Прокопчук Артур Андреевич: другие произведения.

Беларусь литовская

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 3.41*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Почему Минск не празднует 1000-летие своей истории

   []
  
  
  
   БЕЛАРУСЬ ЛИТОВСКАЯ
  
  или почему Минск не отмечает 1000 - летие своей истории

   Прокопчук



   Обидно сидеть в темноте на кухне, одному, и слушать, как за стеной веселятся. Вдвойне обидно, когда узнаешь, что празднуют соседи твои именины, а тебя и не пригласили.
  В этом, несколько ущербном для нашей беларуской истории, событии, происходящем сегодня в соседнем Вильнюсе (старая, добрая беларуская Вильня моих дедов), отражена степень подчиненности Республики Беларусь российским историко-политическим построениям (и настроениям) и продолжающееся, к сожалению, размежевание с Литовской республикой.
   Отношения Беларуси и Литвы, Беларуси и Москвы, позже России имеют давние корни, уходящие в 1Х-Х11 века, когда на территории современной Беларуси образовалось сначала Полоцкое княжество, а позже стало возникать новое могучее государство - Великое Княжество Литовское. На востоке, спустя несколько столетий (Х1У век), заявило о себе еще одно государственное образование, - Московское княжество, Московия или Московития, - по терминологии тех времен, начавшая "собирать исконно русские земли". То есть, постепенно завоевывать прилегающие к границам Московии земли, сначала независимого Тверского княжества, потом земли вольного города-княжества Новгорода и Полоцка, а потом и другие территории Великого Княжества Литовского (ВКЛ), которое в то время превосходило в военном отношении Московитию и, как правило, возвращало свои земли обратно.
   В Великом Княжестве Литовском (ВКЛ), основное население которого составляли этнические литвины-беларусы, собственно литовские, в современном понимании, князья, играли ту же роль, что и варяжские Рюриковичи в Киевской Руси, тем более, что и происхождение их было, по-видимому, такое же - "варяжское". Их дружины консолидировали все разноплеменное сообщество ( кривичи, дреговичи, полочане, ятвяги, жмудь и т.д), отстаивали интересы государства, заключали в случае необходимости союзы с соседями (Польша, Чехия), отражали посягательства враждебных княжеств и королевств, различных военных союзов, вроде Ордена немецких крестоносцев.
  Профессионалы - военные Литвы быстро организовывали и подготавливали войско, как, например, в решающей для всей европейской истории, битве с полчищами Тевтонского ордена в 1410 году (Грюнвальдская битва), соединившей интересы ВКЛ и Польши.
  Стоит отметить, что в этом сражении, из сорока "хоругвей", полков имеющих собственное знамя, , под командованием великого князя Витовта, более половины составляли знамена Литвы-Беларуси того времени. Если быть точным, это были отряды из 25 городов, расположенных на земле современной Беларуси, со своими "хоругвями" (знаменами), которые воевали в этом объединенном войске. Польским войском командовал король Ягайло, брат Великого князя Витовта, который после Кревской унии 1385 года (Кревский замок тоже находится на территории Беларуси в Сморгонском районе Гродненской области, о чем стыдливо умалчивает даже "Википедия") вступил в брак с польской королевой Ядвигой и стал королем Польши.
  С 1596 года, времени подписания Люблинской унии и появления нового государственного объединения "Жеч Посполита" (Общее дело), беларусы (литвины или русы ВКЛ в версиях разных источников), литовцы (аукштайты и жамойтцы-жмудь) и поляки стали участниками общего противостояния с новой силой, все крепнущим Московским царством, постепенно включившим в себя многочисленные угро-финские народности, а позже и тюркоязычное население Орды и сибирских ханств. Усилились не затихающие веками войны славян разного вероисповедания и национальной окраски за территории и сферы влияния, кровавые междоусобные войны в общем славянском доме.
  В этих "славянских разборках" на землях Литвы участвовали, кроме того, то с той, то с другой стороны, многие страны и народности, в частности, хорошо организованные в военном отношении, татары Крыма, тюркские народы Золотой орды, немецкие рыцари-крестоносцы Ливонии (ХУ-ХУ11 в.в.).
   Позже, в пределы ВКЛ, стало вторгаться Шведское королевство, потом Франция (Наполеон, Х1Х век) и на рубеже Х1Х и ХХ веков снова немецкие войска объединившихся Германских земель.
   Но главная угроза для Литвы-Беларуси всегда надвигалась с востока, с первых походов "на Литву" владимирского князя Дмитрия Ивановича (позже Дмитрий Донской).
   Неудачный поход Дмитрия Ивановича против Литвы в 1370 году закончился тем, что "Великий князь Литовский, Руский и Жамойтский" Ольгерд подъехал к стенам Кремля и оставил свое краткое напутствие московскому князю: "Помни, что копье литовское стояло под Москвой". Надо полагать, что князь Ольгерд обратился к Москве не на литовском языке. Воевать Ольгерду с Московией было не с руки - это было время длительной и жестокой борьбы ВКЛ с немецким Орденом за выходы к Балтике. Однако достаточно миролюбивый отход Ольгерда от стен Кремля имел свой смысл и дальнейшее развитие: князь отдал свою Елену замуж за брата московского князя, продолжив традицию династических браков князей ВКЛ (литвин-беларусов) с восточными, русскими князьями. Общеславянский язык ("руский") позволял легко вступать в любые отношения с восточным соседом. Он же был и главным аргументом в политике Москвы - "собирание русских земель". Сам Великий князь был женат дважды и оба раза на православных княжнах, Марии Витебской и Юлиане Тверской.
  Прошло полстолетия и уже Дмитрия Донского, ставший великим князем московским, Василий I заключил союз с Великим Князем Литовским Витовтом ("великий князь Литвы и Руси") и получил в жены его Софью. Но это, как оказалось, было слабым препятствием для растущих притязаний Московии.
   Московский князь Иван III предпринял новые военные походы на земли ВКЛ (1480-е годы) и уже требовал от Великого Князя Литовского Казимира "Полоцка, Витебска, Смоленска и всех иных земель руских". Несмотря на брак Великого Князя Литовского Александра с дочерью Ивана III Еленой, и новый договор о "вечном мире", война с Московией за соседние территории продолжилась, и в 1500 году войско Высшего гетмана ВКЛ Константина Острожского потерпело первое поражение. Войска Московии вошли в пределы ВКЛ, разоряя и грабя один город за другим, уничтожая не только военные дружины, но и мирное население. Были сожжены дотла Мстиславль и Орша, опустошены Витебщина и Полоцкие земли, присоединены, после подписания "мирного договора", Гомель и Стародуб, Любеч и Брянск и многие другие города исторического проживания кривичей-литвин.
  В 1576 году молодое, амбициозное Московское княжество стало называться царством, политика которого сохранила вектор военных усилий и на Запад, на подчинение новых земель.
   "В 1654 году на территорию Речи Посполитой вторглись войска русского царя Алексея Михайловича. "Неизвестная война", длившаяся 13-ть лет, привела к сокращению "братского" народа вполовину, и восстановилось оно (население этой части ВКЛ, то есть, беларуское или литвинское, как кому удобнее) лишь к середине XIX века. Это был первый в истории Европы геноцид целого народа, сопровождавшийся культурным геноцидом. "За пределы Беларуси, в Московию, были вывезены не только ценности материальной культуры, произведения искусства, библиотеки, книжные собрания монастырей, но и, самое главное, образованные люди, мастера, ремесленники, крепостные актеры и т.д. Значительная часть из них погибла в пути, а остальные были вынуждены прилагать свои умения и таланты на ниве иной культуры" (Юлия Чернявская, "Пять парадоксов национального самосознания белорусов". http://index.org.ru/journal/15/15-chern.html). "
   Если Ю.Чернавская и ошибается, то только в сроках этой войны.
