Правдина Татьяна: другие произведения.

Анна. История мажорки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что будет, если дочь богатого папочки вдруг попала в не милость и решила проявить характер? Предупреждение: возможное совпадение с реальными лицами, местами и событиями случайно. История полностью вымышленная


   Глава 1.
  
   - Радость моя!
   И все, стало понятно, что мне пришёл капец.
   - Радость моя, - повторил папа, - что это?!
   На закрывшуюся крышку ноутбука легло письмо из универа. Ну, да. Меня отчислили. Орать-то чего? Первый раз что ли?
   - Аня! Я с кем разговариваю? Объясни мне, как это понимать!
   Ну как-как? Скучно мне на парах, вот и не хожу в это унылое заведение, обзываемое университетом. Но работы все приношу к зачётам, верно? И даже курсовую последнюю сдала на отлично.
   - Аня, это уже третий вуз, откуда тебя отчисляют! Я думал, хоть тут ты доучишься! Остался только год и диплом юриста в твоём кармане, а ты?!
   Папа стыдил бы меня и дальше, но не обнаружив раскаяния в моих глазах, только махнул рукой и уехал на работу. Мда, сочувствую его подчинённым. Это мне, единственному ребёнку, все проделки сходят с рук, а на работе папа тиран и в обычной ситуации, а сейчас вообще в разнос пойдёт. Домашний телефон зазвонил внезапно. Вот скажите, на кой в двадцать первом веке, когда у всех мобильники есть, домашний телефон? Но он есть, причём в данный момент ещё и надрывается. Пришлось идти отвечать.
   - Алло?
   - Алло? Аня? - голос Катеньки, папиной секретарши, дрожал, - Ань, скажи, пожалуйста, что Степан Владимирович сегодня в хорошем настроении, - взмолилась Катя.
   - Эмм, Кать, - я закусила губу, - понимаешь, он письмо из универа получил, - осторожно сказала я.
   Собеседница застонала. Катя, лет на десять меня старше, работает у папы с самого начала моей попытки получить высшее образование. Пять лет - это уже стаж. После того, как мама погибла, и я осталась с отцом, секретарши менялись с удивительной частотой. А Катя молодец, держится. За эти тринадцать лет она была десятой.
   - Аня, у меня двое детей, мне нужна эта работа! Если меня уволят, виновата будешь ты! - и Катя отключилась.
   Да, не весело. И перед папой теперь никак не выкрутишься. Я с тоской осмотрела квартиру.
   Пятикомнатная, на двенадцатом этаже высотки в центре города, была впечатляющей по своему внешнему виду. Папа, после смерти мамы, нанимал бригаду мастеров с каким-то известным дизайнером, и теперь наша квартира выглядела как Эрмитаж в своих особо разукрашенных залах. Тошно. Не зря я давно бросила и музыку, и живопись. Кинув грустный взгляд в окно, где начинался апрель, я отправилась собираться.
   Сегодня в планах был поход в салон красоты перед вечеринкой в "Эльмесе" в честь дня рождения Сокола, и я намеревалась подобрать что-нибудь новое по такому случаю.
   ***
   - Анечка, птенчик мой, - ворковал Захар, укладывая крупные локоны светлых волос, - ты не думала придать волосам новый стиль? Давай мы попробуем сиреневые пряди, а?
   Захар уже третий год единственный стилист, к которому я хожу, последние полгода упорно уговаривает сменить причёску. Но я отказываюсь. И это дело принципа.
   Почти тринадцать лет назад в мой день рождения мы с мамой возвращались домой из школы. Это единственный день в году, когда она откладывала все дела и проводила его со мной, чтобы не случилось. Вот и тогда, середина мая, близился конец учебного года, и мама решилась купить мне то, о чём я её просила - скейтборд. Увидев в одном из фильмов как катаются парни, я загорелась переплюнуть их в этом. И вот, после школы мы отправлялись в самый дорогой и огромный спортивный магазин города, куда поступили именно такие скейты, какие мне хотелось. До магазина оставалось всего каких-то пять минут езды, когда на повороте нас на всей скорости сбил какой-то внедорожник. Мне повезло больше. Я сидела сзади, за передним пассажирским сидением, и отделалась только ушибами и переломом руки. Мама умерла мгновенно, от обломка ребра, проткнувшего сердце. С тех пор я ненавижу свой день рождения и никогда его не отмечаю, хотя меня исправно все с ним поздравляют и дарят подарки не смотря на мою довольно кривую попытку улыбнуться. Даже папа никогда не понимал меня, говоря, что это мой праздник и нужно радоваться. Я же жива.
   Через год я ходила в парике, стараясь скрыть недавно пробившийся светлый, почти белый, ёжик, появившийся на месте выпавших на нервной почве и от излишка медикаментов волос. И теперь, в свои почти двадцать три, я волосы отрастила, и перекрашивать их из природного светло-русого цвета не собиралась, продолжая оставаться "призраком". Бледная тонкая кожа, к которой не лип загар, светлые, почти белые волосы, серые впалые глаза. Добавить ко всему, вес сорок пять кило при росте в сто шестьдесят восемь, и вот вам я. Друзья посмеивались раньше, что меня ветром унесёт, и стоило папе купить мне машину на восемнадцатилетие, как подколки усовершенствовались до того, что только машина меня и спасает.
   И вот теперь Захар снова взялся уговаривать меня сменить имидж.
   - Анечка, золото моё, но это же скучно, все время придерживаться лёгкой прозрачности. Это модно было сто лет назад. Сейчас все должно быть ярким. Давай хотя бы попробуем придать немного цвета лицу?
   Я тяжело вздохнула.
   - Захар, мне хватит ярких элементов в одежде, не делай из меня попугая, пожалуйста.
   За таким бесполезным трёпом прошло пол дня. А мне ещё надо успеть в торговый забрать заказанные там ранее вещи. Купить одежду или обувь просто так - это не для меня. Я просижу пол дня в интернет-магазине, подбирая соответствующий случаю образ, а потом езжу и забираю товар, расплачиваясь, в прочем, тоже в магазине, и только после проверки качества материала и швов.
   Уже семь часов, а я только припарковалась у дома. Подарок Соколу пришлось подбирать заново, предыдущий вариант так в магазин не доставили. Как будущему медику, который собирался поступать в ординатуру, было необходимо подобрать что-то серьёзное. Запонки и зажим для галстука из золота с маленькими бриллиантами встал мне в четыреста пятьдесят тысяч. Удивительно, но я уложилась в планируемый бюджет. Теперь осталось привести себя в порядок и появиться к девяти вечера в клубе.
   Пробки меня раздражают. Даже не так. Они меня бесят! К клубу я подъехала в десять минут десятого и сразу пробежала через весь зал в vip-зону. За столиком собрались все наши: Ляля, Макс, Люкс, Снежка и Вик с Заей. Не хватает только меня и Сокола.
   - Всем привет, где новорождённый? - падая на диван рядом с Люксом, спросила я.
   - Опаздывает. Но сегодня ему простительно, - Макс был явно уже не трезв, но ему было все равно. Клуб принадлежит его отцу, и друг мог остаться тут отсыпаться.
   Больше я спросить ничего не успела. К нашему столику подошёл Сокол.
   Высокий шатен с ухоженными руками будущего хирурга был сегодня одет как-то непривычно непразднично. Синие джинсы, черные кроссовки, серый джемпер. И это единственный раз за последние несколько лет, когда я осознала, что передо мной не Сокол, а Андрей Соколов, студент мед вуза, мой единственный близкий друг в этой компании приятелей.
   - О, кто наконец-то почтил нас своим вниманием, - Ляля подскочила со своего места, желая перебраться на привычное место на коленях Сокола.
   - Оль, не сегодня. У меня к вам серьёзный разговор, ребят.
   Так, раз Лялю назвали Олей, значит действительно серьёзно. Все разом подобрались, а отвергнутая девушка, надув и без того пухлые, благодаря гиалурону, губы, вернулась на своё место.
   - Я завтра женюсь, - заявление не достигло цели, мозг его не воспринял, - на дочери профессора Цилинского. И я больше не буду приезжать сюда и хочу разорвать все связи с этой своей жизнью.
   Первая пришла в себя, как ни странно, Ляля, до этого момента считавшаяся официальной девушкой и неофициальной невестой Андрея.
   - Как женишься?!
   - Как все. Я больше не хочу её обманывать. Она про вас знает и условие её согласия на брак - это мой разрыв с вами. Я принял своё решение. Извините, ребят.
   Он просто встал и ушёл. А я только сейчас поняла, что по-прежнему сжимаю в руке коробку с подарком. Как же я порадовалась в этот момент, что пару лет назад окончательно отказалась от каблуков. Андрея я догнала на парковке у его машины.
   - Андрей, подожди!
   Парень обернулся и замер ожидая, пока я отдышусь.
   - Ань, нет смысла меня уговаривать остаться и все объяснить. Вы не поймёте.
   - Уверен? - зло спросила я, и, о, чудо, он закрыл дверь машины и все же объяснил.
   Оказывается, Андрей с Машей знакомы с первого курса, а встречаться стали полтора года назад. Он, конечно, гулял с нами и спал с Лёлей, но не зря у них в последние полгода не ладится. Андрей решил завязать с разгульным образом жизни и превратиться в примерного семьянина. А два месяца назад Маша сказала, что беременна. Он месяц её уговаривал на свадьбу, но она была против, зная, что тот гуляет "на лево". И чуть не ушла от него. Тогда он согласился разорвать все контакты с нами, чтобы Маша осталась с ним. Профессор Цилинский, хирург-кардиолог, поддержал будущего зятя, и они вместе уговорили Машу согласиться.
   Андрей специально сократил общение с компанией до минимума, чтобы разрыв приняли проще. И сегодня и пригласил всех в клуб, чтобы попрощаться.
   - Ань, это не моя жизнь, ходить по клубам, пить, курить травку и баловаться экстази, - я смутилась, да, это наша жизнь, но не его, - Мама просила, чтобы я не разрывал контакт с тобой, и поговорила о тебе с Машей. Я позвоню тебе с нового номера, когда родится ребёнок. Но только в том случае, если ты никому из НИХ его не дашь. Где я живу и живут мои родители знаешь тоже только ты. Я тебе верю. Но сейчас лучше порвать со всеми.
   Я шмыгнула носом и обняла друга.
   - Хорошо. Вот, это тебе. С днём рождения и с предстоящей свадьбой, - протянула коробку с подарком, которую так и сжимала в руке.
   - Спасибо, - он улыбнулся и, поцеловав в щеку, сел в машину.
   Когда свет фар исчез за поворотом, я вернулась в клуб.
   Ребята были злы на Сокола, но злость сменялась пьяным и наркотическим угаром. Когда около двух ночи все решили покататься, я пыталась остановить их. Только как вы представляете, чтобы муха остановила стадо слонов?
   Спустя пять минут я была заперта на заднем сидении собственной машины, за рулём которой был Вик, а рядом сидела пьяная в хлам Зая. Когда мы промчались на красный через перекрёсток на скорости около двухсот, перед глазами встала авария, в которой погибла мама. И тогда я решилась сделать то, чего раньше бы не сделала. Позвонила в ГИБДД.
   Через пять минут машина Макса, шедшая первой, резко затормозила перед перегородившими проезжую часть машинами блюстителей порядка на дорогах. Машина Люкса остановилась спокойнее, без заносов. Вик попытался свернуть или развернуться, но засада была подготовлена грамотно, и все три машины оказались пойманы.
  
   ***
   Когда ребят забрали родители и адвокаты, Макс, который единственный, кроме меня, оставался в участке, посмотрел на меня в упор.
   - И зачем ты нас сдала?
   Я этого не ожидала и не знала, как ответить. Пришлось играть в непонимание.
   - С чего ты взял, что это я?! - надеюсь, в моем голосе возмущение, а не страх.
   - Это ты нас отговаривала ехать, и ты сегодня отказалась от травки и почти не пила. Ты проторчала с Соколом неизвестно где. Что, по-твоему, ещё нужно? Даю тебе три дня, чтобы самой ребятам признаться, иначе расскажу о твоём предательстве я.
   Твою ж дивизию! Ну, что за день! Но не успела я что-то ответить Максу, как нам велели идти на выход. На улице у машины стоял папа. Бросив на нас неприязненные взгляды велел садиться обоим.
   - Я с вами не поеду, - начал было Макс.
   - Поедешь. Твой отец просил меня отвезти тебя на квартиру твоей матери.
   Макс побледнел, но покорно сел рядом со мной на заднее сиденье. Поездка в дом матери для него означала только одно - с этого момента он сильно ограничен в средствах. Сильно от слова "совсем". А работать Макс не любил. Старший Наречкин хоть и имел несколько клубов, но сам вёл совсем не праздный образ жизни. А вот сына приучить работать так и не мог. Видимо, сегодня не только у меня с отцом напряглись отношения. Правда я ещё даже не представляла, насколько всё плохо.
  
