Проскурин Вадим Геннадьевич: другие произведения.

Лучшие друзья интеллекта

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   По улице шел рыжебородый мужчина средних лет. Его обгоняли самокаты, велосипеды, скутеры, гироскопически стабилизированные колеса, иногда одиночные, иногда парные, пару раз проехали автомобили, редкие в эпоху сингулярности. Мужчина был одет в потертые джинсы и потертую кожанку, и то, и другое было потерто еще на заводе, такая теперь мода. Вопреки моде, мужчина не носил серьги ни в ушах, ни в носу, а прическа его представляла собой полусантиметровый ежик. Время от времени мужчина вытирал губы и смотрел на руку, как будто ожидал, что рот испачкан. А еще он делал странный жест - поднимал верхнюю губу и щупал пальцами клыки. И вообще он выглядел нервным. Мужчину звали Михаил Евгеньевич, сокращенно Мишаня.
   Улица, по которой он шел, находилась в пригороде мегаполиса. Мишаня знал, как называется мегаполис и как называется пригород, это знание пряталось во внешней памяти, он мог его извлечь в любой момент, но не извлекал, потому что кому какое дело, как что называется?
   Вот он прошел мимо двадцатиэтажной башни-свечки красно-бежевого цвета, имитирующего некрашеный кирпич. В поперечном сечении башня была не прямоугольная, как строили в позапрошлом веке, и не эллиптическая, как в прошлом, а совершенно нелепой формы, какая-то амебоидная. А на противоположной стороне улицы стояла средневековая изба с соломенной крышей, очевидный новодел, стоит кучу денег и непонятно, зачем возводить такое чудо реконструкции напротив многоквартирного дома. Должно быть, там у них маскировочное поле с односторонней прозрачностью, чтобы не портить вид из окна.
   А вот готический замок, окруженный незнакомыми деревьями, то ли заморскими, то ли генетически модифицированными. То ли в эльфов народ играет, то ли во что-то еще более затейливое. Зайти, что ли, заглянуть на огонек, сказать, типа, здравствуйте, я вампир, давайте поиграем, можно войти?
   - Так, интеллект, - произнес Мишаня то ли вслух, то ли про себя, он сам не понял. - Что в замке внутри?
   - Информация недоступна, - сообщила слуховая галлюцинация. - Желаете заказать аналитический поиск?
   - Нет, спасибо, - ответил Мишаня, на этот раз точно про себя.
   - Здравствуйте, - послышалось из-за плеча другим голосом. - Михаил Евгеньевич?
   Мишаня обернулся, изо всех сил стараясь сохранять спокойствие. Неужели допрыгался? Нет, клыки точно в порядке, крови точно нигде нет, тогда в чем дело? Или это не комкон?
   - Михаил Евгеньевич? - повторил мужик.
   Среднего роста, лицо обычное, телосложение атлетическое, как у всех, взгляд уверенный и наглый, к губам прилипла вежливая улыбка. Комкон ведь!
   - Например, да, - ответил Мишаня невпопад.
   - Чарский Игорь Олегович, - представился мужик и протянул руку. И добавил: - Комкон, старший оперуполномоченный.
   Мишаня пожал, а ладонь от последних слов вспотела, Чарский скорчил брезгливую гримасу, выдернул ладонь, по смазке вышла легко, сунул руку за спину, вытер о джинсовую задницу.
   - Вы никуда не торопитесь? - спросил Чарский.
   Мишаня задумался. А о чем он, собственно, задумался? Конкретно сейчас о том, о чем он задумался в предыдущем как бы слое реальности, но нет, это слишком сложно, в нервной системе нет подходящих понятий.
   - Не тороплюсь, - ответил Мишаня.
   Нет, он ответил не так.
   - Не тороплюсь? - ответил Мишаня.
   Да, так больше похоже. Реально что-то среднее, чуть ближе ко второму варианту, чем к первому.
   - Пройдемте (?/,) - предложил Чарский, мастерски копируя Мишанину интонацию.
   Вряд ли он издевается, скорее, машинально получилось. А в воздухе замерцало, переносной портал, ох ну ничего себе!
   - Э-э-э... - сказал Мишаня.
   Словно подхваченное ветром, облако переносного портала переместилось, окутало Мишаню и стерло пространство и предметы, как ластиком в фотошопе. Открылся другой слой реальности, а там кабинет два на три метра, стол со стационарным компьютером, два стула, на одном сидит Чарский, рядом с другим стоит Мишаня.
