлюдный дикий лес.
   -Да, кони гораздо острее ощущают подобные вещи, - усмехнулся рыцарь, и посмотрел куда-то Северину за спину, - не правда ли?
   Мальчик стремительно обернулся. Они были не одни.
   -Всё так, Умник, - пробасил коренастый бородатый мужчина на огромном чёрном как смоль жеребце, коротко подстриженном, как и серый рыцаря. Одет он был в чёрный сплошной пластинчатый доспех, превращавший его в гротескное подобие ящерицы, и вооружён нечеловеческих размеров секирой - подобной брони, как и оружия, Северину видеть не доводилось. Но что-то в поведении незнакомца показалось ему до боли знакомым.
   Ещё один рыцарь справедливости? Северин предпочёл удивляться молча, но рыцарей слишком мало, чтобы они вот так, запросто, сталкивались посреди леса. Северин однажды принимал участие в поисках заблудившейся девочки, её целый день искали всей деревней, а нашли вообще чудом!
   Тут, обгоняя бородача, из зарослей орешника выскользнуло и вовсе кошмарное создание. Оно было похоже на приземистую кошку, но размером с лошадь, и абсолютно жёлтую, как одуванчик, с чёрными узкими вертикальными полосками по спине. Морда у существа оказалась вполне кошачья, но с круглыми совиными глазами и хищными белоснежными клыками, торчавшими из верхней челюсти.
   На удивление, кони остались равнодушны к появлению чудовища. Только каурая кобылка недоверчиво всхрапнула и с охотой попятилась от приближающегося чудовища, когда Северин в панике натянул поводья.
   -А, Бродяга, - обрадовался рыцарь, которого Северин, не долго думая, про себя решил называть "мой рыцарь", что бы хоть как-то отличить его от бородача. - Давно не виделись.
   -Сам знаешь, дела! - бородатый рыцарь утробно расхохотался. - Твои дела, мои дела, их дела...
   Тут они оба рассмеялись, точно хорошей шутке.
   -Не представишь твоего спутника? - поинтересовался рыцарь.
   Сдобно хохотнув напоследок, бородач картинным взмахом руки указал на жёлтое чудовище, вальяжно разлёгшееся на травке.
   -Лотур, этнограф, филолог и ещё какой-то там доктор наук.
   Чудовище вежливо наклонило голову.
   -Доктор философии и сравнительной психологии Миров, - поправило оно рыцаря звонким детским голосом, - отстал от экспедиции, банальнейшим образом заблудившись в этом чахлом кустарнике. К сожалению, мои коллеги вовремя не заметили моего позорного исчезновения. Вынужденный самостоятельно искать дорогу домой я познакомился с достойнейшим из известных мне людей, - чудовище кивком указало на улыбающегося бородача, - и должен отметить, сие событие произошло с похвальной своевременностью, ибо у меня как раз случилось странное столкновение с несколькими существами магического происхождения...
   -Он напоролся на семейку опри, - прокомментировал бородач витиеватую речь своего странного спутника.
   -...и был вынужден защищать свою драгоценную жизнь с помощью когтей и клыков, как обыкновенный дикарь, - печально закончил тот. - И уже начал испытывать некоторое утомление, когда услышал громкий голос, сообщивший мне, что подобных существ в этих краях принято лишать жизни. Получив столь неожиданный совет и с неоценимой помощью присутствующего здесь воина, а так же его бесподобного напарника, мне удалось быстро прекратить бессмысленную стычку, уничтожив надоедливых существ.
   Рыцарь, сопровождать которого выпала честь Северину, согласно склонил голову.
   -Обычная история в этих краях, - он обернулся к мальчику и не сдержал короткого смешка, - что случилось, Северин? Разве я не рассказывал тебе о Длинном Пути и тех странных созданиях, путешествующих по нему? Когда я говорил о купцах, беглецах и романтиках, то забыл упомянуть учёных, гонимых в путь неудержимой жаждой познания. Лотур...
   -Иномирянин? - догадался мальчик. Он с трудом разомкнул побелевшие от ужаса губы, чтобы произнести это единственное слово, но дальше дело пошло на лад. - Настоящий иномирянин?!
   -Да уж, не шуточный! - и бородач радостно засмеялся, но тут же сурово нахмурился, - вообще-то я искал кого-то из наших, чтобы поручить проводить Лотура к ближайшему колдуну-картографу.
   -Неужели Ваши маги вольны сами писать Карты Мира Миров? - неожиданно заинтересовался иномирянин, - Полные, временные или составные?
   -Составные, - ответил бородач, - наши соотечественники редко покидают пределы родного Мира, а ещё реже знают, куда хотят попасть.
   -Составные! - восторженно взревел Лотур и вскочил на но... на лапы? - Это же превосходно!! Ведь в стольких Мирах не только не могут создать даже простенькую одноразовую Карту, но даже не имеют понятия о существовании Карт Мира Миров!
   Северин отъехал в сторону, чтобы не мешать иномирянину беспрепятственно изливать свой восторг на рыцарей. Их разговор казался ему бессмысленным, но он стеснялся спросить объяснений в присутствии незнакомого рыцаря и учёного-иномирянина, больше всего похожего на колдовскую тварь, которых эти самые рыцари справедливости обязаны изничтожать при каждом удобном случае.
   -Не тянет меня к колдунам ехати, - между тем доверительно жаловался бородач усмехавшемуся рыцарю, смешно мешая городские и деревенские словечки. Северину было с чем сравнивать, его отец всегда говорил правильно, по-книжному, остальные деревенские, хоть и им не чужд был высокий стиль, в разговорах между собой часто путали и ломали слова. - Да и дело у меня тута есть. Представь, история, как в глупой небылице. Двое полюблённых ребятишек, ворогуючие родичи... Короче говоря, убёгли они, никто и не ожидал, думали в детях блажь играет, а теперь на всю деревню вой - пропали! А тут я, на белом коне, как здрасте! А штось у вас случилось, люди добрые? Пяти минут не минуло, как я уж жалел о своём вопросе, хужее нет, за полюблёнными гонятися. Добро бы эти идиоты хоть помирилися, так нет же! Найти, вернуть и запретить - и именно в таком ранге!!
   Лотур громогласно выражал своё восхищение, не замечая, что его давно перестали слушать.
   -Да, бывает, - Северинов рыцарь порылся в седельной сумке и перебросил бородачу полотняный мешочек, - я тут тоже нашёл парочку.
   Тот высыпал на широкую ладонь весело засверкавшие драгоценности, картинно наморщив лоб, поворошил их указательным пальцем. Любопытствующий Северин подъехал поближе, узнал медальон с соколом. Мальчик, похолодев, как-то сразу понял, что бывшие хозяева его кобылки и есть те влюблённые, которых искал бородатый рыцарь.
   -Вот не капельки не чудно, - грустно заметил бородач, - всегда так быват, когда люди начинают больше думать о себе, чем о других. Таки тут мне самое место, надо сурьёзно вразумить недоумков.
   Он ссыпал драгоценности обратно в мешочек, почесал в затылке.
   -А ты, куда путь топчешь?
   -Что-то в Торг тянет со страшной силой, сам знаешь, как это бывает. Да и попутчиком уже обзавёлся, тоже в город идёт, - рыцарь небрежно кивнул в сторону Северина.
   -А, претендент... - понимающе протянул бородач и вдруг решительно заявил, - А Лотура ты проводи, таки мне надо ихним родичам штось сказать. Мож и поумнеют, да я штось сумлеваюсь, - он привесил мешочек на пояс, и решительно поворотил коня, - ну, бывай!
   Иномирянин, сидевший к нему спиной, ухода своего провожатого не заметил, вслух предаваясь радужным мечтам. Из его слов явствовало, что вернувшись домой, он непременно соберёт новую экспедицию, в этот чудесный Мир, за самым бесценным сокровищем любого опытного путешественника - настоящей Картой Мира Миров, и надо даже заранее договориться, что бы местные мастера начали изготовлять искомые Карты в массовом порядке, он же не вчера на свет появился, знает, сколько времени и сил отнимает каждая Карта...
   -Возможно, достойный исследователь предпочтёт строить планы на ходу?
   Вежливый вопрос рыцаря буквально подбросил замечтавшегося Лотура.
   -Ну, конечно же, - и без лишних слов иномирянин в несколько гигантских прыжков растворился в лесу. Впрочем, не успел ещё Северин удивиться его поспешному уходу, как вернувшийся Лотур сел возле ног жеребца, и виновато склонив голову, спросил, - Не будут ли так любезны достойные господа, указать мне правильное направление в этой невразумительной поросли, высоко именуемой здесь лесом?
  
  
   Путешествие через лес вдвоём с рыцарем, и путешествие через тот же самый лес, в одной компании с Лотуром, это "две большие разницы", как сказал бы отец. Северин не мог избавиться от странного впечатления, точно попал в чужой безумный Мир, в котором столетние дубы всего лишь молодая поросль, небо не слишком голубое, а из-за каждого кусты под ноги твоей лошади кидается говорящий кот-переросток. Иномирянин был вездесущ, всеведущ и не умолкал ни на минуты, стремясь многословно поделиться своими знаниями. То он чинно шагал рядом с рыцарем, излагая ему свой взгляд на устройство Мира Миров, то драл когти о поваленную грозой берёзу, валявшуюся где-то вдалеке от их пути, то выпытывал у Северина подробности деревенского уклада, бегая кругами вокруг каурой кобылы, к чему та, впрочем, быстро привыкла. В следующий миг Лотур вольготно раскидывался полежать на солнечной полянке, но тут же с обиженным мяуканьем догонял людей, спокойно проехавших мимо. В общем, понятно было, как он умудрился потеряться в незнакомом лесу, удивляло другое. Если остальные соотечественники Лотура характером хоть капельку походили на него, то как в этом же лесу не заблудилось ещё десятка два жёлтых котов?
   Мальчик серьёзно сомневался, можно ли считать этого взбалмошного непоседливого иномирянина учёным. В его представлении учёные проводили свою жизнь в крошечных кельях, заваленных книгами, а не носились по чужим Мирам как игривые щенята.
   Рыцарь снисходительно усмехнулся, когда Северин, воспользовавшись тем, что Лотур в очередной раз отстал, высказал свои сомнения вслух.
   -Ты имеешь в виду наших мудрецов-теоретиков, погрязших в своих заумных идеях. Практики обычно больше похоже на нормальных людей. К тому же ты совершил одну из самых распространённых ошибок при общении с иномирянами, - рыцарь помедлил, давая Северину время самому вычислить свой промах. - Ты судишь о Лотуре по меркам нашего Мира, забыв, что он здесь чужак, и серьёзно отличается от нас с тобой. Я имею в виду отнюдь не его внешность, - Северин улыбнулся, - а его привычки, воспитание, то есть его личность.
   В этот миг их догнал запыхавшийся Лотур.
   -Только теперь мне пришло в голову, что официальное самоназвание вашего удивительно многообещающего Мира осталось мне неизвестным. Даже испытанное потрясение не может послужить оправданием подобной небрежности! Заполните же этот ужасающий пробел в моих знаниях, прошу Вас!
   -Вы находитесь в Мире Пентаграммы, - любезно сообщил ему рыцарь, - наш Мир не слишком известен, так как принадлежит к числу замкнутых Миров, а большинство из окон открывается в довольно опасном безлюдном районе, в чём вам уже пришлось убедиться на собственном опыте.
   -А что такое пентаграмма? - у Северина накопилось так много вопросов, что он уже даже перестал стесняться Лотура.
   -Колдовской термин, - пожал плечами рыцарь.
   Видно и сам не знал. Северин даже удивился, он уже успел привыкнуть к всеведению своего спутника.
   -Так называют рисунок в Магии Орнаментов. К примеру вот это, - Лотур не отрывая когтя, вычертил на земле пятиконечную звезду, - пентаграмма из самых простых и распространённых, - он наступил лапой в центр пятиугольника, образованного пересекающимися линиями звезды, - но без подходящих заклинаний и обрядов, силы в нём не будет.
   Он покосился на звезду и, вздохнув, стёр её одним взмахом лапы.
   -Теперь я понимаю, почему наш Мир получил именно такое название. Благодарю за ценную информацию, - рыцарь повернулся к Северину и сказал, весело улыбаясь, - когда сможешь, обязательно поинтересуйся картой нашего Мира.
  
  
   Следующие три дня, пока рыцарь провожал заблудившегося иномирянина к колдуну-картографу, слились в воспоминаниях Северина в один бесконечный монолог Лотура. Тот красочно и многословно описывал родной Мир Диких Деревьев, а также множество других Миров, о которых иномирянину доводилось слышать, или даже лично путешествовать по ним. Большую часть его рассказов мальчик благополучно позабыл, но не расстраивался - он сомневался, что эти знания когда либо ему пригодятся, так как не считал себя пригодным для подобных подвигов, и уж тем более не собирался совершать их без веской причины.
   Зато он, наконец, выяснил, почему Лотур так небрежно отзывался об окружавшем их лесе. Признаться, этот вопрос несказанно беспокоил мальчика. А всё оказалось довольно просто. Родной лес Лотура - он называл его "джунгли" - состоял из деревьев великанов, истинные размеры которых Северин оказался не в состоянии представить. Он ещё смог представить себе пенёк размерами с три двора, но само дерево... нет, этого он не мог себе вообразить.
   -А мне он понравился, - заметил Северин, отгоняя неожиданный приступ грусти.
   С холма, на вершине которого они расстались с Лотуром, прекрасно обозревалась лесная опушка, и низкий бревенчатый дом по самый венец заросший мхом - обитель колдуна-картогрофа, согласившегося помочь иномирянину вернутся домой, за символическую плату в виде убитого монстра, обосновавшегося неподалёку. Вышеупомянутый монстр повадился лазать у колдуна под окнами, выть по ночам страшным голосом и до смерти пугать клиентов - последнее отнюдь не было метафорой, Северин видел неподалёку отсюда маленькое кладбище, семь могил разной свежести. Несчастных хоронил сам колдун, своей личной силой вполне способный уберечься от любого монстра, но не имеющий и малейшей возможности защитить своих гостей.
   -А он справится? - Северин, оглянувшись, привстал на стременах. Лотур, ярко-жёлтое пятно, развалившееся на низкой кровле, был хорошо заметен издалека - по словам иномирянина, его окрас в родном Мире служил отличнейшей маскировкой.
   Рыцарь насмешливо хмыкнул.
   -Неужто ты полагаешь, что клыки и когти были даны Лотуру для красоты? Пусть тебя не смущает его вежливость и учёные степени, он самостоятельно расправился с семьёй опри, а до этого успешно отражал их атаки, не поранив ни одного монстра, что гораздо сложнее, чем простое убийство. Можешь поверить моему опыту, здешний монстр Лотуру не противник, - он задумчиво потёр подбородок, - к тому же здесь неподалёку гуляет Вихрь, понадобится - подстрахует.
   Упоминание о ещё одном рыцаре справедливости - а никак иначе брошенные вскользь слова рыцаря о некоем Вихре нельзя было понять - напомнили мальчику о бородаче.
   -А что он имел в виду, назвав меня претендентом? - вопрос вырвался случайно.
   Рыцарь как-то сразу понял, о ком он спрашивает.
   -Я же говорил, что еду в Торг на Коронацию? А раз уж ты едешь со мной, то вполне можешь успеть...
   То ли долгое общение с Лотуром не пошло ему на пользу, или сказалась усталость, но Северин загадочного этого намёка не понял.
   -Куда успеть? - переспросил он.
   -Получить корону. Ты ведь знаешь, как избирают следующего короля?
   Мальчик покраснел. Отец действительно однажды пытался разъяснить ему суть этого обряда, но тогда Северин благополучно пропустил всё мимо ушей. Лето было в самом разгаре, все уже плескались в речке, и выслушать, а уж тем более запомнить длинное и запутанное повествование отца оказалось ему не по силам.
   -Ну... э-эа... что-то слышал, - промямлил он.
   -Понятно, - рыцарь направил коня в чащу, прочь от дома колдуна и Лотура, устраивающего засаду на монстра.
   Они уже изрядно углубились в лес, когда рыцарь заговорил.
   -Очень давно, примерно двадцать поколений назад, на это королевство напали объединённые силы Аштана, Карлоги и Ст-так, - мальчик заметил его странную оговорку "это королевство", но решил придержать свои вопросы. Судя по началу, рыцарь собирался поведать ему древнюю легенду, и не стоило перебивать его глупостями. - Надо сказать, тогдашний король этого заслуживал, ведь все эти страны, как и некоторые другие, пострадали от его разбойничьих нападений. Поэтому рыцари справедливости не вмешивались, защищая только мирных жителей.
   Северин понимающе кивнул. Рыцари защищали лишь невинных, иначе они поступить не могли. И в этот момент он неожиданно задумался, насколько жестоким сердцем надо обладать, чтобы не помочь пусть виноватому, но нуждающемуся в помощи человеку?
   -Но когда уже казалось, что с разбойным королём покончено, союзные войска осадили Торг, и больше во всём королевстве не было ни одного свободного клочка земли, неожиданно пришла помощь, - рыцарь оглянулся, поймал взглядом сосредоточенное лицо мальчика, и закончил фразу, - от магиков.
   -Но, но... - мальчик не находил слов.
   Рыцарь удовлетворённо кивнул, явно наслаждаясь произведённым эффектом.
   -Вот именно. Впервые магики вмешались в мирские дела, оставив на время свои обычные распри. Почему? Никто не знает ответа на этот вопрос кроме самих магиков. Мой учитель полагает, что Башням было нежелательно разрушение Торга, и я склонен согласиться с ним. Так или иначе, но в тот день все магики, обитающие в Крепостях Силы, собрались в королевском замке. Совместными усилиями они наложили заклятье на королевскую семью. Это была столь великая магия, что даже сильнейшие магики не выдержали, большинство погибло, отдав заклятью все свои силы. Крепость Силы У Моря, к примеру, пустует до сих пор.
   -Они умерли, чтобы спасти короля?! - изумился Северин. Всё, что он до этого знал о магиках, ясно показывало, сколь мало их волнуют обычные люди.
   -Не короля, - рыцарь перебросил поводья в другую руку, помолчал, - а королевство. По заклятью, с тех пор именуемому Великим Заклятьем Королей, никто не мог захватить Торг и прилегающие земли, пока будет жив король и его наследники. Конечно, оно не гарантировало личной безопасности ни королю, ни его семье. И по совету магиков, тогдашний король, имени которого история не сохранила, отправил всех своих детей, и рождённых в законном браке и бастардов, в бессрочную ссылку. Кстати, поэтому в некоторых летописях его именовали Бездетным Королём. Хорошая шутка!
   Рыцарь вдруг остановился, прислушиваясь, придержал своего жеребца, целеустремлённо ломившегося через кусты. Северин заметил, как его лицо потеряло всякое выражение. Стало очень холодно и неуютно, словно кто-то сорвал с мужчины приветливую маску, и под ней обнаружилась пустота. Мальчик решительно послал каурую вперёд, не желая иметь ничего общего со странным превращением рыцаря из хорошего знакомого в нечто нечеловеческое и непостижимое.
   -Лотур схватился с монстром, - голос рыцаря чуть дрожал от напряжения. Украдкой присмотревшись к его лицу, Северин не заметил никаких признаков отстранённой пустоты, так испугавших его. Только лоб рыцаря покрылся бисеринками пота. Это показалось мальчику странным, ведь совсем недавно, разметав банду зелёных квадли, рыцарь ничуть не вспотел.
   -У него всё в порядке? - мальчик решил не спрашивать, откуда у рыцаря новости о иномирянине. Был уверен, что ответа он не получит.
   -А что ему сделается? Сейчас бьёт монстру морду. Сдаётся мне, он сцепился с тивом. Редкой красоты тварь - похож на гусеницу, только покрытую радужной бронёй. Лапы у тива вроде медвежьих, только коротенькие, но зато их целая сотня. А глаза! Как синие озёра с золотыми искрами... боюсь Лотур их выцарапает... К слову, некоторые люди специально следуют за армиями магиков, надеясь разжиться несколькими сувенирами подобного рода. За целую голову тива, например, можно безбедно прожить целый год в Торге, не утруждая себя работой.
   "Рискованный способ заработать себе на жизнь, - подумал Северин, невольно восхищаясь чужим мужеством... или отчаянием. - Как говорил отец, каждому дана своя судьба и спорить с ней не след"
   Ну, а ему лично хотелось дослушать повествование о Великом Заклятье. В чём он и признался рыцарю.
   -Как я сказал, король отослал своих потомков подальше, а сам сдался на милость захватчиков. Пока те рядились, какое наказание придумать для высокородного пленника, он благополучно скончался в темнице. Не без посторонней помощи, но восприняли это как хороший знак, земли поделили, в Торге правитель Аштана оставил своего наместника. Казалось, всё кончилось, но захватчикам ещё предстояло испытать на себе силу Заклятья. А оно действовало, незаметно и неотвратимо. Началось всё со странной болезни, свалившей наместника Аштана. Когда он умер, схожие признаки проявились у всего гарнизона, оставленного объединёнными войсками в Торге, причём горожан это бедствие не коснулось.
   Тропа постепенно сужалась, и, наконец, растворилась среди подлеска. Старые низкие ветви деревьев, цеплялись за одежду, норовили смахнуть всадников с коней. Рыцарь спешился, и пошёл вперёд, выбирая дорогу, серый скакун шёл за ним след в след. Северину пришлось вести свою кобылу под уздцы.
   -Люди умирали, - рыцарь продолжал рассказ, немного повысив голос, чтобы Северину было хорошо слышно, - Эпидемия властвовала уже не только на территории этого королевства, но и в пограничных областях Аштана и Карлоги. Но коснулась она только солдат-захватчиков, и некоторых вельмож, ставленников королевств-победителей. Неизвестно, кто из них первым догадался обратится к колдунам, но вскоре о Великом Заклятьи Королей стало известно повсюду. В Карлоги произошёл переворот, правительство было низвергнуто, а войска, оставленные на завоёванных землях, в панике бежали на родину. После чего произошло ещё несколько смертей, но почти все заболевшие карлогиане немедленно выздоровели. Так было освобождено Центральное Королевство. Историки полагают, что достаточно было освободить Торг, и действие Заклятья прекратилось бы, но ни у кого не возникло желания проверить это на практике.
   Таким образом королевство было защищено мощнейшим заклятьем - как я уже сказал, для его создания многие магики пожертвовали жизнью, а чтобы разрушить любое заклятье нужна сила не меньшая, чем для его создания. Сомнительно, чтобы набралось столько колдунов во всём Мире Пентаграммы, а на помощь магиков потенциальным захватчикам рассчитывать не приходится. И единственное, что может изменить ситуацию, это уничтожение всей королевской династии.
   -Но ведь ты сказал, что король отослал всех своих детей... - Северин не договорил. Что-то он не слишком понял.
   -Отослал, - согласился рыцарь. - И запретил возвращаться. Но любому королевству нужен король - и однажды сила Заклятья вернула его старшего сына, Ясна, в город. По отзывам современников весь двор на ушах стоял. Прошло одиннадцать лет с тех пор, как королевство было освобождено, и наместники, правившие в Торге, уверовали в прочность своей власти. Под давлением бесспорных доказательств они были вынуждены признать своего короля, но затем попытались его уничтожить, - судя по голосу, рыцарь улыбался, - вновь обретенный король пожелал упразднить некоторые законы, очень мешавшие ему, пока он был простым ткачом. Попытка сорвалась, когда наёмные убийцы поняли, кого им предстоит отправить на тот свет. Шила в мешке не утаишь и вскоре о предательстве узнали горожане... летописи говорят, что предателей растерзала толпа - люди не хотели возвращения чужих войск и понимали, что охранить их может только благополучная и долгая жизнь короля.
   -А что дальше? - полюбопытствовал Северин.
   -Отменив несколько горячо ненавистных законов, Ясн совершил поступок, определивший всю дальнейшую жизнь этого королевства. Однажды ночью, тайно, он покинул свой дворец, оставив за себя временного правителя. Правда, он обещал вернуться, если ему не понравится, как его заместитель будет править, но это ему не понадобилось. И когда в соседних странах проведали о возвращении короля, и догадались, как этим можно воспользоваться, Ясн исчез, растворился среди народа. Тогда и получило Центральное королевство своё нынешнее название - Ничейное Королевство, или Королевство Без Короля. Иногда его ещё называют Королевством Множества Королей, и это очень правильное название. Ведь за это время королевская династия прочно вросла в народ, их благородная кровь смешалась с кровью простолюдинов, ну и так далее. Любой из нас может оказаться потомком Бездетного Короля, любой может претендовать на трон.
   -Любой? - Северина поразила безграничность этого слова. Любой? Безымянный прохожий, или сосед, которого ты знаешь всю жизнь? Даже Лакула? - хотел спросить он.
   -Даже ты? - задал он другой вопрос.
   -Даже ты, - ответил рыцарь.
   -Но разве можно узнать кто перед тобой, будущий король или простой человек?
   -Существуют способы... - напустил туману рыцарь. - А раз уж ты претендент, то, предвидя твой следующий вопрос, я заранее отказываюсь на него отвечать. Проходить проверку гораздо интересней, если не знаешь, что тебя ждёт.
   Мальчик приуныл, но потом приободрился. Пускай будет претендент. Вряд ли стоит воспринимать это всерьёз.
   Больше разговора о будущей коронации он не поднимал.
  
