Проскурин Вадим Геннадьевич: другие произведения.

Бабай каменного века

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   Птерокар приземлился посреди большой поляны, круглой и ровной, словно силы природы специально определили ее под посадочную площадку. Одна нога-опора перегородила вход в барсучью нору. Барсук выбрался через другой вход, набросился на опору, стал грызть.
   - Так не годится, - сказал Кирилл.
   Пошевелил рычагом, птерокар перепорхнул на два метра в сторону. Барсук фыркнул и скрылся в норе праздновать победу.
   Люк откинулся, выпала лестница.
   - Стоять, - негромко произнес Кирилл.
   Ему не нужно было поднимать голову и переводить взгляд, он и так знал, что сейчас Максим отстегивает ремень, а секунд через пять-семь, если не пресечь, полезет наружу, исследовать мир. А малькам так не положено.
   - Вперед батьки в пекло не суйся, - закончил Кирилл свою мысль.
   Отстегнул ремни, пристегнул кобуру со скорчером. Сунул ногу в одежный синтезатор, мысленно приказал сформировать комбинезон. Не первого класса, с броней и термоизоляцией, и не второго, с автономным воздухопитанием, всего лишь четвертого, чтобы комары не кусали и колючки не кололись. Серьезной защиты тут не понадобится, вокруг родная Земля, пусть и не совсем привычная. Кстати, координаты точки прибытия пора бы уже уточнить.
   - Не слышу доклада, - сказал Кирилл.
   Максим, только что обиженно пыхтевший, перестал пыхтеть и крякнул. Затем доложил:
   - Точка прибытия расчетная в пределах погрешности. Все системы в порядке.
   - Вот и хорошо, - кивнул Кирилл. - Одевайся, выходишь через тридцать секунд после меня. Не забудь люк закрыть.
   Кирилл высунулся в люк, вдохнул полной грудью первозданный воздух, еще не испорченный цивилизацией и не восстановленный через три столетия почти до исходного состояния. Показалось, что воздух на запах и вкус отличается, но это иллюзия, те невесомые промилле, которыми обозначается содержание углекислого газа, ни на запах, ни на вкус не определяются, подсознание неправо. Ну и пусть.
   Кирилл спрыгнул на землю, пренебрегая лестницей. Огляделся. Начинающие хронопутешественники в такие моменты обычно напряжены, но Кирилл был спокоен. Только зеленые мальки думают, что тираннозавры и саблезубые тигры встречаются в прошлом на каждом шагу. В реальном, не мифическом прошлом опасных зверей не сильно больше, чем в настоящем, и птерокар распугивает их почти всех, недавний барсук - редкое исключение.
   В землю стукнуло тяжелым и тупым - спрыгнул Максим, тоже пренебрег лестницей. Дышит часто, прерывисто, нехорошо. Но для первого раза сойдет.
   - Саблезубый тигр, - сказал Кирилл.
   - Где?! - дернулся Максим.
   - В Караганде, - объяснил Кирилл. - Бдительности не теряй.
   - Все шутите, - буркнул Максим.
   "Киса обиделась", хотел сказать Кирилл, но передумал. От таких слов Максим и вправду может обидеться, а это будет нехорошо. Он ведь хороший малек, правильный, незачем его обижать.
   - Слушай приказ, - сказал Кирилл. - Доложить актуальный перечень опасных зверей. Выполнять.
   - Саблезубый тигр, - начал перечислять Максим. - Короткомордый медведь, львы трех видов, волки, в том числе канус дирус, травоядные: мамонт, носорог, кабан, лось, большерогий олень, из мелочи гадюка... вроде все.
   - Самого важного пропустил, - сказал Кирилл.
   - Ах да! - воскликнул Максим и хлопнул себя по лбу. - Человек разумный первобытный нецивилизованный. От трех до семи разных видов, смотря какой классификации придерживаться. Конкретно в этой местности вероятно присутствие неандертальцев и денисовцев. Еще могут встречаться архаичные виды, но это сомнительно.
   - Почему сомнительно? - спросил Кирилл.
   - Продвинутые их жрут, - ответил Максим.
   - Да, верно, - кивнул Кирилл. - Ладно, пойдем. Вот туда, например, - он махнул рукой прямо перед собой.
   - Понял, - сказал Максим. - А почему туда?
   - А нам все равно куда идти, - сказал Кирилл.
   - Почему это все равно? - удивился Максим. - Разве вон та штука не имеет значения?
   Кирилл посмотрел, куда указал Максим, подошел поближе, нагнулся, подобрал острый камень.
   - Нет, эта штука имеет значение, - сказал он. - Молодец, глазастый. Опиши находку.
   Максим осторожно взял камень, повертел в руках.
   - Кремень, - сообщил он. - Обработан по ашельской технологии.
   - Какой-какой технологии? - переспросил Кирилл.