   ***
   - Так больше продолжаться не может, - папа зашёл ко мне в комнату и рядом со мной на кровать бросил папку, - у тебя неделя.
   Я непонимающе посмотрела на него.
   - Здесь документы на твою новую квартиру. Ещё днём я завершил все формальности и теперь она твоя. Прописку сменишь сама. И чтобы через неделю духа твоего тут не было! - костяшки пальцев, которыми он сжимал спинку кресла побелели. - За неделю оформишь прописку там и перевезёшь своё барахло. Я оформил выкуп у тебя твоей доли этой квартиры, на полученные средства купил тебе квартиру попроще, а оставшиеся деньги положил тебе на счёт. Там было два миллиона. Сколько осталось после сегодняшнего вечера посчитай сама. На эти деньги поживёшь первое время, пока не найдёшь работу. Машина остаётся у тебя. Неделя.
   И он вышел. А я сидела и пыталась осознать, как произошло то, что меня, единственного и любимого, как мне казалось, ребёнка выкинул из дома собственный отец.
  
   ***
   Неделя прошла бурно. Весь вторник я отсыпалась, надеясь, что папа оттает, и друзья, как проспятся, поймут мой поступок. Но я ошиблась.
   Вечером в нашу квартиру въехала папина новая жена, с которой он расписался недавно, но до сих пор скрывал это от прессы. Беременная, на восьмом месяце. Теперь все СМИ взорвутся новостью. Мне папа даже не сказал, что у него с кем-то роман. Зато теперь стало понятно, что я не единственный ребёнок, а "первый блин комом".
   Переезд даже мне теперь казался не таким уж плохим выходом.
   В четверг, когда я спускалась с первой на сегодня и последней вообще сумкой вещей, то обнаружила свою белую машинку, разрисованную разной краской. Всю. По тому, что было нарисовано и написано, стало понятно - ребята только разогреваются, а скоро начнут мстить серьёзно.
   Пришлось брать такси и вызывать эвакуатор до сервиса. Машину обещали привести в норму к следующему вечеру. А я начала искать кому бы её продать, дальше мне на ней ездить нельзя. Собственно, как и работать в столице, где из-за моей фамилии мне жизни не будет. Надо уезжать в провинцию, там можно будет сказать, что я всего лишь однофамилица.
  
   ***
   Очередная плодотворная неделя. Машинка ушла за триста восемьдесят. В новую трёшку въезжает молодая семья с пятилетней дочкой. Папа инженер-технолог в одном из НИИ, мама учитель младших классов. Две комнаты в их распоряжении в третьей заперты мои вещи, которые если мне и понадобятся, то не скоро. Все оформлено официально, с налоговой проблем не должно возникнуть. Можно ехать.
   Поездом ездила один раз в жизни, когда папа отправил меня одну к своей кузине. Но не растерялась. Плацкарт не то, чего бы мне хотелось, но финансово я пока не обеспечена на столько, чтобы разбрасываться деньгами, а с работой я даже не представляла как решить проблему. Не смотря на то, что меня можно причислить к "золотой молодёжи", всё же я значительно отличалась от своей бывшей компании. С деньгами проблем не было, но папа регулярно меня отправлял к своему другу лихих 90х, который давал мне работу на месяц. Заработанные деньги были незначительны, но это был урок жизни. Так он меня учил после обоих отчислений из вузов. В этот раз он превзошёл себя.
   Папу с его новой женой не видела с четверга, когда обнаружила расписанную машину, но сейчас даже рада была. По дороге на вокзал заехала к маме Андрея и попросила её номер на всякий случай, объяснив, что номер скоро сменю, но связь сохранить хотелось бы. Мне пожелали счастливого пути и даже дали свойских пирогов в дорогу.
   Что ж, прорвёмся.
   Сумка и рюкзак это все, что я взяла. Хорошо, что скоро лето, а значит тёплых вещей можно почти не брать. Только минимум, необходимый для начала новой жизни. Итак, послезавтра в обед я буду в новом городе начинать новую жизнь! Там пол дня на обустройство, пятница и выходные на отдых, а с понедельника потихоньку начну искать работу.
  
   Глава 2.
  
   Апрельская грязь. Ненавижу! Ботинки промокают через пять минут. И кто, скажите мне, придумал, что весна приносит бодрость и желание жить? Даже сейчас, осмотрись по сторонам, ещё голые деревья, лужи, грязь. Люди ходят хмурые, а те, кого поливают водой проезжающие мимо машины ещё и ругаются. Я? Нет, я не ругаюсь. Бесполезно. Зато есть смысл пройти через парк. И ближе, и машин нет.
   Противное пиликание мобильника, оповещающего о входящем вызове.
   - Слушаю.
   Собеседник уловил моё настроение и доложил по существу.
   - Майор, Ленина, двадцать три, семнадцать. Опять Хирург. Все на месте.
   И сбросил. Это была последняя капля на сегодня. Мобильник, чья задняя крышка периодически где-то терялась, а цифры на кнопках стёрлись уже давно, затрещал в моих руках, после чего был со злости разбит о ближайшее дерево, брошенный недрогнувшей рукой.
   И только когда осколки ни в чем не повинного аппарата упали в грязную сырую траву, меня немного отпустила злость на маньяка-убийцу и охватила злость на себя. Теперь придётся тратиться на новый телефон. Лишь бы сим-карту найти, там очень важные номера.
   Стоило влезть в пожухлую траву с грязью и водой как из-за спины послышался ехидный голос.
   - Неудачный день?
   Хотелось послать эту ехидну, но вспомнив, что я не матерюсь (стараюсь, по крайней мере), решил просто вежливо попросить отстать. Но повернувшись, увидел девчонку лет двадцати двух ­- двадцати трёх, уже пристроившую сумку на ближайшей лавочке, и даже не улыбающуюся своей "шутке".
   - Помочь? - абсолютно серьёзно спросила она и, не дожидаясь ответа, влезла в жижу белыми кроссовками.
   Пошевелив, озябшими в промокших ботинках, пальцами, молча вернулся к сбору останков телефона.
   - Вот это ищите? - спросила эта ненормальная, протягивая переднюю часть телефона с разбитым экраном и дорогой моему сердцу картой в слоте.
   - Да, спасибо, - и сам бы справился, но раз уж помогла, можно и вежливость проявить.
   - Вам же все равно нужен салон мобильной связи, проводите? Мне тоже туда нужно.
   Вот ведь прицепилась. Мне некогда нянчиться со всеми подряд.
   - Ближайший через три остановки на восьмёрке. Всего доброго.
   А я попытался вспомнить, есть ли на Ленина магазин, где можно купить новый телефон. Ездить по всему городу в мои планы никак не входит. За своими мыслями я не заметил, что девчонка что-то ещё говорит, но мозг сам отреагировал, выхватив из её слов знакомое название.
   - ... Ленина, двадцать три?
   - Что? - ухватился я.
   - Как можно доехать до Ленина в район двадцать третьего дома? Или, если можно, подскажите номер такси.
   - Зачем тебе туда? - в мыслях уже начал прощёлкиваться вариант, что она может знать и может ли быть замешана в этой истории.
   - Какое вам дело? - огрызнулась она.
   Пришлось лезть во внутренний карман куртки за удостоверением. Девушка внимательно его изучила и недоуменно перевела на меня взгляд, ожидая пояснений.
   - На Ленина, в двадцать третьем доме произошло преступление. Так какая нужна квартира?
   Как только побледневшая девушка назвала номер квартиры, стало понятно, что я не только провожу её до салона сотовой связи, но и в свой кабинет тоже.
   - Знаете, а давайте я вас не только до салона провожу, но и до того дома тоже, раз нам все равно по пути, - сейчас главное не спугнуть свидетеля.
   Подхватив её сумку, кажется, лишил девчонку возможности бежать. С недоверием смотря на меня, она всё же не отставая шла за мной к остановке. Да, такси сейчас было бы предпочтительней, и сразу отправить в отделение, но тогда нормальных показаний могу и не дождаться. Судя по внешнему виду, девочка не из бедной семьи. Вызовет сюда адвокатов и нет у меня свидетеля. А пока она единственная зацепка. Правда сомневаюсь, что она соучастница Хирурга, иначе бежала бы от меня куда глаза глядят. Да и работает он, как мы выяснили, один. Надо разрядить обстановку, чтобы она немного расслабилась и не дёргалась лишний раз.
   - А вас как зовут? - да, свидетелям не "тыкают", если в этом нет необходимости.
   - Вы ещё попросите предъявить документы, - да, девочка явно не из монастыря сбежала, - Аня.
   Ну хоть что-то. Но документы и правда не помешают. Только спрашивать я их буду в присутствии оперов, все быстрее поймаем, чем один я, если она решит сбежать.
   Дорога до салона сотовой связи на Ленина заняла на автобусе минут пятнадцать. Там наконец-то я вставил симку в новенький аппарат и с удовольствием отметил, что карта не повреждена. А вот пара пропущенных от оперативников мне не понравилась. Аня купила новую симку, заблокировав старый номер. И даже новенький телефон, причем довольно простой, судя по тому, как эта девочка швыряется деньгами. Кажется, кто-то скрывается. Вопрос: почему и от кого?
   Когда подошли к дому со спины шагах в десяти пристроился Жора, а впереди нас ждал Сеня. Ребята сообразительные и на моё смс "страхуйте мою спутницу от побега, но мягко" отреагировали верно. Когда подошли к подъезду, Аня застыла. Теперь открываем карты.
   - Сень, забери у девушки вещи, она потом с нами в отделение поедет, - Аня вцепилась пальцами в лямки рюкзака. Ну что за детский сад, честное слово! - Документы доставай, свидетелем оформим. Пока.
   Видя, как девчонка бледнеет, решил сжалиться и немного прояснить ситуацию. Видно же, что приезжая, да и говор отличается от местного.
   - В семнадцатой квартире, куда ты так порывалась, найден труп женщины. Убита заточенной спицей в затылок. Это третий труп за две недели. Так зачем тебе в эту квартиру надо было?
   Кажется, девушка немного пришла в себя, вон как спокойно отдала рюкзак и теперь так же, как я в парке, достаёт из внутреннего кармана куртки паспорт. Умная девочка, документы при себе.
   - Кузнецова Анна Степановна, тысяча девятьсот девяносто третьего года рождения. Прописка... ого, столичные девушки в нашей глуши! - Жора окинул плотоядным взглядом девушку. Ну у этого бзик на хорошеньких и богатеньких. А тут явно, как я говорил, девочка с деньгами, да и на внешность тоже грех жаловаться. Правда, на мой взгляд худовата.
   - Я квартиру эту снять собиралась, аванс хозяйке перечислила. Сегодня договорились встретиться для окончательного подписания договора. Она должна была меня ждать.
   Интересно. Жоре хватило моего взгляда, и он рванул в подъезд расспрашивать у соседей на счёт сдачи этой квартиры ранее. Сеня протянул нам бахилы и мне перчатки. Верно, надо все самому осмотреть.
   - Кто из криминалистов сегодня на выезде?
   - Ольга. Она ещё там.
   - Ты видела хозяйку квартиры? - пока поднимались на нужный этаж спросил Аню.
   - Нет, только по телефону разговаривали.
   - Когда последний раз созванивались? - уточнил, проходя мимо участкового в квартиру и натягивая перчатки. - Девушка со мной, - участковому, - бахилы надень, - Анне.
   - Вчера вечером. Утром она не брала трубку.
   - Есть пропущенные, - послышался грубоватый голос Ольги из комнаты, - Все верно, ответить она уже не могла. Я даже без заключения Мих Миха скажу, её убили часа три назад, может четыре.
   В комнате пахло кровью и испражнениями убитой. Но Аня молодец, даже не поморщилась. Женщина сидела, привязанная к стулу. Из затылка торчала, воткнутая туда спица. Снова разрез на животе. Опять аккуратно зашит ниткой правильным хирургическим швом.
   ­- Кто нашёл труп? - повернулся к маячившему в дверях Арсению.
   - Соседка. Пришла позвать на чашку чая, а тут такое.
  
   ***
  
   Мы уехали сразу, как только забрали труп. Ольга сама закончит осмотр. Сеня всю дорогу бросал взгляд на пассажиров на заднем сидении. А там действительно было весело. Жора во всю пытался подколоть и пофлиртовать с Аней. Но вот девушка была не в настроении. Правильно, потратила деньги, приехала в чужой город, а теперь не только остановиться негде, но и свидетелем по делу о маньяке проходит. Стало немного даже жалко девчонку.
   - Ольга деньги не нашла, наверно на счетах убитой. Как только убийцу поймаем попробуем через суд вернуть твой аванс.
   - Да и фиг с ним, всего пять тысяч. Главное, найти другую квартиру, где жить.
   - Слушай, Ань, а давай ко мне! - загорелся новой идеей Жора.
   - У тебя чёрт ногу сломит, в твоём свинарнике. И спальное место всего один диван, - усмехнулся я, смотря как у нашей пассажирки щеки краснеют.
   - Лёнь, а у тебя чисто, и комнат две, - вдруг сказал Сеня, - Причём комнаты изолированные. Пусть пока у тебя поживёт. Заодно свидетель по такому делу под присмотром. Хотя какой присмотр, ты даже ночевать домой не всегда ходишь.
   - У меня нет жены и оравы детей, ждущих меня по вечерам домой, - проворчал я нашему примерному семьянину, а потом, бросив взгляд в зеркало заднего вида и наткнувшись на внимательный взгляд девчонки, решился. - Ань, вариант нормальный. К тому же раньше девяти не освободимся, а ночевать все равно где-то нужно. А там посмотрим, что решить с квартирой.
  
