Алексахин Игорь Васильевич: другие произведения.

Повесть военных лет

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Страницы жизни советского юноши, советского воина, военнопленного немцев, французского партизана, французского сельскохозяйственного рабочего, советского заключённого-лагерника, расконвоированного и, наконец, студента.


   Повесть воен.лет.doc
  
   Пройдут года, но вот из дали
   минувших дней, минувших дней мелькнёт одно:
   как наши деды воевали...
   давным-давно, давным-давно, давным-давно.
   А. Гладков.
  
   Е.Д. Белоусов.
  

ПОВЕСТЬ ВОЕННЫХ ЛЕТ

Мемуары

  
   Литературная обработка И.В.Алексахина
  
  
   Страницы жизни советского юноши, советского воина, военнопленного немцев, французского партизана, французского сельскохозяйственного рабочего, советского заключённого-лагерника, расконвоированного и, наконец, студента.
  
  
  
   1. О ДОВОЕННОМ ДЕТСТВЕ.
   Я, Белоусов Евгений Дмитриевич, родился 8 августа 1923 года в городе Благовещенске на Амуре.
   Мой отец, Белоусов Дмитрий Сергеевич, в начале двадцатых годов плавал на пароходах по Амуру боцманом и помощником капитана. Обычно, этим он был занят в период летней навигации. В зимнее время он учился в Благовещенском Речном Училище, хотел стать и стал судоводителем.
   Мать, Белоусова Надежда Акимовна, девичья фамилия Воробьёва, в двадцатых годах не работала. Позже, когда я пошёл учиться, она окончила курсы счетоводов и стала работать при столовых счетоводом, а затем - бухгалтером в конторе "Амурлес".
   Жили мы на частных квартирах, снимали комнаты.
   Родители моей мамы, её братья и сёстры, как и она сама, были в числе первых переселенцев в Приамурье и жили в деревне Богородское, что в тридцати километрах от города Благовещенска. Собственно, они и были первыми основателями этого села. Занимались они сельским хозяйством, а поскольку налоги с переселенцев на Дальний Восток, при царе и в первое время после революции, не взимались, то наши родственники жили зажиточно и помогали нам продуктами.
   В 1925 году отец оканчивает Речное Училище, получает диплом капитана речных судов и направление на работу в город Зею на должность начальника городской пристани на реке Зее. Река Зея - приток Амура, в своём устье соперничает по ширине с Амуром.
   Там мы прожили до лета 1928 года. А в июле-августе этого года река Зея вышла из берегов, было катастрофическое наводнение. Перед затоплением города отец вывез нас на пароходе в город Благовещенск и снял нам там квартиру. В Приамурье неделями шли затяжные проливные дожди. Уровень воды в реке Амуре и, особенно, в реке Зее превысил все критические отметки. Стало затапливать и отдельные улицы города Благовещенска. По колено воды было на улице Ленина, в районе электростанции. По реке Зее несло дома и другие деревянные строения. Потом была выпущена книга "Наводнение 1928 года" с массой фотографий бедствия. Были также выпущены открытки с видами затопленных благовещенских улиц.
   Отец на пароходе участвовал в спасении людей на реке Зея. Город Зея сильно пострадал от наводнения. Много домов города унесло водой. На улицах образовались глубокие промоины. Были жертвы среди населения. На том месте, где стоял дом, в котором мы жили, стала река.
   С пятилетнего возраста, до ухода в армию, я жил безвыездно в Благовещенске. Детство своё помню плохо, отдельными картинками.
   Благовещенск. Лето. Мне 2 года. Меня посадили на порог открытой двери дома, спиной к дверной колоде. Принесли бурав и над головой, касаясь волос, просверлили в дверной колоде неглубокое отверстие. Бурав убрали. Принесли тарелку с водой, поставили на голову, заставили держать. Мама помогала держать. Старушка, которая всё это проделывала, стала говорить какие-то слова, читать наговор, затем вылила расплавленный воск в воду тарелки. Заговором лечили меня от заикания. Ведунья сказала, что как эту дырочку мальчик перерастёт, так и перестанет заикаться. Так оно и произошло. А заикаться я стал от испуга. Мы жили на квартире в отдельной половине дома. У хозяина дома во дворе жила большая собака. Мама держала корову. Утром она ушла доить. Было лето, и дверь она оставила открытой. В дом зашла собака. Я проснулся в своей кроватке, увидел, что мамы нет и начал орать. Собака испугалась и стала яростно лаять на меня. Мне стало очень страшно, и я закричал ещё громче. Прибежала мама и выгнала собаку. Я долго не мог успокоиться, стал сильно заикаться после этого случая, но старушка-ведунья вылечила.
   Город Зея. Лето. Мне 4 года. Я с удочкой в руках на берегу реки. Берег - крупная галька. Ловлю рыбу. Рыбачить мне помогает девочка в белом платье. Её зовут Зоя. Она дочь начальника золотопромышленности Зейского района. Близкие знакомые нашей семьи.
   В Благовещенске родители часто меняли квартиры. Причинами, наверное, были: высокая плата, низкая температура, сырость в доме. До того времени, когда я перешёл в четвёртый класс, мы сменили около шести квартир. В 1934 году купили свой дом. Это был обычный городской одноэтажный дом того времени. Располагался он на углу улиц Красноармейской и Зеиской, то есть, почти в центре города, рядом с городским рынком и в двух кварталах от берега реки Амур. В нём были три комнаты и кухня. Три окна на улицу - на запад, три окна во двор - на юг, одно окно -из кухни на небольшую веранду. Русская печь с плитой и голландская печь между комнатами. Дом купили у сестры отца Колесниковой Аксиньи Сергеевны. Она, продав дом, уехала на остров Сахалин, в город Оха. Дом купили в рассрочку и родители несколько лет выплачивали этот долг.
   Со сменой очередного места жительства, пришлось поменять и школу. Теперь я пошёл учиться в Среднюю школу N5 (СШ N5) или "Школу водников". В городе все школы, кроме номеров, носили ещё и названия: СШ N1 - имени Крупской, СШ N4 - имени Калинина, были школы имени Некрасова, имени Гоголя - Достоевского и другие. В школе имени Гоголя - Достоевского я учился с первого по третий класс. "Школа водников", в которую я перешёл, находилась на перекрёстке улиц Ленина и Станичной, через два дома от реки Амур. В большую перемену, между уроками мы бегали на берег Амура, любовались ледоходом, смотрели, как идёт шуга, как вскрывается весной или замерзает осенью Амур.
   В этой школе я подружился с Игорем Алексахиным, Николаем Коробовым, Евгением Перервой. Дом, в котором жил Игорь Алексахин находился на берегу Амура. Это был кирпичный одноэтажный дом с высокими окнами на Амур. Дом был государственный и состоял из двух половин. Алексахины занимали одну половину из трёх комнат. До школы Игорю идти один квартал, а мне - четыре квартала. До седьмого класса учились вместе, но в разных группах. В шестом классе я остался на второй год из-за неуспеха в русском языке. При переходе в седьмой класс, мне опять пришлось поменять школу. Рядом с нашим домом была организована новая Начальная школа - НСШ N7 и, для её комплектования, нас, почти целым классом, перевели в неё из СШ N5. Однако восьмой класс я заканчивал опять в СШ N5, в "Школе водников", так как НСШ N7 была семилеткой. После восьмого класса, я подал заявление в Благовещенский Горный техникум и был принят на геологоразведочное отделение.
   Очень хорошо помню лето 1939 года. Большое впечатление оставил гастроном на улице Ленина. Это был центральный магазин города, в здании дореволюционной постройки. Изумительные зеркальные стены, в витринах изобилие продуктов. В этом магазине было абсолютно всё. Особенно запомнились конфеты: россыпью и в очень красивых коробках, украшенных бумажными кружевами. Печенье в таких же оригинальных коробках с красивыми названиями. Помню, покупал конфеты "Садко", печенье в коробках "Петифур" - маленькие глазированные, с шоколадом и кисленькой начинкой, изящно изготовленные. Масса колбасных, мясных продуктов. Колбасы твёрдого копчения, завёрнутые в фольгу. Я таких колбас уже никогда и нигде не пробовал. Сыры. Рыба всевозможная, кетовая икра четырёх сортов. Копчёные кетовые балыки. Много продуктов появилось тогда и в других магазинах. Недалеко от рынка, в красивом старинном двухэтажном доме был магазин "Рыба". Там было всё. Икра стояла в бочонках. Рыба - в бочках. Крабы свежие. В то время, в Благовещенск приходили рефрижеракторы - белые как лебеди суда - из Николаевска на Амуре, этой рыбной столицы Дальнего Востока.
   Всё это изобилие радовало людей до начала Финской войны. Как только началась советско-финская война, сразу всё исчезло. Опустели прилавки, вернее, на них остались только пачки соли... Начались перебои с хлебом и всеми другими продуктами. Еды, питания становилось всё меньше.
   Мы были юными и жили под определяющим влиянием официальной предвоенной пропаганды. Мы отметали любое положение, которое, хоть в какой то степени, противоречило официальному объяснению ситуации. Но родители то наши были взрослыми людьми. Они родились ещё в царской России и оправдать в их глазах то, что творилось, было трудно.
   Катастрофически не хватало элементарных продуктов питания. Старшему поколению это было совершенно не понятно. Богатейший край, энергичные люди, хорошие урожаи, а есть нечего. И те, что жили ещё до революции, считали это форменным издевательством и тупостью властей, считали даже умышленным вредительством. Считали, но страшились сказать об этом вслух.
   Над Приамурьем сгущались тучи военной грозы. Это вызывало тревогу не только у старших. Однако, мы, молодые, верили и знали, что японцев, этих дальневосточных фашистов, мы всё равно победим. Но старшие то думали несколько иначе. У нас было неведение, а у них был опыт. Если через Амур вдруг хлынут японцы, то их, конечно, остановят. Остановят и погонят назад. Но некоторое время они все равно похозяйничают в Благовещенске. Старшие помнили беззакония японской оккупации. Они знали, что это такое - жить под властью иностранной военщины.
   И, наконец, самое страшное. Ночами исчезали люди. Это были 1937, 1938, 1939 годы. Из шести близких мне товарищей, у троих: у Евгения Перервы, Юрия Гурылёва и Льва Конакова, отцы были арестованы и не вернулись. Ни о каких официальных обвинениях не могло быть и речи. Среди ночи приходили вооружённые люди, делали обыск, забирали человека, и он исчезал навсегда. Из окошечка областного отделения НКВД, родственникам объявляли: "20 лет без права переписки". Во время хрущёвской оттепели все известные мне арестованные были реабилитированы. Официальные свидетельства кратки: такой-то был расстрелян тогда-то, теперь реабилитирован.
   Отец Евгения Перервы был велосипедным мастером, чинил велосипеды в городской мастерской. Он был хозяин. Семья - у него было трое детей - жила в небольшом доме, построенном им с женой. Чтобы прокормиться, он обычно держал и откармливал несколько свиней. Но он чисто одевался, ходил в тёмной шляпе и носил бородку под инженера Гарина. Отец Юрия Гурылёва был бухгалтером, но писал стихи. Мать Юрия рассказывала, что, после ареста отца, одно его стихотворение было напечатано в "Амурской правде" под другим именем. Отец Льва Конакова был полковник Красной Армии, ну, тут всё ясно без слов.
   Несмотря на грозность событий, происходивших в то предвоенное время и в мире, и в нашем пограничном городке, мы, юноши-подростки, в какой то степени, эти события просто игнорировали. Мы никогда не обсуждали их, уподобляясь, в этом отношении, нашим взрослым родителям. И вокруг никто этой темы никогда не касался. Все хранили внешнее спокойствие, уподобляясь животным из стада, когда таких же, как они, ловят, забивают на мясо и свежуют у них на глазах. Мы были убеждены в правоте и силе нашего строя. "Сын за отца не отвечает". Этот лозунг Сталина означал, что, что бы там ни случилось с отцами, а сыновья - наши товарищи - тут ни при чём.
   "Чужой земли мы ни пяди не хотим, но и своёй вершка не отдадим!" - это другой лозунг того времени. И, отдавая дань времени, мы занимались в спортивных секциях борьбы, бокса, участвовали в зимних лыжных многодневных переходах, а летом гребли на лодках, отправляясь в короткие походы по реке Зее, притоку Амура. Помню, Игорь Алексахин, Евгений Перерва и Николай Коробов посещали секцию бокса. Я же два года занимался в детской спортивной школе, имел разряд по гимнастике, зимой обтирался снегом, спал на жесткой кровати без одеяла, без подушки. Словом, готовил себя, будто знал, что предстоит там впереди... Мы сдавали нормы на значки: "Ворошиловский стрелок", "Готов к труду и обороне", "Готов к противохимической обороне", "Готов к санитарной обороне". Учились телеграфии, азбуке Морзе. Но в душе нас - меня и близких мне товарищей - тянуло к технике. Мы делали модели самолётов. Читая о Циолковском, читая фантастику Беляева, фантастику Алексея Толстого, пытались строить и ракеты, правда, примитивные, но ракеты. Кстати, мой друг, Игорь Алексахин остался верен этому влечению всю жизнь. Отвоевав на фронте и окончив Московский университет, он работал в знаменитом конструкторском бюро "Южное", у известного Генерального конструктора Янгеля. Последняя его должность - начальник сектора космической баллистики, он рассчитывал орбиты искусственных спутников Земли.
   Работали мы и в городских технических кружках, делали фото- и киноаппараты, радиоприемники, телескопы, простейшие астрономические приборы. Даже ухитрялись замерять координаты и зарисовывать видимую траекторию перемещения Марса среди звезд.
   Наш город зимой обычно страдал от дефицита электричества, попросту говоря, с наступлением темноты, в большинство районов города свет не подавался. Случайно, манипулируя дома с электропроводкой, мы с Игорем обнаружили, что, если воспользоваться одним из электропроводов, а другой заменить заземлением, то возникает довольно большая разность потенциалов, достаточная и для обычной электролампы, и для электропечи-тигля. Этим мы и пользовались всю зиму, пока город пребывал в тусклом свете керосиновых ламп. Печатали фотокарточки, плавили в тигле свинец и алюминий, додумались отливать кастеты и самоделки-пистолеты, Последние, если зарядить их, через дуло, порохом, пулей и чиркнуть спичечной коробкой по спичке-запалу, оказывались грозным оружием. К счастью, могу засвидетельствовать, что от практического использования этих "игрушек" судьба нас уберегла. Дружили мы и с девочками-ровесницами, c одноклассницами. Встречались и компаниями, и парами.
   Одна памятная сценка. В моём патефоне, мы с Игорем, заменили пружинный завод электромотором. Новая тогда пластинка "Брызги шампанского" на минуту перенесла нас в какой то воображаемый, виртуальный мир. Помню, я тогда выразил мысль, вернее чувство, вызванное этой мелодией. "Будто кто-то вернулся на Родину после долгого путешествия, полного опасностей, передряг. Вот он идёт по залу, где за столиками сидят его прежние знакомые. Он ощущает ностальгию, он чувствует горечь и тоску о том, что было, о том, чего уже нет". Странно, но именно эта сценка осуществилась через добрый десяток лет со мной. Признаться, я не вспомнил того своего предчувствия. Это Игорь напомнил мне об этом.
  
  
  
   2. ВОЙНА.
   О начале войны с немцами я узнал только на другой день. Отец в то время работал в Управлении Внутренних Водных Путей Амурского бассейна - УВВПАБ. А я - летом - матросом на катере "Селемджинец". (Селемджа - приток реки Зеи). У катера на буксире шёл небольшой баркас с продуктами, керосином, красками, фонарями для створных знаков. Мы ремонтировали створные знаки, снабжали фонарщиков продуктами, керосином для фонарей. Ни радиостанции, ни приёмника на катере не было. В очередной населённый пункт мы пришли 23 июня, к вечеру. Там и узнали о начале войны. На меня это известие не произвело особого впечатления. Мне не было и восемнадцати лет. Я знал: наша армия самая сильная в мире! И, как тогда везде говорилось: "Враг будет разбит! Победа будет за нами!" Да и война была где-то далеко от нас - за 10 000 километров.
   Чувство войны, чувство опасности для всех пришло к осени. Немецкие войска уже захватили Украину, блокировали Ленинград. И в городе Благовещенске тоже начали усиленно готовиться к войне. Город был пограничным. На другой стороне Амура была захваченная японцами - союзниками фашистской Германии - Манчжурия.
   Началось с того, что ввели светомаскировку. На ночь все окна в городе закрывались ставнями и изнутри завешивались светонепроницаемым материалом, обычно, одеялами.
   Был издан приказ: каждый владелец дома должен, рядом с домом, выкопать "щель-укрытие", для своей семьи - окоп в полный рост. В эту щель должна укрываться вся семья, как во время учебной "воздушной тревоги", так и во время налётов вражеской авиации, в случае начала войны. Я такую щель выкопал у себя во дворе и сделал сверху деревянное и земляное перекрытие.
   В городе начали рыть противотанковый ров на улице Горького, вдоль русла речки Бурхановки. Копали все работоспособные жители города: рабочие, служащие, врачи, преподаватели, студенты, учащиеся старших классов. Каждому коллективу выдавалось отдельное задание. Я копал со своим курсом горного техникума. Нам выдали дополнительные продуктовые карточки на все продукты, которые тогда были в дефиците.
   Вдоль всего городского берега реки Амур, почти у самой воды, ставились столбы вышиной в три метра. Три ряда таких столбов с натянутой на них колючей проволокой должны были играть роль первого препятствия на пути японских войск, которые, как предполагалось, попытаются форсировать Амур.
   После первой зимней сессии, мы, группой в пять человек, подали заявление в горвоенкомат с просьбой о досрочном призыве в армию и отправке на фронт. Нам выдали повестки для прохождения медицинской комиссии, освидетельствовали, призвали и 14 февраля 1942 года мы уже разместились в вагоне пассажирского поезда. Нас направили в город Хабаровск на краткосрочные курсы радистов-операторов. На курсах изучали военные Уставы, материальную часть радиостанций, оружие, проходили строевую подготовку и много тренировались в приёме "на слух" и передачи "ключем" азбуки Морзе. Занимались по шестнадцать часов в сутки без выходных. Через три месяца, промаршировав на Первомайском параде в Хабаровске, мы курсы закончили. Я - радистом третьего класса, в звании младший сержант.
  
