Проскурин Вадим Геннадьевич: другие произведения.

Малая королевская печать

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:


1

  
   Его звали Оливер. Тело у него было среднего роста, атлетически сложенное, кожа смуглая от загара, лицо длинное и узкое, нос прямой и длинный, волосы черные, тоже длинные, но не очень. Сверху Оливер был одет в кожаную безрукавку, она неплохо защищает от скользящих сабельных ударов, снизу - в длинные обтягивающие штаны из мягкой кожи вроде замши, и высокие сапоги с большими каблуками и загнутыми вверх носами. Такие сапоги удобны для верховой езды, это вам скажет любой любитель приключений. А почему любители приключений любят облачаться в кожу - этого Оливер не понимал. Будь его воля, он предпочел бы свободную рубаху наподобие японского кимоно, самая подходящая одежда для путешествия, где приходится драться регулярно, но не очень часто. А на кожаную безрукавку он нашил бы стальные пластины миллиметра два толщиной, и носил бы ее не на себе, а притороченной к седлу, чтобы надевать при необходимости, как шлем. Шлем, кстати, Оливер выбрал бы другой, более легкий и без забрала. Тяжелый шлем хорош, когда дерешься в строю стенка на стенку, а в бою один на один или один против многих все время приходится крутить головой, забрало опускать бессмысленно, оно только мешает. И меч Оливер тоже выбрал бы другой, не тяжелый прямой бастард, а что-нибудь вроде пиратского скимитара, легкий и изогнутый, против легкобронированного противника самое то. Но играть надо по правилам.
   Через городские ворота Оливера пропустили без вопросов. Десятник стражи сделал странный жест, что-то вроде отдания чести, но по-другому, и выкрикнул что-то не вполне понятное, но доброжелательное, дескать, добро пожаловать в армию какого-то там царька. Это обычное дело в приключениях, когда ты на правильном пути от квеста к квесту, в каждом втором городе царек набирает армию, а в каждом первом происходит что-то другое, но тоже приводящее к тому, что любой вооруженный до зубов хрен с горы в этом городе желанный гость. А вот если ты сбился с пути, поехал не той дорогой, тогда начинается: пошлину заплати, оружие опечатай, клятву верности принеси, и ладно еще если словесно, а то могут заставить сжечь живого козленка на алтаре местного Ктулху или, хуже того, публично поиметь страховидную старуху, а если не встал - значит, демон. Ходит среди героев устойчивая байка, что если все перечисленные признаки упорно игнорировать и старательно переть прочь от проторенных путей, то это получается тоже как бы квест, и он довольно интересный, хотя и трудный. И если удалиться от проторенных путей достаточно далеко, творцы вселенной в конце концов сдаются и делают тебя еще одним творцом, и на карте мира появляется новый город, а то и два-три, смотря на сколько хватило твоего воображения. Оливер в это не верил. Он допускал, что это может быть правдой, но проверять не собирался, он предпочитал играть по правилам, пока не надоест, а там посмотрим.
   За воротами его обступили какие-то забулдыги, хватали за стремена, что-то бормотали, то ли выпрашивали милостыню, то ли пророчили, наплевать. Один бродяга потянулся к узде, Оливер потянулся к кинжалу, бродяга отдернул руку и растворился в толпе.
   - А ну прочь, уроды, порежу на хер! - рявкнул Оливер с деланным гневом.
   Нищие сделали вид, что испугались, расступились, освободили дорогу. Такие сцены в приключениях - обычное дело, да и не только в приключениях, вся наша жизнь - театр, а скорее сериал с закадровым смехом, ты просто не слышишь его, потому что ты в кадре, а он за кадром, но он подразумевается. А здесь закадрового смеха нет, здесь другой жанр, это скорее "Пираты", чем "Друзья", тут интереснее.
   Улица, по которой ехал Оливер, была прямая как полет стрелы, и довольно широкая. Если заасфальтировать, получится два ряда в каждую сторону, и еще останется место для отбойника посередине. В настоящих древних городах таких улиц не могло быть, там их специально планировали извилистыми, чтобы легче держать оборону, перегородив баррикадами в нужных местах, и чтобы огневые точки на верхних этажах могли вести не только фронтальный огонь, но и фланкирующий. Чаще, впрочем, улицы не планировали вовсе, они получались кривыми сами собой. А слово "огонь" в таких мирах никогда не употребляется в смысле "стрельба", это, бывает, приводит к недоразумениям, когда забываешься и приказываешь не то. Однажды, помнится, засели лучники противника на большом сеновале, Оливер забылся и приказал: "Огонь!", бойцы исполнили буквально, обстреляли зажигательными стрелами, а там внутри было штук сто женщин и детей, жалко их. В итоге имя Оливер приобрело в той стране примерно такой же смысл, как в другой стране имя Адольф. Забавно.
   Ага, первая гостиница. Она всегда фешенебельная, дерут в ней втридорога, сервис неплохой, но унылый - ни блэкджека, ни шлюх, одни леди и джентльмены. А вторая гостиница, наоборот, будет бандитским притоном, туда хорошо селиться, если любишь побочные квесты и не возражаешь против повторного прохождения, если не повезло. Оливер не любил селиться во вторые гостиницы.
   Третья гостиница. Это золотая середина, обычно Оливер селился именно в них. Или, может, в четвертую? Да, сегодня лучше в четвертую. Четвертая - сюрприз, дальше третьей проходят только единичные путешественники, значимой статистики уже нет, процедурные генераторы работают как бог на душу положит. Любопытно и временами забавно.
   Итак, что сегодня предлагает процедурный генератор? Двойные двери, как в типовом салуне дикого запада, внутри типовой бар дикого запада, только на поясах у ковбоев не револьверы, а кинжалы, и одежда другого фасона. И навряд ли здесь подают крепкие напитки, хотя анахронизмы бывают всякие, вот однажды, помнится, довелось бухать виски и курить сигару в древнеримском трактире с телевизором, а когда Оливер попросил кокаин, другие завсегдатаи его обругали, что он якобы портит аутентичную древнеримскую атмосферу. Здесь, слава местным богам, до такого не дошло, на вид заведение аутентичное, хотя сортир почти наверняка с унитазом. Впрочем, лучше не проверять, вдруг нет.
   За барной стойкой возвышался большой лысый мужик, полуголый и с длинными усами, как у стереотипных казаков. Оливер сунул руку в кошель, вытянул золотую монету, положил на стойку, вежливо произнес:
   - Здравствуй, почтенный. Мне нужна комната и ужин.
   - У меня нет сдачи, - буркнул лысый.
   - Еще бы, - сказал Оливер.
   - Что еще бы? - не понял лысый.
   - Ты не похож на того, у кого бывает сдача, - сказал Оливер.
   Лысый пожал плечами, ухватил монету, она мелькнула между толстыми пальцами и исчезла не пойми где.
   - Мне нужна комната, - повторил Оливер. - И ужин.
   Лысый щелкнул пальцами, за стойкой нарисовался тощий бритоголовый мальчишка в ошейнике типа собачьего. Судя по состоянию мальчишкиной кожи, голову ему побрили из-за стригущего лишая. Будь Оливер погружен чуть глубже, он бы заволновался, как бы не заразиться, а так нет, он ведь не любит слишком глубокие погружения, он любит наблюдать воображаемые миры чуть отстраненно, это создает пространство для иронии.
   - Проводи гостя в пятую, - приказал лысый.
   Мальчик молча вышел в зал, направился к лестнице в дальнем конце, но не поднялся на второй этаж, как ожидал Оливер, а спустился на пол-пролета и вышел через черную дверь на задний двор таверны. Подошел к навозной куче, стал на нее отливать.
   - Ах ты, гондон мелкий, - пробормотал Оливер.
   Справив нужду, раб прошел мимо Оливера как мимо пустого места, поднялся на второй этаж, а там обычный гостиничный коридор с комнатами, а цифры на дверях нормальные арабские, сам бы нашел только так.
   - Бакшиш, - сказал мальчик, отворяя дверь в пятый номер.
   - Пошел на хер, - ответил ему Оливер.
   - Два медяка, - сказал мальчик.
   - Чего? - не понял Оливер.
   Мальчик сделал недвусмысленный жест.
   - Пошел вон! - рявкнул Оливер.