   ***
  
   Саныч отпустил в начале десятого. На счёт Ани предупредил, что, если начну домогаться до дочери Кузнецова, лично прибьёт. Ну или в свидетели пойдёт, если один из известнейших олигархов нашей необъятной родины вдруг решит выдать дочь за меня. Рассказал последние новости про семейство Кузнецовых, в том числе и информацию из жёлтой прессы, которую любит читать Софья Павловна, жена нашего Саныча.
   Пока шёл в кабинет думал, как придётся отбиваться от накинувшейся на меня представительницы "золотой молодёжи" за то, что надолго оставил её одну в кабинете торчать. Реальность удивила. Когда я зашёл, в моём кресле, самом удобном предмете мебели, спала наша свидетель. Что ж, так проще.
   Проводив ребят и скомандовав, что жду их завтра к восьми, вызвал такси. Осталось самое трудное - разбудить спящую "царевну".
   - Подъём, - осторожно сжав плечо, немного её тряхнул.
   О, проснулась. Даже не возмущается, что уже не плохо.
   - Нас такси ждёт у входа. Идём.
   В квартиру попали уже почти в десять. Показал, что где находится, предоставил ей спальню, в которой никто не спит уже полгода и свободную половину шкафа.
   - Белье не новое, не шёлковое, но чистое и без дыр. Натуральный хлопок, - да, женщины у меня с разными причудами бывали.
   - Да нормально. Мне бы ещё помыться, - тихая она, когда сонная.
   - Иди, я показывал, где ванная. Тебе полотенце надо? Или халат?
   - Халат.
   Получив тёплый халат, мамин подарок на новый год, она даже не возмутилась по поводу размера. Подумав, решил рискнуть, вдруг и против пельменей не будет. А то, кроме них, у меня из продуктов ещё только засохшие шоколадные конфеты.
   Как оказалось, столичные дочки олигархов уплетают пельмени с вполне приличным аппетитом и не жалуются.
   Я лёг уже за полночь, сбегав до круглосуточного гипермаркета на соседней улице и затарившись продуктами. Что-то мне подсказывает, что до тех пор, пока не раскроем это дело, Ане будет безопасней пожить у меня. Мало ли что ещё вспомнит.
   Уже засыпая на привычном диване в гостиной, подумал, что хорошо, что я так и не женился, а то куда бы я Аню на ночь глядя пристроил. Вряд ли бы какая-нибудь женщина, которая в своё время лелеяла надежду женить меня на себе, допустила бы появление в квартире молоденькой девушки. А наши гостиницы не отличаются особым сервисом и могут по праву носить гордое название "клоповники".
  
   Глава 3.
  
   Проснулась как от толчка. И, вопреки обычно описываемым ситуациям, совсем не удивилась незнакомому интерьеру спальни и не начала судорожно вспоминать, где я и как тут оказалась. Я была в спальне вчерашнего следователя.
   На завтрак ограничилась кофе и бутербродом с сыром. И когда у него столько продуктов успело появиться? На столе, придавленная ключами, лежала записка.
   "До конца следствия живёшь у меня, распоряжение начальства, так что твоё отсутствие будет расценено как побег свидетеля, и ты сразу перейдёшь из свидетелей в подозреваемые. Ключи не теряй."
   И вместо подписи номер телефона.
   В целом, я не против, особенно если он не будет слишком многого просить за проживание в его квартире.
   День предстояло чем-то занять. Для начала решила разобрать вещи, раз уж мне предстоит тут жить какое-то время. К тому же мне даже выделили целую половину шкафа. На разбор вещей много времени не потребовалось. Из-за стремления как можно быстрее адаптироваться под новые условия жизни я брала с собой только необходимый минимум одежды. Через час аккуратного размещения вещей на новом месте, я решила воспользоваться моментом и залезть в сеть на предмет поискать работу. Или хотя бы посмотреть, что вообще есть в городе.
   Долго мои нервы не выдержали. Почти везде, в более-менее приличные конторы требовалось или высшее образование, которое я так и не получила, или хотя бы опыт работы, причём обязательно не менее года. Решив отложить поиски работы на попозже, отправилась хозяйничать на кухню.
   Несмотря на то, что дома готовила домработница, небольшие навыки в этом деле присутствовали. Осмотрев наличествующие продукты пришла к выводу, что можно сварить солянку и потушить картошку с мясом. Вот только оливок для солянки не наблюдалось. Что ж, вот и повод выйти на улицу.
   Гипермаркет нашёлся быстро, всего-то через дорогу.

"Every time we lie awake

After every hit we take

Every feeling that I get

But I haven't missed you yet"

   Заорал телефон голосом вокалиста группы Three Days Grace. Недоуменно уставилась на экран, где высветилось вбитое утром "Стрелецкий". Хах. Да, у следователя офигенная фамилия. Я, когда вчера читала его удостоверение, не сразу обратила внимание, но на кабинете тоже значилось "Следователь Стрелецкий Леонид Андреевич".
   - Да?
   - Добрый день, Анна. Вы дома?
   Интересный вопрос. Учитывая, что по большому счёту сейчас нет такого места, про который я могла бы сказать, что это мой дом, даже смешно.
   - Вы имеете в виду вашу квартиру? Нет, в магазине.
   Похоже, следователь тоже подвис на формулировке про квартиру. Но все же спросил.
   - В каком?
   - Гипермаркет через дорогу, - задумчиво рассматривая банку с оливками.
   - Я заеду за вами через десять минут к магазину, не уходите оттуда никуда.
   И отключился. Ну и ладно.
   На кассе, упаковывая покупки, задумалась, может реально в продавцы податься? Образование позволяет, да и можно без опыта. С этими мыслями вышла из магазина сразу на парковку. Он же сказал, что заедет, так что должен быть где-то здесь.
   - Я же принёс продукты. Что ещё можно столько купить? - послышался со спины удивлённый знакомый голос.
   - А нам, девушкам, всегда много что требуется, - съязвила в ответ, поворачиваясь к следователю.
   Мужчина затушил сигарету и, подойдя ко мне, забрал пакеты. Ух, какой мужчина! Прямо мечта любой женщины - р-р-раз, и закинул пакеты с покупками на заднее сидение... ну да, не папина "бэха", не моя "тэтэшка", а всего лишь старая "нива шевроле". Но тоже транспорт.
   Вёл Стрелецкий уверенно, и, явно, по привычному маршруту, срезая через дворы, чтобы избежать лишних пробок. Через пять минут мне стало тошно.
   - Не знала, что у вас есть машина. Почему вчера автобус и такси?
   - Машину оставил на другом конце города. Утром забрал.
   - А куда едем?
   - В отделение. С вами хочет поговорить начальство.
   Я поражённо уставилась на мужчину. При чём тут начальство? Он сам что, не может? Он же следователь. Наверно, на моем лице что-то отразилось, потому как мне пояснили.
   - С понедельника у нас это дело забирают москвичи, считают, что мы не справляемся. У нас времени - три дня и это с выходными. Если не найдём ещё хоть одну зацепку, то дело заберут и как только оно закончится, проведут перестановку кадров и...
   Он не договорил, но было понятно и без того. Над майором полиции нависла угроза увольнения.
   На волне радио, которая тихо звучала в машине, включились местные новости.
   - Как недавно нам стало известно, вчера был обнаружен третий труп по делу Хирурга. Местная полиция отказывается давать объяснения своей некомпетентности...
   Стрелецкий выключил радио. Естественно, кому приятно слушать о себе такое.
   - Что собираетесь делать? - спросила у майора. Тот только нахмурился и припарковался у входа в отделение.
   Начальник Стрелецкого, полковник Плескорупов Максим Александрович, мужчина лет пятидесяти на вид, был ещё по-молодецки строен и крепок. Тем не менее, абсолютно седые волосы выдавали в нем человека не молодого и работающего в напряжённой и нервной обстановке. В кабинете мы с ним остались один на один.
   Беседовать с представителями органов мне было не в первый раз, но так, чтобы сам полковник, ещё не было. Тем не менее начался обычный допрос.
   - Вы были в нашем городе ранее?
   - Нет.
   - Почему решили сюда приехать?
   - Захотелось.
   Максим Александрович нахмурился.
   - Анна Степановна, давайте на чистоту. И рассказывайте все полностью и честно. Чем дольше вы сопротивляетесь, тем дольше сидите в моем кабинете вместо того, чтобы идти по своим делам. Если же вы просто хотите дождаться своего адвоката, то так и скажите. Думаю Степан...
   - Даже не смейте мне о нем говорить. И адвокат мне не нужен. По крайней мере, пока.
   Я вздохнула, успокаиваясь, и начала с самого начала.
   - Раньше не была в этом городе. Но мне недавно потребовалось уехать из Москвы, и я выбрала город, где, по моим данным, у отца - это слово я буквально выплюнула, - нет связей. Выбрала квартиру, которая меня устроила по расположению, цене и условиям. Ее хозяйка готова была сдавать на длительный срок с последующим правом выкупа, так как сама собиралась на ПМЖ к сестре в Краснодар. Я заплатила аванс в пять тысяч и вчера в обед она меня должна была ждать, чтобы все документы оформить и передать мне ключи.
   Договорив, нервно перевела дыхание.
   - То есть раньше вы с Кунеевой Аллой Николаевной не были знакомы?
   - Нет.
   - И общих знакомых не имеете?
   - На сколько мне известно, нет.
   Полковник внимательно сверлил меня взглядом, видимо, пытаясь обнаружить обман. Вот только обмана не было.
   - Хорошо, - наконец обронил он, - вы можете быть свободны. Но будьте осторожны и живите пока у Стрелецкого.
   Вышеозначенный майор нашелся в своем кабинете, разбирающим бумаги. Вместе с ним, так же окопавшись за соседним столом сидел Арсений, капитан Шмелев. Не хватало только Георгия, вчерашнего надоеды Жоры, молодого старшего лейтенанта Федотова.
   - Добрый день, - поздоровалась с капитаном.
   Он поднял на меня глаза и как-то угрюмо проворчал.
   - Если бы мы поймали Хирурга, то был бы добрый.
   В следующий момент дверь за моей спиной открылась, как от пинка, и в кабинет вошла вчерашняя криминалистка Ольга.
   - Лёнь, всё как всегда, Мих Мих подтвердил по своей специфике. Отличий нет. Разрезы профессиональные. Швы тоже, такие же и теми же нитками, - добавив к горе бумаг еще пару папок, Ольга вышла, окинув меня внимательным взглядом.
   Чем себя занять я не знала. Возвращаться в квартиру не хотелось, да и сумки с покупками остались в машине Стрелецкого. Бросив взгляд на закопавшихся в бумагах мужчин, я все-таки решила рискнуть.
   - А я могу посмотреть фотографии с мест преступления?
   На меня одновременно поднялись две пары глаз. И если Леонид буквально сверлил меня взглядом, то Арсений смотрел с интересом.
   - Это мысль, иногда свежий взгляд дилетанта может заметить то, что пропустил профессионал.
   Только было решила, что фиг с ним, что обозвали дилетантом, как вступил в разговор Стрелецкий.
   - Она не просто дилетант, она свидетель. Нечего ей тут делать.
   Пф, больно надо. Развернулась. Но уйти мне не дали.
   - Садись за стол Жоры, - майор взял пачку документов и подошел к свободному столу.
   - А где он сам? - не удержавшись, спросила у капитана.
   - Что, понравился? - улыбнулся тот, но потом серьезно ответил, - ещё раз проверяет всё по последней жертве, может что-то упустили.
   Передо мной на столе разложили тремя группами фотографии женщин. Общая картина была одна. Женщину связывали, убивали спицей в затылок, и разрезали живот, щеки, бедра. Потом разрезы зашивали. Аккуратно. Сокол, эх, Андрей, водил нас как-то на спор в городской морг, показывал, что там и как. Выдержала, как не удивительно, только я. Вышла только чуть бледная, но в отличие от остальных, не блевала.
   Все жертвы (неужели я их так уже называю?) были разного возраста, с разным цветом волос. Первая, Соловьёва Валентина Игоревна, брюнетка двадцати лет, была смуглой. Вторая, Котова Ксения Олеговна, блондинка моего возраста, белокожей. Третья, Кунеева, мелированная рыжиной шатенка двадцати пяти лет, тоже светлокожая. Единственное общее, всем от 20 до 30 лет, молодые.
   - А зачем он их зашивал? - спросила у Арсения. Не смотря на плохое настроение, он был настроен более миролюбиво.
   - Да кто же его знает. Мих Мих считает, чтобы внутренности не вывалились.
   - А что-нибудь пропало?
   - Нет. И внутренности на месте, и в квартирах тоже.
   - А камеры на подъездах? Или в ближайших банках или офисах?
   - Это тебе не Москва, - огрызнулся Стрелецкий, - тут камер на каждом углу нет.
   Я задумчиво перебирала фотографии, а капитан, отложив бумаги, подошёл, продолжая рассказывать.
   - Общего у них ничего нет. Не знакомы, не пересекались. Даже интересы разные были...
   - А это что? - я указала на попавшие в кадры газеты.
   - Судя по оформлению, это местная газета. Выходит два раза в неделю: в понедельник и в четверг.
   - Мне нужны все номера с предшествующего первому убийству и заканчивая последним.
   Стрелецкий скептически на меня посмотрел и, махнув рукой в сторону окна, сказал.
   - В киоске за углом можно купить и старые выпуски. Только не знаю, что ты там хочешь найти, у нас эта газета у половины города имеется.
   Он говорил ещё что-то, но дверь кабинета закрылась, и я ничего не услышала, выбегая на улицу.
  
