Прохоров Александр Вячеславович: другие произведения.

Месть кровожадного бога (полная версия)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
   МЕСТЬ КРОВОЖАДНОГО БОГА
  
   Аннотация:
  Британское научно-исследовательское судно захвачено сомалийскими пиратами в районе Сейшельских островов. В числе заложников по стечению обстоятельств оказываются трое русских дайверов - любителей подводной охоты.
   Угроза для жизни пленников велика, но они и представить себе не могли, что вскоре им предстоит столкнуться с опасностью многократно превосходящую ту, что исходит от пиратов. Поднятый британцами со дна моря неизвестный науке организм выходит из состояния анабиоза и жаждет теперь, лишь одного - человеческой плоти. Захватывая тела жертв с помощью спор-паразитов древнее кровожадное существо создаёт армию из живых мертвецов. Они бездушны, иррациональны и сверхагрессивны, они не разбирают хороший человек или злодей. Все живые для них теперь, просто мясо.
   Чтобы выжить русские дайверы и несколько британцев образуют сплоченную группу, которой предстоит пройти через весь ад зомби-чумы. (Тематическое продолжение "Месть жреца-некроманта)
  
   ГЛАВА 1
  
   Солнечный день и густые кучевые облачка вокруг. Под ногами безмерная гладь океана и невольно охватывает дрожь при виде этой бесконечной, простирающейся до самого горизонта синевы вод.
   Как и большинство других пассажиров Стас Логинов приник к иллюминатору не в силах оторваться от завораживающего зрелища. Казалось, их аэробус падает в океан. С каждым мгновением пронзительная, насыщенная лазурным блеском поверхность моря становилась все ближе.
   - Черт как будто нырять собираемся, - пробормотал сидевший рядом Андрей.
   Он, как нельзя лучше выразил общую мысль 130 пассажиров авиалайнера, заходящего сейчас на посадку. Ещё бы! Сквозь разрывы в белоснежной вате облаков повсюду был виден лишь океан и ни клочка суши.
   Аэробус авиакомпании Qatar Airways (1) по широкой дуге начал снижаться, пока окончательно не вышел из зоны облаков. Поверхность моря внизу поднималась и опадала невысокими спокойными волнами. Но вот, в поле зрения попало, наконец, несколько островов - бесформенные пятна насыщенного ярко-зеленого цвета в ореоле серебристо-белых пляжей и изумрудного оттенка прибрежных вод.
   Аэробус готовился совершить посадку на острове Маэ - крупнейшем из более чем ста островов, входящих в состав Сейшельской республики. Перелёт сюда в общей сложности занял 9 часов: из Москвы до столицы Катара Дохи - 4,5 часов и столько же от Дохи до Маэ.
   Аэропорт Пуант-Ларю располагался в 9 км от столицы страны Виктории. Уже отчетливо была видна тянущаяся вдоль берега бетонная взлетно-посадочная полоса - узкая и прямая, как линейка. Склоны ближайших гор покрывала буйная тропическая зелень, а вершины были скрыты непроницаемой пеленой утреннего тумана. Сюда в этот земной рай Стас Логинов и Андрей Дьяченко прибыли ради любимого дела. Ради спортивной рыбалки. Так, по крайней мере, звучала официальная версия. В действительности, их понимание рыбалки имело более узкий и конкретный смысл и скорее звучало бы, как подводная охота, но учитывая отношение местных властей к этому виду промысла, говорить об этом во всеуслышание не следовало.
   Их третий компаньон Олег Смирнов, сидевший в соседнем ряду и ближе к пилотской рубке, был одним из первых русских профессиональных подводников, проложивших дорогу к райским островам, точнее их богатой морской фауне. Это был его, уже шестой по счёту тур, в то время, как Стас и Андрей прилетели на Сейшелы лишь во второй раз. Что тут можно сказать. Для них было и первого раза достаточно, чтобы навсегда оказаться во власти Сейшел. Тропические острова Индийского океана покорили их сердца окончательно и бесповоротно.
   Зона аэропорта не была частью острова. Гористый ландшафт Маэ не позволил обустроить пригодную для этого территорию, поэтому, ещё в далёких 70-х годах прошлого века вдоль береговой линии была сооружена грандиозная насыпь и на этой искусственно созданной части суши проложены взлетно-посадочные полосы, построены здания и организованы различные вспомогательные службы.
   Стасу и Андрею было немного за тридцать. Оба высокие, крепкие, спортивного телосложения мужчины. Подружились они десять лет назад, когда судьба привела их в питерский спортивно-туристический клуб "Омега". Поскольку, оба не могли жить без рыбалки, очень скоро начались совместные выезды на Карельские озера, на Урал, Иртыш и Енисей. Поворотным пунктом их увлечения стало знакомство с Олегом Смирновым. Это случилось восемь лет назад. Олег был профессиональным подводником, аквалангистом и увлекался главным образом подводной охотой. Стас и Андрей быстро пристрастились к этому делу. Их боевым крещением стал выезд на Черное море. Затем, были Балтийское и Каспийские моря, Дальний Восток и Средиземное море. Но мечтой Олега была полная риска подводная охота на акул, скатов и групперов в океане. Пять лет назад они втроем побывали в Атлантике, поохотились в водах Карибского моря. Затем, Олег наладил кое-какие связи на Сейшельских островах и начал выезжать туда регулярно, но в силу некоторых обстоятельств либо один, либо с другими товарищами. Год назад Стас и Андрей впервые отправились с Олегом на Сейшелы. Поездка эта оставила неизгладимые впечатления. И вот, они снова здесь.
   Приземление аэробуса прошло успешно. Россиян, едва они спустились по трапу встретил горячий влажный воздух тропиков. Вдали виднелось вытянутое двухэтажное здание местного аэропорта и от него извиваясь змейкой по склонам гор уходила основная дорога в Викторию.
   Внутри здания царила приятная прохлада, производимая кондиционерами. Повсюду толпились туристы со всего мира среди которых было немало таких же любителей рыбной ловли. Аэропорт Пуант-Ларю соответствовал всем общепринятым международным стандартам: приятная атмосфера, великолепный дизайн, удобный зал приема-ожидания, круглосуточный сервис. Единственное, что несколько всё портило - это работа таможни. Проверка шла с особым пристрастием и поэтому заняла значительное время. Все сумки были тщательнейшим образом досмотрены и помечены белым крестиком. Тубусы в которых Стас, Андрей и Олег везли спиннинги блюстители порядка буквально перетряхнули и осмотрели каждую деталь снастей. Стас усмехнулся, наблюдая это усердие. Неужели они думают, что зная о запрете подводной охоты на Сейшелах, туристы в открытую повезут сюда подводные ружья? Расчет на новичков? Или на простаков, верящих в удачу и невнимательность таможенников? Может быть. Как бы там ни было, ни Стас ни Андрей и тем более Олег новичками не были. Снаряжение для подводной охоты будет у них позже. А сейчас, они простые спортсмены-рыболовы, как вон те пузатые американцы, или вон те всем вежливо улыбающиеся японцы, или весельчаки французы, подмигивающие местным темнокожим девушкам.
   Наконец, один из таможенников - вежливый, добродушный креол поставил в загранпаспортах россиян печать - изображение ореха Коко-де-Мер - символа Сейшел и они могли отправиться в заказанный перед перелетом отель.
   До роскошной гостиницы Wharf Hotel & Marina, расположенной в 5 км от Виктории их меньше чем за десять минут доставил местный автобус. У друзей был один день для отдыха здесь на Маэ. Завтра, прибудет Володя - четвертый участник их группы. Взяв, лишь самое необходимое россияне отправятся на встречу с чудесной сказкой, с невероятным, фантастическим миром, чтобы потом жить воспоминаниями весь следующий год и считать дни до следующего возвращения сюда.
  
   * * *
  
   В северной части Сейшельского архипелага, более чем в 50-ти километрах от главного острова Маэ, к северо-востоку от Праслина (2) среди небольших коралловых и гранитных островков встало на якорь средних размеров судно. Это была четырехпалубная моторная яхта "Норта", спланированная и построенная, для совершения кругосветных круизов, но затем переоборудованная в научно-исследовательское судно. Белоснежная "красавица" с высокими крутыми бортами от носа до кормы имела длину больше 30 метров и ширину чуть больше 6-ти.
   В носовой части располагались две лебёдки, грузовой кран и специальная платформа для спуска в воду различных приборов: гидрологических датчиков и замерителей, заборников воды и грунта, буйковых станций и гидро-сенсоров. В надстройке на верхней палубе были оборудованы небольшие лаборатории для гидрохимических и геологических исследований. Здесь же находился пункт наблюдения куда непрерывно поступали данные с гидролакаторов кругового обзора и узколучевых эхолотов, осуществляющих высокоточную съемку рельефа дна. На второй палубе яхты под штурманской рубкой и навигационным комплексом располагались вычислительный центр, конференц-зал и отсек анализа всей полученной информации.
   На корме, также как и в носовой части находились грузоподъемные механизмы, рамы для запуска автоматических зондов, сборщики биологических образцов, мастерская и гараж для гидроцикла. Четыре дизельных двигателя MAN каждый мощностью 1300 л.с. позволяли "Норте" развивать скорость почти до 30 узлов.
   "Норта" была частным судном, но уже который год выполняла поручения Британского Географического Общества в рамках комплексной программы по изучению мирового океана. Поэтому на её борту собрались специалисты различных научных и исследовательских направлений: геологи, химики, биологи, сейсмографы, археологи и другие. Всего 36 человек, включая экипаж.
   Владелец яхты Джон Уилсон по причине преклонного возраста и неважного в последнее время здоровья, участия в экспедиции не принимал. Он всецело доверил заботу о своей "Норте" капитану Роберту Олдберри и его экипажу, уже неоднократно проверенным и надежным во всех отношениях людям. Он, также был спокоен за свою дочь Джейн, на протяжении последних четырёх лет принимавшую участие во всех проводимых экспедициях в качестве археолога.
   Пункт наблюдения - небольшая рубка оборудованная всевозможной аппаратурой и двумя рабочими местами редко когда пустовала. Кто-то из членов экспедиции всегда тут находился. Джейн Уилсон откинула ото лба непослушную прядь светлых волос и вновь обратила взгляд на монитор. Только что с одной из автоматических видеокамер с помощью которых, вот уже второй день команда "Норты" вела исследование рельефа дна поступили новые данные. На мониторе достаточно отчетливо были видны геометрически правильные структуры, которые раньше можно было принять за подводные горы, но более детальная съёмка и первый анализ полученных данных указывали на искусственное происхождение объектов. Это означало лишь одно - сенсацию! Руины какой-то древней цивилизации на Сейшелах! Невероятно!
   Джейн прибывала в сильнейшем волнении. Открытие сулило ей - молодому археологу множество перспектив - от всеобщего признания в научном мире до солидного финансирования по проведению исследований, и работу на многие годы. Но нужно ещё раз все проверить, получить дополнительные данные. Ошибки нужно исключить и не торопиться с преждевременными выводами. Джейн отдала немало сил, чтобы к своим 28 годам добиться признания и уважения в среде своих коллег-ученых, зачастую смотревших на неё несколько снисходительно. Работа отнимала так много её времени и сил, что стало причиной развода с Эриком.
   Муж... Бывший муж не понимал этой увлеченности морем, раскопками на дне, не принял он и долгие командировки супруги. Три года они пытались всё наладить, три года пытались принять жизнь друг друга. Но если у Джейн с этим не было проблем, поскольку Эрик работал менеджером в одной нефтяной компании и жизнь его была довольно упорядоченной и стабильной, то мотание супруги по всему миру не просто злило Эрика, а совершенно выводило его из себя. Его, конечно можно был понять, но Джейн не смогла преодолеет свою тягу к путешествиям и исследованиям. В этом она была копией своего отца, угомонившегося лишь под старость, когда путешествия и его здоровье стали вещами не совместимыми.
   Ещё раз изучив несколько распечатанных на цветном принтере снимков, Джейн включила коммуникатор и вызвала на связь одного из своих коллег-археологов Майкла Доусона-Смита.
   - Майкл, я только что просмотрел последние данные по рельефу и видеозапись. Это не горы. Это какие-то здания.
   - Ты в этом уверена? - отозвался археолог.
   - Почти. Но нужно проверить. Я думаю спуститься туда. Ты подготовишь для меня акваланг?
   - Не вопрос Джейн. Но если нужно сделать это побыстрее, лучше нам отправиться с Энтони вдвоём.
   - Хорошо, - согласилась Джейн после нескольких секунд раздумий. - Спускайтесь. Но потом, ты всё равно снаряди для меня акваланг. Я хочу посмотреть на эти горы собственными глазами.
   В это время в рубку заглянул один из матросов - чернокожий парень лет 25-ти.
   - О, Джим! - обрадовано воскликнула молодая женщина. - Посиди здесь, пожалуйста. Понаблюдай. Мне нужно на палубу поговорить с Майклом и Энтони.
   - Хорошо миссис Уилсон, - кивнул матрос. - Не волнуйтесь, если будет что-то интересное, я это не пропущу.
   Джейн благодарно кивнула и вышла из рубки. Оставив позади узкий коридор и поднявшись по металлической лесенке из пяти ступенек, она вышла на палубу. Майкл и Энтони находились возле правого борта. Здесь же с задумчивым видом стоял океанолог Тим Овертон, а боцман Грэг Стоун и двое матросов крепили к борту спусковую лестницу.
   Майкл Доусон-Смит был мужчиной среднего роста, энергичный, живой и веселый по натуре человек. К своим сорока пяти он успел изрядно облысеть, зато его крепкой спортивной фигуре могли бы позавидовать многие, более молодые мужчины.
   Энтони Крайтон высокий, худощавый 36-летний морской геолог родом из Монреаля, напротив был неулыбчив и немногословен. Все его движения были неторопливы и размеренны, а с лица редко когда исчезало обычное для него флегматичное выражение. Даже когда Энтони говорил, речь его была неспешной, почти лишенной эмоциональной окраски. Зато спокойная натура и хладнокровие делало его прекрасным партнером при погружениях. В опасной ситуации Энтони никогда не терял "головы".
   Океанолог Тим Овертон, тоже был опытным аквалангистом, что являлось неотъемлемой частью его профессии. К своим пятидесяти трём годам он успел хотя бы раз погрузиться в каждое из существующих на Земле морей. Специализировался он на изучении водорослей и планктона, написал три книги и порядка двадцати других работ которые публиковались во всех ведущих научно-популярных журналах. Сейчас Тим помогал Майклу и Энтони с подготовкой к погружению.
   Грэг Стоун, как только спусковая лестница была установлена, жестом отпустил матросов. Подошедшую Джейн боцман приветствовал широкой белозубой улыбкой.
   - Здравствуйте, миссис Уилсон. Вы тоже сегодня спускаетесь?
   - Возможно, - Джейн пожала плечами. - Но только после того, как Майкл и Энтони вернуться.
   Грэг кивнул, всё также улыбаясь и не сводя взгляда с молодой женщины. Она ему нравилось и это было хорошо заметно. Боцман - человек прямой и простодушный не умел скрывать своих чувств. В его присутствии Джейн ощущала себя несколько не ловко. Поскольку женщина она была весьма привлекательная: сероглазая блондинка с волосами до плеч, стройная, гибкая, длинноногая, то мужское внимание принимала всегда, как должное. Одеваться, особенно находясь на судне привыкла свободно: майки, футболки, шорты. Остальная команда, состоящая исключительно из мужчин давно привыкла к этому. Но боцман всякий раз смущал её своими откровенными взглядами. Если бы не тропический климат, Джейн, конечно же оделась бы во что-нибудь менее вызывающее. А так, ей пришлось мириться с тем, что взгляд Грэга всякий раз, то скользит по её грудям, отчетливо проступающим под тонкой тканью футболки, то по голым ногам или выпуклой попе и бёдрам, обтянутым короткими шортиками. Нельзя сказать, чтобы это было ей неприятно, да и Грэг был вполне интересный мужчина, но Джейн не испытывала к нему ничего, кроме дружеских чувств. К тому же, после развода с Эриком молодая женщина с головой погрузилась в работу и привыкла уже так жить без всякой романтики, без отношений с мужчинами, выходящих за рамки дружеских и профессиональных.
   Заметив Джейн, Тим Овертон тут же обратился к ней с вопросом, весьма его взволновавшим, поскольку Майкл уже успел ему рассказать о цели погружения.
   - Джейн те скалы под нами и в самом деле древние здания? Ты уверена в этом?
   - Рельеф у них слишком уж правильный, - ответила молодой археолог. - Ты ведь знаешь, природа не терпит прямых и острых углов.
   - Как ты это определила? Кораллы покрывают эти... горы полностью.
   - Общий контур - пирамидальный, - ответила Джейн. Но не это главное: я заметила, что все горы расположены слишком уж упорядоченно. Это не характерно для естественных природных объектов. Вот посмотри, - она показала Тиму один из прихваченных ею снимков. - Вот здесь три горы и все на одной линии. Далее, выше них на террасе ещё три и опять в одну линию. И ещё выше четыре горы поменьше образуют, как бы квадрат, если соединить их условными линиями. Я запустила программу графической обработки. Результат - 90% вероятности, что это объекты искусственного происхождения.
   Тим Овертон и Грэг Стоун разом присвистнули.
   - Стало быть под нами и вправду древний город?! - воскликнул океанолог. - Джейн, мои поздравления. Когда будешь погружаться, я с тобой. Клянусь, это то, на что стоит посмотреть. И потрогать. Возможно, в древних развалинах удастся найти ещё не известные науке виды водорослей. Постой-ка, Джейн, а чей же это может быть город?
   - Наверно древнеегипетский, - улыбнулся Грэг Стоун и, увидев удивленные лица ученых поспешно добавил: - Ну, если там пирамиды.
   - Мало вероятно, - покачала головой Джейн. - Даже, вообще невозможно. Сейшелы расположены слишком далеко от тех пределов, до которых распространилась египетская цивилизация. Но как бы там ни было, наш город не менее древний. Это видно по массе коралловых отложений, хотя нужно будет еще провести анализ. Одно могу сказать точно, остров погрузился в океан задолго до того, как на Сейшелах побывал Васко да Гама и даже арабы, а это случилось в 9 веке после Рождества Христова. Ни наши соотечественники британцы, ни французы с 1756 года начавшие выращивать на Сейшелах корицу и другие специи не оставили никаких сведений о признаках древней цивилизации. Пираты, избороздившие эти воды и организовавшие тут повсюду свои базы, наверняка обнаружили бы пирамиды и другие развалины, будь они на поверхности. Но этому нет никаких свидетельств. Из всего этого я делаю вывод, что остров с пирамидами погрузился в океан до 9 века.
   - Возможно это цивилизация лемурийцев? - высказал предположение Тим Овертон.
   - Может быть, но сомнительно, - Джейн снова покачала головой. - Масса коралловых наслоений была бы намного большей. Наша находка моложе и скорее всего относится ко временам античности.
   - Античность? - удивился боцман. - Это ведь, как я понимаю греки, римляне...
   - А ещё шумеры, персы, египтяне, ассирийцы, - улыбнулась Джейн. - Не будем спешить с выводами. Майкл, Энтони, вы готовы?
   - Готовы, - ответил Майкл. Его напарник по обыкновению промолчал. Оба, облачившись в легкие гидрокостюмы и навесив на спины акваланги стояли возле спусковой лесенки. Исследователи прихватили с собой фонари, портативные видеокамеры и кое-какие приборы для замеров и сбора образцов.
   - Мы исследуем верхнюю часть склона, - сказал Майкл перед тем, как надеть маску и взять в рот загубник. - Четыре здания, ближе всего находящихся к поверхности. Остальные, как я понимаю расположены не меньше, чем на сотню метров глубже. Для их осмотра нам понадобится другое оборудование и снаряжение посерьезнее.
   Спустившись по лесенке, аквалангисты начали погружение. Прозрачная, искрящаяся в лучах полуденного солнца поверхность воды сомкнулась над ними, а внизу их взору открылся потрясающий удивительный мир, сотканный из всех красок и немыслимого числа их оттенков. Видимость была прекрасной. Стайка небольших серебристо-золотых корифенов, попавшаяся им навстречу резко отвернула в сторону. Чуть глубже величественно проплывали купола медуз. Над самыми рифами держались средних размеров акулы-мако и похожие на щук барракуды.
   До вершины подводной горы было около пятнадцати метров. Четыре древних здания располагались двенадцатью метрами ниже на террасе площадью примерно в два квадратных километра. Майкл и Энтони неспешно плыли мимо нагромождения глыб, покрытых скользким ковром илистых отложений изумрудного цвета, следовали между шаровидных или колоннообразных структур, образованных разноцветными кораллами. Тут и там, поднимались и опадали волнами скопления водорослей-ламинариев, в которых находили укрытие мелкие крабики, веслоногие рачки, разные крохотные моллюски и прочие представители зоопланктона. Повсюду виднелись колонии губок всевозможных размеров и оттенков, между которых сновали крохотные полупрозрачные кальмары. Вокруг донных камней и коралловых полипов, извиваясь, толчками передвигались офиуры. В маленьких расщелинах и углублениях прятались морские ежи, а на дне, зарывшись в песчаный ил укрывались голотурии. От количества рыб и их, самых немыслимых окрасок, просто рябило в глазах. Здесь были платаксы черно-бело-жёлтой расцветки, рыбы-бабочки и рыбы-ангелы, стайки желтохвостых с синим туловищем зебрасом , пестрые крылатки. Возле дна деловито проплывали пятнистые иглобрюхи и рыбы-хирурги, поражающие многообразием своих видов и расцветок. На песчаном дне притаились коричневатые азиатские псеттоды и скаты-хвостколы. Из пещерок и провалов выглядывали рыбы-попугая и мурены, поджидавшие добычу. Лангусты шествовали по краю террасы, откуда склон обрывался пропастью более чем в сотню метров до следующей террасы.
   Энтони достиг цели первым. Выбрав объект, располагавшийся справа и дальше от края террасы, он начал огибать его, держась почти у самого дна. Кораллы и огромные колонии ракушек сплошь покрывали стены, уходящие вверх на высоту шести метров. Морской геолог отметил, что Джейн, скорее всего, права. То, что издали можно было принять за холм, имело все-таки геометрически правильные линии. Это не могли скрыть, даже обильные отложения окаменевшей органики.
   Майкл держался позади напарника и чуть выше него. Это позволило ему заметить то, что Энтони пропустил - неправильной формы расщелину возле самого основания здания. Он знаками привлек внимание напарника и указал ему на находку. По форме расщелина напоминала чей-то разинутый рот слегка перекошенный в правую сторону. В самом широком месте, примерно посередине, высота от нижнего до верхнего края составляла чуть меньше метра. При должной осторожности туда вполне можно было протиснуться. Но следовало при этом опасаться крупной мурены - такие расщелины их любимое место обитания.
   Майкл вплыл внутрь первым. Включил фонарь. Яркий луч прорезал кромешную тьму, спугнул средних размеров губана, метнувшегося дальше вглубь помещения. Энтони посветил своим фонариком вверх. Луч достиг потолка, потом скользнул по стенам.
   Повсюду здесь были полустёртые, но всё же, вполне различимые изображения людей и животных. По большому счёту вся эта живопись касалась темы повседневной крестьянской жизни. Вот группа женщин увязывает в снопы солому. Рядом двое мужчин жнут с помощью больших серпов. Женщина внутри загона кормит свиней. Мальчик гонит к речке стадо коз. И общий стиль этой живописи был явно египетского происхождения!
   Чёрт возьми, получается Грэг Стоун попал в самую точку, когда брякнул про Египет. Джейн не допускала даже мысли, что цивилизация здесь может быть египетской. Против этого восставали все ее знания, полученные во время учебы в Оксфорде. Да и сам Энтони, будучи человеком образованным, пусть даже его профессия и не была связна с историей и археологией, знал до каких пределов распространялась цивилизация египтян. Ну, максимум до Судана. А здесь Сейшелы черт возьми! Если только предположить, что какая-то экспедиция египтян случайно попала сюда и основала здесь колонию. Но как древние на своих ненадежных утлых судах преодолели десятки тысяч миль океанских просторов?!
   Тихо жужжала видеокамера. Запись велась непрерывно. Энтони плавно перемещал камеру, стараясь, чтобы в поле объектива попало, как можно больше деталей. Майкл между тем вел съемку дна. Оно было здесь песчаным от постоянных многовековых наносов извне и завалено каменными плитами, обломками массивных колонн, структурами, напоминающими огромные решетчатые ворота. На двух пришельцев из внешнего мира опасливо таращились крабы и лангусты в огромном количестве ползающие по дну и среди обломков.
   Внезапно в свете фонаря, между двумя каменными глыбами, что-то тускло блеснуло. Майкл устремился туда, рассеивая вокруг себя облака крошечных пузырьков. Посветил в черную расщелину и вновь увидел блеск. Он потянулся к загадочному предмету, ухватил его рукой. Сквозь перчатку ощутил слегка ребристую поверхность, удобно легшую в ладонь. Потянул на себя. Из расщелины вырвалось мутное облако песка. Видимость вокруг, тут же упала почти до нуля. Майкл чертыхнулся про себя, но найденный предмет не отпустил, а напротив, потащил на себя сильнее. И вот из проема между глыбами он извлек меч. В этом не было никаких сомнений, хотя лезвие обросшее ракушками и водорослями превратилось в некую бесформенную окаменелость, но рукоятка более менее оказалась незатронутой, а главное отложения не скрыли вставленный в неё древним мастером желтовато-оранжевый камень. Возможно, это был топаз.
   Майкл поспешил к Энтони, горя желанием показать напарнику находку. К его удивлению, геолог, тоже был не с пустыми руками. В свою очередь он продемонстрировал коллеге полусферический предмет, найденный им под одной из решеток. Несмотря на коросту, толстым окаменевшим слоем покрывавшую эту штуку, сверху явственно был различим поперечный гребень, а сам предмет напоминал шлем, характерный по своей форме для античной эпохи.
   Обе находки сложили в мешок и продолжили осмотр. Через десять минут, взяв пробы грунта, произведя замеры помещения, аквалангисты покинули здание. Далее, они осмотрели ещё один корпус и, обнаружив проход, проникли внутрь. Ничего интересного им больше найти не удалось, разве что снова произвести видеозапись стен и потолка, живописующих повседневный быт древних египтян.
   Взглянув на дисплей своего Oceanic OCS (3) Майкл дал знак Энтони подниматься. На сегодня их миссию можно считать законченной.
  
   * * *
  
   Стремительно рассекая водную гладь, из туманной дымки, повисшей над морем вырвался моторный катамаран. На обеих его бортах красовалась надпись на русском "ДИОНА", что было странно для здешних мест, удаленных от России на десятки тысячи километров. Ещё более удивительным было то, что владельцем катамарана являлся человек совершенно не похожий на темнокожих жителей Сейшел. Звали его Владимир. Ещё в далеком 1992 году он навсегда покинул Россию и поселился на одном из Сейшельских островов. Зарабатывал на жизнь рыбной ловлей, да развозил туда-сюда туристов. Женился на местной девушке, правда через пару лет расстался с ней, по причине ее постоянных измен. Впрочем, Владимир скоро понял, что такое тут в порядке вещей и не стоит придавать слишком большое значение верности в стране, где сама природа пробуждает чувственность и страсть, а женщины напрочь лишены всяких комплексов и предрассудков. С тех пор у него было много подруг. Белые мужчины у местных красавиц всегда высоко котировались. А если ты, ещё вполне молод, здоров, прекрасно сложен, да кроме этого имеешь неплохой достаток, успех тебе среди аборигенок обеспечен. Но ближе к сорока годам, Сергей, все же ощутил потребность в постоянстве. Вот уже год он встречался только с Аннет и всерьёз подумывал узаконить с ней свои отношения. Анетт было 24 года. Стройная, гибкая шоколадка-красавица с длинными до самого пояса иссиня-черными курчавыми волосами, всегда приветливая и жизнерадостная. Вся жизнь этой девушки с раннего детства была связана с морем. Она прекрасно умела плавать, отлично управляла моторными лодками и скутерами, разбиралась в навигации и радиосвязи.
   Незадолго до приезда своих друзей из России Владимир сказал ей:
   - Дорогая, ребята у нас погостят две недели. Почему бы тебе не пригласить пару своих подруг?
   - Почему только пару? - удивилась Анетт. - Твоих друзей ведь трое будет.
   - Стас и Андрей - да. Олег не в счёт, он женатый человек и к верности в браке относится серьёзно. Я, говорил тебе уже.
   - Ах, да, вспомнила, - рассмеялась Анетт. - Ну, тогда Мейли и Арсин думаю, подойдут. Хорошо провести время с мужчинами они любят.
   Так, Стаса и Андрея, кроме предстоящей подводной охоты, ожидал ещё один приятный сюрприз в виде двух двадцати с небольшим лет красавиц-креолок. Обе девушки были стройны и длинноноги, не говоря уж об их прекрасных формах, которые они без всякого стеснения подчеркивали обтягивающими маячками и короткими шортиками. Взойдя же на борт катамарана, они облачились в чертовски откровенные бикини, так что ни Стасу ни Андрею, теперь не было никакого покоя. Олег хмурился, предчувствуя, что охотится ему предстоит, скорее всего одному.
   Мужчины, тоже понравились девчонкам сразу, так что знакомство состоялось легко, а дальнейшее общение протекало приятно и непринужденно. Этому в немалой степени способствовало и прекрасное знание Стасом и Андреем английского. Вскоре выяснилось, что Мейли и Арсин не просто приятный балласт на судне. Девушки могли оказать вполне существенную помощь в предстоящей подготовке к охоте, поскольку не понаслышке знали, что такое акваланг и другое подводное снаряжение.
   - Идёмте, посмотрим наши штуковины, - сказал Владимир, приглашая всех проследовать в кают-компанию.
   Это было довольно вместительное и отлично обустроенное помещение. Здесь было всё, чтобы приятно проводить время: удобные кресла и диваны, мини-бар и музыкальный центр, телевизор-плазма и радиоприёмник с широким диапазоном приемо-передач: хочешь слушай новости, хочешь - лови музыкальные радиостанции.
   - Ну же, где? Где они? - Олег потирал в предвкушении руки. - Где наши малышки?
   Из-под дивана Владимир извлёк длинный прямоугольный пластиковый ящик. Но прежде, чем тот был открыт, Олег вопросительно посмотрел на друга, потом в сторону весело болтавших девушек.
   - Всё нормально, - кивнул Владимир. - Здесь все люди - наши.
   К появлению арбалетов, девушки отнеслись совершенно спокойно, хотя Олег всё же поволновался, когда Владимир при них извлек орудия охоты и начал раскладывать их на столе.
   Здесь были три арбалета от фирмы Rob Allen длинною в 120 см с набором кольцевых тяг от 16 до 20 миллиметров. К ним прилагались каленые стрелы 7,5 миллиметров с флажками-фиксаторами достаточно прочными, чтобы даже весьма крупная и сильная рыба не могла вырваться и ускользнуть. Имелись также два мощных Reef с шестью тягами. И наконец, самое главное семь арбалетов от Andre Bali. Сперва, Владимир извлёк два легких 90 -сантиметровых Gold 110 для рифовой охоты, а затем взволнованные охотники приняли из его рук три тяжелых ружья модели Platinum с пятью кольцевыми тягами и набором гарпунов от 8,5 до 9,5 миллиметров.
   - Знатная штучка, - пробормотал Олег с любовью поглаживая полированное деревянное цевьё. - Если не подстрелю марлина из этой малышки, или тунца кило так на сто - грош мне цена.
   - Ты, да не подстрелишь? - рассмеялся Андрей. - С твоим мастерством - это плевое дело.
   - Всякое бывает, - Олег пожал плечами. - У меня будет, лишь одна попытка. Один выстрел и он должен быть точен. С учётом всяких случайностей, как я уже сказал, всякое может быть.
   - Есть ещё вот что, - Владимир извлёк из ящика и выложил на стол два последних арбалета. Овалки! - воскликнул Андрей. - Неплохо! Но нам, из больших пушек, наверное и Платинумов хватит.
   - Это не просто Овалка, а Oval 145, - заметил Владимир. - Универсальная штука. Можно возле рифов с ней повеселиться и на открытой воде. Три тяги. Гарпун 7,5. Есть наконечники слип-тип.
   - Спасибо тебе, дружище, - Олег пожал ему руку. - У тебя, всё как всегда на высоте.
   - Стараемся, - Владимир улыбнулся. - Ну ладно, может теперь за удачную охоту тяпнем по-маленькой? Гляньте-ка, что у меня есть.
   Он подошёл к навесному шкафчику и вытащил оттуда бутылку в форме графина-сердца из сапфирового стекла с платиновым напылением и наполненную темно-коричневой жидкостью с янтарно-золотистым отливом.
   - Знаете что это?
   Олег пожал плечами. Стас и Андрей недоуменно переглянулись.
   - Коньяк Jenssen Arcana. Цена за бутылку больше пяти тысяч долларов.
   - Ни черта себе! - присвистнул Андрей.
   - Откуда у тебя такая вещь? - удивился Стас. - Неужели ты выложил за один пузырь столько баксов?
   - Да вы что, меня за Рокфеллера принимаете? - рассмеялся Владимир. - Я нашёл этот пузырёк пару месяцев назад на дне. Знаете, иногда с проходящих мимо лайнеров падают интересные вещи на радость нам местным аборигенам.
   Что и говорить, коньяк оказался превосходным. После, веселой гомонящей гурьбой все вышли на палубу. Погода была чудесной: ярко светило солнце, свежий морской ветер трепал волосы. Нос "Дионы" рассекал изумрудно-золотистую гладь океана и на счастливые лица путешественников, иногда попадали соленые брызги.
   Владимир повел "Диону" в северо-западном направлении. Катамаран он купил три года назад. Это было превосходное, высокоскоростное и маневренное судно, построенное по технологии SWAT (4). Длина его составляла 26 м, а ширина 12. Дизельный двигатель мощностью 1096 л.с., позволял развивать скорость до 20 узлов.
   "Диона" вышла из порта ещё на рассвете и обогнув остров Мамелле прибыла через пару часов к одному безлюдному и безымянному островку, коих в акватории Сейшел, тут и там было разбросано немало. Но маршрут и цель плавания были выбраны Владимиром не случайно. Живя здесь столько лет, он прекрасно изучил острова и места, где лучше всего охотиться. "Диона" встала на якорь в двух кабельтовых от островка. Отсюда прекрасно была видна узкая полоска серебристого пляжа и крутые склоны высоких холмов, которыми сплошь был покрыт этот клочок суши.
   Пока Мейли и Арсин обрабатывали гидрокостюмы слабым мыльным раствором, Стас, Андрей и Олег, приложив к глазам бинокли любовались здешними красотами. По пляжу ползали большие неповоротливые черепахи, над густыми сочно-зелеными джунглями порхали разноцветные пташки, неподалеку от берега резвилась стайка небольших летучих рыб.
   - Это рай. Другого и не скажешь, - произнес Андрей.
   - Точно, - кивнул Стас. - Знаешь, я дни считал, когда мы опять сюда вернемся.
   - А я, думаешь, не считал? А сколько раз мне всё это снилось, - Андрей широким жестом обвёл рукой пляж, море, джунгли.
   - Хватит вам болтать, - послышался голос Олега. - Готовимся, всё проверяем, чтобы потом не было беготни.
   - Начнем, значит здесь? - Стас ещё раз окинул взором побережье и поднимающуюся небольшими волнами поверхность моря.
   - Да, для разогрева, так сказать, - кивнул Олег. - Опробуем арбалеты. Вспомним навыки. А через пару дней переместимся километров на пятьдесят к северу к открытой воде и большим глубинам. Там нас ждут тунцы, марлины и парусники.
   Пока они беседовали, обсуждали детали предстоящей охоты из рубки вышел Владимир. На его лице Олег заметил тень некой озабоченности и тревоги.
   - Что случилось?
   - Да, радиоперехват один... - Владимир с беспокойством начал оглядывать горизонт.
   - Буря, что ли ожидается? - спросил Олег.
   - Нет, с погодой всё нормально. Сообщение с одного сухогруза пришло и береговая служба подтвердила. К востоку от Маэ замечены пираты.
   - Пираты? - брови Стаса удивленно поползли вверх.
   - Да, чёртовы сомалийцы из Путленда (5) или хрен знает ещё откуда, - Владимир досадливо сплюнул за борт. - Какого чёрта они так далеко забрались? Раньше ведь только у торговых маршрутов паслись.
   - Я думаю, не стоит об этом волноваться, - заметил Олег. - С ними скоро разберутся. И потом, поживиться им тут нечем. На кой им сдался твой катамаран например?
   - Может и так, - Владимир пожал плечами.
   - В самом деле, не отказываться же нам из-за этих сомалийцев от охоты, - подал голос Андрей.
   - Отказываться не будем, - кивнул Владимир. - Но держаться на чеку надо. Я с вами погружаться не стану, уж извините. Буду всё время в рубке дежурить. Если что, сразу валим отсюда. Ясно?
   - Ясно, - за всех ответил Олег.
  
  
   * * *
  
   Джейн с удивлением рассматривала находки, которые Майкл и Энтони сложили на большой кусок брезента, расстеленный на палубе. Вокруг столпились другие члены экипажа, в том числе Тим Овертон, Грэг Стоун и капитан Роберт Олдберри.
   - Это ведь меч и шлем! - воскликнула, наконец Джейн.
   - Да. Мы нашли их в первом здании, - ответил Майкл. - А вот, что мы там засняли.
   Молодая женщина с удивлением просмотрела запись на мини-экране, приняв видеокамеру из рук коллеги.
   - Египет? Невероятно! Я не уверена... Но судя по стилю XXI-XXVI династия! (6) Нужно уточнить. Я хочу ещё раз просмотреть запись. Мне нужен диск.
   - Бери, конечно, - кивнул Майкл.
   - Я же говорил, что пирамиды - это Египет! - воскликнул Грэг Стоун.
   - Шлем и меч давайте мне, - сказал лаборант Джон Гримс. - Мы уберем все это, - он коснулся неровной шероховатой поверхности отложений. - Посмотрим, что там скрывается.
   - По рукояти... меч похож на римский гладий, - заметил Тим Овертон. - Ну, насколько я вообще в этом понимаю.
   - А я ничего не понятно, - рассмеялся боцман. - Древний Египет черт знает, какой-то там династии и римский гладий. Как такое может быть?
   - Нужно спуститься туда снова, - сказала Джейн.
   - Только с более серьёзным оборудованием, - заметил Майкл. - Полнолицевые маски с переговорниками, дополнительные баллоны и тросы...
   - Да, нужно основательно подготовиться, - кивнул Энтони.
   Пока все живо обсуждали находки и предстоящие погружения через толпу протиснулся один из матросов. Он протянул капитану распечатанную ленту радиограммы. Тот пробежал текст глазами и нахмурился.
   - Чёрт! - вырвалось у него. - Этого только не хватало!
   - Что там, капитан? - спросил боцман встревоженный реакцией начальника.
   - Сообщение от береговой службы Сейшел. В территориальных водах к востоку от Маэ четверть часа назад были замечены сомалийские пираты.
   - Да, дело дрянь, - пробормотал Грэг Стоун. - Надо бы срочно двигать в сторону ближайшего порта.
   - Постойте! - вскричала Джейн. - Мы уйдём отсюда?
   - Да, миссис Уилсон, - кивнул Роберт Олдберри. - Увы, но это необходимо в целях безопасности.
   - Но наш поиск... Исследования...
   - Вернёмся сюда позже, когда пиратов поймают или они уберутся из этого района.
   - Но, сэр, это может произойти не скоро, - Джейн не скрывала своего огорчения. - Наш график работы будет сорван.
   - Полагаю, безопасность судна и всех членов экипажа важнее, - строго заметил капитан.
   - Безусловно, конечно, - закивала молодая женщина. - Но, капитан, сэр... Ещё одно погружение. Только одно. Нам нужно ещё немного образцов и видеоматериалы для работы. Если всё это у нас будет, мы сможем работать на суше, пока опасность не минует и уложимся в график.
   И она обворожительно улыбнулась, решив пустить в ход свои женские чары.
   Роберт Олдберри колебался. Он вопрошающе взглянул на боцмана и других офицеров.
   - Риск велик, - начал было Грэг Стоун, но тут в разговор вмешался Майкл Доусон-Смит.
   - Сэр, одно погружение не займёт много времени. У нас с Энтони всё готово. Вряд ли пираты объявятся здесь, даже через пару часов. К тому же в этом районе нет никаких торговых маршрутов и появляться здесь им нет никакого смысла. Опять таки, если их обнаружили, скоро сюда подойдут корабли оперативной группы CTF-151 (7) и бандитам это известно. Я уверен, сейчас они улепетывают в сторону Сомали и встреча с ними нам абсолютно не грозит.
   Капитан, молча выслушал и кивнул.
   - Вы меня убедили, Майкл. Но только одно погружение и мы идём к Праслену в Гранд-Ансэ (8).
  
  
   (1) Qatar Airways (Катарские Авиалинии) - национальная авиакомпания государства Катар со штаб-квартирой в столице страны городе Доха.
  
   (2) Праслин - один из островов Сейшельского архипелага.
  
   (3) Oceanic OCS - это персональный подводный компьютер в форме элегантных наручных часов, с интуитивной операционной системой.
  
   (4) технология SWAT - особая разновидность судостроения (соединение двух корпусов) для повышения мореходности и снижения качки.
   (5) Путленд - автономный район в восточной части Сомали. Объявил о своём суверенитете (точнее, провозгласил себя "автономным государством") 12 августа 1998 г. Пунтленд считается основным центром сомалийского пиратства.
  
   (6) XXI-XXVI династия в Древнем Египте - 1075-656 гг. до н. э
  
   (7) CTF-151 - международная военно-морская оперативная группа, созданная для противодействия сомалийским пиратам на судоходные линии вблизи сомалийского побережья.
  
   (8) Гранд-Анс округ (Праслин) (Grand Anse district Praslin) - округ на Сейшельских островах, о.Праслин, Сейшелы
  
  
  
  ГЛАВА 2
  
   У барной стойки было не протолкнуться. Все двадцать стульев заняты посетителями и черт знает сколько ещё желающих заполучить выпивку теснились рядом. В зале грохотала музыка, на сцене две девушки в бикини: рыженькая и блондинка танцевали возле шеста. Под высоким сводчатым потолком, усыпанном огнями, вокруг огромной многоярусной люстры, стилизованной под старину и расположенной по центру вращались, переливались, мигали разноцветием огней четыре хрустальных шара изумительной красоты. Подвыпившие туристы со всего света, равно как мужчины так и женщины веселились и отрывались на полную.
   Мартини-Бар "Капелла Рай", расположенный на первой из пятнадцати пассажирских палуб круизного лайнера "Lord of the seas" был рассчитан на полусотню посетителей, но сегодня здесь собралось людей, как минимум вдвое больше. Впрочем, это было обычное дело для любого из десяти специализированных и пяти комплексных баров "Повелителя морей" . Не менее приятно и весело пассажиры могли провести время в любом из пятнадцать роскошных двухъярусных ресторанов, где шеф-повара Мишленовской школы (1) демонстрировали высочайший класс в приготовлении, как традиционных, так и экзотических блюд, дабы угодить самым взыскательным запросам отдыхающих. А сколько ещё было закусочных, кафе, пиццерий и баров с танцполами!
   "Повелитель морей" являлся одним из самых огромных круизных лайнеров, когда-либо сходивших со стапелей судостроительных верфей. Длина его от носа до кормы составляла 360 м, а ширина между бортами 68 м. Этот плавучий город-курорт - чудо инженерной и дизайнерской мысли, сосредоточение самых высоких технологических достижений приводился в движение шестью двигателями производства компании Wärtsiläм. Силовые установки судна генерировали мощность в 100 МВт, что позволяло "Повелителю морей" развить скорость хода свыше 22 узлов.
   Лайнер выполнял ежегодный кругосветный круиз и мог принять за раз более 6000 пассажиров. Экипаж состоял из 2300 человек, призванных обеспечивать гостям самый фантастический сервис и комфорт по самому высшему уровню. Сюда входили не только круглосуточное неограниченное обслуживание в питейных и гастрономических заведениях, но также и возможность приятно провести время в кинотеатрах или концертных залах, музыкальных салонах и на дискотеках. Каждый вечер на верхней палубе устраивалось какое-нибудь красочное шоу с участием цирковых артистов, акробатов и жонглеров. При этом к услугам публики были огромные шведские столы с пропасть всего-всего, чего только не пожелает самый придирчивый гурман. На огромных экранах транслировались спортивные состязания со всего мира. Круглосуточно работали казино и бильярдные. Женщины могли посетить показы мод от ведущих мировых кутюрье, пройтись по бутикам и модным салонам. К услугам туристов обеих полов были также оборудованы бассейны с морской и пресной водой, тренажерные и спортивные залы, теннисные корты и площадки для игры в гольф, мини-футбол, волейбол и баскетбол. В специально оборудованных аква-зонах любители серфинга могли насладиться искусственными волнами. Для детей были предусмотрены специальные площадки, интернет-кафе, игровые салоны и, конечно же великолепный аквапарк. И это далеко не всё. Хочешь в массажный кабинет или салоны красоты с аппаратной косметологией? Пожалуйста. Желаешь посетить SPA-центр? Милости просим. На выбор есть также сауны и джакузи. Мечтаешь приобщиться к мировой литературе? Есть и великолепная библиотека. Ну, а для любителей подводных красот в нижней части лайнера был оборудован ресторанчик "Нептун" где подавали блюда исключительно из морских обитателей, а пол и стены были сплошь из толстого стекла, так что сидя за столиком, в мягком свете неоновых ламп, можно было не спеша потягивать вино и любоваться красотами подводного мира.
   Любителям же более активного отдыха в море предлагались услуги профессиональных дайверов, гонки на водных мотоциклах и полёты с парашютом над морской гладью.
   С самого первого дня, когда Лэйла Эрдан попала на борт "Повелителя морей" она считала, что ей несказанно повезло. Ещё бы - работать на таком лайнере, пусть даже обычной официанткой - это не просто удача. Это истинное счастье. Пройти комиссию, оказаться лучшей среди тысяч других претенденток - это стоило всех затраченных нервов и усилий. Конечно, тут не обошлось без помощи её подруги Софи Кольер, уже третий год работавшей на "Повелителе морей" в баре "Капелла Рай". Но если бы Лэйла была на самом деле недостойна того, чтобы влиться в команду одного из лучших круизных лайнеров мира, ей не помогла бы никакая протекция.
   В 17 лет Лэйла уехала из родной Анкары в Лондон, где поступила на учебу в один из престижных университетов. Получив диплом экономиста, девушка не захотела возвращаться в Турцию, поскольку западные ценности стали ей ближе, и она успела привыкнуть к свободе ещё в период студенческой жизни. На Родине её ждал брак с человеком, которого ей выберут в супруги родители и почти никаких перспектив, кроме как стать обычной домохозяйкой. Лэйла устроилась на работу в Лондоне, однако вскоре её постигла неудача. Массовые сокращения, вызванные кризисом выбросили на обочину жизни тысячи людей. Конечно, можно было неплохо жить и на государственное пособие, но тут её подруга Софи сообщила, что на "Повелителе морей" появилось вакантное место. Имея опыт работы в пиццерии (Лэйла там подрабатывала, пока училась) девушка решилась - подала заявку, заполнила анкету. И вот через два месяца её приняли на работу и включили в состав экипажа лайнера. Не последнюю роль в этом сыграли и внешние данные девушки. Большие черные глаза, обрамленные длинными пушистыми ресницами, загадочно-томный взгляд, длинные черные волосы, немного смуглая кожа и чарующая улыбка покорили бы сердце любого. Кроме того, Лейла имела великолепную фигурку, была стройна и гибка, чему в немалой степени способствовали её занятия аэробикой и танцами. Длинные стройные ножки 25-летней красавицы взволновали сердца немалого числа мужчин из состава комиссии, так что совет Софи одеть юбку покороче пришёлся очень кстати. Таким образом, сладкая, чарующая восточная красота в сочетании с образованностью и навыками работы в общепите - сделали своё дело.
   Это был первый круиз Лэйлы. Работы много, только успевай поворачиваться. Но девушка не жаловалась и ни секунды не жалела, что оказалась здесь. К тому же среди членов экипажа в скором времени появился милый её сердцу человек.
   Поставив пустой поднос на край барной стойки, Лэйла шумно вздохнула. К ней приблизилась Софи - красавица-блондинка с синими глазами в которых всегда играли веселые озорные искорки. Её напарник по смене Стив сейчас занимался очередным посетителем, решившим продегустировать все, что стояло на полке за спиной бармена.
   Лэйла и Софи были одеты одинаково, как требовал того устав компании и судовой регламент работников бара, непосредственно обслуживающих клиентов. Белые блузки с короткими рукавами, поверх легкие тёмно-фиолетовые жилеты, такого же цвета юбки чуть выше колен и чёрные лакированные туфли на каблуке средней длины. Чулки и колготки одевались по желанию, но обычно девушки обходились без них, тем более сейчас лайнер рассекал воды Индийского океана и напяливать на себя лишнее не было смысла. Кондиционеры, которыми были оборудованы почти всякое помещения на судне создавали приятную и приемлемую для большинства присутствующих температуру.
   - Что дорогая, запыхалась? - весело спросила Софи и протянула подруге стакан чистой прохладной воды. Лэйла с благодарностью приняла его и осушила наполовину.
   - Есть немного. Ну ничего, до конца моей смены меньше часа осталось, так что потерплю. Вот только отнесу на верхнюю палубу заказ мистера Свонна и всё.
   - Это ты про того толстяка, что на тебя глаз положил? - рассмеялась Софи. - Он из Чикаго кажется?
   - Он самый, - кивнула Лэйла и страдальчески закатила глаза. - Так, уже надоел...
   - Да ладно тебе, стоящий вроде мужик, - Софи добавила в свой веселый тон ещё и шутливости. - Перепихнись с ним разок, глядишь, может замуж позовет.
   - Да ну тебя! - отмахнулась Лэйла. - Хочешь, сама с ним трахнись.
   - Ой, ой, ой, какие мы разборчивые! - звонко рассмеялась Софи. - Чем, твой русский то лучше?
   - Да уж поверь - лучше.
   - Может, дашь попробовать?
   - Ну, уж нет. Он только мой.
   - Жадина! Да зачем он тебе, дорогая? Неужели у вас серьёзные отношения? Он же матрос простой. Даже, не офицер.
   - Ну и что с того? Он человек хороший. И кстати зарабатывает неплохо.
   - Хм... Мы все тут неплохо зарабатываем, если со многими другими сравнивать. Но тот, твой толстячок, наверняка в долларах купается. Ты подумай всё же, не искупнуться ли вместе с ним?
   - Ладно, нет времени болтать, сделай-ка мне Kentucky (2).
   - Мистер Свонн это заказал? А у него неплохой вкус однако, - удивленно протянула Софи, приступая к приготовлению. Она достала позолоченный стакан и сняла с полки коллекционный виски Woodford Reserv. Также, ей были необходимы листья Ирландской мяты и лучший сорт сахара из Австралии, а из специальной ниши в холодильнике девушка извлекла кусочки альпийского льда. Пока Софи всё смешивала в необходимых пропорциях, спросила подругу:
   - Чем заниматься думаешь, как смена кончится?
   - А что?
   - Да у меня, тоже через два часа пересменка. Может, сходим куда-нибудь?
   - Это можно. А куда?
   - В кино например. Хотя если честно, мечтаю о другом.
   - Ты опять о батисфере своей? - Лэйла поежилась. - И охота тебе так рисковать?
   - Да какой риск то, дорогая? Если туристам предлагают - значит все под контролем. Не слышала, кстати, для членов экипажа погружения будут доступны?
   - Нет, не слышала. Да мы ещё не достигли той впадины... Как её там?
   - Сейшельская, - подсказала Софи. - Открыта в прошлом году. Четыре с лишним тысячи метров глубина. И я должна упустить такую возможность? Черта с два!
   - Не рассчитывай особо, - покачала головой Лэйла. - Этот аттракцион за отдельную плату и наверняка для больших толстых кошельков. Так что нам, подруга вряд ли что-то светит.
   - Что ж, - вздохнула Софи, - тогда кино?
   - Я не против, - кивнула Лэйла. - Там, вроде комедия какая-то новая. Но только...
   - Что только? - Софи прищурилась, при этом весело и озорно посмотрела на подругу.
   - Сначала мы с Сергеем...
   - А понятно! Что, невтерпёж уже? Черт! Что же за мужик он такой необыкновенный?
   - Может, как раз обыкновенный.
   - Нет дорогая, я точно его соблазню и попробую.
   Лэйла не обижалась на слова Софи, поскольку это был её обычный стиль - хамовато-напористый и с оттенком пошлятинки. На самом деле более верной и порядочной подруги у нее никогда не было. За восемь лет их дружбы они ни разу не делили мужчин, хотя каждому другу Лэйлы по словам Софи суждено было непременно попасть и в её постель на контрольную пробу.
   - А ты, что сама-то без мужика? - спросила Лэйла. - У вас с Майклом, вроде всё наладилось.
   - Я тоже так думала, - Софи махнула рукой в безнадежном жесте. Веселость исчезла из её взгляда. - Ничего у нас не наладилось. Наоборот всё к черту полетело.
   - Мне так жаль, - Лэйла положила ладонь сверху на руку подруги.
   - Ничего, переживу - не первый раз и наверное не последний.
   - Может, у тебя к мужчинам слишком высокие требования?
   - Ты так считаешь?
   - Ну не знаю. Попробуй строить отношения как-то по-другому. Мужчины терпеть не могут когда их критикуют и поучают.
   С полминуты Софи пристально смотрела на подругу.
   - А ты, как я посмотрю со времени твоего последнего перепихона с Сергеем стала ещё лучше знать мужчин, - лицо блондинки вновь осветилось улыбкой, а её привычный тон и стиль выражаться свидетельствовали о возвращении душевного равновесия.
   - Эй, девчонки, пора за работу!
   К болтавшим девушкам подскочил Стив.
   - Софи... Чёрт! Ты всё с этим коктейлем возишься? Давай заканчивай уже! У меня тут запарка.
   - Стив, не будь занудой, - блондинка игриво надула губки, - Знаешь ли, коктейль за тысячу баксов стоит того, чтобы с ним повозиться.
   Однако, Стиву и вправду требовалась помощь. Софи сунула в стакан серебряную трубочку и поставила его на поднос Лэйлы.
   - Ну всё, беги, удачи тебе дорогая.
   Лэйла оправила свой белоснежный фартучек, входивший помимо основного комплекта одежды в униформу официантки и, взяв поднос, поспешила на выход из бара. Мистер Свонн ждал её на верхней пассажирской палубе в одном из шезлонгов. Иногда официанткам приходилось выполнять работу вне пределов своего бара или ресторана - доставлять индивидуальные заказы. За прилежность и усердие можно было разжиться и неплохими чаевыми.
   Огромный океанский лайнер, сравнимый по высоте с многоэтажным домом, для более быстрого у удобного перемещения пассажиров и обслуживающего персонала нуждался в лифтах. Всего их было 14 штук для общего пользования и несколько для техников-ремонтников. Поскольку путь Лейлы с первой пассажирской палубы, так называемого Променада был долог и лежал на самую верхнюю пятнадцатую палубу, она воспользовалась лифтом.
   Жизнь кипела на всех палубах. Члены экипажа, в основном из числа обслуживающего персонала, а также пассажиры всех возрастов и обоего пола сновали туда-сюда по всему судну: первые озабоченные своими делами и обязанностями, вторые, как и полагается в поисках развлечений. Где-то гремела музыка, слышался смех, из встроенных репродукторов доносились голоса дикторов. Над головой раскинулся безоблачный небесный свод, а вокруг простиралось синее, изумительной красоты море, в этот час спокойное и безмятежное, переливающееся на горизонте золотыми бликами. Вокруг лайнера, оставляя за собой пенные следы носились гидроциклы и моторные лодки. От двух из них высоко вверх тянулись страховочные фалы на другом конце которых мчались над морем восторженные парашютисты.
   Верхняя пассажирская палуба "Повелителя морей" - это бассейны и игровые площадки, аква-театры, бесчисленные шезлонги и маленькие кафе под открытым небом - рай для родителей с детишками и любителей солнечных ванн. Палуба была разделена на две части: между ними словно бы пролегал глубокий каньон, огражденный со всех сторон высокими перилами. Если подойти к ним и глянуть вниз, у неподготовленного человека запросто закружится голова. Лейла точно не знала, сколько здесь может быть. 35 или 40 метров? Стены, состоящие сплошь из застекленных балконов отвесно уходили вниз, а дно "каньона" представляло собой широкую улицу - Королевский Променад. Там были магазины, модные бутики и салоны, парикмахерские, фитнес-центры и пропасть чего ещё. Увидела она и свой "Капелла Рай". Вдоль аллей зеленели рощи и были разбиты клумбы с цветами, тут и там встречались маленькие закусочные под разноцветными тентами. Если идти по улице в сторону кормы, можно было попасть в аква-театр, рассчитанный на 2000 зрительских мест. Путь в обратную сторону вёл к аквапарку.
   Лейла направилась по левой стороне палубы в сторону кормы. Сначала она держалась возле перил, но когда миновала теннисный корт и площадку для гольфа, свернула в сторону большого бассейна в форме вытянутого овала. С трёх сторон его окружало до полусотни шезлонгов ярко оранжевого цвета и множество декоративных ваз с искусственными магнолиями. Среди них визжали и резвились маленькие ребятишки, в то время, как их мамаши нежились в креслах под лучами солнца. Было тут и несколько мужчин, среди которых мистер Свонн выделялся своим волосатым необъятных размеров пузом и крючковатым, словно у совы носом. А его водянистые глаза на выкате и толстые губы большого рта порождали сходство с жабой. Огромной такой отвратительной жабой, если учесть и кожу толстяка, обильно покрытую крупными родинками, словно бородавками. Мистеру Свонну было около пятидесяти. Блестящая лысина и седые пучки волос на висках были также не симпатичны, как и сам их владелец в целом. Приближаясь к клиенту, Лэйла вспомнила полушутливый разговор с Софи случившийся в баре. Девушку передернуло. Нет, ни за какие деньги она не легла в постель с такой жабой. Да пусть хоть озолотит её! Ни за что!
   Поначалу мистер Свонн не заметил официантку. Внимание его было приковано к двум совсем молоденьким девушкам, веселившимся в бассейне вместе с детворой.
   - Мистер Свонн, ваш коктейль, - громко произнесла Лэйла.
   Толстяк перевел долгий, пронзительно-тяжелый и масляный взгляд на девушку. Губы его растянулись в не менее не приятную улыбку.
   - А, наконец, то. Что же так долго?
   - Простите, мистер Свонн, но ваш заказ требует особо тщательного исполнения, поэтому произошла небольшая задержка.
   - Ничего страшного, - снисходительно произнёс толстяк, беря с подноса стакан.
   Он сделал пару глотков через трубочку.
   - Восхитительно. Ваш Kentucky, более чем удался. Передайте мою благодарность бармену.
   - Непременно передам, - вежливо улыбаясь, произнесла Лэйла. - Софи будет очень приятно.
   - Бармена зовут Софи? - удивился мистер Свонн. - Девушка?
   - Да. У нас на судне женщины-бармены не уступают в профессионализме мужчинам.
   - И надеюсь, не уступают в красоте официанткам? - усмехнулся толстяк.
   На это Лэйла ничего не ответила. Она стояла перед шезлонгом с пустым подносом в руках, а толстяк самым беззастенчивым образом пялился на неё. Что ж, у каждой работы есть свои издержки. Когда неловкая пауза затянулась, подводя ситуацию к нервозной, Лэйла спросила:
   - Что-нибудь ещё угодно, мистер Свонн?
   - Пожалуй... - жабьи губы опять растянулись в отвратную улыбку, разве что слюни не потекли и не показался раздвоенный язык. - Есть у меня ещё пожелания. В моей каюте...
   - За порядок в каютах пассажиров отвечают горничные, - быстро перебила Лэйла. - Им также можно изложить свои просьбы и пожелания, которые немедленно будут переданы администрации.
   - А если я захочу заказать коктейль или ещё что-то в номер? - прищурившись, спросил мистер Свонн.
   - Вам это будет доставлено.
   - И кто же осуществит доставку?
   - Люди из персонала обслуги номеров.
   - А... то есть, скажем, официантка сама не придёт?
   - Это против правил, мистер Свонн.
   Тут, толстяк быстро обернулся по сторонам и, убедившись, что никто его не слышит, привстал и тихо сказал:
   - Ну, а посетить меня, как гость, ведь не запрещено?
   - Вас может посетить в качестве гостя любой из пассажиров. Членам экипажа за исключением особых случаев это запрещено, - ответила Лэйла, стараясь сохранить невозмутимость и сухой официальный тон.
   - Ну, я полагаю, что за некоторое вознаграждение, возможен отход от этих правил, - с кисло-сладкой елейной улыбкой произнёс настырный толстяк.
   - Простите, мистер Свонн, но мне нужно идти, - Лэйла повернулась к клиенту спиной. Помедлила пару секунд, на случай, если от толстяка всё же последуют заказ или какая-то просьба. Ей вовсе не хотелось, чтобы пассажир обвинил её в пренебрежительном отношении, невежливости или отсутствии должного уважения. Но мистер Свонн ничего не сказал и Лэйла облегченно вздохнув, отправилась восвояси. Правда, пока она огибала бассейн, девушка не сомневалась, что взгляд похотливого толстяка прикован к ёё заду. Ну и ладно. Пусть смотрит и облизывается. Жаба!
   Отчитавшись перед директором бара и сдав свою смену, Лэйла отправилась к себе. До завтрашнего утра у неё выходной. Девушка рассчитывала отлично провести свободное время.
   Так, сначала Сергей! У него выходной длится уже три часа. Надо бы позвонить ему и узнать чем занят. Потом после секса, на который Лэйла очень рассчитывала - поспать часиков 5. Вечером сходят с Софи в киношку, на дискотеку и снова спать, потому что смена её начнется в 5 утра.
   Набрав на сотовом номер Сергея девушка начала ждать ответа. Но такового не последовало. Удивленная этим и слегка встревоженная, Лэйла решила, что перезвонит ещё раз из своей каюты.
   Правила круизных туров, установленные на океанских лайнерах, довольно жестко регламентировали деятельность экипажа. И "Повелитель морей" не являлся исключением. Одним из важнейших предписаний было: не создавать своим присутствием неудобств гостям. Поэтому члены экипажа и обслуживающий персонал старались передвигаться по системе скрытых коридоров и служебных лестниц. Лейла шла по так называемому коридору Е-95, проложенному по всей длине судна. В нужный момент девушка свернула влево, потом вправо и вот её каютка. Она открыла дверь и скользнула внутрь. Свет включать не стала, а сразу вошла в маленькую душевую кабинку, что располагалась сразу слева от входа. Теплый душ не только освежил её, но и возбудил, отчего соски девушки затвердели. Внизу живота образовался сладко-приятный, но в то же время томящий комок. Где же Сергей? Куда провалился то?
   Пока вода сбегала по её коже мягкими струями Лэйла вспоминала своего русского. Ему было тридцать. Высокий, синеглазый, русоволосый. Лицо красивое, но в то же время с резковатыми по мужски чертами, и с оттенком какой-то дерзости, особенно во взгляде всегда, чуть прищуренных глаз. Крепкое тело Сергея с прекрасно развитой мускулатурой являлось для девушки предметом сильнейшего вожделения, как и его мужское достоинство, всякий раз доводящее её до пика плотского удовольствия. В её жизни, с тех пор когда она покинула Турцию было несколько мужчин, но Сергей и по душевным и по всем остальным качествам, безусловно являлся лучшим.
   Выйдя из душевой кабинки Лэйла вытерлась полотенцем, одела трусики и облачилась в одну из своих любимых сорочек. Она была очень короткая из полупрозрачного шёлка золотистого оттенка, красиво гармонировавшего с её смуглой кожей. Эта сорочка очень нравилась и Сергею. Лейла решила сыграть в одну из их любимых игр. Ляжет сейчас в постель, потом вызвонит Сергея и когда он придёт, она встретит его в таком вот виде.
   Рука девушки, уже было потянулась к выключателю, как из темноты со стороны постели раздался мужской голос: сильный, но с мягким приятным тембром.
   - Не включай.
   Ага! Вот он оказывается где! На лице Лэйлы появилась улыбка. Уже ждал её. И наверняка под одеялом совсем голый. В груди девушки стало жарко, между ног появилась теплая влага.
   - Иди ко мне, - позвал Сергей напряженным от волнения голосом. Говорил на русском. Родной язык своего любовника девушка не знала, но несколько фраз выучила и запомнила. В основном, они общались на английском, но во время интимных моментов Сергей, иногда по просьбе Лэйлы переходил на русский. Её это изрядно возбуждало.
   Лэйла тихонько хихикнула, стянула с себя трусики и бесшумно ступая босыми ногами по коврику приблизилась к постели. В темноте на её бедра легли сильные, грубые от мозолей руки. Они забрались под подол сорочки, скользнули по круглым упругим ягодицам девушки и, обнаружив отсутствие трусиков, словно бы в удивлении замерли. Но вот раздался восхищенный вздох и Лэйла ощутила, как пальцы любовника сначала слегка, словно бы робко коснулись её гладко выбритого лобка, а потом уже решительно и настойчиво начали проникать туда, где скопилось желание.
   Девушка наклонилась, нашла в темноте губы Сергея. Их поцелуй был долгий и страстный. Потом она скользнула к нему под одеяло, рукой нащупала большой, горячий, крепкий член.
   Два следующих часа они наслаждались сексом до полного изнеможения и потери сил. А потом уснули в объятиях друг друга, утомленные и бесконечно счастливые.
  
  
  * * *
  
   Тьма сгущалась вокруг, с каждой минутой и с каждым, оставленным позади метром. Майкл и Энтони спускались вниз, вдоль почти отвесного склона горы, уходящего на неведомую глубину. Яркие, сочные краски, которыми изобиловали подводные джунгли, на глубине 10-20 метров остались выше. Здесь же было царство серого и черного камня и невзрачных бурого цвета водорослей.
   Когда отметка в 70 метров глубины была пройдена, Майкл сказал:
   - Достаточно. Будем искать здесь.
   Для этого погружения друзья экипировались более основательно. Прежде всего ребризерами mCCR (3), где в качестве газа-дюэлента в дыхательный мешок аппарата подавался тримикс. (4) Для свободного общения под водой они использовали полнолицевые маски Neptune Space и два модуля связи GSM G.Divers. Чтобы знать уровень парциального давления, аквалангисты прихватили с собой специальные датчики и компьютер VR-3, отслеживающий давление кислорода в дыхательной смеси и рассчитывающий декомпрессию с учетом всех изменений газа в баллонах. Что и говорить, работа на больших глубинах в условиях длительного пребывания в подводных пещерах требовала серьезной подготовки во всех отношениях.
   Вот, мощный луч фонаря высветил вход в пещеру. Очень уж геометрически правильный вход, даже с учетом того, что контур его был обильно покрыт раковинам и комковатыми известняковыми отложениями.
   - Заходим. Я первый, - сказал Майкл.
   Осторожно, чтобы не потревожить донный ил, иначе видимость тут же падет до нуля, археолог заплыл внутрь. Луч выхватил из тьмы обломки решеток, каменные стены и колонны. В дальней части помещения виднелось беспорядочное нагромождение глыб. В общем, то всё здесь напомнило тоже самое, увиденное ими в зданиях во время первого погружения.
   Обследование помещения заняло минут десять. Майкл уже хотел было покинуть это место и осмотреть следующее здание - в форме вытянутого прямоугольника, как вдруг Энтони сообщил.
   - Возле крайней плиты слева провал.
   Майкл посветил туда. Действительно, под тенью огромной плиты, половина которой опиралась на рухнувшую колонну, а половина нависала над полом, находился колодец с неровными краями, уходящий куда-то вглубь под углом в 30-35 градусов. Диаметр хода позволял проникнуть внутрь.
   - Осмотрим?
   Энтони нахмурился и взглянул на наручные часы. Время у них было, но немного.
   - Десять минут на спуск и дальше только подъём.
   Майкл соединил кончики большого и указательного пальцев левой руки, показывая ОК и первым скользнул в провал. Энтони, выдерживая между собой и напарником расстояние не меньше полутора метра, проник в загадочный колодец следом.
   Луч разрывал тьму, пугая мелких рыбешек и крабов, спешащих укрыться в тени каменно-известняковых наростов, сплошь покрывавших стенки колодца. Пузырьки воздуха, вспыхивая и мерцая, выписывали вокруг аквалангистов замысловатый танец. Спуск продолжался минуты две-три. Майкл очень удивился, когда разглядел в круге света массивные каменные плиты пола. Он ожидал более длинного пути. Колодец оказался глубиной метров двадцать.
   Майкл с любопытством осмотрелся, поводя фонарем, то вправо, то влево. Здесь, как и наверху в беспорядке громоздились обломки колонн и стен. Движение воды было ещё более статичным, чем наверху. Точнее, его здесь просто не было, что в общем то не удивительно, учитывая почти абсолютную замкнутость пространства. Тем не менее песок и прочий сор сюда намывало и затягивало, поскольку известняковых корост здесь было не меньше чем наверху, а малейшее неосторожное движение грозило поднять с пола непроницаемую завесу донного ила.
   Вот, луч света скользнул по нескольким римским шлемам, почти скрытым под облепившими их раковинами, вот, выхватил из тьмы фрагменты...Господи! Это, никак обломки пластинчатого панциря. Неплохая находка, чёрт возьми! И тут случилась неприятность - погас фонарик.
   - Чёрт! Твою мать...
   - Что случилось? - обеспокоенно спросил Энтони.
   - Фонарик сдох. Подожди... Я включу другой.
   Майкл, как всякий опытный аквалангист всегда брал с собой несколько фонариков. Он уже собирался воспользоваться одним из запасных, как вдруг заметил, что в помещении не так уж и темно, как должно было быть. Причем, источник света находился не за его спиной - это не был фонарик Энтони. Тусклый зеленоватый свет испускало нечто, расположенное, как показалось Майклу в метрах десяти от него. Причем, происходила размеренная пульсация: свет, то пропадал на пару секунд, то снова появлялся.
   Запомнив направление, озадаченный археолог включил запасной фонарик и устремился в сторону находки. Предмет, похожий на грецкий орех, но размером с баскетбольный мяч лежал возле упавшей колонны среди груды битого кирпича. Бледно-зеленый цвет, вся поверхность покрыта сеткой извивающихся, свернутых в кольца, переплетающихся образований, сильно смахивающих на вздутые вены. На полюсах этого шара тугие узелки и пучки тонких нитей. И странное, пульсирующее свечение, исходящее равномерно от всей поверхности предмета. Оно вызывало какое-то непонятное чувство беспокойства, тревоги. Что это такое, черт возьми?
   Подплывший Энтони с не меньшим удивлением взглянул на находку.
   - Что за штуковина?
   - Понятия не имею, - Майкл удивленно покачал головой. - Какой-то живой организм, судя по всему. Может, трепанг? Жаль, Тима тут нет.
   Энтони осторожно коснулся находки металлическим щупом. Никакой реакции не последовало. Предмет не шевельнулся, пульсация света осталась прежней.
   - Твердый, - сообщил Энтони.
   Снова коснулся. Нажал сильнее.
   - Чертовски твердый.
   - Интересно, тяжелый ли?
   - Хочешь с собой прихватить? - спросил Энтони.
   - Конечно. Пусть Тим разбирается, мне кажется это по его части. Если это что-то банальное, хорошо известное биологам, он только посмеётся и отправит штуку обратно в море. Ну, а если это неизвестный науке вид... Тогда, с Тима выпивка.
   - Согласен, - кивнул Энтони.
   Майкл подплыл ближе и прикоснулся к "ореху" рукой. Возможно, не следовало так рисковать, учитывая, что шар может быть ядовитым или из него внезапно появятся челюсти с зубами-кинжалами, но ученый полагался на перчатки, защищающие его руки и на то, что никакой агрессии не произойдет, раз таковой не последовало, когда Энтони тыкал в шар свои щупом. Единственное, что не оставляло Майкла, так это чувство необъяснимой тревоги, некий душевный дискомфорт, не особенно сильный, но неприятный, как легкая тошнота. Может, с его аппаратом что-то не так? Ну нет, не может быть. Перед погружением он лично, а также Энтони всё проверили и перепроверили. Дыхательный газ поступает как должно, давление в норме... Черт знает, что такое. Может, он просто переволновался?
   Находка вела себя спокойно, то есть совершенно статично, и когда Майкл поднял её, и когда помещал в подставленный Энтони мешок. По весу эта штука тянула килограмма на три.
   - Поднимаемся, - сказал геолог, снова взглянув на часы.
   Они направились к выходу из колодца. Энтони первым, Майкл следом.
   - Твою... Совсем забыл! - вскричал археолог.
   - Что такое? - обеспокоенно спросил напарник.
   - Доспехи!
   - Да оставь. Вернёмся за ними позже.
   - Ты поднимайся пока, потихоньку. Я быстро.
   Энтони чертыхнулся. Майкл развернулся и снова устремился вниз ко дну колодца.
   Но поднять куски панциря оказалось не так-то просто. Некоторые намертво срослись с обломками глыб. Потянув один из фрагментов, Майкл вдруг услышал глухой стук и ощутил вибрацию, исходящую снизу. Внезапно, целая секция пола резко провалилась куда-то вниз в образовавшуюся трещину. Каменные глыбы, разбросанные вокруг и наваленные друг на друга, с приглушенным стуком покатились в разные стороны. Донный ил мгновенно взметнулся и образовал огромное, совершенно непроницаемое облако, которое начало распространяться по всему помещению.
   - Чёрт возьми! - прорычал Майкл и рванулся вверх. Гул и вибрация стали заметно сильнее. Теперь сотрясался не только пол, но стенки колодца. Выходит, всё здесь держалось на честном слове.
   - Обвал! - заорал Энтони, рванувшись на помощь товарищу. - Живее, Майкл! Быстрее, будь оно всё проклято!
   До выхода из колодца оставалось каких-то пять метров, а до Энтони ещё ближе. И тут, справа от Майкла стена вздулась и словно взорвалась обломками камней и плит, кусками известняка и крошевом окаменевших ракушек. Реакция археолога оказалась отменной, а действие единственно правильным. Он отпрянул назад, избежав таким образом обвала. Энтони, напротив рванул вверх и выскочил из колодца . Правда, он забыл о каменной плите, козырьком нависавшей над входом и едва не врезался в неё.
   Здоровенный кусок плиты, отломившийся от стены справа, падая уперся в левую стенку. На это, неожиданно образовавшееся перекрытие тут же посыпались осколки кирпичей, куски известковых отложений и прочий мусор, так что за пару секунд выход из колодца закрыла пробка толщиною в метр или больше. Майкл оказался в ловушке.
  
  
   (1) Мишленовская школа - одна из престижнейших французских кулинарных школ
  
   (2) Имеется ввиду коктейль Kentucky Derby"s Special Mint Julep стоимостью от 1-1,5 долларов
  
   (3) Ребризер mCCR - дыхательный аппарат замкнутого цикла с ручной подачей кислорода, в котором углекислый газ, выделяющийся в процессе дыхания, поглощается химическим составом (химпоглотителем), затем смесь обогащается кислородом и подаётся на вдох.
  
   (4) Тримикс ( англ - тройной) Кислородно-азотно-гелиевая смесь
  
  
  
  ГЛАВА 3
  
   Сезон охоты начался успешно. Для начала Стас, Андрей и Олег облюбовали неглубокую акваторию, раскинувшуюся между тремя небольшими островками, расстояние между которыми было примерно десять - двенадцати километров. Они, словно бы являлись вершинами почти правильного треугольника, если провести между ними условные линии.
   Рельеф дна в этом месте был весьма разнообразен и интересен. Обширные участки ровного песчаного дна здесь чередовались с районами, где небольшими группами располагались причудливой формы подводные скалы. А от одного из островков в открытый океан тянулась километров на шесть-семь каменная гряда, почти сплошь покрытая кораллами. Потом, достигнув огромного обрыва, она резко уходила на неведомую глубину.
   В первый же день, в районе этой самой гряды километрах в пяти от островка, где она начиналась, Стас взял трёх красных снэпперов по 6-7 кг каждый, а ближе к вечеру ему посчастливилось подстрелить почти метровой длины барракуду. Андрей, тоже разжился двумя крупными снэпперами и двумя стального цвета каранксами, причём один из, них, тот, что покрупнее потянул на семнадцать килограмм.
   Добыча Олега состояла из двух метровой длинны барракуд , трёх небольших ваху и одной великолепной серебристой макрели. На её фоне сфотографировались все без исключения.
   Друзей ждал великолепный ужин, шампанское, французское вино и обсуждение планов на ближайшие дни. Всем натерпелось начать охоту на пелагических рыб (1), в частности на великолепных тунцов и крупных королей- макрелей. Охота в открытом океане в толще воды - это особое, волнующее и азартное действо. Это море адреналина, это борьба от начала до конца, это проверка нервов, выдержи и мастерства каждого. Охота в открытом океане это также надежда на встречу с парусником или марлином - королевским трофеем любого подводного охотника.
   Оставив ненадолго девушек, продолжавших наслаждаться шаманским со льдом, мужчины, собрались в рубке, где на столе Владимир разложил свою лоцманскую карту.
   - Завтра, я предлагаю обогнуть вот этот островок, - Олег указал друзьям на небольшой клочок суши, обведенный на карте черным кружком - Там с северо-западной стороны есть подводная гора. Огромная, мать её. Скорее всего затонувший остров. Склоны идут террасами, а на них до чёрта возвышенностей, и там полно и пещер и расщелин и каньонов.
   - Хочешь добыть группера? - улыбнулся Стас.
   - Не просто группера, а огромного лирохвостого группера, кило так на 70-80.
   - Добыча, что надо, - кивнул Андрей. - А я хотел бы ещё луцианов пострелять и неплохо бы добыть кобию.
   - Да, от кобии и я не откажусь, - согласился Стас.
   - От Арсин, думаю тоже, - улыбнулся Андрей. - Заметил, как она глазки тебе строила?
   - Да ладно, брось, - Стас покраснел. - Ты же с ней, вообще-то.
   - Это было вчера и сегодня с утра, но мне кажется, девушки не прочь поменяться нами.
   Оба разом взглянули на Мейли и Арсин, о чём-то шепчущихся и хихикающих на корме катамарана. На мужчин они бросали веселые и озорные взгляды.
  
  
  * * *
  
   Утром Владимир начал огибать островок, держась его северо-восточного побережья, чтобы в итоге попасть на северо-западную сторону. Он намеревался бросить якорь на дальней его оконечности возле каменистого мыса, изогнутого в форме лука и далеко выдающегося в море. Легкий завтрак из яичницы и поджаренной рыбы дополнил великолепный кофе, сваренный Анетт. После чего друзья начали, готовились к погружению. Девушки, покинув каюты, тоже вышли на палубу. Они тихо переговаривались, хихикали и бросали на мужчин кокетливые взгляды. Что и говорить, прошедшая ночь с этими сладкими "шоколадками" была великолепной.
   - Ну что, все проверили герои - любовнички? - строго спросил Олег, придирчиво осматривая разложенную на палубе амуницию.
   - Да хоть сейчас за марлином, - весело и самоуверенно заявил Андрей.
   - Ишь ты... за марлином... - Олег почесал затылок. - Не плохо бы, конечно.
   - Марлин! - раздался вдруг крик Владимира.
   Охотники разом повернулись в ту сторону, куда указывал капитан. Девушки вскочили и бросившись к правому борту, возбужденно загомонили по-креольски.
   Но с палубы, разглядеть что-либо среди волн было крайне сложно. Владимир находился на самом верху надстройки, видимо поэтому и смог заметить мечту подводного охотника. Стас поднёс к глазам бинокль, оглядел горизонт, потом сместил обзор чуть ниже и правее. В свете солнечных лучей между волнами сверкнул изогнутый, словно серп, а потом идущий по всей длине спины, плавник. Точно! Марлин!
   - Моторку на воду! - гаркнул Олег, тоже разглядевший рыбу в бинокль.
   Через минуту моторная лодка была спущена со стороны правого борта. Анетт заняла привычное место за штурвалом. Охотники, похватав свою амуницию, разместились на сиденьях. Взревел мотор и лодка, оставляя за собой бурлящий пенный след, помчалась в нужном направлении. Через минуту, уже без всякого бинокля ярко-синий спинной плавник рыбины удалось отчётливо разглядеть. Он сверкал, словно был отлит из металла и, рассекая поверхность воды, оставлял за собой узкий след из пены.
   - Красавчик, метра три - бормотал Олег.
   Все спешно готовились к погружению. Облачались в заблаговременно смоченные мыльной водой гидрокостюмы. Но, не смотря на спешку, проверку амуниции вели тщательно. Азарт, азартом, конечно. Но неприятности никому не были нужны. Лучше упустить марлина, чем что-то забыть, не проверить и потом глупо расстаться с жизнью.
   Рыба все ближе. На солнце жаром горит литое, словно пуля тело. Ярко-синяя спина, отливающее серебром брюхо. Острый нос-штык рассекает волны, виден большой круглый глаз. Вокруг хищника мечутся в панике мелкие тунцы. Марлин азартный охотник, стремительный и яростный. И он ни сразу замечает опасность, грозящую ему самому. Но вот, приближающаяся моторка вспугнула его. Марлин отвернул резко в сторону, даже подпрыгнул, вызвав восторженный вопль охотников при виде такого красавца. Затем, рыба начала уходить в сторону мыса, туда же, куда повернула обезумевшая о страха стая тунцов. Марлин вовсе не желал отказываться от добычи. Охотник и его жертвы смещались ближе к берегу. Метрах в двухстах от линии прибоя, тянулась каменная гряда - сотни подводных и надводных скал, расположенных на мелководье.
   - Анетт, обойди его слева! - крикнул Олег. - Прижимай к рифам!
   - Ныряем?! - заорал Андрей, едва ли не подпрыгивая от азарта.
   - Рано! Рано ещё! - Олег напряженно наблюдал за рыбой, выписывающей невероятные финты. Место, где хищник хватал тунцов, буквально кипело, ходило ходуном, взрывалось фонтанами сверкающих золотистых брызг.
   - Сейчас! Пора!
   Стас вскочил и нацепил маску, ухватил ртом загубник.
   - Стой!
   Олег яростно замахал рукой.
   - Твою...
   Марлин внезапно рванулся в другую сторону и начал удаляться от линии рифа. Причиной тому оказалась стая летучих рыб, разорвавшая поверхность волн и метнувшаяся в сторону открытого моря. Хищник увлекся новой добычей.
   - Черт! К скалам его надо прижать! - Олег судорожно вцепился в бортовой поручень моторки. - Уйдёт зараза!
   Анетт выжимала из моторки всё, что можно было выжать. Она гнала параллельно движению рыбы, но постепенно смещала курс лодки, так чтобы, в конце концов две воображаемые линии пересеклись.
   Берег плавным изгибом уходил влево. Вот, показалась оконечность мыса. Пальмы здесь нависали прямо над самой водой, отчего она, вблизи берега, имела изумительной красоты изумрудный оттенок. Марлин устремился было за летучими рыбами, метнувшимися в сторону открытого моря, но Анетт подвела моторку так близко, что рыба испугалась и подскакивая на волнах помчалась к берегу. Лодка, уже обогнула мыс, как вдруг прямо по курсу появилось незнакомое судно с белоснежным корпусом и трехъярусной надстройкой по центру.
   - Бля! - вырвалось у Стаса и Андрея одновременно.
   В первую секунду они подумал, что это местный военно-морской патруль. Нарвались, мать-перемать!
   Теперь, если у них найдут арбалеты для подводной охоты... Но, подожди! Какой к черту патруль? Это ведь не катер, а целая моторная яхта и судя по всему пассажирская. На бортах и корме была надпись "NORTA".
   Как бы там ни было, людям на этой яхте, тоже не следовало попадаться на глаза с арбалетами. Наверняка, они знают о запрете подводной охоты на Сейшелах и увидев браконьеров, скорее всего, тут же сообщат об этом властям.
   Чертыхаясь, друзья попрятали арбалеты на дно лодки, набросили сверху старый мешок из парусины. Марлин к тому времени благополучно сумел скрыться. Анетт сбавила скорость.
   - Олег, что будем делать? - спросила девушка, с удивлением разглядывая невесть откуда тут взявшуюся яхту.
   - Продолжай ехать, - ответил Олег. - Если с борта махнут рукой, тоже махни. Мы просто проплывем мимо и уйдем на другую сторону острова.
   - У них что-то случилось, - сказала Анетт, когда моторка поравнялась с яхтой. - С борта подают сигнал SOS.
   Тут и все остальные увидели. У левого борта стояла молодая светловолосая женщина в майке и шортах. Обе её руки были подняты над головой. В каждой зажата дымовая шашка. Время от времени незнакомка сводил руки и после опять разводила их в стороны. Вскоре к женщине присоединился высокий мужчина с окладистой полуседой бородкой, в белоснежном капитанском кителе и фуражке. В руках он держал громкоговоритель. Пристально глядя на проплывающую мимо моторку, капитан яхты поднес рупор ко рту и крикнул:
   - Приветствуем вас друзья!
   - Что случилось?! - закричала Анетт.
   - Один из наших людей в подводной пещере угодил под обвал. Нужна помощь! Все наши аквалангисты уже задействованы, но их явно не достаточно.
   - Глубина? - крикнул Олег.
   - Больше ста метров.
   - Больше ста?! Чёрт! Наше снаряжение не годится.
   - Поднимайтесь на борт! - крикнула молодая блондинка. - У нас найдётся ещё несколько комплектов!
   - Вот, влетели, - пробормотал Олег. - Твою мать...
   Он взглянул на Анетт.
   - Ладно, давай причаливай. Надо помочь. Володе передай наши координаты.
   Девушка кивнула и, развернув моторку направила её в сторону "Норты".
   Через несколько минут Стас, Андрей и Олег были на палубе. К ним подбежала блондинка, вся встревоженная, в глазах слезы.
   - Мы тут проводили исследования... Майкл проник в какой-то колодец. Господи... Потом обвал случился и он остался внизу. Все наши, уже там. Пытаются расчистить ход. Боже, у Майкла так мало осталось времени... Вы ведь дайверы, так? Поможете?
   - Успокойтесь, - кивнул Олег. - Конечно, поможем.
   Подошедший к ним капитан сказал:
   - Господа, прошу прощения... не знаю ваших имён. Всё готово.
   - Я тоже должна спуститься туда! - вскричала блондинка.
   - Миссис Уилсон, я же вам сказал, что нельзя! Я приказал! Это опасно, черт возьми! Чем вы можете помочь? Там внизу нужна грубая мужская сила! Оставайтесь здесь! Это приказ!
   Пока капитан и блондинка препирались, охотники с интересом и не скрываемой завистью разглядывали принесенное им снаряжение: ребризеры для работ на больших глубинах, полнолицевые маски, снабженные переговорными устройствами, компьютеры VR-3, мощные фонарики, измерители давления, ручные глубинометры. В общем, таращ глаза, да разевай рот.
   Пока Олег, Стас и Андрей меняли амуницию, обогнув мыс, прибыла "Диона".
  
