Просто Полночь.: другие произведения.

Страна единорогов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "И было предсказано, что когда Венец Света коронует принцессу, злые чары падут и единороги вернутся в Глен. И произойдет это, когда принцессе исполнится седьмой год". Четыре девочки живут у приемных родителей на отдаленной ферме. Но однажды, мама рассказывает им, что одна из них - принцесса из пророчества. Проблема в том, что фермеры сами не помнят - которая.

  - Девочки, мы должны сказать вам кое-что важное.
  Большая Эм собрала всех дочерей в кухне.
  - Мы с папочкой - не ваши настоящие родители, - сказала Большая Эм.
  Эта страшная тайна была сёстрам давно известна. Во-первых, Большая Эм слишком старая, чтобы быть им мамой. Во-вторых, девочки на неё не похожи. В-третьих они не похожи и друг на друга.
  - Настоящие ваши родители - король и королева Глена, - объявила Большая Эм.
  А вот это был сюрприз, так сюрприз! Девочки потрясенно запереглядывались.
  - Ну, кого-то из вас, - конфузливо пробормотал папик.
  - Кого-то из нас? - возмутилась Розалинда. - Что значит - "кого-то из нас"?
  - Вы были такие маленькие, такие беззубенькие, такие лысенькие... - ещё более смущенно забормотал папик. - Как тут было запомнить, которая из вас принцесса?
  - Принцесса - я, - тут же уверенно объявила Роза. - Я здесь самая красивая.
  И она встряхнула безупречными золотыми локонами.
  - Принцесса - я, - не согласилась с ней Софи. - Потому что я самая добрая.
  - Принцесса - я, - подскочила Миранда. - Я самая отважная!
  - Принцесса - я, - решила Лёка. - Я самая умная. Но что случилось с нашими родителями? Почему мы живем с вами?
  - Когда злой чародей занял Хрустальный трон... - вздохнув, начал рассказывать папик.
  - Король и королева сами виноваты, - строго сказала Большая Эм почти одновременно, и папик умолк.
   - Они были беспечны, - с горечью добавила Эм. - Проводили время в балах и развлечениях, забыв и думать о нуждах обитателей своих земель, пока однажды из Волшебного Леса не явился единорог.
  - И Венец Света на голове короля рассыпался тысячей хрустальных бусин, - грустно сказал папа. - И король с королевой лишились всей своей магии.
  - Только тогда они поняли, что натворили. Они отменили все балы и день за днем начали проводить в государственных заботах, в надежде, что единорог смилуется, - печально вздохнула Большая Эм. - Но случилось страшное несчастье. В королевстве появился злой чародей Каракум. Он напал на Великого Единорога и смертельно ранил его.
  - Перед смертью единорог изрек пророчество, что когда Венец Света коронует принцессу, злые чары падут и единороги вернутся в Глен, - вдохновенно сказал папа. - И произойдет это, когда принцессе исполнится седьмой год.
  - Но нам тут всем по семь, - растеряно развела руками Сонечка.
  - Не беда! - улыбнулся папик. - Отправляйтесь в путь все вместе, а венец сам разберется, кто из вас принцесса!
  - Это я, я! - подскочила Рози. - Я точно знаю, точно чувствую, что я!
  - Куда бежать? - тут же подскочила Миранда, точно так же чувствующая, что принцесса - это она.
  - Мы должны собраться! - забеспокоилась Лёка.
  - Вам всего-то на всего надо сесть на Хрустальный Трон, - радостно сказал папа.
  - Который находится во дворце, захваченным злым колдуном, до которого месяц пути через горы и реки, - охладила их пыл мать.
  - Вы ведь пойдете с нами? - испуганно спросила Соня.
  Родители дружно помотали головами:
  - Принцесса должна пройти путь испытаний сама! - торжественно объявил папик.
  - Но мы, разумеется дадим вам карту и телегу, - добавила Большая Эм.
  - Поехали быстрее! - заторопила всех Миранда. - Ах, мне просто не терпится сесть на Хрустальный Трон!
  "Похоже, о колдуне она уже забыла, - подумала Лёка. - Но как же мы поедем так далеко совсем одни?"
  "Ну Мири и дурочка, - подумала Рози. - Ёжику понятно, что это я принцесса!"
  И Рози бросила косой взгляд на зеркальце, любуясь своими золотистыми кудряшками и большими зелеными глазами.
  "А я молчу, потому что я скромная, - подумала Софи. - Именно это и есть признак настоящей принцессы!"
  Конечно никто в этот же день никуда не поехал. Лёка и Большая Эм собирали припасы. Мири, стащив с кухни шампур фехтовала со столбом, выкрикивая: "На тебе, на! Получай злой Каракум!". Рози крутилась перед зеркалом, украшая косички бусинами и примеряя платьица, она щипала себя за щёчки и щебетала: "Самая прекрасная принцесса в мире!"
  Сонечка кормила цыплят и гладила котят, потому что она всегда кормила цыплят и гладила котят.
  Через день никто тоже никуда не поехал. В путь они смогли тронуться только через неделю.
  Миранда правила лошадью. Роза и Соня пели песни. Лёка смотрела по карте, куда они едут.
  Сперва им надо было пересечь реку Тай. Потом - пройти через Горы Огня. И, наконец, проникнуть подземным ходом во дворец колдуна и добраться до тронного зала.
  "Сколько приключений нас ждёт!" - подумала Мири.
  "Сколько опасностей нам грозит!" - подумала Софи.
  "Неужели у нас получится?" - подумала Лёка.
  "Конечно у нас получится!" - подумала Роза.
  - Ну где же колдуны и монстры? - спросила Мири после получаса пути.
  Но вокруг расстилались пахнущие медом поля, заросшие розовым клевером. Над головой чирикали жаворонки, ярко голубело небо - и даже ни одной тучки не омрачало его голубизны.
  Мири зевнула, отдала поводья Соне и улеглась на сено. Она подтянула поближе своей верный меч и улеглась щекой на щит. Мири всю неделю меняла на нём гербы: то она хотела нарисовать костёр, то небесные звёзды, то парусник, то быструю рысь, то белого единорога... А потом пришла Большая Эм, помыла крышку и накрыла ей кастрюлю. Но Мири, улучив момент, стащила её снова.
  - Разбудите меня, когда мы встретимся с монстром! - велела Мири и крепко заснула.
  - Разбудите меня, когда мы доедем до дворца, - велела Роза, легла на сено и тоже заснула.
  Долго крепилась Сонечка, но солнышко было таким тёплым, а поля - такими пахучими, что не выдержала и она - отдала поводья Лёке и заснула рядом с сёстрами.
  Лёка все следила по карте за тем, чтобы им не свернуть не туда, но вот пони вывернул на прямую дорожку, и до самых холмов не было обозначено ни одного поворота. И ей тоже ужасно захотелось спать.
  - Уже монстр? - сонно спросила Мири, когда Лёка попыталась разбудить её.
  - Нет, - призналась Лёка и Мири заснула снова.
  - Уже дворец? - спросила Роза, когда Лёка разбудила её.
  - Нет, - сказала Лёка и Роза заснула снова.
  - Уже ужин? - спросила Сонечка и тоже заснула обратно.
  Долго держалась Лёка - и щипала себя и песенки мурлыкала, а потом с полей на дорогу сошел единорог. Прекрасный, сияющий и крылатый.
  - Просыпайся, - сказал он Лёке человеческим голосом.
  И Лёка проснулась.
  Кругом было темным-темнёшенько. Звёзды светили с чёрного неба, чёрные ветки пересекали лепесток полумесяца.
  - Ой как темно! Ой как страшно! - пищала Соня.
  - Где мы? - спрашивала Роза.
  - Ура, приключение! - радовалась Миранда.
  - Куда ты нас завезла? - хныкала Софи.
  - Вот сами бы и правили телегой, - огрызнулась Лёка, сама испугавшись чёрной ночи. - Спите как сурки!
  Но тут Мири подожгла пук соломы. Огонь ослепил их и высветил какие-то кусты в которых и застряла телега. Миранда проворно соскочила наземь и тут же нащупала пару сухих ветвей, которые и бросила на почти угасшую солому. Вырвала ещё несколько клоков подстилки с телеги и забросила в начинающийся костерок:
  - Спрыгивайте оттуда! Ищите хворост, а то так и будем сидеть в темноте!
  Роза и Лёка неохотно слезли и зашарили по кустам, а Сонечка, испугавшись сидеть одна, соскочила с телеги, подбежала и обняла за шею пони, мирно объедающего листву.
  Коржик успокаивающе фыркнул ей в макушку. Так они и простояли до тех пор, пока костёр не разгорелся окончательно - только тогда Сонечка оставила пони и присоединилась к сёстрам, усевшимся у огня.
  - Надо Коржика распрячь, - сказала она.
  - Я присмотрю за огнём, - тут же предложила Роза, которой не хотелось возиться с ремнями в полумраке.
  И, хотя сёстры уже год как запрягали и распрягали Коржика без помощи взрослых, в этот раз им пришлось повозиться. Мири долго не могла ослабить подпругу, а Лёка уронила подхвостник и долго искала его по кустам.
  А Роза как назло - достала из мешка с провизией сосиску, насадила на ветку и сунула в огонь! Сосиска шкворчала и пахла.
  - Иди сюда, - не выдержала Мири. - Придержи мне оглоблю.
  - Не могу, - покачала сосиской Роза.
  - Сейчас в кусты её выкину! - озлилась Мири.
  Роза знала, что Мири может. Поэтому ей пришлось оставить недожаренную сосиску и идти помогать. Через десять минут Коржик был выпряжен. Сёстры уселись вокруг огня кружком и тоже взяли по сосиске. Спать никому не хотелось, они славно выспались днем.
  - Если я стану принцессой, - нарушила молчание Миранда, - я отправлюсь совершать подвиги!
  Роза ехидно фыркнула.
  - Когда я стану принцессой, у меня будет сто шёлковых платьев. А есть я буду только пирожные! - сказала она, выделив слово "когда".
  - Когда я стану принцессой, я велю накормить всех голодных в королевстве. - сказала Сонечка с укором.
  - А если я стану принцессой, я заберу маму и папу по дворец, - тихо произнесла Лёка.
  "Ох и дурочка же эта Лёка! - подумала Роза. - Разве простым сыроделам место во дворце?"
  "Я лучше придумала", - подумала Софи.
  "Я тоже заберу, - подумала Миранда. - А потом - за подвигами!"
  Утром стало понятно, что ночной Страшный Лес - это просто придорожная роща. Видно, что не раз в ней ночевали путники - посветлу девочки увидели и следы костров, и веселый источник, бьющий из-под круглого камня.
  Можно было сварить кашу, но кашу никто не хотел. Девочки запрягли Коржика обратно в телегу, доели бутерброды, и запив их чистой водой, тронулись в путь. Поводья снова держала Мири, карту читала Роза, а Соня и Лёка пели песни.
  Так они проехали холмы и к полудню выехали на берег реки Мутной. Только моста там почему-то не оказалось.
  - Ты куда нас завела?! - возмутилась Соня.
  - А ты сама попробуй! - возмутилась Розалинда. - Это тебе не пирожки трескать!
  Соня очень обиделась. У неё даже слёзы на глазах проступили.
  - А давайте поедим, - поспешила сказать Мири, которой уже тоже хотелось потрескать пирожков.
  Лёка взяла карту и принялась внимательно её изучать. Сперва она подумала, что Роза вела их по какой-то другой карте, но быстро поняла, что сестра попросту держала её кверх ногами.
  "Нет, Роза точно не принцесса, - подумала Лёка. - Разве может принцесса быть настолько глупой?"
  - Почему бы нам просто не переплыть эту реку? - предложила Миранда после обеда. - Телега деревянная, пони умеет плавать, мы тоже умеем плавать - а всё что страшно намочить, можно просто положить в кожаный мешок!
