Просвирнов Александр Юрьевич: другие произведения.

Фд-6: В бетонных лабиринтах

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    8 (из 16) место на конкурсе "Фантастический детектив-2013" (ФД-6)


   30.06.2020, втр
   Утром я проснулся от ругани Истратова - не подозревал, что профессор так виртуозно владеет матерщиной. Маша и Галина Ивановна смотрели на Федора Борисовича с ужасом. А потом и вовсе заткнули уши, когда к профессору подключился отставной полковник. Я от их дуэта впал в прострацию. Наши зыбкие надежды на спасение теперь, похоже, окончательно рухнули - немее обоих свидетелей (о них позже, когда соберусь с мыслями) только камень... Хотя в нашем положении твердость камня тоже превратилась в фикцию - под вражескими залпами.
   У Ремарка в "Триумфальной арке" упоминается мужчина, который, узнав о смерти жены, заперся и несколько дней решал шахматные задачи. А как отгородиться от превратившегося в труху мира мне? Только писать. Так и объяснил подозрительному отставнику: работаю над новым рассказом - и плевать, что шансов на его издание больше нет. Да, пользуюсь стенографией - мое дело, так быстрее.
   Но это только половина правды. Синопсис я настрочил еще под грохот бомбардировки. Теперь решил фиксировать события, начиная со вчерашнего дня - так их легче проанализировать. Может быть, не так все очевидно, как представляется профессору с полковником. В глубине души хочется верить в спасение. Остальные, очевидно, мыслят так же, иначе не цеплялись бы за наше ничтожное существование в бетонной ловушке.
   Странная позавчера у нас сложилась компания: троица волонтеров, шестерка их подопечных из отбросов общества, "дитя подземелья" Витек, плюс двое ненормальных, примкнувших к компании случайно - я и профессор. А не останови меня Истратов вопросом про Кингова-Королева, не увидели бы мы подъехавших на "Волге" Галину Ивановну с высоким лысым мужчиной и длинноволосой блондинкой. Не клюнули бы на Машин ангельский голосок и изящную фигурку, лежали бы сейчас оба под развалинами - мертвее самых мертвых... Интересно, сколько народу выжило в стотысячном Н-ске? Вдруг только мы? Неужели судьбе угодно положить через нас начало новой цивилизации?
   В синопсисе я расписал, как единственная уцелевшая при апокалипсисе девушка последовательно рожает от всех мужчин - так больше шансов произвести жизнеспособное потомство. А персонаж, похожий на Галину Ивановну - нянька нового поколения.
   Из троицы волонтеров я прежде знал только соседку. Ей под шестьдесят, но выглядит на полтора десятка лет моложе. Следит за собой, хотя судьба сложилась нелегко. После вуза работала в аппарате ЦК КПСС. На девятнадцатой партконференции в восемьдесят восьмом познакомилась с делегатом-земляком - отрядили тогда на форум работягу-ударника. Вернулась с ним в родной Н-ск. Ударник оказался передовиком и по части выпивки. Лет десять назад сел он за руль с похмелья - дескать, по пути с дачи прокатит - и на скорости опрокинул машину в кювет. Оба их сына погибли. Виновник аварии совсем опустился, вскоре развелись. Изредка я встречал его у дома и тоже подавал на поправку здоровья. А лет пять назад Галина Ивановна ездила на опознание в морг - экс-супруга обнаружили среди отравившихся в заброшенном деревенском доме бомжей. Тогда она и вступила в благотворительную организацию.
   Но я отвлекся. Итак, ясным воскресным утром - только что закончились противные ливни - мы спустились в подвал. Галина Ивановна давно уже завербовала нашу дворничиху в свое общество, так что та по вечерам отпирала вход в импровизированную ночлежку бичуганов. Не успели мы раздать коробки, такое началось... На целые сутки. Но чтобы описать их, потребуется целый роман, моего блокнота не хватит - отложу на светлое будущее, если наступит...
   Со вчерашнего полдня грохота гравимагнитных импульсов не слышно. Видимо, наши военные ответили на ракетную атаку свихнувшегося аятоллы... Товарищ полковник оживился, выступил с речью. Ему, наверное, под шестьдесят пять. Но в армрестлинге он меня поборол, хотя я вдвое моложе и отнюдь не слабак. И чувствуется в нем внутренняя сила - в Мальцеве сразу безоговорочно признали начальника. Даже опустившийся народ проникся его речью. Зря я считал, что у военных только одна извилина - от фуражки.
   Читал подростком старый научно-фантастический роман - "Лунную пыль" Артура Кларка. Там экипаж утонувшей в пыли "Селены" придумывал занятия для пассажиров в ожидании спасателей.: самодеятельностью занялись, карты игральные нарисовали на листах блокнота... А чем хуже строевые упражнения полковника Мальцева с бомжами? При деле люди и на остальных пока не бросаются - хотя глазки загораются, когда смотрят на Машу. Если выживем, наверняка ей уготована судьба, описанная в моем синопсисе... А ведь Маша сущий ангел, добрейшее существо. Чем-то напоминает нежную Таню Щукину из старого фильма "Адъютант его превосходительства". И с Витьком нянчится, будь он неладен.