  
   Последние дни они с рыцарем путешествовали вместе с торговым караваном, доставлявшим в Торг южные пряности и приправы. Хотя слово "вместе", как подметил наблюдательный Северин, здесь не годилось. Скорее, им просто было по пути. Сопровождавшие караван воины никак не отреагировали на появление рыцаря справедливости, неожиданно присоединившегося к их компании, точно его и не было. Северин удостоился большего внимания - десятник, командовавший охраной каравана разглядывал его в течении трёх минут, после чего проворчал себе под нос нечто вроде "не плох". На этом всё общение и закончилось.
   -Что он имел в виду? - подозрительно спросил Северин у рыцаря, как только они остались одни. Ему казалось, что десятник над ним посмеялся.
   -Он решил, что ты мой ученик, - ответил рыцарь, - и высказал одобрение моему выбору, желая таким образом выразить своё расположение к нам.
   -Расположение? А мне показалось, они нас презирают, - растерялся мальчик.
   -О нет! Но эти люди приехали из Аштана, и не хотят завязывать дружеских отношений с возможным противником. Законы дружбы в их стране ценятся так же высоко, как указы их правителя, и если Аштан нападёт на Торг, они окажутся перед страшным выбором между бесчестием и смертью.
   -Противником? - тупо уточнил Северин.
   -Агенты Аштана обязательно попытаются убить нового короля, как только он будет выявлен. Это почти такая же традиция, как разжигание костров и пляски до рассвета в первый день весны.
   Северин поискал на его лице признаки смеха, не нашёл и непонимающе нахмурился.
   -Ты хочешь сказать, что все эти воины на самом деле не охранники каравана, а шпионы?! И, не таясь, едут в Торг, чтобы убить нашего будущего короля?! И им никто не может помешать?
   -Нельзя же наказать человека до того как он преступит закон? А что касается их хлипкой легенды... - рыцарь усмехнулся, - так или иначе, они всё равно пробрались бы в город, но скрытный, неизвестный враг много опасней.
   Мальчик задумался. Его довольно скудный, он это теперь понимал, жизненный опыт сегодня обогатился ещё парой важных уроков. Довольно специфических, и несколько бесполезных для парня, не ставившего перед собой иной цели в жизни, кроме места деревенского кузнеца.
   -А как они узнали о предстоящей коронации? И как я могу быть претендентом, если уже известно время коронации, значит и будущий король уже известен? Я что-то совсем ничего не понимаю, - пожаловался Северин.
   -Ах да, я же тебе не рассказывал... Всё просто. Каждые десять лет, в день середины лета, придворный колдун гадает на короля. Если выпадает смерть, на будущий год колдун ищет в Торге нового короля, а если его нет, ждут ещё год, и так далее. Таким образом любой, приехавший в Торг в это время, считается претендентом на корону. Мы успеваем, значит, ты - претендент.
   Мальчик поёжился. Ему совсем не нравилось, что рыцарь считает его каким-то претендентом на какую-то корону.
   -Мой отец был кузнецом. Может быть это ты - претендент, а я простой подмастерье. Безработный.
   Рыцарь засмеялся, и как всегда, мальчику показалось, что серый скакун присоединился к весёлому смеху хозяина. Во всяком случае жеребец скалился очень насмешливо.
   -Не волнуйся! В Торг ежегодно приезжает тысяч сто человек. Кто прибывает в столицу в поисках лучшей доли, кого гонит судьба, и лишь одного единственного человека приводит туда Великое Заклятье, - и мгновенно посерьёзнел, - а я быть претендентом не могу. Мой родной отец всё ещё жив, и принадлежи мой род к королевской династии, я всё равно не смог бы претендовать на корону Торга раньше его.
   -Значит, они проверяют всех сирот, - угрюмо догадался Северин.
   -Не-а, - в глазах мужчины плясали озорные огоньки, - ведь был же случай, когда королём оказался полуторагодовалый младенец, при живом отце, кстати, начальнике дворцовой стражи и довольно родовитом вельможе. Был у него потом крупный разговор с женой, только неизвестно, чем всё кончилось... Уехали они, как обычно.
   Мальчик не сразу сообразил, как ребёнок при живом отце смог унаследовать трон, потом почувствовал, как его лицо начинает гореть от смущения. Рыцарь сдержанно посмеивался над его замешательством, а жеребец, тот ржал не сдерживаясь! И ещё кто-то хихикал за его спиной. Оглянувшись, Северин обнаружил половину воинов, охранявших караван, во главе с десятником. Видать, они собрались послушать рыцаря. Только непонятно, над кем они все смеются, над обманутым мужем или над смутившимся Северином. Наверное, над обоими, решил Северин. Странно, он совершенно не чувствовал себя обиженным.
   И почему-то он почувствовал, что действительно симпатичен этим незнакомым людям, демонстративно показывающим своё безразличие, чтобы не попасть в капкан страшного и совершенно не понятного мальчику выбора. Во всяком случае, он не раз потом ловил мимолётные улыбки, вроде бы ему и не предназначенные, но расцветавшие при его приближении.
  
  
   Есть разные города, чья слава широко разошлась в Мире Миров. Легендарный Город Архитекторов, раскинувшийся вдоль горного хребта на многие километры, так что когда над восточной окраиной вставало солнце, жители западных окраин только ложились спать, и каждое здание в этом городе не похоже на остальные, и говорят, всякий может найти там дом своей мечты. Небесный Град Ангелов, выстроенный в рассветных облаках из дуновения ветра. Многоликие города Метаморфов, столь же непостоянные, как их создатели. Подводные полисы русалок, рассыпанные в тёмных океанских глубинах, словно бриллиантовые ожерелья. А тайные города эльфов Зимора, проникнуть в которые удавалось не многим чужакам, магические и лёгкие, как мечта ребёнка, неподвластные слову и потому неописуемо прекрасные? А ещё существовали города созданные упорным трудом мастеров и творения магии, заботливо вылепленные природой города великанов, которые ни один человек не назовёт городом, и Туманный Город, порождение бесконечного сна Вечности. И многие, многие другие города...
   Северин ничего не знал о величайших городах Мира Миров. Он никогда бы не смог поверить, что город, выраставший на горизонте, даже по мнению самых патриотичных горожан был ничтожно мал и тоскливо прост.
   Торг вырос из крохотного хутора на обрывистом берегу реки. С тех пор прошло много лет, река подмывала берег, люди укрепляли склон и отводили воду, бросали дома, подточенные водой и строили новые. Тот исторический, давно позабытый хутор сгорел, и даже его фундамент лежал сейчас на дне, а каменный город, отражавшийся в серых водах, ничем не напоминал той неказистой деревянной постройки.
   Величественный город, сверкающий медными крышами ремесленных кварталов, ловящий отражения облаков в зеркала серебряных куполов, украшавших дома знати, блистающий золочёными свечками дворцовых башен. Город, опутанный паутиной дорог, на которых мальчик за один день увидел больше людей, чем за всю свою жизнь. Город, воплощавший все его надежды, и лишь потому прекрасный. Нет, для Северина ни в этом Мире, ни в любом другом, не существовало ничего великолепней!
   Стражники, охранявшие ворота, скользили безразличными взглядами по толпе, вливающейся в город. Ряд укреплений состоял из невысоких толстых кольев, вкопанных на разную высоту и под разным углом. Через него нельзя было перепрыгнуть на лошади, но легко можно было перелезть, и ограждение могло лишь незначительно задержать нападающих. Ворота - добротные, из толстых дубовых досок, навешенные на два мощных столба, выглядели насмешкой над хилым заборчиком. Северин не смог понять, кому нужна эта условная преграда - монстров она бы не остановила, да и людей тоже. Зато он оценил глубокий и широкий ров с проточной речной водой, опоясывающий город.
   Они перешли ров по подъёмному мосту и оказались на небольшой площади, не взирая на раннее утро под завязку заполненной шумным народом. На приезжих, словно голодные собаки на дичь, с воплями накидывались горожане, предлагая свою помощь в любом деле, посредники расхваливали торговые лавки, слева кто-то призывал завернуть в трактир, справа обещали за символическую плату показать весь город. Зазывалы надрывались, пытаясь завлечь гостей на свои постоялые дворы. Рядом торговали свежей водой и спелыми фруктами. У мальчика от гула толпы голова пошла кругом, он и не представлял себе такого шума!! Кто-то дёрнул его за рукав, и обернувшись, мальчик чуть носом не уткнулся в подставленную ему корзину с пирогами. Проголодавшийся желудок немедленно напомнил о себе, учуяв аппетитный запах еды.
   Северин с трудом вырвался, и невольно подъехал вплотную к рыцарю, хотя за время путешествия и привык уже держать дистанцию, чтобы в случае необходимости не мешать рыцарю отбиваться от нападающих. Он ожидал замечания, насмешки, пусть и дружеской, но рыцарь только улыбнулся, и толчком послал жеребца сквозь толпу. Мальчику оставалось лишь последовать за ним. Странным образом уважение, с которым люди расступались перед рыцарем справедливости, распространилось и на него. Во всяком случае, больше за рукав не хватали.
   А завлекательные вопли торговцев вскоре перестали его тревожить. Северин впервые в жизни попал в большой город, и временно оглох, столь внимательно он осматривался, пытаясь одним взглядом охватить весь город. Хорошо хоть кобыла сама привычно трусила за жеребцом, иначе мальчик бы немедленно потерялся. Здесь всё ему было в новинку. Узкие улочки жилых кварталов, и широкие торговые проспекты, наполненные шумными людскими толпами. Высокие каменные дома, редкие низкие деревья, множество трактиров с яркими вывесками. Заваленные товарами столы, выставленные у магазинов. Нарядные горожане, расхаживающие тут и там, торгующие, ругающиеся, степенно прогуливающиеся и спешащие по делам. Можно сказать, что его поглотила жизнь города.
   -Эй, парень, хватит спать с открытыми глазами, - вернул его к жизни насмешливый голос рыцаря.
   -Что?... - мальчик обнаружил себя во дворе трактира, называвшегося "Рыцарский приют".
   -Приехали, говорю, - рыцарь уже стоял на крыльце, сложенном из неотёсанных брёвен наподобие поленницы, а серый сам, не дожидаясь, пока конюх отведёт его, шёл к конюшне. Тут же к Северину подскочил мальчишка, примерно его возраста, но пухлый, розовощёкий, такой довольный и откормленный, что Северину стало завидно. Мальчишка подхватил поводья, и стоило Северину спешиться, немедленно увёл кобылу. Проходя мимо крыльца он чуть склонил голову, вроде бы и не глядя на рыцаря справедливости, но тем не менее отдавая ему своеобразную дань уважения.
   Рыцарь одобрительно хмыкнул и, скрипнув простой дверью из необструганных досок, растворился в полумраке трактира. Северин чуть помедлил, прежде чем последовать за ним. Он не был уверен, имеет ли право здесь находиться.
   Снаружи "Рыцарский приют" выглядел сверх скромно. Наспех сколоченная хибара из негодных досок - даже летние сарайчики в родной деревне Северина строились с большей тщательностью. Внутри трактир тоже большого впечатления не производил. Это была длинная комната с прилавком в дальнем от входа конце, с пятью столами, поставленными поперёк зала, так что пробираться к прилавку приходилось под стеночкой. Северин заметил, что лавки между столами стояли широкие, чтобы гости могли сидеть в два ряда.
   -Кто-то хорошо сэкономил на этом заведении, - подумал он вслух.
   -Хозяин, Везунчик Тино регулярно обновляет свой трактир. Полностью. Это называется сюрприз, каждый раз, возвращаясь в Торг, я не знаю где искать "Приют", и как он выглядит. И есть ли он вообще. Садись, а я пока договорюсь о завтраке, - с этими словами, дружески хлопнув Северина по плечу, рыцарь направился к прилавку, за которым наличествовал трактирщик, слишком тощий для своей профессии. По пути он вежливо раскланивался с посетителями, как со старыми знакомыми.
   Мальчик приметил лавку посвободней в середине зала и сел с края, боком, чтобы видеть и входную дверь и рыцаря, беседовавшего с трактирщиком. Судя по всему, их беседа грозила затянуться надолго, и от нечего делать Северин занялся разглядыванием громадного помпезного портрета, украшавшего противоположную стену. На картине был изображён высокий худой мужчина с развевающимися седыми волосами, длинноусый и безбородый. Одет он был как простой крестьянин, но в ножнах на поясе помещался великолепный меч - художник с большим вниманием выписал драгоценные камни, украшавшие рукоять. Именно по этому мечу Северин заподозрил, что на портрете изображён рыцарь справедливости, несмотря на преклонный возраст и прямо-таки болезненную худобу.
   -Любуешься? В своём роде уникальное произведение искусства, и единственный известный мне портрет рыцаря справедливости, - его рыцарь перешагнул через лавку и сел за стол, - к тому же написан не с натуры, а по словесному описанию. Старик, помню, как о картине узнал, чуть не поехал в Торг, чтобы своими руками спалить эту мерзость. Во-первых, Старик ненавидел, когда напоминали о его почтенном возрасте, а во-вторых, склонность к самолюбованию и возвеличиванию своих подвигов у нас считается грехом.
   -А почему же не поехал? - поинтересовался мальчик.
   -Погиб. Но Тино до сих пор ждёт его в гости, то ли не знает, то ли просто не хочет верить в смерть Старика. И ради такого гостя каждый год строит новый трактир. Старик ему жизнь спас, и Тино хочет хоть как-то выразить свою благодарность.
   Северин молчал, подозревая некую историю, связанную с портретом, трактирщиком и рыцарем справедливости, и не ошибся в своих ожиданиях.
   -Это вообще-то старая история. Хозяин трактира, Тино, приехал в Торг без малого сорок лет назад. Не ясно, что у него там случилось, но как помню, Старик приволок почти что труп - худой, больной, раненый и нищий, ссудил ему пару штанов и подарил нож. Денег у рыцарей сроду не водилось, вот Старик и рассудил, что бросить человека в городе без гроша в кармане он не имеет права, а за хороший нож Тино выручит пару монет на первое время. Уж не знаю, чем наш друг-трактирщик заслужил такую честь, Старик и собратьев по ремеслу не больно жаловал. Не то чтобы Тино никогда не рассказывал о своём знакомстве со Стариком и их совместных приключениях, просто он ни разу ещё на моей памяти не рассказал двух одинаковых историй. Ну, наши леса ты знаешь, и Тино вполне справедливо посчитал своё спасение настоящим чудом, и так радовался своему счастью, что получил своё прозвище - Счастливчик. И вполне оправданно, вскоре он уже выкупил какое-то заведение, расширился, а ещё пару лет спустя открыл свой первый "Приют", где каждого накормят бесплатно и досыта. Особенно здесь были рады любому рыцарю справедливости, и вскоре уже все рыцари, прибывающие в Торг, останавливались только в "Приюте". Думаю, ты заметил, что большинство людей испытывает некоторое стеснение, находясь в обществе рыцаря? - Северин неуверенно кивнул. - Так что идея собрать нас всех в одном месте, и не травмировать нежную психику горожан и гостей города, пришлась градоначальнику по сердцу. Счастливчику назначили ежегодную премию, для поддержания его заведения "во веки веков". Оскорблённый в лучших чувствах Тино сперва хотел отказаться, но потом передумал.
   -Лишних денег не бывает, - подтвердил трактирщик, опуская на их стол поднос с парой тарелок и парующим горшком, благоухающим печёными яблоками, - сегодня в меню гусь с яблоками, твой любимый, Умник.
   -Да не ужели?! - изумился рыцарь, заглядывая в горшок. - Старик тебе и это разболтал?
   -Не-е... Тигрёнок, - Тино ухмыльнулся, и удалился.
   Рыцарь задумчиво посмотрел ему вслед.
   -Если уж Тигрёнок выполз из чащи... - он не договорил с энтузиазмом принимаясь за еду.
   Поколебавшись, Северин последовал его примеру. Готовили в "Приюте" отменно, мальчик и не заметил, как опустошил тарелку, и потянулся за добавкой.
   -Оставь место для десерта. Я договорился, будет торт со взбитыми сливками, очень рекомендую, - посоветовал рыцарь, когда он раздумывал, осилит ли третью порцию рагу.
   Северин послушно отставил тарелку. Неожиданная пауза пришлась весьма кстати, ему было необходимо время спокойно подумать. И было о чём. Он, как мальчик теперь понимал, довольно нахально напросился в компанию к рыцарю, у которого полно своих важных дел и без забот о судьбе чужого ребёнка. Северину было хорошо с рыцарем, таким счастливым он себя не ощущал со смерти отца.
   Мальчик устремил на своего спутника пристальный испытующий взгляд. Рыцарь ведь не обязан о нём заботиться? А может ему уже надоело присматривать за ним? Так стоило лишь сказать, Северин мысленно был готов остаться в одиночестве, ещё только узрев сияние металлических крыш Торга.
   -О чём задумался? - поинтересовался рыцарь.
   -Я не хочу быть обузой, - неуверенно произнёс Северин.
   -Никаких проблем, - мужчина понимающе улыбнулся. - То, что мы достигли Торга, ещё не означает, что я собираюсь с испуганными воплями скрываться от тебя в ближайшем тёмном переулке... Или тебя самого больше привлекает именно такое развитие событий?
   Северин невольно усмехнулся и покачал головой.
   -Следует учитывать, что работу тебе не найти, пока не пройдёт Коронация. Никто сейчас не нанимает приезжих на долгий срок - вдруг Король? Так что поживёшь пока со мной у Тино. Не бойся, Счастливчик прокормит дюжину таких тощих мальчишек, и не обеднеет. К тому же здесь очень вкусно кормят. Ты не смотри, что трактирчик на вид дешёвенький, у него работают лучшие повара в городе.
   Работу поваров Северин уже успел оценить. Даже в лучшие свои времена он не ел ничего вкусней.
   -Так что пошатайся по городу, присмотрись к людям, изучи местность. И отоспись заодно. Насколько мне известно, подмастерья спят мало.
   Мальчик немедленно зевнул. Предложение имело смысл.
   -А когда Коронация? - он хотел знать, сколько ещё дней осталось отдыхать без дела. Конечно, Северин понимал правоту рыцаря, но собирался начать поиски работы немедленно. Ну, после десерта.
   -Через десять дней. К этому времени город будет лопаться по швам.
  