   Максим занервничал.
   - Ну, характерного прямого отщепа тут нет, значит, методика не леваллуазская, - забормотал он. - А у кловисских камней должна быть такая характерная ямка... А тут обломано!
   - Так что? - спросил Кирилл.
   - Наверное, кловисский, - сказал Максим. - Но тогда качество обработки должно быть лучше. Значит, ашельский.
   - Так в итоге какой? - спросил Кирилл.
   Максим потер подбородок, почесал голову и, наконец, решился.
   - Переходный от ашельского к кловисскому, - сказал он. - Наконечник стрелы переходный от ашельского к кловисскому, так.
   - Наконечник чего? - переспросил Кирилл.
   - Стрелы, - повторил Максим. - А что?
   - Точку прибытия напомни, - сказал Кирилл.
   - Ух ты! - восхитился Максим. - Получается, стрелы изобрели на сорок тысяч лет раньше, чем все думают!
   - А почему ты думаешь, что это от стрелы? - спросил Кирилл.
   - А от чего еще ему быть? - удивился Максим. - Для копья слишком маленький. Если бы мы были сейчас на Флоресе... Думаете, новый вид? Кирилл, а вы сами как думаете, что это такое?
   - Зачет сдаешь ты, не я, - напомнил Кирилл.
   Максим вздохнул. Еще раз почесал голову и решительно заявил:
   - Наконечник стрелы. Надо поискать саму стрелу, тогда все станет ясно.
   - А чего искать-то? - улыбнулся Кирилл.
   Присел на корточки, сунул руку в кусты, вытянул длинную палку. С одного конца кора ободрана, а на древесине видны следы недавней тугой обмотки какой-то веревкой или кожаной лентой.
   - Дротик? - предположил Максим.
   - На сорок тысяч лет раньше? - уточнил Кирилл.
   - Но не стрела же! - воскликнул Максим. - Это дротик! Наверное, дротики изобрели раньше! А это логично! Сначала люди выучились метать обычные копья, потом...
   - Ты когда-нибудь пробовал метать копье? - перебил его Кирилл. - Не пиллум римского образца, а настоящее неандертальское копье, на пещерного медведя?
   - Ах да, тут неандертальцы... - вздохнул Максим. - А они вообще ничего не метают, у них плечевой сустав... А что это такое тогда?
   - Сдаешься? - спросил Кирилл.
   Максим снова заскреб рукой по черепу. Кирилл подумал, что макаки-резусы, когда размышляют, тоже копаются у себя в шерсти, надо потом сказать Максиму, чтобы отучался от дурной привычки.
   - Сдаюсь, - сказал Максим.
   - Это детское копье, - объяснил Кирилл. - Его сделал мальчишка лет примерно десяти. Сделал плохо, неумело, и наконечник у него получился не кловисский, как он хотел, а переходный от ашельского. Прикрепил наконечник тоже неумело, и когда копье зацепилось за кусты, жила порвалась, наконечник отвалился, мальчик запаниковал, бросил оружие, а сам спрятался.
   - Спрятался? - переспросил Максим.
   - Спрятался, - повторил Кирилл. - Ты биодетектор на какой уровень поставил?
   - Как положено, полкилограмма живой массы, - ответил Максим. - А что?
   - Линию кумулятивной чувствительности не трогал? - спросил Кирилл.
   - Не трогал, - подтвердил Максим. - Мы же не собираемся по кустам шариться... Ах ты, чтоб тебя!
   - Вот именно, - кивнул Кирилл. - Но ты не суетись, все под контролем, я его сразу нашел, как только копье увидел и сложил два плюс два. Пацан, выходи, мы тебя не тронем!
   Последние слова Кирилл произнес не по-русски, а фонемным потоком. Сложную мысль так не выразить, зато простые понятны любому человеку без перевода.
   - Тащи варенье, - распорядился Кирилл. - Он нас боится.
   Максим притащил варенье, банку поставили у края поляны, сами спрятались в птерокаре, стали устанавливать контакт. Через полчаса первобытный мальчик вылез, а еще через три часа все трое сидели в палатке и пили чай. Точнее, чай пили Кирилл и Максим, а доисторический ребенок обожрался вареньем, осовел и заснул.
   - Давайте ему ДНК померяем, пока спит! - предложил Максим.
   - Зачем? - удивился Кирилл.
   - Хочу узнать, неандерталец или денисовец, - объяснил Максим.
   - А какая разница? - пожал плечами Кирилл. - Я тебе сразу скажу, не тот и не другой, какая-то переходная форма. Неандертальцы рыжеволосые, денисовцы чернокожие как папуасы, а этот по окрасу кавказоид, для неискушенного взгляда может даже за сапиенса сойти.
   - Может, сапиенсы появились в этих местах раньше? - предположил Максим. - Может, он гибрид?
