Просвирнов Александр Юрьевич: другие произведения.

Не барское дело

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 5.46*16  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Агитки - Самиздат (из 27) - на конкурсе ПВ-6 (2008 г., иронический детектив)


"Тойота" свернула с областного шоссе в сторону поселка Хвосты, и Федор Николаевич сбросил скорость, объезжая многочисленные выбоины.
- Дорогу будто со времен Николая Петровича не ремонтировали, - недовольно заметила Лена. - Все забываю, кем он тебе приходится?
- Прапрапрадедом.
- А Джулии и Чарльзу?
- Тоже.
- Черт ногу сломит в вашей генеалогии. Федя, мне почему-то не по себе. Может, зря едем?
- Ну вот! - засмеялся мужчина. - Сначала энтузиазм, а теперь в кусты?
- Будто не знаешь, в чем дело...
- Лена, не забивай голову глупыми суевериями. Разве трудно зимой поскользнуться на крыше? Типичный несчастный случай.
Федор замолчал, сосредоточившись на дороге. Вокруг простирались черные поля, на которых еще хватало мартовского снега. Зато от шоссе до лесозащитных полос все растаяло, явив миру "подснежники" - пластиковые бутылки, пакеты и прочий мусор. Время от времени Федор поглядывал в боковое зеркало: такси не отставало.
Но вот мини-кортеж въехал в Хвосты. Здесь асфальт оказался вполне приличным, и через десять минут "Тойота" и "Волга" миновали центр поселка и остановились на окраине напротив старинного двухэтажного здания с мансардой примерно в полукилометре от неширокой реки. На стенах особняка оранжевым выделялся новый кирпич вместо выщербленного, колонны у входа были оштукатурены и побелены, металлическая крыша выкрашена в ярко-коричневый цвет. Со стенами весьма гармонировали новые окна, исполненные в стиле девятнадцатого века.
- Класс! - обрадовалась Лена. - Федя, ты бы хоть фотографии показал. Не ожидала, что с лета столько успели сделать.
Она улыбнулась и принялась будить двух сыновей-дошкольников, прикорнувших на заднем сиденье. Федор протянул купюру водителю "Волги" и открыл дверцу для Джулии. Симпатичная американская кузина выпорхнула в легкой короткой шубке и взяла на руки дочь лет шести. Следом из такси с пыхтением выбрался троюродный брат Джулии, "в меру упитанный" Чарльз. Небритый и неряшливый, он выглядел минимум сорокалетним, в то время как импозантный сухощавый Федор, на днях разменявший пятый десяток, казался гораздо моложе тридцатитрехлетнего кузена. Глаза навыкате на округлом лице американца тревожно обозревали площадку перед особняком.
- Are you afraid of the polar bear? - засмеялся Федор.
Чарльз отрицательно покачал головой, и его полные небритые щеки заколыхались, словно кисель.
- Боюс рас-бой-ник! - старательно выговорил он.
Навстречу гостям уже спешил высокий пожилой господин лет семидесяти.
- Здравствуйте, дядя Андрей! - приветствовал его Федор.
- Наконец-то! А мы все глаза проглядели. Леночка, ты все расцветаешь! Ого, а как Николенька с Сергунькой подросли! Джулия! Ты прямо как голливудские звезды - вечно двадцатипятилетняя! А по Марише сразу видно, что каратаевской крови, будто прямо с Николая Петровича списана. В дом, дамы и господа! Антипка!
Появился мрачный мужичок средних лет и принялся выгружать чемоданы из автомобилей. В особняке к приехавшим буквально подлетели щуплый паренек и женщина лет сорока пяти и приняли у всех верхнюю одежду. Андрей Андреевич провел родню в просторную гостиную и с гордостью показал написанный маслом портрет одетого по моде девятнадцатого века молодого человека с усами и бакенбардами.
- Успел маэстро Петухов! - обрадовался Федор, приглаживая аккуратные баки, слегка тронутые сединой.
- Даже не верится, что с дагеротипа написано, вылитый Федя! - заметила Лена.
- Ни-ко-лай Пет-ро-вич Ка-ра-та-ев, - прочитал Чарльз надпись на портрете: - Eighteen thirty two - nineteen zero four.