   Картинка вчерашнего вечера - фантасмагорическая. При аварийном освещении от светодиодных ламп в подвале тускло мерцает голый череп отставного полковника. Резкие команды: "Раз! Раз! Раз, два, три! Напра-во! Нале-во! Кругом - марш!" А пятерка небритых испитых личностей старательно выполняет строевые упражнения, поднимая пыль в подвале. На трубах расселись "гражданские": профессор Истратов с планшетом, Маша с противным Витьком, я с блокнотиком, а рядом Галина Ивановна. Похоже, она сильнее всех потрясена - за сутки бомбардировок не сказала и десятка слов. Пустой и равнодушный взгляд надолго застывает то на стене, то на блокноте, то на окружающих...
   - Стой! Раз, два! Разойдись! Перерыв десять минут. В восемнадцать ноль-ноль - политинформация.
   Мальцев давно напрягал профессора, но тот отнекивался: дескать, шумно и вообще - неуместно. Профессору Истратову пятьдесят пять. Общались редко. Хотя в бытность аспирантом он любил прикрикнуть на нас, пацанов, когда в подъезде на подоконниках пивком баловались. Стращал, что станем алкашами и бомжами. И вот - ирония судьбы! - аудитория наполовину состоит из маргиналов. На длинном лице профессора унылое выражение: что ж, придется метать бисер перед свиньями.
   А ведь мы живы только из-за этих "свиней". Мне стало неловко, что прелестная девушка собирается спуститься к ним в подвал в обществе только компаньонки в летах и отставного полковника. Истратов же довольно бесстыдно пялился на Машины округлости, прелестно обтянутые легкими брючками и блузкой, тоже набился в помощники. А коробок с припасами хватило на всех.
   Итак, бомжи по-турецки расположились на земле перед профессором. Галина Ивановна по-прежнему сидела с отрешенным видом, Маша выглядела напуганной, а Витек до сих пор всхлипывал. Не может успокоиться из-за гибели матери. Чокнутая Валентина не раз стращала сынка, что не пустит домой, если опоздает с прогулки. И однажды сдержала слово. А бомжи в подвале приютили. Потом он и комнатку себе импровизированную отстроил из фанеры и картона. Теперь на Витькиной койке спят женщины, а в объемном железном ящике запасы продуктов. Иначе не сберечь их от крыс.
   - Дамы и господа! - начал профессор. - Прошу прощения, если буду порой излагать прописные истины, но, боюсь, не вся аудитория детально знакома с текущим политическим моментом...
   Я, кстати, тоже всю жизнь считал, что политика - грязное дело, недостойное творческой личности. Про аятоллу Банисадра, конечно, слышал - из каждого утюга, но не знаю, откуда он, ибо Иран от Ирака не отличаю.
   Профессор между тем продолжал:
   - Полагаю, интенсивные гравимагнитные бомбардировки произведены в ходе нападения стран Восточного Альянса на Европу и Америку. Видимо, это и есть третья мировая война, о которой начали говорить еще в ходе воздушной атаки "Аль-Каеды" на Нью-Йорк в сентябре первого года. Тогда захваченные террористами-смертниками гражданские самолеты протаранили здания всемирного торгового центра. К сожалению, США, борясь с "Аль-Каедой", близорукой восточной политикой лили воду на мельницу террористов и радикалов. Поддержав несколько революций против авторитарных режимов и не гнушаясь военным участием в поддержку оппозиции, американцы ввергли "освобожденные" страны в хаос. На Востоке жесткая тирания - весьма типичное явление, соответствующее местному менталитету. Британский историк и политик Томас Маколей рассуждал еще в девятнадцатом веке: "Всякий тиран настолько заинтересован в том, чтобы свой народ мог грабить только он сам, средства, которыми достигается эта цель, настолько ясны и просты, что людям, быть может, живется лучше при самой жестокой тирании, чем при анархии". Устранение диктаторов привело к разгулу терроризма, локальным гражданским войнам и хаосу. Не стал исключением даже Египет, утративший статус туристического рая. Зато в Иране, избежавшем вторжения, фундаментализм набирал силу - в пику анархии в сопредельных странах. В итоге полусветский иранский режим сменился жесткой диктатурой аятоллы Банисадра - сильной харизматичной личности. В семнадцатом году ему удалось создать из Ирана, Пакистана и Лиги арабских стран Восточный Альянс. Иранские и пакистанские войска вмешались в гражданскую войну в Египте и установили там теократический тиранический режим. Заполучив сильного союзника, к восемнадцатому году Банисадр реставрировал диктатуры практически на всей территории Альянса. Народы встретили восстановление "порядка" с облегчением - пусть это и сопровождалось массовыми казнями противников и инакомыслящих. Но экономические и социальные проблемы многократно обострились за годы хаоса. Пропаганда Альянса назвала "виновников": страны Европы и Америки - организаторы вторжений и гонители единоверцев. Весьма некстати в Пакистан после окончания Калифорнийского университета вернулся талантливейший физик Первез Елахи. В восемнадцатом наша разведка узнала о его открытии: считавшееся лишь теоретически возможным комбинированное гравитационно-магнитное поле Елахи получил на практике и использовал для создания бомбы... Я не физик, поэтому объясню "на пальцах". В боеголовке ракеты несколько тысяч гравимагнитных бомб размером с яблоко. Они собраны из деталей разной намагниченности. При касании с твердым предметом в бомбе возникает электрический разряд, индуцируется электромагнитное поле такой напряженности, которая создает гравимагнитное поле. В радиусе двадцать-тридцать метров вокруг точки падения по всему объему шара с бомбой в центре возникает возмущение гравитационного поля земли с сильнейшими перегрузками и особым воздействием проникающего гравимагнитного излучения. Импульс мгновенно разрушает любую конструкцию и меняет структуру вещества.