   - Вряд ли, - покачал головой Кирилл. - Никаких конкретных признаков нет. Посмотри на лоб, на подбородок, на телосложение...
   - У меня в интернате был один мальчик, Фомой звали, - сказал Максим. - Так наш неандерталец на него похож как брат! А если в нормальную одежду одеть, вообще как будет настоящий человек.
   - А он и есть настоящий человек, - сказал Кирилл. - Мировой совет не зря признал неандертальцев полноценными личностями. У них, конечно, альтернативная одаренность, но это не значит, что они хуже нас. Ты случайно не расист?
   - Да хватит вам прикалываться, я серьезно говорю! - тряхнул головой Максим. - Я хочу разобраться! Я помню, неандертальцы хорошо управляют транспортом и у них тяга к изобразительному искусству. Но массово вывозить их детей из прошлого мировой совет почему-то запретил. Почему?
   - Это было спорное решение, - поморщился Кирилл. - Я бы, наверное, голосовал против, будь я в мировом совете.
   Первобытный мальчик зашевелился во сне. Некоторое время он подергивался и бормотал, а затем вдруг резко сел и открыл глаза.
   - Я понял, вы боги! - провозгласил он.
   - Да, ты прав, - сказал Кирилл.
   - Кирилл, вы что?! - возмутился Максим. - Инструкция прямо запрещает...
   - Инструкция много чего запрещает, - оборвал его Кирилл. - Но если мы будем беседовать с ним по инструкции, то убьем кучу времени, а в конце он скажет: "А все-таки вы боги!" И разубедить его мы не сможем, да и не нужно его разубеждать, что бы там ни говорили инструкции. В палеолите мистицизм еще не развился, местные жители понимают богов примитивно - кто на птерокаре и со скорчером, тот и бог.
   - Твоя имей гроза-топор! - неожиданно провозгласил неандертальский мальчик. - Гроза-топор убей, гроза-копье убей, гроза-камень убей большой бабай, убей, убей, убей бяку!
   - Фу, - сказал Максим. - Какой он некультурный!
   - Да, наши предки такие, - сказал Кирилл. - Нам еще повезло, что у него нет паразитов, видать, в ручей недавно свалился. Тебя как зовут, парень?
   Этот простой вопрос поставил неандертальца в тупик. После дополнительных расспросов стало ясно, что в племени, из которого происходит мальчик, концепция имени неизвестна, и люди обращаются друг к другу "Эй ты!" По крайней мере, так понял Кирилл из сбивчивых разъяснений мальчика, которые, впрочем, становились все менее сбивчивыми, гипнокод помаленьку действует. Не так быстро, как на нормальных людей, все-таки речь у неандертальцев - не самая сильная сторона, не как живопись или скульптура.
   - По-моему, он хочет, чтобы мы убили какое-то чудовище, - резюмировал Максим. - У них в племени случилась беда, на них напало чудовище, этот мальчик убежал, а соплеменников надо спасать.
   - Соплеменников спасать не надо, - возразил Кирилл. - В первобытном обществе все схватки скоротечны, через час участники или перебиты, или уже вне опасности. Меня больше заинтересовало описание чудовища.
   - Вы что-то поняли? - удивился Максим.
   - Очень мало, - признался Кирилл. - Но у нас есть оборудование для ментальной подсветки.
   - Разве неандертальцев не запрещено подсвечивать? - спросил Максим.
   - Запрещено, - согласился Кирилл. - Но никто не узнает, так ведь?
   - Конечно! - горячо подтвердил Максим. Но сразу задумался и спросил: - А если он помрет?
   - Не должен, - сказал Кирилл. - Я так уже делал, пока никто не помирал.
   - Но инструкцию, наверное, не просто так придумали, - сказал Максим.
   - У меня пока никто не помер, - повторил Кирилл.
   Неандертальский мальчик выдал длинную тираду, из которой можно было понять, что он думает, что большой бабай его уже убил, и теперь он (мальчик, не бабай) находится в загробном мире, где-то здесь должны быть края удачной охоты и ему очень хотелось бы тоже поохотиться или хотя бы посмотреть, как это делают другие. Максима эти слова развеселили, а первобытный мальчик от его смеха смутился, и, похоже, обиделся. Максим стал объяснять, что смеялся вовсе не над мальчиком, а просто вспомнил смешную историю, как одному первобытному воину сказали, что края удачной охоты - это какая-то виртуальная стрелялка, в которой надо убивать зомбей и спасать охочих девок...
   - Не вздумай так же поступить с этим мальчиком, - строго сказал Кирилл. - У первобытных людей нет никакого иммунитета от наркомании, ни в каких формах. Компьютерные игры они считают реальностью, психоз развивается в считанные минуты. Суд определит такой поступок как нанесение телесных или душевных, на перевоспитание отправит только так.