  
   Северин, полагая, что уж кого-кого, а его лично приближающаяся Коронация не коснётся, с энтузиазмом принялся за поиски работы. И немедленно столкнулся с некоторыми трудностями. Во-первых, как и предсказывал рыцарь, никто не желал нанимать новых работников перед самой Коронацией. Во-вторых, и без него желающих получить работу было предостаточно. Любую работу. А ведь Северину не нужна была абы какая работа, он хотел работать в кузнице. Стать кузнецом, как отец. Харуша был знатным мастером, и он постарался научить сына всему, что знал. Сталь, закалка, ковка, чугунное литьё и даже ювелирные украшения. Северин был уверен, что знает достаточно, чтобы с лёгкостью получить работу в столичной кузне. Но пока ничего не получалось.
   Хотя Северин не отчаивался. Тем более, что впервые у него появился товарищ. Просто приятель, сверстник, с которым можно поболтать о том о сём, вместе прогуляться до городских ворот, посмотреть на приезжих (развлечение, которое Северин, сам будучи приезжим, не очень понимал), и вообще, приятно провести время. Вот и сейчас, пока мальчик стоя посреди выделенной им с Умником комнаты, раздумывал, а не слишком ли он рано встал, если даже рыцарь ещё спит, кто-то тихонько поскрёбся в дверь.
   Северин, решив, что он уже достаточно отдохнул, выскользнул за дверь. В коридоре его нетерпеливо дожидался Силка, помощник конюха, тот самый мальчишка, что встретил их во дворе трактира.
   На неискушённый взгляд Северина, Силка был очень странным парнем. К примеру, иногда он походил на угловатую девчонку, притворяющуюся мальчиком. А иногда наоборот, казался мальчиком, но очень женственным и по-девичьи утончённым. Временами Северину даже хотелось уточнить у Силки, мальчик тот или девочка. Но он стеснялся.
   Кроме того Силка знал всё обо всех. Откуда? Северина не слишком интересовал этот вопрос, пока Силка не проявил потрясающего знания его прошлого. Хорошо еще ни с кем, кроме самого Северина, он этого не обговаривал.
   Особенно с Кигори.
   Ибо за три дня, проведённых в Торге, Северин успел обзавестись не только другом, но и недругом. На врага Кигори не тянул, да и после всех жестокостей Лакулы, язвительный и заносчивый мальчишка особым злом не казался
   -Ну что? - прошептал Северин, увлекая Силку к лестнице, подальше от комнат рыцарей справедливости. Он не хотел никого будить.
   -Пошли на Конную площадь, - так же шёпотом предложил тот, - вчера к воротам привели табун Лисских для продажи в королевские конюшни, говорят у них есть даже золотистый жеребец. Их сейчас будут гнать по главной улице. Там всё уже оцепили, не подобраться, а на площади пока свободно.
   Северин плохо разбирался в лошадях, но горящий взгляд Силки говорил о том, что табун Лисских - это мечта! А уж золотистый жеребец вообще сказка.
   -А Кигори там будет? - он поёжился.
   -Конечно, если только он не полный болван. Кто откажется бесплатно посмотреть на неукрощённых Лисских?! - Силка усмехнулся, - да не обращай на Кигори внимания, он меньше, чем прыщ на заднице. Только гонору много.
   -А ещё прыщи обычно молчат, - хмуро поддакнул ему Северин, но настроение исправилось.
   В зале сидело всего двое рыцарей справедливости, не то приехавших под утро, не то засидевшихся за полночь, да сам хозяин трактира. Завидев Тино, Северин испугался, что их сейчас задержат, да и Силка от неожиданности попятился, поскольку разрешения на утреннюю прогулку не спрашивал, но трактирщик только коротко глянул на них и кивнул. Мальчики вежливо поздоровались и потихоньку выскользнули из трактира.
   На улицах им не встретилось ни души, и хотя Северин привык уже к многолюдности города, он почувствовал себя гораздо свободней.
   Силка, глядя на алые отсветы, игравшие на городских крышах, вдруг переменил решение, предложив на площадь не идти, а перехватить табун возле стены. Утренний холодок освежил их, и мальчики, весело болтая, побежали к воротам. Они успели как раз вовремя, зевающий от вечного недосыпа стражник как раз вынимал засов из бронзовых крюков, и по эту сторону забору больше никого не было. Даже охраны, хотя по словам Силки, уже сейчас стражники выстраивались вдоль пути табуна, чтобы сдерживать толпу. Почему-то никто из горожан не догадался встретить Лисских возле ворот. Здесь было пусто, как на ночной дороге. Зато что творилось снаружи!! Северин на миг остолбенел, глядя поверх корявого частокола на клубящуюся у ворот толпу. Или табун? В общем, открытия ворот ожидало множество людей и лошадей, там были низенькие круглолицые люди в широких ярких халатах с золотым шитьём, и высокие, в зелёных куртках и штанах, и вообще дети, в белых длинных рубахах. И ещё, конечно же, кони - белые, рыжие, пегие, пятнистые и одноцветные, спокойные и ржущие, стоящие на месте и скачущие галопом, со всадниками и без.
   Мальчик мгновенно вообразил себе, как вся эта ярмарка ворвётся в город, а на пути у них двое мальчишек... и крепко ухватив Силка за шиворот, чтоб не вырвался, уволок его с дороги... на всякий случай.
   -Пусти, они же сейчас пойдут! - протестующе отбивался тот, не отрывая взгляда от медленно распахивающихся ворот.
   И они пошли! Ради такого зрелища стоило вообще не спать всю ночь, готовиться, по прошествии некоторого времени признался себе Северин. Вопреки его опасениям, табун отнюдь не ворвался с диким ржаньем на городские просторы, всё оказалось куда величественней. Это было Шествие! Первыми шли семеро высоких человек в зелёном, все как один с обнажёнными мечами, что было удивительно, поскольку кто мог напасть на них в Торге? Следом за воинами мощные тяжеловозы величественным шагом влекли четыре тяжело гружённые телеги. За ними ехали всадники, дюжина всадников в фиолетовых халатах на рыжих скакунах, похожие как близнецы, что лошади, что люди. Потом... Северин протёр глаза. Он и раньше уже успел заметить детей, хотя зачем в дальний путь брать ребёнка лет восьми, не мог понять до сих пор. Хотя ясно видел стайку детворы в окружении удивительно низкорослых, ему до пояса, лошадок. Не жеребят, как он подумал вначале, а совершенно нормальных лошадей, только... маленьких.
   Что-то больно толкнуло его, и Северин с некоторым недоумением оглянулся на товарища, которому вообще-то полагалось замереть в священном преклонении перед проплывающими мимо красавцами, но нет!
   -Смотри, смотри, ведут... - сдавленным от счастья голосом шипел Силка, пихая Северина в бок локтём.
   Тот посмотрел в указанном им направлении и обмер. Оказывается, все, что он видел, было лишь жалкой прелюдией к настоящему чуду. И даже стражник, скромно притулившийся у обочины, вытянулся в струнку, отдавая честь.
   Ибо в ворота вводили Лисских. Именно вводили, по двое человек с одинаково непроницаемо-величественным выражением лица, в этих смешных, волочащихся по земле халатах, на каждоё волшебное создание - язык не поворачивался обозвать их лошадьми. Первой вели под уздцы кобылу, заурядной пегой масти, но с необыкновенно длинным хвостом и гривой, загадочно проблёскивающими серебром. Длинные её ноги тоже украшали пышные щётки из волос, прикрывающие копыта, как манжеты на камзолах вельмож. Северину намертво впечатались в память золотые колоски на красном шёлке, затейливый рисунок на рукаве человека, вёдущего кобылу. Вот она мотнула головой, попятилась, и рука, сжимающая поводья мгновенно разжалась, вопреки здравому смыслу отпуская лошадь на свободу. Которой та так и не воспользовалась, лишь задумчиво всхрапнув, посмотрела по сторонам - Северину даже показалось, что влажный синеватый глаз заглянул ему в душу - и пошла вперёд. Конюх с заметным облегчением подхватил поводья, а поражённый мальчик так и остался гадать, кто кого вёл?
   А мимо вели Лисских. Грациозные стройные создания, они шествовали мимо, и даже казалось, они плывут в воздухе, лишь для вида держась поближе к земле. Они походили на солнечные зайчики, прикинувшиеся земными созданиями, но в любой момент готовыми раствориться в косых утренних лучах. Силка, тихо повизгивая от восторга, постоянно дёргал Северина за рукав, таким незамысловатым образом выражая обуревавшие его эмоции, которые он был не в силах передать словами. Северин же мгновенно устал, не имея больше сил на восхищение, словно та первая кобыла выжала из него весь восторг, отпущенный на всё шествие. И всё же Северин с тоской проводил взглядом последнего жеребца, с песочно-жёлтой шкурой и золотистой гривой, игриво отмахивающего хвостом от прилипчивых человеческих взглядов.
   -Эх, нет золотого, - печально вздохнул Силка, наконец, отпуская многострадальный рукав Северина.
   -А что такого? По-моему, они все золотые, - Северин помотал головой, пытаясь привести свои чувства в порядок. У него осталось скорее общее впечатление от увиденного, очень светлое, лёгкое, солнечное.
   -Понимаешь, золотой... это золотой! Они вообще рождаются очень редко, один-два в десять поколений, и только у чистокровных Лисских, - голос у Силка сделался распевно-мечтательным, и глянув на товарища Северин убедился, что тот даже глаза прикрыл от удовольствия. Что ж, у помощника конюха была единственная страсть в этой жизни, но очень подходившая к избранной им профессии.
   Северин усмехнулся, собираясь пошутить, но тут его буквально подбросило от гневного, требовательного рёва, метлой прогнавшего все непутёвые мысли. Мальчики повернулись на звук, и тут даже Северин с трудом устоял на ногах, а уж Силка просто рухнул на колени.
   В грубом обрамлении ворот парил КОНЬ. Гибкий и невесомый, подобный одинокой травинке, колеблющейся на ветру, он взвивался над людьми, отлетавшими прочь хрупкими мотыльками. Грива струилась в воздухе белоснежными прядями тумана, а от светлой, действительно золотистой шкуры, отлетали задорные солнечные зайчики. Серые копыта взбивали воздух в белую пену, и не сразу Северин понял, что это всего лишь распушились великолепные манжеты коня. Золотистый был явно не в духе, он ударил о землю всеми четырьмя копытами, и вновь взревел - другими словами невозможно было описать его голос, ничем не напоминающий лошадиное ржание. Мальчик был готов поклясться, что видит пар и искры, вырывающиеся из гневно раздувающихся ноздрей.
   А золотистый вновь поднялся на дыбы, протестуя, не то против переменчивой судьбы, забравшей его с родных пастбищ, или против этого чужого города, не то выражая недовольство всем этим миром в целом - и ранним утром, и чужой страной, и даже парой мальчишек, замерших у дороги.
   Оправившиеся конюхи между тем все уже были на ногах, окружая золотистого жеребца сплошной стеной из своих тел. Северин видел, как тот, наклонив голову, и как-то по недоброму набычившись, пошёл на этот живой заслон, и к его удивлению люди отпрянули в стороны, пропуская красавца.
   -Почему они его не держат?! - тихо изумился Северин.
   -Ты ничего не знаешь о Лисских, - восторженно укорил Силка товарища, не отрывая взгляда от жеребца, слепо двигавшегося в их сторону, - он же дикий! У золотистого нет хозяина, и не будет, пока какой-нибудь человек не заставит его покориться своей воле. И тогда всё!! Конь будет слушаться только своего хозяина! Понимаешь?! Конюхи не могут даже встать у него на пути, чтобы остановить, иначе он может признать одного из них, и его уже нельзя будет продать!
   Да... а ведь Северин, хоть как он не был потрясён, а сам успел отметить вежливость, с коей конюхи обращались с Лисскими. И даже само количество людей, следивших за каждым конём поражало воображение. Покладистых кобыл сопровождало по два-три человека, а более агрессивных жеребцов - четыре-шесть. И лишь вокруг золотистого увивалось не менее дюжины человек.
   -По-онятно... - протянул Северин, с некоторым ужасом глядя на бесценного Лисского, который, всё так же не поднимая головы, шёл прямо на них. Конюхи суетились вокруг, пытаясь образумить коня и встревожено оглядываясь на мальчиков. После пояснений Силки, Северин пребывал в растерянности. С одной стороны он не хотел мешать людям, но сбегать с пути лошади, даже столь чудесной, покорно уступать ему дорогу не хотелось. Вот с Силка было всё ясно без слов - тот не был способен сейчас даже моргнуть самостоятельно.
   Жеребец сам разрешил его сомнения, вдруг успокоившись, и добровольно отдавшись в ласковые руки конюхов, которые осторожно направили его на путь истинный, то есть вслед удаляющемся товарищам.
   -Ах... кончилось... - с неподдельным огорчением прошептал Силка, поднимаясь и начиная отряхиваться.
   На самом деле это было ещё далеко не всё, поскольку вслед за Лисскими в ворота вливался отряд конных воинов, видимо охранявших табун в пути, и ещё виднелось несколько тяжеловозов, впряжённых в телеги, но чудо уже ушло, растаяло вместе с золотым сиянием жеребца.
   -А куда их ведут? Ты говорил, на площадь? - неожиданно Северину захотелось продлить своё знакомство с замечательными существами, хотя он никогда особо лошадьми не интересовался.
   -Да ты гений!! - Силка, казалось, воспарил над землёй, а его улыбка излучала сияние, - бежим скорей! Улицы наверняка перегородили, но всю оцепить Конную площадь стражников не хватит.
   Северина не нужно было долго уговаривать.
   -Так вот какие Лисские... - задумчиво он выдохнул на бегу, - но почему же они такие... волшебные?!
   Силка вдруг восторженно захихикал. Как девчонка.
   -А они и есть волшебные! Их давным-давно магики придумали! Лисские не совсем лошади, они могут меняться! Породу, масть, что угодно!! Потому они такие дорогие! Бесценные! Я зуб даю, в этом табуне одни полукровки. Они верные, красивые, но не магические! Кроме золотистого, он-то чистых кровей, сразу видать! - мальчик запрокинул голову, широко раскинул руки и прокричал на всю улицу, - ЗОЛОТОЙ, золотой!!!
   Где-то сзади улица отозвалась на его крик недовольным говорком, но мальчишки уже были далеко, стремительно уносясь на новую встречу с магическим конём.
   -Его не так уж легко приручить! С полукровками просто, докажи, что ты сильней и всё! Как простому коню! Обычных Лисских можно переупрямить, переспорить! А золотистого такими пустяками не проймёшь, это вообще тайна великая, как такого красавца укротить!
   -И как это сделать? - заинтересовался Северин.
   -Не знаю, - ответил Силка, беспомощно разводя руками, и так странно было Северину услышать это заявление от товарища, отягощённого мудростью не по годам, что тот даже споткнулся.
   -Как не знаешь?! Ты?!
   -Я... - в его признании было столько грусти, что Северин немедленно и навсегда уяснил для себя, какая сокровенная мечта согревала душу Силка. Приручить золотистого Лисского.
  
