Цель Александра Борисовна: другие произведения.

Глава 12. След прошлого

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вся глава. От 7.08.10 И тс-ссс... музу не спугните!


Глава 12. След прошлого.

(год 2 379, лето)

  
   Тайрэд не верил в предчувствия. Знать то, что ещё не случилось? Предвидеть? Можно знать, что происходит сейчас и можно теоретизировать, что может последовать из происходящего. Но это не предчувствие, как его любят объяснять невежды, это результат вашего личного знания и опыта. Шид мог похвалиться своей наблюдательностью и способностью делать правильные выводы. И умением пригибаться, когда взвизгивает распарываемый стрелой воздух, тоже со стороны покажется кому-то чудом. Но будущее для Тайрэда всегда оставалось неопределённым и даже неинтересным. В этом просвещённый воин-шид имел до смешного сходное воззрение с невежественными селянами. Надо работать, чтобы у тебя было это самое будущее, надо быть готовым к любым неожиданностям, но не стоит беспокоиться о том, чего не знаешь. Случайности потому так и называются, что они случаются, а сюрпризы, это всего лишь события, к которым ты не подготовился заранее. Конечно, для воина и селянина случайности и сюрпризы будут разные, первого больше беспокоят манёвры противника, а второго - тучки на горизонте, грозящие погубить урожай. Но и те и другие твёрдо знают, что подготовленного человека не застать врасплох.
   А будущее... личное будущее каждого живого существа всегда висит на волоске. Что о нём беспокоиться?
  
  
   Единственная причина, по которой шида этим утром охватило беспокойство и... (Да! дурное предчувствие!), был стремительно пролетевший через долину дракончик, даже не притормозивший поздороваться. Нетипичное, а потому очень тревожное поведение.
   И потому, покачав головой, Тайрэд пошёл в дом за мечом, одновременно припоминая, где сейчас находятся члены его разросшейся семьи и как бы побыстрее вернуть их домой?
  
  
   -Там люди!! - Сироп влетел в пещеру, едва не впечатавшись на полной скорости в поворот.
   -Какие люди? - Сладкий Дождь заинтересованно поднял голову. Он отдыхал после сытного обеда, давно уже отдыхал, пора бы и размяться.
   -Ну, люди... - Сироп растерялся. - Всадники, дюжина, с оружием. Они возле того завала, где ты русло засыпал.
   Там, где прошёл караван переселенцев.
   -Звучит серьёзно, - Сладкий Дождь поднялся. - Сироп, позови Тайрэда, по пути объяснишь ему ситуацию. Шоколадка, предупреди поселян. Дорогая, вы с Леденцом облетите периметр. Если заметите ещё людей, ты останешься следить, а Леденец сообщит мне. Я проверю завал.
   -А что сказать поселянам? - уточнила Шоколадка.
   -Чтобы были настороже и при появлении незнакомых людей сразу сообщали нам. Попробуй вернуть Туга и Кирму, они где-то в лесу. Потом отправляйся домой и... Вдруг случится беда, спасай детей.
  
  
   Драконочка кивнула и полетела выполнять приказ. Сабира с Леденцом улетели ещё раньше. Сладкий Дождь вышел из пещеры и помахал крыльями, разминаясь. Он давно уже ожидал этого - целенаправленных поисков. После того как они отпустили некоторых селян, это был лишь вопрос времени. Тогда дракон даже подумывал, а не убить ли ему их потихоньку... Никто бы и не узнал! Но не смог. Даже во имя великой цели он оказался не способен переступить через собственные убеждения. Быть может эта неспособность сломать себя, пожертвовать всем ради достижения великой мечты разрушит, если уже не разрушила, саму возможность достижения этой мечты... Ради своих планов дракон оставил дом, рисковал любимой, собственных детей лишил нормального детства. Но хладнокровно убить разумное существо, не способное оказать ему даже тени сопротивления, не смог.
   Достаточно с него, что он стал тюремщиком. Хотя Тайрэд до сих пор и не понял, что много лет провёл в одиночном заключении, и до сих пор не вышел на свободу... или, что более вероятно, понял, но деликатно промолчал. Шид умел молчать о том, о чём говорить не стоило.
   -Так что тебя беспокоит, Дождь? - окликнул его как раз подошедший мужчина.
   -Я рассказал всё что знаю, - ответил Сироп на вопросительный взгляд отца.
   То есть немного, но шиду хватило, чтобы начать делать выводы. И заметить преувеличенную серьёзность старшего дракона. Ещё даже не обозначившаяся толком проблема не стоила такого внимания. Сладкий Дождь кивнул, потом повернулся к Тайрэду:
   -Главный вопрос - кого они ищут?
   -Ах, вот в таком смысле? Ну, для охоты на дракона двенадцати легко вооружённых человек явно не достаточно... Беспокоиться, что кнег Ярост вдруг неожиданно вознамерился потребовать выдать беглых селян, не стоит. Хотел бы - сделал бы это гораздо раньше. Шпионы и бандиты ведут себя осмотрительней...
   -Логично... - выдохнул дракон, заинтересованно глядя на рассуждающего мужчину.
   -Значит, остаётся ещё пара вариантов. Развлекается компания, бывают такие люди, любят забираться в самые непроходимые места... в горы их тянет, это верно... Караваны исследователей обычно побольше, и груза у них много. Похоже, что эти люди знали, куда идут, и очевидно - знают, зачем. Небольшая группа, вооружённая, манёвренная... Похоже на чьё-то тайное посольство. Или только показательно тайное... Надо проверить, не следует ли за ними в отдалении армия, вдруг надеются, что мы покажем этим проход в долину, а они и ударят всей силой.
   -Больше никого не было, только эти! - запротестовал дракончик.
   Тайрэд покачал головой.
   -Ты их увидел, пересчитал, и полетел докладывать. Ты не проверил, нет ли ещё кого поблизости. Не обижайся, ты был прав - о таких гостях следует сообщать без промедления. Но на будущее не упускай из виду и окрестностей. Всегда помни, что видишь только часть картины, и не доверяй безгранично этому обрывку.
   Сироп серьёзно кивнул. Сладкий Дождь ободряющее лизнул сына по спинке, и посмотрел на сосредоточенного шида.
   -Что ты предлагаешь? - заинтересованно спросил дракон.
   -Надо узнать о них больше... Искать нас могут по многим причинам, но у некоторых эти причины более веские.
   -Сакра?
   -Да. Надо на них поближе посмотреть. Потом решим, вступать в ними в контакт, или пусть расшибаются на скалах, пытаясь пролезть в долину.
   -Разумно... Летишь?
   Дракону хотелось, чтобы человек хоть из осторожности предоставил ему действовать самостоятельно, оставшись дома, в безопасности, но Тайрэд расплылся в довольной улыбке.
   -Конечно!
  
  
   Лагерь был разбит возле скальной гряды, неподалёку от засыпанного обвалом высохшего русла реки. Хорошее, укрытое от ветра место, должно было стать их домом на несколько дней, так что устраивались обстоятельно. Лошадей загнали на отгороженную верёвками полянку, собранные дрова сложили в поленницу, пойманную охотниками дичь освежевали и ужин скоро должен был быть готов, лучший картограф в отряде наносил пройденный ими путь на карту, ещё кто-то ставил палатки. В лагере не заняты работой оказались всего двое. Мрачно разглядывавший густой лес перед собой седой лаки с молодым лицом, и его секретарь, единственной обязанностью которого было делать всё что угодно господину. А поскольку его господин изволил пялиться в кусты, то и секретарь занимался тем же. Так что они одновременно заметили, как среди листвы возникло на миг человеческое лицо с прижатым к губам пальцем.
   -Ты видел?! - седой осторожно толкнул секретаря локтём в бок.
   -Ага... - прошептал тот.
   -Но что он хочет? - словно в ответ, в кустах на мгновение показалась рука, жестом поманившая их. - Понятно. Пойдём?
   Седой быстро огляделся. Кажется, никто из воинов не заметил незваного гостя, тенью просочившегося сквозь посты, и на неожиданное волнение благородного внимания тоже никто не обратил.
   -Это может быть ловушкой, - счёл своим долгом заметить секретарь, незаметно проверяя, насколько легко выходит кинжал из ножен. Вопреки осторожным словам он напрягся в сладостном ожидании приключения. Обычно пост секретаря занимают люди почтенные, в возрасте, но он-то был юн, даже моложе своего молодого господина, и как все юноши, предпочитал действовать, а не сидеть в ожидании неизвестно чего.
   -Конечно, - согласился шёпотом седой и в голос объявил своим воинам, - я прогуляюсь вокруг лагеря.
   Никто их останавливать не стал. Даже проследить, чтобы с господином ничего не случилось, ни один воин не пошёл - ведь тот не собирался уходить далеко от лагеря, а что может грозить воину в этих безлюдных лесах?
  