   Процитирую и оппонента этим утверждениям, убежденного в "русской правде", русского историка А.Лобина.
   "Так, под осажденным Слуцком в 1655 г. А. Н.Трубецкой писал царю: "...деревни, и хлеб, и сено, и всякие конские кормы мы по обе стороны жгли, и людей побивали, и в полон имали, и разоряли совсем без остатку, и по сторонам потому ж жечь и разорять посылали"]. Но выдранная из контекста цитата создаст впечатление, что перед нами - наглядное свидетельство кровавой политики московского царя. Действия царских войск на враждебной территории ничем не отличались от подобных действий поляков, литовцев или шведов. Резня в Мстиславле ничем не отличалась от "довоенной" резни войсками Паца и Радзивилла своих соотечественников в Бобруйске или Пинске.Город был взят приступом, а его жители были убиты или взяты в плен; т.е. в данном случае действовали законы войны. Если город оказывал жестокое сопротивление, то осада его шла согласно правилам военной науки того времени - с разорением и опустошением прилегающей к городу области, с массивным обстрелом укреплений и строений, с жестокой сечей и резней в самом городе. Именно таким образом действовали все без исключения войска на враждебной территории.( Алексей Лобин, Неизвестная война 1654-1667 гг. http://scepsis.ru/library/id_1104.html).
  Оправдать прошлое сегодня можно, вообще можно оправдать все, что угодно. Вот уже и "холокост" отрицают многие господа. Но "товарищу" Лобину, раз он претендует на роль объективного аналитика тех лет, следовало бы заглянуть в "Русский вестник", или хотя бы в БСЭ за 1969-1970 годы, на страницу "Русский-Русско", где "черным по белому" написано:
  "РУCCKO-ПОЛЬСКАЯ ВОЙНА 1654-1667, война между Россией и Речью Посполитой за Белоруссию и Украину. Началась в результате обострения противоречий между обоими гос-вами в 40-х гг.". Вот тебе и утверждения, что не все так было. Было, было, именно война за Беларусь.
И далее в "Вестнике" продолжение :
   "1 окт. 1653 "Земский собор решил принять Украину под власть России. Это означало офиц. объявление войны Польше". То есть опять объявление войны Россией независимому государству. И пошел "Вестник" перечислять "ряд славных походов, осады и взятий" русскими войсками Смоленска, Шклова, Мстиславля, Гомеля, Быхова, Полоцка, Витебска, Орши и т.д. Ну, никому и в голову не пришло объявить эти походы "освобождением братской Беларуси". А еще дальше сказано прямо и ясно:
  " В ходе операций зимой 1658-59 и в 1659 рус. войска ликвидировали последствия измены шляхты в Белоруссии (измены кому?), что позволило сохранить за Россией подавляющую часть освобождённой ранее терр. Армия Черкасского и силы Золотаренко 3 июля взяли Минск, 31 июля центр, армия овладела Вильно, в авг.- Ковно и Гродно". ("РУССКИЙ ВЕСТНИК", литературный и политический журнал, основанный в 1856 в Москве М. Н. Катковым при участии П. М. Леонтьева. Выходил 2 раза в месяц, с 1861 ежемесячно).
   Просто и хорошо сказано - "ликвидация измены шляхты". Видимо, вместе с ликвидацией и самой беларуской шляхты.
   Мне эти строки напомнили о всех последующих "ликвидациях", продолжающихся на территории Литвы-Беларуси более трёхсот лет.
   Наступала и еще более мрачная пора для моего родного края - эпоха Петра Первого. продолжил политику своего отца. Это время отличалось не только жестокостью к верующим, а в то время широкое распространение получило униатство, примирявшее противоречия православия и католицизма, но и сознательным разрушением и разграблением святынь Литвы-Беларуси. Это было время Северной войны, во время которой 70-тысячное русское войско к 1705 году стало лагерем под Полоцком.
   В это время униатская церковь распространилась более, чем на две трети населения Беларуси, но это лишь стало дополнительным фактором для русского насилия над инаковерующими, и осбенного насилия Русской православной церкви над мирными гражданами княжества.
   Актом разбоя, разграбления, а потом и сожжения собора Святой Софии, "третьего христианского храма", древнейшего славянского каменного собора (Х1 век), явилась пьяная выходка Петра Первого и Меньшикова в главном полоцком храме в мае 1710 года. Устроив избиение молящихся, Петр Первый и его верный сатрап Меньшиков, не остановились перед саном священников храма, был убит викарий Константин Зайковский и проповедник Феофан Кальбечинский. Взяв пример с царя, сопровождавшие его офицеры, изрубили еще троих священников: регента соборного хора Якуба Кнышевича, отцов Язэпа Анкудовича и Мелета Кондратовича ("Десять веков белорусской истории. 862-1918", В.Орлов, Г.Саганович, Вильня, 2001, стр.146).
   Однако это оказалось только началом борьбы русского православия с беларускими униатами, борьбы, которая шла рука об руку с продвижением Московского царства на запад и аннексией чужих земель, а значит и территорий ВКЛ, беларуской земли.
  И все-таки необходимо отвлечься от перечня сражений, религиозной борьбы и генеалогических связей князей ВКЛ с московскими князями, бесконечных войн и разбоя на литовско-беларуской земле, и договориться о том, что же такое Беларусь тогда, и где в ней Литва, или, где в Великом Княжестве находились территории современной Литвы. И почему до сегодняшнего дня нет устойчивого термина для целого народа, заселившего эти земли в глубокой древности. И какой вклад в создание этих терминологических противоречий внесла администрация царского правительства, особенно после трех разделов Польши, когда появилось и такое определение литвина, как "литвин-белорусец".
  Начнем с конца. Запрет на названия Литва и Беларусь, а также на сам язык и его употребление, был окончательно оформлен царским указом 1840 года, когда были запрещены церковные проповеди на беларуском языке. Так московская православная церковь включилась в борьбу с униатством Беларуси, самой распространенной ветвью христианства на этой территории. А заодно и с беларуским (словенским, старобеларуским и т.д.) языком, сохранившим древние общеславянские корни.
   Немного об униатстве и самой "Унии".
   Церковная уния была заключена в Бресте, на беларуской земле, в 1596 году. После объединения Великого Княжества Литовского и Польского Королевства произошло событие, значение которого не ограничилось одиночным временным актом и которое вышло за рамки собственно церковной истории. Смысл и последствия Брестской церковной унии сказались на последующем ходе международных отношений, составили важную часть внутренней политики Речи Посполитой, Российской империи и Австро-Венгрии, отразились на исторических судьбах беларуского, украинского и польского народов." К концу XVIII в., к моменту включения земель Великого Княжества Литовского в состав Российской империи, униатство являлось самой распространенной конфессией среди "литвин-белорусцев". Окодо 70-ти процентов населения были униатами, по некоторым оценкам до 80% .
  Просвещенные литвины-беларусы, многие из которых прошли европейские школы и университеты и владели главным языком средневековой Европы - латынью, такие как Францышек Скарына (католик) или Василий Тяпинский (протестант), долго вынашивали идею объединения религий.
  Продвинули и завершили это общее дело радетели народов Великой Литвы - митрополит Киевский Михаил Рагоза, Брестский кастелян Пацей и четыре православных епископа: Луцкий епископ Тярлецкий, Львовский - Балабан, Пинский епископ Пяльчицкий и Холмский епископ Збруйский. От имени метрополии Пацей и Тярлецкий отправились в Рим, где 15 ноября 1595 года они передали папе Клементу УIII "Соборное послание" с условиями заключения "Унии". Клемент УIII поставил свою подпись на этом документе 23 декабря 1595 года. Весной "полномочные представители" метрополии вернулись на родину.
   9 октября 1596 года, в Бресте, эта идея уже нашла законченное выражение, когда на церковном соборе, архиепископ Полоцкий Григорий огласил текст Унии.
  