   - Что мы и наблюдали на примере трагической судьбы дяди Лени, - пояснил полковник.
   Я тоже начал понимать. Получается, бомба упала на крышу дома. Радиуса действия не хватило, чтобы разрушить и подвал, только перекрытие местами потрескалось. И в первый же день пьяный дядя Леня кинулся к выходу. Кричал, что разроет кирпичи и всех выпустит. А обломки тут же рассыпались в какой-то коричневый песок, из которого теперь торчали наполовину засыпанные огромные сапоги дяди Лени - рядом с хвостами нескольких столь же нетерпеливых крыс. Не репка - не вытянули бича. Зато поняли, что так просто из подвала не выбраться...
   - Наша военная наука не успела раскусить пакистанское ноу-хау, - вздохнул профессор. - Но почему средства ПВО не сработали, не знаю. Есть гипотеза. В последние полтора года Альянс запустил необычно много искусственных спутников с китайских и индийских космодромов. В НАТО стали подозревать, что в действительности это военно-космические аппараты. Две недели назад американцы сбили один, что вызвало очень резкий протест Альянса. Полагаю, средства ПВО были подавлены бомбардировкой из космоса, а дальше вступили в действие межконтинентальные ракеты. В принципе, для отпора у нас достаточно сил и без гравимагнитных бомб, которые, к слову, бессильны против подводных лодок. В любом случае каждый выживший в стране, безусловно, на счету. Армия и МЧС располагают чувствительными инфракрасными датчиками, позволяющими обнаруживать людей под завалами.
   - Не обнаружат... - подал голос Витек. - Уже задохнемся. А мне все равно... Без мамы... Могу хоть сейчас - за дядей Леней...
   Действительно, на улице после недели ливней тридцатиградусная жара, и через щели в плитах перекрытия уже потягивает ядовито-сладковатым душком от разлагающихся трупов. Рано или поздно поступление этих отвратительных газов превысит приток свежего воздуха...
   - Отставить панику! - рявкнул Мальцев. - Только попробуй, шнурок! От обломков нужно подальше держаться, а то еще рассыплются остальные и песком подвал забьется. Федор Борисович, но парнишка отчасти прав. Полагаю, спасателей тоже осталось мало. Пока они обойдут весь город! Нам бы сигнал подать. А телефоны не работают, многие уже разряжены. С планшетом есть подвижки?
   - Увы, Иван Ильич, - профессор развел руками. - Заряда аккумулятора хватит максимум на два часа. Включаю планшет ненадолго - мобильная связь не восстановлена. У меня есть встроенный мобильный радиобуй - обзавелся на случай форсмажора в турпоходе. Но сигнал сразу посадит аккумулятор. Поэтому сначала нужно точно установить, что спасательная система КОСПАС - САРСАТ работает. Думаю, как это выяснить.
   После политинформации Мальцев устроил ревизию оставшихся припасов. Витькину тушенку уже съели. Есть еще немного рыбных консервов, сухарей и гадких кормов в банках. На одиннадцать человек хватит дня на три, максимум на пять, если урезать паек. Воды еще две двадцатилитровые бутыли, но это НЗ. Каким-то чудом уцелел водопровод - если открыть вентиль, вода идет тонкой струей. Но это самотек из труб, надолго не хватит. Дважды в день разводим костер в дальнем уголке подвала - дров тоже мало. В банках из-под тушенки кипятим воду на чай и для сухих кормов вроде "Роллтона".
   После ужина ко мне подсела Маша - наконец-то отлипла от переростка. А мне и голос ее слышать чертовски приятно.
   - Антон, оказывается, вы известный писатель - Кингов.
   - Какое это теперь имеет значение...
   - В честь Стивена Кинга?
   - Отчасти. Моя настоящая фамилия Королев.
   - Судя по вашим мрачным романам, не очень отчасти, - усмехнулась Маша.
   Начался исключительно приятный разговор - о моих книгах. Проболтали весь вечер, словно и не бродила поблизости пресловутая черная старуха с косой...
   - Отбой! - внезапно прозвучала зычная команда.
   Через пять минут в "зале" остался гореть лишь один красный светильник из трех. Женщины отправились в Витькину самодельную комнатушку. Маша с улыбкой кивнула мне, а потом пристально посмотрела на Витька. И этот прыщ тоже заулыбался, будь он неладен... Профессор шмыгнул за женщинами и через несколько секунд вернулся - без планшета.
   Мужчины привычно расположились кто на трубах, кто на земле на старых матрасах и тряпье из бичевских запасов. Я еще в воскресенье положил в углу на трубы снятую в другом помещении дверь - довольствуюсь этим жестким ложем. Бичи предлагали подстелить тряпье, но я побрезговал - не хватало только встретить смертный час с педикулезом...
   Заснул не сразу - мысленно смаковал приятнейшую беседу. Не может же взрослая девушка двадцати восьми лет всерьез интересоваться выпускником. У нее к Витьке материнские чувства. Успокоительные мысли помогли заглушить очередной приступ ревности. Уже засыпая, я услышал неподалеку шепот двух бичей, кажется, Толи и Коли:
   - Видел... где спрятано...