   - Так бы и сказал, - проворчал мальчик. - А то на хер, на хер...
   И удалился.
   Оливер вошел в номер, огляделся. На первый взгляд вроде аутентично, ни телевизора, ни телефона... А санузел анахроничный - унитаз, душ и электрическое освещение. Впрочем, будь здесь аутентичный средневековый сортир, редкий приключенец выбрал бы такой квест.
   Оливер бросил сумку на кровать. Возникла шальная мысль заглянуть внутрь, посмотреть, наконец, что скрывается в этот раз под безликим ярлыком "всякое дорожное барахло". Нет, как-нибудь потом, если станет совсем скучно. Сначала дело, потом побочные развлечения.
   Ужин состоял из тушеной бараньей ноги с местными овощами, что-то вроде картошки, но другое, не репа и даже не батат, что-то четвертое. На запив подали черный ирландский стаут в нарочито грубой глиняной кружке, неплохой стаут, в меру резковатый, под средневековую атмосферу самое то. Оливер доел, допил, поднял палец. Подошла официантка, она, похоже, приходится трактирщику дочерью, в меру расторопная, а на морду страшна, хотя фигура ничего, годная, если на голову наволочку натянуть.
   - Отца позови, - приказал Оливер.
   - Господину что-то не так? - забеспокоилась девица.
   - Господину все так, - заверил ее Оливер. - Просто позови отца.
   Девица пожала плечами, подошла к барной стойке, перекинулась парой слов с лысым барменом (и точно ее отец), тот подошел.
   - Садись, - сказал ему Оливер и указал на стул напротив.
   - Какого хера? - спросил лысый.
   - Хочу побеседовать, - сказал Оливер.
   - А мне какого хера? - спросил лысый.
   - Такого, например, что я могу потребовать сдачу с золотого, - сказал Оливер.
   - Не отважишься, - сказал лысый.
   - Да ну, - сказал Оливер и положил руку на рукоять бастарда.
   - Ладно, беседуй, - сказал лысый.
   - Тебя как зовут? - спросил Оливер.
   - Хагрид, - ответил лысый. - Как на допросе, блин. А тебя?
   - Оливер, - представился Оливер.
   - В дружину нанимаешься? - спросил Хагрид.
   - Типа того, - ответил Оливер.
   - А ты из какого рода? - спросил Хагрид.
   - Не твое дело, - ответил Оливер.
   Хагрид ощерился примерно такой улыбкой, какой улыбнулся бы шакал, принявший человеческий облик. Оливер решил, что персонаж, сидящий напротив, скорее отрицательный, чем положительный.
   - Значит, никакого, - сказал Хагрид. - Герой из ниоткуда, сам никто и звать никак. Путь героя как полет стрелы от лона матери до безымянной могилы. Семья есть?
   - Не твое дело, - повторил Оливер.
   - Сходи завтра в храм, - посоветовал Хагрид. - Помолись Осраму.
   - Кому-кому? - переспросил Оливер.
   - Осраму, - повторил Хагрид. - Он, в принципе, бог богатства, но в твоем положении богатство неотделимо от удачи, правильно я говорю?
   Оливер подумал и согласился.
   - Ну вот, - продолжил Хагрид. - Сходи, помолись Осраму. Или ты его разгневал?
   Оливер рассмеялся.
   - По-моему, непросто разгневать бога, о существовании которого узнал только что, - сказал он.
   Хагрид изобразил ненатуральное удивление.
   - Да ну, - сказал он. - Осрама почитают на пятьсот лиг вокруг, как его можно не знать! Ты часом не демон?
   - Хуемон, - сказал Оливер.
   Хагрид подождал продолжения, но его не было, Оливер молчал.
   - А ты рисковый парень, - сказал Хагрид. - Без благословения богов в путешествие... обереги-то у тебя есть?
   - Хуереги, - сказал Оливер. - Не твое дело. Извини, если обидел.
   Хагрид рассмеялся и поднял два пальца. Подошла дочь-официантка с двумя кружками, одну поставила перед отцом, другую перед Оливером.
   - Интересный народ эти демоны, - сказал Хагрид. - Приходят из ниоткуда, уходят в никуда, иногда умирают насовсем, а иногда возвращаются и мстят. Одни дерутся как черти, другие совсем не умеют драться. Одеты странно, оружие странное...
   - Иногда они приходят по двое, - добавил Оливер. - Тот, кто пришел раньше, маскируется под коренного обитателя и подкарауливает того, кто пришел позже. Это не очень сложно, если не жалко доната.
   - Чего не жалко? - переспросил Хагрид.
   - Не бери в голову, - отмахнулся Оливер. - Считай, что ничего не слышал.
   - Иногда бывает по-другому, - сказал Хагрид. - Бывает, что скучающий муж, наблюдая за муравейником, выдергивает из толпы одного муравья и делает с ним что-нибудь смешное. Отрывает ногу, например, или дарит ложку меда. Говорят, что боги и демоны любят делать подобные дела с людьми.
   - Говорят, что кур доят, - буркнул Оливер.
   Хагрид расхохотался, похоже, этот каламбур в его мире раньше был неизвестен.
   - Я бы не отказался, чтобы демон подарил мне ложку меда, - сказал Хагрид.
   Оливер пожал плечами и ничего не ответил. Немного подумал и спросил:
   - А часто к вам забредают демоны?
   - Нет, нечасто, - ответил Хагрид. - Ни разу не встречал ни одного несомненного. Возможно, их вовсе не существует. Многие байки - просто байки.
   - А зачем ты тогда мне все это наболтал? - спросил Оливер.
   - Я говорю эти слова всем путникам, которым не бессмысленно их говорить, - объяснил Хагрид.
   Оливер вспомнил, как знакомился по интернету с первой женой. Запрограммировал робота, тот опросил миллион баб, отобрал сто, девяносто пять Оливер отверг вручную, с оставшимися пятью запланировал встречи, но провел только две, потому что вторая кандидатура оказалась настолько хороша, что проводить третью стало бессмысленно. Если бы Хагрид тоже мог запрограммировать робота...
   - Ты демон? - спросил Хагрид.
   - Конечно, нет, - ответил Оливер. Помолчал и добавил: - А ты ждал иного ответа?
   - Нет, - помотал головой Хагрид.
   - Мне кажется, твой вопрос не из тех, на которые можно получить правдивый ответ, - продолжил Оливер. - Вот, допустим, если выйти на базар и спрашивать каждого встречного: "Ты пидор?", разве кто-нибудь ответит утвердительно? Хотя погоди... Может, в вашем городе принята терпимость?
   - Нет, - улыбнулся Хагрид. - Терпимость у нас не принята. Тут дело не в том, какой ответ я хочу получить. Дело в том, что я считаю себя обязанным задать вопрос.
   - Даже так? - удивился Оливер. - Это типа как ритуальная клятва верности, какую в иных городах заставляют приносить каждого посетителя? Или религиозный ритуал? Был я в одной стране, там любого могут спросить, отрекаешься ли ты от темного... ну, не совсем бога, там у них довольно странная мифология... неважно, короче, могут потребовать отречься от конкретной мистической сущности, и если ты не отрекся, у тебя будут неприятности. Я понятно объясняю?
   - В целом да, - кивнул Хагрид. - Немного утомительно, но в целом понятно.
   - Тогда давай сменим тему, - сказал Оливер. - Я слышал, в этом городе есть один драгоценный перстень. Для неискушенного взгляда он выглядит невзрачно, кольцо у него тусклого металла, похоже на низкокачественное железо, но не ржавое, а как бы запыленное, камень выглядит недорогим, это зеленоватая матовая пластинка вроде яшмы, на нее нанесена рельефная печать в виде грифона, точнее, это считается, что она в виде грифона, реально он очень плохо выгравирован, больше похож на курицу...
   Оливер начал говорить эти слова, глядя в сторону, а потом перевел взгляд на собеседника, а у того на лице такое изумление, рот открыт... после слов про курицу закрылся.
   - Знаешь такой перстень? - спросил Оливер.
   - Перстень знаю, - кивнул Хагрид. - А вот как относиться к тебе после этих слов - не знаю. Ты очень точно описал малую королевскую печать, в неподобающих выражениях, но очень точно. Ты колдун-диверсант?