Налюбовавшись портретом знаменитого пращура, дальние потомки помещика разошлись по своим комнатам. Андрей Андреевич предупредил, чтобы к шести все были готовы.
Через несколько часов родственники встретились в парадном зале. Мужчины были в черных фраках и в белых рубашках с высокими стоячими воротниками, а женщины в длинных платьях покроя девятнадцатого века. Возглавлял семью почтенный Николай Андреевич. Его держала под руку супруга Вера Игнатьевна, рядом стояли сыновья Андрей и Федор с женами и детьми. Андрей Андреевич и Тамара Вадимовна смогли заполучить только младшего сына Дмитрия с женой Ларисой. Джулия в русском наряде теперь совершенно не походила на американку.
- Я думала, нас гораздо больше приедет, - шепнула она Федору.
- Неотложные дела, - спокойно ответил тот. - Отец, командуй!
Николай Андреевич вышел в центр зала.
- Дамы и господа! - громко заговорил он. - Дозвольте поблагодарить нашу с Андреем Андреевичем дорогую четвероюродную племянницу мисс Джулию Робертовну Кэрт за ее неуемную энергию и стартовый капитал. Мы смогли вернуть и отремонтировать родовое поместье, начать семейный бизнес. Особое спасибо за процветание дела главе фирмы "Каратаевы и Кэрт", владельцу нашего особняка, моему сыну Федору Николаевичу. А сегодня мы проводим торжественный ужин по случаю открытия музея. Давайте хотя бы на выходные перенесемся в девятнадцатый век!
Заиграла торжественная музыка, и процессия двинулась из зала по коридору. Лена приосанилась, и на ее лице появилось надменное выражение барыни - хозяйки дома. Послышалось сдержанное хихиканье, и Федор заметил, как Дмитрий слегка толкнул Ларису локтем. У двери в музей Николай Андреевич пробормотал несколько стереотипных фраз и торжественно перерезал ленточку огромными старинными ножницами.
Все с благоговением ступили в большую комнату. Два года Федор и Дмитрий никого не пускали в это "святилище", и вот наконец-то остальные смогли ознакомиться с экспозицией. На стенах всюду красовались дагеротипы, которые Федор и Джулия нашли в особняке несколько лет назад. С наиболее удачных были сделаны увеличенные компьютерные копии.
- Надо же, дом один к одному восстановили! - восхищенно заметила Лена. - Даже мебель скопировали!
На отдельных стендах красовались записки и рисунки легендарного помещика Николая Петровича и дневник его жены Евдокии. На полках под стеклом лежали немногочисленные найденные в подвале и на чердаке осколки старины: массивный утюг, опасная бритва с перламутровой ручкой, топорик, разнокалиберные ложки и вилки и прочие мелочи. У Чарльза загорелись глаза, когда он увидел обломок очень старой лакированной дощечки с сохранившимися буквами Lео. Американец внимательно разглядывал необычный предмет, пока Джулия не позвала кузена в следующую комнату. Там три стены занимал плод ее многолетних трудов - генеалогическое древо потомков помещика Николая Каратаева, разбросанных по США, Израилю и России. Федор успел выучить родню наизусть, а вот для Чарльза, похоже, увиденное стало открытием. Он долго рассматривал портреты, бормоча что-то себе под нос, буквально впился глазами в изображение старшего сына помещика и громко закричал:
- Really, это он!
- Разумеется, - согласился Федор. - Это Петр Николаевич, ваш и Джулии прапрадед.
- You don't understand! - Чарльз энергично замотал головой и начал так быстро рассказывать, что Джулия едва успевала переводить для старшего поколения.