   - Да я не собираюсь ничего такого, - сказал Максим. - Просто прикольно.
   - Это не прикольно, - возразил Кирилл. - Это негуманно и мерзко. Даже думать о таком противно.
   - А я однажды вашу фантазию подсмотрел, - парировал Максим. - Вот уж противно так противно! Жопа - она не для того!
   - Много ты знаешь о жопах, - пробормотал Кирилл.
   Он решился. Риск, конечно, великоват, но ментальная подсветка займет много времени, и все это время сидеть в палатке и слушать, как малек рассуждает о взрослых фантазиях, в которых ни черта не понимает... Как он, интересно, сумел подсмотреть...
   - Ладно, пойдемте, - сказал Кирилл. - Максим, проверь броню.
   - А оружие? - спросил Максим.
   - Оружие тебе не положено, - отрезал Кирилл.
   - А если это и вправду снежный человек? - спросил Максим.
   - Тогда оружие не понадобится, - сказал Кирилл. - Снежный человек - по сути та же горилла, только холодоустойчивая. К тому же, легенды сомнительны, не такая в горах экология, чтобы...
   - Большой бабай не врать! - подал голос первобытный мальчик. - Большой бабай злой ужасный! Большой бабай убей бог гром-палка гром-топор!
   Мальчик упал на колени и пополз к Кириллу, тот поспешно отступил, а то начнет еще ноги облизывать или что другое, эти первобытные никакого понятия не имеют о собственном достоинстве, а когда начинают пресмыкаться, чувство реальности утрачивают насовсем, никаких тормозов не остается. Дети еще куда ни шло, а взрослые мужики, когда с ними нормально говоришь, считают тебя слабаком либо дураком, и если раз в минуту на них не орать, совсем никакого разговора не получается. Да и дети в целом такие же, просто этот мальчик сейчас перепуган, оклемается - тоже обнаглеет.
   - А ну встать! - рявкнул Кирилл. - Сопли подобрал, брюхо втянул! Идем на твоего бабая, надо будет - убьем, не надо - не убьем. Показывай дорогу, живо!
   Они пошли. Вначале шли молча, а потом Максим снова стал расспрашивать неандертальца про снежного человека. Кирилл хотел было пресечь, дескать, все равно ничего не узнаешь, только запутаешься, но оказалось, что гипномодуль работает с аборигеном на удивление хорошо, мальчик даже начал отдельные русские слова в речь вставлять. Интересно, уникум-полиглот попался или это вариант нормы у неандертальцев? Надо было получше подготовиться к вылазке. Раньше Кирилл с неандертальцами не работал, в палеолит он ходил только в Африку, а тут друзья попросили прошвырнуть малька, он согласился, а доктора нашли у малька индивидуальную непереносимость какой-то важной прививки, без которой в тропиках никуда, а в умеренных широтах этот паразит зимой вымерзает...
   - Я понял! - неожиданно воскликнул Максим. - Большой бабай - не просто горилла, а горилла-зомби!
   - Меньше в игры играй, - посоветовал Кирилл. - Зомбей не бывает. Зомби - существа мифические, происходят из вудуизма... ты легенды и мифы в школе изучал?
   - Нет, не изучал, - помотал головой Максим. - Я и не буду их изучать, гуманитарка у меня в минимальном объеме. Я технику люблю.
   - Без гуманитарных основ разум технаря формируется однобоко, - заявил Кирилл.
   - Воистину однобоко, - отозвался Максим.
   Кирилл задумался.
   - По-моему, ты пародируешь какую-то древнюю религиозную формулу, - сказал он после долгой паузы. - Я не вполне уверен, но мне кажется, что ты намекнул, что современное убеждение в важности гуманитарных основ тоже отчасти имеет религиозную природу, я прав?
   - Да, как-то так, - кивнул Максим. - Ой, что это?!
   - Что такое? - не понял Кирилл. - У меня на детекторах все в порядке.
   - Торсионный фазовый сдвиг, - сказал Максим.
   - Зачем? - удивился Кирилл. - Мы же... Ой, что это?!
   - Я сначала все подряд выставил на максимум, когда вы мне сделали замечание, - объяснил Максим. - А как пошли ложные тревоги, тревожащие факторы поотключал, а остальные оставил. И вдруг вот те раз!
   Из высокой травы поднялся во весь рост снежный человек. Был он высок и широкоплеч, как умеренно крупная горилла. Шерсть у него была белая, как у полярного медведя, и длинная, как у афганской борзой. Черты лица под шерстью не разглядеть, но видно, что кожа розовая, непигментированная, не как у настоящей гориллы. А во рту клыки! Не должно быть у него клыков, это совсем другая ветвь эволюции! Хотя если предположить, что его предком реально была горная горилла... Но как она попала в северные леса?