  
  * * *
  
   Хазеб Файси впервые взял в руки оружие одиннадцатилетним мальчишкой и не выпускал его следующие 27 лет. Он служил в армии Сомали, принимал участие в бесконечной череде гражданских и клановых войн, разодравших страну на множество отдельных частей, а в последние три года освоил пиратское ремесло. В короткие сроки его группа завоевала в Путленде (2) всеобщее уважение. Удача благоволила Хазебу. Каждый второй рейс приносил добычу и ни разу за три года морского разбоя он ни попался. Но видимо всему, даже самой слепой удаче когда-нибудь приходит конец. Устав от наглости сомалийских корсаров международное сообщество заполонило Индийский океан своими проклятыми военно-морскими группировками. Кого тут только не было: американцы, британцы, французы, немцы, австралийцы, русские и даже японцы. С каждым днем захватывать торговые суда становилось все труднее и опаснее. Группа Хазеба начала нести потери. Полгода назад русский военный эсминец расстрелял один из катеров с его людьми, решившими взять на абордаж то ли датский, то ли шведский сухогруз. В результате четверо убитых и четверо раненых. Три месяца назад британцы уничтожили ещё одну его группу из пяти человек. А всего месяц назад американцы захватили в плен его младшего брата Аржубу, а шестерых бывших с ним товарищей хладнокровно расстреляли. Сейчас брат за решеткой и не увидит свободы ещё очень долго. При мысли об этом внутри Хазеба всё вскипало и тогда, он начинал громко орать и слать проклятия неверным, лишившим свободы его любимого брата, своей вероломной политикой доведшими его страну до развала, а простых людей до бандитской жизни.
   Годы проведенная в постоянной борьбе ожесточила Хазеба до крайности. Совместно с главарями других сомалийских пиратов он подписался под заявлением, что отныне будет без всякой жалости убивать заложников и вообще всех, кто посмеет оказывать сопротивление его людям.
   Этот рейд сложился неудачно с самого начала. Сингапурский танкер, перевозивший по данным, полученным из надежных источников более 70 000 тонн нефти, сумел уйти от погони и его отход прикрыли два японских военных катера. Связываться с ними, понятное дело не хотелось, так что пришлось убираться из того района. Но тут за группой Хазеба погнался американский эсминец. Лишь наступление ночи позволило оторваться от этих неверных ублюдков. Американцы отрезали пути отхода к берегам Путленда. Отовсюду подходили и другие корабли. Хазеб решил двигаться на юго-восток. Плыли всю ночь, пока не оказались в территориальных водах Сейшел. Здесь возле одного из безлюдных гранитных островков удалось найти убежище - небольшую малоприметную бухту. Хазеб велел своему помощнику Саиду Белю непрерывно прослушивать эфир, ловить по возможности все радиосообщения. Новости были неутешительные. Военные суда американцев и британцев, корабли российской группировки патрулировали все прилегающие воды. В воздух были подняты вертолёты, наверное, велось слежение и со спутников. Где-то произошла утечка информации. Этим проклятым ублюдкам стало известно, чья именно банда пыталась зацапать танкер. Теперь, каждый неверный считал за честь разделаться с ним Хазебом Файси, прозванным "Чёрным львом".
   - Меня им живым не взять, - прорычал пират, потрясая пистолетом Beretta M9. - лучше погибнуть в бою, как шахид!
   Он нервно прошёлся туда-сюда по ходовой рубке катера, бросил ожесточенный взгляд куда-то вдаль, где за горизонтом собирались силы, желающие его уничтожить.
   - Мы все к этому готовы, - сказал Саид.
   Его помощник некогда не служил в армии, однако входил в число лиц, причастных к военным преступлениям против гражданских лиц. Прошлое его было сомнительным и туманным, но учитывая его нынешнее ремесло не стоило сомневаться, что и раньше он был тесно связан с криминалом.
   - Мы все готовы умереть, - добавил Саид - И думаю, за этим дело не станет. Я уверен, даже если мы сами сдадимся - в плен нас брать не будут.
   Хазеб хотел что-то сказать, но тут в рубку вбежал один из его людей - молодой парень по имени Фархи.
   - Яхта! Мы заметили яхту!
   - Яхта? - встрепенулся главарь. - Где?
   - В трех, может четырех милях отсюда к юго-востоку. По виду - прогулочная. Стоит на якоре. А рядом ещё и катамаран.
   Губы Хазеба растянулись в волчьем оскале. На морщинистом, тёмно-бронзовом лице Саида, тоже появилась ухмылка.
   - Нам нужна эта яхта, - сказал он. - Интересно, чья она? Думаю, если дело совсем завоняет тухлятиной заложники нам не помешают.
   - Надеюсь, это американские туристы, - Хазеб извлек длинный нож. Поиграл им. На широком лезвии сверкнул отблеск солнечного луча. - Я бы с удовольствием отрезал пару американских голов.
   - Так что, готовимся к захвату? - заметно воодушевившись спросил Фархи.
   - Да, передай всем, чтобы готовились.
  
  * * *
  
   Они двигались вниз, следуя вдоль склона огромной подводной горы. Экипировка британцев была чертовски удобной, а маски с системой коммуникации вообще чудо.
   - Надо такие купить, - сказал Стас. - Черт возьми, мужики, разорюсь, но куплю.
   - Я тоже, - откликнулся Андрей. - После такой, свою простую и одевать то не хочется.
   - Ребризеры у них, тоже что надо. Непривычно правда... Но, всё равно супер!
   - Ладно вам, - подал голос Олег. - Наши вещи, тоже не последнего качества.
   Они миновали огромную скальную террасу и двинулись дальше по склону, ориентируясь на сигнальный маячок, укрепленный перед входом в пещеру. В сторону метнулась крупная черепаха, сверкнув золотом чешуи, умчалась стайка мелких рыбешек.
   Вот, наконец, и вход в пещеру. Стас с удивлением отметил, что проём высотою метра в полтора и шириною в два, какой-то слишком уж правильной формы. Но размышлять об этом было сейчас некогда. Один за другим русские аквалангисты проникли внутрь держась за ходунок. Видимость была скверной. Песчаный ил, поднятый со дна стоял почти непроницаемой завесой. Но все-таки, Олегу, плывущему первым удалось разглядеть в дальней части помещения луч света. Все устремились в том направлении. Здесь, под здоровенной каменной плитой, упавшей и лежавшей наклонно, возле заваленного грудами камней люка находилось три человека. Двое разгребали завал: вытаскивали обломки камней, фрагментны облицовочных плит и убирали их в сторону. Их третий товарищ, держась над самым краем плиты, подсвечивал место работы фонариком. Появление троих незнакомцев он встретил удивленным возгласом. Олег поспешил его успокоить. Настроить передатчики на одну волну не составило труда и не отняло много времени.
   - Мы здесь, чтобы помочь, - сообщил Олег. - Я и мои друзья, отдыхали неподалёку, катались на катамаране между островами, занимались дайвингом, пока не встретились с "Нортой". Капитан попросил оказать помощь в спасении вашего товарища.
   - Энтони Крайтон, - англичанин протянул руку. - Помощь нам не помешает - это точно. Мой напарник Майкл внизу под этим завалом.
   - Связь с ним есть?
   - Была несколько минут назад. Но сейчас оборвалась.
   - Как он там? Не ранен?
   - Говорил, что нормально. Не пострадал, а вот запас дыхательной смеси подходит к концу. Минут на десять-пятнадцать осталось.
   - Что там вообще внизу? Пещера, грот?
   - Колодец глубиной метров в двадцать. Завал накрыл выход, как крышкой.
   - А! То есть Майкл не придавлен и может свободно перемещаться! - воскликнул Олег.
   - Ну да, в пределах чертова колодца.
   - А толщина завала?
   - Где-то, метр-полтора.
   - Вроде бы немного, - заметил Олег.
   - Мы почти выгребли обломки, что были сверху, но они все держались на большом куске плиты. Теперь, надо как-то её убрать.
   - Сначала, нужно полностью её расчистить, - подал голос один из англичан.
   Все принялись за работу. Шесть человек раскидали завал в считанные минуты. И вот, наконец - плита. В центре её имелись неровные сквозные отверстия. Время от времени оттуда пробивался слабый луч света. Он перемещался - это значило, что Майкл ещё жив.
   Олег осмотрел плиту и покачал головой.
   - Я думал протолкнуть её вниз, если поднять не получится. Но она, по диаметру, как сам колодец.
   - Да, Майкла раздавит, если она рухнет вниз, - кивнул Энтони. - Что будем делать?
   - Если попробуем её поднять, то она наверняка развалится и обломки, опять таки заденут вашего коллегу, - пробормотал Олег.
   Он размышлял минуту-другую, потом сказал:
   - Плиту, таки придётся разломать. Иначе никак. Вот что я предлагаю: пропустим в отверстия три троса, обмотаем ими как можно больше участков плиты и затем дернем в трех разных направлениях. Для этого используем вашу яхту, наш катамаран и нашу моторную лодку. Так мы, по крайней мере не позволим упасть вниз большим обломкам. Мелкие же, надеюсь не причинят вред Майклу.
   Энтони раздумывал не более полуминуты.
   - Да, ничего лучшего не придумать. Давайте, сделаем это.
   - Андрей, Стас наверх, - сказал Олег. - Объясните всё капитану и скажите Анетт, пусть свяжется с Володей. "Диону" нужно ещё ближе к "Норте" подогнать.
   Друзья кивнули и устремился к выходу из пещеры. Вместе с ними отправился и один из англичан.
   Поднявшись на борт "Норты", они застали там не только капитана и миссис Уилсон, но и Владимира. Как оказалось, он уже подвёл катамаран вплотную к яхте и перешёл на её палубу, чтобы узнать, что случилось. Им всем Андрей и Стас вкратце изложили затею Олега.
   Приготовления не заняли много времени. Анетт приняла сброшенный ей трос и закрепила его на корме моторки. Другой конец Андрей утянул вниз в пещеру. Туда же последовали два других троса, закрепленные на корме "Норты" и "Дионы".
   Пока шли приготовления, Олег умудрился протиснуть в одно из отверстий в плите небольшой баллон с дыхательной смесью. У Майкла появился запас времени ещё минут на десять. Также, пленнику была передана записка, выполненная специальным маркером на пластиковом коврике с кратким изложением плана спасения. Майклу следовало держаться у самого дна колодца, но быть готовым немедленно всплывать и постараться увернуться от крупных обломков, если такие все, же обрушатся вниз.
   В назначенное время по общему сигналу яхта, катамаран и моторная лодка рванули с места. Как Олег и ожидал, плиту разломало на несколько крупных фрагментов, но опутанные тросами, они не упали в колодец, а устремились вверх. На Майкла же посыпались мелкие осколки и известняковое крошево.
   Спасатели замерли возле колодца. Все с замиранием сердца ждали появления Майкла. И вот, наконец, он вынырнул из кромешного облака мути. Двое из группы подхватили археолога и все, держась за ходуны, устремились вверх.
   Когда группа аквалангистов поднялась на борт яхты, Джейн бросилась к Майклу.
   - Ты в порядке? Господи! Так всех нас напугал!
   - Все хорошо! - воскликнул археолог. - Лучше посмотри, что мы с Энтони нашли.
   И он вывалил из мешка прямо на палубу нечто, напоминающее слегка вытянутый по горизонтали грецкий орех. Всех, столпившихся вокруг поразил размер предмета и исходящее от него зеленоватое, пульсирующее свечение.
   - Что это? - спросила Джейн, опасливо рассматривая находку коллеги. Судя по всему, предмет был органического происхождения.
   - Это, я думаю, по твоей части, - сказал Майкл, выразительно взглянув на Тима Овертона - Ты ведь у нас морской биолог.
   - Первый раз такое вижу. - Тим наклонился над предметом. Странная пульсация исходящая от него завораживала и вместе с тем многие стали чувствовать какое то необъяснимое и неприятное беспокойство.
   - Может, лучше выбросить это? - произнес вдруг капитан тихим, напряженным голосом.
   - Что вы? Что вы говорите такое?! - вскричал биолог. - Это неизвестный науке вид!
   - Он кажется мне... - Роберт Олдберри запнулся, подбирая слова. - Странным. Опасным даже.
   - Да вроде нет никакой опасности, - биолог рискнул прикоснуться к предмету кончиками пальцев. Конечно, не следовало этого делать. Ему, как профессионалу не позволительно допускать такую ошибку. Слава богу, ничего не произошло. Но это, было лишь на первый взгляд. Тим внезапно ощутил сильнейшее беспокойство и даже страх. Души коснулась какая-то странная, тягостная тоска, словно он соприкоснулся со смертью. И ещё ему показалось, как под жесткой ребристой поверхностью шевельнулось нечто хищное и беспощадное, нечто чуждое человеку настолько, что не описать никакими словами.
   Биолог резко отдернул руку.
   - Странно...
   - Что? - с беспокойством спросил капитан. - Оно обожгло вас, Тим?
   - Нет, сэр. Ничего не случилось, - пробормотал биолог и поднялся с озадаченным видом. - Ничего ровным счетом, что я мог бы назвать физическим воздействием. Но ощущения... Даже не знаю. Это требует изучения.
   Он обратился к двум матросам.
   -Джон, Рэнди, помогите мне перенести это в мою лабораторию.
   Рядом на палубе расстелили полиэтиленовую пленку.
   Пока готовились к переносу, Роберт Олдберри и Джейн обратили свое внимание на троих аквалангистов с которыми так и не успели ещё познакомиться. Капитан, боцман и Энтони поочередно пожали им руки и от всей души поблагодарили за помощь в спасении члена экипажа. Сам Майкл, тоже горячо их поблагодарил. Джейн задержала на каждом из незнакомцев заинтересованный взгляд, особенно пристально она посмотрела на Стаса, затем произнесла:
   - Прошу простить моё любопытство. Кто вы? Откуда?
   - Дайверы назвали свои имена и видя удивленные лица собеседников Стас с улыбкой добавил: - Мы из России.
   - Из России?
   Все кто стоял рядом и услышал, разом с ещё большим удивлением переглянулись.
   - А что здесь делаете?
   - Подводная охо... - выпалил было Андрей, но Олег ткнул его в спину и с улыбкой сообщил свою версию:
   - Спортивная рыбалка, господа. Ну и дайвинг конечно, съёмки любительских фильмов, фото местных подводных красот.
   От Джейн не укрылось странное, слегка нервозное поведение русских, но она осталась сама любезность.
   - Спасибо еще раз. Приятно было познакомиться.
   Её взгляд снова задержался на лице Стаса, скользнул по его крепкой ладной фигуре. Молодая женщина обернулась к капитану.
   - Мы могли бы пригласить наших русских друзей на ужин на борту яхты? Знак вежливости и нашей благодарности.
   - Конечно! - воскликнул Роберт Олдберри. - Прекрасная мысль. - Он повернулся к русским: - Надеюсь, господа, вы не откажитесь?
   Олег нахмурился явно, не желая такого поворота событий. Андрей и Стас медлили с ответом. Владимир, вообще не услышал. Едва операция по спасению закончилась, он перебрался на катамаран, где помог Анетт закрепить моторку. Судя по всему Владимир спешил отплыть и с нетерпением ожидал друзей. Оно и понятно. Если откроется, чем они тут занимались, ему придётся хуже остальных. Друзья заплатят штраф и уедут, а ему дальше здесь жить и находится под постоянным наблюдением полиции и служб береговой охраны. Перспектива совсем не радужная.
   Джейн с удивлением смотрела на русских. Чего же они медлят? Странно. Очень странно.
   Но тут всё внимание собравшихся переключилось на Тима Овертона и двух матросов. Биолог одел перчатки и поднял орех, удивляясь его увесистости. Он готов был переложить его на пленку, но тут вдруг вскрикнул и отдернул руки.
   - Что там опять? - проворчал капитан. - Тим, вы наконец уберете это с палубы?
   - Смотрите! - воскликнул один из матросов, тоже заметивший неладное.
   Шов, разделявший орех по горизонтали на две равные части слегка разошелся и через узкую щелку наружу полезло нечто непонятное. По виду цветочная пыльца, но изумрудно-золотистого цвета и шевелящаяся. Да, она шевелилась! Медленно ползла вдоль шва и по поверхности "ореха".
   - Что это, черт возьми, - пробормотал боцман. - Чертовщина какая-то.
   - Пока не знаю, но что-то явно живое, - голос биолога дрожал от едва сдерживаемого восторга и возбуждения. Он выудил из кармана пробирку и стеклянную ложечку. Аккуратно собрал пыльцу со шва и поместил в склянку. Оказавшись внутри, пыльца задвигалась быстрее. Создавалось такое впечатление, что эти загадочные организмы выходят из спячки. Их активность усиливалась с каждой минутой. Тим Овертон, наконец, положил "орех" на пленку и кивнул матросам:
   - Давайте, тащите.
   Молодые парни с опаской взялись за два конца пленки и понесли находку в лабораторию. Но не прошли они и трех шагов по палубе, как воздух вдруг разорвал оглушительный, пронзительный треск.
  
  (1) Пелагические рыбы - обитающие в толще или на поверхности воды.
  
  (2) Путленд - часть бывшего восточно-африканского государства Сомали где пиратство развито в особенно значительных масштабах.
  
  
  
  ГЛАВА 4
  
   Со стороны левого борта в направлении яхты несся средних размеров катер. На носу его был установлен пулемет, из которого и велся огонь. Откуда и когда появился катер никто не заметил. Скорее всего, напавшие укрывали его в одной из многочисленных бухточек, которыми изобиловало побережье соседнего острова. Катер мчался на огромной скорости, на палубе его толпились чернокожие и смуглокожие люди, вооруженные до зубов. Многие в военном камуфляже и беретах.
   - Сомалийцы! - заорал боцман.
   Нападение случилось так неожиданно, что никто ничего не успел предпринять. Помощник капитана Фрэнк Лэсли, находившийся в тот момент в ходовой рубке попытался было развернуть судно, но пиратский катер приблизился столь быстро, и оттуда открыли такой яростный огонь, что Фрэнк и все, кто был на палубе вынуждены были лечь ничком. Пули жужжали и зло били в металлический корпус и стены надстройки, со звоном лопались стекла. О том, чтобы спастись бегством нечего было и думать. К тому же яхта стояла на якоре, что только усугубляло положение и сводило к нулю все шансы бежать. Со стороны пиратского судна послышался голос, усиленный громкоговорителем.
   - Эй, на яхте, не сопротивляться! Не нужно напрасного кровопролития!
   Пират говорил на английском довольно сносно и все его поняли. Вот, катер приблизился вплотную. Сомалийцы - два десятка человек собрались у борта. Вверх взметнулись веревки с металлическими крюками-кошками. Они зацепились за леера ограждения и напавшие проворно полезли на палубу "Норты". Одежда и экипировка бандитов представляла собою какую-то дикую, невообразимую смесь: камуфляжи, майки, бриджи, полуспортивные костюмы, береты, банданы, широкополые соломенные шляпы. Вооружение было столь же разнообразным. У половины АК-47 или чуть более новые модели "калашниковых", а также американские и французские штурмовые винтовки, пистолеты самых разных моделей, охотничьи ружья, ножи с лезвиями разной длины и ширины. У двоих бандитов были ручные пулеметы и ещё у двоих за спинами РПГ российского производства.
   Дико вопя и потрясая оружием, сомалийцы заполонили палубу, начали тыкать стволами в спины перепуганных членов команды. Несколько напавших бросились осматривать надстройку, каюты, трюм, машинное отделение и другие помещения судна. Двое ворвались в ходовую рубку и приволокли оттуда Фрэнка Лэсли и радиста Джона Стэнфорда. Их заставили лечь лицом вниз и как всех остальных скрестить на затылке руки. В это же время, двое сомалийцев с пулеметами ринулись к левому борту и открыли огонь по стремительно удирающему катамарану, который при первом же появлении пиратов развернулся и на полной скорости помчался к оконечности мыса, чтобы скрыться за ним. Стрельба продолжалась с пару минуту, потом резко прекратилась.
   - Володька, - прошептал Олег. Он был бледен, правая рука слегка дрожала. - Господи...
   - Мне кажется, он ушёл, - прошептал Стас. - Гул мотора удаляется. Да... точно...удаляется.
   Андрей, сидевший на корточках, рискнул чуть приподняться, чтобы посмотреть так ли это и все ли в порядке с их другом. Но над самым его ухом раздался резкий окрик и ствол "Калашникова" больно ткнулся в спину. Пират, вероятно орал на каком-то из сомалийских наречий. Андрей не понял ни слова, но сам тон и угрожающие интонации не нуждались в переводе.
   Последним на палубу захваченной яхты поднялся высокий худощавый человек с очень смуглой кожей, но по виду более европейской, нежели африканской внешности. На нём была военная форма без знаков различия, на бритой наголо голове берет с кокардой, обозначающей принадлежность к танковым войскам Сомали. В одной руке он держал пистолет, в другой угрожающего вида мачете. Взгляд его темно-карих глаз был одновременно колюч и тяжел. Людей, лежащих или сидящих на палубе, он словно бы ещё больше придавливал.
   - Где капитан?
   Роберт Олдберри поднялся и стараясь сохранять достоинство в осанке и взгляде ответил:
   - Я капитан этого судна.
   - Хорошо, - неопределенно ответил главарь и ещё раз оглядел палубу и людей на ней. - Вы американцы?
   - В основном подданные Британской короны.
   - Англичане, - ухмыльнулся бандит. - Это, тоже неплохо. К англичанам у меня есть счёт.
   - Прошу прощения, - голос капитана выдавал его волнение, хотя он и старался казаться спокойным и невозмутимым. - Вы для этого напали на нас? Чтобы свести счёты?
   - Одно другому не мешает, - усмехнулся главарь. - О личных счётах мы поговорим потом. Он позвал одного из пиратов, мулата лет 35-ти с лицом иссеченным шрамами и преждевременными морщинами.
   - Это мой помощник. Передайте ему ключи от вашей каюты и от вашего сейфа.
   Роберт Олдберри не стал спорить. Ключи легли в смуглую ладонь бандита и тот сразу же направился за кассой судна.
   К главарю подскочил один из пулеметчиков и начал быстро говорить, бурно при этом жестикулируя и указывая в сторону северо-восточной части острова, как раз туда где скрылся катамаран. Главарь выслушал с хмурым видом. Олег, Стас и Андрей, внимательно за ним наблюдавшие поняли, что Владимиру скорее всего удалось благополучно смыться. Слава богу! Лишь бы ни его, и ни кого из девчонок не задело.
   Отдав несколько резких, отрывистых команд своим людям, главарь снова повернулся к Роберту Олдберри.
   - Вы знаете меня?
   - Не имею чести, - криво усмехнулся англичанин.
   - Я Черный лев. Неужели никогда не слышали?
   - Что-то слышал. Но поверьте, ни одного лестного слова.
   - Ну раз так, вам должно быть известно, что я не церемонюсь с заложниками. - Малейшее неповиновение и мои люди прольют кровь.
   - Я понял, - кивнул капитан. - Прошу прощения за мой вопрос: зачем вы напали на нас? Ведь очевидно, что у нас нет никаких ценностей, кроме судовой кассы. Вряд ли, лишь она одна явилась поводом для захвата моей яхты.
   - Вас совершенно не касается, почему мы напали, - резко ответил Черный лев. - Ведите себя тихо и всё будет в порядке. Какой у вас груз?
   - Как я уже говорил, никаких ценностей на борту нет. Если только вас заинтересует оборудование и лабораторный инвентарь. Это научно-исследовательское судно. Мы выполняем задания Британского Географического общества.
   - Наука? - пират поморщился. - Такая же грязь, как всё, что исходит от неверных. Что у вас за оборудование? Какова его стоимость?
   - Вполне приличная. Забирайте и оставьте моё судно.
   - Что?! - прорычал Чёрный лев и прижал дуло пистолета к голове англичанина. - Что ты сказал только что, пёс? Указывать мне будешь?
   Роберт Олдберри стоял бледный, по лбу и вискам его струился холодный пот. Джейн в ужасе вскрикнула.
   - А вот и ценность! - заржал вдруг помощник главаря, вернувшийся к тому времени из каюты капитана. Он схватил молодую женщину за волосы и бесцеремонно, одни рывком поднял её на ноги. - Белая сучка! Да какая сладенькая!
   Джейн, отчаянно крича вцепилась обеим руками в лапу, удерживающую её волосы, но разжать стальную хватку грубых пальцев была не в силах. Стас рванулся было на помощь, но Олег зашипел на него и удержал, вцепившись обеими руками в плечи.
   - Дурак! Хочешь пулю словить?
   Помочь Джейн попытался боцман Грэг Стоун. Но всё закончилось тем, что один из бандитов врезал англичанину прикладом автомата по почкам. Смельчак захрипел и повалился на палубу. Тут же два ствола уперлись ему в лицо.
   - Грэг, господи! Не делай глупости! - вскричал Роберт Олдберри.
   - Ещё одно резкое движение и я прикажу стрелять! - рявкнул главарь пиратов.
   Наступила тягостная тишина, нарушаемая лишь хриплым, сбивчивым дыханием боцмана. Продолжалась она с минуту, может дольше.
   - Послушайте, пожалуйста послушайте, - тихо, выделяя каждое слово заговорил Роберт Олдберри. - Не стреляйте. Не нужно насилия. Никто не будет больше сопротивляться. Мы выполним все ваши требования, только не нужно кровопролития.
   Черный лев выслушал с хмурым и угрюмым видом, но пистолет от головы капитана, таки убрал.
  
  * * *
  
   Владимир прибывал на грани нервного срыва. И хотя ему удалось благополучно увести катамаран из-под обстрела, поводов торжествовать не было никаких. Друзья остались на захваченном пиратами судне. Черт возьми! Могло ли такое прийти в голову ещё час назад? За каким дьяволом эти проклятые сомалийцы сунулись сюда? Они ведь в основном промышляют в международных проливах, да у берегов Кривого рога! Чего их сюда то, к Сейшелам понесло?
   Первым делом Владимир связался по рации с береговой охраной и военно-морским патрулём Сейшел и передал сообщение о нападении. Далее, уже они оповестят командование международных военно-морских сил, патрулирующих акваторию, примыкающую к восточно-африканскому побережью.
   Мейли и Арсин плакали и тряслись от пережитого ужаса. А вот его Анетт держалась молодцом. Умница девочка! Они встретились взглядами. Страх в её карих глазах, конечно же был, как и сильнейшая тревога. Ещё бы! Не каждый день попадаешь под огонь пулемета! Но никакой паники. Девушка вполне себя контролировала.
   - Любимая, возьми штурвал, - сказал Владимир. - Я осмотрю пока судно. Да и девчонок надо успокоить.
   Анетт кивнула и заняла его место. Владимир вышел из рубки на палубу, приблизился к сжавшимся в комочки девушкам.
   - Все в порядке, - сказал он и ободряюще улыбнулся. - Ну же, успокойтесь.
   Мейли первая перестала трястись. Вытерев тыльной стороной ладони мокрые щеки, она спросила:
   - Это пираты были?
   - Да. Из Сомали.
   - Они захватили ту яхту?
   - Захватили. У "Норты" не было шансов уйти, она стояла на якоре.
   - Там Стас, - прошептала вдруг Арсин. - Он, Андрэ и Олег теперь в плену?
   - Боюсь, что да. Вряд ли они сумели покинуть судно.
   - И что же теперь с ними будет? - в глазах девушки отразился весь представившийся ей ужас. - Их убьют?
   - Не думаю, - ответил Владимир, правда без особой уверенности в голосе. - Пираты редко кого-то убивают. Если наши не сглупят, а это вряд ли случиться, то все будет в порядке. Бандиты потребуют выкуп, как обычно. Убивать людей просто так, им незачем. Ну всё, девчонки, успокойтесь и возьмите себя в руки. Помогите мне осмотреть судно. Господи, только бы двигатели не были задеты...
   Беглый осмотр катамарана выявил до двух десятков попаданий, но к счастью ни один из важных узлов и механизмов не был задет. Остров закрывал их от бандитов и Владимир был почти уверен, что сомалийцы не станут гнаться за ними. Но всё же, это не значило, что нужно торчать у негодяев на виду. Он решил держаться от пиратов на таком расстоянии, чтобы больше не попадать под обстрел и в случае чего быстро скрыться. Но при этом он не хотел терять захваченную яхту из "поля зрения" своих радиолокационных радаров. Кто знает, как все повернётся? Может ведь случится так, что он со своим катамараном окажется необходим. А для этого, нужно постоянно отслеживать яхту и быть готовым ко всему.
   Вернувшись в рубку, Владимир ободряюще кивнул Анетт.
   - Веди нас с этой стороны острова. И держись за скалами. Когда берег начнёт изгибаться, потихоньку сбрасывай скорость.
   - Думаешь, мы сможем помочь твоим друзьям? - спросила девушка. - Но ведь у нас совсем нет оружия. Только сигнальная ракетница, да ножи.
   - Главное сейчас не потерять бандитов из виду, - ответил Сергей. - А там поглядим...
  
  
  * * *
  
   К главарю подбежал еще один бандит: высокий жилистый негр с наголо бритой головой в камуфлированных штанах от военной формы и майке, давно вылинявшей на солнце и потерявшей свой первоначальный цвет. Вид у негра был встревоженный.
   - Жозе сейчас в рубке... только что перехватил сообщение. В этот район направляется военный корабль американцев.
   - О нападении отсюда сообщили?
   - Нет. Отсюда ничего передать не успели.
   - Значит с того проклятого катамарана, - главарь зло сплюнул. - Ладно. Все переходим на борт яхты. И пора уходить.
   - А с теми как быть? - пират кивнул в сторону мыса за которым скрылся катамаран.
   - Никак. Нет смысла гоняться за ними. Только время потеряем. Заложников у нас предостаточно.
   - Ученые? - ухмыльнулся негр. - Яйцеголовых у нас ещё не было.
   - Все когда-то бывает впервые Джума, - философски изрёк Черный лев.
   Тут, взгляд его упал на странный предмет, лежавший возле самого борта. При первых же выстрелах, тащившие его моряки, ничком упали на палубу, а находка Майкла откатилась в сторону. Размером эта штука была с баскетбольный мяч, но по виду похожа на грецкий орех. Пульсирующее зеленоватое свечение отозвалось в душе пиратского главаря какой-то, необъяснимой тревогой.
   - Что это? - спросил Черный лев и пнул орех кончиком ботинка.
   - Это биологический образец, - пробормотал капитан Олдберри. - Нашли на дне. Хотели исследовать.
   - Неизвестный науке вид, - вставил Тим Овертон. - Мы первые, кто обнаружил этот организм.
   Но он напрасно пытался подчеркнуть своей фразой значимость открытия. Сомалиец презрительно вытянул губы, потом, ткнув пальцем в сторону "ореха" резко бросил:
   - Убери это дерьмо с палубы моего судна.
   Биолог наклонился, порывисто схватил "орех" и завернул его в валявшуюся неподалеку, оброненную матросами полиэтиленовую плёнку.
   Капитан Олдберри между тем возмущенно спросил, обращаясь к Черному льву:
   - Прошу прощения, как вы сказали? С палубы моего, то есть вашего судна? Как это понимать?
   - Это понимать так, что яхта мне понравилась, - на губах сомалийца появился волчий оскал. - Сколько узлов выжимает? Больше тридцати наверное? Наш катерок поменьше. Так что - это судно теперь моё.
   - Ну это... Это...
   От возмущения капитан не находил слов.
   - Так, всех отсюда убрать! - приказал Чёрный тигр.
   Пираты все разом заорали и начали грубо, иногда пинками поднимать людей с палубы. Всех пленников собирались запереть в каютах. Только капитана отправили в рубку, на случай, если придётся вести переговоры с военными.
   Двое бандитов приблизились к группе аквалангистов. Те, так и не успели снять с себя гидрокостюмы и амуницию. Только маски побросали на палубу, да ножи.
   - Все снять, - приказал один из сомалийцев. - И без глупостей.
   Амуницию, пленники с угрюмым видом начали складывать в кучу. Внезапно, один из наблюдавших за ними пиратов замер с раскрытым ртом и поднял вверх голову. Пленники, тоже услышали. Размеренный рокот в отдалении. Характерный шум лопастей. Приближался вертолёт.
   - Скорее! Шевелись! - заорал главарь.
   Пираты, перетаскивающие свои вещи с катера на яхту, засуетились. Двое пулеметчиков заняли места на носу и корме яхты.
  
  * * *
  
   Джейн привели в её каюту. Мулат, притащивший её сюда толкнул молодую женщину, так что она упала на койку. Бандит, тоже вошел и тут, случайно задел плечом полочку, расположенную справа от двери. Оттуда, с грохотом упали римские шлемы, найденные Майклом и Энтони в подводных зданиях. Шлемы удалось более менее очистить от налёта: Джейн несколько часов продержала их в ванночке со специальным раствором.
   Разбойник поднял один из упавших шлемов и с удивлением уставился на него. Не менее удивленная Джейн наблюдала за бандитом.
   - Не трогайте, эти предметы имеют большую научная ценность.
   - Ценность? - расхохотался бандит.- Да в моей деревне у старого Гэлба таких было полно.
   - Где это? - удивилась Джейн.
   - Под Могадишо.
   - В Сомали?
   - Конечно в Сомали. Где же ещё?
   Несмотря на весь ужас ситуации, в которой оказалась молодая женщина, ученый в Джейн преодолел страх.
   - А откуда у того старика... Как его?
   - Гэлб!
   - Да Гэлб... Откуда у него такие шлемы?
   - Да это старая легенда, - сомалиец сделал пренебрежительный жест рукой, но тем не менее продолжил: - Шлемы эти попали в нашу деревню давным-давно и хранились веками у старейшин. Гэлб рассказывал то, что передал его отец, а его отцу дед, а деду прадед... В общем, в древние времена пристали к берегу корабли с парусами и с них сошли белые люди в таких вот шлемах, доспехах и красивых плащах. Они были измучены, еле живы от голода и жажды. И было их около сотни. Чужеземцы эти рассказали, что покинули один остров где сражались, то ли с богом, то ли с демоном-растением и с армией оживших мертвецов. Мои предки встретили чужаков гостеприимно, накормили, предоставили кров. Но некоторые из них всё равно умерли от болезней. Оставшиеся жили в деревне несколько месяцев, а потом сказали, что им нужно идти на север в Египет. Они ушли, оставив часть вещей. И больше никто их не видел и ничего о них не было слышно. А среди оставленных ими вещичек были и вот такие же шлемы.
   Поведав эту короткую, но удивительную историю, сомалиец замолчал. Взгляд его жадно скользил по фигурке Джейн, по её голым ногам.
   - Ну ладно кошечка, я рассказал тебе забавную легенду. Не так ли? Может, отблагодаришь меня теперь?
   В первое мгновение Джейн не обратила на слова бандита внимания, слишком захваченная рассказом, а также вихрем собственных мыслей и теорий. Разумеется, она сразу же отбросила часть рассказа про богов, демонов и мертвецов, как несущественную и не имеющую никакого отношения к науке и археологии в частности. Куда важнее было то, что римские военные корабли возможно заплывали за Южный Рог, если конечно сомалиец все это не выдумал про старейшин, Гэлба и шлемы. А могло быть ещё и так, что римские вещи, в том числе и шлемы, были завезены на территорию древнего Сомали торговцами, как по морю, так и по суше.
   - Так что, киска, развлечемся?
   И пират с самой примерзкой ухмылкой начал расстегивать ширинку.
   Джейн сдавленно вскрикнула и забравшись на постель с ногами в ужасе вжалась в угол.
   - Что вы.. Зачем... Нет!
   -Ну же, сучка давай. У меня уже две недели не было бабы!
   Мулат резко рванулся к койке и схватил Джейн. Она пронзительно закричала, когда бандит с треском порвал на ней майку. Затем, его руки начали стягивать с нее шорты. Джейн ударила сомалийца ногой в живот.
   - Ух! Фу... Сука!
   В ответ, он отвесил молодой англичанке такую оплеуху, что она опять отлетела в угол. Совершенно ошарашенная, полуоглушенная, Джейн на несколько секунд перестала сопротивляться. Сдернутые шорты улетели к двери. Руки бандита потянулись к последней преграде - трусикам. Тут раздался крик полный ярости и гнева. В каюту ворвался Грэг Стоун. Глухо рыча, он вцепился в плечи пирата и рывком сдернул его с громко вопящей Джейн. Ругаясь, мужчины покатились по полу. В каюту ворвались двое конвоиров от которых боцману удалось вырваться, едва он заслышал женские крики. На англичанина посыпался град ударов. Он был вынужден отпустить своего противника. Удары и пинки сыпались со всех сторон. Боцман уже не мог сопротивляться, только прикрывал голову руками.
   - Поднимите его! - взвыл мулат.
   Грэга подхватили и поставили на ноги. Лицо англичанина было разбито в кровь. Его противник впрочем, выглядел немногим лучше.
   - Ах ты...
   В руке Саида мелькнул нож и он, злорадно рассмеявшись, вонзил его в живот боцмана.
   - Получай, кафир!
   Грэг захрипел и начал тяжело оседать. Двое бандитов отпустили его. Тут в дверном проеме появился главарь пиратов.
   - Что происходит?
   - Этот неверный напал на меня! - взвизгнул мулат, вдруг сорвавшись от волнения и злобы на фальцет.
   Черный лев бросил быстрый взгляд на полуголую, сжавшуюся на койке Джейн с расширенными от ужаса глазами, потом на стонущего боцмана и окровавленный нож в руке помощника. Картина была совершенно ясна.
   - Убрать, - отрывисто приказал главарь, кивнув на раненого.
   Англичанина выволокли за обе руки в коридор. Следом по полу потянулся извилистый кровавый след.
   - Ты тоже выйди, - сверля помощника тяжелым взглядом, сказал Черный лев.
   - А как же...? - мулат бросил в сторону Джейн озадаченный взгляд.
   - Быстро! - взревел главарь.
   Захлопнув дверь каюты, он схватил помощника за грудки и припечатал его к стенке.
   - У нас американцы на хвосте, а ты подождать не можешь? Оставь эту девку в покое, понял? И не убивай заложников без моего приказа. Ещё одна такая выходка и я сам тебя прикончу!
   Тут, в коридоре появился перепуганный судовой врач Том Стивенс. Его привели из кубрика, куда пираты согнали нескольких человек.
   - Осмотрите раненого, сделайте всё что нужно, - отрывисто бросил Черный лев медику и быстро направился к лестнице, ведущей на верхнюю палубу. Саид Бель, вытирая кровь из разбитого носа полотенцем, прихваченным в каюте Джейн, последовал за командиром.
  
  
  * * *
  
   Черная точка, замеченная пиратами в небе быстро превратилась в вертолет ВМС США модификации SA HH-60H. Он сделал широкий круг над акваторией, лежащей между четырьмя островами и начал снижаться. Блики от солнечных лучей играли на его металлическом корпусе, на угрожающе торчащих стволах пулеметов.
   Сомалийцы подняли крик и начали стрелять. Тяжело и хрипло залаяли два пулемета пиратов, установленные на носу и корме катера. SA HH-60H огрызнулся ответным огнём. Вокруг катера взметнулись водяные фонтаны, потом пули начали зло впиваться в палубу, с натужным металлическим визгом дырявить борта. Один из пиратов вскрикнул, выронил "Калашников", схватился за грудь и, обливаясь кровью повалился навзничь.
   - Амисан! - взвыл Черный лев, бросаясь к раненому.
   Молодой темнокожий парень стонал и харкал кровью.
   - На яхту его!
   Вертолет между тем удалился и начал разворачиваться, намереваясь сделать очередной заход. Пираты, бросив всё кинулись на палубу яхты. Жозе и Юсуф тащили под руки раненого товарища. Две пулеметные очереди полоснули по обоим судам. Один из двух американских стрелков зло выругался.
   - Перескочили, мать их так!
   В это же время майор Дик Стэнтон, сидевший за штурвалом и выполняющий обязанности командира ответил на вызов с базы. Последняя располагалась на борту USS Дунхам (DDG-124) - одного из эскадренных миноносцев ВМС США, охраняющих морские пути вдоль восточного побережья Африки.
   - Акула-7! Как слышно?
   - Слышу вас Дунхам.
   - Что там у тебя происходит?
   - Обнаружил пиратов. Квадрат 34-617. Катер и яхта. Стоят борт о борт. Сомалийцы только что покинули катер и перебрались на другое судно. Меня обстреляли. Ответил на огонь.
   - Акула-7, огонь прекратить! Как понял?
   - Понял, Дунхам, огонь прекращаю.
   - Пришло сообщение из штаба. Сомалийцы захватили заложников на яхте. Гражданские лица, группа британских ученых.
   - Заложников не вижу, - Дик Стэнтон внимательно оглядел палубу яхты.
   - Их наверняка в каютах заперли, - сказал второй пилот Коул Винс.
   - Чертовы ублюдки! - командир резко увел вертолет в сторону от огня пиратов. - Они то палить не стесняются.
   Он связался с двумя своим стрелками.
   - Ребята, огонь не открывать, приказ с Дунхама.
   В ответ раздалось смачное ругательство.
   - Дэн, сынок, я тебя понимаю, я бы и сам с удовольствием расстрелял бы этих сомалийских недоносков, но приказ есть приказ.
   Тут опят заговорил Дунхам.
   - Акула-7, следуй за пиратами, но держись на безопасном расстоянии. Отслеживай их передвижения и передавай данные мне. Как понял?
   - Вас понял, Дунхам, - проворчал Дик Стэнтон. - Слежу за захваченной яхтой, в огневой контакт не вступаю.
   - Принято, Акула-7.
  
  * * *
  
  
   - Что, суки, получили?!
   Один из пулеметчиков сложил из пальцев характерную фигуру с вытянутым вверх средним пальцем и показал её удаляющемуся вертолету. - Суньтесь-ка ещё, сраные янки!
   - Ты идиот, - сказал Хазеб, с усмешкой глядя на подчиненного. - Они не улетят. Так и будут теперь висеть над нами. Стрельбу прекратят и только то. Им наверняка, уже передали о заложниках. Ладно, снимаемся с якоря и уходим.
   - Куда двинем? - спросил подошедший Саид.
   - Покрутимся здесь в островах до ночи, потом на северо-запад. Надо прорваться к Путленду. И пусть только попробуют нас задержать, начнем убивать заложников.
   - А что с Амисаном? Он не умрёт?
   - Откуда я знаю! - раздраженно бросил Черный лев. - На всё воля Аллаха! Врач им сейчас занимается.
   Снявшись с якоря "Норта" двинулась вдоль береговой линии в противоположную сторону от той, куда рванул сбежавший катамаран.
  
  * * *
  
   Большинство пленников пираты заперли в каютах по одному или по двое. В кают-компанию же загнали восемь человек. В их числе были аквалангисты, оставшиеся в одних трусах, археолог Майкл Доусон-Смит, судовой врач Том Стивенс, биолог Тим Овертон и двое матросов: Рон Грэмси и чернокожий парень по имени Джим. Капитана Олдберри пираты увели на мостик.
   Помещение было довольно вместительным. Четыре больших иллюминатора - два слева и два справа обеспечивали в дневное время прекрасное освещение. По сторонам длинного прямоугольного стола, расположенного в центре находились угловые диваны обтянутые светло-коричневой кожей. Были тут ещё пара кресел, здоровенный телевизор-плазма, шкафчики, полочки на стенах, мини-бар. Одним словом комфорт и уют по высшему разряду. Вот только насладиться им не позволяла ситуация.
   - Во влипли, бля, - бормотал Андрей, меря нервными шагами помещение. - Ну надо же было так влететь! Порыбачили мать твою!
   - Успокойся ты, - сказал ему Стас. - Сядь, уже.
   Они с Олегом расположились на диване, что был справа от стола. Рядом с ними устроились Майкл и матрос Джим. Чернокожий парень, весь, прямо таки трясся от страха. Напротив уселись остальные. Только Андрей остался на ногах. Он, то в левый иллюминатор выглядывал, то в правый. Всякий раз с другой стороны на него таращились сомалийцы и Андрей с проклятием отходил к столу.
   - Сядь, - повторил Стас. - Не зли их. Сейчас бандиты на взводе, так что пальнуть могут.
   - Да, это им от нечего не стоит, - кивнул Олег. - Так что давай, не мельтеши.
   Андрей внял, наконец, голосу разума и уселся рядом с Тимом Овертоном. Биолог держал в руках что-то, завернутое в полиэтиленовую пленку.
   - Что это у вас? - удивленно спросил Андрей.
   - Неизвестный биологический образец, - ответил англичанин.
   - А тот самый, что, какую-то зеленую дрянь выпускал? На кой черт его было тащить сюда?
   - Это неизвестный науке вид, - ответил биолог возмущенно. - Я не могу допустить, чтобы пираты с ним что-нибудь сделали или просто вышвырнули его за борт.
   - А если эта штука опасна? - Андрей опять вскочил и поспешно пересел на другой диван. - Та хрень зеленая... Вдруг, она ядовита?
   - Успокойтесь, пожалуйста, - поморщился англичанин. - Пока я собирал споры в пробирку, пару раз задел их пальцами и ничего страшного не произошло.
   - Вы были в перчатках, - резонно заметил Олег.
   Тим Овертон хотел было что-то ответить, но тут до слуха пленников донеслись женские крики, ругань и шум драки.
   - Суки! - Стас привстал и сжал кулаки. - Они ведь...
   Майкл вскочил и бросившись к запертой двери начал в неё колотить.
   - Джейн! О господи, Джейн! Не трогайте её, мерзавцы!
   Энтони, тоже поднялся с дивана, но к двери не пошел, поскольку это было бессмысленно. Но на лице его, обычно всегда невозмутимом сейчас отразились вся сложная гамма чувств и переживаний: ярость, отчаяние, страх за Джейн. Джим затрясся ещё больше, даже застучал зубами, Андрей начал тихо материться, остальные сидели с угрюмым, подавленным видом. Майкл, напрасно отбив кулаки отступил с искаженным от бессильной ярости лицом.
   Спустя несколько минут дверь открылась и в кают-компанию ворвались двое бандитов с автоматами.
   - Врач есть? - спросил один из них, поводя из стороны в сторону злыми, налитыми кровью глазами.
   - Я врач.
   С дивана поднялся Том Стивенс.
   - Пойдешь с нами.
   Без всяких объяснений его увели. Дверь снова закрылась, щелкнул замок.
   - Господи, что же с Джейн? - пробормотал археолог.
   - Если они с ней что-то сделали... - Энтони стиснул кулаки, на скулах его заиграли желваки. - Я убью первого до которого доберусь.
   - Не дури! - крикнул Тим Овертон. - Тебя просто пристрелят.
   - Может и так, но видит бог, хотя бы одного ублюдка я утащу за собой.
   Прошло ещё несколько томительных минут. Внезапно Стас приподнял голову и начал к чему-то напряженно прислушиваться.
   - Вы слышите?
   - Что? - Олег, сидевший рядом удивленно посмотрел на товарища.
   - Я слышу, - сказал биолог. - Вертолёт.
   - Ну всё, теперь с бандитами разберутся! - обрадовано воскликнул матрос Рон Грэмси. - Интересно это наш британский или американский вертолёт?
   - Какая разница, - хмыкнул Стас. - Мы заложники и военные не начнут стрелять если знают про нас. А они, наверняка знают. Так что не обольщайся, пока бандиты прикрываются нами им ничего не грозит.
   - А ты думаешь военные знают, что есть заложники? - спросил Андрей.
   - Конечно. Володя наверняка предупредил всех кого следует о захвате яхты.
   - А если нет? Если его убили?
   - Не каркай! - вскричал Олег. - Володька жив. Мы же видели, что катамаран ушёл.
   - Это ничего не значит, - заметил Тим Овертон. - Ваш товарищ может быть ранен, пули могли повредить радиоаппаратуру, да что угодно могло случиться.
   - Вы, прямо излучаете оптимизм, - зло бросил Олег. - На борту находились ещё три девушки. Одна из них прекрасно может и катамараном управлять и сообщение отправить. К тому же у Володьки был запасной передатчик и несколько раций. Не могло же их все задеть и из строя вывести.
   На это англичанин ничего не сказал, только пожал плечами. Вдруг, из-за двери раздался шум, в замочной скважине зашуршал ключ. Все повскакали с мест. Дверь с грохотом отворилась и в кают-компанию вбежал Том Стивенс. Руки его были в крови, рубашка и брюки тоже.
   - Сюда заносите, быстрее! - крикнул он.
   Следом, двое сомалийцев втащили под руки боцмана Грэга Стоуна. Он был бледен, лицо в кровоподтеках, нос и губы разбиты, глаза закрыты, а на белой рубашке в районе живота расплылось огромное темное пятно крови.
   - На диван его!
   Боцман застонал и открыв глаза, обвел помутневшим взглядом помещение и стоящих вокруг людей.
   - Что... Джейн...
   Раненого положили на правый от стола диван. Один из сомалийцев сунул в руки Тома Стивенса полиэтиленовый пакет, набитый ватой.
   -Этого не достаточно! - крикнул врач. - Мне нужны антисептики, обезболивающее, инструменты! Мне нужно в мой кабинет! Прошу вас, отведите меня туда, я возьму всё необходимое!
   Один из сомалийцев, вроде бы был склонен согласиться, но тут шум вертолёта стал сильнее, а затем разом загрохотали два пулемета и почти тут же огнём ответили с вертолёта. Одна из пуль ударила в иллюминатор и оставила в нем дыру диаметром с большой палец. Вокруг неё по стеклу побежали трещины. Другие пули с резкими металлически звоном впивались в палубу и борта яхты. Пленники попадали на пол. Джим издал вопль на высокой ноте и полез под диван. Ругаясь и сыпля проклятиями, сомалийцы выбежали из кают-компании. Снова щелкнул замок. Не забыли запереть, сволочи.
   Звук вертолетных винтов начал удаляться, но затем через пару минут опять стал громче и начался повторный обстрел. Сомалийцы орали, бегали по палубе и палили в ответ. Впрочем, продолжалось это не долго. Вертолет вновь начал удаляться и судя по всему, одновременно с этим набирать высоту.
   Стас поднялся и выглянул в иллюминатор. Двое сомалийцев волокли по палубе ещё одного, руки которого безвольно свисали, а одежда была забрызгана кровью. Кровавый след в виде дорожки тянулся за этой троицей едва ли не через всю палубу.
   - Один, похоже готов, - тихо сказал Стас.
   Олег, также наблюдавший в иллюминатор, мрачно произнес:
   - Дело дрянь.
   - Дрянь? Думаешь, бандиты теперь вообще озвереют?
   - Боюсь, что да. Если военные сразу не пойдут на уступки, кого-то из нас точно прикончат, да еще на видео снимут.
   - Стивенс, черт возьми, сделайте же что-нибудь! - послышался голос Тима Овертона. Положив свой сверток на стол, он склонился над стонущим боцманом.
   - Я пытаюсь! - заорал врач. - Пытаюсь остановить кровь! Но вы же видите, ничего у меня нет кроме ваты! - он в отчаянии всплеснул руками. - Ни черта нет!
   - Зачем вы вообще его сюда притащили, Стивенс? Нужно было сразу в лазарет.
   - Сюда было ближе. Проклятие, он теряет кровь! Похоже, печень задета!
   Дверь кают-компании с грохотом открылась и в помещение ворвались двое, уже знакомых сомалийцев. Рожи злые, глаза бешеные.
   - Идём с нами!
   Один из бандитов оторвал врача от Грэга Стоуна и пинками погнал к выходу.
   - Но как же... Раненый вот-вот умрёт! - в отчаянии воскликнул Том Стивенс. - Его нельзя так оставлять.
   - У нас тоже раненый! - взревел один из пиратов. - Его отнесли в лазарет! Живо! Шевелись!
   Сообразив, что так он попадет к себе в кабинет, где есть все необходимое, врач перестал сопротивляться. Правда, как потом оказать помощь боцману, если придется заниматься раненным бандитом, он не знал. Но так далеко Том Стивенс пока не заглядывал. Собрать бы сначала всё необходимое, а там видно будет.
   Оставшиеся в кают-компании пленники обалдело смотрели, то друг на друга, то на стонущего, хрипло дышащего боцмана.
   - Грэг, держись! - Майкл бросился к нему. - Сейчас Стивенс придёт. Он поможет.
   Стас оторвал от общего куска ваты часть и наложил сверху на кровоточащую рану. Вата мгновенно пропиталась кровью. С посиневших губ Грэга сорвалось:
   - Больно... Внутри... Джейн... Я не позволил! Я врезал этому ублюдку! Я не...
   - Молчи, тебе нельзя говорить! - Майкл схватил товарища за руку. Она была холодная и липкая от пота. - Господи, Исусе, держись.
   Стас отбросил вату и тут же наложил на рану другую. Через минуту третий тампон... Ему показалось, что течение крови замедлилось. Неужели? Может самообман? Но сколько её уже натекло на диван и на пол!
   - Джейн! - внезапно закричал Грэг и сильно дернулся, словно хотел вскочить. Его застывшие зрачки были огромны, разбитое в драке лицо исказила судорога. Но в тот же миг раненый упал обратно на спину и из груди его вырвался сдавленный хрип. Голова медленно завалилась влево, ноги и руки сотряслись в короткой предсмертной судороге. Раз, второй, третий....
   В наступившей затем тишине отчетливо стало слышно, как всхлипывает забившийся в угол между креслом и шкафом Джим.
   Тяжело вздохнув, Стас отступил от дивана и распростертого на нем тела. Всё оказалось тщетно. Но по другому и быть не могло. Среди них не оказалось врача и не было нужных медикаментов, инструментов и аппаратуры. А всё решали считанные минуты.
   Гнетущая тишина повисла в помещении. Нарушил её Энтони. Зарычав от ярости, он в сердцах сбил со стола биологический образец Тима Овертона. Пленка в которую он был завернут, шелестя полетела на пол, а "орех", приглушенно ударившись об угол книжного шкафчика отлетел обратно и закатился куда-то под стол.
   Стас ожидал, что сейчас между двумя англичанами начнется нешуточная ссора, но биолог был так подавлен смертью боцмана, что действия коллеги-ученого его совершенно не возмутили. Во всяком случае, он ничего не сказал, лишь обхватил голову обеими руками и сильно зажмурил влажные от слез глаза.
   Оцепенение и апатия охватили пленников с такой силой, что они не двигались и не разговаривали в течении следующих нескольких минут. И конечно же никому из них и в голову не пришло лезть под стол и вытаскивать закатившийся туда "орех". Между тем, полежав там немного, он с тихим щелчком приоткрылся и из узкой темной щели вылетело облачко зеленоватых спор, похожих на цветочную пыльцу. Микроскопические частички усыпали весь пол вокруг, а затем, разбившись на несколько отдельных частей начали движение в сторону дивана, где лежало мертвое тело. Споры проделали где-то половину пути, когда "орех" выбросил вторую порцию пыльцы, и тут же, из ещё более приоткрывшейся щели показались тонкие полупрозрачные усики-псевдоподии. Они пульсировали, быстро и нервно шевелились, то скручивались в колечки, то резко распрямлялись. Со стороны могло бы показаться, что эти отростки к чему-то принюхиваются, в то время, как все их движения и метания из стороны в сторону были преисполнены какой-то злостью, сверхагрессией и нестерпимым голодом хищного организма.
  
  
  ГЛАВА 5
  
   "Норта" двигалась в северо-западном направлении около получаса. Высоко в небе над ней висел вертолёт, что крайне раздражало Хазеба Файси, но ничего с этим поделать было нельзя. Только ночь даст возможность скрыться, но вряд ли надолго, поскольку теперь, когда они обнаружены в этот район начнут стягиваться военные корабли, будет вестись усиленное наблюдение со спутников, а вертолёты станут постоянным сопровождением захваченного судна.
   Пока же, все было нормально, если не считать того, что их товарищ Амисан прибывал в крайне тяжелом состоянии и по словам врача едва ли протянет до следующего дня. Черный лев не уставал проклинать янки - этих грязных ублюдков, неверных кафиров! Он им ещё отомстит. Жестоко отомстит!
   Хазеб расположился на мостике в ходовой рубке судна. Здесь же присутствовали капитан Роберт Олдберри и приглядывающий за ним Жозе. За штурвалом находился Юсуф Алмакса. Именно он, первым сообщил, что что-то не так.
   - В чем дело? - нахмурился Хазеб.
   - Я не уверен... Но похоже, мы теряем топливо. И давление в цилиндрах, то падает, то резко повышается.
   Не успел Хазеб переварить эту неприятную новость, как со стороны кормы раздались встревоженные крики. Главарь пиратов выскочил на палубу мостика. Вцепившись пальцами в ограждающие металлические перила, он уставился на столб черного дыма, клубами валившего с кормы.
   - Саид! - заорал он.
   Помощник, тут же появился рядом.
   - Проверить машинное отделение!
   - Проверяем. Я уже послал Джуму и Фархи.
   - Что происходит? Что там могло случится?
   - Когда с вертолёта стреляли, могли что-то важное задеть.
   Худшие опасения главаря и его помощника вскоре подтвердились. Минут через пять на мостик поднялся запыхавшийся Джума и сообщил:
   - Повреждены двигательные установки. В одной из них я насчитал три дырки от пуль. И пробита топливная цистерна!
   Хазеб громко выругался.
   - Паршиво, очень всё паршиво, - пробормотал Саид. - Сколько мы потеряли топлива? Наверняка немало его разлилось под установками. Одна искра... Возгорание... И нам - конец. Что будем делать?
   Поскольку Хазеб не ответил, помощник рискнул предложить:
   - Нужно высадиться на каком-нибудь острове. И лучше поскорее.
   - На острове?! - вскричал Хазеб. - Самим себя загнать в ловушку?
   - Ничего другого не остаётся, - Саид развел руками. - Мы или взорвёмся или когда топливо вытечет, застрянем в открытом море. Я бы, предпочел оказаться на суше.
   - Но военные... янки там, русские или ещё кто, нас на острове скорее достанут, - пробормотал испуганный Джума.
   - У нас будут заложники, - напомнил Саид. - Выторгуем условия, я уверен.
   - Ладно, двигаем к острову, - Хазеб решительно рубанул воздух ладонью, потом оглядел горизонт. До ближайшего клочка суши было около трёх километров. Островок невелик, но покрыт довольно высокими горами и густыми джунглями. Как раз то, что надо.
  
  
  * * *
  
   Андрей, не в силах усидеть на месте, нервно расхаживал из угла в угол. Он первым заметил нечто странное, происходящее с трупом бедняги боцмана.
   - Что это за хрень такая?
   Все встрепенулись, поскольку это были первые слова, произнесенные за долгое время, да ещё тоном, полным удивления и страха. Пленники, столпившись вокруг тела Грэга Стоуна, с ужасом взирали на зеленоватую шевелящуюся пыльцу, покрывавшую руки и лицо погибшего, копошащуюся в складках его рубашки и в сочащейся кровью ране на животе. Движение микроскопических спор создавало ужасающую иллюзию, будто труп, тоже шевелиться, точнее двигается его кожа: местами поднимается бугорками, местами опадает, где-то собирается складками, а где-то напротив, растягивается так, словно вот-вот лопнет.
   - Тим, что черт возьми происходит? - тихо спросил Майкл. Он был бледен. Его руки заметно дрожали.
   Биолог, наблюдавший за происходящим с не меньшим страхом и удивлением покачал головой.
   - Будь я проклят, если понимаю, хоть что-то. В моей практике ничего подобного...
   Тут, сидевший между креслом и шкафом Джим в ужасе взвыл и вскочил.
   - Оно ползает! Ползает по мне!
   Он принялся подпрыгивать и бить себя по ногам сквозь штанины брюк. Тут все заметили, что пол местами покрыт узкими дорожками, состоящими из странной пыльцы. Споры, или что бы это ни было на самом деле расползались во все стороны из-под стола. Некоторые из этих шевелящихся дорожек змеились вокруг кровавых пятен на полу, другие протянулись в сторону закрытой двери и даже проникли под неё.
   Стас ощутил щекотание на своей левой ноге. Он глянул вниз и чертыхнулся. По его стопе двигалось несколько пылинок. Ещё больше пыльцы шевелилось возле его голых ног, готовясь начать путь вверх. Рядом заорал Андрей и полез на стол. Олег вскочил на одно из кресел, а Энтони, сыпля проклятиями забрался на диван.
   - Черт возьми, Майкл, не нужно было тащить эту штуку с собой. Я знал, чувствовал, что ничем хорошим это не кончится.
   - Откуда я знал, что такое может случится? - вскричал археолог.
   - Спокойно! Все успокойтесь, - Тим Овертон поднял руки, призывая к тишине. - Ничего ведь страшного нет. Все живы. Джим, перестань. Ты орешь, словно тебя живьем жрут. Эти споры, подобны цветочной пыльце. Вы же не боитесь пыльцы? - биолог рассмеялся и шутливо добавил: - Если только она не запачкает ваш костюм.
   - А если эта чертова пыльца ядовита? - сердито спросил Рон Грэмси. Он был одет и обут, однако, тоже взобрался на диван.
   - Навряд ли, - покачал головой Тим Овертон. - Яд морских организмов почти мгновенного действия. Вы бы, уже почувствовали его.
   Но слова биолога не очень-то убедили и успокоили пленников. Джек весь, дрожа от отвращения начал лихорадочно раздеваться. Когда он стянул с себя брюки, все увидели, что ноги его почти до самых колен сплошь покрыты зеленой шевелящейся массой. Джим принялся стряхивать с себя это, вскрикивая от отвращения. Споры полетели во все стороны, собираясь в маленькие облачка, которые быстро оседали на пол, но часть пыльцы была раздавлена и ноги Джима покрылись зеленовато-бурыми пятнами и разводами.
   - Черт! Вот дрянь! - вопил он. - Мне нужно помыться! Господи, мне надо помыться!
   Стас стряхнул с ног, успевшие взобраться споры и вскочил на стол. Тут, взгляд его упал на дверцу мини-бара, стоявшего в широкой нише одного из шкафов. Стас перелез на диван, потом с него на кресло. Теперь до холодильника было рукой подать. Внутри оказалось несколько бутылок коньяка, рома и водки. То что надо!
   Он вытащил водку, откупорил бутылку и передал её через Энтони орущему Джиму.
   - Протри ноги этим.
   Молодой негр оторвал здоровый кусок ваты и обильно смочив его водкой, принялся за дело. Комнату заполнил резкий запах спиртного, но бедняга Джим, избавился от облепившей его дряни. Лишь после этого он немного успокоился и забрался на стол.
   Между тем, пока все отвлекались на Джима и расползающиеся по всей кают-компании сгустки спор, с трупом боцмана произошло изменение. Точнее сказать, всё стало, как прежде. Пыльца, обильно его покрывавшая исчезла с кожных покровов и волос. Осталась кое-где в складках одежды, да немного вокруг раны. Впрочем, при внимательном рассмотрении Тим Овертон обнаружил её под веками погибшего и на внутренней полости носа.
   - Проникла внутрь, - сообщил он удивленно и озадачено.
   - И что это значит? - спросил Энтони.
   - Я не знаю.
   - Ты биолог, черт возьми! Ты должен знать!
   - Я должен? - разозлился Овертон. - Да это вы с Майклом притащили этот организм на борт! Это из-за вас...
   Биолог не договорил и с разинутым ртом уставился на Грэга Стоуна. Пальцы рук боцмана шевелились. Из открытого рта вырвался глухой стон. А затем, он начал подниматься. Медленно, с заметным усилием. Все остолбенели.
   - Грэг, ты жив!? - Майкл первым бросился к товарищу. - Господи, ты жив!
   - Не может быть, - прошептал Тим Овертон. - Я проверял пульс, сердцебиение... Их не было.
   Майкл ухватил Грэга за его вытянутую руку. В первое мгновение он испугался, ощутив насколько холодны и жестки пальцы боцмана. И тут, Грэг открыл глаза. Они были неподвижны и словно затянуты какой-то мутноватой пленкой.
   - Грэг, ты лучше не вставай, - Майкл попытался уложить раненого обратно на диван. - Полежи, дружище. Кровотечение остановилось, не дай то бог снова откроется.
   Но боцмана, тело которого словно бы одеревенело, уложить оказалось не так то просто. Он начал сопротивляться. В первое мгновение Майкл не понял, что происходит. Обычно, человек отталкивает того, кто мешает ему, но Грэг, намертво вцепившись пальцами в руку археолога, напротив, тащил его к себе. Потеряв равновесие Майкл вскрикнул и повалился на Грэга сверху. Тот ухватил его второй рукой за волосы, начал пригибать голову вниз.
   - Грэг, что ты делаешь, чёрт возьми!
   Ни на шутку испугавшись, Майкл попытался вырваться. Возможно, у него бы и получилось, но одной ногой он угодил в лужу крови, растекшуюся на полу возле дивана и поскользнулся. Снова повалился на боцмана, при этом их лица соприкоснулись. Грэг сделал какое-то неуловимо быстрое движение головой вперёд и вцепился зубами Майклу в левую щеку. Археолог дико закричал, сильной струей брызнула кровь. Он резко рванул голову вверх, но Грэг не просто куснул его, а впился в плоть глубоко и сильно. Щека Майкла была буквально оторвана. Когда он всё-таки освободился и вскочил, под его глазом было сплошь кровавое месиво. Совершенно обезумев от боли, археолог зажал страшную рану рукой и начал пятиться. Задев край стола, он упал на пол.
   Все случившееся произошло настолько быстро, что никто и пошевелиться не успел. Грэг поднялся на ноги, сделал один шаг, пошатнулся, но восстановив равновесие, повернулся в сторону оцепеневши от ужаса людей. Его мертвенно белое лицо было, словно застывшая восковая маска, рот и нос вымазаны в крови. Этот контраст бледности и темной крови на губах был ужасающ и отвратителен. Глаза мутные, с застывшими зрачками, вроде бы были направлены на Энтони, оказавшегося к нему ближе и в то же время какая либо осмысленность во взгляде отсутствовала напрочь. В этих кошмарных глазах не было ни искорки жизни!
   Грэг протянул руки и попытался схватить Энтони. Но тот быстро соскочил со стола и начал отступать в дальний угол комнаты. Боцман на мгновение замер, словно поведение Энтони его озадачило, но затем повернулся в сторону Джима. Тот, оцепенев от ужаса, все ещё сидел на столе. Грэг схватил его за руку и потащил к себе. Матрос заорал и попытался оттолкнуть боцмана, но хватка холодных, жестких пальцев была крепка. Джим ударил Грэга по лицу, но это не возымело никакого действия. Тот, вёл себя, словно бездушный автомат. Не реагировал ни на крики, ни на боль. Ещё один, более сильный удар заставил голову Грэга дернуться назад и потерять равновесие, но лишь на мгновение. Свою жертву, он так и не отпустил. И тогда на помощь Джиму кинулись Рон Грэмси и Тим Овертон, последний при этом кричал:
   - Грэг, успокойся! Что ты делаешь, черт тебя побери!
   Зубы боцмана впились Джиму в шею. Из перекушенной яремной вены ударил фонтан крови.
   - Грэг! - завопил Тим Овертон, хватая боцмана за ворот рубашки. На помощь ему устремился и Рон Грэмси.
   Молодой негр захрипел, давясь хлынувшей изо рта кровью, зрачки его от боли и ужаса стали огромны, руками он вцепился в голову боцмана в тщетных попытках высвободиться. Как и в случае с Майклом, Грэг не ограничился просто укусом, он принялся жадно раздирать горло негра зубами, вгрызаться в плоть. Когда биолог и второй матрос сумели оттащить его от хрипящего Джима, во рту боцмана остался здоровенный окровавленный шмот мяса и кожи. Джим скатился со стола на пол и забился в предсмертных конвульсиях. Полученная им рана была смертельна, кровь выходила из неё и разинутого рта быстрыми толчками. Тут же рядом, держась за изуродованное лицо корчился и завывал от нестерпимой боли Майкл. Темная кровь обильно струилась между его пальцев. А Грэг, словно бы озверел. Нет, на его измазанном кровью лице не появилось никаких эмоций, он не издал ни единого звука, но движения его заметно ускорились, стали хищно-жадными, лихорадочными. Сперва, он попытался повернуться лицом к Тиму, но тут рядом очутился Рон Грэмси. Обе руки боцмана, потянувшиеся в сторону очередной жертвы, моряк перехватил в запястьях.
   - Нет, сука, меня ты не укусишь!
   - На пол его вали! - заорал биолог.
   На мгновение Рон потерял бдительность, а может, просто не ожидал подобного. Грэг, вдруг резко потянул свою правую руку к своему лицу. Рука матроса, удерживающая запястье, по инерции пошла следом и оказалась в опасной близости от зубов боцмана. Он достал костяшки указательного и среднего пальцев моряка. Впился в них зубами жадно, издав короткий утробный рык - первый изданный им звук с момента... Оживления? Бешенства? Как еще можно было назвать то, что произошло с боцманом?
   - Сука! Мать твою!
   Рон пронзительно закричал и отдернул обе руки. Накрыв раненные пальцы ладонью, он прижал обе руки к животу и, согнувшись чуть ли не пополам, начал пятиться, рыча и воя от боли. Тим Овертон не смог один удержать боцмана и когда тот, с хрустом разорвав рубашку на спине повернулся нему, отпрыгнул в сторону.
   - Чёрт! Я не понимаю! Он ведь мёртв! Мёртв!
   Стас снова метнулся к мини-бару, выхватил оттуда бутылку и разбил её о край стола. Теперь, в руках его была "розочка". Не известно, окажется ли такое оружие эффективным против Грэга или того, чем он теперь стал, но оставаться с совершенно пустыми руками против боцмана, убившего одного и ранившего двоих человек за каких-то пару минут, ему не хотелось. Энтони и Олег последовали примеру Стаса. Андрей же начал пятиться к двери. Боцман топтался на месте, смотря в никуда своими немигающими застывшими глазами.
   - Не подпускайте его к себе! - закричал Энтони.
   - Не дайте себя укусить! - вторил Тим Овертон.
   Тяжело и шумно дыша, он тихонько пятился в сторону мини-бара. Лицо биолога было сплошь мокрым от пота.
   - Укус, скорее всего заразен.
   Тут, Грэг шевельнулся, повернулся в сторону Андрея. Изо рта боцмана тонной струйкой потекла какая-то дрянь. Тягучая, вязкая судя по виду и зеленоватого цвета. Слюна или гной - не понятно. Андрей бросился к двери, игнорируя, то, что весь пол там покрыт ползающими спорами, а он сам босиком.
   - Откройте! Выпустите нас!
   Он принялся, что есть сил барабанить по двери. Боцман медленно, но целеустремленно шел к нему. Олег и Стас разом соскочили со стола. Энтони же устремился к Майклу и подхватив его под руки поволок в строну дивана. Тут, Стас заметил нечто странное: из-под стола появились бледно-зеленые, полупрозрачные щупальца. Эти амебообразные отростки, стремительно извиваясь, жадно потянулись к телу Джима. Два из них проникли в нос, ещё два дергаясь, вздуваясь и опадая, начали втискиваться в рану, оставленную зубами боцмана на горле несчастного. С десяток других псевдоподий, бешено дергались и извивались вокруг.
   "Орех!" - Мысль обожгла, как кипятком. - Что же за дрянь там внутри? С нее ведь все и началось. С этих спор проклятых!"
   Но разбираться сейчас не было времени. Грэг почти добрался до двери, о которою бился орущий Андрей. Олег полоснул "звездочкой" по спине боцмана. Но тот, никак не среагировал, словно боль для него перестала существовать. Он все также шёл к Андрею.
   - В сторону, Андрюха! - заорал Олег. - Вали от двери!
   Он ударил ещё раз, на этот раз метя в затылок мертвеца. То, что это мертвец, непонятной силой возвращенный к жизни, а точнее к дикой, противоестественной форме существования, уже никто не сомневался.
   От второго удара, боцман пошатнулся и полетел прямо на дверь. Андрей заорал и едва успел отпрянуть в сторону. Мертвец врезался в дверь головой, но препятствие не позволило ему упасть, что было бы кстати.
   И тут по другую строну двери раздались угрожающие крики сомалийцев. В замке зашуршал ключ. Дверь распахнулась и первым в кают-компанию ворвался худощавый чернокожий бандит в майке и армейских камуфлированных штанах. В руках он сжимал "Калашников".
   - Чего орете? Собаки невер...
   Он запнулся на полуслове увидев прямо перед собой боцмана. Сомалиец выстрелить не успел. Оживший вцепился бандиту зубами в лицо, разорвал ему губы. Оба повалились в дверном проеме, причем негр, подмятый Грэгм оказался внизу. Второй сомалиец был молоденький смуглокожий парнишка лет 18-ти. В руках его, тоже был АК-47, только устаревшей модели. Оглушительно заорав от страха, выкатив глаза и разинув рот, он начал стрелять в спину боцмана. Переключатель режимов, видимо находился в положении "непрерывного огня". Сомалиец враз выпустил в боцмана всю обойму. Пули рвали и кромсали тело мертвеца, за пару секунд превратили его спину в сплошное кровавое месиво из мяса и обрывков рубашки. Две или три пули попали в затылок и выйдя с другой стороны головы страшно деформировали череп. Негр, лежавший снизу погиб. Многие из пуль, пробив тело мертвеца насквозь прикончили пирата, поразив его в сердце и голову. Но боцман... Проклятый боцман был жив. Он поднял свою изуродованную голову и мутными неподвижными глазами уставился на стрелявшего. Молодой сомалиец начал пятиться, при этом не переставал жать на курок, но оружие издавало лишь сухие щелчки. Очень скоро парень уперся спиной в стенку коридора и начал визжать от ужаса, из его мешковатых, закатанных до колен штанов потекло.
   Стас ринулся вперёд, не видя иного шанса вырваться из кают-компании. Одной рукой он подхватил с пола автомат, выпавший из рук первого бандита. Олег выбежавший следом, ударил молодого сомалийца своей "звездочкой".
   - На сука!
   Издав дикий вопль, зажав лицо руками и обливаясь кровью, сомалиец повалился на пол.
   Перепрыгнув, через ожившего мертвеца и негра, покинуть кают-компанию успели Тим Овертон и Андрей. А вот Рон Грэмси, всё ещё сжимавший свою раненую руку замешкался. Мертвец поднялся и преградил ему дорогу. Также, не успели выйти Майкл и Энтони. Последний тащил на себе археолога.
   Грэг вцепился в матроса обеими руками, разинул окровавленный рот, потянулся к лицу новой жертвы. Рон Грэмси уперся здоровой рукой ожившему в лоб и давил в обратную сторону: только бы избежать укуса. Так, они и застряли в дверном проеме - ни туда ни сюда.
   В этот момент в конце коридора появился ещё один сомалиец. Не долго думая, Стас выстрелил. Короткая очередь пересекла бандита наискось от правого бока до левого плеча. Он повалился на пол и глухо застонал, но как оказалось следом за ним шел ещё один пират. Поняв, что пленники завладели оружием, он укрылся за углом и открыл огонь.
   - Твою мать!
   Стас метнулся к какой-то двери, рванул её на себя и когда та открылась, влетел в небольшую каюту. Олег кинулся следом, тоже успев уйти с линии огня. Молодому же сомалийцу не повезло. Полутьма, окутывавшая коридор сыграла с ним злую шутку. Стрелявший видел, лишь силуэты, и обозленный гибелью своего товарища палил во все, что движется не разбираясь. Выстрелы поразили молодого бандита в грудь и голову. Он упал и откатившись к левой стене замер там.
   Андрей вскрикнул, ощутив, как на секунду левую руку, словно обожгло кипятком. Чуть выше локтя стремительно начало расплываться кровавое пятно. Вот, сука! Задели! Сильной боли, однако пока не было, но рука начала наливаться тяжестью. Тим Овертон ухватил Андрея за плечи и поволок его за угол. Вовремя! Со звонкими шлепками пули начали впиваться в стены и пол, где только что находились беглецы.
   - Магамби! - заорал сомалиец. - Турига Магамби!
   Кого он звал было непонятно, то ли товарища которого подстрелил Стас, то ли кого-то из первой двойки, отправленной узнать, что там твориться в кают-компании.
   Никто ему не ответил, однако до бандита доносились странные звуки: хрип, тяжелое дыхание, иногда ругательств на английском. Рон Грэмси продолжал бороться с ожившим и никак не мог избавиться от его цепкой хватки.
   - Энтони, отпусти меня, - вдруг застонал Майкл. - Отпусти...
   - Что? - не понял геолог. - Как? Я вытащу тебя, друг, ты не пережи...
   - Мне плохо, дружище, мне очень плохо.
   Энтони потащил Майкла к дивану, уложил его.
   - Подожди пока. Я сейчас помогу Рону и после мы выберемся отсюда.
   Но едва геолог повернулся к двери и устремился на помощь матросу, как живот Майкла скрутила дикая боль и его вырвало какой-то зеленой липкой дрянью. Энтони кинулся к другу и замер на полпути, совершенно растерянный, ошарашенный увиденным. Майкл корчился от боли, не в силах был даже стонать, поскольку горло его стискивали спазмы, а рвота все выходила и выходила, растекаясь возле дивана огромной лужей. Лишь искаженное лицо археолога, да дико вытаращенные глаза выдавали его ужасающие муки.
   Энтони не знал, что ему делать, как помочь, куда бежать, кого звать на помощь. Всегда такой хладнокровный и расчетливый, он впервые не представлял, что можно и нужно предпринять. Дикий вопль со стороны дверного проема заставили его резко обернуться.
   Грэг вцепился Рону Грэмси в горло. А чернокожий сомалиец, лежавший на полу и минуту назад бывший мертвым, теперь яростно рвал зубами левую ногу моряка. По полу в обе стороны от двери быстро растекалась лужа крови.
   Рон Грэмси не удержался на ногах и, отступив на шаг обратно в кают-компанию упал на спину. Боцман навалился на него сверху. Он всё также рвал зубами горло несчастного. Мертвец-сомалиец перевернулся на живот и, пуская красно-зеленые слюни, пополз к барахтающейся паре. В отверстиях от пуль, в страшных ранах на голове копошилась зеленая пыльца.
   Бандит, прятавшийся за углом коридора, решился наконец выйти и посмотреть что происходит, тем более никто в него больше не стрелял. Держа "Калашников" наготове он устремился к кают-компании. Через пару шагов поскользнулся на чём-то, в полумраке было не разобрать, и едва не упал. Проклятие! Наверное, на той же странной зеленой мерзости, дорожки которой тянулись из коридора и уходили под дверь медицинского отсека!
   Достигнув кают-компании сомалиец замер на пороге, совершенно оцепенев от ужаса. На полу перед входом растеклась огромная кровавая лужа и в ней тут и там валялись куски чего-то... Мозгов? Чуть дальше в коридоре лежало тело. Чьё - не разобрать, скорее всего того, кого он застрелил. А в самой кают-компании происходило нечто невообразимое: в паре шагах от двери на полу лежал один из матросов. Над ним склонились двое: боцман и Магамби - его друг, отправившийся вместе с молодым Мхади посмотреть, что за крик подняли пленники.
   Боцман и Магамби поедали труп англичанина. Но при этом сами выглядели не лучше своей обезображенной жертвы. Рубашка Магамби на спине была сплошь в крови и усеяна дырками от пуль, затылок в двух местах пробит и отверстия сквозные. И как же при этом Магамби мог быть живым? Как это возможно? Ведь это же, куски его мозгов плавали в луже крови перед дверью? Но вопреки всякому здравому смыслу Магамби шевелился и с жадностью обгладывал левое предплечье моряка. Боцман же, рвал зубами лицо погибшего. Всё вокруг было забрызгано кровью, пол вымазан зеленой дрянью, а под трупом моряка и каннибалами стал вообще грязно-бурого оттенка.
   Тут, сомалиец услышал звуки, словно кто-то блевал. Они доносились из глубины помещения. Его самого едва не стошнило, когда боцман выковырил глазное яблоко мертвеца и отправил его в рот.
   Пират несколько секунд мялся в нерешительности, но потом, всё-таки осторожно заглянул в комнату. На полу возле дивана, держась за живот обеими руками, корчился один из пленников. Левая щека его была обезображена огромной кровоточащей раной, изо рта текла зеленая пена. Рядом стоял другой заложник из числа аквалангистов. Он был растерян, испуган, похоже, вообще в шоке. В аналогичном состоянии от всего увиденного прибывал и пират. Он и не заметил, как тело, лежавшее в коридоре пошевелилось, в то время как со спины к нему приближался один из его товарищей. То был Амисан, умерший несколько минут назад в медицинском отделении.
  
  
  * * *
  
   Из-за двери раздался душераздирающий вопль и ударила автоматная очередь. Но стреляли так, словно никуда конкретно не целились, а просто жали на спусковой крючок. Впрочем, стрельба продолжалась недолго, а вот крики в которых смешались боль, ярость и ужас не прекращались в течении минуты или двух, при этом они словно бы удалялись. Казалось, что кричавший медленно, но не останавливаясь ни на секунду отступает в противоположный конец коридора.
   - Выйдем? - шепнул Стас, стискивая потными ладонями "Калашников".
   - Подождём, - тихо ответил Олег.
   - Ждать? Да там, может Андрюху убивают!
   Стас решительно направился к двери. Они спрятались в небольшой каюте, рассчитанной на двух членов экипажа. Обстановка здесь была простая и скромная. Топчан, столик, пара узких шкафов.
   Желая удержать товарища от ошибки, Олег накрыл ладонью ручку двери и сделал предостерегающий жест.
   - Это там, не Андрюха кричал. - Давай, подождём ещё. Сомалиец, вроде убежал, может и эти чертовы зомби за ним потянуться.
   - Зомби?
   - Ну да, зомби, живые мертвецы... Называй, как угодно.
   - Ты хочешь сказать, что боцман стал зомби?
   - Я не знаю, кем стал боцман, но он поднялся после смерти и напал на нас. Кто это по-твоему, если не зомби?
   - Какие на хрен зомби! Это же бред! У нас ведь тут не кино!
   - Лучше бы было кино, - хмыкнул Олег.
   - А может, боцман и не умер вовсе?
   - Да? А что же тогда? Я по спине его стеклом, а ему по хрену.
   - Может, вирус бешенства? - задумчиво пробормотал Стас. - Заразился той дрянью из "ореха".
   - Точно, "орех"! - Олег схватился за голову. - Я и забыл про него! Он ведь под стол закатился, так? А потом оттуда же и эта зелень полезла. Черт... Что же это за штуку нашли наши друзья англичане?
   В коридоре была тишина, зато в отдалении, в другой части судна послышались крики и выстрелы.
   - Надо побыстрее покинуть корабль, - пробормотал Олег. - Может, удастся лодку захватить?
   Он открыл один из узких шкафчиков с одеждой.
   - Что ты делаешь? - удивился Стас.
   - Надоело ходить нагишом, - последовал ответ. - Чувствую себя, как-то неловко... уязвимо...
   - Если тебя укусят или подстрелят, одежда не поможет, - заметил Стас, однако тоже подошел к шкафчику.
   Олег, вытащил две рубашки и одну сунул Стасу. Затем последовала пара брюк и две пары ботинок, найденных под полочкой в самом низу. Одевшись таким образом, они решились выйти. Выстрелы не смолкали и происходили где-то в районе носовой части.
   Олег приоткрыл дверь, прислушался, но в коридоре было тихо. Тогда, он открыл дверь шире и Стас, держа автомат наготове вышел первым. Крови в коридоре заметно прибавилось и капли её извивающейся дорожкой уходили в том направлении, откуда пришли последние двое пиратов.
   Стас заглянул в кают-компанию. Его едва не стошнило при виде изуродованного трупа, лежащего прямо перед выходом из помещения. Если бы не остатки одежды, он и не узнал бы Рона Грэмси. Лицо бедняги было буквально съедено, один глаз отсутствовал, другой мутный с кровавыми прожилками был повернут в глазнице под неестественным углом. Горло матроса было не просто разорвано, а разодрано в клочья почти до позвоночника, а левая рука местами обглодана до кости.
   Выглянув из-за его плеча, Олег прошептал:
   - Твою мать... Ни х... себе...
   Тут, послышался звук шагов. Кто-то медленно, шаркая ногами по полу направлялся к открытой двери. Стас и Олег отступили обратно в коридор. Эти странные шаги им очень не понравились. Время потянулось мучительно долго, хотя прошло на самом деле секунд десять-пятнадцать. Вот, в косяк вцепились, покрытые засохшей кровью пальцы и почти тут же в коридор медленно, слегка покачиваясь вышел Майкл. Он всё также был в одних трусах, на щеке ужасная рана, оставленная зубами боцмана. В первое мгновение Стасу показалось, что англичанин жив, но едва он увидел его глаза, надежда на это, тут же исчезла. У живого не могло быть таких глаз - мутных, лишенных всякой эмоциональной окраски. То были неподвижные, остекленевшие глаза. Губы, подбородок и грудь Майкла покрывала то ли зеленоватая рвота, то ли ещё, что-то наподобие.
   Стас и Олег начали пятиться. Майкл же застыл на месте, словно собирался с мыслями, но затем медленно, но вполне уверенно побрёл в сторону живых.
  
  
  * * *
  
   Сумерки быстро сгущались. Солнце почти скрылось за линией горизонта и теперь, на западе, был виден лишь слабый отблеск его лучей. Яхта успела обогнуть один из небольших атоллов и теперь мчалась в сторону группы из трёх скалистых островков, расположенных не более чем в двух-трёх кабельтовых друг от друга. Самый крупный из них представлял собою, почти сплошь горный массив, покрытый джунглями. Лишь, по периметру его тянулась узенькая полоска пляжа.
   Хазеб услышал выстрелы, отзвуки которых донеслись со второй палубы, где были каюты. Губы его растянулись в ухмылке. Похоже, кто-то из заложников проявил неповиновение. Что ж, им же хуже. Он не собирался больше церемониться с этими неверными ублюдками. Дураки пусть сдохнут. Те, кто поумнее останутся пока живы. И их будет вполне достаточно чтобы торговаться с военными, если те обнаружат и настигнут яхту. Да-да, именно, если обнаружат, ибо Хазеб рассчитывал скрыться. Наступающая ночь станет его союзником. И те островки впереди, сейчас очень кстати. Там, наверняка отыщется укромная бухточка надежная и незаметная, даже сверху. А то этот проклятый вертолет, все время болтающийся над их головами, начал уже изрядно раздражать. Ну, ничего, через час, а то и раньше он уберётся на свою базу.
   Капитан Роберт Олдберри, тоже услышал звуки стрельбы. Он вскочил со скамеечки, что была установлена на капитанском мостике для гостей, если бы вдруг те пожелали посмотреть, как управляется яхта, и глядя на главаря пиратов, совершенно дикими, глазами закричал:
   - Вы должны это прекратить! Господи... Не стреляйте! Не нужно стрелять!
   - Я сказал вам уже, что неповиновение будет жестоко пресекаться, - резко бросил Черный лев. - Это ваш боцман наверняка виноват.
   Он не договорил, увидев странную, совершен потрясшую его картину. По палубе вдоль левого борта, спотыкаясь шел один из его людей. Это был Рахкиба, отправленный вместе с Хоркоду на помощь Мхади и Макамбе, первыми ушедшими посмотреть из-за чего заложники в кают-компании подняли такой громкий шум.
   Следом за Ракхибом странной, ковыляющей походкой шел Амисан. А потом показались и Мхади с Макамбе. Оружия в их руках не было. Амисан был перевязан бинтами, двое же других с ног до головы покрыты кровью. Ракхиб поминутно оглядывался и стрелял в товарищей из автомата. Хазеб, наблюдая с мостика видел, как пули попадают в цель, выбивая из груди, живота и даже голов преследующих фонтанчики крови. Но они, вопреки всякому здравому смыслу продолжали идти, хотя пули и заставляли их спотыкаться. Потом, на палубе появился один из заложников. Кажется боцман. Но из-за крови, покрывавшей всё лицо этого человека, понять было трудно. Двигался он медленно и с таким же усилием, как и сомалийцы, которых обстреливал Ракхиб.
   - Что происходит? - спросил Саид, также, как главарь, наблюдая за происходящим с мостика. В голосе его прозвучал сильнейший страх. - Это ведь Ракхиб там стреляет? Что он делает? Почему в наших...
   - Колдовство Вуду! - закричал Жозе. Он совершенно забыл, что надо присматривать за капитаном. - Они все мертвы!
   - Что ты несешь! - зарычал Хазеб.
   Но Жозе, похоже был прав. Колдовство ли или какая другая сила постаралась, но люди, преследовавшие Ракхиба, просто не могли быть живыми. Они приблизились уже настолько, что даже в сумерках хорошо стали видны их многочисленные раны, оставленные не только пулями. У Макамбе например были изуродованы нижняя и верхняя половины лица: кто-то оторвал ему губы, отчего зубы теперь ничем не прикрытые, казались чрезмерно огромными, а лобные кости пробиты и выворочены наружу пулями, прошедшими навылет через голову. Кроме этого, на горле его была глубокая рваная рана. У остальных, на первый взгляд были , только пулевые ранения, но в таком количестве, что никакой, даже самый стойкий и живучий человек, не остался бы жив и тем более не смог бы передвигаться.
   - Уничтожить! - Хазеб судорожно сглотнул. - Всех перебить!
   Но Саид и Жозе в ужасе начали пятиться.
   - Куда?! Назад!
   - Нужно уходить с корабля, - взвыл Саид. - Это проклятие! Кто-то проклял нас!
   Про управление яхтой все забыли. Капитан Олдберри бы поражен видом бредущих по палубе мертвецов, не меньше чем пираты. Однако, сложившаяся ситуация, оказалась для него очень кстати. Он решился на крайний шаг.
   Первый удар пришёлся в затылок главаря. Хазеб полетел вперёд и врезался в спину Юсуфа, стоявшего за штурвалом. Оба охнули и начали сползать на пол. Второй удар, направленный в челюсть Жозе, заставил сомалийца завертеться на месте и рухнуть, словно подкошенного. Олдберри рванул с его плеча автомат. Но ему не хватило пары секунд, чтобы завладеть оружием. Помощник главаря Саид, не смотря на то, что внимание его было отвлечено мертвецами, тем не менее, среагировал на действия англичанина мгновенно. Довернув ствол "Калашникова" он выпустил в живот капитана одну за другой две короткие очереди. Роберт Олдберри захрипел, упал на колени. Изо рта его потянулась струйка крови. Потом, он повалился лицом вниз и дернувшись пару раз застыл.
   Держась за затылок, Хазеб Файси в ярости выпустил в спину англичанина несколько пуль.
   - Шетани!(1) Кафир проклятый!
   Саид и Жозе принялись яростно ругаться и пинать тело капитана Олдберри.
   И всё это время яхтой никто не управлял. Юсуф валялся на полу держась за ушибленные грудь и живот.
   Пиратов вывел из состояния кровожадного бешенства оглушительный рёв, от которого завибрировали стенки ходовой рубки. Хазеб бросился к окну и вскрикнул, увидев, как на их яхту надвигается гора, опоясанная сотнями огней. Поднялись исполинские волны, Жозе и Саид от ужаса завопили разом.
   Гора в сторону которой мчалась "Норта", появилась из-за скалистого острова внезапно. Это был океанский туристический лайнер! Чудовищно огромный! Просто невероятных, каких-то нереальных размеров! "Норта" по сравнению с ним казалась жалкой лодчонкой. Вновь над океаном прошёл низкий протяжный гул, отразившийся от береговых скал громоподобным эхом. Разинув рты, пираты воззрились на это чудо. Никто из них и никогда не видел ничего подобного. Это судно, было, наверное, от носа до кормы больше трехсот метров в длину и поднималось над поверхностью воды метров на тридцать-сорок, не считая высоты надстроек. Издали его многочисленные палубы, сверкающие яркими разноцветными огнями, рождали сходство с каким-то невероятно огромным слоеным тортом. На борту ярко-оранжевыми буквами светилась надпись : LORD OF THE SEAS.
  
