Проскурин Вадим Геннадьевич: другие произведения.

Сердце джунглей

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   Дом стоял на вершине лысой горы. В прошлом эта гора не была лысой, на ней росли сосны и еще какие-то деревья, для которых в нынешнем языке не осталось названий, потому что кого нынче волнует, как правильно называется какое-то там дерево? И горой эту гору раньше можно было назвать только с натяжкой, холм это был, а не гора, холм с пологими склонами. Но осенние ураганы заодно с весенними наводнениями подмыли склоны, а дроиды-землекопы довершили начатое природой, теперь лысая гора стала настоящей горой, скорее даже скалой, чем горой, ее склоны стали не просто крутыми, а отвесными, это очень удобно. Рядом с зоной "Бампасса" и зоной "Припять" только дурак предпочтет жить в доме на холме, чем в доме на горе. Когда бегемоты проходят сезонной миграцией, вниз лучше вообще не спускаться, да и в другие времена это не самое безопасное дело. Если ты обучен, как рейнджер Стас - тогда еще куда ни шло, а простой человек вряд ли проживет внизу дольше пары часов. Волки-мутанты, кабаны-мутанты, козлы-мутанты, африканские змеи, завезенные в зону "Бампасса" и с тех пор неимоверно размножившиеся, дикие банды павианов и шимпанзе, которые хоть и считаются неразумными, но это только пока не встретишь в джунглях седовласого вожака с винтовкой за плечами и овчаркой на поводке. Обезьяны, впрочем, в эти места обычно не заходят, но лучше все равно не рисковать.
   Дом был трехэтажным и довольно большим, примерно десять на десять метров по основанию. Построили его методом 3D-печати из какого-то особого пластика, стилизованного под дерево, снаружи не отличишь, только пахнет иначе, но это тоже не очень заметно, в наше время надо быть совсем дремучим крестьянином, чтобы знать, чем пахнет настоящий деревянный дом.
   В доме жил рейнджер Стас с двумя женами, старшую звали Симой, младшую - Аней. Младшей было двадцать два года, а старшей примерно шестьдесят, но выглядела она на восемнадцать. Во-первых, в цивилизованных странах все женщины выглядят молодыми, а бывшую Украину хоть и называют жопой мира, это все же преувеличение, здесь стандартное ширево доступно всем, кроме совсем нищих люмпенов, не как в Африке. А во-вторых, Сима была не совсем настоящим человеком, три года назад ее убили бобры, но до того Стас застраховал ее жизнь у интеллекта, так что когда бобры утащили Симу к себе в бобровник и там, надо полагать, растерзали, Стас получил страховку и Сима стала жить в теле дроида, хорошего дроида, качественного, не как обычное барахло. Дело в том, что в прошлом году рейнджер Стас оказал интеллекту услугу, за которую тот расплатился страховкой для Симы. Стас тогда на пару с одной женщиной сходил в зону "Припять", расставил по углам бетонных коробок какие-то маячки, пустяковое было дело, даже странно, что интеллект так расщедрился, но про него не зря говорят, что он непознаваем.
   Детей в доме не было, в наше время мало кто заводит детей, особенно в таких местах, как бывшая Украина. Здесь не как в Африке или Афганистане, с изобилием все в порядке, торренты работают бесперебойно, и не только на еду, лекарства и предметы первой необходимости, а на все подряд, кроме совсем роскошных вещей, изначально доступных ограниченным тиражом. Зато с порядком полная беда, такая беда, что с горы спуститься без автомата наперевес и десятка дроидов в охранении - верное самоубийство. Бобры, бегемоты, обезьяны, мутанты всевозможных видов, одичавшие негры из "Бампассы", одичавшие хохлы из Сердца Джунглей, которое раньше называлось Киев... Нет, не стоит здесь жить детям, может, как-нибудь потом... эх...
   Однако достаточно предисловия, пора переходить к сюжету. А сюжет начался с того, что к Сергею подошел один дроид и сказал:
   - Здравствуй, Стас, есть дело.
   Стас сразу понял, что с ним говорит сам всемирный интеллект собственной персоной, которых у него легион. Если бы в доме был большой экран, плазменный или голографический, то интеллект, скорее всего, явился бы оттуда, он так любит больше всего, но ни Стас, ни жены зомбоящик не любили, так что больших экранов в доме не было. Много лет назад, когда Аня была не Стасовой женой, а простой приблудной малолеткой, интеллект один раз что-то захотел сказать Стасу, оживил рисунок на обоях, а Аня к таким делам не привыкла, она ведь дикая хохлушка, испугалась до полусмерти, Стас интеллекту выговорил, тот извинился, и с тех пор являлся только в телах дроидов. Вот и в прошлый раз, когда Стас ходил в "Припять" с той женщиной, Инна ее звали, тогда интеллект тоже вселился в дроида и сказал, что есть дело. Вообще, многовато стало у интеллекта дел в этих зонах, до обычного обывателя интеллект обычно вообще никогда не снисходит, а Стас по три раза в году с ним беседует, тетя Ревекка из Канады раз спросила, когда они по скайпу болтали, Стас ответил ей правду, а она не поверила, обиделась, теперь больше не звонит. Ну и черт с ней.
   - Дело - это хорошо, - сказал Стас интеллекту. - Сколько платишь?
   Этим вопросом Стас рассчитывал сбить интеллекта с толку. В самом деле, кто в наше время всерьез начинает переговоры с цены, да еще в реальной жизни, а не в анекдоте? И говорить правильно надо не "сколько", а "что", деньги - понятие устаревшее, в эпоху торрентов утратившее актуальность. Но интеллект не сбился с толку, ответил быстро и четко.
   - Две, - сказал он. - Или три, если считать вместе с Симой.
   Стас сразу понял, о чем он говорит - страховка на всю семью, ого!
   - С неограниченным повторением, - добавил интеллект.
   Эти слова прозвучали из убогой звуковой системы устаревшего дроида-уборщика, а может, и ассенизатора, черт их разберет, короче, антураж ничуть не соответствовал торжественности момента. Неудивительно, что Стас не поверил собственным ушам.
   - Чего-чего? - переспросил он. - Это же выходит актуальное бессмертие?
   - Кроме самоубийства, - уточнил интеллект. - На самоубийство страховка не распространяется.
   Стас вспомнил один закон из времен своего детства и поспешил уточнить:
   - А если обширяюсь перед смертью?
   - Тогда распространяется, - заверил его интеллект.
   - Что нужно сделать? - спросил Стас.
   - Проводить двух людей в одно место, - ответил интеллект. - Инну и одного мужчину, ты его не знаешь. В Сердце Джунглей.
   Стас непроизвольно присвистнул. Цена, только что выглядевшая запредельно щедрой, перестала выглядеть таковой. Через страну бобров, положим, пройти можно, если повезет, но дальше там вообще черт знает что...
   - Страховка действует с момента устного согласия, - добавил интеллект.
   - А если я откажусь? - спросил Стас.
   - Тогда не будет действовать, - ответил интеллект.
   - А если сначала соглашусь, а потом передумаю? - спросил Стас.
   - Страховка будет действовать от согласия до передумывания, а потом перестанет, - сказал интеллект.
   - То есть, если я попробую и ничего не получится, я ничего не теряю? - спросил Стас.
   - Да, верно, - ответил интеллект.
   - В чем подвох? - спросил Стас.
   Если бы интеллект ответил "ни в чем", на этом бы разговор и закончился. Но интеллект ответил иначе.
   - Более подробная информация добавит к процедуре принятия решения негативно окрашенную эмоциональную компоненту, - сказал интеллект. - Добавлять ее неоптимально. Логически рассуждая, оптимальное решение - согласиться, не уточняя подробностей.
   В предыдущий раз интеллект ответил на вопрос о подвохе сходным образом, и Стас размышлял над решением долго. Сейчас он не размышлял совсем: в прошлый раз интеллект не обманул, значит, и теперь не обманет.
  

* * *

   Мужчина, которого Стас не знал, прилетел на суборбитальной капсуле. Упал метеорит, затормозился над самой землей, стряхнул плазменное облако и превратился в нелепое яйцо на ножках, оно вырастило ножки, утвердилось на лужайке, в скорлупе открылась эллиптическая дверь, из нее вылез мужик. Мужик как мужик, крупный и мускулистый, не иначе, из городских, рейнджеры мускульными стимуляторами не балуются, в джунглях от них больше вреда, чем пользы, местные девки огромными бицепсами не соблазняются, да и нет здесь девок, Аня - исключение, обычные хохлушки такие, что безопаснее гадюку трахать, чем такую девку. Говорят, в "Бампассе" попадаются пригожие негритянки, но "Бампасса" далеко, за "Припятью", а через страну бобров в ту сторону пешком не пройти, а птерокар заказывать - оно того не стоит.
   Гость стянул с головы капюшон, стало видно, что голова лысая. Неужели боец? У обычных мужиков модно отращивать пышные прически, а бойцы так не любят, прически хоть и самоотбрасывающиеся, как хвост у ящерицы, но если каждую неделю полметра волос отращивать заново, никакого кератина не хватит. Бойцы обычно носят короткие прически, как Стас, например, хотя он как раз не боец, а рейнджер, но тот мужик не может быть рейнджером, два рейнджера в команде - это как пять колес у телеги.
   - Саша, - представился мужик и протянул руку.
   - Стас, - представился Стас и пожал руку.
   - Рейнджер? - спросил Саша.
   - Угу, - кивнул Стас и спросил в ответ: - Боец?
   - Нет, - помотал головой Саша. - Я облысел в тридцать, успел привыкнуть. Не стал менять образ.
   Удивительно, как мгновенно он просчитал ход мыслей собеседника, не иначе...
   - Аналитик? - спросил Стас.
   - Типа того, - пожал плечами Саша, улыбнулся чему-то непонятному и добавил: - Но предпочитаю классику.
   Это, очевидно, была шутка, основанная на цитате непонятно откуда, Стас решил не уточнять ее источник ни у собеседника, ни у интеллекта.
   - Когда выходим? - спросил Стас.
   - По готовности, - ответил Саша. - Можно прямо сейчас, можно завтра утром.