Чарльз с детства интересовался старинными машинами вроде бомбард и катапульт и преклонялся перед Архимедом и Леонардо да Винчи. Полгода назад он побывал в Милане и столкнулся там с сектой, обожествившей гения Возрождения: леонардисты сочли его тринадцатым апостолом и почитали наравне с Христом. Чарльз в секту не вступил, но подружился со многими ее членами. Ему рассказали легенду, что около пяти веков назад французский граф де Лаваль, названный теперь первым леонардистом, строил под руководством своего кумира какой-то механизм: не то суммирующее устройство, не то вертолет, не то педальный летательный аппарат. Вскоре мастер умер, граф попал в опалу и был казнен. Про аппарат не слышали несколько веков. Однако недавно обнаружилась чудом сохранившаяся парижская газета конца девятнадцатого века. Там сообщалось, что некий антиквар выставил на аукцион ящик с деталями механизма, изготовленного самим Леонардо. Сектанты решили, что это и есть агрегат де Лаваля.
Чарльз пошарил по карманам и достал ксерокопию газетной страницы. Джулия тут же вслух перевела статью с французского. Оказалось, ящик купил пожелавший остаться неизвестным русский помещик. На фотографии в газете молодой человек с бородкой держал над головой дощечку с надписью Leonardo di ser Piero da Vinci. В покупателе действительно легко узнавался Петр Николаевич.
- Look! - Чарльз извлек из нагрудного кармана цветную фотографию обломка дощечки.
- ...nardo di ser Piero da Vinci! - с изумлением прочитала Лариса. - Та самая!
- Мои предки привезли сувенир из России, - пояснил Чарльз. - Отец не знал деталей происхождения вещи. Теперь понятно. Я показывал снимок леонардистам. Они хотели купить - я не согласился. Смотрите, вот копия заключения экспертов: на снимке действительно рука Леонардо! Федор, а где механизм?
- Большой ящик мы бы обязательно нашли при ремонте, - хозяин покачал головой. - Боюсь, в революцию он пропал.
За ужином все оживленно обсуждали неожиданное открытие, однако согласились с Федором - максимум, что можно сделать, это соединить два обломка в одну дощечку. Разговор постепенно переключился на планы покупки поселковой гостиницы и организации туристического маршрута в Хвосты.
Федор с Леной провели весьма бурную ночь в спальне предков. Правда, половина времени ушла на споры о позициях, на какие могла согласиться барыня. Утром в дверь осторожно постучали, и вошла домработница Клавдия.
- Барин, вас Антипов дедушка срочно хочет видеть.
- Проводите его в кабинет, - распорядился Федор. - Скоро подойду.
Очень древний старик у двери в кабинет глубоко поклонился хозяину дома.
- Да вы что! - смутился тот. - Проходите!
- Прохор Иванович я, Лаптев, - еле прохрипел старик, присаживаясь в кресло. - А Антипка провнуком мне приходится.
- Помню, читал про вас когда-то, - оживился Федор. - Губернатор вас со столетием поздравлял.
- Мне, барин, сто восемь стукнуло. Похороны Николая Петровича и Евдокии Михайловны помню... И деток их не забыл... Бабы деревенские плакали, когда они по Америкам разъезжались. Один Николай Николаевич остался...
- Что ж вы раньше не приходили? Вы же просто клад для нашей семьи! Разрешите, я включу диктофон, расскажете, что помните.
- Силов у меня, барин, на разговоры не осталось. Провнуки да бабы их за мной ходют. Дети да внуки на войнах погибли, от болезней поумирали. С поклоном я к вам... Дело, конечно, не барское, но голова у вас, говорят, светлая... Братка-то Антипкин, другой провнук, говорят, с крыши убился... Вы бы, барин, разобрались...
- Андрей Андреевич разбирался - как работодатель. Это несчастный случай. Перелом черепа типичен для падения с высоты. А в желудке Егора обнаружено пол-литра водки.
Старик с сомнением покачал головой и вновь тихо заговорил хриплым голосом:
- Егорка в полночь ко мне заходил - совсем тверезый. Нашли-то его утром у особняка... Зачем он на крышу ночью лез?
- Спьяну!
- Э, барин, вы Егорку не знали... Его после третьей стопки с души воротило... Желудок слабый, операцию делали...
- Вот как? - Федор нахмурился. - Заявление в милицию писали?