  Идея была соблазнительна - вместо того, чтобы плутать по холмам в поисках моста, просто-напросто переплыть речку! Река Мутная, казалась широкой, но не особенно глубокой, а течения у берега не было вовсе - и девочки решились. Они убрали карту, спички и припасы в кожаный мешок, плотно затянули тесёмки, сняли платья и зашли в тёплую воду. Коржик послушно зашёл следом за ними - он шёл, а девочки плыли, держась за борта телеги. Но на середине реки что-то пошло не так - дно ушло у пони из-под копыт, он испуганно забился в постромках, телегу внезапно развернуло боком и куда-то понесло, девочки закричали...
  Мири, выдернула из тележного борта нож и обрезала ремни, Коржик вывернулся из упряжи и поплыл к берегу. Девочки лупили руками по воде, пытаясь выплыть из стремнины - и одна только Лёка продолжала цепляться за борта.
  - Лёка! Лёка, брось телегу! - вопила Мири. - Лёка, пропадёшь!
  - Карта! - горестно завопила Лёка: - Мешок смыло! Карта пропала! Всё пропало!
  Но всё-таки пропадать вместе с мешком и картой Лёке не хотелось. Она отцепилась от борта и поплыла вслед за сёстрами. Их всех сносило течением - Мутная, такая тихая у того берега, здесь стала глубокой и стремительной.
  Мири, ловкая и быстрая, могла бы выбраться на берег первой, но она предпочла помочь Соне и Розе. Лёку унесло слишком далеко, а Коржик уже давно печально ржал, гуляя по намытой под обрывистым берегом полосе.
  - Всё из-за тебя! - накинулась на Мири Роза, только выбредя из воды.
  - Это ты нас сюда привела! - разобиделась Мири. - Если бы не ты, мы бы по мосту проехали!
  - Надо найти Лёку, - сказала Сонечка. - Коржик, милый, иди к нам! - побежала к пони она.
  - Трое одну не ищут, - хмуро объявила Роза. - Лучше бы я поехала во дворец без вас!
  - И приехала бы вместо дворца на соседний хутор, - едко заметила Мири.
  Роза разозлилась на Мири ужасно! Но вот что ответить ей - так и не придумала. Поэтому Рози обиженно отвернулась - и увидела Лёку бредущую к ним по берегу.
  - Нам надо вернуться, - грустно сказала та. - Ни карты, ни припасов и даже одежды нет...
  На девочках остались только трусики. Не очень подходящий наряд для путешествия, но Мири смириться с бесславным возвращением не могла:
  - Надо найти дорогу, - уверенно сказала она. - Где дорога, там и путники. Кто-нибудь поделится с нами одеждой, кто-нибудь даст припасов, а кто-то подскажет путь. Ты забыла, что сказали ма и па? Мы должны пройти путь испытаний!
  Лёка смолчала. Если бы это не был путь испытаний, она бы предпочла вернуться домой, но тут Мири права. Но Мири и про речку очень убедительно говорила!
  Девочки долго брели вдоль берега, пока не нашли осыпь, достаточно пологую, чтобы пони мог взобраться по ней на обрыв. На этой стороне реки рос светлый сосновый лес, душисто пахнущий нагретой смолой.
  - Я думаю, мост выше по течению, - сказала Роза.
  - Если ты думаешь что мост выше, значит нам надо идти по течению вниз, - едко заметила Миранда.
  - Мост ниже по течению, - подтвердила Лёка.
  Розалинда посмотрела на сестёр, топнула ногой, повернулась и пошла вверх по течению.
  Девочки переглянулись.
  - Я немного помню карту, - сказала Лёка. - В той стороне, куда идет Роза, нет никакого жилья и скоро начнутся непролазные горы.
  Сёстры посмотрели на Лёку, а затем перевели взгляд на Розу. Роза семенила вдоль обрыва и громко ойкала, наступая на шишки.
  - Роза, Роза, иди обратно! - громко позвала Софи. - Там только лес, ты заблудишься!
  Но Роза не обратила никакого внимания на призывы сестры.
  - Если ты вернёшься, то поедешь верхом! - выкрикнула Лёка.
  Рози остановилась.
  - С чего это она поедет верхом? - возмутилась Мири.
  - Потому что иначе она не вернётся, заблудится и умрёт, - пояснила Лёка, наблюдая как Роза, встав на цыпочки, пробирается обратно. Старательно переступая через шишки Роза то и дело вставала на сосновые иголки и страдальчески морщилась.
  Мири презрительно хмыкнула. Она обожала бегать босиком.
  "Неженка!" - подумала она про Розу.
  Роза досеменила, и её общими усилиями взгромоздили на Коржика. Но через несколько шагов захромали и Сонечка с Лёкой.
  - Зачем эти иголки, - тут же заныла Соня. - Зачем они такие колючие, а шишки такие болючие?
  И Сонечку тоже посадила на Коржика. Но для Лёки места уже не хватило.
  - Садись и давай мне ноги! - скомандовала Мири.
  Лёка послушно села и Мири, надрав мха, принялась обкручивать её ступни, подвязывая мох конским волосом:
  - Вот сейчас будет мягко и совсем не колюче! - приговаривала она.
  И в самом деле - теперь, когда ноги Лёки походили на две большие моховые подушки, наступать на шишки стало совсем не больно.
  Вот только держались на ногах эти подушки плоховато, хотя Лёка и старалась ступать аккуратнее. И всем остальным приходилось подлаживаться под её шаг.
  - Чего ты еле плетёшься? - недовольно спросила Роза.
  - Можешь с ней поменяться, - тут же огрызнулась Мири. - Роза-заноза.
  Ух, как же Рози её раздражает! Почему все должны с ней носиться? Может на взрослых и действуют Розочкины широко распахнутые глазки, и трогательно сложенные бантиком губки, но на Мири - нет!
  Рози фыркнула и отвернулась. Она знала, что отвечать Миранде нельзя - ты ей слово, она тебе десять и все такие обидные! Тут надо бы расплакаться и бежать к папочке, он за Рози всегда вступался. А вот Большая Эм бесчувственно говорила "разбирайтесь сами"... Вот Роза всегда знала, что она приемная, она принцесса! Она как... розочка среди сорняков. Мири - крапива, Лёка - ромашка, Сонька - глупый одуванчик...
  Сонечка, не зная о мыслях Рози, просто радовалась, что её сёстры перестали ссориться. Она обсохла, Коржик был теплый, солнце грело, лес зеленел, под обрывом плескалась речка, и Сонечке стало казаться, что все обязательно закончится хорошо.
  Если она станет принцессой, она не станет задирать нос перед сёстрами, она всем подарит шёлковые платья и разноцветные бусы! А ещё накормит всех голодных и возьмет маму и папу жить во дворец.
  Скоро Сонечка, повеселев от своих мечтаний, затянула песенку. Роза молчала. Она тоже мечтала.
  Розе мерещилось, как она едет на раззолоченой карете, помахивая кружевным платком из окна мимо восхищенной толпы. Люди кричат и тянут руки вверх, люди кидают цветы, толкают друг друга, чтобы только посмотреть на принцессу Розалинду, а на ней такое платье! Из розового шёлка и золотых кружев, с крохотными бантиками, расшитое хрустальными бусинами...
  Мечтала и Мири. В мечтах она была уже взрослая. Она ехала на белом коне и кольчуга серебрилась на её плечах, тяжелое копье было пристегнуто к седлу. Она была не просто принцесса, но принцесса-воительница, изгоняющая из королевства врагов и нечисть!
  Одной только Леке было не до мечтаний - моховушки, заботливо накрученные Мири, норовили слететь, под ноги подворачивались какие-то кочки и комары садились на вспотевшую спину.
  Мири бодро вышагивала впереди, похлестывая спину веточкой, Лёка обреченно тащилась за ней, держась за гриву Коржика.
  Они шли вдоль речного обрыва. По правую руку, по той стороне реки холмы тянулись за холмами, за холмами тянулись холмы - и так без конца. Кое-где по холмам бежала рыжая лента дороги.
  - Я есть хочу, - недовольно сказала Рози через какое-то время.
  - Собери земляники, - предложила Мири, все так же бодро топавшая впереди.
  - Не хочу собирать, - надулась Роза.
  - Не собирай, - покладисто пожала плечами Мири, не останавливаясь.
  - Я тоже кушать хочу, - вздохнула Соня.
  - Я устала, - призналась Лёка.
  - Тогда привал, - скомандовала Мири.
  Коржика отпустили пастись, Лёка разлеглась на земле в позе звезды, Соня и Роза начали собирать землянику. Соня собирала в ладошку, а Роза - прямо в рот.
  Мири, отцепив от трусиков булавку и надергав у Коржика волос из хвоста, соорудила удочку и пыталась поймать рыбу, но у неё ничего не выходило. А потом Лёка отдохнула и заметила, что Мири делает.
  - Нам её не пожарить, - просто сказала она. - А сырую рыбу никто есть не будет.
  И Мири неохотно свернула рыбалку. Софи старательно поделила собранные ягоды на три кучки. Ягодки были сладкие и ароматные, но никто из девочек, разумеется, не наелся. Поэтому вскоре они тронулись в путь. Лёка на привале подвязала свои моховые тапочки понадежнее и пошла бодрее.
  Они шли, шли и шли. День поворачивал к вечеру и даже бодрая Мири пала духом. Лёка совсем выбилась из сил, а Соня с Розой замерзли сидеть.
  - Мы заблудимся здесь и умрем? - вдруг спросила Соня дрожащим голосом.
  - А все из-за неё! - Рози, как того и ждала. Она обвиняюще ткнула пальцем в Мири. Мири молчала.
  - Мост потеряла ты, - напомнила Лёка, останавливаясь.
  "А я не остановила Мири, - подумала она виновато. - Я ведь знала, какой неосторожной она бывает!"
  Но ещё Лёка знала, что именно сейчас им нельзя ссориться. Скоро свечереет и если они не хотят ночевать голыми в лесу...
  - Я хочу домой, - Соня была готова вот-вот расплакаться.
  - Вы все портите! - разорялась Роза. - Мы бы давно были на дороге, если бы Лёка не плелась, как улитка!
  Лёка прихлопнула на плече очередного комара.
  - Тогда слезай и иди сама, - сердито сказала она. - Слезай-слезай, заодно и согреешься.
  - А я говорила, что мост выше по течению! - вспомнила вдруг Роза. Она в самом деле начала сползать с крупа Коржика.
  - Ты читала карту вверх ногами, - не удержалась Мири.
  - Это все из-за тебя! - повторила Роза.
  Лёка сбросила с ног моховушки и поменялась местами с Сонечкой. Сонечка тоже изрядно замерзла, хотя они и сидели на теплом пони, но воздух остыл, и в одних трусах было очень уж зябко. К тому же её густые волосы, закрывающие спину как плащ, так и не высохли до конца.
  - Мири, садись ко мне, - позвала Лёка.
  Она прекрасно знала, какая Мири гордая. Будет идти пока не рухнет. Никогда и ни за что Мири не покажет никому, что она не самая выносливая и не самая смелая в мире девочка!
  "Это не я сама попросила об отдыхе!" - радостно подумала Мири, усаживаясь.
  ...Солнце уже окрасило алым верхушки крон, когда сёстры добрались до дороги. Им повезло - как раз в этот момент мимо проезжала крестьянская телега.
  - Откуда же вы, девочки? - спросила крестьянка. - Разве же тут живет кто-то?
  Девочки дружно помотали головами.
  - Мы заблудились, но нам надо в столицу, - сказала заплаканная Соня.
  - Мы принцессы, что должны снять проклятье, - объявила взбодрившаяся Мири и крестьяне засмеялись.
  - Мы отстали от обоза, - соврала Лёка. - Нам нужно в столицу, но мы утопили телегу.