  
  
  
   3. НА ЗАПАД.
   21 мая 1942 года, наш выпуск, разместившись в трёх пассажирских вагонах, в сопровождении офицеров, отправился на формирование в Москву.
   Очень хорошо мне запомнилось, как экипировали нас при отправке в Москву. Где можно было насобирать такую заплатанную рвань? Заплата сидела на заплате, рукава короткие, чуть ли не до локтя, всё тесное, всё минимальных размеров. Одежда окрашена чем-то коричневым, со страшными пятнами. Ботинки не просто ношенные, а настоящее старьё. Даже обмотки настолько измочалены, что края их лохматились.
   На дорогу ушло двенадцать дней. В Москве нас расположили в Сокольниках, в здании школы, где в классах, в которых уже не было парт, были установлены железные кровати. На них мы и пребывали, ожидая отправки на фронт.
   Здесь я впервые прочувствовал, что такое налёт немецкой авиации на Москву. Из окон школы я видел, как бомбы падают на соседний квартал. Но и Москва защищалась очень сильным заградительным огнём зенитной артиллерии.
   Через три дня, 5 июня 1942 года нас - двадцать человек из хабаровского выпуска - отправили, с сопровождением, в пригород Москвы, на станцию Монино Ярославской железной дороги. Мы направлялись в распоряжение третьей авиадесантной дивизии (3АДД), которая формировалась в этом дачном посёлке.
   Здесь предстояло пройти "мандатную комиссию". Это была проверка на лояльность. Тщательно проверялось: кто твои родители и родственники, были ли осуждены, есть ли родственники за границей и т.д., и т.п. Задавалось очень много вопросов. Эту комиссию я прошёл хорошо, а на "медицинской комиссии" врачи меня забраковали по зрению. Уже тогда я носил очки минус четыре диоптрии. Сказали: прыжки с парашютом и очки несовместимы.
   Нас, не прошедших комиссию шесть человек, откомандировали в 30-ый Запасной батальон связи (30ЗБС), который находился в Гороховетских военных лагерях на железнодорожной станции Ильино Горьковской области. Однако не прошло и двух недель, как меня с товарищем отправили опять в Москву, в гвардейский пехотный полк.
   На руки нам выдали: направление, билеты-литеры на поезд и продукты "сухим пайком". Сопровождающего не было, поэтому, приехав в Москву, мы решили, что перед отправкой на фронт надо нам посмотреть столицу. А то когда ещё доведётся её посмотреть? Решили, что походим, побродим по Москве, хотя бы, до обеда, а там будем искать свою часть. Так и сделали. Побродили, пообедали своим "сухим пайком" и обратились к первому встреченному офицеру. Им оказался капитан танковых войск. Поприветствовали его и обратились с вопросом: "Как нам найти указанную в нашем направлении воинскую часть?" Капитан взял направление, прочитал и сказал: "Идите за мной". Мы сели с ним в трамвай, довольно долго ехали, вышли. Он привел нас в какую-то школу. Зашли в одну из комнат и он, обращаясь, как потом оказалось, к командиру 34 мотострелкового батальона, сказал: "Тебе, я слышал, радисты нужны?" и отдал наше направление. Так мы были зачислены в 34 Мотострелковый батальон (34МСБ), который был придан 213 Отдельной танковой бригаде (213ОТБ).
   В отличие от того, как нас экипировали при отправке из Хабаровска, теперь, при формировании, мы получили новое, подобранное по размерам, обмундирование. Сапоги, гимнастёрки, брюки, нижнее бельё: простое и тёплое, несколько пар портянок, в том числе и тёплые. Всё новое, всё подбиралось по росту. Однако был июль 1942 года. Было тепло, и осознание того факта, что мы едем на фронт, привело некоторых к выводу, что надо быстренько "загнать" тёплое нижнее бельё, поменять его на самогон и "отметить" эту важную веху нашей жизни. Я был равнодушен к спиртному и в этих "операциях" не участвовал.
  
  
  
  
   4. НА ФРОНТЕ.
   28 июля 1942 года, после окончания формирования, погрузив танки (Т-34) и автомашины на платформы, наша танковая бригада отправилась, со станции Лосиноостровская Ярославской железной дороги, на Центральный фронт. Участок этого фронта, на который нам предстояло прибыть, проходил в то время по границе Московской и Калининской областей. 8 августа 1942 года был первый бой у деревни Погорелое городище.
   Штаб батальона находился в добротном рубленом доме на окраине деревни. Батальон - в окопах в полный рост, недалеко от деревни. Место ровное, хорошо простреливаемое. Немцы метрах в трёхстах. Над нами кружит "рама" - немецкий двух фюзеляжный самолёт-разведчик. Время от времени немцы бросают одиночные мины. Они падают то на улице, то в огороде, то летят в окопы. Промежутки между разрывами час-полтора, это продолжается весь день. Впечатление, что мины падают бессистемно, на самом деле они ведут пристрелку, а "рама" корректирует. На другой день, часов в 9-10, сильный миномётный налёт по хозвзводу на другом конце деревни. Видно, там было замечено движение людей и лошадей. Есть убитые и раненые: и люди, и лошади. После обеда налетели 6 самолётов. Эти лупили фугасными бомбами и по окопам, и по деревне. Воронки были диаметром 5-6 метров, глубиной 2-3 метра. Наш "добротный рубленый" штабной домик скрипел, качался и грозил рухнуть и засыпать всех, в том числе и меня с радиостанцией. Но он выстоял, только остался без стёкол. Затем начался артобстрел окопов. Немцы пошли в атаку, но были встречены огнём такой плотности, что захлебнулись и затихли на время. Наши потери - несколько солдат. Оставшимся в живых повезло: суп был мясным - с кониной.
   В памяти осталось ещё одна ситуация. К сентябрю-октябрю 1942 года, в батальоне, да и во всей бригаде, накопилось достаточное количество маломощных радиостанций, вышедших из строя по той или иной причине. Их необходимо было отправить для ремонта в прифронтовую радиомастерскую. Для этой цели выделили грузовую автомашину и мне поручили сопровождать этот груз. Радиомастерская находилась в 20 километрах, на железнодорожной станции, название которой я сейчас уже не помню.
   Дорога была, вроде, и не длинная, но шла по заболоченному лесу. Это была "лежнёвка", проложенная сапёрами. Она представляла собой сплошной деревянный настил из брёвен, лежащих поперёк дороги, а поверх них, как две колеи, лежали брёвна вдоль дороги. По этим колеям и должна передвигаться автомашина. Имелись и развилки для пропуска встречных машин. По такой дороге очень то не разгонишься.
   Выехали мы утром, но только к обеду проехали и заболоченный лес, и "лежнёвку". Пошла грунтовая дорога. Прибавили скорости. Через четверть часа, километрах в трёх, показались строения железнодорожной станции. Осталось ехать не более пяти минут, когда заметили мы в небе немецкие бомбардировщики дальнего действия. Их было много, что-то около двадцати самолётов. Не снижая высоты, они заходили на бомбёжку и, как показалось нам с шофёром, шли прямо на нас. В то время, как и в начале войны, немецкие самолёты ещё охотились не только за отдельными автомашинами, но и за отдельными людьми. Мы выскочили из кабины, отбежали и легли на землю подальше от машины. Но бомбардировщики не имели нас в виду. Они всей армадой прошли над нами и сбросили свой смертоносный груз на железнодорожную станцию. Затем развернулись и ушли на запад.
   Всю станцию окутало сплошными разрывами, дымом и огнём. Огромными, яркими клубами пламени в небе вспыхивали цистерны с бензином, в дыму горело здание станции, пылали вагоны и автозаправщики, приехавшие за горючим. Это было сплошное море огня и дыма. Мы с шофером наблюдали эту картину с безопасного расстояния, и пришла нам в голову одна общая мысль: посчастливилось, "лежнёвка" задержала нас на несколько минут. Через час, подъехав поближе к развалинам, убедились, что от станции, осталась только земля, перепаханная воронками от бомб, груды искарёженного, обгоревшего металла, остывающие остовы вагонов, остатки автомашин, остатки редких трупов людей и животных. Радиомастерскую, куда мы направлялись, вообще обнаружить не удалось. Даже следов её не нашлось.
   Осенью и зимой на нашем участке фронта боёв не было. Мы же постоянно передвигались вдоль линии фронта. Надо полагать, этот маневр осуществлялся для создания видимости прибытия свежих сил, для создания у немцев впечатления, что именно на нашем участке что-то готовится. Это заставляло немцев держать здесь против нас определённые силы и не перебрасывать их, например, в район Сталинграда, где они, именно в это время, терпели поражение.
   Нам же, при постоянном передвижении, приходилось, в двадцатиградусный мороз, ночевать прямо на снегу. Долбить землю, строить себе блиндажи-землянки или спать просто на еловых лапах. А через неделю бросать всё и опять передвигаться на новое место. Иногда ночевали в пустых домах брошенных деревень, так как, во время приближения фронта, всё мирное население эвакуировалось на глубину 20 километров от передовой. За зиму, без боёв, проехали, таким образом, города: Можайск, Нарофоминск, Медынь, Тулу, Калугу, Сухиничи.
   213 Отдельная танковая бригада состояла из нескольких танковых батальонов, укомплектованных новыми танками Т-34 и несколькими танками КВ. Бригаде был постоянно придан 34 мотострелковый батальон. В него входило 8 мотострелковых рот по 120 человек и миномётная рота. При штабе батальона был взвод, в функции которого входила и связь. Связь осуществлялась штабной радиостанцией на машине, радистами с переносными радиостанциями, телефонистами с аппаратурой и катушками проводов, посыльными. Весь батальон насчитывал более 1000 человек. Все размещались на американских автомашинах "Студебеккер" и "Додж". У этих машин все оси были ведущими, были лебёдки самовытаскивателей. В кузовах, покрытых тентом, были сиденья
   В начале марта 1943 года наша часть находилась во втором эшелоне Западного фронта, недалеко от села Людиново. Севернее нас был Калининский фронт, южнее - Брянский фронт. В марте наш фронт перешёл в наступление. Нашей 213 Танковой бригаде было дано направление наступать на районный центр Спасск-Деменск и город Ельня, которые были в руках немцев. Два дня 18 и 19 марта мы продвигались за наступающими войсками, не участвуя в боях. Шли по только что сожженным деревням с догорающими домами и трупами немцев.
   К вечеру 19 марта подошли к небольшой реке. Все мосты были уничтожены отступающими немцами. Лед в это предвесеннее время был уже тонким и не выдерживал веса автомашины. Последовала команда: "выгрузиться и продвигаться к передовой в пешем порядке". Я нёс переносную радиостанцию за плечами. Перейдя по льду на другой берег, мы всю ночь шли к передовой. Перед рассветом штаб нашего 34 МСБ расположился в небольшом лесу, в котором было ещё много снега. Передовая находилась на расстоянии, примерно, одного километра от нас и роты ушли вперёд к передовой. Связисты протянули "нитки" - телефонную связь: из тыла, от штаба бригады, к нам и вперёд - к ротам. Я развернул при штабе свою переносную радиостанцию, связался с "верхом" - с радиостанциями штаба 213 танковой бригады и "вниз" - с радиостанциями рот, ушедших к передовой. Доложил начальнику штаба батальона о наличии связи.
   Пока было темно, были видны красные следы трассирующих пуль от передовой в район несколько правее нас, где располагались наши танки. На рассвете, когда стало совсем светло, по нашему леску немцами был совершен миномётный налёт. Но мины легли левее нас, совсем рядом.
   Запасные батареи электропитания к моей радиостанции должны были прибыть на штабной машине, а машина могла переправиться через реку только после наведения переправы. Прошло несколько часов работы радиостанции и напряжение в батареях упало. Новые батареи не были доставлены. Радиостанция вышла из строя. Оставалась телефонная связь. Однако немцы вели непрерывный обстрел и наших рот на передовой, и пространства от передовой до нашего штаба, осколки мин и снарядов рвали телефонные провода, связь всё время прерывалась.
   Танки нашей бригады продвигались к передовой несколько правее нас. Неожиданно налетели немецкие бомбардировщики и стали их бомбить. На моих глазах загорелись два танка! В это время, в очередной раз, прервалась связь с одной из наших рот. Поскольку, ввиду отсутствия батарей, моя радиостанция не работала, то я и получил приказ от капитана Иоффе, начальника штаба батальона: восстановить связь. У меня не было инструментов для зачистки и соединения оборванных проводов, и наш начхим - начальник химической службы - дал мне хороший перочинный нож, приказав, при этом, оставаться там впереди, в роте, в распоряжении её командира, до следующего порыва связи, чтобы впустую, зря не бегать вдоль линии под огнём. Помнится, нож начхима был "классный", с большим набором ножичков, ножниц, пилок и многого другого...
   Я взял карабин и отправился - где ползком, где согнувшись - по линии. Пока шёл по телефонному проводу, видел 15-20 трупов наших солдат. Они лежали рядом, как шли. Их накрыло миномётным огнём. Рядом видны были небольшие воронки от мин. Земля была мёрзлая, снежный покров практически сдуло ветром. Поэтому мины рвались не углубляясь в землю, а только коснувшись её поверхности - самый губительный огонь. Нашел обрыв. Зачистил изоляцию. Соединил провода, связал и поднял на кусты, чтобы голый провод не касался земли. Потом стал по проводу продвигаться к окопу, где находилась рота. Дойдя до телефона, проверил связь и доложил командиру роты о наличии связи. В окопе тоже лежали убитые и раненые. Кто мог передвигаться, отправляли пешком в тыл тем же путём, каким шёл и я. Тяжело раненые оставались в окопе. Обстрел нашего окопа то усиливался, то затихал.
   Немецкие окопы находились от нас метрах в 150-ти. Это была их вторая линия обороны. Мы находились в их первой линии обороны, из которой их вчера выбили. Здесь надо сделать небольшое отступление и пояснить тактику, разработанную в немецких военных штабах. Их ближайшая, но далеко идущая цель состояла в уничтожении нашей живой силы. Для этого их спецами предлагалось: на склоне возвышенности, на стороне обращённой к немцам, вырыть окоп такого профиля, чтобы его передняя стенка (ближайшая к советским войскам) была значительно выше задней (ближайшей к немцам). Оборудовав такой окоп, немцы отходили, имитируя вынужденное отступление. Естественно, наши продвигались вперёд, занимали окоп и докладывали об успехе. Но, заранее пристрелянные, немецкие орудия открывали огонь по более высокой стенке окопа, которая теперь была у наших за спиной. Половина осколков летела вверх, а половина - прямо в окоп, и спасения от них не было. Уничтожать живую силу противника в таком окопе ещё легче и надёжнее, чем на ровном месте. Казалось бы, что это нетрудно было предусмотреть, если только не занимать оставленный немцами пустой окоп. Но разве можно было удержаться и не преследовать отступающих захватчиков? Высшее командование, сам Сталин требовали: "Брать деревню, за деревней!". Не скоро разобрались наши в этой тактике немецких спецов. Разобрались, конечно, потом, но мы, видно, были первыми...
   За немецкими окопами, в земляных укрытиях находились их танки, так, что над землёй были видны только башни танков. Они и вели огонь прямой наводкой по занятым нами траншеям. Командир роты, по телефону, просил штаб батальона подавить немецкие танки огнём артиллерии. Попытка выполнить это оказалась плачевной. В начале ему ответили, что артиллерия ещё не переправилась через реку. Когда, наконец, артиллерия подошла и открыла огонь, то первые её залпы накрыли нашу передовую. С матюгами кричал в телефон и я, и, вырвав у меня трубку, командир роты, требуя, чтобы артиллерия прекратила уничтожать своих. Наконец, перенесли огонь, но... в тыл немцев. Так ещё и из-за своих лопухов-преступников добавились убитые и раненые в роте.
   Наш расчёт противотанкового ружья, расположившийся в нескольких метрах от меня, решил обстрелять танк, который был зарыт прямо против нас. После нескольких выстрелов, которые не причинили танку вреда, танк одним выстрелом из орудия взорвал наш противотанковый расчёт, ружьё улетело за окоп. Я тоже палил по этому танку из карабина. А больше то и не в кого было. Немецкие солдаты прятались в своих глубоких окопах и не высовывались. Выпустил я по танку обойму, но он в мою сторону даже не чихнул. Зато засекли немцы станковый пулемёт, который, метрах в пятидесяти от меня, пытался вести огонь по их окопам. До сих пор перед глазами этот пулемёт, взлетевший в воздух вверх колёсами. Так работала новая немецкая тактика. Это был не бой, а безнаказанный расстрел наших бойцов. Мой напарник, сидевший в окопе у телефона, был ранен в голову. Его перевязали. Он лежал без сознания.
   Когда и справа и слева стали гибнуть люди, появилась мысль, что нас тут всех перебьют. Так не лучше ли всем выскочить из этого окопа, который со стороны немцев был нам по колено? Выскочить и пойти в атаку на немцев. Может быть, удастся их выбить и отбросить? Почему не дают команду идти в атаку? Ведь, всё равно всех перебьют в этой могиле. Так думалось тогда. Но сейчас не могу назвать "думаньем" ту лихорадочную пляску мысли. Наверное, это не могло быть спасением, нас все равно перебили бы. Но погибли бы мы в атаке, а не сидя в этой немецкой канаве.
   Ночью, пока мы шли, стоял небольшой мороз. А теперь день был ясный и солнечный. Стало пригревать, и по окопу побежала вода. Она была красной от крови убитых, с отдельными сгустками крови. Часа в три-четыре дня на кромке окопа, рядом со мной разорвался снаряд. Командиру роты оторвало голову и руку и убило солдата, стоявшего рядом. Меня спасло только то, что в это время я сидел на дне окопа с телефонной трубкой, контролировал связь со штабом батальона. С меня только сорвало каску, и я совсем оглох. Пытаюсь сообщить в штаб о гибели командира роты, а что мне отвечают и, вообще, отвечают ли - не слышу. Вижу, что оставшиеся в живых что-то говорят, но не слышу ни слова - в ушах звон. Часам к пяти дня вокруг меня уже не было живых.
   Оставшись один, я пополз по дну окопа, перебираясь через убитых, ещё искал кого-нибудь из живых. Через каждые один-два метра лежал убитый. Метров через пятьдесят нашёл одного живого. Поползли дальше: он впереди, я за ним. Метров через двести вижу: мой напарник, ещё стоя на коленях, поднимает руки и встает с поднятыми руками. Глянул я вверх и увидел направленный на меня автомат. Команды поднять руки я, естественно, слышать не мог. Но на краю окопа стояли три немца с автоматами. Я тоже поднял руки. Это было 20 марта 1943 года.
   А деревня, близ которой немцы обустроили этот хитрый окоп, придуманный их военными спецами, называлась Дюки. Вот что писала "Литературная газета" от 11.2.1987, то есть, сорок четыре года спустя, о бое у этой деревни. "В Спас-Деменском районе Калужской области (в то время это была Смоленская область) погибло четырнадцать тысяч советских воинов. Сейчас там ровное, голое поле, на котором в марте 1943 года, в боях за деревню Дюки, полегло 444 воина. (Какая точность! Кто же их так точно сосчитал? Примечание Е.Б.) Сама деревня была сожжена во время сильного артобстрела, но земля ещё долго будет хранить основания домов. В центре бывшей деревни сейчас стоит скромный обелиск "Здесь были Дюки" - написано на нём. Это памятник погибшим воинам и сожжённой деревне - строился на народные деньги. Александр Крутиков - житель этих мест, был подростком, когда война кончилась. Он рассказывает: "Мимо Дюкинского поля ещё долго ходить боялись. Отец у меня железнодорожник. Вечером, уже в темноте, бывало, с работы возвращался и говорил нам, как птицы там ночные кричат. И, даже, как будто, детский плач..."
   Вот так, без какой-либо атаки, без штурма немцы взяли окопы, заваленные трупами сотен наших солдат и офицеров. Их просто всех перебили из орудий и миномётов. Обороняться было некому. Вода в окопе была красная от крови. Погибли почти все, но никто не бежал, никто не отступил без приказа. Слишком был свеж в памяти приказ Сталина "Ни шагу назад!", который нам зачитывали в августе 1942 года, ещё в прифронтовой полосе. Командир роты, который первым разобрался в ситуации, не мог, не имел права отвести людей. Отдай он приказ роте оставить эти окопы-могилы - участь его не изменилась бы. Только смерть он принял бы не от немцев, а от рук своих и был бы заклеймён именем труса и предателя.
   В этой мясорубке я чудом остался жив. Получил контузию и попал в плен.
  