  
   Положившись, что их гость сам даст о себе знать, они без всяких затей пошли прочь от лагеря, и действительно скоро увидали среди деревьев чью-то фигуру. Проводник ускользал, не подпуская их к себе, как бы мужчины не прибавляли шага, но и не исчезал совсем. Увлечённые погоней, они даже не заметили, в каком направлении он уводил их от лагеря. Значение имела только спина проводника в замшевой коричневой куртке, насмешливо мелькавшая в отдалении.
   В какой-то момент человек остановился, подпустив их совсем близко, и только в последний момент завернул за скалы. Бегом проследовав за ним, они чуть не налетели на лежащего дракона. Их неуловимый проводник уже сидел у него на спине.
   -Тайрэд! - сдавленно прошипел седой, и только тогда мужчина обернулся, словно лишь теперь заметил преследователей.
   -Быстрей, Орли! - он протянул руку, помогая другу подняться на дракона. Молодой помощник сына Сокола залез сам, и дракон тут же взлетел, не оставляя пассажирам времени на размышления.
   -Тайрэд!! - Орли вцепился в товарища, - что это за шутки?!
   -Поговорим дома! - крикнул в ответ Тайрэд.
  
  
   Полёт прошёл в молчании. У Тайрэда было тяжело на сердце, а двое лаки за его спиной молчали по более прозаической причине - они боялись высоты, и все их силы уходили на то, чтобы не свалиться вниз.
   Дракон приземлился, Тайрэд спрыгнул и, ни слова не сказав, прошёл в дом, так что гости вынуждены были спешно проследовать за ним. В доме никого не было, если не считать хозяйничавшей у печи девушки лоххо.
   -Барна, нам бы холодненького, - попросил Тайрэд.
   -Так уже, - она добродушно кивнула в сторону стола, на котором стояло с полдюжины кружек и запотевший кувшин холодного домашнего пива.
   -Как вижу, к болтовне селян кое-где прислушиваются, - опуская приветствия, сказал Тайрэд, жестом приглашая садиться и угощаться.
   -Слухи о драконах дошли и до нас, - согласился Орли, жадно глотая ледяной квас, - а кому проверять, как не мне?
   -Это, конечно, имеет смысл, - кивнул Тайрэд, рассматривая спутника Орли, оставшегося возле двери. Чем-то он был знаком ему. Юноша, видимо поняв его затруднение, вежливо наклонил голову.
   -Я Сивел, господин, - представился он. - Секретарь.
   -Да, помню... Не стой столбом, садись. Если, конечно, не брезгуешь моим обществом.
   Сивел усмехнулся, и деликатно пристроился с краю. Тайрэд мысленно пометил себе пообщаться с бывшим служителем Безмолвного. Орли показался ему восторженно-наивным и, не взирая на седину и повзрослевшее лицо, всё таким же юным. Шид хотел бы проверить некоторые свои догадки, для чего требовалось поговорить с более здравомыслящим человеком.
  
  
   -Как ты тут? - поинтересовался Орли.
   -Замечательно, как ещё?! Расскажи лучше, как дела в столице, - Тайрэд сел напротив. - Я слышал, Тилла стала королевой?
   -Стала... она и сейчас королева. Хотя прав у неё на трон никаких нет. А твой сын... Знаешь, никогда не думал, что бывают такие дети... но если он выйдет из дворца без охраны, его линчуют. Горожане разорвут его на... Чему ты улыбаешься?! Это же твой сын!
   -Орли, ты слишком плохо обо мне думаешь! - Тайрэд покачал головой. - Во-первых, я до этой гадины и мечом бы дотронуться побрезговал.
   -А как же?! - Орли поник, - ну конечно, мог бы и сам догадаться... А во-вторых?
   -Что?
   -Ты сказал, во-первых, - напомнил Орли.
   -А во-вторых, я бы своего ребёнка этим ублюдкам Создателя никогда не оставил. Так что моего сына ты можешь увидеть хоть сейчас, он должен чистить свою драгоценную клячу во дворе. По крайней мере, собирался этим заняться по возвращении из лесу...
   -Так у тебя действительно есть сын? А кто его мать? - он быстро оглянулся на Барну, хозяйничавшую у печи. Молодая женщина покраснела. Орли посмотрел на Тайрэда, надеясь получить подтверждение, и был неприятно поражён его окаменевшим лицом.
   -Не спрашивай об это ни меня, ни Туга. Никогда не пытайся узнать о ней, - Тайрэд закрыл лицо ладонью. - Имя сыну я дал сам, это всё что ты должен знать.
   Орли через силу кивнул. По обычаю, имена мальчикам давали матери, а девочки получали свои имена от отцов. И если Тайрэд сам именовал сына, значит, либо мать умерла, не успев дать мальчику имя, либо... Либо, если вспомнить как изменилось лицо Тайрэда, оба они хотели забыть, вычеркнуть всякую память об этой женщине.
   -Не буду... - Орли решил сменить тему, - А ты, как я погляжу, неплохо устроился.
   -Не жалуюсь. Хотя мне поначалу очень не хватало в родословной какого-нибудь прадедушки селянина, который в детстве учил бы меня огород полоть. Зато теперь я на все руки мастер, хоть дом сложить, хоть обед сготовить.
   -Или не сготовить, - заметила от плиты Барна, - так и норовит сожрать ужин ещё сырым!
   Она шутливо замахнулась на шида ложкой.
   -Ну что поделать, привык к свеженькому! С кровью, парного мясца, ум-м!! - Тайрэд заметил округлившиеся глаза Орли и рассмеялся. Потом посерьёзнел, - ладно, вы ведь не мои вкусы обсуждать приехали. Что у вас за дело?
   -А почему обязательно дело? - тихо спросил Орли, - или я не могу просто тревожиться о судьбе старого друга?
   -Тревожиться? Можешь! - согласился Тайрэд, - но зачем тогда тащить за собой эдакую толпу народу?
   -Телохранители. Отец меня никуда не отпускает без десятка охранников.
   -Ты говоришь о десятке, но тогда кто остальные сто пятьдесят человек, расползшиеся по окрестным лесам? - Тайрэд таки умудрился стащить у Барны с разделочной доски полоску сырого мяса и задумчиво забросил её в рот, не обращая внимания на отвращение, с которым смотрели на него оба лаки. И ужас... вызванный всё-таки его словами, а не вкусами.
   -Ка-а-кие сто пятьдесят человек? - с трудом вышептал Орли.
   -Не знаю, вам видней, какие, они же пришли одновременно с вами, - Тайрэд пожал плечами.
   Гости, побледнев, переглянулись.
   -Тайрэд, со мной были только те люди, которых ты мог видеть в моём лагере.
   Мужчина вздохнул.
   -Да я уже понял. Ещё когда сверху рассмотрел их построения. Потому и не стал приземляться возле лагеря, чтобы не открыть лишним людям своего появления... - он прислушался. Что-то хлопнуло, зашуршало, и в окно всунулась голова дракончика.
   -Тайрэд, ты был прав!
   -В чём, Сироп? - уточнил мужчина.
   -Во всём! И про шпиона, и про засаду!
   -Шпиона?! Засаду?!! - одновременно ужаснулись Орли и Сивел.
   Тайрэд не обратил на них внимания.
   -Хм.... Жалко оказаться правым. Ещё хуже, что можно оказаться правым до конца. Орли, тебе твои телохранители очень дороги?
   -В каком смысле? - опешил седой лаки.
   -Просто, раз уж я оказался кругом прав, то следующий шаг - подменить твоих людей. И если я сам к ним не выйду, то хоть на тебя, как на живца, меня выманить. Так тебе очень дороги эти самые десять... то есть девять человек?
   Орли покраснел.
   -Это наши лучшие воины. Они со мной уже много лет. Не могу поверить, что один из них... - он не договорил.
   -Можешь не верить, - неожиданно посоветовал Сивел, - даже лучших можно шантажировать. Мало ли, вдруг его семье угрожали...
   -Даже у лучших могут быть свои убеждения, которые они будут отстаивать ценой своей жизни, - перебил его Тайрэд, - сознайтесь, вы ведь не просто в гости забежали, вам ведь короля вернуть, ублюдка с трона сбросить надо, разве нет? Думаете, все будут в восторге от правителя, запросто водящегося с драконами?
   Орли покраснел. Сивел наклонил голову, но вид у него был непреклонный.
   -Лучше уж драконы, чем малолетний ублюдок... к тому же неизвестно чей!
   Тайрэд опустил взгляд. А ему казалось, что эту битву он уже выиграл. Оказалось - ещё и не начинал...
  