  - Я ужасно, ужасно замерзла, - жалобно сказала Роза, делая большие умоляющие глаза.
  Вскоре все четверо грелись под овчинными одеялами, пока причитающая крестьянка готовила ужин.
  - ... таких маленьких, в такую даль, совсем одних!
  - Мы можем довезти вас до реки Тай, - сказал её муж. - В Тайлаше попробую выбить вам местечко в обозе. Горы Огня - опасное место... Как вашим родителям только пришло в голову отпустить вас в такое путешествие?
  - Мы должны расти сильными и отважными! - ответила за всех Мири.
  Крестьянин неодобрительно покачал головой.
  ...Всю следующую неделю девочки провели с дядюшкой Пикки и тетушкой Мадлен. Это было спокойное и мирное путешествие - они не блуждали по ночному лесу, не голодали, не теряли карт и не топили телег. Тетушка Мадлен соорудила им простенькие платьица из отреза льняной ткани - на счастье сестёр они с мужем оказались ткачами и теперь везли свой товар в Тайлаш.
  Сонечка взяла на себя уход за лошадью и старательно чистила её скребком там, куда дотягивалась. Лёка помогала готовить обед. Мири мыла посуду и одна только Роза на привалах занималась лишь сбором букетов.
  Вот ещё принцессе возиться с грязными тарелками, костром или скотиной. Роза так Мири и сказала, когда та нагавкала на неё на привале. Она и без того проявила чудеса выдержки - скривилась, увидев простенькое льняное платье сшитое ей тетушкой Мадлен, но смолчала.
  А ведь ткачи везли на рынок чудесный розовый ситец! И все из-за сестёр! Уж была бы Роза одна, ей бы сшили красивое платьице.
  Роза смутно помнила, что когда-то так и было - она была одна и у неё была куча платьев.
  Воспоминания о раннем детстве были не только у Розы - Соня помнила запах пирожков, а Мири - огромный меч на стене. Лёка помнила как пачкает белый-белый лист очень синими чернилами. Но все это помнилось так смутно, словно это был сон.
  "Нельзя было Розе говорить про принцессу", - думала Лёка, наблюдая за сестрой.
  Да, Рози всегда была немного воображулей и всегда любила побездельничать, но кто из них не любил? Рози слегка увиливала от самого сложного, но всегда принимала участие в общих трудах.
  "Пока мама зачем-то не сказала ей, что она может оказаться принцессой!"
  В Тайлаше Лёка, Соня и Мири пообещали караванщику помощь по хозяйству, если их возьмут с собой, но тот хмыкнул и смерил девочек недоверчивым взглядом.
  - Мне очень-очень надо попасть в столицу, - Роза сделала большие жалобные глаза, эти глаза уже наполнились слезами. - Иначе я не встречусь с мамочкой.
  И сумела разжалобить караванщика. Тот взял их всех, с одним только условием - они не будут путаться под ногами и отходить от телег далеко.
  Так девочки отправились в путешествие с караваном. Когда перед ними открылась река Тай, все четверо не сдержали удивленного вздоха.
  Никогда они не были так далеко от дома и не видели таких огромных рек! И подумать только, не так давно речка Мутная казалась им широкой!
  Тёмно-синяя и явно очень глубокая река была так широка, что противоположный берег еле виднелся, а каменный мост, на котором разъезжались две телеги, вдали казался не толще каната.
  - Не смотрите на них, - шепнула сёстрам дочка караванщика.
  Мост охраняли странные существа, похожие на зеленых свиней, вставших на задние лапы.
  На руках у них было только по три пальца, но эти три пальца крепко сжимали шипастые дубинки. Свиньи обыскивали предыдущий караван, забирая себе всё, что приглянётся.
  Дочка караванщика обвязала Розе голову большим кремовым платком:
  - Не смотри на них и платок не снимай, - предупредила она. - Иначе они отрежут для себя твои красивые волосы.
  После таких слов, Роза в ужасе закопалась в сено. Сонечка прильнула к девушке, пряча под ворот платья свои толстые каштановые косы. Мири сжала кулаки. Она не боялась за свои буйные рыжие кудри, но очень жалела, что не может дать бой прислужникам Каракума. Лёка не сделала ничего. На её макушке бунчуком торчал обычный русый хвостик, которым никто не заинтересуется. Лёка смотрела на стражников и думала, что когда чары падут, те станут самыми обычными свиньями. Вот они удивятся!
  Наконец наступила очередь их каравана. Всех их повыгоняли из телег - стражники обыскивали тюки. Роза дрожа цеплялась за сестёр, но на неё никто даже не посмотрел. Наконец, ограбленный караван снова тронулся в путь.
  Мост высокими арками возносился над синей водой, за зеленой полосой леса, белым по голубому рисовались вершины гор, но эта красота никого не радовала. Люди были мрачны и подавлены.
  - Когда-нибудь придет принцесса и все они... - дрожащим от гнева голосом пробормотал тринадцатилетний сын караванщика.
  - Принцессу ждать ещё год, - вздохнула его сестра.
  - Почему год? - удивилась Лёка.
  - Она должна взойти на трон в свой седьмой год, - пояснила девушка. - Но с воцарения Каракума прошло только шесть лет.
  Сёстры изумленно переглянулись, но здесь, на телеге, они не могли вволю обо всем пошептаться.
  Роза подумала, что Айла перепутала года. Вот глупая!
  "Наверное нас подрастили побыстрее при помощи волшебства, - подумала Мири. - Колдун не сторожит Хрустальный Трон, думая, что у него полно времени, а мы уже едем!"
  Лёка подумала, что когда объявился колдун, маленькой принцессе просто-напросто уже был годик. Но почему же Каракум не убил её? И куда делись король с королевой?
  Как жаль, что во время сборов Лёка была слишком взбудоражена (как и все они) и не догадалась спросить родителей.
  И лишь Сонечка решила ни о чем не думать. На привале она просто спросит у сестёр, до чего додумались они - а либо Лёка, либо Мири точно уже придумали, как объяснить эту несуразицу с годами.
  Караван шел весь день, без передышки, и лишь только вечером, войдя в предгорья, встал на ночевку. На следующий день начался подъем на перевал.
  Дорога вилась по склону гармошкой - влево и лишь немного вверх, поворот, вправо и лишь немного вверх...
  - Намного быстрее было бы просто идти вверх! - возмутилась Мири.
  Караванщик хмыкнул в усы:
  - Ну, попробуй.
  Мири спрыгнула с телеги и поползла по склону. Когда она вскарабкалась на следующий виток дороги, обоз только-только миновал поворот. Миранда бросила на телеги торжествующий взгляд и покарабкалась на скалу дальше. На этот раз она оказалась на дороге одновременно с первой телегой. Караванщик все так же ухмылялся в усы. Мири полезла дальше. Камушки срывались у неё из-под пальцев, девочка тяжело дышала. Очень уж крутая оказалась скала!
  ...Когда она оказалась на дороге, мимо проезжали последние телеги.
  - Стойте! - закричала Мири, сообразив, что обоз сейчас уйдет. - Подождите меня!
  Она бросилась бежать, задыхаясь, и была поймана одним из купцов, идущим рядом с телегой.
  - Отдохни-ко егоза, отдышись, - пробасил дядька, подхватывая Мири на руки и усаживая на сено.
  ...Вернувшись к сёстрам, Мири молчала.
  В горах за перевалом лежал снег.
  - Что это?! - вдруг ахнула Роза, указывая куда-то вдаль.
  Одна из гор дымилась. Плотные клубы розового дыма вставали над её вершиной, а склон был покрыт оранжевыми трещинами.
  - Внутри гор живет огонь, - сказала Айла. - Иногда он вырывается наружу.
  - Внутри этих гор тоже живет огонь? - тихо спросила Лёка, показывая на ближние вершины.
  - Внутри этих гор живет вода, - сказала Айла. - Вы ещё увидите её, когда мы пройдем перевал.
  Соня вздохнула и прижалась к Айле поближе. Чем дальше, тем меньше ей нравилось это путешествие! Пожалуй, ей уже и не очень-то и хотелось оказаться принцессой. Лучше бы она сейчас помогала Большой Эм сыры в формы укладывать, или цыплят кормила.
  Зато в полном восторге была Мири. Вот это жизнь, вот то, чем ей бы хотелось заниматься! Ездить из края в край, встречать разные приключения по дороге! Что может быть лучше?
  Роза не думала об опасности. Купцы здесь ездят? Ну значит не так уж и опасно. Ах как же ей хотелось побыстреё приехать! И тянется и тянется это гадкое путешествие, а так хочется уже жить во дворце, питаться пирожными и носить красивые платья!
  Лёка тоже считала, что раз люди тут ездят, значит не так уж это и опасно. А мама с папой точно не отправили бы их на верную погибель! Ах как велик оказался этот мир - тонкая синяя ленточка с карты обернулась рекой невероятной ширины, крохотные треугольнички - вершинами до небес!
  В горах было очень красиво. На вытаявшей из-под снега тёмной земле цвели поля бледно-жёлтых рододендронов, озёра талой воды голубели на белом снегу. Из-под камней высовывали любопытные мордочки сурки, так что вскоре даже Соня забыла о своих страхах.
  - Фея! - вдруг закричала она. - Я видела фею среди вереска!
  Но над Соней только добродушно посмеялись, и даже сёстры не поверили ей. А Сонечка видела, правда видела крошечную девушку со стрекозиными крыльями! Но сколько она не вглядывалась в камни дальше, фея больше не попадалась ей на глаза.
  Дорога вскоре пошла под уклон, прижимаясь к одной из гор.
  Налетевший ветер пах тухлыми яйцами.
  - Фу-у! - скривила носик Роза. - Кто испортил воздух?
  - Это дышит гора, - сказала Айла. - Видите дым?
  И девочки увидели. Дым поднимался из круглых отверстий в склоне. Внутри дырки были покрыты ярким жёлтым налетом.
  - Скоро начнутся кипящие лужи, - сказала Айла. - Но вода в них ядовита.
  И правда, вскоре обозу пришлось объезжать настоящие кипящие котлы с грязью и мутной водой - и везде девочки видели этот странный жёлтый налет. Но скоро лужи и дымящиеся отверстия закончились и снова потянулись снежные поля и жёлтые рододендроны. Обоз съехал на площадку между двумя склонами и там и остановился. Невдалеке бежал весёлый ручеёк, землю пятнали следы костров и девочки поняли, что они встают на ночевку.
  А ночью они ужасающе продрогли, все четверо, хотя караванщик поделился с ними тёплыми одеялами.
  - Я домой хочу, - заныла с утра Софи.
  - А ещё в принцессы собралась, - едко заметила Роза.
  - Мы уже сегодня будем в долине, - сказала Лёка. - Сонечка, потерпи немного.
  И Сонечке не оставалось ничего иного, как поверить Леке и потерпеть. Домой всё равно теперь так просто не вернуться!
  Бодрая Мири скакала вокруг и мечтала вслух:
  - Говорят, в горах раньше жили тролли. Вот бы встретить тролля!
  - Ага, - мечтательно согласился с ней сын караванщика.
  - Сплюнь, - мрачно заметил его отец.
  ...На перевале девочки полюбовались сверху на долину Ахнашин в утреннем тумане, а затем обоз начал спуск вниз. Горная дорога причудливо петляла между огромными - с дом - валунами, покрывавшими склон.
  Чудище разевало пасть из-за камня, тянуло когтистые руки к проезжающим и в первые мгновения казалось совершенно живым.
  Сонечка с визгом бросилась к другому борту, Лёка спряталась за караванщика, Мири, схватив горшок с остатками каши, швырнула его троллю в морду, а Роза нырнула в солому с воплем:
  - Ешь их, а меня не трогай!
  И тут караванщик начал хохотать, а девочки поняли - что-то тут не так.