  
   Конной площадью называлась обыкновенная городская площадь в квартале ремесленников. Не самая большая в городе, но и не маленькая, она была разбита специальными плетнями на несколько участков, где продавали скот, лошадей, а так же разную экзотическую живность, привезённую торговцами из далёких государств. Ещё издалека мальчики углядели бело-голубой шатёр, воздвигнутый в центре площади. Наверняка его поставили специально для Лисских.
   Вопреки раннему утру площадь не пустовала. Здесь уже клубилась порядочная толпа, пожалуй, не только мальчикам хотелось посмотреть на диковинных коней, но только им пришла в голову мысль заранее выйти к городским воротам. Сновали лоточники, громко расхваливающие свой товар, кое-где виднелись стражники, призванные дабы расчистить проход табуну, на огороженных площадках суетились торговцы, ухаживавшие за своими животными. Конная площадь редко пустовала даже по ночам, но сегодняшнее столпотворение было вызвано прибытием Лисских.
   Тех ещё не было, хотя что-то подсказывало Северину, что табун скоро приведут. Даже бегом они не могли сильно опередить их, лавируя в путанице обходных улочек. Силка решительно направился к ещё вчера выбранному им наблюдательному пункту - каменной арке, через которую проходили все новоприбывшие торговцы. По грубо отёсанным камням они могли забраться на самый гребень, и оттуда видеть всё происходившее, как на площади, так и на примыкающей улице.
   Друзья уже подходили к арке, когда их мирную беседу прервал чей-то нарочито громкий, издевательский смех. Посмотрев вверх, они заметили, что их место занято стайкой разновозрастных мальчишек, и на самом верху гордо восседает полный темноволосый мальчишка, с пронзительно-голубыми глазами. Он мог бы считаться красавцем, но впечатление несколько портил длинный и тонкий нос. Одет он был гораздо богаче своих товарищей, и очень по-взрослому.
   -Что-то вы поздно сегодня, - заметил он насмешливо.
   -Аа-а, это ты... - Силка изо всех сил притворялся равнодушным, хотя сам факт, что кто-то осмелился занять его любимое место, поразил мальчика до глубины души.
   Кигори довольно засмеялся, отлично понимая его обиду.
   -Но не волнуйся, ещё не всё потеряно! - торжественно провозгласил он, назидательно потрясая указательным пальцем, - ты можешь подождать следующего раза, когда пригонят другой табун!!!
   -Или забраться на башню, оттуда тоже хорошо видно, - поддакнул, невзрачный, похожий на растрёпанного мышонка мальчик, притулившийся справа от Кигори.
   -И с городских ворот вид отличный! - Кигори явно не в лучшей форме, раз не смог придумать ничего пооригинальней, рассеянно подметил Северин.
   Но так даже лучше, обычно все его издёвки заканчивались самовосхвалением великого и несравненного наследника престола. В городе Кигори занимал странное положение. Его баловали всем городом, бесплатно одевали у лучших портных, кормили - поили. Горожане словно соревновались, кто лучше угодит мальчику. А ведь, по словам Силки, придя полгода назад в Торг, на первый взгляд он ничем не отличался от любого беспризорника, кроме непомерной гордыни и необоснованных претензий на трон. Прославился он быстро. Как не смешно, но многие горожане искренне верили, что именно Кигори станет Королём, хотя никаких верных доказательств у того не было. Но уверенные речи мальчика завораживали буквально всех, а уж городская детвора буквально обожествляла своего нового лидера. Только Северину было решительно всё равно, а Силка из необъяснимого упрямства постоянно желал Кигори проигрыша. Ясное дело, тот в восторге не был, и Силка даже признался Северину, что подговорённые Кигори мальчишки пару раз пробовали его поколотить, да не догнали.
   Не успел Северин обрадоваться, что хоть сегодня им не придётся внимать хвалебным песням наследника, как Кигори звонко хлопнул себя по лбу.
   -Ну, конечно, как я не подумал!! Вы можете вступить в мою личную гвардию, поклясться мне в верности, и получите право сидеть в присутствии Короля!!! - вид у него был очень довольный, наверняка эту фразу он придумал заранее. - Хотя я не хочу вас принуждать... достаточно будет и поклона.
   Силка покраснел, насупился, но так как Кигори со свитой находились вне приделов его досягаемости, мальчику только оставалось беспомощно сжимать кулаки и пожирать обидчика свирепым взглядом. На арке весело смеялись, кто-то швырнул вниз огрызок, едва не задевший Силку по лицу.
   -Идём, - Северин положил ему руку на плечо, и потянул прочь от арки.
   -Да уж, идите... - великодушно разрешил им Кигори, - если уж ты так труслив, что повсюду таскаешь на себе эти железяки... Да, не стоит вам тут оставаться, ваш непотребный вид всех лошадей распугает! А вообще-то в самый раз для уличных шутов!
   Силка хотел что-то возразить ему в ответ, но, заметив предостерегающий взгляд Северина, промолчал.
   Пришлось им искать новое место, да только времени уже не оставалось, а столпившиеся вдоль прохода люди не оставляли мальчикам ни малейшего шанса протиснуться поближе к процессии.
   -Пойдём отсюда, - предложил Северин, когда, судя по усилившемуся шуму толпы, на площадь вступили первые Лисские.
   Силка грустно глянул на высокие шлемы конных стражников, охранявших табун.
   -Пойдём... - ему было трудно побороть себя, но он старался. Тут же на его лице появилось мечтательное выражение, - А правда, красивые?
   -Да, - Северин хотел бы, чтобы его голос прозвучал твёрже и уверенней, хотя сам таких чувств не испытывал. Кое-что из сказанного Кигори больно ранило его в самое сердце.
   -Что с тобой? - чутко встрепенулся Силка.
   -Понимаешь... - Северин положил руку на грудь, любовно огладил плетение кольчуги, - может мне не стоит всюду её носить?
   За время, проведённое с рыцарем, Северин так привык к кольчуге, что без неё чувствовал себя почти голым. Он привык к её тяжести, лёгкому шелесту прохладного метала из иного Мира.
   -Наверное, Кигори прав, я выгляжу странно, - Северин мысленно представил себя со стороны. Кольчуга, длинный охотничий нож в ножнах на поясе, подарок отца. А на шее, на тонком плетёном шнурке болтается чудной зеленоватый камешек со сквозной дыркой, прощальный сувенир от Лотура. Видели бы его деревенские мальчишки! Что ж несколько не обычный наряд для безусого мальчишки, не даром на него так часто оглядываются прохожие.
   -Ты о чём? - удивился Силка.
   -Может, мне снять кольчугу? Ведь мы же в городе, что здесь может случиться?
   -С каких это пор ты прислушиваешься к словам Кигори?
   -Ну... - Северин замялся, - горожане ведь не носят доспехов...
   Силка смерил его задумчивым взглядом, потом медленно произнёс:
   -Это твоё личное дело, можешь хоть в доспехах ходить, если найдёшь на свой рост... но я вот тут подумал... - Северин немедленно насторожился, советами Силки пренебрегать не стоило. - Ты хоть раз видел рыцаря справедливости без доспехов?
   -Видел, - честно признался мальчик, - когда он отдыхал у нас в деревне.
   -А в городе? - продолжал развивать мысль Силка.
   Да, в городе Умник доспех носил не снимая, даже спал в нём. Северин смешался. Получается, что рыцарь полагает Торг весьма небезопасным местом, раз не рискует разоблачиться?
   -Убедил, - кивнул Северин.
   -И потом, он же завидует, - рассеянно заметил Силка. - Давай возвращаться. Мне ещё стойла почистить надо.
   На мгновение Северин застыл. Кто-то завидует ЕМУ? Мальчик никогда не считал себя достойным зависти. У других было всё: семья, друзья, достойное будущее, а него ничего этого не было. Только зыбкая надежда, что завтра ему удастся избежать трёпки. Хотя... Северин медленно шёл вслед за Силкой, пытаясь взглянуть на себя глазами Кигори, недалёкого и амбициозного мальчишки. И невольно поразился собственному облику. Ведь он уже не был забитым деревенским сиротой, он путешествовал с рыцарем справедливости, участвовал в сражении, встречался с настоящим иномирянином. Он одевался как воин, и носил настоящее оружие.
   Кигори действительно имел причины для зависти!
   За грустными размышлениями о том, как подчас извилисты повороты судьбы, Северин и не заметил, как они дошли до трактира.
   -Ну, мне пора, - Силка помедлил, пытаясь определить настроение товарища, - Тебе понравилось?
   -Что? - Северин, сделав над собой усилие, отбросил печальные мысли, и улыбнулся. - Конечно, понравилось!
   И смерил друга недоумённым взглядом. Разве могло такое не понравиться?!
   Они попрощались возле крыльца. У Силки действительно было полно работы, а Северин ещё не завтракал, к тому же после завтрака он хотел зайти в кузницу, славившуюся тем, что все дворцовые заказы шли к ним. То есть это была просто не кузница, а целая мастерская, где изготовляли всё, от подков и мечей, до доспехов и украшений. Северин сомневался, что сможет получить там работу, но во всех остальных местах ему уже отказали. Дешёвый и умелый работник оказался никому не нужен. Мальчик начинал тревожиться. Ведь если он не найдёт работу, то как быть дальше? До Коронации осталось всего три дня, а что потом? Рыцарь собирался уехать из Торга сразу после Коронации, и Северин хотел к этому времени найти себе работу, жильё. Не может же он вечно пользоваться добротой Тино.
   Да, Кигори хорошо. Он уверен, что станет Королём, и больше его ничего не волнует. Хотел бы Северин так же быть уверенным в своём будущем.
  
  
   Знакомая раскаленная атмосфера кузницы заворожила Северина. Он даже немного подзабыл, зачем собственно пришёл сюда, и, привалившись к стене возле дверей, тихо радовался воскрешению детских воспоминаний. Конечно, здесь всё было не так, такое незнакомое, но вместе с тем родное и близкое. Если закрыть глаза, не обращать внимание на голоса мастеров и подмастерьев, заполнявших это огромное помещение, то можно подумать что он вернулся домой. Знакомые запахи, звон металла, особое живое тепло окутывали его.
   Мальчик мог простоять так до ночи, не сдвинувшись с места, но на него вскоре начали обращать внимание. Горожане, приходившие по делам, сюда не заглядывали, заходя прямо к Конкиру, хозяину этой кузницы, и ещё нескольких мастерских. Градоначальник обычно присылал гонца, приглашая самого Конкира во дворец. В кузницу же чужие люди не заходили. И мальчик, замерший возле дверей, мастеровых немного удивил и насторожил, как людей обычно удивляет и настораживает всё непривычное и новое. Северин не замечал взглядов, и вообще не замечал людей, пока к нему не подошёл подмастерье в сером прокопченном фартуке, и грязном платке на голове, и прямо не спросил, что ему здесь надо.
   -Мне... я работу ищу, - грубо вырванный из собственных грёз мальчик растерялся.
   -У нас кузница, а не армия, - удивился подмастерье, с любопытством разглядывая чудесную кольчугу, которую, не смотря на насмешки Кигори, Северин снимать не стал.
   -А я кузнец, - так же удивился Северин, совершенно не подумавший, что со стороны кузнеца в нём опознать трудновато.
   -А-аа... - многозначительно согласился с ним подмастерье, - тогда тебе нужно поговорить со старшим мастером, Нортом, вон он сидит, в зелёных штанах, - подмастерье мотнул головой в сторону крепкого мужика, одетого в штаны, возможно, что и зелёные. И вдруг жадно и жалобно спросил, - а можно... пощупать?
   -Что? - Северин уже сделал шаг в сторону старшего мастера, как раз поднявшего голову и смотревшего прямо на него, как странный вопрос подмастерья буквально приморозил его к земле. Он изумлённо уставился на парня, неотрывно разглядывавшего его кольчугу, и лишь проследив его взгляд, Северин понял, что тот имел в виду. - А! Конечно можно!
   Интерес подмастерья он принял близко к сердцу, и немедленно стащил кольчугу, чтобы тому было удобней изучать это чудо. Подмастерье немедленно увёл его к низкому столу возле окна, где выложив кольчугу, они оба принялись внимательно осматривать её, разглядывая чуть ли не каждое звено. Северин с упоением объяснял, как получил эту волшебную вещь, а так же, что он смог понять, а подмастерье только восторженно поддакивал, иногда ещё восхищённо присвистывая.
   В тот момент, когда Северин уже в третий раз настойчиво рекомендовал обратить внимание на форму звеньев, не привычно-круглых, а овальных и сплющенных, за их спинами кто-то громко и многозначительно прокашлялся. Резко обернувшись, Северин носом уткнулся в чью-то могучую грудь. Отстранившись, он увидел, что это старший мастер подобрался так близко, воспользовавшись их увлечённой беседой. Да и остальные мастера и подмастерья, побросав свою работу, смотрели в их сторону.
   -Вот как, значит мешаем работать... - грозно прорычал Норт.
   Северин покраснел. Подмастерье же радостно заулыбался, вины за собой он не чувствовал. Как заправский фокусник он отступил в сторону, открывая радужно переливавшуюся на солнечном свету кольчугу.
   -Наставник, вам это обязательно должно понравиться!
   Норт лишь выглядел неотёсанным грубым мужланом, но подмастерья недаром прозвали его Художником, и в глубине души старший мастер с ними соглашался. Не удостоив бездельников и взглядом, он пал на колени, и жадно припал к кольчуге, точно как Северин с подмастерьем за минуту до него. Для начала он, сурово нахмурившись, погладил её рукой, лицо его разгладилось, и уже с восторженным выражением лица он приступил к более близкому осмотру, невнятно что-то бормоча под нос.
   -Норт просто помешан на таких вещах, - шёпотом объяснил подмастерье, с серьёзным выражением лица, но глаза у него улыбались. - Теперь можно спалить весь Торг, а в придачу выкрасить его в синий цвет - он не заметит.
   Северин успокаиваясь, заметил, что никто из присутствующих не выражает недовольства его незваным вторжением. Наоборот, даже мастера откровенно посмеивались над своим старшим.
   В тихом бормотании мастера, наконец, стали прорываться вполне осмысленные фразы, а когда Северин услышал вырвавшееся у Норта восклицание "а вот они как это делают!", то окончательно уверился, что не пройдёт и дня, как мастер начнёт изготовлять собственную кольчугу. И немедленно пожалел его, так как сомневался, что Норт сможет найти подходящий металл, даже в Торге, как никак крупнейшем из городов их Мира.
   Но, в конце концов, безумие, превратившего взрослого серьёзного мужчину в невнятно лепечущего младенца, отступило, мастер поднялся, нехотя отвёл взгляд от кольчуги. Глаза его светились.
   -Твоя? - коротко спросил он, ткнув пальцем в мальчика.
   -Моя, - Северин кивнул.
   -Продаёшь? - жадно спросил Норт.
   -Нет! - решительно отказался мальчик. Он и подумать не мог продать подарок рыцаря.
   -А-аа... жаль, - с искренней горечью заметил мастер, оглядываясь на кольчугу. Северин, проследив его взгляд, забрал своё сокровище и немедленно надел. На всякий случай.
   Некоторое время Норт задумчиво следил, как Северин завязывает все эти ремешки, благодаря которым кольчуга сидела на нём как влитая, потом вдруг равнодушно спросил.
   -Так, говоришь, зачем ты пришёл?
   -Я ищу работу подмастерьем, хочу кузнецом стать, - пробурчал мальчик. Он отдавал себе отчет, что не ведёт себя, и даже не выглядит как мастеровой. Скорее он походил на ученика воина, чем на сына кузнеца. Если бы он хоть куртку надел, но день выдался на удивление жаркий.
   -Да нам вроде работники не нужны, своих девать некуда... - всё так же равнодушно ответил мастер.
   Северин и не ожидал, что в лучшей кузнице Торга его будут ждать с распростёртыми объятиями, но всё равно почувствовал себя обиженным. В других местах, прежде чем отказать, с ним хоть поговорили. Расспросили, что умеет, где учился. Хотя всё равно не взяли...
   Наверное, он как-то выдал своё разочарование, потому что старший мастер, заметно смягчившись, добавил:
   -Давай так. Я ещё раз осмотрю твою кольчугу, а ты... - он запнулся, взглядом оббежал кузницу, - скуёшь подкову. Сумеешь меня удивить - возьму младшим учеником. А нет...
   И он развёл руками.
   Северин нахмурился. Конечно, кроме того раза, когда он помогал в кузне рыцарю, мальчик уже давно не работал, да и раньше, в основном только помогал отцу. Интересно, что Норт потребовал подкову, хотя это же самый ходовой товар. Подковы и ножи - как любил шутить отец. Но как можно удивить подковой, тем более опытного мастера?
   Норт ожидал ответа с явным нетерпением, лицо его, пока Северин колебался, приобретало всё более насмешливое выражение. Наконец мальчик кивнул, и во второй уже раз за сегодняшний день снял кольчугу. Подмастерье, первый обративший на него внимание, вызвался помочь мальчику, и Северин с благодарностью принял его предложение - сам он мог бы провозиться до завтра.
   Разогревая заготовку, Северин усиленно размышлял над тем, как простой подковой удивить мастера-кузнеца. Помогавший ему подмастерье смотрел с сочувствием, но подсказывать не собирался. Впрочем, у мальчика имелось несколько собственных идей, и он просто колебался, что именно ему выбрать. Отец всегда говорил, что у каждой вещи три лица: красивое, нужное и смешное. И если внимательно присмотреться к этим столь непохожим ликам, то даже самый обычный горшок может стать чем-то совершенно иным.
   Сделать смешную подкову? Квадратную, что ли? Грубо. Красивая подкова... Северин не был настолько уверен в своих силах. Вдруг мальчик радостно выпрямился. Всё таки не напрасно он в течении столь длительного времени расспрашивал рыцаря о дальних странах.
   Работая, он краешком глаза наблюдал за реакцией подмастерья, и когда лицо того удивлённо вытянулось, довольно улыбнулся. Он был уверен, что и мастера удивит его поделка. В равнинном, поросшем густыми лесами Центральном Королевстве, мало кому было известно, что бывают и такие подковы.
  