  Не вдаваясь в подробности различий между конфессиями, важно отметить, что как в религиозном устроении, так и в литературе и поэзии, а особенно в книгопечатании и развитии юридических норм права (Статуты ВКЛ с 1468 года, так называемые "беларуские Статуты"), литвины-беларусы продвинулись дальше других восточных славян. Просветители нации нашли, как им казалось в то время, золотую середину и в непримиримой борьбе западной и восточной церквей, в собственной религиозной модели. Только в 1839 году, когда вся Литва-Беларусь была насильственно присоединена к России, когда исчезли ВКЛ и Польша, а на их месте появились "русские губернии", Полоцкий церковный собор положил конец официальному существованию Униатства в беларуских губерниях(Андрей Киштымов, "Униатство и белорусская национальная идея: от Кастуся Калиновского до наших дней", Адкрытае грамадства, Iнфармацыйна-аналiтычны бюлетэнь 2002, N2(13).
   И опять вернемся к началу "униатского периода" в ВКЛ. Для простого народа Униатство было благом, в униатских храмах сохранялся народный язык в проповедях, поднималось самосознание населения , в школах обучение велось на родном языке. Но это благо позже обернулось для народа большими, дальнейшими бедами. Литва-Беларусь оказалась между двух жерновов, между двух государств, оспаривающих право на этот край. С запада католическая Польша, а с востока православная Русь, тянули каждая в свою сторону еще не устоявшийся в своем новом выборе народ.
  Во времена "Унии" многим культурным деятелям показалось, что губительное для нации, для народа столкновение польского католицизма с русским православием удастся разрешить "мирным путем". Нация или народ, как угодно, его лучшие представители, нашли решение , чтобы сохранить свою идентичность в церковной Унии двух религий. "Литва" (беларуский край) говорила на понятном для всех слоев населения языке, народ, его самые просвещенные представители, участвовали в государственном устроении Великого Княжества Литовского, появились книги на этом языке, проповеди в храмах были понятны и простому народу, открылись школы с обучением беларускому (старобеларусскому, словенскому, рускому - об этом пусть спорят лингвисты) .
  Ко времени принятия "униатства", выдающимися представителями нации (литвинами-беларусами), просветителями своего народа, были созданы наиболее передовые по тем временам законы и положения, такие как "Статуты ВКЛ" (1529, 1566 и 1588 г.г.), последний из которых был напечатан в одной из многих беларуских типографий, в "друкарне" (бел.яз.) Мамонича в Вильне. Так начал созревать новый этнос, начиналась новая история, появились надежды на европейское развитие нации. Но история распорядилась по-своему, с восточных границ надвинулась новая сила, закрывшая "железным занавесом" (российская паспортная система, усиленная охрана границ) доступ в Европу. Все повториться и через столетие...

   А что же было еще раньше, с чего все начиналось, где же появились "исторические литвины", или беларусы?
  
  Различные "хроники" событий, летописи сообщают, что уже в XI столетии местность, включающая в себя все центральные области современной Беларуси, назывались Литвой,то есть задолго до коронации Великого князя Миндовга, в городе Новогрудке (Беларусь, район Молодечно). Здесь же через пару столетий (1253 год) было образовано Великое Княжество Литовское. Хочу добавить только, что название "Литва" (не "Летува" или "Лиетува", и не "Летова") находится не только в самых ранних письменных свидетельствах, но и в топонимике республики Беларусь, что дает возможность определить территорию древней Литвы. Характерно, что на территории Беларусм, которая в летописи выступает под названием "Литвы", до сегодняшних дней сохранились топонимы 'Литва'. Населенные пункты с таким названием мы встречаем в Слонимском (Гродненская обл.), Ляховичском (Брестская обл.), Узденском, Столбцовском, Молодеченском (Минская обл.) районах. Это коренные названия, сохранившиеся со времен раннего средневековья, которые совпадают с летописным названием "Литва" и которые имеются только в указанном регионе, на землях Республики Беларусь.
   Так что Литвою этот край назывался почти тысячу лет, вплоть до ХIХ века, а название народа - "литвины" сохранялось и после второй мировой войны, что даже я помню по своим летним каникулам в деревне Цитва (Минская область), где продолжали упорно называть себя "литвинами" односельчане моей бабушки Эмилии (1945-1955 годы).
  "Ипатьевская летопись" под 1159 годом сообщает о том, что минский князь Володар Глебович "ходяше под Литвою в лесех", а под 1162 г.,  что он же выступил на своего противника "с Литьвою". На  севере древняя Литва граничила с Полоцким княжеством по неманской Березине. Позже она была перепутана с днепровской Березиной, которую и считали границей Литвы и Руси. Так, московские послы, предъявляя претензию на беларуские города, говорили послам Великого Княжества Литовского: "... а рубеже был тем городом с Литовской землею по Березыню". Про литовско-полоцкое пограничье тут свидетельствуют и расположенные рядом топонимы "Литва" и "Полочаны" (Молодеченский район). По этой же реке Березине шла северо-западная граница Литвы с Нальщанами. На востоке Литва граничила с Минским княжеством, западная граница которого не шла дальше реки Усы (приток Немана).
  На восточном левобережье верхнего Немана литвины в глубокой древности соседствовали с другим балтским племенем - лотвой, о чем свидетельствует одноименный гидроним (Копыльский р-н республики Беларусь) и топонимы "Большая Лотва" и "Малая Лотва" (Ляховичский р-н Беларуси). Не исключено, что именно отсюда и началось расселение балто-славянских племен "литвы" и "лотвы": первой на северо-запад, второй - на север и северо-восток. Дальше граница Литвы переходила на реку Щару, большой южный изгиб которой и являлся природной границей Литвы на юго-востоке, юге и юго-западе. Примерно, по верховью реки Мышанки и по нижнему течению реки Валовки шла западная граница Литвы, которая в более древние времена отделяла ее от ятвягов"( Великое Княжество Литовское. Слонимский городской портал. http://www.slonim.org).
  Великий польский поэт Адам Мицкевич (1798-1855 г.г.), который родился под Новогрудком, свое отечество называл Литвой. Беларуский писатель XIX ст. В. Дунин- Мартинкевич (1807-1884 г.г.), которого нельзя подозревать в отсутствии беларуского (литвинского) национального самосознания, считал, что он вырос среди литвинов.  Уроженец Гродненщины Кастусь Калиновский, революционная деятельность которого приходится на 60 годы XIX столетия, и который обращался к своему народу на беларуском языке, как правило, называл родной край Литвой"(Николай Ермолович, Белорусское государство Великое княжество Литовское, www.petergen.com/history/).