   Глава 4.
  
   Аня вернулась минут через пятнадцать, прижимая к своей белой футболке пачку газет. Хоть бы куртку застегнула, она то чёрная. Сразу видно, что никогда раньше не сталкивалась с проблемой типографской краски. Такая девица всё читает в интернете или в глянцевых журналах.
   Сгрузив на стол свою добычу, забрала с моего стола папки с личным досье на каждую жертву. Вот точно, наглость - второе счастье. Даже не спросила. Правда через десять минут папки мне вернули, зато весь стол Жоры был завален газетами.
   Когда в два часа дня уже почувствовал, как живот прилипает к спине, хотел сходить до соседнего ларька хлебобулочных изделий. Сегодня несмотря на то, что продуктами я запасся, завтракал прикупленными все в том же ларьке пирожками с растворимым кофе прямо на рабочем месте. Но даже дойти до двери мне не дал восторженный голос москвички.
   - Нашла!
   Мы с капитаном подорвались к столу Жоры. Обоим нужна была хоть какая-то зацепка, и после заявления Ани о находке, встрепенулась умершая надежда найти хоть что-то.
   Перед нами все газеты лежали страницами объявлений вверх. И в каждом номере красным фломастером было обведено три объявления. Первое объявление о продаже котят-британцев, второе о сдаче квартиры на 10 Августа, а третье вообще больше реклама, чем объявление, клиники "Целебный ветер".
   - Ну и что ты тут нашла? - скептически осмотрев результат, спросил у Ани.
   - Вот смотрите сами. Эти объявления появились как раз за пару дней до первого убийства, хотя бы одно из них может быть ниточкой...
   Дальше этот бред я слушать не стал, просто развернулся и вернулся за свой стол. Даже пирожков уже не хотелось, не смотря на голод. Нужно ещё раз посмотреть протоколы опроса соседей жертв маньяка. Но как бы мне не хотелось, все равно продолжал слышать разговор Сени с Аней.
   - Британцы точно не могут объединять, у Соловьёвой аллергия на кошачью шерсть, в её медкарте записано. Квартира, тоже сомнительно, учитывая, что Кунеева собиралась тебе свою квартиру сдавать, а сама уехать к сестре. А реклама клиники тут наверняка давно, она года три как открылась. Так что это просто выстрел в пустоту, - разбил всю теорию капитан.
   Правильно, нечего всякую ерунду придумывать. Объявления в газете! Бред. Да и всех хирургов мы проверяли сразу же, в том числе и из этой клиники.
   Но девчонка посмотрела на нас как на идиотов.
   - Вы проверили хирургов. А студентов-практикантов?
   Мы даже замерли. Как-то не подумали мы их проверять. И дело не в том, что сомневались, что студент на такое способен, просто практика летом, а эта серия только весной возникла. Я посмотрел на Сеню и встретился с таким же, как у меня, выражением лица "а-ля идиот". Собственно, этого было достаточно, чтобы мы вскочили и понеслись к машине. Вот только я не успел даже дверь открыть полностью, как она захлопнулась перед моим носом. Да что позволяет себе эта девица?!
   - Предлагаю разделиться. Вы едете в клинику, так как она пока единственное общее у жертв, а я поеду в местный мед-вуз, узнаю, можно ли с сентября восстановиться, - холодно, но чётко проговорила она, загораживая собой дверь. А увидев наше недоумение, пояснила, - одно из образований, которое я пыталась получить, было именно медицинским. Не сложилось, - опережая расспросы отмахнулась девушка. - Потом давайте встретимся, где можно поесть, и все обсудим. Кстати, а как проехать к этому вашему меду?
   ***
   В клинике нас встретили не особо приветливо, что, впрочем, было не удивительно. Прошлый наш визит был едва ли не скандальным. Вот и сейчас, девушка из регистратуры недовольно скривилась.
   - Майор Стрелецкий, капитан Шмелев, - продемонстрировали мы удостоверения. - Нам нужны сведения, посещали вашу клинику три женщины или нет. И если посещали, то каких врачей.
   - Викентий Павлович дал распоряжение, что все данные для полиции только по предъявлению ордера, - окинув нас брезгливым взглядом, ответила девушка.
   Я же тихо начинал звереть. Мало того, что мы пошли на поводу глупой москвички, у которой только развлечения на уме, так ещё для этого надо получить ордер. И это в пятницу после обеда!
   - Простите, Марина, - взглянув на бэйджик, обратился Сеня к регистраторше, - нам всего лишь нужно узнать, были здесь эти женщины или нет. Если не было, то мы сразу уйдем и без ордера не вернемся. А так подумайте, сейчас уйдем, время потеряем, а потом раз... и про вас придется искать информацию. Чем дольше мы тут препираемся, тем дольше убийца на свободе.
   - Не смейте мне угрожать! - пискнула побелевшая девчонка, но взяв себя в руки и осмотревшись по сторонам спросила, - Кто вас интересует?
   Сеня победно протянул ей листок, и пальчики защелкали по клавиатуре. Через пару минут мы узнали, что все жертвы были пациентками этой клиники, но приходили к разным врачам: психотерапевт, диетолог и эндокринолог. Собственно, никаких хирургов, как нам и ответили в прошлый раз.
   - Спасибо вам огромное. А скажите, Мариночка, а в вашей клинике студенты практику проходят? - сразу видно, что Сеня знает, как общаться с женщинами. И теперь понятно, что я действительно, как говорили все мои пассии, мужлан, хороший только в постели, и ни на романтику, ни на нежность не способный.
   Тем временем Марина совсем растаяла от комплиментов Арсения и от того тона, которым они были сказаны. И теперь она заговорщицки выдавала нам необходимую информацию.
   - Вы же понимаете, что клиника платная. Пациенты требуют за свои деньги соответствующего отношения. Тут все врачи отбираются очень строго, чтобы и дело знали, разбирательства никому не нужны, и внешне не отталкивающе выглядели и вели себя соответственно. А представьте студенты шатаются? Да не дай бог, что не так сделают! Вот Викентий Петрович и не сотрудничает с вузом. Так что нет, практикантов тут нет. Самый молодой врач тут психотерапевт, Артём Синицын. Он пару лет отработал где-то по специальности, потом сюда вернулся. Но он тоже не практикант. И он это, - девушка хихикнула, - крови боится. Всегда бледнеет.
   - Спасибо еще раз, Мариночка - все так же улыбаясь сжал маленькую ручку девушки Сеня, - вы оказали огромную помощь следствию...
   - Ну что вы, - засмущалась она, - Может вы придете сюда не только по службе, - и, поняв, как это прозвучало, добавила, - у нас отличный массажист есть. Вот, возьмите. Позвоните, и я договорюсь на удобное вам время.
   И сунула Сене листок с наспех написанным номером. Капитан заверил, что как только, так сразу и, попрощавшись, вышел вслед за мной на улицу.
   - Фух, - выдохнул Арсений, выбрасывая листок в урну, - Вот на сколько я люблю свою работу, что опускаюсь едва ли не до соблазнения.
   Я только недовольно покачал головой. Съездили, по сути, впустую. То, что все три жертвы Хирурга были в этой клинике, ничего не значит. Но проверить городские больницы и собрать данные на практикантов, интересующихся хирургией, надо. Все равно больше у нас ничего нет.
   Следующие несколько часов мы мотались по городу, выясняя списки практикантов. И в итоге вымотавшись поехали в наше любимое кафе недалеко от отделения. Пока ждали заказ, позвонила Аня, узнала где мы и обещала скоро быть. Появилась она, правда, когда мы почти все съели.
   - А мне заказать не додумались? - полным возмущения голосом оповестила она нас о своём появлении.
   Как ни странно, но она отмахнулась от разговоров о работе и уткнулась в меню, диктуя официантке заказ. И я опять только удивился её выбору. Тарелка салата, лапша, запеченный картофель и большой стакан грэйпфрутового сока. Мы с Сеней просто сидели и наблюдали, как этот немаленький заказ исчезает буквально на глазах. И если я был почти в шоке, то Шмелев умилялся на это. И даже не выдержал.
   - Вот бы Алёнка так у меня кушала, а то Вадьке по пол-порции сбагривает.
   - Ну он у тебя пацан подвижный, - рассмеялся я, вспомнив хитрого и юркого сынишку Сени, - а Алёнка мне на прошлых шашлыках сказала, что балериной хочет быть, а для этого надо быть стройной.
   Похоже капитан, и мой лучший друг, не был в курсе планов дочери на будущее. Но учитывая, что ей всего пять, думаю, он всё равно не принял её слова всерьез.
   - А мне Катя говорила, что завидует моему метаболизму. Она после вторых родов сидит на жесткой диете и бегает в зал заниматься, - задумчивая ковыряя остатки картошки выдала Аня. А встретив наши непонимающие взгляды, пояснила, - единственная более-менее постоянная папина секретарша. Уже лет пять держится. Мы с ней даже подружились.
   - Он же женился? - понял, что сморозил что-то не то, когда столкнулся со злым взглядом Ани.
   - Вопреки расхожему мнению, далеко не каждый начальник спит со своей секретаршей. Отец не спал ни с одной из них, даже с теми кто пытался затянуть его в постель. Принципы у него.
   Похоже затронулась неприятная тема, так как девушка вдруг вскочила и вылетела из-за стола на улицу.
   - Ты не спрашивал, чего она из столицы уехала? - делая глоток кофе, спросил Сеня.
   - Как-то, знаешь, не до этого сейчас, - ответил ему и проследил за его взглядом.
   Чуть в стороне от кафе стояла Аня и, судя по всему, курила. Вот это новость...
   Девушка вернулась минут через пять, причем довольно спокойная. Молча доела картошку, и сделала глоток сока.
   - Рассказывайте, чего нарыли, - смотря на нас исподлобья, хмуро спросила она.
   - Списки практикантов на прошлую практику. Нового распределения еще не было. В той клинике вообще студентов не бывает, - отвечал, честно желая её задеть тем, что её догадка не оправдалась. Но Сеня всё испортил.
   - Хотя они действительно все трое были в той клинике. Правда у разных врачей, - а может и не всё.
   - Вот поэтому вы в тупике, - возвращаясь к хорошему настроению, просветила нас эта мелочь, - вы же наверняка официальные данные спрашивали? Да еще и корочками посветили, да?
   Вот убил бы!
   - А надо было сплетни узнавать! Вот ведь отличный источник информации и из него можно подчерпнуть больше правды чем из бумажек с печатями. Слушайте, что я нашла.
  
   Глава 5.
  