  
  
   5. В ПЛЕНУ.
   Нас заставили вылезти из окопа, обыскали. У меня отобрали висевший на шее трофейный немецкий бинокль и перочинный нож, тот самый, что дал начхим, отправляя меня ликвидировать обрыв телефонного провода. Тогда я ещё не знал, что немцы расстреливали пленных, у которых находили немецкое оружие или немецкоё обмундирование, например, сапоги или ремень. Мне повезло. Немецкий солдат, отобрав "свой" бинокль, только дал мне пощёчину.
   После обыска пригнали нас к кучке из пяти пленных бойцов. Трое из них были ранены, в перевязках. К вечеру двое немцев отконвоировали нас семерых в деревушку из нескольких домов и на ночь заперли в сарай с сеном, где был скот. Мы забрались в сено и попытались отогреться. Брюки, низ шинели, сапоги, всё до пояса было мокрым - в окопе, по которому мы ползли, была вода. К вечеру начало сильно подмораживать, и одежда замёрзла "колом", только в коленках едва сгибалась.
   Утром дали по кружке кипятка и, под конвоем двух немцев, погнали дальше в тыл через Спаск-Деменск, село Александровск.23 марта добрались в деревню Шуи, на окраине которой находился лагерь для военнопленных. Лагерь огорожен колючей проволокой в два ряда, с вышками на углах. На воротах лагеря было написано: "Dulag - 220". За колючей проволокой находилось два барака, в которых размещались военнопленные. Был ещё отдельно стоящий барак, в котором размещались: баня с прожаркой одежды, умывальник, санчасть с койками для больных и раненых. Возле ворот стоял дом для охраны и коменданта лагеря. В лагере была площадь для построения всех военнопленных. Здесь ежедневно пересчитывали всех и разводили на работы.
   В комендатуре всех прибывших записали в журнал: фамилия, имя, отчество, воинское звание, номер части, место жительства. Офицеров сразу отсортировали и отправили в другой лагерь.
   В бараках, сколоченных из досок, сплошные нары в два яруса, из круглых мелких брёвен. На них - солома. Если у пленного не было одежды, или она была изорвана, выдавали немецкую армейскую одежду бывшую в употреблении. На работу гоняли каждый день, кроме субботы и воскресенья. Работали в лесу, валили берёзовый лес, пилили из них чурки, крупные раскалывали. Метровые чурки складывали в штабели и жгли из них древесный уголь, который отправляли в Германию.
   В этом лагере я работал до 10 июня 1943 года. Потом часть из нас, в том числе и меня, отправили в город Ельню. Тут за городом, за колючей проволокой, в круглых армейских палатках был небольшой лагерь.
   Наши самолёты несколько раз бомбили ельнинский железнодорожный узел. После бомбёжек туда приводили нас всех работать, разбирать разбитые железнодорожные составы. Лопатами мы собирали в мешки муку, крупу из разбитых вагонов. Эту крупу и муку, с битым кирпичом и песком пополам, отправляли на нашу кухню, и мы ели баланду с песком. Хлеб выдавали проплесневевший до чёрной плесени.
   В июле пленных отправили на машинах на Запад, в Белоруссию, в район деревни Дубравино. Из этого лагеря небольшими группами по 8-10 человек конвоировали копать окопы на правом берегу Днепра. Окопы копали на картофельных полях с неубранной картошкой. Тайком картошку приносили в лагерь, варили на кострах, в котелках. Особенно вкусным получался печёный на костре картофель, если его пекли в коробках от немецких противогазов. Эти металлические коробки имели двойные стенки, и картофель в них не пригорал.
   Линия фронта была где-то в 100-150 километров восточнее. Шёл ноябрь месяц 1943 года, а в бане мы мылись последний раз в июне. Пять месяцев работали без бани. Развилось несметное количество вшей, гнидами были усеяны все швы одежды. В начале декабря я заболел, температура поднялась под 40 градусов. Меня и ещё двоих больных машиной, прямо на голом полу кузова, отправили в госпиталь для военнопленных в город Оршу. Госпиталь находился на окраине города, в большом многоэтажном здании из красного кирпича, за колючей проволокой с вышками. Там меня отправили в баню, где наголо остригли волосы везде, даже подмышками и дали мыло. После бани дали новую одежду и нижнее бельё. Отвели в палату человек на двадцать, указали кровать. Я сразу уснул и проспал более суток. Проснулся, почувствовал, что у меня нет температуры и я здоров, только большая слабость.
   Дня через четыре меня перевели в другое отделение больницы и зачислили в похоронную команду при госпитале. В госпитале было много раненых, попавших в плен. Их здесь оперировали наши врачи, тоже военнопленные. Очень многие умирали. Их число доходило до 50-60 человек в день. Хоронили рядом с госпиталем на пустыре. Экскаватором выкапывались траншеи длиной метров 20-30, шириной метра 2. Мертвых из госпиталя привозили на телеге, сбрасывали в траншею и укладывали в один ряд. Посыпали хлорной известью, немного присыпали землёй. На этот ряд укладывали следующий ряд. И так - несколько рядов. Когда до верха оставалось около метра, траншею закрывали и сверху насыпали земляной бугорок около метра. Переходили заполнять следующую траншею. Я был изрядным доходягой, и конвойный немец как-то объяснил мне жестами, что я не отличаюсь от тех, кого закапываю, и, мол, скоро и я там буду закопан!
   В конце декабря 1943 года, нас погрузили в товарные вагоны, больных и раненых отдельно, и, через города: Борисов, Минск, Барановичи, привезли в город Хелм в Польшу. До Хелма довезли только здоровых. Раненых и больных по дороге отцепили и направили куда-то в другое место, может быть, в госпиталь для пленных.
   В Хелме я впервые увидел громадный концентрационный лагерь на двадцать или тридцать тысяч человек. Весь он был для военнопленных, или там были подразделения и с гражданскими заключёнными, я не знаю. Лагерь был разделён на отдельные, изолированные друг от друга секции. В каждой секции находились два-три длинных барака. В бараке по центру был проход, а по обеим сторонам прохода располагались сплошные дощатые нары в два этажа, без какой-либо подкладки. Через весь лагерь проходила дорога, изолированная от каждой секции бараков двумя рядами колючей проволоки. По этой дороге привозили баланду и хлеб к воротам секций, а также привозили или увозили пленных. На работу из нашей секции не водили, из других, вроде, тоже. Говорили, что это пересыльный лагерь. В лагере этом я находился с 25 декабря 1943 года по 16 февраля 1944 года.
   16 февраля 1944 года нас, 400 человек из нашей секции, машинами перевезли в другой лагерь возле городка Седлец, северо-западнее Кракова. Лагерь также состоял из нескольких секций. В нашей секции было человек 400. Все мы жили в громадной кирпичной конюшне с центральным проходом и несколькими воротами. Спали все на полу, в соломе. На работу почти не гоняли. Тех же, кого отправляли на работу, использовали в сельском хозяйстве.
   В каждом из лагерей, в которых я находился, ежедневно обязательно делали четыре построения всего лагеря на плаце. После каждого построения обязательно докладывали коменданту о результате пересчёта людей. Первое построение - пересчёт и получение утренней баланды. После завтрака - построение, пересчёт и развод на работу. В обед - третье построение, пересчёт и получение обеденной порции баланды. Вечером - четвёртое построение, пересчёт и получение ужина. Когда комендант лагеря не приходил во время, то приходилось стоять час-два на ветру и в снегу. Котёл или бидон с баландой устанавливали возле ворот. Из строя, шеренгой в 24 человека с котелками (с котелком никто ни на минуту не расставался) шли к воротам, получали баланду и шли в конюшню есть. Это была, как бы, постоянная группа, она делилась на три восьмёрки, и в каждой восьмёрке был старший. Он получал хлеб на восемь человек: булку утром, булку в обед и булку вечером. Старший приносил в конюшню хлеб. Булку клали на специальную тряпочку. Очень аккуратно разрезали на восемь кусочков. Все кусочки взвешивались. Почти каждая восьмёрка имела свои самодельные весы.
   Весы делались так. В тонкую, деревянную пластинку, на равных расстояниях друг от друга, втыкались три обломка иголки. На иголки надевались, так называемые, "шинельные петли", то есть, такие "закорючки" из твёрдой проволоки, за которые, при застёгивании солдатской шинели, цепляются такие же твёрдые проволочные крючки. К петлям привязывались верёвочки. За среднюю верёвочку "весы" подвешивались или держались в руке. К крайним верёвочкам привязывались деревянные колышки, которые втыкались во взвешиваемые кусочки. В середине булки кусочки были, как правило, равновесны, а горбушки, зачастую, приходилось подрезать.
   После того, как кусочки были уравновешены и разложены на тряпочке, предстояло ещё определить, кому какой кусочек отдать: кому горбушку, кому серединку. Существовало два метода! Упрощённый состоял в том, что каждому человеку присваивался номер - от 1 до 8. Одному надевали шапку на глаза, ставили спиной к хлебу. Другой, показывая пальцем на кусочек хлеба, спрашивал: "Кому?" Тот, что с шапкой на глазах, должен был назвать номер. К примеру, он говорил: "Четвёртому". Человек, с присвоенным ему номером 4, получал этот кусочек. Существовал и другой метод, он был в нашей восьмёрке. Из дощечки вырезались 16 абсолютно одинаковых квадратиков, примерно 2 на 2 сантиметра. Получалось два комплекта по 8 штук. На них писались цифры от 1 до 8. Один комплект клали на кусочки: на каждый кусочек по цифре. Другой комплект опускали в глубокую шапку, трясли и давали каждому тянуть свой номер. Всё это делалось потому, что очень мало давали хлеба, люди были голодны. Хорошо ещё, что люди стремились к какой-то справедливости, перед которой, даже в наших условиях, мускулы оказывались бессильны. Многие стремились растянуть время общения с полученным кусочком. Одни ели баланду без хлеба, а потом отламывали маленькие кусочки хлеба и бросали в рот, сосали кусочки, как конфеты, продляя процесс приёма еды. Другие, съев баланду, наливали в котелки воды, размачивали в ней оставленный хлеб и ели эту новую порцию баланды ложкой.
   Ложки у некоторых пленных были искусно вырезаны из дерева. Были и такие умельцы, которые очень искусно вырезали из дерева всевозможные игрушки и продавали конвойным немцам за порцию хлеба или за табак. Изготавливали и очень красивые шкатулки, оклеенные разноцветной соломкой. Были в ходу самодельные игральные карты. Но мы в азартные игры почти не играли. Были среди нас и мастера-портные. Помню такой случай. В Седлеце пленных направляли на работы вне лагеря. Естественно, что при их возвращении, чего только в лагерь не попадало. Раз с работы принесли в лагерь мешок из белого брезента-полотна. На мешке, как принято у немцев, была, печатно, нанесена государственная эмблема - орёл с распростёртыми крыльями, держащий в когтях свастику! Один умелец - по-видимому, до армии был портным - сшил красивые белые штаны. А раскроил их так, что орёл оказался на ягодицах с клювом в попе. При ходьбе крылья шевелились, и весь лагерь ходил смотреть на это изделий. На другой день, при утреннем разводе, этого парня забрали в комендатуру, на свидание к коменданту лагеря. Там его изрядно избили, но выдали другие штаны.
   В концлагерях сильно изношенную одежду заменяли другой, армейской, бывшей в употреблении. Одежда эта была не немецкой, а других вражеских армий: итальянской, румынской и других. Шинели выдавались: голубые, зелёные, жёлтые. Нижнее бельё, как правило, было новое, со штампом "кригсгефанген", что на немецком языке означает "военнопленный". Заменяли и рваную обувь на обувь бывшую в употреблении, но добротную. Один раз повезло и мне. Мне выдали хорошие, почти новые ботинки, взамен моих полностью развалившихся сапог, которые я латал, и перелатывал, и подвязывал проволокой отвалившуюся подошву. Эти ботинки ещё сыграют положительную роль в моей дальнейшей судьбе.
   Водопровод или бочка с краном были почти в каждом лагере. Туалет на улице, русский, несколько очков.
   В этом седлецком лагере со мной произошёл случай, который можно считать характерным и для состояния немецкой экономики того периода, и для немецкого характера вообще. Однажды скомандовали: построиться на плацу, с собой взять посуду под "баланду". При построении сразу прошёл слух: "Будут забирать алюминиевые котелки". Шёл 1944 год, у немцев стало туго с цветными металлами, и они решили изъять у военнопленных алюминиевые вещи. Потом я слышал, что это они проделывали и на всёй оккупированной территории, и в самой Германии.
   Немец шёл по рядам, у кого видел алюминиевую посуду - отправлял в другой строй. У меня был алюминиевый котелок с крышкой, и мне очень не хотелось с ним расставаться. Но немец подошёл, увидел алюминий и отправил меня в другой строй. Я подождал, когда он отойдёт подальше и отвернётся, и незаметно прошмыгнул в группу проверенных, у которых были железные котелки. Закончив проверку, нашу группу отпустили в конюшню, где мы и жили. Пленных же с алюминиевой посудой повели к воротам лагеря и там, отобрав котелки, вручили всем картонные миски, покрытые фольгой. Я уже успокоился, но немец, видно, спохватился. То ли у него не сошёлся счёт, то ли он заметил, что в его команде нет солдата в танковом шлеме. По конюшне сразу разнеслось: "Немец ищет в танковом шлеме". Я только один был в танковом шлеме. Я снял шлем и сел у стены на солому. Шлем спрятал за спину, прижав его к стене. Немец шёл по центральному проходу. Я не смотрел на него. Он прошёл мимо, но, дойдя до конца конюшни и не найдя "шлема", вернулся. Сообразил, что раз нет шлема, то должен быть кто-то без головного убора. Теперь он остановился напротив меня и пинком заставил встать. Из-за спины выпал шлем. Тут немец заорал: "Швайн!" и ещё что-то. Врезал несколько раз "по мордам" и повёл к воротам лагеря. Котелок отобрали. Выдали миску из картона. На том инцидент и закончился.
   Охрану лагеря и конвой на работу, обычно, несли немцы. Только в Седлеце, охраной лагеря и конвоированием пленных на работу уже были заняты "власовцы" - русские военнопленные, изъявившие согласие воевать с Россией на стороне немцев. У них была эмблема на рукаве "РОА" - Русская Освободительная армия. Здесь, в Польше мне удалось видеть и другие подразделения "власовской" армии со своими эмблемами-нашивками на рукавах и на знаменах: УВВ - Украинское Визволительное войско, "ККВ" - Кубанское Казачье войско, "ТКВ" - Терское Казачье войско, а также грузинский легион, татарский легион... Наверное, были и другие.
   В некоторые лагери приходили "власовские" офицеры, агитировали записываться во "власовскую" армию. Где слушали молча, но были случаи, когда провожали улюлюканьем. Среди военнопленных были и такие, что соглашались и записывались служить немцам с оружием в руках. Но таких было очень мало. В седлецкий лагерь также, время от времени, приходили агитаторы Власова. Как правило, они появлялись, когда в лагерь прибывала новая партия пленных.
  