   - Нет, - покачал головой Оливер. - Всего лишь вор.
   - Ты так легко в этом признаешься? - удивился Хагрид. - В нашем городе ворам отрубают правую руку.
   - В моем городе доносчиков топят в нужниках, - сказал Оливер.
   - Меня непросто утопить в нужнике, - сказал Хагрид.
   - Вижу, - кивнул Оливер. - А знаешь почему?
   - Почему? - спросил Хагрид.
   - Потому что ты не похож на доносчика, - сказал Оливер. - Расскажи мне про вашего короля.
   - Это обойдется тебе еще в один золотой, - сказал Хагрид.
   Оливер рассмеялся и сказал:
   - Мне нравится с тобой работать.
   Достал кошель, тот сочно звякнул.
   - Никогда не встречал вора с кошельком, набитым золотом, - сказал Хагрид.
   - Таких, как я, непросто встретить, - сказал Оливер. - Однажды я был в одном диком лесном краю, там водятся так называемые тигры, такие большие коты размером с медведя, полосатые такие...
   - Не с медведя, меньше, - перебил его Хагрид. - Полтора льва, не больше.
   - Да, наверное, - кивнул Оливер. - Так вот, я однажды спросил одного лесника, дескать, ты говоришь, что лес кишит тиграми, а я за целый месяц ни разу не встретил ни одного, почему? А он посмотрел на меня так хитро и отвечает: "Тигра в лесу можно увидеть только раз в жизни. За мгновение до того, как он начнет тебя жрать".
   - Намекаешь, что через мгновение начнешь меня жрать? - спросил Хагрид.
   - Нет, - улыбнулся Оливер. - Разве я полосатый? Разве у меня есть усы и хвост? Нет, я говорю о том, что если даже кого-то где-то много, не всегда легко встретить хотя бы одного.
   - Все равно странно, - сказал Хагрид. - Каждый человек живет не сам по себе, а в окружающей среде. Жена, дети, родители, братья, сестры, всякие свояки и свояченицы, друзья... Понятно, что вор не всякому знакомому говорит, что вор, но любые сведения рано или поздно утекают, хотя бы в форме сказок. А у нас ничего такого нет.
   - Там, откуда я родом, есть сказки про воров, - сказал Оливер. - Багдадский вор, например, Гаррет танцующий в тенях, или этот... Аладдин, он перед тем как жениться на принцессе, тоже был вором.
   - Вор женился на принцессе?! - изумился Хагрид. - Разве такое бывает?
   - Вряд ли, - покачал головой Оливер. - По-моему, эта сказка выдумана от начала до конца.
   - Расскажи, - потребовал Хагрид.
   - Я не умею рассказывать сказки, - сказал Оливер. - Разве что общий сюжет, совсем коротко. Жил-был вор по имени Аладдин, ему суждено было добыть в заколдованной пещере один... ну, скажем так, артефакт... он выглядел как масляная лампа, с его помощью можно было призвать могущественного духа... Там все довольно сложно, не уверен, что смогу правильно вспомнить хотя бы основные положения.
   - Да ладно, не надо, я уже понял, - сказал Хагрид. - Это сказка про человека, которого боги выдернули из толпы и дали ложку меда. А что он до выдергивания был вором - просто ничего не значащая подробность, как, например, в сказке про рыбака кому какое дело, что главный герой был именно рыбаком, а не плотником?
   - Не будь он рыбаком, ему было бы непросто поймать в сеть золотую рыбку, - сказал Оливер.
   - Какую рыбку? - удивился Хагрид. - В сказке о рыбаке рыбак поймал в сеть волшебную бутыль, из которой вышел призрак и рассказал сказку, а в той сказке один из второстепенных персонажей тоже рассказал сказку, там что-то около десяти уровней вложенности.
   - Облачный атлас, - сказал Оливер.
   - Что? - не понял Хагрид.
   - Ничего, не бери в голову, - сказал Оливер. - Так что насчет короля? Он часто выходит один в город?
   - Не знаю, - пожал плечами Хагрид. - Никогда не задумывался. У него вроде есть какая-то охрана... А что, задумал сделать королю гоп-стоп?
   - А почему бы и нет, - улыбнулся Оливер. - Часто бывает, что к успеху приводит самое простое решение. Я слышал сказку, что в одном городе местный царек любил бродить ночью по городу, скрывая лицо, смотрел, как живут его подданные, иногда он вроде даже провоцировал изменнические разговоры, а потом карал тех, кто поддался на провокацию...
   - Да, знаю, это на востоке было, - кивнул Хагрид. - Его зарезали налетчики, никто так и не узнал, настоящий гоп-стоп это был или политическое убийство. С тех пор никто так не делает.
   - А вообще король в город выходит? - спросил Оливер. - Погулять по базару, например?
   - А чего ему там гулять? - удивился Хагрид. - На то рабы есть.
   - Ну, не знаю, - пожал плечами Оливер. - Может, тайная любовница в городе?
   - На кой королю тайная любовница? - удивился Хагрид. - Какого мужа ему бояться? Он что, конюх какой-нибудь?
   - Ну, не знаю, - пожал плечами Оливер. - Всякое бывает. Например, король может скрывать любовницу от политических противников, чтобы те не могли использовать ее как заложницу...
   - Если так, откуда мне знать о чем-то таком? - спросил Хагрид.
   - Не знаю, - пожал плечами Оливер в третий раз. - Всякое бывает. Например, известно, что любовница есть, но не известно, кто она конкретно. Или как-то еще... А бывает, что ветераны какой-нибудь войны собрались забухать, а король, когда молодой был, еще не король, сражался с ними как равный, его приглашают, а ему в кайф отдохнуть от этикета и вспомнить молодость...
   - Да, такое у нас происходит, - кивнул Хагрид. - Только вчера ветераны бухали, здесь недалеко, на соседней улице. Если бы ты приехал вчера или позавчера...
   - Ух ты ж ёпть, - непонятно сказал Оливер. - Прямо как предчувствовал, что нельзя было зависать с теми шлюхами, время, сука, ограничено.
   - Чего? - не понял Хагрид.
   - Через плечо, - непонятно сказал Оливер. - Сценарий я провалил, вот чего, теперь нечего больше ловить, либо перезагружать уровень, либо... а почему бы и нет, кстати... Так, интеллект, донат!
   - Чего? - опять не понял Хагрид.
   - Через плечо, - повторил Оливер. - Пойду спать, утро вечера мудренее.
   Допил пиво, поднялся из-за стола и пошел спать.
  

2

   - На, опохмелись, - сказала королева и протянула августейшему супругу стакан мохито.
   Супруг залпом выхлебал полстакана, скривился, перестал пить.
   - Что за ослиная моча? - спросил он.
   - Ослиная моча у тебя в башке, - ответила королева. - А это мохито.
   - Додерзишься, - пообещал король.
   Подозрительно осмотрел стакан, поколебался, все же допил. Поставил стакан на какую-то поверхность, протянул к королеве руку, не дотянулся, что не удивительно - она ведь не дура.
   - Додерзишься, - повторил король. - Протрезвею - высеку.
   - Протрезвеешь - забудешь, - возразила королева. - Сколько раз уже бывало!
   - А сколько? - заинтересовался король.
   - Раз двадцать примерно, - ответила королева. - Я не считала. Завязывать не собираешься?
   - На кой? - изумился король. - Я что, похож на алкаша?
   - А это правда, что вы абсент жрете? - спросила королева.
   - Нет, неправда, - покачал головой король. - Как можно жрать абсент? Его не жрут, его смакуют.
   - Колдун говорит, там еще какой-то дурман в составе, кроме алкоголя, - сказала королева.
   - Да уж наверняка, - согласился король. - От него так штырит, такой кайф!
   - Не боишься привыкнуть? - спросила королева.
   - А чего тут бояться? - пожал плечами король. - Разве короли умирают от пьянства?
   - Александр Миротворец, - сказала королева. - Еще Петр Великий.
   - Не считается, - сказал король. - Ты бы еще Тиберия вспомнила. Это наоборот, признание успеха, что не свергали так долго, что успел спиться. Я бы не отказался так умереть.
   - Будешь бухать как черт - так не умрешь, - сказала королева. - Подошлют асассина, зарежет только так.