  
   В сенях шумно затопали, и с весёлым гоготом в комнату ввалился Туг с Кирмой на спине. Увидев гостей они сразу посерьёзнели, девушка спрыгнула на пол и, потупившись, поклонилась. Юноша тоже как-то неуверенно кивнул, ощупывая незнакомцев пытливым взором.
   -А Шоколадка и не предупредила нас, что в долине новенькие... - заметил он.
   -Это не новенькие. Это гости. Познакомься, Орли, сын Сокола, и Сивел, его секретарь. Господа, это мой сын Туг и Кирма.
   -Его жена? - уточнил Орли, с удовольствием рассматривая тоненькую девушку с непривычно тёмными для лаки волосами, почти чёрными, чуть отливающими медью.
   Возившаяся возле плиты Барна прыснула со смеху. Тайрэд покачал головой. Его иногда удивляло, насколько близкие отношения завязались у юной лаки с его сыном, но никакого влечения между ними не было. Ни тени страсти.
   -Нет, моя. По крайней мере, у меня ещё не получилось её переубедить...
   Кирма только укоризненно покачала головой и села рядышком с ним.
   -Гости? - переспросил Туг, присаживаясь на край стола, - последний раз у нас были гости три года назад, делегаты от поселян. А вы откуда? Хотя, чего гадать, Сакра.
   Гости разглядывали юношу очень внимательно.
   -А может... - как-то стыдливо начал Орли.
   Тайрэд отрицательно покачал головой, а юноша решительным движением отгородился от сына Сокола раскрытой ладонью.
   -Нет. Я могу предположить, что вас привело сюда, но нет. Никто из нас, - он посмотрел на отца. - Что я ещё не знаю?
   -Мелочи. Неизвестно чей отряд в полторы сотни, и по крайней мере один из телохранителей Орли шпионит для них... В общем, ты сидишь дома, и девочки тоже, ребят предупреди, чтобы к гостям на глаза не показывались, впрочем, они и сами на рожон не полезут.
   -А ты?
   -Пошлю Дождя забрать остальных телохранителей. Не все же из них наши враги, и оставлять их на верную смерть не следует, - Тайрэд встал, глянул на дракончика, внимательно слушавшего его. - Папу позови... и маму тоже, всё-таки десять человек.
   -Папа их всех запросто унесёт, - запальчиво возразил дракончик.
   -Вдвоём будет быстрее и надёжней. Лети!
   Голова дракончика исчезла, и тут же вернулась.
   -Никого и звать не надо. Уже летят.
   -Отлично, - Сладкий Дождь не дурак, сам понимает, что к чему...
  
  
   Они вышли из дома. Двое взрослых драконов слаженно приземлились перед людьми, поднятый ими ветер ударил в лица мягкой подушкой, на миг перехватывая дыхание. Тайрэд подошёл поближе, наскоро объяснил задачу драконам, и задумался.
   -Надо бы человека послать. Орли, тебе туда возвращаться нельзя... по той же причине, почему мне нельзя было показываться в вашем лагере. Конечно, Сладкий Дождь и сам может объясниться с людьми, но... Сивел, они тебя послушают?
   -Конечно! - уверенно кивнул юноша. - Я всегда говорю от лица господина!
   -Хорошо. Дождь, вы с Сивелом летите за телохранителями Орли. Не задерживайтесь для сборов, лучше остаться без штанов, чем без головы. Постарайтесь отделить шпиона... его можно не брать.
   Всё что он говорил, и лаки и дракону было известно и раньше, но облечённая в панцирь слов, чётко сформулированная, задача становилась понятней и достижимей.
   -И ещё, - взгляд Тайрэда приобрёл стальной блеск, - если не удастся опознать предателя на месте, обратно понесёшь Сивела в пасти.
   Сладкий Дождь медленно кивнул, соглашаясь.
   -Сивел, он тебя не съест, - если у секретаря и были какие-то возражения, он ими подавился, когда Тайрэд заговорил с ним, - руки-ноги не растопыривай, когда он тебя брать будет, и в пасти не ори. Бояться тоже не надо. Когда вернётесь, сразу иди к дому, постарайся не оказаться рядом с воинами... Это серьёзно!
   -Я понял, - молодой лаки кивнул.
   -Тогда вперёд!
  
  
   Орли проводил взглядом взлетающего дракона и сел на ступени, где стоял. Тайрэд присел рядом.
   -Ну, здравствуй...
   -Здравствуй, - Орли пожал протянутую руку. Помолчал. - Надеюсь, с ним всё будет в порядке.
   -Так я был прав? - спросил Тайрэд. - Сивел оправдал твои надежды?
   -Ты был прав... хороший мальчик, только запуганный... и запутанный. Знаешь, первый месяц в замке оказался для него тяжёлым испытанием. И ведь никто из слуг ни в чём его не обвинял, наоборот, относились к нему очень внимательно и бережно. Отец почти сразу установил на могиле стелу с именами тех несчастных, и имя Сивела там тоже в почёте упоминается, ведь это он позаботился сохранить о них память. И все о его поступке знали, и уважали, понятно.
   Тайрэд пригласил Орли вернуться в дом, но там оставались Туг и женщины, занятые приготовлением обеда, и лаки отказался. Ему хотелось выговориться перед другом, и многое он мог сказать только наедине.
   -Так что случилось? Кто-то хотел довершить дело, начатое Сладким Дождём? Уничтожить всех служителей Безмолвного?
   -Да, - подтвердил Орли. - Сам Сивел. Чем дальше, тем большую вину он за собой ощущал, хотя никто другой его не винил. Ни в чём.
   -Понимаю, - мужчина кивнул. - Он очень ответственный. И совести у него... на десятерых хватит.
   -Именно так. Ещё немного, и он бы сам прервал свою жизнь.
   -В массу. Я надеялся, что моё поручение достаточно займёт его... Но ты справился с этой проблемой? Что-то придумал?
   Лаки покачал головой.
   -Не я. Отец. Хотя его способ показался мне чрезмерно жестоким.
   Брови Тайрэда удивлённо поползли вверх. Что же такого совершил Орисс, что его можно было счесть жестоким?
   -Он его выпорол. Собственноручно.
   -Но как же... - впервые Тайрэд растерялся.
   А Орли тихонько засмеялся, глядя на его оторопевшую физиономию.
   -Ох, Тайрэд! Пусть в нашем замке и нет специальной комнаты для наказаний, и в подземельях не хранятся пыточные приспособления, это ещё не значит, что у нас никого не наказывают. Хотя, если сравнивать с другими благородными, мой отец действительно милосердный и справедливый лорд. В гневе он страшен, на расправу скор, но отходчив и не злопамятен. Впрочем, рука у него тяжёлая. Тебя он боготворил, уж не знаю, почему, но мне временами крепко перепадало... - он провёл рукой сзади по шее, точно стирая что-то.
   Тайрэд молчал, оглушённый. Насколько же плохо, оказывается, можно знать человека, возле которого ты вырос. А ведь он по праву мог гордиться своим умением читать в душах людей. Или на близких этот талант не распространяется? Что за пелена встаёт перед глазами, обращёнными на хорошего знакомого, и исчезает, стоит взглянуть на чужака?
   -Расскажи всё, - попросил он. - Подробно.
   Орли чуть прищурился, вспоминая... Солнечный, не по-осеннему жаркий день. Уже начавший желтеть и сохнуть подлесок. Ясное светлое небо в прорехах крон. Орли казалось, что он никогда не забудет этот страшный день.
  