  
  
  
  
  
   6. ПОБЕГ.
   В конце июля 1944 года нас погрузили в товарные вагоны и повезли на Запад.
   Наш эшелон состоял из 20-25 вагонов, в нём была полевая кухня, где готовили нам баланду. В вагонах стояли сбитые нары с соломенными тюфяками и параши. Впереди товарных вагонов находился один пассажирский вагон для нескольких немецких офицеров, сопровождавших эшелон и для конвоиров. Конвой состоял из "власовцев". Через них мы ещё в Польше пытались узнать, куда нас везут, но они сами ничего об этом не знали.
   Путь пролегал через Варшаву, Франкфурт на Одере, Лейпциг, Франкфурт на Майне. Проследовав через эти города, мы очутились во Франции. Если по Германии поезд шёл с обычной скоростью, правда, иногда и на мелких станциях стояли по несколько дней, то во Франции эшелон едва тащился - передвигался не быстрее, чем 15 километров в час. Из разговоров с конвоирами выяснили, что это из-за французских партизан - "маки", которые часто разрушают железную дорогу.
   Наличие партизан придало нам уверенности в том, что надо бежать. Франция это не Польша, где поляки, враждебно настроены против русских, и не Германия, где любой немец сдаст тебя в полицию. О побеге мечтали давно. И вот снова возник разговор, теперь уже на реальной основе. Переговорив с наиболее активными в вагоне, решили: бежать!
   Решили открыть двери вагона. Необходимо было поднять заложку-крюк, на который снаружи была заперта дверь вагона. В Польше и в начале пути по Германии, этот крюк заматывался проволокой. Теперь, во Франции, конвоиры перестали его заматывать, и просто забрасывали сверху. Чтобы открыть дверь вагона, надо было прорезать её рядом с заложкой-крюком в двух местах, а затем выломать доску и, просунув руку в щель, откинуть крюк. В вагоне у нас было несколько перочинных ножей. Резали, в основном днём, при движении поезда. При остановке поезда, на месте разреза вешали шинель. Щепки и стружки тщательно собирали и складывали на нарах в углу, под матрац.
   Как я уже упоминал, наш эшелон конвоировали "власовцы". Они не подпускали французов к нашему эшелону. Кричали и по-русски: "не подходи!", "отойди!", и по-немецки: "раус!", "век!". Но сами, на остановках, подходили к теплушкам, в которых нас везли, и через окно, забитое решёткой, спрашивали: есть ли у нас, у пленных, вещи, которые мы готовы сменять на хлеб. Их интересовала обувь, шинели. Гимнастёрки и шаровары на пленных были в таком виде, что и интересоваться то ими было неудобно. А обувь и шинели, хоть и были весьма далеки от идеала, но, обычно, ещё имели некоторый "торговый" вес. Этим и пользовались голодные пленные ребята, отдававшие последнее, в надежде получить кусок хлеба. После того, как торг через решётку приводил к согласию, конвоиры откидывали крюк-заложку и, немного отодвинув дверь вагона, рассматривали предлагаемую вещь. Сразу прикидывали, смогут ли они обменять эту вещь у местного населения на самогон. Если убеждались, что вещь того стоит, то давали пленному булку чёрного чёрствого хлеба. Цена была одна - булка чёрного хлеба. Хлеб, надо полагать, был у них в избытке. В избытке за счёт покойников из числа пленных, которых почти ежедневно уносили из эшелона. Если снятая с покойника шинель ни на какой обмен уже не годилась, то её могли вручить и пленному, отдавшему свою шинель за хлеб.
   Конвоиры заприметили мои хорошие, почти новые ботинки, и, когда я подходил к приоткрытой двери вагона, настойчиво пытались соблазнить меня булкой хлеба. Я не соглашался и уходил в глубину вагона, чтобы не дразнить конвой. За день перед побегом ребята решили "сдать" конвоирам всё, что можно, с той целью, чтобы те, обменяв наши вещи на самогон, пришли в состояние потери бдительности. Вот тогда и обменял я свои ботинки на хлеб, да и получил ещё пару развалюх-сапог на подмену. Так же поступили ещё несколько человек. В вагоне оказалось несколько булок хлеба. Его мы разделили и припрятали для дороги. А конвоиры, к вечеру, были уже навеселе. Это означало, что ночью они будут дрыхнуть на своих постах. Наш побег будет обнаружен не раньше завтрака, когда эшелон будет уже далеко от места побега.
   Мы разбились на группы по 4-5 человек. Договорились, что группы должны продвигаться по территории по отдельности, не объединяясь.
   Наступила ночь. Дверь была уже почти прорезана. Несколько усилий и образовались щели. Выломали доску, отбросили крюк и отодвинули дверь. Поезд едва тащился. Немедленно стали прыгать в темноту. Мы своей пятёркой прыгали первыми. Я выпрыгнул третьим. Прокатился по откосу. Поезд медленно простучал на стыках рельс, прошёл мимо. Вот и последний вагон с фонарём. На площадке видно двух конвоиров, они ничего не заметили. По-моему, они спали! Подождал, пока последний вагон скроется. Меня окликнули. Я отозвался.
   Нас пять человек: Александр, Виктор, Володя, Юра и я. Все выпрыгнули нормально, все могли идти. И мы пошли в сторону от железной дороги. Лес оказался рядом. В темноте прошли немного по лесу. Неожиданно нащупали лесную дорогу и шли по ней, пока не начало светать. Стали видны отдельные деревья, и мы углубились в лес, шли теперь рядом с дорогой. Всего шли часа четыре. Наконец, вышли на опушку леса, на большую поляну. У просёлочной дороги, на поляне стоял двухэтажный дом и большой каменный сарай. Посовещавшись, мы решили обойти хутор по опушке леса. Не успели мы сделать и десяти шагов, как услышали:"Hande hoh!" (Руки вверх!) Окрик был по-немецки, нас приняли за немцев, так как, на нас было, хоть и поношенное, но немецкое обмундирование. На нас с двух сторон были направлены два автомата. Пришлось поднять руки. Так я попал в плен второй раз.
  
  
  
  
  
   7. В ПАРТИЗАНАХ.
   Люди были в гражданской одежде, в беретах, с белыми повязками на правых рукавах. Нас обыскали, показали, что можно опустить руки и повели к строениям. Оказалось, что в этом хуторе располагался большой партизанский отряд французов. Мы попались их охране. Быстро разнеслась весть об этом. Сбежались удивлённые французы. Мы выглядели, наверное, весьма оригинально. Ободранные, истощённые, грязные, вшивые, испуганные, не знающие никакого языка, кроме русского. Всех интересовало: кто мы, откуда, как оказались здесь, куда шли? Узнав, что мы русские, нашли одного француза, который, с очень большим трудом, едва-едва изъяснялся по-русски. Объяснялись мы с ним больше руками, вставляя то русские, то немецкие слова. Рассказали кто мы и откуда. Нас привели в дом, дали по стакану столового вина, накормили. Переодели в гражданскую одежду.
   Вечером приехали на машине два мальчика. Старшему было лет двенадцать, а младшему - лет шесть. Они были родные братья из семьи русских эмигрантов. Они жили при партизанском отряде. Их отца и мать расстреляли немцы за связь с партизанским отрядом. Старший свободно говорил по-русски и по-французски, так как, учился во французской школе. Младший говорил только по-французски, но хорошо понимал русскую речь. Старший, его звали Жорж, стал нашим постоянным переводчиком в отряде. Это был светловолосый худенький мальчик с печальными серыми глазами. Он почти никогда не смеялся, так, наверно, сильно подействовала на него недавняя смерть отца и матери. Он как-то сразу привязался к нам и не отходил от нас ни на шаг, мы и спали вместе. Может быть, чувствовал он в нас что-то родное, что напоминало ему отца и мать, родную речь. Младший брат, в противоположность Жоржу, был смуглым, с тёмными волосами, подвижный. Мы никогда не пытались расспрашивать, как погибли их родители, не хотели тревожить воспоминаниями о трагедии.
   В партизанском отряде, в который мы попали, было 200-250 человек. Он назывался "отряд капитана Макса" (groupe Max), был сформирован из жителей департамента Верхняя Марна (Houte Marne) и проводил рейды только в своём департаменте. Командовал отрядом Поль Картюрон. "Капитан Макс" - его партизанская кличка. Отряд был очень хорошо вооружён. Оружие у них было английское. У каждого автомат с рожковым магазином, несколько гранат, у каждого пятого - ручной пулемёт. При отряде был английский офицер, владеющий французским языком. Он был одет в английскую военную, офицерскую форму, на рукаве, в районе плеча, нашивка "Англия-Франция". В отряде имелась радиостанция, и англичанин держал связь с Лондоном. Через него шло снабжение отряда оружием и боеприпасами, которые, на парашютах, сбрасывали английские самолёты в заранее обусловленное место и время. Грузовые парашюты были изготовлены из цветного шелка, и каждый партизан носил на шее цветной шелковый шарфик. У меня был голубой платок, а на голове - большой зелёный берет. Каждый в отряде носил на правой руке повязку. Повязка изготавливалась из белого материала, на котором, по центру, был изображён прямой крест, справа и слева от креста цвета французского государственного флага: синий, белый, красный, а внизу надпись: "FFI Haute Marne", что в переводе - движение сопротивления департамента Верхняя Марна. Если партизан с такой повязкой попадал в руки немцев, то его расстреливали. Но и партизаны не брали немцев в плен.
   Дня через два после нашего пленения партизанским конвоем, нас спросили: "Будете воевать с оружием в составе отряда или будете помогать по хозяйству в составе отряда?" Не думаю, что это была только формальность, отдающая дань западной демократии. С человека, тем более, с иностранца, изъявившего добровольное желание взять в руки оружие, и спросить можно больше. Мы все, не раздумывая, попросили зачислить нас в боевые группы. После бесправия плена, уж очень хотелось чувствовать себя вооружённым, способным дать отпор любому, посягающему на нашу свободу. Мы, русские, остались неразделимой пятёркой, мы вместе бежали из плена. Нас повели на склад оружия. Там были винтовки, ручные пулемёты, автоматы. Всё оружие новое, английское. Шарль де Голль активно помогал партизанам. Мы все выбрали автоматы. Нам выдали и партизанские повязки. Теперь, попадись мы в руки немцев, разговор был бы коротким. Мы стали полноправными бойцами-партизанами - грозой оккупантов.
   Так мы были приняты в отряд французских партизан капитана Макса. Всё, казалось бы, произошло очень просто. И советские люди и французы воевали против общего врага - фашистской Германии. Почему бы и не принять пятерых русских парней, к тому же, бежавших из немецкого плена, в отряд сражающейся Франции?
   Однако, потом, когда прошло много времени, когда для французов война уже закончилась, и мы жили на ферме капитана Макса, то от него мы узнали следующее. Сразу после нашего задержания, весь день и в течение всей ночи, когда мы спокойно спали, уверовав в свое спасение, штаб партизан заседал. На повестке дня стоял один вопрос: расстрелять этих русских парней или оставить их в живых?
   Далеко не все в отряде партизан были простаками, готовыми верить на слово незнакомым, не французам, да ещё и одетым в поношенную немецкую армейскую форму. Много было и таких, что считали нас лазутчиками, завербованными немцами и подосланными в отряд с целью выведать его дислокацию и планы. Мы спали, а французы спорили, и были среди них такие, что требовали расстрелять нас немедленно. Конечно, отделавшись, таким образом, от нас, они обрели бы определённое спокойствие. Так было бы надёжнее, вернее и забот меньше.
   Спас нас командир отряда Поль Картерон - "капитан Макс". По его словам, это он взял на себя всю ответственность и поручился за нас. Признаюсь, что я до сих пор сомневаюсь во всёй этой истории. Если бы это было правдой, то мы узнали бы об этом, почувствовали бы это ещё в отряде, там у нас было много хороших друзей. Поведал бы нам об этом и наш переводчик Жорж. Но никогда во время войны, ни от кого мы не слышали и намёка на эту историю. С другой стороны, сомневаться в целях неизвестных, одетых в немецкую форму пришельцев - святая обязанность командира партизан. Сообщить об этом по радио в Лондон и обсудить это с верхушкой отряда - естественно и даже обязательно. Решение было положительным для нас. Нас не ликвидировали. Но, ведь, голос командира был, при этом, решающим, и ответственность падала именно на него. Так что, по логике вещей, спас нас "капитан Макс". Спас и перекрыл все разговоры об этом. Молчал до конца войны.
   Через некоторое время отряд сменил своё место нахождения, перебазировался в пустующий женский монастырь, расположенный в небольших горах, покрытых густым лесом. Монастырь был в стороне от асфальтированной дороги. К нему от асфальта вела полукилометровая, вымощенная камнем дорога.
   На асфальтовой дороге отряд соорудил нечто, вроде контрольного пропускного пункта. Он состоял из двух, выложенных из камня, стенок-баррикад с бойницами. Дорога шла в углублении, а наверху, по сторонам дороги, слева и справа организовывались засады с постоянным дежурством. На этот пост выходили дежурить и мы. На посту стояли по 2-3 часа, потом приходила смена.
   Один раз, во время не нашей смены, в район поста залетели два немецких грузовика с немецкими солдатами в кузове. Был бой. Одну машину сожгли, на другой они укатили, бросив на поле боя пятерых убитых немцев.
   В отряде было несколько легковых автомашин и около 15 грузовиков. На этих грузовиках отряд делал рейды по немецким тылам. Делали засады на шоссейных дорогах, обстреливали и уничтожали немецкие машины с оккупантами, подрывали железнодорожные пути, мосты через каналы. В одной из таких операций участвовали и мы. Задача была уничтожить баки с горючим на небольшой железнодорожной станции. Задание было выполнено, баки взорваны, а из здания станции вывезли три сейфа, в которых, кроме документов, оказалась изрядная сумма денег. Всем участникам этой операции выдали по 8000 франков. (Курс франка был: 1 доллар = 50 франков.)
   Наш командир "капитан Макс", заявившись как-то внезапно домой, на свою ферму, застал квартировавшего там немецкого полковника и застрелил его. После войны он показывал мне засохшую лужу крови на чердаке и свой трофей - немецкий мундир с полковничьими погонами и с пятнами засохшей крови.
   Питание в отряде всегда было просто изумительным: первое, второе и даже давали по кусочку торта. Порции были без ограничений, кто сколько съест. Продуктами отряд снабжали фермеры. Из отряда на ферму выезжала группа на грузовике, договаривались с фермером, забирали продукты, а хозяину-фермеру выдавался документ-расписка. После окончания войны, после прихода к власти французского правительства, в соответствии с этой распиской, были оплачены все расходы фермеров.
   Во второй половине августа 1944 года, когда американские войска вступили на территорию "Верхняя Марна", отряд стал действовать совместно с войсками союзников, в роли пехоты поддерживающей танковые группы.
   Немцы практически не оказывали сопротивления и быстро отходили на север. Мы входили в города победителями и население радостно, с национальными флагами, встречало своих партизан-освободителей. Люди сплошной стеной стояли на тротуарах. Нам вручали цветы. Мы, торжествуя, колонной проходили по городу, пели с населением французский гимн - Марсельезу. Мы, русские не знали слов гимна, но подпевали повторяющиеся куплеты. Мы доходили до центральной площади. Нас фотографировали местные фотографы: и вместе с жителями городка и отдельно, отрядом. Потом горожане приглашали нас в кафе, к себе домой, угощали старинными, выдержанными, многолетними винами, шампанским.
   У меня было три больших фотографии, где я сфотографирован вместе с отрядом. Я довёз их до СССР. Эти фотографии конфисковал следователь проверочно-фильтрационного лагеря (ПФЛ) в городе Мостиске Львовской области. Возможно, что они и сейчас лежат в моём деле в архивах КГБ. В городе Благовещенске один мой хороший знакомый, долгое время работавший на руководящих постах в КГБ, сказал мне, что моё "дело" будет следовать за мной всю жизнь, где бы я ни жил в СССР. Но я полвека жил и работал в Эстонской ССР и моё "дело" могли уничтожить при выходе Эстонии из СССР. Тогда КГБ уничтожало свои архивы.
   Американцы в течение одного дня прошли департамент "Верхняя Марна" (Houte Marne), в котором действовал отряд "капитана Макса". Немцы бежали, не оказывая сопротивления. А после освобождения этого департамента отряд наш был расформирован. Для нашего отряда война окончилась. Во Франции тогда существовало положение: каждый отряд освобождает от немцев только свой департамент. Французов призывного возраста направили во французскую действующую армию, на фронт. Остальные разъехались по домам.
  