   - Да ну тебя к чертям, - махнул рукой король. - Там две сотни ветеранов было, откуда взяться асассину? Он же сам себе не враг. Да ты не бойся, все под контролем, я могу бросить в любой момент, как только захочу.
   - Брось сейчас, - предложила королева.
   - Сейчас не хочу, - сказал король. - Сначала надо здоровье поправить, потом стаканчик для закрепления, и вот тогда уже хватит. Из запоя нельзя выходить резко, знаешь, что такое белочка?
   - Откуда мне знать? - деланно удивилась королева. - Разве я похожа на алкашку?
   - Вроде нет, - сказал король. - Слушай, а может, поиграем как-нибудь? Типа, бродяги на сеновале или под мостом... Помнишь, как раньше в рабов играли?
   - Тогда у тебя стоял, - сказала королева.
   - Да у меня и сейчас... - начал король, но не закончил, осекся.
   Помолчал, подумал о чем-то таком, отчего его лицо начало краснеть, а нос вообще стал как слива...
   - Прости, - сказала королева. - Не хотела обидеть. Похмелись.
   "Зря я затеяла этот разговор", подумала королева. "Надо было не сомневаться, а слушаться колдуна сразу. Он умный. Злой, но умный".
   Стала наливать второй стакан мохито, по ходу незаметно расстегнула потайной карманчик внутри рукава, белый порошок заструился в стакан. Если верить колдуну, это снадобье избавит от пагубной привычки раз и навсегда. А если нет, то, значит, нужны особые меры, выбрать среди царедворцев самого толкового, визиря, например, или самого колдуна...
   - Давай, не томи, - сказал король.
   Королева протянула стакан. Подавила импульсивное желание пролить, отбросить, разлить, выбросить, что угодно, страшно ведь, если пойдет не так, снадобье очень опасное, как бы не прослыть цареубийцей и до кучи мужеубийцей, но нет, сердце глупое, надо думать не сердцем, а головой, а голова говорит четко: алкашу на троне долго не усидеть, бухло отнимает разум неторопливо, но неуклонно, и будь ты изначально хоть десять раз великим, в итоге станешь обычным, как в анекдоте про миллиардера и миллионера. Просто чуть позже, чем другие.
   Король выхлебал и отрыгнул.
   - Ох, - сказал он. - Ой, что это?
   Королева вздрогнула, метнула в супруга испуганный взгляд и немедленно поняла: палево, нельзя так смотреть, поймет сразу все до конца... Нет, не понял, глядел в другую сторону, повезло. На собственную руку он глядел, а она трясется, как у припадочного, и мускул на щеке тоже трясется, уже не начинается ли припадок? Опасное, сука, снадобье, пипец какое опасное, а может, колдун у нас не просто колдун? Если это покушение, случай, сука, удобнейший, виновата ведь королева... Нет, так нельзя рассуждать, это паранойя, августейшим особам часто мерещатся заговоры и покушения, но почти все тревоги ложные, девяносто девять из ста, не надо объяснять заговором то, что легко объяснить раздолбайством...
   - Отравила, сука! - завопил король. - Убью на хер!
   Королева подобрала юбку, приготовилась убегать. Дурацкая нынче мода, подол до пола, споткнуться только так. Супруг, конечно, шатается и ступает нетвердо, но если вдруг, не дай бог, перестанет шататься, а у алкашей так бывает, когда ловкость вдруг возвращается в самый неподходящий момент, вот, помнится, тетя рассказывала, как же ее зовут-то...
   Королева вдруг поняла, что не помнит ни одного имени, ни своего собственного, ни супруга, ни всяких министров, ни слуг, вообще ничего. Как будто чья-то магия одномоментно стерла из ее памяти все имена, какие только в ней были. Или их никогда не было? Она помнит, что они были, но были ли там реальные имена или только уверенность, что они там были?
   - Убью, - повторил король.
   Это прозвучало не истерично, как в первый раз, а уверенно и почти спокойно. Таким тоном другой король, более достойный, мог бы сказать что-то вроде: "Изменника казнить таким-то образом" или, скорее: "Доверяю выбор способа казни вам, титул такой-то, имя такое-то". Куда же подевались из памяти все эти чертовы имена, что за бред!
   Она решила, что пора убегать. Подобрала юбки, побежала. Топот за спиной приближается, пора наддать. И закричать, а то выскочит какая-нибудь уборщица наперерез сдуру.
   - Помогите! - закричала королева. - Убивают! Козлина чертова, алкаш драный!
   Последние слова она добавила потому, что если их не добавить, можно случайно призвать стражу, а это прямой путь к недоразумениям. Либо помогут поймать, либо примут короля за вора и случайно зарежут, и черт разберет, какой из этих вариантов хуже другого. А вот если дать ясно понять, что гонится за ней именно король, стража точно не явится. Это, кстати, уязвимость в охране, ведь если шибко умный вор догадается орать похожим образом...
   Она не додумала мысль, потому что поняла, что драгоценный супруг догоняет. Скинула туфли, побежала босиком. Захлопнула за собой какую-то промежуточную дверь, накинула засов, это дало время избавиться от платья. Теперь хер догонишь, козлина!
   Королева торжествующе захохотала, она больше не сомневалась, что мужнин гнев ей сегодня не грозит.
  

3

   - У меня интересный гость, - сказал Хагрид. - Подозреваю демона.
   Колдун засмеялся.
   - Не в первый раз, - сказал он. - Однако до сих пор ни одно подозрение не подтвердилось.
   - Этот самый подозрительный из всех, - сказал Хагрид.
   - Ты так говоришь каждый второй раз, - сказал колдун.
   Хагрид пожал плечами.
   - Что на этот раз подозрительно? - спросил колдун.
   - Всё, - ответил Хагрид. - Все до единого старые признаки и кое-что новое.
   - Например? - заинтересовался колдун.
   - Кто такой Донат? - спросил Хагрид.
   - А мне почем знать, - пожал плечами колдун. - Какой-нибудь божок, должно быть.
   - Он хочет украсть малую королевскую печать, - сказал Хагрид.
   - Кто, Донат? - удивился колдун.
   - Нет, демон, - уточнил Хагрид.
   - Да ну! - воскликнул колдун. - Я гляжу, губа у него не дура! А зачем?
   - Не знаю, - сказал Хагрид. - Я почему-то не спросил. Вообще, у меня сложилось впечатление по ходу беседы, что это для него проходной эпизод, типа как у ребенка конфету отобрать.
   - Может, безумец? - предположил колдун.
   - Гм, - сказал Хагрид. - О такой возможности я не подумал. Гм. В принципе, это все объясняет, но...
   - Скорее всего, так и есть, - сказал колдун. - Большинство сверхъестественных явлений объясняются естественными причинами. Возможно, даже не большинство, а все.
   - Даже та история про воскресение после казни? - спросил Хагрид.
   - Да кто его теперь знает, - пожал плечами колдун. - Это могла быть просто байка, сочиненная кем-нибудь из друзей казненного. Так иногда бывает - запускаешь заведомо ложный слух, а он распространяется и снова достигает тебя, но уже с новыми подробностями и такой правдоподобный, что сам готов поверить, хотя точно знаешь, что это ложь.
   - Пожалуй, зря я хожу в тот храм, - сказал Хагрид.
   - Может, и зря, - не стал возражать колдун. - А может, и не зря. Я ведь не держал свечку, когда его казнили, может, все было в точности так, как говорят. Вряд ли мы узнаем достоверно.
   - Мы никогда ничего не знаем достоверно, - сказал Хагрид. - А ты не боишься, что однажды поймаешь в силки настоящего демона?
   - Боится ли паук поймать в силки паукоеда? - спросил колдун. - Может, и боится, но это не повод менять поведение. Если паук не поставит силки, он помрет от голода, а если поставит - там уж как повезет.
   - Ты можешь покинуть город, - сказал Хагрид. - Вряд ли проснувшийся Ктулху настигнет тебя в другой стране.
   - Кто знает, - пожал плечами колдун. - Я не хочу покидать Рльех, это моя родина.
   - Ух ты! - неожиданно воскликнул Хагрид.
   - Что такое? - спросил его колдун.