  
   Его гнал вперёд страх. Иррациональный, необъяснимый, безосновательный. Он не смог бы объяснить, чего страшился, но с того момента как в библиотеку заглянул отец, и попросил на часок одолжить Сивела, юноша места себе не находил. Буквы прыгали перед глазами, и отложив, отбросив от себя книгу, он ради собственного успокоения решил найти отца и убедиться в беспочвенности своих страхов.
   Но не нашёл. Лорд Сокола или покинул замок, или умел прятаться почище самого Орли. Но ведь смешно даже предполагать, что двое взрослых людей сидят в засаде, как дети малые.
   Неудачный поиск расстроил юношу, и он решил развеяться небольшой прогулкой. Лес в округе регулярно прочёсывали охотничьи отряды, можно было не опасаться наткнуться на врага, так что Орли не стал брать охрану, а потихоньку ускользнул через тайный ход. Несколько мгновений ему действительно удавалось наслаждаться прогулкой, потом страх взял своё, усилил подозрительность и добавил осторожности. Он невольно перешёл на скользящий шаг, и почти крался по тропинке, когда услышал странный, неуместный в лесу шум. Юноша помедлил, прислушиваясь, а затем пошёл на звук, недоумевая, зачем кому-то понадобилась плеть в лесу.
   Ответ он вскоре получил. В одном месте деревья чуть расступались, образуя крохотную полянку. На этой полянке находилось двое человек. Один, обнажённый по пояс, прижимался к стволу дерева, обхватив его руками. Второй хлестал его плетью.
   Обоих он узнал сразу, без малейшей тени сомнения. И закаменел от ужаса.
   Молча. Размеренно. Раз за разом поднималась плеть, чтобы опуститься на тощую голую спину. Тяжёлое дыхание истязателя почти заглушало тихий, судорожный вздох, вырывавшийся у избиваемого после каждого удара.
   Орли простоял, полускрытый кустами, несчётное количество времени. Ни движением, ни звуком, он не выдал своего присутствия. Порка длилась, казалось, целую вечность. Прошло, верно, несколько лет, прежде чем окровавленная плеть упала и больше не поднялась.
   Лорд Сокола стоял, пошатываясь, точно это его сейчас нещадно выпороли. Потом подошёл к Сивелу, ухватившись за волосы, запрокинул ему голову, и хрипло произнёс:
   -Ты провинился и был наказан. Теперь ты прощён.
   Потом он обошёл дерево и махнул ножом. Паренёк медленно сполз на колени, привалился плечом к дереву, снимая с запястий впившиеся в кожу верёвочные петли. Тело его сотрясала дрожь, он всхлипывал от боли, но держался. Орисс виновато втянул голову в плечи, пошёл подобрать брошенную плеть и замер, увидев сына. Лицо пожилого лоххо исказила неподдельная гримаса отчаяния, быстро сменившаяся холодной непроницаемой маской. Взгляд Сивела, затуманившийся от боли, слепо скользил вокруг, и даже когда Орли, каждым движением ощущая сухую ломкость своего тела, подошёл и склонился над ним, паренёк его не увидел...
  
  
   -Он знал, зачем отец позвал его, - горько добавил Орли. - Знал, или догадывался. И хотел этого, раз сам пошёл, сам разделся, и даже дерево себе сам выбрал. Отцу оставалось только связать ему руки, чтобы случайно не упал... Мне кажется, я знаю почему Сивел так себя повёл. Но до сих пор не понимаю отца... Не могу и не желаю понять...
   Ему больше не хотелось говорить, он и не стал. Но в памяти услужливо возникали картины, которые, казалось, он надёжно и глубоко похоронил в себе. Как на обратном пути Сивел потерял сознание, и лорд Сокола нёс его на плече. Орли шёл сзади, комкал в руках подобранную одежду Сивела, и смотрел на болтающуюся косу паренька, на редкие капли крови, стекавшие по тощей шее и впитывающиеся в светлые волосы. Как испуганно шарахались слуги, и долго ещё дурной шёпоток слухов окутывал замок приторной дымкой. И почему-то из серьёзного "между лордом и его наследником!" разговора в отцовском кабинете, запомнились ему не сбивчивые объяснения отца, и собственные растерянные, глупые вопросы, а хлёсткий розоватый след плети, небрежно брошенной на полированный стол. И все его воспоминания наполняла звенящая, оглушительная тишина, которой он не знал даже в Цитадели Безмолвия... Сивел долго провалялся в постели, раны заживали плохо, его била лихорадка, и теперь уже Орли ухаживал за ним, сам, никого не допустил! Слушая бессвязный бред паренька, он пытался понять, почему тот так поступил, почему счёл себя виновным во всех злодеяниях, творившихся в Цитадели. И не понимал...
   Тайрэда рассказ Орли действительно поразил. Он не ожидал от Орисса такой безжалостности. Такой холодной расчётливости. Мальчик провинился, следует его наказать... Логично и очень жестоко. Или, избивая Сивела, лорд Сокола таким образом мстил Безмолвному, чуть не отнявшему его сына?
   -И это... помогло? - спросил он после долгого молчания.
   Орли невесело усмехнулся.
   -Нет. Сивел счёл наказание заслуженным, но... неполным. Скорее порка помогла мне... Я понял, что отвечаю за этого паренька.
   -И ты справился, - Тайрэд уже не спрашивал, а утверждал. Ведь Сивел до сих пор жив и здоров.
   -Не уверен... - покачал головой Орли. - Я заставил его поклясться, что он никогда не оставит службы без моего позволения. И сам его не отпускал. Тайрэд, это очень утомительно, когда возле тебя постоянно крутится такой смышлёный мальчик, заглядывает в глаза, ловит каждоё твоё слово...
   -А-аа... Наконец ты понял, как мне было тяжело с тобой! - деланно обрадовался мужчина. Глаза его были невеселы.
   -Так это твоя месть, - понимающе усмехнулся лаки. - Ладно, я не против. Кажется, прошло всего-то три года, как я начал понимать, почему ты не взял меня с собой, - он фыркнул. - Лекарями отговорился, как будто они мне нужны были! Только как объяснить Сивелу, что мне не раб, мне друг нужен!
   -Вы вместе уже сколько, десять лет?.. и ты так ничего не смог сделать?! Не верю!
   -Ну... Не знаю, можно ли считать это достижением, но он мне никогда не врёт. И не льстит.
   -А послать тебя в массу и уйти он может?
   -Откуда мне знать? Такого пока ещё не было... - Орли посмотрел в сторону гор и спросил, - это что за радуга?
   -Сироп возвращается, - Тайрэду даже не было необходимости смотреть, он и так знал, как выглядит садящийся на большой скорости дракончик. Он подумал и уточнил. - Думаю, что это Сироп. Леденец наверняка останется в дозоре.
  