  
  
  
  
   8. МИРНЫЙ ТЫЛ ФРАНЦИИ.
   Стал вопрос: куда же теперь нас - русских - пять человек? В армию французскую нельзя, мы не являемся гражданами Франции. Отпустить на все четыре стороны тоже нельзя - мы не имеем "вида на жительство". Сначала нас временно оставили при комендатуре города Лангр. А чтобы даром хлеб не ели, нас придали солдатам комендатуры конвоировать пленных немцев на работу. Утром мы забирали их в местном лагере и вели на работу. Они восстановили взорванный месяц назад, нашим же отрядом, железнодорожный мост через канал. Часа в четыре вечера конвоировали их обратно, в лагерь, после чего были свободны. Роли переменились: то меня конвоировали немцы, теперь я конвоировал пленных немцев.
   Несколько слов о городе Лангр. Это город-крепость, построенный в средние века. Он расположен на вершине отдельно стоящей горы. Крепостные стены переходят в отвесные обрывы горы. На толстых древних стенах крепости есть несколько смотровых площадок, откуда открывается изумительный вид. Видны далеко-далеко расположенные населённые пункты, леса, реки. На стенах этих площадок горизонтально укреплены полукруглые эмалированные доски. На этих досках стрелками указаны направления на все видимые населённые пункты, их названия и расстояния до них в километрах. Стрелками, также, указаны направления на столицы соседних государств и расстояния до них.
   У подножия горы вокзал, там проходит железная дорога. Автомобильная дорога в город поднимается серпантином. От вокзала в город ходит и трамвай, тоже по серпантинной дороге. Между трамвайными рельсами уложена зубчатая рейка, у трамвая же, на колёсной оси, имеется зубчатая шестерня, которая, зацепляясь за рейку, поднимает трамвай на крутом подъёме.
   Рядом с железной дорогой проходит судоходный канал "Марна-Сона", который соединяет реку Марну с рекой Соной, по которой можно проехать в Марсель и Средиземное море. Река Марна впадает в реку Сену, протекающую через Париж и впадающую в Ла Манш.
   Населения города Лангр не более 10000 человек. Дома все каменные, старинные, ровесники крепости, внутри весьма благоустроенные. Есть район военных четырёхэтажных казарм, построенных из кирпича, это уже в наше время. В 1945 году в них располагались американские войска.
   Примерно 15 ноября 1944 года была команда: сдать оружие и следовать на "сборный пункт" для отправки на Родину. Мы сдали пять автоматов и пять пистолетов, а шестой автомат решили не сдавать. Может, пригодится, на всякий случай. Автомат разобрали и вместе с патронами спрятали в наши вещи. В провожатые нам дали вооружённого солдата, фактически, он исполнял роль конвоя. Он должен был доставить нас на сборный пункт и проконтролировать, что нас зарегистрировали
   На сборном пункте нас приняли хорошо. Зачислили в комендантский взвод по охране сборного пункта! Выдали автоматы для несения патрульной службы. Разрешили пользоваться и тем автоматом, что мы принесли с собой. Сборный пункт размещался в большом трёхэтажном здании, за колючей проволокой и с постовыми вышками. Выход в город разрешался только по увольнительной, которая, практически, не выдавалась. На сборном пункте соблюдался военный порядок и дисциплина. Объясняли так: "Вас никто не демобилизовал. Вы являетесь военными на иностранной территории".
   Комендантский взвод, в который мы попали нашей пятёркой, жил по своему распорядку. Дежурили на постах по охране пункта, отдыхали. Во время отдыха ходили в город без увольнительных. Всего на сборном пункте было человек двести. В большинстве, это бывшие "власовцы", то есть те, что служили в немецкой армии. Возвращаться на Родину вместе с ними нам было совсем нежелательно, совсем не по пути. Пока там разберутся "кто есть кто". И вообще, будут ли разбираться? Стали задумываться: как нам быть? Как нам, партизанам, отделиться от тех,кто воевал против Родины? Помог случай.
   Однажды, когда мы, втроём, ходили по городу, возле нас остановилась легковая машина. Из неё вышел ни кто иной, как наш "капитан Макс" - Поль Картюрон, командир нашего партизанского отряда. Обрадовался он, что увидел нас, обнял нас. Мы тоже обрадовались, так как давно его не видели, думали, ведь, что, вообще, никогда его не увидим. Он стал нас расспрашивать. Что мы здесь делаем? Где живём? Как живём? Мы немного понимали по-французски и, как могли, рассказали ему, что мы сейчас закреплены на сборном пункте, для отправки на Родину. И, главное, что мы там вместе с теми, против кого воевали, и, что это нас очень беспокоит. Он понял нас. Он спросил, не хотели бы мы пожить у него на ферме, поработать по хозяйству? Мы верили ему и, конечно, сразу согласились. Поработаем у него некоторое время, отстанем от "власовцев", а там видно будет. Он посадил нас в свою машину и довёз до сборного пункта. Попрощался. Сказал, что, раз мы согласны у него работать, то он всё уладит и дня через три-четыре приедет за нами.
   Через четыре дня он приехал на своей большой машине и, с согласия начальника сборного пункта, забрал нас. Наверное, за эти дни он получил согласие вышестоящих чиновников. На этот пункт мы уже больше не вернулись.
   Привёз он нас к себе в небольшую деревню с названием "Кофельу", которая находилась недалеко от города "Лангр" (Langres), немного в стороне от главных магистральных дорог. Деревня, если можно назвать её деревней (слово "деревня", вероятно, происходит от слова "деревянная", здесь же все дома каменные, кирпичные),располагалась в одну улицу по гребню невысокой горы. В этом департаменте, где действовал наш отряд, почти вся местность гористая. Деревня насчитывала домов тридцать, в центре небольшая площадь с белой каменной католической церковью. Площадь и улица - мощёные. От каждого дома вниз, под гору спускаются дворы-усадьбы. Верхняя часть усадьбы, ближняя к дому, представляет собой две-три горизонтальные террасы. Нижняя часть - наклонная, на ней виноградники. Дома все каменные, окрашенные белой краской, ухоженные, в один-два этажа, с большими, под весь дом, подвалами, с бочками для вина и со стеллажами для бутылок. Все дома снабжены трехфазным вводом электрического тока. В домах электродвигатели различного назначения.
   У нашего командира, "капитана Макса" в центре деревни стоял большой двухэтажный каменный дом, окрашенный белой краской. На первом этаже, со стороны улицы, располагался большой магазин одежды, обуви и хозяйственных товаров, необходимых в сельской местности. В другой части дома, выходящей во двор, жил сам хозяин. Здесь имелась большая столовая, она же и кухня, где завтракали, обедали, ужинали все за одним столом. По вечерам здесь подводили итоги дня, обсуждали: что и как сделано, намечали, что делать завтра, просто вели разговоры. Второй этаж предназначался для гостей. Там были гостевые комнаты с полным набором мебели, зал с камином, который, правда, не топился всю зиму. Были комнаты для прислуги. К дому примыкал большой гараж на три-четыре автомашины и помещение пилорамы для распиловки круглого леса на доски. Доставив нас в свою усадьбу, Поль сказал: "Четверо из вас будут жить здесь, и помогать мне в работе. Один из вас будет помогать моему родственнику, и жить у него на хуторе, в одном километре от моего дома". Мы посовещались и решили, что к родственнику поеду я.
   Родственник Поля занимался исключительно сельским хозяйством. У него было много земли, на которой он выращивал злаки и занимался скотоводством. Он имел 120-150 голов рогатого скота и готовил его на мясо. Для ночлега скота предназначался большой, каменный скотный двор, который размещался посредине большого огороженного выгона. На этом выгоне и пасли скот. Коров, коз, овец и другой скот обычно пасут подростки или даже молодые, прилично одетые девушки. Практически, скот пасут несколько специально обученных собак, которыми командует пастушка. Собаки не пускают скот за отведённое пастбище, не дают выходить из стада во время перегона и, по команде, могут очень быстро собрать скот в кучу. Сидит молодая нарядная пастушка под деревом, читает книгу или занимается рукодельем, изредка поглядывает за скотом и собаками.
   Коров этого стада не доили, их сосали телята, но, на хуторе, было и другое, дойное стадо. Молоко шло на продажу и для стола. Продажа происходит так. Молочные бидоны, полные молока, рано утром ставят у дороги. Сборщик молока приезжает на машине, забирает полные бидоны, выставляет пустые, которые забирал вчера и оставляет квитанцию о количестве накануне забранного молока. Так же, примерно, происходит и с хлебом. Хозяин завозит на пекарню муку на весь год, потом, постепенно, забирает хлеб. Учёт ведёт пекарня. Во Франции нигде я не видел хлеба, формованного кирпичом. Хлеб пекут круглыми калачами или очень длинными сайками. Часто можно было видеть, как калачи хлеба везут надетыми на руль велосипеда. Не знаю как в городе, а в сельской местности хлеб для стола не режут. Кладут калач и нож на деревянную разделочную доску, и каждый отрезает себе сам.
   Завтрак для мужчин, как правило, молоко с хлебом, а женщины готовят себе какое-либо жаркое. Обед - мясное с овощным гарниром и салаты. Очень много едят фасоли во всевозможном виде. Очень много её заготавливают, консервируют. Фасоль у них так же, как у нас картофель. Картофель - "помдеттер", в переводе "земляное яблоко", употребляют мало. В обед каждому ставят бутылку молодого столового вина. Я как-то днём захотел пить и попросил налить мне кружку воды. Меня спросили: зачем? Я сказал, что хочу пить. На это последовал ответ: "У нас воду пьёт только скот, а человек должен пить вино". У кого мало винограда или нет виноградника, покупает вино, разбавляет водой - делает "сидр". Супов почти совсем не варят. За период в течение несколько месяцев, что я там прожил, варили раза два, и то это был не суп. В кастрюлю овощи - морковь, картофель и другие - были положены не резаными. После того, как это сварилось, бульон слили и подали с сухарями, а овощи подали отдельно со сливочным маслом и сметаной. Получилось первое и второе блюдо. Очень много едят салатов. Например, ранней весной из листьев одуванчика. Листья хорошо промывают, на несколько секунд кладут в кастрюлю, на дне которой кипит сало, затем вынимают и подают с соусом. Соусов готовят несметное количество и все они вкусные. Очень нравилась, весной, отваренная спаржа с соусом. На ужин обычно подают что-нибудь мясное с овощами. После ужина, перед сном хозяин обычно готовил хорошее кофе с сыром или делал глинтвейн. Этим особенно отличался Поль. Он наливал в кастрюлю вино, из расчёта две кружки на человека, клал в вино сахар и нагревал почти до кипения. Ставил на стол грецкие орехи или сыр. Не спеша, пили вино, вели разговоры.
   Об одном французском деликатесе. Как-то в апреле месяце, когда я работал уже у Поля на винограднике, ко мне подошёл соседский парень и пригласил меня пойти с ним, сегодня вечером, ловить. Кого ловить я не понял. Он назвал. Я ещё раз переспросил. Слово было незнакомое, а словаря со мной не было. Тогда он руками показал, что "это" прыгает. Я понял, что "это" заяц. Не отказываться же от зайчатины, конечно, согласился на такую охоту. Сосед сказал, что зайдёт за мной, как стемнеет. Когда он пришёл, я его уже ждал, только не знал, что прихватить с собой для ловли зайцев. В руках же соседа был хороший карманный фонарь и небольшой мешок. Других приспособлений не было. Когда мы тронулись в путь, я спросил: "А как мы будем их ловить?" Сосед сказал: "Придём - увидишь". Во Франции темнеет быстро и, когда мы, выйдя за деревню, стали спускаться к небольшому ручью, было совсем темно. Спустились и пошли вдоль ручья. В луч фонаря попала лягушка. Сосед нагнулся, взял её и положил в мешок, произнеся то слово, которое я раньше не понял. Тут я разобрался, что это и был тот самый прыгающий "заяц". Сосед отдал мне мешок, чтобы я его нёс, а сам ловил лягушек и клал мне в мешок. Набрав штук 50-60, пошли домой. Утром он пригласил меня отведать лягушек, но я не пошёл. Поль мне потом говорил, что едят у лягушек только задние лапки, толстые места и едят только ранней весной.
   В доме все ходят в тапочках, а на улице - в деревянных долблёных башмаках, называемых "сабо". Их надевают на тапочки, они лёгкие и удобные. Единственный недостаток, если в них идёшь по мостовой, они громко стучат. Я к ним быстро привык, и мне они нравятся своим удобством снимать и надевать. Не надо наклоняться, застёгивать, зашнуровывать, вставил ногу и пошёл.
   На хуторе у родственника Поля было всё своё: крупа, мука, молоко, масло, сыр и самогон. Пшеница, в снопах, загружалась осенью на сеновал, оттуда транспортёром подавалась на молотилку. Была своя небольшая мельница, где мололи муку на пироги. Была своя крупорушка. В отдельной пристройке стоял большой самогонный аппарат. Это была печь с вмазанным котлом и змеевиком, тут и гнали самогон. Гнали, в основном, из фруктов. Крепость замеряли спиртометром. Мне довелось попробовать из чернослива. Это "изделие" сохраняло синеватый оттенок, с привкусом чернослива.
   Жил я в небольшой отдельной комнате на втором этаже. Работал по хозяйству. Электропилой пилил дрова, колол, складывал в поленницу. Работа знакомая, я и дома это делал, только там пилил один двуручной пилой. Выгонял самогон, подавал снопы с сеновала на обмолот. Был я один во французской семье, поэтому быстро стал пополняться мой запас французских слов. Но жить на хуторе мне пришлось не долго.
   Месяца через два мои друзья, остававшиеся у Поля, встретили меня и отбили охоту работать. Они заявили: "Хватить задарма на этого эксплуататора ишачить. Лучше мы поедем и посмотрим Париж и другие города". Очень звали меня, но мне не захотелось идти бродяжничать, да ещё зимой, и они ушли. Больше их не видел и не знаю, как сложилась их судьба, за исключением Саши Шепотанова. Но об этом я расскажу дальше. Ребята мои ушли, а я опять остался один во французской семье, где никто не говорил по-русски.
  
