Цель Александра Борисовна: другие произведения.

Глава 9. Не меньшее зло

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 6.41*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    После долгого перерыва...


Глава 9. Не меньшее зло.

(год 2 376, осень)

  
   Колесо наехало на камешек и... треснуло. Мрачные мужики собрались вокруг телеги. Вздыхая и дёргая себя за бороды, (а у кого бород нет, дёргали за чубы), они никак не могли решить, что делать дальше. Продолжать путь (который это колесо не выдержит), попробовать починить колесо (запасного нет, дерева нет, верёвочкой его перевязать!), переложить груз на другие повозки и разобрать телегу на дрова (и долго усталые лошади смогут тянуть эту дополнительную тяжесть?)...
   Словом, караван встал.
   -Идиоты, - Барна обругала мужчин и пошла вперёд, высматривая подходящее место для лагеря.
   -Они теперь до утра будут спорить, - поддержала подругу Кирма, - придётся остановиться раньше. Впрочем, и так уже темнеет...
   Обоим девушкам окружающий пейзаж успел изрядно надоесть. Строго говоря, никакого пейзажа и не было, а только отвесные скалы, камни под ногами и узкий ремень неба над головой. Это бесконечное ущелье тянулось уже два, даже три дня, считая сегодняшний, и никаких признаков, что оно скоро закончится, не было. Кроме того, здесь было холодно, сыро и темно. Лишь в полдень солнечные лучи доставали до дна, превращая ущелье в печку.
   Девушки отошли от каравана довольно далеко, опостылевшие телеги давно уже скрылись за очередным поворотом ущелья. Подругам всё казалось, что вот он, последний поворот, за которым откроются чудесные плодородные земли. Или даже голая каменистая пустошь, всё что угодно, лишь бы выбраться из этого бесконечного каменного лабиринта. Или хотя бы стены раздвинутся, и можно будет поставить лагерь по всем правилам, установив телеги в круг. Но за очередным поворотом не было ничего, кроме непроглядной чернильной тени - скалы над их головами почти сомкнулись, и совсем не пропускали света. Солнце сюда, наверное, никогда и не заглядывало.
   Девушки остановились на границе света и тени, насторожено вглядываясь в темноту.
   -Странное ущелье, - заметила Барна, - слишком ровное дно.
   Кирма хотела сказать что это и хорошо, в нормальном ущелье телега не смогла бы проехать, но её опередили.
   -Это старое русло реки, - пояснил кто-то, надёжно укрытый от их глаз в тени скал.
   Подруги тихо охнули, так неожиданно оказалось им услышать человеческий голос в этих краях. Барна схватилась за отцовский меч, с некоторых пор болтавшийся у неё на поясе. А Кирма обрадовалась. Человек, значит выход близко, и скоро они выберутся из этого ужасного ущелья!!
   -Выходи! Мы тебя не боимся! - Барна трясущимися руками направила в тень меч.
   -Угу, верю, - усмехнулся невидимый собеседник.
   -Выходи... мы не причиним вреда, - охрипнув от волнения, позвала Кирма.
   -Ну... если вы обещаете не драться...
   Из темноты вышел темноволосый юноша шид в кожаной одежде. Он задрал голову к небу и проорал.
   -Леденец!! Скажи папе, что он крокодил бескрылый и проспорил мне вороного!!
   Что-то шелестнуло над краем ущелья, девушки взвизгнули, но рассмотреть ничего не успели.
   -Приветствую, - юноша учтиво поклонился. - Кто вы и зачем пришли в эти края?
   Подружки дружно успокоились, незнакомец не был похож на разбойника, но ответить толком ничего не успели. Из-за поворота, тяжело дыша, выскочило трое мужиков с дубинами. Барна сразу узнала своего сводного братца Сикама.
   -Что здесь происходит?! А ну, оставь девиц!!
   Один из защитников бросился к девушками, двое остальных без разговоров набросились на парня.
   -Не трогайте его, он нам ничего не сделал!! - завопила Кирма, бросаясь спасать незнакомца, и остановилась. Судя по всему, её помощь не требовалась, сохраняя на лице улыбку, юноша ловко уворачивался от неуклюжих нападающих.
   -Должен заметить, - он отпрыгнул, и в том месте, где он только что стоял, гулко бухнули о камень две дубинки, - что нападение на принца, - юноша проскользнул у одного из нападавших под локтём, и укрылся за его спиной, - не лучший способ завязать полезное знакомство.
  
  
   На шум борьбы от каравана бежали ещё люди, Барна истошно вопила, требуя прекратить, Карма пыталась оттащить дураков, но девушек быстро оттёрли в сторону, не слушая объяснений. Теперь юноше пришлось драться всерьёз, отбиваясь мечом сразу от трёх-четырёх нападающих. Кирма видела, что он щадит крестьян, осторожничает, бьёт плашмя. Те же наоборот, нападали с остервенением, оглушительно вопя. Долго так продолжаться не могло. Юноша уже пару раз споткнулся, пропустил удар в плечо, и теперь немного неуверенно действовал левой рукой.
   -Да прекратите же!! - Кирма бесстрашно бросилась спасать симпатичного незнакомца. Теперь ей даже странно было, что она его испугалась, а вот жестокость родичей приводила в ужас.
   -Отойди сестра, мы сами справимся с этим бандитом! - старший брат ухватил её за талию, оттаскивая от дерущихся.
   Сквозь злые слёзы девушка видела, как юношу ударили сзади дубинкой по голове, и он повалился на землю.
   -Хей-хей!! - мужики потрясали оружием.
   Каруг-староста поднял меч юноши, с удовольствием смахнул пыль с лезвия.
   -Добрая сталь! - довольно отметил он.
   -Рад, что ты это заметил, - насмешливый голос из темноты буквально подбросил всех в воздух, - а теперь будь добр, положи железяку.
   Каруг испуганно уронил свой трофей.
   Кирма зачаровано смотрела, как из темноты появляется мужчина, в точности как юноша вышел несколькими минутами ранее. Они даже внешне чем-то были похожи.
   -Э, да он один! Бей! - неуверенно воскликнул Сикам, но призыву никто не последовал. Где один, там и десятеро. А потом... этот выглядел много опаснее.
   -Да-а... - мужчина наклонился над избитым юношей, прощупал пульс, - достаточно силён, чтобы не убить, но не достаточно, чтобы выжить?
   Вопрос явно не требовал ответа.
   -Как он? - шёпотом поинтересовались из тени.
   Кто-то наградил Сикама выразительным взглядом.
   -Жив, как ни странно... ладно, умней будет... Заберёшь его?
   -Конечно!
   И из темноты на свет вышел дракон. Настоящий дракон, сверкающий серебряной чешуёй. Он подозрительно оглядел закаменевших от ужаса людей, и подбежал к юноше.
   -Туг! - зверь облизал ему лицо.
   -Что?... Леденец? Что случилось? - юноша пришёл в себя.
   -По голове тебе дали, насколько я могу судить, вот что случилось, - мужчина оставался спокоен. - А подробности я собираюсь выяснить как раз сейчас.
   Дракон помог юноше подняться, того заметно шатало. Мужчина покачал головой.
   -Верхом он не усидит. Подними его наверх, а дальше пусть Сладкий Дождь отнесёт.
   Дракон со вкусным именем Леденец, обхватил юношу передними лапами, раздулся от лёгких газов и, часто хлопая крыльями, начал вертикально подниматься вверх. Крестьяне, разинув рты, следили за его полётом.
   -Итак, кто вы и зачем вторглись в чужие земли? - отвлёк их вопросом мужчина.
   Одна Кирма продолжала украдкой поглядывать на поднимающегося дракона и единственная заметила, как шевельнулось что-то на гребне скалы, блеснуло серебром. Она подавилась криком. В один миг Кирма поняла, что первый дракон был ещё совсем маленький, детёныш дракона, дракончик. А вот этот, что сейчас небрежно заглянул в ущелье, настолько огромный, что и поместился бы в этом ущелье с трудом, это взрослый.
   Кирма заставила себя опустить глаза, ничем не выдать своего страха. В ушах звенел задорный крик юноши "Леденец, скажи папе..."
  