   До местного меда добралась быстро, только забежала в магазин за новой блузкой, взамен испачканной типографской краской футболки. Пройти мимо, так называемой, охраны тоже не составило особого труда. Затесавшись в компанию студентов проскользнула в коридор. У тех же студентов узнала и то, что деканат на втором этаже в кабинете 245. Вот у самого обиталища грозного декана лечебного факультета, я замялась. Дело в том, что у меня с собой не было документов, и я откровенно сомневалась, что моя легенда будет убедительной, но все же надо попробовать.
   Удивительно, но мне в некотором смысле повезло. В деканате оказалась только секретарь.
   - Здравствуйте, - мне потребовалось собрать в кулак всю свою наглость, чтобы голос не дрожал от волнения, - с кем я могу поговорить по вопросу восстановления с переводом из другого вуза?
   - Здравствуйте. Это в каком смысле - "восстановление с переводом"?
   - Я проучилась почти год в МГУ на лечебном деле. Хотела восстановиться в вашем вузе, так как переехала сюда недавно. Правда я после этого ещё почти три года проучилась в другом месте на другой специальности, но я хотела бы вернуться на изучение медицины.
   - Ваш аттестат? Зачётка или её копия из МГУ?
   - Простите, - я всё никак не могла выбрать линию поведения. То ли мне продолжать строить из себя невинную овечку, или вести себя как обычно вели себя ребята из моей московской компании. - Дело в том, что они остались в Москве, но вы можете запросить данные оттуда, а отец мне перешлёт документы с кем-нибудь из подчинённых.
   Ага, кажется я правильно сделала, что сказала про подчинённых. Вон как глазки заблестели с интересом. И точно, секретарь отложила бумаги, с которыми работала, и предложила присесть.
   - Может вы наконец-то представитесь? В конце концов, я же должна знать, чьи данные мне запрашивать.
   Я достала из сумки паспорт и протянула ей. Реакция была ожидаемой. Скрываемый ранее брак отца теперь освещался во многих СМИ, так что кто я такая вопросов теперь не должно было особо возникнуть. Но женщина недоверчиво спросила:
   - А вы, случайно, не родственница Кузнецова Степана Владимировича, хозяина компании "Blacksmith"?
   - Да. Я его дочь, - пришлось сделать самодовольную мордочку, чтобы никто не догадался, что воспоминания об этом человеке мне не приятны.
   Видя, как заблестели глаза секретарши, даже не усомнилась, что мои скромные оценки не будут иметь значение. Скорее всего мне просто скажут, что бюджетных мест нет, и даже с переводом тут легче не станет, и есть только платная форма обучения, и...
   - К сожалению, у нас все бюджетные места заняты, на них огромная конкуренция. А вот платное место мы могли бы выделить. Если вы хотите, то с сентября можете поступать. Только привезите ваш аттестат и справки из МГУ. Как только вы их привезёте, мы с вами подробно обсудим все нюансы поступления и возможность перезачесть ваши экзамены. Правда, тут надо договариваться с преподавателями, но я думаю, тут не возникнет проблем.
   Чего и стоило ожидать. Намёк на то, что я могу проскочить через один семестр точно, а может и вообще через весь первый курс, лишь бы денег не жалела, был очень прозрачен. Что ж, не будем отступать от выбранной роли "дочки богатого папочки".
   - А что с практикой? Где её проходят ваши студенты?
   - У нас договорённость с городскими больницами, но студенты могут сами договариваться с какими-либо врачами, чтобы проходить практику у них, если они заранее выбрали специализацию и хотят именно в этом направлении расти быстрее как врачи.
   Мысленно сделала себе заметку, что договариваться можно. Так что наверняка кто-то из студентов договаривается о практике в той клинике, и сейчас Стрелецкий выясняет список.
   - А я могу поговорить со студентами со своего будущего потока? - похлопать ресницами для большего эффекта, нужно показать, что я уже согласилась попросить у папочки денег на обучение.
   - Конечно. У них сейчас лекция на первом этаже в аудитории 112 заканчивается, можете с ними переговорить.
   И только было я собралась уйти, вздохнув свободнее, как в спину мне прилетел безобидный на первый взгляд вопрос.
   - А почему вы не остались в МГУ и приехали сюда?
   Чёрт, что же тебе все знать-то надо? Всё равно запрос будешь отправлять и все узнаешь о том, что я просто забила на занятия и перестала появляться на парах. Надо срочно что-то придумывать, чтобы соответствовало образу и оправдывало моё прошлое и настоящее поведение.
   - Папа считал, что я мало уделяю времени учёбе, и много остальному. Но не могу же я пропустить важную презентацию коллекции Живанши или Лакруа! Да и концерт Placebo! И я не говорю про открытие нового клуба "Лайт"! Вы же о нём слышали? Вот! А папа не понимает, что не единой учёбой должен жить человек! Вот он и сослал меня сюда, чтобы я тут поучилась... Ничего, у вас в городе, надеюсь, есть где развлечься... Да и преподаватели не такие снобы и не будут задавать вопросов почему поездка в Милан мне была важнее какой-то лекции!
   По выражению глаз стало понятно, что она уже подсчитывает свой процент от того, что можно с меня получить, если я буду швыряться папочкиными деньгами и давать взятки за оценки.
   - На счёт развлечений вам лучше спросить сверстников. Лучше всего компанию Елизаветы Ельниковой. Они как раз освободились, идите. И жду ваши документы, - добавила она в закрывающуюся дверь.
   Отлично, она мне даже подсказала, кто тут относится к "мажорам", иначе с чего бы ей советовать мне узнавать места развлечений после моей прочувственной речи о приоритетах в жизни.
   Аудитория постепенно пустела, и получилось застать всего пару девчонок. Они мне и подсказали, где искать Лизу Ельникову и как её узнать. Собственно, это оказалось на удивление легко.
   На аллее у корпуса на первой же лавочке и вокруг неё собралась небольшая толпа. Среди ребят сразу же обнаружился центр компании с лидером и прихлебалы и подлизы, составляющую основную массу. Лидером группы оказалась рыжая девушка лет девятнадцати в рваных голубых джинсах, белых "найках", и чёрной расстёгнутой косухе поверх белого свитшота с принтом ярко алых губ. Подойдя ближе, я разобрала то, о чём они говорили.
   - Лайз, ты зря с Шаманом связалась. Я, конечно, понимаю, он лидер, но байкеры они такие... фу! - блондинка сидящая справа от Лизы сморщила носик.
   - Да брось, Ян, Шаман ещё ни с одной девушкой больше раза не спал, да и сам ни за кем не бегал, а вокруг Лайзы уже три месяца на задних лапках, наверняка тут что-то серьёзное, - брюнет слева чем-то напоминал Вика.
   - Ну, он мне уже обещал, что летом нас ждёт Греция, так что я в любом случае до лета готова потерпеть его друзей-байкеров. И мой папа тут не при чём! - девушка сверкнула глазами на парня.
   Голос у местной звезды был хрипловат, но в целом, самая обычная девица. И тут мне пригодился мой опыт перекрывать клубный шум.
   - Ради Греции? Значит не так уж и "фу", - ядовитое замечание, и на меня уставились все, включая "фан-клуб".
   - Если бы это было противно, то Грецией меня было бы не удержать, - меня смерили взглядом, оценили мои брендовые, купленные ещё на папины деньги, вещи, моё поведение, и сразу записали в компанию друзей. - Ты новенькая? Как-то не вовремя. Середина семестра, как-никак.
   - Пока ещё думаю, есть ли смысл, - пожала плечами и уселась на место, которое мне уступил брюнет, - Если первый курс перезачтут, то останется вопрос с практикой. Если устроит, то, возможно, останусь.
   Ребята переглянулись. Причём, только те, кто явно относился к категории друзей. Ну вот сейчас и посмотрим, выложат ли мне тут всю правду, или придётся ещё их раскручивать. Не повезло.
   - У вуза договорённость с больницами. Мы только и можем, что постараться не лезть в самое пекло, - Лиза, или как её тут называли, Лайза, поморщилась.
   Дальше поговорить мы не успели. Послышался рокот мотора, и в паре метров от компании остановилась красная "Yamaha R1". Парень снял шлем, открывая взору бритую голову, забитую тату, и ухо, украшенное пирсингом в количестве около десятка. На вид ему было не больше двадцати пяти. Собственно, ничего особенного. Вот только Лайза так не считала. Счастливо взвизгнув она подскочила к своему парню и едва не повисла на его шее.
   - Котик, что ты так долго?! Поехали скорее! - забрав из его рук второй шлем, она устроилась сзади, и всё, они укатили. Вот и у кого мне теперь сведения выуживать?
   - Всё, можно валить, её до завтра не будет, - брюнет выглядел обиженно. Так-так.
   Догнав его на стоянке у серебристой "тойоты", я поинтересовалась, куда он едет и не подбросит ли меня.
   - Да никуда особо, в бар хотел. Куда тебя отвезти?
   - Да поехали в этот твой бар. Расскажешь, как у вас тут всё. Меня, кстати, Аня зовут.
   - Олег.
   До бара мы так не проронили ни слова. Я уже не была так уверена в своей идее, но очень хотелось, чтобы я была права. Тогда бы я утёрла нос этому Стрелецкому с его насмешками. Обещанное заведение было довольно скромным и неприметным. Даже цены тут были смешными, хотя может вне Москвы они такие и есть? Бармен, видимо знавший привычки Олега поставил перед ним банку пива. Окинув стойку быстрым взглядом, решила не заморачиваться и взяла то же. Пить же не обязательно, правда?
   На второй банке было решено попробовать начать разговор.
   - И что ты такой хмурый?
   - А? - парень удивлённо на меня посмотрел. Кажется, он обо мне уже успел забыть. Обидно. Но не страшно, лишь бы помнил кто я. Судя по тени вины на лице, все же помнит. - Прости, задумался.
   О! Оказывается, вполне прилично тут все.
   - Так чего ты скис?
   Похоже, Олегу надо было выговориться, а я как нельзя удачно подвернулась.
   - Вот что она в Шамане нашла, а? Да он её обхаживает ради повышения! Он же автослесарь в салоне Лизкиного отца. Надеется, что если Лизка в него влюбится, то папаша расщедриться ради благополучия дочери и продвинет зятя. У Ельникова же целая сеть по городу! А я...
   Парень замялся, а я уже думала, может мне вернуться к вузу? Или так и признать майору, что идея была паршивой?
   - А я ради неё даже с дядей договорился, он её согласился на практику к себе в клинику оформить. - Будь я собакой, у меня бы уши повернулись в сторону Олега. - Я же и Светку прокатил с практикой в этом году из-за неё. А она - тварь! С Шаманом!
   - Олег, а что за клиника?
   - А? - кажется парня с пива развезло, хотя уже мою банку, а это значит третья получается, допивает, - "Целебный ветер", на Строителей.
   Кажется, это то, что нужно!
   - А туда можно на практику?
   - Неа, но я дядю, он у меня там главврач, ради Светки в прошлом году уломал, пока с ней встречался. А потом вот, Лизка появилась. Не оценила, с..ка, стараний, всё равно с Шаманом.
   - То есть в эту клинику можно попасть на практику?
   - Ты, конечно, ничего, но ради тебя дядю просить не буду, - и не хотелось, хмыкнула я про себя, - а для Лизки вот не жалко было, а она не оценила.
   Так, этот бухой. Нужно вытянуть у него, кто ещё мог вот так вот родственников протащить туда, да и есть ли такие ещё случаи.
   - А кто-то может за меня попросить? Кто-то ещё так же туда оформлялся?
   Кажется, мыслительный процесс прошёл не особо удачно, но мне всё же выдали.
   - Я только за Светку в прошлом году просил. Ещё вроде Гном, это который невролог, сына и его друга притаскивал года два, они уже на четвёртый курс перешли. И вроде ещё Янка, ну ты её видела, пыталась на этот год пробиться, Метёлкина, травматолога, пыталась в постель затащить. Но он её прокатил. У него такая жена, там и любовниц не надо, - Олег ещё что-то говорил, про этого травматолога, потом перешёл на травмы от мотоциклов и снова на Шамана и Лизу.
   Всё ясно, тут уже больше ничего не выудишь. Зато я знаю о троих студентах-практикантах, проходящих в этой клинике практику. Теперь надо все рассказать Стрелецкому.
   - Ну? - майор был не в духе.
   - Где вы? Куда мне двигать?
   - Кафе "Дубрава". Возьми такси, проще доехать будет.
   Через двадцать минут я плюхнулась за стол, собираясь, наконец-то, покушать. А пока помучаю майора. Такие новости, как у меня, надо выдавать на подготовленных слушателей.
  
   Глава 6.
  