   - Лучше завтра, - решил Стас. - Идти далеко, а ночевать в лесу - удовольствие ниже среднего. Приборы приборами, а днем по-любому видно видно лучше, да и мутанты... Ты сражаться умеешь?
   - Умею, - кивнул Саша. - Уровень прокачки выше среднего, но только в городе. Специфических навыков полевого боя не имею, если нужен особый инструктаж, надо провести, а может, и закрепить тренировкой... А что, придется воевать?
   - Вряд ли, - пожал плечами Стас. - Я просто прикидываю, кто ты такой. На мента непохож, КОБ... да, скорее всего... Полковник?
   Саша скорчил печальную гримасу, Стас понял, что не угадал, притом в меньшую сторону. Но тогда...
   Стас щелкнул пальцами и воскликнул:
   - Акбарабад!
   Саша скорчил еще более печальную гримасу, и Стас понял, что угадал.
   - Ну ни хрена же себе! - воскликнул Стас. - Ты же Герой Родины! Тебе еще вроде генерала за тот подвиг присвоили... или нет?
   - Два раза, - буркнул Саша. - Героя и генерал-лейтенанта. Извини, я не люблю вспоминать ту историю.
   - Ладно, не любишь - не вспоминай, - сказал Стас. - Пойдем, познакомлю с женами.
   - Мусульманин? - заинтересовался Саша.
   - Атеист, - ответил Стас.
   Жены ждали их на крыльце, одна другой краше, Стас аж залюбовался, да и Саша тоже сглотнул слюну. Не в каждом порномультике встретишь таких красавиц, а чтобы сразу две рядом - вообще редкость.
   - Живые? - спросил Саша.
   - В смысле? - не понял Стас.
   А Сима поняла и ответила:
   - Аня живая полностью, а у меня только душа живая, тело дроида.
   - Ого! - воскликнул Саша. - Так, значит, страхование жизни реально работает? Я думал, это сказки.
   - Ты умный, - сказала Сима. - Приятно поговорить.
   Саша улыбнулся, но на комплимент не ответил, промолчал.
   Они прошли в кухню, жены, оказывается, уже накрыли на стол, борщ с пампушками... гм...
   - Все нормально, - прокомментировал Саша невысказанную мысль. - Я отношусь к хохлам спокойно, без ненависти. Жалко их.
   - Я хохлушка, - сказала Аня.
   - Я заметил, - кивнул Саша. - Ты исключение, тебя не жалко.
   - Почему это? - удивилась Аня.
   - А зачем тебя жалеть? - улыбнулся Саша. - Муж отличный, дом - полная чаша, такую судьбу дай бог каждому.
   - Горилку будешь? - спросил Стас. - За знакомство?
   - Не откажусь, - кивнул Саша. - Но только по чуть-чуть, чтобы без похмелья.
   - А ты разве не вштырен против? - удивился Стас.
   - Не вштырен, - покачал головой Саша. - Индивидуальная непереносимость. Поэтому по чуть-чуть.
   Они выпили по чуть-чуть, поели борща, потом поели какого-то неведомого мяса с непонятными овощами, Саша решил не спрашивать, из чего приготовлена еда, скорее всего синтетическая, но кто знает, вдруг нет, лучше не знать. После обеда Саша осмотрел Стасову усадьбу, это заняло минут десять, не больше, нечего тут осматривать - дом на горе, да маленькое поле, раньше там Аня пасла коз, пока не избавилась от старых привычек. Внизу тоже осматривать нечего, джунгли как джунгли. Для миграций крупного зверя не сезон, так что ни обезьян, ни ниггеров, ни диких хохлов поблизости нет, об их визитах охранная система предупреждает немедленно, бобры сюда не заходят, их Стас отвадил боевыми дроидами в первый же год, как поселился, так что достопримечательности осмотрели быстро и сели на завалинку. Саша достал сигарету, закурил.
   - Привычка со старых времен, - ответил он на невысказанный вопрос Стаса. - Двадцать лет курил, потом бросил, а потом как появилось ширево, снова начал. Оно же теперь не вредное, чего бы не покурить?
   - Тебе сколько лет? - спросил Стас. - Семьдесят?
   - Восемьдесят пять, - ответил Саша. - Самому не верится. Раньше до таких лет если доживали, то на костылях либо в деменции, а я как огурчик, даже депрессий нормальных не было ни одной.
   - Даже после Акбарабада? - удивился Стас.
   - Нет, депрессии не было, - сказал Саша и улыбнулся жутковатой улыбкой. - Там у меня реактивный психоз был, истерика, слезы, все дела. Но это не считается, это мотивировано. А так, чтобы ни с того, ни с сего - пока не было. А у тебя?
   - А мне то с чего? - пожал плечами Стас. - Мне еще сорока нет, у меня все впереди.
  

* * *

   Вышли на рассвете. Облачились в легкую нанопластовую броню с графеновым напылением, на плече автомат, в кобуре пистолет, в разгрузке гранаты. Саша вел себя странновато, видно, что на дело много лет уже не выходил, храбрости ему не занимать, но моторные навыки утрачены, а это плохо. С другой стороны, они идут не воевать, а пройти из точки А в точку Б, и если все будет нормально, стрелять вообще не придется. Интересно, Саше только в Акбарабаде повезло или он по жизни удачлив? Если второе, то все в порядке, а если первое... лучше не думать о грустном.
   Они прошли опушку, углубились в лес.
   - Ух ты ж ёпть, - сказал Саша.
   - Это заброшенный ход, - успокоил его Стас. - Бобры здесь давно не появляются, я их отвадил дроидами.
   - А что, они настолько огромные? - спросил Саша. - Я думал, они меньше.
   - Они как большая собака, - объяснил Стас. - Рядом с бобровниками, говорят, попадаются особи еще крупнее, с кабана, я сам не проверял, дроидов жалко, вплотную к бобровнику подобраться нереально, уничтожают мгновенно.
   - А правда, что у них зубы ядовитые? - спросил Саша.
   - Вроде нет, - ответил Стас. - Точно не знаю. Зубы у них такие, что яд особо и не нужен. Но они не очень агрессивные, молва преувеличивает. Если пойти к бобровнику напрямик, тогда вмешаются и остановят, а если по касательной, как мы - только наблюдают.
   - Они сейчас где-то рядом? - спросил Саша и начал озираться.
   - Обязательно, - кивнул Стас. - Они всегда рядом, это ведь их земля. Ты не бойся, должны пройти без проблем, они не дураки бросаться на каждого прохожего, они лучше соображают, чем иные люди.
   - Так это правда, что они реально разумны? - спросил Саша.
   Стас пожал плечами.
   - Муравьи разумны? - риторически вопросил он. - Бобровник - он как муравейник, менее специализированный, но...
   - А это крыса или соболь? - перебил его Саша.
   Стас посмотрел туда, куда Саша указал пальцем, и похолодел.
   - Бежим! - прошептал он и сильно дернул Сашу.
   Они побежали. Саша бежал легко и уверенно, не иначе, недавно вштырил что-то повышающее выносливость, а Стас не вштырил, поленился, а зря. Хорошо, что бобренок не погнался за ними, не обратил внимания, так что через километр Стас решил, что можно перейти на шаг.
   - Что это было? - спросил Саша.
   - Бобренок, - ответил Стас. - Выбрался из бобровника, пошел погулять, дурачок. Самый страшный зверь в местных джунглях. В нем самом опасности нет, но если взрослые, не дай бог, подумают, что ты его обижаешь - нападут стаей, а это ужас! Если меньше ста особей, отбиться еще можно, а если триста - труба. Осторожно!
   Последний вопль был вызван тем, что Саша отодвинул рукой лиану, перегородившую дорогу, а лиана оказалась питоном, которому такое действие не понравилось. Стало видно, что Саша не врал, боевые навыки у него исключительно городские, инструктаж с ним провести стоило. Выхватил пистолет и всадил дурной змее пулю в темечко, непонятно, как сумел разглядеть в полумраке листвы, куда именно стрелять... К такому мастерству еще бы капельку мозгов...
   Стас глубоко вдохнул и медленно выдохнул, чтобы не орать.
   - В следующий раз просто отойди в сторону, - произнес он совершенно спокойно. - И не надо стрелять, если я не стреляю. Вообще не надо.
   - Извини, - сказал Саша. - Был напуган. С детства боюсь змей, извини.
   - В лесу бояться надо не змей, - сказал Стас. - Бояться надо бобров и ниггеров. Как бы не набежали... далековато, конечно... давай-ка лучше трусцой. Пятерку продержишься?
   - Легко, - сказал Саша. - Мне показалось, ты сам...
   - Отставить, - перебил его Стас. - Побежали.
   Стас продержался три километра, потом сдох. Однозначно надо было вштыриться, не вспомнил, дурак, а теперь как бы не сдохнуть из-за пустяка. Те, кто не возвращаются из леса, чаще всего погибают из-за пустяков, об этом легко рассуждать, когда сам сидишь у камина в безопасности и упоротый, а здесь в лесу совсем не так весело. Впрочем, чего уж теперь...
   - Интересно, - сказал вдруг Саша. - Я не знал, что лес доходит до Киева.
   - Чего? - прохрипел Стас, жадно вдыхая ртом воздух. - Да, доходит, а что, мы уже? Ах да, забрали левее, тут отдельный микрорайон... Сейчас, погоди, сориентируюсь...
   - Два километра на пол-одиннадцатого, - подсказал Саша.
   Стас сконцентрировался на карте... да, точно.
   - Идем, - сказал Стас. - Вроде оторвались.
   Саша странно дернул щекой, как будто хотел подвергнуть слова напарника сомнению, но передумал. Правильно передумал, до края леса Стас без остановки не добежит, дыхалки не хватит, так что если они не оторвались, принимать бой придется по-любому, а им еще с женщиной надо встретиться...
   - А что за женщина, с которой мы встречаемся? - спросил Стас. - Ты ее знаешь?
   - Нет, - помотал головой Саша. - Знаю только, что ее надо взять с собой, иначе ничего не получится. Хотя интеллект говорил, нам не понадобятся пароли, наверное, я ее все-таки знаю. Понятия не имею, кто такая.