  
   -Мы мирные люди, ищем новое место для жизни, и с радостью готовы служить доброму кнегу, - унижено бормотал Каруг.
   Мужчина поднял меч, вздохнул, огладил лезвие рукой, и только потом заговорил.
   -Вы приходите незваными, смертным боем бьёте моего сына, и смеете называться мирными? - он обвёл крестьян тяжёлым холодным взглядом. Взглядом палача...
   -Господин, они не виноваты, - вдруг бросилась к нему Барна, - просто тут пара камней упала, я испугалась обвала и закричала, а они подумали, что он на нас напал!!
   Складно врёт, позавидовала Кирма таланту подруги. Но, как оказалось, недостаточно складно.
   -Врёшь ведь, и сама себе не веришь, - пренебрежительно бросил мужчина, и вновь обернулся к старосте, - я слушаю.
   И столько было угрозы в этом простом вопросе, что Каруг пал на колени и заголосил по-бабьи, тонким слезливым голосом. Он рассказал и о лютой зиме, и о том, как после поборов кнега Яроста в деревне умерло от голода трое детей и пятеро взрослых, а на будущий год поборы повысились вдвое против прежнего. Как поднялись мужики, кольями погнали сборщиков, как радовались новой свободе, а через полторы луны пришли в деревню воины кнега, силой взять своё. Кто из крестьян успел бежать, тех гнали как зверя, кто против стоял, тех уж нет. Деревню воины пожечь не успели, увлёкшись погоней, ушли далеко в лес. Крестьяне свою землю знали лучше, людей кнега метко били из луков и, потеряв многих товарищей, воины ушли. Но крестьяне понимали, что неповиновения им не простят. И тогда Каруг приказал сниматься с места, и повёл их в дикие места, за горы, где, по слухам, и людей-то не было, только чудовища.
   Нет, староста, собиравшийся просить чужого кнега принять переселенцев, и не думал говорить о том, как его люди однажды уже пошли против своего господина. Не говорят такое вслух, даже не думают. Кто бунт поднял, тому веры нет. Но страшный взгляд незнакомца, и крылатый ужас, притаившийся где-то за его спиной, лишили старосту последнего разума. И он говорил, говорил без утайки, даже не пытаясь ничего скрыть.
   Мужчина слушал спокойно, даже чуть улыбался. Кирма никак не могла понять, посему он так спокоен, а потом догадалась, что он просто думал о чём-то своём, и страшные признания старосты его не интересовали. О чём, интересно? О раненом сыне, о людях, жмущихся к стенам? В деревне Кирму прозвали ведьмовной, потому как бабка её варила всякие зелья, и глаза у девушки были непроглядно чёрные, а волосы слишком тёмные для лаки. Раньше она обижалась, даже дралась, а сейчас впервые пожалела, что нет у неё никакой силы, и не может она заглянуть в мысли незнакомца.
   -Пожалуйста, господин, пропустите нас... - староста от жалобного плача уже перешёл к мольбам, - мы... выдадим виновных! - Он почему-то оглянулся на девушек, и в душу Кирмы закралось нехорошее подозрение, что виновной окажется именно она.
   -Вот ещё! - фыркнул мужчина.
   Он явно собирался сказать что-то очень обидное, но тут с неба буквально упал серебряный дракончик, и насколько Кирма могла судить, это был другой дракончик.
   -Это люди, которые напали на Туга? Я их порву, - дракончик угрожающе набычился, наступая на побелевших от страха людей.
   -Нет, Сироп. Ты этого не сделаешь, - спокойно возразил мужчина, перехватывая его за край крыла.
   Дракончик нервно дёрнул крылом, сбрасывая руку человека, но остановился.
   -А почему им можно, а мне нельзя? Они Туга чуть не убили, а я спокойно должен это перенести? - он явно был не в духе.
   -Но ты не они, - резонно возразил мужчина.
   Дракончик ещё помедлил, и, тяжело вздохнув, сел.
   -Хорошо... Но пусть только попробуют!!
   Мужчина ласково потрепал дракончика по голове, а потом обернулся к крестьянам. Голос его, только что полный нежной заботы, стал сух и холоден.
   -Возвращайтесь, и обходите горы.
   Старосте поплохело. То, что погони они пока не заметили, отнюдь не означало, что её не было.
   -Нам нельзя возвращаться, о благородный! - он назвал бы мужчину хоть богом, лишь бы смягчить его лестью.
   -Дальше вы всё равно не пройдёте, ущёлье сужается. Уходите.
   Староста попытался пустить слезу, но и мужчина и дракончик остались совершенно равнодушны к его мольбам. Они просто развернулись к нему спиной, и медленно пошли обратно в тень. Каруг оглянулся на своих, и люди испуганно отшатнулись, такая мука исказила лицо их выборного. Взгляд, брошенный им на Кирму, не сулил девушке ничего хорошего. С неожиданной ясностью она поняла, что ей не пережить эту ночь. Во всём обвинят ведьмовну.
   Повинуясь внезапному импульсу, Кирма бросилась вдогонку за незнакомцем.
   -Господин!! Возьмите хотя бы детей!!!
   Он остановился, и девушка ткнулась носом в широкую спину.
   -Зачем? - холодно спросил мужчина, поворачиваясь к ней.
   -Их же убьют!! - Кирма сползла на землю, обхватив ноги, прижалась лицом к коленям в потёртых кожаных штанах. - Что хочешь для тебя сделаю, слово скажешь - умру, рабыней твоей буду... Спаси детей!!!
   Мужчина молча схватил её за плечи, рывком поставил на ноги. Девушка подняла заплаканные глаза, разыскивая на его лице признаки гнева, обнаружила только растерянность и странную потаённую боль. Его взгляд метнулся к дракончику, оббежал лица крестьян...
   Прежде чем он успел ответить, по ущелью прокатился глухой продолжительный рокот.
   -Папа говорит, что судьбу людей решать должен ты сам, - сказал дракончик.
   -Хорошо... но мне надо подумать, - мужчина оглянулся на старосту, всё ещё стоящего на коленях, - завтра утром я сообщу вам своё решение. А сейчас возвращайтесь в лагерь.
  