- Я, барин, малограмотный... Антипке говорил... Он же один у меня таперича остался... Да сынок его Витька, тоже у вас служит... У Егорки детей не было... Антипка не стал писать. Говорит, с братом дело ясное, пьяное... Вы б разобрались... А то, не дай бог, проклятье ляжет на особняк-то...Барин, а Егорка в тот день с баринком молоденьким виделся, Димитрием... А ночью, значица, ко мне зашел... Не в себе... Хочут, мол, шпиены драгоценные доски забрать... Баринок, мол, продать поможет... К дохтуру, говорю, сходи... Обиделся парнишка... Ан вон как повернулось...
Больше старик ничего не знал. Федор, не дожидаясь завтрака, отвез Прохора Ивановича в полуразвалившуюся избушку, покачал головой, достал из бумажника три тысячных купюры и передал живому обломку истории.
- Помяните, дедушка, нашу родню. А с Егоркой я разберусь, обещаю.
Участковый, старший лейтенант Игорь Синицын, встретил Федора неприветливо. Почесывая солидное брюшко, милиционер хмуро сказал, что не имеет права разглашать конфиденциальную информацию, однако никаких сомнений в несчастном случае нет.
- Как хозяин дома я видел акт экспертизы, - парировал Федор. - Андрей Андреевич нанимал Егора Лаптева, действуя по моей доверенности. Мне сразу не понравилось, что желудок погибшего полон водкой, а в крови ее не оказалось. И вот теперь, судя по показаниям его прадеда...
- Старик выжил из ума, - отмахнулся участковый. - Федор Николаевич, не морочьте голову. У меня и без пьянчуг забот полон рот. Хулиганье всякое, воровство. А вчера непонятный иностранец утонул. Не из ваших родственников? Слышал, у вас полон дом американцев.
- Только двое, - рассеянно ответил Федор. - А что за утопленник?
- Накануне остановился в гостинице с французским паспортом на имя Симона Фавье. Следователь уже получил ответ на запрос - такой человек в Россию не въезжал. Эксперты разберутся с фальшивыми документами. Взгляните на фотографию.
Внимательно изучив снимок молодого брюнета, Федор отрицательно покачал головой.
- Среди моей родни таких нет. Снимите копию, покажу своим.
- Возьмите, - согласился участковый. - Вот ведь работенка! Стоял тот барский дом брошенным - никаких проблем. Принес вас черт...
- Компания "Каратаевы и Кэрт" обеспечила Хвостам многие десятки рабочих мест на ферме, в магазинах, в ресторане, - сухо ответил Федор. - Андрей Андреевич снова научил мужиков работать, а не пьянствовать, а налог на дом во много раз больше вашей зарплаты. Кстати, если бы с моим предком в таком духе посмел говорить городовой или околоточный, а помещик сообщил губернатору...
- Извините, - смутился милиционер. - Больно уж тот утопленник нам не в жилу.
После завтрака Федор показал фотографию американцам. Чарльз сразу энергично закивал, колыхая щеками.
- Луиджи Феррари! Миланский леонардист. Что он здесь делал?
- Если бы знать!
Федор пригласил в кабинет Дмитрия, внимательно посмотрел на двоюродного брата, который, весело насвистывая, вальяжно развалился в кресле, и сухо поинтересовался:
- Митя, почему не рассказывал про свои темные дела с Егором?
- Федя, я не понимаю... - Дмитрий почему-то покраснел.
- Что за доски ты обещал помочь толкнуть? Между прочим, в тот день ты якобы уехал по делам фирмы во Владимир. А ночью Егора столкнули с крыши. Причем поили, похоже, мертвого.
- Как?!
- Видимо, ввели трубку в желудок через пищевод.
- Федя, в чем ты меня подозреваешь? - Дмитрий вскочил с кресла, ноздри его раздувались, а лицо приобрело свекольный цвет.
- Да сядь ты, Митя! - резко сказал Федор. - Просто объясни!
- Хорошо, - Дмитрий опустил глаза. - Романчик у меня приключился - как-то в командировке, с проводницей в поезде. Будешь смеяться - она тоже Лариса. Потом снова случайно в Хвостах встретились. Оказалось, живет здесь, работу другую нашла, поспокойнее. Стал заглядывать. А когда ты здесь бизнес развернул, ее сестра Оксана попросила мужа пристроить. Вот я отцу Егора рекомендовал дом ремонтировать. А он уже Антипа семейство привел. Между прочим, я у Ларисы следов не оставил, не то что ты.