  - Говорят, когда-то этой дорогой проезжал сам король, - сказал караванщик, все ещё посмеиваясь. - Один глупый тролль решил напасть на него из-за камня, но едва увидел Венец Света, так сразу же и окаменел. А ты довольно отважная малышка! - сказал он Мири.
  - Жалко это не настоящий тролль! - с глубоким разочарованием ответила та.
  Роза подняла голову и увидела улыбки окружающих. И сразу поняла - смеются над ней.
  - Ты в самом деле готова была отдать меня троллю? - с глубокой обидой спросила Соня.
  Роза молча отвернулась. Если бы тут не было караванщика, она бы нашла, что ответить Соньке!
  "Я - намного ценнее вас, ведь я принцесса, которая разрушит злые чары!"
  Но каждая из этих трех дурёх, её сестёр, думала, что она тоже может быть принцессой. Хоть бы посмотрели на себя! Соня ела слишком много пирожков, у Мири гнездо на голове и даже серая мышь примечательнее Лёки - а туда же, в принцессы лезут!
  Весь день телеги ползли по дорожке-гармошке, ведущей с перевала в долину, и только к вечеру спустились к лесу.
  С обозом девочки пробыли ещё два дня - пока купцы не вернулись в родной город. Ещё три дня они жили дома у доброго караванщика, пока тот искал обоз в столицу. В столице делали самое красивое в королевстве стекло, оттуда везли лучшие плуги, ножи и много всяких других разностей, но прислужники Каракума царили там безраздельно. Когда-то большой и шумный город становился все тише и безлюдней с каждым годом.
  Но все-таки двое знакомых караванщика продолжали торговать в проклятом городе - и собирались в очередную поездку они ровно через три дня.
  Девочки были очень рады передышке. Наконец-то они выспались в нормальных кроватях, отмылись и согрелись. Их снова переодели, в поношенные платья темных цветов, потому что в столице нельзя привлекать к себе внимание.
  - Громко не говорите, - наставляла их Айла. - Ни в коем случае не смейтесь!
  Девочки дружно подумали, что смеяться в таком месте им точно не захочется.
  - Зачем же родители взяли вас в такое путешествие? - покачал головой знакомый караванщика. - Столица - скверное место... Если бы мне не платили так хорошо, я бы и сам туда не поехал!
  - Они хотели, чтобы мы познакомились с дядюшкой Рейлом, - Лёка говорила почти что правду.
  Сёстры удивленно на неё вытаращились. А кто им виноват, что они перед отъездом занимались всякой чепухой? Уж Лёка-то вызнала у Большой Эм все, что могла. В том числе и имя человека, к которому им надо обратиться в городе.
  Купец осуждающе покачал головой, но больше ничего не сказал. На этот раз девочки ехали не на головной телеге, а в обозе, среди кочанов капусты, мешков с зерном и моркови. Их взяли с собой, но никто особенно не следил за тем, на чем они спят и что едят. По счастью, Айла дала девочкам с собой одеялец и кое-каких припасов, и в конце концов никто не возражал, если они сгрызали морковку-другую.
  Тем не менее к столице все они успели оголодать. Сонечка тихонько ныла. Чем дольше они ехали, тем сильнее она хотела домой.
  Роза огрызалась - путешествие надоело и ей, а тут ещё Сонечкино нытьё!
  Мири скучала. Свинорылые прислужники колдуна встречались им так часто, что уже никого не пугали. Все чудовища куда-то попрятались. Оставались только неспешно едущие телеги и бесконечные кочаны капусты, а свой щит и меч Миранда утопила ещё в Мутной. Поэтому Мири подобрала палку и днями напролёт вела бои с воображаемыми чудовищами, ловко балансируя на краях телег и то взлетая на мешки с зерном, то с головой ныряя в грязную морковку.
  Лёке тоже смертельно надоело это путешествие. А ещё она знала, что просто так зайти в королевский дворец не получится. Пробраться туда им должен был помочь тот самый дядюшка Рейл, и Лёка предчувствовала очередные невзгоды.
  Но Лёка не ныла. Лёка вообще была очень терпеливая. Во время стоянок она помогала Сонечке чесать лошадей, иногда вместе с Мири придумывала приключения, но больше всего она разговаривала с обозниками.
  Так Лёка узнала, что всякому, кто въедет в столицу выдают особую бумажку, которую надо стеречь пуще жизни, потому что обратно без неё не выпускают. Всякий живущий в проклятом городе - пленник колдуна.
  И ещё немало всяких ужасов рассказали девочке, так что, когда обоз наконец-то подъехал к столице, Лёка очень удивилась.
  Почему-то она думала, что над проклятым городом царит вечный мрак, а огорожен он чёрной стеной и из ворот льется зелёный свет...
  Стена оказалась белой, небо - голубым, а на утесе, возносящемся над городом, высились сказочные башенки королевского дворца. Отсюда они казались хрупкими, словно сахарные.
  Но по яркому голубому небу неслась чёрная тень. Мелькали кожистые крылья.
  - Вирла, - пробормотал один из обозников.
  Девочки прижались друг к другу. Они уже слышали про вирл. За верную службу колдун награждал их, раз в год отдавая по человеку - и горе было вышедшему ночью на улицу! Любой, кто не успел спрятаться до захода солнца за крепкими стенами, считался законной добычей вирл.
  И вот теперь, это ужасное существо, кровопийца, приближается к ним!
  Дядька Огдан подгреб девочек к себе:
  - Тихо, тихо малышки... она носом поводит, что мы ничего запрещённого не везём, да улетит...
  Вирла была уже совсем рядом, Мири отчетливо видела её чёрные глаза без белков и зрачков, блеск чёрных волос собранных в высокий хвост... Кожа у кровопийцы была тёмная, а нос вздернут рыльцем, ух был бы у Мири сейчас её вертел! Девочка на секунду представила себе, как она отважно заскакивает на мешки, вскидывает оружие... и вирла с разлету накалывается на него!
  Но вертел Мири утопила, к тому же над городом вились ещё несколько вирл... Тронет одну - её сожрут.
  Кровопийца опустилась точно у их телеги. Её ноздри раздулись, втягивая воздух. Сонечка с писком вцепилась в дядю Огдана, Лёка с Розой зацепенели, держа друг друга за плечи... Но вирлу интересовали совсем не они. Вампирша резко пригнулась и заглянула под телегу.
  И только Сонечка, отвернувшаяся, чтобы не видеть кровопийцу, увидела, как рванулось прочь из-под телеги что-то хрупкое и полупрозрачное. Вирла утробно взвыла и взвилась в небо.
  - Фея, - прошептала Сонечка. - С нами ехала фея.
  Но никто не обратил внимания на её слова.
  Обоз въезжал в город.
  - А это что за нечисть? - заинтересованно спросила Мири, смотря на людей в чёрных кожаных доспехах, пошедших вдоль обоза. На неё зашикали.
  - К сожалению, это не нечисть... - грустно сказала тетушка Агге.
  - Предатели? - тихо спросила Лёка.
  - Пре... - поперхнулась Рози.
  - Тише! - зашикали на них со всех сторон.
  Люди в чёрной коже были уже совсем рядом. Девочек заставили слезть с телег - стражники полезли шарить в поклаже.
  У одного из стражников оказался небольшой, с ладошку, блокнот с отрывными листами, чёрными и блестящими. В середине каждого листа золотом был пропечатан портрет плешивого дядьки в короне с алыми камнями. У дядьки были тонкие, брезгливо поджатые губы, тяжелый подбородок и набрякшие веки.
  А с другой стороны листка было одно только слово:
  "Пропуск".
  - Какой же он противный, - заметила Рози, разглядывая портрет Каракума, когда стражники отошли подальше.
  И первый раз за всю поездку сёстры полностью с ней согласились. Колдун в самом деле был очень противный.
  После досмотра обоз начал медленно втягиваться в ворота и телеги загрохотали по брусчатке городских улиц. Раньше это, наверное, был очень симпатичный город. Маленькие полукруглые купола, делали домики очень уютными, как и большие окна с разноцветными витражами.
  Но люди в этом городе не ходили по улицам - а шмыгали. Хозяевами города были стражники, свинорылы и вирлы. Вот кто выступал гордо и неспешно! Свинорылы были увешаны побрякушками, словно в сорочьем гнезде побывали. Золотые цепи, осколки зеркал, яркие тряпочки... Роза плотнее затянула платок.
  Девочки ждали увидеть рыночную площадь, но телеги поехали к складам, петляя между каменными сараями. На мостовой стали попадаться опилки, навоз и очистки, зато здесь почти не было тварей. Всюду сновали худощавые грузчики, одни телеги нагружались, другие разгружались, шум, кутерьма!
  У одного из складов сёстры попрощались с попутчиками.
  - Простите пожалуйста, - спросила Лёка какого-то грузчика, - не подскажете, где искать Кузнецкий Квартал?
  - Идите за мной! - улыбнулся тот.
  Девочки последовали за проводником, но задворки становились все тише, а переулки - уже. Девочкам это очень не понравилось, поэтому они дружно убавили шаг, а Лёка даже начала пятиться назад. И только беспечная Сонечка бодро стучала башмачками по мостовой, держась рядом с мужчиной.
  Мири подобрала маленький камушек и метнула Соне в спину. Та обернулась и, увидев отставших сестёр, подающих ей странные знаки, громко сказала:
  - Дяденька, иди помедленнее, мы не успеваем.
  "Дяденька" оглянулся... Может Мири и Лёке удалось бы сделать вид, что они отстали не специально, если бы не Роза.
  Роза завизжала и побежала прочь. Мири в тот же самый момент рванулась вперёд, размахивая палкой - грузчик ухватил ничего не понимающую Сонечку за шиворот, и Миринда собралась отбить сестру.
  - Помогите! - во все горло орала Лёка. Она увидела, как кто-то преградил дорогу убегающей Розе, по обе стороны высились глухие заборы... Девочкам некуда было деваться - и оставалось только звать на помощь.
  Мири, тем не менее, душевно зарядила проводнику палкой под колено, отчего он охнул, сгорбился, но так и не выпустил Сонечку. И тут из проулка показалось ещё двое...
  Палку у Мири отобрали, а её саму перевернули вниз головой, держа за щиколотки и как следует встряхнули. Чёрный листочек с золотым колдуном вывалился из её кармана и спланировал на мостовую.
  - Первый - есть! - возбужденно крикнул один из грабителей, подхватывая его.
  Бедную Сонечку прижали к мостовой и грубо рвали ей карманы - пока и её пропуск не оказался в чужих руках. А в другом конце проулка, зажав девочкам рты, обыскивали Розу и Лёку. Роза спрятала свой пропуск в кошелёчек, а Лёка - засунула в носок, но ей это не помогло.
  А потом девочек отпустили - помятых, с разодранными платьями. Грабители, ничуть их не стесняясь обсуждали, что будут делать с пропусками:
  - Сто золотых монет! - говорил один. - Ох и напьюсь же я сегодня!
  - Я сваливаю из этого города, - вещал второй. - Эх и повезло же нам!
  - Отдайте! Отдайте немедленно! - топнула ногой Роза.
  Сонечка горько плакала. Мири злилась.
  Грабители громко расхохотались.
  - Идем, - потянула сестёр Лёка. - Идем отсюда! Если у нас всё получится, нам это будет не нужно, пойдем!
  Лёка была права, но до чего же всем было горько и обидно! Мири думала, что если бы она была взрослая и у неё был бы настоящий меч - ух она бы показала этим грабителям!
  - Это ты все виновата! - топнула на Лёку ногой Роза, как только они выбрались из переулков. - Надо было приличного человека просить нас провести, а ты какого-то голодранца выбрала.
  - Ну выбирай сама! - не выдержала Лёка. - Это тебе не бантики вязать!
  Роза только фыркнула. Она стянула платок с головы, встряхнула локонами, сделала большие жалобные глаза и подошла к купцу в богатой одежде, наблюдающему, как загружают его телеги.