  
   Тайрэд сидел на ступенях крыльца. Перед ним на земле лежал Леденец и вытянув шею преданно заглядывая мужчине в лицо.
   -Это что, шутка? - шид был не в духе. - Или это у меня судьба такая? Нет, ну почему это должен быть именно я?!
   -Ну не я же... - раздался слабый голос. Мужчина покосился в его направлении и поджал губы.
   Туг лежал неподалёку, на расстеленном одеяле. Под одеялом были голые доски пола веранды. Предположительно твёрдые и неподвижные, сейчас они медленно вращались, пытаясь выскользнуть из-под отяжелелого тела юноши. Он не утратил ясности мысли, но всё вокруг было какое-то серое, тусклое, глухое, точно он смотрел и слушал через слой ткани. Собственный голос казался слишком звонким... и он всё время куда-то мучительно проваливался, оставаясь на месте... нестерпимо!
   -Неужели обязательно было драться с ними со всеми сразу? - укоризненно спросил его Тайрэд. - Ты о чём думал?
   Шид был в растерянности, как просто юноша позволил себя фактически убить. Ну, не совсем убить, но лишить сознания, что фактически одно и то же. Попасться под дубины обозлённых от страха мужиков, не самая лёгкая смерть. Как он это допустил? Словно и не учили его ничему. Ведь Туг находился в более выгодном положении, у него был путь для отступления, и сильный союзник... но он не ушёл, отослал Леденца прочь и вступил в бессмысленную схватку.
   -Да их всего трое было... сначала...
   Трое... и ещё две девушки. Возможно, именно в этом и крылся ответ? Тайрэд хотел что-то сказать, отвернулся, наткнулся на умоляющий взгляд дракончика и только хмыкнул.
   -Ты тоже так считаешь? - спросил он Леденца.
   -Я... - растерялся дракончик.
   Сладкий Дождь прямо и недвусмысленно заявил, что судьбу пришельцев должны решить Тайрэд с Тугом. Мол, они сами люди, и там тоже люди, так пусть люди разбираются с людьми. Возможно у дракона была ещё какая задняя мысль. Если кто-то и понял, почему всё должно быть именно так, то Леденцу этого не объяснили. Но даже ничегошеньки не понимая, он всё равно уважал решение отца.
   -Да, именно ты! - Тайрэд ткнул пальцем в нос дракончика. - Или ты сидишь здесь, и смотришь на меня как на праздничный пирог, только потому, что тебе совершенно нечего сказать?!
   Драконы не краснели. Их способности выражать свои чувства ограничивались движением крыльев, изгибом шеи, поворотом головы, положением тела. Глаза крылатых зверей чуть темнели, когда они испытывали сильные эмоции, вне зависимости от того, что это были за эмоции. Запах, и без того слишком слабый для столь огромного создания, не изменялся. Не удивительно, что многие не воспринимали драконов как живые существа, ведь стоило такому зверю замереть, и он превращался в прекрасную статую. Большинство людей, не сталкивавшихся близко с драконами, считали их бесчувственными животными.
   И всё равно, не пользуясь ни обонянием, ни зрением, ни каким другим известным ему чувством, Тайрэд видел смущение дракончика.
   -Ты хочешь их пустить, - Тайрэд и сам не знал, чего было больше в его словах, обиды или обвинения.
   В голубых глазах дракончика, конечно же, ничего не отразилось.
   -Но им ведь действительно некуда идти.
   -Они пытались убить моего сына... - угрюмо и безлично объяснил Тайрэд, словно юноша не лежал рядом и не мог его слышать.
   -Со мной всё в порядке, - сказал Тук, приподнимаясь на локте, чтобы взглянуть на отца.
   -Лежи! Или верну в постель и привяжу к кровати, - тихо прикрикнул Тайрэд, резко поворачиваясь к нему, готовый, если понадобиться, силой заставить мальчишку лежать.
   -Хорошо-хорошо, - Туг демонстративно замер, точно и не пытался встать. - Видишь, я лежу.
   В кровать он не хотел. Слишком уж высоко от пола, а его и так мутит и крутит.
   -И дальше чтоб лежал, - пригрозил мужчина.
  
  
   Короткая перепалка дала Тайрэду возможность "выпустить пар". Но легче никому не стало. Леденец тревожно следил за шидом, не понимая, о чём так явно тоскует их учитель.
   -Если ты не возьмёшь этих людей под свою защиту, они будут убиты? - задал дракончик наводящий вопрос.
   Понятно, что он хотел этим сказать.
   -Всё не так просто, - Тайрэд погладил подставленный мягкий нос. - Это вопрос жизни не только этих людей, но и нашей.
   -Ты настолько дорожишь своим одиночеством? - недоверчиво спросил дракончик.
   -Не о том речь...
   -А в чём тогда дело?
   -Сам подумай. Мы окружены кольцом неприступных гор, не умея летать, практически невозможно попасть в долину. Здесь нет крупных хищников. Это самое безопасное место, какое я могу себе представить. Но если мы пустим этих людей в долину, то буквально у нас под носом появится враг, - он невесело кивнул своим мыслям. - Да, враг. Они напали на Туга, хотя он им не угрожал. Конечно, они напуганы и измотаны опасностями, но если бы я чуть запоздал, его могли бы убить, просто забить до смерти.
   Выступать в защиту людей Леденцу расхотелось. Тайрэд всё правильно сказал. Но...
   -Я не понимаю... - уныло сознался дракончик.
   -Он хочет сказать, что этим людям нельзя доверять, - объяснил Туг. - Они могут попытаться напасть на нас. К ним нельзя поворачиваться спиной. Если... - юноша прикрыл глаза рукой. Даже такое невинное движение заставило его задохнуться от боли, - если они поселяться здесь, мы будем в опасности.
   -Но...
   Из дома выглянула Шоколадка с мокрой тряпкой в руках. Осмотрев всех троих по очереди драконочка подошла к Тугу и положила тряпку ему на лоб. Повернулась уходить, но сделав всего пару шагов остановилась возле Тайрэда.
   -Ты хороший человек, - сказала она, опуская голову ему на плечо. - Ты всё решишь правильно.
   -Хотел бы я так верить в себя, - шид рассеянно похлопал её по щеке.
  