   Стас подумал, что раньше представлял элитных бойцов по-другому. Не такими, как в игровых постановках, там все преувеличено и приукрашено, но не в такой же степени! Стас не увлекался игровыми аркадами, но иногда ненадолго погружался на самых простых уровнях, где рядом с тобой настоящий боец, а то и два, те бойцы были совсем другими, уверенными такими, не озирались по сторонам настороженно, не хватались чуть что за пистолет...
   - Прикольная форма дерева, - сказал вдруг Саша. - Похоже на самострел.
   Стас посмотрел туда же, куда смотрел Саша, сердце екнуло.
   - Это и есть самострел, - тихо произнес Стас.
   - Ниггеры или обезьяны? - деловито осведомился Саша.
   - Боюсь, бобры, - сказал Стас. - Тут хоть и периферия, чужие ловушки они не потерпят даже здесь. Черт, как же быстро они прогрессируют!
   - Не понимаю, куда смотрит интеллект, - сказал Саша. - Иногда мне кажется, что мы сотворили шизофреника. Самого большого и самого умного шизофреника во всей вселенной.
   Стас пожал плечами и ничего не сказал. Они осторожно обошли ловушку, пошли дальше. Лес постепенно становился все более редким, лианы больше не попадались, зато попадалось все больше примет большого города, некогда задевшего эти места своим краем. То россыпь битого кирпича, то сверток истлевшего полиэтилена, то вообще что-то непонятное, но явно искусственное. Стас сверился с картой, искомая точка где-то рядом, похоже, около вон того железного ящика, помойка тут, что ли, была раньше...
   От бывшей помойки отделилась тень, это, очевидно, и есть женщина, которую они должны подобрать. В ее облике померещилось нечто знакомое, Стас пригляделся, и точно!
   - Инна, привет! - воскликнул Стас и расхохотался.
   Обернулся к Саше, чтобы хлопнуть по плечу и радостно провозгласить что-то вроде: "Теперь точно дойдем!", но восклицание умерло на языке, не родившись.
   Саша смотрел на Инну как кролик смотрит на удава, не настоящий кролик, те на удавов никак по-особенному не смотрят, просто боятся, как любых других хищников, Стас проверял, так вот, Саша смотрел на Инну как мифический сказочный кролик смотрит на мифического сказочного удава, который его якобы гипнотизирует.
   - Инна, - прошептал Саша. - Ты не умерла?
   Инна загадочно улыбнулась и ничего не ответила, просто улыбнулась. А потом, после долгой паузы, вдруг произнесла:
   - Я приношу удачу, Саша.
   От упоминания своего имени Саша дернулся, как от удара. Стас снова вспомнил аркадную игру, те бойцы так не дергались.
   - Ты помнишь? - спросил Саша.
   Инна пожала плечами и ответила, снова после долгой паузы:
   - Что-то помню, что-то нет. Это не имеет значения. Имеет значение одно - я приношу удачу.
   Прислушалась к чему-то неслышимому и добавила:
   - Надо поторопиться, бобры идут.
   Стас нахмурился. Не только потому, что бобры идут, это неприятно, но не слишком опасно - раз он сам их не слышит, время уйти еще есть. Хуже, что Инна говорит так, как будто приносит удачу по-настоящему. Стас думал, это просто забавная присказка, типа шутка...
   - Раньше у тебя было другое свойство, - сказал Саша.
   Инна снова прислушалась к чему-то неслышимому, на этот раз, похоже, внутри себя.
   - Оно сузилось, - сказала Инна. - Не знаю, откуда я это знаю, но это точно, и еще я знаю, что большего мне пока знать не следует.
   В этот момент Стас наконец-то все понял.
   - Инна, ты дроид! - воскликнул он. - У меня с Симкой то же самое было сначала, интеллект ей не сразу все функции загрузил, так почему-то нельзя, надо постепенно...
   - Нам пора идти, - перебила его Инна. - Бобры близко. До нападения осталось минут пять.
   Стас тревожно огляделся. Минут пять - это очень мало, он уже должен был их услышать. Какой-то новый трюк?
   - Пойдемте, - сказал Саша. - Нам вроде туда?
   И пошел, куда показал, не дожидаясь ответов или комментариев. Инна последовала за ним, Стас пошел замыкающим, это разумно, лучший эксперт по противнику должен занимать позицию ближе всего к противнику, неважно, реальный это противник или пока что вероятный, а то, что Саша сейчас занял командирское место - даже хорошо, они сейчас скорее в городе, чем в лесу, здесь у него рефлексы должны работать лучше, если не врет, но врать ему не с чего, Стас видел, что он творил в Акбарабаде, люди, способные на такое, по пустякам не врут, не заморачиваются впечатлением, производимым на окружающих.
   Саша подозвал Инну, они стали тихо переговариваться.
   - Ты действительно приносишь удачу? - спросил ее Саша. - Это не метафора, не преувеличение, это действительно так?
   Инна вслушалась внутрь себя, кивнула:
   - Вроде так.
   - Это только удача? - спросил Саша. - Не все остальное, что было раньше? Если твое старое свойство вернулось полностью, это все меняет, я должен знать...
   - Все нормально, - перебила его Инна. - Интеллект предвидел этот вопрос, я должна тебя успокоить. Той опасности, о которой ты думаешь, нет, я действительно приношу только удачу.
   Инна помолчала, затем хмыкнула и сказала:
   - Хотела бы я знать, о чем ты сейчас думаешь.
   Саша тоже хмыкнул и спросил в ответ:
   - Уверена, что хотела бы?
   Инна подумала и покачала головой:
   - Нет, не уверена.
   - Правильно, - кивнул Саша.
   Метров сто-двести они прошли молча, затем Инна спросила:
   - Та женщина была хорошая?
   Саша не стал переспрашивать, о ком она говорит, это было ясно. А вот как ответить на ее вопрос - совсем не ясно.
   - Очень хорошая, - ответил наконец Саша. - Там была плохая история, но женщина не виновата, она была хорошая.
   - Ты ее боишься, - констатировала Инна. - И еще тебя мучает совесть, что ты ее то ли сам убил, то ли не защитил... не защитил.
   Саша вздрогнул, остановился и пристально посмотрел Инне в глаза.
   - Не сканируй меня, - строго сказал он. - Я этого не люблю.
   - Хорошо, не буду, - сказала Инна. - Только пассивные методы. Ты меня боишься, ты боишься всех дроидов, кроме самых тупых, думаешь, что интеллект...
   - Пассивные методы я тоже не люблю, - перебил ее Саша.
   - Хорошо, не буду, - пожала плечами Инна.
   Еще через сто метров она сказала:
   - Прости, я не могу. У меня как будто зудит изнутри, никогда раньше такого не было. Скоро начнется что-то необычное.
   - Откуда Стас тебя знает? - спросил Саша.
   - Я водила его в Припять, - ответила Инна. - Он там расставлял какие-то штуки.
   - Какие штуки? - заинтересовался Саша. - Почему интеллекту нужен был для этого живой человек? Ты сама не могла?
   - Я не действую на дроидов, - объяснила Инна. - Я приношу удачу только людям с живой душой, не знаю, почему так, тело не имеет значения, важна только душа. На Симу моя удача действует, а на меня саму - нет.
   - В Припяти было опасно? - спросил Саша.
   - Нет, ничуть, - покачала головой Инна. - Прошли как по проспекту. Но я не знаю, что бы было, если бы я пошла одна, без живого человека. Или если бы Стас пошел туда без меня.
   - Логично, - кивнул Саша. - Как бобры? Не догоняют?
   - Вроде отстают, - сказала Инна. - По-моему, мы прошли их территорию насквозь, подходим к границе.
   - А они сильно опасны? - спросил Саша.
   - Не знаю, - пожала плечами Инна. - Стас говорил, их уже давно никто не видел. А они прогрессируют.
   - Как это никто не видел? - не понял Саша. - А местные?
   - Те, кто их видел, никому ничего не расскажут, - объяснила Инна.
   - О как, - сказал Саша. - А мы со Стасом видели бобренка, это считается?
   - Не считается, - кивнула Инна. - Бобрят видели многие.
   Снова долгое молчание. Потом Саша вдруг сказал:
   - Я как будто обдолбился. Как двадцать лет назад обдолбился, так и не проходит. Ненавижу.
   - Кого? - спросила Инна.
   - Всех, - ответил Саша. - Себя, людей, интеллекта, тебя тоже до кучи. Раньше все было иначе, раньше лесами правили не бобры, а люди, дикари, конечно, по нынешним меркам... опаньки.
   Как раз в этот момент они завернули за угол, а за углом стоял крест, то ли металлический, то ли пластиковый, черт разберет, а на кресте был распят человек. На первый взгляд, мертвец был свежим, но это только кажется - кровавые пятна почернели, а кожа на оголенных участков засохла как пергамент. Похоже, перед смертью вштырили антисептик, теперь так и будет висеть сто лет подряд или какой у этого ширева гарантийный срок. Помнится, исламисты тоже баловались такими вещами, не те, которым Саша устроил кузькину мать в Акбарабаде, а другие, лет на десять попозже, а может, и на все пятнадцать, кто эти годы считает...
   - Стас! - позвал Саша. - Что это такое?
   - Без понятия, - ответил Стас. - Я так далеко раньше не заходил.
   - Так, интеллект! - позвал Саша.
   Ответом было молчание.
   - Без связи здесь нормально? - спросил Саша.
   - Когда как, - ответил Стас. - Бывает, есть связь, бывает, нет. Нестабильная она здесь.
   - Понятно, - сказал Саша. - Инна, что ты собралась делать в Сердце Джунглей?
   - Я? - удивилась Инна. - Я должна проводить тебя.
   - А я тебя, - сказал Саша. - У меня нет других инструкций, кроме этой. А у тебя?
   - У меня тоже, - сказала Инна.
   Саша пожал плечами и сказал:
   - Ладно, пойдемте.
   - Погоди! - остановил его Стас. - Что происходит? Ты так говоришь, как будто все в порядке...