   Я смотрел на эту радостную физиономию и не знал, как реагировать. Это же надо, нам соврали. Хотя, девушка из регистратуры могла и не знать подробности.
   - Ань, а ты не узнала, где этих студентов можно найти?
   - Неа, - она спокойно пожала плечами, что-то ища в телефоне, - да и кто бы мне сказал? Кто у нас мент? Вот и узнавайте.
   Вот же!
   - Лёнь, остынь, - резко одёргивает Сеня.
   В этот момент у меня звонит телефон. Жора объявился.
   - Да?
   - Лёнь, это пи...ц! Я зашиваюсь! Нового ничего. Никто ничего не видел и не знает. У вас что-то есть?
   - Есть. Мы в "Дубраве". Давай сюда.
   Через десять минут в кафе появляется уставший и замученный Жорик. Пока он сметает свой заказ, мы рассказываем о том, что узнали.
   - Это всех студентов проверять?! Да мы за два оставшихся дня и половину не опросим!
   - Я считаю, что надо начать с тех, кто в "Целебном ветре" практику проходил, - гнёт свою линию девчонка. Ну что она к этой клинике прицепилась?
   Пока продолжаются споры, я прикидываю, что нам лучше сделать. В итоге решаю разделить работу. Списки, которые мы с Сеней собрали делю на три кучки, две из которых отдаю ребятам. Тянусь за телефоном и вызываю Костю.
   - Майор, если что-то срочное, то давай быстрей, - быстро отзывается наш компьютерный гений.
   - Кость, нам нужны данные о студентах меда, которые проходили практику в клинике "Целебный ветер", с адресами и как можно быстрее.
   - А луну с неба тебе не надо? - язвит это приложение к компьютеру, - Как я тебе это сделаю? У них база к сети не подключена.
   Вспомнив, что рассказала Аня, поясняю.
   - Сын невролога той клиники. Начни с него. И да, ещё Светлана. Не старше третьего курса, посмотри, кто подходит под характеристики.
   - Будем посмотреть, что можно сделать, - и Костя отключается. Теперь только ждать.
   Следующие пятнадцать минут мы обсуждаем стратегию, по которой будем проверять студентов, чтобы охватить, как можно большее число студентов, надеясь, что нам повезёт. Через пятнадцать минут приходит СМС от Кости с адресом Савельева, невролога клиники и списком из трёх Светлан, подходящих нам.
   - Поехали к доктору, - зачем тащить Аню с собой, не знаю. Но так хоть под присмотром.
   Через пол часа стоим на пороге квартиры невролога.
   - Сашка-то? - задумывается док, - так они с друзьями часа три назад в деревню уехали. Завтра к вечеру вернётся. А друга его зовут Волчков Илья, он в общежитие живёт, но пока с Сашей. Вы завтра приходите. И Светлану я тоже помню. Хорошая девочка. Если будет хорошо учится, её можно даже без опыта к нам, руки откуда надо растут. Где-то в центре живёт, точно не знаю. Она сейчас частенько заглядывает к нам, в лаборатории помогает. Неофициально, без устройства, за ради опыта, как говорит. Думаю, хочет опять на практику, вот и нарабатывает доверие.
   Уже в машине изучив список решаю съездить к Светлане Ивановой. Место временной регистрации указана квартира в центре. У подъезда Аня дёргает меня за рукав.
   - Мы по адресу. Это машина Олега, - указывая на "тойоту", говорит она.
   На звонок в домофон отвечает та самая Светлана и приглашает входить. В квартире нас провели на кухню.
   - Там Олежка отсыпается, - махает в сторону комнаты, - так что лучше на кухне, ­­- поясняет она и продолжая нарезать овощи отвечает на наш вопрос о том, что ей известно про клинику. -Я практику в прошлом году проходила в клинике, меня Олег по знакомству устроил. Но официально я числилась в обычной больнице, Саша с Ильёй, думаю, тоже. В клинике своя бухгалтерия, и студенты там только нелегально. Потом нам наш куратор проставлял в соответствии с тем, что по звонку сообщали из клиники. А в этот раз я в первой городской остаюсь, если не возьмут по результатам моей подработки. Вам же уже сказали, я так понимаю? А по протекции никак в этом году, у Олега что-то не прокатило. А в чём дело?
   Вкратце обрисовываю ситуацию со студентами и нашим делом.
   - Да что вы, - испуганно машет на нас руками, - ребята не могли на такое пойти. Вы не там ищите.
   Через десять минут я выруливаю в сторону дома. Уже поздно разъезжать и искать студентов. Да и куда ехать не ясно. Списки с адресами нам только завтра предоставят, по запросу в вуз.
   Аня дома запихивает покупки, пока я в душе, а потом я варю кофе, чтобы ещё немного покопаться в бумагах по делу. Девушка заглядывает в комнату, окидывает меня мутным взглядом, бормочет что-то вроде "спокойной ночи" и идёт спать. Что ж, нужно решить к кому и в каком порядке завтра двинусь.
   Утром снова завариваю кофе, ответы с адресами уже получены отделом, рассчитывая проехать по тем парням, кто числился на практике в хирургии. Судя по всему, это курсы с третьего по шестой. В моем списке десять человек. Размышления прерываются входящей в кухню Анной. Джинсы и майка с тёплой кофтой.
   - Куда-то собралась?
   - И тебе доброе утро, - язвит. Интересно, она всегда такая или только когда не высыпается. Но все же снисходит до ответа. - С тобой по студентам поеду, свежий взгляд будет.
   Мелькает мысль, что она со мной уже на "ты". И когда это мы успели? Зато у меня возникла идея посадить её в кабинете, пусть анализирует сведения, которые мы будем добывать.
   Высадив Аню у отделения уже отъезжаю, собираясь отправится по первому адресу, как поступает звонок от Сени.
   - Майор, зайди, тут момент есть в списках...
   Не дослушав, отключаюсь и возвращаюсь к отделению. Арсений внимательно сверяет списки, когда я вхожу в кабинет.
   - А где наша москвичка? - спрашивает с усмешкой. Ну, да, она же так рвалась в бой.
   - Да здесь где-то, я её только что высадил. Не заходила, что ли? Может её Саныч зазвал.
   - Кого? - за спиной слышится сонный голос Жоры.
   - Аню. Не видел её? - что-то цепляет в голове, но ухватить пока не могу.
   - Так она сейчас в красную "девятку" за углом садилась.
   И тут в голове щёлкает. Она даже не сопротивлялась, когда я сказал, что она в кабинете сидеть будет, а у самой шило в пятой точке, вот и умотала в детектива играть. И все бы ничего, только стоило мне выложить свои соображения, как Жора замечает, что Аня села на пассажирское место, а значит она с кем-то уехала. Вопрос только с кем? Она всего третий день в городе, ещё не успела бы друзьями обзавестись. Нехорошее предчувствие заставляет подскочить с места и бросится к двери. Пробую набрать её номер, но абонент "вне зоны". Уже у выхода догоняют ребята.
   Ключи от машины остались в ветровке в кабинете, зато Жорин старый "форд" приветливо пищит сигнализацией, и мы бежим к нему.
   - Ты видел, куда они поехали? - спрашиваю у рулящего Жоры.
   - Примерно. Звони на пост у Красноармейской, скажи, пусть смотрят красную "девятку" с номерами 218, буквы, извини, не запомнил. Если машина проедет, пусть запоминают направление, и передают ориентировку дальше. Будем догонять.
   Пока Жора договаривал, я уже успел связаться с постом. Пока тихо, в такую рань в субботу мимо проехало не так уж много машин за последние десять минут. Когда подъезжаем к точке, нам тут же сообщают направление и полный номер. Связываемся с ближайшими постами, но никто машину не видел. Нервно закуривая, едем в указанном направлении.
   Знаете, как бывает? Вот идёт стройка, а потом что-то происходит и, бах, стройка заморожена. На Красноармейской строят новый офисный центр, и когда проезжаем мимо, я решаю заехать туда. С постов все равно не пришло подтверждений о машине. Хирург оставлял своих жертв в разных местах. То на полузаброшенном мосту в парке, то в подъезде на последнем пролёте у чердака, то вот последний раз вообще в квартире. Почему бы не стройка?
   Стоит проехать чуть вглубь, как за горой строительного мусора виднеется красный угол капота машины. Мы с ребятами осторожно продвигаемся в ту сторону, расходясь веером и стараясь обхватить наибольший участок.
   "Повезло" мне.
   На первом этаже, едва ли не у противоположной стены, замотанная скотчем, сидела Аня. Рот тоже был заклеен, видимо, чтобы не кричала. Меня девушка не видела, смотря в противоположную сторону. Прислушавшись, разобрал негромкие шаги и едва различимое бормотание. Обходя стены и стараясь быстро и тихо преодолевать дверные проёмы, прошёл до места, откуда можно было бы разглядеть похитителя. А о том, что это похититель, я не сомневался, скотч был прекрасным доказательством.
   Шаги стали слышны отчётливо. Буквально за стеной, за которой я прятался, проходила беседа. Точнее, если учитывать то, что Аня молчала, то это был монолог. Голос мне показался даже знакомым, хотя и хриплым.
   - Вот какого ты сунулась? Ты думаешь, я не знаю, кто ты? Кузнецова Анна Степановна. Да у тебя есть все! Чего тебе в Москве не сиделось? Приехала сюда, да ещё и полезла в то, что тебя не касается. Зачем в клинику полезла? Что ты к ней прицепилась? Ещё и Олега притянула, менты же и к нему теперь полезут...
   Услышав имя парня, с которым вчера разговаривала Аня, вспомнился и голос. Вот только сразу выйти я не смог. И все потому, что услышал такое, от чего прирос ногами к полу от удивления.
   - Все вы лезете куда-то. Все вам мало! Мало своих мужчин, вы и у других их забираете! Даже на тебя Олежка повёлся! Сначала Лизка, потом ты! Все, все мои мужчины выбирали других. Ничего... Олега я никому не отдам.
   Всхлип Ани и звук метала ударяющегося о металл послужили спусковым механизмом. Выйдя из-за угла я за пару быстрых шагов преодолел расстояние до цели и схватив за руку со спицей приставил к затылку пистолет.
   - А теперь не двигайся, если хочешь жить.
   Светлана разжала кисть и на бетонный пол со звоном упала спица.
  
   Глава 7.
  