  
   Утра все ждали с тоскливой обречённостью, как ждут смертного приговора. Мало кто смог заснуть этой ночью, даже маленькие дети плакали, чувствуя тревожное состояние взрослых. Ожидание было настолько утомительно, что ещё до рассвета все собрались в том месте, где Барна и Кирма встретили незнакомого юношу. Хотя почему незнакомого, теперь подружки знали, что его зовут Туг, а его кровь, пролитая во вчерашней драке, всё ещё была видна на камнях.
   Тень, из которой вчера выходили люди и драконы, с рассветом не рассеялась. Никто не рискнул пройти дальше, увидеть, что их ожидает за этой тьмой, но все люди с напряжением вглядывались в темноту.
   Как и в прошлый раз, незнакомец возник неожиданно, словно ещё мгновение назад его не было, а теперь вот он стоял перед людьми, такой же холодный и спокойный, как вчера.
   -Я принял решение, - он обвёл взглядом притихших крестьян. - Тот, кто пройдёт мимо моего дракона и убедит его, что не несёт зла, сможет поселиться в нашей долине. Вы должны понимать, что примете все наши законы. Кто не сможет пройти мимо дракона, или не согласится на наши условия, должен будет уйти.
   -А... дети? - испуганно охнула Пара, прижимавшая к груди младенца.
   -Подростки будут говорить с драконом. Маленькие дети пойдут с родителями. Ещё вопросы?
   Люди испуганно переглядывались. Условия им поставили непонятные и страшные, но все отлично понимали - возвращаться нельзя. В спину беглецам дышала смерть. Вопросов не было, только страх.
   Первым с места сдвинулся Каруг, не вовремя вспомнивший, что староста отвечает за всех своих людей, и идти первым - его прямая обязанность. Он вытянул руки, чтобы не стукнуться о камень, и нырнул в темноту. Ущелье немедленно бросилось в него сплошной стеной, и только ужас, перехвативший горло, не дал старосте закричать. Потом он догадался пощупать кругом и облегчённо перевёл дух - ущелье сворачивало. Спустя ещё несколько поворотов он понял, что видит свет. Человек заторопился, спотыкаясь на невидимых порожках и вылетел из щели на открытое пространство.
  
  
   Река, когда-то бежавшая в этом русле, здесь разливалась; камень оказался податливый, и вода вымыла себе настоящий амфитеатр. На стенках ещё сохранились отметки уровня воды. Сладкий Дождь потянулся, потёрся спиной о шершавый камень. И коротко усмехнулся, когда люди шарахнулись в стороны от посыпавшейся каменной крошки. Его забавлял страх людей, которые сами шли сюда, сами становились перед драконом, сами просили принять их... и вот стоит ему шевельнуться, как они валятся в обморок.
   Очередной переселенец вывалился из щели на четвереньках, и оцепенел, увидев дракона. Огромного серебряного зверя. Потом он заметил людей, разделившихся на две неравные группы, и приободрился. Встал на ноги, и, пошатываясь, пошёл прямо на Сладкого Дождя.
   -Ну, это последний, - вслед за переселенцем в чашу амфитеатры вернулся Тайрэд.
   Он остановился, не мешая Леденцу допрашивать человека. Невольно, Тайрэд сравнивал этих селян с собой. Как бы он повёл себя на их месте? Чтобы делали эти люди, окажись в его положении?
   Те семеро, что с независимым видом расселись справа от Сладкого Дождя, очевидно уходят. Крылатый зверь хотел отсеять людей, способных поднять бунт против драконов. Интересно, что староста в их число не попал, значит, получается, против кнега деревню не он повёл? Или Дождь так верил способности Тайрэда как правителя? Против хорошего хозяина люди не пойдут, так ведь? Хотя бы из опасения сменить его на худшего? Да нет, глупости, только так всегда и делалось... Возможно Сладкий Дождь счёл старосту достаточно разумным человеком, чтобы не участвовать в заведомо проигрышном предприятии.
   Тайрэд попытался на взгляд определить, чем бунтари отличаются от нормальных людей. С виду ничего особенного, четверо крестьян, пара охотников, одна женщина. Женщина, оказавшаяся среди уходящих, его удивила. Хрупкая такая девушка с наивным взглядом цыплёнка, чем она не приглянулась Сладкому Дождю? Не то чтобы он собирался оспаривать решение дракона, но почему именно эти люди должны уйти?
   Люди, принятые драконом, выглядели жалко. Глянуть не на что. Понурые, уставшие, они с безнадёжной завистью смотрели на отвергнутую семёрку. С теми, по крайнеё мере, всё было понятно. Назад по ущелью, в гостеприимные лапы воинов Яроста. А вот им предстояло служить человеку, повелевающему драконами.
  
  
   Собеседование закончилось, и последний "счастливчик" присоединился к уходящим. Сладкий Дождь потянулся, зевнул. Люди согласованно шарахнулись. Тайрэд, спокойно продолжавший идти к дракону, ощутил себя песчинкой, пробивающейся против течения. Знакомое чувство, разве не этим он и занимался всю жизнь? Нет, определённо нет, он постоянно поддавался обстоятельствам... и всё же, очень знакомое чувство.
   Тайрэд подошёл к дракону. Сладкий Дождь вопросительно взглянул на шида. Тому не нужен был переводчик, чтобы расшифровать этот взгляд. Тайрэд отрицательно покрутил головой. Да, ещё оставалась возможность отказаться, развернуться спиной и всё бросить. Но, поздновато идти на попятный... нелепо. И глупо поддаваться собственной трусости и лености.
   -Ладно, - он обернулся к людям и вздрогнул, неожиданно оказавшись в центре взглядов. Вот от чего он отвык напрочь, и привыкать не хотел. Слишком уж это напоминало времена его недолгого правления.
   Леденец подлез ему под руку, и Тайрэд представил себе, как они выглядят со стороны. Он в обнимку с малолетним дракончиком, со взрослым зверем за спиной, против толпы перепуганных крестьян. И им ведь не угрожал никто.
   Это просто страх. Люди боялись драконов. С непривычки, как надеялся Тайрэд. Человек рядом с драконом всегда будет чувствовать себя крохотным и беззащитным. Даже если зверь не шевелится, не смотрит на тебя, он всё равно остаётся большим. Огромным! Волей не волей начинаешь себе представлять, как вот он повернётся, дёрнется ненароком, и останется от тебя мокрое пятно... справедливое опасение, не правда ли? Нелегко приходится и драконам, вся эта мелюзга под ногами, постоянно следить за собой, контролировать каждое движение...
   -Ладно, - повторил Тайрэд. - Я уверен, что успею пожалеть об этом, но убежище вы получите. Взрослые драконы перенесут вас через горы. В полёте не паниковать, они вас не уронят. Кто сам спрыгнет, ловить не будут. Подробности по прибытии. Вопросы есть?
   -А как же... наши вещи? - старостиха оглянулась. Паника дурной бабы, беспокоящейся о своих узлах в такой час, насмешила мужиков. Кое-кто даже улыбнулся.
   -Пусть кто уходит, возьмёт всё необходимое. Остальное перенесут драконы, - мужчина усмехнулся, - или ты на своём горбу потащишь телегу через скалы?
   Ещё горсть нервных смешков. Но пусть смеются, это поможет им побороть страх.
  