   - Потом...

*

   Во вторник я проснулся от ругани профессора, с которой начал записи. Планшет Истратова исчез из ящика с припасами. Недосчитались и Толи с Колей. Решили, что это их глупая шутка - спрятались где-нибудь с "игрушкой". Однако бичей вскоре нашли, С посиневшими лицами оба лежали около торчавших из-под завалов сапог дяди Лени - правый как будто слегка перекосило, похоже, Мальцев не зря опасается песочной лавины... Рядом с трупами валялись два пустых фанфурика из-под настойки боярышника. Не впрок выпивка... Маша расплакалась.
   Полковник завинтил пробки и спрятал флаконы в карман. Профессор тщательно обыскал трупы, но ничего не нашел, кроме пакетиков с "бычками". Тела отволокли в самое дальнее помещение рядом с закутком с надписью "Ж" и кое-как прикрыли тонким слоем грунта. Копать утоптанную глину без лопат и ломов было непросто. По очереди ковыряли ее ножом и кидали пригоршнями. Убили два часа. Потом бродили по бетонным лабиринтам, заглядывали в каждую щель - безрезультатно.
   После обеда полковник велел разделиться. Троицу бомжей поставил копать подземный ход. Прикидывали длину и направление. Увы, дома стояли плотно, и вряд ли на улице осталось безопасное место для выхода на поверхность. А до сквера копать метров восемьдесят. Геркулесов труд, тем более без инструментов. Впрочем, профессор предложил заострить ножом несколько палок - с дополнительным инструментом дело у бичей пошло гораздо быстрее.
   "Гражданские" во главе с полковником продолжили поиски. Женщины тоже ходили с нами. Меня позабавило, что свои сумочки прихватили, будто кто сопрет их косметику - ее ж не выпьешь. У Галины Ивановны сумка, похоже, втрое тяжелее Машиной - ясен пень, в шестьдесят грима вагон требуется...
   Теперь мы тщательно ощупывали каждую трубу - вдруг планшет прикрепили снизу? Осматривали земляной пол - вдруг прибор закопали? Увы, никаких следов. В некоторых помещениях уже вышла из строя часть светильников - китайское барахло!
   Ужинали в мрачном настроении и почти не разговаривали. "Свидетелей" полковник опросил еще утром - никто ничего не видел и не слышал, кроме меня. Теперь мне досталось: почему не поднял тревогу, услышав разговор Коли и Толи. А какую тревогу? Мужики шептались: видимо, думали, что я сплю, и были близки к истине. Я и не понял толком, что они болтают о спрятанном планшете. Если вдуматься, зачем он им? Вещь выше уровня их понимания, они же даже игр компьютерных не знают.
   Размышляя, я обратил внимание, что Витек больше не хнычет по маме. Глазки заблестели, улыбочка на губах заиграла. И все терся около Маши. А она уже не утешала его. Напротив, сторонилась и выглядела смущенной. Со мной и вовсе избегала встречаться взглядом. Неужели подозревает в чем-то?
   Троица бичей после ужина получила приказ "главнокомандующего" изловить хотя бы одну крысу. Чертовы грызуны на глаза особо не показываются, но определенную пользу приносят: помещения, определенные полковником под отхожие места ("М" и "Ж" в противоположных концах подвала), эти санитары очищают от экскрементов - с харчами у них тоже туго...
   Я тут же вписал в синопсис другой вариант рассказа: как мои персонажи начинают охоту на грызунов, затем друг на друга, а "Адам" и "Ева" продержатся до спасения на циклической копрофагии... Тьфу, какие гадости в голову лезут - лишь бы не думать о ночном происшествии. Попытался поболтать с Машей - сказала, устала. Верю и не верю.
   Крысоловы принесли добычу только через час: загнали зверюшку в угол и накрыли курткой. Отчаянно сопротивляющейся твари, которой раскрыли челюсти два бича, полковник вытряс в пасть несколько капель из злополучных фанфуриков. Пока я читал на этикетке дату производства (двадцать пятое июня), серая перестала дергаться и минут через пять испустила дух.
   Итак, Коля и Толя отравились содержимым фанфуриков. Но откуда там взялся яд? Стали расспрашивать наших бомжеватых друзей. Сразу вспомнил разговор сыщика с Гавриком у Катаева: "С тобой нужно говорить, хорошо накушавшись гороха". Перескакивали с пятого на десятое, путались... Вообразить, что эти спившиеся субъекты могут провернуть хитрую кражу с отравлением было немыслимо. Фанфурики у этой братии, конечно, не задерживались. Единственным, кто умел вовремя остановиться, был покойный дядя Леня. Тот всегда имел в заначке несколько пузырьков и очень вовремя приходил на помощь страждущим. Дядю Леню крепко уважали, что не мешало следить за ним и по возможности опустошать тайнички. Обычно тот устраивал их в какой-нибудь куче мусора в углу. Позавчера и накануне тоже искали между делом, но ничего не обнаружили.
   Судя по подслушанному мной разговору, Толя все-таки обнаружил заначку и решил поделиться с Колей (или наоборот - Коля с Толей). Никакого отношения их беседа к пропавшему планшету не имела. Но вслух я ничего не сказал - не стоит провоцировать неизвестного злоумышленника. Странно, вроде бы все люди приличные, хотя, если вдуматься, каждый с легким приветом. Цель-то какая? Истребить всех, чтобы дольше продержаться на остатках сухого пайка?