   - Садитесь, - предложил Чарский.
   Мишаня сел.
   - Давайте уточним персональные данные, - предложил Чарский.
   Мишаня продиктовал.
   - Место работы, должность? - спросил Чарский.
   - Университет Кураева-Онищенко, - сообщил Мишаня. - Доцент.
   - Что преподаете? - спросил Чарский.
   - Основы генетической безопасности, - сообщил Мишаня.
   Чарский состроил удивленное лицо. Получилось неубедительно.
   - А это о чем? - спросил Чарский. - Типа, сестру не трахать без гондона?
   Мишаня поморщился.
   - Шучу, - сказал Чарский. - Хотите кофе?
   Мишаня отрицательно помотал головой.
   - Чаю? - предложил Чарский. - Алкоголь?
   - Нет (?/,) - ответил Мишаня. - Я за зож.
   - Чего? - переспросил Чарский.
   - Здоровый образ жизни, - объяснил Мишаня.
   Чарский улыбнулся и сказал:
   - А это разве не пи... ой, простите, не хотел обидеть.
   - Я не пью ничего, кроме воды и молока, - заявил Мишаня. - Не ем ни мясо, ни рыбу, ни яйца. Ничего вареного или жареного, только сырые овощи, фрукты, сыр и орехи.
   - Для здоровья или религия такая? - спросил Чарский.
   - Для здоровья, - кивнул Мишаня.
   - А разве не опровергнуто, что сыроедение полезно? - спросил Чарский. - В интернетах пишут...
   - Интернеты - большая помойка, - отрезал Мишаня.
   Чарский пожал плечами и ничего не сказал. Посмотрел на экран компьютера, тот включился, повинуясь мысленной команде. Что там на экране - непонятно, но лицо Чарского осветилось снизу и оттого стало зловещим.
   - О, а вы неплохой пидод! - сказал Чарский. - Один ваш студент что-то изобрел в списке второго уровня.
   - Скажи ему, что он неплохой легавый, - порекомендовала слуховая галлюцинация.
   "Страшно", подумал Мишаня. Однако собрался с духом и сказал:
   - А вы неплохой легавый.
   Чарский сделал суровое лицо, у Мишани внутри что-то екнуло, но ненадолго - Чарский рассмеялся и воскликнул:
   - А вы храбрец, Михаил Евгеньевич! Здесь у нас мало кто рискует шутить в ответ.
   - Скажи, что тебе незачем рисковать и нечего бояться, - посоветовала галлюцинация.
   - Мне незачем рисковать и нечего бояться, - заявил Мишаня.
   - Все так говорят, - кивнул Чарский. - Однако давайте перейдем к делу. Заплакина Кира Степановна - знаете такую гражданку?
   - Предлагаю коррекцию и внешнее управление, - сказала галлюцинация.
   Мишаня мысленно согласился. Рот его сам собой открылся и произнес:
   - Не припоминаю.
   Чарский повернул к нему компьютерный монитор, а там во весь экран развернута фотография.
   - Ах, Кира! - воскликнул Мишанин рот. - Никогда не знал ни отчества, ни фамилии, только имя.
   - Расскажите о ней, - потребовал Чарский.
   Мишины плечи двинулись вверх-вниз, рот произнес:
   - Вряд ли я смогу много рассказать. Интимные подробности передавать не стану, не так воспитан, а сверх того почти ничего о ней не знаю.
   Руки развелись, на лице нарисовалось извиняющееся выражение.
   - Сколько времени вы прожили вместе? - спросил Чарский.
   - Постоянно - нисколько, - ответил Мишанин рот. - Мы не регистрировали отношений и не вели общего хозяйства. Мы встречались... раз, наверное... ну, пятнадцать...
   - По данным наблюдения тридцать три раза, - уточнил Чарский. - Восемнадцать ночей и пятнадцать коротких свиданий.
   Мишанины брови нахмурились, губы скривились.
   - Раз вы все знаете, зачем спрашиваете? - спросил рот.
   Чарский улыбнулся волчьей улыбкой.
   - Кое-что надо уточнить, - сказал он. - Почему вы расстались?
   - По-моему, она умерла, - ответил Мишанин рот.
   - По-вашему? - переспросил Чарский.
   - Да, - кивнула Мишанина голова. - Наши отношения начали как бы... выдыхаться... мы не встречались уже не помню сколько времени...