  
  
  
   9. НА ФЕРМЕ "КАПИТАНА МАКСА".
   После ухода ребят, Поль забрал меня к себе на усадьбу. На втором этаже его дома я жил в комнате с кроватью, шифоньером и туалетным столиком с зеркалом. У Поля я копал огород, перекапывал виноградник, натягивал проволоку на винограднике. Помогал консервировать смазкой оружие. А оружия в доме "капитана Макса" хватило бы на большой партизанский отряд. Пулемёты, автоматы, патроны в ящиках, гранаты и так далее. Французы в это время были сильно настроены против американцев. Они их считали такими же оккупантами, как и немцев. Поль мне всё время говорил: "Не торопись ехать на родину. Подожди три-четыре месяца. Мы снова организуем партизанский отряд, и будем гнать американцев из Франции, как гнали немцев".
   Поль подарил мне небольшой карманный словарь "русско-французский, французско-русский", довольно объёмистый, по количеству слов. Мне стало намного легче изъясняться с ними. Единственно, где я мог слышать русскую речь, это приёмник. На кухне стоял очень хороший, по тому времени, приёмник марки "Телефункен",Поль слушал по нему последние известия. Я нашёл на нём программу передач из Лондона на русском языке. Стал в курсе того, что делалось на фронте, в Европе и в России.
   Днём, при ясной погоде, ежедневно по несколько раз, можно было видеть в небе, как сотни самолётов летели на север, бомбить Германию. Первое время, когда фронт был недалеко, на полях можно было видеть множество ленточек из фольги: длинной 20-30сантиметров, шириной 1,5-2 сантиметра. Их сбрасывала американская авиация десятками тысяч, для создания помех радиолокации немцев. Позже, проезжая по Франции, я видел результаты американской бомбёжки, так называемый, "бомбовой ковёр", когда бомбили не цели, а площади. Была разбомблена небольшая железнодорожная станция. Это было сплошь перепаханная бомбами земля. Сплошные воронки, которые перекрывали одна другую. На этом месте ничего не осталось: ни строений, ни столбов, ни деревьев, ни травы. Только бурая земля, перемешанная с рваным железом и кирпичом.
   У Поля я прожил зиму с 1944 года на 1945 год. Зимы, как таковой, собственно, не было. Снег, который иногда падал, сразу же таял. Минусовой температуры не было. В домах нет отопления, но спать было тепло. Меня снабдили периной и пуховым одеялом. Чтобы не ложиться в холодную постель, у французов имеются специальные грелки. Называют их "буют". Это керамическая болванка, длинной в полтора кирпича, а шириной и высотой как у обычного кирпича, но с полукруглыми краями. Болванка покрыта глазурью. Таких "буютов" в доме столько, сколько людей. Весь день они греются в специальной духовке плиты, а когда идёшь спать, берёшь с собой. Чтоб не обжечь рук, заворачиваешь "буют" в полотенце. Несёшь его в кровать, там разворачиваешь и кладешь под одеяло у подушки, затем передвигаешь в ноги, чтобы нагрелась вся постель. Утром, вместе с полотенцем, несёшь его в духовку. C "буютом" приходил уют и спать было совсем не холодно.
   У Поля семья была из четырёх человек: жена и две девочки, одной 12 лет, а младшая только училась лепетать. Когда её показывали на меня и спрашивали: "А это кто?" Она, вместо слова "любимый", говорила "любовник". Все хохотали. Супруга Поля, шатенка, я сейчас не помню, как её звали, была моложе Поля лет на пять. Она почти никуда не отпускала его одного, всегда ездила с ним, а младшую дочь оставляла с нянькой.
   В зимнее время все жильцы собираются на кухне: там тепло и уютно. На нашей кухне стояла большая чугунная плита на ножках, с духовкой, со встроенным баком, с краном для горячей воды. В плите был шкаф, для нагревания "буютов". Плита топилась дровами и угольными брикетами. В центре кухни стоял большой обеденный стол, у стены большой шкаф-сервант с посудой. На шкафу находилось несколько графинов с самодельными ликёрами градусов в 60-70, из самогона, сахара и эссенции для ликёров.
   На ферме постоянно делали свой домашний сыр. Для этого прокисшее молоко наливают в мешок из редкой ткани и помещают в специальный цилиндр на ножках, с множеством отверстий. Через пару недель сыр готов. Готовили вкусное вяленое мясо - "джамбул". Из говядины нарезают нетолстые ленты, обильно посыпают специями, солью, затем скручивают рулоном, туго обвязывают шпагатом и вялят на воздухе. Обычно оно находится на чердаке несколько месяцев. Много выращивали в огороде табака. Может потому, что была война? А может это дешевле, чем в магазине? Табак очень хороший, ароматный. Крутят из него сигары. Учили и меня как крутить сигары. Но большинство курят сигареты. Для этого режут табак небольшой машиной, а затем закручивают сигарету миниатюрной карманной машинкой. Папиросную бумагу для сигарет продают в любой лавке, бумага эта имеет полоску с клеем. Изготовленные домашним способом сигареты практически не отличаются от фабричных, как по качеству, так и по внешнему виду.
   Были большие проблемы с бензином для автомашин. Поль покупал бензин у американских солдат. Канистру бензина - за литр самогона. Между прочим, встречал я там и легковые машины "на дровах", то есть, с газогенераторным прицепом. У нас, в СССР я видел грузовые автомашины с газогенераторным двигателем по обе стороны кабины. А перед самой войной, в 1941 году плавал с отцом на катере с газогенератором и тракторным двигателем.
   Немного о праздниках. В деревне, где была ферма Поля, новый 1945 год не праздновали. Не помню что-то я, чтобы отмечали рождество. Но в церковь ходят почти все французы, причём, нарядно одеваются. Ходят, наверное, не столько для молитвы, сколько для общения друг с другом. Самый большой праздник, как рассказывал Поль, это 14 июля, "День взятия Бастилии". На нем не пришлось присутствовать, я уже был в пути на родину.
   Об окончании войны узнали 7 мая по приёмнику, который стоял на кухне. Передали: "Германия подписала акт капитуляции во французском городе Реймсе".
   Началось празднование. 8 мая утром за мной пришёл соседский парень, примерно моего возраста. Мы с ним часто общались. Он сказал, что надо помочь звонить в церковный колокол в честь окончания войны. Звонить полагается весь день, поэтому надо подменять звонарей. Большой церковный колокол закреплён в центре квадратной рамы из брёвен. За верёвку раскачивают раму с жёстко закреплённым на ней колоколом, пока язык колокола не ударит в бок колокола. Работа довольно тяжёлая. После двух часов работы, вместе с напарником, на колокольне, я, на обеих руках, набил верёвкой водяные мозоли.
   Праздновали день окончания войны всем селом, за деревней. Заметьте, для французов это был день окончания войны, а для нас - День Победы. Невольно я усматриваю в этом некоторый смысл. Мало того. Союзники: Великобритания, Соединённые Штаты и Франция подписали акт капитуляции Германии 7 мая, бездумно, точнее, предательски, подло игнорируя роль Советского Союза, сыгравшего решающую роль в разгроме фашизма. Собственно, СССР обеспечил свободу Франции. Но французы забыли об этом 8 мая, в день окончания войны для них. Только по требованию Советского Правительства, акт капитуляции Германии был подписан всеми четырьмя союзниками 8 мая. Поэтому наш День Победы 9 мая.
   За деревней сбили несколько рядов длинных столов из досок, установили скамейки на столбиках. Я, на маленьком тракторе с прицепом, возил доски, столбы, продукты, бочки с вином, молодые саженцы, которые посадили здесь недалеко от столов, в память окончания войны. Так что, где-то растёт моё деревцо, посаженное в день окончания войны. После всех приготовлений, во второй половине дня, всей деревней сели за столы. Было много вина, был и самогон. Так что, я, в этот день, хорошо нагрузился.
   Вскоре мне пришло письмо. Я ни от кого не ждал писем и был удивлён. Домой, в Благовещенск я не писал. Боялся, что после моего письма отца могут уволить с работы или даже арестовать. Но письмо пришло из города Лангр, от одного из наших парней, Александра Шепотанова - он был из нашей пятёрки, когда мы прыгали из вагона при побеге. Он писал, что живёт в пригороде города Лангр, у молодой вдовы. Работает у американцев и приглашает меня приехать к нему в гости, на выходной. Я поговорил с Полем, он согласился на мою поездку.
   Поль дал мне велосипед и очень подробную карту дорог, объяснил, какой дорогой мне лучше ехать на велосипеде. Ехать было не далеко. В субботу утром я выехал, в обед был у Александра. Доехал хорошо. На дороге масса указателей. Все указатели и наименования населённых пунктов сделаны чёрным на белых эмалированных досках. Дороги у них в отличном состоянии, обслуживаются надсмотрщиками. У каждого надсмотрщика свой участок дороги, за которым он следит, делает мелкий ремонт, заливает трещины гудроном, косит и убирает траву с обочин. В поездке меня поразило то, что, на многие километры вдоль дороги, штабелями и в ящиках, лежали горы снарядов и мин, никем не охраняемые и совсем не огороженные. Это были боеприпасы американской армии.
   Александр жил в пригороде города Лангр. Местечко называлось "Бизон". Его подруга, я не помню, как её звали, оказалась миловидной француженкой лет 20. Муж её погиб во время войны. Она же жила в собственном доме из 4-5 комнат, с большим приусадебным участком. Выращивала овощи и фрукты, которые продавала в городе. На огороде работал нанятый работник, Саша звал этого работника "мсье Треке". Сам Саша работал в городе Лангр, на небольшом американском заводе. Завод был военным, там ремонтировали автомобильные двигатели. Саша работал кочегаром в отопительной котельной, прогревающей американские казармы. А так как температура на улице была за +20 градусов, то котельная практически не работала. Но Саша регулярно ходил на работу и каждую неделю получал зарплату. Устроился он на работу через поляка американского происхождения, который, в офицерском звании, служил на этом заводе. Александр уже подал прошение в мэрию города для получения вида на жительство во Франции.
   После ужина мы с ним, оставшись за столом, проговорили всю ночь. С вечера с нами сидела его новая "супруга", но она совсем не понимала по-русски, хотя Саша и учил её русскому языку. Ей стало скучно, и она ушла спать. А мы всё говорили и говорили, так мы соскучились по русской речи.
   Саша предлагал пожить некоторое время у них и, через этого знакомого поляка, устроиться на работу на завод. Его "половина" не возражала. Я согласился. Саша сказал, что надо поставить поляку коньяк. На другой день Саша пригласил поляка на обед. Выпили, посидели, поговорили. В разговоре офицер обещал содействовать в устройстве меня на работу. Остаток воскресенья мы с Сашей провели в разговорах и воспоминаниях. Я обещал Саше, что через неделю буду у него. В понедельник утром позавтракали, я попрощался с хозяйкой, Саша, по пути на свой завод, проводил меня, и я уехал.
   К обеду я благополучно добрался до своей деревни - до фермы Поля. Отдал ему велосипед и карту дорог. На его вопрос, как живёт Александр? Ответил, что нормально, работает. Сказал, так же, Полю, что война закончилась и нам с Александром пора ехать домой, на Родину. Полю это не понравилось, и он возразил, что нечего, мол, торопиться. Война не окончена. Франция оккупирована американцами. Надо гнать американцев из Франции и нам, бывшим партизанам, в этом деле должна быть отведена не последняя роль. Хорошенькие перспективы открывал передо мной мой бывший командир, "капитан Макс".
   Я проработал до конца недели и опять говорил с Полем. Объяснял, что мне надо ехать к Александру и вместе с ним отправляться домой в Советский Союз. На это я получил ответ: "Никуда я тебя не отпущу. Ехать ещё рано. Работай". Видно, у него были свои соображения на мой счёт. Мои же соображения он во внимание не принимал.
   Да, не понял наш партизанский командир, с кем он имеет дело. Не почувствовал он, что значит для нас сладкое слово "СВОБОДА". Как в русской сказке получилось, в сказке о колобке: "и от дедушки ушёл, и от бабушки ушёл, а от тебя, внучка, и подавно, уйду!" Так и мы, русские ребята: от немцев и то ушли, а от тебя, помещик-эксплуататор, и подавно, уйдём!
  
  
  