   Допустим. Итак, чьи тараканы в голове самые тараканистые? Начнем, как говорится, с себя. Версия самая безумная: меня загипнотизировали, я безобразничал, сам того не ведая. Бульварные издания обожали писать байки про такое массовое "зомбирование" - и многие обыватели верили. Я не в их числе. И гипнотизеров среди нас точно нет.
   Продолжим - по нарастанию вероятности. Галина Ивановна, слабая женщина в возрасте, после бомбардировки ко всему безразличная. Впрочем, один раз профессор расшевелил ее, узнав, что та протоколировала заседания партконференции восемьдесят восьмого года. Кстати, я тогда только на свет появился, а эти обломки истории о тех временах спорили, будто вчера все происходило. В общем, придрался Истратов к газетной стенограмме выступления одного делегата. Тот обвинил Ельцина, что якобы довел до самоубийства одного из московских партийных руководителей: "Пусть теперь Борис Николаевич носит это здесь" - и показал себе на грудь. А в стенограмме написали: "Носит в своем сердце". Галина Ивановна доказывала, что так понятнее. Профессор стоял на своем. Спор окончился ничем, пожилая женщина снова впала в прострацию. Не вижу у нее никакого мотива.
   Маша гораздо моложе и сильнее Галины Ивановны. В воскресенье я увидел эту очаровательную девушку впервые, хотя хорошо запомнил по снимкам несколько лет назад: Галина Ивановна показывала свадебные фотографии старшего сына. И буквально через месяц несчастная Маша овдовела. Представить, что внутри этого ангела во плоти скрывается коварная злоумышленница, не могу при всем желании. Истерическая выходка, внезапный порыв под настроение с кражей планшета - с большой натяжкой я мог такое допустить, ибо женщины существа эмоциональные. Но хладнокровное отравление - нет. Ладно, допустим, в подвале мы потихоньку звереем. Но ведь нужно было иметь при себе яд - зачем он Маше? Она спускалась к бичам в подвал с чистым сердцем. И ко всем одинаково добра - не по обязанности, просто натура у нее такая. Как я понял, все эти годы она иногда посещала бывшую свекровь и приобщилась заодно к благотворительности.
   Столь же нелепо подозревать профессора. Зачем ему ломать комедию с планшетом и травить бомжей, о существовании которых несколько дней назад и не подозревал? Но если принять во внимание изощренный ум и высокий уровень интеллекта, то лучшего кандидата в злоумышленники не отыскать. Если допустить, что его действия тщательно спланированы заранее, а цели пока непостижимы? Вычеркивать из числа подозреваемых господина Истратова пока не буду.
   Полковник слишком деятелен для злоумышленника. Конечно, совершив кражу, громче всех кричать: "Держи вора!" - тактика разумная. Но ведь господин Мальцев не ограничивается формальными мерами. Он ищет и ищет, придумал, к примеру, эксперимент с крысой. К тому же человек он довольно прямолинейный. Удар в спину, отравление - не в его духе. Но все-таки любопытно, что его потянуло к благотворительности. Жажда деятельности? Не накомандовался? Хочется и на пенсии приносить пользу? Наверное, все это вместе.
   Остается "дитя подземелья" - Витек. Семнадцатилетний паренек, на днях закончивший школу - с грехом пополам, насколько мне известно. Властная прибацнутая мамаша превратила его в странное забитое существо, подверженное резким перепадам настроения. В сущности, парнишка он был неплохой, но полуподвальная жизнь за последний год сказалась на характере не лучшим образом. Вдруг он уже давно замыслил избавиться от "соседей"? И мотив налицо - Маша. Когда гормоны фонтанируют, какие только пакости не придут в голову ради обладания предметом страсти. А добрая доверчивая Маша, кажется, дала ему зыбкую надежду - какой-нибудь невинный поцелуй в щечку, может, позволила что-то потрогать... Ишь, как он ожил, масленые глазки до сих пор блестят. И снова во мне заклокотала злодейка-ревность. Может быть, я необъективен к парню? Но, что ни говори, самый чокнутый он. Безропотно позволил придурковатой мамаше выгнать себя из дома...
   Пока я размышлял, полковника озарила новая идея. Рассуждал он вполне дипломатично и деликатно:
   - Товарищи, я вот что подумал... Мы находимся в экстремальных условиях, нервы на пределе. Кто-то мог случайно совершить неадекватный поступок. Например, украсть планшет. Или подобрать рядом с мертвыми. Теперь этот человек раскаивается, но признаться стесняется. Может быть, прячет на себе. Вероятность невелика, но давайте исключим ее полностью. Предложение: по одному заходим в Витину комнату на полный личный досмотр. Женщины вдвоем, чтобы вы чего не подумали. Достаточно, чтобы они разделись только до нижнего белья...
   Вот тогда началось! Галина Ивановна словно проснулась. Она размахивала полегчавшей сумочкой и кричала на полковника не хуже базарной торговки. Витек чуть не в драку лез: дескать, не позволит унижать Машу. Шумели с четверть часа. Наконец, Маша погладила парнишку по голове и вполголоса ласково сказала:
   - Успокойся!
   Затем взяла за руку компаньонку.