  (1) Шетани - в Сомали это Шайтан
  
  
  ГЛАВА 6
  
   Капитан Джеральд Торнсвайт с тревогой выслушивал доклады подчиненных. Обычно тихий и малолюдный мостик, теперь напоминал встревоженный улей. Причиной всего стал быстро приближающийся объект, отмеченный на радаре и распознанный, как яхта "Норта". Несколькими часами ранее береговая служба Сейшел сообщила, о захвате этого судна пиратами. За яхтой вели слежение с воздуха, но с наступлением сумерек пираты смогли скрыться где-то среди островов. Джеральд Торнсвайт спешил увести "Повелитель морей" из района, ставшего теперь опасным. И уж никак он не рассчитывал оказаться с захваченной яхтой в непосредственной близости.
   - Господи! Идут прямо на нас! - вскричал кто-то из штурманов.
   Расчётное время и траектории движения кораблей показывали, что столкновения не избежать.
   - Какая у них скорость? - рявкнул капитан.
   - Десять-двенадцать узлов! - последовал ответ от другого члена команды.
   - Неужели не проскочим?
   - Слишком близко, сэр, - один из старших помощников Джон Эриксон покачал головой. - Даже при нашем маневре уклонения...
   Он не закончил фразу, как последовал удар, отозвавшийся приглушенным грохотом и легкой, но вполне ощутимой вибрацией пола под ногами. Потолочные лампы раза три мигнули, но затем снова заработали, как надо, зато со стороны правого борта взвыла сирена.
   - Стоп машины! - заорал капитан. - Доложить!
   - Столкновение по правому борту! - отозвался Джон Эриксон, бегло изучив показания приборов. - Есть пробоина. На уровне ватерлинии и выше.
   Кто-то из офицеров, уже связывался с техническими службами. Срочно нужно было послать людей - проверить.
   - Выключить сирену, - приказал капитан, затем обвел встревоженные лица людей хмурым взглядом. - Весь комсостав живо на мостик! Передать всем членам экипажа - столкновение! Чрезвычайная ситуация!
  
  * * *
  
   Приглушенный грохот донесся до слуха Софи Кольер и Лэйлы Эрдан, когда девушки, улучив сводную минутку весело и оживленно болтали. Софи, как всегда была за стойкой бара, а Лэйла присела на свободное кресло передохнуть. Посетителей было сегодня не то чтобы мало, но и не особенно много. В театре "Нептун" сегодня давали представление и многие отправились туда.
   Легкая вибрация, последовавшая за грохотом всех встревожила. Музыка стихла. Посетители начали подниматься из-за столиков и удивленно переглядываться. Лампы на потолке и светильники на стенах несколько раз мигнули, на стеллажах угрожающе зазвенели бутылки.
   - Черт возьми, что это? - спросил пожилой джентльмен, ставя на барную стойку недопитый бокал с мартини.
   Тем же вопросом задавались все тридцать пять человек, включая персонал бара, находившиеся сейчас в "Капелле-Рай". Из подсобки выглянул испуганный помощник повара филиппинец Чанг.
   - Столкновение, да?
   Стив, поправив на стеллаже бутылки, повернулся к нему:
   - Думаешь?
   - А что ещё может быть?
   - Если что-то серьёзное, скоро сообщат, - сказала Софи.
   Лэйла вытащила свой сотовый и связалась с Сергеем.
   - Дорогой, минуту назад был грохот и тряска. Не знаешь, что случилось?
   На другом конце связи ей начали объяснять. С каждой минутой Лэйла все больше хмурилась. Закончив разговор, девушка взглянула на подругу.
   - Ну, что?
   Ответа, также ждали Стив, Чанг, пожилой джентльмен и ещё пара посетителей, сидевших за стойкой.
   - Все нормально, - Лэйла вымученно улыбнулась. - На складе обрушилась одна из продуктовых секций.
   - Чего? - Софи вытаращилась на подругу.
   - Ну, так Сергей сказал, - молодая турчанка пожала плечами.
   Минуту, может две все переваривали информацию, передавали друг другу от столика к столику. Кто-то скептики усмехался, кто-то изумленно качал головой.
   Но поскольку, более ничего не происходило, все мало-помалу успокоились, снова заиграла музыка, официанты принялись за обслуживание - бар возвращался к своей обычной каждодневной жизни. Чанг потоптался немного, потом вернулся на кухню.
   Улучив момент, когда внимание посетителей переключилось на танцовщиц, Лэйла подмигнула Софи и жестом указала ей пройти в подсобку. Это не укрылось от внимания Стива.
   - Что такое девочки? Что за секреты?
   Видя встревоженное лицо Лэйлы, он тут же понял, что версия об упавшей секции была для посетителей.
   - Это... Сергей, что-то другое сказал?
   Лэйла кивком головы позвала следовать за ними. Втроем они прошли в подсобку, где вдоль стен громоздились пустые коробки из-под бутылок и посуды.
   - Ну, что там?! - вскричала Софи.
   - Пока мало что известно, - ответила Лэйла. - Сергей говорит, ещё днем он слышал, краем уха, что где-то в этом районе были замечены сомалийцы.
   - Пираты?! - вытаращился на нее Стив.
   - Они самые. Так вот, они захватили какаю-то яхту и попытались затеряться в островах. Сергей не знает всех подробностей... Но вроде бы тот грохот - это столкновение с этой самой яхтой.
   - Ни черта себе! - Стив схватился за голову. - И что же теперь?
   - Прямых команд от капитана пока не поступало, но все офицеры склоняются к тому, что пока ничего не сообщать, не сеять панику. Сейчас к правому борту отправлены ремонтники.
   - А нам что же делать? - спросил Стив.
   - Работать в обычном режиме, - Лэйла пожала плечами. - А что ещё?
   - Так может за жилетом лучше бежать, да потихоньку к четвертой палубе двигать?
   - Да ладно, тебе, успокойся, - Софи ткнула коллегу кулачком в плечо. - Если ситуация будет серьёзной, нам сразу сообщат.
   - А если пираты захватят лайнер?
   - Ну, это мало вероятно, - звонко рассмеялась Софи. - Для этого не меньше тысячи человек надо, а пиратов там, едва ли с десяток будет. Они не выходят на поживу большими группами. Да к тому же наша служба безопасности им наваляет, если попробуют сунуться. Ты видел Рона Бэйли?
   - А кто это? - Стив в недоумении уставился на девушку.
   - Вот, придурок! Пора тебе хоть командный состав экипажа изучить, а не пялиться в свободное время в ящик. Это наш шеф охраны. Крутой такой мужик. Я бы с ним, кстати...
   - Софи, ты бы со всеми, кто только попадётся, - раздраженно отмахнулся Стив. - Все, можете тут и дальше трепаться, я иду работать.
   Стив выбежал из подсобки.
   - Всё время он нервный, - заметила Лэйла. - И раздражается по каждому пустяку.
   - Секс ему нужен и срочно, - рассмеялась Софи.
   - Так помоги ему с этой проблемой.
   - Нет, Стив не в моём вкусе. Вот твой русский... Слушай, у меня идея, может пригласите меня как нибудь к вам в постель?
   - К нам? - Лэйла обалдело уставилась на подругу, не зная что ещё сказать.
   - Да, шучу я! - Софи звонко рассмеялась. - Без мужика, что-то совеем уже тошно. Ну ладно, идём, а то Стив там кипятком начнет писать.
  
  
  * * *
  
   Совещание на капитанском мостике было коротким. Присутствовали капитан, два его старших помощника Джон Эриксон и Оливер Райт, а также директор круиза Франсуа Бишо и начальник службы безопасности Рон Бэйли одетый в клетчатый, черно-серый костюм. Как и все его подчиненные, он носил на судне гражданскую одежду, однако его двухметровый рост, мощное телосложение, короткая стрижка и цепкий настороженный взгляд свидетельствовали, что этот человек некогда имел отношение к армии и наверняка к какой-то из силовых правоохранительных структур.
   На экстренное совещание, следовало бы вызвать ещё нескольких офицеров, и это было сделано, но с учетом размеров лайнера, пока они прибудут... Времени их ждать не было. Определенные действия уже следовало предпринимать. Распоряжения всем остальным членам экипажа капитан начнет отдавать после, используя мобильную связь и рацию.
   - Ситуация не настолько плоха, как показалось вначале, - сказал Оливер Райт. - Инженер Смитсон только что сообщил, что пробоина не угрожает затоплению судна.
   Он приблизился к пульту управления и вывел на один из экранов план-схему лайнера.
   - Удар пришелся на первую и вторую палубы, - помощник обозначил место указкой. Задета, также третья, но там, судя по всему разрушения минимальны. Четвертая палуба и спасательные боты - не пострадали.
   - Есть ли необходимость в эвакуации? - спросил Франсуа Бишо, внимательно следя за манипуляциями старшего помощника.
   - Я бы рекомендовал её провести, - кивнул Оливер Райт. - Хотя, мы и останемся на плаву, не исключена ситуация с возгоранием.
   - Мы можем спустить на воду все боты по левому борту, - вступил в разговор второй помощник Джон Эрикон. - И большую часть по правому, кроме двух, расположенных сейчас как раз над этой чертовой яхтой.
   - Пока необходимости в этом не вижу, - сказал начальник службы безопасности Рон Бэйли.
   - Поясните? - левая бровь капитана удивленно приподнялась.
   - Это ведь судно сомалийских пиратов нас протаранило, так? - Рон Бэйли обвел всех присутствующих своим тяжелым взглядом из-под густых бровей. - Мы не знаем, сколько бандитов было на борту и что они сейчас делают. С палубы яхты они могут попасть на нашу третью палубу, а оттуда быстро добраться до четвертой. Если в это же время там скопится большое число наших гостей... Сами понимаете.
   - А есть ли какая информация о пиратах? - спросил капитан. - От ремонтников, инженерных служб что-нибудь поступало?
   - Пока, ничего, - ответил Оливер Райт. - Сразу после столкновения я направил на третью палубу несколько групп ремонтников. О встрече с сомалийцами никто, пока не сообщал. На первой и второй палубах идёт откачка воды и уже скоро начнутся ремонтные работы.
   - Нашими незваными гостями займусь я, - сказал Рон Бэйли. - Мы с парнями проверим третью палубу, оцепим все прилегающие секторы. Как только убедимся, что бандиты не смогут проникнуть на четвертую палубу, можно будет начать эвакуацию. Но не раньше. Пока же, рекомендую полностью убрать всех с третьей и четвертой палуб. И даже, лучше с пятой. Я имею ввиду первую пассажирскую. Это касается не только самих пассажиров, но и наших ремонтников, членов команды из обслуги. У всех люков и входов необходимо поставить охрану из числа матросов. Клинкеты на всех нижних палубах необходимо закрыть, но только после того, как мы все проверим и все оттуда уйдут. Я сам с вами свяжусь и скажу, когда это можно сделать. Также сообщу, когда присылать инженеров, ремонтников и врачей, если в них возникнет необходимость.
   - Вы будите использовать оружие, при столкновении с пиратами? - с беспокойством спросил Франсуа Бишо.
   - Только при крайне необходимости, - ответил начальник службы безопасности. - Сами понимаете - мера эта вынужденная. Матросов рекомендую вооружить газовым и травматическим оружием, а напротив основных входов установить водометы.
   - Вынужденная?! - вскричал директор круиза. - Да вы здесь войну устроить собрались? - Франсуа Бишо обернулся к капитану Торнсвайту. - Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы кто-то из пассажиров пострадал! Считаю, что применение оружия в условиях судна крайне опасно.
   - Что же вы предлагаете? - хмыкнул капитан.
   - Начать с пиратами переговоры.
   - Черта с два! - вскричал Торнсвайт. - Эти ублюдки пробили борт моего корабля! Никаких переговоров! Только об их безоговорочной сдаче. Мистер Бэйли, берите ваших людей и начинайте действовать. Только, сразу включите в группу двух-трех врачей и фельдшеров. Вдруг их помощь может понадобится незамедлительно?
   Начальник службы безопасности молча кивнул и поспешил к выходу с мостика.
   Капитан тем временем повернулся к одному из помощников
   - Вы Джон установите связь с военными кораблями группировки CTF 151. Сообщите им о ситуации и передайте наши координаты. Мы, конечно, постараемся обезвредить пиратов собственными силами, но военные рядом, были бы не лишни. Вы, Бишо выступите по радио и успокойте наших гостей и членов экипажа. Сообщите им, что произошло столкновение с прогулочной яхтой, но никакой серьезной опасности нет. И ради бога, Бишо ничего не говорите о сомалийцах. Не хватало нам здесь еще и паники. Гостям первых пяти пассажирских палуб объясните необходимость временно перейти выше, пока идет стандартная плановая проверка. Это пока всё, господа, приступайте.
  
  
  * * *
  
   Хазеб Файси, прижимая одну руку к кровоточащему лбу, а в другой сжимая пистолет, ковыляя спустился на палубу. Он направился к левому борту. С другой стороны за кормовой надстройкой раздавались дикие, истошные вопли. Похоже, мертвецы настигли беднягу Ракхиба и теперь рвали его на части.
   Следом за главарем мостик покинули Юсуф, Жозе и Саид. Все трое отделались более легкими царапинами и ушибами, нежели предводитель, которому куском лопнувшего стекла довольно глубоко рассекло лоб. Капитан Роберт Олдберри остался лежать на полу рубки.
   Сжимая оружие и нервно направляя стволы то в одну сторону, то в другую, пираты продвигались к носовой части. Они, едва не пристрелили своего же, когда тот с криком выскочил на палубу из центральной надстройки. Это был чернокожий Джума в рваной, местами прожженной майке.
   - Пожар в машинном отделении! - заорал он, выкатывая от ужаса глаза. - Все может взорваться!
   Хазеб оттер лоб от крови, её струение вроде бы замедлилось. Но ему всё равно была бы желательна помощь врача и перевязка.
   - Где Фархи?
   - Я не знаю! Когда повалил дым, мы побежали к выходу из отсека, чтобы тебе сообщить. Я первым начал подниматься лестнице. Он за мной. И тут, на него кто-то напал. Я не понял кто. Было темно. Фархи заорал так, будто его режут. Не знаю... Бред какой-то... Мне показалось, что напавший вцепился в его плечо зубами. Они оба упали и закатились под лестницу. Фархи продолжал вопить... А я побежал к выходу на палубу.
   - Так ты бросил Фархи? - зарычал Хазеб, хватая чернокожего и яростно встряхивая его. - Трусливый шакал! Ты бросил товарища!
   - Да как, я бы помог ему?! - взвыл Джума. - Слышал бы ты его крик! А автомат я потерял.
   Тут он осекся, заслышав вопли Ракхиба. Обливаясь потом, дрожа всем телом и заикаясь Джуба спросил:
   - Что... Что вообще происходит? Кто?... Кто это там так кричит? А где все наши? Могамби, Хоркаду, Ракхиб...
   - Их нет. Больше нет, - отрезал Черный лев. - Нужно уходить.
   - Мы пойдём туда? - перепуганный Саид показал в сторону огромных механических агрегатов, видневшихся впереди. Судя по всему это было машинное отделение лайнера, причем малая его часть - лишь одна из секций.
   - Туда, - кинул Хазеб. - Иного выхода нет. Укроемся, осмотримся и после решим, как быть. Этот корабль огромный и если постараться, нас не найдут. В крайнем случае всегда сможем захватить заложников.
   - Так может, с яхты взять людей?
   - Нет, нам это сейчас только обуза. Сначала найдем укрытие.
   - А наши друзья? - спросил Жозе. - Что с ними такое?
   - Я не знаю. Но они мертвы. Но не до конца мертвы. На этом корабле проклятые неверные что-то делали. Ты видел все эти лаборатории? Кто-то выпустил вирус и мертвые ожили. Как их убить снова - я не знаю. Даже хорошо, если яхта взорвется. Пусть все летит к Шетани.
   Группа устремились к носу корабля. Он оказался почти на уровне одной из нижних палуб то ли второй, то ли третьей. "Норта", изрядно смяв свою переднюю часть проделала в борту лайнера здоровенную пробоину, но похоже над ватерлинией. Хотя, кто знает, что там ниже? Если глянуть, все там было смято, разворочено, жуткая металлопластиковая мешанина.
   Проводка по бокам рваного отверстия искрила и плавилась, шел удушливый дым. Где-то завывали сирены, а на потолке помещения беспорядочно мигали лампы. От носа яхты до пола было чуть больше метра. Пираты легко соскочили, перебрались через несколько смятых переборок и оказались наконец в одной из секций машинного отделения. Здесь повсюду были механизмы, рабочие агрегаты, лабиринт трубопроводов, горизонтальных и вертикальных лесенок, подвижных решеток и полностью автоматизированных устройств. Металлические части были окрашены преимущественно в зеленый цвет, соединительные узлы и важные центры в оранжевый или красный. Все здесь гудело, лязгало, щелкало, иногда прорывался громкий свистящий шум, обычно сопровождающий сброс давления в рабочих цилиндрах. Под потолком Саид заметил две видеокамеры. Одна беспорядочно мигала и похоже был неисправна, но зато вторая деловито "посматривала" по сторонам. Выругавшись, Хазеб расстрелял обе короткими очередями.
  
  * * *
  
   Запах гари и дымы появились сначала в коридоре, а затем начали проникать и в другие помещения "Норты". Оставив позади Майкла, который брёл медленно, делая каждый шаг с заметным усилием, Стас и Олег начали искать своего третьего товарища. Что происходило на палубе, они не знали. Оттуда доносились выстрели и крики.
   - Пожар то, усиливается, - пробормотал Олег. - Похоже, в машинном отделении. Если пламя доберется до цистерн с топливом...
   Он мог и не продолжать. Картина разлетающейся на куски "Норты" так и стояла перед глазами.
   Внезапно, пол под ногами друзей сотрясся с такой силой, что они упали. Удар, потрясший всю яхту от носа до кормы сопровождался ужасающим грохотом.
   - Бля! Твою мать! - заорал Олег, покатившись по полу, но крик его тут, же потонул в грохоте падающих вещей, звоне бьющегося стекла и посуды. Потом из кают послышались вопли перепуганных членов экипажа, которых заперли сомалийцы.
   Стас, больно приложившись локтем о стенку, шипел и матерился. Олег ударился затылком и ушиб плечо. Где-то на мостике надрывно завыла сирена. Впрочем, секунд через пять она резко стихла, а вот испуганные крики из кают, да ещё стоны и причитания продолжались.
   Олег с трудом приподнялся и поморщившись от боли в плече ошарашено уставился на Стаса.
   - Бля, мы врезались что ли куда-то?
   - Похоже...
   Поднявшись на ноги Стас ощутил две вещи: яхта прекратила движение и пол под ногами теперь находился под небольшим углом, так что двигаться придется упираясь в правую стенку. Кроме этого, оглянувшись по сторонам, он заметил что стенки, потолок и пол заметно деформировались, местами вздулись, местами причудливо выгнулись. Такое могло случиться, только при столкновении с чем-то огромным, многократно превышающим размеры самого судна. Например, со скалой. Обоняние неприятно тревожила вонь горелой проводки. Да и про пожар в машинном отделении не стоило забывать.
   - Сматываться отсюда надо, - Олег затравленно оглядывался по сторонам. - Где же, Андрюха то? Где этот биолог чертов?
   - Нужно выводить людей, - сказал Стас.
   - Ключей от кают нет, - заметил Олег. - Будем стрелять по замкам?
   - Придётся.
   Стас направился к ближайшей каюте.
   - Эй, внутри! - крикнул он, переходя на английский. - Отойдите от двери. Я начну стрелять по замку.
   Выждав несколько секунд, он выстрелил. В условиях коридора эхо многократно усилило звук выстрела неприятно дав по перепонкам.
   - Сука, - выругался Стас по-русски и распахнул дверь. На койке, глядя на него глазами полными ужаса сидела Джейн. Она была бледна, глаза покраснели от слёз. Стас в первое мгновение растерялся. Вот, черт! Вышло так, словно он её сукой назвал. Впрочем, Джейн вряд ли отнесла выкрик Стаса на свой счёт, да ещё на неизвестном ей языке.
   - Прошу прощения, - тем не менее пробормотал он на английском.
   Разглядев, что в комнату вломился вовсе не один из сомалийцев, молодая женщина тут же заметно приободрилась.
   - На судне пожар и ещё мы во что-то врезались, - сообщил Стас. Он протянул ей руку. - Надо выбираться.
   Молодая англичанка вышла в коридор. С момента нападения на нее сомалийца, она, дабы никого больше не вводить в искушение своим видом, переоделась. Теперь на ней были мешковатые брюки и рубашка застегнутая на все пуговицы. Она даже рукава заворачивать не стала, хотя в каюте было душно. Конечно, слабая мера против насильников, решивших бы развлечься с нею. Но так, скрыв тело, она чувствовала себя все таки, чуть увереннее.
   С удивлением Джейн разглядывала своих спасителей, но внимание ее, прежде всего, привлек автомат в руках Стаса. Потом, изумленный взгляд англичанки скользнул по выгнутым полу и потолку, по покореженным стенам.
   - Исусе, - прошептала Джейн. - Что все это значит?
   - Я же говорю, произошло столкновение, - Стас начал терять терпение. - Нужно выбираться с судна!
   - А где бандиты? Откуда у вас оружие? А где Майкл, Энтони, Грэг и остальные? Где капитан Олдберри?
   - Многие погибли, - мрачно сообщил Олег. - Даже не знаю с чего начать. Да и времени у нас нет, судно может взорваться в любую минуту.
   Услышав о том, что есть погибшие, Джейн тихо вскрикнула и начала плакать. Однако, надо отдать англичанке должное, она быстро взяла себя в руки и приняла в вызволении людей самое активное участие. Стас больше не тратил время на предупреждения. Джейн просила всех отойти от двери, после чего, Стас выждав немного стрелял по замкам. Вскоре их группа увеличилась до десяти человек. Все были напуганы, ушиблены из-за столкновения с неизвестным объектом, наперебой спрашивали, что случилось.
   - Нужно прорваться на мостик! - закричал первый помощник капитана Курт Винс. Повернувшись к двум матросам, он приказал: - Джейсон, Вилли, быстро в машинное отделение. Постарайтесь локализовать пожар.
   - Мне кажется это бесполезно, сэр, - сказал Олег. - Лучше бы нам покинуть судно.
   - Но надо хотя бы добраться до мостика и посмотреть, что вообще происходит! - упрямо произнес Курт Винс.
   - А если там пираты? Они застрелят теперь любого. Не стоит так рисковать, сэр.
   Курт Винс был высоким, крупным и решительным мужчиной. Он думал несколько секунд и приняв, наконец решение, твердо произнес.
   - Выводите отсюда всех людей. И освободите тех, кто ещё взаперти. Постарайтесь добраться до лодок. В гараже есть, также пара гидроциклов.
   - А вы, сэр?
   - Я должен попасть на мостик. Должен узнать о судьбе капитана Олдберри. Это мой долг.
   Стас не стал больше спорить. Он пожал первому помощнику руку. Тот быстро зашагал по коридору в сторону кормы. Он намеревался пройти туда внутренними коридорами и подняться по внутренней лестнице, минуя палубу, где его могли бы заметить пираты, если они еще там или наблюдают с мостика. Но едва Курт дошел до поворота, что был в конце коридора, на встречу ему из темноты шагнул окровавленный человек. Он не произнес ни слова, только хрипло дышал, при этом в глотке его раздавалось какое-то странное, отчетливо слышимое бульканье. Остатки одежды указывали, что это один из матросов. Но лицо его было не узнать. Курт не смог сдержать крика, когда незнакомец ступил в колеблющуюся полосу света от мигавшей потолочной лампы. У человека не было лица! Лишь кровавое месиво из мяса и кожи посреди которого нелепо торчал единственный затянутый мутной пленкой глаз. Горло было разорвано в клочья и непонятно, как на поврежденных до такой степени мышцах держалась голова. Впрочем, при каждом шаге она сильно болталась из стороны в сторону, совершенно неестественным для живого человека образом. Зубы, оголенные отсутствием губ, казались ужасающе большими и угрожающими. Курт понял, что их как раз и следует бояться каким-то внутренним чувством. Но оно пришло секундой позже того, как изуродованный человек вцепился в рубашку первого помощника руками и потянулся к горлу разинутым ртом.
   Курт оглушительно заорал и отпрянул назад. Но тут, наклоненный пол в коридоре сыграл с ним злую шутку. Первый помощник упал на спину, а напавший следуя за ним по инерции навалился на англичанина сверху.
   Все остальные, оцепенели. Только Стас, бросился было на помощь, но совершенно дикий, захлебывающийся крик Курта остановил его. В полутьме коридора было плохо видно, но похоже мертвец вцепился зубами помощнику капитана в лицо. А это значило, что несчастный обречен, даже если и останется жив сейчас. Примером тому был Майкл, укушенный также в лицо и через некоторое время ставший зомби. Стас поднял автомат и выстрелил в ожившего. Одна из пуль попала ему в голову, отчего ее резко откинуло назад. Первый помощник отшвырнул от себя зомби и продолжая душераздирающе вопить пополз в обратном направлении. Одной рукой он зажимал лицо. Из под пальцев кровь так и сочилась, отмечая путь раненого на полу прерывистой дорожкой.
   Зомби поднялся и, раскачиваясь из стороны в сторону, направился следом за своей жертвой. Насквозь пробитый череп его свершено не беспокоил. Стас снова выстрелил, но скорее от отчаяния, нежели всерьёз намереваясь остановить ходячий труп. Было совершенно очевидно, что пули эту тварь не берут. А можно ли, вообще убить, уже мертвоё? Или всё бесполезно? Впрочем... Как бы там ни было, что-то всё равно нужно было делать. По крайней мере, пули замедляли тварь.
   Тут, Джейн, словно бы очнувшись от спячки, закричала и бросилась к помощнику капитана.
   - Курт! Господи! Курт...
   Олег поймал её на середине пути и потащил обратно.
   - Не приближайся к нему! С ним всё кончено!
   - Что? Что вы такое говорите? Он ранен! Ему нужна помощь!
   - Он обречен. Через полчаса обратиться в такого же! - Олег указал в сторону нелепой, изуродованной фигуры, медленно, но целеустремленно бредущей в сторону оторопевшей группы. Округлившимися от ужаса глазами, Джейн, то смотрела на Олега, то на приближающегося урода.
   - Что происходит? Боже мой... - прошептала она. - Это, кажется Рон Грэмси? И он мертв. Он ведь не может быть живым? - Джейн внезапно сорвалась на крик. - Это невозможно! Столько ран, крови... Но он идёт! Как такое возможно?
   - Мы не знаем! - закричал в ответ Олег. - Это как-то связано с тем орехом, который один из ваших поднял на борт.
   - Орех? Тот неизвестный организм? - Джейн схватилась за голову.
   - Нет времени сейчас разбираться! - Олег был взвинчен до предела. - Судно вот-вот взлетит на воздух!
   Стас в это время снова выстрелил в мертвеца. Метил в голову, но от волнения руки дрогнули и пули ударили ниже. Шея ходячего трупа оказалась ещё сильнее разорвана, а одна из пуль перебила оголившийся позвоночник. Голова зомби резко упала назад за спину. Зрелище это было столь диким и кошмарным, что многие вскрикнули от ужаса и отвращения. Кому то, даже показалось, что голову вообще оторвало выстрелом. Но на самом деле она продолжала держаться на натянутой коже и оставшихся мышцах. Впрочем, её вес, а также резкое падение назад привело к смещению центра тяжести, что заставило мертвеца повалиться на спину. Он начал дергаться, нелепо размахивать руками, стучать ногами по полу. Всё это походило на предсмертные конвульсии, но Стас не был уверен, что это так и есть. Скорее, тварь потеряла способность к координации. Вот только надолго ли?
   - Уходим! Быстрее! - заорал Олег.
   Все кинулись бежать по коридору к лестнице, ведущей на палубу. Никто в данный момент не думал о пиратах. То, что они сейчас видели было во сто крат страшнее. Курта Винса так и оставили одного. Обливаясь кровью, шокированный болью, полуослепший, он продолжал ползти по коридору.
  
  * * *
  
   Саид прикоснулся рукой к плечу главаря, когда они взбирались по металлической лесенке, чтобы оказаться на широком мостике, проложенном по периметру огромного помещения на высоте пяти метров от пола. С этого мостика можно было попасть в любое из наблюдательно-контрольных помещений, расположенных над машинным отделением.
   - Гляди-ка!
   Хазеб Файси обернулся и удивленно присвистнул. На палубе только что покинутой ими яхты появились заложники. Человек двадцать или около того. Один из них, даже был вооружен автоматом. Отступая к носу яхты последним, он стрелял по трем мертвецам - бывшим членам его группы. Почему то, это взъярило Хазеба, задело его за живое. Казалось, какая теперь разница? Все его люди, оставшиеся на судне, были мертвы и превратились в жутких тварей. Но даже это не могло его примирить с тем, что проклятые неверные стреляют по его парням.
   - Прикончим кафиров! - заорал Черный лев и первым открыл огонь. Жозе и Саид, тоже начали стрелять. Юсуф же бестолково топтался на месте. Вообще, с момента столкновения с лайнером он прибывал в полушоковом состоянии и на все реагировал либо медленно, либо вообще конкретно тупил.
   Огонь бандитов застал команду "Норты" врасплох. Люди кричали и падали, сраженные пулями. Тот, что был с автоматом успел укрыться за маленькой кабинкой откуда осуществлялось управление носовой лебедкой . Там же спрятались ещё один мужчина и блондинка, которую пытался изнасиловать Саид.
   Сомалийцы убили или ранили до половины тех, кто выбрался на палубу. Остальные разбежались или попрятались. Хазеб удовлетворенно хмыкнул и знаком показал своим людям, что стрельбы довольно. Кивнув в сторону кормы яхты, откуда черный дым валил все сильнее, он сказал:
   - Взрыв отправит на тот свет всех остальных. Идем.
   Бандиты быстро зашагали в сторону ближайшей двери.
  
  
  * * *
  
   Стасу и Олегу, буквально силой пришлось уводить Джейн с яхты. Отчаяние молодой женщины им было понятно. Они сами так и не нашли Андрея. Освобожденные же ими члены экипажа либо погибли на палубе под огнём бандитов, либо разбежались кто куда.
   Осторожно выглянув из-за лебедки, Стас попытался определить откуда их обстреляли. Судя по всему вон с того металлического мостика, что проложен по периметру помещения на высоте метров пяти-шести от пола. Там же он разглядел двери, ведущие в какие-то помещения. Внизу же находился настоящий лабиринт из трубопроводов, агрегатов, насосов, вентилей и прочего оборудования, занимавшего черт знает какую по объему площадь. Бандиты вполне могли укрыться и там.
   Мать-перемать! Куда они вообще попали? Во что врезалась "Норта"? Плавучий завод какой-то? Или что? Стас глянул вверх и увидел белый металлический борт, уходящий на неведомую высоту. Там же горело множество электрических огней, доносились голоса десятков... Да нет, сотен людских голосов.
   Да это, похоже, огромный круизный лайнер! Ни черта себе, куда их впёрло!
   Тут, Стас спохватился, что стоит в полный рост и поспешно присел на корточки. Впрочем, минуты шли, а выстрелов больше не последовало. Стас вновь рискнул подняться во весь рост. Олег, тоже встал, затем, протянув одну руку, помог всхлипывающей Джейн. В другой его руке был пожарный топор, прихваченный им при выходе на палубу из настенного шкафчика.
   Внезапно молодая англичанка издала предостерегающий крик. Её испуганный взгляд был направлен на что-то за спиной Олега. Тот резко обернулся и увидел, как к нему приближается мертвец. Это был смуглокожий сомалиец. Плечи и грудь его были почти полностью сокрыты под окровавленными бинтами. Тут и там на теле виднелись отверстия от пуль. Верхняя часть головы сильно деформирована: лобная кость в нескольких местах раздроблена пулями, затылок почти напрочь снесен. От мозгов понятное дело ничего не осталось, так фрагменты в виде мелких кусочков, налипших на плечах и запутавшихся в пучках волос.
   - Сука... Мать твою!
   Олег ухватил топор обеими руками и опустил его на голову мертвеца. Крак! Лезвие развалило череп на две половинки до самой нижней челюсти. Теперь при каждом шаге ходячего трупа, они болтались из стороны в сторону.
   - Блядь! Да как же тебя убить?!
   Второй удар Олег нанес наискось метя в шею. Мощное и острое лезвие без труда рассекло кожу и мышцы, а также перерубило позвоночник. Изуродованная голова зомби начала заваливаться на бок и ударившись о левое плечо, так и осталась висеть. И тут случилось странное. Идущий все время прямо, а точнее к Олегу зомби, словно бы наткнулся на невидимую стену. Нелепо, совершенно раскоординированно размахивая руками, оживший труп принялся вертеться на месте. Он вроде бы и хотел двигаться в прежнем направлении, но словно, что-то мешало ему. Вытаращив глаза, Олег обалдело наблюдал. Потом в голову ему пришла одна мысль. Зайдя чуть справа, он топором приподнял голову мертвеца с плеча и сдвинул её в противоположную сторону, чтобы придать ей вертикальное положение. Мертвец, тут же обрел уверенность и вытянув руки сделал в сторону Олега шаг.
   - Ну, теперь посмотрим.
   Олег ударил в третий раз, рассекая мышцы на которых голова зомби еще держалась. Кувыркаясь она полетела за борт. Тело же, опять запнулось, слепо завертелось на одном месте.
   - Всё ясно, - выдохнул Олег.
   - Что вы там застряли?! - послышался крик Стаса. Он уже спрыгнул с носа яхты.
   Олег и Джейн последовали за ним. Потом, из своих укрытий выбралось ещё несколько членов команды, которым посчастливилось остаться в живых. Спасти кого-то ещё, может спрятавшихся где-то на баке или юте, или бродящих в коридорах яхты , было теперь невозможно.
   - Адрюха, - горестно прошептал Стас. - Где же ты?
   На носу судна появились два мертвеца. Присев на колени они принялись объедать тела, разбросанные по палубе. При виде такого, Джейн начало рвать.
   - Головы, - тяжело дыша, пробормотал Олег, кивая в сторону мертвых каннибалов. - Им нужно отсекать головы. Они перестают ориентироваться, да и укусить не смогут.
   - Автомат, получается бесполезен? - спросил один из молодых матросов, кивая на "Калашников" в руках Стаса.
   - Я бы сейчас больше доверился этому, - ответил Олег и для придания весомости своим словам, потряс топором.
   Один из мертвецов, прервав свою жуткую трапезу поднялся и направился к самому носу судна. По-видимому он намеревался последовать за беглецами, но зайдя в угловую выемку образованную двумя бортами замер. Препятствие было для него судя по всему непреодолимым. Перелезь через заграждение он либо не мог вообще, либо напрочь утерял всякую способность соображать и искать возможности к преодолению неожиданных препятствий.
   Беглецы, уже было направились в сторону гигантских машинных агрегатов, но тут до них донесся чей-то громкий крик. Все, тут же обернулись. На крыше одной из надстроек стояли Андрей и Тим Овертон. Крича, они показывали на что-то, видимо двигающееся по палубе. Что там находилось, с того места, где остановились беглецы разглядеть было невозможно. Для того, чтобы теперь обозревать палубу, следовало находиться над ней или хотя бы на одной с ней высоте. Стас решил вскарабкаться вверх по металлической лесенке. Здесь было полно таких: одни вели на проложенные вдоль стен мостики, другие на верхние точки агрегатов и машин, третьи к подвесным кабинам операторов и ремонтников. Кстати, ни кого из работников тут не было видно, видимо их успели эвакуировать сразу после столкновения.
   Впрочем, наблюдать на палубе то, что так напугало Андрея и Тима Овертона никому не пришлось. Нечто, похожее на трехметровой длинны червя и толщиною с ногу взрослого мужчины, начало перелазить через борт, желая проникнуть на лайнер. По сторонам гибкого ядовито-зеленого, лоснящегося тела извивались длинные тонкие щупальца, но они видимо служили иным целям, поскольку существо передвигалось с помощью нескольких десятков ложноножек, расположенных под брюхом. Та сторона туловища, обращенная по направлению движения вперед и которую условно можно было назвать "головой" представляла собой нечто вроде бутона из нескольких плотных лепестков. Два центральных были более вытянутые и напоминали пасть. Впечатление это усилилось, когда лепестки эти слегка разошлись и на внутренней их поверхности люди увидели сотни острых игл. С противоположной стороны, тоже имелся "бутон" из листьев более округлой формы. Когда тварь соскочила... нет, правильнее было бы сказать переползла, перетекла на палубу лайнера эти задние лепестки на мгновение приоткрылись и все увидели в центре "бутона" сферу размером с футбольный мяч. Она пульсировала, мигала, искрилась и переливалась всеми красками и немыслимым числом их оттенков. Вокруг этого органа нервно дергались и извивались тонкие щупальца-жгутики. Двигалась тварь словно слизняк - мягко и текуче, но при этом быстро. Ни глаз, ни носа, ни ушей, ни каких органов, могшими бы ими быть, или их заменяющих, никто из беглецов не заметил. Похоже, существо ориентировалось исключительно с помощью своих щупалец-сенсоров, снабженных рецепторным клетками.
   Что это за тварь никто не знал. Стас и Олег понимали, что это выбралось из того самого проклятого "ореха". Но, как оно могло так быстро увеличиться в размерах?
   - Не дайте уйти! - донесся голос Андрея. - Жрёт мертвых... Быстро растёт!
   Стас поднял автомат и начал стрелять. Две пули попали в тело твари, остальные ударили рядом в палубу. И тут сухой щелчок предупредил, что магазин "Калашникова" пуст.
  
  * * *
  
   Два из четырнадцати лифтов оказались неисправны, но и тех что были в рабочем состоянии с избытком хватало для отправки на нижние палубы всех подчиненных Рона Бэйли. Всего их было тридцать человек. Они без труда разместились в шести грузовых лифтах и поехали вниз. Все сотрудники службы безопасности были в штатском, но сейчас, поверх гражданской одежды нацепили черные бронежилеты. Большинство были вооружены пистолетами Smith & Wesson, только у самого Рона Бэйли, да ещё трех-четырех человек имелись израильские пистолеты-пулеметы IMI Mini Uzi .
   Где-то на полпути из громкоговорителей, расположенных на каждой палубе раздался голос Франсуа Бишо. Поскольку лифты, тоже были снабжены динамиками, люди Рона Бэйли, как и все, находившиеся сейчас на лайнере прослушали обращение директора круиза.
  
   - Уважаемые пассажиры, дорогие гости "Повелителя морей" к вам обращается Франсуа Бишо. Меньше получаса назад многие из вас почувствовали удар и услышали грохот. Сразу хочу всем сообщить: ничего сверхсерьезного не произошло. По правому борту имело место скользящее столкновение с пассажирской яхтой. Повторяю ещё раз - ничего серьезного. Просим всех сохранять спокойствие. Инженерно-ремонтные службы сообщили, что никакой опасности это столкновение нашему лайнеру не несет. Все пассажирские палубы, за исключением первой - Променада остаются работать в своем обычном режиме. Пассажиров первой палубы, а также всем членам команды и обслуживающему персоналу прошу покинуть свои номера, общественные и рабочие места. Это временная мера и связана с проведением ремонтных работ. Еще раз просим Вас сохранять спокойствие и подняться по лестницам на вторую пассажирскую палубу. Там все будут комфортно размещены. При движении по коридорам руководствуйтесь световыми указателями. Выполняйте рекомендации членов экипажа. Помогите детям, женщинам, инвалидам. Предупредите соседей о необходимости перехода на вторую пассажирскую палубу. Через час выступит капитан Джеральд Торнсвайт. Он сделает официальное заявление по ситуации.
  
   Двери лифта открылись и Рон Бэйли, непосредственно руководящий одной из своих групп первым вышел в небольшое предлифтовое помещение. Далее шла тройная развилка. Коридор, что вел прямо от дверей лифта - путь в машинный отсек. Левый коридор приведет в прачечную, правый в блок ремонтно-слесарских мастерских. Рон Бэйли извлек из кобуры пистолет-пулемет и двинулся вперёд. Четверо из его группы не отставали ни на шаг. В крохотном микрофоне, размещенном в правом ухе начальника службы безопасности раздался голос одного из операторов.
   - На третей палубе в секции КМ-211 замечены четверо неизвестных. Вооружены пистолетами и автоматами "Калашников". Уничтожили две камеры наблюдения, сейчас предположительно находятся в секторе Д.
   - Сектор Д, - как эхо повторил Рон Бэйли. Затем, приказал своим людям: - Оружие на изготовку. Огневой контакт возможен через несколько минут.
   Далее он связался с группами "Бетта" и "Дзета" и приказал и выдвигаться в зону где последний раз были замечены пираты.
   Сектор Д, непосредственно примыкал к машинному отделению и там располагались комнаты со вспомогательным оборудованием.
   Вновь запищала рация. Рон Бэйли включил двухстороннюю связь и услышал возмущенный голос начальника одной из групп ремонтников Джона Формана.
   - Бэйли, черт возьми, определитесь там, наконец! Нам уходить или двигаться к пробоине? Мы торчим тут перед лифтом, уже черт знает сколько времени! То был приказ выдвигаться, то уходить! Мне нужен план действий! Если на третьей палубе всё дерьмово, надо скорее заняться проблемой иначе потом будет поздно!
   Начальник внутренней службы безопасности затратил на принятие решения несколько секунд.
   - Джон, не кипятись, - начал он. - Ситуация была не ясна, поэтому попридержали вас. Сейчас пираты убрались из сектора столкновения. Так что двигай со своими ребятами туда и посмотри, что там делается.
   - Принято, - отозвался Джон Форман. - Тебе удачи, Бэйли. Доберись до этих сомалийских недоносков.
  
  
  
  
  ГЛАВА 7
  
   Он был таким же древним, как время. Он пришёл из эпохи столь отдаленный от нынешней, что всякая память о тех временах погасла, подобно слабому огоньку свечи, потонувшему во мраке ночи. Он менял место обитания, он менял форму и был известен под разными именами. Неизменным оставалось одно - голод! Ненасытный, жестокий, сводящий с ума голод! Лишь периоды летаргического сна в которые порой приходилось впадать ради выживания притупляли его. Сейчас настала пора активности, пора роста. Вот только вокруг не было привычной и приятной среды. Отсутствие почвы с вечным, успокаивающим копошением в ней жуков и червей, личинок и микроорганизмов сильно раздражало. Также, раздражали резкие звуки, что доносились отовсюду - их не могли издавать живые существа. Неприятен был сухой воздух и отсутствие естественных запахов: прелой листвы и перегноя, разлагающихся останков животных, подземных корней и экскрементов. И повсюду здесь был неприятный на ощупь незнакомый материал - холодный и мертвый. Он сам был владыкой мертвых, умел умерщвлять, а после возрождать мертвое к подобию жизни, но предпочитал, чтобы вокруг кипела настоящая жизнь, существовала теплая плоть, растущая, размножающаяся, которой можно было бы питаться. Органика, белки, - все это ему было необходимо для собственного существования, для собственного роста.
   Одно было хорошо: он чувствовал, как вокруг, с боков, сверху и под ним самим за всеми этими стенами из неживого материала находятся тысячи живых существ. Сами себя они называют люди. Один из самых удобных и приятных источников питания. Впрочем, так было раньше. За прошедшие века многое изменилось. Ушли те времена, когда его обожествляли, когда называли Дендрариром и приносили ему жертвы - сбрасывали в колодцы, где он обитал в тиши и спокойствии сотни людей. Теперь, люди стали злее, а вид его не приводил их в священный трепет, как ранее, а вызывал лишь отвращение и желание убить. И оружие их изменилось настолько, что стало представлять серьезную опасность. Чтобы не подвергать собственную жизнь смертельному риску, необходимо затаиться и выпустить во все стороны, как можно больше отростков-ловцов. Пусть они насыщаются, пусть растут, вбирая в себя плоть других, а затем по зову явятся к нему и он поглотит всю накопленную органику разом.
  
  * * *
  
   С учетом огромного числа пассажиров и немалой команды судна прачечная лайнера проектировалась с расчетом на значительные объёмы работы. Для этого было выделено соответствующее помещение. Здесь все было продумано и компактно от распределения оборудования, до размещения рабочих мест обслуживающего персонала.
   Вдоль стен, занимая все пространство от пола до потолка стояли здоровенные машины от фирмы Kanneggiesser, установленные здесь в момент строительства самого лайнера. Были также и агрегаты DANUBE, рассчитанные на 25 кг загрузки и менее габаритные, но весьма энергоэкономные DA-8 и GF 10. Отдельным рядом располагались стиральные аппараты от Primus и Kowocros. Проходы между рядов машин были узки, а потолки, казалось, нависают прямо над самой головой. Человеку, чей рост превышал 1-85 здесь, приходилось пригибаться. Замкнутость пространства усиливалась ещё и массой пластиковых контейнеров на колёсах и тоннами белья, наваленного везде и повсюду огромными горами.
   Работа в этом помещении корабля не прекращалась ни днем, ни ночью. Гудели машины, стучали колесами контейнеры и тележки, одни работники распределяли белье, другие загружали его отдельными партиями в машины. В соседнем помещении, уже чистую одежду и пастельные принадлежности, скатерти и занавески, ковры и пледы помещали под автоматизированные гладильные прессы.
   Когда прозвучал сигнал тревоги, в помещение вошел начальник прачечной Джоб Эткинс. Он был здесь единственным англичанином, все остальные либо уроженцами Филиппин, либо стран Индокитая.
   - Так, ребята, прекращаем работу, - объявил Джоб. - Поступил приказ о срочной эвакуации.
   - Сэр, а что случилось? - спросил один из его помощников Кхо Чанг.
   Стоявшие вокруг азиаты с тревогой смотрели на своего руководителя.
   - Мне толком не объяснили, но как я понял, произошло столкновение с каким-то судном. Вроде бы ничего серьезного, но всех с нижних палуб, включая четвертую - шлюпочную переводят выше. Так, что давайте, вырубайте машины и пошли.
   Шумно и возбужденно переговариваясь, работники потянулись к выходу. Джоб пока остался, чтобы проверить, все ли везде выключено и обесточено. Не хватало ещё, чтобы тут пожар возник по нерадивости какого-нибудь забывчивого дурака.
   Убедившись, что все в порядке, Джоб, позвякивая связкой ключей, двинулся к выходу. Снаружи его ждал Мэтью Ринк - сотрудник службы безопасности. Он был вооружен пистолетом и защищён легким кевларовым бронежилетом.
   - Все в норме, - сообщил начальник прачечной. - Можно закрывать.
   Мэтью Ринк кивнул. Джоб начал выбирать из связки нужный ключ. Странный звук, то ли шорох, то ли шепот заставил его насторожиться. Безопасник, тоже услышал.
   - Что за черт?
   - Понятия не имею, - Джоб пожал плечами. - Это кажется оттуда?
   Он кивком головы указал в сторону коридора, расположенного справа. Обычный узкий коридор, низкий потолок, мягкий свет эллипсовидных ламп, металлические шкафчики вдоль стен, где размещено разное вспомогательное оборудование и инструменты. Метров пять-семь коридора были видны с того места, где стояли Джоб и Мэтью, дальше был поворот. Именно оттуда и доносились странные звуки. Шорох. Легкое поскребывание, потом тихое скуление.
   - Может это Камилла? - на губах Джоба появилась улыбка.
   Камилла - молодая рыжая кошка жила на третьей палубе и была любимицей всех, кто тут работал. Конечно, кому, как ни ей там скребстись?
   - Камилла, кис-кис-кис, - ласково позвал Джоб и направился в коридор.
   Мэтью Ринк, хмыкнул. Только кошки им тут не хватало. Однако, бедное животное здесь оставлять не следовало. Так что, пусть Джоб поскорее берет эту бестолковую кису и после они свалят отсюда.
   Джоб дошел до поворота. Выглянул за угол. Увидел Камиллу.
   И то, что её поедало.
   Толстый огромный червь. Или стебель? Один черт разберет! Ядовито-зеленого цвета, весь глянцево блестящий от покрывавшей его слизи, во все стороны торчат гибкие пучки щупалец, как гладких, так и вооруженных кривыми крючками. Верхушку этой твари увенчивало нечто вроде бутона, однако внутренняя поверхность лепестков была покрыта шипами. Или зубами, если угодно. Два щупальца удерживали окровавленное тельце Камиллы, и еще с десяток, словно здоровенные пиявки присосались тут и там к жертве. Некоторые проникли в ноздри и рот кошки, одно в задний проход. Эти мерзкие стебли или отростки, дьявол их разбери, непрерывного пульсировали, двигались, извивались, так словно бы вытягивая соки из трупа Камиллы испытывали физиологическое наслаждение. Весь процесс сопровождался тихим чавканьем, влажным чмоканьем, урчанием. И был ещё шепот - тревожный, прерывистый, совершенно чуждый для восприятия, словно существо его издававшее не имело ничего общего с этим миром. Такая тварь не могла быть порождением земной природы - это был какой-то сверххищник, не вписывающийся ни в одну экологическую нишу. Впрочем, в тот момент Джобу, было не до подобных размышлений. Он застыл на месте с разинутым ртом, но пару секунд спустя, издав сдавленный крик, повернулся и побежал обратно. Увидев его лицо Мэтью Ринк ни на шутку встревожился.
   - Что?! - заорал он. - Что там?
   Начальник прачечной не успел дать ни ответа, ни добежать до безопасника. Из-за поворота быстро выскользнуло нечто вроде здоровенной зеленой улитки или червя, (так показалось Мэтью), всё в шевелящихся клубках щупалец. Один из этих гибких отростков поймал Джоба за шею, обвернулся вокруг раза три и потащил хрипящую жертву к лепесткам-челюстям. Начальник прачечной - достаточно высокий и крупный мужчина был небрежно заброшен между лепестками и они сомкнулись. Вопль Джоба потонул в хрусте его же костей и ужасающем чавканье, когда иглы-зубы твари начали рвать и сминать тело, превращая его в кровавый фарш.
   Мэтью Ринк стоял с совершенно белым лицом. Руки, сжимающие рукоять пистолета тряслись, нижняя челюсть дрожала. Начальник прачечной исчез в глотке твари без остатка, вместе с одеждой, обувью и наручными часами. Его тело, точнее месиво из мяса, костей и внутренностей образовало утолщение под головой-бутоном твари. По телу червя прошла дрожь неприкрытого, совершенно откровенного удовольствия. Разве, что сытной отрыжки не хватало.
   Мэтью Ринк выстрелил. Пуля вонзилась в гибкое тело, чуть ниже пульсирующего утолщения, образовавшегося прямо под зубастыми лепестками. Проклятый червь дернулся от боли и закричал:
   - Элллаааана!
   Волосы на голове безопасника от ужаса встали дыбом. Этот крик... вопль... звук был полон такой злобы, что не передать никакими словами. Мэтью ощутил такую ментальную волну ярости, что от ужаса у него враз подогнулись колени, а тело, словно все стало ватным. Ответная атака не заставила себя ждать. Два щупальца метнулись к человеку: одно оторвало ему голову, другое подхватило дергающееся в конвульсиях тело и потащило к жадно распахнутой глотке. Вторая жертва была разжевана почти также быстро, как и первая. А вот кевларовый бронежилет оказался мало приятным элементом и был выплюнут. После этого тварь быстро поползла к полуоткрытой двери прачечной. Джоб так и не успел запереть дверь.
   В помещении был сильнейший запах людей: их кожи, их пота, иных выделений. Запахи приятные, волнующие, возбуждающие. Но ни одного человека к своему удивлению Дендрарир не обнаружил. Запахи исходили от искусственных покровов, в которые люди любят облачаться. Они называют их одеждой. Горы этой самой одежды и иной ткани были здесь повсюду. Дендрарир с наслаждением зарылся в одну из куч. Два проглоченных им человека заняли почти всю его внутреннюю пищеварительную область. Начался приятный процесс переваривания. Часть органики он направил в форматор-хранилище, на случай опасности, остальное следовало пустить в рост, кроме отдельных инородных элементов. Они будут исторгнуты позже.
   Ощущение сытости и приятная нега расползлись по всему телу. Но скоро это пройдет. Скоро понадобится больше пищи, а значит надо об этом позаботиться уже сейчас.
   Выпростав во все стороны щупальца- сенсоры Дендрарир уловил движение воздуха. Он шёл из отверстий на потолке. Сильный, устойчивый поток. Он разнесёт его семена без труда. Несколько гибких стеблей проникли в вентиляционные шахты. Там они начали разбухать и пульсировать, пока не превратились в толстые, покрытые липкой слизью бесформенные наросты. Под тонкой, натянутой кожицей, что-то непрестанно перекатывалось, вздувалось шишками или опадало ямками. Но вот раздался приглушенный хлопок и наросты лопнули, не в силах удерживать в себе скопившееся содержимое. Вентиляционные шахты наполнились зеленоватыми облаками сотен миллионов спор. Подхваченные воздушными потоками они вязкими тягучими массами начали заполнять систему вентиляции сразу на нескольких палубах лайнера.
  
  * * *
  
   Лифт доставил группу ремонтников на третью палубу благополучно, хотя был один момент, когда свет в кабине вырубился, что заставило Джона Формана, Скотта Малкью и Фрэнка Шольца немного понервничать. Чертова проводка! С каждой минутой, как случилось столкновения с яхтой, вся энергосистема корабля работала все менее стабильно. Пора бы уж электрикам заняться этой проблемой.
   Двери открылись. Первым вышел Джон. За ним Скотт Малкью вытолкнул тележку с оборудованием. И последним, насвистывая, вышел Фрэнк.
   Заблокировав двери, бригада миновала небольшой коридорчик и вышла на палубу. При виде огромной яхты, пробившей дыру в борту размером с двухэтажный дом, беззаботные посвисты Фрэнка сами по себе тут же утихли, а вместо них вырвалось:
   - Ого! Ни черта себе!
   Яхта вошла внутрь "Повелителя морей" почти на четверть своей длинны. Верхушки ее центральных надстроек были покорежены и смяты, а откуда со стороны кормы валил густой черный дым.
   - А мне сказали, что эта птичка невелика! - вскричал Джон Форман. - Да это же пассажирская, а не спортивная яхта мать её! В ней добрых сто футов длинны, наверное будет.
   - И экипаж, десятка три человек, - добавил Фрэнк Шольц.
   - А вон и они, наверное, - Скотт Малкью указал на нос судна, где толпилось четверо или пятеро человек.
   - Эй! Привет! - заорал Джон и замахал руками. - У вас там всё в порядке?
   Незнакомцы никак не отреагировали, разве только беспокойно начали топтаться на месте. Ремонтники подошли ближе. Глядя на этих людей Скотт Малкью пробормотал:
   - Что-то, они странные какие-то, контуженые...
   - Господи, да они все в крови, - прошептал Фрэнк Шольц. - Вон, смотрите, - он вытянул руку, пальцы которой заметно начали дрожать. - У того, ведь башка простреляна? А у другого, рядом в груди пять или шесть дырок. Или мне кажется? Исусе... Кто-нибудь ущипните меня!
   Он был прав, незнакомцы на носу судна выглядели более чем странно, если не сказать страшно. И двигались они так, как не двигается ни один нормальный человек, словно прибывали в каком-то трансе.
   - Ребята, а может это террористы? - пробормотал Скотт Малкью, покрываясь холодной испариной.
   - Скорее уж, их жертвы, - хмыкнул Джон Форман. - И не террористов, а пиратов. Нам ведь про сомалийских пиратов начальство сообщило? Или я что-то не так понял?
   - Я имею ввиду, может, террористы... то есть пираты еще на судне? - Скотт опасливо начал озираться по сторонам. - Или, где-то здесь?
   - Нет, Бэйли сообщил, что пираты убрались куда-то в сектор МК 44 и здесь теперь безопасно, - возразил Фрэнк. - Он сам дал добро на проход сюда.
   Джон между тем подошёл ещё ближе к яхте и крикнул, обращаясь к людям на носу:
   - Спокойно, друзья. Медики скоро прибудут, всем окажут помощь.
   Тут он громко выругался и отскочил назад.
   - Ты чего? - Фрэнк нервно рассмеялся.
   - Да тут, дерьмо какое-то, - Джон приподнял одну ногу. От подошвы его ботинка потянулись сгустки какой-то бесцветной слизи, на вид, как сопли. И такая липкая мерзость была тут повсюду.
   - Медуз, что ли каких- то они нам приволокли, - пробормотал удивленный Скотт.
   - А меня больше этот дым тревожит, - заметил Фрэнк. - Да его и прибавилось, вам не кажется? У этих ребяток, похоже пожар в машинном отделении. Чёрт! - вскричал он внезапно. - Да тут рвануть может в любую секунду!
   И тут прогремел взрыв. Корма яхты вспухла огненным шаром. Ударная волна заложила уши и опрокинула ремонтников на палубу. Центральная надстройка разлетелась ливнем горящих обломков. Лебедку на носу яхты выдрало вместе с креплениями и выбросило за борт. Кусок металлической обшивки ударил Скотта Малкью в лицо, и он рухнул, обливаясь кровью. На палубу шлепались также человеческие тела и их фрагменты.
   Почти тут же, реагируя на пламя и дым, на резкое повышение температуры включилась автономная система пожаротушения. С потолка через оросительные распылители хлынул целый ливень.
   Джон Форман поднялся: сначала встал на коленки, потом пошатываясь, принял вертикальное положение. Уши его были заложены и одновременно с этим в них противно звенело. Ремонтник прикоснулся к ним и ощутил ладонями теплую влагу. Он испуганно отдернул руки. Они были в крови. Солоновато-металлический привкус крови чувствовался во рту, из носа, тоже текло. Рядом поднялся Фрэнк. Выглядел он так, как чувствовал себя Джон - препаршиво.
   - Вот дерьмо! Чёртово дерьмо!
   Голос напарника звучал так, словно Фрэнк разговаривал через подушку или ватное одеяло. Джон потряс головой. Звон усилился, особенно в правом ухе. Ну, хоть со зрением было всё в порядке.
   Развороченная взрывом яхта полыхала. Даже не яхта уже, а здоровенная куча металлолома. Отдельные фрагменты судна отваливались и шли ко дну. Весь этот процесс сопровождался грохотом, звоном, скрежетом, натужным гудением металла. Огонь на гибнущем судне продрожал бушевать внутри покореженных, полусмятых надстроек. Система пожаротушения не смогла загасить пламя, поскольку сработали датчики, расположенные дальше в помещении и вся вода таким образом вылилась мимо. А часть системы, расположенная непосредственно у борта вышла из строя ещё при столкновении.
   Джон с ужасом обозревал палубу, заваленную обломками и трупами. Вот, увидев Скотта Малкью он вскрикнул и бросился к нему. Бедняга был мертв. Кусок металлического листа размером со школьную тетрадь пробил лицо Скотта и вонзился в череп до половины.
   - Боже мой, - прошептал Джон отступая. Он не заметил, как оказался в непосредственной близости от тела чернокожего мужчины, точнее от верхней половины тела, поскольку все, что было ниже пупка, отсутствовало. Мало того, что мертвец был сплошь покрыт кровью, так ещё наполовину обгорел: кровь на его лице и теле местами запеклась, образовав черную корку. Ботинок ремонтника коснулся руки лежавшего и то, что казалось совершенно мертвым, вдруг внезапно ожило. Более того, повернувшись на бок, чернокожий вцепился в левую ногу Джона руками, зубы вонзил чуть выше щиколотки.
   Ремонтник вскрикнул и с изумлением уставился на напавшего. Негр не смог прокусить плотную штанину спецовки, но давление его зубов становилось всё сильнее. И, всё менее терпимее становилась боль в ноге по мере того, как негр стискивал зубы. Джон схватился за голову напавшего обеими руками и начал отгибать ее назад.
   - Помоги! - крикнул он. - Отцепи его от меня!
   Фрэнк стоял с разинутым ртом и округлившимися от ужаса глазами. Похоже, он впал в ступор.
   - Ну же! Помоги! - оглушительно заорал Джон, корчась от боли. Зубы негра, таки преодолели сопротивление материи и вонзились в плоть.
   Но Фрэнк вместо того, чтобы броситься товарищу на выручку, начал пятиться. Он не заметил, как позади него с пола поднялся боцмана "Норты", выброшенный сюда взрывом. Грэг Стоун, ещё совсем недавно бывший сильным жизнерадостным человеком теперь представлял собою до неузнаваемости изуродованный труп, с ног до головы перемазанный засохшей кровью. От одежды его остались лишь лохмотья, правая рука была сломана и болталась, как плеть, одни ребра смяты и продавлены внутрь, другие напротив вылезли наружу, прорвав насквозь кожу и ткань рубашки. Вместо лица - кровавое месиво, но зубы во рту сохранились и он вцепился ими в шею Фрэнка. Тот пронзительно заорал и упал на спину, подмяв под себя мертвеца. Но каннибал и не думал отцепляться. Кровь так и хлестала, растекаясь под барахтающимися тела большой темной лужей.
   Джон, смог наконец освободиться от негра и припадая на раненую ногу, устремился к лифту. Фрэнк дико орал позади, но спасать его не было ни сил, ни времени. Тем более, этот говнюк сам не очень-то поторопился товарищу на выручку. Мертвый негр - половина его тела ползла за Джоном, издавая хриплые булькающие звуки. Следом по палубе тянулись внутренности.
   Ремонтник ещё не добрался до лифта, как его опередил Фрэнк. Ему, таки удалось вырваться, но хотя он и бежал, кровь из его прокушенной шеи струилась гораздо сильнее, чем из ноги Джона. Оттолкнув товарища, Фрэнк ворвался в открытую кабину лифта и сразу же нажал на закрытие дверей.
   - Мать твою! Подожди меня! - в отчаянии закричал Джон.
   Но створки дверей сомкнулись перед самым его носом.
   - Ублюдок!
   За спиной послышался хриплый, тяжелый стон. Ремонтник в панике оглянулся. В его сторону двигались трое: двое ковыляли и один полз. Кто они такие? Что они такое, черт возьми?
   Но разбираться было некогда. Сыпля проклятиями и морщась от боли, Джон поспешил к двери, ведущей на служебную лестницу. По ней он собирался подняться на следующую палубы, где ему окажут медицинскую помощь.
   Тем временем Фрэнк рухнул прямо в кабине лифта, который тихо гудя двигался наверх. Бег отнял у него последние силы, кровотечение не прекращалось. Господи, только бы добраться до госпиталя! Только бы...
   Лифт прибыл на первую пассажирскую палубу, так называемый Променад, где и остановился. Здесь через всё судно тянулась настоящая торговая улица с магазинами, бутиками и салонами. Пассажиры спокойно могли тут прогуливаться, словно по городскому бульвару, или посидеть в любом из маленьких уютных кафе.
   Двери лифта открылись. Фрэнк пополз к выходу, но силы, а заодно и жизнь стремительно вытекали из него вместе с потерей крови. Он замер на середине пути, уткнувшись лицом в пол. Двери лифта тихо жужжа сходились, но всякий раз наталкиваясь на лежащее тело, отъезжали обратно.
  
  * * *
  
   Рон Бэйли рассчитал все верно. Встреча с пиратами произошла в одном из многочисленных технических коридоров. Их было пятеро: трое с автоматами и двое вооружены пистолетами. Вывернув из-за угла и увидев группу вооруженных людей в бронежилетах, сомалийцы разом закричали и начали беспорядочную пальбу. Подчиненные Рона укрылись за металлическими шкафчиками, что стояли здесь вдоль стен и открыли ответный огонь.
   - Кто это такие? - заорал Саид, дико вращая глазами от страха.
   - Надо думать служба безопасности, или матросы вооруженные, - сказал Хазеб, щелкнув затвором.
   - И что теперь? - завизжал Саид, брызгая слюной. - У нас нет заложников! Что им мешает перестрелять нас?
   - Туда! - крикнул Хазеб, указывая на дверь в противоположном конце коридора. - Доберемся до пассажирских палуб - будут заложники.
   Они побежали к двери, но едва открыли её, как увидели шагах в двадцати быстро приближающихся людей, тоже в бронежилетах и с оружием в руках. Эта была другая группа безопасников. Хазеб поспешно захлопнул дверь и начал отступать, направив в сторону нее пистолет. Его люди тоже пятились и затравлено оглядывались по сторонам. Эти узкие вспомогательные коридоры с проложенными по стенам и потолку проводами и трубами действовали на психику крайне угнетающе. Особенно на людей загнанных. Первым не выдержал Саид. Чего-чего, а такого от своего помощника Черный лев не ожидал. Надо же было так ошибиться!
   - Обложили! Со всех сторон обложили ! - Саид упал на пол и тоскливо завыл. - Нам не уйти! Я говорил! Я же говорил, что нужно прихватить заложников с яхты!
   - Заткнись, - зарычал Хазеб. - Прорвемся! Вон там ещё есть дверь. Даже две! Не может быть, чтобы они охраняли каждую!
   Внезапно из-за первой двери послышался голос, усиленный громкоговорителем.
   - Сомалийские пираты, к вам обращается начальник внутренней службы охраны океанского круизного лайнера "Повелитель морей" Рон Бэйли. Вы незаконно, с оружием проникли на борт корабля вверенного моей охране. Все выходы из этого сектора блокированы. Предлагаем сдаться добровольно. Открывайте любую из дверей и выбрасывайте оружие в коридор. Со своей стороны гарантируем вам жизнь. Вы будете помещены в карцер и после переданы военным. Вздумаете сопротивляться, мои люди откроют огонь на поражение.
   Он говорил на английском и все пятеро, неплохо знавшие этот язык его поняли. Жозе зашипел и разразился в адрес неверных проклятиями. Хазеб молчал, лишь глаза его сверкающие яростью выдавали всю силу кипевшей в душе бури. Саид начал плакать и тоненько подвывать при этом. Джума сказал, что скорее вскроет себе вены, чем сдастся. Юсуф осторожно заметил, что ради сохранения жизни стоило бы о предложении этого Бэйли подумать.
  
  
  * * *
  
   - Сэр определен очаг возгорания на третьей палубе! - сообщил вахтенный. - Системы пожаротушения приведены в действие!
   Запищал аппарат связи. Капитан схватил трубку.
   - Сэр яхта взорвалась! - доложили с одного из инженерных постов. - Пожар в секторах А-115, Б-115 и С114 Третья палуба! Сильные повреждения на четвертой по правому борту. Мне только что сообщили о гибели четырех спасательных ботов и двоих матросах.
   - Причины взрыва? - стараясь сохранить хладнокровие спросил Джеральд Торнсвайт.
   - По предварительным данным в машинном отделении яхты был пожар. Огонь добрался до поврежденных топливных цистерн.
   - Почему система пожаротушения сработала лишь после детонации?
   - Сэр, предположительно, после столкновения датчики, непосредственно примыкавшие к борту вышли из строя. Никто не знал о пожаре. При взрыве произошел резкий скачок температуры. Это активировало датчики, расположенные дальше в примыкающих секторах.
   - Проклятие! - вырвалось у капитана. - Вы можете прямо сейчас оценить повреждения?
   - Пока нет, сэр. Скажу только, что на третьей палубе начался сильный пожар и пламя может перейти на четвертую.
   - Мы можем перекрыть туда подачу воздуха?
   - Там наши люди сэр, - помедлив, ответил инженер. - Охрана и бригада ремонтников.
   - Свяжитесь с ними, пусть немедленно уходят
   - Связи нет сэр.
   - Черт, пошлите кого-нибудь. И связь! - капитан бросил бешеный взгляд на толпившихся вокруг встревоженных офицеров. - Восстановите её черт возьми!
   И тут, неожиданно на связь вышел начальник внутренней службы безопасности.
   - Сэр, только что в районе пробоины был взрыв. Я так понимаю, это яхта взорвалась. У меня двое легко раненых. Выбило дверь, их задело обломками. Пройти в машинное отделение не могу - везде сильный пожар. Автоматика не справляется, резервная система почему то не работает. Высылайте команду пожарных.
   - А что с пиратами? - спросил Джеральд Торнсвайт.
   - Мы изолировали их в секции КМ 124. Из-за пожара у них есть только три пути - в нашу сторону или в сторону какой либо из наших групп.
   - У меня есть другое предложение, - сказал капитан. - Свяжитесь с ремонтными бригадами, отыщите их и покиньте сектор. Для ликвидации пожара необходимо как можно скорее перекрыть подачу воздуха в некоторые секции третьей и четвертой палуб.
   Рон Бэйли ни сразу ответил. Наконец, он взволнованно произнес:
   - Сэр, мы возьмем пиратов, меньше чем через четверть часа, если только они сами не бросятся в огонь.
   - Мистер Бэйли в этом уже нет необходимости. Излишний риск нам не к чему. Берите ваших людей, найдите ремонтников и поднимайтесь на пятую палубу. Это приказ.
   - Понял сэр, - неохотно отозвался Бэйли.
   Прервав разговор с начальником службы безопасности, капитан шумно вздохнул и сделал большой глоток воды из пластиковой бутылки, что стояла на столике в командной рубке.
  
  
  * * *
  
   Пол дрогнул под ногами. Закачались под потолком люстры, опять замигали светильники. Половина из них так и не включилась вновь. Музыка в баре смолкла.
   - Что на этот раз? - Софи издала нервный смешок. - Столкновение с эсминцем?
   Люди в баре начали беспокойно переглядываться. Отовсюду раздавались встревоженные голоса. Пять или шесть человек покинули свои места и направились к выходу. Кучка молодежи, "отжигавшая" на танцполе теперь нервно топталась на месте.
   - Эй эй! Вон те двое не оплатили спиртное! - воскликнул вдруг Стив. Он, было устремился следом, чтобы напомнить посетителям, что выпивка на лайнере платная, но вой сирен, донесшийся откуда-то издалека заставил его замереть на месте. Как впрочем и всех, находившихся в баре людей.
   Сигнал тревоги продолжался чуть больше минуты, потом стих. Лэйла поставила поднос на столик и встретив обеспокоенный взгляд пожилого джентльмена направилась к стойке бара.
   - Что это было? Как думаешь? - спросила она Софи.
   Подруга пожала плечами.
   - Не похоже на учебную тревогу. Вроде, как взорвалось что-то. Черт... Не нравится мне всё это.
   Лэйла попробовала связаться по сотовому с Сергеем. Безуспешно. Тот же результат по Ай пи.
   Напряжение в зале между тем нарастало. Люди один за другим тянулись к выходу, почти все пытались дозвониться до своих близких. Из своего рабочего кабинетика, расположенного сразу за кухней появился управляющий баром мистер Алекс Марвелл. Быстро подбежав к диджею, он что-то сказал ему. Через несколько секунд в руке мистера Марвелла был микрофон. Голос, усиленный динамиками прокатился по помещению.
   - Господа, уважаемые пассажиры, я только что связался с одним из офицеров на мостике. Он рекомендовал пока всем оставаться на своих местах. Скоро по корабельному радио сообщат, что случилось.
   Обращение Марвелла не особенно то успокоило присутствующих, но по крайней мере, несколько посетителей, хотевших было выйти, вернулись за свои столики. Но если бар покидать перестали, то многие, не в силах просто так сидеть и ждать принялись ходить туда-сюда между столиками. Из кухни вышли несколько человек, тоже не способных находясь на одном месте и прибывать в неведении. Марвелл начал ругаться и велел им возвращаться к работе, а не создавать тут толкучку.
   Лэйла решила все-таки выйти из бара и посмотреть, что делается на палубе. О своем решении она сообщила Софи.
   - Я с тобой, - сразу же заявила подруга.
   Не откладывая в долгий ящик, девушки направились к выходу.
   - Эй, вы это куда? - крикнул Марвелл, зорко следивший за выходом из бара.
   - Сэр, мы сейчас вернемся, - пискнула Софи и изобразила на своём хорошеньком личике одну из тех жалостливых минок, что действуют на всех мужчин безотказно. - Пожалуйста, мистер Марвелл. Мы отлучимся буквально на минутку.
   Управляющий, только махнул рукой.
   - Не задерживайтесь. Работу никто не отменял.
   Миновав стойку бара, проскользнув между столами и мимо танцпола, девушки поднялись по широкой лестнице из полированного черного дерева и направились к двустворчатым дверям с роскошной разноцветной росписью. Едва открыв их, они услышали громкие встревоженные голоса.
   Мартини-бар "Капелла Рай" располагался напротив магазина по продаже сувениров. Здесь проходила центральная улица первой пассажирской палубы: двенадцать шагов в ширину и более двухсот метров в длину, выложенная красивой золотисто-коричневой плиткой. До потолка было метров пять. Мягкий золотистый свет исходил от ламп, стилизованных под различных морских обитателей, а по центру, как раз над улицей пролегала широкая полоса из прозрачного пластика, разделенная перекрытиям на отдельные секции. Выше располагалась следующая палуба, сквозь потолочное окно видны были балкончики кают-номеров. По обе стороны улицы теснились закусочные и питейные заведения, бутики и фитнес-салоны. Как обычно, было много народу. Но если раньше люди здесь неспешно прогуливались, то сейчас все передвигались ускоренным шагом, были встревожены и даже испуганы.
   Мимо девушек прошли человек десять мужчин и женщин все в спасательных жилетах. В животе Лэйлы появилась нехорошая такая тяжесть, а по спине пробежал холодок. Неужели судно тонет? Кошмар! Но ведь ничего об этом не сообщали. Софи, как и её подруга проводила группу встревоженным взглядом.
   В следующую секунду, над головами девушек, заставив их вздрогнуть раздался усиленный динамиками голос.
  
   - Господа, уважаемые пассажиры и гости "Повелителя морей", к вам обращается директор круиза Франсуа Бишо. Только что с мостика лайнера поступило чрезвычайное сообщение. Яхта, с которой произошло столкновение взорвалась. Предположительно из-за пожара в машинном отделении, когда пламя добралось до цистерн с топливом. По предварительным оценкам, разрушения правого борта значительны, но затопление судну не грозит. Из трюма идет автоматическая откачка проникшей туда воды. Ремонтные бригады уже там и вот-вот приступят к работе. Прошу всех сохранять спокойствие. Уже начата эвакуация с нижних пассажирских палуб. С первую по пятую включительно. Все находящиеся на палубах с 6-ой по 15-ую будут эвакуированы вторым этапом. Пассажирам этих палуб рекомендуем вернуться в свои каюты, персоналу и сотрудникам оставаться либо на рабочих местах, либо также пройти в свои каюты. Это на усмотрение администрации учреждений. Торопиться и волноваться незачем. Мы находимся недалеко от побережья одного из островов и скоро прибудут спасательные суда.
  
   - Ни черта себе, - пробормотала Софи. - Может, это сомалийцы диверсию устроили? И ведь, заметь, про пиратов ни слова, ни в первый раз, ни сейчас.
   - Может и правильно? - Лэйла пожала плечами. - Паники нам тут только не хватало.
   Сообщение Франсуа Бишо паники не вызвало. Но люди заметно встревожились. В центральной части улица начала пустеть. Посетители магазинов, салонов и прочих заведений потянулись на выход. Все спешили по своим каютам. Когда девушки вернулись в бар, он почти опустел. Несколько человек остались у стойки, где усиленно накачивались спиртным. Связь по-прежнему не работала. Это добавляло тревоги и нервозности. Через пятнадцать минут Марвелл собрал всех сотрудников бара, кроме Стива, оставшегося дежурить за стойкой и сказал:
   - Вот что, ребята, закрываемся. Никто не знает, что за дерьмо там твориться, но мне это очень не нравится. Давайте, наводим порядок и по своим каютам. Оденьте спасательные жилеты и будьте наготове.
   - Сэр, вы думаете, судно может все-таки затонуть? - спросил один из младших работников кухни филиппинец Санди.
   - Все может быть, - кивнул Марвелл, затем, повернувшись к шеф-повару Карлу Люсьену, добавил: - Ты, тут за всем присмотри, ладно. А я - к Бишо. Может, ещё, что-то важное узнаю.
  
  
  * * *
  
   Стас, Олег и Джейн бледные, с перекошенными от ужаса и отчаяния лицами смотрели на изуродованную взрывом яхту. Сколько бы ни оставалось ещё на судне людей, теперь все они были мертвы. Глаза Стаса защипало, все начало расплываться, сердце сдавила невыносимая тоска.
   - Андрюха! Вот черт... Андрюха!
   Олег взирал на дымящуюся груду металла мрачно, поджав губы и стиснув кулаки.
   - Идемте, - наконец произнёс он. - Тут опасно оставаться.
   Он был прав. Выброшенные взрывом мертвецы, и даже отдельные части их тел и не думали умирать. Зомби, сохранившие ноги начали подниматься, способные только ползти, двинулись в сторону живых с ужасающей целеустремленностью. Казалось, ничто не способно остановить их. Даже жар, становящийся все нестерпимее. В отдалении послышались резкий хлопки, словно лопались стеклянные трубки. Откуда-то густыми клубами повалил удушливый дым.
   Трое беглецов устремились к замеченной ими двери в дальнем конце помещения. На их счастье она оказалась открыта. Олег приготовился первым вступить в небольшой коридорчик, расположенный за дверью, как до него донесся удивленный и предостерегающий окрик Стаса. Обернувшись, Олег увидел, что друг показывает куда-то вверх. Там под потолком находилась шахта вентиляции, выход из которой закрывала решетка. Оттуда клубами выходил зеленоватый дым. В свете потолочных ламп он красиво искрился, частицы этого образования находились в непрестанном движении и тяжело оседали вниз.
   - Опять эти чертовы споры, - Олег зло сплюнул. - Сматываемся отсюда, пока они не налипли на одежду.
   - Но, как они попали в вентиляцию? - с беспокойством пробормотал Стас. - Понимаете, что это значит?
   - Что? - спросила Джейн.
   - А так, вы ведь не знаете!
   - Вы мне ничего не говорили, - заметила молодая женщина. - Давайте остановимся на минутку. Расскажите, что происходит? Почему люди на яхте стали так странно себя вести? Они были покрыты ранами, которые смертельны. Но при этом, продолжали двигаться. А та тварь, которую мы видели! Что это было?
   Стас и Олег быстро и сбивчиво рассказали ей все что произошло от момента, как их заперли в кают-компании до освобождения девушки из её комнаты. Джейн слушала молча. Лицо её было бледным, взгляды, которые она бросала на мужчин были наполнены страхом и переживанием. Наконец, она воскликнула:
   - О боже! Если эти споры каким-то образом поднимают мертвых и облака этой мерзости распространятся... Господи, что же тогда будет на корабле!
   - Вот и я про то, - кивнул Стас.
   - А если вдохнуть эти споры? Они способны убить?
   - Этого мы не знаем, - Стас покачал головой. - Одно могу сказать: быть рядом с этим дерьмом мне не хочется.
   - Так что, нам лучше поскорее свалить с этого корабля, - сказал Олег. - Предлагаю пройти до другого борта и там попытать счастья.
   - Но надо предупредить всех людей! - воскликнула Джейн.
   - Мы это сделаем, как только кого-нибудь встретим, - кивнул Стас.
   - А если попадется аппарат связи, сразу сообщим капитану, - добавил Олег.
  
  
  
  ГЛАВА 8
  
   На Центральном Торговом Променаде царили ужасающий шум и волнение. Первое сообщение Франсуа Бишо никого особо не встревожило, но когда раздался приглушенный грохот и ощутилась встряска, это вызвало у людей серьёзные опасения. Затем, директор круиза выступил повторно и его сообщение про взрыв, уже многих испугало основательно. Как и на всех других палубах, пассажиры начали покидать кафе и магазины, салоны и парки. Тут и там на дверях заведений стали появляться таблички с надписью "barred to the public".
   Из-за всей этой суеты и волнения никто не заметил, как в конце Променад- улицы, там где располагались служебные лифты появился странный человек. Шёл он медленно, раскачиваясь из стороны в сторону, но не так, как обычно передвигаются "перебравшие лишку". Движения его, не смотря на неестественность и несбалансированность, вместе с тем несли в себе признаки некоего автоматизма, словно шел не живой человек, а машина. Впечатление это усиливалось ещё и пугающей, просто шокирующей целеустремленностью, так не вязавшейся на первый взгляд со спотыкающейся походкой. На мужчине была ярко-желтая спецовка ремонтника. И весьма заметно, на куртке в районе плеч и верхней части спины выделялись темные расплывшиеся пятна. Воротник же, сплошь пропитался кровью. Спереди над левым карманом куртки был значок с именем: "Фрэнк Шольц".
   Глядя прямо перед собой немигающими, мутными глазами, ремонтник шел в сторону скопления людей. Чем ближе он подходил, тем движения его становились, словно бы нервными, нетерпеливыми, да и шаг Фрэнка Шольца ускорился. Лицо, искаженное судорогой было чудовищно бледно и страшно в своей застывшей неподвижности. Из уголка рта стекала вязкая струйка зеленоватой слюны.
  
  * * *
  
   Представление в аква- театре "Нептун" прервали, уже после первого сообщения Франсуа Бишо. Служащие, как обычно вежливые и обходительные начали налаживать организованный выход. Но людей было много и дело продвигалось медленно. Не успела выйти и половина, когда со стороны правого борта раздался грохот и пол под ногами дрогнул. Красивые декоративные вазы из искусственного хрусталя в виде морских раковин, установленные в стенных нишах - переливчато зазвенели. Толпа загудела, со всех сторон неслось на многих языках.
   "Что это! Что случилось! Господи! Это был взрыв, да? Что происходит? Корабль тонет?" С каждой минутой нервное напряжение в толпе возрастало. Работники театра, как могли успокаивали людей. Но признаки паники, уже начинали себя проявлять: плачь женщин и детей, злые, нервные возгласы, толкотня, всё более агрессивная, тут и там яростные выкрики и ругань. Внезапно раздался пронзительный женский крик и тут же мужской возглас, полный страха:
   - Боже! Исусе! Он её укусил!
   Людская масса всколыхнулась и совершенно вышла из-под контроля. Кто-то начал пятиться от выхода обратно, другие, напротив - напирать. Уже вышедшие в коридор, с криками побежали прочь, но это привело лишь к тому, что нескольких человек сбили с ног. Один пожилой мужчина так и не поднялся. Шагах в двадцати от него молодая женщина, пронзительно крича и заливаясь слезами, подхватить с пола своего маленького ребенка, но бегущие всякий раз задевали истошно кричащую малышку ногами. Доставалось и матери. У самого выхода толпа немного рассеялась, точнее, образовала круг вокруг двух катающихся по полу людей. Это были женщина средних лет, одетая в фиолетовое вечернее платье и мужчина в ярко-желтой спецовке ремонтника. На значке, приколотом над левым карманом куртки было его имя: "Джон Форман".
   Ремонтник стискивал обеими руками горло женщины, а зубами вгрызался ей в щеку. Она хрипела и пыталась оттолкнуть напавшего, кровь хлестала, заливая лицо агрессора и его жертвы. Один из мужчин, высокий белокурый швед после секундного замешательства бросился даме на помощь. Ему удалось разжать пальцы Джона Формана, при этом швед поразился, какие они жесткие и холодные, словно одеревенелые от мороза. Повсюду, уже распространялась паника. Все истошно кричали, начали толкаться и протискиваться к выходу. Служащие пытались успокоить людей, но это никак не удавалось.
   Внезапно из бассейна, где давали представление всеобщие любимцы: морские котики и дельфины, сивучи и даже огромные моржи раздался такой ужасающий крик, что все на мгновение оцепенели. А потом, толпа людей рванулась прочь. Теперь, даже те, кто ещё пытался сохранять спокойствие, от ужаса потеряли над собой контроль. Крик повторился, он был полон боли и отчаяния и не мог принадлежать человеку. Один из служащих, бежавший между рядами кресел оглянулся. От изумления рот его открылся. Одна из женщин, погибшая на его глазах всего пару минут назад, теперь был в бассейне. Там, вцепившись руками в спину дельфина, она яростно грызла его спинной плавник. Её собственная кровоточащая рана на горле, нанесённая чьими-то зубами, женщину совершенно не заботила. Обезумевшее от боли и ужаса животное металось из стороны в сторону. И кричало, кричало в смертной тоске. Вода в бассейне ходила ходуном и вздымалась волнами, кровь хлестала во все стороны. Ещё один человек - мужчина, лежавший до этого неподвижно начал подниматься. Вот, выпрямившись, он сделал пару неуверенных шагов. Затем, не раздумывая, прыгнул в бассейн. Его жертвой стал средних размеров морской котик. Мужчина вцепился зубами ему прямо в глаз. Животное взревело, заметалось, резко мотнуло головой. Напавший отлетел в сторону, и с размаху, приложился спиной о край бассейна. Всякий человек после такого удара, как минимум получил бы тяжёлую травму и не смог бы двигаться, но мужчина, поднялся, как ни в чём не бывало и напал на сивуча, который пытался выбраться из бассейна.
   Бежавшие люди начали скапливаться возле ограждения в форме высокой арки - она отделяла аква-театр от остальной части Променада. Здесь была металлическая дверь и двое служащих, силясь перекричать толпу, пытались наладить организованный проход. Но совершенно потеряв от ужаса голову, бежавшие зрители напирали всей массой. Было уже много задавленных и растоптанных, умирали люди и от нехватки воздуха. Ноги скользили в крови, задевали о лежавшие тела, кто-то падал, кого-то затеял драку, совершенно отчаявшись добраться до выхода. Ограждение гудело и сотрясалось и даже возникли опасения, что оно может рухнуть. В дверь порой пытались протиснуться сразу несколько человек, отчего давка только усиливалась, а движение тормозилось. Люди ругались, рвали на себе одежду, наносили друг другу яростные удары. Мужчины и не думали пропускать женщин, даже с маленькими детьми на руках. Зачастую их бесцеремонно отшвыривали в сторону. Страх и стремление спасти собственную жизнь мгновенно сорвали с людей всегда такой тонкий и ненадежный налёт порядочности и цивилизованности. Толпа превратилась в обезумевших от ужаса животных.
   Служащие всё менее могли контролировать это паническое бегство. Поначалу они пытались первыми пропускать женщин, детей и пожилых людей, но вскоре это стало невозможно. Более того, некоторые из мужчин начали угрожать членам экипажа расправой, если их попытаются задержать.
   - Что будем делать?! - в отчаянии воскликнул молодой парень по имени Трэвис. - Они там давят друг друга! Они не желают проходить по очереди!
   - К чёрту! - заорал его более старший напарник Уильям. - Мы сделали всё что могли!
   - Но мы не можем всё оставить на самотёк! - взвыл Трэвис. - Жертв будет ещё больше!
   Уильям вдруг схватил его за руку. Трэвис, даже отшатнулся, увидев глаза товарища - страшные, совершено дикие.
   - Мы сами должны бежать! Ты видел, что началось? Мертвые оживают!
   - Я не... Как? Господи! Ты думаешь, оживают?
   - А что еще, по-твоему происходит?
   - Может это помешательство или какое-нибудь бешенство?
   - Люди с разорванными глотками поднимаются! Какое к черту бешенство?! Это зомби! Валим отсюда!
   Трэвис резко обернулся. Окинув беспомощным взглядом Променад, заполненный сотнями кричащих и бегущих людей, он вновь обратил своё внимание на вход в арочной перегородке. По ту сторону осталось ещё около сотни человек! Но их, уже начали атаковать. На тех, кто стоял дальше всего от двери набросились несколько человек минуту назад лежавшие неподвижно в лужах собственной крови. И в довершении всего в толпу врезался здоровенный сивуч. Он выбрался из бассейна и устремился на толпу давя или расшвыривая все, что попадется по пути. Животное было сплошь покрыто кровью, в боках его зияли ужасные раны, словно кто-то гигантскими щипцами вырвал целые шмоты мяса, так что местами даже были видны обнажившиеся ребра сивуча. Скорее всего, это была работа другого самца или же двух крупных северо-морских котиков. Боже! Неужели и животных поразило бешенство. Если так, нельзя их выпускать! Нельзя ни в кое случае!
   Трэвис ударил одного мужчину в лицо и заставил его отпрянуть назад. Затем, резким движением захлопнул дверь и повернул язычок замка. С той стороны перегородки раздался оглушительный рёв толпы. От удара вся арка задрожал, но выдержала. А затем начались такие душераздирающие крики, что Тревас, закрыв глаза и зажав уши руками, помчался прочь. Уильям едва поспевал за ним.
  