  
   С людьми управились за пять перелётов. Со всеми погибшими и непринятыми деревенских осталось всего тридцать человек. Сладкий Дождь даже успел почувствовать себя грузовой скотиной, настолько скучно и однообразно проходили эти рейсы. Дождаться, пока люди на его спине успокоятся, мягко оттолкнуться, взлететь, чувствуя себе корзиной с яйцами, медленно проплыть в воздухе над рваными скалами, так же аккуратно приземлиться, дождаться, пока окаменевшие от первого полётного опыта селяне скатятся на землю и отойдут, пошатываясь, подальше; взлететь, стремительно перемахнуть обратно к ущелью...
   Скотину пришлось переносить по одной. Переселенцы смогли уберечь около половины деревенского стада, то есть требовалось как-то доставить в долину три дюжины коров и лошадей. Животным накидывали мешок на голову, чтобы не испугались высоты, лошадей ещё и стреножили. Конечно, они всё равно пугались едва уловимого запаха драконов, уходящей из-под копыт земли, хлопанья крыльев, но от ужаса не дохли.
   Словом, перевозка прошла организованно, но скучно. Дракон просто гордился Тайрэдом, парой слов и превратившим эту перепуганную толпу в дисциплинированный отряд. Что ж, какой бы король из него не был, благородный шид умел приказывать,... ну а селяне - повиноваться. А уж вещи таскать оказалось совсем не трудно, хотя, похоже, последнюю телегу он сломал, как то она криво просела в конце. Скотину и лошадей... Хм... дракон посмотрел на сбившихся в плотное стадо животных, отмечая дивное сходство с людьми, точно так же толпившихся неподалёку. Пожалуй, ни те не другие ещё не сбежали из присутствия хищника лишь по недоразумению. А ведь он был аккуратен, даже не поранил их.
   Интересно, умирают ли лошади от разрыва сердца?, задался дракон глупым вопросом. Вон та серая дрожит очень подозрительно.
   На людей дракон демонстративно не обращал внимания. И так ясно, чего они ждут.
  
  
   Уставшая Сабира сразу же покинула их, а Дождь и дракончики остались послушать речь Тайрэда. Хотя они всю ночь обсуждали это событие, сейчас вели себя так, словно каждое его слово было для них откровением Создателя.
   -Пока поживёте лагерем. Позже драконы помогут построить деревню, - Тайрэд говорил, а люди слушали, стараясь не смотреть на огромного серебряного зверя, нависавшего над человеком. - Деревьев не рубить. Охотиться нельзя.
   -Но что нам есть, благородный? - осторожно уточнил староста.
   -Пока вам хватит собственных припасов. В реке есть рыба, на том склоне можно разбить поля. За реку не ходите, там играют дракончики. Если возникнет срочная необходимость, обращайтесь ко мне или Тугу. Наш дом стоит возле западных гор, его отлично видно от брода.
   -А... где живут другие люди? - испуганно уточнил Каруг, уже догадываясь об ответе.
   -Здесь нет других людей. Это долина принадлежит драконам.
   Лица людей выражали смятение. Такого они не ожидали...
   -Вы просили меня принять вас, - жестко уточнил Тайрэд, - вы согласились на наши условия. Если кто вдруг передумал, драконы мигом вернут его обратно.
   Селяне отводили глаза. Всё верно, они искали себе нового покровителя. Сами пошли в горы.
  
  
   Пока никто не вспомнил, что это он их сюда завёл, Каруг начал раздавать распоряжения. Нужно было поставить лагерь, разобрать припасы. Мысленно он уже прикидывал, какие дела следует сделать в первую очередь, а что можно отложить на потом. Выборный староста не зря занимал свой пост.
   Люди потянулись к месту, указанному благородным для лагеря. Место было не самое удобное для стоянки, открытое всем ветрам, но перечить никто не стал. Кирма шла позади всех, стараясь держаться подальше от остальных переселенцев. Тайрэд с отсутствующим видом кивал, когда кто-то, проходя мимо, робко кланялся или бормотал что-то вроде приветствия. Увидев Кирму, мужчина немного оживился, шагнул ей на встречу...
   -Куда? - он ухватил девушку за плечо.
   -Что вам нужно?! - испугалась Кирма.
   -От своих слов отказываешься?
   Она с ужасом вспомнила, как вчера кидалась суровому незнакомцу в ноги. И что обещала...
   -Нет, - побелевшие губы едва шевельнулись.
   -Тогда пошли.
   -Я... - она замялась, - вещи соберу...
   Мужчина махнул рукой, давай мол, и пошёл к драконам. Кирма бегом кинулась к телегам, поспешно выволокла сундучок, бабушкин ещё, пропахший травами, с облупившейся местами краской. Всё её имущество хранилось в нём. Разворошив ничейное тряпье, выудила верёвку, обвязать сундучок.
   -Что ты делаешь? - Барна единственная заметила её поспешные сборы.
   -Ухожу... - Кирма даже не взглянула в сторону подруги, затягивая узлы.
   -Куда?!
   -С ним... как обещала, - девушка позволила себе лёгкий кивок в сторону драконов.
   -Да что ж... ты серьёзно? - Барна горестно сморщилась.
   -А, не бери в голову, - неожиданно легкомысленно отмахнулась Кирма, - всё равно староста жизни не даст, все беды на меня теперь спишет.
   Она перебросила верёвку через плечо, и с трудом оторвала от земли тяжёлый сундучок.
   -Ну... ладно. Дай хоть помогу, - Барна ухватила сундучок сзади.
   -Нет! - Кирма неожиданно испугалась за подругу. - Не надо. Вдруг ему одной девицы мало окажется?!
  