  
   Орли имел достаточно терпения, чтобы дожидаться возвращения драконов, сидя на ступеньках крыльца, а не кружась бездумно по двору, но при виде заходящего на посадку вестника вскочил на ноги.
   -Как всё прошло? - поинтересовался Орли.
   Дракончик сложил крылья, всхрапнул, как лошадь, и только потом ответил.
   -Хорошо прошло. Успели в последний момент, но ведь успели! - и, повернувшись к Тайрэду, добавил извиняющимся голосом, - тебе надо спрятаться. Некогда было шпиона отделять, пришлось взять сразу всех.
   -Хорошо, Сироп, мы с Тугом побудем в доме. Не будем создавать ненужных соблазнов.
   -Да, правильно, он ведь тоже может быть мишенью, - Орли серьёзно кивнул, - а я поговорю с воинами....
   -Интересно, что ты им скажешь? - Тайрэд глянул на серебристое пятнышко, вынырнувшее из-за скал, и скрылся в доме. Впрочем, судя по шуму, он притаился сразу за дверью.
   -Мне тоже, - буркнул Орли, - интересно.
   -Можешь просто спросить, кто предатель, - посоветовал Сироп, - мы сразу почуем ложь.
   -Вы?
   -Ну, мы, драконы, - серебряный малыш потряс головой. - Ложь воняет как потревоженное болото.
   Орли посмотрел на неспешно приближающихся, уже вполне различимых драконов, и сел обратно на ступеньку.
   -Знаешь, не хочу никого разоблачать. А если Тайрэд прав, и этот шпион просто боится драконьего ставленника на троне?
   -Тогда что? Думаешь, тебе удастся кого-то переубедить? Ведь вот они мы, драконы.
   Он показательно выпятил грудь и ткнул в себя когтистым пальцем.
   -Не знаю... но с первого взгляда видно - Тайрэд вам не принадлежит.
   За дверью негромко засмеялись. Дракончик тоже коротко хихикнул.
   -Да, не принадлежит, - сказал он и тут же уточнил, - когда-то давно может так и было, но не теперь. Давно уже нет. Но людям ты этого объяснить не сможешь. Они слишком нас, драконов, боятся, а тот, который вас из этого страха выдал врагу, и боится пуще всех вместе взятых. Его простыми словами не переубедить. А если он шпионил не по идейным соображениям, а из корысти, так и вовсе...
   Сын Сокола насуплено посмотрел на умничающего дракончика, и приказал себе признать его правоту. Потому что малыш был прав, как от этого ни тяжело на сердце.
  
  
   Драконы приземлились одновременно. Пока воины, разбитые и ошеломлённые своим первым в жизни полётом, скатывались по драконьему боку вниз, Сладкий Дождь распахнул пасть и небрежно вывалил на землю обслюнявленного Сивела. Юноша помотал головой, поднялся на четвереньки, и постарался поскорее встать. Его заметно шатало.
   Орли встревожено привстал, разрываясь между желанием кинуться своему секретарю на помощь и необходимостью держаться от собственных телохранителей подальше. По счастью Сироп, не помедлив и секунды, бросился к Сивелу, помог ему выпрямиться, поднявшись на задние лапы, обхватил лаки за плечи и повёл к крыльцу, для пущей верности прикрывая со спины полуразвёрнутым крылом. Вставший на дыбы дракончик сразу резко увеличился в размерах, и если кто-то из воинов Сокола и хотел последовать за ними, то не рискнул сдвинуться с места.
   Сын Сокола с облегчением обозрел физиономию своего верного спутника, вполне живую, хоть и зеленоватую.
   -Сироп, проводи его в дом... Кажется, ему надо прилечь.
   Он встал, отряхнулся, придирчиво оглядел воинов, под этим взглядом постаравшихся изобразить нечто похожее на строй. Драконы действительно торопились, не дав людям времени на сборы. Хорошо ещё, что до ночи пока далеко, так что хоть одеты все ... не считая шида Арси, почему-то оказавшегося без сапог. Единственный среди охранников лоххо, большой любитель поесть и потому вечный повар, прижимал к груди пакет со специями. Трое без мечей, где потеряли - неведомо. А спрашивать - невежливо. Охраннички... Конечно, кто угодно растеряется, когда ему на голову свалится дракон, но знали ведь, куда шли!
   -Давайте упростим положение, - устало предложил Орли, вдруг разом растеряв все слова заранее заготовленной речи, - я просто спрошу кто, и он выйдет, и объяснит, откуда взялись те пятнадцать десятков, и почему они за нами следили?... И что за сведения он сообщил этим людям, после того как я покинул лагерь?
   Люди недоумённо переглядывались.
   -Итак, я спрашиваю, кто, - голос Орли зазвенел от ярости, - кто из вас предал меня?!
   Он не ожидал, что шпион добровольно сдастся, да и в способность драконов как-то "отделить" предателя "по запаху лжи", не слишком поверил. Но пока воины подозрительно переглядывались, бросая несколько обиженные и недоумённые взгляды на своего господина, Сладкий Дождь медленно приблизившийся за время его короткой речи, навис над строем и, стремительно наклонившись, вдруг мордой вытолкнул из строя невысокого шида.
  
  
   Суд получился короткий, жёсткий и странный. Когда Орли, сопровождаемый Шоколадкой, устало прошёл в дом, первое, что он увидел, было насмешливое лицо Тайрэда. И полугодовалый младенец на его коленях, которого шид кормил толчёными овощами с ложечки.
   На полу, наполовину засунувшись под стол, лежал дракончик. Молодёжь суетилась по хозяйству - или просто развлекались, в случае молодого шида. Семейная идиллия, в которую не вписывался разве что Сивел, чьё лицо всё ещё хранило приятный зеленоватый оттенок, отлёживающийся на топчане под окном.
   -Оригинальное наказание, - заметил шид.
   Орли, на самом-то деле, предателя никак не наказал. Только обещал придумать наказание. Завтра. А до того велел оставаться с остальными воинами, которым отдельно приказал, чтобы ни-ни. Ни пальцем, ни словом!
   -Отстань, - устало огрызнулся лаки. - Если знаешь лучше, иди поправь!
   -Твои люди, тебе и решать, - немедленно открестился от дополнительной ответственности Тайрэд. Хватит с него селян. И с чего староста решил, что судом должен кнег заниматься? Ладно, серьёзные провинности, но так они норовили спихнуть на него все свои ссоры, вплоть до спора за ничейную курицу.
   Нет, хватит с него навязанной ответственности. С лукавой усмешкой шид отклонился к столу, на котором готовила обед Барна, двумя пальцами подхватил очередную полоску мяса и отправил её в рот.
   Лаки передёрнуло от отвращения.
   -Что ты так пугаешься? - Тайрэд с усмешкой облизал губы.
   -Ты... ешь сырое мясо, как дикарь... - с усилием выдавил Орли, едва сдерживая подкатившую тошноту.
   -Привычка, - он пожал плечами, - к тому же прототипом Гини Шаадат послужила хищная кошка. У меня очень много общего с горными пардами, - мужчина положил ладонь на стол и напряг пальцы, вцепляясь когтями в дерево.
   -А-а... лаки?
   -Травоядные. Какой-то зверь вроде оленя, сейчас таких нет. И, предупреждая твой следующий вопрос, - Тайрэд улыбался, - могу сказать, что все вопросы о происхождении лоххо должны отпадать при первом же взгляде на твоего отца.
   Орли рассмеялся, натужно и невесело, живо представив себе лесного медведя, и да, вопросов не было.
  