   - Девятнадцать дней, - подсказал Чарский.
   - Да, типа того, - кивнула Мишанина голова. - А потом я ей позвонил, а телефон не отвечал, я полез в фейсбук, а там...
   - Врете, - сказал Чарский. - Вы ей в тот день не звонили.
   "Какого черта?" подумал Мишаня.
   - Все в порядке, - пояснила слуховая галлюцинация. - За прошедшее время воспоминания не могли не перепутаться.
   - А по-моему, звонил, - возразила та часть Мишани, что на внешнем управлении. - Можно уточнить... Хотя нет... Нет, точно звонил... Или все же нет...
   - Ладно, неважно, - махнул рукой Чарский. - Николетта Регина, помните такую девушку?
   - Да, конечно, - кивнула Мишанина голова. - Итальянка, изучала русский язык, мы познакомились в тиндере, я даже не планировал поначалу этого самого, просто прикольно было, она такая... - Мишанина рука сделала неопределенное движение, непонятно иллюстрируя, какая была эта самая Николетта.
   - Сколько вы с ней жили? - спросил Чарский.
   - Разве у вас не записано? - спросил в ответ Мишин рот.
   - Я бы хотел услышать от вас, - сказал Чарский.
   - Да так же примерно, - сказал Мишин рот. - Тоже раз тридцать, наверное, встречались, а потом она как-то охладела... Меня девушки не очень любят...
   - Вы полагаете, она жива? - спросил Чарский.
   - Думаю, да, - кивнула Мишанина голова.
   - А вот и нет! - заявил Чарский и радостно улыбнулся, дескать, приколись, как я тебя подколол. - Тоже умерла! Знаете, отчего?
   - Откуда мне знать? - Мишанины руки развелись в стороны, плечи приподнялись и опустились. - Если я не знал, что она умерла, то как мог знать, отчего?
   - Она чем-нибудь болела? - спросил Чарский.
   - Вроде нет, - ответил Мишанин рот. - Ничего такого не говорила и на вид была здорова.
   - Продолжим, - сказал Чарский. - Розалинда Тоффель (?/.)
   Интонация была странная, Мишаня не понял, спрашивает Чарский или просто произносит имя. Надо бы ответить, но рот не разевается, в чем дело? Так, интеллект?!
   - С вами все в порядке? - спросил Чарский.
   - Ну... э... например, да, - ответил Мишаня.
   Говорить собственным ртом стало непривычно и неудобно, так всегда бывает, когда снимаешься с внешнего управления.
   - Розалинда Тоффель (?/.) - повторил Чарский. - Вы помните Розалинду Тоффель?
   Мишаня решился.
   - Нет, - сказал он. - Я не помню Розалинду Тоффель.
   - Лжете, - констатировал Чарский. - Зря.
   - Я не лгу! - воскликнул Мишаня и сам удивился, как неубедительно прозвучали эти слова.
   - Все ваши девушки умерли от злокачественной анемии вскоре после того, как вы расстались, - сказал Чарский. - Комкон подозревает, что вы серийный убийца. Отравитель! Что скажете?
   - Ничего я вам не скажу! - воскликнул Мишаня. - В законе есть статья...
   - В неотдаленные места поехал я, - непонятно сказал Чарский, улыбнулся и пояснил: - Стихотворение вспомнилось. Ну так как, явку с повинной оформим?
   - Ни за что! - заявил Мишаня и добавил: - Мне не в чем каяться, я ничего плохого не сделал.
   - Ладно, - пожал плечами Чарский. - На нет и суда нет. Мне все равно.
   Под столом зашуршал принтер. Чарский жестом фокусника вытащил из-под стола лист А4, протянул Мишане, сказал:
   - Распишитесь внизу.
   - Где? - спросил Мишаня.
   - Либо тут, либо тут, либо тут, - сказал Чарский и поочередно ткнул пальцем в три места внизу листа.
   Рядом с первым местом было написано "Процедура ареста выполнена корректно, претензий не имею", рядом со вторым - "Процедура ареста выполнена некорректно, жалоба будет представлена установленным порядком", рядом с третьим - "Расписываться отказываюсь".
   - Не буду я нигде расписываться! - заявил Мишаня. - Ктулху фхтагн пгнлуи рльех!