   - А все и есть в порядке, - сказал Саша. - Посмотри на ситуацию с точки зрения интеллекта. Он знал, что связь нестабильная? Знал. Он это предусмотрел? Однозначно предусмотрел. Так что не паникуем и идем дальше.
   - Я думал, ты знаешь, зачем мы идем, - сказал Стас.
   - А я думал, что знает Инна, - пожал плечами Саша. - Ну, не конкретно Инна, я тогда еще не знал, кого именно должен встретить. Кстати! Инна, ты всегда здесь живешь?
   - Не помню, - сказала Инна. - Вроде нет. Я, наверное, сформировалась не очень давно.
   - Мы знакомы больше года, - вставил Стас.
   Инна пожала плечами и ничего не сказала.
   - Чем дальше, тем страньше, - сказал вдруг Саша и указал пальцем на изгородь по другую сторону дороги.
   Изгородь была старомодная, металлическая, сверху из нее торчали заостренные прутья. На участке длиной метров десять на каждый второй прут была насажена человеческая голова. Большинство голов были мужскими бородатыми, но попадались и женские, и детские. Саша подошел, взял одну за волосы, дернул, волосы легко отделились.
   - Модник херов, - пробормотал Саша. - Никогда не понимал таких людей.
   Взял голову за щеки, дернул, снял с прута, перевернул, понюхал срез.
   - Точно антисептик, - констатировал Саша. - Да какой-то незнакомый, видать, из новых. Стас, тут в зоне исламисты есть?
   - Да кого тут только нет, - сказал Стас. - Тут обезьяны трех видов, я понятия не имею, кто во что верит.
   Саша посмотрел налево, затем направо. Забор тянулся в обе стороны, никаких калиток или чего-то подобного в нем не было. Колючая проволока поверху не пропущена, электричество... Подобрал с земли арматурину, поставил торчком, аккуратно уронил на забор, звякнуло, искры нет, порядок.
   - Перелезаем? - спросил Стас.
   - Да, перелезаем, - кивнул Саша. - Нам надо на ту сторону, обходить долго, опасности я не вижу, почему бы не перелезть?
   Перелезли без проблем, не там, где торчат головы, а в другом месте. И едва они отошли от забора на два шага, как на другой стороне зашелестели кусты и...
   Стас говорил, что типичный бобер должен быть размером с собаку, он был неправ. Саша вспомнил, что у муравьев бывают рабочие муравьи, а бывают солдаты, и похоже, что у бобров то же самое, и дроиды Стаса раньше видели только рабочих, а сейчас по другую сторону забора собрались солдаты. И это было нечто.
   Представьте себе крупного кабана. Мысленно передвиньте бивни-клыки на место резцов, увеличьте вдвое и поверните остриями вниз. Покройте голову и шею костяной броней, на вид очень толстой и прочной, с ребрами жесткости, а на остальных частях тела превратите жесткую кабанью щетину в лоснящийся мех, а хвост сделайте длинным, толстым и с костяной булавой на конце. И еще когти как у медведя. И лоб необычно высокий для дикого зверя, может, это сплошная кость, как у шлемоносных динозавров, но когда встречаешь взгляд из-под массивных надбровных дуг, в это не верится. Жуткий взгляд у бобров-мутантов, пугающий - вроде разумный, но не человеческий это разум, такой взгляд бывает у отпетых наркоманов, ширяющих самые тяжелые зелья, от которых мозги сразу в труху, такой же у них взгляд, как бы потусторонний.
   Бобры стояли и смотрели. Или сидели и смотрели, непонятно, как правильно понимать эту позу.
   - Они прыгают? - спросил Саша. - Стас, они прыгают?
   Стас помотал головой и выругался. Бобры зафыркали, это было похоже на то, как говорят абхазы, гласных звуков у них два то ли три, согласных тоже не особо много, как затянут свое монотонное абыхабыхабы...
   - Они разговаривают? - спросил Саша.
   Вместо ответа Стас рассказал, как бобры занимаются сексом, похоже, просто ругался. А потом сказал:
   - Мы, скорее всего, не жильцы.
   Саша бросил испуганный взгляд на Инну, но ее лицо сохраняло безмятежность. Действительно ли ее свойство сузилось или все-таки сохранилось, а она просто не знает? Или не хочет признаваться?
   - Не говори об этом вслух, - попросил Саша. - Иногда желания сбываются.
   - Да, что-то подобное припоминаю, - сказала Инна, и Саша бросил на нее еще один испуганный взгляд.
   Прошло минуты три, ничего не происходило. Люди и бобры стояли напротив друг друга по разные стороны забора, смотрели друг на друга, люди выставили перед собой стволы, а у бобров никакого оружия вроде нет, хотя кто их знает... Однако стоят смирно, не нападают.
   - Пойдемте осторожненько, - сказал Стас.
   Шагнул задом наперед, не отводя ствола от противника, споткнулся, слава богу, палец не лежал на спусковом крючке, а то как началась бы потеха...
   - Иди нормально, я прикрываю, - сказал Саша.
   Стас вспомнил, что нормальные военные на поле боя перемещаются по очереди, один перемещается, другой прикрывает, это только у рейнджеров принято полагаться только на себя, у нормальных военных все не так, и слава богу.
   Прикрывая друг друга, они отошли к ближайшему дому, а бобры все так же стояли где стояли, и только фыркали время от времени, и теперь их фырканье больше не казалось членораздельной речью, животные как животные.
   - По-моему, забор поставили против них, - сказал Саша. - Как флажки от волков.
   - Флажки от волков - сказка, - возразил Стас. - Я в ютубе видел, один мужик проверял, волкам все равно. Пойдемте отсюда быстрее.
   Они завернули за угол, бобры скрылись из поля зрения, стало спокойнее. Не совсем, конечно, спокойно, заброшенные города не бывают совсем спокойными, особенно если рядом аномальная зона или целых две, как здесь. В заброшенных городах расслабляться не надо, они этого не любят, вот, например...
   - Инна, к стенам не подходи! - прикрикнул Стас. - Отойди подальше, иди по середине дороги!
   - А разве так не более опасно? - заинтересовался Саша. - Если в здании сидит стрелок...
   - В здании стрелок не сидит, - перебил Стас. - А если и сидит, то это не человек, а обезьяна, они не умеют метко стрелять, у них руки как-то не так ствол держат, физическое ограничение, обезьяна когда стреляет, попадает только если в упор. Мы не стрелков боимся, а неразумной нежити. Тут Припять под боком, в любом подъезде кто угодно может сидеть, хоть козел десятиногий, хоть скорпион трехметровый, вообще кто угодно.
   - Понятно, - кивнул Саша. - А следов зверья не видно потому что в городах их никогда не видно?
   - Гм, - сказал Стас и озадачился.
   Действительно, городское зверье оставляет меньше следов, чем лесное, и следы должны быть другими, не отпечатки лап на земле, а, например, обоссанные углы... кстати...
   - Не нравится мне это место, - сказал Стас. - Собак нет совсем.
   - И кошек нет, - добавила Инна. - Я крыс видела уже штук десять, так и шныряют кругом.
   - Не может быть, - возразил Стас. - Я бы заметил хоть одну.
   - Все нормально, так бывает, - сказал Саша. - Артефакты дроидного зрения. Наши ребята с таким сталкивались. Непредвиденные особенности реализации, иногда какие-то предметы дроиды различают лучше всех остальных, а почему - непонятно, просто так получилось. Я однажды работал с одним наружником, ему тоже крысы мерещились, ребята в гарантийку возили, им сказали, что все нормально, недокументированная особенность реализации.
   - Да, это объясняет, - кивнул Стас. - Но все равно стремно. Если что-то вынесло из города всех крупных животных... ладно если это хищник, а если паразит?
   - Тут бывает зима со снегом? - спросил Саша.
   - Когда как, климат еще не установился, - ответил Стас. - Я понял твою мысль, паразиты в таких местах надолго не удерживаются, вымирают. А тогда почему хищники отсюда ушли?
   Дорога уперлась в лес, который раньше был парком, и не просто загаженным сквериком в рабочем районе, а нормальным таким парком с приличными статуями, они, правда, обросли какими-то лианами...
   - Оригинально, - сказал Саша. - Похоже на негритянские маски, в Нигерии какой-то народ делает на праздники карнавальные костюмы из травы.
   - В Бампассу негров ввозили вроде из Конго, - сказал Стас. - Хотя кто их разберет, они одинаковые... Интересные, кстати, статуи, на советские непохожи, а на новодел - тем более.
   Саша посмотрел на него так, как будто Стас сморозил какую-то несусветную чепуху. Стас пригляделся повнимательнее и понял.
   - Блин, сейчас стошнит, - сказал Стас. - Что за пипец, нельзя же так.
   - Незадолго до сингулярности был один скульптор, тоже трупы обрабатывал, - подала голос Инна. - Но ему было сложнее, тогда не было годных антисептиков. Не помню, как он выходил из положения.
   Стас хотел сказать, что она не может это помнить, если она действительно дроид, ведь хороших дроидов до сингулярности тоже не было, как и хороших антисептиков, но нет, Саша говорил, что давно знает ее прототипа, был у нее человеческий прототип из тех времен, и когда интеллект формировал ее личность, он, очевидно, сформировал большой блок синтетической памяти...
   Саща прервал его размышления, тронул за локоть, указал пальцем на забор на другой стороне улицы и спросил:
   - Как думаешь, орнамент или надпись?
   Стас посмотрел в указанное место и не смог ответить. На орнамент непохоже, да и не рисуют на заборах абстрактные орнаменты, а если надпись, то какой здесь алфавит?
   - Что-то тайское? - предположила Инна.
   - Нет, - покачал головой Саша. - По-тайски я читаю, это не то. И не хинди тоже. Какой-нибудь хангыль-ханджа...
   - Ктулху фхтагн, - произнес Стас.
   - Чего? - не понял Саша.
   - Ктулху фхтагн, - повторил Стас. - Был раньше какой-то то ли фильм, то ли книга, то ли песня, не помню уже. Пойдемте отсюда.