   - Пойдемте, Галина Ивановна. Кусок от нас не отвалится. Мы ни в чем не виноваты, что шуметь? Зато Иван Ильич перестанет всех подозревать. Неужели до сих пор непонятно, что Толя с Колей по глупости сломали планшет, где-то закопали его, а потом выпили с горя и отравились своей гадостью - дядя Леня купил где-то паленку... Сколько раз уже они травились группами.
   От ее ангельского спокойного голоса я чуть не прослезился. Скандал тут же прекратился. Полковник начал свою процедуру. Слышал через тонкую стенку, как он расспрашивал женщин про содержимое сумочек, главным образом про косметику - крем, тушь, пудру... С мужчинами, конечно, ему было проще, хоть ничего и не обнаружил. Логика в его действиях прослеживалась четкая: планшет у профессора небольшой - сантиметров двадцать на десять; в одежде такой спрятать можно.
   На этом сегодняшние испытания не закончились. Троица бомжей вернулась с водопоя несолоно хлебавши: из труб самотеком больше ничего не поступает... Полковник тем не менее предложил потерпеть и до утра не открывать бутыли.
   - Водные процедуры отменяются до лучших времен, - добавил он. - Горячие "Роллтоны" с бульоном тоже. Воду будем только пить.
   Бомжи, почесав в затылке, вдруг взяли на себя повышенные капиталистические обязательства и пошли в соседнее помещение копать дальше. Мне стало неловко - присоединился. За мной притянулись остальные мужчины. До ужина бичи смогли выкопать яму глубиной чуть больше полуметра.
   Теперь мы работали всемером - заострили еще несколько палок. Тонкими дощечками и ладонями выбрасывали глину. Ниже утоптанного слоя копалось легче. Требовалось добраться до основания фундамента, а потом уже копать под стеной и дальше в сторону сквера.
   Два часа мы рылись с интенсивностью кротов и углубились на два метра. Тут нас ждало следующее разочарование: глина с каждым слоем становилась все мокрее, и вот уже яма начала заполняться водой. Очевидно, уровень грунтовых вод поднялся после проливных дождей. Так что копать дальше пока невозможно. Но хоть для технических нужд вода появилась. Помыли там руки и отправились на ночлег.
   Было около одиннадцати, женщины еще тоже не ложились - о чем-то болтали, сидя на трубах. При виде Маши даже у усталых бомжей загорелись глаза. А один из них (кажется, Петя) вдруг запел вполголоса:
   - По аллеям тенистого парка
   С пионером гуляла вдова.
   Пионера вдове стало жалко,
   И вдова пионеру дала...
   Он тут же получил подзатыльник от товарища (кажется, Саши) и замолчал. А Маша сразу покраснела. Меня вдруг кольнуло в сердце, и стало тяжело дышать. Я схватил бича за грудки и заорал:
   - Что за глупости! Что за свинские намеки!
   - Пошутил я, Антоха... - бормотал Петя, и я почувствовал запах спиртного (где уже добыл?).
   - Отставить! - рявкнул на нас полковник. - Что за выходки, товарищи? Отбой!
   Но во мне еще все клокотало. Я отшвырнул бича, и он предпочел быстренько устроиться на своей лежанке. Маша тоже заспешила в комнатушку. Я попытался с ней заговорить, но она отрицательно закачала головой и зашептала:
   - Не спрашивайте ничего, Антон, не мучайте меня... Так надо...
   Галина Ивановна увела бывшую невестку, а я указал пальцем на Петю и громко наябедничал:
   - Он пьян!
   Полковник встрепенулся, начались разборки. Петю растолкали, заставили дыхнуть - точно, пахло какой-то спиртовой настойкой. Два его опытных трезвых собрата, Саша и Паша, определили, что перцовой, и чуть не побили - не поделился. Петя объяснил, что нашел фанфурик только сегодня утром, прикрепленным снизу скотчем к трубе. Сумел ловко спрятать находку - остальные ничего не заметили. Решил, что настойка не отравленная, раз не боярышник. Выпил час назад с устатку, когда отлучался в отхожее место...
   Петя показал место находки - там действительно оставались следы клея, как и на бутылочке (этикетка за февраль, уже потертая). Бомжовская логика не подвела - выглядел мужик совершенно здоровым. Даже на песни потянуло, будь он неладен.
   Ложились уже в полночь. Профессор попросил у меня пару чистых листков из блокнота и ручку - сказал, какая-то идея озарила, нужно довести до ума. А во мне усталость победила раздражение - уснул. Через час проснулся от перебранки: Витек нервно ныл, что Истратов не дает ему спать. Тот спокойно отвечал, что очень занят и никому не мешает. И я снова отключился.
   01.07.2020, срд
   Час от часу не легче... Проснулся рано утром - во рту пересохло. Мелькнула мыслишка: не испить ли из ямы - не стану же козленочком... Потом вспомнил, что вчера там все мыли руки - вряд ли муть осела. Перевернулся на другой бок и вдруг услышал где-то вдалеке хруст. Насторожился, присел - и встретился взглядом с Витьком. Тот почему-то не спал: подложил руки под голову и блаженно улыбался. На меня глянул победоносно и снисходительно.
   - Ты слышал? - спросил я его.
   - Чего? - парнишка с трудом понял вопрос - витал где-то в облаках.