   Майор высадил меня у отдела. Не хочет брать меня с собой? Отлично, я тогда напрошусь с Арсением, или на крайний случай с Георгием, он, по-моему, запал на меня, а значит может взять с собой хотя бы для того, чтобы произвести впечатление. Одно я знала точно, сидеть в кабинете не буду. Уже собираясь зайти в здание услышала, как меня позвали из-за угла. Светлана, студентка, с которой мы вчера беседовали.
   - Анна, можно вас на пару слов?
   Стоило подойти, как девушка взмолилась.
   - Давайте сядем в машину, не хочу, чтобы ему потом сказали, что я его сдала.
   - Кого сдала? - не поняла я.
   - Хирурга.
   Я опешила. Она знает кто такой Хирург и вчера ничего нам не сказала?
   - Пойдём в отдел, там всё расскажешь, - я хотела было развернуться, но девушка всхлипнула.
   - Не могу. Давай у меня в машине поговорим?
   Ну и что мне осталось? В "девятку" я садилась не охотно, что-то мне в ней не понравилось. И дело не в том, что это отечественный автопром и не в том, что машина старая, просто предчувствие, как тогда с газетой и клиникой. Но когда я уже хотела попросить девушку рассказать всё быстрее, чтобы покинуть эту странную машину, к лицу прижали тряпку чем-то пахнущую. Хлороформ, мелькнуло в сознании название, которое Андрей говорил, рассказывая что-то из истории наркоза.
   В себя я пришла на заброшенной стройке. Где-то недалеко слышался звук проезжающих машин. Руки были перемотаны скотчем, как и вообще пол тела. Ноги тоже.
   Светлана стояла у какого-то блока и раскладывала на нем различные предметы. На самой девушке был хирургический операционный балахон. Обернувшись и увидев меня в сознании, она гаденько усмехнулась.
   - Вот какого ты сунулась? Ты думаешь, я не знаю, кто ты? Кузнецова Анна Степановна. Да у тебя есть все! Чего тебе в Москве не сиделось? Приехала сюда, да ещё и полезла в то, что тебя не касается. Зачем в клинику полезла? Что ты к ней прицепилась? Ещё и Олега притянула, менты же и к нему теперь полезут... - девушка отвернулась, что-то взять, но бред так нести и не перестала, - Все вы лезете куда-то. Все вам мало! Мало своих мужчин, вы и у других их забираете! Даже на тебя Олежка повёлся! Сначала Лизка, потом ты! Все, все мои мужчины выбирали других. Ничего... Олега я никому не отдам.
   Она наконец-то обернулась, держа в руке острую металлическую спицу. Всхлип вырвался сам собой, как я не пыталась удержать. И тут случилось неожиданное, но не менее радостное событие. Из-за дверного проёма показался Стрелецкий. Перехватив руку Светланы второй приставил к голове, наверное, пистолет.
   - А теперь не двигайся, если хочешь жить.
   Девушка побледнела и выронила спицу.
   Тут же из другого проёма вылетели Арсений и Жора, наводя оружие на девушку.
   - Жор, Аню распутай и проводи в машину. Сень, группу вызывай.
   А я вдруг почувствовала дикое головокружение и такую слабость, что все остальное было как в тумане.
   Вот майор убирает пистолет и цепляет на Светлану наручники. Арсений с кем-то говорит по телефону. Жора ножом разрезает на мне скотч и разматывает руки и ноги. Отклеивает скотч с лица. Отмечаю про себя, что это больно. Потом меня ведут к какой-то машине, где в руки дают бутылочку воды. Тёплая. Не вкусно.
   Слышаться сирены. Вот подъехала скорая. Врачи сразу идут ко мне после того, как майор махает в мою сторону. Меня осматривают. Что-то спрашивают. Что-то отвечаю. Делают укол. Неприятно. Заменяют воду на прохладную. Хорошо. Скорая уезжает, выбираясь с довольно тесной площадки, где уже стоят еще две машины. Арсения и служебная. Полиция. Из служебной машины выходит Ольга, эксперт. И еще двое. Их не знаю.
   Мельтешение перед глазами. Хочется уснуть.
   - Жор, отвези Аню домой, сам потом в отдел. Тут и без тебя справимся, - недовольный голос майора.
   Жора помогает пристегнуться, садится за руль. Ругается на счет механической коробки передач, чем вызывает мой нервный смешок, и, наконец, выезжает в сторону квартиры майора.
   Дома меня провожают до кровати, приносят кувшин с водой и стакан, прощаются и уходят. А я лежу на пушистом пледе, заменяющем Стрелецкому покрывало, смотрю в потолок со стеклянной люстрой причудливого дизайна и размышляю о том, что же сегодня произошло. И сама не замечаю, как засыпаю.
   ***
   Голова раскалывается, во рту Сахара. А ещё глаза чешутся. Вроде не было вчера никакой вечеринки и не напивалась я так... Шарю рукой по кровати в поисках мобильника. А почему постель пушистая? И тут на меня сваливаются воспоминания последнего месяца. Разговор и ссора с отцом, переезд в новую квартиру и её сдачу, переезд в другой город, убийство, Стрелецкий, его квартира, Светлана. На последних воспоминаниях останавливаюсь подробно.
   Судя по спице и обмундированию, да и вообще исходя из этого похищения, можно сделать вывод, что Хирург оказался не "ОН", а "ОНА", Светлана. Или же она прикрывала Олега. Пытаться с больной головой разобраться в происходящем самостоятельно даже не буду. Нужен майор.
   В квартире, не смотря на уже восьмой час вечера, я одна. Выпив таблетки, вызываю такси. Почему-то у меня нет сомнений, что Стрелецкий ещё на работе.
   Такси тормозит у крыльца отдела, и я, пошатываясь от непрошедшей до конца слабости, прохожу к кабинету майора. На вахте молодой парень в форме пытался мне что-то сказать, но я не вникала. Кабинет оказался запертым.
   - Анна Степановна, майор у Максима Александровича, - догнал-таки меня парень, - капитан у экспертов. Подождите вон там на стульях. Кто-нибудь из них скоро придёт.
   - А Жора где? - вспомнив об отвозившем меня Георгии, поинтересовалась.
   - Не могу знать, - пожал плечами парень.
   Пришлось идти на стул. По пути пришла в голову мысль.
   - А эксперты где? Мне бы к Ольге.
   - Прямо по коридору до конца, там налево третья дверь справа. Но вам, наверно, во вторую, там Константин сидит.
   Поблагодарив, пошла по указанному маршруту. На "второй справа" двери значилось: "Компьютерный отдел". Постучалась, вошла.
   Среди трёх столов с компьютерами и нескольких стеллажей с прочей приблудой, за одним монитором собрались трое. Светлая макушка Ольги и темная с едва заметной сединой Арсения были мне знакомы, а вот откровенно рыжая и вихрастая, нет.
   - Не помешаю?
   Увлечённые работой лица оторвались от монитора. Обладатель рыжик вихров оказался чуть моложе Ольги с толстыми линзами очков и бледной конопатой рожицей.
   - Вам что-то нужно? - рыжик недовольно поморщился.
   Ольга слегка взлохматила ему волосы и ответила.
   - Кость, это Анна Кузнецова, - и уже мне, - Проходи. Еще один стул найдется. Кстати, это рыжее недоразумение, женатое на компах, Костя. И он периодически вспоминает, что женат ещё и на мне.
   Ольга и Арсений засмеялись, а Костя пробурчал что-то недовольное, но тоже улыбнулся.
   - Как себя чувствуешь? - спросил капитан, как только я уселась.
   - Уже лучше. Что делаете?
   Вместо объяснений мне показали экран, на котором работало видео с приглушённым звуком. На видео была Светлана. Костя промотал в начало и запустил, чуть добавив громкости.
   - Итак, вы Иванова Светлана Николаевна, 1998 года рождения. Учитесь в государственной медицинской академии на втором курсе. Не замужем. Временная регистрация: улица Ленина, дом 54, квартира 16. Хозяин квартиры и ваш сожитель Горнов Олег Игоревич, 1998 года рождения подтвердил факт временной прописки. Вы знаете, за что вас арестовали и что вам вменяется? - майор говорил сухо и холодно. Его не было видно в кадре, но голос не спутаешь.
   Светлана молчала.
   - В соответствии с пунктами "а" и "д" части второй статьи 105 УК РФ, убийство двух и более лиц с особой жестокостью, вам светит от восьми до двадцати лет. В соответствии с пунктом "в" части второй статьи 126 УК РФ, похищение, от пяти до двенадцати. Осознаёте?
   - Я никого не убивала! И никого не похищала! Кузнецова сама со мной поехала! У вас ничего нет на меня, майор. Где мой адвокат?
   На этом видео заканчивается. Я вопросительно смотрю на Костю.
   - Что ты на меня так смотришь? На сегодня кино закончилось. Адвокат будет завтра. Сегодня оформляем все экспертизы и направили все запросы, но ты понимаешь же, что сейчас выходные, и далеко не все в эти дни рвутся работать. Так что всё на сегодня заканчиваем и по домам. Нам ещё Юльку забирать от бабушки, - последняя фраза была брошена Ольге и та умчалась со словами "жду в машине".
   Мы с Арсением вышли следом и отправились в кабинет. Почему-то очень захотелось отвлечься от происходящего кошмара хотя бы на время прохода по коридору.
   - Кто такая Юлька?
   Арсений рассмеялся.
   - Маленький рыжий ураганчик трёх лет от роду. Дочка Ольги и Кости.
   - А им сколько лет? - я решила проверить свою догадку.
   - Ольге тридцать два, Косте тридцать пять, - и видя недоумение на моем лице пояснил, - Оля на работе всегда старше выглядит, серьёзнее как-то. А Костя по жизни раздолбай, но в компах шарит круто. Тоже из Москвы, как и ты, приехал лет восемь назад. У него семья погибла в аварии, он и уехал, где поспокойней. А тут встретил Олю и понеслось.
   Перед моим носом резко открылась дверь кабинета. Злой Стрелецкий оглядел нас и бросил, разворачиваясь.
   - Заходите.
   Ещё часа два мужчины обсуждали детали дела. Ольга уже принесла заключения по некоторым экспертизам, но ждали еще несколько ответов на запросы Кости и Михаила Михайловича, местного патологоанатома, которого для удобства и краткости любя прозвали Мих Михом. Московские завтра все равно приедут, с проверкой, поэтому я уже не смогу, как сегодня "шляться по всему отделу, как по своей квартире". Так что завтра меня сюда ждут к трём как свидетеля и одну из потерпевших и единственную выжившую.
   Через пол часа вернулся Жора и, согнав меня со своего места, уселся оформлять какие-то отчеты. Я же лениво наблюдала за работой отдела и пила чай, предложенный капитаном. В голове роились мысли о происшедшем. Да и что теперь делать? Хирурга поймали, значит нужно искать квартиру. Зачем было вещи распаковывать, даже не знаю. И работу надо искать, иначе загнусь от скуки. Да и с моим транжирством денег тоже не надолго хватит.
   Неторопливый поток мыслей прервала распахнувшаяся дверь. Полковник Плескорупов окинул взглядом помещение и остановил взгляд на мне.
   - Анна Степановна, пройдемте в мой кабинет.
   В кабинете, как только я села, завязался странный диалог.
   - Почему вы уехали из Москвы?
   Я удивлённо посмотрела на мужчину, но перенапряжение сделало своё дело и мозги отказывались работать. Решила отвечать, как есть, чтобы не напрягать болезные ещё больше.
   - Поругалась с окружением и решила сменить обстановку.
   - Анна Степановна, это не праздное любопытство. Вас похитили, едва не убили. И, не смотря на то, что вы уже взрослая девушка, я считаю, что вам следует связаться с вашим отцом.
   Я нахмурилась. Неспроста этот разговор.
   - Что происходит?
   Полковник вздохнул и выдал.
   - Москвичи всё равно в понедельник приедут. А главным их делегации назначен полковник Стерликов Егор Ефимович. Знаете такого?
   Я вздрогнула. Стерликов друг отца с тех самых 90х. Он отцу меня заложит. А я не знаю, чего ожидать от единственного родителя. Видя мой испуг, Плескорупов повторил вопрос о причине приезда. Пришлось все выложить как есть.
   - Думаю, я смогу убедить Стерликова молчать, - спустя какое-то время выдал полковник, - Но посоветовал бы все же связаться с отцом самой. На сегодня всё. Завтра для оформления показаний к трём.
   Уже по дороге в квартиру Стрелецкого, я думала, что поговорю с дядей Егором, пусть отцу передаст, что со мной все в порядке, но я с ним не хочу пока общаться. Вот только как этот разговор провернуть, я ещё не знала. Из мыслей меня выдернут голос майора.
   - Ань, а ты чем планировала заниматься у нас в городе?
   - Работать. Жить. Что все другие делают, - я пожала плечами, переключая мысли на вопрос, где же найти квартиру на первое время хотя бы.
   - А работать кем? И где? Образование хоть какое у тебя?
   Ну вот, опять образование!
   - Неоконченное высшее, - рявкнула я, - юридическое. Доволен?
   Я ожидала многого, но не такого. Стрелецкий откровенно заржал!
   - У меня идея, - выдал он весело, - я поговорю в нашем госе с деканом юрфака, закроешь семестр и до учишься в следующем году. С дипломом могу тоже помочь. И с практикой. Да и с работой потом. Тебе же понравилось?
   Этот гад как будто подсмотрел мои мысли, которые я сама от себя гнала ещё со вчерашнего вечера.
   - А общага мне полагается?
   - Зачем? - не понял майор, - Тебя моя квартира чем-то не устраивает? Или я в качестве соседа не подхожу?
   Похоже он обиделся. А я ведь просто не представляла, как попроситься задержаться у него пока жилье не найду, а оно вон как.
   - Стеснять не хотела, - ожидая очередной вспышки недовольства пояснила я.
   - Не стеснишь, да и дома хоть кто-то будет, а то одному тошно уже. Так что, как освобожусь, поговорить с деканом?
   - Поговори... те, - поправилась, уже не зная как реагировать на такое благоволение, поправилась я.
   Майор усмехнулся и выдал.
   - Тогда учти. Учиться и не халтурить, поблажек не будет. Практику отрабатывать будешь от и до. За квартирой смотри, чтоб продукты были, а то я все время о них забываю. И да, прекращай "выкать". Хотя бы без посторонних когда.
   - А кто не посторонние?
   - А вот кто на майские с нами на шашлыки поедет, те не посторонние. Как раз за неделю разгребем до конца дело Хирурга и в воскресенье или первого, на дачу к Санычу.
   У меня как поднялось настроение от всего этого, так и оставалось даже когда засыпала в моей теперь спальне.
  
   Глава 8.
  