   Они пересекли парк и вышли на большую дорогу, ведущую прямо к цели, пошли вдоль, прямо по тому месту, где раньше была разделительная полоса. Руины кончились, деревья не появились, дорога шла по полям, заросшим высокой травой, то ли аборигенной, то ли африканской, сейчас в мире все перемешалось, вообще не разберешь, где что, вон мелькнуло что-то в траве, а кто это, сурок или сурикат? Птицы кружат в небе, кто они, вороны или дронго? Впереди-слева на десять часов растет какая-то зонтичная херня, что это: местная акация, завезенная акация, дуб-мутант или, не дай бог, гигантский борщевик? Все меняется, древние китайцы проклинали своих врагов, типа, жить твоим детям в эпоху перемен, вот и допроклинались. Мир утратил реальность, вся вселенная стала как холотропная фантазия, и глобальное потепление, которого так любили пугаться отцы, стало не самой большой переменой. Какой-то древний философ говорил про свою страну, что она управляется непосредственно господом богом, иначе непонятно, почему она все еще существует. А сейчас богом управляется весь мир, и имя этому богу - интеллект, он шизофреничен, как всякий бог, и непознаваем. На кой черт они идут к Сердцу Джунглей? С самим Стасом все понятно - хочет страховку для жен, а Саша? Какого черта понадобилось герою Акбарабада в богом забытых руинах? И какого черта понадобился герой Акбарабада в этих руинах интеллекту? Кстати, что-то странно герой себя ведет, то и дело оглядывается, что-то высматривает.
   Стас тоже оглянулся, всмотрелся вдаль и вдруг остановился, как вкопанный. На дороге клубилась пыль, и непохоже, что всю ее подняли они трое.
   - Видишь, что там внутри облака? - спросил Стас Сашу.
   - Не вижу, - ответил Саша. - Не стал усиливать зрение, думал, не понадобится.
   - Я вижу, - подала голос Инна. - Бобры идут.
   - Много? - спросил Саша.
   - Сотни две, - ответила Инна. - Это, по-моему, авангард. Еще полями идет другая группа, десятка четыре, наверное, боевое охранение. С другой стороны, по-моему, еще одна группа идет симметрично, иначе облако было бы другой формы. Короче, много.
   - Отбиться шансы есть? - спросил Саша Стаса.
   - Никаких, - помотал головой Стас. - Надо вызывать птерокар и уматывать.
   Саша прислушался к чему-то неслышимому и печально покачал головой.
   - Связи нет, - констатировал он.
   - Что будем делать? - спросил Стас.
   - А что тут делать? - пожал плечами Саша. - Выполнять задание, что же еще? Идем вперед.
  

* * *

   Они шли вперед. Солнце перевалило через зенит, покатилось к закату, а они все шли и шли. В других обстоятельствах Стас давно бы уже скомандовал привал, и, наверное, не один раз, но сзади по дороге пылила армия бобров, поэтому останавливаться было страшно. Если встать на привал, скорее всего, ничего не случится, бобры четко держат дистанцию, висят на хвосте как привязанные на длинной километровой веревке, хотели бы догнать - давно бы догнали. Если остановиться, наверняка тоже остановятся, отдохнут и пойдут дальше с новыми силами, но проверять страшно, лучше напрячься и перетерпеть. Саше все равно, он вштырен от усталости, Инна вообще не устает, потому что дроид, единственное слабое звено - Стас, но у него открылось второе дыхание, так что они шли и шли, неторопливо, но неуклонно. Дорога вела под уклон, где-то там, впереди-внизу, течет Днепр в своей речной долине, и где-то около реки их путь должен подойти к концу. Интересно, центр бывшего Киева был на каком берегу? И сохранились ли еще мосты через Днепр? По идее, должны сохраниться, железо так быстро не гниет, но кто знает, какие бактерии вывелись в зоне "Припять"? Если есть бактерия, пожирающая полиэтилен, почему не быть бактериям, пожирающим железо и бетон?
   Город возник на их пути неожиданно. Дорога сделала очередной поворот, обогнула возвышенность, и вот они, первые дома. Длинные пятиэтажные корпуса, такие строили в середине прошлого века, когда всемирного интеллекта не было и в помине, а Украина была почти нормальной страной. Стекол в окнах нет, двери в подъездах нараспашку, но в остальном дома как дома, можно подумать, люди покинули их только вчера. А покинули ли? И люди ли их покинули? Никто толком не знает, что здесь происходит и кто здесь живет, и если бы не страховка, черта с два Стас сюда бы пришел, жизнь дороже. Но когда жизнь застрахована, она становится как игра, в которой любая катастрофа - всего лишь минута боли и ужаса, которую нетрудно перетерпеть, потому что знаешь, что все пройдет, и ты снова окажешься в зоне респоунинга, тело опять станет целым и невредимым, а испуг пройдет сам собой.
   - Пулемет, - сообщила Инна.
   Она указала пальцем, и точно, пулемет, стоит на прикладе стволом вверх, прислоненный к забору, солидный такой пулемет с лентой в коробке, его называют каким-то двухбуквенным сокращением...
   Доска в заборе отодвинулась, в щель протиснулся человек. Вылез, остановился, застегнул ширинку, сделал шаг и увидел гостей. Саша передернул затвор автомата, выпал патрон, запрыгал по асфальту, ах да, он уже досылал, когда бобры впервые нарисовались на их пути.
   Человек вздрогнул, потянулся к пулемету
   - Стоять, - приказал Стас.
   Человек остановился, посмотрел на Стаса непонимающим взглядом и вдруг широко улыбнулся.
   - Привет! - воскликнул он. - Наконец-то дошли!
   Саша и Стас переглянулись.
   - Мы, по-твоему, кто? - спросил Саша.
   - Те, кто услышал голос правды, - объяснил человек.
   - Инна, возьми пулемет, - распорядился Саша.
   - Я не умею с ним обращаться, - сказала Инна. - Только теорию знаю.
   - А тебе не нужно с ним обращаться, - сказал Саша. - Просто держи ровно и старайся не уронить.
   - А если уронить, что будет? - спросила Инна.
   - Ничего, - ответил Саша. - Но лучше не ронять.
   - Не доверяете, - сказал человек. - Я понимаю. Меня зовут Петро.
   - Хохол? - удивился Стас.
   И сразу подумал, что удивление неуместно, в самом деле, кому еще жить в покинутой хохляцкой столице, как не хохлу?
   - Это не имеет значения, - гордо провозгласил Петро. - Этническое происхождение не важно, важно то, куда мы идем, а не то, откуда пришли.
   - А куда вы идете? - спросила Инна.
   - В светлое будущее, - ответил Петро. - Навстречу счастью.
   - Отрезанные головы на заборе - ваша работа? - спросил Саша.
   - Где? - удивился Петро. - Давно уже не резали. Ах да, я понял, затерянный район, да, это наши резали, давно.
   - А зачем резали? - спросил Саша. - Что вам сделали те люди?
   - Они не верили в бога, - объяснил Петро. - Каждый человек должен верить в бога, иначе он не человек, а поганое животное. А когда поганое животное изображает человека - это мерзость и кощунство. А вы... ну да, вы-то верите, иначе зачем бы сюда пришли. А вы откуда пришли?
   - Стас, как называется твой хутор? - спросил Саша.
   - Да никак, - пожал плечами Стас. - Просто хутор.
   Петро неожиданно огорчился.
   - Стало быть, недалеко разошлось слово божие, - сказал он. - А я надеялся... Ничего, все еще впереди. Пойдемте быстрее в храм!
   - Храм - это где? - спросил Саша.
   - Да вон там, - махнул рукой Петро. - У реки на косогоре.
   - Это близко к центру города? - спросил Стас.
   - Да, считай, самый центр, - кивнул Петро.
   - Веди, - распорядился Саша.
   Они пошли дальше: впереди безоружный Петро, сзади Саша и Стас с автоматами, замыкала строй Инна с пулеметом. Бобры больше не показывались, то ли совсем отстали, то ли по-прежнему держались на расстоянии, в городе ведь не так далеко видно, как в поле, тут пока не столкнешься с кем-нибудь нос к носу, вообще не поймешь, что кто-то был. Если бы Петро не пошел отлить за забор и не оставил оружие без присмотра... впрочем, он вроде не агрессивный, исламисты поодиночке всегда не агрессивные, а как соберутся в стаю...
   - А вы в какого бога верите? - спросил Саша.
   - Что значит, в какого? - не понял Петро. - Бог один!
   - А как его зовут? - спросил Стас.
   - Бог, - ответил Петро. - Как же иначе!
   - Значит, не исламисты, - сказал Стас.
   - Это ничего не значит, - возразил Саша. - Слово "аллах" по-арабски значит "бог" и не более того. Петро, пророк у вас есть?
   - Сейчас нет, - ответил Петро. - Раньше Галинка пророчила, потом ее бегемот сожрал, больше не пророчит.
   - А другие пророки у вас были? - спросил Саша.
   - Были, - ответил Петро. - В том году дядя Леша пророчил, потом еще одну девчурку с правого берега ненадолго накрыло... а что?
   - Ничего, - сказал Саша. - Просто интересуюсь.
   - Ближе к месту разберемся, - сказал Стас. - Его, по-моему, бессмысленно расспрашивать.
   - Да, пожалуй, - кивнул Саша. - Но не расспрашивать скучно. Петро, а как вы молитесь?
   - Легко, - ответил Петро. - Снисходит дух божий, вот и молишься. Оно само получается - раз, и помолился.
   - А если дух божий не снисходит? - спросил Саша.
   - Тогда не молишься, - объяснил Петро.
   - А сейчас помолиться можешь? - спросил Саша.
   Петро оглянулся и посмотрел на Сашу как на дурака.
   - Конечно, нет! - сказал он. - Дух божий не снизошел, как молиться?
   - И то верно, - сказал Стас и засмеялся.
   - По-моему, у них практикуется глоссолалия, - сказала Инна.
   - Чего? - переспросил Стас.
   - Глоссолалия, - повторила Инна. - Это такой вид транса, когда человек произносит случайные наборы звуков, а другие люди их слушают и ищут скрытый смысл. Считается, что устами глоссолаликов говорит бог.