  
   Люди... Тайрэд разглядывал быстро возводящийся временный лагерь со смешанными чувствами. С одной стороны появление этих совершенно ему незнакомых людей в их уединённой долинке казалось неправильным и опасным. С другой - за эти годы он, неожиданно даже для самого себя, соскучился по людям, по человеческому обществу. Сейчас в его душе боролись два одинаково сильных чувства - страх перед будущим и предвкушение перемен.
   -А мы правда будем строить деревню? - спросил Сироп.
   Тайрэд кивнул.
   -Да. И, наверное, надо расширить дом, он же рассчитан на двоих, не троих... Не думал я, но Анхи оказался прав. Домам свойственно расти. Что ж, фундамент ещё тогда заложили...
   -А Анхи мы не позовём?
   -Да, без Анхи мы вряд ли справимся, - рассеянно согласился Тайрэд, про себя подумав, что ещё им придётся достроить конюшню... Анхи, кстати, ещё тогда подготовил пробный проект, превращавший их дом в настоящее поместье. Талантливый мальчик, интересно, чем он занимался эти годы, чего достиг?
   Леденец подлез шиду под мышку и заглянул в лицо.
   -Папа спрашивает, знаешь ли ты, что делаешь?
   Тайрэд потрепал дракончика по шее.
   -А что я делаю, по его мнению? - список был не то чтобы велик, но гадать не хотелось.
   Сладкий Дождь заворчал как голодный пёс.
   -Зачем тебе рабыня? - перевёл Леденец.
   -А почему у меня не может быть рабыни? - Тайрэд напустил на себя лёгкое удивление. - Во-первых, она сама просилась, а во-вторых, кое-кому вообще должно быть стыдно такие вопросы задавать.
   Он со злорадством отметил, что дракона смутили его слова. Тайрэд редко вспоминал о тех временах, когда Сладкий Дождь только принёс его в долину, и держал при себе как дикого зверька. Всё уже давно было в прошлом, и дракона с человеком связывала настоящая дружба, подтверждённая временем и поступками, но иногда выскальзывало что-то. То Тайрэд в шутку поддевал дракона, то Сладкий Дождь пугал человека, превращаясь в тупого опасного монстра.
   Иногда это бывало страшно, иногда странно. Часто - очень больно. И почти никогда - смешно.
   -А вообще-то я надеюсь, что у них с Тугом что-нибудь сложится... - признался мужчина, как следует помучив драконов молчанием оскорблённой добродетели, - пора бы ему и о семье подумать. А что? Девушка красивая, и с характером, сразу видать.
   Он сделил, как девушка в одиночку волокла немаленьких размеров сундучок. Тайрэд хотел было послать ей в помощь Леденца или самому взяться за дело, но что-то его остановило. Наверное, выражение упрямой решительности, застывшее на лице смешной девчонки, так горячо умолявшей за чужих детей - судя по её наряду, сама она ещё не замужем, значит, собственных детей у неё нет и быть не может. В деревнях с этим строго.
   -Господин... - девушка тяжело брякнула сундучком оземь и устало повела плечами, освободившись от его неподъёмной тяжести. - Я готова.
   -Вижу, - Тайрэд кивнул, - с подружкой попрощалась?
   Кирма украдкой оглянулась на Барну, стоявшую на том самом месте, где они только что расстались. Кирма на всякий случай запретила ей подходить близко к драконам, но не сообразила попросить немедленно уйти.
   -Да.
   -Тогда пошли, - он взял девушку за руку, - Леденец, справишься с этим ящиком?
   Дракончик подхватил сундучок передними лапами и кивнул.
   -Возвращаемся, - Тайрэд смотрел на Сладкого Дождя.
   Мужчина немного опасался, что дракон как-то подставит его, выставив перед девушкой дураком, но Дождь лёг, храня недовольное молчание. Крылатый молчал настолько демонстративно, что это заметила даже Кирма. Справедливо отнеся недовольство дракона на свой счёт, девушка съёжилась, но послушно полезла вслед за Тайрэдом на спину огромному зверю. В отличие от мужчины, легко пробежавшего по серебряному боку, она с трудом вскарабкалась по драконьей лапе, услужливо подставленной зверем. Тайрэд подал ей сверху руку. Покрасневшая от непривычных усилий она устроилась за его спиной.
   -Можешь держаться за меня, - усмехнувшись, разрешил мужчина.
   Кирма кончиками пальцев взялась за его куртку - на большее она не рискнула осмелиться. В следующий момент дракон задвигался, вставая, её резко швырнуло вперёд и девушка вцепилась в Тайрэда, обхватив его обеими руками за талию. Мужчина хмыкнул, ничем больше не показав своего отношения.
   Дракон взлетел мягко, словно пушинка. Успокоенная размеренным покачиванием Кирма рискнула открыть глаза и тут же со сдавленным писком уткнулась носом в спину Тайрэда. Хотя драконы летели совсем низко, чуть ли не задевая лапами кроны деревьев, Кирме, в жизни не забиравшейся выше чем на отцовского коня, и это показалось ужасно высоко. Она зажмурилась, мысленно повторяя "Я не боюсь, я не боюсь".
   Словно издеваясь, мужчина крикнул:
   -Выше, Дождь, ты сейчас в пенёк врежешься!
   Кирма разозлилась. Неужели он не понимает, что ей и без того страшно?! Она даже хотела гордо отстраниться, но не смогла заставить себя разжать руки. Так и летела, прижавшись к ненавистному мужчине, ощущая тепло его крепкого тела, вдыхая его запах. Он приятно пах, не так как деревенские парни, но и не так как изредка проезжавшие через их деревню благородные господа, а... Сеном и костром, свежеиспечённым хлебом, деревом, кожей, яблоками и... Кирма замялась, невольно краснея. И мужчиной, чистым сильным мужским телом.
  