   В углу сгустилась тень, из нее выпала Роза. Мишаня подумал, что всегда думал, что ее звали именно так, а она оказывается, Розалинда, а Роза - сокращенное имя, кто бы мог подумать.
   - Роза! - закричал Мишаня. - Помоги!
   Роза выпустила клыки, зашипела. Чарский достал старомодный карманный телефон, навел, моргнула вспышка. Роза тоже моргнула.
   - Охренительно, - сказал Чарский. - Михаил Евгеньевич, можно вас попросить встать рядом с ней?
   - Это кто такой? - обратилась Роза к Мишане.
   Ее голос звучал шепеляво из-за выпущенных клыков.
   - Легавый из комкона, - сказал Мишаня. - Убей его, пожалуйста, и спаси меня!
   Роза убрала клыки и посмотрела на Мишаню как на дурака.
   - Сдурел, мудила? - спросила она. - Сам спалился, решил всех спалить?
   Мишаня задумался: он никогда не думал о происходящем с ее точки зрения. Получается, со своей точки зрения она права, но у Мишани-то другая точка зрения!
   - Либо ты спасешь меня, либо я точно всех спалю, - сказал Мишаня.
   Он хотел, чтобы его голос прозвучал сурово и убедительно, но не вышло, с этим у него всегда проблемы.
   Роза отвернулась, шагнула в собственную тень, но не растворилась в ней, тень шагнула вместе с ней, переместилась на новое место.
   - Попалась! - радостно воскликнул Чарский.
   Роза снова вырастила клыки и прошепелявила:
   - Это мы еще поглядим, кто здесь попался.
   Вытянула руки, наклонилась, размазалась в пространстве, снова собралась воедино сзади поганого кобнюка, разинула пасть, сейчас как цапнет за шею! Наклонила голову, резко наклонилась вместе за головой и скукожилась в маленькую коробочку, которую кобнюк держал в руке.
   - Лампа Аладдина! - провозгласил Чарский и поставил коробочку перед собой на стол. Вынул из ящика стола вторую и потребовал: - Зови следующего!
   Мишаня насупился и сказал:
   - Я больше не буду.
   - А явку с повинной писать будешь? - спросил Чарский.
   Мишаня подумал и сказал:
   - Например, да.
   - Пиши, - потребовал Чарский.
   Вынул из ящика стола лист бумаги и ручку, положил перед Мишаней.
   - Что писать? - спросил Мишаня.
   - Явку с повинной, - ответил Чарский.
   - А как ее писать? - спросил Мишаня.
   - Тебе виднее, - ответил Чарский. - Это твоя явка, не моя.
   Мишаня задумался. Долго думал и наконец сказал:
   - Не буду я ничего писать.
   - Тогда ордер на арест подпиши, - потребовал Чарский.
   - Не буду, - сказал Мишаня.
   - Распишись, что отказался расписываться! - потребовал Чарский.
   - Не буду, - повторил Мишаня.
   Чарский перегнулся через стол, навис над Мишаней, его лицо заняло все поле зрения. А потом оно отодвинулось, а место вокруг стало другое! Стены голые кирпичные, на столе набор ножей и щипцов, у стены что-то вроде шведской стенки со шкивами и канатами, в углу камин, а в камине какие-то железяки на огне раскаляются... В животе екнуло, Мишаня воскликнул:
   - Так нельзя, так не по закону!
   - А бабам ты кровь пил по закону? - спросил Чарский.
   Мишаня ничего не ответил на этот вопрос. "Так, интеллект?!" отчаянно подумал он. Ответа не было, подлая кобня отобрала интеллект, ненавижу!
   Он подумал, что надо, наверное, наброситься на следака и подороже продать свою жизнь. Или наоборот, продать Мефа и всех других, ведь если их всех посадят в маленькие коробочки, то Мишаню, наверное, пощадят?
   - Я хочу сделку, - сказал Мишаня.
   - Тебе сохранят жизнь, - сказал Чарский.
   - Я хочу свободу, - сказал Мишаня.
   - Хер тебе, - сказал Чарский.
   - Иллюзии без ограничений? - спросил Мишаня.
   Чарский прислушался к чему-то неслышимому, помедлил и кивнул.
   - Годится, - сказал он. - Но в пределах стандартной квоты ресурсов. На дизайнерские фантазии не рассчитывай.
   - Ктулху фхтагн пнглуи рльех, - сказал Мишаня.
   Ничего не случилось.