- Ты о чем? - озадаченно спросил Федор.
- О Марише. Удивляюсь смелости Джулии - привезти ее с собой. Отец глупости всякие мелет про кровь предков. А за ней далеко ходить не надо... Я понимаю - нашли с Джулией ящик, фривольные дагеротипы - кровь и взыграла. Как только Лена не догадалась!
- Хм, - Федор смущенно кашлянул. - Так что с досками Егора?
- Черт знает! Рассказал, старый дом ломали лет десять назад, нашли там какой-то ящик с лакированными досками и железяками. Егор его к себе притащил. Думал, комод разобранный. Но не получилось собрать. Ящик валялся в сарае. Теперь покупатель объявился. Егор боялся продешевить. Просил меня узнать в Нижнем, почем старинные комоды. Я больше и не вспоминал про это барахло.
- Давно бы так. Свободен! Пришли-ка мне Антипа.
Брат покойного рассказал, что Егор с мужиками ломали на дрова старый дом, в котором обитали вымершие со временем потомки Пелагеи. Она до смерти, уже полуслепая, служила в помещичьем доме ключницей, пережила даже Николая Петровича с женой. Ящики Антип в сарае брата видел, но не интересовался, что в них.
- Барин, вы и вправду думаете, что Егорку убили? - изумился Антип. - Да мало ли что дедка наш наболтает!
Затем Федор с дядей изучил в компьютере списки работников фермы, а также магазинов и ресторана, которыми управляли два старших сына Андрея Андреевича, - всего полторы сотни человек. Почти с половиной из них Егор Лаптев мог сталкиваться по работе.
Поразмышляв с полчаса, Федор набросал полтора десятка нехитрых вопросов по истории и культуре. Впрочем, треть заданий, касавшихся Леонардо да Винчи, была достаточно сложной. Распечатав бланки, Федор велел Дмитрию и семье Антипа быстро распространить их среди знакомых покойного Егора, пообещав победителю конкурса путевку в Италию - при условии, что ответы на вопросы будут даны до конца сегодняшнего дня.
Наконец, Федор позвонил участковому и поинтересовался, не теребит ли того следователь с утоплением лже-Шавье.
- Вы экстрасенс, Федор Николаевич, - мрачно ответил милиционер. - Хотите помочь?
- Взаимообразно, - многозначительно ответил Федор. - Я дам вам список своих сотрудников, а вы узнаете, кто из них за последний год бывал в Европе. Таких наверняка кот наплакал. Вы данные в ОВИРе быстро получите. А я вам предоставлю свидетеля, который опознает утопленника.
- А если я, как лицо официальное... - начал было участковый.
- Тогда через полчаса свидетель исчезнет из Хвостов, а следователю я скажу, что вас разыгрывал, - отрезал Федор.
- Договорились, - тяжко вздохнул старший лейтенант.
Едва Федор положил трубку, как в кабинет вошла Джулия и с улыбкой Джоконды поинтересовалась:
- Федя, говорят, ты устроил расследование в стиле Ниро Вульфа, всех по одному вызываешь. Может, и я на что сгожусь?
- Уже! - вздохнул Федор. - Митя Маришу раскусил!
- Главное - не Лена! - засмеялась Джулия. - Так что ты вцепился в гибель пьяницы?
- Лене очень неприятно. А я уже понял, что дело мутное. Кстати, ты Чарльза хорошо знаешь?
- С детства. У наших отцов тоже семейный бизнес. Нет, ты зря про него думаешь. Чарльз добрейший парень. Он даже москита с сожалением прихлопывает.
- А не мог вместо него приехать кто-то другой?
Джулия покрутила пальцем у виска.
- Ты зря ходил к милиционеру!
- А ты просто неподражаема! - засмеялся Федор. - Слушай еще одну бредовую идею. "Полицейскую академию" смотрела? Помнишь, чудик в очках кинул огрызок от яблока, попал в каких-то хулиганов...
- Те подрались, и это вылилось в городские волнения, - Джулия кивнула. - Помню!