  
  * * *
  
   Пришло время принимать сложное решение об эвакуации судна. Несмотря на то, что затопление "Повелителю морей" не грозило, а пожар так или иначе будет ликвидирован, он не имел права рисковать жизнями более семи тысяч человек, находившихся сейчас на лайнере. Итак, пора начинать. Нельзя терять драгоценного времени. Джеральд Торнсвайт уже собрался было отдавать соответствующие распоряжения офицерам, как вновь ожил аппарат связи. Из трубки раздался перепуганный голос директора круиза.
   - Сэр началась паника! Мне докладывают, что люди с первой, второй и третьей пассажирских палуб бегут вниз на шлюпочную палубу!
   - Что?! - вскричал капитан.
   - Ужасная паника! Просто кошмар! Я сам ничего понять не могу! Мне докладывают что во все помещения через систему вентиляции проник какой-то странный зеленоватый газ. Он якобы состоит из каких-то микроорганизмов! Приходят сообщения о многочисленных нападениях и убийствах!
   - Нападения... Убийства? - Джеральд Торнсвайд буквально изменился в лице. - Что черт возьми происходит? Объясните толком! Кто на кого нападает?
   - Сэр, мне самому в это трудно поверить, но похоже... Похоже происходит какое-то массовое безумие. Люди... Пассажиры нападают друг на друга. Боюсь, это помешательство вызвано тем самым газом.
   Тут, к капитану подбежал один из операторов связи и сообщил, что с ним срочно хочет поговорить главный судовой врач Рейнолд Линс. Капитан кивнул и велел переключить его на медблок.
   Рейнолд Линс, всегда отличался взвешенностью и хладнокровием. Речь его обычно была неторопливая, четкая с ясным изложением сути. И в этот раз голос врача, был вроде, как спокоен, но Торнсвайт , таки уловил в тоне старины Линса не присущую ему взволнованность и напряженность. Врач сообщил:
   - Сэр, не сочтите мои слова помешательством. Я тридцать пять лет отдал медицине и моя квалификация позволяет мне со всей серьезностью...
   - Ближе к делу, Линс! - вскричал капитан.
   - Сэр, оживают мертвые. Оживают и нападаю на людей.
   Джеральд Торнсвайт на минуту потерял дар речи. Мысли в его голове завертелись, как бешеная карусель, ладонь и пальцы, сжимавшие трубку стали скользкими от холодного пота. Наконец, после затянувшейся паузы он спросил хриплым осевшим голосом:
   - Мистер Линс, вы уверены? Вы это сами видели?
   - Мне об этом сообщил один из моих помощников доктор Крамси. В 20.45 он позвонил из корабельного морга и сказал, что к жизни вернулся Майкл Мэррон, умерший накануне от инсульта. Биологическая смерть была определена со стопроцентной вероятностью. Но Мэррон внезапно поднялся и напал на Крамси, пока тот занимался бальзамированием тела Амелии Грэмшоу. Но этого мало, пожилая леди, тоже ожила и пока Крэмси боролся с Мэрроном укусила его за руку. Крамси удалось вырваться и он запер дверь в помещение морга. После позвонил мне. Я прибыл в морг в 21.20.. Со мной были, также доктор Антуан Эжон и трое санитаров. Крамси открыл дверь морга, а когда мы вошли внутрь Мэррон и Амелия Грэмшоу напали на нас. На просьбы успокоиться они не реагировали. Двоих санитаров покусали. Пациентов с большим трудом удалось привязать к столу, после чего я произвёл вскрытие миссис Грэмшоу.
   - Что?! - вскричал капитан. - Её супруг просил не делать этого на судне!
   - Я помню о его просьбе. Но ситуация сложилась чрезвычайная. Сейчас я разговариваю с вами и стою прямо перед столом. На данный момент произвел вскрытие брюшной полости и грудной клетки, извлек сердце и часть кишечника. Амелия Грэмшоу жива, если так можно выразиться. Все произведенные мною манипуляции на нее никак не повлияли. Похоже она совсем не чувствует боли и на лицо все признаки начинающегося разложения, что исключает вероятность даже клинической смерти или какого-либо другого пограничного состояния. То есть, она абсолютно мертва, по всем известным нам законам науки. Но вместе с тем, она реагирует на мое присутствие и присутствие моих коллег. Всё время пытается вырваться, дотянуться и укусить. Сейчас я приступлю к вскрытию черепа, а после займусь мистером Мэрроном. Кстати, хочу сообщить о любопытном обстоятельстве. Органы и внутренняя полость покрыты страной зеленой массой, что-то вроде пыльцы. Но судя по всему это микроорганизмы - они достаточно быстро передвигаются. Кошмарное зрелище. Органы, словно сами по себе живые и шевелятся.
   Капитан слушал доктора молча. Что он ещё мог сказать? Все, что было сообщено, звучало дико и невероятно. Наконец, с трудом сглотнув, Джеральд Торнсвайт спросил:
   - Как чувствуют себя Крамси и санитары?
   - Санитары пока нормально, а вот Крамси немного не в себе. Оно и понятно. Столкнуться с таким феноменом и сохранить при этом спокойствие просто не возможно. Ещё, он жалуется на тошноту и легкое головокружение. Рана его, сама по себе не опасна, физическое же недомогание я думаю связано с интоксикацией. Сэр, эти микроорганизмы... Я не знаю, что это такое и откуда они взялись. Рекомендую начать эвакуацию пассажиров и переместить их на две верхние палубы.
   - Линс, скажите, а не может быть как-то связано то, что произошло с мистером Мэрроном и миссис Грэмшоу с газом, который начал распространяться через вентиляцию?
   - Впервые об этом слышу! - воскликнул Рэйнолд. - Что за газ? Откуда?
   - Этого я не знаю. До вас со мной говорил Франсуа, он сообщил о зеленоватом газе, состоящим вроде бы из каких-то микроорганизмов! Боюсь тех же самых, которые обнаружили вы.
   - Вот чёрт! И когда же это случилось?
   - Не так давно и пока на трех технических и трех нижних пассажирских палубах. Также, ко мне поступили сообщения о нападениях одних пассажиров на других.
   - Все ещё хуже, чем я думал, - пробормотал Рэйнолд Линс. - Отключите систему вентиляции и срочно эвакуируйте людей, начиная с четвертой пассажирской палубы! Всё что находится ниже необходимо изолировать. Полный карантин!
   - Что вы говорите! - вскричал капитан. - Предлагаете запереть более трех тысяч человек?
   - Мы столкнулись с каким-то неизвестным и чрезвычайно опасны вирусом, сэр, - произнес доктор. Голос его дрогнул и в нем послышался не скрываемый страх. - Необходимо предотвратить распространение эпидемии любыми средствами.
   - Линс вы часом не свихнулись? - заорал Торнсвайт. - У нас тысячи людей на борту! Какой к дьяволу карантин? Я собираюсь отдать приказ о начале эвакуации!
   - Боюсь, это серьезная ошибка сэр. По моим наблюдениям и первым впечатлениям, я готов сделать уже некоторые выводы. И они не утешительны.
   - Черт возьми, Линс, не сейчас! Нет времени на дискуссию! - рявкнул Торнсвайт и отключил связь с медблоком.
   Но тут, на связь снова вышел Франсуа Бишо.
   - Сэр, офицеры с нижних палуб докладывают, что не в состоянии контролировать ситуацию. Особенно всё плохо на шлюпочной палубе.
   - Я направлю туда ещё несколько офицеров и отряд матросов! - закричал Торнсвайт. - Нельзя допускать паники! Передайте это всем Бишо! Пусть ваши сотрудники всё объяснят людям! У них есть подготовка, есть инструкции на такие случаи. Пассажиры напуганы, я понимаю, но мы, то, не должны терять головы! Сейчас всё зависит только от нас! От нашего экипажа!
  
  
  * * *
  
   На палубе Љ 4, называемой обычно шлюпочной в полутьме метались сотни людей. Где-то оказалась повреждённой проводка, возможно из-за недавнего взрыва и пожара на третьей палубе. Даже там, где лампы ещё горели, свет был тусклым и часто мигал.
   Здесь в основном собрались пассажиры, склонные поддаваться панике сильнее и быстрее других. На многих были надеты спасательные жилеты, кто-то даже держал в руках упакованные чемоданы и сумки. Мужчины орали и ругались, женщины прижимали к себе плачущих детей.
   - Назад! - кричал офицер в белой рубашке, строгих темно-фиолетовых брюках, но без фуражки. Головной убор упал и затерялся где-то под ногами напирающей толпы. Все рвались через металлические заграждения и турникеты к бортовым кабинам, откуда можно было пройти в спасательные боты. Два десятка матросов, всеми проклинаемые, осыпаемые ругательствами и оскорблениями, мужественно сдерживали толпу. Но надолго ли им удаться сохранять контроль над ситуацией? Пассажиров было человек триста, но постоянно подходили ещё и ещё.
   - Пройдите к другому борту, пожалуйста! - надрывался офицер. - Там тоже есть спасательные боты!
   - Лжёшь! - закричал какой-то упитанный краснолицый толстяк. - Я слышал, что по правому борту уничтожены все боты! Вы хотите захватить оставшиеся и сами спастись!
   Толпа возмущенно заревела. Оправдания офицера совершенно потонули в этом оглушающем шуме.
   - У меня 18 номер и левый борт! - завопила средних лет женщина со всклоченными волосами и разорванном на плече платье. - Почему я должна идти к правой стороне? Я ни кому не уступлю своё место!
   И на этот раз толпа взорвалась возмущёнными криками, но теперь многие из пассажиров начали ругаться друг с другом. Кое-где даже вспыхнули потасовки.
   -На нас напали! - раздался вдруг истошный вопль из задних рядов. - Боже, мою жену укусили!
   Это стало последней каплей. Началась дикая паника. Оцепление из матросов было смято, причём многие из них упали и оказались под ногами обезумевшей толпы. Кто-то ударил офицера в лицо. Женщину в разорванном платье опрокинули и затоптали. Внезапно, перекрывая все остальные крики раздался чей-то душераздирающий визг. Но пару секунд спустя он резко оборвался и перешёл в сдавленный хрип.
   Женский плач, вопли детей, брань мужчин и призывы соблюдать порядок - все это слилось в единую ужасающую симфонию катастрофы, массовой истерии и паники. Раненые, затоптанные и раздавленные насмерть, исчислялись десятками.
   Офицер поднялся с пола. Перед глазами всё плыло, взор застилала желтая пелена. Он поднёс руку к губам и тут же отдёрнул её, ощутив на пальцах липкую влагу. Но вот в глазах стало немного проясняться. Прямо перед собой он увидел лежавшего на спине мужчину с окровавленной головой. Рядом с ним примостилась девушка в легкой блузке и коротенькой юбке. Лицо её было в крови. Она вытягивала из разорванного живота мужчины зеленовато-розовые ленты кишок и жадно впивалась в них зубами.
   К горлу подкатила тошнота, в ушах стоял звон и было состояние какого-то полного отупения. Вокруг пронзительно кричали, слышны были стоны, хрипы и отчаянные призывы о помощи. Преодолев слабость, офицер поднялся и в это мгновение сзади на него набросился высокий мужчина в футболке и шортах. Правая сторона его лица выглядела, как фарш вперемежку с кусками кожи и волос. На правой руке не хватало двух пальцев, оторванных по первую фалангу. Разинув рот, мужчина вонзил зубы офицеру в незащищенную шею. И оба они упали на пол в огромную лужу крови.
   В полутьме дико метались тени, обреченные, дезориентированные пассажиры гибли в муках, вся палуба была завалена телами, а из вентиляционных шахты, расположенных на стенах и потолке неспешно выплывали зеленоватые, слегка фосфоресцирующие во мраке облака спор. Они чувствовали кровь и тела, чувствовали смерть повсюду. Возбужденные этой аурой страданий и повсеместной гибели, споры нервно пульсировали, сталкивались друг с другой, роились и растекались во всех направлениях, чтобы, наконец, добраться до вожделенной, ещё теплой плоти.
  
  * * *
  
   Подняться на лифте с третьей палубы на четвёртую не получилось. То ли, все лифты вышли из строя, то ли были преднамеренно отключены. Стас склонялся к последней версии.
   Как бы там ни было, попасть наверх было необходимо. Пришлось искать иной путь. Миновав служебный коридор, беглецы вышли к лестнице, ведущей на четвертую палубу. Стас выбросил автомат, поскольку магазин, уже давно опустел и по примеру Олега вооружился топором. Это оружие оказалось намного эффективнее в борьбе с мертвецами.
   - Нужно отрубать этим тварям головы, - сказал Олег. - Без башки, они не смогут причинить вред.
   Его слова полностью подтвердились при столкновении с первым же ожившим. Зомби - высокий лысоватый мужчина в футболке и шортах спускался по лестнице. Лицо его от переносицы до подбородка было сплошь покрыто подсохшей кровяной коркой. Обе губы и нос напрочь оторваны, горло в районе кадыка прокушено. Белая футболка спереди стала багрово-черной.
   - Вот, черт, - пробормотал Стас. - Откуда принесло тебя, урод?
   Джейн смотрела на приближающегося мертвого каннибала, словно кролик на удава. Сильнейший страх, сковывал её тело всякий раз, как она видела ожившего. Руки и ноги становилось ватным и одновременно, как будто бы наливалось свинцом. Этот раз не был исключением. Стас вынужден был поддержать молодую женщину, поскольку она едва стояла на ногах.
   - Смотрите, - сказал Олег и шагнул вперёд на встречу мужчине.
   Увидев, а скорее как-то учуяв живых, мертвец чуть ускорил свой шаг. Поднятые руки потянулись к Олегу. Тот размахнулся и одним точным ударом отсек голову мертвому каннибалу. Джейн сдавленно вскрикнула, когда голова с разинутым ртом и застывшими мутными глазами подлетела вверх и после, шмякнувшись о стену, оставив на ней кровавые брызги, покатилась вниз по ступеням. Тело, словно наткнулось на невидимую стену. Сначала, оно замерло, а затем начало слепо и хаотично тыкаться туда-сюда и бестолково размахивать руками.
   - Поднимайтесь и прижимайтесь к стенке, - сказал Олег.
   Стас и Джейн, опасливо косясь на тело, пробежали мимо него и оказались на несколько ступенек выше. Олег пнул безголовый труп ногой. Потеряв равновесие, он рухнул с лестницы вниз.
   Но едва шум от падения тела стих, до слуха беглецов донёсся звук неторопливых шагов. Кто-то ещё спускался сверху им навстречу. Шаги были характерные, уже узнаваемые.
   - Встречаем гостей, - шепнул Олег.
   Стас ободряюще улыбнулся Джейн и сказал:
   - Постой, пока здесь. Мы разберёмся и пойдём дальше.
   Молодая англичанка кивнула и даже спустилась на пару ступенек ниже, чтобы не мешать.
   На этот раз мертвецов было двое: мужчина и женщина. Оба преклонных лет. Но имело ли это значение? Люди, ставшие зомби в более молодом возрасте... Были ли они сильнее и быстрее, а значит опаснее? На такие наблюдения, ни у Стаса, ни у Олега времени не нашлось. Единственное, что мог сказать Олег это то, что более тонкая шея женщин перерубается легче. Слава богу, им ещё ни попался обратившийся в зомби бодибилдер, борец или штангист. Таким едва ли снесешь голову одним ударом.
   У мертвой старушки была прокушена левая щека и на правой руке не хватало двух пальцев по вторую фалангу. Рот и нос вымазаны в крови, но судя по всему не в своей. Своя натекла за воротник блузки. Окровавленные зубы, половина из которых вставные, тоже заляпаны кровью. Видать, отведала старушка человечины.
   Пожилой джентльмен, в явно дорогом фирменном костюме серого цвета видимых повреждений не имел. Но то что он мертв не вызывало сомнений. Таких, ничего не выражающих, застывших глаз не может быть у живого, даже у слепца от рождения.
   Узкая лестница не позволила напасть на зомби одновременно. Размахнуться топором тут мог только один человек.
   - Нужно их по отдельности, - сказал Олег, нервно поджав губы. - Старуху я оттяну вперед, а ты мимо неё пробеги и завали этого... от Версачи.
   Стас энергично, с самым решительным видом кивнул, хотя ладони его от страха и волнения изрядно вспотели.
   Старуха оставила позади поворот лестницы. Второй зомби всё ещё был на небольшой площадке, разделявший лестничные пролёты. Олег резко выбросил руку вперед в направлении старухи и вцепился в рукав ее блузки. Рванул на себя. Она не удержалась на ногах и упала лицом вниз, ударившись о ступеньку. Стас перескочил через женщину и преодолев две ступени, отделявшие её от мертвого старика, атаковал последнего, целясь в шею. Но оказалось, что к большому пожарному топору, который приходилось держать обеими руками, нужно было приноровиться. Вместо того, чтобы прорубить шею, лезвие с тошнотворным хрустом вонзилось в левую скулу мертвеца.
   - Бля! Мать твою!
   Стас выдернул топор. Старик повалился на бок, но сразу же начал подниматься. Из огромной, ужасной раны кровь так и хлестала. Из-за рассеченной кожи и прорубленных до самой глотки мышц лицо мертвеца деформировалось, сползло с левой стороны вниз и при каждом движении верхняя часть головы болталась туда-сюда. Но такие пустяки вовсе не беспокоили зомби.
   Стас ударил снова, целясь на этот раз ниже. Теперь, лезвие вошло точно в шею, рассекло ее и с приглушенным хрустом перерубило позвоночник. Мертвец сильно пошатнулся и с грохотом приложился спиной о металлическую стенку, которую, тут же окатило фонтаном крови. Теперь, голова зомби держалась, лишь на мышцах с правой стороны шеи. Но она не могла удержаться в вертикальном положении и завалилась в бок. Тело поволокло туда же - в результате мертвый старик тяжело осел в самый угол площадки.
   Между тем, прижав старуху ногой к лестнице Олег, без проблем отделил её голову от тела. Подпрыгивая на ступеньках, она отправилась вниз.
   -Всё! Бежим, быстрее!
   Олег схватил Джейн за руку и они, перепрыгнув через подергивающееся тело старухи, влетели на площадку где их ждал Стас.
   - Что у тебя?
   Он мельком взглянул на старика-зомби. Потом, переложив топор в левую руку, правой взялся за седые волосы. Потянув вверх, Олег чуть приподнял голову мертвеца.
   - Переруби.
   Стас ударил топором в пол силы, что оказалось вполне достаточным. Олег поднял отделенную голову на уровень своего лица. Глаза старика все такие же мутные, по-прежнему были застывшими, челюсти слегка сходились и расходились, подчиняясь последнему из инстинктов - рвать чью-то плоть. На обескровленных губах выступила зеленоватая слизь. Олег выбросил голову в пролет, образованный поворотом лестницы и сказал:
   - Нам нужно поспешить. Драться тут неудобно. А если подвалит целая толпа этой нечести, нам вообще придется отступать.
   Спорить никто не стал. Оставив беспомощное тело старика позади, беглецы быстро преодолели оставшуюся часть лестницы. На этом отрезке пути мертвецы им больше не повстречались.
  
  
  
  ГЛАВА 9
  
   Сообщения, одно кошмарнее другого приходили на командный мостик каждую минуту. Локальные аварии, выход из строя энергосистем, обрыв линий связи, тут и там отключение электричества. А самое главное: нападения, убийства, суицид, каннибализм. Вирус, или что бы это ни было, поразивший некоторых пассажиров и членов команды превратил их в неуправляемые машины для убийства. Но, несмотря на доклад Рэйнолда Линса, не смотря на многочисленные сообщения из разных частей судна, подтверждающих слова судового главврача, капитан долго не мог поверить, что мертвые возвращаются к жизни. Это не укладывалось в голове. Это противоречило всякой логике и здравому смыслу.
   Вместе с тем, как ни абсурдно звучали сообщения об оживших мертвецах, на "Повелителе морей" воцарился кровавый хаос. Убийства следовали одно за другим, некоторые из пассажиров пожилого возраста от страха и переживаний умирали сами и всюду куда проникали странные облака зеленоватых спор происходило одно и тоже: мертвые оживали, начинали искать живых, чтобы убить их и пожирать их плоть. Но если бы проблема была только в этих чертовых спорах!
   Вскоре стало известно, что укусы мертвецов, даже легкие царапины, оставленные их зубами приводят к скоротечной мучительной болезни и быстрой смерти, после чего умерший раненый, также оживал и превращался в кровожадного каннибала. И само собой такими становились те, кого загрызли насмерть и не успели обглодать дочиста.
   Чтобы воочию убедиться в происходящем, Джеральд Торнсвайт прошел на центральный пост охраны, расположенный здесь же на мостике. На многочисленных экранах было видно все, что запечатлевали видеокамеры, установленные на всех палубах, в коридорах и во многих помещениях. Потрясенный капитан наблюдал, как окровавленные люди бродили по коридорам и пассажирским проходам на палубах. Кто-то из них ломился в запертые двери кают, чувствуя за преградой вожделенную живую плоть. Толпами они собирались у дверей магазинов и учреждений, где по-видимому, также нашли убежище живые. На глазах ошарашенного капитана ожил труп одной официантки. Девушка получила серьёзную рану в шею, но даже обливаясь кровью сумела вырваться и убежать. Спряталась она в магазине женского белья за прилавком. Здесь же беглянка и умерла и здесь же её воскрешение запечатлела видеокамера, установленная над прилавком на стене. Тело, лежавшее без признаков жизни минут десять, внезапно начало дергать руками и ногами, при этом взгляд помутневших глаз оставался неподвижным. Затем, официантка поднялась и, пошатываясь, направилась к выходу из помещения. Двигалась она медленно, с трудом, но безошибочно отыскала дверь. И только тут начались проблемы. Еще будучи живой, забегая внутрь магазина, девушка захлопнула за собой дверь. Теперь, став зомби она не могла выйти: элементарно повернуть ручку оказалось ей не под силу, точнее не по разуму.
   Затем, на одном из экранов капитан увидел блондинку лет тридцати в одном нижнем белье. Её преследовали двое мужчин с изуродованными лицами и искусанными руками. Двигались они медленно и женщина наверняка смогла бы спастись от них, но что-то заставило её остановится и попятиться. На лице блондинки застыло выражение дикого ужаса. Ноги её подкосились. В пределах видимости появились ещё три мертвеца, бредущие ей навстречу, что и явилось причиной того, что она не побежала дальше в выбранном ею направлении. Блондинка метнулась в обратную сторону, но несколько драгоценных секунд были ею потеряны. Один из мертвецов вцепился ей в руку. Женщина начала отчаянно вырываться, рот её открылся в немом крике (звук с видеокамер не передавался). К борющейся паре подошел ещё один из мертвецов - абсолютно голый толстяк левая половина лица которого была обглодана почти до кости. Он впился зубами блондинке в плечо. Сильной струей ударила кровь.
   Джеральд Торнсвайт отвернулся с искаженным лицом и встретился глазами с несколькими своими офицерами. Все они были бледны и выглядели не менее потрясенными чем их руководитель. Капитану понадобилось с полминуты, чтобы взять себя в руки и выслушать очередную порцию докладов и сообщений.
   Была, лишь одна хорошая новость: пожар на третьей палубе удалось локализовать, путем перекрытия подачи воздуха в отдельные секторы. Если бы не чрезвычайная ситуация на четвертой, пятой и шестой палубах, где сейчас творилось черт знает что, в машинное отделение можно было бы отправить группы пожарных и ремонтников. Глядишь, к рассвету огонь удалось бы усмирить. Но капитан Джеральд Торнсвайт после всего увиденного не хотел рисковать жизнями своих людей. Две группы, направленные было на шестую палубу, чтобы привести оттуда пассажиров, подверглись со стороны тех, кого нужно было спасать нападению. В результате трое матросов были серьезно ранены. А именно - укушены. Их немедленно отправили в медблок. Там, уже было человек пятьдесят из числа пассажиров. Все до единого покусаны. Рэйнолд Линс связался с капитаном и сообщил:
   - Сэр, уже заняты все койки и кресла, раненых приходится укладывать на пол, но скоро и там свободных мест не останется. Я и мои помощники не успеваем делать перевязки и останавливать кровотечения.
   - Что вы предлагаете, мистер Линс? - раздраженно спросил Джеральд Торнсвайт.
   - Эпидемию нам остановить не удастся, - тяжело вздохнув, произнёс врач. - Все раненые потенциально опасны. Я и мои помощники, с учетом того, что мы имели тесный контакт с инфицированными собираемся изолировать себя в медблоке. Это решение каждый принял для себя добровольно и с полной ответственностью. Мы просим передать нашим родным, что любим их...
   - Что?! - вскричал капитан, перебивая врача. - Что вы несёте, Линс! Вы собираетесь запереться там с ранеными? Да вы с ума сошли!
   - Вовсе нет, сэр, я в абсолютно здравом уме. Повторюсь - решение было обдуманным и взвешенным.
   - А как же пассажиры?! - капитан едва не задохнулся от возмущения. - Они ведь надеются на помощь! Ваше решение, черт возьми... Ваше право, безусловно распоряжаться собственной жизнью! А о правах доставленных к вам раненых вы подумали? Желают ли они изоляции? На их судьбу вам наплевать?
   - У них всех теперь одна судьба - стать мертвыми каннибалами, - жестко ответил врач. - Мой помощник Крамси очень плох и находится при смерти. Та же ситуация ещё с семью пассажирам. Два санитара у которых были незначительные укусы, теперь испытывают сильнейшее недомогание. Сэр, не пройдёт и часа, как здесь будет с десяток оживших. А потом ещё с полсотни. Их не может остановить даже пуля! Но через стальные двери они не прорвутся. Так, мы изолируем хотя бы одну группу этих тварей.
   - Черт возьми, Линс! - вскричал капитан. - При других обстоятельствах, я бы ваше геройство ставил в пример другим. Но сейчас... Раненых все больше и больше! Что мне с ними делать?
   - Им уже не помочь, сэр. На всё божья воля. Постарайтесь спастись сами. Вы ведь сейчас на мостике, так? Вот и оставайтесь там. Те, кто сейчас в надстройках верхней палубы ещё имеют шансы выжить, если изолируют себя. Главное, чтобы среди них не оказалось укушенных. Мой вам совет - никуда не выходите и избавьтесь от всех раненых, если такие есть. И ещё... если возможно, перекройте все доступы на верхнюю палубу. Никто не должен подняться на неё. Всё ниже верхней палубы должно быть изолировано. Полная консервация судна!
   - Это безумие! - волна ледяного ужаса окатила капитана, едва он представил, как лайнер превращается в тюрьму и одновременно в склеп для тысяч людей: мужчин, женщин, детишек. - Линс, вы говорите невозможные вещи... Я не могу пойти на такое! Слышите, не могу! Вам там удобно в медблоке рекомендации давать! Изолируйте, мол и вся проблема решена! Черта с два, мистер Линс! Как скажите быть с теми, кто выпрыгнул с балконов прямо в воду? Таких случаев очень много. Родители в отчаянии бросают собственных детей в море, лишь бы тех не разорвали на куски, выпрыгивают сами... Вы можете сказать, каков среди них процент раненых и инфицированных? И что будет, если получившие укусы доберутся до населенных островов?
   - Боже! - вскричал врач. - Я не подумал об этом! Как далеко до ближайшего берега?
   - До ближайшего пара миль. Но это безлюдный остров. А территория с населением примерно в шестидесяти пяти милях от нашего местоположения.
   - Я не знаю что сказать, - голос медика дрогнул. - Если хотя бы один из зараженных... Этого нельзя допустить!
   - Мы ничего не сможем сделать, - пожал Торнсвайт плечами. - Сейчас в море где-то около трёх сотен человек. И это очень приблизительное число. Скорее всего, больше. С учетом этого может, вы подумаете мистер Линс и предложите нечто иное, чем изоляцию, поскольку в ней нет смысла.
   - Сэр, вы капитан и решать, как поступить - вам, - произнёс Рэйнолд Линс усталым голосом в котором слышалась ещё и пугающая обреченность. - Помните только об одном, на вас теперь лежит огромная ответственность.
   - Неужели ничего нельзя сделать? - прошептал Торнсвайт с отчаянием. - Неужели это нельзя остановить?
   - Сейчас нет, сэр. Вирус, так его назовём, совершено неизвестен современной медицине, крайне агрессивен и стремительно распространяется. Боюсь, что все, кто хоть как-то контактировал с инфицированными обречены. Вот почему я, не смотря на то, что не был укушен остаюсь в медблоке. Сэр, я знаю, вы на это не пойдёте, но я скажу прямо: ради спасения всего человечества было бы правильно полностью уничтожить судно со всеми, кто сейчас на борту, а потом отыскать и уничтожить всех, кто выбросился в море. Возможно, вода, как-то нейтрализует вирус или его носитель погибнет. Но не стоит на это рассчитывать.
   - Невозможно, - прошептал капитан. - Безумие... Я обязан спасти людей. Столько, сколько смогу.
   В помещении воцарилась тишина. Подчиненные ждали распоряжений. Капитан приказал связать его с руководством CTF 151. Разговор длился минут пятнадцать. Наконец, выйдя из рубки связи Джеральд Торнсвайт, сказал:
   - Военные в курсе сложившейся ситуации. Наша задача - продолжить эвакуацию. Руперт, Майлз, - обратился он к двум офицерам, - возьмите ваших людей и спускайтесь вниз на двенадцатую палубу. Она станет нашей линией обороны. В первую очередь заблокируйте все лестницы и ходы, ведущие с одиннадцатой палубы. Никто не должен оттуда подняться. Никто! Слышите?
   Повернувшись к другому офицеру, капитан приказал:
   - Вы, Аренсон со своими людьми начинайте выводить всех с двенадцатой, тринадцатой и четырнадцатой палуб. Осмотрите каждую каюту, каждое помещение, каждый закоулок. Распределите людей по группам, составьте поименные списки. Все должны быть на пятнадцатой палубе не позже, чем через час - полтора. Мы разместим пассажиров в надстройках, в переходах между ними и даже здесь на мостике.
   - Всем всё равно не хватит места, - заметил директор круиза Бишо.
   - Я понимаю, - кивнул капитан. - На палубе под открытым небом останутся добровольцы и члены экипажа. Наша задача, господа собрать наверху всех, кого сможем. Это существенно облегчит эвакуацию, когда на рассвете прибудут вертолеты.
   - Вертолеты? - удивился директор круиза.
   - Да, мсье Бишо. Прорваться на четвертую шлюпочную палубу невозможно. Это теперь очевидно. Поэтому эвакуация людей будет осуществлена прямо с верхней палубы. Нам готовы оказать помощь американцы, русские, береговая служба Сейшельской республики и наши соотечественники британцы. Они будут здесь на рассвете.
   - А что будет с людьми ниже двенадцатой палубы? - спросил Бишо. Голос француза дрожал от еле сдерживаемого возмущения. - Пассажиров там осталось очень много. И там же, если вы не забыли есть члены нашего экипажа.
   - Я не забыл! - рявкнул Торнсвайт.
   - Так как быть с ними? - не унимался Бишо. - Бросим их на произвол судьбы? Эти люди, заплатили деньги и отправились в круиз на нашем судне с надеждой, что мы о них позаботимся, обеспечим отдыхающим полную безопасность. А оставлять своих людей тем более...
   - Я это знаю не хуже вас, Бишо! Что вы мне нотацию читаете. Обстоятельства так сложились, что мы не можем спасти их, не подвергая риску жизни других. Эвакуацией этих несчастных займутся военные, когда вертолеты снимут с пятнадцатой палубы основную массу пассажиров.
   - Но прежде, чем это произойдет, сколько людей погибнет! - вскричал директор круиза. Лицо его стало пунцовым, глаза вытаращены так, что готовы вылезти из орбит.
   - Всю ответственность за принятые решения и их последствия я беру на себя, - произнёс Торнсвайт устало. - Вы удовлетворены, месье?
   - Черта с два! - выпалил француз. - Это неправильно!
   И он отошёл, бурча проклятия себе под нос.
   - Что делать с ранеными? - спросил старший помощник Стив Шостер, обращаясь к капитану.
   - Сколько их?
   - Кроме тех, что сейчас в медблоке двадцать семь человек.
   - Разместите их на тринадцатой палубе. Заприте в служебных помещениях. И так со всеми ранеными, если будут обнаружены.
   Капитан отыскал взглядом среди собравшихся в рубке офицеров доктора Линду Макбрайд. Она работала на четырнадцатой палубе в своём отделении и не попала в число тех коллег, которых Рэйнолд Линс взял с собой в медблок.
   - Миссис Макбрайд, вам поручаю осмотр всех, прибывающих с нижних палуб. Думаю, не нужно объяснять, насколько все серьезно. Вы сами все видели и слышали. Ни один раненый, я имею ввиду от укусов не должен подняться наверх. Людей с обычными травмами или ранами пропускайте.
   - А если укушенным будет ребенок? - голос женщины дрогнул. - Или кто-то из его родителей? А как нам быть с совсем ещё малютками или с ранеными детишками у которых пропали родные?
   - Да, сэр, а как быть с людьми, чьи близкие пропали или остались внизу? - вступил в разговор один из офицеров, которому была поручена непосредственно эвакуация. Он уже предвидел, с какими хлопотами столкнуться его подчиненные. - Если они откажутся подниматься наверх и будут рваться вниз искать своего ребенка или другого близкого человека?
   Джеральд Торнсвайт тяжело задышал. В горле образовался комок. То, что эвакуация будет сопряжена с душераздирающими драмами и трагедиями это очевидно. Но по-другому не получалось.
   - Постарайтесь убедить каждого в необходимости подняться на верхнюю палубу. Говорите, что за их родными и друзьями отправят людей. Тех, кто будет особенно упираться - не удерживайте. Пусть идут вниз или остаются там, где они есть. Через полтора часа все проходы и лестницы должны быть заблокированы и возле них выставлена охрана. Это приказ.
  
  
  * * *
  
   Решение капитана оставить пиратов в покое задело профессиональное самолюбие Рон Бэйли изрядно. Глубоко так задело, за живое. Через двадцать минут он преподнес бы этих ублюдков Джеральду Торнсвайу на "блюдечке". Но приказ есть приказ, а Бэйли всегда выполнял приказы. В конце концов, если спокойно рассудить, никуда сомалийцы не дернуться. Это будет, даже забавно. Посмотреть бы на их рожи, когда на нижние палубы перекроют подачу воздуха.
   Сейчас, с учетом усиливающегося пожара, были другие задачи. Рон Бэйли связался с Бадом Уолкером - командиром одной из групп.
   - Бад, ремонтников нашли?
   - Нет, сэр, как сквозь землю провалились. Ни связи с ними, ни их самих. Сэр, прошу разрешения обследовать сектор С-114.
   - Но ведь это почти самое пекло, - пробормотал Бэйли.
   - Будем действовать осторожно, - заверил Уолкер. - Никакого ненужного риска.
   - Хорошо, - согласился начальник службы безопасности после минутного раздумья. - Действуй.
   - И еще одно сэр...
   - Что ещё, Бад?
   - Мэтью перестал выходить на связь.
   - Что? Мэтью Ринк?
   - Да, сэр, я отправил его к прачечной, присмотреть там за эвакуацией. Каждые пять минут он мне докладывал, что и как. Но за последние десять ни разу на связь не вышел.
   - Может быть технический сбой? - Рон Бэйли пожал плечами. - Ладно, Бад, осмотри сектор С-114, а я пока поищу Мэтью. Ты сам не пропадай. Связь каждые пять минут и незамедлительно при чрезвычайной ситуации.
  
  
  * * *
  
   Хазеб Файси не собирался сдаваться и на оброненное Юсуфом "об этом стоило бы подумать" резко ответил:
   - Заткни свою пасть, идиот! Я не собираюсь подставлять свою шею под петлю. И даже если мы останемся живы, даже если не будем пристреляны "при попытке бегства" или "нападения на охрану", я не желаю гнить в тюрьме. Это ясно? Я Черный лев! Я иду до конца и если погибну по воле Аллаха, то погибну в бою, как шахид! Вы все со мной?
   Джума и Жозе, тут же выразили свою солидарность с главарем, Юсуф явно колебался, но в конце концов пробурчал, что и он готов пойти до конца.
   - Эй, Саид, а ты как? - закричал Хазеб.
   Вместо ответа, помощник указал на стену, что была справа.
   - Смотрите.
   Подойдя, пираты увидели небольшую прямоугольную дверку в стене. Среди переплетения труб и выступающих регулировочных клапанов, её можно было заметить лишь случайно.
   - Я думаю, мы можем бы ускользнуть отсюда, - сказал Саид. - Это какой-то ремонтный люк.
   - И куда он приведет? - пробормотал Хазеб задумчиво.
   - Не важно, главное мы выберемся отсюда.
   Черный лев отодвинул две задвижки по сторонам и открыл темный ход в прямоугольной формы шахту. Один за другим пираты начали протискиваться внутрь. Жозе, ползший первым включил карманный фонарик. Стенки, пол и потолок сделаны были здесь сплошь из металла, иногда попадались решетки и через них прекрасно просматривались расположенные внизу помещения. По большому счёту там находились механизмы, работающие в автоматическом режиме. Людей видно не было, но пираты всё равно старались двигаться крайне осторожно, чтобы не греметь оружием. Куда, в конечном счете приведет этот путь, они не знали.
  
  
  * * *
  
   Бад Уолкер, как условились связывался с шефом каждые пять минут. Последний раз пришло сообщение, что его группа достигла сектора С-114. Пока всё шло нормально и в соответствии с намеченным планом.
   Прошли ещё пять минут. Уолкер на связь не вышел. Рон Бэйли занервничал. Бад, всегда был исполнительным человеком и пунктуальным. Что же, черт возьми помешало ему выйти на связь? Начальник службы безопасности было подумал, что у него глючит передатчик, но проверка показала, что это не так. Он принялся сам вызывать Бада, но ничего, кроме статических помех из динамика не доносилось.
   - Что за черт? - бормотал Рон Бэйли, раз а разом пытаясь связаться с подчиненным. - Что за дерьмо?
   Он велел своей группе остановиться. Они, как раз прошли мимо одной из контрольных комнат и дальше вел технический коридор по стенам которого тянулись кабели, да время от времени встречались ниши со встроенными в них шкафчиками и энергораспределительными узлами. До прачечной было минут десять ходу.
   Что же делать то, черт возьми? Может разделиться? Кого-то отправить на поиски Мэтью Ринка, а с остальными двигать в сектор С-114 разыскивать Бада?
   И тут, Уолкер вышел на связь. Говорил он быстро, сбивчиво и тяжело дыша.
   - Сэр, здесь происходит черт знает что! Это самый настоящий ад! У меня двое погибших... Мы... Я и Джон Сэлкирк вырвались и отступаем сейчас на четвертый уровень. Боже! Они идут за нами! Я вижу их двумя пролетами ниже... Сэр, они прямо за нами! Джон ранен. Мне приходится тащить его на себе.
   - Бад! Черт возьми, Бад, что там у вас твориться? - заорал Рон Бэйли, весь похолодев, услышав о погибших.
   Ответили ему ни сразу. До слуха начальника службы безопасности донеслась ругань, потом один за другим два громких резких хлопка. Их было ни с чем не спутать. Пистолетные выстрелы!
   - Бад! Мать твою!
   - Сэр, один из ублюдков подобрался слишком близко! Я всадил ему две пули в переносицу! Но он, ни черта не сдох! Я пнул его... Он упал с лестницы вниз, но опять встал и сейчас поднимается.
   - Бад, объясни толком! Какого дьвола вы там...
   - Да... Чёрт! Да отвали ты от меня!
   Послышался звук борьбы, затем раздался истошный крик и связь оборвалась.
   - Бад! Слышишь меня?! Бад... Чёрт побери!
   Рон Бэйли встряхнул коммуникатор. Он едва пересилил желание шарахнуть средство связи о стену. От невозможности контролировать ситуацию все внутри кипело.
   Передатчик неожиданно резко ожил и Уолкер, всё также тяжело дыша, торопливо, но гораздо тише чем раньше заговорил:
   - Сэр, я вышел на четвертую палубу. На нас напали. Джон погиб. Я заперся на посту охраны. Они вокруг. Их тут чертовски много. Не знаю, как теперь выбраться.
   - Бад, успокойся, - заговорил Рон Бэйли тоном, как ему казалось, способным умиротворить, даже буйно помешенного, хотя самого его внутри всего так и трясло. - Давай-ка, по порядку. Что там случилось?
   - Сэр, мы вошли в сектор С-114. К пробоине не подобраться - там месиво из металла и все раскалено. Жар палит волосы на расстоянии в полусотню шагов. Полно трупов вокруг и фрагментов тел. Но сэр... Они живые! Они двигались, черт их возьми!
   - Что значит, двигались? - сдавленно прохрипел Рон Бэйли.
   - Трупы, сэр! Они были живые! Я понимаю, как это нелепо звучит. Но я не свихнулся и галлюцинациями не страдаю! Там были живые мертвецы! Как иначе назвать их я не знаю! Как только мы появились, трое пошли к нам. Господи... Они выглядели ужасно. Живой человек с такими ранами не мог бы идти. А потом появились и половинки. Сэр, просто верхние части людей! И они ползли к нам. Я могу допустить, шок там, к примеру... Когда ноги человек теряет. Но тело одного было разорвано пополам по пояс, а у другого ещё выше - на уровне груди. За ними кишки волочились! Но они все равно двигались!
   - Бад, остановись-ка, притормози! - вскричал Рон Бэйли. - Что ты несешь? Как такое может быть?
   - Я не знаю, сэр. Говорю как есть, как сам видел.
   - Ладно, хорошо. Что там с нашими людьми?
   - Мы не знали сначала, как они опасны эти мертвые ублюдки. Первых двух подпустили слишком близко. Они вцепились в Гарри. Разорвали ему глотку и лицо. Мы начали стрелять, но эти уроды и не подумали сдохнуть. Смита укусил за ногу один ублюдок, подкравшийся сзади. У него не было обеих ног по колени, так что он полз, как и половинки. Смит упал. Мы с Джоном хотели утащить его, но с боку напали ещё двое ходячих. Джона укусили в ладонь и разорвали ему лодыжку. Мы не смогли вытащить ни Гарри, ни Смита. Сами еле убрались. Четверо мертвецов пошли за нами. Я тащил Джона сколько мог. Но едва поднялись по лестнице на четвертый уровень, напоролись на двоих. Они вцепились в Джона, как бешенные собаки. Его уже было не спасти. Я побежал в сторону поста охраны. Там никого... и дверь была открыта. Я заперся здесь.
   Рон Бэйли слушал подчиненного не перебивая. Тело его покрылось холодным потом, мысли в голове путались и беспорядочно скакали. Были у него основания не доверять словам Уолкера? Возможно ли, чтобы у Бада съехала крыша?
   - Бад, что сейчас происходит? Что ты видишь?
   - Сэр, я сижу на полу и думаю, что лучше мне вообще не высовываться. Здесь в помещении есть свет и пара-тройка ламп горит на потолке в ближайшем коридоре. А дальше всё во тьме. Их тут рядом с постом охраны десятка два бродит. И я видел, прежде чем успел укрыться, черт знает сколько ещё теней дальше по палубе. Так что если я сейчас поднимусь и начну наблюдать, боюсь эти упыри меня заметят. А сейчас, они как будто бы забыли про меня.
   - Ладно, Бад, а эти... мертвецы - сомалицы?
   - Парочка из тех, что были в секторе С-114 - скорее всего. Остальные которых мы видели, судя по одежде моряки. А здесь на четвертой палубе - пассажиры.
   - Ладно Бад, оставайся на месте. Мы попробуем вытащить тебя, - сказал Рон Бэйли.
   - Хорошо, сэр. Но будьте осторожны. Мы стреляли в них на поражение и никакого толку. Уже мертвое не возможно убить.
  
  * * *
  
   Проводив взглядами Марвелла, Лэйла и Софи, собирались уже было идти обратно и помогать остальным наводить порядок в опустевшем баре, как вдруг с дальней оконечности Променада раздался громкий пронзительный крик. В нём было столько ужаса и боли, что девушек обдало волной леденящего страха. Затем, послышались ещё крики. Раздавались они с дальней оконечности Променада, там где располагался аква-тетар. В мгновение ока улица заполнилась бегущими людьми. Все были страшно напуганы: кто-то кричал, кто-то плакал, матери, подхватив детей на руки, пытались выбраться из начавшейся давки. Торговцы и работники заведений, крайне встревоженные происходящим, начали спешно закрывать свои магазины и клубы. Некоторые, были напуганы до такой степени, что укрывались внутри и запирались или же, бросив всё, бежали с толпой. Но были и такие из работников, кто невзирая ни на какую кутерьму, взорвись хоть бомба, начнись хоть обстрел, действовали по привычной и отработанной схеме. Одним из таких людей была Джуди Хайт. Её громкий пронзительный голос ни с каким другим нельзя было спутать. Эта импозантная дама управляла одним из расположенных здесь фитнес-центров. Спорила миссис Хайт со своей помощницей Сарой Милз относительно того, нужно ли подключать сигнализацию или не стоит. Сара уверяла, что не стоит, но Джуди по своему обыкновению давила на подчиненную, так что через пару минут, Сара наверняка бы сдалась, как это обычно случалось в любом из их споров.
   Душераздирающий крик, раздавшийся невдалеке, заставил Лэйлу и Софи вздрогнуть. У девушек едва не остановились сердца, настолько страшен и неожидан был этот вопль. Взглянув вправо, они увидели Марвелла. Зажимая правой рукой запястье левой, он бежал обратно к бару. Позади него медленно шли, скорее даже тащились четверо незнакомцев. Трое мужчин и одна женщина. Одежды их были порваны и заляпаны кровью.
   Девушек охватил какой-то парализующий ужас. Замерев на месте, едва держась на ставшими вдруг ватных ногах, они смотрели, то на Марвелла, то на четверку. Через несколько секунд до них дошло, что четверо незнакомцев не просто следуют за управляющим, а преследуют его. Но, как мог это делать вон тот мужчина с порванным в клочья горлом? У другого преследователя вместо левого глаза зияла темная дыра и была напрочь оторвана нижняя губа. Третий ковылял, припадая на правою ногу, левая же, до самого колена представляла собой обнажившуюся кость с небольшим количеством окровавленной плоти, раньше бывшей икроножной мышцей. В правую щеку женщины почти по самую рукоятку был воткнут столовый нож, но он, похоже, ни сколько не беспокоил её, как и правая рука, свисающая плетью и кем-то изрядно обглоданная от пальцев до локтя.
   Отмечая свой путь каплями крови, Марвел добежал до бара и шумно хватая ртом воздух, ввалился внутрь. Прямо с порога он закричал:
   - Закрывайте! Двери закрывайте!
   Но девушки настолько оцепенели от ужаса, что даже не пошевелись. Кровь, стекающая из прокусанного запястья управляющего никак не желала уняться. Лицо Марвелла, бледное, покрытое бисеринками пота было перекошено от боли.
   Лэйла первая вышла из ступора. Она схватилась за ручки дверей. Но её сил не хватило, чтобы быстро сомкнуть массивные створки. Мужчина с разорванным горлом ускорил свой шаг и вот, его руки уже тянуться к девушке через оставшийся между створками проём. Закрыть двери, было теперь невозможно. Лэйла отшатнулась назад, чтобы избежать прикосновения скрюченных пальцев. Увидев глаза незнакомца, девушка взвизгнула. Они были мутны и неподвижны. Таких глаз не может быть у живого человека. Даже у самого обдолбанного наркомана! И ещё это ужасная рана! Она сильно кровоточила, кожу и плоть, словно разорвали зубами. На месте кадыка зияло отверстие с неровными, мохрящимися краями.
   - Помогите мне! - завопила Лэйла. Она все еще сжимала ручки дверей.
   Софи, вся бледная, трясясь от ужаса, начала пятиться. Марвелл, согнувшись пополам от боли, пробежал дальше в помещение, спустился по лесенке в зал. Там, он облокотился о ближайший столик. Помочь девушкам он не мог, поскольку сам нуждался в помощи.
   В этот момент до входа в бар добрался второй напавший - одноглазый мужчина с оторванной нижней губой. Он ухватился руками за створки дверей и начал тянуть их в разные стороны. Лэйла, в её неудобной позе, когда приходилось откидывать голову и верхнюю половину тела назад, чтобы избежать рук первого агрессора, не могла долго сопротивляться давлению. С проклятием, девушка отпустила обе ручки и отскочила назад, едва не сбив с ног Софи.
   Двери бара с грохотом распахнулись и напавшие устремились внутрь. На подходе были уже третий мужчина и женщина с ножом в щеке. В этот момент на шум подбежали Стив и другой бармен: темнокожий здоровяк Лэнс родом из Пуэрто-Рико. В первое мгновение они застыли, пораженные происходящим: видом истекающего кровью шефа, а затем ужасающим видом "гостей". Затем, более решительный пуэрториканец Лэнс бросились вперёд. Он сцепился с первым из напавших мужчин, попытался вытолкать его. Это оказалось не просто. Противник повис на нем, намертво вцепившись холодными пальцами в одежду. В это же время одноглазый напал на бармена сбоку и впился зубами ему в левую руку чуть выше локтя. Лэнс заорал от боли. Кровь ударила сильной струёй. Пуэрториканец рывком высвободил руку, оставив в зубах упыря кусок рубашки и немалый шмот своей плоти.
   - Ах ты, ублюдок! Сука! Мать твою!
   Другой рукой Лэнс нанес обидчику резкий хорошо поставленный удар в челюсть. Одноглазый упал, но тут, же начал подниматься. Судя по всему, выпад бармена его совершенно не обеспокоил, не причинил никакой боли и вообще оказался бесполезен. Пуэрториканца это обстоятельство просто ошеломило. При росте почти в два метра и весе более ста килограмм, он всегда гарантированно вырубал противника, а если в исключительных случаях такого не происходило, по любому отбивал у оппонента всякую охоту к продолжению конфликта. Да, так было всегда. Но не в этот раз. Странный, ненормальный тип, уже где то получивший жуткие раны, словивший "кувалду" Лэнса, встал и пошёл на бармена, как ни в чем не бывало. Глаза его, словно мутные стекла, были неподвижны. На ум приходило одно: парень, чем-то обдолбался, как и другой его приятель. Но Лэнс, даже не представлял что это может быть за "дурь" такая, превращающая человека в подобие биомашины, ничего не чувствующей, ничего не боящейся, подчиненной, лишь одной никому неведомой цели.
   С улицы в этот момент раздался пронзительный женский крик. Затем послышался перепуганный голос Сары Милз:
   - Боже, мой! Миссис Хайт... Господи, она вас укусила!
   - Сука! Чертова сука! - завизжала Джудит.
   Послышался звук борьбы и опять пронзительный крик.
   - Сука! Да что же ты кусаешься! Отцепись! Отцепись от меня!
   - У вас кровь! Бежим, миссис Хайт! - ещё громче и пронзительнее закричала Сара. Господи, не надо с ними драться! Это не люди... Они мертвые!
   Что там снаружи произошло было понятно. Привлеченные шумом и странной суетой возле входа в бар, управляющая фитнес-клубом и её помощницы подошли, чтобы посмотреть, что же происходит. За это любопытство Джудит Хайт, тут же поплатилась. Мужчина с покалеченной ногой и женщина напали на неё.
   Джудит хрипло, страшно закричала, заплакала, затем послышался торопливый и удаляющийся стук каблуков. Только, вот было не понятно, убегала Сара одна или вместе с начальницей.
   Стив, оказавшись перед лицом сразу двух противников, растерялся. Если уж Лэнс с его пудовыми кулаками не утихомирил непрошеных гостей, то куда уж ему с его более чем скромными физическими данными и нулевым опытом в драках.
   - В кухню! - заорал вдруг Марвелл. - Быстрее, все туда!
   Оценив ситуацию и поняв, что бороться за вход в бар бесполезно, он принял единственно правильное решение. Лэйла бросилась к нему на помощь, поскольку видела, что шеф сильно шатается, а кровь идёт из его раны чуть ли не ручьём. Стив тащил за собой Софи, ноги которой подгибались и почти совсем не держали её. Лэнс отступал последним. Так, обходя столики, они продвигались в ту часть заведения, где была дверь, ведущая в хозяйственную часть бара. Двое агрессоров с перемазанными кровью ртами шли следом. Двигались они не особенно быстро, но пугающе целеустремленно, неотвратимо, как приговор судьбы. В бар вошла ещё и женщина. Вилка всё также торчала в её лице. Четвертый из группы напавших, видимо преследовал работниц фитнес-клуба.
   Лэнс чувствовал сильную тошноту, рана его горела огнём, голова кружилась. Из-за этого, он несколько отстал от остальных. Где-то на полпути его замутило так, что пуэрториканец вынужден был опереться о стол. Первый из агрессоров приближался. До Лэнса донесся хриплый клекот в его глотке. Звук шаркающих шагов нарастал. Бармен схватил тяжелую декоративную вазу, выполненную из стекла, под хрусталь, такие стояли тут на каждом столе, и развернувшись обрушил её на голову преследователя. Массивное основание пробило череп в районе макушки. Кровь быстро заструилась по вискам, щекам и шее агрессора . Тот сильно пошатнулся, но устоял на ногах и ни издал при этом ни крика, ни даже стона. В застывших глазах не отразилось ничего. Боли для этой твари просто не существовало. Из полуоткрытого рта стекала кровь и зеленоватые слюни.
   - Да кто вы такие?! - взвыл Лэнс и ударил снова. Потом ещё раз и ещё, превращая голову противника в кровавое месиво. После четвертого удара, направленного в лицо, мужчина повалился на пол. Вся его голова была изуродована: тут и там свисали куски кожи с пучками волос, вперемежку с разодранной плотью и осколками черепа. Переносица, куда пришёлся последний удар продавилась внутрь, а сломанный нос был свернут на бок. Но даже после таких увечий агрессор начал подниматься. Лэнс заорал и что есть силы, наотмашь ударил тварь вазой по лицу. Она разбилась, в руке бармена осталась только подставка. Повторно упавший мужчина начал снова вставать. Биомашина, лишенная эмоций, боли, души!
   Лэнс начал пятиться при этом неистово крестился и бормотал молитвы, хотя никогда не считал себя добрым католиком и даже, уже не помнил, когда последний раз посещал воскресную службу. Более того, он часто сомневался в существовании бога. Наверное зря. Не есть ли то, что происходит сейчас наказание свыше за людские грехи? Люди его преследующие, вне всяких сомнений мертвы. Никакие это не наркоманы! И не умалишенные. За ним шли и тянули к нему руки ожившие мертвецы, зомби, воскрешенные после смерти какой-то сверхъестественной силой. Неужели на судне оказался бакор? И все эти сказки и легенды, что дома в Пуэрто-Рико рассказывают старики, над которыми он всегда снисходительно посмеивался на самом деле правда!
   Изуродованный мертвец продолжал преследовать Лэнса. В это время из кухни выбежали несколько человек, которых встревожил шум и крики.
   - Назад! Внутрь! - рявкнул Марвелл.
   Они почти добрались. Но возле самой двери ноги управляющего внезапно подкосились. Лэйла не смогла его удержать и Марвелл повалился на бок. В результате, все кто двигались за ними вынуждены были остановиться.
   - Помоги мне его поднять! - заорала Лэйла, поворачиваясь к Стиву.
   - А как же Софи? - Стив вытаращился на девушку, потом начал бестолково моргать. Лэйла про себя выругалась. В ситуации, когда соображать нужно было быстро, бармен почему то начал тупить.
   - Сначала Марвелла внутрь, потом остальных! - взвыла Лейла, с ужасом наблюдая, как троица зомби подбирается все ближе.
   - Но Софи...
   - Да оставь ты её! Мне помоги!
   Наконец до Стива дошло. Он отпустил Софи, однако вопреки его ожиданиям она не упала, а прислонилась к стенке. Об ее испуге мог свидетельствовать только дикий взгляд и расширенные зрачки.
   Стив, кряхтя от натуги приподнял Марвелла и перекинул его правую руку себе на шею. Под левую, управляющего подхватила Лэйла. Так, вдвоем они втащили шефа в открытую дверь. За ней в узком служебном коридорчике теснились две официантки Юнь-ли и Адель, а также помощник шеф-повара индонезиец Пэйн Джун и младшие работники кухни все до единого филиппинцы: Санди, Оросио и Грэй.
   - Дорогу! - закричала Лэйла.
   Увидев окровавленного шефа, все в испуге метнулись назад. Лэнс опрокинул на ближайшего мертвеца стол и пока тот, сбитый с ног вставал, ухватил Софи за руку и рывком втащил девушку внутрь.
   - Дверь! - закричал Марвелл. - Закройте чертову дверь!
   Лэнс отпустил Софи, даже немного подтолкнул её, чтобы она оказалась подальше в коридоре и ухватив ручку потянул дверь на себя. Одноглазый мертвец был уже рядом. Холодные жесткие пальцы вцепились в рукав рубашки. Лэнс ударил тварь ногой в грудь что есть сил. Одноглазый отлетел на пару шагов и растянулся на полу. Лэнс захлопнул дверь и до упора вкрутил задвижку замка. Тяжело дыша и обливаясь потом, пуэрториканец отступил от двери. В неё ударили, затем раздался скребущий звук. Он продолжался с минуту или около того, после чего шаркающие шаги начали удаляться.
   - Нужно закрыть все входы! - заорал Марвелл. - Всё проверьте... О чёрт!
   Сильная боль скрутила его живот и начала расползаться по всему телу. Управляющий захрипел и снова начал оседать. Лэйла и Стив и без того измученные не смогли его удержать. На помощь пришли Карл Люсьен и Пэйн Джун. Они подхватили шефа и потащили его на второй этаж в кабинет, где имелся большой кожаный диван. Все остальные: официантки, повара, пекари, работники кухни жались к стенам с испуганным и растерянным видом. Минуту спустя к Лэйле приблизился высокий худощавый итальянец с пронзительно черными глазами. Его звали Альберто и он занимал на кухне должность second cook.
   - Что там произошло? - спросил он. - Что за люди хотели вломиться сюда?
   - Я не знаю, - по телу Лэйлы прошла дрожь омерзения при воспоминании о внешнем отвратительном облике агрессоров. - Они преследовали мистера Марвелла. Ранили его в руку.
   - Укусили, - с мрачным видом уточнил бармен Лэнс. Он всё ещё стоял в паре шагов от запертой двери и прислушивался к тому, что происходило по другую её сторону. - Меня тоже. Эти ублюдки пускают в ход зубы.
   Морщась от боли, он начал снимать рубашку. Софи, стоявшая рядом, уже немного пришла в себя и начала ему помогать. Рана на плече выглядела страшно. Кожа прокушена насквозь до самого мяса и частично содрана, кровь сочилась и капала на пол, вокруг самой раны образовалась бледно-зеленоватая припухлость.
   - Не нравится мне это, - пробормотал Лэнс. - Заразу бы какую не подцепить. Есть у нас в аптечке что-нибудь из антибиотиков?
   - Тебе и шефу надо к врачу, - сказал филиппинец Суан, выполнявший обязанности first cook.
   - Надо, - согласился Лэнс. - Да только, там бродят эти... Я бы не рисковал выходить.
   - Да кто, они такие?! - вскричала официантка Адель с нотками истерики в голосе.
   - Мертвецы, - бросил пуэрториканец.
   - Что?! - рассмеялся Альберто. - Шутишь?
   - И не думал. Это ожившие мертвецы. Зомби, если угодно.
   - Ты бред какой-то несешь. Чушь собачья!
   - Да? А ты видел их? Выйди и полюбуйся.
   - А вот и выйду, - решительно произнёс Альберто. - Возьму только что-нибудь потяжелее.
   - Нет! - Лэйла вцепилась в рукав его форменной поварской куртки. - Не надо! Они очень странные. Лэнс скорее всего прав.
   - Да в чем он прав? Что это там зомби? Ты то, хоть не гони! Я понимаю, перепугалась и всё такое... Ещё раз повторяю - это чушь полная. Там парочка наркоманов психованных. Предлагаю выйти и навалять им, как следует.
   - Ещё, нужно охрану вызвать, - подал голос кто-то из младших работников.
   - Правильно, - кивнул Альберто.
   Он решительно направился к аппарату связи, расположенному в нише на стене в противоположном конце коридора.
   - Пойдём, займемся твоей раной, - сказала между тем Софи, обращаясь к Лэнсу.
   Они прошли мимо итальянца, пытавшегося связаться с офицером, отвечающим за порядок и безопасность на их палубе и поднялись по лестнице на второй этаж. Лэйлу между тем засыпали вопросами.
   - Я не знаю, что ещё сказать! - воскликнула девушка. - Их было четверо. Трое мужчин и женщина. Все из числа пассажиров. Когда я их увидела, они уже все были в крови, а в лице женщины торчал столовый нож.
   Кто-то из официанток при этих словах вскрикнул. Скорее всего впечатлительная филиппика Адель.
   - Как и где они напали на Марвелла, я не знаю, - продолжила Лэйла взволнованно и сбивчиво. - Думаю где-то недалеко от бара, потому что он вернулся всего через несколько минут, как ушёл. Эти люди очень странные. Как они ходят, я не понимаю. Раны у них... Вы бы видели их раны! У меня в голове не укладывается... Лэнс прав наверное - это мертвецы. А кто ещё может быть? Как живые люди с такими ранами могут ходить? А ещё, Лэнс дрался с одним и разбил ему голову вазой. Проломил череп. Но этот человек словно и не почувствовал этого. Как, скажите такое может быть?
   Закончив, Лэйла замолчала и начала мерить нервными шагами коридор. Вопросов ей больше не задавали. Все были угрюмы и подавлены.
   - Мистер Марвелл кричал, что надо закрыть все двери, - вспомнил вдруг Суан, прервав тем самым затянувшуюся паузу. - Давайте сделаем это. Зомби там или просто какие-то психи, нам лучше обезопасить себя, пока охрана не прибудет и не разберётся.
   - Постойте-ка! - воскликнула Адель. - Зачем нам здесь запираться? Давайте просто убежим.
   - А я предлагаю скрутить этих, так называемых зомби! - воскликнул филиппинец Хуан, работавший в должности cook Trainee. - Их всего четверо, а нас тут больше двадцати человек. Почему мы должны прятаться или убегать?
   Его поддержал коллега Скай Пелле. Кто-то высказался за это же, кто-то начал спорить. И тут с лестницы раздался голос Софи:
   - Идемте наверх. Вам надо это увидеть.
  
  
  ГЛАВА 10
  
   Франсуа Бишо был возмущен до предела. Решение капитана оставить тысячи людей которым не повезло оказаться выше двенадцатой палубы на произвол судьбы, а по сути на гибель, казалось ему сверх циничным и кощунственным. От капитана Джеральда Торнсвайта, всегда казавшимся ему человеком чести, он такого не ожидал. И Бишо был не одинок в своем мнении. Несколько офицеров и с десяток матросов громко и открыто негодовали по поводу приказа Торнсвайта. Подчиненные Рона Бэйли решительно заявили, что не оставят шефа и товарищей внизу. Пока между ними и офицерами, готовыми выполнить приказ капитана шла перепалка, Бишо со своими сторонниками прошли в противоположную часть мостика, где устроили короткое совещание.
   - Друзья, - обратился пылкий француз к столпившимся вокруг него. - Мы должны спасти людей, наших пассажиров и членов экипажа с нижних палуб. Предлагаю сформировать отряд и отправляться прямо сейчас.
   - Может, стоило бы подождать рассвета? - осторожно заметил кто-то из матросов. - Военные моряки сделают это лучше нас.
   - А что же мы?! - вскричал Бишо. - Смалодушничаем? До рассвета еще несколько часов. И каждый час, каждая минута будут стоить кому-то жизни! Нет, господа, так нельзя!
   - Ну, а как же приказ капитана? - сказал один из вахтенных офицеров. - Я конечно, тоже не доволен решением Торнсвайта. Но он главный на судне. Он наш капитан. И его приказы...
   - Подчинятся преступным приказам - значит быть таким же соучастником преступления! - вскричал Бишо. - Хватит обсуждать этическую сторону. Время не ждёт. Поднимите руку кто со мной.
   Вверх взметнулось несколько рук. Но были и колеблющиеся. Начались, как обычно споры и препирательства. И тут, проталкиваясь через толпу появился сам Джеральд Торнсвайт. Его сопровождало несколько вооруженных офицеров.
   - Что здесь происходит? - грозно сдвинув седые мохнатые брови спросил он, возвышаясь над директором круиза на целую голову. - Мне доложили, что вы месье, сеете раздор среди подчиненных, призываете к открытому неподчинению моим приказам!
   - Ваши приказы сэр, они противоречат...
   - Молчать! - рявкнул капитан и разрубил ладонью воздух. - Я вас предупреждаю, Бишо. Предупреждаю только один раз. Если до меня только дойдут слухи, что вы своими речами разлагаете экипаж, я прикажу поместить вас под арест. Попытки спуститься ниже двенадцатой палубы, также будут жестко пресекаться.
   - Но я...
   - Это вам понятно, месье?
   Директор круиза не ответил. Он стоял весь красный от гнева. Руки его тряслись от возмущения. Тем не менее капитан решил, что не смотря на протестующий вид, Бишо больше не решится на мятежные речи и действия. Да и сторонников у него почти не осталось. Больше половины, уже заметно колебались. Привычка подчиняться слову капитана сделали свое дело.
   - Расходитесь, - приказал Торнсвайт толпившимся вокруг. - Вам есть чем заняться. - Повернувшись к Бишо, он добавил: - Вы, ступайте обратно в рубку связи и будьте все время там. Возможно, скоро понадобитесь, когда нужно будет обратиться к людям с ободряющей речью. У вас месье это хорошо получается.
   И в следующее мгновение капитан был захвачен водоворотом людей и событий. Один из вахтенных офицеров доложил, что на связь вышел руководитель службы безопасности.
   - Что?! Рон? - Джеральд Торнсвайт чуть ли не бегом поспешил к аппарату связи. Про Бишо он напрочь забыл.
  
  * * *
  
   На втором этаже бара помимо нескольких вспомогательных помещений, конференц-зала и кабинета управляющего был большой зал выходящий окнами на Променад. Сюда то и вбежали работники бара, привлеченные криком Софи Кольер. Глазам изумленных людей открылась картина от вида которой у всех без исключения в жилах застыла кровь.
   По проходу между зданиями в разных направлениях бродило с дюжину окровавленных людей разной степени изувеченности. А из боковых улочек подходили всё новые и новые. Где-то вдали слышались ругань и пронзительные женские крики, плач детей, звуки ударов. Напротив бара располагался магазинчик по продаже сувениров. Центральная дверь его была закрыта, но на балкончике второго этажа стояли две продавщицы-азиатки: Лина Хань и Санэ Сао. С таким же ужасом и отвращением на лицах, девушки наблюдали за тем, что происходит на улице. В пиццерии по-соседству ещё трое человек испуганно выглядывали из окон первого этажа.
   Индонезиец Шарку Пан, работавший кондитером открыл одну из створок и перегнувшись через нижнюю часть оконной рамы начал смотреть, то в одну сторону, то в другую, пытаясь оценить, насколько теперь опасна улица. А вот увидеть то, что делается возле входа в их бар он не мог, поскольку этому препятствовала наклонная крыша-козырек, начинавшаяся от нижнего края окон второго этажа и нависавшая над распахнутыми дверями.
   В той стороне, где располагались пассажирские лифты Шарку Пан увидел четверых людей: двух мужчин и двух женщин, склонившихся над телом юноши. То что они делали, заставили индонезийца похолодеть от ужаса. Из разодранного живота парня эти люди вытягивали внутренности и жадно рвали их зубами. Шарку Пан сдавленно вскрикнул и отшатнулся. Его начало рвать на пол. Все от него шарахнулись в разные стороны.
   - Что.. Что там? - закричал Ораси - один из подсобных рабочих. Он стоял дальше всех от окна и поэтому ещё не видел, что творится за стенами бара. Протолкнувшись к окну и выглянув, он также отшатнулся. Ораси ничего не сказал, но по его лицу и так было видно, насколько он потрясён происходящим.
   Лэйла открыла другое окно и начала осматриваться. К ней со своего балкончика обратилась Линь Хань. Азиатку изрядно трясло.
   - Скажите... Пожалуйста... Что происходит? Что с этими людьми? Почему они нападают?
   - Это мертвецы. Ожившие мертвецы, - ответила Лэйла, ловя себя на мысли, как должно быть нелепо и даже глупо звучат ее слова.
   - Мертвецы... - как эхо отозвалась китаянка.
   - Разве, такое может быть? - закричала ее подруга Санэ Сао.
   - Посмотри на них! - Лэйла указала на одного из бредущих внизу мужчин. Горло его было прокушено, на правой руке не хватало двух пальцев, с половины лица содрана кожа и мясо, так что местами обнажился череп. У совершенно голой женщины, идущей рядом, была почти оторвана и сильно изъедена правая грудь, с левой стороны, сквозь проткнутую насквозь кожу торчали обломки ребер. Из её полуоткрытого рта тянулась нить зеленоватой слюны. Но ужаснее всего было то, что среди мертвецов встречались и дети. Внутри Лэйлы всё, словно бы заледенело, а горло сжал спазм, когда она увидела девочку лет семи в окровавленных лохмотьях, оставшихся от розового атласного платья. Левая щечка малышки, нежная, как у всякого ребенка была разорвана чьими-то зубами грубо, по-звериному, без всякой жалости. Она была босиком и её ступни при каждом шаге оставляли на полу маленькие мутно-красные следы. Кто-то изгрыз девочке ещё и левую ножку от коленки до щиколотки почти до кости. На глаза Лэйлы навернулись слезы. Девушка поспешно смахнула их. Ей было отчаянно жаль эту крошку, чья жизнь оказалась так коротка, а смерть так мучительна и страшна. Но все же, не следовало поддаваться чувствам и эмоциям. Следовало помнить, что ещё недавно живой очаровательный ребенок, теперь превратился в опасного хищника. Губы девочки были вымазаны кровью. Она волокла за собой оторванную по локоть руку взрослого человека - непонятно только мужчины или женщины и время от времени жадно отрывала от нее зубами куски мяса.
   Остальные погибшие были также страшны и отталкивающе уродливы. Некоторые из них были полностью голые, некоторые в нижнем белье, но большинство все, же одеты. Смерть застала их в разных местах: в барах, ресторанах, магазинах, на развлекательных мероприятиях или же во время прогулки. В основном среди зомби были пассажиры, но встречались и члены экипажа. Лэйла увидела одного матроса правая сторона головы которого представляла собою сплошное кровавое месиво и хорошо знакомую ей официантку Кати из ресторана "Спайс Трек". Девушка шла, громко шаркая туфлями по полу. Её застывший остекленевший взгляд был устремлен в одну точку. Из правого уголка рта тянулась зеленая слизь и такого же цвета пена пузырилась на губах. Видимых повреждений у Кати не было, однако по внутренним сторонам ее бедер тянулись кровавые дорожки и официантка отмечала свой путь вереницей кровавых пятен и брызг на полу.
   В противоположной стороне, неподалеку от арочного заграждения группа из пяти-шести мертвецов ломилась в дверь небольшого магазинчика. Те, кто пытался укрыться там, не успели захлопнуть дверь и под давлением остервенело рвущихся внутрь зомби, она постепенно приоткрывалась. До слуха Лэйлы доносились истерические крики женщин. Да что там, криками. Стонами, душераздирающими воплями и плачем был наполнен сейчас весь Променад. Хаос, беспорядочные зверские убийства происходили повсюду. Подняв голову к потолку Лэйла увидела через прозрачную панель-окно, как на следующей палубе происходит всё тоже самое. Люди метались туда-сюда, пытаясь спастись, но их первыми врагами были слепой страх, паника и замкнутое пространство. Несмотря на то, что ожившие мертвецы двигались медленно, многие попадались им зачастую по вине других пассажиров. Лэйла стала свидетельницей нескольких возмутительных сцен. Какой-то крупный мужчина, весом наверное килограмм под сто двадцать сбил с ног девушку. Она упала прямо на панель-окно, тянущееся над Променадом и не смогла подняться, видимо ошеломленная болью и силой столкновения. Здесь её и настиг один из зомби, тоже мужчина не маленький и весьма упитанный. Он навалился на нее сверху и вцепился зубами в левое ухо своей жертвы. Рывком оторвал его и принялся вгрызаться в шею. Под ними стремительно начала растекаться темная лужа крови. Через несколько секунд голову девушки и её лица уже не было видно, только беспорядочно, конвульсивно бьющие по пластику ноги.
   На Променаде возле фитнес-центра одна женщина средних лет - раненая, истекающая кровью, внезапно выхватила из рук другой женщины ребенка - годовалую крошку и швырнула её мертвецам. Сердце Лэйлы подпрыгнуло, в ушах зазвенело, а ноги начали подгибаться. Мать бросилась было на помощь. Что стало с малышкой Лэйла не увидела, а вот в руки и плечи обезумевшей от отчаяния женщины впились сразу трое озверевших от крови зомби. Ну а та, сука, что отвлекла от себя столь подлым способом погоню, смогла скрыться. Знала бы она, что смерти ей всё равно не избежать, и что не было никакого смысла пятнать перед этим свою душу грехом.
   Пронзительный женский крик, раздавшийся со стороны одного из многочисленных проулков, примыкавших к центральному Променаду, заставил Лэйлу переключить внимание к источнику шума. Дробный стук каблуков указывал на то, что кричавшая женщина не стоит на месте, а спасается бегством. Через мгновение она выбежала на центральную улицу. Молодая блондинка в средней длинны вечернем платье вызывающе декольтированном и с разрезами доходящими до бедер. Черные лакированные туфли. Яркий макияж. И на руках... На руках женщины был ребенок - мальчик лет двух или трёх, одетый в ползунки. Женщина, скорее всего не была его матерью. Какая мать отправится с такой крохой в бар или на дискотеку? А судя по наряду, макияжу и прическе кошмар, творившийся теперь повсюду застал её в каком-то из увеселительных заведений. Скорее всего, родители мальчика погибли или же в наступившем хаосе потеряли его, она же, пробегая мимо, решила спасти малыша. Ребенок вцепился женщине в шею ручонками, не кричал, но трясся всем своим маленьким тельцем от ужаса. Беглянка резко затормозила и начала дико, загнанно озираться. Видимо она не ожидала, что попадёт в такую гущу мертвецов. К ней и малышу потянулись десятки рук со скрюченными запачканными кровью пальцами.
   - Суки! Твари! Пошли к черту! - закричала женщина.
   Она рванулась было в сторону лифтов, но завидев, что там твориться, как мертвые каннибалы рвут тело юноши, резко повернула вправо, желая скрыться в другом проулке. Но оттуда ей на встречу шагнул мертвец - здоровенный, абсолютно голый детина. Видимо этот человек был в ванной, когда смерть настигла его. На спине ожившего виднелись следы от мыла, а беспорядочно растрепанные волосы пенились от шампуня. Шея мужчины была прокусана, виднелись также многочисленные раны оставленные зубами на руках и ногах. Беглянка оказалась прижатой к маленькой цветочной лавке. Возможно, бросив ребенка, женщина смогла бы спастись сама, но она этого не сделала. Напротив, отступив к самой стене, только крепче прижала мальчика к себе.
   - Господи, боже мой, господи, - зашептала она голосом полным отчаяния. - Спаси... Спаси, господи.
   - Я помогу ей! - закричал вдруг Ороси и бросился к окну.
   Никто и глазом моргнуть не успел, как филиппинец уже съезжал по крыше-козырьку. Благодаря её наклону, до пола оставалось не так уж и высоко. Хотя, Ороси и упал при приземлении, к счастью ничего себе не повредил. Вскочив на ноги, он ринулся на голого мужчину. Зомби был выше Ороси на целую голову и весил должно быть в два раза больше. Яростные удары филиппинца его ничуть не озаботили. Ни свалить с ног, ни оттолкнуть в сторону эту гору мертвого мяса он не мог. Друзья Ороси - ещё два его соотечественника, прильнув к окнам принялись, что-то орать по-своему. Скорее всего просили товарища бросать всё к чертям и бежать. Как бы там ни было, действия храброго филиппинца всё же обернулись во спасение женщины и ребенка. Многие зомби отвлеклись на нового, кричавшего, суетящегося человека. И было бы большой глупостью этим не воспользоваться. Круг, уже было сомкнувшийся вокруг беглянки и малыша, оказался разорван. Женщина увернулась от рук голого толстяка и побежала по Променаду в сторону противоположную от лифтов. Проскочив мимо магазинчика, куда мертвецы, таки сумели вломиться, и откуда теперь раздавались душераздирающие вопли, она скрылась за углом последнего заведения и вероятнее всего устремилась к лестнице, ведущей... Наверх? Или вниз? Вот только, где теперь было безопасно? Женщине и спасенному ею малышу оставалось, лишь пожелать удачи.
   Удача нужна была и Ороси, теперь оказавшемуся в окружении мертвых тварей. Они двинулись к нему со всех сторон. Лэйла заметила и женщину с ножом, торчащим из щеки. Она вышла из бара, как и двое мужчин, гнавшихся за Лэнсом.
   Ороси оттолкнул от себя женщину-зомби и попытался прорваться в бар. Рука другого каннибала вцепилась в рукав его форменной куртки. Секундная задержка привела к тому, что голый здоровяк добрался до филиппинца и ухватил его пальцами за волосы. Ороси издал пронзительный вопль и рванулся прочь, что было сил. Оставив в пятерне толстяка клок волос, Ороси ударил другого мертвеца кулаком в висок. Тот пошатнулся и отпустил рукав куртки. Но в это время со спины на филиппинца набросилась официантка Кати. Её зубы почти дотянулись до его шеи. Ороси резко начал пятиться и бешено крутиться туда-сюда. Вскоре их скрыл из виду край крыши-козырька.
   - Я за ним! - воскликнул Санди, бросаясь к лестнице.
   - Не дури! - его остановил Шарку Пан, уже немного пришедший в себя после приступа рвоты.
   - Пусти! Ороси нужна помощь!
   - Он сам виноват! Если вы откроете дверь эти твари ворвутся сюда!
   Они принялись громко кричать друг на друга, перейдя на филипино и размахивать руками. Впрочем, грохот, а затем и звон разбитого стекла быстро положили конец их перепалки. Похоже, пытаясь стряхнуть с себя официантку, Ороси врезались в большое ветровое стекло бара. Через пару секунд он выбежал обратно на середину Променада. Куртка на его спине была забрызгана кровью. Непонятно только, был ли филиппинец ранен? Оживших вокруг стало больше. Они шли сюда с обеих концов улицы. На этот раз первым на Ороси напал пожилой мужчина, одетый в белую футболку и шорты. Он был такой же оживший, как другие, но не имел видимых ран или каких либо увечий. Лишь, лицо его, белое, как мел было перекошено мукой и судорогой, на губах пузырилась зеленая слизь. Но скорее всего смерть этого пассажира была ненасильственной, а вызвана либо какой-то болезнью, либо приступом.
   Руки зомби , готовы были, уже вцепиться в Ороси, но тут неожиданно распахнулась дверь магазина и оттуда выбежала Санэ Сао, вооруженная металлическим ломиком. Воинственно закричав, она ударила им пожилого мужчину в лицо. Послышался приглушенный хруст и голова зомби резко мотнулась назад. Сам он сильно пошатнулся. Это позволило Ороси и его спасительнице заскочить обратно в магазин и захлопнуть дверь. Тут же, голый здоровяк ударил по ней кулаком и навалился всем своим весом. Но дверь выдержала. Ещё пять или шесть мертвецов теснились рядом, скребли согнутыми пальцами по стенам и косякам. Из глоток их вырывалось шипение и бульканье. Близость живых, каким-то образом подействовала на них: твари стали и быстрее двигаться и вести себя явно злее и агрессивнее. Но дверь была крепкая, а самое главное внизу все окна были, уже закрыты раздвижными пластиковыми щитами.
   - Он спасся! - радостно воскликнула Лэйла. - Санэ Сао, умничка!
   Ороси и японка появились на балконе минуту спустя. Их встретили радостные крики, раздавшиеся из всех ближайших зданий. Видимо за отчаянной борьбой филиппинца следили все без исключения. Все, кто ещё остался жив. Но вот сколько их? Кто теперь знает?
  