  
   10. ПУТЬ НА РОДИНУ.
   В субботу, когда Поль ушёл спать, и все в доме улеглись, я взял свою крохотную брезентовую сумочку - это были все мои вещи - аккуратно закрыл за собой дверь, и отправился, в ночь, пешком к Саше.
   Дорога мне уже была известна, к тому же, у меня была отличная зрительная память. Я мог через несколько лет приехать в город, где был всего один раз, и, не консультируясь с местными жителями, найти нужный адрес. В воскресенье, в обед я уже был у Саши. В понедельник он повёл меня на тот завод, где работал.
   На заводе трудились как американские солдаты, так и вольнонаёмные. Платили хорошо. Завод восстанавливал автомобильные двигатели военных автомашин одной марки. В американской армии существовало правило: после наработки определённого числа часов, двигатель автомашины должен быть заменён новым или восстановленным. Из воинских частей двигатели, большими шаландами, привозили на склад завода, а со склада забирали восстановленные. Подлежащие восстановлению двигатели со склада по конвейеру поступали в цех. Первая операция это мойка в специальных камерах горячим раствором. Из камер двигатели выходили чистыми, горячими и сухими, и поступали на конвейер. По ходу конвейера, происходила разборка и замена определённых, отслуживших свой срок деталей, независимо от их реального состояния, новыми. Затем сборка и обкатка на стенде, упаковка и отправление на склад. При заводе был цех с металлообрабатывающими станками. Все станки были новые, американского производства, окрашенные яркими эмалями, очень красивые. Я, до этого, таких не видел.
   Рабочий день был 8 часов. Через каждые 50 минут десятиминутный перерыв. Курить на рабочем месте запрещалось. Обед 30 минут. Солдаты обедали в своей столовой. Вольнонаёмные обедали из своих узелков, в специально отведённой для этого комнате, со столами, умывальниками и посудомойкой. Солдат кормили очень хорошо. Их обед состоял из нескольких блюд. Раз в десять дней им выдавали сигареты блоками, шоколад, вино. Вольнонаёмным зарплату выдавали каждую неделю на проходной. Выдавали в конверте с листком-расчётом зарплаты.
   При моём устройстве на работу, встал вопрос о получении вида на жительство. По крайней мере, надо было иметь бумагу-свидетельство о том, что документы, для получения вида на жительство, сданы. Эти документы должны были состоять из заявления, с просьбой предоставить вид на жительство во Франции, соответствующей анкеты и рекомендации-поручительства какого-либо гражданина Франции. Саше, по-видимому, выдала поручительство "жена". А насчёт меня, мы решили, что поручительство должен дать наш бывший командир, "капитан Макс". Полагали, что мне, бывшему партизану, он не сможет отказать. С помощью сашиной подруги, написали мы заявление и заполнили анкету. Взял я эти бумаги и, с кем-то, не помню с кем, возможно, с этим поляком-американцем, на машине поехал на ферму к Полю-"капитану Максу".
   Но, "капитан Макс" встретил меня холодно и даже враждебно. Сказал, что, раз ушёл без его согласия, он рекомендации не даст. Этого я не ожидал. Помолчал, подумал и... ни с чем вернулся к Саше. Но там, без бумаг, меня на работу не приняли. Кто знает, как сложилась бы моя судьба, если бы Поль дал мне рекомендацию.
   Оставаться во Франции "насовсем" я не хотел. Первая мысль была о том, как сложится судьба моих родителей. Я в семье один. Кто их, на старости лет, будет кормить, кто им будет помогать? Я не верил, что, по возвращении, меня могут посадить, репрессировать. Вины за мной не было. Второе, у меня нет никакой специальности, нет технического образования. Получить образование во Франции, не владея в совершенстве языком, я считал невозможным. Следовательно, всю жизнь мне придётся работать разнорабочим. Сейчас я, конечно, знаю, что это совсем не так. И язык можно выучить и специальность получить. Было бы желание и стремление. Но тогда во мне зрело единственное желание: скорее вернуться на Родину. Отказ "капитана Макса" только ускорил мой отъезд и тем самым послужил мне. Если бы я не выехал в Советский Союз с основным потоком, а приехал бы позже, возможно, контрразведка СМЕРШ по другому бы посмотрела на меня. В жизни многое зависит от "господина случая".
   Но, может быть, это был и не "случай"... Может быть, чья-то Воля провела меня: и через ситуацию с "опозданием" в радиомастерскую, разбомблённую вместе с железнодорожной станции (опоздали всего минут на пять-шесть), и через расстрел в окопе-могиле под деревней Дюки (из 444-х нас осталось 7), и через акт пленения немцами (могли и просто пристрелить как раненого, контуженного, или как присвоившего немецкое имущество), и через немецкий плен (хоронили же умерших пленных по полсотни в день), и через удачный побег (ведь, когда выпрыгнули из вагона, даже тревоги не было), и через удачную встречу с партизанами (могли и на французских полицаев наткнуться), и через опасность расстрела партизанами (требовали же, по словам "капитана Макса", некоторые из них немедленно покончить с нами, как с возможными лазутчиками немцев), и через бои в партизанском отряде (были же и бои), и теперь (через того же "капитана Макса") не позволила мне бросить якорь во Франции. Что-то очень много "случаев". Суворов в подобной ситуации говаривал, кажется, так: "случай", "случай", а когда же "талант"? Совсем не собираюсь заявлять о чьём-то там "таланте". Но чью-то направленную добрую Волю ощущаю и не могу отрицать.
   Прожил я у Саши с неделю. Мы бродили по городу, вспоминали жизнь в плену у немцев, обсуждали складывающуюся ситуацию. Один раз попали на танцы, устроенные американцами. В центре города они арендовали довольно большое кафе. Персонал кафе отпустили отдыхать. Накануне в пригороде и даже в соседних сёлах были помещены объявления о том, что в такой то день и час, в таком то кафе будут танцы под духовой оркестр. Для девушек вход бесплатный Доставка на танцы и обратно бесплатно автобусами. Мы с Сашей решили познакомиться с этим мероприятием. На входе контроль - солдаты-негры. Узнав, что мы русские, пропустили бесплатно. На эстраде играл оркестр из солдат-негров. За стойкой бара солдаты-негры бесплатно разливали бочковое пиво всем желающим. Американские ребята, среди них был и англичанин, угостили нас коньяком. Мы немного, как могли, поболтали с ними и ушли. Меня тогда поразило неравенство белых и чёрных. Среди танцующих негров не было. Негры пытались пройти на танцы, но их не пустили. Не пустили, стоявшие на входе, солдаты-негры. Вот так. Таковы правила. Воевать вместе, а отдыхать раздельно.
   Прошла неделя, и я стал собираться в Советский Союз. Подруга Саши часто плакала. Боялась, что Саша уедет со мной, и она опять останется одна. Она его любила.
   Моему отъезду способствовал ещё такой случай. Разгуливая по городу с Сашей, мы не могли наговориться по-русски. И вдруг к нам подошёл хорошо одетый мужчина и на чистом русском языке поздоровался, извинился и спросил: "Вы русские?" Мы ответили утвердительно. Он спросил, какими судьбами мы очутились здесь? Мы, в двух словах, рассказали. Он представился, показал своё удостоверение работника советской миссии по возвращению граждан СССР. Он сказал, что надо возвращаться на Родину. Достал из своего кейса две листовки на русском языке и дал нам. Листовка красочным жирным шрифтом звала: "Возвращайтесь на Родину! Родина ждёт вас. Вас ждут ваши отцы и матери! Вас ждут ваши жёны и дети!" На листовке были указаны сборные пункты и их адреса. Мы поговорили с ним. Поблагодарили. Сказали, что подумаем, но видом своим показывали, что уже решили возвращаться.
   Придя домой, нашли на карте сборные пункты. Решили ехать на сборный пункт в городе Нанси, это недалеко от нас. Решили ехать так, чтобы не срывать Сашу с работы. Вначале еду я один. Смотрю: что, как? Что за народ, с которым нам возвращаться в СССР? Не попадем ли опять в компанию власовцев? Если всё в норме, то отправляю Саше письмо, и он тоже приезжает. На конверте сашина подруга написала их адрес по-французски. Они проводили меня на поезд, мы распрощались, и я уехал. Уехал навсегда. Больше Александра я не видел и его дальнейшая судьба мне не известна.
   Через несколько часов я приехал в город Наньси. Без труда нашёл сборный пункт по отправке на Родину. Он располагался не далеко от центра города, в большом пятиэтажном здании. Это был международный сборный пункт. В вестибюле, на нескольких языках, в том числе и на русском, был указатель: правила регистрации и где, что находится. Русским был отведён пятый этаж. На первом этаже располагалась различная администрация и большая столовая. Столовая была бесплатная и работала круглосуточно по системе "самообслуживания". При входе берёшь поднос, берёшь хлеб и идёшь на раздачу, там уже всё разложено. Выбирай обед из трёх блюд, насыщайся и относи посуду на конвейер посудомойки. Приходится признать, что подобная система была для нас тогда в новинку. В советских столовых и кафе тогда надо было выстоять сначала в очереди у входа, потом в очереди у стола, в тоскливом ожидании освободившегося места, а потом ещё и дождаться официанта. Официант, приняв, наконец, заказы, шёл в кассу, отстояв там официантскую очередь, выбивал талоны, шёл на раздачу и на подносах нёс заказы к столу. Насытившись, вы должны были опять дождаться официанта и расплатиться с ним. Нельзя не вспомнить, что система "самообслуживания" была внедрена у нас "сверху", во всех столовых Советского Союза, в течение одной недели, но только после того, как Хрущёв лично познакомился с ней во время его путешествий по Западу. Он сразу понял, какую экономию рабочего времени даёт эта система, не способная, к сожалению, возникнуть у нас "снизу", в инициативном порядке.
   Я поел, поднялся на свой этаж, зарегистрировался, получил койку в большой комнате человек на 20-25. Побродил по комнатам, поискал земляков, пораспрашивал: кто, откуда? Народ был из лагерей военнопленных и из концентрационных лагерей. Были и гражданские, те, что были вывезены немцами на работу в Германию. Была большая группа военнопленных, ребят, одетых в чёрные кожаные костюмы. Ребята эти были из концлагеря "Дахау". Их освободили американцы и привезли на немецкие военные склады с обмундированием. Завели в склад с кожаными костюмами - это была одежда немецких подводников - и одели их там. У многих из этих ребят было по трое-четверо ручных часов. На некоторых была американская военная форма, выданная американцами.
   На следующий день я отправил Саше письмо. Не знаю, получил ли он моё письмо, но, при мне, он не приехал. Может быть, приехал позже, когда я уже уехал? А может быть, его подруга не передала ему письмо? Это, как-то, мало вероятно. А может быть, она его уговорила, и он остался жить с ней? Этот вопрос со мной на всю оставшуюся жизнь.
   Наш сборный пункт отличался от прежних мест моего пребывания полной свободой. Никто нас не охранял, никто нас не контролировал. Можно было уходить и приходить в любое время суток. На нашем этаже было несколько больших комнат с кроватями. Был большой балкон-лоджия, во всю длину этажа, и с него мы любовались видом ночного города, видом его реклам. На этаже имелась доска информации на русском языке. Со сборного пункта отправляли партиями по 100-150 человек в другой, более вместительный пункт, а оттуда уже на Родину.
   Дня три-четыре мы слонялись по городу, знакомились с его достопримечательностями. Город Нанси большой город. Он был местом пребывания правительства оккупированной зоны Франции. Заходили мы и в кино. Непривычно было, что, купив билет, можно было войти в зрительный зал и выйти из него в любое время. Ходили мы также и на ту улицу, на которой, и справа и слева, были одни публичные дома. Туда зазывали всех, проходящих мимо. Ответить зазывалам взаимностью мы не могли, на это нужны деньги, а у нас, их не было.
   Через неделю нам объявили, что завтра утром у входа нас будут ждать армейские автобусы. После завтрака мы погрузились в эти автобусы и вскоре прибыли в большой палаточный городок у населённого пункта Воденау, в 14 километрах от города Шалон-сюр-Марн (Шалон на Марне). Поселили нас в большие армейские палатки с кроватями. Здесь мы прожили ещё дней десять. Каждый день привозили ребят с других сборных пунктов, пока нас не набралось порядка двух тысяч человек.
   В последнюю ночь никто не ложился спать. Пили вино, пели песни до утра. С нами возвращались и гражданские, те, что были на работах в Германии. Среди них было много молодых симпатичных девчат. В эту ночь я впервые услышал песню "Синий платочек". Мне она очень понравилась. Пели несколько девушек, которые присоединились к нашей компании. Пели русские песни, пели украинские. Мы прощались с Францией, прощались с этой жизнью. Впереди неизвестность. Как встретят нас на Родине?
   21 июня 1945 года нас погрузили, на американские грузовики, по 24 человека на машину, и привезли на аэродром города Реймс. На аэродроме нас ждали американские, военные, десантные самолёты марки Дуглас. Аэродром был огромный, и самолёты стояли один за другим до самого горизонта. К каждому самолёты подходила одна машина, и все 24 человека по металлической лесенке поднимались на борт самолёта. Перед посадкой нас предупредили, что, если у кого есть оружие, то надо его сдать. На нашей машине таковых не было. Свой "браунинг" я сдал ещё перед отправкой на первый сборный пункт. Итак, 21 июня 1945 года в 8 часов утра, мы покинули Францию. В 10.40 мы произвели посадку на аэродроме города Пильзень в Чехословакии. Рядом с этим городом проходила демаркационная линия. По одну сторону были американские войска, по другую - Советская Армия. Пильзень был у американцев.
   С аэродрома нас, только мужчин, американскими грузовиками привезли на железную дорогу и погрузили в теплушки весьма длинного товарного поезда, который уже ждал нас. Вскоре мы двинулись на Восток. На окраине города, через реку, был железнодорожный мост. Со стороны города, на посту стоял американский солдат в начищенных ботинках, в отутюженных брюках, френче, рубашке с зелёным галстуком в цвет рубашки. На противоположном конце моста, на посту стоял русский солдат. Сапоги с кирзовым голенищами крема никогда не видели, гимнастёрка видавшая виды, перетянута брезентовым ремнём так, что низ гимнастёрки торчит веером. Разительная разница внешнего вида. Мы оказались в Советской зоне оккупации.
   Через Чехословакию, Польшу, Западную Украину ехали девять дней. Погода стояла отличная, без дождя. В вагонах была духота. Поэтому весь народ выбрался на крыши. Научились по двери и выбираться на крышу вагона, и спускаться вниз, в вагон, научились и перепрыгивать с крыши своего вагона на крышу другого, и всё это на ходу поезда. У ребят были гитары, аккордеоны, скрипки. Под аккомпанемент пели песни. На стоянках в поле рвали траву и стелили на крыше для мягкости. Некоторые и спали на крыше. Дорога была не электрифицирована, и нас везли паровозы, меняясь на станциях. Крупные города, как правило, объезжали стороной. Ехать на крыше было безопасно. Сидя на крыше, ты был ниже высоты трубы паровоза. Опасно было только стоять, проезжая железнодорожные станции, поскольку тут были переходные мосты, провода. Во всяком случае, за всю дорогу не было ни одного несчастного случая. Кормили нас нормально. С нами ехало несколько полевых кухонь. На железнодорожных станциях ребята продавали, кто что мог. Покупали разносолы и самогон. Но пьяных не было видно, за ними следили трезвые. Ехали дружной семьёй. Эшелон никем не охранялся, и, при желании, можно было сойти с поезда. Некоторые так и делали, но таких было не много.
   На девятые сутки днём прибыли в польский город Перемышль (сейчас Пшемысль). Здесь заканчивалась европейская колея железной дороги и начиналась русская колея, которая, как известно, шире европейской. Поэтому нам всем надо было перейти, через город, на другой вокзал и погрузиться в другой эшелон, уже советский. Тут стало известно, что никто домой не поедет, что всех отправят в лагеря. Поэтому до второго эшелона дошло не больше половины приехавших. Остальные, видно, решили не рисковать. Мы же погрузились в советский эшелон и поехали дальше на Восток. Часа через два мы приехали на советско-польскую границу.
  
  
  
  
  
  
  
   11. РОДИНА.
   Советские пограничники переписали нас всех в журнал и дальше мы поехали уже под конвоем. Примерно через час нас выгрузили на небольшом полустаночке, на окраине городка Мостиска. Здесь, за колючей проволокой, со сторожевыми вышками, стояли три дома: один двухэтажный и два одноэтажных. Это был ПФП - проверочно-фильтрационный пункт, лагерь КГБ.
   Нас остановили у закрытых ворот, и старший конвойный ушёл в ПФП. На нас, из-за колючей проволоки смотрели такие же ребята, как и мы. Стали переговариваться. Спрашивали, давно ли они за этой проволокой? Последовали ответы: кто два, кто три месяца. Наши стали между собой говорить, что это, наверное, полицаи или те, что служили у немцев в армии. Нас же долго держать не будут. Пересчитав прибывших, конвойные завели нас в зону, провели в помещение. Указали, где можно разместиться. В помещении были двухярусные нары с матрацами, набитыми соломой. Туалет русский, на улице. Стали знакомиться со старожилами, расспрашивать. Узнали, что режим строгий. Охрана стреляет.
   В зоне, кроме трёх больших домов, стоял ещё один небольшой дом на несколько комнат. Туда вызывали по списку. Там следователи КГБ вели допрос. А ещё во дворе было такое небольшое возвышение, остатки старого фундамента. С этого возвышения каждое утро зачитывали списки: кому и в какое время идти на допрос, кому собирать вещи и отправляться домой. Конечно, отправляли домой только после окончания следствия. В первую очередь отправляли домой: инвалидов, не имеющих конечностей, туберкулёзников, больных сифилисом, естественно, после допроса и медицинского освидетельствования. Отправляли также и не служивших в армии, с образованием меньше четырёх классов.
   Недели через три вызвали и меня на допрос к следователю. Следователь был в звании лейтенанта артиллерии. Когда закончилась война, из-за границы на Родину стали возвращаться сотни тысяч пленных и угнанных в Германию на работу. Органы КГБ не могли своими силами справиться с допросом и следствием по делам всех возвращающихся. Поэтому на следственную работу были направлены армейские офицеры. Вот к такому следователю я и попал на допрос. Беседовали мы с ним долго. Он задавал вопросы и подробно записывал мои ответы. Я отдал ему мою красноармейскую книжку, где были все данные, кто я и где воевал. Эту книжку я сохранил и пронёс через весь плен. Она у меня была вклеена в переплёт блокнота. Это мне сделал мой друг по лагерю, он до войны работал переплётчиком. А в блокноте этом я вёл дневник в плену. Отдал я следователю и справку из партизанского отряда и три групповые фотографии отряда "капитана Макса", где был сфотографирован и я.
   Вот так в КГБ было заведено дело и на меня. Один мой хороший знакомый, который всю жизнь проработал на руководящих должностях в КГБ, сказал мне: "Твоё дело будет ходить за тобой до гробовой доски, куда бы ты ни поехал, в пределах СССР". Я это почувствовал, когда после окончания института, приехал в Новосибирск на работу. В то время я был машинистом котла на ТЭЦ-2. Однажды мне на работу позвонил незнакомый голос и предложил мне после работы обязательно придти по названному адресу. Это было недалеко от дома, где я жил. Я пришёл, позвонил. Дверь мне открыл мужчина средних лет, пригласил войти в квартиру. Пригласил раздеться. Мы вошли в комнату, сели за стол. Он показал мне удостоверение работника КГБ. Стал расспрашивать, какие разговоры ведут рабочие, мастера? Есть ли недовольные властью? Я отвечал, что всё хорошо и ничего антисоветского нет. Потом он сказал: "Мы знаем, что вы были в плену за границей. Вот, на таких как вы и выходят агенты иностранных разведок. Таких, как вы и вербуют. Могут и вам предложить работать на них". Взял с меня подписку, что я никому не расскажу о разговоре с ним. Потом ещё три раза приглашал меня на эту квартиру, для получения информации о товарищах по работе: кто и что говорит? Но, так как интересной информацией я не обладал, то приглашения прекратились.
   После разговора со следователем, время замедлило свой бег. Шли дни тоскливого ожидания. Единственный способ выйти за пределы зоны состоял в том, чтобы "поехать" за водой. В зоне не было воды. Воду привозили из колодца, который находился метров за триста, в черте города. Каждое утро, в 10 часов, у ворот зоны собиралась группа, которая должна была ехать "по воду". На обычную телегу ставили четыре железные бочки и группа, человек 25-30, везла эту телегу к колодцу. Конвоировали их человек 8-10, вооружённые автоматами. Подъезжали к колодцу, наливали воду. В это время к колодцу подходили местные жители. Начинались беседы, обмен информацией, одновременно шла бойкая торговля. Конвой, не смотря на свою многочисленность, оказался неэффективным. Первое время разрешали это общение. Но после того, как несколько проходящих проверко-фильтрацию исчезли, смешавшись с местными жителями, контакты и торговлю запретили.
   Раз в неделю в зону приходил политрук. Читал лекцию о международном положении, отвечал на вопросы. Вопросы задавали каверзные, подчас он толком не мог на них ответить. Например: "Почему СССР не состоит членом Международного Красного Креста?" Такой вопрос рвался из наших душ. Ведь, если бы СССР был членом этой международной организации, то немцы вынуждены были бы относиться к нам, пленным, по-человечески, так, как они относились к пленным англичанам или французам, которые даже посылки из дома получали. Естественно, политрук вынужден был выкручиваться. И это далеко не всегда получалось.
   Свободного времени было уйма, поэтому развлекались, кто как мог. Были свои гитары, аккордеоны и даже скрипка. Пели песни. Иногда устраивали самодеятельные концерты, забравшись на крышу двухэтажного дома. На улице, в отдалении собирались местные жители и слушали. После допросов, казалось, что о нас забыли. Поэтому стали "добивать" нашего, приходящего еженедельно, политрука. "Почему мы тут сидим? Почему нас не отпускают домой?" Получили ответ: "Вы, до конца войны, не служили с оружием в руках в Советской Армии. Вы не участвовали в окончательном разгроме немцев. Поэтому вам придётся год-два поработать по восстановлению народного хозяйства страны, которое было разрушено войной". Письма писать из зоны не запрещалось. Но обратного адреса не существовало, и письмо надо было как-то передать из зоны в город. Отсюда я написал и отправил родителям, в Благовещенск первое своё письмо. Это было через 28 месяцев после того, как родителям моим пришло извещение "Пропал без вести".
  