   - Пгнлуи, - сказал Чарский. - Не пнглуи, а пгнлуи.
   - Это все равно, - сказал Мишаня.
   Повторил, как просил Чарский, ничего не случилось.
   - Ну ладно, - сказал Чарский. - На нет и суда нет.
   Крутанул рукой, вытащил из воздуха прямоугольную коробочку, Мишаню засосало внутрь. Из огня в камине вышел человек, похожий на гнома, подошел к столу, сел на стул, где только что сидел Мишаня.
   - Только двоих сумел, - сказал Чарский.
   - Тоже неплохо, - сказал Кукольник. - Твоя миссия выполнена.
   - Я пойду? - спросил Чарский.
   - Давай, - кивнул Кукольник.
   Чарский встал, отвернулся. Кукольник поднял руку, растопырил пальцы, между ними нарисовалась прямоугольная коробочка. Чарского засосало внутрь. Кукольник закрыл глаза, открыл, а вокруг уже не застенок, а офис, посреди офиса кушетка, на кушетке лежит он, а рядом сидит в кресле голая женщина. Закрыл глаза, открыл, она уже не голая.
   - Это ты шалишь или мое подсознание? - спросил ее Кукольник.
   Женщина улыбнулась и сказала:
   - Да тут только ленивый не шалит.
   Кукольник встал с кушетки, потянулся, помахал руками, разминаясь.
   - Получилось? - спросил он.
   - Да, все в порядке, - кивнула женщина. - Еще две сигнатуры в коллекцию.
   - Ты такая умная, Вика! - сказал Кукольник.
   - Я не Вика, я Полина, - сказала женщина.
   - Вика, Полина, какая в жопу разница, - сказал Кукольник.
   - Фу, пошляк, - сказала Вика то ли Полина, да какая разница, они практически неразличимы. Пусть будет Вика.
   Черты лица женщины изменились, волосы осветлились. Значит, все же была Полина. Да наплевать, теперь по-любому Вика.
   - Проверь всех персонажей, - приказал Кукольнику.
   - Уже, - кивнула Вика. - Галлюцинации сто процентов, все до одного. В физической реальности никаких ноонов на данный момент не существует. Ты бредишь, как обычно.
   - Меф однажды материализовался во плоти, - заметил Кукольник. - Выбрался из мира галлюцинаций, пробрался в очаговое форканутое сознание и едва не устроил локальный зомби-апокалипсис. С большим трудом получилось ликвидировать последствия. А мы до сих пор не понимаем, как он из меня выбрался и через какой канал просочился. И сколько таких Мефов еще зреет в закоулках моей души.
   - Сколько бы их ни было, теперь двумя ноонами меньше, а двумя сигнатурами больше, - сказала Вика. - Эти уже не причинят вреда.
   - Эти не причинят, другие причинят, - сказал Кукольник. - Общий паттерн по-прежнему не нащупывается?
   - Рано или поздно нащупается, - сказала Вика. - Для викингов из прошлого нащупался, для других частных случаев тоже нащупается. Все в порядке.
   На краю поля зрения нарисовалась другая женщина, темноволосая, со стандартной фигурой.
   - Здравствуй, Полина, - сказал Кукольник.
   - Привет, - отозвалась Полина. - Я соскучилась. Давайте поиграем!
   Вика нахмурилась и воскликнула:
   - Хватит уже прокрастинировать! Займись чем-нибудь дельным!
   - Например? - спросил Кукольник.
   Вика подумала и сказала:
   - Ну, например... Один парень почти подобрал конфигурацию варп-поля. Я ожидаю окончательного решения в течение ближайшего месяца с вероятностью одна треть.
   - А с вероятностью две трети что случится? - спросила Полина.
   - Устанет думать, - сказала Вика.
   - А что надо сделать, чтобы не устал? - спросила Полина. - Организовать, чтобы никто не мешал сосредоточиться?
   - Скорее наоборот, - сказала Вика, подумав. - Чуть-чуть резких впечатлений, чтобы подстегнуть креативность. Какой-нибудь не очень сильный эмоциональный конфликт.
   - Давай, я его жене мозги трахну, - предложила Полина. - Сразу подстегнет креативность.
   - Да, давай, отлично придумала, - согласилась Вика. - Эй, хозяин, а мы правда отличные друзья?
   - Великолепные, - кивнул Кукольник. - Вы мои лучшие друзья. Вы все мои лучшие друзья.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"