  - Не подаю, - буркнул тот, кинув взгляд на Розу.
  - Мы заблудились, - грустно сказала та. - Дяденька, миленький, может вы знаете, где тут Кузнецкий Квартал?
  - Где Кузнецкий Квартал я не знаю, - сказал купец. - Зато отлично знаю, где здесь стражников найти - может они вам помогут? - добавил он насмешливо.
  Девочки переглянулись.
  - Колдуновы прихвостни-то пожалуй помогут, - пробурчала Мири.
  - Я их боюсь, - сказала Соня.
  - Давайте спросим ещё кого-нибудь, - предложила Лёка, которой тоже не хотелось иметь дела с людьми в чёрном.
  - Может они правда заблудились? - спросил купца парень со счётами, старательно двигающий костяшки.
  - Не вздумай с ними никуда ходить, - остерег парня купец. - В соседнем переулке сидят их друзья с большими дубинами, ждут пока жалостливый дурак найдется.
  Мири возмущенно открыла рот, но Лёка дернула её за рукав:
  - Идем! Пусть Рози поищет не такого подозрительного... приличного человека, - добавила она ехидно.
  - Это по твоей вине мы выглядим как нищенки! - зашипела на Лёку Роза.
  Опять сёстры все портят!
  - Пусть теперь Соня ищет! - обиженно объявила Розалинда. - "Дяденька, не иди так быстро", - передразнила она. - Простофиля!
  Сонечка тут же надулась. Глаза у неё заблестели:
  - А ты вообще всю дорогу ничего не делаешь! - сказала она. - И сыр у тебя плесенью отдает!
  - А ты...
  - Хватит! - в голос завопила Мири. - Если нам никто не желает показать где живут кузнецы, значит мы найдем это место сами.
  - Нет, - твердо объявила Лёка. - Это очень большой город. Вы помните, что закат надо встречать в доме?
  - До заката ещё далеко, - беспечно заявила Мири. - Мы три раза найдем тех кузнецов.
  - Мы поищем проводника, - твёрдо сказала Лёка, беря Соню за руку.
  Соня только головой крутила, перебегая взглядом с одной сестры на другую.
  - Ага, одних грабителей мало было! - завопила Мири. - Надо чтобы нас совсем убили!
  - А ты хочешь, чтобы из нас выпили всю кровь! - обвиняюще ткнула пальцем Лёка.
  - От вас обеих одни неприятности, - вставила свои пять копеек Роза. - Сама бы я давно нашла этого дядюшку Рейла...
  - Да ты даже не знала, что его надо искать! - огрызнулась Лёка.
  - Вы ищете кузнеца Рейла? - вдруг спросил парень со счётами.
  - Да! - в четыре голоса откликнулись девочки.
  - Мы его племянницы из провинции, - сообщила Мири.
  - Нас ограбили, - захныкала Роза. - Мы голодные и я не мылась целую неделю!
  - Ох, как кушать хочется, - согласилась Соня.
  - Подождите, пока я досчитаю, - сказал парень, - только ведите себя потише.
  - И кто оказался прав? - торжествующим шепотом объявила Роза.
  "Нам просто повезло", - подумала Соня.
  - Не ошибается тот, кто ничего не делает, - сердито сказала Лёка. Роза научилась на её опыте, а теперь нос дерёт! За это путешествие им встретилось столько хороших людей, никто не ждал, что в столице они так быстро наткнутся на плохих.
  Закончив считать, парень в самом деле помог им - вывел на рыночную площадь и нанял там извозчика. Лёка удивленно вертела головой по сторонам - неужели это та самая площадь из маминых рассказов? Но где же пёстрая толпа, где же певцы и скоморохи, где же богатые лавки? Всё, всё в прошлом, всё кончилось с приходом Каракума!
  Ехали они довольно долго, даже речку по мосту пересекли - и наконец услышали вдали перезвон кузнечных молотков. Лязг становился все ближе. Они съезжали с холма и увидев вдалеке крепостную стену, Мири поняла, что Кузнечный Квартал располагался точь-в-точь в противоположном конце города, от того, где они въехали. Пожалуй, Лёка была права...
  Коляска подкатила к ничем не примечательной кузнице. Под черепичным навесом огромного роста лысый, но бородатый мужчина, купал в ведре пламенеющую рыжим железяку, легко удерживая её железными клещами.
  - Ой, какой страшный, - прошептала Сонечка.
  Щёку дядьки наискось пересекал шрам - от челюсти до виска, придавая лицу особенно суровый вид... Который он растерял только увидев девочек.
  - Да никак это мои дорогие племянницы! - пробасил он, подходя к коляске:
  - Розочка, как выросла! - дядька подхватил на руки пискнувшую Рози. - Сорванец Мири!
  Роза была поставлена наземь, теперь вверх взлетела Миранда. Дядька перевел взгляд на Соню и Лёку.
  - Соня, - представилась Сонечка и тут же была подхвачена широкими ладонями.
  - Здравствуй родная! - дядя Рейл расцеловал её в обе щеки. Сонечка обняла его за шею и счастливо вздохнула - как здорово было наконец оказаться рядом с кем-то родным! И пусть ни одна из них дядю Рейла не помнит, зато он помнит их!
  - А ты значит малышка Левкой!
  Настал черед Лёки взлетать в воздух.
  - Дар, спасибо что подвёз их, - серьезно сказал дядюшка их проводнику. - Сколько я тебе должен?
  - Да что уж там... - отмахнулся тот.
  Совсем скоро девочки, до скрипа отмывшись в огромной бадье, оказались за накрытым столом и принялись уплетать за обе щеки.
  - Изголодались, бедолаги, - сочувственно сказал дядюшка. - Поешьте и ложитесь. Немного осталось, но путь сложный, да идти ночью придется.
  - А как же вирлы?! - вскричала Роза.
  - Тут недалече, - отмахнулся дядюшка. - До перекрестка, а там под землю спустимся.
  - Под землю?! - одновременно спросили Мири и Соня.
  Только Сонечка спросила испуганно, а Мири, напротив, радостно.
  - Верхом туда пути нет, дворец стерегут крепко, - сказал дядюшка Рейл. - Но под утёсом с давних времен обитают гномы. Взрослому человеку их ходами не пролезть, а вы пройдёте.
  Сонечка расстроилась почти до слёз. Она думала, что этот взрослый сильный дядька проводит их до самого хрустального трона - а оказалось опять надо идти одним!
  - Гномы? - восхищенно спросила Мири. - Как здорово!
  Роза утомленно выдохнула. Снова, снова препятствия!
  - Никогда в жизни не встречала гнома, - восхищенно прошептала Лёка. Сколько всего любопытного она увидела за это путешествие!
  От сытной еды девочки совершенно осовели. Дядюшка настелил им поперёк своей кровати - и места хватило всем четырём.
  Мири заснула быстрее всех и улыбалась во сне - их ждали новые, захватывающие приключения! Как жаль, что это путешествие скоро кончится... Мири не признавалась в этом сама себе, но ей уже не больно-то и хотелось оказаться принцессой. Сиди себе во дворце... ну что за скукота!
  Соня некоторое время лежала без сна и думала, что всё, чего она хочет - это вернуться домой и жить как прежде. Пусть Роза коронуется, если ей так приспичило, а Соня будет счастлива, делая сыр.
  Роза не думала о гномах или сыре. Она думала о короне, о магии и всеобщем восхищении... И, с особенным удовольствием - о сёстрах, которые станут её служанками. Слишком умная Лёка станет подавать Розе платье по утрам. Сонька пусть моет полы в её комнате, она все равно ни на что другое не способна! А Мири Роза отправит в дворцовый свинарник, навоз убирать.
  Роза представила, как она едет на белой лошади с золотой гривой до земли. На ней голубое платье украшенное целыми букетами шёлковых роз - и тут из дверей свинарника выходит Мири, вся чумазая, вонючая и смотрит на неё с бессильной завистью...
  Под эти сладкие грезы Роза и заснула. Дольше всех без сна лежала Лёка.
  Месяц назад она мечтала оказаться принцессой, но теперь она понимает, что на самом деле неважно, кого коронует Венец. Главное - чтобы рухнули злые чары, исчезли вирлы и свинорылы, сгинул колдун, чтобы люди ходили по своему городу выпрямившись в полный рост и не боялись смеяться...
  Лёка спала и ей мерещилась прежняя столица, весёлая, яркая и шумная... Солнце спускалось всё ниже, по улицам крались сумерки. Девочки спали.
  Дядюшка Рейл разбудил их черным вечером, таким поздним, что в соседских домах уже не горели огни, заставил, зевающих, умыться ледяной водой и напоил пряным сбитнем.
  Где-то через полчаса от подъема, сёстры наконец достаточно проснулись, а когда дядюшка приоткрыл дверь, впустив в щель холодный ночной воздух - проснулись уже окончательно.
  Потому что всем четверым было страшно.
  Рейл не спешил. Они стояли в тёмных сенях, а дядюшка что-то выглядывал за дверью.
  - Пора! - наконец сказал он. - Возьмитесь за руки.
  И сёстры взяли друг друга за руки. Сонечка ткнула свою ладошку дядюшке - и так они и вышли в городскую ночь, цепочкой, друг за другом.
  Первым делом Роза споткнулась и чуть не упала - и если бы она не держалась одной рукой за ладонь Мири, а второй - за ладонь Сони, она бы точно рухнула. Но при этом она сумела смолчать, даже не пискнула, боясь что на звук тут же налетят вирлы.
  Тихий звук шагов, сосредоточенное сопение - так они медленно шли по улице друг за другом. В вышине круглилась луна, но свет её почти не освещал им путь - дядюшка держался в тени домов.
  Роза с ужасом поглядывала на крыши, ожидая в любой момент увидеть крылатые силуэты. Но их всё не было.
  На перекрестке им пришлось всё-таки выйти в лунный свет. Дядя Рейл отпустил Сонину руку и примерился ломиком к ничем не примечательной каменной плите.
  Мири сморгнула и поняла, что тёмные точки на камне - это не грязь, а дырочки.
  Лом звякнул, дядя крякнул - и поднял плиту. Луна осветила уходящие вниз каменные ступени винтовой лестницы.
  - Быстрее! - поторопил их дядюшка. - Спускайтесь.
  Ступени уходили в темноту. Мири, не колеблясь, ступила на первую и пошла вниз. Внутри неё словно бы сновали мелкие иголочки, и ужас смешивался с восторгом. Она спускается в тёмное и страшное подземелье! Ух ты, как же это потрясающе!
  Лёка взяла за руку Сонечку и потянула за собой. Лестница была достаточно широкой, чтобы вместить их обеих разом. Софи послушно шла за сестрой, но пальцы её дрожали.
  Сказать честно, Лёка тоже боялась. Наверху - вирлы, внизу темень и неизвестность и как хорошо, что Мири пошла первой!
  Сонечка прижималась к Леке, наступая сестре на ноги. Ей хотелось захныкать, но хныкать было нельзя. Она не думала ни о чём, просто совсем ни о чём, только старалась не споткнуться. Ещё важно было не отпустить Лёкиной руки, тогда они точно куда-нибудь придут...
  Теперь наверху осталась одна только Роза. Подземелье выглядело жутковато, оно воняло плесенью и компостом. Неужели другого пути совсем нет? Макушки сестёр скрылись за поворотом лестницы, и Рейл подтолкнул Рози к спуску. Роза вдохнула ртом, нервно окинула взглядом освещённые луной крыши... и отчаянно завизжала.
  Дядюшка Рейл не стал оглядываться - он сгрёб Розу в охапку и неимоверно ловко заскочил на лестницу, опустив за собой плиту.
  Роза хныкала от ужаса - сверху раздалось ужасающее царапанье. Вирла, угли глаз которой Рози углядела на крыше, злобно скребла камень, но не могла до них добраться.