- Чарльз, похоже, тоже "кинул огрызок" - показал леонардистам снимок дощечки с сигнатурой. Те решили добыть фетиш любой ценой. За Чарльзом следили. Видимо, вскрыли его электронный ящик и узнали о предстоящей поездке в Россию. Подумали, что ему известно гораздо больше про машину Леонардо. Решили опередить. Кто-то приехал в Хвосты и вышел на Егора. Думаю, "комод", который мужик не мог собрать, и есть искомый механизм. Ключница Пелагея или ее дети сперли ящик при разграблении имения, но почему-то сохранили. Но есть в Хвостах еще одно заинтересованное лицо. Оно хотело купить "комод" у Егора, но тот боялся продешевить. Чуть позже встретил "шпиена". Местный, узнав про конкурента, решил действовать. Он ловко инсценировал несчастный случай с якобы пьяным Егором и забрал ящик. Что стало с посланцем леонардистов - непонятно. Думаю, он в страхе бежал из страны. Иначе бы его искали, и участковый не упустил случая поплакаться в жилетку. Вчера приехал новый посланник - Луиджи Феррари. Невероятное приключение этого итальянца в России закончилось очень быстро - в реке.
- Убийца нас не тронет? - испугалась Джулия.
- Зачем? Машина же у него. Хотя... Умен, подлец! Следов не оставил. Придется его на логарифмической линейке вычислять.
- Как? - не поняла Джулия.
- Ты, наверное, уже родилась с микрокалькулятором, - засмеялся Федор. - Анекдотец не прошел.
- Зато я другой знаю, - кузина обиженно поджала губы. - Прибаутку про графа, который поимел графиню на подоконнике...
- А внизу стояла дворня и громкими аплодисментами приветствовала половой акт! - обрадовался Федор. - Ты тогда на чердаке ошарашила меня знанием русского фольклора.
- Может, проведаем то местечко...- несмело предложила Джулия.
Через несколько минут они поднялись в мансарду, едва напоминавшую пыльный чердак, каким была несколько лет назад. Оба отрешенно смотрели в оконце на черный лес и реку, по которой еще плыли отдельные льдины.
- Здесь мы нашли ящик? - спросила Джулия и постучала по стене под окном: - Ого, ты сохранил тайник!
- Держу там порнографические дагеротипы Николая Петровича.
- Я их каждую неделю на мониторе просматриваю, - призналась Джулия. - Все вспоминаю, как мы от них зажглись...
- Не буди во мне зверя... Проснется кролик, за...
Но молодая дама не послушалась.
- Вот так я стояла... - проговорила она срывающимся голосом, уперлась руками в подоконник и призывно качнула полноватыми бедрами.
Мгновение спустя Федор уже задирал длинный подол роскошного бежевого платья старинного фасона и стягивал с упругих белоснежных полушарий почти невесомые трусики... Через несколько минут тишину мансарды нарушил блаженный женский стон, в унисон которому раздавалось мужское рычание. Но вот Джулия выпрямилась, поправила одежду и лукаво улыбнулась:
- Надеюсь, на этот раз родится мальчик - наследник американской части фирмы!
Федор застегнул брюки и махнул рукой.
- Опять ты меня сбила с пути истинного!
- Не я, а эротические флюиды особняка, - серьезно заметила Джулия, хотя в глазах ее прыгали чертики. - Между прочим, мы опять совместили приятное с полезным. В 2001 году я в этой позиции обнаружила тайник, а теперь...
Она показала Федору едва заметную черную полосу на подоконнике.
- Кажется, след обуви! - дама мгновенно побледнела. - От ботинок Егора. Его выталкивали в окно.
- Возможно, - задумчиво произнес Федор и привлек ее к себе. - Джулия, ты просто умничка. Дай-ка я тебя поцелую.
Лицо молодой женщины сразу порозовело, взгляд затуманился. На несколько минут оба забыли о расследовании, впившись в губы друг друга. Лишь услышав шаги на лестнице, любовники отпрянули в разные стороны.
- Что вы тут уединились? - подозрительно спросила появившаяся в мансарде Лена. - Какие-то лица у вас странные. Как у Лося с Аэлитой.