   - Так, ничего, - несколько смущенно ответил Хагрид. - Померещилось странное... Целый день одолевает ощущение, будто я забыл все имена, кроме своего и того гостя, Оливер его зовут. Я знаю, что знаю тысячи разных имен, но знать, что знаешь, еще не значит знать по-настоящему. А теперь ты произнес два новых имени, и я внезапно понял, что вдруг знаю имя своего города, а раньше не знал. Это так удивительно!
   - А когда прозвучало имя спящего бога, тебе не стало удивительно? - спросил колдун.
   - Вроде нет, - ответил Хагрид. - Возможно, дело в том, что я ему не поклоняюсь, это твой бог, не мой...
   - Если я перестану ему поклоняться, он станет и твоим богом тоже, - заметил колдун. - Когда начнет пожирать твою душу.
   - Так ты примешь жертву? - спросил Хагрид.
   - Не я, - покачал головой колдун. - Он. Надеюсь, что примет. Ты поселил этого твоего демона куда обычно?
   - Да, - кивнул Хагрид. - На второй этаж, в пятую. Потайной ход проверил, петли и механизм смазал, все в порядке.
   - Чужая магия? - спросил колдун.
   - Вроде ничего, - ответил Хагрид. - Сам я ничего не почувствовал, амулет тоже ничего не выявил. Кстати, приколись, он не знает, кто такой Осрам!
   - Должно быть, у них его почитают под другим именем, - сказал колдун. - А обереги?
   - Нет никаких, - сказал Хагрид. - Он отказался отвечать на вопрос вслух, но выдал очень четкую мысль, амулет считал ее абсолютно уверенно. У него совсем нет оберегов. Это странно само по себе. Может, реально демон?
   - Увидим, - сказал колдун. - А кстати! Как меня зовут?
   Хагрид растерялся.
   - Не понимаю, - сказал он. - Совсем из головы вылетело. Точно знаю, что знаю твое имя, но... не помню... Мангас, Имхотеп, Мерлин, Тлалок, Джафар... Да, Джафар! Или Жоффрей? Или Джоффри? Как тебя точно зовут?
   - Гм, - растерянно произнес колдун. - Как-то так. Скорее, Джафар, но... Жоффрей почему-то выглядит предпочтительнее, хотя в нем настолько нелепый порядок звуков... не понимаю... Да черт с ним!
   Колдун щелкнул пальцами, в стене напротив раскрылся портал, вышли големы.
   - Слушаем и повинуемся, повелитель, - произнесли големы заунывными голосами.
   По спине Хагрида пробежали мурашки, ему всегда становилось жутко от этих голосов. А колдун ничуть не изменился в лице, ему хоть бы хны.
   - Индекс ноль, - произнес он заклинание. - Имя Оливер, адрес как в прошлый раз. Хагрид, дай наводку.
   Хагрид дал наводку.
   -Задание принято, - хором доложили големы. - Слушаем и повинуемся, повелитель.
   - Выполнять, - повелел повелитель.
   - Слушаем и повинуемся, - повторили големы в третий раз.
   Повернулись и ушли обратно в портал, выполнять.
   - Пойду я, - сказал Хагрид.
   - Не боишься? - спросил колдун. - Если твой гость реально демон, в твоем доме скоро станет неспокойно.
   - Если мой гость реально демон, неспокойно станет во всем городе, - сказал Хагрид.
   - Может, и так, - кивнул колдун. - А может, и не так, легенды и мифы не дают однозначной оценки. Я бы на твоем месте не рисковать бы сверх необходимого.
   - Не хочу пропустить интересное зрелище, - сказал Хагрид. - Это как фейерверк - любая ракета может упасть тебе на голову, но не пропускать же зрелище из-за этого.
   - Дело твое, - сказал колдун. - Хочешь - рискуй.
   - Рискну, - решительно заявил Хагрид.
  

4

   Оливер провалялся в постели полчаса, сон упорно не шел. Пожалуй, донатить на ночь глядя было не самой толковой идеей. Вдруг это не просто бессоница, а интеллект намекает, типа, не спи, проспишь всю удачу. Предыдущую удачу протрахал на постоялом дворе со шлюхами, пропустил первый благоприятный момент, а если и второй тоже пропустишь, да еще не в постели с тремя девками, а просто в постели, лежишь как дурак, сон не идет... Нет!
   Встал, оделся, спустился на первый этаж. Зал почти пуст, только за одним столиком бухают то ли купцы, то ли цеховые старейшины, черт их разберет, кто они такие. Хагрид куда-то подевался, за стойкой его дочь, у входа дремлет вышибала.
   - Ты куда на ночь глядя? - обратился он к Оливеру. - В полночь дверь запирается.
   - Как запирается, так и отпирается, - отозвался Оливер. - Так и передай хозяину: будет выпендриваться - потребую сдачу с золотого.
   Хагридов раб пробурчал что-то невнятное, Оливер не стал переспрашивать. Вышел на крыльцо, захотелось закурить, это странно, наркомания не должна сохраняться в виртуальной реальности, должно отсечь фильтром на входе. Впрочем, вряд ли это истинная наркомания, скорее подсознание чудит.
   Спустился с крыльца, пошел по улице к центру города, туда, где королевский дворец. Мелькнула дурная мысль: что, если интеллект подстраивает случайную встречу с королем на ночной улице? Одолеть охрану, гоп-стоп, и вот оно, завершение квеста, будет о чем рассказать ребятам, только вряд ли кто поверит, слишком невероятно. Тем не менее, проверить стоит, сейчас ведь все равно куда идти, почему бы не к дворцу.
   Дорога к дворцу заняла чуть менее часа. Ничего примечательного по дороге не случилось, а из людей повстречались только три страховидные шлюхи и одна гоп-компания, мимо которой Оливер прошел, держа руку на рукояти меча. Гопники проводили Оливера любопытными взглядами, но напасть не решились. Странно, однако, город на закате словно вымирает. Может, вампиры? Или религиозные заморочки, как у европейских протестантов в средние века? Или просто сбой матрицы, локальный недостаток ресурсов? Да все равно.
   Стемнело. Будь на месте Оливера нормальный человек, он бы почувствовал себя неуверенно, но Оливер в приключениях всегда делал себе ночное зрение. Когда тебя зарубили двуручным мечом в отчаянном бою один против сотни - это славно, а когда зарезал перочинным ножиком упоротый гопник, которого ты тупо не углядел - это глупо. Оливер не любил глупостей.
   А вот и приключение! Затопотали шаги, кто-то за кем-то гонится, тихо, без воплей, а преследователь, похоже, один, не толпа. Воришка попался или ведьма? Надо было расспросить Хагрида, как здесь обстоят дела с колдунами и ведьмами, и еще с вампирами, модно стало в последнее время запихивать вампиров в любой сценарий, надоели уже, сколько можно.
   Оливер остановился. Сейчас эта парочка выскочит вон из-за того угла, до него метров двадцать, хватит времени оценить обстановку и принять решение. Ну-ка...
   Из-за угла выскочила молодая женщина, босая, растрепанная и в нижнем белье. За ней преследователь - бородатый мужик средних размеров, в руке нож, здоровенный, почти как меч, но на вид скорее мясницкий, чем боевой. Глаза у мужика шальные, даже в темноте видно, не иначе, ЛСД обожрался или на мете перемарафонил. Хотя нет, какое ЛСД, какой мет, это же фэнтези! Здесь наркотики исключительно натуральные, белладонна какая-нибудь или мандрагора или банальное бухло, белая горячка ведь тоже как-то похоже проявляется, если верить умным книгам.
   Оливер неловко пошевелился, женщина его увидела.
   - Ах! - вскрикнула женщина, споткнулась, нелепо засеменила и почти врезалась в Оливера, но он ее поймал и удержал на ногах.
   - Не бойся, прекрасная незнакомка, - сказал Оливер голосом картонного героя сказки для девочек. - Я не дам тебя в обиду.
   Прекрасная незнакомка (не такая уж и прекрасная, баба как баба, пригожая, но не более того) нечленораздельно пискнула и спряталась за спиной Оливера. Преследователь остановился, злобно уставился в глаза Оливеру и задышал часто-часто, как собака - запыхался, видать, гоняясь за бабой.
   - Убью на хер! - сообщил он, отдышавшись.
   Оливер не удостоил его словесным ответом, просто вытянул меч из ножен. Характерный шелестящий звук в ночной тишине показался оглушительным.