   С самого утра в отделении все на ушах. Пришли результаты анализов, ответы на запросы, приехал адвокат Ивановой, Олег этот её тут крутится. Ужас одним словом. И адвокат был самой главной головной болью на сегодня.
   Капустин Евгений Петрович, адвокат, человек без морали. Он отмазывал отъявленных мерзавцев или, в крайнем случае, смягчал наказание на столько, что придушить порой хотелось собственными руками. Но работает он в Москве и берет очень дорого. Остается диву даваться, как он согласился приехать сюда и защищать маньячку. Да и как государственный защитник он выступает очень редко, так что вообще не понятно, что он тут забыл.
   Допрос начался уже около одиннадцати.
   - Иванова Светлана Николаевна, 1998 года рождения, обвиняется в тройном убийстве с особой жестокостью, похищении и попытке убийства Кузнецовой Анны Степановна, 1993 года рождения. Признаете себя виновной? Расскажете нам о своих мотивах?
   - Не торопитесь майор, - голос Капустина был каким-то липким, как и он сам. Хоть внешне этот лощенный тип и мог женщинам нравится, но ни одна женщина не нравилась этому мужчине так, как он обожал себя и деньги. - Давайте начнём с самого нелепого обвинения, с госпожи Кузнецовой. Никакого похищения и, уж тем более попытки убийства, не было. Светлана просто разыграла неприятное представление. Признайте, девушки в погоне за симпатичным юношами нынче ведут себя несколько грубовато. Вот и тут имело место выяснение отношений между соперницами. Светлана начиталась газет про маньяка и разыграла сцену. Да и Анна Степановна сама с ней поехала. Как видите не было ни похищения, ни попытки убийства.
   Я достал первые листы из папки и предоставил их адвокату.
   - Результаты анализов Анны Степановны, взятые после её освобождения, и фотографии со следами связывания.
   Адвокат внимательно прочитал и осмотрел предоставленные документы, отложил их и пожал плечами.
   - И что? Я же говорил, девушки довольно грубо выясняли отношения. А где доказательства, что девушка пропадала? Заявления даже нет.
   Перед адвокатом лёг лист, подписанный моей рукой ещё вчера вечером, а так же показания Ани, подписанные ею.
   - Допустим. Но почему заявление от вас? А не от родственников, - докапывался Капустин.
   - Потому, Евгений Петрович, что по приезду в наш город девушка оказалась свидетелем по делу Хирурга. И я был ответственен за этого свидетеля. А раз Анна лицо, фигурирующее в деле, то её исчезновение расследуется немедленно. И как видите, рапорт об исчезновении свидетеля в данном случае заменяет заявление от родственников.
   Адвокат хмуро вчитался в текст. Я ждал следующего его шага. И дождался.
   - Допустим в суде это примут. Даже если примут показания и ваши рапорты как угрозу. Но с чего вы взяли, что моя клиентка кого-то убила?
   Вот это был звёздный час Ольги и Костика, которые вчера проделали огромную работу. В моей папке лежали результаты сравнительных экспертиз спиц и хирургических нитей обнаруженных на трупах и тех, которые мы изъяли у неё вчера. Кстати, в квартире Олега ничего похожего не было, так что мы не знаем, где она хранит все свои инструменты. А ещё Мих Мих подтвердил, что, сравнивыемые им швы с жертв и швы, которые ему показали как швы, выполненные Светланой, идентичны.
   Адвокат смотрел на все это и молчал, стараясь найти хоть что-то, что смягчить участь его клиентки.
   - Светлана, предлагаю вам все рассказать, как и почему вы убили тех девушек. Нам это не нужно, ваша вина доказана, но, возможно, суд учтет ваши признания и смягчить наказание.
   Девушка вопросительно посмотрела на адвоката, и тот кивнул. Иванова порезала, сцепила руки перед собой и, вперив свой взгляд в стол, начала говорить.
   ***
   Отец Светланы ушёл из семьи, когда девочке было три. Мать Светланы не долго думая вышла замуж за коллегу, который давно ухаживал за ней. И несколько лет все было хорошо, но когда девочке исполнилось шестнадцать, мать умерла от рака. Собственно болезнь матери и толкнул Свету в медицину. Теперь отчим заменил девочке не только отца, но и мать. Вот только она хотела другого.
   В шестнадцать гормоны устраивают настоящий бунт, но, как назло, все мальчики, которые нравились Свете, предпочитали её подруг. И тогда она решила самоутвердиться за счёт отчима.
   После смерти жены, мужчина не пренебрегал алкоголем и связями на один раз, и, однажды, придя домой хорошо выпивши, натолкнулся на падчерицу ходящей дома в одних трусиках. У мужика снесло голову, а девушка не была против. С тех пор это регулярно повторялось и девушка влюбилась в своего взрослого любовника. Вот только их связь принесла вполне ожидаемый результат. Светлана забеременела. Мужчина испугался и не придумал ничего лучше, как уговорить падчерицу на аборт, обещая, что после окончания школы они поженятся и уже тогда, в законом браке, у них будет много детей. Влюблённая девушка согласилась, не смотря на предупреждение врачей.
   Аборт вышел с осложнениями, и девушка потеряла возможность иметь когда-нибудь детей. Несколько дней девушке пришлось задержаться в больнице. После выписки она спешила домой, о ела, чтобы её любимый мужчина её утешил. Вот только придя в квартиру она обнаружила в постели отчима с очередной девушкой, немногим старше её самой. Тогда она собрала вещи и сбежала из дома. На тот момент ей было уже семнадцать и школа была почти закончена.
   Светлана до конца года жила у школьной медсестры, которая приютила девочку, рассказавшую ей единственной свою историю, закончила школу и поступила в медицинский. Олег сын этой медсестры. Пока Светлана жила у них, они сдружились и даже тайком от родителей начали встречаться. Когда Светлана и Олег поступали, причём в один вуз, родители Олега разменяли свою четырехкомнатную квартиру на две девушки, одну себе, другую детям. Светлане оформили там временную прописку, так как квартира, в которой продолжал жить отчим, частично принадлежала и ей, и после достижения Светланы восемнадцатилетия было решено делить квартиру и уже потом решать с постоянной регистрацией. И все было хорошо, Олег договорился с дядей на счёт Светы и сам собирался там же проходить практику, но он познакомился с Валей Соловьевой, первой красавицей на курсе, отличницей, увлекающейся тем же, чем и Олег - лыжами и велосипедом. Они и познакомились катаясь.
   Когда Олег сказал Светлане, что он останется на практику в больнице, к которой приписан, та расстроилась и разозлилась. Но решила подождать и посмотреть что будет. Из дома Олег её не гнал. А парень, оказывается выбрал больницу только потому, что Валя летом подрабатывала рядом, и они могли чаще видеться.
   От Светланы же эти отношения скрывались. И вообще бы неизвестно, когда бы все выяснилось, но, однажды, Света задержалась в клинике и случайно увидела, как Олег встретил Валю, выходящую с приёма. Это всколыхнуло те чувства, которые она испытала увидев отчима с другой по возвращении из больницы. План возник в тот момент, когда Светлана осознала себя стоящей напротив квартиры отчима. Мужчина выпустил падчерицу, ничего не подозревая. А девушка обошла квартиру и сообщила, что намерена разменять квартиру. Отчим не возражал. Уходя Светлана прихватил вязание, оставленное, видимо, новой женщиной бывшего любовника.
   Следующие дни она выслеживала новую пассию Олега и доставал с подработки балахон, скальпель, нити и иголки. В клинике хоть и не до считались недостачи, но решили, что сами проворонили, и не стали даже руководству сообщать.
   Светлана пришла домой к Валентине и сказала, что она девушка Олега и им надо поговорить. Валя согласилась и пошла за странной девушкой в парк. Там у за брошенного моста Светлана усыпила её с помощью хлороформа, и убила. Так как Олег знал историю Светланы, то и разрез живота и последующий шов были посланием для него. Но парень не понял. И просто переключил внимание на Лизу, первокурсницу. Но так как она дала Олегу от ворот поворот, то Светлана её не стала трогать, так что девушке повезло.
   Котову Ксению Светлана так же встретила в клинике. С ней была похожая схема, только в отличие от предшественницы, Ксюша отказалась идти в парк, а позвала подняться выше, к чердаку, где она частенько курила. Да и её убили за то, что это именно она тогда была в постели отчима. Светлана так и не смогла её забыть. И рана на животе была посланием уже отчиму.
   ***
   В том месте рассказа я вспомнил, что вскоре после того, как широкой массе стало известно про Котову на окраине города нашли висельника в квартире с предсмертной запиской: "Простите меня за все". Этим случаем занимался другой отдел и я естественно никак не связал серию Хирурга и висельника. А Иванова продолжала рассказывать уже с вызовом смотря прямо на меня.
   - А Кунеева вам чем помешала? - никак не мог я понять. Неужели тоже чья-то любовница.
   Светлана как-то совсем ненормально ухмыльнулась.
   ***
   Хоть город и был небольшим, но все равно, если вы живёте на одной улице и часто ходите в один и тот же супермаркет, не было ничего удивительного что вы запоминает продавцов, а они запоминают некоторых постоянных покупателей. А Олег со Светланой ещё и живут на той же улице, что и Алла, да и тренажёрный зал они посещали один, расположенный на первом этаже её дома. Ничего удивительного, что После того, как Лиза Олега отшила, он решил переключиться на симпатичную кассиршу. И ходить к ней было довольно удобно, стоило только сказать, что ушёл на тренировку и все, можешь все время провести в квартире столь страстной женщины.
   Светлана узнала совершенно случайно. Она с подработки решила пораньше прийти домой, а по пути зашла в магазин. И даже обрадовалась, увидев у кассы Олега. Но подходя ближе услышала, что он называет её, Светлану, всего лишь фригидной приживалкой, и не стоит беспокоиться, скоро он её выселить, благо отчим сдох и её квартира свободна.
   И снова была слежка. И снова она оказалась рядом с жертвой. Но на этот раз изменились условия. Алле не нужен был бедный студент, её в Краснодаре ждал состоятельных жених, к которому она собиралась уехать, поэтому Олежика своего, Светлана может забирать себе.
   И вот вроде все, можно уходить и все было бы хорошо, но Алла решила дать добрый, по её мнению, совет, оставить сладкого мальчика, надумавшего жениться на богатенькой дурочке, чтобы разбогатеть и жить в удовольствие, а самой, такой не приглядной, возвращаться в свою квартиру и обходиться такими же старикашками, каким был её похотливый отчим.
   Этого Светлана не выдержала. Вытаскивать девушку из квартиры она не стала, и даже хотела оставить ту на кровати, на которой с ней развлекался Олег, но именно воспоминания о парне заставили девушку оставить жертву на стуле. И опять разрез, как сообщение Олегу.
   Когда с Кунеевой было закончено, Светлана отправилась на занятия, благо первой пары тогда не было и она никуда не опоздала.
   ***
   Я сидел и переваривал услышанное. Адвокат, похоже, тоже.
   - Олег не догадывался?
   - Он не знал про Аллу, - безразлично пожала плечами Хирург, - А про ту, первую, Валю, думал просто ей не повезло оказаться в парке.
   К этому времени адвокат пришёл в себя.
   - Я буду настаивать на медицинской экспертизе, моя клиентка нездорова.
   - Как и её дружок, - добавил входящий в допросную Арсений, - Он клялся в любви ЭТОЙ, и кричал, что жертвы сами нарвались, лезли к нему. Мы вызвали медиков и его родителей. Его скорее на лечение отправят, а на счёт её суд решит.
   - И пускай решает, главное Олежка понял, что я его люблю и ему нужна только я! - раскричалась Светлана резко вскакивая.
   Через пять минут мы в коридоре снова столкнулись с Капустиным.
   - Чтобы ты не делал, майор, её заберут к Потапчуку, - тихо сказал он не и, видя моё непонимание, пояснил. - Помнишь дело малолетнего Антона Иванова?
   - Мальчишка двенадцати лет от роду, устроивший резню в классе и только чудом не убивший никого? Помню, Демидов работал над делом.
   - У Антона и Светланы один отец. Ты мальчишку и их отца не видел, но они просто копии папаши. Стерликов держал дело на контроле, завтра сам должен приехать. Полковник ваш ещё вчера с ним связался и сообщил, про родство. Мальчишка сейчас на лечении у Потапчука, девчонку туда же. Только в женское крыло, разумеется. Собственно Стерликов мне и предложил. Я выиграю дело, девчонку не посадят, и никто не заподозрит тут указаний свыше, - он ткнул пальцем в потолок, - Девчонку будут лечить скорее всего пожизненно, а может через какое-то время переведут на зону, но сейчас Потапчук в ней заинтересован и ему пошли на встречу.
   Я обдумал слова адвоката. Вроде бы все гладко, да и мне скорее важно обезопасить граждан от таких, как Светлана, но откуда адвокат, даже такой, столько знает? Об этом и спросил.
   - Эта информация мой гонорар за это дело. К тому же оно такое не первое, но тебе, майор, об этом знать не нужно.
   Я смотрел в спину уходящего адвоката и вспомнил пару столичных его дел, когда шум по слишком мягкому наказанию слишком быстро стихал. Что ж, эта скользкая личность могла бы и вести двойную игру, лишь бы себя любимого обеспечить всем, что душе угодно.
   Ну что ж, осталось довести дело, считай формальности, особенно если результат суда известен заранее. Так что на неделе уже можно поговорить на счёт Ани на юрфаке. Кстати, она должна быть где-то здесь, надо поискать куда её дели.
  
   Эпилог.
  
   Кто бы знал, как я счастлива была, что мне ничего пересдавать и доставать не пришлось. С курсовой помог майор, как и обещал. Я сдала все экзамены на отлично, как и обещала. И даже поговорила с дядей Егором. Оказывается отец даже не искал меня, будто выкину из жизни. Поэтому попросила, если вдруг что, не выдавать где я и что. Обещание мне дали.
   В отделе, где работает Стрелецкий, я уже как своя. Подполковник уже отправил запрос на меня на время практики в вуз и ему прислали подтверждение. Так что с первого июля я стажёр у Стрелецкого.
   Дело Хирурга закончилось благополучно ссылкой Светланы в какую-то закрытую психиатрическую лечебницу тюремного типа. Олега обещали выписать к сентябрю. У него сдвиг произошёл на нервной почве. Я его как-то видела, его на выходные домой отпускали и мы случайно пересеклись. Парень вполне адекватный, правда девушек шугается, хотя как сказал Арсений, оклемается.
   Так что жизнь наладилась. Лёня даже неуклюже пытается за мной ухаживать. А я что, я не против! Вот сегодня вечером, когда домой приедем с шашлыков в честь его дня рождения, я ему даже продемонстрирую, на сколько я не против. А то сколько же ему продолжать спать на диване в гостиной!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Дмитриев "Прокачаться до Живого"(ЛитРПГ) Кин "Система Возвышения. Метаморф!"(ЛитРПГ) А.Черчень "Пять невест ректора"(Любовное фэнтези) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Е.Флат "Невеста из другого мира 2. Свет Полуночи"(Любовное фэнтези) М.Лунёва "Пропавшая невеста некроманта"(Любовное фэнтези) О.Гринберга "Я твоя ведьма"(Любовное фэнтези) А.Респов "Эскул О скитаниях"(Боевая фантастика) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Ведьма на пенсии. Каплуненко НаталияДиету не предлагать. Надежда МамаеваВ плену монстра. Ольга ЛавинАномальная любовь. Елена ЗеленоглазаяЧерный глаз. Проникновение. Ирина ГрачильеваПодарю ветхий дом.Парни входят в комплект. Оксана ШарапановскаяКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаПомни меня...1. Альбина Новохатько IЛилии на воде. Лисса РинСвидание на троих. Ева Адлер
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"