  
   -Ну и что? - нетерпеливо теребил Силка товарища, - тебя взяли?
   -Фошьмут, - Северин поперхнулся, с трудом проглотил застрявший в горле кусок пирога, и повторил уже гораздо внятней, - Возьмут, но после Коронации.
   Силка отмахнулся.
   -Это понятно. Не хотят рисковать. А вдруг ты станешь Королём? А чем же ты смог удивить мастера-кузнеца?
   Северин, не слушая его, отставил кружку с элем, и задумчиво спросил:
   -А чем плохо, если новый работник вдруг окажется Королём? Сейчас в Торге уйма безработных, разве так правильно? И ведь всего один их них будет избран, а что же остальные? Или хозяева опосаются, что после Коронации все новонанятые работники сбегут из города? Я что-то не понимаю...
   -Да нет... просто люди бояться, - разъяснил Силка, - Давным-давно был случай, когда вырезали семью сапожника, у которого будущий Король работал охранником. Преступники сначала угрожали им, требуя рассказать, где искать Короля, а потом убили. Вроде бы будущий король был влюблён в дочь сапожника...
   -Какая печальная история.
   -Но конец у неё хороший. Потом всех этих преступников нашли мёртвыми. Говорили, что это сам Король вернулся и отомстил за свою девушку.
   Северин пожал плечами.
   -Если это хороший конец...
   -Хороший, - твёрдо ответил Силка. - Лучший, какой мог быть у такой истории.
   Некоторое время он молча следил, как Северин торопливо давится пирогом с черникой. Мальчик вернулся из своего похода в кузницу весьма довольный и голодный, но от счастья он даже не ощущал голода, пока Тино не сунул ему в руки тарелку с ужином. Силка, который уже ужинал, да и обеда не пропустил, изнывая от любопытства, засыпал товарища вопросами. На большинство из них ответом ему было неразборчивое мычание, но спокойно дожидаться, пока Северин доест и спокойно расскажет обо всём, было выше его сил.
   -Так что с подковой?
   Северин осуждающе покачал головой, но ответил, опустив пирог обратно на тарелку.
   -Я подумал, не нужно ничего сложного. Удивляют и самые обычные вещи, если видишь их в первый раз.
   -Ну! - нетерпеливо воскликнул Силка.
   -Ну, ты знаешь, что в горах, прежде чем подняться на ледник, лошадей перековывают? Есть такие специальные подковы, с шипами.
   -И?
   -И я подумал, что здесь такие никому не нужны, а значит, будут в диковинку. И оказался прав! - и он торжествующе отсалютовал вдруг смутившемуся Силке. Как помощник конюха, тот сгорал от стыда, поскольку обязан был знать всё о лошадях, но о специальных подковах для льда слышал впервые.
   Пока Силка печалился, Северин успел закончить ужин.
   -Поздно уже... - он поглядел в тёмное окошко, вздохнул. - Чем займёмся? Или у тебя ещё есть работа?
   Силка с трудом очнулся от горестных размышлений.
   -Нет, я закончил все обязательные дела на сегодня, осталось только твою кобылу расчесать, но это можно и завтра... Ты знаешь, что она боится одиночества? Приходиться вешать ей свою куртку на ночь, запах человека её успокаивает... А! Давай разговорим Умника, когда ещё доведётся послушать настоящих историй?
   -Давай! - идея Северину понравилась. Им обоим невероятно нравилось слушать рассказы рыцаря справедливости. К тому же, в обычные детские игры они и потом поиграть успеют, а рыцарь скоро уедет, и возможно, никогда уже не вернётся.
  
  
   Последний день перед Коронацией прошёл мимо внимания Северина гигантскими шагами. Мальчик просто не заметил, как утро сменил день, солнце промчалось по небосводу и закатилось за горизонт.
   В последний вечер своей вольной жизни Северин сидел на крыльце и мечтал. Он собирался помечтать о своём будущем, серьёзно и обстоятельно продумать, как будет жить в Торге, работать, но мысли почему-то постоянно сбивались на путешествие с рыцарем справедливости. Сейчас его уже ничуть не пугали непроходимые тёмные заросли, дикие звери и колдовские твари, нападающие на неосторожных путников. Наоборот, воспоминания были восхитительны и волнующи! Столько событий, что даже не верится, что всё это произошло с ним, Северином, сыном хромого кузнеца Харуши. Побег из родного дома, нападение монстров, похороны несчастных влюблённых, говорливый иномирянин, колдун-картограф, похожий на источенную жуками деревяшку, караван из Аштана, портрет Старика, удивительные рассказы рыцаря, золотой жеребец, Силка...
   Обидно, что это никогда уже не повторится... Скоро он начнёт забывать об этих удивительных приключениях. И останется у него только чудесная кольчуга, которую рыцарь категорически отказался забрать назад, невзрачный камешек, да пугливая кобыла. Хотя лошадь нужно было вернуть хозяевам, и рыцарь вроде уже с кем-то договорился на этот счёт, так что кобыла - не в счёт. И как он будет жить?! Станет обычным кузнецом, и умрёт, окружённый многочисленными внуками, лелея воспоминания об времени, проведённом с рыцарем справедливости?
   Почему-то привидевшаяся картина показалась ему столь ужасной, что Северин подхватился на ноги. Он даже пробежал к воротам несколько шагов, когда на него навалилась безразличная усталость. Мальчик буквально упал обратно на крыльцо.
   -Что это ты? - Силка выходил из-за конюшни, - вспомнил что-то важное?
   -Наоборот, забыл, - хмуро ответил Северин.
   -И что же ты забыл? - полюбопытствовал мальчик, присаживаясь рядом на ступеньки.
   -Если бы я знал!!
   Силка осуждающе покачал головой.
   -Тогда чего волноваться? Или ты из-за Коронации? Так ничего страшного, главное, чтобы Кигори действительно оказался Королём!
   -Зачем?! - удивление вытеснило из Северина все его тревоги.
   -Ну сам подумай! - Силка говорил совершенно серьёзно, но глаза его искрились смехом. - Все Короли покидают город - традиция! И ему тоже придётся уехать. А вот если выберут кого-нибудь другого, нам до конца дней своих придётся жить с ним в одном городе...
   Северин хохотал как сумасшедший.
   -Ой! Как же я сам не подумал! - он оттёр слёзы, выступившие от смеха. - Действительно, пусть Кигори окажется Королём. Ему ведь так хочется стать им!
   Тут на пороге появился Тино, и отозвал Силку. Через несколько минут мальчик уже выбегал на улицу - трактирщик послал его в лавку, за какой-то ерундой. Не то яблок на гуся не хватило, не то сливок на крем для торта. Северин, оставшийся на месте, краем уха слышал их разговор, но пропустил всё мимо ушей.
   Вмешательство Силки и его шутка о Кигори, здорово подняло Северину настроение. Во всяком случае, он больше не погружался в воспоминания, просто дожидаясь возвращения товарища. Они планировали, пока ещё окончательно не стемнело, сбегать на дворцовую площадь, посмотреть на приготовления к завтрашнему празднику. И когда Силка стремительно влетел во двор, Северин подумал, что тот торопится вернуться, чтобы они успели до темноты, и лишь потом заметил, что по лицу мальчика течёт кровь.
   -Что... - Северин вскочил и Силка слепо влетел в него, так что оба чуть не покатились кубарем.
   -А-аа... - Силка порывисто всхлипнул, и пояснил невпопад, - королевская милость...
   Северин с трудом отвёл взгляд от его окровавленного лица - ничего страшного, насколько он успел рассмотреть, Силке всего лишь рассекли бровь - и посмотрел на подбежавших к трактиру мальчишек, предводительствуемых будущим Королём.
   -Ты, - презрительно скривился Кигори, останавливаясь на почтительном расстоянии от крыльца.
   -Ты... - раздражённо выдохнул Северин. Он должен был догадаться сразу, когда Силка заговорил о "милостях".
   -Уйди с дороги. Этот предатель заслуживает наказания.
   -Сам уйди. Ты выбрал неудачное место для ссоры, - Северин кивнул на вывеску трактира.
   Кигори глянул равнодушно, и двинулся вперёд, но тут один из мальчишек схватил его за край куртки, что-то горячо нашёптывая на ухо. Лицо у будущего Короля вытянулось, он резко стряхнул удержавшую его руку. Наверное, Кигори не умеет читать, злорадно подумал Северин.
   -Повезло вам, - процедил тот, практически не разжимая губ.
   На крыльцо вышел Умник, окинул всех равнодушным взглядом, и ушёл в конюшню. Прихвостни Кигори провожали его испуганными взглядами, прячась за своего предводителя. Северин не стал окликать рыцаря, просить помощи не было нужды - нападающие отступали. Даже заносчивый Кигори, почувствовав предательскую пустоту за своей спиной, попятился.
   -Чем он тебя? - спросил Северин, не отрывая взгляда от удаляющегося неприятеля.
   -Камнем. И не он лично.
   Тон его ясно говорил, что нет никакой разницы, бросил ли в него камнем сам Кигори, или кто-то из его прихвостней расстарался.
   -Нет, я передумал, - сказал Северин, в глазах его сверкала твёрдая решимость, - такой Король нам не нужен.
   Силка потрогал свой лоб, хмуро осмотрел испачканные в крови пальцы и кивнул.
  