  
  * * *
  
   Долгое время вентиляционная шахта вела прямо, лишь иногда делая повороты. Но вот, сомалийцы добрались до места, где располагалось три люка, закрытые массивными крышками. Открыть их не составило труда: достаточно было, лишь сдвинут задвижки. Через люк, расположенный прямо можно было продолжить начатый путь. Те, что располагались в полу и на потолке вели соответственно на палубы, находящиеся ниже или выше той, на которой пираты были сейчас.
   - Ну что? Куда? - хрипло спросил Хазеб Файси.
   - Давайте наверх, - предложил Жозе. - На следующей палубе находятся спасательные боты. Я посмотрел по схеме. Планы помещений здесь чуть ли не на каждой стенке.
   - И что? Ты собираешься выйти в одном из них в море? - усмехнулся Хазеб. - Утром нас зацапает любой катер с военными.
   - Ну, а если мы возьмём заложников? - не сдавался Жозе.
   - В этом случае, лучше тогда потребовать нормальное судно, - ответил Черный лев. - Вот этим нам и следует заняться. Я имею ввиду заложников. Полагаю, на следующей палубе их будет предостаточно.
   - Что ж, тогда нам наверх, - усмехнулся Саид. Сейчас, он опять напоминал волка - решительного и целеустремленного хищника. Словно и не было тех минут, когда в окружении людей из службы безопасности лайнера, он весь трясся и скулил, как жалкий пес.
   Пираты начали карабкаться вверх по металлической лесенке, проложенной в вертикальной шахте, проходящей почти через весь корпус судна от верха и до низа. Через пару минут они достигли горизонтальной шахты, идентичной той, через которую пробирались до этого. Здесь, лезший первым Юсуф Алмакса вдруг замер на месте и громко выругался.
   - Что случилось? - недовольно спросил Джума, карабкавшийся следом.
   - Я вляпался в какую-то дрянь... Дай-ка фонарик, а той мой сдох.
   Джума протянул товарищу фонарик, тоже, кстати, дышавший на ладан. Юсуф направил тусклый луч света в шахту. На ее полу он заметил нечто зеленоватое, похожее на пыльцу. Точно такая же мерзость покрывала пальцы и ладонь его левой руки. И эта пыльца непрестанно шевелилась!
   Юсуф разразился проклятиями и начал трясти рукой, желая, во что бы то ни стало избавиться от зеленой гадости.
   - Что там? - крикнул снизу Хазеб, недовольный внезапной задержкой в движении.
   - Здесь какие-то жуки... Я не знаю! - заорал Юсуф. - Очень мелкие, но их много!
   - Ты что, испугался насекомых? - прорычал Черный лев. - Живее влезай в шахту!
   Продолжая ругаться и жаловаться, что твари ползают по его рукам, Юсуф всё же полез дальше. Следующий за ним Джума, тоже вскрикнул, когда зеленая шевелящаяся пыльца оказалась и на его руках. Потом, разразился проклятиями Саид и далее все, кто следовал за ним.
   - Первый раз такое вижу! - вскричал Жозе, с омерзением обтирая руки о штаны. Чтобы передвигаться в шахте, приходилось упираться в пол коленями и ладонями, так что вскоре они оказались сплошь вымазаны странной биомассой. Раздавленная пыльца превращалась в тошнотворную слизь, хорошо, хотя бы, что она после этого прекращала свое суетливое шевеление.
   Как и в первой горизонтальной шахте, здесь в полу время от времени встречались участки, закрытые решётками. Но понаблюдать за тем, что происходит внизу не удалось: в помещениях над которыми двигались пираты почти повсеместно царила тьма. Сомалийцев это весьма озадачило и встревожило. Ещё более странными были звуки, которые до них доносились снизу: неуверенные, порой спотыкающиеся шаги, одновременное шарканье десятков, а может и сотен ног по полу. Все это сливалось в единую, весьма странную, монотонную, а при отсутствии человеческих голосов, ещё и зловещую композицию. Создавалось такое впечатление, что во тьме бродят толпы слепых и глухонемых. С каждой минутой в сердца пиратов всё более и более проникал леденящий ужас. Ведь точно такие же шаги были у их мертвых товарищей, оставшихся на яхте. Неужели здесь повторится то же самое? Но как зараза, или что бы это ни было, успела так быстро распространится?
   Пару раз до сомалийцев доносились пронзительные женские крики и яростная ругань мужчин, торопливый топот и тихий детский плач. Юсуфу, стало даже не по себе. Он живо представил, каково это маленькому ребенку, оказаться одному в кромешной тьме, даже ещё когда вокруг кто-то бродит? Разумеется, ни у одного из пиратов не возникло желания спуститься где- то здесь, хотя пару раз они и пробирались над помещениями, где от светильников исходил тусклый свет и никого не было видно.
   - Что-то серьезное тут произошло, - озадачено пробормотал Саид. - Может, нам лучше не выбираться из трубы?
   - А что делать? Сидеть здесь и ждать неизвестно чего? - огрызнулся Хазеб. - На лайнере нельзя оставаться. Спасательный бот, нам, скорее всего не захватить. Но в любом случае, чтобы убраться отсюда понадобятся заложники. Вот только здесь, я не хочу их искать.
   - Вижу люк, - сообщил Юсуф через несколько минут.
   - Это хорошо, - пробормотал Хазеб.
   Он ожидал, что люков будет снова три, а значит и три возможных направления. С учётом того, что четвертая палуба оказалась крайне опасна и встретить здесь людей - потенциальных заложников представлялось мало вероятным, главарь собирался пробраться по вертикальной шахте вверх, чтобы оттуда попасть на палубу, расположенную выше.
   - Здесь нам делать нечего, - сказал Хазеб своим людям. - Сами видели. И слышали.
   - Думаешь, под нами бродят мертвецы? - поежившись, спросил Саид.
   - Уверен в этом, - кивнул Черный лев. - Эпидемия распространилась с огромной скоростью и здесь на четвертой палубе живых почти не осталось.
   - Это гнев божий, - прошептал Жозе. - Мертвые восстали и...
   - Закрой пасть, - прорычал Хазеб. - Что толку от твоих причитаний?
   - Там внизу, где-то дети, - прошептал Юсуф. - Слышали плач? - он тяжело и горестно вздохнул: - Помоги им Аллах.
   - Вообще то - это дети неверных, - усмехнулся Хазеб. - Что ты за них переживаешь? Пусть хоть все передохнут. Это расплата для кафиров - достойная их нечестивой жизни. Этот вирус наверняка для мусульман готовили, собаки. Аллах наказал их.
   Юсуф ничего не ответил, лишь опять вздохнул, не в силах равнодушно отнестись к судьбе малышей, пусть даже это дети неверных.
   - Посвети-ка наверх, - велел ему Черный лев.
   Луч фонарика скользнул по металлической стенке, перебрался на потолок.
   -Так, так, - озадаченно произнёс главарь, не увидев люка, через который можно было бы попасть на палубу расположенную выше. - Ну и дела.
   - Значит, придется тут выбираться? - выдохнул Джума, нервно стискивая потными ладонями "Калашников".
   - Нет, вернемся назад и поднимемся по лестнице там, - покачал головой Хазеб. Он посмотрел на Юсуфа. - Какая это будет палуба?
   - Пятая. А из пассажирских первая.
   Сомалийцы, уже было собирались двигаться в обратном направлении, как по ту сторону люка раздался душераздирающий женский визг. А через мгновение, на английском закричал и мужчина:
   - Отойди от двери! Отойди, черт возьми! Её надо закрыть! Чёрт!...
   - Там люди, - прошептал Саид. - Может, стоит захватить их? Кто знает, удастся ли это сделать на следующей палубе?
   Хазеб размышлял секунду-другую, потом кивнул. Юсуф начал открывать люк.
   Пираты выбрались и оказались в небольшой комнатке. Освещение здесь было, но лампы на потолке почти всё время мигали, что очень нервировало. Судя по всему это был какой-то инженерно-технический пост. На стенах висело два массивных металлических ящика: в одном был упрятан электрощит, в другом свернутый кольцами трос и баллон огнетушителя. Был ещё ящик с инструментами чуть меньших размеров.
   Выход из помещения находился по левую сторону от люка. Там, было двое: мужчина и женщина из обслуживающего персонала, на что указывала их униформа. Стюард отчаянно пытался закрыть дверь, но несколько мертвецов упорно лезли внутрь. Три или четыре руки уже торчали между косяком и дверью и закрыть последнюю из-за этого было невозможно. Мужчина давил на дверь всем своим весом, но противодействие с той стороны было сильнее. Вскоре, в комнату начала медленно протискиваться голова одного из каннибалов. Кожа на лице мертвеца была почти везде содрана, отчего обнажившиеся, сочащиеся кровью мышцы влажно блестели, вместо глаз зияли черные провалы, окровавленный рот с разорванными губами жадно открывался и оттуда стекали вниз зеленые слюни. В колеблющемся, мигающим свете, это казалось каким-то нереальным фантасмагорическим кошмаром. Дурным сном. Бредовым видением психопата. Девушка, стоявшая за спиной мужчины, снова пронзительно закричала.
   - Дай мне топор! - заорал стюард. - Быстрее!
   Она в панике оглянулась и тут заметила пиратов, выбиравшихся из люка одного за другим.
   - Кевин! - завизжала она.
   - Топор, черт возьми! Элис, дай мне топор!
   Оглядываться и разбираться, что там случилось у него не было времени, в неравной борьбе он уступал сантиметр за сантиметром.
   - Не с места! - рявкнул Хазеб, направляя на девушку пистолет. - Лицом к стене, живо!
   Элис вся затряслась и начала пятиться. В её широко открытых глазах были ужас, смятение и непонимание. Откуда тут взялись эти чернокожие и смуглокожие люди с оружием? Кто они такие?
   Саид бросился к ней, пнул ногой в живот и со всего размаху приложил девушку грудью и лицом к стенке.
   - Ты, что ли оглохла, сучка!
   Стюард, все же оглянулся. При виде сомалийцев брови его удивленно поползли вверх, рот сам по себе открылся.
   - Помогите ему! - резко бросил главарь, кивая в сторону Кевина.
   Жозе, Джума и Юсуф бросились вперёд. В этот момент взгляд стюарда остановился на Элис, согнувшейся от боли возле стены и на Саиде, намотавшим ее светлые волосы на кулак своей левой руки. Мужчина зарычал и прыгнул в сторону пирата. Дверь, более никем не сдерживаемая с грохотом открылась и в комнату разом ввалились двое мертвецов. А за ними теснилось ещё невесть сколько. Жозе и Джума застыли на месте, до входа осталось шагов пять. Юсуф начал пятиться и весь при этом трясся.
   - Стреляйте! - заорал Хазеб.
   Первым грохнул его пистолет. В условиях небольшого помещения звук выстрела прозвучал, как гром и резко ударил по барабанным перепонкам. Почти сразу же начали стрелять и остальные пираты. От резких, быстрых хлопков "Калашниковых" уши, вообще заложило, помещение заполнилось едким пороховым дымом. Один из мертвецов, принявший в себя разом с дюжину пуль повалился на спину. Второй сильно зашатался и наверное, тоже бы упал но ему не позволили другие зомби, хлынувшие в комнату.
   - Назад в люк! - заорал Хазеб.
   Жозе и Джума, пятились и продолжали палить в напиравшую толпу мертвых каннибалов. Саид дрался со стюардом, пытавшимся вырвать из его руки пистолет. Юсуф и девушка застыли на месте в состоянии некоего ступора. Они то и стали первыми жертвами. В горло Элис вцепилась здоровенная толстая женщина, чья одежда: кремового цвета блузка и длинная черная юбка почти сплошь были запятнаны засохшими сгустками крови. Обнаженные по локоть руки пассажирки покрывали кровоточащие раны-укусы.
   Юсуфа подмяли под себя и опрокинули на спину сразу двое оживших. Один из мужчин был пассажир, другой, судя по обрывкам халата медработник. Этот последний тянулся зубами к горлу сомалийца. Пират уперся ладонью мертвецу в подбородок и что есть сил давил вверх в обратном направлении. Другой рукой он ожесточенно бил по изуродованному, полуизъеденному лицу пассажира. Ещё один зомби впился зубами Юсуфу в ногу. Пират заорал от дикой боли и начал яростно кататься туда-сюда, пытаясь скинуть себя противников. Но они все наваливались и наваливались сверху и кусали со всех сторон. Несколько рук намертво вцепились в ноги жертвы, окровавленные зубы жадно рвали плоть. Под этой кучей шевелящихся тел стремительно растекалась темная лужа. Крики боли и агонии, сами по себе ужасные, усиливались ещё и эхом.
   Через секунду-другую толпа зомби могла отрезать Саида от его товарищей. Хазеб не колеблясь, выстрелил стюарду в затылок. Пуля прошла навылет, выйдя изо лба с фонтанчиком крови и ошмётками мозгов, забрызгавшими стену. Голова Кевина дернулась, глаза закатились, руки, сжимавшие горло пирата разжались. Но прежде, чем тело успело повалиться, разъяренный Саид всадил в грудь и живот стюарда несколько пуль.
   - На, получи, кафир! Получи!
   - Сюда, живее! - Хазеб, стоял возле открытого люка яростно махал рукой.
   Один за другим в проём протиснулись Жозе и Джума. Каждый из них расстрелял по обойме, но это не остановило оживших, уже почти полностью заполонивших комнатушку. Группа из пяти-шести тварей преследовала Саида. Остальная толпа, топча упавших, теснилась вокруг тел Элис и Кевина. Каждый из зомби норовил дотянуться до вожделенной плоти. Тела служащих были разорваны и изувечены до неузнаваемости. Это окровавленное месиво из мяса и костей продолжали пожрать, вытягивая оттуда обрывки внутренностей, и в пароксизме кровожадного безумия жадно рвали эти сочащиеся куски зубами.
   Едва Саид протиснулся в люк, туда полез и Хазеб. Он успел, но вот закрыть люк не удалось. Один из мертвецов начал заползать следом. В вентиляционную шахту протиснулась его голова. Хазеб выстрелил почти в упор. Пуля оставила во лбу ожившего дырку, но не остановила его. Сомалиец разразился проклятиями и снова нажал на курок, но в этот раз прозвучал, лишь сухой щелчок. Вставлять новую обойму не было времени. Хазеб ухватился за ручку люка и что есть силы ударил им мертвеца несколько раз. Каждый удар пришелся в левый висок зомби. Слышался приглушенный хруст. Кровь забрызгала всё вокруг, в том числе штаны и ботинки пирата. Череп ожившего с левой стороны страшно деформировался, один глаз вытек, кожа местами разорвалась, тут и там наружу вышли осколки лицевых костей. Но проклятый каннибал не желал отцепляться, напротив, он по-прежнему лез в шахту. Пули, удары - все ему было не по чем. Тут подошли и другие зомби. Уже несколько рук вцепились в створку люка, сразу три мертвых тварей протискивались внутрь, движимые лишь одной целью - добраться до живой плоти.
   Черный лев плюнул бы в эти окровавленные, изуродованные рожи, но во рту у него было сухо, как в пустыне, а в горле образовался комок, который мешал и глотать и дышать.
   - Отступаем! - прохрипел он и отпустил ручку люка. Удержать тварей было невозможно. Оставалось надеяться лишь на то, что удастся закрыть люк в другом конце шахты, но туда нужно было добраться как можно скорее.
   - Ползите! Шевелитесь!
   Черный лев пятился и подгонял своих людей криками и проклятиями, тычками и отборной бранью. Больше всего доставалось Саиду, хотя тот двигался вперед что есть сил. Мертвецы ползли следом. Разрыв между ними и беглецами увеличивался, но медленно. Слишком медленно. Хазеб с ужасом думал, что будет в конце шахты, где непременно произойдет задержка из-за подъёма по вертикальной лестнице до шахты следующего уровня. Успеет ли он, будучи последним из отступавших ускользнуть?
  
  
  ГЛАВА 11
  
  
   Площадка перед входом на четвертую палубу была широкая и с трех сторон ограждена перилами. Здесь было три двери, но открыта только одна, та что находилась справа. Над входом горело световое панно и всю территорию площадки было прекрасно видно, а вот всё что находилось за дверью, было погружено в кромешную тьму. Входить туда было не просто страшно. При мысли, что путь один и ведёт он туда - во мрак, в руках и ногах появилась предательская слабость, а тело покрылось липким холодным потом. И не следовало забывать, что зомби, встреченные на лестнице пришли именно оттуда, куда беглецам предстояло идти.
   - Паршивый расклад, - зашептала Джейн, с ужасом вглядываясь во тьму. - Боже мой! Сколько их там. Вы слышите?
   До слуха Стаса и Олега, действительно донеслись отдаленные звуки шаркающих, спотыкающихся шагов и, судя по всему издавала их ни одна сотня ног.
   - Всё равно надо идти, - ответил Олег, отерев рукавом пот со лба. - На третьей палубе нельзя оставаться. Видели какой там пожар? А если ещё и в машинном отделении этой громады взрывы начнутся?
   - Держись ближе к нам, - сказал Стас, молодой англичанке. Сам он при этом старался выглядеть бодрым и уверенным. - Как-нибудь отобьемся.
   - Мне, тоже нужно оружие, - заявила Джейн. - Идти туда с пустыми руками, - она кивнула на черный прямоугольник входа, - это самоубийство. Да и не хочу я быть просто обузой. Нас трое и все должны помогать друг другу.
   - Мы найдём тебе топор или ещё что-нибудь подходящее, - пообещал Олег. - А пока, на вот, - он дал ей фонарик, подобранный им где-то на лестнице. - С этим ты нам поможешь больше, чем даже с двумя топорами.
   Джейн, помедлив секунду кивнула и приняла предложенный фонарик. Она включила его и направила довольно яркий и широкий луч в открытую дверь. К счастью возле самого входа никого не оказалось. Олег пошёл первым, Джейн за ним. Стас, чуть отстал. Закрыть дверь или не стоит? С третьей палубы вслед за ними могли подняться оставшиеся там мертвецы. С другой стороны, вдруг понадобиться быстро отступить? В конце концов, Стас прикрыл дверь, оставив лишь узенькую щелку.
   Беглецы успели преодолеть метров десять довольно широкого коридора, когда услышали, что шаркающие шаги начали приближаться к ним. Темнота и обманчивость звука, нарастающий страх рисовали в их воображении самые ужасающие картины. Им казалось, что мертвецы приближаются к ним со всех сторон. В действительности же, идти к ним могли, пока лишь на встречу.
   Джейн посветила по сторонам, потом вперёд. Стас заметил шагах в пяти поворот и чуть дальше, ещё метрах в трёх другой. Из-за этого, более удаленного поворота вышел зомби. Мальчик лет семи. У него не было правого глаза, ниже щека разорвана до самого подбородка. В одной руке он держал плюшевого мишку, пальцы другой были окровавлены и судорожно скрючены. Губы ребенка были вымазаны кровью - верный признак того, что он ел человеческую плоть.
   - Боже, - прошептала Джейн и не удержалась от громкого всхлипа. - Прости нас Господи... За наши грехи... За наше неверие.
   - Идём, - прохрипел Олег, на корню прекратив поток её причитаний.
   Он свернул в первый коридор. Джейн снова держалась за ним. Стас, полуобернувшись - пятился. Мальчик-зомби скорее всего последует за ними и к его нападению нужно быть готовым. Вот только эта чертова тьма! Стас приглушенно выругался. Единственный источник света направлен вперёд. А как ему увидеть опасность? Остается только по звуку ориентироваться. Можно конечно, вот только нервы на взводе и ни черта не определишь, близко уже подошли или ещё нет.
   Звуки шагов отчетливо донеслись до Стаса. Так, значит мальчик двинулся за ними. И почти тут же легкие шаги ребенка потонули в нарастающем шаркании ещё нескольких пар ног. Должно быть вслед за мертвым пацаном направились и другие зомби. Вот, только сколько? Пять, шесть или больше?
   Коридор тянулся недолго и к счастью оказался пуст, но в самом его конце луч фонаря, таки наткнулся на изуродованную, окровавленную женщину в купальнике. При приближении живых, она сразу же пошла на встречу.
   - Подними фонарь повыше! - воскликнул Олег.
   Джейн сделала это, улучшив тем самым обзор вооруженному спутнику. Олег отсёк голову зомби и опрокинув тело пинком, выбежал на открытое место. Это была площадка, огражденной металлическими перилами, а в противоположном конце сверкнул хромированным металлом трипод-турникет . Когда луч света сместился вправо, он увидел, что и там есть такая же площадка и отделяет их одну от другой проход шагов в пять-шесть шириной. В полосу света попало несколько изуродованных окровавленных лиц. Теперь, уже отовсюду, доносились шаркающие шаги. Их с каждым мгновением становилось все больше и они приближались. Медленно, но неотвратимо, как рок судьбы. Джейн светила то вправо, то влево, то прямо. И повсюду луч выхватывал из темноты бредущих к ним мертвых каннибалов. Немало среди них было детей разного возраста, окровавленных, ужасно изуродованных, иногда вообще съеденных на четверть и даже на половину. Обнажившиеся кости их конечностей гремели по полу.
   Олег затравленно озирался. Куда же теперь? Их окружало не меньше трёх десятков оживших. Чёрт, слишком много! И эта темнота проклятая! Знал бы он, что так будет! Да, к черту... Знал, не знал. С третьего уровня все равно надо было валить.
   - Смотри! - вскричала вдруг Джейн, вытянув руку влево.
   Олег посмотрел в том направлении. На фоне сплошного мрака он увидел узкое световое панно и по сторонам от него ещё несколько симметрично расположенных светильников.
   - Что это? Помещение какое-то?
   - Давайте там укроемся! - закричал Стас. - Тут на меня до х... тварей прёт. И я ни х... не вижу!
   - Думаешь, здесь их меньше? - бросил Олег, перелезая через турникет.
   Он хотел помочь Джейн, но она весьма ловко и быстро перебралась сама. Похоже, первоначальную стадию страха, близкую к ступору и выразившуюся в слабости, она преодолела. Теперь, страх напротив, не тормозил, а подгонял её.
   За турникетом, на Олега напал высокий худой мужчина. Из всей одежды на нем были лишь плавки. Из разорванного живота свисали внутренности, часть их волочилась по полу следом. Олег ударил и разрубил горло мертвеца пониже кадыка, однако голова осталась на месте. От второго удара, уже обратным концом топора, голова была отброшена назад за спину и потянула своего обладателя вниз, лишая его равновесия. Зомби упал, звучно ударившись об пол. Но в этот момент с другой стороны на Олега напала зомби - женщина. Это была здоровенная негритянка лицо и шею которой покрывали многочисленные укусы. Футболка, что на ней была, насквозь пропиталась кровью. Олег едва увернулся от вытянутых рук этой твари. Не смотря на внушительные габариты и огромный отвисший живот, двигалась она довольно проворно. Впрочем, и все остальные мертвецы, как будто бы активизировались. Всё было ясно. Причина - появившиеся живые. Кроме быстроты в движениях, у зомби резко возросла и агрессия. Беглецы не только это заметили, но и ощутили на инстинктивном уровне. За ними охотились хищники, лишенные души и сострадания биороботы не знавшие ни страха, ни усталости ни боли.
   Разрубить толстенную шею негритянки одним ударом, нечего было, даже мечтать. Пожарный топор Олега был, конечно, внушителен, но даже его широкое лезвие наверняка завязнет в этих складках, двойных, тройных подбородках и слое жира. Тратить время на разрубание жирной туши не стоило. Олег пробежал дальше, на ходу, саданув негритянке рукояткой в переносицу. Она, лишь слегка пошатнулась, но это позволило Джейн благополучно проскочить мимо. А вот Стасу не так повезло. Обретя равновесие, негритянка напала на него. Жесткие пальцы вцепились в левый рукав рубашки.
   - Отвали от меня сука! - заорал Стас, вертясь из стороны в сторону. - Бля! Мать твою!
   Ударить топором он не мог: нужны были обе свободные руки. Желая дотянуться зубами до живой плоти, негритянка напирала всем своим весом. Стас прилагал отчаянные усилия, чтобы сохранить, хотя бы равновесие. Топор он упёр негритянке в подбородок, чтобы не допустить укуса. И только бы не упасть! Нельзя упасть! Если это случится, да ещё сверху навалится эта туша, в которой килограмм 150 - пиши пропало.
   Со всех сторон уже подходили другие мертвецы. Шуршание, шарканье, топот десятков пар ног. Эти звуки угнетали, ввергали в пучину панического ужаса и отчаяния. Они стали, просто невыносимы! К этому добавилось ещё и клокотание, бульканье в глотках зомби. Отовсюду тянулись окровавленные руки, чтобы схватить, разорвать его.
   Неизвестно, чем бы всё это закончилось, не приди на помощь Олег. Он вынырнул из темноты и быстрыми ударом разрубил запястье правой руки мертвой толстухи. Стас резко дернул рукой. Ткань рубашки затрещала. Вторым рывком Стас наконец-то освободился и подняв топор обрушил его на голову негритянки. Глухой удар и хруст. Лезвие разрубило череп пополам и намертво застряло. Матерясь, Стас попытался высвободить его, но тщетно. Может и получилось бы, будь у него больше времени, но его то, как раз и не было.
   За спиной Стаса появился мужчина с разорванным в клочья лицом. Среди окровавленных ошметков кожи и мяса торчали его оскаленные зубы. Олег ударил по ним и заставил мертвеца отшатнуться. После этого друзья устремились прочь.
   Вот, наконец, и спасительное помещение. Что-то вроде вместительной будки с огромными стеклами. Не бог весть какое убежище, но всё же, лучше чем ничего. Внутри было темно, по сторонам центрального окошка мерцало несколько маленьких лампочек, над самой дверью светилось табло с надписью на английском registration centre. Лишь бы только эта чертова дверь оказалась не заперта! Конечно, высадить её не потребует больших усилий, но тогда прятаться в будке стало бы, уже бессмысленно.
   Джейн, бежавшая теперь первая, устремилась к двери. Внезапно, она открылась и оттуда выскочил высокий широкоплечий человек. Свет фонаря скользнул по серому, местами грязному и забрызганному кровью костюму, поверх которого был бронежилет, потом выхватил из тьмы напряженное лицо мужчины лет сорока. Черты лица крупные, грубоватые темные волосы коротко пострижены, как обычно бывает у военных. Незнакомец заморгал и вдруг, направив на Джейн пистолет, закричал на английском:
   - Черт возьми! Стоять!
   Молодая женщина сдавленно вскрикнула и замерла на месте. Фонарик выпал из её руки и ударившись о пол - погас. Олег едва не налетел на англичанку. Стас чертыхнулся и чудом избежав столкновения с ними обоими, обогнул друзей и замер слева от незнакомца. Тот довернул ствол пистолета в его сторону, но затем оружие было направлено на Олега в руках которого мужчина заметил топор.
   - Вы кто такие?
   - Сэр, нам нужно укрыться! - закричала Джейн. - Мертвые идут прямо за нами!
   Мужчина начал нервно кусать губы. Пистолет в его руках слегка дрожал.
   - Укушенные среди вас есть?
   - Ни раненых, ни укушенных, - быстро ответил Олег. - Мистер, давайте войдем внутрь... Он обернулся и невольно сделал шаг назад, забыв о пистолете незнакомца.
   - Матерь божья!
   К ним двигалась огромная толпа. Зловещие, раскачивающиеся тени продвигались со всех направлений, звук топота нарастал. Вокруг четверых живых смыкалось кольцо, наверное, не меньше чем в три сотни мертвых каннибалов.
   - Давайте внутрь! - хрипло закричал незнакомец. - Живее!
   Они вбежали в будку после чего, мужчина торопливо запер дверь на ключ и ничком распластался на полу.
   - Ложитесь, - зашипел он. - Быстрее, черт вас возьми.
   Стас и Джейн упали рядом. Олег же присел на корточки, укрывшись за массивным столом.
   - Если они вас некоторое время не видят, то забывают... успокаиваются что ли, - прошептал незнакомец.
   В дверь сильно ударили, затем удары, правда, не особенно сильные посыпались со всех сторон на металлические стены будки. Протяжно и басовито загудело стекло центрального окна, когда по нему начали шлепать десятки ладоней.
   - Они разобьют окно, - в ужасе зашептала Джейн. - Их так много... Они снесут эту будку. Они доберутся до нас.
   Стас, повинуясь внезапному порыву обнял её, прижал к себе. В дверь и стены продолжали стучать, пальцы с противным визгом скользили по окнам, теперь уже и по боковым. Прошла минута, другая, третья...
   - Черт, раньше они уходили, - забормотал незнакомец с нотками отчаяния в голосе. - Если не высовываться, если сидеть тихо... Господи, они ведь должны уже забыть о нас.
   Стены будки начали покачиваться, стекла от более сильных и настойчивых ударов угрожающе дребезжали.
   Где-то вдали послышались звуки выстрелов. Сначала одиночные из пистолета, потом началась яростная беспорядочная пальба. Толпа мертвецов возбужденно зашумела, пришла в активное движение. Но вместе с тем, удары и тычки в стены и окна становились все реже и реже. Стрельба прекратилась через пару минут поле начала, но похоже отвлекла внимание мертвых от будки. Шарканье и топот ног начали постепенно удаляться.
   - Из калашей, что ли шмаляли, - пробормотал Олег по-русски.
   - Точно, из них родимых, - откликнулся Стас.
   - Не наши ли друзья сомалийцы нашли себе там приключения?
   - Да, скорее всего, - усмехнулся Стас. - Вряд ли у кого-то ещё на лайнере будут "Калашниковы".
   Незнакомец приподнял голову и удивленно взглянул на двоих мужчин.
   - Мистер, вы ээ... говорите на...
   - Мы русские, - предупреждая его дальнейшие расспросы, ответил Олег, переходя на английский.
   - Правда? - незнакомец казался удивленным. Он даже приподнялся на локтях. Стас не без сожаления выпустил из объятий Джейн и спросил:
   - А что такое? Что-то не так?
   - О нет, мистер, все в порядке, - англичанин заулыбался. - Просто так неожиданно... Никогда не приходилось иметь дело с русскими. Вы пассажиры? О нет, постойте-ка, на вас рубашки и брюки...
   - Это униформы матросов моей яхты, - начала объяснять Джейн. - Яхта "Норта". Она столкнулась с вашим лайнером по вине сомалийских пиратов. Мы были заложниками, но сумели бежать после столкновения.
   - Понятно, - кивнул англичанин и тут, спохватившись, поочередно протянул руку новым знакомым.
   - Бад Уолкер, служба внутренней безопасности "Повелителя морей".
   Стас и Олег, тоже представились.
   - Какого черта происходит, друзья? - спросил англичанин. - Откуда взялись эти зомби?
   - Долгая история, - ответил Олег, не видя смысла начинать дискуссию на эту тему сейчас. - Нам нужно выбраться с этого корабля. Это ведь четвертая палуба?
   - Да, четвертая, - кивнул Бад.
   - Здесь должны быть спасательные шлюпки.
   - Они здесь, но до них не добраться, - англичанин поморщился и покачал головой. - Сами видели, что твориться вокруг, - и он кивнул в сторону окон. - К тому же, здесь почти всё обесточено, а значит и механизмы спуска на воду вряд ли работают.
   - Но попытаться, всё же стоит, - упрямо произнёс Олег. - В конце концов не сидеть же здесь и ждать, когда мертвецы доберутся до нас.
   - Если сидеть тихо, да не выглядывать в окна...
   - Но вы то, сэр выглянули, перед тем, как выскочить нам на встречу.
   - Это было опрометчиво с моей стороны. Хотя, сейчас я рад, что выглянул и смог помочь вам.
   Олег усмехнулся и решил промолчать относительно того, что благородный поступок англичанина был, скорее всего, вызван страхом. Он попросту испугался, того, что наткнувшись на запертую дверь, беглецы вышибут её и тем самым поставят под угрозу его собственную жизнь.
   - Сейчас, мертвецы почти все убрались в другую часть палубы, - сказал Олег. - Я думаю, стоит рискнуть и попытаться спустить одну шлюпку.
   - Риск слишком велик, - Бад скептически покачал головой. - Мне кажется лучше переждать здесь, ну или в крайнем случае найти убежище понадежнее.
   - А что, такое есть?
   - Метрах в тридцати отсюда есть ремонтная мастерская.
   - Мастерская? Там надежно?
   - Уж точно надежнее, чем здесь, - усмехнулся Бад. - Один вход, прочная металлическая дверь и никаких чертовых окон.
   - Нам это подойдёт, - кивнула Джейн.
   - Но это место, может также, стать ловушкой, - покачал головой Олег. - Если мертвецы столпятся у двери, как мы выберемся в случае чего? И потом, наша задача не запираться где-то здесь, а покинуть лайнер.
   - Даже не представляю, как это сделать, - англичанин развёл руками. - Всё что мы сейчас можем это где-то укрыться и ждать спасателей.
   - Вы, полагаете, мистер Уолкер, что они прибудут? - усмехнулся Олег.
   - Ну, а как же? - охранник выглядел удивленным. - Здесь ведь тысячи людей. Много бизнесменов, влиятельных политиков, звёзд шоу-бизнеса. Я уверен, что спасательная операция начнётся через несколько часов. Не исключаю, что подготовка к ней уже идёт полным ходом.
   - Может и так, - Олег пожал плечами. - Хорошо бы. А вот у нас в России есть такая поговорка: спасение утопающих дело рук самих утопающих.
   - Но мы, вроде бы не тонем, - удивленно пробормотал Бад. - Сейчас нам угрожают ожившие трупы.
   - Неважно, - Олег отмахнулся, не желая тратить время на объяснение англичанину смысла поговорки. - Нам нужно, что-то предпринять пока зомби свалили отсюда.
   - Давайте доберёмся до мастерской, - сказал Стас. - А там посмотрим, что делать дальше.
   Спорить с этим никто не стал. Бад осторожно приподнялся и выглянул в окно. В пределах видимости он не заметил ни одного мертвеца. Их приглушенные шаги слышались в отдалении, где-то в непроницаемой тьме. Англичанин тихонько приоткрыл дверь и выбежал из будки. Вслед за ним устремился Олег, потом выбежала Джейн и замыкающим, был Стас. Нога его на что-то наткнулась. Раздалось приглушённое звяканье. Наклонившись, Стас нащупал предмет напоминавший рукоятку... Точно - это был топор! Вот удача! Его? Или другой? Да впрочем, какая на хрен разница! Главное: он снова при оружии!
   Они благополучно обогнули металлическое заграждение, но дальше была сплошная темнота, так что двигаться пришлось медленно и на ощупь.
   - Возьмитесь за руки, - прошептал Бад. - Не хватало ещё кому-то потеряться.
   - Ты сам-то дорогу найдёшь? - спросил Олег, вцепляясь в мокрую от пота ладонь англичанина.
   - Надеюсь.
   - Надеешься? Ни хрена себе расклад!
   Справа, совсем близко раздались характерные шаркающие шаги. Мгновением позже слева - тоже. Беглецов прошиб холодный липкий пот, в душу начал закрадываться панический ужас. В окружающем мраке они были совершенно беспомощны. Могли полагаться лишь на звук, но этого было конечно недостаточно, чтобы уцелеть в схватке с таким врагом, как зомби. Интересно, а как ориентируются эти твари? Судя по уверенным шагам, они отлично знали, где искать живых. Глаза им, как уже смогли убедиться Стас и Олег были не нужны. Может, определяют по запаху? Или по звуку? Но если твари мертвы, как могут функционировать их органы чувств? Может, ощущают биополе? Волну энергии от живого человека? Гадать можно было сколько угодно. Но факт оставался фактом: зомби безошибочно шёл к своей жертве, хоть без обоих глаз, или в полной темноте.
   - Чёрт! Быстрее! - вскричал Бад.
   Стас ощутил справа от себя движение. Услышал хриплое бульканье. Он ударил топором, но лезвие встретило пустоту. Но даже, если бы он попал, толку было бы мало. Тяжелый топор следовало держать двумя руками. А он боялся выпустить руку Джейн, даже на мгновение.
   Тут, на молодую женщину кто-то наскочил слева. Она пронзительно закричала. Стас почти ничего не видел, но он ринулся вперёд и сразу наткнулся на мертвеца, вцепившегося в плечи Джейн руками. Высокий и крепкий мужчина. Отшвырнуть его в сторону оказалось нелегко. Пока Стас отчаянно боролся с мертвецом, холодные твердые пальцы вцепились ему в воротник рубашки и потянули назад. Стас крутанулся на месте и смог вырваться до того, как другой мертвец вцепился второй рукой. А может, её у него и не было? Сваленный же им на пол мужчина начал подниматься. Поскольку глаза уже привыкли к темноте, согбенная фигура зомби была смутно различима. За его спиной что-то мелькнуло. Раздался приглушенный звук удара и треск. Точь-в-точь, как на рынке при разделке больших кусков мяса. Мужчина упал с разбитым черепом. Раздался крик Олега.
   - Стас, не отставайте! Шевелитесь, бля!
   Впереди что-то грохнуло. Потом ещё раз и ещё.
   - Заперто! - заорал Бад. - Эй, кто там внутри, откройте!
   Стас и Джейн едва не налетели на Олега. Он и Бад стояли на фоне темной конструкции, что-то вроде двухэтажной будки, и судя по всему перед самой дверью в которую англичанин грохал кулаком.
   - Господи! Кто там... Откройте! Пожалуйста, откройте!
   - Они не откроют, - крикнул Олег. - Надо валить отсюда!
   - Ради бога, откройте!
   Снова посыпались отчаянные удары.
   - Говорю - они не откроют! Уходим, иначе нас прижмут здесь!
   Последний аргумент Олега возымел действие.
   - За мной! - англичанин ринулся мимо будки, вдоль её левой стены.
   Все устремились за ним. Наверное, Бад, всё же надеялся проникнуть внутрь через другую дверь, хотя сам говорил, что вход только один. Впереди, внезапно мелькнул свет. Беглецы отчётливо увидели прямоугольный проём двери. До неё было с полсотни шагов.
   - Туда! - заорал Олег.
   - Но это выход с палубы! - Бад в нерешительности замер.
   - Так и что с того? Оттуда можно подняться выше?
   - Да! На пятую палубу! Но я не знаю, что там сейчас... Есть ли укрытие... И там нет спасательных ботов.
   - Здесь, тоже не спрятаться! - Олег рванулся в сторону света. - И мы тут, как слепые котята!
   Будка мастерской осталась позади. До двери было уже рукой подать, как справа из темноты хлынула вернувшаяся толпа мертвецов.
   - Быстрее! Шевелитесь! - орал Олег. - Отрежут нас от двери!
   Беглецы успели проскочить на лестничную площадку буквально перед носом приближающихся зомби. Как Бад Уолкер и говорил, отсюда лестницы вели вверх и вниз. Стас хотел было захлопнуть дверь, но не успел. Окровавленная толпа уже ломилась в проём. Пять или шесть рук тянулись к нему. Ещё двое зомби, раздирая собственные уши, упорно протискивали между дверью и косяком изуродованные головы.
   - Оставь! - крикнул Олег. - Эту толпу не удержать!
   - Отруби руки, тогда я захлопну дверь!
   - Да к чёрту! Не успеем! Они лезут, мать их и лезут! Бросай! Бежим!
   Бад и Джейн устремились вверх по лестнице, преодолели первый пролёт и скрылись за поворотом второго. Но тут, Джейн испуганно закричала, а Бад разразился яростными ругательствами. Они сбежали обратно вниз, бледные с дикими глазами и затравленно озираясь.
   - Идут сверху! - выдохнул англичанин.
   - Сколько? - упавшим голосом спросил Олег.
   - Не знаю. Много. Чертовски много! Вся лестница ими забита!
   Топот, шарканье множества ног становились всё громче и всё ближе. Вот, из-за поворота лестницы показались первые из зомби. Это были две молодые женщины, сплошь покрытые полузасохшими потеками крови. Потом показался мужчина с надвое рассеченной головой. Затем опять женщина на этот раз пожилая с оторванной левой щекой. И далее мертвых тварей становилось всё больше и больше. Пробиться через такую толпу было немыслимо.
   Олег подскочил к лестнице, ведущей на третью палубу. Глянул вниз. Там никого не было. По крайней мере, насколько он мог увидеть. Отчаяние сдавило грудь. Опять возвращаться вниз! Что за проклятие такое!
   Но ничего другого не оставалось. Два потока мертвецов теснили их, не давали ни единого шанса прорваться выше.
   - Вниз! - закричал Олег. - Быстрее!
   Стас чертыхнулся и тут же отпустил дверь, удерживать, и даже захлопывать которую не имело теперь смысла. Джейн и Бад проскочили мимо него. А он опять прикрывал отступление. Но теперь, хотя бы можно было ухватить топор, как следует. Стас снёс голову мертвой девушке, довольно резво бросившейся в его сторону. Застывшее, а затем беспорядочно завертевшееся тело создало для напирающей толпы дополнительное препятствие. Но ненадолго. Вскоре тело повалили и зомби, топча его устремились вслед за беглецами. Но несколько секунд заминки, все же позволили людям оторваться от тварей. Они бежали вниз, порой перескакивая за раз через две ступени.
   Достигнув входа на третью палубу, все замерли. Бад осторожно выглянул. Здесь был служебный коридор - узкий и слабо освещенный. Но к счастью пустой. Но что ждало их дальше, за поворотом?
  
  
  ГЛАВА 12
  
   С каждой минутой обстановка в "Капелла Рай" накалялась и становилась всё более нервозной. Наблюдая из окон, работники бара стали свидетелями немалого числа страшных и кровавых сцен. Люди, где по одиночке, где группами пытались спасти свои жизни. Одни старались прорваться к лестницам, другие к лифтам, но большинство погибли. Мертвецы не разбирали мужчина, женщина или ребёнок. С одинаковой кровожадностью преследовали и убивали всех. Выйти на помощь несчастным никто больше не решался. Поступок филиппинца Ороси был первой и последней такой попыткой. Ходячих трупов становилось всё больше и больше и шансы тех, кто пытался прорваться куда-либо с этой палубы, таяли пропорционально увеличению числа зомби. Сколько их было на палубе точно, никто не знал, но в районе Променада оживших бродило, уже не меньше сотни.
   Альберто Фарцелли был в отчаянии. Он хотел покинуть бар и прорваться на следующую палубу в составе большой группы, но попытать счастья вместе с ним согласилось лишь три человека. Для прорыва, этого было явно недостаточно. Укрывшиеся в баре стали свидетелями того, как гибли и более многочисленные группы. Это отбивало всякую охоту пытаться. Вместе с тем все понимали, что сидеть и чего-то ждать, тоже не лучший выход. Хорошо, если эвакуация будет проведена. А если, что-то пойдёт не так? Неопределенность угнетала, ввергала мысли в беспорядок, а душу в отчаяние.
   Лэйла, как и все остальные была испугана и растеряна. Она отошла от окна и устроилась на одном из стульев в соседнем помещении. Здесь же была Софи, пришедшая сюда ещё раньше. Она была не в силах наблюдать за всем тем кошмаром, что творился за стенами бара. Подруги сидели молча. Софи уставилась в одну точку на стене и не шевелилась. Лэйла, напротив, не находила места своим рукам. То, клала их на колени, то прижимала ладони друг к другу на уровне лица и начинала сплетать и расплетать пальцы.
   Дверь комнаты была открыта и девушки слышали всё, что происходит на втором этаже. До них доносились разговоры, тихий плач, ругательства сквозь зубы. Вот, хлопнула дверь кабинета управляющего и послышался хриплый с надрывом голос Алекса Марвелла.
   - Вы проверили все двери? Каждая должна быть заперта. Если эти твари проникнут...
   Голос резко прервался и перешёл в мучительный кашель.
   - Сэр, вам нельзя вставать. Вернитесь на диван.
   Это сказал Карл Люсьен.
   Лэйла поднялась и выглянула из комнаты. Марвелл стоял на пороге своего кабинета полусогнувшись. Запястье левой руки было перевязано, но сквозь бинт всё равно проступило довольно крупное кровавое пятно. По лицу управляющего разлилась ужасающая бледность, а губы были покрыты странной зеленоватой пеной. Точно такая же вытекала из ртов оживших. Не оставалось никаких сомнений, что Марвелл не просто укушен, но ещё и заражён. И скорее всего, эта зараза убьет его, а потом... О том, что произойдёт потом, Лэйла не хотела даже думать, но мысль, что Марвелл теперь, как бомба замедленного действия не оставляла ее в покое. Видимо, к тем же выводам пришли и все остальные. На Марвелла все смотрели с откровенным страхом и каждый, за исключением разве что Карла Люсьена старались держаться от шефа на приличной дистанции.
   - Так что там с дверями! - прокашлявшись и отплевавшись повторил Марвелл, обведя подчиненных совершенно бешеным взглядом.
   Ему никто не ответил. Кто переглядывался с соседом, кто отводил глаза.
   - Иди ляг, тебе нельзя...
   Карл Люсьен попытался увести управляющего обратно в его кабинет, но тот оттолкнул шеф-повара.
   - Какого черта! Ты не обо мне беспокойся! Возглавь людей, проверьте все двери. Или мне это самому сделать? Где Пэйн? Где Альберто, Хуан...
   - Мы всё проверим, - откликнулся Пэйн Джун. - Только вернитесь на диван, сэр.
   Марвелл с минуту постоял, облокотившись на косяк. Он, словно что-то обдумывал. Потом, сказал.
   - Ладно. Но, как всё проверите, доложите мне. Ясно?
   - Ясно, сэр, - кивнул Пэйн Джун.
   Управляющий ушёл обратно в кабинет. Когда дверь за его спиной закрылась, Лэйла тихонько приблизилась к шеф-повару и сказала.
   - Его нужно запереть.
   Карл Люсьен обернулся. Брови его удивленно поползли вверх.
   -Что?
   - Марвелла необходимо запереть. А лучше, перед этим связать.
   - Ты что, спятила? - вскричал Карл Люсьен.
   - Он заразился. Видел эту зеленую пену? И когда он умрёт...
   - Тогда и Лэнса нужно связать и запереть, - хмыкнул шеф-повар. - Его ведь, тоже покусали.
   - Конечно нужно, - кивнула Лэйла, не обратив внимания на иронию в голосе Люсьена. - А, кстати, где он?
   Беглый осмотр комнаты, точнее всех присутствующих результата не дал. Скорее всего, Лэнс был на первом этаже.
   - Никого связывать и запирать мы не будем, - резко произнёс Карл Люсьен. - Выкинь это из головы.
   - Он опасен. Он умрёт и оживет после этого через пару минут. Что тогда будем делать?
   - Да с чего ты взяла, что он умрёт и оживет?
   - А ты что не видел, что творится там? - девушка неопределенно махнула рукой.
   - Но ведь он жив! Оживают, только мертвые.
   - Он ранен. И ему всё хуже и хуже. Неужели ты думаешь, что когда он умрёт, таким и останется? Где гарантия?
   - Но мы не знаем... - забормотал Карл Люсьен. - Не можем быть уверенными. Наши предположения вовсе не повод связывать и запирать раненых. Вместо сочувствия и помощи ты предлагаешь только усилить их страдания.
   - Это необходимо для нашей безопасности. Твоей, моей... Всех!
   - Хватит вам спорить, - вмешался Пэйн Джун. - Шеф сказал, что нужно всё проверить. Он прав, будь я проклят.
   - Да, согласен, - кивнул шеф-повар всем своим видом показывая, что переключается на иную тему и больше не намерен спорить с официанткой.
   - Итак, у нас две двери ведут в основной зал, - начал Пэйн Джун.- Обе сейчас заперты. И есть ещё три двери, через которые можно выйти наружу.
   - Через склады, - кивнул Люсьен, - и дверь во дворик, где мусорные контейнеры. Я проверю её и выход с первого склада. Ты займись вторым. Кого возьмёшь с собой?
   - Хуан согласился пойти.
   - И всё?
   - Думаю, вдвоём мы справимся. Жаль, конечно, оружия нет. Хотя бы один пистолет.
   - Пистолет не поможет, - сказала Лэйла. - Я видела, как один мужчина в них стрелял. Да и вы, наверное слышали выстрелы.
   - Слышали, - кивнул Пэйн Джун. - Я как раз перевязывал шефа.
   - Так вот, мужчина выстрелил мертвецу в голову и в грудь, но пули его не остановили, - закончила Лэйла.
   - Нужно взять большие ножи, - сказал Карл Люсьен. - И топоры. Интересно, а если отрубить зомби голову, что будет?
   - Ну, по крайней мере, он не сможет кусаться, - усмехнулся индонезиец.
   - Не хочу показаться занудой, но что нам делать с Марвеллом и Лэнсом?
   Лэйле не собиралась отступать так просто.
   - Решим это когда вернёмся, - уклончиво ответил Люсьен.
   - А если, пока вы там проверяете двери он того...
   - Вряд ли, - Пэйн Джун ободряюще кивнул девушке. - Мы быстро вернёмся. С ним ничего не произойдёт в ближайшие пятнадцать минут.
   Лэйла собралась было возразить, но тут на второй этаж вбежал один из подсобных рабочих.
   - Лэйла, тебя к телефону!
   - Меня? - девушка до того удивилась, что обо всём другом, тут же позабыла. Она сбежала вниз и увидела Адель. Та держала в руке трубку настенного аппарата связи.
   - Позвонили... Я сняла... Там спросили тебя, - сообщила официантка.
   Лэйла выхватила у неё трубку.
   - Я слушаю!
   - Милая, это я.
   Сердце девушки подскочило, всё тело обдало жаром, мысли в голове поскакали, как безумные.
   - Сергей. Ты...
   - Я, любимая. Слушай. Времени мало. Со мной всё в порядке, я сейчас на верхней палубе. А как у тебя дела?
   - Всё хорошо. Я не ранена. Я... то есть мы все, заперлись в нашем баре.
   - Да, Адель мне, уже сказала. Двери все проверили?
   - Проверяем. Шеф и ещё пара ребят пошли.
   - Проклятие! - с отчаянием воскликнул Сергей. - Ну почему вы не поднялись выше? Почему? Черт! Вот, чёрт!
   - Сначала такой команды не было, - растерянно ответила Лэйла. - А потом было поздно. Мы просто не успели. Что происходит, Сережа? Повсюду оживают мертвые. Людей убивают, едят...
   - Я не знаю, что точно происходит, - помолчав, ответил Сергей. - Вроде бы вирус какой-то. Но откуда он взялся, хрен его знает. Скорее всего дело рук террористов. Послушай, а много вас там?
   - Почти все наши из бара. В соседних зданиях, тоже много людей. Есть раненые.
   До неё донеслось какое-то из русских ругательств значения которого она не знала, но судя по интонации любимого всё было хуже некуда. Затем, не скрывая отчаяния в голосе, Сергей воскликнул:
   - Как же так? Ну почему всё так х...во! Тебе надо было сразу плюнуть на всё и подняться выше. На самый верх!
   - Марвелл разговаривал с одним из офицеров и тот сказал, что лучше всем оставаться на местах, - пробормотала Лэйла.
   - Вот сволочи! Ублюдки, мать их!
   - А в чём дело, Сережа? - Лэйла похолодела, предчувствуя нечто совсем нехорошее.
   Он молчал, словно не решался сказать.
   - Сережа!
   - Принято решение об эвакуации людей только с трёх верхних палуб. Всех, кто оказался ниже оставят.
   - Что? Что ты сказал?
   Девушка не верила собственным ушам.
   - Через час-полтора, после того, как всех выведут с палуб 12, 13 и 14, ходы будут перекрыты, лифты обесточены.
   - Я не верю, - прошептала Лэйла. - Кто принял такое решение?
   - Капитан Торнсвайт, разумеется.
   - Торнсвайт? Неужели он пойдёт на это? Здесь же тысячи людей.
   - Я слышал, что это сделают во избежание распространения вируса.
   - А все кто ниже двенадцатой палубы обречены? - Лэйла едва говорила. В горле образовался комок. - Даже не зараженные? И им наплевать на стариков, женщин, детей?
   - Не совсем так. Эвакуация остальных людей будет, но позже. Её, также проведут военные. Спецназ наверное на зачистку отправят, а потом начнут выводить людей.
   - И ты веришь в это? - Лэйла горько и зло рассмеялась. - Ты веришь? Здесь всё кишит мертвыми. Они на всех палубах. Военные потеряют с десяток человек и придут к выводу, что ничего сделать нельзя. Сережа, они уничтожат лайнер со всеми, кто остался.
   Голос девушки надломился. Её начали душить рыдания. Отчаяние затопило душу, грудь сдавило, в животе образовался словно бы ледяной комок. Адель, стоявшая рядом едва не падала от последних слов произнесенных Лэйлой.
   - Ты права, - глухо произнёс Сергей. - Поэтому, я иду за тобой.
   - Ты? Подожди... Нет! Серёжа, не надо!
   Не волнуйся я не один. Вниз собирается целый отряд во главе с Бишо, несколько человек... Те, кто не согласен с приказом капитана. В общем, я иду и точка. Главное оставайся в баре. Чтобы не случилось, будь там.
   - Сереженька, любимый... Не надо рисковать. Не надо! Ты видел этих тварей? Их нельзя убить! Они ничего не боятся и не чувствуют боли! Их тут сотни! Ты погибнешь!
   - Лэйла, оставайся в баре!
   Раздался щелчок и из трубки начали вылетать монотонные гудки. Лэйла постояла неподвижно с полминуты, потом повесила трубку. Обернувшись, встретилась взглядом с Альберто.
   - Я так понял, ты со своим русским говорила. И он сказал, что на нас теперь всем наплевать. Нас всех уже списали.
   - Это не так, - пробормотала Лэйла.
   - Да ладно - не так! - заорал итальянец. - Сука Торнсвайт всё уже решил! Сидите, мол там внизу и никуда не лезьте. Мы тут спасём, кого полегче вытащить, а вы ждите. Утром вам улыбнется солнце! Дерьмо всё это! Нужно самим выбираться! Я всем скажу, о чём вы тут болтали! Посмотрим, найдутся ли тогда дураки, которые согласятся сидеть тут и ждать!
  
  
  * * *
  
   Директор круиза, все еще ошеломленный, раздавленный авторитетом капитана стоял возле одного из аппаратов внутренней связи. Людей вокруг него осталось немного. Тут, вдруг, кто-то тронул его за плечо. Француа Бишо обернулся и встретился взглядом с одним из матросов лет тридцати. Он был высок, крепкого, как это обычно бывает телосложения, синеглазый с чертами лица волевыми и решительными. Бишо не знал его. В самом деле, откуда ему знать всех до единого матросов?
   - Меня зовут Сергей, - представился матрос. - Могу помочь вам проникнуть ниже двенадцатой палубы в обход основных лестниц и люков.
   Француз несколько мгновений изучал его. Открытый, честный взгляд этого Сергея ему понравился, вызвал чувство доверия. Но Бишо, все-таки спросил:
   - А тебе это зачем? Не боишься идти наперекор приказу капитана? За это не то что под арест... Под суд могут отдать.
   - У меня там любимая девушка, - коротко и просто обрисовал Сергей свою мотивацию.
   - В самом деле? Да, это конечно... Это причина, безусловно, - закивал Франсуа Бишо. - А вернуться назад со спасенными людьми, тоже будет можно?
   - Думаю, да, - поколебавшись секунду, ответил Сергей.
   Нотка сомнения, прозвучавшая в голосе матроса, уже не имела для директора круиза никакого значения. Если появился хоть один шанс вытащить людей с нижних палуб, грех было им не воспользоваться. А сомнения... Да черт с ними с сомнениями!
  
  
  * * *
  
   Шум, поднятый Антонио всполошил всех и на первом и на втором этажах.
   - Вы слышали, нас бросили здесь! - кричал он, взбегая по лестнице . - Эвакуации не будет! Лэйла, подтверди! Что там тебе твой русский сказал!
   Встревоженные люди начали собираться вокруг итальянца. Началась толкотня, сыпались вопросы, две девушки плакали навзрыд. Адель забилась в угол и сидела там на корточках с потерянным видом и обхватив голову руками.
   - Ну, все собрались? - Антонио обвёл нервным взглядом людей. - Все здесь?
   - Карла нет, - сказал кто-то.
   - Лэнса. Где Лэнс, то?
   - Да его, вроде давно нет.
   - Пэйна тоже нет и Хуана!
   - Где они? - разозлился Антонио. - Надо решить важное дело, а они чёрт знает куда провалились!
   - Карл и Аслан ушли проверять двери на первом складе, - сообщила Софи. - А Пэйн Джун и Хуан - на второй.
   - Нашли время... Ладно, остальные то здесь?
   - Лэнса нигде нет.
   - Давно его видели? Кто видел Лэнса последним?
   На вопрос Альберто не смог дать вразумительного ответа никто. Вроде, недавно был со всеми, его раны перевязали. А потом, Лэнс исчез.
   - Хорошо, найдем его потом, - итальянец поднял руку. - Слушайте все. Лэйла только что говорила со своим парнем. Он техник-ремонтник, кажется? Так вот, сейчас он находится на мостике. Вот что он слышал: капитан Торнсвайт приказал эвакуировать всех, начиная с 12 палубы и выше. А всех людей, что оказались ниже оставляют.
   Гробовая тишина, вызванная этим сообщением продолжалась недолго. Потом, группа людей просто взорвалась криками. Пришлось выждать несколько минут, прежде чем продолжить собрание.
   - Как, не будет эвакуации? - кричал громче всех один из кухонных работников. - Этого не может быть!
   Он повернул к Лэйле свое искаженное страхом и отчаянием лицо.
   - Это правда? Так капитан распорядился? - неслось теперь со всех сторон.
   Лэйла вкратце предала их с Сергеем разговор и добавила: - Эвакуацию обещали позже, когда вывезут всех с верхних палуб.
   - Да это чушь! - закричал Антонио. - Вы верите? Неужели, кто-то поверит? На судне какая-то ужасная инфекция! Да военные, скорее уничтожат лайнер!
   - Нет, не может быть! - вскричал филиппинец Глен. - Здесь же тысячи людей! Они не посмеют!
   - Да брось! Не будь наивен, как ребенок. Чтобы вирус не распространился пойдут на любые меры. Что им наши жизни, ведь на кону всё человечество, о благе которого якобы пекутся политиканы. Чертовы ублюдки!
   - Что нам делать? - закричал китаец Вэй Ляо.
   - Предлагаю пробиться наверх самостоятельно.
   - Не разумнее ли будет подождать утра и дождаться помощи военных?
   - Ещё раз говорю: помощи не будет. Этот вирус убивает и после оживляет мертвых. Кто рискнёт выпустить с лайнера людей где такое происходит? А если среди эвакуированных будут покусанные?
   - Но с верхних же палуб собираются людей эвакуировать, - сказала Софи.
   - Среди них, наверное нет зараженных, - Антонио пожал плечами. - Это у нас тут, самое пекло и рассадник. Поэтому, незачем ждать милости свыше или от военных. Нужно пробиваться самим.
   - Мы не сможем! - крикнул кто-то. - Мертвецов снаружи не меньше сотни.
   - А станет ещё больше, если мы не поспешим, - парировал Альберто.
   - Но что нам это даст? - спросил Вэй Ляо и задумчиво пожал плечами. - Если судно решат уничтожить вместе с нами, какая разница где находится?
   - Если поторопимся, то выйдем на верхнюю палубу, когда с неё начнут снимать пассажиров 12-той, 13-той и 14-той, - заметил Антонио. - Тогда, им ничего не останется, как и нас забрать. Пусть только попробуют не сделать этого!
   - Если зараза так опасна, а она крайне опасна, что совершенно очевидно, - забормотал Вэй Ляо, - то решение капитана Торнсвайта не лишено логики.
   - Если хочешь - оставайся, - бросил Альберто. - Кто со мной, поднимите руки!
   - Стойте! - крикнула официантка Кэсси. - Почему бы нам не пробиться вниз на четвертую палубу и не воспользоваться ботами?
   Все начали удивленно переглядываться. В самом деле, почему? Это было бы быстрее и проще.
   - Мы не знаем, что там сейчас, - сказал Антонио. - Много людей туда бежало после сообщений Бишо. - Может, ботов уже не осталось?
   - Но мы также не знаем, что происходит выше, - возразила Кэсси. - Пройти через шесть палуб... многие ли из нас доберутся?
   - Ты можешь никуда не ходить. Оставайся тут, вместе с Ляо, - фыркнул Альберто. - А я буду пробиваться наверх. Снова спрашиваю - кто со мной?
   - Давайте подождём, - вмешалась в разговор Лэйла. - Сергей сказал, что придёт сюда. Просил оставаться здесь.
   - Один что ли придёт? - расхохотался итальянец. - Твоего героя сожрут, как только он сунется сюда.
   - Он будет не один. Вниз собирается целый отряд с Бишо во главе.
   - Ха! Вот радость для зомби! Ещё больше мяса! - вскричал Альберто.
   Но слова Лэйлы посеяли сомнения среди нескольких человек, уже было согласившихся присоединиться к итальянцу. Тот принялся кричать и размахивать руками:
   - Да поймите вы идиоты, Бишо и его люди нас не спасут! Да может, они и не дойдут до нас! Может, они все погибнут! А мы будем ждать и потеряем время!
   Крики, ругань и споры продолжались.
  
  * * *
  
   Вахтенный офицер, взволнованный и несколько растерянный доложил:
   - Сэр, в операторскую позвонил начальник службы безопасности. Переключить на вас?
   - Что?! - вскричал Джеральд Торнсвайт. Рон?! Соединяй!
   Капитан схватил трубку. На другом конце после непродолжительного гудка раздался голос Рона Бэйли.
   - Сэр это я.
   - Рон! Чертовски рад слышать тебя! Где ты?
   - Сектор DF - 37. Подходим к прачечной. Там остался один из моих людей и он не выходит на связь. Сэр я хочу сообщить... даже не знаю. Сам я этого не видел, но видел мой человек Бад Уолкер. Он входил в сектор С-114. И говорит, что столкнулся там с ожившими мертвецами. Я знаю Бада, шутить он не будет. Но он может ошибаться. На его группу напали какие-то люди. Скорее всего сомалийские пираты. Он сообщил, что огнестрельное оружие на них не действует. Все они покрыты ужасными ранами, а некоторые из этих людей разорваны пополам, но продолжают двигаться и нападать. Не знаю, как расценить всё, что рассказал Бад. Похоже на бред. Но у Уолкера крепкая и стабильная психика, он воевал... Черт возьми сэр, я допускаю, что тех людей не смогли остановить пули и что лишенные конечностей, с выпущенными кишками они могут некоторое время оставаться живыми и передвигаться. Но они не могут быть при этом мертвы! Это за пределом моего понимания. Скорее всего, чертовы сомалийцы держали на борту какую-то наркоту. При взрыве произошла химическая реакция и выделившиеся пары сработали как галлюциноген. Вот, Баду и привиделось...
   - Ему не привиделось, - сказал капитан Торнсвайт.
   - Что, сэр?
   - Всё что рассказал тебе Бад Уолкер - правда. Он столкнулся с мертвецами.
   - Но как? Как такое может быть? - выдохнул Рон Бэйли.
   - Пока не знаем. Предположительно на борту врезавшейся в нас яхты находился штамм неизвестного вируса, который переносится микроорганизмами, также неизвестного происхождения. Яхта "Норта" - это научно-исследовательское судно. Экипаж, кроме обычных матросов и офицеров включал и группу ученых. Вероятно, они исследовали вирус и ввиду его крайней опасности судно постоянно находились в море. Впрочем, мы связывались с владельцем яхты сэром Джоном Уилсоном и представителями Британского Географического Общества. Они были крайне удивлены и сообщили, что ни о каких исследованиях опасных вирусов на борту "Норты" им не известно. По их словам ученые в основном занимались сбором биологических образцов и археологическими исследованиями в районе Сейшел.
   - Вот, что-то такое они там и нашли, - пробормотал Рон. - Проклятые яйцеголовые...
   - Возможно. Но могло быть и так, что кто-то из ученых занимался несанкционированными исследованиями в пользу какой-либо страны.
   - Думаете, тут замешаны русские?
   - Почему русские? Кто угодно может быть. Китай, Израиль, США, Индия, Пакистан... даже наши британские военные. Неплохо было бы поговорить с кем-то из экипажа "Норты", но боюсь, все они погибли.
   - А сомалийцы? - спросил Рон Бэйли. - Они, как-то замешаны? Может, всё-таки стоило взять этих ублюдков?
   - Я думаю, сомалийцы нам бы ничего не рассказали. Напав на яхту, они скорее всего даже не знали о вирусе. Хотя... Чёрт его знает. Сейчас наши предположения и догадки уже не важны. После столкновения вирус попал к нам и распространился с ужасающей быстротой. Правда, как мы полагаем, пока не выше двенадцатой пассажирской палубы.
   - Как он распространяется? - прохрипел Рон.
   - Один из способов о котором, уже точно известно - это укус.
   - Укус?!
   - Да, Рон, чёртов укус. Мертвец убивает живого человека и тот воскресает через несколько минут, после чего, тоже начинает охоту на живых. Если зомби укусит живого, но тот останется жив, вирус действует медленнее, но в конце концов всё равно убивает своего носителя и превращает его в зомби. Мы наблюдаем всё это на экранах каждую минуту. Счёт идёт уже не на сотни, а на тысячи погибших. Так что, поверь на слово. Но есть среди мертвецов и люди, умершие ненасильственной смертью, особенно старики. Их оживляют, как мы предполагаем микроскопические споры - носители вируса. Распространяются через вентиляцию. Часть шахт удалось перекрыть, но не все и бог знает, как далеко эти проклятые споры успели разлететься.
   - Но мертвецы... Как такое может быть? Как они двигаются? Почему нападают? - забормотал потрясенный Рон Бэйли. - Может, это просто нарушение психики? Что-то, вроде бешенства?
   - Увы, Рон, увы, - капитан покачал головой. - Наш главврач Рейнолд Линс исследовал нескольких зараженных и подтвердил их биологическую смерть. Однако трупы сохранили способность двигаться и при первой же возможности стараются напасть. Похоже, желание поедать живую человеческую плоть их единственная мотивация.
   - Господи... Сэр, что же делать? Как их остановить?
   - Мы не знаем. Ни травматическое, ни даже огнестрельное оружие им нипочём. То, что зомби двигаются медленно, почти не даёт никаких преимуществ. Хорошо хоть, они ни черта не соображают и не действуют сообща. Хотя, когда атакуют группой может сложится впечатление о согласованности.
   - Так что же, всё-таки делать, сэр? Как мы будем вытаскивать людей? - спросил Рон Бэйли.
   Капитан молчал. Подозрительно долго молчал. Затем, всё же сказал:
   - Мы осуществим эвакуацию Рон. Начнём на рассвете, когда прибудут военные корабли. Людей снимут с верхней палубы с помощью вертолетов.
   - Сэр, но ведь чтобы попасть наверх, тем кто сейчас внизу придётся...
   - Эвакуированы будут только пассажиры и члены экипажа, которые сейчас находятся на 12, 13, 14 палубах, - прервав его, торопливо продолжил капитан. - Скоро мы начнём выводить людей наверх. Всех до единого с обозначенных мною палуб наверх. После этого все входы с двенадцатой палубы на тринадцатую будут перекрыты.
   - Перекрыты? - начальник службы безопасности, похоже не поверил тому, что только что услышал. - То есть как? Ниже 12 палубы находится тысячи людей. Чёрт возьми! Здесь я нахожусь и мои ребята!
   - Я всё понимаю, Рон. Поверь, такое решение мне далось нелегко. Но эту заразу выпускать ни в коем случае нельзя. Вирус чрезвычайно агрессивен. Линс сказал...
   - К чёрту Линса! - взорвался Рон Бэйли. - Мы не заражены! Не укушены! У нас вообще не было контакта с этими, так называемыми мертвецами!
   - А как же Бад Уолкер?
   - Он шёл с другой группой!
   - А ваш человек возле прачечной? Думаете, он случайно не выходит на связь? Нет, Рон, я не могу рисковать. Через час все выходы наверх будут перекрыты. Прости старина. Ты должен меня понять.
   - Значит, мы обречены? - голос начальника службы безопасности дрогнул.
   - Нет, Рон! Вас тоже вытащат, но позже, как только заберут людей с верхней палубы. У военных есть какой-то план. Разумеется, будет устроен жесткий карантин и тотальная проверка всех. Но это необходимо. Сейчас, вам нужно найти укрытие, избегать всяческих контактов с мертвецами и спорами. До рассвета ещё пять часов. Вам нужно продержаться.
   - Я понял, сэр, - упавшим голосом ответил Рон Бэйли. - Мне всё ясно. Пойду, обрадую ребят.
   - Рон, прости. Если бы я мог... Всё было бы иначе.
   - Прощайте, сэр, - сухо откликнулся Бэйли.
   Связь прервалась.
   - Что сказал капитан? - спросил один из подчиненных Рона широкоплечий молодой человек по имени Кристофер. Двое других членов группы, тоже с волнением ждали ответа от шефа.
   - Нас подставили, - горько усмехнулся Рон Бэйли. - Просто, подставили, черт возьми.
  
  
  ГЛАВА 13
  
   Пэйн Джун и Хуан осторожно приоткрыв дверь выглянули в коридор. Он тянулся метров на десять и заканчивался дверью склада Љ 2. Там хранились в основном овощи и фрукты, дешевое спиртное, соки и лимонад. В коридоре никого не было, однако дверь склада была приоткрыта. Это очень не понравилось индонезийцу, а Хуан, следовавший за ним выразил свою тревогу словами:
   - Закрыта должна быть. Кто же открыл то?
   - Лэнс! - позвал Пэйн Джун.
   Ответом ему был тишина, лишь доносилось размеренное гудение холодильных камер.
   - Лэнс, ты здесь?
   - Будь он там, он бы откликнулся, - прошептал Хуан.
   - Идём, - Пэйн Джун сжал покрепче рукоять большого разделочного ножа и направился к полуоткрытой двери.
   Маленький филиппинец, вооруженный кубинским мачете держался прямо за спиной.
   Приоткрыв дверь пошире, но не полностью, (Пэйн Джун не хотел, чтобы она гремела и скрипела), они вошли в помещение склада. Здесь вдоль стен тянулись стеллажи, громоздились пластиковые контейнеры, деревянные ящики, картонные коробки. В центре располагались многоярусные этажерки, заставленные разнообразной тарой. Были тут и мешки и два здоровенных металлических контейнера для отходов. Когда они заполнялись их вывозили во дворик откуда содержимое забиралось специальной службой лайнера для рассортировки и дальнейшей продажи того, что можно было продать. Это была обычная практика на судах такого класса. Выручка от реализации отходов шла матросам в качестве премиальных.
   Из склада за пределы бара вёл только один выход и Пэйн Джун поспешил туда. Не дойдя до двери нескольких шагов, он облегченно вздохнул. Она была закрыта на надежный металлический засов.
   - Всё в порядке, - обрадовано сообщил индонезиец товарищу.
   Он обернулся и застыл. Улыбка медленно сползла с его лица. Между двумя стеллажами прямо на полу лежал Лэнс. Он лежал на левом боку, но при этом шея бармена была вывернута так, что совершенно белое лицо было обращено вверх к потолку. Открытые глаза Лэнса пугали своей неподвижностью, всяким отсутствием жизни, зрачки при этом закатились под веки, а белки стали красными от лопнувших капилляров. Рот разинут, словно в немом крике и черты лица искажены так, как если бы Лэнс в момент смерти испытывал сильнейшую боль. На губах пузырилась зеленоватая пена и тонкая струйка слюны такого же цвета медленно стекала из уголков рта по подбородку.
   - Лэнс, - тихо позвал Пэйн Джун, не решаясь приблизиться к лежавшему. - Ты жив?
   Конечно, можно было не спрашивать. Очевидно было обратное.
   Хуан наклонился и ткнул мачете в плечо Лэнса. Тот не пошевелился.
   - Мёртв, я думаю. Бедняга.
   - Ладно, идём назад, - облизнув пересохшие губы сказал Пэйн Джун.
   - А его что, так и оставим?
   - Лучше оставить. Вдруг он оживёт?
   - Как-то это не правильно..., - пробормотал филиппинец.
   - Да брось! Не тащить же его туда к нам. Зачем там труп? А здесь прохладно. Даже лучше ему тут остаться до эвакуации. Просто закроем дверь и даже если он оживёт...
   Индонезиец не договорил. Слова застряли в глотке. Лэнс пошевельнулся и начал приподниматься. Зеленая слюна закапала на воротник рубашки, а сквозь наложенные повязки обильно начала сочиться кровь.
   - Господи... Исусе...
   Хуан отшатнулся и врезался спиной в стеллаж. На голову ему посыпались коробки и связки полиэтиленовых мешков.
   Лэнс поднялся, выпрямился в полный рост. Несколько секунд он стоял неподвижно, лишь слегка пошатывался. Глаза его чуть шевельнулись: зрачки медленно поползли вниз, но застыли где-то на половине пути. Ни веки, ни ресницы при этом ни дрогнули.
   Пэйн Джун начал тихонько, боком отступать в сторону двери. Но до неё было ещё далеко. Чертовски далеко.
   Шаркая ботинками по полу, Лэнс двинулся за ним. Хуан закричал на высокой ноте и рванулся к выходу. Но слепой ужас, гнавший его, оказался для филиппинца не лучшим союзником. Он заскочил в проход между стеллажами, который привёл его не к выходу, а в тупик в виде горы коробок до самого потолка. Задыхаясь от страха, Хуан развернулся и помчался обратно. Теперь, он оказался за спиной мертвеца, который продолжал идти в сторону отступавшего Пэйна Джуна.
   - Сюда! Быстрее! - закричал повар. - Нужно закрыть дверь!
   - Я не могу обойти его! - завизжал Хуан.
   - Идиот! Пробеги слева за другим стеллажом!
   Хуан чертыхнулся. И как ему не пришла в голову такая простая мысль? Вот ведь дерьмо! От страха мозги совсем отказали.
   Он, уже было собрался бежать по свободному проходу к выходу, как вдруг, Лэнс обернулся и двинулся на него. Филиппинец, вытаращив от ужаса глаза, трясясь всем телом начал пятиться. Споткнувшись о большую картонную коробку с консервированными фруктами, он растянулся на полу. Зомби приближался, приоткрыв рот и вытянув вперед руки. Пэйн Джун не видел, что товарищ упал и продолжал звать его.
   - Хуан, черт тебя подери! Где ты застрял?
   Почуяв неладное, индонезиец кинулся обратно. Хуан между тем, даже не поднявшись на ноги, сидя на заднице пятился, упираясь в пол руками. Свой мачете он выронил. Раскачиваясь из стороны в сторону Лэнс шёл к нему. Вскоре, Хуан уперся спиной в дверь. Невозможность отступать дальше привела его в совершеннейшее отчаяние. Филиппинец начал скулить и плакать. Зомби наклонился и вцепился руками ему в волосы.
   - Нет! Не трогай меня! Не трогай! - завизжал Хуан.
   Но к его воплям зомби был совершенно равнодушен. Он начал наклоняться, чтобы вцепиться зубами в лицо жертвы. Зеленая слюна закапала истерично вопящему Хуану на лоб. В этот момент подбежал Пэйн Джун. Размахнувшись, что есть сил, он ударил тесаком сверху вниз и чуть наискось. Правое плечо Лэнса оказалось глубоко разрубленным, сильной струей ударила кровь. Но такая рана, столь ужасная для живого человека для ожившего трупа не имела никакого значения. Мертвец упорно тянулся зубами к вожделенной теплой плоти. Тогда, индонезиец ухватил Лэнса за ворот рубашки и резко рванул на себя. Послышался треск материи и об пол звякнула оторванная пуговица. Бармен был отброшен к стене о которую сильно ударился спиной. Но он не упал и как только обрёл равновесие двинулся на Пэйн Джуна. По какому принципу он выбирал объект для нападения, было непонятно. Скорее всего это носило случайный характер.
   Индонезиец зарычал и нанёс яростный удар, вложив в него всю свою силу. Тяжёлое, острое, как бритва лезвие с хрустом разрубило грудную клетку мертвеца и тот, обливаясь кровью, повалился на пол.
   - Давай руку! - заорал Пэйн Джун, подскакивая к хнычущему, забившемуся в угол Хуану. - Ну же, быстрее! Сейчас он встанет!
   Зомби и вправду начал подниматься. Грудь его ходила ходуном, в нескольких местах рубашку проткнули кости. Индонезиец схватил Хуана за руку и рывком заставил товарища подняться на ноги. На том месте где он сидел растеклась большая лужа.
   - Беги!
   Филиппинец побежал, подвывая от ужаса. Из его штанов продолжало капать. Пэйн Джун развернулся и рубанул тесаком целясь на этот раз в горло мертвеца. Лезвие с легкостью рассекло кадык и плоть до позвоночника. Голова Лэнса начала заваливаться на правую сторону и одновременно, словно бы сползать вперёд. Это ужасающее зрелище на мгновение парализовало индонезийца. Но вот, взяв себя в руки, он развернулся и побежал вслед за Хуаном. Двери они достигли почти одновременно. Пэйн Джун захлопнул её и задвинул тяжелый засов в пазы. Только после этого они смогли перевести дух.
  
  
  * * *
  
   Бад повернул запорный механизм металлической двери и тяжело дыша, привалившись к ней спиной, посмотрел на своих спутников.
   Они находились в небольшом коридорчике вдоль стен которого стояли узкие металлические шкафы, а между ними крепились электрощиты и генераторы. Лампы под потолком периодически мигали, но к счастью давали достаточно света. По ту сторону двери осталась толпа голодных оживших трупов. Мертвецы с четвертой и пятой палуб упорно преследовали беглецов, пока наконец не удалось закрыть перед ними надежную во всех отношениях дверь.
   - Что теперь? - спросил Олег с тревогой прислушиваясь к беспорядочным ударам по двери.
   - Давайте здесь укроемся, - сказал Бад. - Какая в конце концов разница?
   - На этой палубе оставаться опасно, - заметил Стас. - Тут и пожар был и взрыв. Где гарантия что это не повторится?
   - Сейчас мы достаточно далеко от машинного отделения, - произнёс англичанин, отходя от двери. - Огонь не доберётся сюда, да и система пожаротушения в этом секторе в порядке.
   Он указал на потолок, где мягким зеленым цветом светились лампочки, которыми снабжались газо-температурные датчики.
   - Я, всё же, хотел бы выбраться с судна, - сказал Олег. - Как ещё это можно сделать, если не с помощью спасательных ботов? Разве что, за борт прыгнуть?
   - Если добраться до гаражей, то там полным полно гидроциклов, моторных лодок, скутеров и прочего, - сказал Бад.
   - Так, чего же ты молчал?! - вскричал Олег.
   - Туда не просто попасть, - покачал головой англичанин. - Нужны коды доступа, ключи... Ничего этого у меня нет.
   - Где эти гаражи?
   - Ниже. На второй палубе.
   - Идём туда, - Олег решительно направился по коридору. Потом остановился и жестом показал Баду, что пропускает его вперёд.
   - Веди.
   - Но у меня нет кодов...
   - Да х... с ними! Разберёмся на месте. Что толку то здесь торчать?
   Англичанин пожал плечами и пошёл первым. Вскоре, узкий технический коридор соединился с более широким, но менее освещенным. Многие лампы на потолке вообще не горели, от других же исходило крайне тусклое освещение. Из-за этого беглецы стали двигаться осторожнее. К счастью ни один мертвец им пока не встретился. Но радоваться этой удаче долго не пришлось. Внезапно Олег замер на месте и тихо произнес:
   - Стойте.
   Все замерли, боясь, даже дышать. Теперь, до слуха каждого донеслись звуки шагов. Кто-то шёл им навстречу, но ещё не добрался до поворота коридора. Олег покрепче стиснул рукоять топора, но почти тут же до него дошло, что тихие, едва ли не крадущиеся шаги не могут принадлежать зомби.
   Вот из-за поворота вырвался яркий луч фонарика. Державший его высокий широкоплечий мужчина заметил людей впереди и замер на месте. За его спиной появились ещё двое. Они, также остановились. На несколько секунд повисла тишина. Потом, незнакомец с фонариком крикнул:
   - Эй, кто там? Мэтью, ты?
   - Это я! - внезапно воскликнул англичанин и счастливо рассмеялся: - Сэр! Здесь я Бад Уолкер!
   - Уолкер? - в голосе незнакомца прозвучало сильнейшее удивление, переходящее в искреннюю радость. - Чёрт возьми, Бад! Откуда ты здесь взялся?
   Они бросились навстречу друг другу и обнялись.
   - Мы идём к прачечной, чтобы найти Мэтью Ринка! - воскликнул незнакомец. - А потом собирались за тобой!
   Теперь, когда он подошёл ближе и оказался под одной из всё ещё работавших потолочных ламп Олег, Стас и Джейн смогли разглядеть его получше. Это был мужчина сорока с небольшим лет, высокий, наверное под два метра и очень крепкий. Короткий ежик волос на его макушке был типичен для людей армейских или профессионалов силовых видов спорта, но Олег склонялся к первому варианту. Одет мужчина был в тёмно-серый, судя по всему дорогой костюм, но без галстука. Поверх него нацеплен бронежилет. Почти такими же высокими, здоровенными и одетыми в одинаковые костюмы оказались двое его сопровождавших. Они приветствовали Бада с такой же радостью и теплотой, как и их товарищ.
   - Бад, как ты вырвался? - вскричал первый незнакомец - Тебя же окружили мертвецы! Дьявол, увидеть бы хоть одного!
   - Так вы, сэр ещё не встречались с зомби? - изумился Уолкер. - Получается, их здесь нет?
   - Выходит, что нет, - кивнул незнакомец. Тут, он обратил внимание на двоих мужчин с топорами в руках и молодую светловолосую женщину, стоявших за спиной Бада.
   - А у вас, похоже, такая встреча состоялась.
   Взгляд его задержался на окровавленных лезвиях топоров.
   - И ни один раз за последние часы, - кивнул Олег.
   - Это Стас и Олег, - представил мужчин Бад. - Они из России. А это миссис Уилсон - владелица той яхты, что протаранила нас.
   - Рон Бэйли.
   Здоровяк поочередно пожал руки новым знакомым. Удержав ладонь Джейн чуть дольше, он усмехнулся:
   - Стало быть, это всё, - он сделал неопределенный жест , - вашими стараниями.
   - Я была в числе заложников, - сказала молодая женщина. - Если бы можно было всё исправить... - На её глаза навернулись слёзы. - Майкл и Энтони погибли. Ещё Тим, капитан Олдберри... Господи, да они все погибли! 36 человек! И только я одна... здесь...
   - О простите мою бестактность, - забормотал Рон Бэйли, спохватившись. - Конечно же, вы не виноваты. Чертовы сомалийцы! Будь они прокляты!
   - Бад, мистер Бэйли, я так понимаю твой начальник, - сказал Олег.
   Рон, обернувшись, утвердительно кивнул вместо Уолкера.
   - Да, мистер...
   - Берестов, - подсказал Олег.
   - Да, мистер Берестов. Я возглавляю службу внутренней безопасности лайнера.
   - Отлично. Тогда, вам должно быть известны коды открывающие гаражи.
   - Положим, - прищурился Бэйли.
   - Нам нужно попасть туда, чтобы покинуть судно, - объяснил Олег. - Не вижу смысла оставаться в месте, где все кишит ожившими мертвецами.
   - Да, мы собирались это сделать, - задумчиво произнёс Рон. - Но сначала хотели найти Мэтью Ринка - он дежурил возле прачечной, и вытащить Бада. - он хлопнул подчиненного по плечу. - Как тебе всё-таки удалось убраться с четвертой палубы? Или ситуация там не настолько скверная, как мне говорили?
   - Очень скверная, - покачал головой Уолкер. - Если бы не Стас, Олег и Джейн, так бы мне и сидеть в той чертовой стеклянной будке. В конце концов, зомби добрались бы до моего зада.
   - Хорошо, что твой зад при тебе, - хохотнул Бэйли.
   Он снова пожал руки Стасу и Олегу, кивнул Джейн.
   - Благодарю за помощь моему человеку. Теперь, только бы найти Ринка.
   - Где находится прачечная? - поинтересовался Олег.
   - Вы прошли. Нужно было свернуть в боковой коридор... Да впрочем, идёмте все вместе.
   Возражать никто не стал. Двоих подчиненных Бэйли звали Кристофер и Сэм. Они пошли впереди всех, держа наготове пистолеты, хотя Бад им сказал, что против зомби огнестрельное оружие совершенно бесполезно.
   - Но это лучше, чем совсем ничего, - резонно заметил Рон. - И потом, кто знает, не наткнёмся ли мы на сомалийцев.
   - Когда мы были на четвёртой палубе, слышали там пальбу из "калашниковых", - сказал Стас. - Надо полагать это и были пираты.
   - Вот как? - встрепенулся Бэйли. - Стало быть, вон куда они пробрались! Интересно, как и когда?
   - Им там не сладко придётся, - хмыкнул Бад. - Чертовски много мертвецов. Да ещё почти на всей палубе вырубился свет.
   - Надеюсь, эти ваши зомби прикончат сомалийских ублюдков, - с ненавистью прошептал начальник службы безопасности. - Эти сукины дети заслужили смерти.
  
  
  * * *
  
   Собрание на втором этаже бара проходило в крайне нервозной обстановке. Пришли все кроме тех, кто отправился проверять двери складов и разумеется Алекса Марвелла, остававшегося в своём кабинете. Иногда из-за двери доносились его стоны и хрипы, что отнюдь не способствовало нормальному общению.
   Антонио кричал, ругался, уговаривал и убеждал. Кто-то с ним соглашался, кто-то напротив ожесточённо спорил. Иногда за раз орали пять или шесть человек. В какой-то момент, когда все крикуны устали и ненадолго смолкли, Антонио, напротив, возвысив голос, крикнул:
   - Поймите же, никто не придёт вас спасать! Можете, даже не надеется!
   Тут, он заметил в уголке возле окна официантку-турчанку.
   - Лэйла, твой русский, что тебе сказал? Ну-ка, скажи нам всем.
   Все взоры, тут же обратились на девушку. Она, смущенная этим и немного испуганная пробормотала:
   - Он сказал, чтобы я оставалась здесь и никуда не уходила. Он придёт и вытащит меня.
   - Это ваше с ним личное дело! - раздраженно вскричал Антонио. - Что он сказал о решении капитана?
   Лэйла явно мялась и медлила с ответом. Но тут несколько человек начали требовать, чтобы она отвечала.
   - Эвакуацию проведут только с трёх верхних палуб, - наконец выдавила турчанка. - Так решил капитан.
   Среди собравшихся прошёл тяжелый вздох, послышались удивленные и возмущённые возгласы.
   - А остальные люди?! - воскликнул кто-то. - Как, с ними?
   - Сергей сказал, что их тоже начнут спасать, но только позже. Второй этап эвакуации. Скорее всего днём, когда вывезут вертолётами всех с верхней палубы.
   - Но, ведь ты сама не поверила этому! - рассмеялся Антонио. - А? Скажи. Не поверила! Лэйла смутилась ещё больше. Он был прав. Абсолютно прав. Антонио между тем продолжал:
   - Ещё, я понял из вашего разговора, что твой русский хоть и сказал про второй этап эвакуации, но сам не очень-то на него надеется. Так ведь? Поэтому, он и собрался за тобой. - Тут, Антонио скептически хмыкнул: - Но лучше бы ему, этого не делать. Пропадёт зазря.
   - Он сказал, что не один пойдёт! - запальчиво воскликнула Лэйла. - Собрался целый отряд спасателей во главе с Бишо.
   - Директор Бишо?! - Антонио громко расхохотался и после с презрением произнёс: - И что с того? Отряд спасателей! Долбанная жопа! Да их всех сожрут. Свеженькое мясо для зомби! Как они вытащат тысячи людей со всех палуб? Из кают, коридоров, разных помещений? Как найдут и выручат спрятавшихся? Как они это сделают? Да никак, черт возьми!
   - У них должен быть план, - осторожно заметил один из пекарей.
   - Да ладно, не смеши меня, - Антонио пренебрежительно махнул рукой. - Какой к чёрту план? Нам, попавшим в это дерьмо самим нужно выбираться. Вот я и предлагаю: всем вместе пробиться наверх.
   - Почему наверх? - спросил кто-то. - Может лучше вниз к спасательным ботам? Это ближе.
   - Мертвецы идут сюда снизу, - сказал Вэй Ляо. - Я думаю, туда не стоит соваться.
   - И сверху, тоже идут, даже ещё больше, - возразила Софи.
   - И всё же лучше наверх, - заметил Стив. - Как-то, спокойнее на верхней палубе. Над головой небо, а не стальной потолок и некуда деваться.
   - Можно подумать, оказавшись на верхней палубе, ты куда-то с неё денешься, - рассмеялась Лэйла.
   - Если эти твари совсем прижмут, так я, хоть в море выпрыгну, - совершенно серьёзно ответил Стив. - Это лучше, чем, если тебя сожрут.
   - Всё же, стоит рискнуть и вверх подняться, - сказал Дикс, выполнявший обязанности разнорабочего.
   - Нет, наверх нельзя. Как четырнадцать палуб пройти? Мы не сможем! - раздалось сразу несколько голосов.
   - Сможем! - воскликнул Антонио. - И наш путь только наверх! Главное - успеть до рассвета. У военных не будет иного выхода, как только забрать нас, если мы поднимемся и смешаемся с теми, кого собираются эвакуировать.
   - Так, как же нам подняться? Там везде сейчас зомби! - воскликнула Софи.
   - А ты что, собралась разгуливать по палубам? - Антонио поразился тупости барменши. - Зачем нам это? Воспользуемся лифтами. Если они не работаю - лестницами. Будем все время подниматься, с одного лестничного пролёта на другой не выходя на палубы.
   - На лестницах, тоже может быть полно мертвецов, - резонно заметил Вэй Ляо.
   - Вряд ли их там много, - итальянец скептически покачал головой. - Они ведь живых ищут, значит, разбрелись по палубам, коридорам. Ушли ближе к каютам и другим помещениям. Что им на лестницах-то, толку торчать? Нет, несколько этих уродов, конечно могут попасться по-пути, тут я не спорю. Вот почему нужно идти большой группой. Вооружимся и пробьемся. Ну, кто со мной?
   Ответить ему никто не успел. Опять поднялся шум, а тут ещё вернулись Пэйн Джун и Хуан. Теперь, всё внимание переключилось на них. Индонезиец и филиппинец были в полушоковом состоянии. Они сообщили, что нашли Лэнса.
   - Он обратился, - под конец сказал Пэйн Джун. - Напал на нас. Но мы в порядке. Я перерубил ему горло... - помощник шеф-повара при воспоминании об этом содрогнулся. - А потом мы убежали и закрыли дверь. Лэнс... Он остался там - на складе.
   - Надо было вытолкать его через наружную дверь, - недовольно сказал Альберто. - За каким чёртом вы оставили его в помещении?
   - Ты бы сам попробовал, - рассердился индонезиец. - Посмотрим, что ты скажешь, когда живой труп попрёт на тебя!
   - Уж, точно не наложу в штаны, как некоторые! - с пренебрежением бросил Антонио.
   Неизвестно чем бы закончилось их перепалка, но тут по ступеням на второй этаж поднялись Карл Люсьен и Аслан Салихов, помогавший ему при осмотре склада.
   - Тихо вы! - прикрикнул шеф-повар. - Ещё драки нам тут не хватало.
   Спорщики замолчали. Люсьен обвёл всех долгим взглядом и после сообщил, что дверь на складе Љ 1 была закрыта, как и та, что выводила во внутренний дворик. Так что никто туда не проник.
   - Мы ещё и забаррикадировали двери, - добавил он весьма довольный. - Этим гадам придётся постараться, если они вздумают прорваться сюда.
   - Какого черта вы это сделали! - побагровев от злости, вскричал Антонио. - Мы хотели воспользовались тем выходом!
   - Воспользоваться? Зачем? - Карл Люсьен ошарашено уставился на итальянца.
   - Мы собираемся покинуть бар.
   - Кто это мы?
   - Мы все!
   - Это все решили? - шеф-повар вновь обвёл взглядом собравшихся.
   - Я уверен - все так решат, - твёрдо произнёс Антонио.
   - Я здесь, пока что главный, - заметил Люсьен, недовольно прищурившись. - И мои распоряжения...
   - Мы не солдаты и тут тебе не армия! - вскричал итальянец. - Если я захочу уйти, не ты никто другой ни в праве меня остановить. Ну, чёрт возьми, кто со мной?
   Вперёд, с достаточно уверенным видом шагнули три человека среди которых к удивлению Лэйлы оказалась и Адель. Вот уж от неё такой смелости турчанка не ожидала. Из группы собрались было выйти ещё несколько человек, как вдруг распахнулась дверь кабинета управляющего. На пороге стоял Алекс Марвелл.
   Мертвенно-бледная кожа, струйка крови смешанная с зелёной слюной тянется ото рта вниз по подбородку и шее, неподвижные зрачки глаз и взгляд, словно бы остекленевший. Всё это говорило лишь об одном: Марвелл мёртв.
   - Назад, - прошептал Пэйн Джун. - Все отойдите.
   Толпа перепуганных людей поддалась назад. Управляющий, напротив, двинулся вперёд. Ближе всего к нему оказалась официантка Линь Ляо. Она пронзительно завизжала и рванулась с места, но люди стояли так плотно, что спрятаться за их спинами не удалось. Марвелл схватил китаянку за плечи и потянул девушку на себя. Рот его в предвкушении теплой живой плоти открылся. Пэйн Джун кинулся на помощь официантке, но ему не хватило каких-то пары секунд. Мертвец успел разорвать зубами левое ухо Линь Ляо. Она билась и вырывалась, издавая пронзительные душераздирающие вопли. Индонезиец ухватил Марвелла за плечи, при этом ему пришлось бросить свой тесак. Пальцы Пэйн Джуна ощутили сквозь тонкую ткань рубашки неприятную одеревенелость тела управляющего. Индонезиец сделал сильный и резкий рывок. Рубашка официантки затрещала, но пальцы мертвеца, всё же соскользнули. Зажимая кровоточащее ухо, крича и плача, китаянка побежала в сторону лестницы. Продолжая удерживать мертвого каннибала, Пэйн Джун закричал:
   - Голову... Отрубите ему голову!
   Вооружены в этот момент были трое: Хуан, Карл Люсьен и Аслан Салихов.
   Но они стояли далеко от места схватки, к тому же, между ними Пэйн Джуном и Марвеллом оказалась и вся толпа. Управляющий был выше индонезийца на целую голову и тяжелее килограммов на тридцать. Удерживать такого здоровяка Пэйн Джун долго не мог. Чувствуя, что Марвелл сейчас вырвется, Пэйн Джун с проклятием отпустил его. Зомби развернулся и тяжело ступая, двинулся на индонезийца. Пэйн Джун оказался прижатым к стенке. Он начал было пробираться вдоль неё, рассчитывая укрыться в кабинете, но явно не успевал. В этот момент Лэйла бросилась вперёд и подхватила с пола брошенный тесак. Издав крик, переходящий в рычание, она ударила Марвелла по голове. Тяжелое острое лезвие рассекло затылок мертвеца и глубоко вошло в череп. Кровь мгновенно заструилась из раны, заливая шею управляющего. На мгновение, тот застыл, словно бы удивленный таким дерзким нападением, но на самом деле лишь для того, чтобы обрести равновесие. Он начал поворачиваться. Молодая турчанка увидела его страшно деформированный от удара лоб, скошенный в правую сторону. Правый глаз лопнул и частично вытек. Лэйла охнула и отступила на шаг. Тесак так и остался торчать в голове зомби, нисколько не беспокоя его. Лэйлу замутило. Девушка схватилась за живот, согнулась, потом упала на колени, борясь с мучительными порывами рвоты. Но эта борьба оказалась не в её пользу.
   Тем временем, протолкнувшись через орущую, визжащую толпу подоспели Люсьен, Хуан и Салихов. Шеф-повар обрушил топор сверху вниз и под углом, метя в шею Марвелла. С приглушенным влажным чавканьем лезвие рассекло мертвую плоть и погрузилось в месиво подкожных тканей. Во все стороны брызнула кровь. Однако, голова всё ещё оставалась на месте, поскольку позвоночник не был перерублен. С проклятием Люсьен высвободил топор, рассчитывая, уж вторым то ударом наверняка обезглавить управляющего. Но его опередил Салихов. Мелькнуло мачете и голова Марвелла, подлетев, ударилась о косяк двери, после чего со стуком упала на пол.
   Несколько секунд после этого никто не двигался с места. В помещении повисла тишина, в то время, как с нижнего этажа доносился надрывный плачь Линь Ляо. Первым пришёл в себя Пэйн Джун. Он наступил ногой на голову Марвелла, всё ещё разевающую рот и высвободил свой тесак.
   - Помогите мне, - хрипло произнёс он. - Нужно запереть его.
   - Может, лучше в окно? - пробормотал шеф-повар. - А, хотя... - он махнул рукой и шагнул в сторону дергающего руками, бестолково топчущегося на месте обезглавленного трупа. - Тяжело будет поднимать старину Марвелла.
   Вдвоём с Пэйн Джуном они втолкнули тело управляющего в кабинет, туда же забросили и голову, после чего дверь захлопнули. Люсьен повернул ключ в замке и после обернулся к притихшей группе работников. С минуту он смотрел на них, потом во взгляде его промелькнуло беспокойство.
   - Где Линь Ляо? Это она там внизу?
   - Кажется на кухне, - неуверенно пробормотал кто-то.
   - И никто не пошёл с ней? - возмущенно вскричал Люсьен. - А если она...
   Перекинув топор из левой ладони в правую, он двинулся в сторону лестницы. И сейчас же к нему бросилась Софи Кольер, схватила за руку.
   - Что ты собираешься делать?
   - Пусти.
   - Что ты задумал?! Убить её хочешь?
   - Пусти, говорю! - заорал Люсьен и рывком высвободил руку.
   - Он жива! Ты не можешь! Живую её зарубишь?
   - Её укусили! Ты видела!
   - Видела! И что с того? Она ещё жива! И может останется живой.
   - Любой укус приводит к болезни и смерти! - рявкнул Люсьен. - А потом труп оживает! Она угроза для всех нас!
   Он сбежал с лестницы и устремился на кухню. Следом начали спускаться остальные. Все при этом были угрюмы и подавлены. Один, лишь Антонио не разделял общего упаднического настроения. В душе его, скорее кипели злость и нетерпение. Он жаждал действовать. Какого черта все попёрлись разбираться с этой китаянкой? Ну не повезло ей, укусили. Чего о ней теперь переживать? Нужно думать, как выбраться отсюда и попасть на верхнюю палубу до рассвета.
   Люсьен ворвался на кухню. Следом, с криком вбежала Софи. Два человека остановились в дверях, не зная войти им или лучше пока подождать. Остальные толпились в коридоре, совершенно деморализованные.
   Миновав два здоровенных стеллажа, на которых громоздилась начищенная до блеска хромированная посуда, шеф-повар двинулся между рядами разделочных столов. Их было тут с полдюжины, заваленных продуктами и посудой. Работники всё так и оставили, когда на корабле начался весь этот кошмар. Вдоль стен стояли печные шкафы и электрические плиты. На одной из них кто-то забыл сковородку с котлетами, которые превратились в угли, а сама сковородка продолжала плавиться, распространяя вокруг удушливый дым. Проходя мимо, Люсьен автоматически выключил конфорку.
   Линь Ляо он увидел ни сразу. Более того, он смог обнаружить девушку только по всхлипам, которые она издавала. Китаянка забилась в угол между большим столом для резки хлеба и холодильной камерой-шкафом. Там и сидела на корточках, вздрагивая и тихо плача. При приближении Люсьена, а в особенности при виде его топора с лезвия которого капала кровь, она пронзительно закричала и вскочила на ноги.
   - Не подходи! Не подходи ко мне!
   В руках Линь Ляо вдруг появился длинный нож с широким лезвием. Держа рукоять обеими руками, она направила своё оружие в сторону шеф-повара. Он замер на месте, совершенно ошарашенный готовностью китаянки сопротивляться.
   - Люсьен! - Софи вцепилась в его плечо. - Не надо! Оставь её!
   - Чёрт побери! - шеф-повар попытался стряхнуть с себя руки бармена, но она снова и снова цеплялась, то за рукава, то опять за плечи. - Что ты делаешь... Она опасна! Опасно, тебе говорю!
   - Не подходите! - визжала официантка. Руки её дрожали, губы тряслись, по лбу градом катил холодный пот. - Кто полезет ко мне - убью!
   - Ты не понимаешь! Ни хрена не понимаешь чёртова, тупая дура! - заорал Люсьен. - Через полчаса ты сдохнешь! А я, не хочу сдохнуть из-за тебя!
   Он поднял топор и двинулся на китаянку. Софи ухватилась обеими руками за его правое запястье и потянула на себя.
   - Да, что ты лезешь?! Сучка проклятая! Отцепись от меня!
   Удар у Люсьена не вышел. Борясь с Софи, он врезался в один из столов. С него посыпалась посуда, упал и с оглушительным дребезгом разбился стакан со сливками. В столовую ворвались Пэйн Джун и ещё двое. Они бросились разнимать шеф-повара и барменшу. В это время Линь Ляо выскочила из своего укрытия и стремглав бросилась прочь с кухни. В дверях её попытался задержать Хуан, но она полоснула его по руке ножом. Вскрикнув и зажимая кровоточащее запястье другой рукой, филиппинец попятился к стенке. Китаянка почти добежала до склада Љ1, когда её схватил кто-то из поваров и Аслан, а Лэйла, рискуя пораниться вырвала из рук официантки нож. Линь Ляо билась в руках мужчин и пронзительно, душераздирающе кричала.
   - Да, держите вы её! Не выпускайте! - Люсьен, весь растрепанный, раскрасневшийся выбежал с кухни.
   Следом выскочила Софи. Быстро оглядевшись по сторонам, она распахнула дверь одного из небольших вспомогательных помещений.
   - Сюда её! Запрём здесь!
   Пэйн Джун протиснулся мимо Софи и поспешил на помощь повару и Аслану. Втроём они поволокли орущую, плачущую, визжащую Линь Ляо к кладовке. Маленькие кулачки китаянки мелькали с невероятной быстротой. Она осыпала спины и плечи мужчин градом весьма чувствительных ударов. Ещё, она царапалась и кусалась. Дралась, как дикая кошка. Её едва удалось затолкать внутрь, после чего Пэйн Джун с грохотом закрыл дверь и повернул ключ в замке.
   Тяжело дыша, раскрасневшиеся и вспотевшие помощники отступили назад. А официантка, продолжая истошно вопить, принялась колотить в дверь.
   - Надо... надо было всё-таки её... - забормотал Люсьен устало и расстроено.
   Софи, теперь уже тепло и дружески положила руку ему на плечо.
   - Успокойся. Всё нормально. Это нервы... Я тоже на взводе. Да все мы. А убивать не надо. Она ведь ещё жива. Оттуда никуда не вырвется. Пусть там будет.
   Слова девушки, её мягкий тон подействовали на шеф-повара успокаивающе. В глазах его промелькнуло чувство сожаления, на лице отразились стыд и раскаяние.
   - Софи... Чёрт... Прости меня. Не знаю, что на меня нашло. Нервы... и вправду, будь они прокляты. Я там грубо пихнул тебя, ударил... Прости.
   - Да всё нормально, - девушка улыбнулась, хотя правое плечо её, куда пришелся удар Люсьена во время их возни на кухне, изрядно болело. - Я не в обиде.
   Все вокруг, тоже, вроде бы успокоились. Но продолжалось это недолго. Послышался голос Антонио.
   - Ну так, кто со мной? Видели, что творится? Сидеть тут и ждать чудесного спасения нет смысла. Скоро перекусаем и пережрём друг друга.
   - Не гони, - бросил Пэйн Джун. - Сейчас здесь безопасно и всё под контролем.
   - Да что ты говоришь! - язвительно рассмеялся итальянец. - Первым был Марвелл, потом Лэнс, теперь Линь Ляо. А следующий кто? Может ты?
   - Чего ты несёшь? - Пэйн Джун сжал кулаки и шагнул в сторону Антонио.
   - Я несу? - хмыкнул итальянец. - Посмотри на свои руки.
   Индонезиец посмотрел и заметно изменился в лице. На правом предплечье имелись маленькие, но сочащиеся кровью ранки, оставленные зубами официантки. На левом царапина. В пылу борьбы, он не обратил на это внимания.
   -Ну и что? - произнёс Пэйн Джун, однако голос его дрогнул. - Укусила. Но она же жива была.
   - Ну, если повезёт, ничего не случиться, - Антонио пожал плечами и развёл руками. - Но ты сам то как думаешь? Заражён? Или нет?
   - Может, промыть ранки? - неуверенно произнёс Вэй Ляо. В его голосе сквозил неприкрытый страх. - Водкой, например. А есть и спирт.
   - Попробуйте, - довольно таки равнодушно произнёс Антонио. Разве, что не зевнул. - Глядишь - поможет.
   - А я! - вскричал Хуан, показывая всем свою рану. - Это от ножа! Все видели, что от ножа!
   - С тобой, точно всё будет нормально, - кивнул Антонио и рассмеявшись добавил: - Если только Линь Ляо не облизала лезвие, перед тем, как полоснуть тебя.
   - Она не облизывала! - побледнев, вскричал филиппинец. - Зачем ей это делать?
   - Ты, всё-таки, тоже обработай рану, - посоветовала Лэйла.
   - Ладно, друзья, возвращаемся к моему вопросу, - сказал Антонио, возвысив голос, чтобы всем было слышно. - Кто со мной, подойдите к двери склада.
   - Не нужно этого делать, - пробормотал Люсьен. - Это ошибка.
   - Ошибка - и дальше торчать здесь, - бросил итальянец. - Ну же, друзья, давайте, активнее.
   Но вопреки ожиданиям Альберто у дверей склада собралась не такая уж большая группа. Всего шесть человек. При виде заполненного зомби Променада и насмотревшись на оживший труп Марвелла, оказавшийся от них в непосредственной близости, многие опасались выходить. Кроме того, почти все втайне надеялись на помощь. В самом деле, не бросят же их? Спасут. Должны спасти. Пусть это случится позже. Но спасут обязательно. Нужно просто подождать. Все двери закрыты. Окна второго этажа высоко. Здесь вполне безопасно и больше шансов выжить, чем будет у Антонио, когда он покинет бар.
  