  - Что? Что случилось? - неслись снизу испуганные голоса.
  Мири остановилась - там где она шла, ступеньки стали скользкими, воздух спертым, а вопли сверху говорили о беде. Даже её храброе сердце вздрогнуло, что уж говорить о сердечке бедной Сонечки, которая от страха начала рыдать. Лёка упорно тащила сестру вперёд - и наскочила в темноте на Мири. Эхо подхватило тройной вопль.
  - Ти-хо! - утробно рявкнул сверху дядюшка Рейл, но Роза продолжала хныкать, а Сонечка ревела на все подземелье. Было так темно и так страшно!
  Плач Розы приближался - дядя Рейл спускался вниз. Пусть видеть друг друга они не могли, но слышали очень хорошо!
  А затем в темноте, над их головами затеплился огонек. Соня подавилась рыданиями, замолкла Роза. Дядюшка Рейл держал в руке простой стеклянный фонарик со свечой.
  - Здесь безопасно, - внушительно сказал он. - Ну-ка, успокоились.
  - Я домой хочу, - сказала зарёванная Соня. - Я больше не хочу быть никакой принцессой.
  - Нам осталось совсем немного, - дрожащим голосом начала утешать её Лёка. - Злые чары падут и не станет ни свинорылов, ни вирл.
  У Лёки у самой тряслись все поджилки, она сама ужасно хотела плакать. Но Лёка понимала, что если она зарыдает - Сонечка совсем падет духом.
  "Немного, ещё немного, мы почти пришли", - твердила она самой себе.
  - Идем же! Идем! - приплясывала на месте Мири.
  Сонечка всхлипывала и утирала лицо кулаком:
  - Дайте попить, - жалобно попросила она.
  - Нету, - грустно сказал дядюшка Рейл. - Хотя воды сейчас будет вам по пояс, она плохая, грязная.
  - По пояс? - с подозрением спросила Роза.
  - Идем, - качнул фонарем Рейл.
  Обойти девочек он не мог, и волей-неволей сёстрам пришлось идти первыми. Фонарик покачивался у них над головой и по стенам скользили черные тени.
  Всё сильнее пахло помоями. Скоро девочки начали различать тихий плеск - и вдруг лестница кончилась. Перед ними открылся каменный тоннель, по дну которого бурным потоком текла вода - мутная, грязная и вонючая. На поверхности плавали какие-то очистки и прочая дрянь.
  - Подержи-ка, - дядя Рейл отдал фонарь Мири и достал откуда-то сбоку высокие кожаные сапоги.
  - Нам надо в воду? - испугалась Лёка.
  Сапоги у дяди были только одни. Им придется искупаться в канализации!
  Роза посмотрела на проносящуюся мимо заплесневелую горбушку и поняла, что не спустится туда даже ради короны.
  - Я туда не полезу, - тут же объявила Сонечка.
  Мири тоже не пришла в восторг от идеи поплавать в сточных водах, но из гордости, молчала. Пусть её сёстры думают, что она ничего не боится!
  Сапоги дяде пришлось пристегивать к поясу специальным ремешком, такие они были высокие, что полностью закрывали его ноги.
  - Лезь-ко первая ко мне на плечо, - сказал он Мири и присел.
  Мири передала фонарь Леке и залезла дядюшке на плечо.
  "Только бы не свалиться, когда пойдет!" - подумала она испуганно. Падать в нечистоты было не столько страшно, сколько ужасно мерзко.
  На второе плечо залезла Лёка. Розу и Сонечку с фонарём вместе, дядя Рейл подхватил руками - и начал выпрямляться. Сёстры испуганно вцепились друг в друга, свечка опасно заскользила по дну фонаря.
  И тут дядюшка шагнул в воду. Очистки и объедки закачались в полуметре от ножек Розы и Сонечки.
  Роза ужасно переживала, что дядюшка может их выронить, а Лёка боялась, что он поскользнется. Но дядюшка не поскальзывался, он шел медленно и осторожно. Тени скользили по каменным сводам, нечистоты воняли. Около стен кто-то шебуршал, попискивая. Рози увидела десяток пар красных точек-глаз в груде чего-то бесформенного и больше старалась не смотреть по сторонам.
  У девочек скоро начали ныть ноги - сидеть на дяде вчетвером было не очень-то удобно. Соня грустно вздыхала, Лёка и Мири дышали через рот, Роза уткнулась носом себе в плечо.
  Где-то через вечность дядя Рейл остановился около узкого, ничем не примечательного прохода (сколько таких они уже прошли мимо!) и поставил Розу и Соню на выступающую над водой площадку. Лёка и Мири с радостью слезли с дядиных плеч, все четверо тут же задергали затекшими ногами. А затем Рейл уцепился за скобу и подтянулся к ним...
  От дядюшкиных сапог тут же начала расплываться лужа. Роза, пискнув, влетела в проход первой. Здесь не было темно - из стен вырастали странные светящиеся штуки. Розе они напомнили капли, Сонечке - груши, Мири - сопли, а Леке - подснежники. Буквально через пять шагов девочки оказались в небольшом подземном зале.
  У стены, отражая зеркальной полировкой свет ламп, высился рыцарский доспех. Полосы искусной гравировки проходили по краям деталей, белый плюмаж возносился над гребнем шлема. Рядом с доспехом, на подставке, стоял щит, по лазурному полю которого скакал единорог. Грива его развевалась золотым пламенем.
  Мири шумно набрала воздух, а затем, в совершенном восторге завопила на все подземелье:
  - Это доспехи Ралатора! Вы видите? Это доспехи Ралатора!
  "О-о-ра, о-ора", - откликнулось ей эхо.
  - Ого! - пробормотала Соня.
  Лёка тихо подошла поближе.
  - Откуда они в канализации? - изумленно спросила Роза.
  Про первого рыцаря короны и его подвиги слышали все. Победитель злой великанши Карлыбы, укротитель дракона... Ралатор пропал с приходом к власти Каракума - и вот теперь они нашли его доспех.
  Мири благоговейно трогала пальцами холодную сталь. Сзади захлюпали сапоги дяди Рейла:
  - А, нашли, - пробасил он. - Да, так и стоят... Весь королевский двор прятался в этой канализации, когда пришел Каракум... те, кто успел сбежать.
  - И Ралатор тоже прятался?! - с неимоверным возмущением спросила Мири.
  - Ралатор тут всех и спрятал, - хмыкнул дядюшка Рейл. - По этим трубам можно выйти из города... если ты не боишься испачкаться.
  - Какой кошмар, - пробормотала Роза, представив, как прекрасные дамы и изящные кавалеры бредут, разгребая помои.
  - А где он теперь? - сверкая глазами спросила Мири. - Где рыцарь?
  - Там же, где и все кто уцелел, - сурово сказал дядя Рейл. - Скрывается. И будет скрываться, пока не рухнут чары Каракума.
  Мири разочарованно вздохнула. С одной стороны Ралатор поступил правильно, с колдуном рыцарю не сладить, но с другой... как смело и отважно было бы вызвать его на бой!
  - А куда ведет этот проходик? - заинтересовалась Соня.
  В противоположной от доспеха стене был проделан не проход, но, как верно выразилась Соня - проходик. Высотой чуть больше собачьей будки, и в два раза той же будки уже. В нём виднелась уходящая вверх лестница, только была она очень странная, словно бы её для кошек делали - такие маленькие ступенечки! Ни один взрослый человек туда бы не влез.
  - Гномы! - сразу же поняла Лёка. Она заметила, что и пещера эта не сложена из блоков, как своды канализации, а вырублена в камне. Значит они уже под утесом! Ещё немного и это долгое приключение закончится, а одна из них станет принцессой!
  - Этот проход ведет к гномам? - взволнованно спросила она дядю Рейла.
  Тот улыбнулся, без натуги поднял огромный щит - и достал из-за него меч в лазурных ножнах. А потом ка-ак грохнул мечом о щит!
  - Бо-м-м-м-м-м-м-м! - разнеслось по подземельям эхо. - Бом-м-м-м-м-м! Бо-м-м-м-м-м!
  Трижды простучав, дядюшка поставил и щит и меч обратно.
  Эхо затихло. Наступила тишина. И в этой тишине вдруг стал слышен отдаленный мелкий топоток.
  Да, этот топоток точно шел от удивительно маленького хода с лесенкой.
  Сонечка опасливо спряталась за Лёку, Мири подалась вперёд.
  Сперва они увидели сапожки. Это были добротные кожаные сапоги с раструбами и блестящими набойками, только размером они были со стакан. Затем показался подол кольчуги, которая пришлась бы впору кролику, меч размером со столовый ножик, и затейливо подвитый кончик бороды. Борода длилась ещё пару ступенек, пока не закончилась глазами - носа из пышных усов почти не было видно. На голове гнома блестел шлем, размером с половинку яблока.
  Девочки, раскрыв рты таращились на гнома и только Лёка, опомнившись, вежливо сказала:
  - Здравствуйте!
  Гном степенно кивнул, молча развернулся и махнул девочкам рукой, предлагая следовать за ним.
  Соня обернулась к дядюшке, тот потрепал её по голове:
  - Идите, мои принцессы. Идите.
  Сонечка сглотнула комок, стараясь не расплакаться. Но широкоплечий кузнец в гномье царство попасть мог только лежа и боком.
  - До свидания, - тихо сказала Лёка и взяла Соню за руку.
  Мири и Роза уже толкались на лестнице.
  - Отстань! - огрызнулась Мири. - Чего пихаешься?
  - Я пойду первая и первая сяду на трон! А вам этого можно вообще не делать, - надменно отозвалась Роза.
  Теперь Мири не хотелось пропускать сестру чисто из упрямства. Тоже мне!
  Гном на возню за спиной не реагировал, молча топая вверх по лестнице. Лестница была довольно крутой, а ступени - маленькими, поэтому скоро пихаться Роза прекратила - так ведь можно и упасть! Теперь она наступала Мири на пятки, а Мири колола её локтем в ответ. Когда Роза очередной раз попыталась наступить Мири на ногу, Лёка, которой их цапанье давным-давно надоело, шлёпнула её по боку.
  Роза молча развернулась и попыталась столкнуть Лёку с лестницы, но Лёку удержала Соня:
  - Ты такая противная стала, - сказала она Розе. - Такие противные девочки не бывают принцессами.
  - Как вы мне все надоели! - трагически объявила Роза.
  - Ого! - донесся сверху голос Мири. - Идите сюда скорее!
  Наверху лестница переходила в площадку и Мири, пока Роза толкалась с Лёкой, успела туда взобраться.
  Роза, подхватив подол, отчаянно бросилась наверх. А вдруг Мири уже видит Хрустальный Трон?
  Но площадка была пуста, а Мири, раскрыв рот, рассматривала ворота в сплетающихся каменных ящерицах. Они были вырезаны так искусно, что в первые мгновения показались ей живыми.
  Гном нажал рычажок сбоку и ворота бесшумно пошли вверх. Сонечка звучно ахнула - за воротами их ожидало несколько десятков гномов, зал был похож на поляну, заросшую удивительными грибами со стальными шляпками.
  "Интересно, с кем они тут воюют? - задумалась Лёка, глядя на шлемы и кольчуги. - С крысами?"
  - Проведите меня к Хрустальному Трону! - неимоверно высокомерно объявила Роза, как только ворота поднялись полностью.
  Сонечка ахнула:
  - Рози, ты что? Ты что, разучилась просить?
  - Принцессы не просят, - гордо сказала Розалинда. - Принцессы - приказывают, но где тебе это понять!
  - Простите её, - тихо сказала Лёка. - У неё совсем голова закружилась. Проведите нас, пожалуйста, к Хрустальному Трону.
  - Была воображуля, а стала - зазнайка, - едко добавила Мири.