  
   Завтрашний день смёл все тревоги и печали. Северин вообще пребывал в состоянии тотального удивления. Насколько Торг поразил его воображение в первый день, настолько же изумляло преображение обычного города, к которому мальчик уже успел привыкнуть, в единый праздник. Из распахнутых окон вывешивались вымпела, буквально на каждом фонаре развевалась связка разноцветных лент, арки и стены украшали флаги. Горожане в праздничных одеждах, высыпали на улицы, все пели и танцевали, в каждой улочке и даже самых глухих переулках играла музыка. Праздник бурлил и перехлёстывал через край - Северин видел людей, в венках из полевых цветов, водивших хоровод вокруг дворца!
   Сам он тоже не остался в стороне, украсив себя незаметным голубым васильком - Силка утверждал, это большое чудо, что им удалось найти хоть такой цветочек. Но и этот невзрачный цветочек настроил мальчика на романтический лад, он всё время порывался пуститься в пляс. Силка же преобразился самым причудливым образом. Он нарядился в странную широкую рубаху приятного золотистого цвета, вплёл в волосы разноцветные перья, надел высокие, расшитые бисером сапоги и походил скорее на иноземного принца, чем на помощника конюха. Ну такого, не слишком богатого принца...
   На улицах было тесно от людей. Силка утверждал, что сегодня никто не остался дома, и Северин ему верил - судя по количеству гуляющих, некоторые горожане ещё и раздваивались, иначе откуда в Торге могло взяться столько народу?
   -Да пропустите же! - Силка попытался пронырнуть между парой мужчин в полосатых штанах, но не найдя и крошечной щёлочки, опустился на четвереньки и прополз у них между ног.
   Северину ничего не оставалось, как последовать примеру товарища.
   -Куда мы идём?! - он уже наверное в сотый раз задавал этот вопрос.
   -Да уже пришли! - отдуваясь, воскликнул Силка, и ткнул пальцем в высокую каменную ограду.
   Северин свирепо воззрился на него, недоумевая, зачем нужно было с такими сложностями пробиваться к глухому тупику, но мальчик уже лез наверх, цепляясь за выступающие камни. Глухое ворчание и сдавленное сопение Силка проигнорировал, радостно упиваясь великолепным видом. Да и Северин, усевшись верхом на заборе, быстро прекратил ворчать. Из невзрачного тупичка, куда так упорно стремился Силка, был виден дворец и круглый двор, заполненный пёстрой, богато одетой толпой.
   -Это королевский дворец. Обычно он заперт и охраняется, лишь изредка градоначальник устраивает "дворцовый приём" - ну, когда прибывают послы, или по праздникам. И во время Коронации шествие, конечно же начинается отсюда!
   -Почему? - удивился Северин.
   -Так там же хранится статуя! - Силка пожал плечами, словно мальчик задал глупейший вопрос.
   -А что за шествие? - продолжал допытываться Северин.
   -Ты из какой дыры вылез? - удивился Силка, и даже повернулся к Северину, ненадолго оторвавшись от жадного созерцания томящихся ожиданием придворных.
   -Мне рыцарь ничего про Коронацию не объяснял, - зачем-то пожаловался Северин, - сказал, так мне будет интересней.
   -А-аа... Ну, наверное он прав, но всё равно! - Силка искоса глянул в небо, - полдень уже, а они никак не начнут, - ворчливо пожаловался он, и вдруг застыл. - Идут!
   -Да что там происходит?! - от напряжённого смотрения у Северина слезились глаза. Дворец находился от них не так уж далеко, но рассмотреть что происходит было не просто. Собравшиеся во дворе люди постоянно перемещались, заслоняли группку воинов, только что вышедших из дворца. По крайней мере Северин смог рассмотреть блеск металла - потому и принял их за воинов. - Кого-то ведут?
   -Скорее что-то, - безмятежно откликнулся Силка. - Смотри, как они волнуются! Боятся, что их выберут.
   -Почему? - удивился Северин, - разве так плохо стать Королём?
   Силка усмехнулся.
   -А сам-то? Нет, все эти люди хорошо известны, они обладают большой властью, и потому так боятся. Стать Королём означает для них потерю всего - положения в обществе, славы, даже богатства. Именно поэтому они первыми встречают Инкса - чтобы избавиться от страха. А потом его выпускают на улицы.
   -Кого выпускают? - переспросил Северин.
   -Инкса, - терпеливо повторил Силка, - Это такой зверь, его зачаровали магики специально для определения Короля. Вообще-то он каменный, ну, статуя, только во время Коронации его будят и выпускают в город. Да вон же он, светиться!
   Да, Северин видел свечение, но не мог определить его источник.
   -Свечение Инкса означает, что Король близко, ну, где-то в Торге. И чем ближе Король, тем сильней светится Инкс, - продолжал рассказывать Силка, - говорят, он очень красивый, а когда Инкс кланяется Королю, его всего охватывает пламя!
   -А ты его не видел?
   -Как? Во время последней Коронации меня ещё на свете не было.
   Вялое шевеление во дворе приобрело некоторую направленность - кажется, среди придворных Короля не оказалось, и зверя выпустили в город. Северин проводил взглядом светящееся невесомое пятнышко в окружении стальных массивных фигур.
   -Всё, отсюда мы больше ничего не увидим, - сказал Силка, когда Инкс и его сопровождающие скрылись за домами. - Пошли, попробуем поймать его на улице.
   Северин коротко глянул вниз, и скривился. Взбираясь наверх, он как-то не обратил внимания на высоту забора. Силка просто спрыгнул, раскинув руки, приземлился легко, красиво. Северин не стал рисковать, слез, цепляясь за шероховатые тёплые камни.
   -Быстрей, быстрей же!! - торопил его снизу Силка, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу. - Если опоздаем, то опять не сможем через толпу пробиться!
   -Да куда ты так несёшься? - недоумевал Северин. Стоило ему только ступить на землю, как Силка сорвался с места.
   -Знаю, где они буду идти! - заявил Силка. - Пока все не сообразили, надо опередить толпу!!
   Остановить его не было никакой возможности, и Северин замолчал, приложив все силы, чтобы поспеть за другом, неуловимым солнечным зайчиком мелькавшем впереди. Он так сосредоточился на преследовании, что не успел остановиться, и со всего размаху налетел на замершего Силку. Тот врезался в чью-то широкую спину в тёмно-лиловом плаще, но пока спина с гневным рокотом разворачивалась, мальчики успели затеряться в толпе.
   -Откуда ты знаешь, где они пройдут? - убедившись, что пострадавший прохожий не будет их преследовать, спросил Северин.
   Силка смутился.
   -Ну, подслушал разговор...
   -Градоначальника? Как же ты смог к нему подобраться? - усмехнулся Северин.
   -Что ты придираешься, - возмутился мальчик, - а хоть бы и так! Главное, что они точно пройдут здесь, и мы сможем хорошо рассмотреть Инкса.
   Северин не настаивал, ему действительно было всё равно, из каких источников его товарищ черпал сведения. Да и не он один, людей на улице всё прибывало, мальчиков толкали, но пока они уверенно удерживали облюбованное местечко возле открытой таверны, откуда одуряюще пахло едой. Навязчивый аппетитный аромат лез в ноздри, настаивал. Что-то он напоминал Северину. Мальчик содрогнулся, вспомнив, что именно напоминает запах жаренного мяса. Вкусный запах.
   -Пойдём отсюда, - он потянул Силку в сторону.
   -Ты что! - Силка оглянулся с недоумением, глаза его восторженно блестели. - Они же идут прямо сюда!!!
   -Ничего, - Северин продолжал отступать. Страшный запах кружил голову, напоминал о смерти... - Своего ты не упустишь, Кигори же здесь нет.
   Рядом вежливо, но многозначительно откашлялись.
   -А тебе действительно хочется, чтобы нас здесь не было? - холодно уточнил Кигори, сделав едва заметное ударение на "нас".
   Северин едва слышно застонал. Надо же им было встретиться! Огромный город, множество улиц, площадей, а они выбрали именно ту дыру, в которой Кигори дожидается своего избрания! Он стиснул зубы, чтобы не выругаться. Уйти сейчас означает доставить Кигори незаслуженное удовольствие, лучше уж потерпеть, пока шествие не пройдёт мимо.
   -Идут, идут!! - пронёсся по толпе шелестящий шёпот.
   Северин напрягся. По необъяснимой причине ему вдруг захотелось оказаться где-нибудь подальше от неведомого зверя Инкса, избирающего Короля, но он не мог с места двинуться. Словно его сковали по рукам и ногам, это даже был не страх, а некое другое, более сильное чувство. Мальчик глаз не мог оторвать от приглушённого дневным светом, но всё равно заметного сияния, пробивавшегося между людьми. И неожиданно толпа расступилась, и он наконец смог увидеть Инкса.
   Зверь может быть когда-то и был каменным, но сейчас он казался отлитым из раскалённого белого металла. Похож он был на кошку, с широкими крыльями на спине. Странными крыльями, вроде птичьих, но сложенными из отдельных изогнутых лезвий. Вряд ли он мог летать, но выглядел очень эффектно. Между остроконечными настороженными ушами примостилась корона - тоненький золотистый ободок с тремя зубцами. Росту Инкс оказался небольшого, Северину где-то до пояса, но из-за своей медленной величественной поступи, горделивого вида и внимательного взгляда сияющих глаз, казался больше, значительней. Северину показалось, что сияющий взор зверя заглянул ему в душу, мальчик помотал головой, пытаясь отогнать неприятное впечатление.
   -Я же говорил!! - радостно завопил Кигори, - Он уже загорается!!! Я - Король!!!
   Триумф в его голосе подбросил Северину неожиданную мысль, что на самом деле Кигори не был уверен в своём происхождении. Не знал наверняка, сомневался, но всё равно убеждал себя и окружающих, что он - будущий Король Центрального Королевства. Его упорству можно было позавидовать.
   Но Северин не ощущал в себе зависти. Скорее облегчение - он так боялся этой Коронации, и вот уже всё кончилось, всё позади... Ребята, все эти дни хвостом следовавшие за Кигори, тихо перешёптывались, радости на их лицах по поводу избрания их предводителя Королём, Северин не заметил.
   -Вот видишь, видишь, - обезумевший от счастья Кигори вцепился в Северина, - ты не верил, а всё оказалось взаправду!! Я действительно Король!!! - он повернулся к медленно приближавшемуся крылатому зверю, протянул руки, словно собирался обнять его. - Ну же!! Давай!
   Люди расступились, Инкса от замерших мальчишек отделяло всего несколько шагов. Его крылья медленно распахнулись, по ним пробежали едва заметные голубоватые язычки пламени. Сразу за спиной зверя Северин увидел Умника, и ещё кого-то из рыцарей справедливости, живших в том же трактире. Они внимательно наблюдали за поведением Инкса.
   -Я - Король, - глухо повторил Кигори, и вдруг сдавленно охнув, повалился на Северина, словно сметённый невидимым ударом.
   У Северина от боли перехватило дыхание. Он даже на миг лишился сознания, но тут же очнулся, лежа на спине, ощутил на себе невыносимую тяжесть.
   -Северин! - с испуганным воплем кинулся к нему Силка, - Северин, как ты?!
   -Я в порядке... А ты слезай! - Кигори давил на Северина, словно был отлит из цельного куска металла, и молчал. Мальчик, с трудом, что-то все время цеплялось за его рубашку, извиваясь всем телом, выполз из-под него, обиженно сказал, - что, раз Король, значит можно и...
   И замолчал. Встал, чувствуя странную дрожь в коленях, не в силах отвести глаз от ужасающего зрелища. Кигори остался лежать на земле, неподвижный взгляд его был устремлён в небо, из уголка рта сбегала струйка крови, а грудь была пробита стрелой. Северин содрогнулся.
   -Вот и нет Короля, - тут мальчик обратил на вытянувшееся от изумление лицо Силки, - что?
   -А-аа, - Силка судорожно сглотнул, с трудом оторвал взгляд от чего-то за спиной Северина и уставился на товарища так, словно призрак увидел.
   -Да что с тобой? - Северин раздражённо оглянулся и обмер. Коронованная голова Инкса касалась земли всего в паре ладоней от его, Северина, сапог, пылающие крылья, распластавшиеся по земле, образовывали полукруг, словно стремясь обхватить мальчика.
   -Что... - Северин неожиданно расслышал, как волнующаяся, перешёптывающаяся толпа многократно повторяет всего одно слово:
   "Король, Король..."
   -Но я не хочу быть Королём! - Северин от волнения охрип, - всё, чего я хотел, стать кузнецом, как мой отец!
   -А теперь ты станешь Королём, - ответил ему Силка со странной, вымученной улыбкой, - как твой отец...
   Откуда-то из толпы вынырнул Умник, опустился на колено рядом с Кигори, сочувственно покачал головой. Стрела пробила сердце, а нет средств, способных исцелить такую рану. Но всё же он, сняв перчатку с правой руки, пощупал пульс на шее мальчика. Осмотрев тело, он подошёл к Северину.
   - Ваше Величество, Вы ранены?
   Северин гневно вскинулся - ещё и этот издевается! - и даже как-то ожил, но тут до него дошёл смысл вопроса.
   -Я в порядке, - он глянул на свою грудь, где расплывалось уродливое пятно, - это не моя кровь, - на всякий случай мальчик задрал край рубашки, с облегчением увидел плотное переплетение колец. На кольчуге не осталось ни царапинки. - Хорошо, что я её надел!
   И липкий холодок пробежал по спине, когда он представил, как, поддавшись на подначки Кигори, оставляет кольчугу дома... Хорошо, что он её надел!
   -Это действительно так, ведь стрела прошла насквозь. Убийца должен быть великолепным лучником, не многим под силу одной стрелой убить двоих, а то и троих, - рыцарь нахмурился. - Мы должны были предвидеть эту возможность.
   -Мы?... - удивился Северин, - значит все эти рыцари, прибывшие в город...
   -Были призваны защитить Короля, - договорил за него рыцарь.
   Мальчик взял себя в руки. И нечего удивляться, он же и так знал, что рыцарь едет в Торг по делу.
   Пока он молчал, в толпе рядом наметилось некое шевеление, и на пустой пятачок пробились двое рыцарей. Между собой они вели человека, лицо которого показалось Северину смутно знакомым. Мужчина поднял голову, встретился с мальчиком взглядом, потом взгляд его метнулся к Инксу, перескочил на Кигори, и лицо его помрачнело. Он так быстро опустил голову, что Северин вдруг вспомнил, почему лицо лучника показалось ему знакомым.
   -Это тот десятник, из каравана, помнишь? - негромко проговорил, обращаясь к Умнику.
   -Помню. Аштанцы славятся своими лучниками, но этот наверняка из первых мастеров страны.
   Рыцари между тем подвели десятника поближе, и заставили опуститься на колени перед Королём.
   -Как поступить с убийцей, Ваше Величество? - спросил один из них, человек настолько невзрачной наружности, что Северин никогда не признал в нём рыцаря справедливости, если бы не пара мечей у него за спиной. А если бы рыцарь не заговорил, мальчик, пожалуй, и вовсе не обратил бы на него внимание.
   Северин растерялся. Он не успел ещё привыкнуть к своему избранию, да никогда и не хотел стать Королём, не представлял себе, что придётся так скоро принимать решения, и уж тем более судить убийцу. А тут ещё благоговейная тишина, охватившая улицу, словно весь город затаил дыхание, ожидая его вердикта. Северин посмотрел на десятника. Не взирая на своё положение, тот держался гордо, с достоинством, но взгляд его нет-нет, да останавливался на распростёртом теле со стрелой в груди. Он был готов к любым наказаниям, даже к смерти, его волновала лишь произошедшая ошибка.
   Северин остановился возле тела, присел. Мёртвый Кигори смотрел в небо, на лице его застыло удивление, а губы ещё кривились в счастливой улыбке. Он так и не успел понять, что убит, почувствовать приближение смерти.
   -Ну что ж, он таки немного побыл Королём, - сказал Силка, стоявший с другой стороны тела.
   Северин поднял голову, встретился с ним взглядом.
   -Знаешь, он мне никогда не нравился, а теперь я чувствую... жалость. Он не заслужил такого конца, - мальчик всё удивлялся своей выдержке. Ни одной слезинки. Разве ему не полагалось бы выразить свою печаль?
   -Понимаю. Но разве он не получил по заслугам? Кигори хотел стать Королём, и был убит, как настоящий Король, - довольно сухо ответил Силка, покачивая головой, - и потом, представь, что с ним стало бы, проживи он чуть дольше? Тебе не приходит в голову, что подобный конец был для Кигори благом?
   Северин ещё раз всмотрелся в восторженное мёртвое лицо, и кивнул. Да, это правда, такая весть убила бы Кигори верней вражеской стрелы. Пожалуй, убийца оказал тому услугу, избавив от неизбежного позора. Северин провёл ладонью, закрывая ему глаза, и встал. Осмотрелся.
   Люди стояли сплошной стеной, не отрывая от него испытующих взглядов. Наверное, они хотели насмотреться на своего Короля, пока того опять не убили, или не отправили в ссылку. И ещё они терпеливо ожидали его вердикта. Мальчик оглянулся, отметил, что среди столпившихся вокруг людей очень много богато одетых вельмож. Это были те самые люди, что управляли королевством в отсутствие Короля. Но и они не вмешивались, не спуская с Северина пристальных взглядов. Только аштанец уставился в землю, нервно кусая губы.
   -Отпустите его, - приказал Северин, обращаясь к рыцарям.
   -Ваше Величество, Вы уверены? - осторожно поинтересовался кто-то из придворных.
   -Наказывать надо виновных. Ты мне пытался объяснить ещё тогда, но понял я всё лишь сейчас. Или мне кажется, что понял... - Северин оглянулся на рыцаря, - он ведь не хотел меня убить, но ему приказали. Значит, вина за смерть невинного ребёнка лежит не на десятнике, а на тех людях, что послали его.
   Услышав его слова аштанец вдруг заметно воспрял духом, на лицо его вернулись краски жизни. Наверное, ему самому произошедшая ошибка доставляла невероятные душевные мучения. Рыцари уже не держали его, они отступили от десятника, как только Северин приказал отпустить его.
   -И похороните мальчика, - Северин вдруг ощутил странный трепет в груди. Он приказывал, и его приказам подчинялись! Он, Северин, сын простого кузнеца, приказывал знатным вельможам и даже рыцарям справедливости! - Похороните его, как будто бы он и был Король!
   Его слова словно разбили оцепенение, люди разом заговорили, делясь впечатлениями, обсуждая нового Короля. А на Северина словно навалилась невыносимая тяжесть, в глазах потемнело. Он едва устоял на ногах. Заметив его состояние, Силка кинулся на помощь, и весьма своевременно поддержал товарища.
   -Тебе плохо? - сочувственно спросил он.
   -Почему? Мне хорошо... - сухо ответил Северин. Тьма перед глазами медленно рассеивалась.
   Толпа вдруг стала гораздо ближе, и не сразу Северин сообразил, что это просто стражники окружили их маленький свободный пятачок пространства, отделяя Короля от горожан. Тело Кигори уже унесли, освобождённый десятник пятился, не спуская с Северина странного болезненного взгляда. Люди расступались, пропуская его. Двое воинов поднимали Инкса - зверь нехотя потягивался, потом сел, протяжно зевнул и застыл, превратившись в каменное изваяние. Статую погрузили на носилки, чтобы вернуть во дворец до следующей Коронации. Не видать никого из последователей Кигори - мальчишки давно затерялись в толпе. Рядом с Северином стоял только Силка, да ещё Умник, в своём обычном доспехе, отливающим синевой. Поверх шлема рыцарь нацепил венок из полевых цветов. Северин разглядывал увядающие цветы, и думал, что сегодня же праздник. Только почему такой печальный?
   -Ваше Величество... Ваше Величество, - мужчина в лиловом бархатном камзоле почтительно возвышался возле правого плеча, - Ваше Величество, пора возвращаться!
   -Куда? - до Северина наконец дошло, что вельможа обращается к нему.
   -Во дворец.
   Мальчик тяжело вздохнул.
   -Ну что, пойдём? - обратился он к Силке.
   -А мне зачем? - осторожно уточнил тот, даже слегка попятившись.
   -Да пойдём! Когда ещё тебе выпадет шанс побывать во дворце?
   Силка мучительно размышлял над заманчивым предложением, страх в его душе боролся с неугомонным любопытством. Северин вспомнил, что горожане не без причины опасались дружеского расположения Короля, и уже хотел заверить друга, что тот нисколько не обидит его отказом, но тут Силка сдался.
   -Хорошо, пошли во дворец.
  
  
   Во дворце Северину не понравилось. Мрачно там было, темно и пусто. Нет, все окна были открыты, по залам сновали слуги, а мальчиков сопровождала толпа придворных, но всё равно Северин не мог отделаться от едва уловимого чувства запустения, гнили. Этим дворцом не пользовались долгие годы.
   -Мне здесь не нравится... - прошептал он, наклоняясь к Силке.
   -Почему? - Силка восторженно разглядывал высокий расписной потолок, - так красиво...
   -Мёртво... Всё такое... ненастоящее, как утренний туман. Я чувствую, что и сам могу растаять, исчезнуть в любой миг. Зачем вообще нужен дворец, если в нём никто не живёт?
   Шедший впереди градоначальник, тот самый мужчина в лиловом, дёрнулся, недоумённо оглянулся. Подобный вопрос ему в голову не приходил. Ответил Умник, как-то незаметно присоединившийся к почётной свите Короля. Впрочем, никто не в силах запретить рыцарю справедливости находиться там, где он пожелает.
   -Дворец, это лишь символ, - голос рыцаря был печален. - Не важно, что здесь никто не живёт, важно, что горожане, день ото дня созерцая его золотые крыши, помнят, что где-то есть их Король. Который живёт той же тяжёлой жизнью, что и они, знает все их беды, и главное, всегда защищает их интересы. Ну, и свои, конечно, поскольку все изменения в законах Короли производили потому, что сами пострадали от этих законов... Людям необходимо вещественное подтверждение их веры. Считай этот дворец монументом, памятником королевской власти.
   -Надгробным... - пробормотал Северин. Потом приободрился. - Значит, я тоже могу внести изменения в законы?
   -Да, - бесстрастно ответил рыцарь.
   Градоначальник заметно содрогнулся - видимо опасался законов, которые может принять безусый юнец.
   А Северин задумался. Он не считал, что в их королевстве законы идеальны, но и вот так, без оглядки, менять их боялся. А ведь у него совсем мало времени, скоро придётся тайно сбегать из города, пока его не выследили новые убийцы. А что потом? Скитаться по лесам?
   Мальчик запнулся о край ковра, чуть не упал. Покраснев от гнева, пинком расправил завернувшийся угол.
   -Я хотел стать кузнецом. И меня уже брали на работу в лучшую кузницу Торга! Почему этот дурной зверь выбрал именно меня?!
   Он пробыл королём совсем недолго, но эта профессия уже не вызывала у него энтузиазма. Сразу по прибытии во дворец его заставили два часа стоять неподвижно, пока дюжина портных шили ему "одеяние, достойное Короля", как высокопарно выразился Силка. После чего Северин дотемна выслушивал длинный и невыносимо скучный доклад градоначальника о положении дел во вверенном его заботам королевстве. Когда засыпающий Северин начал сползать с трона, вельможа наконец сжалился, и проводил своего Короля в опочивальню.
   Так прошёл день Коронации. Следующий день оказался не лучше. Северина слуги разбудили на рассвете, после чего его одевали... нет, он решительно предпочитал одеваться сам - это занимало гораздо меньше времени. Пришлось ещё выдержать завтрак. Мальчик к стыду своему обнаружил, что совершенно не умеет пользоваться всеми этими ложечками, вилочками и ножичками. Если бы Северин допускал хоть единую возможность, что подобный позор ему придётся терпеть дольше, чем несколько дней, удавился бы! А вот Силка и Умник превосходно знали дворцовый этикет. Северин немного отвлёкся от собственной неуклюжести, размышляля, где мог Силка научиться держаться за столом. Не в конюшне же?!
   После завтрака мальчику пришлось "наносить визиты". Так называлось утомительно путешествие по городу в закрытой повозке, с краткими остановками в богатых домах. Везде его приветствовали незнакомые люди, беззастенчиво пялившиеся на Северина и его товарищей. Вообще, не будь рядом Силки и Умника, Северин удрал бы от своих гостеприимных подданных при первой же возможности.
   Посетили они и дом Конкира, но в кузницу не заходили. Северин издали заметил знакомого подмастерья и мастера Норта, и помахал им рукой. Подойти ближе он не смог, поскольку на визит отводилось времени совсем ничего.
   Все эти люди, с которыми его знакомили, слились в памяти Северина в некое неразборчивое многоликое пятно. Он не запомнил и единого имени. Каждый непременно хотел выразить своё восхищение, потом обязательно сетовал на что-то, надеясь заручиться королевской поддержкой. Везде их ждало угощение, но у Северина ком в горле стоял. Он шёл, куда вели, вежливо кивал, говорил какие-то любезности - но даже голоса своего не слышал.
   Ближе к полудню этот кошмар закончился, они смогли вернуться во дворец. Повозка завернула на дворцовую площадь. Как ни был измучен Северин, он обратил внимание на строителей, что-то торопливо возводивших.
   -Что это? - обратился он к градоначальнику, сидевшему рядом с ним в повозке. Он немного стеснялся, но быстро свыкался со своей ролью.
   -Гробница, как Вы приказали. Желаете осмотреть?
   -Да.
   Градоначальник выглянул из окна и приказал кучеру остановиться.
   Гробницы как таковой ещё не было, строители только рыли яму для фундамента, да рядом стоял плакат, демонтрирующий любопытным горожанам будущую гробницу. Небольшое по размерам сооружение не могло, да и не должно было соперничать со своим ближайшим соседом - внушительным каменным кубом с огромной полустёртой надписью на одной из стен "Последний Король". Северину даже не пришлось спрашивать, кто там похоронен, сам догадался. Но новенькая гробница Кигори обещала перещеголять древний мавзолей по украшениям - рядом мастера вырезали на камнях затейливые цветочные гирлянды.
   -Ведь это вполне может быть правдой, - пробормотал Северин, следя за работой каменщика, вырезавшего на камне лаконичную надпись "Король Кигори". - Ну, может же оказаться, что Инкс ошибся? Или просто я оказался наследником Кигори? А даже если и нет, у него всё равно есть право на все эти почести, - и прошептал, - пусть хоть посмертные. Ему должно понравиться.
   Силка с сомнением покачал головой. Умник усмехнулся.
   -Я всегда говорил, что ты умный паренёк, - чуть слышно пробормотал рыцарь.
   -Я вспомнил, что ты говорил про духов, - так же негромко заметил Северин. - Не хочу, чтобы душа Кигори страдала.
   Градоначальник с неудовольствием прислушивался к их разговору.
   -Ваше Величество, поторопитесь! Мы опаздываем на приём.
   -Какой приём? - удивился Северин, досадливо морщась. Опять эти занудные королевские обязанности...
   -Послы дружественных держав желают преподнести свои дары, - сдержанно пояснил вельможа.
   -И мне опять придётся полдня неподвижно сидеть в этом жёстком кресле, и притворяться, что я счастлив видеть всех этих незнакомых людей, которые ещё пару дней назад даже плюнуть в мою сторону побрезговали бы?! - он был готов взорваться!
   -Да, - решительный ответ вельможи лишил Северина всякой возможности спорить.
   Разве так разговаривают с Королём? Хотя градоначальник старше, опытней, ему видней... может так и надо?
  