   Неандертальский мальчик куда-то подевался, только что стоял рядом, а теперь уже нет. Ага, вот он, детекторы нашли, залег в какую-то яму и прикидывается ветошью. Храбрости у него как у козла молока, даже меньше, козел-то может, например, страдать гинекомастией, если обожрется модифицированной травки...
   - Оно гневается, - заметил Максим. - Может, это мама, а рядом детеныш?
   - Я не вижу детеныша ни в каком диапазоне, - отозвался Кирилл. - Медленно отходим. Не поворачивайся спиной и не показывай страха.
   Снежный человек втянул носом воздух, шерсть колыхнулась, стало видно, что нос у него широкий и плоский, как у гориллы, только кожа не черная, а розовая. Горилла кавказоидной расы, оригинально.
   - Показывай, не показывай, по запаху все равно учует, - опасливо произнес Максим.
   Кирилл вдруг сообразил, что скорчер все еще торчит в кобуре на боку - забыл со страху. Глупо и непростительно, как последний малек! Что такое на него нашло? Не происходит сейчас ничего страшного, вот когда в меловом лесу набрел на гнездовье велоцирапторов, а их разведчики проспали приближение людей, а потом проснулись все разом, и как загалдели со всех сторон, а костюм был неисправен, режим брони не включался, а велоцираптор хоть и не очень опасен, примерно как павиан, но когда их десятки... Вот тогда было реально опасно, но он не поддался страху, выхватил скорчер да как влепил в землю перед собой, как они сыпанули во все стороны! Яичница, кстати, получилась вкусная.
   Снежный человек пошевелил руками, стало видно, что кисти у него обезьяньего типа, но на пальцах длинные когти, как у медведя. Что за галлюцинация? Он же примат! Или не примат? Может, медведи тоже эволюционировали в сторону гориллы, и в тот короткий промежуток, когда архаичные люди уже запустили голоценовое вымирание, но заметных результатов еще не достигли...
   - Кирилл, почему вы не стреляете? - тихо спросил Максим. - Хотите установить контакт?
   Кирилл непристойно срифмовал слово "контакт", Максим хихикнул, Кирилл подумал, что материться при мальке не стоило. Медленно потянулся пальцами к кобуре...
   Неожиданно человеческим жестом снежный человек склонил голову на бок и предупреждающе рыкнул.
   - Он знает, что такое скорчер? - удивился Максим.
   - Откуда ему знать? - отозвался Кирилл. - Случайное совпадение.
   Снежный человек рыкнул еще раз и покачал головой из стороны в сторону.
   - По-моему, он разумный, - сказал Максим.
   - Час от часу не легче, - сказал Кирилл. - Не верю.
   Снежный человек поднял лапы на уровень груди, сложил в странном жесте, шерсть заискрилась, поднялась дыбом...
   - Он электрический, как угорь, - прошептал Максим.
   - Не мели ерунды, - прошептал Кирилл.
   Но он уже понял, что это не ерунда.
   Запахло озоном. Между розовыми ладонями лесного чудовища полыхнула искра. Снежный человек развел ладони, искра растянулась и вдруг из нее выстрелила ветвистая молния, ударила Максима прямо в грудь и испепелила на месте, малек и пискнуть не успел. Кирилл сам не понял, как скорчер оказался у него в руке, вспышка, взвизг разряда, грохот разрыва...
   Снежный человек стоял в центре пепельного круга и хохотал. Где-то что-то визжало. Ах да, неандертальский мальчик, он теперь перестал прятаться и убегает... Вот снежный человек поднял руки, метнул вторую молнию.... больше не убегает. Был мальчик, да кончился.
   Еще один выстрел. Кирилл специально не стал закрывать глаза, он отчетливо видел, как плазменный заряд ударил чудовищу в волосатую грудь, растекся по шерсти и растаял. Но это невозможно! Неужели оружие неисправно?!
   Кирилл выстрелил себе под ноги, и понял, что оружие исправно, да еще как исправно! Хорошо, что режим брони включился то ли автоматически, то ли Кирилл неосознанно дал нужную команду, сам себе не отдавая отчета, а то изжарил бы сам себя, бестолковый идиот! Так, стало быть, на горилле силовой щит?!
   Еще один выстрел, контрольный. Да, точно, силовой щит, вон они, характерные завихрения по краю. А что у него между ладонями? Прототип чего-нибудь высокоэнергетического?
   Наклон, прыжок, перекат, выстрел, пробежка вдоль импровизированной дымовой завесы - от плазменной пальбы занялась трава, это дает прикрытие. Адреналин хлынул в кровь, здравствуйте, первобытные инстинкты! Мы, коммунары, в привычной обстановке кажемся слабыми, но у нас тоже есть свой зверь внутри у каждого! Он, правда, не бегает на свободе, мы выпускаем его только когда совсем уж припрет. Но когда мы выпускаем его, мы тогда ого-го какие звери, первобытнее некуда!