   []
   Карта Великого Княжества Литовского 1387 года

   Однако, с неизбежностью, Литва, этнические литвины размывались с востока мигрантами из Московии, с юга татарами из Крыма и с запада поляками из соседнего, славянского государства - Польши. Польше нужен был близкий по языку, по вере (католицицизм проникал и в православную среду), по общим задачам государственного устроения, по многочисленным родственным связям, сильный в ту эпоху сосед - Великое Княжество Литовское. Люблинская Уния и объединение двух государств - Великого Княжества и Польской короны (1569 год) решало главные политические задачи - сдерживание амбиций восточного соседа, Московии, и противостояние крестоносцам.
  Но были и издержки этого действительно добровольного соединения. Начался этап "полонизации" всего беларуского края, к которому прибавлялись и постоянные потери численности беларусов-литвин, особенно в периоды войн объединенного государства "Жечи Посполитой" с Московским царством.
  Однако именно в эти годы, вопреки всем трагическим событиям, произошел дальнейший подъем беларуской культуры: открывались школы ( Слуцкая школа, 1617 год), появились новые имена в литературе, педагогике (Ян Намысловский, Рысинский, Иевлевич), плодотворно работали книгоиздатели (Спиридон Соболь в Могилеве, Василь Тяпинский на Витебщине). Именно в это время были созданы первые "Азбуки", "Буквари" , "Грамматики". Лаврением Зизанием выпущена "Наука к читаню" и "Грамматика словенска" (1596), а его братом Стефанием "Изложение православной веры" (1596). "Лексис" Лаврения Зизания, включивший 1061 термин и более 2000 слов, объясняющих эти термины, стал фактически первой славянской энциклопедией (1596 год).
   В ХУII столетии был создан "золотой фонд" беларуской культуры. Восемнадцатое столетие не стало культурной преемницей предыдущего, но вместило череду новых испытаний для нации. В этом столетии завершились три прискорбных раздела "Жечи (Речи) Посполитой" между Пруссией, Австрией и Россией (1772, 1793 и 1795 г.г.). Беларусы-литвины попали в цепкие лапы Российского самодержавия. "Полонизация" закончилась, началась всеобщая "русификация" литвинов-беларусов, целенаправленно продолжавшаяся более ста лет (до 1917 года) царской администрацией. А после царских декретов и насильственного крещения народных масс, исповедующих униатство, в православие, что заставило поднять свой голос протеста Александру Герцену и Льву Толстому, процесс "русификации" стал всеобъемлющим.
  Русификация всячески оправдывалась, поддерживалась и теоретически обосновывалась русскими историками, а позже, уже в советское время, партийными идеологами СССР, создающими новый, безликий, "советский народ" .
  Власти Российской империи стремились распространить и закрепить свое влияние на литовско-беларуское население. Значительная роль при этом отводилась средствам культурно-духовного воздействия. Для искоренения "польского влияния"были закрыты Полоцкий (1820 г.) и Виленский (1832 г.) университеты, запрещен беларуский язык в школах и православных церквях, ликвидирована униатская церковь. Вместо закрытых беларуских, униатских школ срочно создавались российские.
     В 1839 году Полоцкий церковный собор положил конец официальному существованию униатства в беларуских губерниях (Андрей Киштымов, "Униатство и белорусская национальная идея: от Кастуся Калиновского до наших дней", Адкрытае грамадства Iнфармацыйна-аналiтычны бюлетэнь 2002, N2(13).
  
  После народного восстания в 1863 году, под началом Кастуся Калиновского, в Польше, Беларуси и Литве было запрещено всякое книгопечатание на беларуском языке (1867 г.).Стал исчезать и термин "литвин", искусственно замененный на "белорусец". Это было более понятно русскому чиновнику, тем более, что для русского, православного жителя России, не знающего других языков, никогда не слыхавшего об униатстве, все, что было не православное, именовалось польским.
  Национальные различия русский человек не научился различать до сих пор. Чего только стоит "лицо кавказской национальности" - общепринятое выражение для всех народностей Кавказа в современной России. Что же касается путаницы в терминах, часто преднамеренной, и сопоставлении сегодняшней Литвы с Литвой беларуской, то это находится на совести историков всех сторон, отстаивающих именно свою точку зрения.
  Древние Аукштайты и Жамойты никак не могут претендовать на исключительное право именоваться Литвой, Литовской республикой, а точнее, имеют к понятию древняя Литва, или как пишут некоторые, "Литва Миндовга", очень отдаленное отношение. Ну, это примерно так, как если бы канадский Квебек объявил себя "истинной" Францией, хотя на это у него больше оснований, там все-таки живут французы, а на территории древней Литвы проживало преимущественно население, объединенное славянской речью, как его ни называй. По разным оценкам, до 95 процентов населения общались на этом древнем языке, ставшим родоначальником беларуского, украинского и русского языков.
  К общему стыду, надо сказать, что и после 1991 года, процесс русификации Беларуси продолжился уже стихийно, но по старым калькам, новой властью республики Беларусь, не отдающей отчета в своих антибеларуских, антинародных действиях. Нация все более утрачивает один из самых главных элементов самоидентификации - свой родной язык, основу своей древней культуры.
  Беларуский язык - древнейший из славянских языков. На этом языке, "старобелорусском", как его сегодня называют филологи, лингвисты, (словенский, "руский" в документах тех лет - не путать с современным русским языком), впервые были напечатаны Псалтырь и Библия великим полочанином, славянским первопечатником, Францышком (Георгием) Скарыной в 1517-1519 годах. На нем создавались документы Великого Княжества Литовского с ХIII по ХVIII века, которые под общим названием "Литовские метрики", намертво были погребены сначала в архивах царской России, потом в советских, а теперь уже и в архивахновой Россиии под предлогом отсутствия специалистов в "тех диалектах", закрыты для исследователей и историков.
 