  
   Нетерпеливо ёрзая на плотной кожаной подушке (градоначальник принял близко к сердцу его жалобы на неудобное сиденье), Северин продолжал терзаться сомнениями. Что он делает здесь, в чужом кресле, на чужом месте?
   Поначалу он был рад немного передохнуть после выматывающей гонки официальных визитов, но быстро устал и от приёма, отличавшегося лишь тем, что теперь он сидел дома (ведь некоторым образом этот дворец - его дом), а гости шли к нему. Причём он был единственным сидящим человеком в тронном зале - королевская привилегия. Когда Северин попытался выпросить хоть какие табуреты для Силки и рыцаря, оба начали так усиленно отказываться, что Северину стало даже неудобно.
   -Их Высокость Нахт-рам-тис, Голос короля Ст-так, - торжественно провозгласил глашатай. В противоположном конце зала распахнулись двери, в зал вошёл тщедушный старичок - может он когда-то и был высоким, но старость изрядно помяла и скрючила его.
   Пока он медленно, поддерживаемый с обеих сторон служанками, ковылял к трону, Северин вяло удивлялся, насколько разные все эти послы дружественных держав. Предыдущий гость, посол Карлоги Приа Улти, необъяснимо походил на Силку - одеждой, манерами, и даже лицом. К тому же во время аудиенции он глаз не мог оторвать от Силки. В этом крылась некая тайна, но Северин уже устал от тайн, и своих и чужих. Посол Карлоги удалился, преисполненный любопытства, но вопросов никаких не задал. Судя по облегчённому вздоху Силки, тот тоже не был готов отвечать.
   А ещё раньше был такой смешной высокий загорелый мужчина, одетый в перья и мех, с разрисованным красками лицом. Представлен он был как "Дикий Человек Дак". Он стремительно подошёл к трону, коротко кивнул, и стоял, протягивая крошечный кожаный мешочек, пока кто-то из слуг не принял его подношения. После чего стремительно развернулся и ушёл, так и не сказав ни слова. Градоначальник, стоявший справа от трона, шёпотом сообщил Северину, что в мешочке наверняка драгоценные камни, такой незначительный ценный дар...
   А теперь по фиолетовому ковру еле тащился старик, закутанный с ног до головы в белую простыню, в сопровождении дюжины девушек в точно таких же одеяниях, но разноцветных. В общем-то, под таким ворохом ткани мог бы и Лотур прикинуться хрупкой девушкой - Северин улыбнулся своему воспоминанию о иномирянине - но градоначальник серьёзно уверил его, что сопровождать Их Высокость могут только молоденькие девушки, ему по должности положено.
   Выслушивая пространные речи посла, сопровождаемые сложными плавными жестами, поклонами, и чуть ли не танцами, Северин едва удержался от зевка. Но следующее имя заставило его подобраться. Лёгкий Ветер, третий принц Аштана... Юноша, одетый по-походному скромно, ничем не напоминал сказочных принцев, как их представлял себе Северин. Впрочем, он и сам мало походил на Короля... Аштанский принц был воином, никаких сомнений! Как он держался, двигался... Сопровождали его двое телохранителей, по счастью, вчерашнего десятника среди них не оказалось. Принц постоянно хмурился, произнося полагающиеся слова поздравлений, и старался не встречаться взглядом с Северином. Воин, стоявший за ним, сделал шаг вперёд и опустил свёрток к подножию трона. Северин с трудом сдержался, чтобы не забраться на трон с ногами.
   Слуги тут же подхватили свёрток, и быстро унесли в соседнее помещение, где складывались все дары. Северин впервые обрадовался, что по заведённому здесь обычаю Королю не надо самому принимать подарки. Он не был уверен, что смог бы даже прикоснуться к подарку аштанцев. Мёртвый Кигори как наяву встал у него перед глазами... Простить можно, нельзя забыть!
   -Уф! - даже невозмутимый Силка вздохнул с облегчением, когда аштанцы удалились.
   -Да уж... С удовольствием принял бы вместо него одного сотню других гостей, - мрачно согласился Северин.
   Градоначальник недоверчиво хмыкнул, глаза его улыбались.
   -Не думаю, что Вы говорили всерьёз, Ваше Величество, - заметил он, - по счастью, осталось принять ещё одного гостя, последнего. Вам должно понравиться...
   И ограничившись этим странным замечанием, вельможа замер, глядя на далёкие двери. Северин невольно посмотрел туда же. Следующий гость, последний на сегодня! Мальчик приободрился. Самое страшное уже позади.
   Время шло, но двери оставались неподвижны, лишь чуть заметная щель между створками дразнила воображение. Гость запаздывал. Северин нерешительно оглянулся на спокойного градоначальника, на Силку, небрежно опиравшегося о левый подлокотник трона. Они оба выглядели как люди, которым ведом некий секрет. Северин назло им ничего не стал спрашивать, приготовившись ждать, если понадобиться, до завтрашнего утра.
   Наконец, дверь дрогнула, медленно отворяясь. Кто-то, пятясь, протискивался между высоких створок. Северин был шокирован. Он уже успел привыкнуть к подчёркнутой вежливости посетителей, к почтительным приветствиям и поклонам издалека. Между тем пятившийся человек полностью вошёл в зал, повернулся, коротко кивнул в сторону трона. В руке он держал пучок зелени, которым завлекательно помахивал в дверях.
   -Как хорошо, что я пошёл с тобой, - сдавленно прошептал Силка, - В положении друга Короля есть свои плюсы...
   Северин на миг отвлёкся от непочтительного гостя, опять отвернувшегося к двери. Силка сиял как новенькая монета. Таким Северин видел его всего один раз и, оборачиваясь к двери, он уже знал, кого увидит на пороге. Он даже не удивился, ни своей прозорливости, ни безграничному везению. Только почему-то стало тоскливо.
   -Интересно, как они собираются подарить его?! - с некоторым удивлением сказал Силка. Северина больно кольнула завистливая нотка в его голосе.
   Золотистый, как и в то достопамятное утро, пребывал в скверном настроении. Северин невольно залюбовался его статью, сердце болезненно сжалось. Ему подарят этого красавца? Наверное да, иначе зачем его привели сюда? Взволнованный грохот сердца в груди казалось, заполнил весь зал. Жеребец удостоил мальчика-Короля короткого взгляда, и требовательно заржав, потянулся к своей петрушке.
   -Ведущий тысячи тысяч, старший над старшими, табунщик Мансон, сын Науда! - зычно провозгласил герольд.
   Северин сидел, как оглушённый. Ему понадобилось сделать над собой невероятно усилие, чтобы расслышать мягкий вкрадчивый голос посла.
   -...расположения Правителя Лайла, из его личного табуна... - слова, как далёкий ветер, то налетали, становясь громкими и ясными, то удалялись до неразборчивого шёпота, - ...оказывает честь, предлагая Вам лично укротить... - так, они действительно собираются подарить ему золотистого. Если, конечно, у него получится укротить жеребца. Короткая, но эмоциональная лекция Силки о Лисских, всплыла в памяти как наяву.
   "...золотистого такими пустяками не проймёшь, это вообще тайна великая, как такого красавца укротить..."
   Во рту скопилась неприятная горечь.
   -...принять как дар эту уникальную возможность... - посол продолжал говорить, речь его струилась, как ручей.
   Градоначальник выступил с ответной речью, из которой Северин узнал, что торжественный праздник, на котором Король попытается укротить Лисского, состоится завтра в полдень.
   Как приговор. Северин чувствовал странный холод, такой же, что пронзил его, когда он увидел сияющие крылья Инкса у своих ног. Словно завтра в полдень его должны казнить. Северин оглянулся на Силку. Как странно, тот весь лучился счастьем. Он искренне радовался, что его товарищу представился подобный шанс. Зная, как Силка грезил даже мимолётной встречей с золотистым... Северин серьёзно сомневался, что лично он способен на подобную чистоту. От осознания этого факта стало ещё хуже. Так плохо Северину было лишь однажды, когда умер отец, а Манила сказала... Неважно, даже непонятно как, но её слова причиняли боль даже сейчас, спустя столько лет. "Разве такой сопляк сможет позаботиться о семье?" Она ясно дала ему понять, что не считает его хозяином в доме.
   Вот и теперь, всё решают за него. И этот самодовольный градоначальник, и посол, и даже Силка, его единственный друг! Предатель...
   Мальчик откашлялся, пытаясь избавиться от странного рыдающего оцепенения, сжавшего его горло, и одновременно привлекая внимание собрания. Градоначальник умолк на полуслове своей благодарственной речи, лишь метнувшимся взглядом выразив своё беспокойство.
   -Я ведь могу распоряжаться этими подарками? Сам? - робко осведомился мальчик у вельможи.
   -Гх... да, Ваше Величество! - мужчина быстро справился с собой.
   -А-аа, - Северин набрал в грудь побольше воздуха, для храбрости, - тогда я хочу уступить честь укротить золотистого Силке!
   -Н-но... - опешивший вельможа не находил слов.
   -Мне не нужен такой подарок! Я его недостоин! - с жаром возразил Северин. - А Силка лошадей любит больше жизни, так будет только справедливо!
   Градоначальник как-то странно икнул, а посол смерил притихшего Силку оценивающим взглядом, почему-то напомнившим Северину задумчивый взгляд золотистого.
   -Ну зачем в кузнице конь? - продолжал рассуждать он. - И что, в конце концов, я знаю о лошадях?! Да ничегошеньки!
   -Ваше Величество!! От ТАКОЙ чести не отказываются!
   -Но я не отказываюсь, - возразил Северин, - я просто... передаю этот шанс более достойному кандидату...
   И порывисто схватив вельможу за рукав, просительно сказал:
   -Я так хочу... В конце концов, это моя королевская воля! - он резко обернулся к Силке. - И не вздумай отказываться!
   Тот хотел что-то сказать, но вдруг передумал, и только смущённо улыбнулся. И посмотрел на золотистого, который, уже потеряв интерес к объеденному пучку зелени, теперь разочарованно принюхивался к ковру, ковыряясь в длинном ворсе копытом.
   -Н-но... - вельможа оглянулся на посла, не то извиняясь за королевскую прихоть, не то в поисках поддержки. Но тот уже полностью был на стороне Силки. Возможно, табунщик оценил восхищение, горевшее в глазах мальчика.
   -Благородный жест, Правитель Лайл будет счастлив узнать, что Король столь высоко оценил его дар, - посол склонил голову, словно раздумывая над сложной проблемой. - Но он не дарует мне прощения, если я не предложу Вам своего подарка! Все кони в моём табуне благородного рода, и уверен, что не оскорблю Вашего Величества, если предложу Вам выбрать любого из них!!
   -Кобылу! - порывисто воскликнул Северин, даже не успев сообразить, что на самом деле, ему бы стоило отказаться от подарка, чтобы не разорять щедрого посла. Некрасиво это, подарки выпрашивать.
   -Которую? - быстро уточнил табунщик. Словно ловил на слове.
   -Пегую. Которую первой ввели в город.
   Силка удивлённо приподнял брови, градоначальник выглядел разочарованным. В пригнанном табуне были лошадки и более видные, чем скромная пегая. А вот посол одобрительно кивнул, и глаза его озорно заблестели.
   -Хороший выбор. Я буду ждать Вашего визита в любое время.
   Сделав это непонятное заявление, он извлёк из-за пазухи свежий пучок зелени, и деловито направился к жеребцу, размахивая своим букетиком. Золотистый, как раз попробовавший пожевать тяжёлую бархатную штору, явно обрадовался новому блюду, и игриво заржав, боком прогарцевал к послу.
   В зале висело гробовое молчание, пока табунщик выманивал золотистого за двери. И только когда массивные двери захлопнулись, резким лязгом ознаменовав конец аудиенции, Северин удовлетворённо вздохнув, сполз с трона.
   -Ваше Величество! - укоризненно воскликнул градоначальник, - как Вы могли так рисковать! Обидеть любимого табунщика Правителя!! Это же равнозначно объявлению войны!!!
   -А мне он не показался обиженным, - дипломатично заметил Северин.
   -Он же дипломат! - кипятился вельможа. - Конечно, он не выскажет обиды вслух. Но потом... когда нам начнут присылать больных лошадей, или Правитель Лайл вышлет наших послов, всё это будет последствия Вашего необдуманного поступка.
   Силка потускнел, а Северин глубоко задумался. В своём желании избавиться от незаслуженного дара, он как-то не представлял себе таких серьёзных последствий.
   -Дозвольте c вами не согласиться, - мягко вклинился между ними рыцарь справедливости. - Одним из проявлений благородства кочевники считают щедрость. С точки зрения посла, поступок Северина говорит о его небывалом благородстве и соответствует статусу монарха.
   Лицо вельможи перекосилось, но спорить с рыцарем он не стал. А Умник, повернувшись к Северину, отвесил насмешливый поклон.
   -Разрешите откланяться, Ваше Величество.
   -Уезжаешь?
   -Дела... - рыцарь развёл руками, - здесь я больше не нужен. Остальные рыцари справедливости уже покинули Торг.
   -А как же... - Северин словно воочию увидел пробитого стрелой Кигори. Синяк на груди противно заныл.
   -В ближайшее время тебе ничего серьёзного не грозит, - понимающе усмехнулся рыцарь. - А от всех опасностей нашего Мира не убережёт и сотня рыцарей.
   Мальчик вздохнул.
   -Да, конечно... Уже знаешь, куда ехать? - он давно понял, что рыцарей вело в дорогу некое особое чувство, вроде интуиции.
   -Сначала на север, до Тёплых Озёр, а там... пока не знаю, - он улыбнулся каким-то своим мыслям. - Увидимся.
   -Если судьба сведёт наши пути, - ответил Северин традиционной фразой.
   И рыцарь ушёл. Северин смотрел ему вслед, чувствуя, что с уходом Умника из его жизни пропадает что-то очень важное.
  
  
   Ночью он неожиданно проснулся. В роскошной спальне было темно и душно. Северин выскользнул из-под тяжёлых мехов так осторожно, что они сохранили форму его тела, подошёл к окну. В щель между занавесом и стеной пробивался серебристый луч света. Он спрятался за занавесом, уткнулся лбом в деревянный переплёт.
   Окна королевской спальни выходили во внутренний двор. Северин залюбовался на ослепительные блики крошечных озёр, на тёмную паутину дорожек. Свет луны, ослепительно яркий, выбелил кучерявые кроны деревьев и открытые полянки. Вид показался мальчику совсем незнакомым, словно прошлым вечером он гулял не там, а в другом, совершенно ином парке. Где-то там, возле крохотного озерца сидел Инкс, небывалый зверь, вырезанный из плотного серого камня.
   Приглушённо скрипнула дверь. Северин испуганно замер.
   -Ну, что? - спросил градоначальник.
   -Спит. Показалось, наверное, - ответил ему незнакомый голос. - А ничего паренёк, справный...
   -Больно молод, - возразил вельможа, - как бы, по неопытности, чего непоправимого не сотворил.
   Так же тихо дверь закрылась.
   Сон окончательно покинул Северина. Мальчик выбрался из-за занавеса, торопливо оделся. На столике возле кровати валялись королевские регалии. Корона - точно такой же золотой ободок, как у Инкса, и перстень с печатью - точь в точь отцовский, только на том перстне камень был гладкий, а на его вырезана дикая загогулина. Перстень, как объяснили мальчику, был волшебный. Во-первых, никто кроме Короля не мог им пользоваться, в чужих руках загогулина исчезала. Во-вторых, любой документ, скреплённый этой печатью, обладал законной силой в Срединном Королевстве. То есть Королю, если он хотел издать какой-нибудь указ, не было необходимости приезжать в Торг, можно было просто прислать письмо. Перстень Северин решительно положил в карман. Это было единственное, что он хотел забрать из дворца.
   Он подошёл к двери, некоторое время настороженно вслушивался в звуки с той стороны. Так и не решившись выйти, прошёл в смежную спальню, когда-то предназначавшуюся для жены Короля, а сейчас отданную единственному другу Короля.
   Силка не спал. Он лежал на кровати, полностью одетый, неподвижным взглядом уставившись в потолок. Занавесы на окнах были раздвинуты, и свет луны щедро заливал комнату. Как ни старался Северин двигаться неслышно, Силка его услышал и сел в кровати. Лицо у него было совершенно несчастное.
   -Что с тобой? - удивился Северин.
   Силка неопределённо мотнул головой.
   -А с тобой? - в свою очередь спросил он.
   -Я ухожу.
   -Сейчас?! - Силка испуганно покосился на дверь, не слышал ли кто его невольный возглас. Но видимо часового беспокоил только шум из королевской спальни.
   -Да, - Северин не знал, когда он принял это решение, но не сомневался в его правильности. Ему было необходимо покинуть Торг ещё до рассвета. Он сел рядом с Силкой, дружески потрепал его по плечу. - Извини, что не буду завтра на представлении.
   Он намекал на церемонию приручения золотистого, которую градоначальник собирался превратить в настоящий праздник, не взирая на некоторые мелкие изменения в составе участников. Силка помрачнел.
   -А если у меня не получится? Надо мной весь город будет смеяться!
   -А если получится? - в тон ему возразил Северин. - Тебе будет весь город завидовать!
   -И камни бросать... - пробурчал Силка, но было видно, что Северину удалось его приободрить.
   Они просто сидели молча, пока Северина вдруг что-то не подтолкнуло изнутри.
   -Окажи мне услугу, - зашептал он, - отвлеки стражника, чтобы он не видел, как я ухожу.
   -Уходишь... Я думал, что смогу тебя проводить... Ладно, подожди немного, я сейчас, - Силка соскочил с кровати, и неожиданно озорно улыбнулся, - а как же та пегая кобылка?
   Северин густо покраснел - даже в рассеянном лунном свете было отчётливо видно, как краска залила его лицо.
   -Ну, я... думал зайти на Конную площадь... Посол же сказал, приходите в любое время.
   Силка прыснул, но промолчал.
   -И ещё... передай градоначальнику, что я ничего не понимаю в законах, и пусть не беспокоится, менять ничего не собираюсь. Но пусть он сам... - мальчик замялся, подбирая слова, - сам что-нибудь придумает. Ты же знаешь, я тебе рассказывал об отце. Это было так несправедливо, что соседи забирали себе его вещи... Понимаешь? Сможешь объяснить? - Силка кивнул и молча выскользнул из комнаты.
   Северин неторопливо подошёл к двери. Голоса звучали приглушённо, но он смог разобрать, что Силка с упоением и восторгом рассказывает о невероятном шансе, выпавшем ему - об укрощении золотистого. Если бы мальчик сам не видел, как боится Силка завтрашнего дня, охотно бы поверил, что тот настолько счастлив, что и глаз сомкнуть не в состоянии.
   О лошадях, обо всём, с ними связанном, а ещё о Лисских и особенно о золотистом, Силка мог говорить часами. Стражник слушал с интересом, задавал вопросы. Они оба пропустили тот момент, когда Северин выскользнул в коридор, и, держась возле стены, прокрался за угол, где они уже не могли его увидеть.
  