  
   Барна, в разговоре не участвовавшая, но тут же присутствовавшая, заметила, как младенец отворачивается от ложки, надувая щёки. Бесцеремонно подхватив ребёнка, она ссадила его в кольцо драконьего хвоста. Выйдя в одну из комнат, она вернулась со вторым малышом, которого так же молча посадила на колени к шиду. Тот даже не показал, что заметил подмену, как ни в чём ни бывало продолжив кормить ребёнка. А девушка начала накрывать на стол.
   Точно по сигналу, в дом проскользнули двое мальчишек, и сели за стол, хмуро и пытливо ощупав гостей взглядами. Для Орли оказалась неожиданностью такая большая и разнородная семья Тайрэда. Он откровенно вглядывался в лица подростков, гадая, что их связывает с Лордом Змея. В прошлом тот всегда держался особняком. Даже сам Орли, скорее следовал за ним, чем был с ним - неприметная извне, но существенная разница. А теперь? Сын, жена, невестка, два младенца (чьи, интересно?), ещё два подростка (тоже, откуда? Внешнего сходства ни с кем из взрослых мальчишки не имели), и кто ещё остался не увиденным?
   Орли хотел знать, насколько его друг изменился за эти годы, за восемнадцать лет, прошедших с их неудачного побега... ведь, по сути, они совсем не общались в те несколько коротких дней десять лет назад, когда Тайрэд гостил в замке Сокола.
  
  
   После обеда разговор сразу не заладился... но кое-что Орли просто обязан был узнать.
   -Почему ты ушёл? Отец очень расстроился.
   -Я честно пытался. Но когда женщина, в которую я был влюблён, ради которой и остался, попыталась меня убить, я не выдержал. Можно сказать, это переполнило чашу моего терпения.
   -Но ради королевства...
   -Сакра как гнилое пятно, разлагающееся, отвратительное, - резко ответил шид.
   -Ты думаешь, в других королевствах дела обстоят лучше? - усомнился Орли, - тебе не кажется, что ты судишь с предубеждением?
   Тайрэд нахмурился. Ему не хотелось это признавать, но лаки был прав. Он судил предубеждённо. Более того, он это и сам понимал.
   -Наверное, всё дело в том, что это родина. Какая никакая, но родина. И мне очень тяжело мириться с её недостатками...
   -Но... ты мог бы всё исправить. Отец бы тебя поддержал, нашлись бы и ещё сторонники.
   Тайрэд посмотрел на него кисло, и отвечать не стал. Вздохнув, Орли решил сменить тему. Да и правда, что ему не так интересно было вернуть короля, как узнать о жизнь товарища.
   -Так ты сам этот дом сладил? - поинтересовался он, помня замечание о доме и обеде.
   -Что ты! - шутливо отмахнулся от него Тайрэд. - Здесь уже мастер потрудился. Я только помогал, - он хитро сощурился, - теперь, правда, уже и сам кое-чему выучился. Когда деревню ставили...
   Он оборвал себя на полуслове. Притихшие гости во все глаза смотрели на него, а глаза у лаки большие, поэтому внимание у них получалось очень выразительное.
   -А ты действительно изменился, - тихо заметил Орли, - я не понимаю, правда, в чём именно... Ты раньше был лёгкий, скользящий, как стальной клинок.
   -А теперь стал тяжёлый и неуклюжий? - улыбнулся шид. - Как чугунный горшок?
   -Нет... - Орли запнулся, - ты по прежнему лёгкий... но по другому, - он сощурился словно пытаясь высмотреть, ухватить ту неведомую разницу, - по-другому... ты стал похож на воду, такой же неуловимый, выскальзывающий
   -А староста отца пожаром обозвал, - хихикнул Туг и, повернувшись к Тайреду, пояснил, - говорит, что после твоих визитов у него под ногами земля горит!
   Аган и Щеб, таившиеся в стороне, дружно захихикали.
  
  
   -...Тиха родилась на рассвете. То есть мы не спали всю ночь, - рассказывал Тайрэд, баюкая дочь. - И как только младенца вымыли-запеленали и все успокоились, схватки начались у Барны. И тут уж помогать настала очередь Кирмы. Вообще-то, Барне ещё месяц носить было, но, как объяснила Кирма объяснила, у беременных такое бывает. Её бабка была повитухой... Так что, всё началось по новой. Тимоха, даром что ранний, но в отличие от своей тёти появиться на свет не торопился. Я думал, поседею, честно.
   Пересказывая ужасы своей семейной жизни, шид совершенно не выглядел
   -Барна ругается, Кирма едва сама от родов отошла, дракончики под руку помогать лезут, мальчишки попрятались, Туг в обморок три раза падал...
   -Эй! - юноша, сидевший напротив отца со своим сыном на руках, обиженно вскинулся.
   -...и посреди этого бедлама преспокойнейше спит младенец. Картина, словами не передать!
  
  
   -Сестрёнка замуж собирается. Отец её выбором недоволен, но Имма даже его переупрямит. Да и парень, в принципе, хороший. Правда ни гроша за душой, ну и со странностями. Ты его даже можешь помнить, сумасшедший раб-лоххо из Обители.
   -Да, что-то припоминается... - Тайрэду гораздо памятней была заботившаяся о безумце женщина.
   -Лекари думали, разум к нему не вернётся, а парень вдруг поправляться начал. Это потом выяснили, что Имма к нему в комнату ночами пробиралась. Чем они там наедине занимались, неведомо, сестрёнку спрашивать неприлично вроде как, но помогло.
   -А самого жениха о чудесных методах лечения не расспросили?
   -Грита-то? А как же, только об этих свиданках ночных прознали. В глаз дал и говорить отказался. Отцу в глаз дал. Может отец за это его так и не любит?
  
  
   -Грибы, ягоды, травы. Дрова. Каждое лето половина поселения за грядой промышляет. Если бы вы с противной стороны шли, наверняка наткнулись. Рыбу ловим, но только после нереста. Как ни странно, но от этого рыбы в озере даже больше стало. Подкармливаем.
   Седой лаки усмехнулся.
   -Хозяйственный ты стал, хоть сейчас замок доверяй!
   -Да это не я. Девушки у нас работящие и смышлёные, до их появления, мы половины погреба не заполняли, а потом второй вырыть пришлось. Ну и готовить они умеют. Вкусно. Пока не останешься без ежедневной кормёжки и не узнаешь, как тебе хорошо жилось на всём готовом, - Тайрэд прижмурился, вспоминая, как привыкал к скудному драконьему питанию.
   -Это точно, - Орли тоже было чего вспомнить, посвящённых особо не баловали.
   Вечер воспоминаний продолжался.
  
  
   За окном темно и тихо. Женщины и дети давно отправились спать, Туг тоже не задержался. Сивел пока доблестно сражался с навалившейся дрёмой, временами даже вставляя осмысленные реплики. Или совершенно бессмысленные, но ни у Тайрэда, ни у Орли, не доставало сил вслушиваться в его тихое бормотание.
   Разговор шёл ни о чём. Это значит - о том же самом, что раньше. Оба мужчины и не желая того, всё время возвращались к теме покинутого королевства.
   -И всё равно ты не собираешься возвращаться, - Орли вращал перед собой кружку. От движения на дне кружки раскручивался, волновался последний глоток пива. - А ведь на тебе лежит долг перед народом.
   -Ха!! - Тайрэд прищурился и ткнул в друга указующий перст. - Наивный, неужели ты в самом деле думаешь, что от короля в Сакре хоть что-то зависит?! Король не решает даже какого цвета будут занавески в его спальне! Это разве выбор: быть собой, но мёртвым, или быть живой куклой, играть по чужим нотам? - На этом запас патетических вопросов у него иссяк, и мужчина продолжил более спокойно, - лично мне проблем и с одним посёлком хватает... Кстати, никогда не знал, что селяне так быстро плодятся. Вот ещё новая задача, дети подрастают, им тоже надо где-то жить, а в долине места на всех не хватит.
   -И как ты это думаешь решать? - лениво поинтересовался Орли. Проблемы местного поселения его не слишком волновали. Подумаешь, село! Тут целое королевство пропадает...
   -У нас тут под боком свободные земли. Пустошь знаешь? На всех картах белым пятном обозначена. Вдали от торговых путей, но земли хорошие, плодородные. Буду заселять. Только бандитов разгоню. Если честно, Орли, зачем мне Сакра? У меня случайным образом скоро собственное королевство образуется... хотя, видит Создатель, я этого не хотел. И никто мне угрожать не будет, или указывать, как этим королевством править. Как придумаю, так и пойдёт.
   -Заманчиво. Основать новое королевство, начать с начала... - Орли положил подбородок на скрещенные ладони, глядя на Тайрэда снизу вверх, - я бы с удовольствием поселился у тебя.
   Тайрэд церемонно поклонился, едва не врезавшись .
   -Мой дом - твой дом!
   -Нет, я серьёзно!
   -Так и я тоже серьёзно... что у тебя случилось? С отцом поссорился?
   -В том то и дело, что ничего. Ничего такого, во что я мог бы ткнуть пальцем. Тайрэд, мне очень трудно уговаривать тебя вернуться... особенно потому, что самому возвращаться не хочется. Да и незачем. Сестра у меня подросла такая, хоть сейчас на неё семью оставляй, отец неоднократно говорил, что считает её более подходящей наследницей. С отцом... - Орли кинул косой взгляд на клюющего носом Сивела, - сам подумай, что у меня с отцом общего?
   В этот самый миг Сивел проснулся, поднял голову, осоловело моргая осмотрел собеседников, и пробормотав нечто вроде "погода лесная", вновь отключился.
   -Ладно, завтра договорим, - Тайрэд встал, широко зевнул. - Барна постелила вам на чердаке...
   -Да, пожалуй и спать пора ... скоро рассвет, суд ещё этот, глупость какая... а мы и не ложились. Сивела будить будем?
   -Придётся. Лестница крутая, узкая, ещё уроним... - Тайрэд наклонился к юноше и потряс за плечо, - проснись!
   -Я не сплу... - промычал тот поднимаясь, но не открывая глаз.
   -Иди в постель, - Тайрэд и Орли с двух сторон подхватили юношу под руки, поднимая. Вместе, они легко взвели его по лестнице на чердак, представлявший по сути отдельную большую комнату.
   Уложив юношу, и посмотрев, как Орли, упав в свою постель, мгновенно засыпает, с тяжестью в сердце Тайрэд отправился вниз.
   Допивать пиво и думать.
  