   С трудом спустился он с небес на землю и согласился - что-то хрустит. Среди спящих не хватало Пети. Может быть, спер сухой корм и грызет? Витек неохотно поднялся, а я вдруг увидел у него на плече два длинных светлых волоса... Наверное, Маша просто прислонилась к нему, когда сидели рядом. Но эта спасительная версия не успокаивала - ревность снова заклокотала внутри. Но я сдержался и просто резко бросил пацану:
   - Пошли!
   Наша версия рассыпалась в прах уже в соседнем помещении. Рядом с ямой лежал Петя - абсолютно неподвижный, и грудь его уже не вздымалась. Около тела стояла жестяная банка с остатками воды...
   На этот раз полковник велел изловить двух крыс. Первую бичи принесли через полчаса и аккуратно, насколько это было возможно с отчаянно сопротивляющейся тварью, полковник и команда влили в пасть испытуемой немного воды из баночки (на дне я разглядел малюсенькие черные крупинки). Эффект был тот же, что с каплями из фанфуриков. Вторую крысу ловили еще дольше. Ей уже дали воды из ямы. Эта тварь жила потом минут десять.
   - Значит, отравлен водоем, - сделал вывод полковник. - Но концентрация яда снизилась из-за поступления дополнительной воды. Может быть, все-таки удастся ее очистить?
   Потом он повернулся к рыдающей Маше и сердито сказал:
   - Вчера данный товарищ позволил в отношении вас грязные намеки, а теперь он мертв. Вы не находите это странным?
   Вместо ответа Маша отчаянно отрицательно замотала головой и залилась целым потоком слез. Глядя на нее, я сам готов был расплакаться. Хорошо, что Галина Ивановна увела девушку. И тут вновь захорохорился юный рыцарь Витек. Весь раскраснелся, раскричался и готов был напасть на Мальцева, словно молодой петушок. А полковник смотрел на парнишку, словно увидел мерзкое насекомое, и презрительно произнес:
   - Ты, что ли, Петьку отравил, шнурок? Защитничек хренов!
   - Не трогал я его! - завизжал Витька. - А мы с Машей любим друг друга! Никому из вас она не достанется, старые сатиры!
   Профессор залился гаденьким смешком:
   - Хе-хе-хе! Вот оно что! Все-таки Петька не шутил - видел что-то... Спьяну проболтался. Ну-ну... Дело молодое.
   Меня от этих рассуждений обдало жаром, снова кольнуло в сердце. Все-таки Машины волосы не случайно оказались на пареньке, не случайно он скалился второй день и гавкал ночью на Истратова - не терпелось... И почему не этот гаденыш испил отравленной водицы?
   - Не думаю, что здесь преступный умысел, - рассуждал профессор. - Такое ощущение, что гравимагнитное излучение сделало отдельные вещества ядовитыми. Настойка боярышника убила двух человек, а перцовая вреда не принесла. Зато подверглось токсическим изменениям нечто, находящееся в земле - и грунтовые воды впитали это вещество. Возможно, больше они не поступят.
   Объяснение господина Истратова всех сразу примирило, хотя я уже почти наверняка знал, что оно ошибочное. Достал одну из черных крупиц со дна и размазал по баночке. Осталась четкая темная полоска. Это явно не чернозем, а искусственный краситель.
   В яме скопилось примерно пятнадцать литров воды. Ее быстро вычерпали двумя баночками до следующего опыта над крысами и понесли Петю к месту упокоения Толи и Коли. Там сразу стало понятно, что за хруст мы слышали. Крысы с писком разбежались, а Витьку даже вырвало...
   Наше халтурное захоронение оказалось испещрено ходами, а рядом лежала начисто обглоданная стопа. Зачем этим зверюгам понадобилось разгрызать голеностопный сустав, ума не приложу. Я запихнул его под глину и засыпал - с глаз долой. Палками-копалками и ножом мы на этот раз выкопали большую яму, а глину перебрасывали на Колю с Толей и утрамбовывали. А для Пети в картонных коробках натаскали глины от вырытого колодца. Может быть, теперь крысы не доберутся до мертвых тел. Я вспомнил стопу - что-то с ней все равно не так. Великовата, что ли. Хотя это кости, разве поймешь - я же не специалист. Но если это то, что я думаю, то... Ладно, пока это только догадки, потом сформулирую четче.
   Из-за гибели Пети завтракали уже часов в десять. Все уже успокоились, молчали. А я избегал даже смотреть на Машу. Витка же, открыв их тайну, уже не таясь пытался ее обнять, но она отстранилась. Сидела, словно каменная статуя, и за весь завтрак не произнесла ни слова.
   - Между прочим, ночью я решил проблему, - вздохнул профессор после еды и показал нам с полковником мелко исписанные листочки. - Вот, смотрите. При определенном порядке переключения с программы на программу можно будет по характеру возникающих помех и пауз понять, действует ли система КОСПАС-САРСАТ.
   Я не понял абсолютно ничего, но зауважал Иситратова еще больше: историк и политолог, чистейший гуманитарий, но разобрался в таких компьютерных дебрях! Это не ограниченный пользователь вроде меня... Полковник, похоже, тоже до конца не въехал, но задал несколько уточняющих вопросов, одобрительно кивнул и горько вздохнул.
   - Жаль, что планшет безвозвратно утерян. Остается надеяться только на понижение уровня грунтовых вод.