- А ты их видела? - промямлил Федор, пряча глаза. - Дела мы обсуждали.
- Почему не в кабинете? - не унималась Лена, и в ее голосе зазвучал металл: -Джулия, оставь нас на минутку.
Американка, с опаской оглядываясь, удалилась, и Лена тут же схватила мужа за бакенбарды.
- Я тебе покажу дела! Глазки аж замаслились у обоих! Опять за старое? Ишь, любвеобильный барин выискался!
- Сударыня, вы ко мне несправедливы, - шутливым тоном заметил Федор.
- А мы сейчас проверим! - разозлилась Лена. - А ну, доказывай, что ничего здесь не было!
Через мгновение Лена приняла то же соблазнительное положение, что Джулия четвертью часа ранее, задрала платье и приспустила трусики, а через несколько минут с удовлетворением выпрямилась.
- Ладно, верю. Тебе ж не меньше получаса для восстановления требуется. А кто тут резиной новый подоконник испачкал? Сейчас Клавдию пришлю.
- Погоди, - Федор удержал жену. - Это улика.
- Господи! - всполошилась Лена. - Отсюда выпал тот несчастный?
- Кажется. Стереть всегда успеем.
- Ой, а это что? - жена указала Федору на едва заметный из-за шпингалета клочок материи, зажатый между рамой и подоконником.
- Возможно, от одежды Егора, - рассудительно заметил Федор. - В темноте убийца тряпицу не разглядел.
- Убийца? Мне дурно, - прошептала побледневшая Лена. - Я убегаю.
Оставшись один, хозяин дома открыл раму и извлек злополучный клочок. Судя по всему, материал оторвался от штанины, зацепившись за гнездо шпингалета. Федор высунулся из окна и вдруг заметил, что внизу к подоконнику прилип небольшой листок бумаги. Хозяин пулей спустился на второй этаж, ворвался в кабинет и распахнул окно. Сложенный вчетверо влажный листок, видимо, зимой застрял в снегу. Теперь все растаяло, но мокрая бумага прилипла к металлу. Федор осторожно отделил листок пинцетом от подоконника и разложил на столе для просушки.
Буквы, написанные шариковой ручкой, расплылись, но текст оказался читаемым. Федор разобрал адрес сайта и список из двух десятков имен. Одно было подчеркнуто - Херувимус. Мужчина тут же включил компьютер, зашел на сайт и, прочитав предупреждение, с досадой крякнул: доступ разрешался лишь членам секты леонардистов и сочувствующим, а пароль вручался при личной встрече. Конечно, можно было взломать сайт, однако в данном случае сочувствующий находился в доме.
Чарльз вскоре появился в кабинете, с пыхтением сел за компьютер и быстро зашел на страничку леонардистов.
- На бумажке псевдонимы для форума, - пояснил кузен хозяину. - А у некоторых в качестве аватаров подлинные портреты. У Херувимуса тоже. Его зовут Дино Росси. А вот покойный Луиджи Феррари, Маэстро. На аватаре его фото с использованием спецэффектов.
Федор не понимал итальянского, на котором велись беседы на форуме, так что Чарльз и подоспевшая Джулия переводили посты на английский. Увы, никто на форуме не заикался о секретной миссии секты в России. Оставалось довольствоваться тоненькой ниточкой. Федор восстановил, насколько возможно, портрет Росси из аватара, распечатал снимок, прогулялся по кабинету, после чего обратился к кузену:
- Как вы узнали о леонардистах?
- В прошлом году, после выхода моей статьи о Леонардо. Упомянул там вскользь, что даже мои русские предки в Хвостах хранили как реликвию дощечку с его неполным именем. Едва журнал опубликовал статью, я получил письмо с рассказом о секте и предложением встретиться. Я как раз собирался в Европу. Но на всякий случай сдал дощечку в банк, а с собой взял только снимок.
- Очень интересно! - оживился Федор. - Значит, "огрызок" вы бросили еще раньше...
- Огрызок?
- Шутка, Джулия вам разжует. Чарльз, давайте пошарим, что есть в сети про Симона Фавье. Вдруг покойный Феррари не случайно выбрал это имя!