  
  ГЛАВА 14
  
   Двигаясь по узкому служебному коридору, примыкавшему к основному, тоже служебному, но более широкому, Стас услышал странные звуки, доносившееся как раз с той стороны, куда они шли. Разумеется, их услышали и его спутники. Роб сказал, чтобы все остановились, после чего повернувшись, озадаченно взглянул на членов группы.
   До слуха людей доносилось тихое шуршание, постукивание и... Шепот. Словно бы разом говорило несколько человек на абсолютно незнакомом языке. Но в этих звуках, вместе с тем не было ничего человеческого, лишь имитация речи. Один голос зачастую переходил в другой, или же голоса звучали отдельно с паузами в несколько секунд и их тональность менялась, а потом, вдруг они сливались вместе, и тогда это можно было принять за молитву в каком-нибудь храме. Но не светлую, животворящую молитву, обращенную к богу, а мрачное прочтение сатанинских заклинаний, где-нибудь в подземном склепе. Иногда в хор голосов добавлялись протяжные стоны и вздохи и даже что-то, похожее на всхлипы.
   Все эти звуки привели людей в состояние сильнейшего страха. Нечто совершенно чуждое их природе и их миру ждало впереди, притаившись за поворотом. Но Роб Бэйли был полон решимости идти. Он не мог просто так покинуть это место, не узнав что случилось с его подчиненным.
   - Оставайтесь здесь, - шепнул он. - Я проверю что там.
   - Я с тобой, - также тихо ответил Олег. - Одному лучше не ходить.
   Англичанин секунду подумал и согласно кивнул. Они двинулись вперёд вдвоём. Все остальные замерли, боясь, даже дышать.
   Вот и поворот. Рон осторожно выглянул, внутренне приготовившись увидеть нечто страшное и сверхъестественное. Но к его немалому удивлению коридор в обе стороны был совершенно пуст. Потолочные лампы по большей части не работали, но света оставшихся нескольких вполне хватало, чтобы убедиться что здесь никого нет. Дверь прачечной, впрочем, была приоткрыта и странные, пугающие звуки доносились из помещения. Но у начальника службы безопасности, тут же возникли сомнения. Ввиду какой-то неестественности и совершенной чуждости всех этих вздохов и шепота, едва ли издаваемых живым существом, он решил, что в прачечной остались включенными машины. В самом деле, не они ли так шумят? Чёрт ведь его знает, какой получается звук, когда враз, в десятках стиральных агрегатах крутятся тонны белья? Вокруг двери, он правда заметил странные вьющиеся образования, похожие на стебли, но тут же отмёл эту мысль, как нелепую. Верно, это кабели какие-то. Только какого чёрта они вывернуты наружу, когда должны быть скрыты под панелями? Впрочем, сей пустяк его не особенно занял и Роб, достаточно уверенно ступил в основной коридор. Олег чуть помедлил и вышел следом.
   - Мэтью! - позвал англичанин. - Ты здесь, Мэтью?
   Никто ему не ответил. Роб медленно направился к дверям прачечной, держа пистолет прямо перед собой.
   - Подожди, - Олег тронул его за плечо.
   Англичанин остановился.
   - Что?
   - Ты собираешься войти туда?
   - Разумеется. Надо же проверить?
   - Но эти звуки... - Олег поежился и с опаской посмотрел в сторону приоткрытой двери прачечной. - Я бы не стал рисковать. Там, наверняка тварь про которую мы тебе говорили. А твой человек скорее всего или мёртв или давно сбежал отсюда.
   - Я всё равно должен проверить, - Роб Бэйли сдвинулся с места и направился к прачечной.
   Но едва он приблизился к двери, до которой оставалось сделать шагов пять, как то что казалось электропроводкой ожило. Гибкие стеблеобразные отростки метнулись к англичанину. Свет одной из ламп отразился от их влажно блестящей и нервно пульсирующей поверхности. Роб заорал, отскочил назад и выстрелил. В это же мгновение один из стеблей обвился, словно верёвка вокруг левого запястья его руки, а другой проворно стянул щиколотку правой ноги. Англичанин разразился бранью и снова выстрелил, Олег ударил топором по стеблю, захватившему ногу Роба. Лезвие с приглушенным хрустом рассекло упруго-скользкую плоть и из извивающегося обрубка брызнул густой зеленоватый сок. Но тут из приоткрытой двери вывалился целый клубок щупалец-стеблей, и раздалось протяжное, пронзительное на высокой вибрирующей ноте и полное злобы:
   - Эллауа! Эллана!
   От этого вопля кровь стыла в жилах. Не смотря на рассказы русских, Роб не мог представить себе существо, издающие такие совершенно чуждые для человека звуки. Что за тварь могла так кричать? И какого размера она должна быть, если каждое из этих извивающихся щупалец метра три длинною!
   В коридор вбежали остальные члены группы. Они услышали выстрелы и крики и разумеется не могли оставаться на месте, в то время когда на их товарищей кто-то напал. При виде мельтешащих отростков Стас, Джейн, Кристофер и Сэм на несколько секунд пораженно замерли. Потом, подчиненные Бэйли начали стрелять. Иногда пули попадали в щупальца и тогда из рваных отверстий фонтанами брызгала зеленая кровь. Если конечно эту маслянистую жидкость можно было таковой назвать.
   - Эллуана! Эллааа! Энталааана!
   Вопли и визг, ещё более ужасающие, преисполненные ярости и боли, кровожадного голода пронеслись по коридору и отразились от стен долгим кошмарным эхом. Вне всяких сомнений тварь испытывала от полученных ран боль. Но едва ли эти раны причиняли владельцу щупалец существенный вред. Сильно поврежденные уползали внутрь прачечной, а на их месте появлялись новые и в ещё большем количестве. Они бешено дергались, хлестали по стенам и потолку, жадно обвивались вокруг рук и ног людей.
   - Назад! - закричал Стас и заслонил собою Джейн. - Давай обратно!
   - Все отходим! - орал Олег, отчаянно отбиваясь от щупалец.
   Ему удалось перерубить те, что захватили Рона, но два отростка обвили его собственную левую ногу и ещё один пытался, словно петля лассо стянуться на его шее. Кристофер пронзительно кричал и бился всем телом, опутанный сразу пятью или шестью стеблями. Руки его оставались свободными, он мог стрелять, но толку от этого было мало, в то время, как его неуклонно тянуло ко входу в прачечную. Сэм кинулся, было, товарищу на помощь, но тут появились два щупальца, более мясистые, снабженные на концах острыми крючьями. Они вцепились в лицо Сэма и одним резким рывком подтянули его почти к самым дверям. Агент обливался кровью и стучал ногами по полу, как в момент предсмертной конвульсии. А может, так и было? Раны его оказались крайне серьезны, судя по тому, как брызгала во все стороны кровь. Один из более тонких отростков разодрал Сэму левую ноздрю и начал проникать дальше. Несчастный вопил, вытаращив от ужаса глаза. Он чувствовал, как безжалостно раздирая мягкие ткани носоглотки скользкий отросток проникает всё глубже в его череп.
   Рон Бэйли ухватил Сэма за ноги и потянул на себя. В тот же миг, почуяв, что добыча ускользает, почти весь клубок щупалец накинулся на Сэма. Бешено дергаясь, пульсируя, они начали рвать одежду, рвать кожу, проникать внутрь тела повсюду. Ожесточенная борьба возле дверей продолжалась с минуту. Сэм кричал, хрипел, кашлял и бился в агонии. Щупальца протискивались сквозь волокна его мышц, копошились в его внутренностях, добрались до костей скелета. А он был ещё жив и чувствовал всё это!
   Последний крик Сэма на высокой ноте, крик невыносимой боли, отчаяния и ужаса резко оборвался, когда тело с хрустом ломающихся костей и мокро-чавкающим звуком распадающейся плоти разорвалось на десятки частей. Каждое из щупалец утащило свой кровоточащий фрагмент внутрь прачечной. В руках потрясенного Рона Бэйли остались лишь ступни его товарища, обутые в черные лакированные ботинки. Издав вой, в котором звериного было больше, чем человеческого, начальник службы безопасности отшвырнул останки и рванулся в прачечную. Он совершенно обезумел от горя и ярости и собирался должно быть напасть на хозяина щупалец с голыми руками. Олег схватил Рона за плечи и поволок его в обратном направлении.
   - Нужно бежать! Бежать отсюда!
   - Сэм! Чёрт возьми, Сэм! Эта тварь разорвала Сэма!
   - Он мёртв! Его больше нет! - Олег напрягал все свои силы, чтобы удержать здоровенного англичанина. Он орал, мешая английские слова и русский мат. - Всё на хрен! Уходим! Бежим! Блять! Уё...ем отсюда!
   Эта трёх-четырёх секундная передышка, когда основная масса хищных стеблей убралась внутрь могла бы позволить людям убежать, но теперь время было упущено и щупальца вернулись в ещё большем числе.
   Два из них добрались до Джейн, обвились вокруг её колен и потянули молодую женщину к прачечной. Она упала на спину, что облегчило хищнику задачу. До входа оставалось совсем немного, когда Стас наступил на одно из щупалец ногой и поразился, ощутив какое оно сильное, упругое - сплошь живая, гибкая мышца. Движение замедлилось. Щупальце-стебель стало ожесточенно выворачиваться, пытаясь выбраться из-под тяжести, мешающей тащить добычу. Стас тем временем перерубил пополам другое.
   - Эллуууу! Алаааа Элланааа!!!
   Обрубок, нервно и болезненно дергаясь из стороны в сторону, плюясь липкой дрянью убрался. Джейн, приняв сидячее положения, крича от отвращения пыталась оторвать от себя другой стебель. Но он, импульсивно сжимался, причиняя ноге молодой женщины боль. Его пришлось, тоже перерубить. Джейн вскочила и начала растерянно озираться.
   - Беги! - заорал Стас. - Не стой здесь!
   Она, словно очнулась и чуть прихрамывая на правую ногу побежала обратно в сторону бокового коридора. Туда же устремились немного пришедший в себя Рон и Кристофер правая рука которого сильно кровоточила. Олег прикрывал их отход, ожесточенно размахивая топором.
   Стас, тоже, собрался было бежать в сторону спасительного коридорчика, как сверху на него упал стебель и мгновенно затянулся вокруг горла. Ещё один захлестнул левую лодыжку. Последовал резкий рывок. Стас не смог, даже кричать. Он свалился и его поволокло к дверям. Рон и Олег бросились на помощь. Англичанин схватил Стаса за запястья.
   - Нет! Пусти его! - заорал Олег. Он сунул в руки оторопевшего Бэйли выпавший у пленника топор. - Руби! Тянуть нельзя! А то будет как с Сэмом!
   Вдвоём они начали рассекать щупальца, но их становилось всё больше и больше. Приходилось не только выручать товарища, но и защищаться самим. Олег и Рон, уже выбивались из сил, ноги их скользили и вязли в огромной зелёной луже, растекшейся перед входом в прачечную. Одежда превратилась в лохмотья и была забрызгана зеленой субстанцией. Но все отчаянные усилия оказались напрасны. Стаса, таки втянуло в помещение. Хорошо хоть, что стебель, стягивавший горло был перерублен. Зато, чёртовых отростков хватало на ногах и пояснице.
   Внутри помещения было умеренно светло. Вдоль стен стояли огромные под самый потолок стиральные машины темно-синей окраски, повсюду в проходах пластиковые контейнеры на колесиках размером с ванну, а также разбросаны ящики и коробки, и куда ни посмотри - повсюду горы белья.
   Стаса потащило по проходу, он ударился плечом об один из ящиков, но затем ему удалось зацепиться руками за контейнер. Удерживавшие его щупальца натянулись и затем, недовольные задержкой, потащили сильнее. Поскольку Стас так и не отцепился от контейнера, тот, стуча колёсиками по гладкому настилу пола, поехал следом. Обогнув стол на котором стояли две стиральные машины меньших размеров, чем те, что были при входе, Стас увидел того чьим невольным гостем он стал.
   Да, это было тоже самое существо, соскользнувшее с борта "Норты" и скрывшееся в машинном отделении лайнера. Но оно несколько видоизменилось и значительно выросло в размерах. Стас видел центральный стебель длинною метров пять, по крайней мере, ту его часть, что торчала из кучи белья. Мясистый, темно-зеленый с коричневыми пятнами ствол диаметром с телеграфный столб переходил в нечто, напоминавшее четыре здоровенных вытянутых лепестка. Они срастались с той стороны, где крепились к туловищу а с другой были распахнуты навроде пасти. Внутреннюю их сторону усеивали тысячи зазубренных игл-зубов. Попав в этот капкан, можно было и не мечтать выбраться оттуда.
   Поскольку потолок в помещении был низкий, стебель пару раз изгибался причудливым образом, но "голова" твари всё равно упиралась в препятствие. Что и говорить, чудовищу здесь было тесновато. Зато его щупальца, отростки, боковые стебли свободно перемещались туда-сюда. Некоторые тянулись вверх и уходили в вентиляционные отверстия на неведомую глубину.
   Воняло в прачечной отвратительно: смесью гниющего мяса и разлагающейся растительности. Стас, даже закашлялся и его, едва не вывернуло наизнанку. С трудом подавив рвоту, он начал лихорадочно оглядываться, ища хоть что-то, чем можно защищаться. На полу валялось множество всяких предметов: часы, таблетки, носовые платки, цепочки и кольца, авторучки. Он схватил одну и сжал её, как нож. Вот бы ещё у твари имелись глаза, куда авторучку можно было бы воткнуть! Напоследок, чёрт возьми! Тут, взгляд его упал на зажигалку, валявшуюся среди других предметов. Да их тут, было даже несколько! У Стаса зародилась дерзкая мысль. Прежде, чем щупальца оттащили его от того места, он успел схватить зажигалку и немедля начал высекать огонь. Все эти кучи белья вокруг! Отличный горючий материал! Интересно, как долбанному сраному цветочку это понравится!
   Когда появился огонь, первое, что сделал Стас - преподнес зажигалку к одному из щупалец. Оно тут же болезненно завибрировало и сползло с его тела.
   - Энлаана! Эллаант! - пронеслось по помещению с явственным оттенком боли и страха.
   За первым щупальцем последовало втрое, третье, четвёртое... Освободившись, Стас вскочил на ноги.
   - Что сука, не нравится?
   Щупальце, пытавшееся обвернуться вокруг его правого запястья, резко отдёрнулось. А когда Стас ткнул его зажигалкой, отросток пронзила болезненная пульсация. Но затем, толстый центральный стебель и все его отростки, словно бы потекли. Влага стала выделяться с них в таком количестве, что поверхность растительного монстра начала напоминать кожу, обильно покрытую маслом. Послышалось шипение и утробное урчание в которых Стас уловил нотки торжества и злорадства.
   - Твою мать... - прошептал он.
   Чёртов цветок, или полип, или хрен его знает что, выработал защиту. Нельзя было терять ни секунды! Стас бросил зажигалку в кучу белья и бросился со всех ног к выходу. Несколько щупалец метнулось к нему. Одно с такой силой врезалось в контейнер, что он подлетел вверх и со страшным грохотом ударился о потолок. Два других опрокинули стиральную машину со стола, а когда Стас повернул, чтобы обежать высокий стеллаж, гора коробок - всяких моющих и отбеливающих средств, что на нём громоздилась, словно взорвалась, когда щупальца не желая огибать препятствие, просто протаранили преграду.
   Возле двери Рон и Олег всё ещё боролись с несколькими довольно толстыми и стремительно двигавшимися ростками. Появление Стаса отразилось в глазах друзей смесью изумления и радости. Они, уже и не чаяли увидеть его живым.
   - Сматываемся! - заорал Стас.
   Отрубив стебель, схвативший Рона Бэйли за запястье, Олег, что есть сил побежал прочь. Начальник службы безопасности не отставал. Ну, а Стас, прежде чем выбежать из прачечной рискнул оглянуться. Из горы белья тянулся черный дымок. Клубы его становились всё гуще.
   - Поджаривайся, сука!
   Стас перескочил через извивающийся, харкающий соком обрубок и что есть сил припустил в сторону коридора, в котором скрылись его друзья.
  
  
  * * *
  
   Когда Дендрарир начал расти, он выпустил во все стороны опорные стебли, с помощью которых обычно крепился к чему либо. Поскольку он любил жить в местах подобных глубоким ямам или колодцам, опорой ему обычно служили боковые стенки углублений. Здесь ничего подобного не наблюдалось и даже стены были такие, что прицепляться к ним было тяжело и неприятно. Материал из которого они сделаны, Дендрариру был незнаком. В нём не было жизни, не было естества и даже не было смерти в привычном для него понимании. Лишь, что-то безликое, неопределенное, лишенное всякого энергетического фона, как положительного, так и отрицательного. Этот материал был мертвее, даже всего того, что олицетворял сам Дендрарир. Поэтому, для закрепления он использовал все малейшие отверстия, какие только нашёл. Лишь наверху, откуда исходил свет, столь же противоестественный, как стены, он не стал закрепляться. Попытка была, но закончилась она треском, шипением и крайне болезненным ощущением, после чего освещения стало меньше. Но Дендрарира это не беспокоило. Он воспринимал свет, но жизнь не зависела от его наличия или отсутствия.
   Внутри некоторых отверстий в стенах и потолке, он также столкнулся с болью, некоторые его отростки оказались сожжены. Но Дендрарир всё-таки закрепился, даже не подозревая, что повредил систему пожаротушения, способную его спасти, когда один из схваченных людей поджёг его убежище.
   Огонь и удушливый дым распространялись со страшной быстротой. Жар становился нестерпим. И спастись, он никак не мог. Дендрарира охватило отчаяние. Он начал метаться по помещению, попытался выбраться, но обнаружил, что стал слишком большим для единственного входа через который проник сюда. Сломать стены он не мог, также, как разорвать потолок. Возможно, успей он вырасти больше, это бы удалось. Но сейчас, он лишь беспомощно бился о них. Убежище превратилось в ловушку. Теперь, чтобы избежать гибели, оставалось одно. Дендрарир выбросил за пределы помещения четыре особых щупальца с толстыми наростами на концах. Лежа на полу в коридоре, они начали пульсировать и набухать. Влажные, вздувающиеся образования увеличивались в размерах. Вскоре, покрывавшая их кожица плотно натянулась. Вдоль этих кожистых мешков образовались швы, которые сочились сукровицей и вот-вот грозили разойтись.
   И вот настал этот момент. С чавкающим звуком мешки разошлись по швам и изнутри начали выбираться нелепые человекообразные фигуры. Грузные, зеленоватые, оплывшие тела без признаков половой принадлежности. Две руки, две ноги и вместо головы утолщение без шеи. Зато, был круглый зубастый рот и необыкновенная живучесть этих носителей. Теперь, когда они топтались в коридоре, настало самое главное. Дендрарир извлек из кучи белья нижнюю часть своего тела. Там на конце, в плотном бутоне, окруженном крепкими лепестками, находилось его сердце. Его сущность. Его центр жизни, уже вполне развитое семя. Жаль, что придётся начинать всё сначала.
   Огонь подбирался, пламя с рёвом, жадно пожирало всё вокруг. Некоторые из отростков уже начали чернеть и лопаться. Дендрарир просунул нижнюю часть стебля за дверь. Лепестки распахнулись и бутон раскрылся. Внутри него сияла, переливалась разноцветными огнями, пульсировала и искрилась сфера размером с крупную сливу. Боковые отростки аккуратно отделили её и поместили в продольное отверстие, открывшееся на животе ближайшего хранителя. После этого четыре нелепые фигуры заковыляли по коридору. Они должны были охранять сердце и при первой же возможности поместить его в благоприятные условия. А пока, находясь в чреве хранителя сердце, на всякий непредвиденный случай начало обрастать твёрдой оболочкой, точно такой же внутри которой оно проснулось, когда люди подняли его со дна моря.
   В прачечной пламя пожирало все, что осталось от стебля и его отростков. Они шипели и корчились в огне, плоть растекалась в вязкую маслянистую массу и почти тут же чернела, превращаясь в бесформенные куски угля.
  
  * * *
  
   Двое испуганных матросов, один, сжимая в руках топор, другой большой поварской нож стояли, повернувшись спинами к двери в форме арки и дико озирались по сторонам. Их третий товарищ что есть сил стучал в эту самую дверь и орал:
   - Пожалуйста, впустите нас! Господи! Откройте! Он идут! Идут!
   Огромная толпа мертвецов, в три или четыре сотни приближалась к ним с трёх сторон. Тринадцатая палуба представляла собою спортивно развлекательный комплекс. Здесь было не так много помещений, как на других палубах. Ближе к бортам примыкали, лишь каюты, различные фитнес-центры, магазинчики по продаже спортивного инвентаря и одежды, а всю центральную часть занимали беговые дорожки, бассейны, вышки для прыжков в воду, площадки для подвижных игр и велотрек, а в самом центр находился так называемый ледовый дворец, где гости лайнера на искусственно созданном льду могли насладиться соревнованиями по хоккею или же конькобежным спортом. Теперь, почти вся палуба была заполонена мертвыми каннибалами. От несчастных матросов, коим не повезло подняться одной палубой выше, их отделяло всего с полсотни шагов.
   Хазеб Файси наблюдал за всей этой ситуацией из чуть приоткрытого люка. Он и его люди смогли благополучно оторваться от тварей на четвертой палубе, а затем начался долгий подъём вверх. Если бы не крики матросов, сомалийцы взбирались бы вверх до самого конца и скорее всего добрались бы так до самой верхней палубы, а уж там нашли бы способ выйти. Услышав приглушенные крики, Хазеб остановился. Ему стало любопытно. Забравшись в горизонтально идущий туннель, он вскоре обнаружил там лесенку, ведущую вниз к какому-то люку. Приоткрыв его, он обнаружил, что находится на уровне палубы и стал свидетелем надвигающейся скорой драмы. Смерть моряков обещала быть кровавой и мучительной.
   Рядом с главарём присел Саид. Он шумно дышал от волнения и затраченных при подъеме усилий. Жозе, Юсуф и Джума, тоже начали спускались.
   - Что там? - спросил помощник.
   Впрочем, посмотрев сам, он всё понял.
   - Здесь выход на следующую палубу. Но этих парней, кажется не собираются туда пускать.
   Но в тот же миг слова его были опровергнуты. До слуха сомалийцев явственно донесся грохот открываемой стальной двери. Хазеб, весь напрягся. Мысли в его голове замелькали и закружились, словно хоровод. И одной из них, самой настойчивой была: "за этой дверью безопасно. Мертвецы ещё не проникли туда".
   Дверь открылась и показался офицер за спиной которого теснилось ещё несколько человек.
   - Раненые... Укушенные есть?
   - Нет! Все целы! - в один голос вскричали трое.
   - Тогда, быстрее! Заходите же! Сейчас мы запечатаем этот вход.
   Хазеб мгновенно всё понял. Офицеру поручили заблокировать выход с этой палубы на следующую, на которой наверняка зомби не было. Вероятно - это происходило сейчас везде: отдельные группы запечатывали двери и люки, как ведущие прямо с лестниц, так и здесь на самой палубе. Чтобы это значило? Никакой эвакуации не будет? Значит всем кто останется ниже этой палубы конец? Похоже, офицер рискнул впустить троих матросов. Всё-таки, они члены команды. Будь тут пассажиры, дверь наверняка бы не открылась.
   - За мной! - прорычал Хазеб и распахнув люк, выскочил из туннеля.
   Его подчиненные не поняли что к чему, но ринулись за главарем не раздумывая. Черный лев выстрелил в офицера. Пуля навылет пробила его голову. Саид заорал и открыл огонь по матросам. Один был убит, ещё один ранен в живот. С мучительным стоном, с кровавой пеной у рта он согнулся пополам и осел возле стены. Жозе, добежав до двери, ударил прикладом "Калашникова" ещё одного матроса в лицо. Остальные, совершенно растерявшись и крича от ужаса, побежали прочь. У входа остались только четверо смельчаков, вооруженных широкими металлическими брусками. Несмотря на огнестрельное оружие в руках противника, жестокость и внезапность нападения, они бросились на сомалийцев. В дверях началась свалка.
   - С дороги! - заорал Хазеб, раздавая удары рукоятью пистолета. - Назад шакалы!
   - Ты убил Митча! - завопил один из матросов. - Получай сука!
   Брусок матрос выронил, но его крепкий кулак точно врезался в левую скулу Хазеба. В глазах пиратского главаря на мгновение потемнело.
   - Нужно закрыть дверь, кретин! - взвыл он. - Закрыть её...
   Саид выстрелил в матроса и поддержал Хазеба за плечи. Жозе пытался закрыть дверь, но тело другого матроса, упав на входе, не позволяло это сделать. Мертвецы подходили всё ближе. Некоторые, уже начали рвать на куски офицера и первых из убитых. Десятки рук вцепились в дверь, начали давить её в обратную сторону. Мертвая полуголая девушка без обеих ног, оторванных по колено, проползла внутрь и ухватилась за штанину одного из матросов. Его товарищ размозжил ей голову, но в шею ему, секунду спустя вцепился пожилой мужчина в дорогом костюме, с прокушенным в районе кадыка горлом и окровавленным ртом. Хазеб понял, что дверь уже не закрыть. Сюда, в коридорчик прорвалось трое мертвецов, а за ними напирала и вся толпа. На полу по обе стороны распахнутой двери растекалась огромная лужа крови.
   Оставалось только, бежать дальше.
   - За мной! - заорал он своим людям. - К Шетани всё! Быстрее!
   Сомалийцы и двое уцелевших матросов кинулись прочь от входа. А за ними, буквально по пятам надвигался вал из мертвых тел.
  
  * * *
  
   Франсуа Бишо не имел чёткого плана по спасению людей с нижних палуб. И никто из его группы, судя по всему тоже. Люди рассчитывали, что таковой появится, сообразно обстановке. То, что происходит на лайнере можно было конечно наблюдать на мониторах, но всё же, это была не полная картина происходящего. Директор круиза, конечно же, отдавал себе отчёт в том, что спасти всех не удастся, но стоять и спокойно наблюдать за тем, как гибнут люди, он тоже не мог. Спасут, сколько смогут и кого смогут. Что тут ещё сказать? Примерно также рассуждали трое офицеров и семеро матросов, отправившихся с ним.
   Директор круиза, предвидел противодействие со стороны капитана Торнсвайта и поэтому рассчитывал воспользоваться шумом и неразберихой, когда начнётся эвакуация людей с трёх верхних палуб. А пока, Сергей повёл группу в сторону кормы, чтобы оказаться в момент начала эвакуации на юте.
   Над головой было тёмно-фиолетовое небо, испещренное искрами тысяч звёзд. Легкий, теплый ветерок трепал волосы и одежду. Горизонт светился тонкой золотисто-розоватой лентой - предвестником уже скорого рассвета. Палуба освещалась с крыш надстроек прожекторами, тут и там горело и множество ламп, а также навигационных огней.
   На палубе было немало людей, испуганных, встревоженных, подавленных, не знавших что делать, совершенно растерянных. Многие, прильнув к перилам, ограждавшим центральный проём смотрели вниз. Ну а те, кто не в силах был видеть всё то, что твориться там, напротив, отходили подальше и держались возле бассейнов, шезлонгов и спортивно-развлекательных комплексов. Офицеры и матросы, а также люди из обслуживающего персонала предлагали всем пройти в надстройки. Никто и в первую очередь капитан Торнсвайт не желали, чтобы к моменту эвакуации на палубе начался хаос. В это же время небольшие отряды моряков, вооруженные топорами и баграми продвигались в сторону всех проходов, дверей и люков. Вся верхняя палуба напоминала разворошенный муравейник: отовсюду раздавались встревоженные голоса, доносились плач и жалобы, отрывистые команды офицеров, крики, споры, топот сотен, постоянно перемещающихся людей.
   Двигаясь вдоль центрального проёма, спасатели Бишо не преминули глянуть вниз. Им открылось ужасающее зрелище. Променад был заполнен толпами мертвецов. Бродили зомби и по всем прилегающим улочкам, между кафе-палатками, цветочными клумбами и оранжереями, ломились в двери и окна магазинов, баров и клубов.
   Сергей с замиранием сердца отыскал глазами "Капелла-Рай". Вокруг него теснилось не меньше полусотни оживших и, судя по всему, им удалось проникнуть на первый этаж через центральный вход. Над Променадом с обеих сторон поднимались вверх ярус над ярусом сотни пассажирских номеров. Через стеклянные двери балконов можно было наблюдать, что твориться в помещениях. Кто-то из пассажиров сидел неподвижно, подавленный страхом и горем, кто-то напротив, нервно вышагивал туда-сюда или же находился на балконе. Это были люди, успевшие запереться. Но были и такие, кто сделать этого не сумел. Вот, например рядом с номером, где благополучно укрылась семья из четырёх человек, по соседству, мужчина и женщина отчаянно пытались вытолкнуть в коридор троих мертвецов, озверело рвущихся внутрь. Но на них в коридоре напирали ещё несколько и можно было, лишь гадать, как долго паре живых удастся противостоять яростному напору. Ну а там, куда зомби уже смогли ворваться происходили отвратительные сцены каннибализма.
   Завидев на верхней палубе матросов, многие пассажиры выбегали на балконы, в отчаянии заламывая руки кричали, умоляли спасти их. На глазах потрясённого Сергея одна женщина, прижав к себе маленького ребенка, спрыгнула с балкона вниз с высоты почти в тридцать метров. На такой отчаянный шаг она решилась после того, как трое зомби ворвались в номер, преодолев её отчаянное сопротивление. У матери и дитя не было ни единого шанса спастись. На прозрачной крыше, тянувшейся над Променадом, а теперь ставшей красной от крови, было уже немало тел. Бродили там и несколько оживших.
   - Мы можем спуститься вниз по сети ремонтных туннелей, - сказал Сергей тихо. - Я покажу путь. Но как мы будем вытаскивать людей, я не представляю.
   Бишо слушал его, но смотрел при этом вниз. Судя по всему в голове его, вызревал какой-то план. Наконец, он сказал:
   - Мы могли бы начать спасение прямо отсюда. Для начала: разбить покрытие над улицей. Потом, нужны будут длинные канаты. Много канатов. Людей можно поднимать вверх прямо с Променада. Главное, чтобы все, кто укрылись в зданиях, выбрались на крыши.
   - Многие не смогут сами взобраться по канатам, особенно женщины, - заметил один из офицеров рослый голландец Михаэль Зелан.
   - Женщин и тех, кто физически слаб можно привязать, - отмахнулся француз. - Отыщите канаты и начнём.
   - Прямо на глазах Торнсвайта? - офицер Клифф Эддингтон многозначительно кивнул в сторону носовой надстройки, где располагался капитанский мостик.
   - К чёрту его! - хмыкнул Бишо. - Пусть попробует нам помешать! А главное, пусть объяснит всем этим людям внизу, почему их решили обречь на гибель. Да-да! Вон той женщине! Вон тому мальчишке на балконе! Вон той семье с двумя малышами!
   Его слова прервал дикий женский крик. Потом, враз закричало несколько мужчин. Мимо Сергея и Бишо в сторону центральной палубной надстройки пробежали двое матросов.
   - Они здесь! - раздался чей-то душераздирающий вопль. - Прорвались!
   В мгновение ока всю верхнюю палубу охватила паника. Люди бегом кинулись в сторону надстроек, но многие загнанно метались из стороны в сторону, не зная, что делать, где искать спасения.
   - Туда! - закричал Бишо, бросаясь в сторону кормовой надстройки.
   Это было трехэтажное сооружение в форме диска с дополнительными элементами на крыше в виде двух башен. На первом этаже располагались танцевальный клуб и небольшой ресторанчик. На втором кафетерий и кинотеатр. На третьем находились вспомогательные помещения технических служб, дополнительные навигационные рубки и радиолокационный центр. Но в общем целом, кормовая надстройка не была особенно хорошим укрытием, учитывая то, что фасад первого этажа, включая двери - почти сплошь стекло. Но ничего другого не оставалось. И не было времени бежать куда-то ещё в поисках надежного места. В свете прожекторов Сергей увидел нелепые окровавленные фигуры в лохмотьях, оставшихся от одежды, бредущие между шезлонгами и бассейнами. На его глазах один из мертвецов - среднего роста лысоватый мужчина с вырванными напрочь губами и искусанными по локоть руками напал на офицера, пытавшегося увести с палубы ополоумевшую от ужаса женщину. Руками зомби ухватился за лицо офицера и отогнув его голову назад вырвал из горла своей жертвы здоровенный кусок. Обливаясь кровью, хрипя и кашляя, офицер упал. На женщину набросился другой мертвец и укусил её в руку выше локтя. Зажимая кровоточащую рану другой рукой, женщина запрыгнула в бассейн. Рядом двое матросов сбили с ног мертвую старуху и в совершеннейшем исступлении рубили её топорами. Но ходячих трупов становилось вокруг всё больше и больше. Были одетые, были женщины в нижнем белье и совершенно голые, были пассажиры и люди... бывшие люди из числа персонала. Почти все мертвецы имели какие либо увечья и раны. Встречались и ужасно обглоданные трупы - фактически скелеты, сохранившие тут и там, лишь фрагменты плоти. Они двигались медленнее всех или же просто ползли, стуча обнажившимися ребрами по палубе. До обоняния Сергея донесся запах тлена. Не очень сильный, но процесс разложения трупов уже начался.
   На одного из матросов напал со спины здоровенный толстый мужчина. Его внутренности волочились за ни по палубе. Из всей одежды на нём была лишь майка. Пах этого зомби был разодран в клочья и ноги до самых ступней покрыты засохшей кровью. Мертвец дотянулся зубами до правого уха моряка и откусил его. Парень пронзительно закричал от боли и извиваясь всем телом повалился на палубу. Топор вылетел из его руки и упал рядом с ограждением бассейна. Сергей, оказавшийся рядом, тут же схватил оружие и развернувшись побежал к открытым дверям надстройки. Всего внутрь вели четыре двери и у каждой сейчас теснились орущие, обезумевшие от ужаса толпы пассажиров и членов экипажа. Все хотели спастись, все хотели остаться в живых и лезли вперёд, зачастую отталкивая других.
   - Сначала женщины и дети! - орал Франсуа Бишо. - Освободите проход! Пропустите женщин и детей!
   Михаэль Зелан, тоже где-то раздобывший топор, прикрывал бегство пассажиров у одной из дверей. Он наносил ожесточенные удары, отшвыривал мертвецов в стороны. Но это останавливало их, лишь на время, только чтобы подняться, восстановить равновесие и снова двинуться вперёд.
   Сергей последовал примеру голландца. Нужно прикрыть отступление людей. В конце концов, помощь пассажирам - это его долг. Первому из приблизившихся к нему зомби молодому темнокожему мужчине он разрубил голову. Это было нелегко, черт возьми. Вот так вот взять и ударить топором человека. Ну да... не человека уже, конечно, а ходячий труп. Но всё равно, на душе стало мерзко. К горлу подкатила рвота, особенно при виде двух половинок головы, болтающихся туда-сюда и вытекающих через рот мозгов. Но что хуже всего, труп не упал, а продолжал переть на него, вытянув вперёд руки, на которых, кстати, не хватало половины пальцев, торчали лишь кровоточащие культи от них.
   Возле соседней двери Михаэль отсёк очередному зомби голову и удивленно присвистнул, увидев реакцию. Обезглавленное тело сразу же замерло, словно ошеломленное произошедшим, а потом, совершенно бестолково начало вертеться на месте. А самое главное, труп теперь, не представлял прежней опасности.
   Сергей воодушевился и тут же отрубил рассеченную им ранее голову темнокожему. Затем, в сторону отлетела голова седовласой женщины, а тело в длиннополой сорочке повалилось в бассейн. Но мертвецы продолжали напирать с упорством, и как показалось Сергею нарастающей яростью. Но могло ли такое быть? Разве может оживший труп испытывать какие-либо эмоции? Это никак не отражалось на застывших, изуродованных лицах зомби, ни в их мутных остекленевших глазах, но вместе с тем напор мертвых каннибалов становился ожесточеннее, в движениях рук и тел появилась какая-то нервозность, даже злость, и сами они двигались быстрее, если оказывались совсем рядом с людьми. Неужели близость живой плоти так влияла на них, подстёгивала, пробуждала хищную ярость?
   В левое колено Сергея внезапно вцепился ребенок, мальчик лет пяти без обоих глаз, окровавленный и чудовищно изъеденный с левой стороны, где плоти на костях почти не осталось. Его зубы были от ноги Сергея уже в нескольких миллиметрах, когда он успел прижать ладонь ко лбу мальчишки и отогнуть его голову назад. Крича от страха и отвращения он давил и давил дальше, а потом перерубил одним ударом тонкую шейку. Тельце так и осталось висеть, вцепившись руками в колено, а головка покатилась по палубе, пока не была с хрустом раздавлена ботинком здоровенного мертвого матроса.
   Сергей с трудом отцепил от себя тело и швырнул его в приближающегося верзилу. Чёрт возьми! Обезглавленные трупы, все-таки представляли опасность тем, что через некоторое время словно бы приходили в себя и опять уверенно двигались в сторону живых, но самое главное, если им удавалось вцепиться, они здорово мешали отбиваться о других зомби.
   Мертвый матрос был от Сергея уже в трёх шагах, когда он решил, что с него хватит. Развернувшись, он бегом кинулся к двери и заскочил в надстройку последним из числа тех, кому удалось там укрыться. Вторая и третья дверь, тоже успели закрыться, а возле последней ещё продолжалась отчаянная толкотня и драка. Михаэль, взмокший от пота и жадно хватавший ртом воздух, по-прежнему оборонял вход за своей спиной. Там кричало и рвалось внутрь ещё человек десять. А силы огромного голландца были на исходе. Даже такой могучий мужчина не мог размахивать тяжелым топором бесконечно. Он обезглавил восьмерых зомби, но вокруг него сомкнулась толпа ещё из дюжины каннибалов. Три или четыре обезглавленных трупа цеплялись ему, то в руки, то в плечи. Михаэль отшвыривал их, но они лезли опять, и голландцу приходилось снова тратить на них силы и без того быстро таявшие.
   Сергей, хотел было помочь отваженному офицеру, он даже выбежал обратно на палубу, но тут, один из зомби добрался до Михаэля. Это была девушка в окровавленном, в разодранном в клочья вечернем платье. Звали её Сэнди. Она была солисткой одного из ансамблей, постоянно выступавших на борту лайнера. Сэнди вцепилась голландцу зубами в плечо. Он взревел и тут же свернул ей шею. Рана, оставленная зубами девушки сама по себе была пустяковая, но вирус или чтобы там ни было, сделает своё гнусное дело. Сергей заскочил обратно и захлопнул стеклянную дверь. С обратной стороны в неё тут же врезался матрос-верзила. Его пальцы, оставляя кровавые следы, с противным визгом и скрежетом заскользили по стеклу. Справа и слева подходили другие зомби, натыкаясь на стеклянные стенки начинали давить на них, в ожесточении ударять по ним.
   - Не выдержат! - послышалось за спиной.
   Сергей обернулся и увидел бледного, взмокшего от пота Бишо. Седые волосы француза были растрёпаны, на левой щеке кровоточила царапина, оставленная чьим-то ногтями. Вокруг директора круиза теснилось ещё человек сорок мужчин и женщин, как из числа пассажиров, так и членов экипажа. У двух женщин на руках были маленькие, кричащие от ужаса дети.
   Все спасшиеся находились сейчас в холле ресторана. Стены здесь украшали тяжелые, драпированные занавесы золотистой расцветки. Между ними в стенах располагались ниши и в каждой из них красовалась здоровенная декоративная ваза из позолоченной бронзы. Недалеко от входной двери, справа располагались две колонны с разноцветными капителями и между ними был вход в танцевальный клуб. С левой же стороны виднелась малоприметная дверка. За ней находилась лестница, ведущая на второй этаж.
   Снаружи, вдруг раздался совершенно нечеловеческий, просто звериный вой. Сергей поддался ближе к двери и увидел... Михаэль под напором толпы мертвых упал, и теперь несчастного терзали и рвали со всех сторон. Это окровавленный клубок из тел бился возле самой двери, которую голландец оборонял до последней секунды и последнего дыхания. Все стекла вокруг были забрызганы кровью, она хлюпала под ногами мертвых каннибалов и растекалась по палубе в огромную лужу.
   Сергей отвернулся. Затем, приблизился к директора круиза. На лице моряка отражалось всё что он сейчас переживал: душевную боль, страх и отчаяние.
   - Нужно подняться на второй этаж, - хрипло сказал он.
   - Люди..., - упавшим голосом пробормотал Бишо. Он и сам находился не в лучшем состоянии. - Мы не смогли никого спасти. Мы даже ещё не вышли с этой палубы... И это всё... Это всё...
   Руки француза, а затем и плечи начали трястись.
   - Наверх! - заорал Сергей, услышав угрожающее потрескивание и гулкое дребезжание стёкол.
   Члены экипажа, все как один кинулись влево. Туда же устремилось и большинство пассажиров, лишь несколько человек побежали направо в сторону танцклуба. Сергей остановил их громким криком.
   - Назад! Все сюда!
   Кто-то из матросов открыл дверь. Перепуганная толпа устремилась вверх по лестнице. Сергей встал справа от входа и сжал обеими руками рукоять топора. Он решил держать перед лестницей оборону столько сколько сможет. Только бы стекла продержались подольше. Только бы люди успели подняться, до того, как хрупкая преграда разлетится фонтаном осколков. Стеклянный фасад мог разлететься каждую секунду, напор мертвечины был слишком уж яростным. Снаружи толкались, били в окна руками, уже не меньше сотни мертвецов. Вот послышался громкий треск и затем оглушительный звон. Одна из стеклянных стенных панелей треснула и разлетелась дождём осколков. Пару секунд спустя извилистая трещина пробежала и по двери. Здоровенный матрос продолжал нажимать на неё всем весом своего тела.
   Дождавшись, когда по лестнице начал подниматься последний из отставших, Сергей покинул свой пост и захлопнув дверь, повернул язычок ручки, зафиксировав положение находившегося внутри неё замка на "закрытие". В тот же миг стекла первого этажа по всей протяженности фасада начали лопаться. В помещение ресторана хлынули мертвецы. Многие из них были посечены осколками, но это не могло остановить мертвых каннибалов, равнодушных и к боли и к страху.
   Сергей некоторое время постоял у закрытый двери, слушая, как руки оживших ударяют по ней, потом начал подниматься на второй этаж. Пластиковая дверь, конечно же была надежнее стеклянного фасада, но полной уверенности, что она выдержит у Сергея не было. Он собирался подтащить сюда несколько столов, или может быть даже какой-нибудь шкаф поздоровее, чтобы соорудить внизу лестницы перед дверью баррикаду.
  
  
  ГЛАВА 15
  
  
   В кормовой надстройке царили отчаяние, глубокое уныние, апатия, доходившая до пределов полнейшего равнодушия ко всему происходящему. Лишь несколько человек, всё ещё горели жаждой деятельности. Среди них был и Сергей Берестов. Он видел, что творится на Променаде, но это лишь укрепило его в решимости добраться до "Капеллы Рай" и вытащить оттуда любимую.
   Правда теперь, когда самая верхняя палуба была наводнена мертвецами, сделать это стало значительно труднее. Если, вообще возможно. План директора Бишо с канатами и подъёмом людей, аж с самого Променада, был неплох, хотя и не лишён недостатков. Но что делать теперь? Число людей, подлежавших эвакуации сократилось более чем наполовину. До рассвета оставалось чуть меньше трёх часов. Вертолёты поднимут лишь тех, кто смог укрыться в надстройках. Таких было от силы человек триста и половин из них члены экипажа. Основная же масса пассажиров погибла.
   На сердце Франсуа Бишо от осознания этого факта было так горько, а на душе лежала такая тяжесть, что он, потеряв весь свой пыл по спасению, сидел теперь в углу с убитым видом, сжимая руками свою седую голову.
   Снаружи на палубе творился настоящий ад. Прожекторы на крышах надстроек по-прежнему работали, освещая кошмарную картину, едва ли способную привидеться в бреду, даже самым шизанутым художникам на чьих полотнах рождается весь кошмар преисподней. Зомби бродили повсюду: между шезлонгами и маленькими закусочными, между бассейнами вода в которых стала красной от крови и кабинками для душа и переодевания. Они были на спортивных площадках, возле цветочных клумб и мини-парков. Но, наиболее плотными толпами эти твари скапливались возле закрытых дверей надстроек.
   Местами, на палубе ещё пожирали людей: слышались хруст костей и суставов, утробно-плотоядное чавканье, а иногда доносились душераздирающие крики жертв - тех несчастных, кто ещё был жив. Где-то за пределами видимости надрывно плакал ребёнок.
   - Боже мой, - шептал Франсуа Бишо. - Господи... Но почему... Почему...
   - Возьмите себя в руки! - крикнул Майкл Флэмз. Он был одним из офицеров среднего звена, не согласившихся с решением капитана об избирательной эвакуации. Ему и ещё одному офицеру - Джону Руперту удалось выжить и укрыться в надстройке. Но в отличии от последнего, впавшего в некую прострацию, Майкл не потерял ни присутствия духа, ни желания отправится на палубы, расположенные ниже. Более того, его цель совпадала с целью Сергея о чём англичанин открыто заявил:
   - Мне, тоже нужно в "Капелла Рай". Так что, я с тобой, матрос.
   - Сэр, у вас там близкий человек? - поинтересовался Сергей.
   - Да, есть, - кивнул Майкл, ограничившись таким скупым объяснением.
   - Тогда, нужно спешить, - сказал Берестов.
   - Как, мы спустимся вниз?
   - Сэр, у меня был план. Я хотел воспользоваться сетью ремонтных туннелей. Но наиболее удобный вход туда, теперь недоступен., - он кивнул в сторону окон, давая понять, что это из-за того, что творилось сейчас на палубе. - Мне бы, взглянуть на схему нашей кормовой надстройки.
   - Думаешь, можно и отсюда проникнуть в туннели?
   - Надеюсь на это.
   - Схему найдём, - кивнул Флэмз. - Но боюсь, единых коммуникаций между надстройкой и ремонтными туннелями палуб нет.
   Пока англичанин ходил за схемой, Сергей немного понаблюдал из окон за мертвецами. Их было в пределах видимости не меньше двух сотен.
   - Черт, как они прорвались наверх! Разве перекрыли не все входы? Или не успели?
   Вопросы эти не имели конкретного обращения, но кто-то за его спиной ответил:
   - Я слышал что на матросов напали. Где-то на двенадцатой, а может и на четырнадцатой палубе. Кто-то в них стрелял. Поэтому мертвые смогли прорваться сюда.
   Сергей обернулся и увидел одного из пассажиров. Это был невысокий пожилой мужчина в разодранной рубашке и чёрных брюках. На руках он держал прелестную девочку лет шести с огромными лучистыми глазами и розовым бантом в светлых волосах. Она не плакала, хотя выглядела испуганной и судорожно обвивала шею мужчины ручками.
   - Элиас. Моя внучка. - на глаза его навернулись слёзы, а голос дрогнул. - Она все, что у меня осталось. Её мать там... на палубе...
   - Сэр, крепитесь. Я вам сочувствую, - Сергей ободряюще кивнул мужчине. - Вы теперь, как никогда нужны своей внучке. Тут безопасно. Твари не проникнут сюда и скоро начнётся эвакуация. Офицер подаст сигнал, когда нужно будет выйти на крышу.
   - А вы, юноша, как я понял, куда-то собираетесь?
   - Мне нужно вниз. Нужно спасти одного человека. Но если получится, помогу всем, кому... хватит сил помочь.
   - Тогда, пусть Господь будет с вами.
   - Да, спасибо, - кивнул Сергей. - И вас бог, пусть тоже бережёт. Вас и вашу внучку. Держитесь поближе к директору Бишо. Он конечно сейчас не в лучшем состоянии, но когда придёт время, он поможет и проследит, чтобы все были в безопасности.
   Подошёл Майкл Флэмз и на ближайшем столике, бесцеремонно столкнув с него оставленную кем-то недопитую чашку с кофе, разложил схему. При первом взгляде на неё у не разбирающегося в технических вопросах человека зарябило бы в глазах, но Сергей умел читать подобные документы. Вскоре необходимый ремонтный туннель был им обнаружен.
   - Но, он ведёт отсюда, лишь на четырнадцатую палубу, - заметил англичанин, тоже пристально разглядывавший схему.
   - Ничего не поделаешь, - Сергей развёл руками. - Придётся выйти и пробежаться до другого туннеля.
   - Что ж, значит придётся, - мрачно кивнул Флэмз.
   - Ну, тогда идёмте, сэр.
   Сергей прихватил свой топор. Офицер раздобыл на кухоньке, что была при кафетерии мачете для разделки кокосов.
   - Куда вы? - крикнул Француа Бишо, увидев, как эти двое торопливо направились в сторону маленького служебного коридора.
   - Мы вниз, - ответил Майкл Флэмз. - В "Капелла Рай"
   - Вы с ума сошли! - директор круиза вытаращил глаза. - Как вы туда спуститесь? А как потом подниметесь? Неужели вы не поняли, что всё кончено? Мы можем теперь, только сидеть здесь и ждать, когда нас спасут!
   - Мы готовы рискнуть, ради людей, которые нам дороги, - покачал головой Флэмз. - Не пытайтесь нас отговорить.
   - Но до рассвета осталось совсем немного! - в волнении Бишо вскочил и заходил туда-сюда. - Если вы не успеете...
   - На всё воля божья, мсье, - ответил англичанин и решительным шагом направился в служебный коридор, давая тем самым понять, что разговор окончен.
   В одном из технических помещений, где размещались датчики климат-контроля Сергей открыл в стене круглый лаз и первым втиснулся в горизонтальную шахту. Англичанин последовал за ним. Люк закрывать не стали, лишь немного прикрыли его. Внутри было тесновато, но места, для того чтобы продвигаться ползком вполне достаточно. Стенки тоннеля состояли из бесчисленных панелей, под которыми были протянуты электропроводка, пролегали кабели и там же располагались различные переключатели, датчики контроля и элементы дополнительного энергопитания. Местами в стены были вмонтированы маленькие лампочки, так что освещение, более-менее сносное имелось.
   Так они двигались метров пятнадцать, пока не добрались до вертикальной шахты. Вниз вела узкая лестница, как раз до четырнадцатой палубы.
   - Дорога в ад, - пробормотал Майкл Флэмз.
   Сергей начал спускаться первым. Он старался не шуметь, но стук его ботинок по металлическим ступеням лестницы в тишине туннеля всё равно звучал пугающе громко. Впрочем, было ли это так важно - соблюдать тишину? На что реагируют проклятые зомби? Может, звук для них вовсе не ориентир? Хотя, как бы там ни было, инстинкт, перешедший с генами предков говорил, что в любом случае при опасности лучше не шуметь.
   Вот, наконец и люк. Сергей присел рядом с ним, прислушался. Никаких подозрительных звуков до его слуха не донеслось. Тогда, он рискнул отодвинуть задвижку и приоткрыл крышку люка. В маленьком техническом помещении к счастью никого не было. Уже хорошо. По крайней мере, будет куда отступить, если что-то вдруг пойдёт ни так. Теперь, между ними и выходом на четырнадцатую палубу была только одна дверь. Сергей прижался к ней ухом. Слушал с минуту или даже чуть дольше. Рядом замер Майкл Флэмз - весь напряженный, сосредоточенный, нервно стиснувший рукоятку своего мачете.
   - Вроде бы тихо и спокойно всё, - прошептал Сергей. - Ну что, выходим?
   Англичанин молча кивнул.
   Прямо за дверью, тоже никого не оказалось, как и в маленьком коридорчике, выводящим на саму палубу. Но, как только моряки выглянули из-за угла, они сразу увидели с десяток мертвецов, бродящих туда-сюда между большими цветочными оранжереями.
   - Как выйдем, нам сразу направо, потом прямо пробежать шагов тридцать, - сказал Сергей.
   - Тогда, вперёд, - кивнул англичанин.
   Они тихо выбежали из коридора и держась самой стены устремились в нужном направлении. Ближайшие мертвецы среагировали на их появление мгновенно. Пятеро или шестеро, издавая хриплые звуки , устремились к живым на удивление резво. Трупы, бродившие дальше, начали поворачиваться, явно привлеченные суетой. Всего, в поле зрения беглецов было до трёх десятков мертвых каннибалов.
   Вот и дверь технического помещения! Сергей и не ждал, что она будет открыта. Он с ходу обрушил на нее удар. Потом ещё и ещё.
   - Быстрее! Они уже рядом! - крикнул Майкл.
   Громкий треск. Тяжелое дыхание. Ещё немного!
   Майкл ударил ближайшего к нему зомби и снёс ему полголовы. Лишившись верхней части черепа, растеряв до половины мозга, труп продолжал идти вперёд. Англичанин чертыхнулся и ударил, метя ниже. Лишь после того, как оставшаяся часть головы отлетела в сторону, тело замерло и после начало тыкаться туда-сюда. Но на подходе была полная женщина в окровавленных обрывках платья. Тараща единственный уцелевший глаз и разинув рот, она напала на Майкла, едва ли не побежав на него. В двери к тому моменту появилась достаточных размеров дыра. Сергей, уже протиснулся внутрь. Офицер не стал искушать судьбу и бросился следом. Впрочем, у самой двери ему все же пришлось задержаться. Мертвая толстуха, оказалась, какой-то уж особенно быстрой и настырной. Перерубить ей глотку с одного удара не получилось, но тварь сильно пошатнулась.
   - Сука! Получай!
   Майкл ударил толстуху ногой в грудь что есть сил. Она упала и споткнувшись о неё упал идущий следом третий зомби. Офицер быстренько протиснулся в пролом двери. Сергей, уже успел открыть ремонтный люк. Лесенка из пяти ступеней вела вниз и заканчивалась небольшой платформой, огражденной перилами. От неё отходили вправо и влево горизонтальные шахты.
   В этот раз люк за собой следовало надёжно закрыть, что Майкл и сделал, поскольку полуразваленная дверь технической комнаты не являлась теперь для зомби серьёзным препятствием. Очутившись в безопасности, Сергей спустился на платформу.
   - Вот что я предлагаю, - сказал он и указал в сторону шахты, уводящей влево. - Этим путём доберёмся до сектора С619- 1. Окажемся прямо над контрольно-диспетчерским пунктом. Я хочу побыстрее добраться до Променада. Если будем всё время ползти по ремонтным шахтам, то доберемся до места только к рассвету. А на обратный путь времени, уже не останется.
   - Подожди-ка! - удивился Майкл Флэмз. - Сектор С619-1 - это ведь лифты. Ты хочешь на лифте вниз?
   - Конечно. Так намного быстрее.
   - Но ведь их отключили с мостика.
   - Я хочу запустить их из диспетчерской. Так ведь можно сделать?
   - По-правде говоря, не знаю, - англичанин покачал головой и развел руками. - Я ведь морской офицер и в запуске лифтов ни черта не понимаю. Ты понимаешь?
   - Ни хрена не понимаю, - признался Сергей. - Но я всё-таки ремонтник, как-нибудь, да разберусь.
   - Что это значит "как-нибудь?", - встревожился Майкл. - Ты, или запускаешь лифты, или ни черта не можешь этого сделать. "Как-нибудь" - звучит неопределенно и не логично.
   - Я попытаюсь включить лифты, - произнёс Сергей терпеливо, хотя сказать по правде был раздражен этой английской прямолинейностью. - Если не получится, тогда продолжим спуск по шахтам.
   Такое объяснение, вроде бы устроило Майкла. Он кивнул и они двинулись в нужном направлении. Минут через десять, моряки добрались до места. Сергей снял решётку и спрыгнул вниз, предварительно убедившись, что в контрольно-диспетчерской нет мертвецов. Здесь, вообще не было ни души, хотя возле стола на котором лежали журналы дежурств и отметок технического характера на полу была кровь.
   Диспетчерская представляла собою небольшое прямоугольное помещение, закрепленное на стене, на высоте трёх метров от пола палубы. Фасадная часть диспетчерской - почти сплошь окно было обращено в сторону предлифтовой площадки. Оттуда же была видна и часть коридора.
   Перед окном по обеим сторонам от стола тянулись панели управления, экраны с видом схем, устройства связи и генераторы. Сергей начал изучать все эти пульты, кнопки, переключатели и надписи под ними. Разобрался он довольно быстро, да и Майкл Флэмз дал пару дельных советов. Но, как и следовало ожидать, обычный запуск не сработал, хотя после активации системы и нажатия нужной комбинации клавиш на приборных досках загорелись и лампочки и индикаторы, а на центральном контрольном экране появилась надпись о полной готовности к работе.
   - Я же говорил, всё было заблокировано с командного мостика, - покачал головой Майкл. - Брось всё это к чертям.
   Сергей отрицательно мотнул головой.
   - Ещё десять минут. Я кое-что попробую. Если не выйдет, тогда сдаюсь.
   Сказав это, он вновь склонился над одной из панелей, потом, даже открыл её и начал копаться среди расположенных под снятым кожухом приборов и блоков питания . Прошла минута, другая... Англичанин нервно расхаживал туда сюда и поминутно выглядывал в окно.
   - Ну вот! - внезапно вскричал он. - Гости пожаловали.
   Сергей оторвался от работы и тоже посмотрел в окно. Из коридора в предлифтовое помещение забрёл зомби. Это был лысоватый грузный мужчина, в заляпанной кровью футболке и шортах. На правой его ноге была кроссовка, а левая босая, да к тому же на месте большого пальца торчал окровавленный огрызок. Вся левая щека мертвеца была разорвана зубами и эта ужасающая рана переходила на шею и плечо, где были выдраны огромные куски плоти, так что местами обнажилась ключица.
   - Бля! - выругался Сергей.
   Он начал работать быстрее, движения стали суетливыми.
   - К черту! - вскричал Майкл. - Уходим отсюда, пока этот урод там один.
   - Сейчас. Я сейчас. Вот здесь переключу...
   Внезапно на одном из пультов вспыхнуло несколько новых лампочек и до слуха моряков донесся приглушенный, размеренный шум двигающихся кабинок.
   - Да неужели! - офицер рассмеялся. - Отлично! У тебя получилось!
   Они выскочили из диспетчерской и торопливо спустившись по лесенке, бросились к дверям лифтов. Всего, тут было четыре кабины. Их двери открылись одновременно. Зомби, топтавшийся неподалеку, при приближении живых обернулся. Сергей на бегу ударил его, намереваясь снести голову, но лезвие топора с хрустом вонзилось выше - в правую скулу, прорубив кожу, мышцы и кость до самой глотки. Кровь ударила фонтаном мелких брызг. Чертыхнувшись, Сергей высвободил топор и вбежал в ближайшую кабину. Майкл оттолкнул мертвеца в сторону, но тот устоял на ногах. Англичанин проскочил мимо него и тоже вбежал в лифт. Сергей нажал кнопку и створки дверей начали смыкаться. Мертвый каннибал, булькая кровью, скопившейся в его носоглотке и пачкая пол бурыми пятнами, направился к лифту. Двери закрылись перед самым его носом. Гудя и чуть подрагивая, кабина лифта двинулась вниз.
   - Как далеко едем? - спросил Майкл.
   - Прямо до Променада, - ответил Сергей. - А вот подняться на лифте, уже не получится. Всё что я успел, это переключить на лифты резервный источник питания и задать программу на спуск до палубы номер пять. Это для тех кабин, что были выше.
   - А те, что были ниже? - удивленно спросил англичанин.
   - Они поднимаются, но опять таки, только до Променада. Если бы у меня было больше времени, я бы всё отладил, как надо.
   - На пятой палубе, ведь тоже есть диспетчерская, - сказал Майкл. - Можно там поковыряться с пультами и направить нас на самый верх.
   - Если будут время и возможность, - кивнул Сергей.
  
  
  * * *
  
   Коридор по которому двигались беглецы внезапно закончился тупиком. Точнее массивной стальной перегородкой, ни поднять, ни открыть которую не представлялось возможным.
   Рон Бэйли выругался и грохнул по препятствию кулаком.
   - Придётся идти назад, - пробормотал Олег. - Если не будем шуметь, может и проскочим мимо прачечной незаметно.
   - Я там, вообще-то пожар устроил, - сказал Стас. - Так что та тварь, вполне могла сдохнуть.
   - Пожар? - удивился Бэйли. - Это когда же?
   - Когда меня внутрь затянуло. Нашёл зажигалку на полу и бросил её в кучу белья.
   - Вряд ли огонь разгорелся, - начальник службы безопасности скептически покачал головой. - Наверняка сработала система пожаротушения.
   - Как бы там ни было, - заметил Олег. - У нас есть только один путь - мимо прачечной.
   - Что ж, давайте рискнём, - подал голос Бад Уолкер.
   Возражать никто не стал. Группа двинулась в обратном направлении. Вскоре до обоняния людей дошёл тяжелый смрад гари, а затем коридор начал наполнятся дымом.
   - Система не сработала, - заметил Стас. - Так что тварь я всё-таки сжёг.
   - Если так, тем лучше, - кивнул Рон.
   Вот, наконец и широкий коридор. От дыма начало першить горло и щипать глаза. А воняло так, что не передать никакими словами. Кашляя и зажмурив слезящиеся глаза, беглецы быстро прошмыгнули мимо дверей прачечной. Внутри помещения ревело пламя, чудовищный жар исходил от стальной стены, которая местами изрядно оплавилась.
   В конце коридора дым был уже не так густ, а местами так и вовсе рассеялся. Здесь можно было немного отдышаться и прокашляться, прочистить носоглотку и легкие, протереть мокрые от слёз, саднящие глаза.
   - Не хило ты там всё подпалил, - рассмеялся Олег. - Надеюсь тварь и вправду сдохла.
   - Скорее всего, - кивнула Джейн, утирая взмокший лоб, отчего ей всякий раз приходилось откидывать назад свои непослушные белокурые локоны. - Даже жаль немного. Биологам было бы что изучать.
   - А я думаю, что изучать это дерьмо слишком опасно, - поморщился Рон Бэйли. - Тварь распотрошила моего человека за какие-то секунды. Представьте, если такое чудовище вырвется из под контроля и скажем, попадёт в центр Лондона. Нет уж, будь оно всё проклято! Если тварь сгорела, так и чёрт с ней.
   До конца коридора беглецы добрались без происшествий. Они остановились перед несколькими служебными лифтами.
   - Итак, нам нужно вниз, - сказал Рон Бэйли. - Гаражи расположены на самой нижней палубе. Спускаемся пешком или едем?
   - Если ехать, рискуем вляпаться в неприятности сразу, как только откроются двери кабины, - начал рассуждать Олег. - Мы ведь не знаем что там внизу творится. Сколько там было человек в момент столкновения кораблей? Живы ли они? Не обратились ли в зомби?
   - Там могло находится до полусотни членов экипажа, - сказал Рон Бэйли. - В основном ремонтники, инженеры, технические инспекторы.
   - Я бы предпочёл лестницу, - сказал Стас. - Как то надёжнее. С неё хоть посмотреть можно что внизу делается и в случае чего быстро отступить.
   Все члены группы, тоже высказались за лестницу. Они вышли на площадку.
   И в ужасе замерли, увидев, что находится на первом пролёте лестницы, ведущей вниз. Там застыли четыре человекообразные фигуры. Массивные, несколько оплывшие тела поддерживались двумя короткими кривыми ногами, руки же, напротив были непропорционально длинны и заканчивались пальцами, лишенными суставов, поскольку они непрестанно пошевеливались и без всяких видимых усилий гнулись в любую сторону. Голов у этих тварей в привычном понимании не было, если только условно не принять за них странные шишковатые выросты, сразу вытягивающиеся из массивных, покатых плеч. Никакой одежды эти твари не носили, да и кожных покровов, похоже были лишены начисто. Мышечная ткань, блестящая от покрывавшей её слизи, была оголена и имела бледно зеленый цвет с повсеместными вздутиями и припухлостями.
   Возможно шум, произведенный беглецами, а может просто само их присутствие привело к тому, что эти нелепые создания обернулись. Спереди они были такие же, как и сзади, если не считать здоровенного круглого отверстия, усеянного угрожающего вида зубами и расположенного чуть ниже центра шишковидного отверстия. Никаких органов обоняния и зрения беглецы не заметили. Также, чудовища были лишены половых признаков. Как эти чудовища ориентировались, было совершенно непонятно. Но при появлении людей, они разом двинулись вверх.
   - Вот дерьмо! - вскричал Рон Бэйли.
   Подняв пистолет, он три раза выстрелил, метя в шишковидный нарост ближайшей к нему твари. Пули пронзили плоть и она, поглотив их, сотряслась, как жирный лоснящийся студень. И больше ни черта не произошло. Тварь, даже не пошатнулась и продолжила подъём.
   Разразившись проклятиями Рон начал отступать. За ним попятились и все остальные.
   - Что это за уроды? - обливаясь холодным, потом спросил Бад Уолкер.
   - Понятия не имею, - ответил Олег. - Первый раз таких вижу.
   - Может зомби начали как-то мутировать? - предположил Стас. - Интересно, возьмёт ли их топор.
   - Нельзя пропускать этих уродов сюда! - вскричал Рон Бэйли. - Кто-нибудь, встаньте в дверях! Сдерживайте! Нужно вызвать лифт!
   Группа беглецов отхлынула обратно в коридор. Дыма здесь заметно прибавилось, так что следовало поспешить.
   Первая тварь начала протискиваться в дверь. Ей мешали собственные плечи. Однако, они как-то поджались и значительная мышечная масса перекатилась вперёд в район груди. Стас и Олег от страха и изумления разинули рты. Неужели у чудовища свершено отсутствует скелет, если оно так просто меняет форму тела? Как же тогда вся эта масса удерживается в вертикальном положении? Впрочем, времени размышлять об этом и строить теории - не было. Стас ударил тварь топором наискось поперёк груди. Лезвие встретило довольно тугую и вязкую плоть. Брызнула бледно-зеленая жидкость. Рана оказалась глубока, но края её прямо на глазах стянулась.
   - Всё равно, что желатин рубить! - крикнул Стас.
   Нападение не осталось без ответа. Длинные руки твари потянулись к обидчику и одновременно начали вытягиваться пальцы, превращаясь в нечто вроде мерзких пиявок. Стас заорал и отпрыгнул назад, едва не сбив с ног Кристофера. Олег в это время забежал сбоку и нанес удар в основание шишковидного нароста. Ему удалось перерубить его на половину. Видя, как рана начала затягиваться, он ударил снова, метя туда же. Отросток подлетел вверх и с мокро-чавкающим звуком шмякнулся на пол. Нелепое туловище на секунду замерло, а затем начало вертеться из стороны в сторону. Чудовищные конечности при этом беспорядочно хлестали туда-сюда.
   Рон, сыпля отборными ругательствами, пытался вызвать лифт. Два из них не работали. Нажав на кнопку-вызов третьего, он с радостью услышал характерный гул и звяканье металлических тросов, тянущих кабину. Вот, дверки разошлись в стороны, открывая слабо освещенное пространство лифта. Стенки кабины были забрызганы кровью. В углу валялась оторванная по локоть рука, пол усеивали целлофановые пакеты, обрывки бумаги, раздавленные пластиковые стаканчики.
   - Живее внутрь! - заорал Бэйли.
   Первой заскочила Джейн. За ней влетел Бад. И тут случилось непредвиденное. Одна из конечностей поймала за горло Кристофера, уже бежавшего к лифту. Олег хотел отсечь её, но ему угрожала другая рука на вытянутых пальцах которой появились длинные саблевидные когти. Но это были ещё не всё неприятности. Из туловища твари полезли ещё три руки. Стас понял, что отсечь все эти конечности он не успеет. Хотя бы одна из них, но доберется до него или кого-то ещё из группы.
   - Сука! Блять! Мать твою!
   И он принялся кромсать само тело. От трёх яростных ударов, оно развалилось пополам. На пол вывалилась какая-то бесформенная требуха, отвратительно завоняло гнилью. Вся эта масса плоти билась, вспучивалась и лопалась гнойными пузырями, ходила ходуном. Часть внутренностей поползла в сторону лифта. Крича от отвращения Бад Улкер начал отпихивать их ногами. Увлекшись, он не заметил, как наступил на что-то вроде рыбьего пузыря. Этот мутно-белёсый орган, похожий на огромный гнойник лопнул, издав оглушительный хлопок, и что-то ударило в стенку лифта возле самой головы Джейн. Она вскрикнула и инстинктивно пригнулась.
   В это время, освободив Кристофера Стас и Олег кинулись к лифту. Англичанина, едва дышавшего, на подкашивающихся ногах они тащили на себе.
   - Быстрее! - орал Рон, стоя в дверях и отчаянно размахивая руками.
   Вот и вход в кабину. Осталось два шага! Сейчас!
   Ноги Кристофера, вдруг совсем перестали держать его, англичанин обмяк.
   - Твою мать! Не время отрубаться! - взвыл Олег, прогнувшись под резко прибавившейся тяжестью.
   Хрень долбанная! А что это с Роном? Лицо вдруг залила смертельная бледность, глаза расширены, словно увидел нечто пострашнее зомби и мутантов вместе взятых.
   Беглецы ввалились в лифт.
   - Закрывай! - крикнул Олег.
   Вместо этого, Рон схватил Кристофера и одним резким движением вытолкнул из кабины. Стас и Олег изумленно оглянулись и разом охнули. Кристофер был без головы. Получается, они волокли труп!
   К лифту приближался второй из уродов и оплакивать товарища не было времени. Рон нажал кнопку. Двери начали закрываться, но перед тем, как створки сомкнулись, Стас увидел, как обезглавленное тело бедняги Кристофера начало рвать на части третье чудовище.
  
  * * *
  
   Несмотря на все усилия, вырваться с тринадцатой палубы сомалийцам не удалось. Сотни перепуганных пассажиров, едва заслышав выстрелы и при виде первых из мертвецов, ринулись в сторону лестниц и люков. У всех выходов на четырнадцатую палубу образовались заторы. С пеной у рта Хазеб орал, что будет стрелять, если толпа не разойдётся и не пропустят его людей. Но в ужасающем шуме, в котором слились крики, вой, топот ног, плач детей, стоны и хрипы умирающих угрозы Черного льва никто не слышал. Зомби постепенно наводняли палубу. Многие из отчаявшихся людей искали спасения в расположенных поблизости магазинчиках, SPA-центрах, закусочных и кафе. Кто-то побежал обратно в свой номер, чтобы закрыться там.
   Хазеб, совершенно разъярившись и отчаявшись выстрелил в спины двум женщинам. Остальные пираты, тоже открыли огонь. Началась ещё более ужасающая паника: люди сбивали друг друга с ног, топтали матерей вместе с детьми, раненых, дрались за право подобраться ближе к лестницам или люкам. У сомалийцев закончились патроны, и теперь они пустили в ход ножи. Несколько человек, в то числе матросы оказали им яростное сопротивление. Жозе пробили голову ножкой от стула, самому Хазебу в схватке разорвали левое ухо и едва не выбили глаз. Побитые и окровавленные пираты были оттеснены толпой от входа, которым они собирались воспользоваться. Времени катастрофически не оставалось. Зомби были, уже повсюду. Они нападали на всех без всякого разбора. Лилась кровь, отовсюду доносились душераздирающие вопли, слышалось чавканье, хруст выворачиваемых и выламываемых суставов.
   Хазеб и его подчиненные кинулись искать укрытие. Свернув в какой-то коридор и наткнувшись там на двух бредущих им на встречу зомби, побежали обратно. Свернув в другую сторону, пересекли небольшую детскую площадку, расположенную между двумя жилыми корпусами и внезапно очутились перед дверями грузового лифта.
   - Вызывай! - заорал Хазеб, обращаясь к Саиду, который оказался к дверям ближе всех.
   Помощник нажал на кнопку. Двери, тут же разъехались в стороны. Сомалийцы вбежали в довольно вместительную кабину, где кроме них могло бы поместиться ещё несколько человек. Какой-то мужчина с вытаращенными от ужаса глазами, совершенно потерявший от паники голову хотел было вбежать внутрь, но Хазеб безжалостно пронзил ему ножом горло и ещё живого, захлебывающегося кровью, вышвырнул прочь. Двери закрылись, но никакого движения вверх или вниз не последовало. Пираты уставились на панель управления лифтом. Там было светящееся табло, видеоэкран, куча кнопок.
   - Надо задать программу движения, - сказал Хазеб. - Кто-нибудь - займитесь.
   Подчиненные начали испуганно и беспомощно переглядываться.
   - Жозе, ты же в этом дерьме разбираешься! - заорал Черный лев. - Отправь нас наверх! И быстрее!
   - Да я не знаю, как тут надо, - парень развел руками. - У меня кровь идёт...
   - Я сейчас пущу её тебе сильнее! - взвыл Хазеб. - Разберись с проклятыми кнопками!
   Весь дрожа, морщась от боли, поминутно оттирая со лба стекающую кровь Жозе принялся за дело. Он что-то бормотал, нажимал то одну кнопку, то другую. На экране мелькали какие-то схемы, цифры. Наконец, Жозе сообщил:
   - Готово. Мы должны поехать вверх.
   - Ну вот, отлично, - рассмеялся Хазеб - А говоришь, не знаешь.
   Послышалось гудение и кабина слегка качнулась. Потом началось движение. И судя по ощущениям - вниз.
   - Ты, сын шакалихи, что наделал?! - взвизгнул главарь.
   - Я задал всё правильно! - на высокой ноте вскричал Жозе. - Мы должны были двигаться вверх!
   - Но мы движемся вниз! Туда откуда поднимались! Чем ты думал тупой ублюдок?!
   - Я не знаю! Не знаю! - Жозе схватился за голову, ладони его были вымазаны кровью. - Я всё сделал правильно! Там всё просто было! Я сделал всё как надо!
   - Бесполезный кусок дерьма! - прорычал Хазеб. - Останови лифт! Потом поднимай нас! Живо!
   Жозе с трясущимися губами и дрожащими пальцами снова повернулся к панели управления. После минуты возни он в отчаянии закричал.
   - Отсюда нельзя управлять! Кто-то из общей комнаты контроля отправил все грузовые лифты вниз!
  
  * * *
  
   Антонио вбежал на второй этаж бара весь красный от злости, с бешеными глазами. С ненавистью оглядев всех присутствующих, а здесь сейчас собрались почти все, он закричал:
   - Вы идиоты! Тупицы непроходимые! На что вы надеетесь? На какое спасение рассчитываете? Да вы все подохните тут! Понятно?
   - Что, приятель, проблемы с набором добровольцев в твой отряд? - усмехнулся Пэйн Джун, когда итальянец на мгновение замолчал, чтобы перевести дух. - Сколько согласились пойти с тобой? Винс и Фернандо кажется? И всё? Подумай об этом.
   - Да пошли вы все, - взгляд Антонио стал ледяным и был преисполнен ненависти. Затем, последовало ругательство на итальянском и он, стремглав сбежал вниз.
   В помещении повисла неприятная, гнетущая тишина. Затем одна из официанток неуверенно произнесла
   - Может, все-таки стоило с ними пойти?
   - Посмотри в окно, дура! - крикнул Пэйн Джун. - Они умрут там через пять минут, после того, как выйдут!
   - Ну а вдруг у них получится? - закричала официантка. - Что ты всё заладил - умрут, умрут!
   - Да, шансы увеличились бы, пойди больше людей, - сказал бирманец Джи-ман.
   - Ну так и шел бы с ними! - закричал шеф-повар. - Чего остался?
   - Я не был уверен. Если бы ещё пара человек согласилась, и я бы тогда пошёл.
   - Не имеет значения, сколько бы пошло, - фыркнул Пэйн Джун. - Там смерть! Только смерть.
   Тут, все стали кричать и спорить. Нервы людей были на пределе, страх не позволял рассуждать спокойно, логично и взвешенно. Одни сомнения начинали уступать другим и никто не мог поручиться, что принятое им решение, действительно верное.
   Антонио вошёл в склад ? 1. У дверей его ждали филиппинцы. Их испуганный вид и явная неуверенность очень не понравились итальянцу.
   - Чего это вы такие кислые?
   - Может, лучше не стоит? - пробормотал один. - Боюсь, не выйдет у нас.
   - Перестань. Что ты ноешь. Мы прорвёмся - обещаю. Эти твари двигаются медленно. Мы побежим и доберемся до лифтов быстрее, чем они сделают, хоть несколько шагов. Как условились, будем держаться левой стороны. Там этих чертовых зомби намного меньше. Ножи взяли?
   Один из филиппинцев протянул Антонио длинный с широким лезвием кухонный нож. Точно такие же были у него и его приятеля.
   - Ну всё, пошли.
   Антонио отодвинул стальной засов на двери, потом повернул ручку. Дверь приоткрылась с басовитым металлическим гулом. Прямо за ней, к счастью никого не было. Узкий темный переулочек, тянущийся между баром и соседним с ним цветочным магазином, выводил на Променад.
   - Давайте, вперёд, - шепнул Антонио. - Посмотрите там. Не торчит ли кто на дороге.
   Крадучись, филиппинцы двинулись в сторону улицы.
   Антонио, начал было закрывать дверь, но тут вдруг остановился и зло сплюнул. "Твари трусливые! Даже проводить и пожелать удачи никто не вышел. Тупицы, кретины, суки!"
   Он так и не закрыл дверь и даже злорадно рассмеялся. Пусть эти придурки и дальше там сидят. Пусть с Променада забредёт к ним парочка зомби, раз ни один из этих умников, даже не озаботился пойти на склад и закрыть за уходящими дверь. Поделом дуракам. Вот веселье начнётся, когда мертвецы найдут путь внутрь.
  