   - Пидор, - сказал мужик.
   - Рад познакомиться, - отозвался Оливер. - А меня зовут Оливер.
   Женщина за спиной нервно хихикнула. Бородатый мужик принял странную стойку - рука с ножом хитро выгнута, держит нож горизонтально на уровне глаз, а рука не трясется ничуть, непохоже на белую горячку, однозначно наркотики.
   - Брось оружие, - приказал Оливер.
   - Да иди ты на хер! - вскрикнул мужик и замахнулся ножом.
   Оливер ударил по лезвию ножа лезвием меча. Нож улетел в темноту, но не упал со звоном на мостовую, а бесследно растворился, должно быть, воткнулся в мягкую обочину. Мужик испуганно крякнул, Оливер взмахнул мечом, женщина закричала, мужик отступил на шаг. Оливер ударил мечом, хотел плашмя по темечку, но противник подставил руку, пришлось перерубить запястье. Отрубленная кисть закувыркалась, в лунном свете блеснуло кольцо с большим зеленым камнем, нет, не блеснуло, они матовые, и кольцо, и камень... Стоп.
   Колющий удар в сердце, мужик захрипел и свалился. Женщина завизжала, как свинья, Оливер взмахнул мечом наугад, она отскочила, перестала визжать, чуть-чуть постояла остолбеневшая, сорвалась с места и убежала прочь. Оливер наклонился к отрубленной руке. Все верно: кольцо тусклого металла, похожего на грязное железо, но не ржавое, а как бы запыленное. Это алюминий, он здесь сказочно дорог. А камень в кольце - голимая яшма, не представляет никакой ценности, кроме исторической. Какой-то древний правитель что-то с ним однажды сделал, давным-давно, короче, неважно.
   Кольцо снялось с мертвого пальца на удивление легко, маленькие ручки у этого бородача, почти как у бабы. А Оливеру на палец не налезло, и это, наверное, хорошо, а то, помнится, надел один деятель кольцо на палец, сначала стал невидимым, а потом совсем беда. Нет, лучше пусть полежит в кармане до выхода с уровня.
   - Так, интеллект! - произнес Оливер вслух. - Покажи выход с уровня!
   Зрительная галлюцинация проложила путеводную нить по тому самому переулку, в котором скрылась убежавшая женщина. Интересно, кто она такая: королева, королевская дочь, наложница, просто рабыня, что-то пятое? Может, вдуть ей напоследок? Нет, в прошлый раз уже вдул, хватит, а то никакого доната не напасешься, не стоит она того, чтобы ловить, пусть убегает.
   За углом послышались голоса. Оливер замедлил шаг, прислушался.
   - Здравствуй, королева, - произнес незнакомый мужской голос, спокойный и в целом невыразительный. - Как дела?
   - Я... это... тут... - бестолково забормотала королева. А потом дар речи вернулся к ней, она воскликнула: - Джафар, помоги!
   Оливер представил себе, как она картинно запрокидывает голову и заламывает руки. Мелодрама.
   - Стало быть, Джафар, - спокойно сказал мужской голос. - Не поверишь, королева, мне недавно померещилось, будто я забыл собственное имя. То ли Джафар, то ли Жоффрей, то ли Джоффри, что-то одно из трех, а что именно - не могу вспомнить, хоть ты тресни. Удивительно, правда?
   - Короля убили! - воскликнула королева.
   - Убили? - ненатурально удивился Джафар. - Вот уж неожиданный поворот событий. Кто, как, за что?
   - Какой-то наемник, - сказала королева. - Король выпил то зелье, которое ты мне дал, сошел с ума, стал буйным, погнался за мной, наткнулся на этого, они сразились, он его зарубил.
   - Оригинальное развитие сюжета, - сказал Джафар. - Должно быть, знамение, божий знак.
   - Какой знак? - воскликнула королева. - Какое знамение, Джафар, ты о чем?
   - Выйдешь за меня замуж? - спокойно спросил Джафар.
   Вместо ответа королева издала своеобразное горловое бульканье. Сначала Оливеру показалось, что Джафар перерезал ей горло, но нет, это она так всхлипнула.
   - Соглашайся, королева, - продолжил Джафар. - Ты достойна большего, чем рожать детей пьяному дураку.
   - А кому мне еще рожать? - спросила королева. - Тебе, что ли?
   - Например, мне, - согласился Джафар.
   - Ты мерзавец! - воскликнула королева.
   - Верно, - согласился Джафар. - Но не дурак. И еще я владею магией. Пойдем, заберем печать.
   - Какую печать? - не поняла королева.
   - Малую королевскую, - объяснил Джафар. - Перстень был при нем?
   - Перстень всегда при нем, - сказала королева.
   - Тогда пойдем, - сказал Джафар.
   Оливер отступил от угла назад. Мелькнула мысль: не спрятаться ли в подворотню? Нет, надежных укрытий вокруг не видно, а прятаться в ненадежное укрытие, когда тебя атакует волшебник - лучше уж сразу броситься на меч, не так больно. Оливер не стал прятаться, вышел на середину дороги, выставил меч перед собой, лунный свет заиграл на лезвии, кровавая полоса красиво контрастировала со сверкающим металлом. Реально сверкающим, не как то кольцо.
   Из-за угла вышел колдун Джафар. Оливер ожидал увидеть нечто тощее и зловещее, как в мультике про Аладдина, но Джафар оказался молодым симпатичным мужиком, рыжеволосым и с улыбчивым лицом, на доктора Ватсона похож. Королева высунулась из-за его плеча, увидела Оливера и ойкнула.
   - Привет, Джафар, - сказал Оливер. - Я Оливер.
   - Наемник? - спросил Джафар.
   - Нет, - покачал головой Оливер. - Искатель приключений.
   - И как, нашел себе приключение? - спросил Джафар.
   - О да, - ответил Оливер.
   - Какие планы на будущее? - спросил Джафар.
   - Покинуть город, - ответил Оливер. - Зайду в гостиницу, заберу вещи и на выход.
   - Даже рассвета не дождешься? - удивился Джафар.
   - Гм, - сказал Оливер. - Нет, рассвета, пожалуй, дождусь. А что?
   - Ничего, - сказал Джафар. - Зачем меч так держишь? Угрожаешь?
   - Нет, - покачал головой Оливер. - Просто на всякий случай. Я подумал, ты выйдешь из-за угла, увидишь меня, удивишься, можешь испугаться, шарахнешь еще огненным шаром...
   - Ты думаешь, я владею магией огненных шаров? - удивился Джафар.
   - Предпочитаю предполагать худшее, - сказал Оливер. - Ну как, я пойду?
   - Давай, - не стал возражать Джафар.
   - Ты его отпускаешь?! - яростно завопила королева. - После того, как он убил... блин...
   - Эй, Оливер! - позвал Джафар. - Ты не знаешь, почему люди стали забывать имена друг друга?
   - Знаю, - кивнул Оливер.
   - Твоя работа? - спросил Джафар.
   - Думаешь, я бог? - удивленно спросил Оливер. - Или демон?
   - Предпочитаю предполагать худшее, - сказал Джафар и улыбнулся. - Мне стот ждать от тебя неприятностей?
   - Если отпустишь - не жди, - сказал Оливер. - Иначе жди.
   - Тогда иди, - приказал Джафар.
   Оливер убрал меч в ножны и пошел. Немного страшно получить файербол в спину... нет, показывать недоверие еще опаснее, средневековые люди серьезно относятся к правилам чести... но если он реально отравил короля чем-нибудь психотропным... все равно уже поздно, вот уже зашел за угол, если колдун и хотел ударить в спину магией, то опоздал. Хотя кто его знает, какой силы магия в этом мире... И есть ли она тут вообще, бывают ведь миры, где магии нет, а волшебники есть, и живут даже лучше, чем там, где она есть...
   - Печать! - крикнул Джафар сзади за углом. - Ах ты пидор!
   На этот раз ночное зрение Оливера сразу заметило хорошее убежище - узкую, но несомненно сквозную подворотню. Оливер юркнул внутрь, развернулся и медленно-медленно, чтобы не выдать себя звуком, вытянул меч из ножен.
   Затопотали шаги, потопотали и остановились.
   - Ушел, - констатировал Джафар. - Вот пидор. Ворюга!