  Гномы смотрели маленькими блестящими глазами из-под кустистых бровей, разглядывали их пристально и немигающе.
  - Вы слышали? - топнула ножкой Рози.
  - Ну-ка попроси как следует, - наконец сказал один гном, безбородый, но с пышными бакенбардами. - Может ты и принцесса, но только мы тебе не подданные.
  Роза скривилась, как кислого яблока съела и снова топнула ножкой. Ну сколько можно? Почему она должна это все терпеть?
  Гномы молчали, зато взорвалась Мири:
  - Молодец, Роза-заноза, ты все испортила! Извиняйся, а то по шее получишь! - грозно добавила она.
  - Роза, ты же хочешь к трону? - принялась занудно уговаривать Лёка.
  Роза хотела, но именно из-за того, что её уговаривали и заставляли просить - именно из-за этого она поняла, что не станет этого делать ни за какие коврижки.
  "Они сами виноваты! Если бы они не настаивали, я бы может и попросила бы, а теперь точно не буду! - решила Роза.
  От зала лучами расходились три коридора, Роза сделала решительный шаг к левому. Но Мири больно ухватила её за руку и дёрнула назад:
  - Никуда ты не пойдёшь! Извиняйся!
  Девочки сцепились.
  - Хватит! Прекратите! - бесполезно пищала Лёка, прыгая вокруг.
  - Роза, Мири, не надо! - жалобно причитала Сонечка, но их никто не слушал.
  Лёка почувствовала себя совершенно беспомощной. Ей хотелось выплеснуть ведро воды на них обеих - а Розе потом это ведро ещё и на голову надеть.
  - Вы не думайте, что они дурочки, - жалобно сказала гномам Софи. - Они устали просто очень. Мы все так ужасно устали...
  Эти слова внезапно приободрили Лёку. "Мы все устали, - подумала она. - Мы все устали, поэтому постоянно ругаемся... я должна остановить драку!"
  - Хватай Розу, - решилась Лёка. - Я держу Мири.
  Гномы раздались в стороны - Софи повисла на Розе, а Лёка изо всех сил тянула Мири назад. Роза визжала, Мири брыкалась, а потом ещё и плюнула в Розу! Роза плюнула в ответ и попала в Лёку. Лёка ахнула и отпустила сестру, а Соня отпустила Розу и отскочила в сторону, боясь что ей тоже попадет.
  Гном с бакенбардами громко прокашлялся.
  - Пожалуйста! - в отчаянии обернулась Лёка. - Вам ведь тоже не нравится колдун на троне?
  - Мы проведём вас, - неожиданно сказал гном с бакенбардами. - Но мы запомним.
  Прозвучало это довольно зловеще. Роза и Мири стояли друг напротив друга, прожигая друг друга взглядами. Наконец Мири презрительно усмехнулась и отвернулась от сестры:
  - Идем!
  "Я прикажу пороть её на конюшне, как только стану принцессой, - утешала себя оскорбленная Роза. - Я прикажу пороть её каждый день и никогда не давать сладкого. Я прикажу наряжать её в самые гадкие лохмотья, какие только найдутся во дворце!"
  Был бы здесь папочка, Мири бы ни за что не посмела так обижать её!
  Самой Мири было уже неловко за ссору у гномов на глазах. Но она ведь думала, что заставит Розу извиниться! Розка-размазня, что на неё нашло? Раньше хватило бы пригрозить...
  Сонечка снова хотела плакать. Она чувствовала себя такой беспомощной, такой бесполезной! Никакого от неё толка в этом путешествии, ничего-то она не может... Наверное принцессой окажется Лёка, Лёка всегда знает, что делать...
  "Хорошо, что Софи рядом, - думала в это время Лёка. - Если бы не она, я бы совсем расклеилась..."
  Гномы окружили их и повели центральным коридором. Леке почему-то казалось, что коридоры будут становиться все уже и уже, но они напротив, становились все шире; чем дальше они шли, тем выше делался потолок. Здесь прошел бы уже и дядюшка Рейл. Сердца каждой из сестёр забились чаще, всем им казалось, что цель уже близка.
  Но вдруг гном-проводник свернул вбок, в проход настолько узкий и тесный, что Соня задевала стены боками, а Мири пришлось пригнуться. Роза ухитрилась нырнуть в проход первой, так что волей-неволей всем остальным пришлось следовать за ней.
  Здесь не было никаких капель-светильников и только трепетал огонёк свечи в фонаре у гнома. Он слепил глаза, Роза прикрыла лицо ладонью и захныкала, что ничего не видит. Тогда гном отдал фонарь ей и Роза подняла его к плечу. Но она даже не подумала посветить и сёстрам. Мири, Соне и Леке приходилось идти, поддерживая друг друга.
  Почти сразу от коридора началась лестница вверх, затем проход запетлял. Он шёл то вверх, то вниз и иногда даже ложился набок, словно бы обходя спрятанные в толще камня препятствия.
  Внезапно гном остановился. Огонёк фонаря осветил развилку - совсем крохотная норка вела вправо, а впереди чернел зев узенькой винтовой лестницы.
  - Тронный зал сторожат вирлы, - хрипло сказал гном. - У вирл - слух летучей мыши, как бы тихо вы не ступали, они услышат вас.
  - Что же делать? - прошептала Софи.
  - Мы расстанемся здесь, - хмуро сказал гном. - Вы спуститесь по лестнице, но толкнёте дверь не раньше, чем сосчитаете до трёхсот. Но не медлите - иначе они успеют меня поймать. Начинайте считать.
  Но девочки трагически молчали и только Лёка послушно сказала: "Раз"
  - Два, - сказал гном, поворачиваясь. - Идите! Три.
  Роза ступила на лестницу. Мири подтолкнула её в спину, поторапливая, и Лёка испугалась, что они сейчас сцепятся снова. Но этого не произошло. Роза, конечно, рассердилась, но побоялась сбиться со счёта.
  Тёмное и страшное жерло лестницы было таким тёмным, узким и страшным, что Соня почувствовала, как задыхается.
  - Я не пойду, - тихо сказала она.
  - И останешься здесь, в темноте? - тут же спросила Лёка. - Софи, милая, потерпи, мы уже почти пришли. Закрой глаза, если тебе так легче...
  Нет, Сонечке не станет легче с закрытыми глазами! Как может стать легче, если воздуха нет, если между макушкой и потолком едва пролезает ладонь, если стены сжимают бока? Но Соня знала - если она заплачет, ничего не изменится, никто её не вытащит отсюда! Все станет только хуже!
  "Мне надо спуститься побыстрее, - поняла Софи. - Чем быстрее я спущусь, тем быстрее начну дышать!"
  И она сделала шаг за Лёкой и пошла так быстро, что уже Леке приходилось поторапливаться. Лёка совсем сбилась со счёта, пока уговаривала Соню, но надеялась, что считают Мири и Роза.
  Мири и Роза правда считали, молча и сосредоточенно. Только Мири, как оказалось, считала быстрее Розы. И когда она дошла до трёхсот, она подтолкнула сестру.
  Та только зашипела в ответ.
  - Шевелись! - подогнала её Мири.
  - Двести шестьдесят три! - вслух сказала Роза.
  - Пока ты считешь, гнома съедят! - Мири ущипнула Розу за бок. "Раскорячилась перед дверью и не обойти её!"
  Девочки достигли самого низа лестницы, крошечной площадки перед глухой, на вид, стеной. И только грибок дверной ручки показывал, что это не стена.
  Роза возмущённо развернулась и стукнула стоящую позади Мири по руке, та ловко пнула её в коленку... фонарик слетел с Розиного плеча и разбился о ступени с звонким дребезгом.
  - Что ты наделала?! - взвилась Роза.
  Они остались в кромешной темноте.
  - Что случилось? - спросила сверху Лёка.
  - Открывай быстрее, открывай! - щипала Розу Мири.
  - Я ручку не вижу! - пихалась в ответ та.
  - Я задыхаюсь! - заплакала Соня, не выдержав. - А-а-а-а-а!
  Лёка больно ухватили Мири за плечи, с неожиданной силой:
  - Не мешай Розе! - гаркнула она не хуже Большой Эм.
  Мири затихла от неожиданности и даже Сонечка прервала свой плач.
  - Рози, ищи ручку! - прошипела Лёка.
  - Я её нашла, - недовольно откликнулась Роза: ручка пребольно упёрлась ей в бок.
  - Открывай!
  - Не открывается! - испуганно выкрикнула Роза.
  - Дай я... - потянулась Мири и Лёка снова тряхнула её за плечи. Не хватало, чтобы она снова полезла мешать!
  - Попробуй тянуть вперёд, назад и вбок! - скомандовала Лёка.
  Роза послушно потянула дверь назад, а затем влево - и вдруг каменная плита неожиданно легко поехала под её руками...
  Снаружи царил синеватый сумрак и было очень тихо. Роза высунула голову, в надежде оглядеться, но Мири буквально выпихнула её из тайного хода. Роза пролетела несколько шагов, подняла голову и громко ахнула. За её спиной точно так же потрясённо застыли сёстры.
  "А как же на это сесть?" - пронеслось в голове у Лёки...
  В синеватом сумраке зала дрожало прекрасное видение, сотканное из света и цвета. Световые лучи распадались радугой, над помостом хрустальных ступеней парил... трон. Только сесть на него получилось бы разве что у солнечного зайчика.
  Но пока Соня и Роза открыв рты смотрели на трон, пока Лёка мучилась вопросом, как же на это сесть, Мири услышала легкий шорох с дальнего конца зала и обернулась.
  И наткнулась взглядом на горящие, алые глаза вирлы.
  - Быстрей! - завопила она, ухватив за руку Лёку и не рассуждая, бросилась к помосту.
  Роза не видела вирлы, но она видела как Мири бежит к трону... к её трону! Подхватив юбку Роза бросилась следом. И только Сонечка, растерявшись, не сразу последовала за сёстрами, да ещё и споткнулась, упала на скользких ступенях!
  Лёка, увлекаемая Мири, оглянулась на неё и затормозила:
  - Стой!
  Мири тоже оглянулась... Вирла пересекла уже ползала, Софи скорчилась в самом низу помоста, схватившись руками за коленку... Лёка выдрала ладонь у Мири из руки и бросилась к ней. Лёка не видела вирлу, она смотрела только на сестру, а спустя секунду колебания, и Мири бросилась следом. Вместе они ухватили Сонечку за руки и поволокли по ступеням вверх.
  Роза вошла в сияние... Роза вошла в сияние и свет сгустился вокруг неё. Словно сквозь тонкую ткань видела она копошащихся у трона сестёр и замершую вирлу. Роза смотрела на вампиршу и совсем не боялась её, каким-то глубинным чувством ощущая, что та не решится приблизиться к этому свету. Роза видела величественные колонны, держащие стены зала и тёмный провал тайного хода в ближайшей из них. Роза чувствовала странную мощь, наполняющую тело и ликование накрыло её с головой.
  А затем на помост ворвались сёстры и все испортили!
  Ощущение мощи немедленно исчезло, а свет усилился до слепящего сияния. Роза моргнула и...
  ...Очутилась в Волшебном Лесу.
  ... Сонечка протёрла глаза. С мутно-белых ветвей текла молочная вода. Капли разбивались хрустальными брызгами, падая с тёплого, серого, цвета голубиной шеи, неба.
  ... Мири огляделась, ища взглядом сестёр, но поняла, что она здесь - совсем одна, среди белых ветвей и хрустальных папоротников.
  ... Лёка, раскрыв глаза, смотрела как из синеватого сумрака выходит призрачное существо из светящегося тумана, отбрасывая голубоватые блики на бледные стволы. Его тонкие ноги с раздвоенными копытцами просвечивали, как стеклянные. Его жемчужная грива плыла по воздуху, лёгкая, как облачко.
  Единорог подошел совсем близко. Лёка увидела его большие, печальные глаза и, не выдержав, потянулась вперёд...