  
  ГЛАВА 16
  
   Поначалу, беглецы пришли в отчаяние, когда все их попытки отправить кабину вниз не увенчались успехом. Но затем, к их удивлению лифт начал подниматься. Рон Бэйли счёл, что это даже к лучшему. Теперь, они смогут попасть на самую верхнюю палубу где с рассветом начнётся эвакуация. Вариант более предпочтительный, нежели с риском для жизни пробиваться вниз к гаражам с довольно таки призрачной надеждой на то, что удастся завладеть каким либо плавсредством и покинуть борт лайнера.
   Лифт двигался неспеша и прошло совсем немного времени, когда он остановился и двери его раскрылись. Рон Бэйли весьма удивленный выглянул первым. Увидев дверь и табличку-панно с обозначением над ней, удивленно присвистнул:
   - Променад? Какого чёрта? Это всего лишь следующая палуба!
   Сколько он не нажимал кнопки, лифт больше не сдвинулся с места и двери его остались открытыми.
   - Вот, дерьмо!
   - Променад? - спросил Олег. - Это что?
   - Это большая и самая красивая улица на лайнере, - пояснил Рон Бэйли. - Сплошь магазины, разные учреждения, бары, кафе, оранжереи... Но это, чёрт возьми, только пятая палуба. А не пятнадцатая!
   - Странно, - пробормотал Олег. - Почему лифт застрял именно здесь?
   Он вышел и осмотрелся. Небольшое предлифтовое помещение заканчивались тремя коридорами, ведущими в неизвестность. Зомби вокруг не было но это не значило, что их нет на самом Променаде.
   Рон Бэйли отшвырнул свой, ставший бесполезным пистолет и подойдя к настенному шкафчику с противопожарным оборудованием, вооружился большим топором. Точно такой же взял и Бад Уолкер.
   - Что ж, попытаем счастье здесь, - пробормотал он.
   Джейн выходила из лифта последней. Нога её наткнулась, на что-то твердое. Чёрт, так это же та самая штука, что вылетев из раздавленных внутренностей человекообразной твари и долбанула по стенке кабины. Она наклонилась, чтобы получше рассмотреть предмет. Он был размером с крупную сливу и представлял собою уменьшенную копию той самой шутки, которую её друзья Майкл и Энтони нашли в руинах затонувшего города.
   - Джейн, где ты застряла? - послышался голос Олега.
   Англичанка быстро огляделась по сторонам. На полу валялось полно всякого мусора. Заметив целый, довольно таки плотный целлофановый пакет она схватила его. После этого потянулась к "ореху". Наверное, не следовало этого делать - брать эту опасную штуку незащищенной перчаткой рукой. Но на поверхности Джейн не заметила зеленой пыльцы и решила рискнуть. "Орех" она быстро упрятала в пакет, обвернула вокруг него целлофан несколько раз и упрятала свёрток в правый карман джинсов.
   - Мисисс Уилсон, у нас мало времени! - послышался обеспокоенный голос Рона Бэйли.
   - Да, я иду!
   Она выбежала из лифта, чуть прихрамывая. Нога её, после сражения с хищным растением возле прачечной всё ещё ныла.
   - Всё в порядке? - участливо спросил Стас.
   - Болит, - Джейн поморщилась. - Но я - в порядке.
   - Тогда, поспешим! - тихо воскликнул Рон Бэйли.
   Их маленькая группа вошла в правый боковой коридор, миновала его и...
   Глазам беглецов открылось ужасающее зрелище. Улица, образованная между двумя стенами стеклянных балконов, поднимающихся ярус над ярусом на высоту многоэтажного дома, была заполонена многими сотнями оживших. Большинство из них, собравшись группами, а то и целыми толпами напирали на закрытые двери магазинчиков и закусочных, лезли внутрь через разбитые витрины. Некоторые из тварей бродили туда-сюда, сталкиваясь друг с другом или натыкаясь на стены или столики открытых кафе. Тут и там валялись полуобглоданные трупы: некоторые из этих останков шевелились. Отдельные фрагменты, даже пытались ползти. Отовсюду тянуло ужасающей вонью - смесью крови, испражнений, рвоты, полупереваренных остатков пищи и начавшегося, уже разложения. Над улицей тянулось стеклянное покрытие, а может это был полупрозрачный пластик, чёрт его знает. С обратной стороны он был залит кровью и завален трупами. Несколько зомби бродили и там.
   Отовсюду доносились крики, горестный плач. Многие люди оказались в ловушке, заперевшись в своих номерах. Теперь, стоя на балконах, они по большей части смотрели вверх и взывали о помощи. Немало людей укрылось и в зданиях на самом Променаде. Их убежищем служили в основном вторые и третьи этажи, там где они были. На первых же этажах, в основном закрытых стеклянными витринами, теперь хозяйничали мертвецы.
   Пол сплошь был покрыт кровью: грязно-бурыми разводами, местами целыми лужами, а там где она свернулась, казалось, лежат куски сырого мяса.
   - Ребята, тут ловить нечего, - пробормотал Стас, невольно начав пятиться. - Я думаю, отсюда надо валить.
   Все с ним были согласны, однако отступление обратно к лифтам было не лучшим решением. Так, беглецы загнали бы себя в тупик. Некоторые из зомби, уже начали поворачиваться в их сторону.
   - Нужно прорваться к лестнице! - закричал Олег. - А потом дальше! На следующую палубу!
   Группа устремилась вперёд. Ими двигали страх и отчаяние. Прорваться к лестнице любой ценой! Любой ценой! Хотя нет, не любой. Один укус... Да что там - одна царапина и всё для такого человека, уже становилось лишенным смысла.
   Ближайшему зомби - молодой женщине в вечернем платье Рон Бэйли развалил голову пополам одним ударом. Бад перепрыгнул через груду шевелящихся останков, а трое сидевших вокруг на коленях зомби, начали подниматься. Джейн увернулась от рук мертвого мальчика лет десяти, но он довольно шустро погнался за ней, норовя вцепиться в ноги. Стас вынужден был замедлить бег и заняться этой маленькой тварью. Он отрубил мальчику голову одним ударом и схватив Джейн за руку поволок её за собой. Олег отступал последним. На него надвигалось сразу трое мертвых каннибалов один из которых, совершенно голый мужчина выглядел странно, даже для этого адского места. Во-первых, он был неестественно огромен, достигал в высоту почти трёх метров. Плечи, грудная клетка, руки и ноги его были худы и костлявы, а вот живот, напротив огромен, раздут до того, что казалось, обтягивающая его мертвенно-белая кожа с черными и синеватыми пятнами, вот-вот лопнет и разойдётся, как кожура на перезревшем плоде. Непропорционально огромной была и его почти лысая голова с тяжелой, массивной лобной костью, мощными челюстями и совершенно запавшими глазами. Щеки свисали складками, рот был сплошь вымазан кровью. Двигался этот урод заметно резвее остальных. Он едва не схватил Олега. В последнюю секунду ему с трудом удалось увернуться от скрюченных, окровавленных пальцев.
   Громко шлепая босыми ногами по липкому полу, каннибал продолжил погоню за живыми, делая широкие размашистые шаги. Его скукоженный член болтался из стороны в сторону и с него на пол капала зеленая, по виду липко-вязкая дрянь.
   Обогнув будку по продаже билетов на разные детские аттракционы, теперь там в окошке лежала оторванная женская голова, беглецы, увидели двери и вход на лестничную площадку. Пробежать осталось совсем немного. Но Олегу, в затылок которого "дышал" страшный мертвец требовалась помощь.
   - Беги! Беги к лестнице! - закричал Стас и подтолкнул Джейн вперёд. Сам же, матерясь, бросился навстречу великану. Рон Бэйли, тоже напал на него и подрубил твари левую ногу ниже колена. Мертвец пошатнулся. Хрустнула большая берцовая кость. Падая, зомби-великан ударил англичанина рукой в грудь. Рон Бэйли вскрикнул и отлетел в сторону на пару шагов. Стас рубанул по второй ноге, ставшей для твари опорной. Захрустела раздробленная коленная чашечка. В это мгновение, Олег, зайдя с боку раз за разом начал наносить удары по шее ожившего. Наконец, тело лишенное опор рухнуло, а голова отлетела и тяжело покатилась, оставляя на полу жирную кровавую дорожку. Нелепое туловище забило конечностями, а живот, таки лопнул, исторгая из себя потоки крови и какую-то полужидкую черно-зеленую массу. Вонь при этом была ужасающая. Рон Бэйли, всё ещё ошеломленный силой удара, захрипел и начал блевть, держась одной рукой за живот. Бад Улкер и Стас поволокли его к дверям. К трупу великана между тем, приблизились несколько зомби. На глазах изумленных людей, они начали набирать в ладони растекшиеся гнойные останки и жадно заглатывать их. Зрелище было столь отвратительное, что все поспешили отвернуться.
   - Что это... Что это такое? - забормотала Джейн, трясясь всем телом.
   - Всё, сваливаем! - крикнул Олег.
   Но, едва он повернулся, чтобы бежать к лестнице в лицо ему уперлось дуло пистолета. Глаза встретились с насмешливо-злым взглядом владельца оружия.
   Главарь сомалийцев!
   Ещё трое пиратов показались справа и слева. В руках одного был "Калашников", третий сжимал топор, а четвертый длинный кухонный нож.
   - Стоять! - рявкнул Хазеб Файси.
   Олег замер и медленно начал поднимать вверх руки. Стас, тоже замер. Появление сомалийцев было столь внезапным, что растерялись все. Уж, их то, никто не ожидал тут встретить. Рон Бэйли всё ещё отплевывался и был в полусогнутом положении. Бад Уолкер стоял весь бледный, прикрывая своей спиной перепуганную Джейн.
   - Топоры на пол! - крикнул главарь пиратов. - Живо! Или я снесу ему голову.
   Дуло пистолета стало давить в левую щеку Олега сильнее.
   Стас, было шагнул вперёд, но "Калашников" в руках одного из бандитов, тут же повернулся в его сторону. Пришлось остановиться. Получать очередь в грудь, как-то не улыбалось.
   - Топоры на пол я сказал! На пол! - визжал главарь. - Пристрелю! Всех убью, твари!
   Лицо сомалийца исказила гримаса безумия, глаза его сверкали такой яростью, что сомнений не оставалось: этот полоумный и вправду выстрелит.
   Стас чертыхнулся и разжал пальцы. Топор, приглушенно звякнув, упал на пол. Бад Уолкер, тоже бросил оружие, а затем, чуть помедлив и Рон Бэйли. Злобно, исподлобья он следил, то за автоматом, то за пистолетом пиратов.
   Вот дерьмо! Может, не стоило бросать топоры? Проклятие! Нужно было рискнуть и напасть. Что толку словить пулю сейчас безоружным. А так, может и удалось бы завалить хоть одного из этих ублюдков. Лучше вон того с "Калашниковым".
   В это время раздался громкий крик и трое каких-то мужчин буквально налетели на пирата с ножом. Но это было вовсе не нападение, как показалось в первое мгновение. Мужчины бежали, спасая свои жизни и даже в первый миг не поняли, что столкнулись с группой живых. Один из них по виду, то ли испанец, то ли итальянец испуганно замер. Потом, вдруг пронзительно закричав, попытался ударить сомалийца мачете, но пират оказался проворнее. Он увернулся и полоснул своим ножом напавшего по лицу. Тот завизжал и обливаясь кровью отшатнулся назад.
   - Ни с места! - заорал Хазеб, направив пистолет в сторону двоих других. Они были невысокие, смуглые, по виду азиаты, скорее всего уроженцы одной из стран Индокитая. Один был в фиолетовой рубашке и серых джинсах, другой одет в униформу работника кухни. Увидев, что стало с их товарищем, они не рискнули использовать свои собственные ножи. Побросав их, азиаты начали орать одновременно.
   - Мистер, не стреляйте! Пожалуйста не стреляйте!
   - Вы кто такие? Откуда?
   - Мы из бара "Капелла Рай"!
   Обстановка вокруг, между тем становилась всё более угрожающей. К месту, где собрались живые, отовсюду стягивались мертвецы. Несколько тварей, двигаясь вдоль стенки начали отрезать группу живых от входа на лестницу.
   - Нет времени болтать! - закричал Олег. - Нужно бежать.
   - Заткни свою пасть! - Хазеб снова направил пистолет на Олега.
   - Не будь дураком, убери пушку. Нам всем нужно спасаться, а не устраивать разборки.
   - Ещё одно слово... - зашипел сомалиец. Дуло уперлось Олегу в подбородок.
   Их взгляды, полные ненависти друг к другу встретились вновь. Секунда, вторая, третья...
   Первым отвернулся главарь пиратов.
   - Все к лестнице! - заорал он. - Живо наверх!
   Джейн стояла ближе всех к пути отступления. Но едва она только шевельнулась, как приоткрытая дверь открылась сильнее и с лестницы повалила целая толпа оживших.
   - Вот бля! - Стас поволок Джейн от двери прочь.
   Рон Бэйли разразился целым градом отборных ругательств.
   - Где ваш бар! Туда можно войти? - Хазеб схватил одного из филиппинцев за шиворот. Парень от страха заикался и едва держался на ногах. Но по его киванию, пират понял, что можно.
   - Веди!
   Обернувшись к своим людям, он крикнул:
   - Всех остальных, тоже тащите! Кроме...
   Подскочив к кричащему от боли, итальянцу, зажимавшему окровавленными руками лицо, Хазеб пнул его ногой. Сомалиец рассчитал верно. Раненый повалился на спину и оказался на пути напиравшей толпы зомби. В несчастного, тут же вцепились несколько рук. Женщина, лишенная обеих ног выше колен проворно подползла к нему и впилась зубами в кисть правой руки. Итальянец завизжал от боли и попытался вскочить. Но на плечи ему навалился ещё один зомби в разодранной в клочья окровавленной униформе матроса. Левое ухо раненого было оторвано. Совершенно обезумев и ослепнув от боли, итальянец упал и забился всем телом. Он катался из стороны в сторону и молотил туда-сюда руками. Пару мертвецов ему удалось свалить, но уже десятки рук жадно тянулись отовсюду, со всех сторон его рвали и терзали. Под кучей тел стремительно растекалась темная лужа.
   Ещё большее число тварей устремились за группой бегущих. Более того, они шли теперь со всего Променада. И судя по всему их агрессия и жажда добраться до живых, возросли многократно. Какая-то суетливость, кровожадная нетерпеливость была в их движениях. Словно, их толкал острый, жестокий голод и ярость. Это было странно для лишенных души трупов.
   - Куда?! - орал Хазеб и толкал одного из филиппинцев в спину. - Где? Показывай!
   Остальные бандиты толчками и ругательствами подгоняли других пленников. Хотя это было лишнее. Ни один здравомыслящий человек не стал бы тут задерживаться ни на мгновение. Ну а что случилось с зомби, было непонятно. Твари стали сверхактивные и злобные. Они лезли, напирали отовсюду. И нужно было поскорее найти, хоть какое-то укрытие.
   - Сюда! - закричал филиппинец.
   Он свернул в какой-то полутемный проулок между красивым двухэтажным магазином по продаже цветов и другим зданием, которое, наверное и было баром. Перед тем, как вбежать в тот же проулок, Стас успел заметить, что стекла первого этажа почти все выбиты, а на втором этаже через большое окно за их группой с изумлением наблюдают с десяток человек, половина из которых в одежде кухонных работников.
   В полутьме маленького дворика беглецы увидели мусорные баки, огражденные металлической сеткой рабицей в рост человека, а рядом в стене была полуоткрытая дверь. Отпихнув филиппинца в сторону, главарь пиратов устремился туда. Кто-то изнутри попытался закрыть дверь, но она была тяжелая, толстая и целиком из металла, поэтому процесс этот не мог быть быстрым. Хазеб успел протиснуться и наставив на кого-то пистолет заорал:
   - Отойди! Ляг на пол!
   Неизвестный, видимо не просто не подчинился, а ещё и попытался оказать сомалийцу сопротивление. Пират зарычал и выстрелил не колеблясь. В условиях замкнутого пространства дворика звук выстрела прозвучал оглушающее громко, так что у всех зазвенело в ушах.
   После этого бандит наклонился и выволок за ноги тело какого-то мужчины, по виду европейца. Во лбу несчастного чернело пулевое отверстие. Освободив вход, Хазеб повернулся к своим людям и что-то закричал. Они стремительно кинулись к двери. Последним побежал высокий мускулистый пират, вооруженный топором. До этого он сдерживал поток мертвых, пытавшийся протиснуться во дворик вслед за группой беглецов, но теперь путь для зомби был свободен.
   Один за другим пираты вбежали внутрь и Хазеб, с кривой ухмылкой глядя на недавних пленников, начал закрывать дверь.
   - Пусти нас! - закричал Бад Уолкер.
   - Назад, свинья! - главарь направил пистолет в сторону англичанина.
   - Не оставляйте нас здесь! - в отчаянии воскликнула Джейн. - Господи! Не бросайте!
   - Пусть твой господи тебе поможет, сучка!
   Сомалиец закрыл дверь и до слуха беглецов донесся грохот и звяканье задвигаемого засова. Издав крик на высокой ноте, один из филиппинцев бросился к двери и начал молотить по ней кулаками. Его отчаяние было понятно. Во дворик вошло уже трое каннибалов. А через пару минут все свободное пространство будет забито ожившими трупами.
   Беглецы озирались, как затравленные животные. Неужели это конец! Неужели нет никакого спасения!
   - Давайте за сетку! - заорал вдруг Стас. - Быстрее!
   Сеткой ограждался пятачок размером на пять-шесть метров. Там стояло два мусорных бака. Здоровенные такие из пластика фиолетового цвета. Не бог весть какое укрытие, но другого всё равно не было. Все полезли через сетку, особенно ловко это вышло у азиатов. Стас и Олег помогли Джейн и перелезли сами в тот момент, когда руки мертвецов, уже тянулись к ним со всех сторон.
  
  * * *
  
   Когда засов встал на место, Хазеб отступил от двери и ухмыльнулся. Ну и рожи были у этих кафиров! Он с удовольствием полюбовался бы их смертью, но сейчас были другие более важные дела.
   Сомалицы оказались в помещении, в котором безошибочно можно было узнать продуктовый склад. Повсюду тут были полки и этажерки, а на них коробки, контейнеры, мешки и пакеты. Дверь, выводящая со склада в другое помещение или может быть коридор, была открыта. Хазеб устремился к выходу. Его люди не отставали ни на шаг.
   В коридоре они наткнулся на двух девушек-азиаток в униформе официанток. При виде здоровенных темнокожих мужчин, вооруженных и злых, они от страха совершенно потеряли дар речи и даже не смогли пискнуть. Так и остались стоять возле стенки с разинутыми ртами и вытаращенными глазами. Коридор вел на кухню, но там при беглом осмотре никого не оказалось. Зато со стороны лестницы, точнее со второго этажа, куда она вела, доносились голоса. Судя по интонации, там ругались и спорили.
   Появление сомалийцев произвело на собравшихся работников бара впечатление едва ли не большее, как если бы по лестнице поднялись зомби.
   - Ни с места! - взревел Хазеб и направил в сторону перепуганных замерших людей пистолет. Его помощник Саид, вооруженный автоматом сделал, тоже самое.
   - Живо вниз! Все вниз!
   Люди попятились. Какая-то женщина в толпе истерично закричала.
   - Вниз я сказал! - на Чёрного льва было страшно смотреть. Глаза его чуть ли не вылезли из орбит и пылали бешеной злобой, лицо и без того хищное исказила звериная гримаса, жилы на шее натянулись, как канаты, из разинутого рта при каждом крике вылетали брызги слюны.
   - Я буду стрелять! Все вниз, твари! Сколько ещё повторять?! Вниз!!!
   Люди, скованные ужасом, совершенно растерянные, потянулись к лестнице. Наименее расторопных бандиты подгоняли криками и пинками.
  
  * * *
  
   Ограждение звенело и шаталось. Скрюченные пальцы цеплялись за металлическую сетку в тщетных усилиях порвать её. Но это не значило, что живые были теперь в безопасности, а их укрытие надежно. Сам по себе напор толпы мертвецов был так силён, что недалека была та минута, когда ограждение могло не выдержать. Оно, уже шаталось и прогибалось. Стас, Олег и Джейн стояли, прижавшись спинами к мусорному баку. Рон Бэйли, Бад Уолкер и двое азиатов орали и колотили в небольшую дверку через которую из бара обычно выносили мешки с мусором. Но сейчас она была закрыта и никто отворять её не спешил.
   - Сетку сейчас сомнут, - прошептала Джейн, с ужасом глядя на огромную, озверевшую толпу зомби. Вокруг ограждения их было не меньше полусотни и ещё большее количество каннибалов пытались проникнуть во дворик, но скучившись на узком пространстве мешали друг другу. Несколько зомби пожирали тело неизвестного мужчины, застреленного главарем сомалийцев. С тошнотворным звуком они выламывали суставы на руках трупа, раздирали пальцами лицо и горло несчастного.
   Стас начал вертеть туда-сюда головой. Единственным их спасением был второй этаж бара. Проникнуть внутрь можно было через окна. С этой стороны их было три. Но как добраться до них? Как? Ни лестницы, ни веревки... Только эти баки чертовы. И тут, в голове его родилась идея. А может... Не лучшее конечно решение, но что ещё остаётся?
   - Помогите мне! - крикнул он и начал подвигать тот бак, что был полнее, тяжелее и ближе к стене.
   Олег на секунду замер, а потом, уцепился за бак с другой стороны. Рон Бэйли, Бад и азиаты отошли от двери и рьяно взялись помогать.
   - Что, есть идея? - краснея от натуги, спросил начальник службы безопасности.
   - Второй бак поставим на первый и доберемся до окон, - ответил Стас.
   Совместными усилиями работа была выполнена за несколько минут. Хорошо ещё, что второй бак был заполнен меньше чем на четверть. Но его всё равно взгромоздили на первый не без изрядных усилий. Конструкция получилась шаткая и ненадежная, но теперь появился хотя бы шанс на спасение. И наплевать на то, что в баре теперь сомалийцы. Сейчас главное: не попасться гниющей, жаждущей крови толпе.
   Первым полез один из филиппинцев. Он снял свою куртку, обвернул ею руку и резким ударом высадил ближайшее окно. Следующей была Джейн. Она взобралась быстро и благополучно. Потом влезли второй филиппинец и Стас.
   Ограждение угрожающе зашаталось и в это же время, один из железных столбиков между секциями, начал валиться на пол. С натужным металлическим звоном лопнули несколько колец сетки.
   - Бля, быстрее! - закричал Олег.
   Рон Бэйли начал карабкаться вверх. Он спешил, нервничал и едва не сорвался, когда начал протискиваться в окно. Верхний бак под его ногами зашатался.
   - Лезем! Лезем! - заорал Олег.
   Он начал карабкаться вверх, молясь лишь о том, чтобы всё их сооружение простояло ещё хотя бы минуту. Одну только долбанную минуту!
   С одной стороны, не выдержав напора, заграждение рухнуло. Сетка натянулась и начала рваться в местах креплений. Бад заорал и кинувшись к бакам начал взбираться. Толпа зомби заполонила пятачок, окончательно свалила заграждение и хлынула к бакам. И тут, верхний из них соскользнул и с грохотом обрушился. Бад взвыл и полетел бы вниз, если бы Олег не успел схватить его за руку.
   - Держу! - заорал он. - Помогите!
   На помощь, тут же кинулся Рон Бэйли. Вдвоём с Олегом, они, безусловно вытянули бы товарища, но несколько рук снизу вцепились англичанину в ноги.
   Мертвецы тащили орущего Бада вниз. Его вытянутое тело раскачивалось над смердящей толпой оживших. Он потерял один ботинок и правая его штанина с треском порвалась.
   - Держись, Бад! - кричал Рон Бэйли. - Мы вытащим тебя!
   Возможно, у них бы получилось, не появись в проулке огромный зомби высотою метра в три и с раздувшимся пузом. Только в этот раз это была женщина. Она протолкнулась через толпу, бесцеремонно давя и отшвыривая тех, кто ей мешал. Босые, ненормально огромные ступни с мосластыми пальцами громко шлепали по полу. Косматые седые волосы, местами покрытые сгустками засохшей крови, свисали вокруг чрезмерно огромной головы в совершеннейшем беспорядке. Тяжелые, отвислые груди раскачивались, словно старые перезревшие груши и шлёпали по огромному животу - белому словно лягушечье брюхо и покрытому тут и там темными пятнами.
   Роста и длинны рук этой твари хватило, чтобы добраться до Бада. Неестественно огромные челюсти монстра распахнулись, открывая крупные зубы, количество которых было намного больше чем у обычного человека. Эти зубы жадно вонзились в поясницу англичанина. Костлявые руки обвились вокруг тела. Удлиненные пальцы, с количеством суставов, превышающим их нормальное число, зло и жестоко впились в живот жертвы.
   Бад Уолкер пронзительно закричал. Из его, раздираемой зубами спины во все стороны брызнула кровь. Чудовищный зомби рванул бьющееся тело жертвы на себя. Пальцы англичанина и его спасителей разжались.
   - Бад!!!
   Рон Бэйли издал дикий звериный вой и едва не выскочил в окно. Олег с трудом удержал его и оттащил назад.
   - Не смотри! - орал он. - Всё! Его больше нет! Не смотри!
   Женщина-мутант рвала ещё живого и кричащего Бада на части. Сначала обе руки. Потом выкрутила жертве ноги в коленях. Развернув бьющееся в агонии тело, тварь прокусила англичанину живот, а затем, просунув пальцы под ребра, одним движением разорвала жертве грудную клетку пополам.
   Бросив окровавленные останки человека вниз, в толпу, мутант направился к стене. Судя по всему, чудовище намеревалось пролезть в окно следом за беглецами, но немного не дотягивалось. Взобраться на бак тварь не догадалась. Во всяком случае пока.
   Комнатка в которой оказались беглецы была небольшой. Из мебели письменный столик, диванчик и пара кресел. Из-за закрытой двери доносились встревоженные крики и топот ног. Потом, кто-то начал дергать ручку двери, но почти тут же прекратил, видимо удивленный тем, что дверь оказалась заперта. Неизвестный постоял немного, словно бы раздумывал, что ему делать дальше. Затем, послышались удаляющиеся шаги.
   Стас рискнул выглянуть в разбитое окно. Здоровенная тварь отошла от стены и теперь топталась возле упавшего бака. Зато, целая толпа живых трупов ломилась в двери. Но обе они, и та, в которую вбежали сомалийцы и та, что предназначалась для выноса мусора, были металлические и спокойно могли бы выдержать напор, хоть тысячи зомби.
   - Лучше не высовывайся, - посоветовал Олег. - А то башку отхватит.
   - Та здоровенная сука, вроде успокоилась, - сообщил Стас.
   Однако, следуя совету друга от окна, он всё-таки отошёл. Рон Бэйли сидел на диване, опустив голову и спрятав лицо в ладони. Плечи этого могучего человека время от времени вздрагивали. Джейн сидела рядом, положив руку на плечо начальника службы безопасности. Иногда она ему что-то говорила вполголоса, видимо утешала. Молодая женщина была бледна. Да что там, по виду вся измученная с глубокими тенями под глазами. Оба испуганных филиппинца спрятались по углам. Олег обратился к одному из них на английском.
   - Эй, как тебя зовут?
   - Винс, - последовал ответ.
   - Винс? А меня Олег. Я из России. Но я не об этом, сейчас. Ты в этом баре работаешь?
   - Да, мистер.
   - И твой приятель тоже? - Олег кивнул в сторону другого филиппинца.
   - Да, мы оба. Помогаем на кухне.
   - Ясно. А ещё люди в баре есть?
   - Да, есть.
   - Сколько?
   - Человек двадцать. Все, кто работал, когда началось. Когда началось это...
   - Двадцать говоришь? А кто главный то, у вас здесь?
   - Мистер Карл Люсьен. Хотя он любил, чтобы его называли месье.
   - Любил? То есть его уже...
   - Его этот застрелил.... Террорист. Ну, там - у двери.
   - А, вот оно что, - кивнул Олег.
   Он помолчал немного, потом спросил:
   - А вы, что снаружи-то делали?
   - Убежать хотели отсюда.
   - Убежать? Втроём?
   - Антонио сказал, что нужно прорваться к лифтам или к лестнице и подниматься наверх, - начал объяснять Винс. - Он звал всех, но согласились только мы. Эвакуацию ждать бессмысленно говорил он. Нас бросят тут. Спасут только тех, кто сейчас на самой верхней палубе. Утром прибудут военные вертолёты и начнут эвакуацию.
   Стас и Олег переглянулись. Даже Рон Бэйли приподнял голову и отерев покрасневшие от слёз глаза, спросил:
   - Откуда вам это известно?
   - Антонио так сказал, - пожал плечами филиппинец. - А ему вроде бы Лэйла рассказала.
   - А кто это Лэйла? - спросил Олег.
   - У нас официанткой работает. У неё парень - матрос. Тоже, кстати русский. Он сообщил ей по внутреннему телефону о приказе капитана.
   - Да, был такой приказ, - с мрачным видом кивнул Рон Бэйли.
   - И ты молчал? - с укором спросила Джейн.
   - Не было времени вам рассказывать, - Бэйли развёл руками. - Да и какая разница? Мы всё равно собирались вниз - в гараж.
   - Ладно, всё это хорошо, - Стас начал нервными шагами мерить комнату. Ну прямо, как Андрей, ещё там в кают-компании яхты "Норта". - Что мы теперь будем делать? План у кого-нибудь есть?
   - Прежде всего нам нужно оружие, - заметил Олег. - Винс, ты говоришь на кухне работал? Наверняка там есть и топор и большие ножи.
   - Не забывай о сомалийцах, - сказал Рон Бэйли. - Так они тебе и позволят нож взять.
   Есть такая поговорка "легки на помине". В следующую секунду её справедливость была полностью оправдана. Дверь слетела с петель от мощного удара и в комнату с "Калашниковым" наперевес ворвался один из пиратов. Следом вошёл главарь. При виде недавних пленников на губах его появилась кривая ухмылка.
   - Не ожидал. Честью клянусь - не ожидал. Снова вы. Как это возможно?
   Увидев разбитое окно, потом мельком выглянув, он только покачал головой и удивленно прищелкнул языком.
   - Сам Шетани вас оттуда вытащил, не иначе. А мы слышим, окно где-то наверху разбилось. Саид побежал посмотреть, но не нашёл где это. Потом, сюда было сунулся, да дверь закрыта оказалась. А здесь, вы оказывается. Ну да ладно, раз вы здесь, спускайтесь вниз к остальным.
   И подкрепляя свою команду, он нетерпеливо шевельнул дулом пистолета.
  
  
  * * *
  
   4.15. утра. До рассвета чуть меньше двух часов.
   Капитан Джеральд Торнсвайт отошёл от широкого окна из которого он обозревал часть палубы и направился в рубку связи. Только что один из офицеров доложил, что с ним желает поговорить представитель американских ВМС.
   - Это лайнер "Повелитель морей". Капитан Торнсвайт на связи, - устало произнёс Джеральд, устроившись перед панелью управления и связи.
   В коммуникаторе щёлкнуло и послышался басовитый с хрипотцой голос.
   - На связи Вице-адмирал ВМС США Джон Стиксон. Как у вас обстановка? Как проходит подготовка к эвакуации?
   - Обстановка хуже некуда, - со вздохом произнёс Торнсвайт. - Около часа назад инфицированные смогли прорваться на верхнюю палубу. Все кто остался жив, сейчас забаррикадировались в палубных надстройках. У нас огромные потери - тысячи погибших.
   После нескольких секунд молчания, видимо вызванных изумлением и замешательством, Стиксон, наконец, произнёс:
   - То есть, вы хотите сказать, что верхняя палуба вашего судна захвачена и эвакуация невозможна?
   - В том виде, как она планировалась ранее - невозможна, - ответил Торнсвайт. - Но в надстройках в общей сложности находится ещё несколько сотен человек. Когда прибудут вертолёты, люди выйдут на крыши и их можно будет поднимать оттуда. Сэр, передайте пилотам чтобы они...
   - Подождите, не спешите, - перебил вице-адмирал Торнсвайта. - Про эвакуацию мы ещё поговорим. Я связался с вами для обсуждения другого вопроса.
   - Какого? - спросил капитан, чувствуя, как внутри него нарастают холод и страх от ужасного подозрения. Ещё, он пытался вспомнить этого Джона Стиксона. Торнсвайт лично знал многих высших офицеров ВМС США, но не помнил никого из них в звании вице-адмирала с таким именем.
   - Скажите, капитан, как только на вашем судне все это началось... Вам известно, что происходило и сейчас происходит на самых нижних палубах, включая наклонжтрюм и пространство двойного днонаклонжа?
   - Точных данных у меня нет, - удивленно произнёс капитан Торнсвайт. - Там работало несколько бригад рабочих и инженеры, а после столкновения с яхтой в район поврежденных секторов - это в основном вторая и третья палубы я приказал направить несколько групп ремонтников. Никто из них не вернулся. Последние что от них пришло - это сообщения о нападениях. Ещё, у нас в подводной части расположен бар "Нептун". Работает он только в утренние и дневные часы. На момент столкновения там не было посетителей, лишь несколько работников. Они сообщили о повреждении стеклянного пола и тут же покинули бар. Что стало с ними потом - неизвестно.
   - Какие либо меры вами предпринимались для обеспечения безопасности в случае возможного затопления нижних палуб? - спросил Стиксон.
   - Скорее не по причине затопления, поскольку таковой угрозы не было, - начал объяснять Торнсвайт, - а из-за начавшегося в машинном отделении пожара. Я приказал заблокировать двери помещений и задействовать коридорные переборки. Но не везде это получилось. В энергосистеме начались сбои и это осложнило всю работу. Ну, а когда появились первые из инфицированных, всех ремонтников пришлось срочно отозвать.
   - Понятно. Хорошо, - неопределённо произнёс вице-адмирал. Снова немного помолчав, он спросил: - Господин Торнсвайт, сейчас у вас есть возможность управлять переборками и автоматическими системами нижних палуб и трюма?
   - Некоторые системы в рабочем состоянии, - ответил Торнсвайт. - Полагаю, частичное управление возможно.
   - Прекрасно! - воскликнул Стиксон - Немедленно разблокируйте помещения, а главное коридоры.
   - Разблокировать? - удивился капитан. - Позвольте спросить: зачем?
   - К вам будет направлена оперативная группа: спецназ и военные медики. Они прибудут на небольшой субмарине и проникнут на борт через одну из трюмовых секций. Ничто не должно им мешать, ничто не должно препятствовать их свободному перемещению.
   - Прошу прощения, сэр, а с какой целью прибывает эта группа? - обеспокоенно спросил Торнсвайт.
   - Сбор информации. Оценка ситуации, - последовал ответ.
   - И по итогам, будет решено эвакуировать нас или нет? - с горькой усмешкой произнёс капитан.
   Усмешку вице-адмирал увидеть не мог, но интонацию собеседника уловил очень хорошо. Повисла неловкая пауза.
   - Так я прав, сэр? - спросил Торнсвайт.
   - Вы должны понимать, что всё очень не просто, - с тяжёлым вздохом произнёс Джон Стиксон. - Неизвестный вирус, судя по всему чрезвычайно опасен. Мы не можем подойти к проблеме безответственно. Прежде, чем что-то сделать, нам нужно как можно больше информации. Эвакуацию никто не отменял. Она будет проведена, но позже.
   - Когда?
   - Мы вам сообщим.
   - Хорошо, спасибо конечно, - ядовито произнёс Торнсвайт. - А о людях вы подумали? Особенно о тех, кто укрылся ниже пятнадцатой палубы. Каждый час промедления уменьшает их шанс на выживание.
   - Вам и людям, которые сейчас с вами в данный момент, что-то угрожает? - спросил вице-адмирал невозмутимо.
   - Ну, если не считать угрозой пару тысяч озверевших каннибалов, окруживших надстройку, то нет, - саркастически рассмеялся Торнсвайт. - Нам удалось забаррикадировать все входы и выходы. Но...
   - Вот и оставайтесь внутри, - резко бросил Стиксон. - Как только станет возможным, мы сообщим о начале эвакуации. Субмарина, уже направляется в вашу сторону и прибудет минут через десять. Не тяните с разблокированием помещений и коридоров. Это всё. Удачи вам, капитан. Через час я снова с вами свяжусь.
  
  
  ГЛАВА 17
  
   Хазеб Файси заложив руки за спину с мрачным видом смотрел в окно. Со второго этажа бара открывался вид на значительную часть Променада. Странное дело... улица между расположенными тут учреждениями, была почти пуста, хотя совсем недавно здесь бродило несколько сотен мертвецов. Сейчас, в поле его зрения было не более дюжины зомби. Все остальные плотной массой набились в пространство между баром и цветочным магазином расположенном по-соседству. Понятное дело, они пытались добраться до оставленных там сомалийцами людей, но когда те смогли спастись, забравшись на второй этаж бара, ожившие не вернулись на Променад, а так и остались тесниться в проулке возле мусорных баков и двери склада. То ли по причине тупости, то ли из-за скученности и оттого, что они попросту мешали друг другу, зомби топтались на месте и давили друг друга. Но если бы только это. По совсем уж непонятной причине мертвецы шли со всего Променада сюда, именно к этому бару. Добредя до "Капелла Рай", они, или сворачивали в вышеупомянутый проулок, или же входили внутрь через разбитые окна первого этажа и скапливались там возле служебного входа. С чем это было связано - непонятно. Но такой расклад Хазеб находил весьма удобным для бегства. Улица скоро совсем станет свободной. Так почему бы не рискнуть и не убраться отсюда? Ожившие, они же медлительные. Пока вся их масса выберется из проулка, да с первого этажа бара, можно будет удрать.
   Удрать. Но куда? План по захвату заложников, теперь представлялся не просто безнадежным, но и глупым, особенно если начать выдвигать требования о предоставлении его группе катера или иного судна. Не поможет и расстрел пленников. Любой человек на этом корабле, уже не представлял никакой ценности. Сама эвакуация была под вопросом, а с учётом огромного числа погибших, еще несколько смертей от рук сомалийских пиратов никого не тронет и не заставит пойти на уступки. Но что-то ведь нужно было делать! Как-то надо отсюда выбираться.
   В углу на подоконнике лежало несколько цветных буклетов. От нечего делать Черный лев взял их и пролистал. Это была реклам всех увеселительных аттракционов, проводимых администрацией лайнера. Тут тебе и аква-парк и морской театр, искусственные волны для любителей серфинга, водные лыжи, спуск в глубоководном аппарате, гонки на гидроциклах и скутерах и...
   Стоп!
   Хазеб перелистнул одну страницу обратно. Ещё раз посмотрел на фото роскошного гидроцикла на сиденье которого, одаривая всех белозубой улыбкой восседал накаченный загорелый парень. Под этой фотографией была другая: в вихре пенных водоворотов по морской глади мчится скутер, а в нём расположилась счастливая семья из четырёх человек.
   - Юсуф! - заорал Хазеб.
   Послышался стук ботинок и на второй этаж вбежал мускулистый негр.
   - Приведи сюда этого... Ну, который главный тут в баре. Да поживее!
   Когда бандиты захватили бар, всех пленников вывели со второго этажа на первый и велели им сидеть в коридорах. Некоторых загнали на кухню, где за ними присматривал Саид.
   Юсуф вернулся через пару минут. Упирая нож в спину Пэйн Джуна, он привёл его к главарю.
   - Это всё правда? - без обиняков спросил Хазеб Файси и швырнул пленнику буклеты.
   - Что, правда? - спросил тот, испуганно и резко отшатываясь от летящих ему прямо в лицо глянцевых страниц.
   - Гидроциклы, скутеры, катера. Это всё есть на этом судне?
   - Конечно есть. Наша компания...
   - Заткнись! Где всё это находится?
   - В гараже, я полагаю.
   - Первая палуба, да? Как туда добраться?
   - Можно по лестнице, можно на лифте.
   - Я это и без тебя знаю. Куда нужно идти? Направление!
   - В сторону кормы до секции 119 ВС. Там по лестнице вниз и почти окажешься у гаража.
   - А замки на входе есть?
   - Электронный. И обычные запоры тоже.
   - Проклятие! Юсуф, приведи того здоровяка в костюме. Он кажется из службы безопасности.
   Вскоре перед главарём предстал Рон Бэйли. Скрестив руки на груди, англичанин презрительно взирал сверху вниз на бандита. Хазеб, вытащив пистолет, взял пленника на прицел, справедливо опасаясь его огромных кулаков.
   - Ты у нас законник да? - с кривой усмешкой спросил Хазеб. - Меня, наверное ловил, да?
   Не дождавшись от пленника ответа, продолжил расспросы.
   - Открыть двери гаража сможешь?
   Рон Бэйли бросил быстрый взгляд на валяющиеся на полу буклеты и в свою очередь усмехнулся.
   - Свалить хочешь?
   - Хочу, - не стал отпираться Черный лев. - А ты разве нет?
   - Может и да, но отчего ты решил, что я буду тебе помогать?
   - А потому что тебе туда без нас не добраться.
   - Туда никому не добраться. За стенами этого бара - смерть.
   - Есть один любопытный момент. Взгляни.
   И Хазеб сделал приглашающий жест в сторону окна. Рон Бэйли подошёл. Несколько секунд он смотрел на Променад и не мог понять, что же имел ввиду бандит, но потом, до него внезапно дошло.
   - Мертвецы! Их так мало осталось! Куда они подевались, черт возьми?
   - Они в том проулке, откуда вы так удачно сбежали, - рассмеялся сомалиец. - Да ещё идут со всей улицы и набиваются туда, - он указал дулом пистолета в пол, имея ввиду первый этаж бара.
   - Почему они это делают? - изумился Рон Бэйли. - Тут ведь в соседних магазинах полно других людей. Почему мертвецов привлекает именно этот бар?
   - Этого я не знаю, - хмыкнул Черный лев. - Может, тут хорошие скидки на выпивку? - он рассмеялся. - Да мне, по правде говоря наплевать. Может нас - живых так много здесь сейчас стало, что они это особо остро чувствуют? Не знаю. Но ты сам посмотри, улица почти пуста. И это шанс. Мы должны добраться до гаража и всего этого, - он кивнул на буклеты. - Так как, ты с нами?
   - Мы возьмём моих друзей, - сказал Рон Бэйли.
   - Ни вопрос, - губы сомалийца растянулись в кривой ухмылке. - Да мы, вообще всех собирались взять.
   - С чего бы это вдруг? - нахмурился Рон Бэйли. - Сначала обрекли нас на гибель, теперь вдруг готовы спасти двадцать с лишним человек, которые вам будут лишь обузой.
   - Не такая уж и обуза, если они станут заложниками.
   - А понятно, - усмехнулся начальник службы безопасности. - За пределами лайнера вас ведь не ждёт теплый приём.
   - Вот именно, поэтому мы берём с собой всех, - произнёс Хазеб и вдруг перейдя на сомали, приказал Юсуфу: - Гоните всех неверных на второй склад. Да поживее.
   - Всех? - удивленно спросил Юсуф, также на сомали. - Ты и вправду хочешь использовать их как заложников?
   - В качестве заложников мы оставим человек пять-шесть, - ответил главарь. - Остальные послужат приманкой для мертвецов, если те нападут.
   - Понятно, - невесело усмехнулся Юсуф. - Прикрываться ими будем.
   - Тебя это беспокоит?
   - Мне это не по душе. Как-то неправильно это.
   - Что-то ты в последнее время слишком много печешься о неверных, - недовольным тоном произнёс Черный лев. - Какое тебе дело до них? До их жизней? Мы используем кафиров, как они того заслуживают - вот и всё. Ты ведь хочешь попасть домой? Тогда соберись, стисни свою волю в кулак и вперёд. Неважно сколько кафиров подохнет. Чем больше, тем лучше! Ты согласен со мной?
   - Да. Я согласен, - ответил Юсуф, правда без особой уверенности в голосе.
   Но Хазеб не обратил на это внимания. Главное, его человек готов действовать.
   Юсуф отправился вниз, чтобы передать приказ главаря Саиду, Жозе и Джуме.
   Пока между бандитами шёл разговор на сомали, Рон Бэйли посматривал на них с подозрением и опаской. С чего бы это вдруг пираты перешли на язык не понятный англичанину? Что-то они явно затевали. Теперь, нужно быть вдвойне на стороже. От главаря можно ожидать любой подлости, не смотря на все его слова об объединении совместных усилий для спасения.
   Снизу между тем поднялись крики, раздался женский плач. Сквозь этот шум прорывались злобные ругательства сомалийцев. Рон Бэйли, Пэйн Джун и Хазеб спустились на первый этаж. Главарь пиратов всё также направлял пистолет на пленников. На самом деле, он мог сделать, всего лишь два выстрела, после чего оружие станет бесполезным. Но кафирам об этом знать не следовало, как и о том, что в магазине "Калашникова", которым был вооружен Саид, осталось едва ли с десяток пуль.
   Вот, наконец все скопились возле двери за которой было помещение склада Љ 2. Через толпу протолкнулась красивая черноволосая девушка. По виду родом из какой-то ближневосточной страны. Приблизившись к главарю пиратов, она закричала:
   - Куда вы нас ведёте?
   - А ты кто такая? - усмехнулся Хазеб. - Почему я должен отвечать тебе?
   - Меня зовут Лэйла. Я просто хочу знать, что нас ждёт.
   - Лэйла? Откуда ты?
   - Из Турции. Это так важно?
   - Ты мусульманка?
   - Какое это имеет значение? - насторожилась Лэйла.
   - Что делает правоверная мусульманка среди кафиров?
   - Я работаю на этом лайнере. Здесь у меня хорошие друзья.
   - Друзья среди неверных?
   - И что тут такого?
   - Это неправильно, - жестко произнёс Хазеб. -Если бы не другие заботы...
   - Так, куда вы нас ведёте? Хотите запереть на складе?
   - Мы собираемся добраться до гаражей и покинуть на скутерах судно, - ответил Черный лев. - И вы все пойдёте с нами. Так что хватит болтать - давай пошевеливайся.
   - Я не могу пойти! - в отчаянии вскричала Лэйла. - Я должна остаться здесь!
   - Что за вздор! - Хазеб начал закипать. - Шевелись, говорю, сучка!
   - Нет! Я не могу! Пожалуйста, оставьте меня здесь! Я не хочу спасаться! Я должна быть здесь!
   Главарь пиратов зарычал, взгляд его стал бешеным. Он прижал дуло пистолета к виску Лэйлы.
   - Ты пойдёшь со всеми! Ясно? Ещё только слово против моего, ещё только попробуй перечить и я всажу пулю тебе в череп! Поняла меня! - он надавил стволом, причиняя девушке боль. Из глаз её брызнули слезы.
   - Ты поняла меня, грязная сука?!
   Лэйла начала кивать. Сказать она ничего не могла. От ужаса горло её сдавил спазм.
   - Открыть склад! - заорал Хазеб.
   - Осторожно, внутри оживший! - крикнул Пэйн Джун, когда грохнул засов и с натужным металлическим гудением дверь начала открываться.
   - Вот ты и пойдёшь первым! - рассмеялся Саид и толкнул индонезийца в спину.
   Тот, едва не упал и чтобы сохранить равновесие, вынужден был проскочить в помещение бегом. Следом, с опаской поглядывая по сторонам вошли ещё двое пленников.
   - Ты бы дал людям, хоть какое-то оружие, - сказал Рон Бэйли, нахмурившись.
   - Чтобы вы напали на нас? - хмыкнул Хазеб. - Нет уж, оружие будет только у моих людей.
   Лэнс внезапно вышел из-за стеллажа, расположенного справа от основного прохода и набросился на Пэйн Джуна. Но индонезиец был на чеку. Он отпрыгнул в сторону и закричал:
   - Он здесь! Здесь!
   Вперёд ринулся Жозе. При виде обезображенного трупа с рассеченной грудной клеткой и странно болтавшейся туда-сюда головой, он вскрикнул от отвращения. Но вместе с тем, отступать не стал. Начал заходить справа, нацеливаясь на шею каннибала. Оживший на мгновение растерялся перед столь большой группой людей, точнее растерялся при выборе жертвы, но всё же двинулся к Жозе. Тот, попросту, был сейчас к нему ближе других. Сомалиец ударил топором, метя в шею. Там, уже была глубокая рана, оставленная ножом и голова Лэнса держалась, лишь на позвоночнике, да на не поврежденных ещё вокруг него мышцах. Мощный удар скорее не отсек, а оторвал голову мертвецу. Кувыркаясь, она пролетела через помещение и ударилась о дверь, через которую вскоре предстояло выйти. Кто-то в толпе вскрикнул, одна из официанток взвизгнула и закрыла руками глаза.
   Пэйн Джун подскочил к обезглавленному телу и ударом ноги опрокинул его на пол. Затем, ухватившись за край одного из ящиков, стоявших на соседнем стеллаже, обрушил его на мертвеца сверху. За первым ящиком последовал ещё один, Теперь, обезглавленный труп не смог бы подняться. Он, лишь беспомощно дергал руками и ногами.
   Хазеб кивнул тяжело дышавшему индонезийцу и обведя взглядом остальных пленников, спросил:
   - Ещё мертвецы здесь были?
   - Только этот, - ответил из толпы Хосе.
   - Хорошо, - произнёс главарь пиратов. - Теперь слушайте все. Сейчас мы выйдем отсюда...
   Его слова прервал испуганный крик одной из официанток. К нему добавилось несколько протестующих, возмущённых голосов.
   - Тихо всем! - зарычал Хазеб и поднял руку с пистолетом в угрожающем жесте. - Я не договорил. Никому не открывать рот, пока я не закончу!
   Пленники испуганно замолчали. Убедившись, что теперь кто-то вряд ли рискнёт перебивать, главарь бандитов продолжил:
   - Так вот, мы хотим добраться до гаражей лайнера и на скутерах, катерах, какие там есть убраться отсюда. Для вас - это, тоже шанс выжить. Так что хватит орать и паниковать. Наша группа сейчас достаточно большая и мы сможем прорваться. Теперь всем всё понятно?
   - Ну а как же мертвецы? - рискнула спросить Софи Кольер. - Они ведь там везде. Как мы прорвёмся? Оружие только у вас. А нам как быть?
   - Я не стал бы всё это затевать, не будь хорошего шанса на успех, - сказал Хазеб. - Пока вы сидели на первом этаже кое-что изменилось. Почти все мертвецы почему-то скопились с другой стороны бара и на первом этаже. Почему, я не знаю. Но снаружи проход почти свободен. Мы доберёмся до лифтов или спустимся вниз по лестницам. Я вижу по вашим лицам, что вы не доверяете мне. Это понятно. Но сейчас, отбросьте сомнения, мы готовы помочь вам. И ждём такой же помощи от вас.
   - Помощи от нас? - рассмеялся Стас, выходя вперёд. - Это быть для вас живым прикрытием?
   - Не надо, - зашептала Джейн, ухватив Стаса за руку и оттягивая его назад в толпу. - Пожалуйста. Он выстрелит. Мы ведь знаем, что он способен на это.
   Хазеб между тем, с мрачной кривой усмешкой на губах приблизился к пленнику.
   - Да если бы и так?
   Он упёр дуло пистолета в подбородок Стаса и начал давить вверх, заставляя пленника поднять голову.
   - Да - вы наше прикрытие. И что ты сможешь сделать? Как ты можешь воспротивиться, грязный кафир? Сейчас мы все выйдем отсюда и будем следовать моему плану. Кто будет против, упрётся, станет мешать мне и моим людям, тот умрёт. Я прострелю такому ублюдку ноги и оставлю на съедение мертвецам. Ты меня понял, кафир?
   - Я понял, - глухо, дрожащим от ярости голосом ответил Стас.
   - Да, мы всё поняли, - закивал Олег и таки оттянул товарища обратно в толпу.
   - Ну, раз вы всё поняли, - Черный лев усмехнулся и обвёл заложников холодным насмешливым взглядом. - Тогда, вперёд!
  
  * * *
  
   Когда двери лифта открылись, Сергей смачно, с чувством выругался. В предлифтовом помещении бродило три мертвеца. Женщина, мужчина и ребёнок лет 10-ти. Они повернулись к "гостям" и постояв, словно бы в раздумьях секунд пять, затем, двинулись к живым.
   - О чёрт! - вскричал Майкл. Однако, он не отшатнулся назад, как сделало бы большинство людей в такой же ситуации, а напротив, ринулся вперёд, чтобы выскочив из лифта иметь для маневра больше места. Сергей последовал за ним. Но вступать с зомби в драку он не собирался. Никакой необходимости в этом не было. Лишь, потеря драгоценного времени. Понимал это и Майкл. Выбежав из лифта, он начал обходить тварей по возможности держа дистанцию. Сергей проскочил в один из коридоров и миновав его выбежал на Променад.
   Глазам его открылось ужасающее зрелище. Он видел, конечно это сверху, когда был на пятнадцатой пассажирской палубе. Но, одно дело наблюдать с высоты многоэтажного дома и совсем другое, оказаться от толпы живых мертвецов в непосредственной близости. Да и число каннибалов здесь в разы увеличилось с тех пор, как он в составе отряда Бишо отправился на спасение пассажиров.
   В пределах его видимости было до сотни мертвых каннибалов. А дальше, по всему Променаду ещё больше. Весь пол покрывали грязно-бурые мазки и разводы, отпечатки ладоней, босых ног или обуви. Кровь разлилась целыми лужами и там где уже успела подсохнуть пятна её имели оттенок ржавчины. Повсюду в беспорядке громоздились груды обглоданных костей, оторванные руки и ноги или же их отдельные фрагменты. Среди всего этого шевелились и нервно пульсировали разодранные внутренности. Тела, съеденные почти до скелета, тоже шевелились, а те у кого плоти на конечностях осталось чуть больше, даже пытались ползти.
   Рядом с Сергеем появился чуть запыхавшийся Майкл. Лезвие его топора было окровавлено и на одежде кровавых пятен, тоже прибавилось. Видимо, ему всё-таки пришлось отбиваться от троицы. Но вряд ли он успел отсечь головы всем.
   - Матерь божья, - прошептал англичанин, обозревая Променад и толпы окровавленных, изувеченных оживших. - Да нам тут не прорваться! И эти трое ещё сзади...Женщине я перерубил глотку, но голова у нее ещё на месте. Сергей, надо что-то делать. Сейчас нас стиснут здесь.
   Берестов начал лихорадочно оглядываться. Они с Майклом выбежали на Променад из коридора, что располагался по левую сторону улицы. Здесь же к предлифтовому помещению примыкал маленький двухэтажный магазинчик по продаже одежды. В окнах горел свет, но живых людей, как впрочем и мертвецов внутри Сергей не заметил. Однако дверь на первом этаже была настежь раскрыта, а на косяке имелись кровавые отпечатки пальцев. Тут же валялась оторванная кисть человеческой руки. Всё это вызывало серьезное опасение и едва ли делало магазин, по крайней мере его первый этаж безопасным местом. На второй этаж вела наружная лестница в три витка-пролёта. Заканчивалась она, также дверью, но уже закрытой. С правой стороны напротив магазинчика было кафе с разбитыми дверями и окнами. Далее, по обе стороны Променада тянулись другие учреждения. В некоторых из них укрывались живые люди. Немало было живых и на балконах номеров, что поднимались вверх справа и слева сверкающими стенами стекла, металла и пластика. Люди с изумлением, сочувствием и страхом наблюдали за двумя смельчаками или безумцами, объявившимися на улице, переполненной зомби.
   Сергею и Майклу срочно требовалось укрытие. Прорваться в "Капелла Рай", до которого было добрых полторы сотни метров, просто так с ходу, было не реально. Ещё час назад, был хоть какой-то шанс, но теперь это стало равносильно самоубийству.
   За спинами Берестова и Флэмза находилось сооружение в виде изящной ажурной арки с дверкой посередине. Сейчас она была закрыта. За этой дверкой Променад продолжался, но уже шагов через двадцать заканчивался Аква-театром, расположенном на самой корме судна.
   Сергей бросился к дверке, намереваясь открыть её и найти укрытие по другую её сторону. Но едва он приблизился, из-за двери раздалось низкое утробное рычание и что-то ударило по двери, так что она задребезжала и зашаталась.
   - Это что ещё?! - побледнев, вскричал Флэмз.
   - Хрен его знает, - Берестов отшатнулся назад.
   Рычание, полное злобы и кровожадной ярости стало громче, а потом перешло в тоскливо-голодный вой и что-то начало громко шлёпать о пол.
   - А! Это животные, - уже тише сказал англичанин. - Сивучи, котики... Ещё были дельфины. Господи, неужели они тоже...
   - Погибли, а после ожили? - Сергей похолодел от ужаса. - Нет, не может такого быть.
   - Нельзя выпускать их оттуда, - сказал Майкл. - Если они стали зомби, то вдвойне, черт возьми, а может и втройне стали опаснее человека!
   - Тогда, нам остаётся только туда! - Сергей указал в сторону магазина по продаже одежды.
   И они бросились к лестнице, чтобы подняться на второй этаж, отчаянно надеясь, что дверь удастся открыть. Несколько зомби с Променада, уже двинулись в их сторону. Из предлифтового помещения вышли трое. Голова женщины при этом, завалившись назад, свисала вниз на спине, словно какой-то чудовищный нелепый капюшон.
   Поднявшись бегом, Сергей повернул ручку двери на себя. Раздался тихий щелчок и дверь открылась. Майкл Флэмз проскочил внутрь первым, после чего Сергей вбежал сам. Захлопнув дверь, он зафиксировал язычок замка на "запор".
   В комнате был свет. Довольно тусклый, но его было вполне достаточно, чтобы понять, что они оказались в комнате отдыха для работников магазина. Здесь был кожаный диван, пара кресел, шкаф и журнальный столик. В углу - маленькая электроплитка на пару конфорок. В общем, место вполне пригодное, чтобы отдышаться, осмотреться и придумать, как быть дальше. Лишь бы дверь выдержала, если в неё начнут ломиться.
   - Чёрт, дерьмовая ситуация, - пробормотал англичанин, осторожно выглядывая в окно. Перед этим он закрыл жалюзи, и теперь отгибая края двух пластин, выглядывал в образовавшуюся щель.
   Сергей приблизился к внутренней двери и осторожно, стараясь не шуметь, приоткрыл её. Вниз, на первый этаж вела лестница с широкими перилами. Ещё ему удалось разглядеть край прилавка и дверку кладовки. Никаких звуков, указывающих на присутствие живых или мёртвых, Берестов не услышал. Спуститься и посмотреть, он всё же не решился. Ну его к чёрту. Незачем понапрасну рисковать.
   - Они уходят! - вдруг тихо вскрикнул Майкл. - Уходят, будь я проклят.
   - Что?
   Сергей бросился к окну и также, раздвинув две ламели, начал наблюдать. От того что происходило сейчас на Променаде, впору было разинуть рот. Зомби всей массой двигались в сторону, противоположную от кормы. Шаркая ногами по полу, раскачиваясь из стороны в сторону, окропляя пол кровью, вся эта масса мертвецов, с пугающей целеустремленностью брела куда-то, к ведомой только им цели.
   - Может, в той стороне появились живые? - предположил Сергей. Он очень жалел, что не мог обозревать весь Променад из конца в конец. Это было возможно, лишь находясь на самой верхней палубе.
   - Может, - откликнулся англичанин. - Да, так, наверное и есть.
   И словно подтверждая его слова до слуха моряков донёсся звук выстрела.
   - Пистолет, - сообщил секунду спустя Флэмз. - Но почему только один выстрел?
   - Наверное, бедняга покончил с собой, - предположил Сергей. - По мертвецам стрелять бесполезно.
   - Ладно, что будем делать? - Майкл отошёл от окна. - Каков план?
   - Я думаю, до бара нам обычным путём не дойти, - сказал Сергей задумчиво. - Сейчас оживших вокруг него наверняка стало ещё больше, раз все они направились в ту сторону. Придётся действовать, как-то иначе.
   - Можно было бы попробовать заманить их куда-нибудь за собой, - начал рассуждать Майкл. - Один заманивает, другой выводит людей из бара. Но, черт возьми, тому, кто стал бы приманкой особо некуда отступать. Так или иначе, здесь замкнутое пространство, хоть и большое. И кто знает, не нападут ли на него со спины?
   - Я думаю, нужно опять воспользоваться ремонтным тоннелем или вентиляционной шахтой, - сказал Сергей. - Здесь над всеми учреждениями такие туннели пролегают. Когда доберёмся до бара проникнем внутрь через его крышу. Потом, тем же путём уйдём.
   - Неплохая мысль, - кивнул Фарли, затем, посмотрев на наручные часы, озадаченно покачал головой. - До рассвета осталось чуть больше часа. Мы не успеем к началу эвакуации.
   - А вы, сэр, думаете эвакуация будет?
   - Военные нам обещали, - Фарли пожал плечами, потом нервно дёрнул ими. - Или ты думаешь они соврали Торнсвайту?
   - Боюсь, всё будет не так просто, как мы того хотим, - Сергей покачал головой. - Я не удивлюсь, если "Повелитель морей" объявят зоной карантина и отсюда никого не выпустят, пока военные не разберутся, отчего произошла вся эта хрень.
   - Да, такое вполне возможно, - вынужден был согласиться офицер. - Что же тогда делать? Мы все обречены?
   - Я не знаю, сэр. Как бы там ни было, мы должны вытащить тех, кто нам дорог и вернуться на верхнюю палубу. Точнее в надстройку. Там, все-таки больше шансов уцелеть. Ну, а если эвакуация всё же состоится, вы сами понимаете, где нам лучше быть в тот момент.
   - Понимаю, конечно, - кивнул англичанин. - Но боюсь, до рассвета нам не вернуться.
   - Постараемся, сэр. Я рассчитываю запустить лифты. И потом, сам процесс эвакуации растянется на какое-то время. Думаю, не меньше чем на час. Так что шанс успеть - у нас есть.
   - Тогда, не будем терять времени, - сказал Флэмз. - Где вход в тоннель?
   - Вот здесь, - Сергей пододвинул в угол комнаты одно из кресел, затем забрался на него и начал убирать одну из потолочных панелей. Вскоре в потолке открылся квадратный люк. Сергей зацепился за выступающую по краю металлическую планку и потянул её на себя. Тихо звякнув, разложилась маленькая лесенка. Он полез первым и попросил Флэмза, когда тот последовал за ним, втянуть лесенку обратно. Так, на всякий случай. Зомби, вроде бы не умели взбираться по таким лестницам, по крайней мере, Сергею не приходилось ничего подобного наблюдать, но чёрт его знает, на что они в действительности способны? Лучше обезопасить свой тыл.
   Ремонтный туннель тянулся прямо без поворотов, но не везде шёл горизонтально и на одной высоте. По пути иногда встречались места, где нужно было либо подняться по внутренней лесенке, либо спуститься. Но направление всегда было тоже. Несколько раз с левой стороны встречались боковые шахты, уводящие в неведомые глубины лайнера. Оттуда тянуло холодом. Правая стенка туннеля, обращённая на Променад не была сплошной. Глухие панели здесь чередовались с решетками, сквозь которые можно было наблюдать за всем, что происходит на улице. Хотя, обзор был, конечно, весьма ограничен.
   Сергей пробирался осторожно, старался не шуметь. Майкл, тоже двигался почти бесшумно. Возможно, благодаря этому они услышали топот ног и испуганные человеческие голоса за пару минут до того, как увидели тех, кому они принадлежат.
   По Променаду в сторону кормы двигалась группа людей. Их было десятка два: в основном мужчины-азиаты и несколько женщин. Многие одеты, в униформу работников кухни: поваров, официанток, барменов. В толпе Сергей заметил трёх высоких и особенно крепких мужчин европейской внешности, а один из этой троицы в дорогом сером костюме, так и вовсе был здоровяк, каких поискать. Сразу бросалось в глаза, что эти люди вышли из укрытия не по своей воле. Их подгоняли, где пинками, где криками четверо темнокожих. Два из них были по виду арабы с примесью негритянской крови и двое натуральные негры. Один из арабов - худой, жилистый, судя по всему главарь, размахивал пистолетом, в другой его руке сверкал большой нож для разделки мяса. Второй араб, или правильнее сказать мулат был вооружён автоматом "Калашников". Негры сжимали в руках топоры и тесаки.
   Сергей не смог удержаться от изумленного возгласа когда заметил среди бегущих Софи Кольер. Черт возьми, так это работники "Капелла Рай"! Что за бандиты их схватили? И куда гонят?
   Тут, мулат, вооруженный "Калашниковым" грязно ругаясь на ломаном английском, грубо, с ожесточением пихнул в спину, замешкавшуюся черноволосую девушку. Она едва не упала и на мгновение повернулась лицом к Сергею.
   Лэйла!
   Берестов резко развернулся и ударил ногами по решетке. Его тяжелые ботинки враз вынесли довольно хлипкое пластиковое заграждение, со стороны Променада, вообще стилизованное под декор. Решетка свалилась вниз прямо на бандита. А затем сверху на него прыгнул и сам Сергей. В это мгновение ему было на всё плевать. Подонок посмел поднять руку на его девушку! Теперь ничто, даже "Калашников" ему не поможет.
   Внезапное нападение сверху всех застало врасплох. Женщины в диком ужасе завизжали, мужчины отпрянули в разные стороны.
   Решетка не причинила мулату особого вреда. Но от неожиданного удара по голове, а больше от страха, он рухнул на колени и выронил автомат.
   - Сука! Бля!
   Сергей приземлился подошвами ботинок бандиту прямо на спину. Этот удар был намного сильнее. Мулат со всего маху распластался на полу и приложился о него лицом. Сергей, тоже упал, но приземление на бандита смягчило удар, хотя левое колено ощутимо заныло от тягучей боли. Стиснув зубы и превозмогая боль, матрос поднялся. В тот же миг его крепкая мозолистая рука ухватила мулата за ухо и рывком приподняла. Бандит был ошарашен ударом, да ещё резкой, словно выстрел болью в ухе и потому не мог оказать никакого сопротивления.
   - Ты на мою девушку руку поднял, пидор ебаный! Я грохну тебя сука!
   Сильный, резкий удар рукоятью топора последовал в лицо мулата и голова бандита мотнулась, словно мышцы его шеи были из киселя.
   Один из чернокожих сообщников, что-то заорал и подняв над головой свой топор двинулся к Сергею. Но в тот же миг начал действовать здоровяк в костюме. Казалось просто невероятным, чтобы человек такой внушительной комплекции двигался так легко и быстро. Он наклонился, схватил "Калашников" и сделав стремительный подкат под ноги бандита ударил его прикладом снизу вверх в челюсть. Негр рухнул, как подкошенный. Его товарищ только и успел, что вытаращить глаза, когда очередь пересекла его грудь снизу вверх и справа налево. Нелепо взмахнув руками, второй негр повалился на спину. Трясясь в предсмертных судорогах, он кашлял кровью.
   Лэйла, придя в себя от изумления, с радостным возгласом метнулась к матросу.
   - Серёжа!
   Он отпихнул ногой слабо шевелящегося, трясущего головой мулата и обнял девушку.
   - Серёжа! Как... Ты здесь? Откуда?
   - Я же говорил, что приду за тобой. Я же обещал.
   Здоровяк тем временем стремительно вскочил и развернувшись, направил оружие в сторону главаря. Этот араб, среди бандитов оставался на ногах последним. И он, оказался, тоже быстрым.
   Хазеб выдернул из толпы Софи Кольер и прикрываясь ею двинулся в сторону арочного заграждения. Пистолет был приставлен к голове девушки. В это время из отверстия под потолком, откуда так внезапно выпрыгнул матрос, показался ещё один мужчина. Этот был в форме офицера. Спрыгнув сначала на козырёк маленького магазинчика по продаже сувениров, затем, он добрался до одной из опорных колонн и спустился по ней вниз. Софи, завидев его, изумленно воскликнула:
   - Майкл?!
   - Убери пистолет! - крикнул Флэмз, обращаясь к пирату.
   - Ещё чего, - бандит зло оскалился. - А ну все назад! А ты, шакал брось автомат!
   Рон Бэйли, быстро прицелившись, нажал на курок. Раздался сухой щелчок. Хазеб разразился визгливым хохотом.
   - Пули то, кончились! Вот неприятность то, правда?
   - В магазине было всего с десяток зарядов, - проворчал англичанин. - А у тебя в пистолете может и того меньше? А может ты и вовсе пуст?
   - А ты хочешь проверить? - прорычал сомалиец и надавил дулом пистолета заложнице на висок так, что она вскрикнула от боли.
   - Нет! Не стреляй! - Майкл Флэмз, в отчаянии протянул в сторону бандита руки. - Пожалуйста, отпусти её. Отпусти и можешь идти куда хочешь. Никто не тронет тебя. Слово офицера.
   - Засунь его себе в жопу! - заорал Хазеб. - Всем стоять на месте! Кто двинется, я пристрелю эту сучку!
   - Майкл! Майкл, помоги мне! - кричала Софи, отчаянно извиваясь всем телом.
   - Угомонись, тварь! - рычал главарь сомалийцев. - Башку разнесу!
   Люди стояли в растерянности, не зная, что же предпринять. Рон Бэйли горел желанием забить пирата кулаками насмерть. И у него, наверняка бы получилось, но он не был уверен, что проклятый сомалиец не выстрелит. Даже если у него осталась всего одна пуля этого хватит, чтобы лишить заложницу жизни.
   Ситуация на Променаде, между тем становилась всё более угрожающей. Со стороны "Капелла Рай" двигалась огромная толпа мертвецов. Привлеченные группой живых, до которых теперь было легко добраться, зомби начали выбираться из проулка между баром и цветочным магазином
   - Смотри, - прошептал Олег, дергая за рукав Стаса и показывая ему в сторону каннибалов. - Надо бы валить отсюда.
   - Твою мать... - пробормотал Стас. - Сколько же их там?
   - Сотни три наверное, - в ужасе пробормотала Джейн. - А может и больше.
   - Больше, - убежденно произнёс Олег. Он отыскал глазами матроса, обнимавшего черноволосую девушку. - Я думаю нужно держаться поближе к этому парню. Он знает, как выбраться отсюда. И он русский.
   - С чего ты взял? - удивился Стас.
   - Ты не обратил внимания? Когда он прыгнул на этого... с автоматом, то матерился по-нашему.
   - Точно, точно, - закивал Стас. - Теперь я вспомнил.
   Олег устремился к обнимавшейся парочке.
   - Привет земляк, - сказал он по-русски.
   Матрос удивленно уставился на него.
   - Я тоже русский. Слушай, мне кажется, ты знаешь, как свалить отсюда. Поможешь?
   - Конечно, - кивнул матрос. - Вот только одна проблема, - он кивнул в сторону главаря бандитов. - Кто этот урод?
   - Пират.
   - А, так это те самые сомалийцы, что врезались в лайнер, - закивал матрос. - Все думали, что они уже сдохли. А эти суки сюда добрались.
   Хазеб Файси между тем отступил до самой арочной перегородки. Майкл всё пытался успокоить его, просил отпустить Софи.
   - Тварь поганая, хватит брыкаться! - орал пират. Он вдруг резко подтолкнул девушку к дверке и приставив пистолет к ее затылку завопил, брызгая слюной.
   - Открывай!
   Лэйла, охваченная страхом за жизнь подруги, кинулась к пирату.
   - Отпусти её, ты подонок!
   Хазеб наставил на турчанку пистолет
   - А ну назад шлюха! Назад я сказал!
   Сергей подбежал к Лэйле и потащил её прочь. Пират снова приставил оружие к голове плачущей, дрожащей всем телом Софи.
   - Что ты там возишься? Сука проклятая! Открой, наконец эту дверь!
   - Нет, не открывайте! - заорал Флэмз и бросился вперёд, чтобы помешать Софи. - Нельзя её открывать! Это опасно!
   - Стоять! - завизжал Хазеб и выстрелил в Майкла.
   Пуля пробила горло англичанина и он, харкая кровью повалился на спину. Софи издала пронзительный, душераздирающий крик и кинулась к Майклу. Проклятий и угроз сомалийца, она уже не слышала. Рон Бэйли зарычал и ринулся на пирата, горя лишь одним желанием: разорвать эту сволочь на куски голыми руками. Бандит между тем, сам начал открывать дверь. Всего то и нужно было - отодвинуть задвижку и повернуть ручку.
   На что рассчитывал главарь пиратов - неизвестно. Возможно, он думал, что по ту сторону арочной перегородки будет безопасно, возможно он наделся, что там не окажется зомби и закрыв дверь он обезопасит себя не только от группы живых, желающих его прикончить, но и от толпы мертвых каннибалов.
   Как бы там ни было, но в этот раз Хазеб Файси просчитался. Едва он распахнул дверь, раздалось низкое злобное рычание и из открывшегося проёма вырвался здоровенный сивуч-самец. Всё его тело было покрыто ужасными ранами, местами были выдраны целые куски плоти, левый бок был распорот и наружу торчали внутренности. Морду зверя сплошь покрывала засохшая кровь. Хлопая по полу ластами, сивуч ударил сомалийца головой в грудь. Противостоять живому тарану длиною в три метра и весом более семисот килограмм человек не мог. Пират отлетел от входа шагов на десять и с мучительным стоном растянулся на полу. На губах его выступила кровавая пена. Зрачки глаз расширились от мучительной боли. Похоже, у него была проломлена грудная клетка.
   Люди в ужасе метнулись в разные стороны. Единство группы мгновенно распалось. Одни, вопя от ужаса, совершенно потеряв над собой контроль побежали обратно в сторону бара, а по сути прямо на встречу приближающейся толпе оживших, другие моля о спасении начали стучать в двери ближайших салонов, закусочных и магазинов.
   Сергей, увлекая за собой Лэйлу, помчался в сторону небольшого двухэтажного магазинчика по продаже одежды. И бежал он туда, явно целенаправленно, а вовсе не гонимый слепым страхом, как остальные.
   - За ними! - крикнул Олег.
   Стас схватил за руку Джейн и они, тоже ринулись в сторону магазинчика. Олег подхватил с пола топор и нож, оброненные сомалийцами и поспешил за друзьями. Не отставал от них и Рон Бэйли. Плюнув на главаря пиратов, который и так был обречен, он счёл за благо держаться своих новых знакомых, а не тратить время на бессмысленную теперь расправу.
   Между тем, вслед за сивучом показался крупный северо-морской котик. Его черная шкура во многих местах свисала окровавленными клочьями, горло было разорвано, а вместо одного глаза зияло черное отверстие пустой глазницы. Разинув окровавленную пасть, котик напал на Софи. Она завизжала, когда клыки зверя вонзились ей в шею. Из прокушенной артерии сильной струей начала бить кровь. Котик приподнял свою жертву над полом и рыча, хрипя, фыркая начал трясти девушку, словно тряпичную куклу.
   - Софи! О нет! Не е е т!!! - закричала Лэйла и начала рыдать с таким отчаянием и надрывом, что Сергею показалось, что у его любимой сейчас разорвётся сердце. Ноги молодой женщины подкосились и она непременно упала бы, не подхвати её Стас с другой стороны. Вдвоём с Сергеем, да ещё удерживая за руку Джейн, они начали карабкаться по лестнице на второй этаж магазинчика.
   Из-за перегородки выбирались всё новые и новые животные. Ещё один сивуч, два моржа с клыками-саблями, покрытыми кровью, три морских котика средних размеров и в довершении, щелкая челюстями и вращая в окровавленных орбитах глазами показался дельфин -афалина. Он полз по полу, судорожными рывками, ударяя по нему грудными плавниками и шлепая хвостом. Из-под брюха его тянулись кровавые мотки кишок. Зрелище было дикое и противоестественное, невозможное даже в самом дурном ночном кошмаре. Тела всех животных носили следы насильственной смерти. При таких ранах, нанесенных клыками, при огромной потери крови, они просто не могли быть живыми. И эти животные-зомби, воскрешенные той же непонятной силой, что поднимала мертвых людей, были опаснее для живых во много раз.
   Олег передал нож Стасу, а сам обрушил топор на голову одного из котиков. Мертвому животному, как и человеку, скорее всего, тоже следовало бы отрубить голову, но тварь напала так быстро, что для выверенного удара у Олега не было ни времени ни возможности. Нужно было хоть как-то, хоть на пару секунд приостановить напор зверя. Лезвие прошло через плоть, но ударившись с глухим звуком о череп, пробить его не смогло. Не удалось Олегу и извлечь топор обратно. Чертыхаясь, он отпустил рукоятку и побежал вверх по лестнице. Все остальные уже поднялись и Стас держал дверь открытой, дожидаясь только его.
   Животные принялись ловить и потрошить людей. Первыми жертвами стали сомалийцы сбитые с ног Сергеем и Роном Бэйли. Мулат, начал было приходить в себя, он даже приподнялся и поводил по сторонам мутными, ошалевшими глазами, когда на него напали одновременно котик и дельфин. Первый вцепился бандиту зубами в лицо и одним рывком оторвал его. Дельфин отхватил зубами ногу пирата по самое колено. Саид бился в предсмертной агонии и беспорядочно размахивал руками. На месте его лица осталось лишь месиво из кожи, мяса и осколков лицевых костей. Пират, получивший прикладом в челюсть, всхлипывая от ужаса, полз в строну распахнутой двери одного из фитнес-центров. Сивуч настиг его почти у порога и вонзил сомалийцу зубы в затылок. Череп человека затрещал, пират судорожно забился, когда зверь приподнял его над полом. Подскочивший котик вцепился сомалийцу в пах и потянул на себя. Бандит завизжал от невыносимой боли и через мгновение его тело было разорвано пополам. Фыркая и хрюкая, животные начали жадно пожирать ещё горячую, сочную от крови плоть.
   К месту расправы подошла, наконец, и толпа мертвецов. Шансов на спасение не было никаких. Всё пространство перед арочным заграждением превратилось в арену боли, страдания и смерти. Огромные моржи давили тела уже мертвых и ещё живых людей. Слышны были стоны, хрипы, плачь, хруст ломаемых костей и жадное чавканье. Вся эта масса мертвых людей-каннибалов и животных топталась в кровавом, пузырящемся месиве, взбивала ногами и ластами кашу, ещё совсем недавно бывшую живыми людьми.
   Хазеб Файси ещё дышал и был жив. Ударивший его сивуч напал на кого-то ещё. Превозмогая ужасную боль главарь пиратов попробовал отползти в сторону. Он ещё верил, что может спастись. Сама мысль, что всё кончено, казалась ему нелепой. Он не мог и не желал умирать среди этого кровавого дерьма. Но первое же движение показало, что смерть уже не за порогом. Грудная клетка ходила ходуном и провалившись внутрь давила на легкие. Они, словно горели огнём. Хазеб закашлял кровью. Этот звук, а может быть и движение привлекли одного из морских котиков. Издавая булькающие звуки, он пополз к сомалийцу и при этом всё время тряс головой в которой торчал топор.
   - Что, дружище, тебе тоже досталось, - прохрипел Хазеб. - Бедняга...
   И он начал истерично смеяться. И никак не мог остановиться, не смотря на страшную боль, словно стальными когтями раздиравшую всё его изломанное тело.
   Котик вонзил зубы Черному льву в живот, с легкостью разорвал плоть и урча начал вытягивать кишки. А Хазеб, уже потерявший рассудок смеялся и смеялся, хотя вскоре смех его перешёл в невнятные, глухие хрипы. Потом, глаза его застлала сплошная кровавая пелена, постепенно переходящая в непроницаемый мрак, где не было ни звуков, ни запахов, ни проблеска света, где не было ничего - лишь тяжелое, гнетущее забвение.
  
  
  * * *
  
   Пэйн Джун и Хосе были оттеснены вправо и прижаты к закрытой двери маленькой табачной лавочки. Укрыться внутри они не могли, зато, появилась возможность проскользнуть вдоль стены до самой арочной перегородки. Когда мертвые животные ворвались на Променад, Пэйн Джун и Хосе избежали нападения, поскольку твари напали на тех, кто был прямо перед ними. После того, как через дверь протиснулся дельфин, больше животные не появлялись. Индонезиец решил рискнуть и проникнуть за перегородку. Он не знал, что ожидает его там, но здесь шансов выжить, не было никаких.
   - Давай за мной! - крикнул он и схватив Хосе за рукав футболки поволок к двери.
   Один из мертвых котиков быстро повернулся к ним и пополз, оглушительно шлепая ластами по мокрому от крови полу.
   Пэйн Джун и Хосе забежали за обратную сторону перегородки и закрыли дверь перед самой мордой твари. Один поворот ручки и между ними и котиком оказалось надёжное прикрытие. Правда, удара моржа или сивуча дверь вряд ли не выдержит, но пока беглецы оказались в безопасности.
   В безопасности... Так, им хотелось думать. Но едва они повернулись, как все их надежды на спасение рухнули. К ним брело не меньше трёх десятков мертвецов. Выглядели эти трупы ещё более ужасно, чем все, какие до этого Пейн Джун и Хосе видели. Страшные раны, ужасные увечья превратили бредущие тела в немыслимое месиво плоти, костей и одежды. Некоторые были обглоданы почти до скелета и не имея возможности идти, ползли, скребя ребрами по полу. Всё пространство перед рядами кресел было забрызгано кровью, пол был завален оторванными конечностями, головами и внутренностям.
   Поскольку здесь за арочной перегородкой было продолжение Променада, справа и слева тут, также располагались разные магазинчики, закусочные, солярии и фотостудии. В центре улицы, тоже было несколько небольших зданий и последним из них разноцветная будка в форме диска с остроконечной крышей, украшенной флажками. За ней, уже начинался аква-театр. Внутрь вели два входа в форме полукруглых арок. Зрительские ряды в форме полумесяца спускались вниз, как это принято в античном амфитеатре. Большая арена представляла собою бассейн с невысоким бортиком. Только вместо прозрачной воды, сейчас он был заполнен кровью. Между рядами бродили несколько мертвецов. Проскочить мимо них не составило бы большого труда. Пэйн Джун решил бежать к самой корме, обогнуть бассейн и спуститься по одной из многочисленных лесенок, что там находились на другую палубу. Или, ещё лучше затаится в какой-нибудь из технологических ниш, окаймлявших борта лайнера между палуб.
   - Давай туда! - крикнул он, указывая в сторону одной из входов-арок.
   Хосе, совершенно обезумев от страха, тем не менее помчался в нужном направлении. Он обогнул будку справа, в то время, как основная масса каннибалов двигалась слева от неё. Пэйн Джун бежал следом. Ему удалось сбить с ног мертвую женщину, тянущую к нему руки, в то время, как ловкий и быстрый филиппинец, перескочив через шевелящийся полуобглоданный труп без обеих рук, вбежал под свод арки.
   Внутри, к счастью ни одного зомби им не встретилось. Попадись навстречу хоть один, разминуться бы не получилось. Выскочив с другой стороны, беглецы побежали между рядами вниз - к бассейну. При их появлении ожившие встрепенулись, активно зашевелились. Один из них, упитанный мужчина с округлившимся пузом и странной неестественно большой головой, так и вовсе направился к беглецам быстрым шагом.
   Пэйн Джун не ожидал от мертвого каннибала такой прыти.
   Вот, наконец и бассейн. Кошмар! Огромный бассейн полный крови!
   На самом деле, там конечно же была вода, но и крови было так много, что вода стала темно-красной. И там, в бассейне, что-то двигалось. Под поверхностью в грязно-багровой мути промелькнуло несколько теней.
   - Держись от края! - крикнул Пэйн Джун.
   Но было, уже поздно. Из воды появились вытянутые челюсти. Они сомкнулись на щиколотке Хосе. Филиппинец пронзительно вскрикнул и упал. Дельфин, его поймавший потащил добычу к себе. Пэйн Джун бросился было на помощь, но тут, вверх взметнулся столб воды и на бортик, с оглушительным шлепком приземлилось тело ещё одной афалины. Открыв пасть, мертвая тварь быстро поползла к индонезийцу. От страха и отчаяния Пэйн Джун потерял самообладание. В довершении всех бед, он ещё и поскользнулся на ворохе чьих-то внутренностей. Дельфин вцепился в его руку и точно также, как Хосе поволок добычу к воде. Защищаться было нечем. Острые зубы мертвой твари причиняли ужасную боль. Индонезийца стало мутить, перед глазами всё поплыло. Он кричал, он вырывался, он бил свободной рукой по голове афалины в тщетных попытках освободиться. Эта отчаянная и безнадежная борьба продолжалась меньше минуты.
   Пэйн Джун и Хосе были втянуты в бассейн. В том месте, где они скрылись под поверхностью, вода некоторое время ещё бурлила, а потом из глубины поднялись облака свежей крови, казавшиеся на общем фоне черными и особенно густыми. А ещё через минуту поверхность воды в бассейне совершенно успокоилась.
  
  
  
  ГЛАВА 18
  
  
   Несмотря на чудесное спасение, не смотря на то, что любимый был сейчас рядом, Лэйла находилась в крайне подавленном настроении. Причиной этого была ужасная смерть Софи, Стива и других с кем она работала в баре. Перед глазами все время стояла картина, как её подругу разрывают на куски животные-зомби. Кто бы мог подумать, что эти милые добродушные создания любимцы всей команды под воздействием какой-то страшной и непонятной силы превратятся в кровожадных чудовищ.
   Сергей, тоже сожалел о Софи хотя знал её совсем немного. Его сердце, также сжималось от боли из-за гибели Майкла Флэмза. Это был мужественный и стойкий человек. Но всё же, не смотря на все потери, он мог поздравить себя с тем, что вытащил Лэйлу.
   Удивительным и неожиданным было и то, что в этом кровавом хаосе он встретил соотечественников. Там на Променаде для знакомства не было времени, но оказавшись в укрытии, его новые друзья представились и даже вкратце рассказали, кто они и как оказались на лайнере.
   На данный момент магазин оказался относительно надежным укрытием. Сергей и Рон Бэйли, даже рискнули спуститься на первый этаж и закрыли там входную дверь. Затем, придвинули к ней два массивных стола, диван и только после этого поднялись наверх по внутренней лестнице. Олег, Стас и Джейн в это время наблюдали за тем, что происходит на Променаде. Лэйла сидела в одном из кресел с апатичным и безучастным видом. Впрочем, когда Сергей и Рон Бэйли вернулись, она поднялась и, обняв любимого, спрятала лицо у него на груди. Плечи девушки затряслись в беззвучном плаче.
   - Ну, тихо, тихо, - зашептал Сергей, гладя Лэйлу по волосам. - Всё будет хорошо. Мы выберемся. Успокойся.
   - Софи... Это ужасно, - всхлипывая забормотала девушка. - Её рвали... на части. Она так кричала.
   - Всё, тихо, не говори об этом, - Сергей слегка встряхнул любимую за плечи. - Я знаю, как это тяжело. Но сейчас ты должна быть сильной. Нужно собраться. Мы укрылись тут, но надо ещё выбраться.
   - Да, я поняла. Со мной не будет проблем, - Лэйла взяла себя в руки на удивление быстро начала нервными, торопливыми движениями вытирать мокрые щеки. - Какой у нас план?
   Сергей не успел ничего сказать, как заговорил Рон Бэйли.
   - Сначала, мы подумывали спуститься вниз. В гаражах полно разного транспорта. Им и хотели воспользоваться, чтобы убраться с лайнера. Но когда вошли в лифт он начал поднимать нас вверх. Поначалу, мы даже обрадовались. Рассчитывали добраться до верхней палубы и дождаться там эвакуации. Это ведь лучше, чем пробиваться к чертовым гаражам и ещё неизвестно что нас там ждёт. Но чертов лифт привёз нас сюда на Променад в самую задницу. Так что теперь, у нас нет плана.
   - Гаражи?
   Сергей на мгновение задумался. Затем, подошёл к окну и осторожно раздвинув ламели стал наблюдать. Толпа мертвецов возле арочного заграждения была невероятно плотной. Там продолжалось кровавое пиршество. В пожирании погибших активно принимали участие и животные. Выделялись в толпе своим ростом и двое огромных с отвисшими животами мутантов. Они пришли с противоположной стороны Променада, привлеченные живыми людьми и теперь, топчась на месте, пытались отхватить себе часть плоти, но конкурентов вокруг было слишком много. Все они и люди-зомби и животные толкались, отпихивали друг друга, топтали и давили соседей.
   Сергей отошёл от окна и взглянул на своих новых знакомых.
   - Насчёт гаражей, пожалуй, правильная мысль, - сказал он. - На верхней палубе теперь нет спасения. Там сейчас повсюду мертвецы. Уцелевшие укрылись в надстройках.
   Джейн и Лэйла ахнули разом. Олег и Стас стояли растерянные и ошарашенные этим известием. Рон Бэйли нахмурился и из его мощной груди вырвался долгий стон.
   - Да, такое вот дерьмо, - продолжил Сергей. - Мы с Майклом Флэмзом... Это тот офицер... Так вот, мы рассчитывали, что как только вытащим наших женщин из бара, доберемся до диспетчерской и запустим лифты наверх. Но сейчас это вряд ли удастся. Для этого придётся выходить на Променад. А здесь столько мертвецов, да ещё эти зверюшки, что я бы не рискнул. Поэтому предлагаю вернуться к вашему старому плану с гаражами.
   - Как мы до них доберёмся? - спросил Рон Бэйли. - Выходить то всё равно придётся.
   - Здесь не придётся. Прямо отсюда двинемся через систему ремонтных шахт. Выберемся сразу на вторую палубу.
   - Что ж, - англичанин пожал плечами. - Давайте попробуем. Что нам ещё остаётся?
   - И пробовать надо, уже сейчас! - в страхе воскликнул вдруг Стас. Он наблюдал за тем, что делается снаружи.
   Все разом, бросились к окнам. От увиденного женщины закричали, мужчины разразились бранью. Вся толпа зомби, включая животных пёрла к их магазину. На соседние здания, где также укрывались люди, твари не обращали внимания. Все они были сосредоточены, лишь на магазине по продаже одежды. Кто-то устремился к двери первого этажа, а кто-то начал взбираться по лестнице. С чем было связано такое внимание именно к их группе, было совершенно непонятно.
   - Живо наверх!
   Сергей бросился к креслу, стоявшему в углу. Над ним в потолке чернело отверстие квадратного люка. Матрос стянул вниз лестницу и полез первым. За ним устремился Олег. Потом были Лэйла и Джейн. Снизу раздался грохот. Мертвецы пытались разбить дверь на первом этаже. Доставалось и стенам. Они гудели и сотрясались от ударов, поскольку были выполнены из легких материалов. Глухие и более мощные удары свидетельствовали, что в атаке принимают участие и мертвые животные. Вскоре под страшным напором затряслась и дверь второго этажа. Рон Бэйли рискнул выглянуть в окно. При виде одного из зомби-мутантов - огромной трехметровой твари, он вскрикнул и отшатнулся назад. Стекло, тут же, с дребезгом разлетелось и в помещение проникла длинная костлявая рука. Она начала шарить из стороны в сторону. Англичанин рывком придвинул к двери диван, но к сожалению плотно его прижать не успел. Дверь зашаталась и в любое мгновение могла рухнуть под яростным напором. Бэйли побежал к лестнице. Стас уже поднялся, так что начальник службы безопасности был последним. Едва он втянул лестницу и закрыл крышку люка, дверь рухнула, и в помещение влезло несколько зомби. А на первом этаже сквозь пробоины в стенах и проём выбитой двери, расшвыряв баррикаду из столов ринулся целый поток мертвечины в том числе окровавленные сивучи, моржи и морские котики.
   Странно было ползти по туннелю, по которому пробирался совсем недавно, да ещё в том же самом направлении. Сергей, даже усмехнулся. Вот ведь... Считай, дубль два!
   А хотя - нет. Разница была. Теперь он двигался вперёд в составе целой группы. И этот туннель, что бы кто не говорил, теперь, пожалуй самое надёжное место на лайнере. А вот бедняга Флэмз остался там. Вернее, от его тела не осталось ничего, кроме кровавой каши.
   - Черт, эти твари идут за нами! - послышался голос Стаса.
   - Как? - Сергей, даже остановился и Олег едва не налетел на него. - Кто уходил последним? Лестницу, не подняли что ли?
   - Я поднял и люк закрыл! - крикнул Рон Бэйли.
   - Они идут за нами по Променаду, - пояснил Стас. Все держатся правой стороны.
   - Это точно? - Олег не мог поверить и приникнув к боковой решётке стал наблюдать.
   Вся группа, тоже остановилась. Мертвецы-люди и мертвецы-животные, действительно двигались по улице в том же направлении, что и беглецы. Когда живые замерли, а это случилось на участке между двумя магазинчиками, толпа каннибалов, тоже остановилась. Отставшие подтягивались и никто не двигался дальше, не пытался добраться до других людей, прятавшихся в магазинах, барах, кафе и иных учреждениях. Все головы: разбитые, окровавленные, даже безглазые были повернуты в сторону беглецов.
   - Вот дерьмо, - пробормотал Олег. - Чего это они? Чем же мы такие особенные то?
   - Двигаем дальше, - тихо сказал Сергей.
   Но как только группа продолжила в шахте свой путь, вся толпа нечисти повалила следом.
   - Ты смотри-ка, это точно не совпадение, - покачал головой Рон Бэйли. - Они хотя именно нас.
   - Интересно, почему? - Стас остановился. - Давайте подумаем, что с нами не так?
   - Или что так, - усмехнулся Олег.
   - На это нет времени, - проворчал Сергей. - Главное, здесь они до нас не доберутся. Сейчас будет боковой туннель, так что им всё равно придётся отстать.
  