  
   -О чём печалишься? - спросила Шоколадка.
   Драконочка осталась ночевать в доме, и даже не ночевать, а сторожить. На всякий случай.
   -Знаешь, Шоколадка, - задумчиво произнёс Тайрэд. - Я часто думал, что случилось бы, появись тот караван через пару недель. Всё пошло бы совершенно по-другому, хотя и точно так же. Разве что замок свой Орисс позже бы отобрал, а Тиллу уже благополучно съели. В остальном... Цитадель всё равно разрушили бы.
   Он встал, потянулся.
   -Но в Сург я тогда не стремился попасть, то есть вообще не полетел бы. По тюрьмам не прошёлся, друзей бы не освободил, Туга не встретил... Нет, я не хочу ничего менять.
   -Не понимаю, о чём ты говоришь, - честно призналась драконочка.
   -Я тоже, - мрачно сказал Тайрэд, - я не понимаю себя. Двигаюсь по течению как сор в ручье. Бестолково и бездумно. А ведь Орли прав, на мне действительно долг. Только не перед народом, не знаю я никакого народа, а перед... Перед друзьями, которых я быть может никогда больше не увижу, перед поселенцами нашими бестолковыми, перед своими домашними, перед вами, наконец.
   -Ты нам ничего не должен!
   -Я не имею в виду что-то такое, что непременно нужно отдать. Просто более подходящего слова не нашёл. Наверное, я хочу сказать, что не считаю необходимым заботиться о чужих мне людях... но обязан думать о своих. Только вот...
   -Что вот?
   Тайрэд поднял голову к потолку, прислушался.
   -Они спят, - успокоила его драконочка.
   -Орли не хочет возвращаться домой.
   -Я заметила.
   -Но он никогда не напросится в гости сам. Он слишком гордый. Он может шутить, но прямо не скажет.
   -И что делать будешь? - драконочка недоумённо смотрела на него.
   Тайрэд вздохнул.
   -Не хочу быть королём, - он устало потёр лоб, - завтра подумаю.
   Драконочка глянула в окно, на светлеющее над вершинами небо, но не стала уточнять, что завтра уже наступило.
  
  
   Сна не было - только глаза прикрыть, и уже в лицо бьют утренние лучи. Выйдя из комнаты, Тайрэд обнаружил всю свою семью в сборе. Женщины, с помощью мальчишек, готовили завтрак. Еды требовалось много, ещё ведь и телохранителей Орли кормить. Туг играл с детьми. Шоколадка тихо лежала вдоль дальней стенки, чтоб под ноги не попадаться.
   Знакомая идиллия. Его семья. Тайрэд и не заметил, как из одинокого отшельника превратился в почтенного семьянина. И если их с Кирмой подозрения оправдаются, семья вскоре станет ещё больше.
   Проснувшиеся гости, наконец, спустились с чердака, и Щеб повёл их на веранду, умываться. Тайрэд молча прошёл следом. После вчерашней доверительной беседы он чувствовал себя неожиданно смущённым и не способным к разговору. Орли, похоже, тоже было неуютно в присутствии шида, во всяком случае, кроме краткого приветствия, иных слов у лаки не нашлось.
   -Орли... - Тайрэд начал говорить, но под тяжёлым взглядом лаки замолк. Мгновение, они стояли на пороге, лицом к лицо, старательно не глядя друг на друга. Потом Орли вернулся в дом.
   Сивел чуть задержался, ополаскивая лицо водой, и старательно не вмешиваясь в не беседу товарищей.
   -А ты что скажешь? - тихо прошептал Тайрэд, перехватив его возле дверей.
   Сивел и во времена их мимолётного знакомства произвёл на него впечатление умного и проницательного человека. И сейчас умудрился одной фразой сказать всё, что Тайрэду нужно было услышать.
   -Он не хочет быть счастливым, благородный. Там - не хочет.
  
  
   Тайрэд сидел на своём бревне, постукивая по нему ладонью, и гулкий голос поющего дерева разливался по двору. Когда драконы принесли воинов, он встал.
   После беспокойной, полной взаимных подозрений ночёвки в пещере, люди выглядели помятыми и не выспавшимися. Разоблачённый шпион, находившийся под неусыпной охраной Сиропа, угрюмо созерцал землю у себя под ногами. Его даже не стали связывать, но насчёт своей судьбы он не обольщался. Не король, так собственные товарищи...
   Тайрэд равнодушно скользнул взглядом по шеренге. В действительности, он их не видел, не желал видеть. Зачем? Он и так хорошо знал выражения их лиц. Они напоминали ему Сург, Тиллу...
   Орли... иногда напоминал ему телёнка. Оленёнка. Такой же доверчивый, хрупкий. У юноши бывали свои моменты прозрения, как к примеру, когда он умолял Тайрэда уехать из страны после смерти короля. Но в остальном он оставался простодушным ребёнком. Каким-то чудом Орли умудрился сохранить это в себе даже после пыток и заключения в Цитадели. И, глядя на седого лаки, Тайрэд невольно видел прежнего восторженного подростка, которого тайно почитал за младшего брата. И, любил искренне, в отличие от кровных братьев.
   Тайрэд содрогнулся от не слишком приятных воспоминаний. Стыдно признаться, он не хотел помнить их.
  
  
   А должен был... В кривой усмешке блеснули клыки. Не смешно, но он находил нечто забавное, что честь и имя Змея принадлежали бастарду... никчёмному ублюдку, которого все давно исключили из списков живых, и от него зависело, будет ли существовать семья и дальше. Туг, как примерный сын, (мог когда хотел!) смирился бы с любым его решением, даже найдись у юноши веские возражения.
   Соблазн начать всё заново, объявить себя не приемником, а родоначальником, был силён. Но что-то подсказывало Тайрэду, что это не изменит прошлого, не исцелит ран и не изничтожит их врагов. Гулкое хмыканье Дождя, с которым дракон выслушивал его излияния, тоже сыграло свою роль. Ничто так не заставляет усомниться в себе, как серебряная морда в человеческий рост, недоверчиво хмыкающая на тебя в нужных местах.
  