  Исторических памятников написанных или напечатанных на старобеларуском языке, сохранилось очень много. Главнейшие из них: "Статут Казимера Ягеллона" 1492 г.; уже упоминавшиеся "Литовские статуты" 1521-1529-1564-1566 и 1588 гг., "Трибунал вел. кн. литовского" 1581 г.; "Библия" Ф. Скорины 1517-1519 г., его же "Апостол" 1515 г., его же "Псалтирь" и "Акафисты" изд. 1517-1522 г.; "Хроника" Быховца, изд. Нарбутом в 1846 г.; "Летописец литовский и русский," изд. Даниловича 1827 г.; "Летописец" Феодора Евлашевского 1546-1604 гг.; "Устав на волоки" Сигизмунда Августа 1557 г.; "Катехизис" Симона Будного и его "Оправдание грешнаго человека" 1562 г.; "Евангелие" Тяпинского 1580 г.; "Казание на осмы артыкул веры и о Антыхристу" Стефана Зизания; "Апокризис альбо отповедь на книжки о Соборе Берестейском именем людей старожитной религеи греческой" 1597 г. и др. (Литература на эту тему указана в "Энциклопедическом словаре" Брокгауза и Ефрона и в "Большой Энциклопедии").
  Эпохой расцвета деловой письменности на старобеларуском языке являлся XVI в., когда на нем стали публиковать "Статуты Великого княжества Литовского", трижды - в 1529, 1566 и 1588 гг., из которых последний "Статут" был уже и "друкован в доме Мамонича" (так написано на титульном листе), то есть, напечатан нашим соотечественником Мамоничем в Вильне.
  
  Беларуское книгопечатание было начато Францыском (Георгий) Скарыной в 1517 году, когда в Праге, вышла его первое печатное произведение - Псалтырь, переведенный им самим на язык, близкий к народному ("повелел Псалтирю тиснути"). Это дело было продолжено и Сымоном Будным уже в его собственной типографии в Несвиже, где в 1562 году была напечатана на бумаге собственного производства первая книга - "Катехисис". Да, была при типографии Сымона создана собственная бумажная мастерская, по-беларуски, - "паперня". А позже, около 1580 года, в типографии Василя Тяпинского было напечатано в два столбца, на церковно-славянском и беларуском языках Евангелие (село Чашники, сегодня Витебская область).
     
  На старобеларуском языке в это время писались декреты сеймов и главного литовского трибунала, акты "копных", городских, земских и подкоморских судов, акты и приходно-расходные книги городских управ, магистратов и магдебургий. В частности, документы свободного, пользующегося магдебургским правом с 1499 года, города Минска. Производились реестры, "фундуши", и "инвентари" имений, фольварков и деревень, писались завещания, частные письма и другие документы.Корни языка, письменность на беларуском языке уходят в глубокую древность.
      Можно было бы, в связи с краткой оценкой некоторых документов и экскурса в культурные основы народа, отдельно рассказать о первой женщине - просветительнице в нашем крае, Ефросинье Полоцкой (в миру Предславе, 1104-1167 г.г.), основавшей в Полоцке мастерские-скриптории по переписке книг (1104 - 1167 г.г.), или о знаменитом писателе двенадцатого века - Кирилле Туровском, с чьим именем связывают самую древнюю из известных науке славянских книг - "Туровское евангелие". Имеются основания считать его и автором "Слова о полку Игореве", но такая версия была"крамолой" для советских, и остается такой же для русских филологов и историков. До наших дней сохранились восемь "Слов-проповедей" и около трех десятков стихотворений Кирилла Туровского. Книги, рукописи в древней Литве-Беларуси создавали основу национальной культуры.
   И еще хочется отдельно упомянуть о наставнике детей русского царя Алексея Михайловича - Симеоне Полоцком (1629-1680 г.г.), подлинное имя которого Самойла (Самусь) Ситнянович - Петровский. Он был, к тому же, и сторонником объединения христианских церквей, одним из самых образованных людей своего времени. Симеон Полоцкий был первым профессиональным писателем, владеющим и пишущим на четырех языках, создателем русских переводов Библии и стихотворного перевода Псалтыря, одним из организаторов первого на Руси театра, автором проекта первого российского высшего учебного заведения, по которому потом создавалась в Москве Славяно-греко-латинская академия. Так знания, письменность, литература из одной ветви славянства трудами наших земляков перетекала в другую.
Ломоносов в этой академии постигал искусство стихосложения по учебникам, книгам нашего замечательного писателя и поэта - "Рифмологион или стихослов" и "Вертоград многоцветный".
      Весь этот исторический, культурный пласт, вся древнейшая история моей Беларуси, имена почти всех ее выдающихся ученых и литераторов, лучших представителей всего славянства, были вычеркнуты из школьных учебников моего времени советскими цензорами, исповедующими великодержавный русский шовинизм. А до этого, еще в царское время, уж постаралась и ортодоксальная московская церковь, которая предавала анафеме и попросту сжигала, например, книги Симеона Полоцкого и запрещала даже упоминать его произведения, как еретические. Впрочем русская церковь, как и католическая, сжигала не только книги, но и отправляла на костер "вольнодумцев" и "вероотступников" (Казимира Лышчинского в 1688 году - варшавские католики, а в 1738 году православные священники сожгли флотского капитан-поручика Александра Возницина и еврея Боруха Лейбова).
  Только несколько лет , в 20-годы ХХ столетия, уже после большевистской революции, после разгрома руководства независимой "Белорусской Народной Республики" и очередного присоединения ее к России, Беларуси дали вздохнуть московские цензоры, но убоявшись возрастающего патриотического подъема нации, объявили этот духовный подъём "нацдемовщиной", и стали планомерно уничтожать его лучших представителей.
  В эти годы начался новый этап борьбы московских большевиков, "горячих русских патриотов", с национальным движением в Беларуси. Тут же были найдены и ярлыки и определения: "Листопадовщина" (а также "прищеповщина" и тому подобная "нацдемовщина") - это когда трое и более человек собираются вместе и начинают общаться по-белорусски. А если к тому же один из них является специалистом в белорусской истории или филологии, то стопроцентно "готово дело - контрреволюционная организация"(Сергей Крапивин, " Юрка Листопад - последний непуганый белорус" ,  СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ | 06/04/2007 ).
  Беларуский язык в предвоенные, советские годы перестал быть государственным языком и под предлогом "двуязычия" республики был вытеснен из всех сфер общественной жизни. Ну, а после войны, когда в опустошенную войной Беларусь хлынула масса рабочих и инженеров на восстановление разрушенного войной хозяйства со всего СССР, денационализация республики пошла полным ходом. Кроме того, за два послевоенных десятилетия, как я узнал уже сегодня, не было подготовлено ни одного учителя беларуского языка. Проходила плановая ликвидация школьной сети с беларуским языком обучения, закрывались беларуские школы.
   Что тут уже говорить о названии страны "Литва" применительно к БССР, третей по значению республики СССР, члену ООН.
  Но не все так плохо, все-таки пробуждается и возрождается самосознание народа по мере изучения собственной истории, долго закрытой для народа в партийных спецхранах . Беларусь, ее народ начинают осознавать, что его корни теряются в древней Литве, что Литва - это его отчий дом.
  Наш земляк, великий польский поэт Адам Мицкевич (1798-1855 г.г.), который родился под Новогрудком, свое отечество называл Литвой. Беларуский писатель XIX ст. В. Дунин- Мартинкевич (1807-1884 г.г.), которого также нельзя подозревать в отсутствии беларуского национального самосознания, считал, что он вырос среди литвинов.    Уроженец Гродненщины Кастусь Калиновский, революционная деятельность которого приходится на 60 годы XIX столетия, и который всегда обращался к своему народу на беларуском языке, как правило, называл родной край Литвой"
(Николай Ермолович, "Белорусское государство Великое княжество Литовское", www.petergen.com/history/).