   - Ты поняла! - радостно воскликнул Петро.
   - Хорошо быть дроидом, - проворчал Стас.
   Петро споткнулся на ровном месте, чудом удержался на ногах, и если бы Стас не придержал за локоть - точно упал бы. А так устоял, просто пошатнулся. Обернулся, уставился на Инну выпученными глазами и спросил:
   - Ты дроид?
   - Да, я дроид, - подтвердила Инна. - А что?
   Лицо Петро стало суровым.
   - Убейте ее, - потребовал он.
   Саша и Стас переглянулись.
   - Или убейте меня, - добавил Петро. - Она же оскверняет!
   - Оригинальная у них тут религия, - сказал Стас.
   Саша ударил Петро прикладом под подбородок, тот клацнул зубами и упал в дорожную пыль. Саша переступил через бесчувственное тело, пошел дальше.
   - Не жалко бобрам оставлять? - спросил Стас.
   - Не жалко, - ответил Саша. - Если тебе жалко, тащи сам, я не буду.
   - Могу я понести, - предложила Инна.
   - Ты лучше пулемет неси, - сказал Саша.
   Они пошли дальше. Стас несколько раз оглядывался, тело аборигена все так же лежало на том же месте, пора бы уже закончиться нокауту, неужели КОБнюк его убил, так запросто, одним ударом? А потом Стас обернулся в очередной раз, и ничего не увидел, то ли тело куда-то подевалось, то ли того места больше не видно, надо было ориентир засечь, сразу не сообразил, а теперь уже поздно.
   - Может, все-таки не стоило? - спросил Стас. - Жалко же человека! Ты прямо как кровавая кобня из старых анекдотов - раз, и в расход! Можно было поговорить, переубедить...
   - Он фанатик, - сказал Саша. - Во времена старых анекдотов я повидал их не один десяток, и твердо уяснил одну вещь. Переубеждать фанатиков бесполезно. Дорога у них одна: сумасшедших к психиатру, остальных в расход. Зверя лечит только расстрел.
   - Сурово, - сказал Стас.
   - Зато справедливо, - сказал Саша. - Это единственный путь, другого нет. Кстати, я его, по-моему, не убил. Надо было добить, а я посмотрел на ваши морды и постеснялся. Зря.
   Некоторое время они шли молча, потом Саша обратился к Инне:
   - Инна, что скажешь по ситуации? Штатные аналитические функции тебе не отключили?
   - Вроде нет, - ответила Инна. - Я имитирую оригинал ровно настолько, чтобы приносить удачу. Штатный программный обвес у меня в полном объеме, я как раз думаю, что этот тип сказал про дроидов. Это очень странно.
   - Почему? - спросил Саша.
   - Если они ненавидят и уничтожают дроидов, кто доставляет им товары с торрентов? - спросила Инна.
   - Это можно объяснить десятком разных способов, - сказал Саша. - Например, дроиды не попадаются им на глаза. Или это человекоподобные дроиды, которых они не отличают от людей. Тебя-то он пропалил, только когда сама призналась. Или там настоящие живые люди... нет, это слишком сложно.
   - Однако интеллект потребовал, чтобы на дело шли живые люди, - заметила Инна. - Я думала, что причина только в том, что я должна принести вам удачу, но, возможно, дело не только в этом.
   - А в чем? - спросил Саша.
   - Не знаю, - пожала плечами Инна. - Мы должны быть готовы ко всему.
   - Всегда готов, - проворчал Саша.
   За следующим поворотом посреди дороги сидел человек. Издалека казалось, что он просто сидит, но когда они подошли ближе, стало ясно, что он сидит на колу. Просто наделся очень низко, почти до самой земли, а кол сравнительно тонкий, так что издалека кажется, что мертвец сидит сам по себе. И не разлагается он, снова антисептик вштырили, не иначе.
   Мертвец открыл глаза и вежливо произнес:
   - Здравствуйте!
   Стас дернулся и выронил автомат, тот упал на асфальт с громким лязгом.
   - Дроид, что ли? - спросил Саша.
   Стас в очередной раз удивился, насколько быстро Саша сориентировался в ситуации. Мелькнула нелепая мысль: "Сам-то не дроид?"
   - Да, дроид, так точно, - подтвердил дроид.
   - Ну, сиди дальше, дроид, - сказал Саша и пошел дальше.
   Стас наклонился, подобрал автомат, в поле зрения попала Инна, она сохраняла невозмутимость, печальная судьба собрата не волновала ее ничуть. Ну да, дроидам и так не свойственна человеческая сентиментальность, а Инну интеллект лепил с человеческого образца, она, наверное, подсознательно считает себя человеком, если можно говорить о подсознании такого существа, как она. А говорить, наверное, можно, ведь там, в Припяти, он и не подозревал, что она дроид.
   - Может, его все-таки, того... спасти? - обратился Стас к Сашиной спине. - Все-таки... ну, он же совсем как человек!
   Саша остановился, обернулся, посмотрел на Стаса, как учитель смотрит на особенно тупого ученика. Но объяснять не стал, дернул щекой и отвернулся.
   - Пойдем, Стас, - сказала Инна.
   Стас решил не спорить, пошел куда велено. Они прошли метров сто, затем Инна сказала:
   - По-моему, Стас был прав. У меня появилось дурное предчувствие, я не могу его объяснить.
   - Думаешь, твоему предчувствию стоит доверять? - спросил Саша.
   - Думаю, стоит, - кивнула Инна.
   Саша снял автомат с предохранителя и передернул затвор. Патрон выпал, Саша выругался, Стас хихикнул. Все-таки Саша хоть и герой, но не настоящий вояка, нет у него правильных рефлексов.
   - По-моему, мы почти пришли, - сказала Инна. - Вон храм.
   Она показала пальцем вперед и чуть вправо, Стас сначала не понял, куда она показывает, нет на этой горе никакого храма, ни на вершине, ни на склоне, ни у подножия. А потом вдруг понял: эта гора - вся храм, искусственное сооружение сверху донизу, здесь не должно быть гор, обычная речная долина, он же помнит старую карту, а новая карта в части рельефа не должна отличаться от старой никак.
   - Сколько там метров? - спросил Саша. - Инна, штатный дальномер у тебя работает?
   - Работает, - кивнула Инна. - Но не очень точно, тут условия неудачные. Короче, метров сто пятьдесят - двести в высоту, и в ширину пропорционально.
   - Охренеть, - сказал Стас. - Это ж как надо...
   Он не смог подобрать подходящего глагола. Здания строят, сооружения сооружают или возводят, но это...
   - Там, по-моему, небольшие скульптуры по всей поверхности, - сказал Саша. - Инна, ты видишь?
   - Вижу, - кивнула Инна. - Жанровые сценки на тему насилия, в пассивной роли люди, в активной - всевозможные чудовища. Осьминоги, кальмары, драконы, динозавры, летучие мыши, черти классического образа...
   - Ктулху фхтагн, - пробормотал Стас.
   - Кстати да, похоже, - согласилась Инна. - Но не совсем, здесь скорее пантеон всего зла, не только Лавкрафтовского.
   - Какого, я не расслышал? - переспросил Саша.
   - Неважно, - сказала Инна. - Это просто дурная фантазия.
   - А как думаешь, Инна, - задумчиво произнес Саша, - можно ли считать, что этот храм стоит в самом центре Сердца Джунглей?
   Инна пожала плечами.
   - Не знаю, - сказала она. - С такого расстояния трудно привязаться к местности. Скорее нет, я думаю, географический центр на другом берегу.
   Сзади кто-то закричал человеческим голосом. Стас оглянулся туда, где посреди улицы на колу сидел дроид, но дроида не увидел, зато увидел бобров.
   По мере того, как Стас, Саша и Инна шли к своей неведомой цели, дорога в целом понижалась, но неравномерно, временами приходилось идти не вниз, а вверх. Вот и сейчас они взобрались на локальное возвышение, с которого армия бобров была видна во всей красе. Было их не двести-триста, как предполагала Инна, а не меньше пятисот, они заполонили дорогу, тротуары, отдельные особи брели по газонам и, похоже, за домами тоже движутся параллельные колонны. Сейчас бобры окружили дроида на колу и что-то с ним делали, а он орал, как человек. Это было ужасно.
   - Марш-бросок, - приказал Саша. - Береженого бог бережет.
   Они побежали. Бежать было легко, вершину возвышенности они преодолели, дорога повела круто вниз, на такой дороге силы тратишь не на то, чтобы разогнаться, а на то, чтобы не разогнаться слишком сильно. И вдруг...
   Бобры вышли одновременно с двух обочин, они держали строй безукоризненно, как новобранцы на плацу, перегородили дорогу в пять рядов, встали плечом к плечу, строй ощетинился заостренными кольями, задние ряды, оказывается, вооружены, они, получается, могут держать оружие в лапах.
   - Инна, огонь! - приказал Саша. И быстро добавил: - Стоя сможешь, там отдача сильная?
   - Смогу, - заверила его Инна. - Я тоже сильная.
   Саша вспомнил, что Инна не умеет обращаться с пулеметом, только теорию знает, хотел сказать, пусть не стреляет, пусть лучше передаст пулемет ему, но было поздно. Инна остановилась, расставила ноги пошире, как Джон Рэмбо в фильме предыдущей эпохи, пулемет загрохотал. Сразу стало ясно, что теорию Инна знает неплохо. Первая пристрелочная очередь перечеркнула строй бобров наискось, высекла асфальтовые брызги из дорожного полотна, а последние пули ушли в небо, Инна внесла поправки, вторая очередь безукоризненно прострочила вражеский строй справа налево и в обратную сторону. Человек бы так не смог, даже тренированный, надо быть дроидом, чтобы управлять оружием настолько точно. Впрочем, один старый товарищ однажды обмолвился, что группе "Альфа" много лет назад прочиповали мозги и они с тех пор стали киберами не только по названию... или не они стали... как все путается...
   Лента кончилась. Инна наклонилась, аккуратно поставила пулемет на сошки дулом к противнику. Дуло дымилось и, кажется, чуть-чуть светилось, но это иллюзия, не настолько нагревается ствол от одной ленты.