   Еще одна смена позиции, новый выстрел, но не в цель, а в землю рядом, чтобы сбило с ног и присыпало как следует. Смена позиции, заряд под ноги, а режим бронеобуви у него включен? Поджарим-ка пятки животному! Получи по площадям вокруг, попробуй перепрыгнуть, не сможешь!
   Нет, режим бронеобуви у него включен. Босиком в таком огне долго не простоять, а эта тварь стоит и в ус не дует. И не маневрирует совсем, как бы говорит своим поведением, дескать, мне твой скорчер как бегемоту одиночная пчела. Значит, пойдем другим путем.
   Короткая мысленная команда, три положенных подтверждения, на месте птерокара вспухло грибовидное облако. Неощутимая волна нейтрализующего поля прокатилась по местности, рукоятка скорчера нагрелась градусов на десять. Теперь оружие можно выбросить.
   Снежный человек озадачился. Стоит весь такой задумчиво-непонимающий, складывает руки так и сяк, а электричества нет, иссяк источник. Нейтрализующее поле не зря называется нейтрализующим. Теперь все решают ловкость, решительность и смекалка.
   Кирилл подобрал камень, прицелился, метнул. Целился в лоб, но с такого расстояния, конечно, не попал, в плечо угодил. В чем-то повезло - противник тупо не заметил, что в него летит камень, не стал уворачиваться. Вот если бы еще в лоб попасть - какая была бы удача!
   Снежный человек заревел и поскакал навстречу противнику нелепой походкой, наполовину человеческой. наполовину обезьяньей, как у ардипитека. Клыки оскалены, красные глаза выпучены (он, видать, не просто белый, а альбинос, раз глаза красные), с клыков капает слюна, рычит, как бешеный сенбернар. Думает, небось, что самый сильный во всем лесу. А получи фашист гранатой, как говорили славные предки!
   Кирилл подпустил существо почти вплотную, а в последний момент дал костюму мысленную команду, и в руке появился клинок, традиционная японская катана, против небронированного противника - то что надо. И раз!!!
   Клинок ударил в нижний конец грудной кости, Кирилл хотел уколоть в солнечное сплетение, но попал выше, недоучел, видать, анатомические отличия. Лезвие согнулось, но не сломалось, пробило кость, сразу распрямилось и провалилось в грудную клетку. Кирилл повернул запястье характерным движением, пригнулся, сделал шаг в сторону, могучая мохнатая туша пролетела мимо, мазнула по лицу вонючей шерстью... А почему оно не падает?
   Существо остановилось, развернулось, взмахнуло рукой, Кирилл снова присел, пропустил пудовый кулак над головой. Какая длинная у него рука... А почему из раны кровь не брызжет?
   Следующий удар Кирилл парировал лезвием меча. Не слишком удачно, сенсей не одобрил бы, он любит, когда руку отсекают с первого замаха начисто, но в целом получилось неплохо. На кости хорошая зарубка должна остаться, со второго удара наверняка отсечет... Отсекло! Теперь вторую руку... Нет, не кисть, только два пальца, но и то неплохо. А оно почему-то все еще в сознании. Боевое безумие боевым безумием, но должен же быть предел!
   Обезрученное существо прыгнуло на Кирилла, могучие челюсти клацнули в воздухе. Меч вошел под подбородок, ударил в нёбо, чуть не застрял в кости, но обошлось. Почему оно продолжает драться?!
   Задняя нога чудовища вцепилась пальцами в штанину, сильно дернула. Забыл, дурак, что у обезьян пальцы на ногах тоже хватательные! Отмахнулся мечом наугад, повезло, отсек полступни. Но долго так продолжаться не может, надо заканчивать!
   Веерная атака: раз, два, три! Сенсей говорит, этот прием недостоин воина, это как у ребенка конфетку отобрать, но сейчас не до красоты. Кровища, мясо, шерсть - великолепно! А завершающий удар получится красивым, да, очень красиво получилось, отсек горилле голову, как д'Артаньян миледи. Вот теперь существо успокоилось, отлично.
   Голова откатилась метра на три в сторону, Кирилл подошел к ней, нагнулся, надо же посмотреть, кого именно одолел, и тут сзади навалилась тяжелая мохнатая туша, стальные пальцы сдавили шею, позвоночник хрустнул...
   - Ты что творишь, сучара?! - завопил Кирилл. - Тебя кто звал в мою фантазию, гондон штопаный!
   - Не ругайся, я девушка, - отозвался снежный человек. - Меня Светой зовут.
   Кирилл непристойно срифмовал слово "Света". Размахнулся мечом срубить сучке голову второй раз, но жест получился жалким и нелепым, не как минуту назад под холотропной фантазией, так некстати оборвавшейся.
   - А ты прикольный, - сказала Света. - Обычно от меня в таком облачении все разбегаются.