  
  
  
   12. МЕДВЕЖЬЕГОРСК.
   Наконец наступил день, 29 сентября 1945 года, когда после завтрака прозвучала команда: "Приготовиться к отъезду!" К воротам приехали конвойные с собаками. Нас выпускали после тщательного обыска. Обыск производился в помещении проходной. Запускали в комнату по одному человеку. Приказывали раздеться догола. Затем следовала команда отойти от вещей и одежды. Солдат ощупывал все швы трусов и другой одежды, а потом швырял её под ноги: "Можешь одеваться!" Отбирали: ножи, вилки, все металлические предметы, ручки, карандаши, бумагу, деньги, записные книжки и прочее, в том числе и запасную одежду. Оставляли только то, что одето на тебе. У меня отобрали и бросили в мусорную кучу три записных книжки-блокнота, в которых я вёл дневники чуть ли не с первых дней плена. Один блокнот я купил в лагере за пайку хлеба, и целый день был без хлеба. Мне было очень жаль потерять эти записи в блокнотах. У ребят отобрали все музыкальные инструменты. Такого обыска я не видел ни в одном немецком лагере. Немцы даже врагов так не обыскивали.
   После обыска построили нас в колонну по пять человек, всего человек 500-600. Конвой, с карабинами наперевес, с каждой стороны, один на 5-6 шеренг, полтора десятка собак-овчарок. Объявили: "Шаг влево, шаг вправо считается побегом! Стреляем без предупреждения! Вперёд, шагом марш!". Ну вот, мы, наконец, дождались встречи с Родиной! Только, вот, слово Родина писать с какой буквы? С заглавной или, может, с прописной?
   Привели нас к железной дороге, погрузили в товарные вагоны с забитыми окнами, с "парашей". Замкнули дверь на замок и повезли на Север. На полустанках, где останавливался поезд, подходили женщины, спрашивали у конвоя: "Кого, солдатик, везёте? Может там мой сынок?" Конвойный передёргивал затвор и кричал: "Мать, не подходи к вагонам! Буду стрелять! Едут изменники Родины!" На десятые сутки поезд прибыл на станцию назначения.
   Медвежьегорск. Карельская АССР. Выгрузились под таким же усиленным конвоем и командами. Привели, пересчитали и сдали в другой проверочно-фильтрационный лагерь - ПФЛ. И опять я в лагере! Были немецкие. А этот советский! Это был большой - тысячи на три, а может и больше - советский лагерь заключённых. Заключены мы были без суда, без следствия, посажены были на неизвестный срок.
   Мы восстанавливали, а точнее строили Беломоро-Балтийский канал. В войну шлюзы были взорваны, взорваны были и плотины. И всё это было занесено песком. Шлюзы были в "Промзоне", на расстоянии километра от жилой зоны. Предстояло выполнить большой объём земляных и бетонных работ. Восстанавливали шлюзы. Стены шлюза высотой до 15 метров возводили из дерева и камня. Много народа тесало брёвна так, как тешут их для стен дома. Из этих брёвен монтировали ячейки и заполняли их камнями. Снаружи, со стороны берега канала, у этих стен делали песчаные насыпи. Техника: лопата, лом, тачка, повозки с лошадьми, да 3-4 разбитых бортовых машины, на которых привозили песок. Ни самосвалов, ни бульдозеров не было. Грузили и разгружали лопатами. Ворота шлюза бетонировали. Мы вязали арматуру, ставили опалубку, зимой готовили тепляки для бетонирования, оборудовали электрообогрев бетона, изготавливали ворота шлюза, монтировали привод ворот.
   "Промзона" была вся обнесена колючей проволокой с вышками. Каждый день колонны, по 5 человек в ряд, выстраивались в лагере перед воротами. Лагерная охрана пересчитывает и выпускает за ворота. За воротами конвой снова пересчитывает и ведёт в "промзону". В "промзоне" пересчитывает конвой, который охраняет "промзону". Вечером, после работы всё повторяется, в обратном порядке. И так каждый день, кроме воскресенья, суббота - рабочий день. Вечерний счёт должен был сходиться с утренним, то есть, сколько пришло, столько должно и уйти. Был случай, когда одного не досчитались, и конвой искал его с собаками по всёй зоне. Нашли, он где- то прятался. Рассчитывал, что оцепление с "промзоны" снимут и он сбежит на свободу. Стояли три часа, пока его искали. Мне не известно ни одного случая побега. Это был каторжный труд.
   Был и стимул труда. Было официально объявлено, что после окончания работ по восстановлению канала, все поедут домой! Чем быстрее закончим работы - тем скорее поедем домой! Это было расписано и развешено на кумачёвых полотнах в "промзоне". Народ верил и вкалывал, не жалея сил. Вёлся учёт выполнения заданий. Было и поощрение. За перевыполнение норм, за выполнение заданий на 150-200 процентов, в столовой, в обед, давали запеканку из овсяной крупы в размере пирожного. В запеканке было больше овса, чем овсяной крупы. Крупу воровали в столовой, заменяя её овсом. Овёс воровали у лошадей. Над заработавшим запеканку подшучивали: "Гляди, как на тебя лошадь смотрит! Это ты сожрал её овёс!"
   На стройке не хватало гвоздей. Но в "промзоне", при отделе главного механика, были небольшие механические мастерские. Там стояло несколько токарных станков и прессножницы. При мне, из этих прессножниц сделали гвоздильный станок и изготавливали гвозди из проволоки. Из глины, с последующим обжигом в печи, начали изготавливали настенные изоляторы под электропроводку. Была на стройке узкоколейка и мотовоз с платформами. Зимой, для этой узкоколейки, сконструировали и изготовили снегоочиститель. Словом, не смотря ни на что, творческая жизнь кипела, и русская смекалка не спала. Я, с первого до последнего дня, работал в мастерских табельщиком-нормировщиком.
   В зоне мы жили в длинных землянках, в виде барака. Стены в земле были обшиты досками. Над землёй возвышалась только двускатная крыша, да фронтоны на торцах. В торцах же по два окна, через них видно кусок неба, и стену в земле. Отопление - две железные печурки у входа и в конце барака. По центру барака проход. Направо и налево двухъярусные нары с проходами, как в пассажирских вагонах, только без перегородок. Освещение по центру барака - несколько тусклых лампочек. В проходах у стены, между нарами сбиты из досок некие подобия тумбочек. В каждой хранятся котелки, кружки, ложки на четырёх человек. В этих бараках мы спали, завтракали, ужинали, а по воскресеньям, и обедали из котелка на коленях. Баланду и чай выдавали через окно у кухонного блока. Надо было стоять в очереди на улице. Кормили плохо. В баланде, постоянно: мука, перловка, иногда рыба-треска, а большей частью, акулье мясо, которое привозили в бочках, рубленное кусками и засолённое.
   В одном бараке размещалось человек 200. Когда нас привезли, бараки эти были уже обжиты. Лагеря в этой местности были построены вскоре после освобождения этой местности от оккупантов-немцев. Рассказывали, что до нас в этих лагерях жили пленные румыны, которых привезли около пяти тысяч, а освободилось - 600. Не выдерживали румыны - климат, питание. Со мной был такой случай. Когда я стоял в очереди за очередной порцией баланды, то потерял сознание и упал. Очнулся я на своих нарах, принесли ребята. Всё прошло благополучно, утром вышел на работу.
   В бараках было много крыс и клопов. Крыс ловили чемоданами. В те времена у многих были фанерные чемоданы. Торцы из тоненькой доски, а верх и низ фанерные. Запирался такой чемодан на маленький висячий замок. Вот и в нашем бараке было несколько таких чемоданов. Крыс ловили так. Чемодан ставили на пол. Крышку открывали и подпирали палочкой с привязанной к палочке ниткой. В чемодан клали корку хлеба. Скоро появлялась крыса и залазила в чемодан. Дёргали за нитку, крышка захлопывалась. Закрытый чемодан заталкивали в пустой мешок, там крышку приоткрывали и крысу вытрясали в мешок. После этого мешком били о столб и выбрасывали убитую крысу. Это было своего рода развлечением. Клопов же было несметное количество. Достаточно было сесть на нижние нары, как они начинали сыпаться с верхних нар, попадая в баланду и в чай. Единственным спасением от них был мешок-чехол от матраца. Я залезал в мешок с головой, завязывал мешок изнутри, чтобы клопы не могли попасть ко мне через горловину. Дышать приходилось через матрац. Другого выхода не было. Однажды я видел такую картину. В пустом освободившемся бараке, где не жили уже больше месяца, весеннее солнце, через торцевое окно, освещало фанерную перегородку барака. На этом освещённом солнцем месте клопы сидели сплошным покровом, так плотно, что не видно было стены. Вероятно, они грелись. Такого я нигде и никогда раньше не видел.
   В наших лагерях работали следователи контрразведки СМЕРШ (СМЕРть Шпионам). На допрос вызывали ночью. Днём на работе, ночью на допрос. Меня допрашивали две ночи часа по четыре. Здесь уже были специалисты! Не чета тому, который допрашивал меня в ПФП, в проверочно-фильтрационном пункте под городком Мостиска. Вопросов было много. Кто? Откуда? Где рос? Где учился? Как попал на фронт? Где, в каких частях служил? Номер части? Подразделение? Фамилия командира? Где попал в плен? Почему попал в плен? Где был в плену? В каких лагерях? В какое время? Откуда возвратился в Союз? И многое другое. Некоторых, после допроса, месяца через два, снова вызывали на допрос.
  
  
  
  
   13. РАСКОНВОЙ.
   31 декабря 1945 года меня расконвоировали. Это означало, что меня, и ещё несколько десятков таких же, как я, перевели жить в точно такой же барак, что и раньше, но за зоной. Нам светило жить вне ограды из колючей проволоки. Выдали мне пропуск в "промзону". Это означало, что в ту зону, куда меня водили под конвоем, теперь я "добровольно" должен ходить по пропуску.
   Как раз 31 декабря было воскресенье, и были выборы в какой-то там Совет СССР. Нам, "расконвоированным" выдали "бумажки" - удостоверения на право голосования. Сходили в соседний барак, там нас занесли в список и мы "проголосовали". Так что, всё правильно, 99,99 процентов проголосовали "за".
   Теперь я стал писать письма домой, и получать письма из дома. Вот здесь, в лагере, но вне колючей проволоки, по свежей памяти, я пытался восстановить, хотя бы, даты: где и когда я был. Ведь все мои дневники пропали.
   Мы продолжали трудиться по восстановлению ББК (Беломоро-Балтийского Канала). Только было обидно, что этот продукт титанического труда народа недолговечен. Во Франции я видел много каналов, все они были из бетона. А наш ББК был из деревянных клеток, заполненных камнями и, частью, из бетона. Срок службы дерева, камней и бетона, естественно, различен, поэтому срок функционирования такого канала ограничен сроком службы дерева.
   Так прошла зима 1945 и лето 1946 года. В ноябре канал закончили, сдали в эксплуатацию. За это время в зоне осталось не более 200 человек. Остальные были расконвоированы и "выведены за зону", пребывая в тех же бараках. Это было достигнуто переносом колючей проволоки и вышек. Говорили, что тем, кто остался в зоне, вынесли "срока" от 10 до 25 лет.
   На митинге, посвящённом окончанию восстановления канала, сказали: спасибо за работу! Но страна не залечила раны, нанесённые войной, и надо помочь восстановить промышленность страны, ну и так далее. Надо работать под руководством КГБ. Выхода не было, так как ни у кого не было документа, удостоверяющего личность, а чтобы жить в любом месте требовалась прописка в милиции. Существовал закон, по которому за нарушение паспортного режима, то есть, за проживания без прописки, полагалось тюремное заключение, лагеря! К тому же, для въезда в мой родной город Благовещенск, который находился в пограничной зоне, требовался ещё и специальный пропуск.
   Стали составлять списки: кто куда поедет "добровольно" работать. Предлагалось два места. Одно - это строительство газопровода "Кохтла-Ярве - Ленинград". Кохтла-Ярве это Эстония. Так что, уже тогда, в 1946году, я мог очутиться в Эстонии, где живу с марта 1971 года. Второе место - это строительство жилья в городе Сталинске (сейчас Новокузнецк) на Кузбассе. Организация "Кузбассжилстрой" в системе МВД. Я, конечно, выбрал "Кузбассжилстрой", поскольку это уже на половине пути домой.
   21 ноября 1946 года опять погрузились в теплушки товарного поезда, с привычными печками, нарами, только теперь без конвоя, и отправились на Восток. 7 декабря прибыли в город Сталинск. Нас разместили почти в таких же бараках, как и на Беломорстрое, только в центре города, рядом с металлургическим институтом. Нашей организации надо было построить на окраине города (Точилинская гора) посёлок в 300 индивидуальных домов, для рабочих металлургического комбината. Дома строились из шлакобетона, заливкой в опалубку. Изготавливали инвентарную металлическую опалубку, и другие различные приспособления. Металл заготавливали на "скрапном дворе" комбината, то есть на той площадке, где складируют прибывающий на переплавку металлолом. После войны было много металлолома на таких складах, в том числе и разбитых танков, и орудий. Я продолжал работать в отделе механизации. В Кузбассжилстрое нам платили мизерную зарплату, которой едва хватало на питание. Барачное общежитие было бесплатным. Давали спецодежду: обувь и телогрейки, в которых мы и ходили. Документов личности, паспортов никому не давали.
   В начале февраля ко мне из Благовещенска приехал отец. Поскольку я ещё жил в бараке, то ему пришлось устроиться в гостинице. Он приезжал, чтобы забрать меня с собой. Мы ходили с ним в отдел кадров. Я написал заявление об увольнении, в связи с выездом на родину, для учёбы. Начальником отдела кадров был капитан МВД Кавригин. На моём заявлении он наложил резолюцию: "Отказать. Нет оснований". Но, всё же, пообещал отпустить меня в отпуск. Разузнали мы также, что уволиться из системы Кузбассжилстроя можно лишь по "вызову" из учебного заведения, для продолжения учёбы. Такого "учебного вызова" у меня не было. Но отец уехал, оставив мне другой "вызов". "Другой вызов" - вызов со стороны родственников - был необходим для получения пропуска в пограничную Благовещенскую зону. В феврале 1947 года нашему участку механизации выделили старый двухэтажный деревянный дом в Старо-Кузнецке - в районе города, существовавшем ещё до строек Сталинска.. На работу стали ездить трамваем. Складывалась иллюзия почти полной свободы.
   В марте мне дали отпуск на 30 дней. Выдали паспорт, тоже на 30 дней. Были такие паспорта из двух листиков, без всяких корочек. Получил отпускные. По вызову, оставленному отцом, получил пропуск в погранзону Благовещенска. 1 марта 1947 года, в "общем" вагоне, но уже пассажирского поезда, выехал я в родной Благовещенск.
   Приехав, сразу пошёл в Горный техникум, откуда, в 1941 году, я, добровольцем, ушёл в армию и на фронт. Был март месяц, приёмная комиссия не работала. Обратился к директору техникума. Тот расспросил меня и, узнав, что я был в плену, отказал мне в выдаче "учебного вызова". Сказал, что их техникум относится к министерству "Цветметзолото", поэтому принять меня на учёбу нельзя, я был в плену у немцев.
   Пришлось искать другой техникум. Так я поступил на учёбу в "Благовещенский коммунально-строительный техникум" - БКСТ, о чём нисколько не жалею. Взял у них вызов на учёбу с 1 сентября. Срок моего отпуска, как и паспорта, заканчивался, надо было ехать на работу, хотя и не очень хотелось.
   Приехал в Сталинск. Мне предложили работать инспектором культурно-воспитательной части (КВЧ) в лагерной зоне. У Кузбассжилстроя были свои лагеря в Новокузнецке. Заключённые этих лагерей также работали на строительстве домов. Мои возражения и слушать не стали. Справку-"вызов" коммунально-строительного техникума и смотреть не захотели. Сказали: "Хочешь учиться? Отлично! Учись в Новокузнецке. Родители? Вызывай их сюда! Одним словом, иди, работай!"
   Я написал заявление об увольнении, в связи с вызовом на учёбу. Получил резолюцию "Отказать". Тогда я записался на приём к прокурору нашего района. Прокурор выслушал меня, взял заявление с визой "Отказать", взял вызов из благовещенского техникума и сказал: "Хорошо. Я сейчас иду в сторону вашей конторы. Идём". Пришли мы в управление, он оставил меня в приёмной, а сам зашёл к начальнику отдела кадров. Минут через десять он вышел и отдал мне моё заявление с исправленной резолюцией: "Уволить, в связи с выездом на учёбу".
   23 июня 1947 года я окончательно вернулся к родным. С момента отъезда в армию прошло 5 лет 4 месяца и 8 дней.
   Несколько ностальгических строк о том, где я встречал новый год:
   1942 - дома, в Благовещенске на Амуре. Были друзья по горному техникуму, была моя девушка Галя Клочко, с которой я долго дружил.
   1943 - в прифронтовой землянке, выкопанной в лесу с напарником. Центральный фронт. Были "наркомовские" 100 граммов водки. Салютовали из карабинов боевыми патронами.
   1944 - в немецком лагере для военнопленных. Населённый пункт Хелм. Польша.
   1945 - в доме бывшего французского партизана Поля Картюрон, на его ферме. Деревня Кофельу. Франция.
   1946 - в советском проверочно-фильтрационном лагере, на Беломоро-Балтийском канале. Карелия. СССР.
   1947 - в бараке, правда, уже, будучи расконвоированным, но, почти что, в лагере. Город Сталинск, ныне Новокузнецк, Кемеровская область. СССР.
   1948 - в родном городе Благовещенске.
   Уехав 18-тилетним, я вернулся 24-х лет. Война, плен, лагеря были пройдены. Впереди учёба!
  
  
   Обработал И.В.Алексахин.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
   18
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"