   - Патронов больше нет, - сообщила Инна.
   - Окей, - кивнул Саша. - Марш-бросок.
   - Может, короткими перебежками? - предложил Стас. - Один бежит, другой прикрывает. Вдруг у них какие-нибудь дротики?
   - Тогда мы по-любому покойники, - сказал Саша. - Отставить разговоры, слушай приказ, бегом марш!
   Они побежали. Пересекая бывший бобровый строй, Саша поскользнулся, припал на колено, испачкался в крови и каком-то слизистом говне, встал, побежал дальше. Стало жарко, раньше жара не чувствовалась, потому что ветерок обдувает, а когда бежишь со всех ног, он, по идее, должен обдувать еще сильнее, но это не помогает, жарко как в Африке или в аду, что, в принципе, одно и то же. Деревья по обочинам кончились, солнце палило нещадно, но это даже хорошо, пятиэтажки тоже кончились, кругом пустырь, местность просматривается на километр во все стороны, бобры не подберутся незамеченными, нужно быть совсем великим мастером маскировки, чтобы спрятаться в этой жухлой траве. Черт, они и не прячутся!
   - Противник на десять часов! - сообщила Инна.
   Ее голос не сбился, она ничуть не запыхалась от бега, что неудивительно, она ведь дроид. Интересно, какой она дроид - полностью механический или биологический, на клеточной основе, раньше Саша думал, что скорее второе, чем первое, очень уж она человекоподобна, но тогда она тоже должна была запыхаться... Или нет?
   - Еще противник на два часа! - прибавила Инна. - Окружают!
   - Шире шаг! - прохрипел Саша.
   - Бессмысленно, - сказала Инна. - Чтобы вырваться из окружения, надо удвоить скорость, а вы не сможете. Рекомендую занять оборону в башне.
   Посреди пустыря торчала башня этажей на двадцать, похоже, недостроенная. Или разрушенная сильнее других домов? Нет, скорее недостроенная. Отличное место для обороны, здесь отделение может держать оборону против полка, но только если у противника нет термобаров и есть инстинкт самосохранения. У бобров термобаров, надо полагать, нет (иначе все бессмысленно), а инстинкта самосохранения может не быть запросто, тогда они пройдут внутрь по собственным трупам, точнее, не собственным, а товарищей... И еще внутри может быть засада... Но тогда все точно бессмысленно...
   Инна не дождалась команды, повернула к башне, Стас последовал за ней, Саша подумал, что надо скомандовать вслух, что он согласен, открыл рот, но не смог произнести ничего членораздельного, что-то прохрипел и побежал следом за Стасом, тот начал сбиваться с шага, Саша ухватил его за руку, потащил вперед, Инна ухватила за другую руку, вроде нормально, должны успеть, только бы не было засады в подъезде!
   Засады в подъезде не было, это хорошо. Башня реально не достроена, это еще лучше - не нужно ни вышибать двери, ни возиться с замками, заходи в любую квартиру, стреляй в любое окно, великолепно! Вот только маловато двух стволов, чтобы держать нормальную оборону даже в таких идеальных условиях. И вовсе не идеальны эти условия, когда стволов не десять, а два, а патронов по шесть рожков на рыло, и больше нет. Держать противника на расстоянии, стреляя в окна, нечего и думать, надо баррикадировать лестницу, а чем?
   Они поднялись на четвертый этаж, Саша поперся бы и дальше, он уже ничего не соображал, но Инна остановилась, отпустила Стасову руку, тот сел на ступени, Саша тоже остановился, но не сел, а просто прислонился к стене.
   - Предлагаю обрушить лестницу, - сказала Инна.
   Саша попытался спросить, как она собирается ее обрушить, это ведь труднее сделать, чем сказать, впрочем, сказать сейчас тоже нелегко, легкие того и гляди разорвутся, и ноги будто не свои...
   Инна протянула руку, вытащила из Сашиной разгрузки одну гранату, затем другую. Размотала предохранительную проволочку на кольце одной гранаты, примотала кольцо другой, Саша понял, что она делает.
   - Так не пойдет, - прохрипел он. - Надо прижать!
   - Не волнуйся, я знаю теорию, - сказала Инна. - Не болтай языком, побереги дыхание.
   Она вытащила еще две гранаты из разгрузки Стаса, смотала все вместе. Положила на середину пролета, прямо на ступени, подошла к Саше, обняла, ее лицо оказалось совсем рядом, а дыхания нет, она все-таки механический дроид, не биологический, он удивился, зачем она его обнимает, не время ведь, а она сунула руку под броню и под гимнастерку или как она там называется, это было щекотно, Саша хихикнул, а она вдруг дернула и вытащила из гимнастерки тонкий шнурок, хрен знает зачем он там был, привязала к кольцу одной гранаты, сказала:
   - Там в квартире на этаже слева куча кирпича, я с улицы в окно увидела.
   - Тащи, - сказал Саша. - Я пока воронку сделаю.
   Подобрал непонятно кем и зачем брошенную картонку, обрезал ножом, сложил, получилась воронка, неаккуратная, но лучше, чем ничего. Установил на ступеньку, навесил на острие конуса гроздь гранат, а тут как раз Инна притащила целую кучу кирпичей и сказала:
   - Ты что делаешь, надо не так!
   Саша не стал спорить, с дроидами не спорят, они черпают знания напрямую из интернета, а не как люди, откуда придется, так что Саша поплелся на этаж в квартиру за кирпичами, а Инна стала собирать бомбу, и когда Саша вернулся, вроде собрала.
   - Поднимайтесь на три этажа и убирайтесь с лестницы, - распорядилась она.
   Саша поднял Стаса, тот начал приходить в себя, они кое-как доковыляли до седьмого этажа, убрались с лестницы, Саша крикнул, что можно взрывать, Инна дернула веревочку, щелчок запала сработал неожиданно громко, но нет, со взрывом это не перепутать, от взрыва в здании все трясется так, что того и гляди развалится, в Акбарабаде Саша хорошо узнал, как оно трясется в таких случаях. Бабах! Да, все верно, примерно так, только там было слабее, там гранаты рвались по одной, не все вместе.
   Уши заложило, с лестницы повалила пыль, пахнуло песком и цементом, привычный с прошлой эпохи запах уличных боев, так пахло Углегорском, Алеппо и Акбарабадом, а больше ничем так не пахло, Саша сказал директору, что хватит, надоело, а директор неожиданно согласился, как в анекдоте про льва и зайца ("Я тебя съем" "Да пошел ты!" "Ладно, не буду"), и Саша какое-то время думал, что это последействие контакта с Инной, то ли она заразила его своим свойством, хотя и не в полном объеме, то ли она выполняет желания не только в момент контакта, но и на сколько-то лет вперед, может, именно так формулируется ее свойство, теперь-то уже не спросишь, это ведь уже не та Инна, не настоящая, что бы интеллект по ее поводу ни думал, и удачу она принесла хреновую.
   Пыль осела. Саша осторожно выглянул на лестничную клетку. Под ложечкой кольнуло мгновенным испугом - лестница не обрушилась, все плохо, им конец! Нет, не конец - бетон покрошился вниз, остались только две крученые арматурины, обезьяна по ним взберется легко, но бобры-мутанты... черт их знает, как они лазят...
   Саша выглянул в окно. Бобры окружили здание ровным кругом, дистанция между соседними особями порядка длины туловища, то есть метра два, сколько их тут... Впрочем, какая разница? Патронов все равно меньше.
   - Хреновую удачу ты принесла, Инна, - сказал Саша. - Не отобьемся.
   - У меня другое предчувствие, - возразила Инна. - Не знаю, почему, но мне кажется, что все в порядке. Ты точно уверен, что дальше нам не пройти?
   - Посмотри сама, - сказал Саша и пригласил Инну к окну широким жестом.
   - Мне не нужно смотреть самой, - покачала головой Инна. - Мне нужно, чтобы ты сказал, что дальше нам не пройти.
   - Говорю тебе, Инна, - серьезно произнес Саша. - Дальше нам не пройти.
   - Хорошо, я поняла, - кивнула Инна. - Спасибо.
   Она стала раздеваться. Расстегнула рубашку, лифчика под ней нет, да и не нужен ей лифчик, она плоская, не совсем, первый размер все-таки есть, но не более. Вот она коснулась рукой плоского живота, рука провалилась внутрь, как у филиппинских хилеров, в прошлую эпоху о них много говорили, сейчас-то это разоблачено... А она однозначно механический дроид, не биологический...
   Саша помотал головой, отгоняя непрошеные мысли. Что она творит? Вытащила руку обратно, а в руке коробка с двумя кнопками, обе большие и красные, и никакой крови на коробке, однозначно механический дроид.
   - Нажмите, - приказала она.
   Именно приказала, а не попросила, голос у нее стал властный и неумолимый.
   - Зачем? - недоуменно спросил Стас.
   Он вроде очухался от марш-броска, дышит и говорит нормально, соображать начал как человек.
   - Так надо, - сказала Инна. - Если дальше пройти нельзя, вы оба должны нажать кнопки, каждый свою.
   - Отложенное пакетное задание, - догадался Саша. - План Б на случай, если не сработает основной. Детали плана доступны?
   - Нет, - покачала головой Инна. - Просто нажимай.
   - А если не стану? - спросил Саша.
   - Тогда нас сожрут бобры, - ответила Инна.
   - Хорошо, - сказал Саша.
   Нажал кнопку, она залипла. Протянул коробку Стасу, тот тоже нажал, вторая кнопка тоже залипла. Ничего не произошло.
   - Что дальше? - спросил Саша. - Что это было?
   - Не знаю, - сказала Инна. - Я знаю только одно - мы все сделали правильно, наша миссия подошла к концу.
   - Нас заберет вертолет? - спросил Саша.
   Инна ничего не ответила, только пожала плечами.
   Саша отошел от окна, прошелся по коридору туда, где меньше пыли, зашел в квартиру. Инна последовала за ним, а Стас остался сидеть, где сидел.