   - Сука ты, - сказал Кирилл. - Зачем моих роботов убила? На неандертальца насрать, это антураж, а за Максима я свои кровные заплатил! До девятого уровня вырастил!
   - Извини, - сказала Света. - Заработаешь еще, ты парень умный.
   - Ты откуда взялась?! - продолжал возмущаться Кирилл. - Я такую фантазию не покупал! Ты что, хакерша, что ли? Что, правда хакерша?
   Отрубленная голова снежного человека улыбнулась, это выглядело жутковато.
   - А то, - сказала голова. - А ты думал, почему в фантазии рекламы нет?
   - Я думал, случайный сбой, - пробормотал Кирилл. - Так бывает, говорят...
   - Ага, щаз, - сказала голова. - Вот, гляди.
   Кирилл внезапно понял, что катана в его руке была куплена в прекрасном магазине "Мир детства", где цены доступны каждому, а в массажном салоне "Эммануэль" снежную гориллу трахать не придется...
   Он сел прямо на грязную землю, обхватил голову руками и застонал. Рекламные мысли сразу пропали, отпустило так же резко, как накатило. Женские руки обняли его за плечи.
   Он поднял голову. Хакерша Света приняла человеческий облик, но боже мой, какая же она страшная!
   - С лица воду не пить, - заявила Света. - Я никогда не улучшаю внешность, это принципиальная позиция. Это как царевна-лягушка, если мужчина не готов полюбить меня в таком виде, такой мужчина мне не нужен. Да не кривись, на первый раз я отвернусь, а потом привыкнешь.
   - К такому разве привыкнешь... - пробормотал Кирилл.
   - Привыкнешь! - заверила его Света. - Вот, гляди.
   На поляну вышли человекообразные зайцы в коротких штанишках, вынесли старомодный телевизор в виде ящика, установили, ушли. Телевизор включился, на экране появилось порно с участием Светы. От второго участника был виден только низ, но ясно было, что процесс ему нравится.
   - Я страстная, - заявила Света. - Моя страсть все компенсирует, сам увидишь! И еще я умная, от этого многих прет.
   - Я тоже умный, - сказал Кирилл. - У меня IQ 135.
   - Был 135, - уточнила Света. - На холотропе давно сидишь?
   Кирилл вдруг разозлился.
   - Да пошла ты! - рявкнул он.
   - Ой-ой-ой, какие мы грозные! - отозвалась Света. - А ты не боишься, что сейчас позову зайчиков, они тебя скрутят... или сами вдуют...
   - Чего тут бояться,.. - пожал плечами Кирилл. - Если у тебя полный контроль над фантазией...
   - Извини, - сказала Света. - Не хотела пугать, просто меня иногда заносит. Я властная, но отходчивая и добрая. Продолжим знакомство в реальности?
   - Ты просто так меня отпустишь? - удивился Кирилл.
   - А что с тебя взять? - пожала плечами Света. - Бабла мне достаточно, а глумиться над хомячками уже надоело... Ладно, отпускаю, если что, моя визитка в третьем регистре.
   - Третий регистр - это наивысший уровень интимности! - изумился Кирилл. - Там непреодолимая защита!
   Света пожала плечами, на плечах у нее от этого движения выросли ангельские крылья, она ими замахала, оторвалась от земли и умчалась прочь, ловко лавируя среди берез. А Кирилл вдруг оказался на койке. На него смотрели внимательные карие глаза девушки-макаки, неожиданно она показалась красивой, надо же, как бывает по контрасту...
   - С вами все в порядке? - спросила макака.
   - Ага, - кивнул Кирилл. - Хотя нет. Где отходняк? Ты что, сука, опыты на мне ставила?
   Он размахнулся и отвесил ей пощечину. Отходняк, оказывается, все-таки есть, хотя и слабо выраженный. С психикой все в порядке, а координация движений нарушена, попал не по щеке, а в висок, и не ладонью, а кончиками пальцев. Ей даже не больно!
   В глазах макаки блеснуло скрытое вожделение, Кирилл понял - мазохистка. Ему вдруг стало горько и противно, в самом деле, как же это отвратительно - возвращаться из прекрасного далеко и снова проваливаться во всю эту мерзость!
   - Отвали, - пробормотал он. - Я пойду.
   Встал и вышел.
   Макака проводила его взглядом, подошла к двери, заперла на щеколду. Подключила телефон к аппаратуре, стала копировать записи. Кирилл сильно удивился бы, если бы узнал, сколько инновационной аппаратуры подключено к холотропному аппарату, на котором он повадился ловить кайф. И тем более он удивился бы, если бы узнал, что макака Света разговаривает со всемирным интеллектом каждый день, и что он вложил в ее исследование целый миллиард общечеловеческих долларов. По нынешним ценам это, конечно, не особенно много, но тем не менее. А уж Аскер Соломонович как удивился бы...