  
   Дракон снова дёрнулся и остановился.
   -Проснись, красавица, прилетели, - весело окликнул Тайрэд девушку.
   Она напоследок вдохнула поглубже, ей редко попадались приятные запахи - у хорошего нюха есть свои недостатки. Тайред соскочил первым и подхватил девушку, осторожно сползающую вниз. Освободившись от седоков, дракон с ворчанием пошёл прочь.
   Кирма с любопытством огляделась. Здешние хозяева жили на первый взгляд небогато. Дракон ссадил их на площадке, засыпанной мелкой галькой. Прямо перед ней стояли бревенчатый амбар и небольшой домик, справа виднелись ухоженные огороды. Первое впечатление - обычное хозяйство. Только забора, огораживающего двор, нет.
   -А это наш дом.
   К некоторому удивлению, Тайрэд повёл её к амбару. И только зайдя внутрь Кирма поняла, почему он назвал амбар домом. Потому что это и был дом, с необычайно огромными окнами и дверьми, высокими потолками и бревенчатым полом. Очень большой, а во всём остальном совершенно нормальный дом. В тамбуре висели два тёплых плаща, на специальной подставке лежали мечи, в углу стояла пара сапог. Из тамбура они прошли в общую комнату, она же кухня. Просторная кухня с печью, столом, и парой диванчиков под окнами. С первого взгляда на эту кухню Кирма поняла, почему дом такой огромный - за столом сидел дракончик и вслух читал книгу. Конечно, если по дому разгуливают драконы, то и двери должны быть с хорошие ворота, и стены толстые, как у крепости, и пол крепкий, чтобы звери не провалились.
   Потом она увидела на лавке возле окна укрытого лёгким пледом юношу, с перевязанной головой. Тайрэд его тоже заметил.
   -Я кому сказал в кровати лежать?! - шёпотом напустился он на Туга.
   -А я и лежу, - юноша вяло отмахнулся.
   -А попал ты сюда как? Прилетел?
   -Да всего-то пара шагов, - Туг разглядывал потолок. - Просто лежать скучно... Вот, Шоколадка согласилась мне баллады почитать.
   Драконочка отложила книжку и кивнула.
   -С тем же успехом ты мог бы слушать их и в собственной постели! - Тайрэд всерьёз рассердился. - У тебя сотрясение мозга, а голова, чтоб ты знал, самое слабое место у человека.
   -Да я в порядке, - Туг отвечал спокойно, голос у него был сонный.
   -Я вижу, - Тайрэд хмыкнул, - и настаиваю на своём.
   -Да лежу я, лежу...
   Дверь за спиной Кирмы приоткрылась и в щель просунулась голова дракончика.
   -С ящиком что делать? - спросил он.
   -Неси во вторую комнату, Леденец. Я сейчас её освобожу, - Тайрэд обогнул стол и скрылся за левой дверью. Дракончик прошёл за ним, смешно переваливаясь на задних лапах, передними прижимая к груди сундучок Кирмы. Девушка на всякий случай отошла в уголок, справедливо рассудив, что когда понадобится, её позовут, а без толку мешаться под ногами не стоит.
  
  
   Туг наконец отвёл взгляд от потолка и заметил девушку.
   -При-ивет... - он чуть оживился, - ты кто?
   -Я Кирма.
   -Красивое имя... Меня зовут Туг, - Он чуть приподнялся и взмахнул ладонью, отвесив ей шутливый лежачий поклон. - Сладкий Дождь говорит, что на языке Создателей это означает "огромное счастье, неожиданно свалившиеся вам на голову" а папа всегда шутит, что если от такого счастья вовремя не увернуться, можно и умереть.
   -А мы уже встречались, - девушка покраснела, - в ущелье...
   -Помню, - юноша усмехнулся. - А если бы вдруг забыл, так отец уже раз пять мне этот случай припомнил.
   -Я и ещё раз пятьдесят припомню, - Тайрэд вышел из комнаты, - пока не научишься осторожности.
   За ним на задних лапах вышел дракончик с охапкой постельного белья и деревянным коробом подмышкой. Он кивнул Кирме и ушёл в другую комнату, дверь в которую находилась справа от печки.
   -Ха. Кто бы говорил, - Туг заёрзал, устраиваясь поудобней. - Что тут происходит?
   Тайрэд искренне удивился его вопросу.
   -Ничего не происходит. Вот комнату для Кирмы освобождаю.
   -А-аа.... А зачем? - Туг поморщился, поправляя повязку. Видимо рана его беспокоила сильней, чем он показывал.
   -Ну, надо же ей где-то жить, - пожал плечами мужчина. Раскрывать сыну свои коварные планы он не собирался. - Ты поспи... Может, тебя обратно отнести?
   -Да ничего, здесь тоже уютно... И спать я пока не хочу.
   -Не хочешь, не надо. Просто полежи с закрытыми глазами, - покладисто согласился Тайрэд и поманил Кирму за собой.
   В комнате всё было такое же просторное, простое и добротное. Кровать, в изголовье которой уже примостился сундучок Кирмы, была единственным предметом мебели. Стены занимали полки, заставленные книгами и всякой мелочью. Всё указывало на то, что в комнате кто-то жил и понятно, что раненого никто переселять не будет. Значит, Тайрэд освободил для неё свою комнату. И сделал он это только сейчас, сообразила Кирма, то есть ещё утром он не собирался ловить её на слове. Но после встречи с переселенцами почему-то передумал.
   -Ну, устраивайся, - Тайрэд провёл рукой по корешкам книг. - Если надо, я освобожу пару полок. Вот свежая постель, - он кивнул на стопку полотна на кровати.
   И вышел, оставив девушку одну.
  
  
   Кирма села на кровать, подпёрла голову кулаком и задумалась. Судьба её в который раз совершила крутой разворот. К добру ли такие перемены девушка не знала... Наверное, в деревне её уже считают мёртвой. Съеденной драконом. Девушка грустно усмехнулась. Она хорошо знала их мысли, конечно, для чего ещё дракону она могла понадобиться? Она принюхалась, уловив знакомый запах и тихонько рассмеялась. Очевидно, что корм для дракона никто не будет селить в собственной комнате.
   Ну, сама напросилась... глупые они люди, что с них взять, деревенщина... думают раз дракон, так обязательно всех есть? А вот когда они сообразят, что она живёт в доме с двумя мужчинами, какие слухи пойдут! Такая мысль пришла ей в голову ещё в полёте и, надо сказать, не показалась слишком отвратительной. Ей даже заранее понравилось, как она будет проходить мимо, а в спину будут бить завистливые женские взгляды. Кирму почему-то совершенно не волновало, так ли всё случится и как будут думать люди. Она, правда, ещё ни разу не была с мужчиной, но в деревне рано взрослеют - девушка имела представление об этой стороне жизни.
   Она встала, подошла к окну. Нахмурившись, поскребла стекло ногтём. Что-то не давало ей покоя, какая-то мысль. Кирма взглянула в окно и увидела дракончика, старательно полосовавшего деревянные чурбачки когтями. Тайрэд помогал ему, складывая дрова в поленницу. Он заметил её и приветливо помахал рукой.
   Кирма отошла от окна. Конечно никаких занавесок. А от кого им было скрываться? Девушка подумала, что первым делом надо подобрать какие-нибудь занавески. Она и сама может сплести, кружевные, если достать ниток. Такое окно нельзя занавесить первой попавшейся тряпкой...
   Девушка замерла, вдруг сообразив, что же было не так. Этот дом и его хозяева несли на себе странный отпечаток простоты и богатства. Взять хоть эти окна, она только сейчас сообразила, что такие большие прозрачные стёкла стоить должны очень много. И книги...
   Каруг не ошибся, именуя Тайрэда благородным. Староста наверное и не догадывался, насколько точно угадал, пытаясь польстить возможному кнегу. Благородный и... Кирма вновь взглянула в окно... богатый. Пусть и живущий своим трудом, как простой селянин. Наверное, изгнанники или отшельники. Тут Кирма в своих рассуждениях немного запнулась. Отшельники обычно жили в пещерах, исполняли данные Создателю обеты. Значит изгнанники, или беглые. Благородное сословие жило своей жизнью, зачастую непонятной постороннему человеку.
   Кирма достала и разложила на кровати свое лучшее платье. Её мать, первую красавицу на деревне, старый кнег, дед Яроста, забрал себе и она жила как госпожа. Кирма пару раз видела её на ярмарках, разодетую в дорогие шелка. Мать, правда, прожила в замке совсем не долго, умерла от болезни. Но несколько своих старых платьев успела передать единственной дочери. Кирма оправила дорогую ткань и вздохнула. Отец вот всё велел ей прятаться от заезжих гостей, боялся, что красавица дочь приглянется какому благородному и её тоже заберут. А она сама себя отдала, даже умоляла забрать...
   Девушка начала переодеваться. Платье пришлось ей как раз впору. Она оглядела себя и села переплетать волосы. Чему её успела научить мать, так что первое впечатление самое важное. Как поставишь себя, так к тебе и станут относиться. Кирма не хотела бы стать всего лишь прислугой в этом доме. У неё были большие планы.
  