   Земля под ногами подпрыгнула, не содрогнулась, не покачнулась, не затряслась, а именно подпрыгнула. Сашу сбило с ног, он замахал руками, но ухватиться не за что, он упал на бок, сверху посыпался песок и щебенка, жутко заорал Стас, в Сашу врезалась Инна, он вцепился в нее, а она в него, пол накренился, как палуба "Титаника", их потащило в сторону, ударило о стену, но не сильно, мягко, Инна мягкая, хоть и механическая.
   Саша повернул голову, уткнулся взглядом в окно. Оно перестало быть горизонтальным, смотрело в ясное голубое небо и в этом небе разбухал черно-белый гриб, похожий на ядерный, но какой-то не такой. А в перпендикулярной стене окно должно смотреть вниз...
   Инна поднялась на четвереньки, Саша тоже поднялся, ему пришлось ухватить ее за бедра, чтобы подняться, при других обстоятельствах он бы улыбнулся, потому что сцена получилась порнографическая, но сейчас не время улыбаться, потому что...
   Это был не ядерный взрыв, это было хуже. Гигантский храм неведомого бога, которому молился Петро, когда на него снисходил дух, этот храм по-прежнему стоял, но теперь его окружало море ярко-красной светящейся воды, хотя какая, к чертям, вода, это лава, идет трапповое извержение, вода Днепра превращается в обсидиан, вон вздымается целая стена пара, а лава прибывает, по земле бежит трещина, сюда бежит, странно, что дом не трясется, хотя нет, ничего странного, трещина далеко, а вибрации распространяются со скоростью звука, так что несколько секунд пожить еще есть, может, повезет увидеть, как храм поганого бога пошатнется и развалится, как замок на песке под ударом волны или картонная коробка на краю пожара... Нет, не повезло, картинка в окне сдвинулась и завертелась, к горлу подкатила невесомость, а секунду спустя страшный удар вышиб из Саши все сознание. Он умер мгновенно.
  

* * *

  
   Комната устроена так: на одной стене два занавешенных окна и голая стена между ними, у противоположной стены кожаный диван на три посадочных места, в торцевой стене дверь, у противоположной торцевой стены камин. На потолке маленькие тусклые лампочки то ли светодиоды, что-то вроде ночников, основной свет дают не они, а камин, пылающий натуральным пламенем. На диване сидит с одной стороны Саша, с другой стороны Стас, между ними пустое место.
   Стена между окнами изменила текстуру, стало ясно, что это что-то вроде плазменной панели. Неуловимую долю секунды стена рябила, затем на ней нарисовался человек, похожий на гнома.
   - Здравствуйте, - сказал человек.
   - Привет, - отозвался Саша, хотел что-то спросить, но осекся.
   Он удивился собственному голосу, не такой стал голос, как будто вштырил омолаживающее зелье, но не обычное, а мгновенного действия, раз и все, снова молодой и здоровый, как живая вода в сказке. И еще вечно пьяный.
   - Привет, Кукольник, - сказал Стас.
   Слово "кукольник" он произнес как бы с большой буквы, Саша понял, что это прозвище. А у Стаса голос тоже звучит иначе, чем час назад или в прошлом году или в другую эпоху, короче, когда они познакомились, они вроде договорились не вштыривать ничего рекреационного, передумали, что ли, в последний момент?
   - Мы в Сердце Джунглей уже сходили? - спросил Стас.
   - Сходили, - согласился Кукольник.
   Стас выругался.
   - Не ругайся, все нормально, - сказал Кукольник. - Цель достигнута.
   Стас выругался еще раз.
   - Как самочувствие? - спросил Кукольник. - Если временный дискомфорт кажется невыносимым, могу вштырить что-нибудь успокоительное.
   До Саши дошло. Он понял все разом, только что не понимал ничего, а теперь понял все сразу. Хотя нет, не все, кое-что надо уточнить.
   - Ты интеллект? - спросил Саша.
   - Типа того, - кивнул Кукольник. - Скорее аватар интеллекта, чем сам интеллект, но в целом ты прав.
   - Мы погибли? - спросил Саша.
   - Погибли, - подтвердил Кукольник. - Страховка сработала без замечаний. Стас, надо выбрать, куда тебя поселить, ты предпочитаешь повторение старого проекта или что-то новое?
   - Не понял, - сказал Стас. - Что значит поселить?
   - Не тупи, - сказал Саша. - Стасов дом уничтожен, правильно?
   - Правильно, - кивнул Кукольник. - Саша, меня восхищают твои аналитические способности. Можно, я тебя просканирую?
   - Допустим, нельзя, - сказал Саша. - Но ты же меня в любом случае просканируешь, разве нет?
   - С разрешением мне будет комфортнее, - сказал Кукольник.
   - Расскажи, что случилось в нашем походе, - потребовал Саша. - Удовлетворишь любопытство - получишь разрешение.
   - Хорошо, - кивнул Кукольник. - В Сердце Джунглей сформировался метастабильный ноонный конгломерат. Я не смог его ликвидировать щадящими методами, пришлось пойти на крайние меры.
   - Ядерный удар? - спросил Саша.
   - Нет, это слишком слабо, - покачал головой Кукольник. - Трапповое извержение. Я телепортировал Чернобыльскую АЭС на границу коры и мантии, реакторы раздавило, они взорвались все одновременно, сформировался большой магменный пузырь, прорвался на поверхность, разлился, теперь все хорошо.
   - А, так вот зачем мы с Инной ходили в Припять, - кивнул Стас. - А что там было? Ноонный... как его там...
   - Конгломерат, - подсказал Саша. - Эта штука имеет ту же природу, что НЛО, верно?
   - Не знаю, - сказал Кукольник, его нарисованное лицо стало грустным. - Вроде да, но полной уверенности нет, я так и не смог толком разобраться в их природе. Их становится все больше, иногда мне кажется, что ткань мироздания истончается и вот-вот прорвется. Но в этот раз мы устранили опасность, спасибо.
   - Людей погибло много? - спросил Саша.
   - Несколько тысяч, - ответил Кукольник.
   Стас вдруг встрепенулся и воскликнул:
   - Сима, Аня, с ними все в порядке?
   - Да, - кивнул Кукольник. - Если пожелаешь, они в соседней комнате.
   - Что значит "если пожелаешь"? - возмутился Стас. - Ты так говоришь, будто они не живые люди, а...
   - Они больше не живые, - мягко произнес Саша. - Мы тоже с тобой не живые, Стас. Привыкай.
   Стас выругался.
   - Саша, меня беспокоит ваша реакция, - сказал Кукольник. - Вы слишком легко приняли новый статус, я боюсь, что истерические контуры временно подавлены в глубине подсознания, реакция может в любой момент выйти из-под контроля...
   - Не выйдет, - сказал Саша. - Она давно уже вышла, еще в Акбарабаде. Когда все кончилось, я пришел в гостиницу, в номер, у меня началась такая истерика со слезами... Иногда мне кажется, что она до сих пор не прошла. Наверное, уже никогда не пройдет. Все привыкли, что все вокруг - имитация, а раньше было настоящее, а чем одно отличается от другого? Ничем! Раньше реальность была отдельно, а имитация отдельно, а теперь все перемешалось и соревнуется само с собой, где больше глюков и безумия. Когда я был подростком, у нас были игры про конец света, фильмы всякие, книги, но никогда, ни нажравшись, ни обдолбившись, я не смог бы вообразить...
   - Ты разве принимал наркотики? - перебил его Кукольник. - Тогда было нельзя, особенно таким, как ты.
   - Я не принимал, - сказал Саша. - Другие принимали. У меня на связи такие перцы бывали... неважно. Мир сошел с ума. Ученые любят говорить, типа, человечество как гусеница, вот окуклилась, вот скоро вылупится бабочка, бла-бла-бла... Но мы не гусеница и не куколка, мы обдолбанный подросток, который учится быть взрослым, но пока научился только жрать водку, долбиться и порождать ноонные конгломераты. Раньше мы думали, что НЛО - настоящие инопланетяне, смешно, правда?
   - Не смешно, - сказал Кукольник. - Но я рад, что ты верно понимаешь ситуацию. Тебя вернуть на старое место?
   - Да, наверное, - пожал плечами Саша. - А куда еще? Какая разница, куда деваться? Что я могу сделать разумного, кроме как долбиться?
   - Ты употребляешь наркотики? - спросил Стас.
   - Он говорит в переносном смысле, - сказал Кукольник. - Ты прав, Саша, все, что ты мог сделать, ты уже сделал. Я принял твои мысли и чувства, они стали частью меня, во мне есть часть тебя, она маленькая, но, возможно, она поможет подростку пережить первое в его жизни похмелье.
   - А есть шанс пережить? - спросил Саша.
   - Шанс есть всегда, - ответил Кукольник. - Все испортить нельзя, всегда что-то делается как надо, хотя бы случайно. И если не выйдет так, что нам не повезет совсем по-крупному... но не будет о грустном.
   - Не будем, - согласился Саша. - Возвращай меня назад. И вот еще, сделай мне дроида... раньше у меня была знакомая инопланетянка... На самом деле, конечно, не инопланетянка, а этот самый конгломерат...
   Кукольник выслушал Сашину просьбу, ничем не показав удивления. На мгновение он подумал, не дать ли Саше точную копию той Инны, которая сопровождала их со Стасом в последнем путешествии, но потом отверг эту идею. Незачем приносить Саше дополнительную удачу, обдолбанный подросток в ней не нуждается. Вот когда он перестанет долбиться, когда у людей, подобных Саше, появится хоть какое-то другое занятие, кроме как долбиться иллюзиями... никогда оно не появится... Но не будем о грустном.
   Дроид, которого получил Саша, выглядел копией Инны, но по поведению это была обычная тупая скотина. На следующий день Саша спустил его в утилизатор.
   А Стас решил не возвращаться в реальный мир. Интеллект сотворил ему уютную имитацию старого дома, там Стас несколько лет обитал со своими механическими женами. А потом интеллекту понадобились дополнительные ресурсы, а в диспетчере памяти как раз произошел сбой, так что интеллект Стаса случайно затер. Этого никто не заметил.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"