   Утопия, подумал я. Не доживем. Припасы скоро иссякнут, и кто-нибудь пожалеет, что мы захоронили трех бичей... Не останется сил копать. И вообще - запах разложения чувствуется все сильнее. Я вновь вспомнил обглоданную ступню. А что, если... Я пробежался взглядом по записям. Как же сразу не обратил внимание на Машины слова и свои рассуждения! Планшет можно спрятать не только в одежде.
   - Думаю, мы найдем потерю, - медленно произнес я, и все сразу встрепенулись. - Но сначала расскажу, почему похитили планшет. Кое-кто просто не хочет, чтобы на свет божий выбрались бездомные деклассированные личности. Он их ненавидит всеми фибрами души и давно уже периодически подсовывает яд вместе с гуманитарной помощью - кто будет разбираться, от какой паленки отравилась очередная группа бомжей? Вот и теперь он готов пожертвовать собой и остальными. Хотя, может быть, после планируемой гибели Саши и Паши планшет бы чудесным образом нашелся. Может быть, отрава еще сохранилась в закромах. Фанфурики, убившие Колю и Толю, были принесены в подвал уже отравленными. Вряд ли настойки от двадцать пятого июня к двадцать восьмому уже успели выпить, а пузырьки наполнить паленкой. Мужикам, видимо, намекнули, что укажут мнимый тайник дяди Лени в награду за одну работу - о ней чуть позже. А вот Петина находка старая - действительно из запасов покойного. Следующую порцию яда вылили в яму с водой. Вы заметили в банке черные крупицы? Отрава налита во флакон из-под туши для ресниц... - все сразу повернулись к обеим женщинам, а я продолжил: - Галина Ивановна, я должен был давно догадаться! Вы же разбираетесь в стенографии, раз так активно спорили с Федором Борисовичем о стенограммах партконференции. Прикидываясь безучастной, вы внимательно читали записи в моем блокноте. И рассказали Маше, будто бы я запланировал сделать ее инкубатором будущих поколений - с разными отцами от каждого ребенка. Маша, милая, это был синопсис рассказа! А вы поверили и решили внять совету и быстрее забеременеть от подростка, чтобы вас не трогали остальные! Сводня уступила Витьке свое место и выкрала планшет - вы и не поняли в горячке, что она ищет в ящике, может, просто перекусить решила...
   - Что за ерунда! - возмутилась Галина Ивановна.
   Маша уже не плакала. Она смотрела на бывшую свекровь с ужасом. Витька сразу поник и забубнил:
   - Так ты меня не любишь...
   И разрыдался.
   - Идемте! - скомандовал я.
   Все послушно двинулись к месту гибели Толи и Коли, и там я продолжил:
   - Галина Ивановна, наверное, пообещала показать фанфурики, если мужики снимут с трупа сапог и отсекут ножом ступню. Видимо, сказала, что покойному уже все равно, зато все взбодрятся от шутки. Я только теперь понял, почему у нее была тяжелая сумочка - там во время поисков хранилась ступня. Потом Галина Ивановна сбегала в сторону "Ж" и закопала останки рядом с трупами. А началось все пять лет назад, когда она дала водку с отравой бывшему мужу - отомстила ему за гибель детей. И потом при удобном случае травила таких же опустившихся алкоголиков...
   Я не успел закончить. Саша с Пашей резко сорвали с покойного сапог - едва успел указать им на правый. Лишь десять минут назад понял, что его чуть перекосило, когда запихивали обратно. Все увидели культю, а в сапоге вместо ступни - планшет.
   Профессор тут же включил прибор...

*

   Я не ожидал, что все закончится так быстро. Уже через час после подачи сигнала мы услышали гудение, затем что-то загремело. Оказалось, спасатели связали обломки каким-то составом и пробурили широкую скважину в подвал. В специальной люльке всех по очереди подняли на поверхность. Мы долго кричали "ура" и обнимали спасителей. Про подробности гибели бичей ничего не рассказывали - пусть это останется на совести Галины Ивановны.
   Спасатели в нескольких словах рассказали, что война закончена - ядерный удар с российских и американских подлодок полностью покончил с самонадеянным Альянсом. Однако ущерб от гравимагнитных бомбардировок пока не поддается исчислению.
   Вот и мы с горечью смотрели на разрушенный до основания Н-ск. До нас здесь спасли лишь полсотни человек.
   - Великая Россия теперь - навоз под пашню... - со слезами в голосе процитировал профессор Рощина из "Хождения по мукам".
   Маша взяла меня за руку и прижалась к плечу - и вся злость с ревностью мигом словно растворились. И я возразил Истратову словами Телегина:
   - Уезд от нас останется, - и оттуда пойдет русская земля...

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Сокол "Заставь меня влюбиться" (Молодежная проза) | | О.Валентеева "Вместо тебя" (Юмористическое фэнтези) | | Р.Вешневецкая "Хозяйка поместья Триани" (Любовное фэнтези) | | Е.Горская "По праву сильнейшего" (Любовная фантастика) | | И.Арьяр "Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против! " (Любовное фэнтези) | | М.Весенняя "Желание альфы" (Городское фэнтези) | | Кьяза "Офисные записки" (Современный любовный роман) | | Л.Тимофеева "Заклятье для неверной жены" (Юмористическое фэнтези) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Сплетая свет и тьму" (Любовное фэнтези) | | И.Арьяр "Тирра-2. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"