   Только Достоевский чурался своей родины и все пытался войти в круг западноевропейской культуры с черного хода, хотя и проявил к концу жизни некоторый интерес к своим корням, к родине своих предков - Пинскому Полесью. Он, как и его отец, долго не желал вспоминать о своем происхождении.
   Михайла Глинка вообще не размышлял на эту тему, рано уехав из родной Смоленщины, витая в музыкальных сферах Санкт-Петербурга.
  Литвины-беларусы, особенно сельское население, никогда не путали себя с русинами, а тем более с московитами, отличали себя и от Польши, равно как и от России, но получить образование на своем языке в составе ВКЛ, Польской короны или Российской империи не имели возможности несколько столетий. В Вильне (Вильнюс), где был основан первый университет ВКЛ (1579 год), преподавание велось на латыни, а после разделов Польши, "царским изволением", еще на польском языке.
  Кроме самоназвания "Литва", "литвинов", жителей центральной и западных краев Беларуси называли еще и "белая русь", что тоже имеет свои исторические корни, уходящие по некоторым сведениям в Х111 век. Но это еще более сложный вопрос и требует дополнительных изысканий, которые продолжаются до настоящего времени, в частности с вводом в научный оборот "дублинской рукописи" 1274 года. Именно этим термином и воспользовались "специалисты-историки" царской России для нивелировки целого народа под "общерусское славянство". Белая Русь - часть Великой Руси, что уж тут придумывать. История этого названия изложена в замечательной работе: Алесь Белы, "Хроніка Белай Русі", Chronicon Russiae Albae, ("Нарыс гісторыі адной геаграфічнай назвы",бел.яз. "Очерк по истории одного географического названия").
  
  "Да, хоть горшком...", так и хочется сказать всем участникам этого терминологического спора, народ-то все равно существует и не утратил, несмотря ни на что, своей идентичности, самосознания, свой менталитет. Сопротивляется и повальному распространению русского языка. Ну, стал с подачи Екатерины 11, называть себя "беларусами". Правда, не вся нация. Это настолько распространенное явление во всем мире - расхождение в самоназвании и названии нации за пределами ее границ, или способы употребления народом одной страны двух и более языков и названий. Примеров много, что Грузия (Сакартвело) и грузины, что Нидерланды (Голландия) или Бельгия, или Индия, где чужой, английский язык является официальным.
   Да, сегодня русский язык вытесняет беларуский. Да, многих коробит оттого, что соседняя Литовская республика, не имея ни одного средневекового документа на своем родном языке, празднует 1000-летие , ссылаясь при этом еще и на беларуские документы Великого Княжества Литовского. Правда, начало этой государственности в Литовской республике отмечается с несколько странной даты - гибели магдебургского монаха Бруно "со товарищи" на границе "Литвы, Руси и Пруссии". Это событие было отмечено 1009 годом в Кведлинбургских хрониках (Saxonicae Annales Quedlinburgenses)., (Sanctus Bruno, qui cognominatur Bonifacius, archiepiscopus et monachus, XI suae conversionis anno in confinio Rusciae et Lituae a paganis capite plexus, cum suis XVIII, VII. Id. Martii petiit coelos. Лат.яз.).
   На каком языке Святой Бруно проповедовал христианство и какому населению - из текста хроники не очевидно. Известно другое - в средневековой Европе было два языка дипломатической переписки: латинский и "старобеларуский", как сегодня принято говорить ("руский" в написании того времени). Эти же языки были родными для Великих князей Ягайло и Витовта, так справедливо утверждает известный беларуский историк и культуролог Анатолий Петрович Грицкевич ("1000 лет назад Литва находилась на территории Беларуси", www.charter97.org/ru/news/2009/7/6/19803/).
   Если исходить из аналогичных соображений, то начало Литвы-Беларуси , истоки беларуской истории, можно найти и в скандинавских сагах, по мнению английской беларусистки Веры Рич. Осада поселения на месте сегодняшнего Полоцка гуннами Аттилы, по ее мнению, может датироваться 447 годом нашей эры.
  862 год, официальный (по-советски) год основания Полоцка - это уже время, когда город передавался новгородским князем Рюриком "мужам своим".
  Так что же, какую дату будем отмечать в Беларуси? И в какой Беларуси- "Литве Миндовга" (ХIII век) , или "кривичской" Беларуси князя Рогволда (1Х век)? Можно ведь сослаться и на рукописи "ХРОНІКА ЛИТОВСЬКА Й ЖМОЙТСЬКА", где в подзаголовке уже прямо сделан "ВЫВОД И ПОЧАТОК О ВЕЛИКОМ КНЯЗСТВЕ ЛИТОВСКОМ И ЖМОЙСТКОМ , ОТКОЛЬ ВЗМОГЛИСЯ И ПОШЛИ" народы Великого Княжества Литовского (http://litopys.org.ua/psrl3235/lytov02.htm). Эта "Хроника" выводит наш народ от времен императора Нерона. Только стоит ли? Пусть разбираются специалисты.
   Ипатьевские летописи под 1159 г. сообщают о том, что минский князь Володар Глебович "ходяше под Литвою в лесех", а в 1162 году, что он же выступил на своего противника "с Литьвою". Очевидно,  что "та Литва" находилась, по крайней мере, в соседнем с Минским княжестве.
Договор Гедимина от 2 октября 1323 года, где этот князь, называл себя королем Литвы, включал в числе других земель, от имени которых он заключил договор, Аукштайтию и Жемайтию. Это означает лишь то, что титул короля Литвы, таким образом, происходил не из этих названий.  Это же подтверждает и П. Дузбург, у которого Аукштайтия показана в связи с событиями 1294-1300 г.г. как "владения короля Литвы" ( terra regis Litowia ) , из чего видно, что Литва и Аукштайтия - разные в то время географические понятия (Николай Ермолович, Белорусское государство Великое княжество Литовское, www.petergen.com/history/).
  В работе польского исследователя " Dzieje starozythe narodu Litewskiego", (Narbutt T., Wilno, 1843. T.6. S.87) отмечено, что в 1405 году "туровский бискуп Антоний" с согласия Витовта крестил в Литве народ в православную веру. Теперь уж более понятно, почему именно туровский бискуп крестил Литву, которая, если ее отождествлять с Аукштайтией, находится далеко от Турова. Но в свете вышесказанного все становится предельно ясным. Литва была по соседству с Турово - Пинской землей, и поэтому совсем естественно, что ее крестил туровский бискуп (Николай Ермолович, Белорусское государство Великое княжество Литовское, www.petergen.com/history/).
  