  
   Утро было тусклым и туманным. А ещё сырым и сонным. Сидевший за столом с кружкой горячего отвара Тайрэд не мог отделаться от ощущения позднего вечера, хотя рассвет уже заглянул в долину.
   Напротив мужчины сидела девушка-лаки, красная от смущения и заметно расстроенная. Кирма неосторожно отказалась от питья и теперь отчаянно боролась с зевотой. Хотя девушка и привыкла подниматься затемно, но долгое выматывающее путешествие, постоянный недосып и страх, утомили её. Да и вчерашняя ночь, после которой ей было трудно сидеть прямо... лаки едва удерживалась, чтобы не выругаться. Надо же было ей показать себя такой дурой перед благородным!
   Тайрэд поболтал остатки отвара в кружке и вздохнул.
   -Пойдём, покажу тебе хозяйство, - он поднялся. - Умеешь доить коз?
   Кирма удивлённо выпучила глаза. Кто ж в деревне не умеет доить скотину?!
   -Хорошо, - он хихикнул, правильно расшифровав выражение её лица. - Пошли.
   Возле крыльца сидел дракончик.
   -Доброе утро, Шоколадка. - Тайрэд потрепал девочку по морде.
   -Доброе уээ... - она отчаянно зевнула во всю пасть, - утро.
   Кирма громко сглотнула. Драконочка и шид сделали вид, что не заметили её испуга, продолжая болтать как ни в чём ни бывало, направляясь за сарай.
   -Разве сегодня дежурная ты? Не Леденец?
   -Мы поменялись. Он потом две пятидневки подряд отдежурит.
   -И что же его сподвигло на эдакий подвиг? - полюбопытствовал шид.
   -По официальной версии лень, - поделилась драконочка, - но я думаю, они с Сиропом сговорились пробраться к Тугу и устроить мальчишник.
   -Гм... Напомни мне почаще его проведывать. В конце концов постельный режим не допускает беготни в постели.
   -Да они там не поместятся!
   -Ты можешь за это поручится?
  
  
   Шид и драконочка препирались до самого загона. Пять белых коз с чёрно-рыжими пятнами и чёрный козёл радостно заблеяли, натягивая привязь пытались достать до людей. Их радость объяснялась просто - леденцами в кармане шида.
   -Приходится привязывать, - Тайрэд попинал кол от которого разбегалось шесть верёвок, - иначе никакой забор огород не спасёт.
   -Завели бы коров, - храбро и немного хмуро предложила Кирма.
   -Они драконов боятся. А козам плевать.
   -А здесь правда других людей нет? - наверное нет, раз они воров не опасаются. Потому и двор не огорожен, от кого?
   -До недавнего времени были только я и Туг, - ответил Тайрэд, - теперь, конечно, кое-что изменилось...
   С дойкой они управились быстро. Шоколадка держала разыгравшихся коз за рога, пока мужчина с девушкой доили. Козёл ходил вокруг и вызывающе мекал. Потом драконочка выдернула из земли кол и повела коз пастись в лес, а шид сообщил что пора варить обед и отправил Кирму в сарай за луком и чесноком. Мол, всё на виду.
   Чеснок хранился в коробе с нарисованной чесночной головкой, лук и ещё какие-то корешки висели по стене напротив входа. Кирма сняла плетёнку лука, окидывая сарай беглым взглядом, чтобы в дальнейшем знать что здесь лежит. Коса на стене, пила, полки и лари... кое-где в углах собралась пыль, но в целом, хозяйство эти двое содержали в порядке. Высокие сапоги, изляпанные чем-то похожим на смолу, ведро с деревянными мечами. Заинтересовавшись, она вытащила один, полюбовалась на обломанное лезвие. Или обкусанное? Пожав плечами, бросила обломок обратно. Подняла взгляд, изучая развешенные на гвоздиках столярные инструменты. Некоторые она даже не узнала. Вот к примеру... что это?
   -Ты что застряла? - мужчина заглянул внутрь, сразу стало темно. Погас блеск драгоценных камней и металлов.
   Девушка оторопело потыкала указательным пальцем в золотой ободок. Да, а ведь и Туг что-то такое говорил...
   -Так он не врал, что принц? - вырвалось у неё.
   -Как сказать... - Тайрэд равнодушно оглянулся на корону, - от трона я формально не отрекался. Так что, почему бы моему сыну не быть принцем?
   Кирма, онемев от такой новости, покинула сарай, едва не забыв прихватить чеснок. Она была поражена, полно и точно подтвердились все её предположения. Не сдержавшись, девушка глупо хихикнула. Из всех людей, скрывавшихся от закона, этих неуловимых воров, известнейших бунтовщиков и кровожадных преступников, самым скандально известным безусловно был их новый кнег. Даже до их деревни дошли невероятные и разнообразные слухи о короле Сакры, сбежавшим от своего народа.
   Ей нестерпимо хотелось поделиться этой новостью со старостой и посмотреть на его реакцию. Хотя она же обижена на Каруга... Девушка злорадно улыбнулась. Посмотрим, как скоро спесивый чурбан разгадает эту загадку!
  
  
  
  
  
  
   11
  
  
  
  

Оценка: 6.41*9  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"