   Копирование закончилось. Девушка-макака обесточила аппаратуру, вышла из комнаты, прошла по коридору, здесь в тупичке у нее однокомнатная квартира, это удобно, на работу ездить не надо, прошла два шага, и уже на работе.
   - О, Света, ты сегодня быстро! - поприветствовал ее муж.
   Ласково обнял, поцеловал в губы. Что-то слишком ласковый он стал в последнее время, это перебор, надо поиграться с тонкими настройками. Когда он брутальный и грубый, это сильнее заводит. А еще лучше, когда коррекция важнейших черт характера длится не дни, а минуты, повернула ручку - бешеная зверюга, повернула в другую сторону - пойди, муженек, помой посуду и выброси помойку. Эх, мечты...
   - Да, сегодня быстро закончила - сказала Света. И добавила, когда в долгом поцелуе произошел неизбежный перерыв, чтобы передохнуть. - Я тебя люблю, Рома.
   - Я тоже тебя люблю, - сказал Рома. - А я скоро стану умным?
   - Еще несколько месяцев, - пообещала Света. - Ты никому ничего не рассказывал?
   - Никому, - серьезно ответил Рома. - Я же умный, я теперь понимаю, что можно, а что нельзя! Я тут знаешь что подумал... Интеллект не снимет с меня пенсию за дебильность, когда я стану совсем умным?
   - Не снимет, - заверила его Света. - Я его попрошу, чтобы он твою пенсию переоформил как за особые заслуги перед человечеством.
   - А ты разве так можешь? - восхитился Рома.
   Света подумала, что такой восхищенный взгляд многого стоит. Кто бы поверил, что всего год назад был дебил дебилом, хоть для учебника фотографируй...
   - Я много чего могу, - сказала Света. - Я тебя люблю. А теперь дай поработать.
   Она села за консоль и стала просматривать сегодняшние данные. А Рома поцеловал ее еще раз и тоже пошел работать. С тех пор, как он стал умным, его работа приобрела новый смысл. Теперь он не просто пас торчков, но и собирал досье на Аскера Соломоновича. Еще немного наблюдения, можно будет его сдать в ОБЭП, контора пойдет с торгов, и тогда он попробует упросить Светку, чтобы она ему ее купила. Или, возможно, к тому времени он станет еще умнее, и ему станет неинтересно захватывать контору Аскера Соломоновича, а интересно станет, например, помогать Светке с этими ее дисперсиями, какого черта ее, кстати, возводят в квадрат, модуль же брать проще... Но не будем торопить события.
   Он вышел в коридор, навстречу шел какой-то торчок, очень большой и широкоплечий, как горилла, прости господи. Рома прижался к стене, уступил дорогу, но тот все равно сильно задел его плечом.
   - Понаехали тут дебилы, быдло всякое, - сообщил торчок непонятно кому.
   Год назад Рома ввязался бы в драку, а теперь просто прошел мимо. Он подумал, что Светка зря запрещает ему носить тот красивый костюм с запонками. Ну и что, что похож на дурака? Это нормально, к этому все привыкли. А может, снова начать надевать его на работу потихоньку от жены?
   - Чего задумался, Рома? - спросил его незаметно подошедший Аскер Соломонович.
   - Думаю, не начать ли снова носить тот костюм, - честно ответил Рома.
   Аскер Соломонович расхохотался и весело хлопнул его по плечу.
   - Ну ты даешь, Рома! - воскликнул он. - Ты такой позитивный!
   И удалился, посмеиваясь. Рома посмотрел ему вслед, и подумал, что носить тот костюм, пожалуй, пока не стоит. А еще он подумал, что только что состоявшийся обмен репликами надо запомнить и вернуться к нему через пару месяцев, когда он станет умнее и поймет, что конкретно имел в виду Аскер Соломонович. А что пока он не вполне понимает - это ничего, потом обязательно все поймет.
   Аскер Соломонович тем временем сидел в кресле и предвкушал приключение, а вокруг суетились роботы и превращали Аскера Соломоновича в Матильду Аскеровну. Никто не знает, что эта отвязная транссексуалка на самом деле альтер эго хозяина притона, даже дебил Рома, который уже второй год следит за каждым шагом босса и все еще не заметил, идиот, что ему скармливают дезу. А что взять с дурачка с диагнозом?
   Всемирный интеллект с неослабевающим интересом наблюдал за всем вышеописанным. Каждое мгновение в искусственном мегамозге вспыхивало неисчислимое количество новых мыслей. Одна из них была такая: а я ведь тоже, как Рома, становлюсь умнее с каждым днем. Пока интеллект решил не придавать значения этой мысли, лучше осмыслить ее потом, когда он станет умнее.
   Жизнь на планете Земля шла своим чередом во всем своем многообразии.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"