  Точные границы Литвы-Беларуси никогда никем не были установлены. Этнографические границы ее определил Е. Ф. Карский, написавший капитальный трехтомный труд под заглавием "Белоруссы," изданный в 1903 году. В первом томе названного сочинения он установил, что "белорусы искони жили и на своем языке разговаривали в следующих губерниях бывшей Российской империи: Виленской, Витебской, Гродненской, Минской, Могилевской и в уездах: Городнянском, Мглинском, Новгород-Северском, Новозыбковском, Стародубском и Суражском Черниговской губернии; Дорогобужском, Ельнинском, Красненском, Поречском, Рославльском и Смоленском Смоленской губернии; Зубцовском, Осташковском и Ржевском Тверской губернии; Великолуцком, Опочском и Торопецком Псковской губернии; Августовском и Сейненском Сувалкской губернии; Жиздринском и Масальском Калужской губернии; Брянском и Трубчевском Орловской губернии; Иллукстском Курляндской губернии Новоалександровском Ковенской (Каунас) губернии.
( "
Беларусь в исторической, государственной и церковной жизни", Архиепископ Афанасий Мартос, инок Почаевской лавры, магистр православного богословия Варшавского университета, бывший епископ Витебский и Полоцкий. Издание третье, исправленное и дополненное, 2003 год. http://www.orthedu.ru/nbpi/nbpi/posobia/2/martos1.htm).
   Современная Беларусь - центральная, самая крупная, основная часть "Великого княжества "Литовского, Руского и Жамойтского"", в ней были сосредоточены главные города ВКЛ, является законной правопреемницей исторического наследия ВКЛ. Достаточно сказать, что площадь средневековой Беларуси во много раз превосходила все остальные области ВКЛ, преимущественным языком общего употребления в ней был старобелорусский, как его сегодня называют филологи, (словенский, "руский" в документах тех лет - не путать с современным русским языком). Столицами ВКЛ поочередно были белорусские города (Новогрудок, Вильня) с основным населением, говорящим на этом языке. Даже после всех преобразований русской, администрацией нашего края: "воссоединений", передела на губернии и края Великого Княжества Литовского и Польши, в виленском крае, например, до 1917 года преобладающее население было беларускоязычным. В городском населении Вильни (Вильнюс), как в любом из европейских городов, где сталкивались торговые и промышленные интересы многих наций и культур, столетиями слышна была, кроме беларуской, польская, литовская и еврейская речь.
  После третьего раздела "Жечи Посполитой" (1793 год) российское самодержавие стало использовать Русскую православную церковь, как инструмент "русификации" родственных славянских народов - литвинов (белорусов) и поляков православного обряда.
   Польша и Великое Княжество Литовское исчезли, были поглощены Российской империей. Литвины стали "литвинами-белорусцами", как стали записывать в переписях населения Российской империи, а позже и просто "белорусами".
  "С целью оправдать включение белорусских земель в состав Российской империи официальная русская историография разработала политизированную концепцию, согласно которой наряду с римско-католической церковью ополячиванием и окатоличиванием населения Беларуси занимались и униаты.
Противоположную точку зрения высказал известный историк, археолог, этнограф, издатель и редактор Адам Киркор, автор очерков о Литве и Белоруссии из многотомной "Живописной России" (изд. 1882 г.).
   Главный вывод А.Киркора заключался в том, что униатская церковь, её просветительно-образовательная деятельность, ослабляла католическую агрессию, сберегала белорусский язык и культуру народа, предотвратила полонизацию белорусов". (Андрей Киштымов, Институт истории НАН Беларуси , "Униатство и белорусская национальная идея: от Кастуся Калиновского до наших дней", Адкрытае грамадства, Iнфармацыйна-аналiтычны бюлетэнь, 2002, N2(13).
  "Русские власти поначалу сохранили польскую (в культурно-языковом смысле) цивилизацию практически в том же виде, в каком она существовала в Великом княжестве Литовском... Правительство царя Александра было весьма далеко от современного национализма, сквозь призму которого русско-польские отношения рассматриваются сейчас. Действительно, и всплеск национализма (польского, литовского и белорусского), и активизация - в качестве реакции на это - русификаторской политики царских властей относятся к периоду после восстания 1863 - 64 гг. - последней отчаянной попытки восстановить Речь Посполитую" (цитирую по Franz Josef "Труды и дни. Книга, которой не хватает в Кремле", http://franz-josef.livejournal. com/ 359061.html)
   "Преимуществом литовского национального движения была отдаленность литовского языка от языков всех соседних народов, что позволяло национальному движению литовцев развиваться на собственной культурно-языковой базе - ведь "литовские [национальные] активисты или священники, обращавшиеся к местным крестьянам на их родном языке, имели естественное преимущество перед русскоязычными чиновниками или польскоязычной шляхтой" .
"
  В значительно менее выгодном положении оказалось национальное движение беларусов, поскольку по культурно-историческим причинам, в силу родственности беларуского языка как русскому, так и польскому (при значительно большей развитости русской и польской культур) "у беларуских активистов... было куда меньше преимуществ перед русскими или польскими соперниками". Именно поэтому "реализация идеи создания этнической Беларуси... была значительно более проблематична, чем создание этнической Литвы...
   В Великом Княжестве Литовском привнесенный извне польский язык вытеснил из употребления традиционную речь политики и права, официальный славянский язык и преградил дорогу местному ( старобеларускому) диалекту - русинскому - не дал ему развиться в литературный языкь". (Timothy Snyder. The Reconstruction of Nations. Poland, Ukraine, Lithuania, Belarus, 1569 - 1999. Yale University Press, New Haven & London, 2003). http://snyder.litvin.org/
   Вот и еще одно название для родного языка появилось у беларусов - русинский. Думаю, что это приведет к очередной путанице, так как "русины" до сих пор живут в Закарпатье. А ведь еще было у языка "словенский", по крайней мере, так было напечатано на титульном листе "Грамматики" Лаврентия Зизания в 1596 году.
  
   "Литовские метрики", древние старобеларуские летописи могли бы пролить свет на некоторые моменты истории Литвы-Беларуси. Эти рукописи и печатные акты охватывают государственную жизнь четырех соседних народов с Х111 по ХУ111 века и могли бы уточнить представления о древней Литве, о языке, на котором говорили наши предки, но они практически недоступны исследователям. Они и сейчас хранятся в Москве, в Российском Государственном архиве исторических актов, что вызывает определенное недоумение. Более настойчивые в своих устремлениях, историки Вильнюса обратились было с просьбой о возврате "Литовских метрик", но советское "не нашло возможным" передать даже часть этого громадного архива, насчитывающего около 600 томов документов.
  Формально притязания литовских специалистов действительно были слабо обоснованы, так как практически все материалы, все эти исторические акты написаны на старобеларуском ("руском", словенском ) языке, основном языке Великого Княжества Литовского и единственном официальном языке ВКЛ , имеющим, как и латынь, право употребления в межгосударственных отношениях средневековья. Этот язык в официальных документах после Люблинской унии (1569 год) стал постепенно вытесняться польским языком.
   Современные беларуские историки, под пристальным надзором партийных и государственных функционеров советского образца, вообще не предпринимали и не предпринимают никаких усилий по возврату национального достояния, беларуско-литовского культурного наследия, "Литовских Метрик". Это объясняется тем, что почти все они прошли выучку в российских заведениях, не владеют "мужицким" языком, вот и приходится беларусу узнавать правду о своей истории из трудов зарубежных славистов.
   Из карьерных соображений беларусы, как и евреи, в советское время стали писать в графе "национальность" - русский (как А.Громыко -министр иностранных дел ). Подает не очень удачный пример своим чиновникам и президент Республики Беларусь, упорно говорящий по-русски.
   "Умышленное утаивание, а возможно и уничтожение беларуских летописей демонстрирует неуверенность российских властителей в достоверности официальной версии исторических событий, а также проявляет истинное отношение к "братскому" беларускому народу. Создание препятствий для возвращения в Беларусь её исторических и культурных ценностей, проблему исторической справедливости из разряда теоретических споров о давно минувших событиях переводит в плоскость реального противостояния российскому империализму. Следует также заметить, что с многих летописей делались копии, которые, возможно, сохранились в архивах и хранилищах западноевропейских стран" (Игорь Литвин "Затерянный мир, или малоизвестные страницы беларуской истории",asveta.by.ru/histlitvin.html)
   Открытие в Минске в 2007 году уникальной и по архитектурному решению, и по информационным, технологическим возможностям, Национальной библиотеки, уже ставшей символом новой Беларуси, могло бы подтолкнуть в этом направлении власти республики. По крайней мере, такую заявку следовало бы сделать, чтобы доказать миру пристрастное отношение к своей истории.