   - Что теперь будет? - спросила его королевская вдова. - Как ты теперь без печати?
   - Король без печати во всем подобен королю с печатью, - произнес Джафар. - Но без печати. Придумаем что-нибудь. Там ведь ничего сложного нет, обычный перстень, не очень дорогой, правильно?
   - Он алюминиевый, - сказала королева. - Ты что, забыл?
   - Ничего я не забыл, - сказал Джафар. - Сделаем копию из пьютера, никто ничего не заметит. Пойдем.
   - Тебя казнят, - сказала королева. - Растерзают. Все подумают, что это ты его убил.
   - Успокойся, милая, - сказал Джафар. - Никто никого не растерзает. Ты засвидетельствуешь то, что только что видела, и на этом все кончится.
   - Мне никто не поверит! - всхлипнула королева.
   - Все тебе поверят, - возразил Джафар. - Не волнуйся, все под контролем.
   - Погоди, - сказала королева. - Так это ты все подстроил? Это ты его убил!
   - Не я, а ты, - возразил Джафар. - Я тебя предупреждал, что зелье опасно, бывают побочные эффекты. А ты что? Помолюсь богам, авось пронесет. Не пронесло.
   - Ах ты подлый мудак! - воскликнула королева.
   - Не подлый мудак, а отличный организатор, - поправил ее Джафар. - Да не бесись ты!
   Послышались звуки возни, глухие удары, вроде не очень сильные. Потом хлесткая пощечина и сдавленный женский плач.
   - Ну вот, довыпендривалась, - произнес Джафар запыхавшимся голосом. - Пойдем, а то еще раз огребешь.
   Королева захныкала, забормотала что-то неразборчивое, Джафар тоже забормотал, утешает, похоже. Вот они куда-то пошли, сапоги Джафара громко цокают каблуками по камням брусчатки, почему-то в фэнтезийных мирах все любят обувь с жесткой подошвой, а иногда вообще приделывают к каблукам всякие шипы и подковки. Сам Оливер в первый же день сходил к сапожнику, велел надставить войлочную накладку и не пожалел о том.
   О, выход с уровня переместился в другую сторону. Все понятно - разговор королевы с колдуном был частью сценария, его надо было подслушать, иначе не так интересно. А теперь, скорее всего, сценарий предлагает пересидеть ночь в гостинице, а наутро покинуть город, и где-нибудь в горах, в укромном закутке будет выход с уровня. В городской черте выход обычно не делают, интеллект предпочитает пробрасывать порталы в безлюдных местах. А то начнут забредать энписи в портал, придется процедурно генерировать их приключения, а на это никаких ресурсов не хватит.
   Осторожно, стараясь не производить лишнего шума и не вляпаться в нечистоты, Оливер прошел по подворотне до дальнего конца, вышел в переулок, такой же, как предыдущий, но другой. Сунул руку в карман, кольцо на месте, все в порядке. И вперед по путеводной нити.
   Вскоре стало ясно, что Оливер угадал правильно - путеводная нить вела обратно в гостиницу. Интересно, будут еще приключения на этом уровне? Вполне могут напасть гопники, типа, последнее испытание перед окончательной победой. Или босс... босс...
   Из двух подворотен на мостовую шагнули две тени - справа и слева. Оливер обернулся - сзади еще две тени. Все верно, последнее испытание на пути к выходу, стандартная фишка почти любого сценария. Ну, поехали!
   Меч-бастард со свистом вылетел из ножен. Оливер рванулся на прорыв, разогнался, размахнулся, удар! Противник даже не попытался увернуться, меч рубанул по руке выше локтя, но не перерубил кость, как тонкую палочку, а гулко стукнул, как о камень, и резко остановился, Оливер едва не упустил рукоять. Окаменелые тролли? Големы? Горгульи?
   Каменная рука потянулась к горлу, с растопыренных каменных пальцев сыпался песок. Это обычная беда с оживленными камнями, они не приспособлены гнуться и менять форму, все время приходится подавлять кристаллические напряжения, это энергоемко и выматывает. Если, конечно, маг играет по правилам, а не эксплуатирует уязвимости мироздания, тогда все гораздо опаснее. Но это несложно проверить.
   Оливер увернулся от каменной руки, поднырнул, побежал вперед. На бегу убрал меч в ножны, в этом бою толку от него не будет. Второй голем вытянул руку, не дотянулся, неуклюже прыгнул, промахнулся, с грохотом рухнул на мостовую, полетела каменная крошка, прекрасно! Неужели так легко прорваться?
   Нет, не так легко! Из околостенных теней, настолько темных, что даже ночное зрение не пробивает, на мостовую шагнули еще двое. И не к Оливеру шагнули, а навстречу друг другу, взялись за руки, перегородили дорогу, мимо не пройти. А ими, похоже, кто-то удаленно управляет! Ну-ка, проверим...
   Руку за пазуху, там патронташ с волшебными пробирками, порядок крепко вбит в память тренировками, рука нашла нужную, вытащила, вскрыла, подбросила...
   Облако чернильной тьмы развернулось куполообразным покрывалом, накрыло Оливера, отрезало от врагов. Теперь все зависит от того, насколько хорошая видеосистема у местного палантира и насколько хорошо хозяин големов умеет импровизировать. Несложно сообразить, что Оливер всегда в центре купола, вопрос только в том, сумеет ли противник сообразить вовремя.
   Оливер побежал навстречу големам, и если главный противник видит только их глазами, для него сейчас весь мир как бы проваливается в черную дыру, а если он открыл наблюдательный портал, например, сверху, или, хуже того, умеет сопоставлять картинки из разных источников, тогда его так просто не обмануть, тогда для него весь замысел как на ладони. Ну-ка...
   Сработало! Удерживая границу чернильной тьмы перед самыми глазами големов, чтобы видеть их руки и ноги, а головы чтобы были за пределами купола, Оливер подобрался вплотную и отбросил покрывало за мгновение до того, как сиганул через их сомкнутые руки прыжком-перекатом, как прыгают спортсмены в высоту. Големы не успели отреагировать, Оливер ушел. Ушел!
   Нет, не ушел. Прямо посреди мостовой открылся портал, из него шагнули сразу две пары. Рассредоточились, перегородили дорогу, как Моргунов, Никулин и Вицин в "Кавказской пленнице", только нет среди них слабого звена, каким был Вицин. И задние големы пришли в себя и тоже берутся за руки. Солнечный круг, небо вокруг...
   Кажется, пришло время для плана Б. Другой эликсир, прибереженный на крайний случай, стоит он столько, сколько никакой королевский перстень не окупит, но не отступать же за минуту до конца уровня! Именно это желание разработчики и эксплуатируют, проектируют, сволочи, так, что без доната хер пройдешь, засранцы. Но что поделать, такова игра по правилам, а это пока еще не совсем надоело. Может, когда-нибудь потом...
   Пробирка разбилась о каменную грудь случайно выбранного голема. Пространство скривило судорогой, все четыре волшебные твари провалились в сотворенную магией черную дыру. Дыра поднатужилась, накренила стены домов по обе стороны, затрещали камни, посыпался какой-то мусор. Но нет, не осилила, схлопнулась внутрь себя, брызнула отраженной волной, дальних големов сбило с ног, они загрохотали, покатились по брусчатке, а Оливера не сбило, он был готов, присел на четвереньки, уперся и выстоял. И с низкого старта бегом, пока портал не закрылся!
   Темное и тесное помещение внутри здания. Вдоль стен ниши, почти все пустые, только в нескольких дальних шевелится нечто человекообразное. Пахнет как в каменоломне или в доме под снос. Рядом дверь, не заперта, прекрасно!
   За дверью лестница, куда бежать, вверх или вниз? Пожалуй, вверх, волшебники чаще предпочитают работать на башнях, чем в подземельях. Вперед! Да, это похоже на башню, узкая дозорная башня с винтовой лестницей, это не очень хорошо, там наверху не будет места под заклинательный покой мага, но не поворачивать же назад!
   Ан нет, есть место под заклинательный покой, вот она, дверь, тут должен быть страж... нет. Ну, это никуда не годится, такую самонадеянность надо карать!
   - Эй, чернокнижник! - позвал Оливер. - Моли о пощаде!