  
   Тайрэд вздрогнул, очнувшись.
   -Сакра прогнила насквозь, - Тайрэд на людей не глядел. - Я никогда не вернусь туда, и сына своего, единственного, не отпущу. Можете так и передать своим хозяевам. Туг!
   -Да, папа, - глаза воинов как по команде обратились на выглянувшего из дома юношу.
   -Корону принеси.
   -А где она?
   -Посмотри в сарае, на гвоздике.
   Юноша быстрым шагом пересёк двор и зашёл в бревенчатый сарайчик. Внутри что-то забренчало, послышалась тихая ругань, наконец, он вышел с зубчатым обручем в руке.
   -Вот, не сразу нашёл, - Туг небрежно похлопал обручем по колену. - Пропылилась малость.
   Тайрэд взял из его рук корону Сакры, осмотрел, кисло сощурившись.
   -Ну, вроде все камни на месте, - он глянул на воинов и те вытянулись как по струнке. - Заберите это, коронуйте кого хотите, живите как знаете. Пока от меня что-то зависит, семья Змея не вернётся в Сакру.
   И он швырнул корону им под ноги.
  
  
   Вот он это и сказал. Змей жив.
   Решение принято. Гора с плеч. И мир заблистал новыми яркими красками, словно после грозы. Тайрэд глубоко вздохнул и, улыбнувшись оглянулся, замечая то, что не мог или не хотел видеть раньше. Вот предатель, понурившись, не смея поднять головы, стоит чуть в стороне от остальных телохранителей и растерянно вертит в руках королевскую корону, не зная, куда деть себя и драгоценный предмет. Никакого уважения к символу высшей власти в его движениях не было. Может, он искренне надеялся вернуть короля, подумал с неожиданной жалостью Тайрэд. Он сочувствовал молодому шиду, преступившему собственной честью ради блага королевства, но ни в коем случае не собирался изменять собственное решение.
   Остальные телохранители мнутся, растерянные и непонимающие. Не таких результатов они ожидали от этого похода. Или боялись, не всем ведь нужен драконий прихвостень на троне. Люди такой дружбы не понимают, вот если бы Сладкий Дождь служил ему, тогда совсем другое дело!
   Сивел околачивается рядом. Лаки умудрялся стоя на одном месте создавать впечатление, что он шатается по окрестностям. Глаза у мальчишки серьёзные, старые и прав Орли - у них не получилось.
   Юноша чуть наклонил голову и Тайрэд поспешно перевёл взгляд, не желая так явно выказывать своё внимание.
   Дракончики скромно топчутся в сторонке, тихо перерыкиваясь между собой. Малыши встревожены этим нежданным и нежеланным вторжением в их размеренную жизнь. Они всегда знали, что когда-нибудь им придётся покинуть долину, но до того они смогут жить спокойно... если забыть о поселенцах. И о том драконе. Кого он пытается обмануть, никакие горы не спасут, если кто задастся конкретной целью добраться до тебя.
   Последним, он посмотрел на Орли. Сын Орла сейчас не имел ничего общего с гордым символом семьи. Если только кто-то видел ощипанного, истощавшего от голода, да ещё и беззубого от старости орла. Поправка у орлов вообще нет зубов! Однако вид Орли имел самый жалкий, хотя и пытался бодриться. Но Тайрэд ясно видел его боль.
   Неожиданно все метания бессонной ночи выкристаллизовались в ясное, простое решение. И самое лучшее, что при необходимости всё с лёгкостью можно будет переменить!
  
   -Орли, останься.
   -В чём дело, Тайрэд?
   -Ни в чём. Просто... не возвращайся туда.
   Орли расплылся в неуверенной улыбке и побледнел.
   -Но... я должен...
   -Кому?
   -Отец будет волноваться, - он тоскливо оглянулся на гостеприимный дом Тайрэда.
   -Ему передадут, что ты находишься в самом безопасном месте в мире.
   -А... я... - Орли неуверенно мялся.
   -Скажи, ты хочешь остаться? - напрямик спросил его Тайрэд, утомлённый долгими и мучительными ночными терзаниями.
   Лаки замялся, потеребил седую гриву, посмотрел на серьёзное лицо Тайрэда, на делано безразличного Сивела, на телохранителей своих, ничего не заметивших, и послушно грузившихся на драконов, на угрюмого предателя с короной в руках...
   -Да...
   -Так чего ломаешься, словно первый раз во дворце?!
   -Можно подумать, что ты никогда не жертвовал своими желаниями ради долга! - огрызнулся Орли, и вдруг изумлённо закаменел, сообразив, что Тайрэд-то как раз постоянно поступал наоборот. Так что пример получился не слишком показательный.
   А пока он глотал холодный утренний воздух, пытаясь выдумать объяснение поубедительней, Тайрэд шагнул к нему, левой рукой обхватил за талию, а правую положил на шею сзади, и не успел Орли возмущённо отпрянуть, как от впившихся в тело острых когтей разбежались жгучие ручейки боли. Он даже увидел эту боль, как ярко-синие жгучие молнии, затмившие свет.
  
  
   Орли медленно сел, тряся головой.
   -А ты действительно ублюдок, - беззлобно констатировал он, когда расплывчатые пятна сложились в озабоченное лицо Тайрэда.
   Шид радостно оскалился.
   -Уж какой есть.
   Оглядевшись, Орли заметил сидящего тут же рядом на травке Сивела, неправдоподобно счастливого. Орли даже захотелось протереть глаза, потому как такой радостной улыбки на лице своего секретаря он за все десять лет ни разу не видел, и значит, все эти десять лет Сивел вообще не улыбался, поскольку большую часть времени они были неразлучны.
   -Ну, а ты чего скалишься? - поинтересовался сын Сокола, пытаясь на ощупь определить, что именно случилось с его шеей. Не забили же в него пару спиц, в самом деле, хотя, судя по ощущениям...
   -Ничего, - ничуть не смутившись, ответил юноша и улыбнулся ещё шире, что вообще-то было уже не в скромных человеческих силах, - смешно просто. Очень.
   -Расскажи мне, я тоже посмеюсь, - Орли лёг на землю, поскольку держаться хоть сколько вертикально оказалось весьма тяжело. Падало тело, сползало куда-то вбок.
   -Благородный Тайрэд им сказал, мол, кто в долину попал, больше не выходит, закон такой. А когда они стали на цвет совсем-совсем белые, благородно уточнил, что понимает, де, они люди подневольные, так что и ответ за глупость своего хозяина держать не должны...
   -Видел бы ты, как они быстро на папу полезли!! - радостно встрял один из крутившихся поблизости дракончиков. - Даже Тайрэд так быстро не умеет!
   -Вот ещё, - лениво отозвался шид, - надо мне... в прыжке через дракона промахиваться!
   От их смеха голова у Орли раскалывалась, словно по ней молотком били.
   -Что ты со мной сделал? Такое ощущение, что мне раздробили голову! - Орли даже ощупал затылок, но не нашёл и намёка на шишку.
   Тайрэд смутился.
   -Извини, я хотел только усыпить тебя, а не причинить боль, но немного промахнулся. Я плохо знаю точки...
   -Точки?
   -Да, на теле любого существа есть определённые точки, надавив на которые, можно усыпить, обездвижить, причинить сильнейшую боль или даже убить.
   -Никогда о таком не слышал.
   -Меня Сладкий Дождь научил, - признался шид, - причём он мог только рассказывать, а искать эти точки нам с Тугом приходилось на самих себе. Весёлое занятие!
  
  
   В появлении Орли и Сивела, Тайрэд видел только один отрицательный момент. Дом требовалось опять расширять. Или достраивать. Или ещё один строить. Смотря что проще и дешевле - от драконьего скелета практически ничего не осталось. По счастью, поселяне отлично обеспечивали и себя и своего кнега всем необходимым, вроде одежды и посуды. Пора было задумываться о поиске альтернативных источников богатства. Тем более, что чем дальше, тем более привлекательной казалась ему идея основания собственного королевства.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"