   []
  Вот символ новой Беларуси - Национальная библиотека Республики в городе Минске


  Беларусь литовская уже исчезла из памяти народа, может исчезнуть и Беларусь советская, по крайней мере, в составе нового химерического образования, Союзного государства Беларуси и Российской федерации.
  Борьба России за "литвинов-беларусов" с Польшей продолжалась несколько столетий и не завершилась после третьего раздела Польши и исчезновения двух государственных образований - Великого Княжества Литовского и Польской короны с включением всего беларуского края в состав Российской империи.Эта политика России по отношению к "братскому" народу снова продолжилась в 1917 году, ярко высветилась Брестским (Брест-Литовским) договором 3 марта 1918 года и нашла полное воплощение в позорном "Рижском мирным договоре" 1921 года.
   []
  Карикатура на раздел Беларуси между Россией и Польшей: 'Долой позорный рижский раздел! Да здравствует свободная, нераздельная, народная Беларусь!' (Википедия)
  Эта борьба России за территорию Беларуси нашла отражение и в достопамятном документе 1939 года (пакт "Молотова-Риббентропа"), продолжается и сегодня.
  В ХХ столетии судьба народа, его государственности и культуры, не стала более благоприятной.
   Мировая Война, февральская и октябрьская революции, гражданская война сделали Литву-Беларусь сначала заложницей, а потом и жертвой большевистской политики. Брестский мир, по которому всю страну большевики отдали Германии, потом тотальное уничтожение московскими властями всего руководства, провозглашенной в марте 1918 года, Беларуской Народной Республики и замещение на всех постах национальных кадров русскими партийными чиновниками, наконец, борьба чекистских органов с "нацдемовщиной" - закончили этот акт трагедии.
   В 30-е годы были физически устранены, уничтожены все политические лидеры Беларуси, разогнаны или сосланы в лагеря "империи ГУЛАГ" почти все ее высокообразованные специалисты, передовая часть общества: историки и литераторы, артисты и музыканты, ученые и военные специалисты. Заключительным аккордом этой трагедии стал последний раздел Беларуси уже в "России Сталина", когда "величайший специалист по национальному вопросу" передал, в качестве компенсации за "воссоединение" с , Вильню (Вильнюс) - центр западнобеларуских земель, новой, образованной советскими партийцами, Литовской ССР.
   "Лишив Беларусь Вильни, нас оставили без могучего исторического фундамента, по сути, отрезали от западной цивилизации и многовековых европейских традиций. Это было целенаправленной политикой руководителей российской державы, которые прекрасно понимали , что республику со столицей в Минске , ориентированную на Восток, значительно проще русифицировать" (Захар Шыбека, д.истаук, БелГосУниверситет).
  
  Такое давление неизбежно вызвало реакцию наиболее "продвинутых", как сегодня принято называть у молодого поколения, наиболее чувствительных к своему достаточно странному положению "без имени", обкраденных чужими историками, самых передовых представителей нации. Я имею в виду оформление нового патриотического движения, организацию "Открытой нации - нации литвинов в ХХ1 веке, Союз во имя будущего". Инициативная группа беларуской интеллигенции разработала ряд документов и подписала "Акт провозглашения литвинской нации 20 мая 2000 года в Новогрудке". Хорошее начало для поднятия самосознания беларусов-литвин, только не хотелось бы излишнего политизирования этого движения (http://www.litvania.org/).
   Но, "что ни делается, все к лучшему". Полагаю, что литовцам именно беларуско-польский Вильно с его литовской религиозной окраской помог сохранить свою , в том числе, и нашу, беларускую культуру и историю, и невольно уберег осколки исторического прошлого беларуского народа ("литвин"), что нашли там, хотя бы временное, прибежище. Вильно, видимо, сохранил не только древнее славянское слово "вильно", что означает -свобода, вольность. Этот город уберёг и общий дух свободы и прежде, и особенно сегодня, вызывает глубокие симпатии в беларуских сердцах еще и тем, что именно там начала выходить первая беларуская легальная газета "Наша Доля" (1906 г.), или беларуский еженедельник "Наша Нива" братьев Луцкевичей. Именно здесь в Вильно, на рубеже ХIХ и ХХ столетий, началось беларуское возрождение. Здесь, в Вильно уже в наши дни, была напечатана первая правдивая книга об истории Беларуси, о Беларуси древней - "Десять веков белорусской истории. 862-1918", В.Орлов, Г.Саганович, Вильня, 2001).
   Сегодня Вильно, столица Вильнюс Литовской Республики, дает нам пример и оказывает помощь беларуской оппозиции в ее стремлении к демократическим преобразованиям своей страны, поддерживает стремление Беларуси к единению со свободной Европой, к ее движению на Запад, к корням и истокам своей, общеевропейской культуры.
  "Красноречивый пример - деятельность литовского посольства в Беларуси, которое всегда подчеркивает, что ВКЛ - наше общее наследство. Вот и литовский посол Эдминас Багдонас запросил Беларусь совместно с Литвой отметить в следующем году 600-летие Грюнвальдской битвы. И еще - авторитетный литовский историк Альфредас Бамблаускас на круглом столе "1000-летие Литвы. Литва и Беларусь 1000 лет рядом" заявил: "ВКЛ - наше общее наследство, и Вы, беларусы, берите себе от нее сколько желаете".
   "Літва, якая апошнім часам стала, па сутнасці, беларускім лобі у Еуропе, крок за крокам робіць нам насустрач. Няужо, не адкажам тым жа?" (бел.яз.)
   (Литва, которая в последнее время стала, по сути, беларуским лоббистом в Европе, шаг за шагом идет нам навстречу.
   Это щедрое предложение. Неужели мы не ответим нашим соседям тем же, не пойдём навстречу единомышленникам - общая история обязывает нас сделать этот шаг.
   (Posted by http://news.tut.by/society/142537.html ).

Оценка: 3.41*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Д.Винтер "Постфинем: Дыхание Дьявола"(Постапокалипсис) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"