  ...Сонечка ловила капли. Ей почему-то стало очень весело. Она ловила капли ладонями, разбрызгивала их по стволам, громко смеялась и приплясывала. Она спотыкалась о корни, но это не огорчало её. Прекрасная белая лошадь вышла из-за деревьев и фыркнула ей в лицо. Сонечка рассмеялась ещё громче.
  ...Мири брела по лесу и кричала сестёр. Ветер шумел ветками, но никто не отзывался и Мири шла, тревожно оглядываясь. Роза-то хоть пропади, но от мысли, что беда могла случиться с Лёкой и Соней у Мири сжималось сердце. Мири шла быстро, она почти бежала - и едва успела остановиться, когда прямо ей навстречу вышел гордый белый конь, несущий на лбу серебрящийся рог, словно меч...
  ...Скрюченные чёрные стволы пятнал мох, бледно светящийся зелёным и бурым, словно засохшая кровь. Что-то капало сверху, но Рози не видела и знать не хотела - что. Она скрючилась под деревом и рыдала от страха, когда вдруг увидела странный голубоватый блик вдали. Что-то приближалось. Какое-то светлое существо - и Роза, не выдержав, бросилась к нему, ища спасения от этого ужаса, этого тёмного леса... Роза бежала и бежала, спотыкаясь и падая, она брела вперёд, но неосязаемая фигура из чистого света уходила от неё...
  - Подожди! - закричала Роза и оно остановилось.
  И посмотрело на неё внимательными чёрными глазами. И Розе отчего-то сделалось невероятно стыдно...
  
  
  Мири открыла глаза первой. Зал посветлел. Вирла исчезла, но в отдалении слышались гулкие шаги.
  Платье было непривычно-тяжёлым, руки коснулись холодного металла, каких-то тонких проволочных сплетений... Мири опустила взгляд и увидела, что одета в самую настоящую кольчугу! Голову обхватывал какой-то непонятный обруч, и Мири нащупала нечто вроде стальных перьев на нём.
  Но самый восторженный вопль вырвался из её груди, когда она заметила висящий на поясе меч.
  - Это корона!- взвизгнула рядом Рози. - Я принцесса! Я всё-таки принцесса!
  Лёка отвернулась от Мири и посмотрела направо. Сонечка удивлённо трогала золотистые кружева воздушных рукавов своего голубого шёлкового платья, на её голове красовалась изящная золотая коронка с маленькими зубчиками и синими камнями. Сонечка перестала щупать платье и теперь ощупывала коронку, начиная расплываться в улыбке.
  Роза стояла, полуприкрыв глаза и трогала свой венец. На её лице сияла торжествующая улыбка. Острые зубцы её короны украшали чёрные камни, её чёрное бархатное платье оказалось расшито летучими мышами и серебряными пауками.
  - Мамик и папик - король и королева Глена, - тихо сказала Лёка и сёстры дружно и потрясенно уставились на неё.
  Черты Розы исказились - она увидела венцы сестёр.
  - Что с твоими волосами? - выпалила Мири, разглядев Лёку.
  - Но... - жалобно сказала Сонечка и замолкла. Она ни-че-го не понимала!
  Рози тоже ничего не понимала. Почему на её сестрах тоже оказались короны? Почему на Соне такое милое голубое платье, на Лёке - белые одежды, шитые золотом, а на ней какой-то жуткий балахон? Она никогда не любила чёрный цвет!
  - Но как? - широко раскрыла глаза Мири, вдруг поняв, о чем говорит Лёка.
  - Ты права, - раздался от дверей властный голос. И настолько они все не ожидали его здесь услышать, что дружно оцепенели и не в силах шевельнуться смотрели, как мама идет к ним.
  Она была все такая же, как и прежде, все такая же большая, все в том же клетчатом переднике. За её плечом привычно семенил папа. Его штаны словно бы ещё сильнее обтрепались за это время. Король и королева? "Да не сошла ли Лёка с ума?" - дружно подумали девочки.
  А следом за мамой и папой в зал вступил рыцарь... Его полированный доспех покрывали золотые полосы искусной гравировки. Пышные белые перья покачивались на шлеме и хотя щита с золотым единорогом при нем не было, Мири тут же узнала его.
  - Это Ралатор! - восторженно прошептала она.
  Рыцарь, широким шагом догнал Большую Эм и папика. Только когда они почти дошли до помоста, с Лёки и спало её странное оцепенение. Она поняла, что это правда, это не мерещится, мама действительно тут! Она сорвалась с места, едва не запутавшись в подоле белых одежд, и кинулась вниз. Следом за ней бросилась отмершая Сонечка, подхватив пышные голубые юбки. Девочки обхватили Большую Эм с двух сторон, вдохнули знакомый кисловатый запах сыра... Софи думала, что вот сейчас она и заплачет, но ей отчего-то не плакалось. Мозолистая мамина ладонь ласково гладила её по спине.
  Мири тоже бросилась обниматься. Она быстро обхватила маму и сестёр и тут же отпрыгнула, пока никто не начал её тискать. Она подняла восхищенный взгляд на рыцаря и тот откинул забрало.
  - Дядя Рейл, а зачем ты бороду подстриг? - изумилась Соня.
  И только Рози осталась стоять на помосте. Ей тоже хотелось обнять папочку, но тот смотрел на неё таким скорбным и разочарованным взглядом - прямо как существо из сна! - что Роза не могла даже шевельнуться. Невесть отчего ей стало и больно и стыдно и очень хотелось, чтобы кто-нибудь заговорил с ней... чтобы папа объяснил, почему он так смотрит!
  - Мы смогли бежать, - сказала Большая Эм, ласково придерживая Лёку за плечо. - Но Каракум послал нам вслед проклятие и это проклятие было - старость.
  - У стариков и старух не бывает детей, - грустно сказал папик, опуская голову.
  - И вы нас удочерили, да? - догадалась Лёка. - Чтобы обмануть проклятие? Но что... что случилось с нашими первыми родителями? - спросила она тихо.
  Ей ответил Ралатор:
  - Я не сумел их спасти, - сказал он сурово. - Но они спасли вас.
  - Твоя мама была учительницей, Лёка. А отец - придворным астрономом, - тихо сказала Большая Эм. - Матерью Сонечки была кухарка.
  - Твой отец был рыцарем, - прогудел Ралатор восхищенно смотрящей на него Мири. - Он был моим другом... ты можешь звать меня "дядей" принцесса-воительница. Я сам научу тебя всему, что ты должна знать.
  Сердце Рози зашлось от ужаса. Она поняла, что сейчас назовут её родителей и что они точно не были королем и королевой...
  - Матерью Розы была портниха, - сказала Большая Эм. - Отец - садовником.
  Мири непочтительно расхохоталась. "Вот тебе и принцесса!" - послышалось в её смехе оскорбленной Рози. Её глаза наполнились слезами, и папа не выдержал:
  - Миранда, не надо, - тихо попросил он. - Роза уже сама всё поняла.
  - Ой ли? - насмешливо спросила Большая Эм.
  А Сонечка, так и обнимавшая маму, вдруг поняла одну очень страшную вещь:
  - Мы же больше никогда не вернёмся на ферму, да? - подняла залитое слезами лицо она. - Мы больше не будем делать сыр играть и кататься на Коржике? Я так хотела домой...
  Тут бедная Сонечка разревелась окончательно.
  - Твой дом теперь здесь, - папа погладил её по голове. - А в королевских конюшнях найдется место для Коржика. Мы забрали его от купцов, Софи. Ты можешь увидеть его прямо сейчас...
  - Я же не принцесса, - заплакала Сонечка. - Какая из меня принцесса! Мне здесь не место...
  - Какая? Я скажу тебе какая, - мама взяла Сонино лицо в ладони и принялась отирать ей слезы шершавыми руками. - Ты - Добрая Принцесса, Сонечка. Тебя короновал Хрустальный Трон. Ты хотела накормить всех голодных в королевстве? Ты сможешь это сделать.
  Софи всхлипнула ещё несколько раз и затихла. Она все ещё хотела домой, но уже немножко смирилась, что её дом теперь будет тут.
  Но не только Соня не понимала, что ей делать дальше. Лёка тоже совсем не знала, что ей теперь делать.
  - Ты будешь Королевой-Чародейкой Глена, - сказала Большая Эм, ласково и гордо. - Мы обучим тебя всему, что знаем сами.
  - А теперь, народ должен увидеть вас, девочки, - сказал папик. - Люди собрались на площади, они ждут вас всех... Кроме Розы, - вдруг неожиданно сурово добавил он.
  - Но почему?! - прорыдала Роза. - Почему вы... почему вы обращаетесь со мной, как с прокажённой?!
  - Какая корона короновала тебя, Роза? - сурово спросила Большая Эм.
  - Красивая... - проревела Роза, протягивая пальцы к вискам и поглаживая острые зубья. Она не видела своей короны, ведь для того, чтобы её рассмотреть, корону требовалось снять!
  - Это корона Злой Принцессы, - очень спокойной сказала мама. - И получила ты её заслуженно. Колокольчик, моя подручная, докладывала нам о твоем поведении.
  - Это не навсегда, - негромко сказал папик. - Трон может переменить решение.
  Он посмотрел девочкам за спину и все кроме Розы невольно обернулись. Утренний свет, проходя через большие окна, играл на гранях высокого трона из искристого хрусталя.
  - Сними корону, Рози, - вздохнула Большая Эм. - Отец прав. Мы переоденем тебя в другое платье. Пока ты не переменишься, пока трон не переменит решение, никто не будет знать, что ты принцесса.
  - Вот ещё! - вылетело у Розы. Слёзы снова закапали у неё с глаз, и она пожалела, что Лёка стоит внизу и её нельзя столкнуть со ступеней. - Так нечестно! Так просто нечестно! - рыдала она. - Я больше всех хотела стать принцессой!
  - Твои сёстры тоже хотели, - сурово сказал отец. - Но остаться людьми оказалось для них важнее.
  Рози плакала и цеплялась за корону. Злая Принцесса? Главное, что принцесса!
  
  
  Так они и вышли на балкон перед жителями столицы.
  - Это же старая королева! - вскрикнул кто-то на площади, узнав Большую Эм. - И король с ней!
  При помощи Венца Света Лёка сумела снять с родителей заклятье и Большую Эм теперь и язык не поворачивался звать Большой.
  Она больше не была такой старой и грузной, обернувшись статной женщиной с пронзительным взглядом и толстой, изрядно битой сединой, золотой косой. Вечно сгорбленная спина папика выпрямилась, а сам он, маленький и ссохшийся расправился, как политый водой куст и лысина его заросла волнами каштановых волос, как неполотая грядка - сорняками. И только глаза его остались такими же добрыми и грустными, как прежде.
  Это было как-то неловко и непривычно. И только Сонечка почти не обращала внимания на изменившуюся внешность родителей. Это всё равно мамик и папик, как бы они не выглядели!
  Роза безутешно плакала. С неё сняли её желанную, выстраданную корону и торопливо нарядили в какое-то простое клетчатое платье. И теперь когда ее сёстрам кричали славу, когда славили короля и королеву, приветствовали первого рыцаря, никто не обращал внимания на красивую девочку рядом с принцессами, очевидно, принимая её за простую служанку...
  Лёка испуганно жалась к маминому боку. Папа придерживал её за плечи, а Сонечка держала за руку. Вся эта огромная толпа, волнующееся людское море, казалось, что они все смотрят именно на неё... Но они смотрели и улыбались и Лёка робко улыбнулась в ответ.
  А люди смотрели на хрупкую фигурку принцессы-волшебницы, на бледно светящиеся кристаллы хрусталя в её венце, на её яркие радужные волосы и радостные крики прокатывались по площади. Толпа ликовала.
  Правление колдуна закончилось. Единороги вернулись в Глен.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"