   Рисунок на ковре дрогнул, будто ковер был разумным существом, которое испугалось. Оливер достал нужную пробирку, метнул в ковер, тот исчез, как и стена, на которой он как бы висел, это был просто морок, а за мороком...
   - Привет, Хагрид, - сказал Оливер. - Я тебя подозревал, но не до такой степени. Ты игрок или деталь мебели?
   Хагрид нахмурился.
   - Так, стало быть, демоны приходят играть? - спросил он. - Просто играть? Наш мир - песочница, а мы - игрушки?
   - Как-то так, - улыбнулся Оливер. - Ты был хорошей игрушкой, Хагрид, я сохраню о тебе самые приятные воспоминания.
   Выхватил меч, рубанул, голова колдуна сорвалась с плеч и покатилась. Остальное тело завалилось на бок, сползло по стене, улеглось и замерло. Рядом с телом возник выход с уровня.
   - Босс, - сказал Оливер.
   Улыбнулся еще раз и вышел.
  

5

   Начиная интригу с Джафаром, королева больше всего боялась магии. Ей мерещились всякие ужасы из тех, что обсуждают вечерами в спальнях для девочек: магия иллюзий, например, когда непокорную наложницу заставляют танцевать среди четырех дымов, которые ей представляются змеями, или что-нибудь еще в том же духе, самые жуткие пытки ведь делаются не огнем и не клещами, самые страшные кошмары всегда душевные. Страшно подумать, что может придумать злой колдун, если она окажется в его власти!
   Джафар не придумал ничего ужасного, просто отвесил пощечину.
   - Тупая сука! - прорычал он. - Заткнешься ты, наконец, или нет!
   - Я никогда не выйду за тебя замуж! - отчаянно выкрикнула королева.
   - Значит, Хагрид подготовит куклу, - пожал плечами Джафар. - Он в этом деле великий мастер, и цены держит умеренные. Голема, правда, нельзя трахать, он каменный, это важный недостаток. Может, все-таки ты выйдешь замуж?
   - Подлый предатель! - всхлипнула королева.
   - Ух ты моя лапочка, - отозвался Джафар. - Как я люблю твою дерзкую смелость!
   Обнял за плечи, поцеловал, сначала в шейку, потом за ушком.
   - Не надо, - попросила королева. - Давай подождем, а то я за себя не ручаюсь, могу звездануть, потом обидно будет.
   - Да. давай подождем, - согласился Джафар.
   Некоторое время они шли молча, потом королева спросила:
   - А куда мы идем?
   - Во дворец, - ответил Джафар. - К той самой потайной дверце, через которую ты выбралась.
   - Ты о ней знаешь? - удивилась королева.
   - Нет, блин, не знаю, - рассмеялся Джафар. - Из всего, что я знаю, больше всего тебя удивило, что я знаю про ту калиточку, разве не забавно?
   - Ты страшный человек, - сказала королева.
   - Угу, - кивнул Джафар. - Мы все страшные. А кто не страшный, тот либо горбатится в поле, либо кривляется в театре, третьего не дано. Жизнь такова, что приходится быть либо страшным, либо презренным.
   - Когда я была маленькой девочкой, я мечтала о другой жизни, - сказала королева. - Чтобы весь мир был как семья, не как у попов про рай, типа, все друг друга любят, нет, любить всех не обязательно, достаточно не ненавидеть. Хотя бы без необходимости не ненавидеть, чтобы каждый человек был другому человеку другом, пока нет оснований подозревать нехорошее. Чтобы можно было не пугать людей и не подвергаться за это презрению, понимаешь?
   - Понимаю, - кивнул Джафар. - Обычные подростковые мечты, ничего особенного. Эту мечту не воплотить, человечество наращивает численность быстрее, чем другие ресурсы, даже магия ничего не меняет. Всегда будут рабы и господа, среди господ всегда будет идти отбор на умных и храбрых, и избранные всегда будут презирать тех, кто не избран. Это нормально и неизбежно.
   Дальше до калитки они шли молча. В следующий раз королева открыла рот уже внутри, на лестнице.
   - А этот ночной вор, кто он был?
   - По-моему, демон, - ответил Джафар.
   - Ой, - сказала королева. - Разве это не сказки?
   - Может, сказки, может, нет, - пожал плечами Джафар. - Если Хагрид его убьет, значит, сказки. А если он убьет Хагрида - значит, нет. Но ты, милая, не волнуйся, нам с тобой он не опасен. Хагрид говорил, он явился в город только затем, чтобы украсть кольцо твоего покойного мужа, как его, кстати, звали, а то из головы вылетело?
   Королева растерянно пожала плечами.
   - Я и свое имя не могу вспомнить с обеда, - сказала она. - А это разве не твоя магия? Я слышала, бывают побочные эффекты...
   - Таких эффектов быть не должно, - сказал Джафар. - Это не моя магия.
   - А что? - спросила королева.
   - Не знаю, - ответил Джафар. - Есть одна версия, но она мне не нравится. Я прочел ее в одной старой книге, говорят, она имеет демоническое происхождение, это не подтверждено, правда... Знаешь такую ересь, что мы все как бы божественный сон?
   - Что-то такое слышала, - кивнула королева.
   - У тебя бывало так, что снится какой-то конкретный человек, настоящий, живой, с биографией, а потом просыпаешься и понимаешь, что это был сон, а реально такого человека нет?
   - Было, - кивнула королева. - Только не человек, а женщина, точнее, девочка. Я сама была девочкой, мне часто снилась воображаемая подруга, каждый раз одна и та же.
   - А имя у нее было? - спросил Джафар.
   - Ой, - сказала королева. Вздрогнула, передернула плечами и сказала: - Нет, я так не верю. Это ерунда какая-то. Будто мы все сон... Чей мы сон?
   - Например, того демона, - предположил Джафар. - Или кого-нибудь совсем постороннего, кто наблюдает за нами, может, делает ставки, а может, просто наблюдает из любопытства. Не знаю.
   - Я так не верю, - повторила королева. - Это просто колдовство, оно пройдет, рассеется, все снова станет хорошо.
   К этому времени они вошли в королевские покои. Джафар взял ее за руку, они шли по длинному коридору, а вдоль стен стояли слуги и служанки, они почтительно кланялись, и никто не удивлялся, что вместо короля королеву ведет колдун Джафар. Джафар...
   - Твое имя никуда не делось, - сказала королева.
   - Да, только исказилось ненадолго, - кивнул Джафар. - А имя Хагрид вообще не пострадало. Не понимаю, почему.
   - Может, попробовать поймать демона и допросить? - предложила королева.
   - Хагрид над этим работает, - сказал Джафар. - Но вряд ли демон позволит себя поймать. А если он все-таки позволит себя поймать, тогда его допрос вряд ли имеет смысл. Впрочем, в ином случае вообще ничего не имеет смысла.
   - Что не имеет смысла? - не поняла королева. - Почему?
   - Если демон действительно демон, тогда все теряет смысл, - сказал Джафар. - Что происходит с персонажами сновидений, когда спящий просыпается?
   - Да ну тебя! - махнула рукой королева. - Какие гадости ты говоришь! А куда ты меня ведешь?
   - В спальню, конечно, - улыбнулся Джафар. - Я полагаю, нам осталось около получаса, и я хочу провести это время с пользой. В худшем случае мы сделаем сон демона чуть более ярким.
   - А в лучшем случае? - спросила королева.
   - Получим удовольствие, - ответил Джафар. - Бабы говорят, я не самый плохой любовник в этой стране.
   - Гм, - сказала королева. - А не для того ли ты все это задумал, чтобы мною овладеть? Не обезумел ли ты от любви?
   Джафар рассмеялся.
   - Сама-то не обезумела? - спросил он. - Ты меня давно знаешь, сама подумай, где я и где любовь?
   - Да пошел ты, - сказала королева.
   Вырвала руку из его руки и ушла.
   Оливер помотал головой и недовольно спросил:
   - Опять на самом интересном месте, что за херня?
   Слуховая галлюцинация не удостоила вопрос ответом.
   - Уровень пройден, - сообщила галлюцинация. - Поздравляю.
   - В жопу засунь свое поздравление, - пробурчал Оливер.
   - Временных персонажей сохранить? - спросила галлюцинация.
   Оливер немного подумал и решительно помотал головой.
   - Затирай всех, - приказал он.

Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"