  
   Незаметно покинуть дворец оказалось совсем несложно. Наверное, всё дело было в том, что у стражи не было привычки охранять королевский дворец. Ведь обычно он стоял пустой, и только обязательные патрули постоянно ходили вокруг забора, да ещё слуги раз в неделю наводили порядок внутри. Северин спокойно вышел через ворота, дождавшись момента, когда лениво беседующие охранники пошли проверить, не осталось ли в бочонке вино, которое можно выпить за здравие Короля.
   Уверенно направляясь к Конной площади, Северин про себя удивлялся, как же быстро он привык к городу. Ещё несколько дней назад Торг казался ему запутанным страшным лабиринтом, а сейчас он с лёгкостью ориентировался в сплетении кривых городских улочек даже ночью.
   Ночью Торг казался на удивление тихим и пустым. Лишь кое-где мальчику попадались празднующие компании, всё ещё отмечавшие его Коронацию. На одинокого Короля ни они, ни пару раз встретившиеся на его пути городские патрули, внимания не обратили. Северин развлекался, пытаясь представить, что бы они подумали, узнав, что случайно видели самого Короля, тайком сбегающего из города. Может быть, удивились? Гордились бы они такой встречей? Рассказывали бы внукам, как сказку? Северин заулыбался, словно воочию увидев какого-то беззубого старика, шепеляво повествующего "идём мы себе по улице, а на встречу сам Король! И так приветливо кивает, мол доброй ночи. А я говорю, что ж Вы, Ваше Величество, сами гуляете...". Мальчик покачал головой, подумав, что так, наверное, и возникаю легенды. Из невнятных выдумок стариков.
   Вот и площадь. Северин обернулся кругом, разыскивая нарядный бело-голубой шатёр Лисских. Был же здесь! Мальчик застыл, испуганный неожиданной мыслью - рыцарь ошибся, отказавшись от золотистого, он оскорбил табунщика, и тот увёл табун из города.
   -Прогуливаетесь, Ваше Величество?
   Он испуганно подпрыгнул, но, уже оборачиваясь, узнал голос.
   -Посол Мансон, - он с облегчением рассмеялся, - я не помешал?
   Табунщик усмехнулся.
   -Я ждал Вас. И не спрашивайте, каким образом мы предвидели Ваш приход, я не смогу ответить. Пройдёмте, - он посторонился, указывая дорогу, и Северин вдруг увидел полосатую стену шатра, буквально в десяти шагах. Тёмные и светлые полосы плыли, мешая сосредоточиться, очертания палатки расплывались.
   Колдовство. Северин бесстрашно вошёл внутрь, табунщик задёрнул полог, широким жестом обвёл круглое помещение. Изнутри шатёр мягко светился тёплым вечерним светом, робкие бледные тени жались к ногам. Земля была покрыта ароматным хрустящим сеном. По периметру располагалось несколько потухших очагов, на которых обычно готовили еду, возле стен, укрывшись походными плащами, спали люди. Трое часовых, бродивших по периметру, на вошедших даже не оглянулись.
   В центре шатра находились Лисские. Большинство спало, но Северин заметил пару жеребцов, дурашливо толкающихся головами, серую кобылу, с наслаждением катавшуюся по сену. Увидел он и золотистого, положившего голову на круп спящей лошади и сонно всхрапывающего.
   -Выбирайте, Ваше Величество, - табунщик подтолкнул замершего мальчика к лошадям, - и будьте выбраны.
   -Выбирать... Я думал, что... - мальчик замялся. Он думал, ему просто подведут ту кобылу, он её как-то "укротит" и всё.
   Мужчина рассмеялся. Странный это был смех, похожий на тихое лошадиное фырканье.
   -Сейчас я открою Вам самый главный секрет укрощения Лисских. Главное, что бы человек понравился ИМ. Идите, Ваше Величество. Вас ждёт дальняя дорога, и добрый конь Вам не помешает. Не надо боятся.
   -Я не боюсь, - и, преодолевая предательскую дрожь в коленях, Северин храбро шагнул вперёд. И ещё раз шагнул. Третий шаг дался ему совсем легко.
   Лисские практически не обратили внимания на мальчика, робко пробирающегося мимо них. Ну, кто-то, играючись, дёрнул за волосы - обернувшись, Северин увидел только пару жеребцов, которые на него даже и не смотрели. Притворялись, наверное? Переминавшаяся во сне кобыла чуть не отдавила ему ногу, а ещё один жеребец, светло-серый, с желтой гривой, поворачиваясь, толкнул его боком. Хорошо, не копытом...
   Никакого чёткого представления о собственных действиях Северин не имел. Просто шёл вперёд, осторожно пробирался между огромных лошадей. И даже специально старался ни о чём не думать. Пожалуй, с того самого момента, когда он, покидав в сумку самые необходимые вещи, выскользнул за деревенские ворота, всё решалось за него. Наверное, это можно назвать судьбой. Неприятное ощущение, словно тебя аккуратно взяли за ухо и проволокли так через полгорода, не взирая на слёзы и громкие протесты. И опять - странные вещи происходили с ним, но он не мог ими управлять.
   Чья-то грива мазнула его по лицу, и Северин, очнувшись, обнаружил себя уткнувшимся носом в лоснящийся конский бок. Бок отодвинулся, и мальчик, отшатнувшись, подвернул ногу и упал на сено. Он не ударился, но в лодыжке что-то вспыхнуло болью, так что Северин и не попытался встать. Подтянув ногу, он терпеливо ждал, пока боль пройдёт, осторожно массируя ногу.
   Огромная конская голова появилась откуда-то сверху и сзади, бархатистый нос ткнул Северина в щёку. Мальчик поднял голову и тихонько охнул. Тёмный огромный глаз, похожий в полусвете шатра на тенистый глубокий омут, словно поглотил его всего. С некоторым удивлением, даже испугом, Северин вдруг почувствовал себя тем самым упрямым забитым мальчишкой, никчемным деревенским сиротой, каким он и был до встречи с рыцарем. Беспомощным. Словно ничего не было, ни долгого путешествия через дремучий лес, ни столкновения с колдовскими тварями, ни встречи с иномирянином, ни даже этой дурацкой коронации!
   Лошадь моргнула и наваждение исчезло, рассеялось, как утренний туман.
   -Э-ээ... - мальчик растерялся, и не нашёл ничего умней, как сказать - здравствуй, лошадка. Меня зовут Северин. Пойдёшь со мной?
   Она вздохнула, горячее дыхание животного взъерошило волосы. Казалось, кобыла обдумывает его предложение.
   -Не знаю, куда пойду. Торг нужно покинуть как можно быстрей и незаметней. И потом тоже придётся прятаться, по дороге мне ехать нельзя, придётся идти в лес... - мальчик запнулся, - наверное, не стоит звать тебя с собой, в лесу очень опасно, дикие звери, колдовские твари. Я с рыцарем ехал, и то чуть не погиб.
   Лошадь насмешливо фыркнула, отступила назад. Северин затылком чувствовал её дыхание. Мальчик замер, опасаясь случайным движением спугнуть кобылу. Казалось, та раздумывает над его предложением.
   Как лошадь может думать?! Странные мысли лезут в голову...
   Северина рывком вздёрнули на ноги - кобыла, ухватив зубами за воротник, помогла мальчику подняться.
   -Я и сам мог бы встать, - проворчал Северин, и пошёл обратно к табунщику. Он не стал оборачиваться, был уверен, что кобыла пойдёт за ним. А если нет?... Такого быть не могло!
   Посол Мансон ждал его на том же месте. Северину даже показалось, что за время его отсутствия табунщик ни разу не моргнул, настолько он был неподвижен в своём ожидании.
   -Как я уже говорил, - табунщик вежливо склонил голову, - хороший выбор, Ваше Величество. Хороший выбор, Аух.
   Мальчик оглянулся. Он только сейчас обратил внимание, что из табуна за ним вышла ТА САМАЯ кобыла. Которую он выбрал... которая выбрала его...
   -Её зовут Аух? - уточнил мальчик.
   Мужчина пожал плечами.
   -Раньше её так звали. Но теперь она не нуждается в имени. Ведь отныне она будет слышать только Ваш голос, и повиноваться только Вашим приказам.
   Северин поёжился.
   -Пускай... Так мы пойдём? - он боялся, что сейчас сон кончится, кобылу отберут и из-за угла на него набросятся подосланные Аштанцами убийцы. Иррациональный, совершенно необъяснимый и необоснованный страх. Разуметься, Северин знал, что этого не будет.
   -Конечно, - табунщик ласково улыбнулся. - И, Ваше Величество...
   Мальчик испуганно замер.
   -В моём табуне всего двое чистокровных Лисских... Золотистый Фау завтра познакомится с вашим другом, а с его сестрой... Вы уже познакомились.
   И дабы исключить ошибку, табунщик указал на невзрачную пегую кобылу. Нетерпеливо переминаясь на месте, та отстранённо слушала табунщика. Он ей был абсолютно безразличен. И вообще, кобылка была себе на уме, но, почувствовав взгляд Северина, она кокетливо прогнулась, и Северин готов был поклясться, что она улыбается.
  
  
   В умелых руках любая работа спорится... Так то в умелых! Нож соскользнул, впился в палец. Умник скрипнул зубами, печально рассматривая повреждённую конечность. Небольшой, но глубокий порез. Он закрыл глаза, сосредоточился на ощущениях тела... когда он снова посмотрел на свою руку, ранка уже затянулась новенькой розовой кожицей.
   -Вот так!
   Жеребец насмешливо фыркнул. Он не одобрял этого детского увлечения хозяина, потому, пока тот был занят лечением, постарался отъехать подальше от той полянки, где рыцарь выронил недоделанную свистульку. Наивная хитрость серого, не оставшись незамеченной, вызвала у всадника улыбку. Не обращая внимания на недовольные вздохи жеребца, рыцарь вернулся за своей поделкой. Нагнулся, чудом удерживаясь верхом, подхватил с земли крошечную тростинку. Внимательно изучил, стряхнул невидимый сор и сунул свистульку в кошель. Вырезать больше не хотелось.
   -А всё ты, - упрекнул он жеребца.
   Тот, подумав, решил не спорить. Только обиженно дёрнул ухом. Рыцарь поспешил извиниться.
   Долгое время ничего не происходило. Рыцарь глубоко задумался, рассеянно теребя поводья в руке. Жеребец сам выбирал дорогу полегче, позволив себе значительно отклониться от курса. Вдруг он насторожился, заинтересованно потянулся к зарослям орешника. Его поведение вернуло всадника в реальный мир.
   -Ну, что там, Чуткий? - судя по всему, конь не заметил ничего опасного, да и все инстинкты рыцаря говорили о том же. И всё же... Умник не любил сюрпризы.
   Серый проломился через заросли, ничуть не заботясь о соблюдении тишины и радостно заржал, приветствуя очаровательное создание, таившееся в кустах. Даже рыцарь одобрительно хмыкнул, разглядывая кобылу. Мальчика, сидевшего верхом, он оглядел во вторую очередь.
   -Опять ты? - неискренне удивился рыцарь. И поправился, - то есть Вы, Ваше королевское Величество.
   Северин горестно вздохнул.
   -Издеваешься?
   -Отчего же? Здороваюсь.
   Кобыла взбрыкнула, чтобы приободрить всадника, и чудом удержавшийся в седле Северин мгновенно собрался.
   -Не балуй, Смирная!
   Лошадь замерла, озорно косясь на него через плечо.
   -Вижу, ты уже научился управляться с Лисскими, - заметил рыцарь. Жеребец согласно закивал.
   -Табунщик подсказал, - мальчик ещё раз вздохнул. Неясный импульс, неоформившаяся тень желания, погнавшие его в дорогу, бесследно пропали в тот миг, когда он увидел рыцаря. - Я почему тебя искал... - он замялся. И просьба-то дурацкая... - я рыцарем хочу стать ...
   И Северин испуганно покосился на рыцаря, не оскорбил ли он его. Или может, наоборот насмешил своим нелепым желанием?
   Рыцарь задумчиво почесал в затылке.
   -Но почему именно рыцарем? - поинтересовался он. - Почему ты больше не хочешь стать кузнецом? Пекарем? Охотником, наконец? Зачем коверкать свою жизнь поспешным решением?
   -Нет! Не поспешным, - торопливо возразил мальчик, - я хорошо подумал...
   Умник смотрел на него, смотрел... долгим, рассеянным взглядом, как ещё недавно смотрела на мальчика Аух, выбирая себе всадника. На сей раз Северин, сурово напомнив себе, что уже давно не ребёнок, и нельзя так пугаться обыкновенного взгляда, храбро выпрямился... шепча про себя невнятные молитвы безымянным силам судьбы, в чьём могуществе он больше не сомневался.
   А вдруг Умник сейчас начнёт его отговаривать?! Мальчик не чувствовал себя способным спорить с рыцарем... о чём бы то ни было.
   -Отговаривать я тебя не буду, - неожиданно усмехнулся рыцарь. - Не имею права. Каждый, пожелавший учиться, будет принят. Хотя стать настоящим рыцарем очень сложно, и многие ученики погибают... И я не знаю ни одного рыцаря, который хоть раз не пожалел о сделанном выборе. Ты должен понимать, что когда приносишь присягу служения, обратного пути нет. Нас может освободить только смерть...
   Кобыла, почуяв испуг мальчика попятилась, горбясь и громко топая копытами. Северин с трудом проглотил свой страх.
   -Я не... - и тут он понял, что не может ничего обещать, клясться, что никогда не передумает... Но и свернуть с выбранного пути тоже не мог, не сейчас. - Мы выбрали. Я буду рыцарем.
   И пегая кобыла решительно кивнула.
   И рыцарь улыбнулся, вопреки собственным словам, радуясь, хотя эти двое даже отдалённо не представляли, какой ужасный приговор они себе подписывают.
   -Только я... - кобыла недовольно фыркнула, и Северин поспешно поправился, - мы не слишком понимаем, что выбрали...
   И тут рыцарь расхохотался.
   -У нас впереди долгая дорога. И я... - он покосился на жеребца, - мы вам объясним!
  
  
   -Тяжёлая работа... Спасаешь их от ужасной участи, а они испуганно перешёптываются за твоей спиной и делают знаки от сглаза, - говорил рыцарь.
   -Я никогда! - возмутился Северин.
   -Разве я имел в виду тебя? - рыцарь удивлённо оглянулся. - Наш Мир не так уж мал, и по представлениям магиков в нём обитает около полутора миллиардов разумных существ. В большинстве случаев они боятся рыцарей... и совершенно обосновано.
   Северину иногда казалось, что Торг, Коронация, Силка - всё это произошло с ним во сне. А на самом деле они с рыцарем ещё не доехали до города. И привычная тишина безлюдного леса, чем-то даже знакомые деревья и кусты... Только теперь за серым жеребцом рыцаря, отставая на полкорпуса, трусила не испуганно вздрагивающая от малейшего шороха каурая, а уверенно шагала пегая кобыла. Да и рыцарь изменился. Больше он не рассказывал сказок и легенд, разговор вился вокруг рыцарей справедливости, их тяжёлой жизни и практически невыполнимой работы - сохранения Мира.
   -Даже зная, что любое зло может вернуться к ним, люди не прекращают своих дурных дел... А рыцарей слишком мало, чтобы уследить за каждым. Нас едва хватает, чтобы бороться с самыми серьёзными злодеяниями, угрожающими существованию нашего Мира. Слишком юного, хрупкого по меркам Мира Миров. Беззащитного перед собственными обитателями.
   -Как можно убить Мир?! - Северин даже представить не мог, что такое вообще возможно.
   -О, это гораздо проще, чем ты думаешь... Наш бедный Мир неоднократно стоял на пороге смерти. Войны людей, войны колдунов, засухи и наводнения, голод и изобилие. В очередной войне, после которой люди, животные и растения изменили облик, и даже небо сменило цвет, несколько избранных пожертвовали собой, чтобы добавить нашему Миру жизненных сил. Тогда появились Башни и магики. А уж они создали первых рыцарей.
   -Магики... - упавшим голосом переспросил Северин.
   -Да, по выжженным войной землям бродило множество чудовищ, и кому-то нужно было заняться ими. Магики мало приспособлены для охоты в диких местах... - и рыцарь тихо рассмеялся. Ну, он то знал многих магиков, и понимал, над чем смеётся. - А уже потом нас стали называть рыцарями справедливости, когда нам пришлось вмешиваться в дела людей. Но всегда основным предназначением рыцарей оставалась забота о Мире Пентаграммы. Ты как, ещё не передумал?
   -Нет... теперь я точно не передумаю... - прошептал Северин, и, запрокинув голову, всмотрелся в белое небо, просвечивающее сквозь кружевную листву. Какое же оно было раньше? А какие были люди?
   Солнце припекало даже в тенистом лесу. Время неумолимо приближалось к полудню, и это напомнило мальчику об одном важном, но подзабытом деле.
   -Я хочу знать только одно, - Северин нервно облизал губы, втайне надеясь, что рыцарь не станет смеяться над глупыми вопросами Короля. Многочисленными глупыми вопросами...
   -Ну? - поощрительно кивнул Умник.
   Мальчик смущённо медлил, но, наконец, решился задать свой вопрос.
   -Силка справится с золотистым?
   Серый жеребец, с сегодняшнего утра именуемый Неуловимым и Невесомым, заржал, словно уж кому-кому, а ему лично истинна была ведома ещё до появления Северина на свет. Но делиться сокровенным знанием он не собирался.
   -А ты сомневаешься? - добродушно усмехнулся рыцарь.
   -Нет, но... - Северин был твёрдо уверен, что нет на свете иного человека, более достойного такого подарка, но... - вдруг они передумают?!
   Он имел в виду градоначальника и остальных вельмож.
   -После того, что им приказал Король? - полу-удивлённо, полу-намекающе промурлыкал рыцарь.
   -Аа-а... Да. Конечно, - мальчик нащупал в кармане пару колец - одно старое, отцовское, а другое собственное, полученное им после Коронации... - Король, сын кузнеца. Правда, смешно звучит?
   -А иначе нельзя, - серьёзно ответствовал рыцарь.
   Король, сын кузнеца, - повторил мальчик про себя. Будущий рыцарь справедливости... Смешно.
   И он засмеялся, свободно и легко, как не смеялся уже много лет.
   42
  
  
   41
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"