  * * *
  
   Рассвет. Над океаном медленно, низко нависая над водой плывут редкие облака. Первые лучи солнца робко пробиваются из-за горизонта, окрашенного в цвет расплавленной меди. А нижняя часть облаков залита розовым с легким золотистым оттенком.
   Капитан Джеральд Торнсвайт всегда любил эти первые минуты начинающегося утра, особенно, когда море спокойно, ветер умерен или даже стоит штиль и первые отблески небесного света скользят по палубе, играют тут и там яркими разноцветными бликами .
   Это утро он встречал с болью в душе и с отчаянной надеждой. Ещё до появления первых лучей солнца над "Повелителем морей" появились вертолёты. Сначала их было два, потом начали появляться ещё и ещё. Через четверть часа рев моторов и гул пропеллеров, казалось заполнили всё небо. Выписывая над огромным лайнером круги, пилоты с ужасом наблюдали за тем, что творится на верхней палубе судна. А вокруг "Повелителя морей", море словно кипело. Сотни, а может и тысячи людей находились в воде. Многие были в спасательных жилетах, но далеко не все были живы. Погибшие делились на две категории: на избежавших укуса, но умерших по иным причинам и теперь их тела тихо качались на волнах и тех, кто возвратился после смерти к противоестественному состоянию. Впрочем, особой активности они не проявляли. Судя по всему, соленая вода была для них неблагоприятной средой. Из глаз, ушей, носа и рта зомби непрерывно истекала зеленая слизь. При соприкосновении с водой, она сначала твердела, а после растворялась без остатка. Ожившие слабо пошевеливались и прибывали в некой апатии.
   Те, кому посчастливилось выжить, а среди них было немало детей, кричали, размахивали руками, плакали и звали на помощь. Некоторые, из числа спасшихся, ещё ночью, направились к расположенному неподалеку от лайнера островку. До этого клочка суши, сплошь покрытого холмами и джунглями было около трёх кабельтовых. Достигнув берега, люди наблюдали за всем происходящим с пляжа. Есть ли среди них укушенные, Джеральд Торнсвайт не знал. Но очень хотел верить, что таковых нет. И хотя островок был необитаем, при мысли, что там, возможно скоро начнут бродить зомби, ему становилось не по себе.
   На экранах радаров появилось с десяток объектов. Система распознавания идентифицировала их, как военные корабли. В район бедствия прибыли два американских эсминца класса USS (DDG -116), USS (DDG -124) и ракетный крейсер типа Ticonderoga; два российских больших противолодочных корабля "Пересвет" и "Неустрашимый"; три британских эскадренных миноносца Type 45 destroyer и два французских военных судна F-70.
   От военных начали поступать вызовы. Шквал вопросов сводился к следующему: как складывается обстановка на судне, сколько людей осталось в живых, много ли раненых? Задавались вопросы и относительного того, что же всё-таки случилось и как всё началось? Лично Торнсвайт разговаривал с американским вице-адмиралом Джоном Стиксоном. Его же помощники отвечали на вопросы остальных.
   Первый же вопрос Торнсвайта был следующим: "Как скоро начнётся эвакуация?"
   Вице-адмирал начал издалека. По его тону было сразу понятно, что тема эвакуации ему неприятна.
   - Мы ознакомились с видеоматериалами, переданными со спутника и снятыми с борта вертолетов. Капитан, я, да и все кто смотрел это - поражены! Все эти изувеченные люди на палубе действительно мертвы. Раны большинства из них не совместимы с жизнью.
   - Я это знаю не хуже вас, - раздраженно бросил Торнсвайт. - Что намерено предпринять командование группировки CTF 151?
   - Решение принимаем не мы. Не военные. Вопрос будет рассмотрен на чрезвычайном и закрытом заседании Комиссии Совета Безопасности ООН.
   - Вот как?! - вскричал Торнсвайт, пораженный таким известием. - А почему заседание будет закрытым?
   - Этого я не знаю, - ответил вице-адмирал и Торнсвайт, даже представил, как его собеседник пожимает плечами. - У политиканов на этот счёт свои соображения. Я думаю, что закрытость нужна во избежание паники. Вы только представьте, что начнется в мире, если станет известно о способности мертвых оживать. Как всколыхнется общественность! Я уж не говорю о реакции религиозных людей, а также всяких там фанатиках и сектантах. Так что сначала этот феномен, случившийся на вашем лайнере следует изучить, прежде чем преподносить информацию мировой общественности.
   - А мне кажется, что люди о таком должны знать, - горячо возразил Торнсвайт. - То, что здесь произошло нельзя скрывать. И тем более преподносить информацию в искаженном виде, как это, скорее всего и собираются сделать. Сюда нужно доставить представителей ведущих телекомпаний и прессы. События на "Повелителе морей" необходимо транслировать в живом эфире. Люди должны знать! Должны, черт возьми иметь представление об опасности, о новой ужасной угрозе. Вы, сэр, разве не согласны со мной? Вы, кстати могли бы посодействовать в организации прямого телерадиовещания на весь мир.
   - Этот вопрос не нам с вами решать, - сухо заметил вице-адмирал.
   Торнсвайту очень не понравился его тон. Не нравилась ему и вся эта секретность вокруг ситуации на его судне. Большие подозрения и неприятное чувство тревоги вызывало и то, что столь серьёзную проблему начали обсуждать ещё до того, как началась эвакуация . Да и что, черт побери, они там вообще собираются обсуждать? Спасать людей или нет? Неужели вопрос будет поставлен таким образом?
   - Ну и когда нам ждать резолюцию Совбеза? - с горькой усмешкой спросил Торнсвайт.
   - С учетом чрезвычайной ситуации на судне решение будет принято сегодня, - ответил Стиксон.
   - Это конечно радует, но не обнадеживает, - с сарказмом заметил капитан. - Могли бы вы, как то повлиять на решение? Нужно донести до Комиссии, что необходимо спасать людей. Немедленно! И не только тех, кто сейчас заперся в надстройках.
   - К сожалению... К моему глубокому сожалению, как-то повлиять на решение Комиссии Совбеза я не могу, - вздохнул вице-адмирал.
   Горькая улыбка появилась на губах Торнсвайта. Искренности в голосе собеседника, особенно когда он говорил о сожалении, не было ни на йоту.
   Вице-адмирал между тем, продолжил:
   - На борту моего судна находятся ведущие американские врачи-вирусологи и биологи. Они хотели бы побеседовать с вашим главным судовым врачом.
   - Это не возможно, он изолир..
   Торнсвайт осёкся, потом ровным невозмутимым тоном продолжил: - До него невозможно сейчас добраться. Всякий кто попытается рискует жизнью. Сэр, Рэйнолд Линс, как и все кто ещё жив нуждается в помощи. Но, как я понял, никто не спешит начать эвакуацию. Так что боюсь, беседу с вашими специалистами придётся отложить на неопределенное время. Капитан не упустил возможности произнести последнюю фразу с ноткой злорадства.
   - Но вы ведь можете выйти с ним на связь и после соединить с нами, - заметил Стиксон.
   - Связь с доктором Линсом невозможна по техническим причинам, - раздраженно ответил Торнсвайт. - Но мы, конечно же, посмотрим, что можно сделать.
   - Хорошо, - сдержанно ответил вице-адмирал.
   Торнсвайт беззвучно выругался. Вот чего хотят эти ублюдки! Данные, полученные Рэйнолдом, первым начавшим изучение феномена зомби! А на пассажиров, ставшими пленниками на лайнере им наплевать.
   Немного успокоившись, подавив гнев, капитан спросил:
   - А как там, ваши люди?
   - Мои люди?
   - Да. Те, что должны были прибыть на субмарине?
   - Ах да... Наши люди, уже у вас на борту. Связь с ними, к сожалению неустойчивая. Они выполняют свою задачу. Хочу вас поблагодарить, сэр за разблокирование дверей и коридоров. Это существенно облегчило выполнение их миссии.
   - Об этой... спецоперации известно другим участникам группы CTF 151? - поинтересовался Торнсвайт.
   - У нас с ними велись консультации, - ответил вице-адмирал явно с неохотой и желая отклониться от темы.
   - Понятно, - неопределённо произнёс Торнсвайт. - Значит, действия вашей спецгруппы одобрены и о них все в курсе?
   - Да, это так.
   - Что ж, пожелаем вашим людям удачи, - усмехнулся Торнсвайт.
   Как только он закончил разговор со Стиксоном, велел соединить себя с рубкой связи. Старшему офицеру, находящемуся там, он приказал:
   - Немедленно свяжите меня с командованием британских кораблей. Затем с русскими и всеми остальными, кто ещё появится на радарах. У меня для них очень интересное сообщение о действиях наших американских друзей.
  
  
  * * *
  
   Путь на второй уровень не занял много времени и обошёлся без происшествий.
   Сергей выбрался из люка и огляделся. Это была небольшая комната - технологический отсек без окон и с единственным выходом.
   Пока из ремонтного туннеля вылезали остальные, Сергей подкрался к металлической двери и приложив ухо к её прохладной поверхности прислушался. Никаких подозрительных звуков до него не донеслось. Правда, над головой шумно работал вентилятор, да из-за двери доносился гул машин, что могло скрыть присутствие зомби, но как бы там ни было, выходить всё равно было нужно.
   Берестов повернул ручку двери. Она открылась. Из коридора в помещение проник тусклый свет. В пределах видимости он никого не заметил. Это было хорошим знаком. Но не стоило обольщаться. На втором уровне всегда находился кто-то из рабочих, ремонтников и инженеров. Если они, конечно живы - это отлично. А если нет?
   Сергей, сжимая топор, шагнул в коридор. Следом двинулись и все остальные.
   - До гаражей идти минут десять, - сказал их проводник тихо. Сейчас повернём направо, потом снова направо...
   Его слова прервал звук выстрела. Он был оглушителен и резок. А секунду спустя за поворотом коридора послышалась брань на английском с типичным американским акцентом и началась, просто ураганная пальба.
   Беглецы остановились, как вкопанные. Стреляли явно не по ним. Но что это могло значить? Снова сомалийцы? Сцепились с какими-то американцами? Чёрт, да сколько же их ещё этих бандитов бродит по судну?
   Внезапно из-за поворота выскочил человек в военной камуфляжной форме. На голове его была каска, также раскрашенная под камуфляж, лицо закрывал противогаз. В руках он сжимал автоматическую винтовку, которую Рон Бэйли определил, как SIG 716. Заметив группу людей , боец резко остановился и направил оружие в их сторону.
   - Не стреляйте! - заорал Рон Бэйли. - Здесь живые!
   Солдат чуть помедлив, расслабился, но ствол всё также был направлен в сторону незнакомцев.
   - Кто такие? - сипло и глухо донеслось из под противогаза.
   - Гражданские, - ответил Рон Бэйли. - Пассажиры этого судна.
   - Сюда! Ко мне! - закричал боец, делая характерные жесты. - И бросить оружие! Топоры и ножи на пол! Живо!
   Его тон и нарочито грубое поведение никому не понравились. Но игнорировать направленный на тебя автомат всегда сложно, да и опасно. Беглецы подошли к военному. Теперь, разглядев его форму и экипировку вблизи, Бэйли тихо присвистнул и пробормотал:
   - Navy Seal, морские котики, чёрт возьми.
   - Что вы здесь делаете? - спросил боец, по-прежнему не снимая противогаза.
   - Пытаемся укрыться, - ответил Олег. - Все верхние палубы заняты мертвецами. Мы бежали оттуда. Думали, здесь будет безопаснее.
   - Здесь не безопасно, - резко произнёс спецназовец. - Следуйте за мной.
   Это был приказ и ему пришлось подчиниться. Под прицелом автомата беглецы двинулись по коридору и вскоре достигли небольшого помещения. Это был один из инженерных постов с единственным входом и большими окнами из толстого стекла в боковых стенах. Стена же напротив входа, была полностью глухая. Прежде чем попасть внутрь, пришлось пройти мимо двух шевелящихся зомби в окровавленных рабочих спецовках, у которых были отстреляны конечности. Чуть в стороне, прислонившись спиной к стене сидел ещё один труп в камуфляже, но без головы. Руки и ноги его были стянуты эластичными ремнями. Здесь же возле входа стояло ещё трое спецназовцев. Все отлично экипированы, в касках и противогазах. Они заметно нервничали и бросали быстрые взгляды то вправо, то влево. При виде гражданских, спецназовцы переглянулись. Выражения их лиц видны не были, но надо полагать, что на них отразилось немалое удивление.
   - Джефферсон, где ты нашёл их? - вскричал один.
   - В соседнем коридоре, - буркнул в ответ конвоир. - Хочу представить командиру.
   Задержанных ввели в помещение. Здесь находился длинный металлический стол на котором ремнями был привязан зомби. Ноги его были отрублены по колено, а руки по локоть. Грудная клетка и брюшная полость вскрыты. Над живым мертвецом склонились трое людей в белых халатах биологической защиты. Руки их закрывали перчатки с полимерным покрытием, лица защищали шлемы с широкими обзорными стеклами и встроенными респираторами. Двое из этой троицы копались в животе зомби, третий упаковывал в большой пластиковый пакет извлеченные внутренности.
   Было здесь ещё двое мужчин: один, судя по выправке и манере держаться командир всего отряда, точнее командир над бойцами, второй ничем особенным не выделялся, если только не принимать во внимание его форму, не имеющую никаких знаков различия. По опыту Рон Бэйли знал, что подобные типы могут быть представителями армейской разведки, а то и агентами ЦРУ. Именно этот второй и начал допрос.
   - Кто такие?
   - Пассажиры, - за всех ответил Рон Бэйли почему-то утаив, что сам он член экипажа, да ещё начальник внутренней службы безопасности.
   - Что здесь делаете?
   - Пытаемся спасти свои жизни, - усмехнулся англичанин. - Думали, тут внизу будет поспокойнее.
   - А что, наверху всё так плохо?
   - Хуже некуда. От проклятых зомби деться некуда. Они всё заполонили. Абсолютно всё.
   Наступила пауза. Агент или кто бы он ни был, казалось размышляет о чём-то. Его задумчивый вид, тяжелый пристальный взгляд из-под стекла полнолицевой маски вызывал у Рона Бэйли опасения. Он решился прервать затянувшуюся паузу.
   - Сэр, позвольте... Не знаю вашего имени...
   - Зовите меня Джонсон.
   - Хорошо. Понял. Сэр Джонсон, вы здесь чтобы начать эвакуацию?
   Вместо ответа Джонсон бросил взгляд в сторону спецназовца, приведшего группу беглецов сюда.
   - Этих людей обыскали?
   - Никак нет, сэр, - удивленно ответил Джефферсон. - У них было оружие: ножи, топоры... Я велел бросить всё это.
   - Обыскать! - резко приказал Джонсон.
   Не успели беглецы опомниться, как были прижаты лицами к стене и двое спецназовцев принялись обшаривать их карманы. Джейн начала было возмущаться, Олег, тоже выразил протест по поводу столь грубого обращения, но Джонсон велел всем заткнуться.
   - Сэр, ничего нет, - сообщил один из бойцов. - Только вот это.
   Он протянул командиру нечто завернутое в целлофановый пакет, вытащенное из правого кармана джинсов Джейн.
   Джонсон развернул пакет и извлек на свет шарообразный предмет, явно органического происхождения величиной с крупную сливу, но по структуре похожий на грецкий орех.
   - Что это?
   Джейн не ответила. Агент приблизился к молодой женщине, отвёл её от стены и поднёс находку к самому её лицу.
   - Я спрашиваю, что это такое?
   Стас рискнул немного повернуть голову. Увидев предмет в руке Джонсона, он издал тихий удивленный возглас, в котором был примешан и страх.
   - А, тебе я вижу этот предмет знаком! - воскликнул агент.
   Он жестом велел одному из спецназовцев подвести Стаса ближе.
   - Из-за такой штуки всё и началось, - сказал Логинов. - Только размер у этой меньше. - Он удивленно уставился на Джейн. - Откуда это у тебя? Зачем ты таскала её в кармане?
   - Я ученый, вообще-то, - рассерженно ответила молодая женщина. - Этот предмет необходимо исследовать.
   - Исследовать?! - вскричал Стас. - Да оттуда выползла эта дрянь и началось заражение!
   - Я знаю. Я это знаю, - терпеливо начала объяснять Джейн. - Но в лабораторных условиях при повышенных мерах безопасности вреда от этого предмета не будет. Это нечто уникальное, невиданное, что-то с чем мы ещё не сталкивались. Если это исследовать, изучить...
   - Джейн, твою мать, ты слышишь что говоришь? Ты понимаешь сама себя?! - заорал Стас. - Пятнадцать палуб этого лайнера заполнены зомби! Ещё вчера вечером все эти люди были живы. Они смеялись, радовались, они мечтали о чём-то, строили планы. А теперь это куски гниющего мяса, которые хотят только одного - убивать и жрать!
   - Я знаю... Конечно... - взволнованно заговорила Джейн. - Мне понятно твоё возмущение. Но это наука. Мы не должны боятся.
   Она вдруг обернулась к Джонсону и протянув руку сказала:
   - Сэр, верните семя.
   - Семя? - усмехнулся американец. - Так вы - это называете?
   - Не важно, как оно называется. Верните мне его.
   - Вы это серьёзно? - Джонсон протянул "орех" одному из врачей и тот начал упаковывать его в пластиковый пакет.
   - Сэр, я представитель Британского Географического Общества! - крикнула Джейн. - Этот биологический образец принадлежит Британскому научному сообществу!
   - Я так не думаю, - Джонсон, все также усмехаясь, покачал головой. - Я представляю здесь интересы моей страны. Всё что будет найдено и собрано моей группой является собственностью США.
   - Сэр, вы просто вор!
   - Давайте воздержимся от оскорблений, - поморщился американец. - Тем более, я ещё не решил, как с вами быть.
   - Что это значит? - встревожено спросил Рон Бэйли.
   Джонсон не ответил. Учитывая ситуацию и его настрой, а также принимая во внимание то, что этой американской спецгруппе лишние свидетели вряд ли желательны, англичанин всерьёз беспокоился о своей жизни и жизни своих новых друзей.
   Неизвестно к какому бы решению пришёл Джонсон, но вдруг из коридора раздались выстрелы и послышались вопли. В комнату влетел один из спецназовцев.
   - Сэр, они на подходе! - вытаращив глаза, заорал он, обращаясь к своему непосредственному командиру. Тот человек, до сих пор молчавший рассерженно прорычал:
   - В чём дело, капрал Трайгери! Валите их на подходе, как делали. Бейте по ногам и рукам. Отстреливайте их к чёртовой матери!
   - Сэр, теперь они подходят не по одному, по двое или трое. Сюда движется толпа! Около сотни должно быть!
   - Что?! - командир схватил прислоненную к стене автоматическую винтовку. - Откуда столько? Откуда движутся?
   - Сэр!
   В комнату вбежал ещё один боец.
   - К нам прёт толпа! Со стороны коридора С-405!
   - С двух сторон?! - взвыл командир.
   Он обернулся к Джонсону.
   - Сэр, ситуация выходит из-под контроля. Нужно убираться отсюда.
   - Сколько вы сможете сдерживать тварей?
   - Недолго. Но пять минут я вам гарантирую.
   - Хорошо. Этого будет достаточно.
   Спецназовцы быстро покинули помещение. Из всей группы остались только врачи и Джонсон. Первые лихорадочно завершали упаковку извлеченных органов и образцов биоткани, агент же направился к гражданским.
   - Вы всё слышали. Мы покидаем судно. Взять вас с собой не сможем. И вы знаете больше чем нужно...
   В рука его появился пистолет. Но реакция Рона Бэйли оказалась быстрее. Он перехватил руку Джонсона с оружием и резко выкрутил её. Агент заорал от боли. Пистолет выскользнул из его пальцев и был подхвачен англичанином прежде, чем грохнулся на пол. Затем последовал удар коленом в живот, отчего американец согнулся пополам и отлетел к стенке. Один из врачей попытался ударить Рона Бэйли скальпелем в висок, но Стас криком предупредил друга. Рон Бэйли развернулся и хладнокровно, ни дрогнув ни единым мускулом на лице всадил пулю в лицевой щиток шлема. Врач всплеснул руками и повалился на пол. Звук пистолетного выстрела слился с грохотом автоматов, донесшегося из коридора и совершенно потонул в нём. Два других врача испуганно отпрянули. Один налетел на стол к которому был привязан препарированный труп. Чтобы не упасть, врач вынужден был искать руками опору. Пальцы его правой руки наткнулись на лицо зомби. Тварь не преминула этим воспользоваться. Зубы впились в ладонь и сжались с такой силой, что материал перчатки не выдержал. Брызнула кровь. Врач заорал и отдернул руку. Кровь, просачиваясь через разрыв перчатки начала пятнать его халат.
   - Боже... Кинистон... Тебя укусили! - взвыл второй врач.
   В помещение ворвался запыхавшийся командир спецназовцев. Пистолет в руке Рона Бэйли он не заметил.
   - Сэр нас теснят! Надо уходить, вы готовы?
   Тут, он замер с изумлением уставившись на согнувшегося Джонсона и раненого врача.
   - Что, черт возьми... Вот дерьмо!
   Командир поднял автомат и выпустил в грудь Кинистона короткую очередь. Затем довернул ствол и взял на прицел Джонсона.
   - Болван, я не ранен! - заорал агент. - Убей гражданских!
   Командир спецназовцев резко обернулся в строну задержанных. И замер, как вкопанный, увидев, наконец, пистолет в руках Бэйли и то, что оружие направлено в его сторону.
   - Стреляй! - завопил Джонсон.
   Возможно, командир бы так и сделал, но сзади ему в шею вцепились огромные мосластые пальцы, сантиметров в пятнадцать или двадцать длинной. Огромный зомби-мутант с легкостью оторвал американцу голову. Дергая руками и фонтанируя кровью, тело повалилось на пол. Снаружи из коридора раздавались вопли и беспорядочная оглушительная пальба. И слышался нарастающий топот, шарканье сотен ног. Звук шагающей смерти.
   - Валим отсюда! - закричал Олег.
   Он выскочил из помещения первым. И замер, пораженный увиденным. С двух сторон коридора двигался плотный вал живой мертвечины. Отдельные каннибалы, в том числе мутант более трёх метров ростом без обеих глаз, но с челюстями, как у динозавра были уже здесь, перед входом. Слева двое спецназовцев отчаянно палили в толпу зомби и отступали. Справа стрелял, лишь один их товарищ. Через несколько минут, когда две толпы сойдутся для всех, кто ещё оставался жив, наступит конец.
   - За мной! - крикнул Сергей, бросаясь в сторону помещения, расположенного напротив. Оно было ещё меньше, даже не помещение, а так, какая-то ниша, где стоял высокий металлический ящик, но все последовали за Берестовым без возражений. Рон Бэйли, прежде чем выбежать в коридор обернулся и выстрелил в Джонсона. Агент пронзительно закричал и схватившись за плечо упал на пол.
   - Подыхай здесь, сукин сын! - злорадно бросил англичанин и поспешил за друзьями.
   В нише возле шкафчика обнаружилась небольшая дверка с простым запорным устройством. Сергей открыл её и все получили возможность укрыться в подсобном помещении через которое тянулись трубы с массивными вентилями, тут и там снабженные электронными счётчиками давления и температуры. Один из зомби - женщина средних лет с взлохмаченными, перемазанными засохшей кровью волосами попыталась проникнуть следом. Англичанин отступал последним. Он выстрелил в лицо женщине и захлопнул дверь. Она была массивная, металлическая и даже мутант, навряд ли бы смог вышибить её. Впрочем, огромный зомби был занят орущими, мечущимися спецназовцами и на группу живых, прошмыгнувших за его спиной не обратил внимания.
  
  
  ГЛАВА 19
  
  
   С наступлением ночи Владимир поставил "ДИОНУ" на якорь в одном кабельтовом от скалистого побережья какого-то островка. Снедаемый тревогой за судьбы друзей, он никак не мог уснуть, хотя страшно устал. Анетт, тоже не спала до полуночи. Но, в конце концов, по настоянию Владимира все, же пошла отдыхать. Он остался в рубке и забылся тяжёлым беспокойным сном, когда до рассвета осталась только пара часов.
   Утро он встретил с головной болью, покрасневшими глазами и громко стучащим сердцем. Разбудила его Анетт.
   - Что... Где... Бля... Как башка трещит!
   Протерев глаза, он с удивлением уставился на экран локатора. УКВ-устройство AIS транслировало данные об объекте весьма внушительных размеров, находящимся в трёх морских милях от места расположения "ДИОНЫ". Коды MMSI этого судна, относящегося к классу пассажирских, указывали на принадлежность Великобритании. Но что самое интересное и непонятное, сигнал яхты "Норты" записанный системой ещё вчера сливался с сигналом, исходящим от пассажирского корабля. Кроме этого, на разном расстоянии от двух этих объектов локатор улавливал сигналы других кораблей. Судя по скорости и траектории их движения, все они направлялись в этот район.
   - Что за хрен, - пробормотал Владимир.
   - Военные? - высказала предположение Анетт.
   - Да я не про этих, а про... Почему сигналы "Норты" и второго судна сливаются? Вплотную они, что ли стоят?
   Владимир поднялся с кресла, чтобы немного размяться.
   - Ты хочешь туда плыть? - спросила Анетт.
   - Да, хочу взглянуть, что происходит.
   - Это может быть опасно.
   - Я знаю. Но там мои друзья.
   - Да, понимаю. Ты прав. Глупо и бесполезно тебя отговаривать.
   Анетт обняла его, поцеловала.
   - Всё будет в порядке. Твои друзья живы. Я уверена.
   Владимир благодарно кивнул за поддержку.
   Они вышли на палубу вдвоём. Мейли и Арсин уже проснулись и с волнением выслушали о странном двойном сигнале и приближающихся отовсюду объектах - судя по всему военных кораблях.
   - Вот что, девчонки, берите моторку и дуйте к ближайшему населенному острову, - в довершении сказал Владимир. - А я должен добраться до "Норты".
   - Постой-ка, что значит "дуйте"! - вскричала Анетт. - Я не поняла это твоё русское слово.
   - Всё ты поняла, - проворчал Владимир.
   - Не важно. Никуда "дуйте" я не буду. Я остаюсь с тобой. Одного не отпущу.
   - Там пираты и они вооружены, - попытался переубедить подругу Владимир. - Я не прощу себе, если с тобой или девчонками, что-то случится.
   - А я не прощу себе, если отпущу тебя одного! - воскликнула пылкая креолка. - Я люблю тебя! Теперь, всегда вместе! Везде и до конца!
   Убедить её в обратном не получилось. Более того, Мейли и Арсин, тоже не пожелали уплыть.
   - Наша помощь, тоже может понадобиться, - сказала Арсин. - Я, кстати, умею стрелять.
   - Неплохо, - усмехнулся Владимир. - Вот только кроме ракетницы у нас ничего такого нет.
   - Если сомалийцы тронут Стаса, я загрызу чертовых пиратов зубами , - воинственно добавила Мейли.
   Конечно, Владимир был против того, чтобы втягивать девушек в предстоящее чрезвычайно опасное предприятие, тем более из-за отсутствия информации у него не было и никакого плана действия. Но в душе было приятно, что они не пожелали оставить его одного и так самоотверженно готовы пойти на риск. Даже, Мейли и Арсин, которые, в общем-то, ничем ему не обязаны, а для Стаса и Андрея стали лишь временным приятным развлечением, как в обще-то и мужчины для них.
   Умывшись водой из пластиковой бутылки, Владимир поспешил сняться с якоря. Затем повел катамаран, ориентируясь по сигналу с радара. Анетт принесла ему бутерброд с ветчиной и сыром прямо в рубку. Он не стал возражать, поскольку ничего не ел со вчерашнего вечера и сейчас ощущал просто звериный голод.
   "ДИОНА" обогнула островок и начала приближаться к цепи подводных скал, хорошо Владимиру известных. Здесь его друзья планировали охотиться через неделю.
   - Я что-то вижу, - внезапно сообщила Анетт. Она наблюдала за горизонтом в бинокль.
   - Что там? - встрепенулся Владимир.
   - Кажется... человек.
   - Человек?
   - Да, точно! Даже двое!
   Владимир выхватил у неё бинокль и посмотрел сам. Далеко впереди среди волн и вправду были люди. Две женщины в ярко-оранжевых спасательных жилетах.
   - Давай к ним, - пробормотал Владимир, уступая Анетт место за штурвалом. Сам побежал на палубу, чтобы подготовить спасательные круги. Мейли и Арсин начали ему помогать: высвобождали от креплений леера и разматывали их.
   Через пару минут "Диона" поравнялась с женщинами. Они что-то кричали и призывно размахивали руками. Лица их были мокрыми, то ли о слёз, то ли от брызг волн. Владимир метнул один за другим круги и когда женщины зацепились за них, потянул один, а другой вытягивали Арсин и Мейли. Анетт прибежала из рубки и спустила к самой воде лесенку.
   Наконец, обе женщины оказались на палубе. Вот тут, они дали волю своим чувствам в полной мере, начали громко плакать и обнимать своих спасителей.
   Та, что постарше была европейкой или возможно американкой. Каштановые волосы, бледное измученное лицо, серые глаза, полные внутренней боли и отчаяния. На ней были легкие бриджи и блузка с короткими рукавами. На правом запястье женщины Владимир заметил сочащуюся кровью ранку вокруг которой кожа вздулась бледно-зеленоватой припухлостью. Незнакомка едва держалась на ногах и её постоянно мутило.
   Вторая, была очень симпатичная молоденькая азиатка, возможно двадцати с небольшим лет. Её стройное тело облегало золотистое вечернее платье, когда-то роскошное, но сейчас превратившееся в лохмотья сквозь которое было видно нижнее бельё.
   Кода первая буря эмоций улеглась, Владимир спросил старшую из женщин на английском:
   - Миссис, кто вы? Как оказались в море?
   - Меня зовут Кортни Фармз, - ответила женщина, дрожа всем телом. Её бил озноб. Она замёрзла и сказывалось нервное напряжение.
   - Я Люн Тин-Сай, - представилась азиатка, не дожидаясь, когда её спросят.
   Владимир оглядел их спасательные жилеты и удивленно воскликнул:
   - Вы с пассажирского лайнера?
   - "Повелитель морей", - кивнула Кортни Фармз.
   - Пройдёмте в каюту, там и поговорим, - предложил Владимир.
   Все последовали вниз в теплоту и уют кают-компании. Анетт вытащила плед и укутала им Кортни Фармз. На плечи Люн Тин-Сай набросили одеяло. Владимир налил коньяк в две рюмки и протянул их спасенным. Мейли принесла аптечку и предложила Кортни осмотреть её руку. Молодая креолка работала медсестрой в одной из больниц Виктории и необходимые навыки в оказании первой медицинской помощи у неё были.
   - Странная рана, - пробормотала она, обрабатывая место поражения антисептическим раствором.
   - Это укус.
   - Укус? И кто это сделал?
   - Моя дочь, - сдавленно произнесла Кортни.
   Все удивленно переглянулись.
   - На лайнере творится ужасное, - начала рассказывать китаянка. - Люди нападают друг на друга и убивают, грызут зубами. Те кто погиб поднимаются и набрасываются на живых.
   - Что за бред! - вскричал Владимир, перебивая Люн Тин-Сай. Тем не менее, от слов девушки он весь похолодел.
   - Это правда, - слабым голосом сказала Кортни. Она была очень плоха. Бледность не сходила с ее лица. - Моя Энни, моя малышка на меня напала и она была мертва.
   - Да, как такое может быть? - Владимир вскочил с дивана, на котором он сидел рядом с Кортни и начал нервно вышагивать туда-сюда.
   - Её загрыз насмерть матрос, - лицо женщины исказилось от невыносимого горя и при во воспоминаниях пережитого ужаса. - А его в свою очередь убили еще двое. Это все по цепочке происходит. Но как и где все началось я не знаю. Мы гуляли с дочерью по нашей палубе когда начался весь этот кошмар. Моя Энни умерла сразу. Матрос... он просто разорвал горло моей малышки... - из глаз Кортни хлынули слёзы, речь стала торопливая и сбивчивая.
   - Я ударила того моряка. Но было поздно. Он убил Энни, а потом набросился на какого-то мужчину. А потом Энни поднялась... Я не поверила собственным глазам... она жива. Как? Как такое может быть? Эта ужасная рана на горле и столько крови.... Я пыталась заговорить с Энни. Но ее глаза были пусты. Она напала на меня и укусила в руку. Потом на меня напали ещё два человека. Мне помог вырваться офицер. Я бежала в каюту, хотела закрыться, но не успела. Ещё двое этих ужасных... тварей ворвались... Я выпрыгнула с балкона прямо в воду.
   После рассказа Кортни наступило тягостное молчание. Но продолжалось оно недолго. Начала рассказывать Люн Тин-Сай
   - А я была со своим парнем в клубе, когда туда вошли двое. Странные такие и это сразу бросалось в глаза. Шли медленно, еле ногами перебирали и шатались. Все конечно подумали, что парни перебрали. Даже смеяться начали и подшучивать над ними. А потом эти двое напали на мужчину, что сидел ближе к входу. И только тут все заметили, что парни перемазаны кровью. Один вцепился мужчине зубами прямо в лицо, - китаянка нервно передернула плечами. - Другой стал грызть ему руку. Прямо зубами рвал, как бешеный... Поднялась паника. Мы с Джони выбежали. Возле клуба было, уже несколько таких же уродов. Мы хотели закрыться в каком-то номере. Джони держал дверь, но внутрь полезло сразу трое... Он понял, что не сможет остановить их и крикнул мне чтобы я прыгнула. - китаянка всхлипнула, тыльной стороной ладони оттерла сбежавшую по щеке слезу. - Не знаю, что с ним теперь. Многие прыгали тогда в воду. Кто-то, даже без жилетов. Все кричали... было много детишек. Сотни людей в воде. Потом кто-то крикнул, что появились акулы. Все кто мог куда-то поплыли. Один мужчина кричал, что рядом есть острова. Я хотела добраться до суши, но в темноте совсем растерялась. И так плыла всю ночь. Утром увидела Кортни и дальше мы поплыли вместе.
   - Все что вы рассказываете - невероятно, - покачал головой Владимир. Он и девушки были глубоко потрясены всем услышанным от спасенных. - Послушайте, а не видели вы яхту рядом с лайнером. Яхта - "Норта".
   Кортни ответить не смогла, поскольку у неё началось, что-то вроде приступа. Она тяжело задышала, между губ её, покрытых странным зеленоватым налетом, выходили хриплые стоны.
   Ответила азиатка.
   - По бортовому радио говорили о столкновении с какой-то яхтой.
   Владимир, весь так и поддался вперед.
   - А про сомалийских пиратов, что-то говорили? Про заложников?
   - Нет, ничего такого, - удивилась Люн Тин-Сай. - А на той яхте пираты были? Так это они всё устроили?
   - Возможно, - неопределенно ответил Владимир. - Так, что же все-таки произошло на лайнере, как думаете? Массовый психоз?
   - Это были мертвые, - сказала китаянка упрямо. - Не психи, не наркоманы. На лайнере стали оживать мертвецы.
   Тут Кортни вдруг застонала, привстала, а потом согнулась от боли и её вырвало на плед густой зеленой дрянью.
   - Господи!
   Владимир резко отшатнулся.
   Все вскочили. Арсин, даже взвизгнула.
   - Простите меня, - прошептала Кортни. - Мне очень плохо. Очень больно... внутри в животе. Ноги немеют.
   - Прилягте, - Владимир решился подойти и помог раненой женщине устроится на диване. Испорченный плед он свернул и передал Аннет. Мейли накрыла Кортни, ещё одним одеялом. Но женщину бил озноб.
   - Она заражена, - со страхом прошептала Люн Тин-Сай, отодвигаясь подальше. - С ней случится то же, что с ее дочерью. Выбросьте ее за борт.
   Все ошеломленно уставились на китаянку.
   - Что вы говорите! - возмутился Владимир. - Как, это я выброшу человека за борт?
   - Лучше сделайте это, - горячо заговорила Люн Тин-Сай. - Пока ещё не поздно. Я думала сначала, что оживают только погибшие, убитые, те кого загрызли. Но сейчас вижу, что от укуса начинает развиваться болезнь. Кортни, скорее всего умрёт, а потом оживёт и нападёт на нас.
   - Чушь! - Владимир покачал головой. - Бред какой-то. Вы вместе с ней плыли, а теперь говорите, что от женщины нужно избавиться. Когда мы вас поднимали на борт, вы такого не предлагали.
   - Кортни вела себя нормально, - начала объяснять китаянка. - Может, потому что в воде была и эта зараза в ней, как-то успокоилась. Я не знаю... Но сейчас, я вижу, что она вот-вот умрёт. У неё укус и Кортни явно заражена.
   - У неё сильный жар, - сообщила Мейли, трогая лоб Кортни. Женщина прибывала сейчас в каком-то полусонном состоянии и ни на что не реагировала.
   - Пусть спит, - сказал Владимир. - Идемте наверх. Мейли, хочу попросить тебя. Ты сможешь присмотреть за нашей гостьей? Сможешь помочь ей?
   - Постараюсь, - кивнула Мейли. - Сделаю ей укол. Может, жар спадёт. Не помешают и холодные компрессы. Ну и конечно, ей срочно нужно в больницу.
   - Хорошо, - кивнул Владимир. - Сделай, всё что можно.
   Анетт и Арсин, тем временем, направились к выходу из кают-компании. Китаянка вскочила, отбросила одеяло и поспешила вслед за ними.
   - А вы то, куда? - Владимир попытался остановить девушку, но та ловко проскочила мимо него.
   - Я не хочу оставаться там.
   - Но вам нужно отдохнуть.
   - Нет, я не останусь в одной комнате с этой...
   - Почему же одной? Там будет Мейли.
   - Я лучше побуду на палубе, - упорствовала Люн Тин-Сай.
   - Ну хорошо, - Владимир пожал плечами. - Как угодно.
   Встретившись взглядом с Анетт, он спросил:
   - Ну, что думаешь обо всём этом?
   - Об оживших мертвецах? - удивилась девушка.
   - И о них тоже. Но главное, о том столкновении с лайнером.
   - Я не знаю, что сказать, - Анетт развела руками. - Что ты предлагаешь?
   - Поплывем к лайнеру! - воскликнул Владимир. - Возможно, понадобится наша помощь. И может быть удастся отыскать ребят. Я уверен, они там!
   - А как же Кортни? - спросила Анетт. - Её срочно нужно доставить в больницу. Мейли конечно все сделает, что можно сделать, но ты ведь и сам понимаешь, что наши возможности ограничены.
   - Да, верно, - Владимир вынужден был охладить свой пыл. - Что ж, тогда разворачиваемся.
   Он с досадой ударил кулаком по ограждению, тянущемуся вдоль борта, и направился в рубку управления.
   "Диона" направилась в сторону противоположную от места положения лайнера. Курс был взят в сторону острова Маэ. Приборы показывали, как увеличивается расстояние, сигнал на радаре становился всё слабее. Но не прошло и десяти минут плавания, как прибежала встревоженная Мейли
   - Кортни умерла!
   Все бросились в кают-компанию. Женщина всё также лежала на диване, только теперь голова её была запрокинута, глаза закатились. Лицо исказилось от мук. Искусанные губы были приоткрыты, и из правого уголка рта, вниз, тягуче стекала густая зеленоватая слюна.
   Владимир сразу обратил внимание на какое-то странное шевеление в слюне. Сначала он решил, что ему привиделось. Он присмотрелся внимательнее. Нет, глаза не обманули его. Что-то в слюне и на губах Кортни определено шевелилось, какие-то мелкие частички, каждая размером с пылинку.
   - Она, точно мертва? - спросила Анетт.
   - Да, я проверила.
   Анетт шагнула к дивану, чтобы удостовериться самой.
   - Не подходи к ней! - сдавленно вскрикнула Люн Тин-Сай.
   Проигнорировав китаянку, Анетт пощупала пульс, послушала сердце, приоткрыла Кортни веки.
   - Да, точно мертва, - выдохнула девушка, отходя от дивана.
   - Нужно избавиться от тела, - сказала азиатка. - Она оживет. Точно вам говорю - оживёт и набросится на нас.
   - Я обязан отвезти тело в порт и сдать его в полицию, - покачал головой Владимир.
   - Тогда заприте его где-нибудь, - в отчаянии воскликнула Люн Тин-Сай.
   - Это можно, - он кивнул, явно довольный такой идеей.
   - Тогда поспешите, пока ещё не поздно! - взвизгнула китаянка.
   - Мы закроем его в одной из кладовок, - кивнул Владимир. - Но незачем так волноваться. Я понимаю, конечно, что когда рядом труп это крайне неприятно. У самого мороз по коже. Но труп не оживет - это уж точно. Если человек мертв...
   И тут Кортни начала вставать.
   Владимир осекся на полуслове. Мейли стоявшая к дивану спиной, с изумлением наблюдала, как мужчина бледнеет и от страха расширяются зрачки его глаз. Девушка начала медленно поворачиваться, накативший ужас , словно бы сделал её руки и ноги ватными. Она успела полуобернуться, когда Кортни вцепилась ей в шею зубами. Изо рта Мейли вырвался пронзительный крик боли и ужаса. Сильной струей из прокушенной яремной вены ударила кровь. Мейли и Кортни упали на пол, точнее упала девушка и потянула за собой миссис Фармз. Они начали кататься между диваном и столиком на котором были разложены бинты и склянки с различными лекарствами. Все стояли, как вкопанные.
   - Что я вам говорила! - завизжала вдруг азиатка и побежала на палубу.
   Мейли удалось вырваться. Оставив в зубах Кортни немалый кусок своей плоти, она начала отползать в дальнюю часть помещения. Одной рукой молодая креолка зажимала ужасную рану на шее, но кровь продолжала хлестать и струилась между пальцами. Кортни на мгновение замерла, словно раздумывая, что ей делать. Потом, поднявшись с пола, двинулась в сторону Владимира и девушек. Он загородил собою Анетт и Арсин и рявкнул:
   - На палубу!
   Девушки начали пятиться, не отрывая от Кортни глаз, в которых отражался точно такой же ужас, какой бывает у кроликов, когда к ним приближается удав.
   Рядом с дверью на стене была полка с высоким бортиком. Там обычно валялась всякая всячина: изолента, веревки, шурупы, болты, пластиковые коробочки, старые упаковки. Лежала там обычно и пара-тройка инструментов. Владимир нащупал молоток и выдернув его с полки заорал:
   - Не подходи! Я ударю! Клянусь, ударю!
   От волнения, он и не заметил, как закричал на русском.
   Но Кортни, словно и не слышала его. Проигнорировала предупреждение полностью. И причиной этого было вовсе не то, что она не поняла ни слова. Кортни двигалась, словно бы в трансе, в полнейшем отрешении от всего, как сомнамбула. Однако, шла она целенаправленно, вытянув руки в сторону Владимира.
   - Стой на месте, сука!
   Он ударил её по голове. Не очень сильно, но вполне достаточно, что любой нормальный человек вскрикнул бы от боли, отступил и зажал бы место удара руками. Но Кортни ничего этого не сделала. Её голова просто мотнулась в бок. Кровь заструилась из раны чуть повыше виска. Секунда понадобилась Кортни, чтобы обрести равновесие и она опять двинулась на него. Задыхаясь от ужаса, Владимир снова ударил. И на этот раз сильнее. Послышался приглушенный хруст черепа. Но Кортни и не подумала остановиться. Владимир впал в состояние почти бесконтрольной ярости, подстегиваемой сильнейшим страхом. Включился инстинкт самосохранения, бескомпромиссной борьбы за жизнь. Он бил и бил молотком женщину, уже вкладывая в каждый удар всю свою силу. Она несколько раз падала, но всякий раз вставала и с упорством автомата шла на него.
   После десятка ударов голова Кортни превратилась в кровавое месиво. Череп был в трех местах раздроблен, переносица, как и сам нос, разбиты вдребезги, нижняя челюсть разожжена, щеки местами разорваны, местами покрыты черными отметинами и кровоподтеками от ударов. И всё было напрасно, Владимир весь взмок и дико устал, в то время, как оживший труп, теперь на этот счёт, уже не осталось сомнений, не выказывал ни единого признака утомления. Владимир, уже было собрался выбежать из кают-компании и закрыть дверь, как рядом появилась Анетт, сжимающая в руках топор.
   - Дай его мне! - крикнул Владимир.
   Он отбросил бесполезный молоток и выхватив из рук подруги топор обрушил его на голову Кортни. Тяжелое лезвие с хрустом вонзилось в голову мертвой женщины. Её колени от мощного удара подогнулись и она упала. Владимир разразился бранью, едва и сам не упав на неё сверху. Он с трудом высвободил топор из месива расколотых костей и размозжённых мозгов. Кортни опять начала вставать. Две половинки её головы болтались из стороны в сторону.
   - Да когда же ты сдохнешь, блядь! - взвыл Владимир.
   Он прорубил и свернул ей на бок изуродованную нижнюю челюсть. Кортни сильно пошатнулась и едва не свалилась. И тут, Владимиру пришла мысль отсечь этой твари голову. Что будет тогда? Ведь Кортни, уже не сможет его укусить. Или голова её начнет прыгать и сама по себе кататься по полу?
   Шея у Кортни была тонкая и лезвие рассекло её, а также позвоночник без особого труда. Голова, с развивающейся гривой каштановых волос кувыркнулась и шлёпнулась на диван. Кровь забрызгала потолок. И в ту же секунду, тело женщины резко замерло, словно налетело на невидимую стену. Тяжело дыша, Владимир наблюдал. Пот градом катил по его лбу, вытаращенные глаза, были словно у умалишенного.
   Тело сделало несколько неуверенных шагов, потом начало топтаться на месте. Владимир осторожно приблизился. И тут, обезглавленный труп направился к нему.
   - Твою мать!
   Руки со скрюченными пальцами вцепились в плечи Владимира. Топор, он вынужден был бросить, чтобы ухватиться за запястья Кортни. Её правую руку удалось отцепить, но левая намертво впилась в плечо. Владимир заорал от боли и попытался оттолкнуть от себя тело. Но то, вновь судорожно начало цепляться, да ещё норовило навалиться сверху.
   Так, отчаянно борясь с обезглавленным трупом, Владимир потащил его на палубу. Арсин и Люн Тин-Сай с визгом разбежались в разные стороны, а Анетт начала пятиться в сторону рубки. Возле ограждения, Владимир, наконец, отцепил от себя обе руки Кортни и с криком отвращения столкнул тело за борт.
   - Вот, сука, - прохрипел он, хватая ртом воздух. - Достала, сука чертова.
   Он вернулся в каюту. Подошёл к дивану и превозмогая отвращение, поднял голову Кортни за волосы. Она слабо двигала раздробленными челюстями. Кровь и вытекшие мозги заляпали весь диван и пол вокруг.
   Мейли сидела у стенки без движения. Похоже, была уже мертва. Под ней и вокруг неё растеклась лужа крови. Сколько тут убираться потом! А мебель придется выбросить и панели на потолке поменять. Владимир чертыхнулся. Мейли погибла, а он о диванах и панелях думает! Бедная девчонка. Как ведь всё погано, то вышло. Послушайся он китаянку...
   Владимир вышел на палубу и вышвырнул голову за борт. Девушки стояли возле входа в рубку управления и со страхом взирали на него.
   - Успокойтесь, - сказал Владимир, хотя его самого так и трясло. - Всё кончено.
   - Володя! - закричала вдруг Анетт, показывая на что-то за его спиной.
   Он резко обернулся. На него шла Мейли. То, что она мертва, было очевидно, но вопреки всякому здравому смыслу, она двигалась. Двигалась вопреки логики, природе, вопреки всему.
   - Бля!
   Владимир вспомнил, что оставил топор в кают-компании на полу. Чтобы прорваться туда, следовало как-то обойти креолку. Но она, вдруг рванулась к нему довольно шустро, с какой-то особой кровожадностью. Движения её были резки и крайне агрессивны. Владимир, вряд ли смог бы объяснить это словами, но ярость, злость и что-то хищное в поведении ожившей было очевидно. Она вцепилась в него руками и попыталась укусить. Владимир стиснул запястья Мейли и старался держать ожившую на расстоянии. Постепенно он оттягивал её к борту, чтобы свалить в воду. От твари следовало избавиться любым способом. Анетт несколько секунд наблюдала за борьбой, потом рванулась в сторону входа в кают-компанию. Ей удалось благополучно проскочить за спиной Мейли. Вернулась девушка, уже с топором.
   Владимир резко дернул ожившую на себя и при этом отскочил назад. Потеряв равновесие, Мейли повалилась на колени. Он высвободил одну руку и ухватил её за волосы. Рывком вздернул ей голову.
   - Руби! По горлу бей!
   Анетт стискивала топор, но стояла на месте. Вытаращенными глазами, она неотрывно смотрела на подругу.
   - Анетт, руби же, мать твою!
   И тут, словно очнувшись, она закричала и ударила. Лезвие с легкостью рассекло кожу и мышцы, из раны хлынула кровь. Но голова осталась на месте. Анетт не смогла разрубить позвоночник. Выронив топор и взвыв от ужаса, Анетт отскочила. Из глаз её хлынули слёзы, началась истерика.
   Матерясь, Владимир отшвырнул от себя Мейли и бросился к топору. Схватив его, двинулся на встречу твари. Голова Мейли болталась туда-сюда и всё время норовила завалиться назад. Владимир отсёк её без особого труда. Затем, подхватив тело за ноги, он дотащил его до правого борта, перевалил через леер и труп с всплеском упал в воду. На палубе осталась извилистая кровавая дорожка. За телом последовала и голова несчастной Мейли.
   - Вот теперь, точно всё, - пробормотал Владимир, оттирая со лба пот.
   Он, даже нашёл в себе силы улыбнуться, хотя улыбка эта, скорее походила на гримасу от зубной боли. Девушки, были совершенно подавлены. Анетт, так вообще прибывала в шоке. По лицу её катились слезы, и она смотрела в одну точку пустым, отрешенным взглядом. Сидя перед входом в рубку, она стискивала руками собственные поджатые колени. Люн Тин-Сян, пристроившись рядом, что-то тихо говорила ей, видимо пыталась успокоить.
  
  
  * * *
  
   Стрельба стихла через несколько минут. Но беглецы просидели в укрытии ещё по меньшей мере минут двадцать прежде чем Сергей решился приоткрыть дверь и выглянуть. Несколько зомби в конце коридора рвали на части чьё-то тело. Посмотрев в другую сторону Берестов увидел, как основная толпа, в том числе здоровенный мутант удаляются. Куда и зачем шли твари теперь, было непонятно, но беглецам, нужно было в ту же сторону.
   - Джейн, это ведь всё из-за тебя, - раздался рассерженный голос Стаса.
   - Из-за меня? Что из-за меня? - возмутилась молодая женщина.
   - То, что твари везде преследовали именно нас. Наверняка и сюда на вторую палубу они пришли только потому, что у тебя в кармане была та штука.
   - Я согласен со Стасом, - подал голос Рон Бэйли. - Этот орех или семя... Называй как хочешь притягивает их, как магнит. Эй, Сергей, что там снаружи?
   - Толпа направилась в сторону гаражей, - сообщил Берестов.
   - Вот видишь, - сказал Рон Бэйли молодой женщине, - а если бы та дрянь осталась у тебя, чертовы зомби ломились бы сейчас к нам сюда.
   - Это ещё не факт, - фыркнула Джейн. - Никаких прямых подтверждений вашим словам. Только предположения и домыслы.
   - Я понимаю, что вы миссис представитель научного мира привыкли иметь дело с фактами, - заговорил Олег. - А раз так, вы же не будите отрицать, что всё случившееся связано с тем предметом и эта штуковина чрезвычайно опасна. По сути - это биологическое оружие. Как обращаться с ним, мы не знаем. И возможно нам лучше этого не знать. Правильнее было бы уничтожить то семя.
   - Не согласна с вами, - ответила Джейн. - Если мы начнём уничтожать всё что представляет опасность, мы никогда не узнаем о её сути и когда-нибудь окажемся настолько уязвимы из-за своего невежества, что проиграем окончательно и фатально.
   - Миссис Уилсон, тоже в чём-то то права, - сказал Сергей, прикрыв дверь. - Но сейчас всё это не важно. Ту штуку забрал Джонсон. Её поместили в пакет. И где теперь этот предмет, а также сам Джонсон и его люди мы не знаем.
   - Я подстрелил его, - сказал Рон Бэйли.
   Все удивленно и озадаченно посмотрел на англичанина.
   - Джонсона, - пояснил начальник службы безопасности. - Перед тем, как выбежать, я всадил ему пулю в правое плечо. Он упал. Думаю, мертвецы добрались до него. Поделом ублюдку.
   - А семя! - встрепенулась Джейн. - Пакет мог ведь остаться в комнате.
   - Наверное, мертвецы забрали его, - сказал Стас.
   - Да не может быть, - рассмеялась англичанка. - И что, они будут таскать его с собой?
   - Откуда же мне знать. Может и будут.
   - Странно, что они почти все разом ушли, - заметила Лэйла, молчавшая до сих пор. - Может один из военных врачей спасся и тот пакет у него? И мертвецы теперь преследуют его.
   - Всё может быть, - философски заметил Сергей. - Кому что, а нам нужно пробраться в гаражи. - Он взглянул на наручные часы. - Уже 7.30 утра. Интересно, что сейчас происходит наверху?
   - Есть план, как попасть в гаражи? - спросил Рон Бэйли.
   - Лучше всего через вентиляционную шахту, - ответил Берестов.
   - Опять ползать в норе, как крыса, - проворчал англичанин.
   - Можно идти конечно и по коридору, но так мы точно наткнёмся на ту толпу.
   - Тогда, я готов ещё поползать, - рассмеялся Стас.
   - Вход шахту тут неподалеку, - сообщил Берестов. - Идёмте.
   Один за другим беглецы выбрались в коридор. В полусотне метрах от них один из мертвецов перестал копаться в кишках погибшего и встал. Он повернулся в сторону группы и медленно побрёл к новой добыче - живой и теплой с горячей кровью. Поднялись и другие твари. Шаркая по полу, двинулись за своим товарищем.
   - Всё, сматываемся! - воскликнул Олег.
   Они побежали и вскоре по указанию Сергея свернули с основного коридора в какой-то боковой и малоприметный. Перед этим, оглянувшись, Стас увидел, что тот, кого только что поедали зашевелился и начал подниматься. В свете потолочной лампы тускло сверкнула каска. Это был один из "морских котиков". Не очень то почётная смерть для бойца элитного подразделения.
   Открыв крышку люка, Сергей сунул её Рону Бэйли.
   - Ты ведь, замыкающим, как обычно?
   - Ну такова наверное моя карма, - усмехнулся англичанин.
   - Тогда закроешь за нами.
   Беглецы, торопясь и чертыхаясь начали втискиваться в узкий проход. Рон Бэйли влез последним и начал прилаживать крышку люка, когда из-за угла появился первый зомби. Начальник службы безопасности закрыл задвижку и удовлетворенно хмыкнул. Никто сюда за ними не проникнет. Так что за тыл можно не беспокоится.
   Долго ползти не пришлось. Вскоре они добрались до ремонтно-инженерного помещения, откуда по лестнице можно было спуститься в первый из гаражей. Но ещё раньше беглецы услышали чьи-то протяжные стоны и приглушенный грохот, словно десятки или даже сотни рук колотят по металлической поверхности. Стоны же доносились из помещения. Сергей замер и замерли все остальные. Начали вслушиваться и пытались понять, что же происходит в гараже. Внезапно раздался характерный шум включенной рации и измученный голос агента Джонсона.
   - Сэр, группа БСА -7 на связи.
   - Джонсон это ты? - послышался голос неизвестного.
   - Да сэр.
   - Отлично Джонсон! Мы не могли выйти с тобой на связь целый час. Чёртовы помехи... У меня скверные новости. О нашей спецоперации стало известно другим сторонам. Я думаю, этот чертов ублюдок Торнсвайт всем растрезвонил. В общем, поднялся нешуточный скандал. Все обвиняют нас в единоличном захвате биологического оружия и требуют уничтожить "Повелитель морей" немедленно со всеми, кто на нём находится. Совбез ООН принял положительное решение. Эвакуации не будет. Специалисты пришли к выводу, что уровень биологической опасности чрезвычайно велик. Наш представитель тянул время, как мог, но затем проголосовал "за", как и все остальные. Уничтожение лайнера начнётся через двадцать пять минут. Будет обстрелян и весь прилегающий район и ближайшие острова, куда могли сбежать некоторые из пассажиров. Я надеюсь, вам хватит двадцати пяти минут, чтобы убраться подальше. Поторопитесь. Отсчёт уже пошёл.
   - Сэр, - прохрипел Джонсон. - моя группа вся уничтожена и сам я ранен. Думаю, не выкарабкаюсь.
   Повисла напряженная тишина. Затем, неизвестный произнёс ледяным тоном.
   - Джонсон, где ты сейчас находишься?
   - В одном из гаражей. Я заперся. Целая толпа мертвецов ломится в двери.
   - Биологические образцы с тобой?
   - Да, у меня. Но сэр...
   - Джонсон, ты должен выбраться! Ты обязан выбраться оттуда! Наш представитель в Совбезе специально тянул время. Специально, чтобы твоя группа успела!
   - Сэр, я истекаю кровью. Это... выбраться невыполнимо.
   - Ты должен, черт тебя подери! - заорал неизвестный. - Мать твою, Джонсон, соберись. Образцы у тебя... Думай, думай, черт возьми! Сраное дерьмо! Ты должен ради своей страны! Соберись, ты сможешь...
   - Сэр... прощайте сэр, - голос Джонсона стал совсем слабым. - Я умираю. Моим детям... Скажите моим детям и жене... скажите им...
   Внезапно Джонсон замолчал. Из динамика рации доносилось шипение и статические шумы.
   - Джонсон! Джонсон! Вот дьявол...
   И рация замолчала.
   Выждав с минуту, Сергей начал осторожно спускаться вниз. Остальные последовали за ним. Помещение гаража было вместительным. Здесь, рядом с лестницей были сложены в ряды металлические ящики и стояли контейнеры, вероятно с каким-то оборудованием. Вдоль стен располагалось множество шкафов и стеллажей, а дальше на спусковых стапелях находились выстроенные в ряды плавсредства: три катерка и штук шесть гидроциклов. Носы их были обращены в сторону массивных створок, сейчас плотно закрытых. Двери гаража, выводящие в коридор, тоже были массивные и металлические. По другую их сторону раздавались глухие удары и скрежет. Но едва ли толпа мертвецов смогла бы их выломать. Сейчас угроза исходила не от зомби. Все помнили, что отсчёт времени, уже пошёл.
   Джонсон лежал возле опор небольшого грузового крана. Маски и респиратора на нем не было. Волосы американца были коротки стрижены и посеребрены сединой. Глаза были открыты, но уже ничего не видели и навеки застыли. Правое плечо всё в крови. Ещё, Стас заметил на правом запястье след от укуса.
   - Оживёт, - сказал он, обращая на это внимание остальных.
   - Надеюсь до этого момента мы уберёмся отсюда, - проворчал Рон Бэйли.
   Возле Джонсона прямо на полу валялся полуоткрытый пластиковый контейнер. Внутри он оказался выложен льдом и там же находились пакеты набитые образцами: кистями рук, стопами ног, внутренностями, отрезанными головами. Все эти фрагменты слабо пошевеливались и сочились из отверстий и мест среза зеленой слизью. Увидела Джейн и пакет с семенем. Предупреждая её порыв, Стас встал междк молодой женщиной и контейнером.
   - Нет, Джейн. Это должно остаться тут.
   - Я понимаю. Я всё понимаю, - англичанка едва не плакала. - Но и ты должен понять. Для науки это бесценные образцы. Нельзя чтобы они погибли.
   - Дерьмо всё это! - прорычал Рон Бэйли. - Я потерял всех моих парней. Погибли ещё тысячи людей. А ты тут про долбанную сраную науку твердишь?! В жопу её!
   И Рон начал стрелять прямо в контейнер. Пули рвали пакеты и упакованную в них плоть, превращая всё это в одно кровавое месиво. Джейн, закрыв лицо руками плакала. Стас робко обнял её за плечи. Она не стала вырываться.
   Выплеснув свою ярость и отшвырнув ставший бесполезным пистолет, Рон Бэйли повернулся к Сергею.
   - Ну? Так на чём мы поплывём?
   За него ответила Лэйла. Обведя широким жестом ту часть гаража, где находились катера и гидроциклы, она сказала:
   - У нас хороший выбор. Но лучше всего взять катер. Мы все, вполне уместимся в любом из них.
   - Черта с два, - хмыкнул Рон Бэйли и направился к малоприметной дверке, что располагалась между последним в ряду стеллажом и стапелями с плавсредствами.
   Остальные в полном недоумении последовали за ним.
   - Ты забыла, что говорил тот тип по рации? Уничтожат не только сам лайнер, но и всех людей, что сейчас вокруг него и даже тех, кто доплыл до островов. Я думаю, и все суда, которые окажутся в этом районе, тоже отправят ко дну. Поэтому, - Рон Бэйли открыл дверь и, войдя в расположенное за ней помещение, включил там свет, - я предпочел бы не связываться с катером, а воспользоваться вот этим.
   Войдя в помещение вслед за англичанином все от удивления открыли рты. Это был средних размеров гараж в центре которого располагалась платформа, а на ней возвышался аппарат сферической формы и приятной для глаз малиново-белой расцветки. Снизу крепилась шлюзовая камера, каждый борт имел три круглых иллюминатора и под ними что-то вроде широких закрылков. Спереди располагались технологические модули, снабженные манипуляторами, сенсорами, акустической и телевизионной аппаратурой. С противоположной стороны находились движитель-рулевые комплексы, дополнительные подвесные баки с горючим и стыковочный узел.
   - Батисфера, - прошептала Лэйла. - "Нептун-покоритель"
   - Да, он самый, - кивнул Рон Бэйли.
   - А что такой аппарат, делает на пассажирском лайнере? - удивленно спросил Олег, обходя платформу по кругу. - Батисферы же для исследований используют. Или для каких-нибудь работ.
   - Этот аппарат - один из аттракционов "Повелителя морей", - начал объяснять Рон Бэйли. - Специально сконструирован для удобства пассажиров. Восемнадцать посадочных мест, включая четырёх членов экипажа. Глубина погружения до пяти тысяч метров. - англичанин не без удовольствия похлопал по корпусу. - Кованая легированная сталь. Ещё и усилен шпангоутами. Надежнейшая система жизнеобеспечения, автономные средства связи и полный комплект навигации, есть и система аварийного спасения.
   - Софи мечтала покататься на батисфере - тихо сказала Лэйла. На глаза её навернулись слёзы. - Так мечтала. Но слишком дорогое удовольствие. Да и желающих было всегда столько...
   - Что ж, Софи не повезло, - Рон Бэйли вздохнул и сочувственно положил руку на плечо девушке. - У тебя же, такая возможность будет. На этой штуке я хочу свалить отсюда.
   - А кто будет управлять? - обеспокоено спросила Джейн.
   - Я буду, - ответил начальник службы безопасности. - Мне приходилось видеть, как это делает Джонни Стайлз. Это один из наших подводников, - объяснил Рон. - В общем, ничего сверхсложного.
   - Что ж, идея мне нравится, - сказал Олег.
   - Тогда, прошу всех на борт, - Рон Бэйли набрал на маленькой панели управления, встроенной в корпус рядом с входным люком необходимую команду. Люк с тихим гудением утонул в боковом пазе стенки, открывая овальной формы вход.
   Внутри оказался комфортабельный салон с удобными креслами и достаточно широким проходом между ними. В задней части находилась отдельная кабинка для двух стюардов, где можно было приготовить горячий кофе и имелась криогенная камера для хранения прохладительных напитков. Рубка управления от основного салона была отделена передвижной пластиковой перегородкой.
   Рон Бэйли занял место штурмана. Олег пожелал расположиться рядом в соседнем кресле. Остальные устроились в креслах пассажиров и пристегнулись ремнями.
   - Всем процессом можно управлять отсюда, - сказал англичанин, активируя приборную доску. Тут же засветилось несколько экранов, вспыхнули индикаторы, заработали датчики. Автоматически пришла в действие основная видеокамера. Изображение с неё поступало на центральный экран, создавая иллюзию переднего обзорного окна, хотя в действительности такового не было. Рон отправил сигнал на открытие нижних створок и тотчас вниз начала двигаться вся платформа.
   Стас с любопытством, как впрочем и все остальные наблюдал за всем происходящим через толстенное стекло иллюминатора. И прежде, чем платформа ушла ниже пола, он успел заметить, как в гараж, шатаясь из стороны в сторону вошёл агент Джонсон. Но в следующее мгновение он исчез из виду и теперь вокруг были лишь стенки шахты, прошитые цепочками огней. Спуск сопровождался тихим монотонным гудением и легким покачиванием. Затем раздался металлический лязг и вот за стеклами иллюминаторов появилась тёмная, вечно подвижная масса воды. "Нептун-покоритель" вышел в океан.
  
  
  * * *
  
   Капитан Торнсвайт видел, что готовится нечто серьёзное. Корабли группировки заняли позиции, взяв лайнер в кольцо. Над палубой теперь проносились лишь боевые вертолёты, а транспортные исчезли вовсе. Эфир усиленно глушился всеми возможными радиочастотными помехами, хотя с борта "Повелителя морей" никаких передач больше не велось.
   Интуиция говорила капитану, что это конец. Та часть его души, что надеялась на лучшее не хотела мириться с тем, что вот-вот должно было случиться, но глаза не могли обмануть и логика, тоже раз за разом выстраивала одну и ту же цепь возможных событий. Поэтому, когда внезапно на связь с ним вышел Рон Бэйли его слова: "капитан... сэр, вас хотят уничтожить" не стали для Торнсвайта откровением, не вызвали ни малейшего удивления или недоверия.
   - Совбез ООН принял это решение на закрытом заседании, - также сообщил Рон. - Не спрашивайте откуда мне это известно. Источник информации надёжный. Огонь откроют через пятнадцать минут. Мне очень жаль, чёрт возьми. Я думал, я колебался... Я не знал, сообщать ли вам об этом. Но потом решил, что лучше сообщить.
   - Ты всё правильно сделал Рон. Всё правильно, - сказал Торнсвайт, чувствуя горечь во рту. - Я понял, что затевают военные ещё с самого утра. Верить в худшее не хотелось, но... Видел бы ты, как они суетятся. Корабли вышли на дистанцию прямого поражения. Всё небо в чертовых вертолётах. Ты сам то, где?
   - Скажем так, я в надёжном месте, - ответил Рон Бэйли.
   - А, понятно. Судно, ты как-то покинул. Что ж, удачи тебе.
   Начальник службы безопасности помедлил с ответом, потом всё же произнёс:
   - Прощайте, сэр.
   Связь прервалась и обернувшись, капитан встретился взглядом с глазами своих людей. На мостике собрались все оставшиеся в живых члены экипажа. Они понимали, что происходит и ждали ответа. Ответа от своего капитана. Целая минута понадобилась Торнсвайту, чтобы собраться с духом и сообщить им. Наконец, он произнёс:
   - Друзья, эвакуации не будет. Принято решение уничтожить лайнер и всех кто на нём находится. Это решение не военных, а Совета Безопасности ООН. Они пришли к выводу, что ужасная эпидемия поразившая людей на нашем судне опасна настолько, что выпускать её ни в коем случае нельзя иначе за несколько дней она может поразить всё человечество. Заседание Совбеза проводилось тайно, без допуска журналистов и о нём никому неизвестно. Это говорит о том, что наше уничтожение не будет освещено средствами массовой информации. Разумеется, вы вправе задаться вопросом: а как же будет скрыта гибель более шести тысяч человек среди которых есть немало знаменитых личностей и уничтожение такого судна, как наш лайнер? Мне неизвестны все эти технологии телевизионщиков, но полагаю нужная легенда будет сочиненна и скормлена мировой общественности. Гибель "Повелителя морей" , полагаю преподнесут, как несчастный случай, а все заинтересованные лица и компании ещё и страховые выплаты получат.
   - Дерьмо! Суки! - раздалось из толпы. - Ублюдки проклятые!
   Кто-то начал ругаться, кто-то заплакал, кто-то стоял растерянный с пустым отрешенным взглядом, или напротив с выражением отчаяния и ужаса на лице.
   Торнсвайт подозвал командира радиорубки и сказал ему:
   - Тэрренс, почему бы нам не уважить Совбез ООН и не рассказать миру о его столь разумных и взвешенных решениях? Передайте в открытый эфир на всех радиочастотах, что здесь у Сейшельских островов сейчас происходит. Всю правду, Тэрренс. О мертвецах, об эпидемии и о нашем уничтожении. Черт возьми, почему бы не поделиться с миром такими новостями? А завтра это попадёт на первые полосы всех ведущих мировых изданий.
   - Сэр, но нас по-прежнему глушат, - ответил офицер.
   - Я уверен, что вы с этим справитесь. Решите эту техническую задачу, пробейтесь в эфир.
   - Будет сделано, капитан, - офицер отсалютовал и собрав своих людей устремился в рубку связи.
  
  
  * * *
  
   Контр-адмирал Владимир Николаевич Земсков находился на борту большого противолодочного корабля "Пересвет", который являлся флагманом всей российской эскадры, патрулирующей берега Аденского пролива и восточное побережье Африки. В 7.55 утра, выслушав доклад одного из офицеров Земсков воскликнул:
   - Так они пробились? Неужели пробились?
   - Так точно, - кивнул офицер. - С огромным трудом, но их сообщение преодолело помехи нашей тактической группы. Видимо, техникам лайнера удалось усилить мощность передатчика. Американцы и англичане просто в бешенстве. Французы, тоже злы. Сейчас, они готовят второй уровень глушения. Мы, тоже.
   - Отставить, - приказал Земсков. - Убрать и первый уровень.
   - Простите... Не понял, - вытаращив глаза, вскричал офицер. - Вы считаете...
   - Да, я так считаю, - ответил контр-адмирал, решив не выговаривать подчиненному за нарушение субординации. - Эти подонки в Совбезе не моргнув глазом подписали тысячам людей смертный приговор. Что ж, может так и было нужно. Мы военные и лишь выполняем приказы. Но у каждого приговоренного есть право на последнее слово. И пусть "Повелитель морей" его скажет. Больше их не глушить. Это приказ.
  
  
  * * *
  
   Олег знал на какой частоте работает радиопередатчик "ДИОНЫ" и не упустил возможности воспользоваться коммуникационным устройством батисферы, чтобы связаться с другом. С того момента, как он, Стас и Андрей попали в руки пиратов у него впервые появилась такая возможность. К его огромной радости Володя откликнулся меньше чем через минуту.
   - На связи катамаран "Диона". Слушаю вас.
   - Это я, Володя.
   - Олег... Олежка! Господи... Это не сон? Я твой голос сейчас слышу?
   - Мой, не сомневайся. С тобой и девчонками всё в порядке?
   - Со мной? Да! Всё нормально. С Анетт более-менее. Арсин в порядке. Мейли... - тут голос его словно надломился. Прошло несколько томительных секунд, прежде чем он произнёс: - Мейли больше нет.
   - Что случилось? - похолодев, спросил Олег.
   - Я не знаю... Не знаю, как объяснить. Чертовщина какая-то. На рассвете мы подобрали двух женщин в море. Они сказали, что были пассажирами лайнера "Lord of the seas". На лайнере творится самый настоящий ад. Так они сказали. Люди словно все обезумели, начали набрасываться друг на друга, убивать и даже пожирать живьём. Я не поверил конечно в этот бред. Несчастные всю ночь болтались в море, вот и повернулись слегка рассудком. Но потом... Одна женщина была раненая. Кто-то укусил её в руку. Она уверяла, что это сделала её же дочь. Так вот, эта женщина была очень плоха, её тошнило какой-то зеленой дрянью. Чтобы я, ещё когда-нибудь, что-то подобрал с этих долбанных лайнеров... Чем их там кормят? Извини, я отвлёкся. Так вот, женщину мы положили на кровать. А вскоре, она умерла. Представляешь? Анетт щупала её пульс, слушала сердце. Женщина была мертва - это точно! Но потом, она вдруг поднялась и набросилась на нас, как одержимая. Господи, ты бы видел этот кошмар! Сумасшедшая прокусила горло Мейли. Глубоко... Кровь так и хлестала. Я бил эту бешеную тварь молотком, а ей хоть что. Прёт и прёт на меня. Анетт дала мне топор. Я ударила эту суку прямо по голове. Клянусь! Этот хруст у меня до сих пор в ушах. А голова на две половинки! Но эта зараза не сдохла! Ты не поверишь! Ни хрена она не сдохла. Мы вытолкнули её за борт. - Владимир приостановил свой сбивчивый, взволнованный рассказ, чтобы перевести дух, но почти, тут же продолжил:
   - А потом поднялась с пола Мейли. Ты не поверишь, Олежка, ты наверное, уже считаешь меня свихнутым, но Мейли поднялась и стала такая же, как та баба. Мы не знали, как с ней справиться. Анетт её ударила, но не смогла отсечь голову, - голос Владимира прервался стоном отчаяния. - Мне пришлось закончить. Тело, стало неуправляемым. Оно двигалось... на всё натыкалось. Мы отправили его за борт, и голову туда же. Анетт всё плачет и никак не может успокоится. Её всю трясёт. Арсин... Но постой! Я всё о нас и о нас болтаю! Где ты, то сейчас? Что с вами произошло? Где Стас и Андрюха?
   - Андрей погиб при взрыве "Норты", - сообщил тяжёлую и печальную новость Олег. - Стас жив. Мы были на лайнере и всё что ты рассказываешь твориться там. Из-за какой-то заразы, из-за той самой зелёной дряни. На лайнере случилась эпидемия и начали оживать мертвые. Все, кого они убивают, тоже оживают. Всё, что с нами случилось слишком долго рассказывать. Так что, это потом. Сейчас мы в безопасном месте. И тебе советую найти такое же. С минуты на минуту военные начнут уничтожать лайнер и всех кто в нем находится. Обстреляны будут и все ближайшие острова. Если ты ещё в этом районе, уматывай поскорее и как можно дальше. Скорее всего, уничтожать станут и все суда, которые обнаружат поблизости. Уберите все следы того, что произошло. Никто не должен знать про ту женщину и Мейли.
   - Ни хрена себе, - только и произнёс Владимир.
   - Встретимся позже, - сказал Олег. - Поторопись. Атака на лайнер вот-вот начнётся.
  
  
  * * *
  
   Каждый встречает смерть по-своему. Кто-то отчаянно борется до последней секунды, кто-то впадает в глубокую апатию, кто-то кричит и плачет, взывает к небесам о спасении, ну а кто-то уходит молча, с достоинством, гордо подняв голову.
   Капитан "Повелителя морей" Джеральд Торнсвайт не был ни трусом, ни истериком. Не принадлежал он и к числу тех людей, что вопреки всему продолжают сопротивляться неизбежному. Скорее, его можно было бы назвать фаталистом. Стоя на мостике своего судна в окружении нескольких офицеров, пожелавших погибнуть рядом со своим капитаном, он ждал развязки, последнего акта трагедии.
   В надстройках люди кричали и плакали, мужчины слали небу проклятия, женщины прижимали к себе детей. Кто-то шептал молитвы, кто-то спятив от страха бросался на палубу, где становился жертвой мертвых каннибалов. Сосредоточение боли, страданий и агонии достигло кульминации.
   С "Пересвета" в воздух поднялись вертолёты К-27. На пилонах они несли ракеты класса воздух-поверхность, а на кассетных держателях бомбы. С американских вертолётов SH-60 Seahawkls-70B и британских Merlin HM-1 ударили противокорабельные ракеты AGM-119 Penguin и "адский огонь" AGM-114 Hellfire. Французские "вертушки" Westland Lynx выпустили неуправляемые ракеты и открыли огонь из бортовых пушек KAD-B. По толпам мертвецов заполонивших верхнюю палубу лайнера ударили и многоствольные пулемёты. Вниз посыпались бомбы. Взрывы и пули рвали тела мертвецов на части в крошево превращалась и палуба и всё что на ней находилось. Тонкие стенки надстроек, выполненные из алюминия прошивались очередями насквозь, стекла с оглушительным звоном лопались, разбрасывая во все стороны миллионы осколков.
   Огонь с двух французских эскадренных миноносцев F-70 вскоре открыли корабельные артиллерийские установки. С "Пересвета" по лайнеру ударили многоствольные зенитные установки, способные поражать цели на расстоянии до 5000 метров. На двух британских эсминцах Type 45 destroyer заработали торпедные аппараты с целю поразить лайнер ниже ватерлинии. Двигаясь, справа и слева от обреченного судна два американских эсминца USS (DDG -116) и USS (DDG -124) привели в действие свои ракетные комплексы дальнего дистанционного поражения.
   "Повелителя морей" затопило море огня. Лопаясь стеклами, рушились балконы пассажирских номеров, из пробитых бортов рвалось пламя, переборки и шпангоуты сминались, словно были сделаны из картона, палубы обрушивались одна на другую, а внутри во всех помещениях и коридорах ревело всепожирающее пламя. Выпущенные снаряды и ракеты рвали в клочья надстройки, тела людей, сносили трубы и навигационную аппаратуру. От ударов торпед в подводной части лайнера образовались огромные пробоины и внутрь хлынула вода. В недрах самого судна произошла целая серия мощных взрывов после которых "Повелитель морей" начал разваливаться на части. Корма судна вздулась огненным шаром, который лопнул, выбрасывая в стороны фонтаны горящих обломков и обуглившиеся останки тел. Бомбы и ракеты, выпущенные с вертолётов накрыли и огромную акваторию вокруг гибнущего судна. Затем, три американских и один британский вертолёт повернули в сторону островов, где российский К-27 уже начал сбрасывать в джунгли напалмовые бомбы. Зачистку проводили на совесть. Чётко, систематично, по плану. Но исполнители этого приказа, особенно пилоты вертолётов знали, что это день им будет являться в ночных кошмарах снова и снова до самого конца их собственной жизни.
  
  
  * * *
  
   Владимир слышал ужасающий грохот орудий и звук взрывов, видел, как над отдаленными островами поднимается густая, непроницаемая завеса черного дыма. Мелодия смерти и разрушения разносилась над поверхностью океана на многие мили вокруг. Он гнал катамаран обратно в порт Виктории, желая только одного: побыстрее убраться из сектора, который военные определили мертвой зоной и всё попавшее в пределы этой зоны подлежащим уничтожению. Некоторое время над "ДИОНОЙ" висел американский разведывательный вертолёт. Владимир встревожился не на шутку. Его бортовая рация поймала несколько сигналов с катеров местных рыбаков. Все они были обстреляны и судя по резким обрывам передач - уничтожены. Правда, этим несчастным угораздило очутиться от лайнера всего в нескольких морских милях, в то время, как Владимир ещё до начала обстрела был от злосчастного "Повелителя морей", уже более чем в десяти милях. Понаблюдав за вертолётом в бинокль, Владимир немного успокоился. Никакого вооружения он не заметил. На радарах, тоже всё было в порядке. Судя по показаниям, ни один из военных кораблей не сделал попытки последовать за "ДИОНОЙ". Владимир начал потихоньку успокаиваться. Ну, в самом-то деле, неужели эти долбанные вояки станут уничтожать в районе Сейшел все корабли? Да здесь, в территориальных водах Республики во всех направлениях движутся тысячи и тысячи всевозможных судов: лодки, катера, яхты, сухогрузы, баржи и нефтяные танкеры! Если такое начнётся на дыбы встанет всё мировое сообщество!
   Анетт, потихоньку начала приходить в себя. Видимо, всё что ей там шептала Люн Тин-Сай помогло. Арсин напоила их горячим кофе. Следы жестокой драки с ожившими мертвецами убрали, а по приходу в порт Владимир собрался еще, и продезинфицировать, как палубу, так и внутренние помещения катамарана.
   Присев рядом с любимой на скамеечку, Владимир обнял её.
   - Ты как? Лучше уже?
   Анетт кивнула, прижалась к нему плотнее.
   - Мейли, - прошептала она. - Господь наш Всевышний... Кара небес.
   - Обо всём случившимся никому ни слова, - сказал Владимир. - Поняла меня?
   Анетт удивленно взглянула на него.
   - Тот лайнер, что мы видели... Так вот, военные уничтожили его.
   - Я знаю, - сказала Анетт.
   - Это не всё. Они уничтожили его вместе со всеми, кто ещё оставался на тот момент жив. Понимаешь? И женщин и детей... Всех! А затем выжгли соседние острова и всех кто был на воде. Все свидетели, теперь уничтожаются. Поэтому нам нужно молчать. Наверняка скоро в городе объявятся агенты спецслужб, которые начнут выяснять, кто из местных, где был и что видел. Нам теперь придётся быть очень осторожными.
   - Я поняла, - закивала Анетт.
   - Отлично. Теперь, давай вместе объясним это и Арсин и нашей пассажирке.
   - Да, конечно. Только сначала скажи, как там твои друзья? Где они сейчас?
   - Я не знаю. Олег связался со мной и рассказал то, что я сейчас вкратце передал тебе. Ещё он сообщил, что они со Стасом в надёжном месте и скоро мы встретимся. Так что, нам остаётся, лишь надеяться и ждать.
   - Будем ждать, - кивнула Анетт и обняв Владимира, спрятала лицо у него на груди.
  
  
  * * *
  
   Батисфера "Нептун-покоритель" опустившись на глубину 3000 метров двигалась в сторону острова Маэ. Система управления аппаратом и самое современное навигационное оборудование позволяли не только по необходимости маневрировать, контролировать глубину погружения и скорость, а также держать правильное направления и отслеживать все, что происходит на многие мили вокруг. Объединенная группировка уничтожала то, что ещё оставалось от огромного лайнера, в воздухе патрулировали вертолёты, острова полыхали, выжженные напалмовыми бомбами до каменной поверхности. "ДИОНА" исчезла с экранов радара, но перед этим Олег видел, что катамаран удалился от опасного района на порядочное расстояние и были неплохие шансы, что судно Владимира не включат в список свидетелей того, как официальные лица ООН предпочитают решать неудобные и неприятные для себя проблемы.
   Джейн не захотела сидеть одна и перебравшись на соседнее кресло, рядом со Стасом прижалась к нему. Он не возражал. Сергей обнимал Лэйлу, которая положив голову ему на плечо, уже была близка к тому, чтобы уснуть. Все были измучены. Усталость навалилась со страшной силой. Пока шла отчаянная борьба за жизнь, пока нужно было куда-то бежать или карабкаться, ползти или пробираться, они не чувствовали этого, но сейчас в тишине и безопасности салона всё накопившееся напряжение дало о себе знать. Все чувствовали некую опустошенность и отупение, разве что Рон Бэйли был чуть более собран и сосредоточен. Но это всё мелочи. Главное, они выжили и вышли из ада победителями. В памяти всё останется: смерти, потери, ужасы. Но время излечит. Так уж устроено Всевышним, чтобы те, кто прошёл испытание и доказал, что достоин жизни, мог жить и дальше.
  
  
  * * *
  
   Море забирает и укрывает всё, в том числе и грехи людские. Лишь незначительная часть может быть унесена волнами и где-нибудь за много-много километров выброшена на берег. Большая же часть обломков огромного лайнера пошла ко дну, вместе с фрагментами тел людей и животных. Они падали вниз, сквозь темную толщу вод ещё много часов. Глубина была приличной, к тому же этот район был сосредоточением огромных подводных скал, также, его прорезали ущелья и многокилометровые каньоны стенки которых изобиловали выступами, сколами, карнизами и темными зевами провалов, тянущихся на неведомую глубину.
   Из одного такого провала вдруг выскользнула быстрая, подвижная тень и устремилась в сторону падающих обломков. Достигнув участка, где вода была светлее, существо повернулось чуть набок, демонстрируя необычный розоватый окрас своей кожи. Увидев бы это создание, специалист-ихтиолог безошибочно определил бы его, как глубоководную акулу - скапаноринх.
   Рассекая толщу воды длинным клювовидным выростом, хищник метнулся в сторону небольшого шарообразного предмета размером с крупную сливу, но поверхность которого напоминала скорлупу грецкого ореха. Делая плавные повороты вокруг собственной оси, "орех" неспешно падал в тёмную глубину. Подвижные челюсти скопаноринха быстро выдвинулись вперёд и захватили любопытный предмет. Он оказался жесток, как камень. Не смотря на силу челюстей и остроту зубов прокусить "орех" не удалось. Он, так и исчез в глотке акулы неповрежденным.
   Скопаноринх возмущенно тряхнул хвостом, отчего вокруг побежали пузыри и обиженный тем, что "орех" оказался невкусным, устремился снова вниз к расщелинам скал, где мог отыскать более знакомую и привычную для себя добычу. Вскоре акула растаяла в темноте, унося с собой ужасную тайну, так и не раскрытую человечеством.
  
  Алекс Прохоров
  2013
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 3"(Любовное фэнтези) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) F.(Анна "( Не)возможная невеста"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"