Через полчаса поисков Федор, которому очень помог хороший французский язык Джулии, узнал, что в Париже лишь недавно закрылся процветавший с середины девятнадцатого века антикварный магазин "Симон Фавье и сыновья".
- Еще интереснее! - задумчиво произнес Федор, игнорируя недоуменный взгляд напряженно сопевшего Чарльза.
Когда кузен ушел, Федор тут же позвонил в Нижний:
- Миша, привет! Я созрел для покупки. Звякни своим, чтоб все нам показали и рассказали.
Через полчаса Федор и Джулия подъехали к обшарпанному зданию из белого кирпича. Скрипящие полы в вестибюле и выгоревшие обои красноречиво свидетельствовали, что гостиница "Хвосты" переживает не лучшие времена.
- Стиль каменного века, как говорил великий Бендер, - пошутил Федор. - Джулия, это то, что нам нужно. В автобусе будем цитировать иностранным гостям "Двенадцать стульев" и рассказ Зощенко про лже-испанца в такой же гостинице. Очевидно, иностранцев здесь должны помнить.
Навстречу гостям уже семенила аккуратная невысокая старушка-администратор.
- Федор Николаевич, Михаил Львович только что звонил. И вправду вы нас покупаете? Вот радость! И у нас порядок наведете!
После детального осмотра гостиницы Федор показал старушке портрет Херувимуса.
- Узнаете?
- Конечно! По-русски кое-как объяснялся. За неделю вперед заплатил, а через три дня ночью объявился, весь бледный. Утром сразу уехал, даже денег не взял, так торопился.
- К Дино кто-нибудь приходил? - поинтересовался Федор.
- На крыльце он стоял с Егором Лаптевым, мы с Глашей разговора не слышали. А на другой день Егорка-то и убился.
- А странного ничего не заметили за итальянцем?
- А чего у нас странного? - старушка пожала плечами. - Вот только электричество в его номере в первый день пропало, нервничал. Мы Родиону позвонили, быстро все наладил.
- Ваш гостиничный электрик?
- Да вы что! - администратор всплеснула руками. - Кто ж нам ставку даст? Вся обслуга - я да две горничные, Глаша и Света. Договор с Андрей Андреичем есть, тот нам своего электрика с фермы присылает. А Родион потом сказал, чтоб ему заранее звонили, он для иностранцев особо расстарается. Он ведь, может, один филателист в Хвостах, хоть мужик и серьезный. И руки золотые!
- К Фавье Родион заходил?
- Нет. Мы позвонили, а он сказал, некогда. А французик тот взял да утоп. Носит же их нелегкая по ночам! Следователь недавно только уехал.
Обе горничные оказались предпенсионного возраста, но по-женски наблюдательными. Они видели разговор иностранца с Егором, а Глафира еще и подметала в номере Росси, когда Родион закончил работу. Тот внимательно разглядывал итальянца, спросил про марки, но гость только рассеянно пожал плечами и сунул электрику в ладонь купюру. Светлана видела, как торопливо уезжал утром Росси на "Ладе", но успела заметить, что за рулем сидел брюнет с усами.
Закончив разговор, Федор позвонил хозяину гостиницы и назначил встречу для обсуждения деталей сделки. Женщины не скрывали своей радости.
Джулия в машине тоже удовлетворенно кивнула головой.
- Да, нам нужен этот советский постоялый двор. Рассказы старушек тебе помогли? Я запуталась в твоем расследовании.
- Свидетеля нашли. Вдруг Родион успел увидеть в номере Росси что-то интересное? Ага, товарищ Синицын нам ручкой машет.
Федор остановил "Тойоту" и вышел на тротуар. Разговор с милиционером был недолгим. За год из знакомых Егора Лаптева в европейских странах побывали лишь пятеро, в том числе две женщины. Участкового сразу пригласили в автомобиль и повезли в барский дом. Чарльз подтвердил уже для представителя власти, что утопленник на снимке - Луиджи Феррари. Узнав, что теперь труп нужно опознать в морге, американец схватился за голову и едва не упал в обморок. Его полные щеки сразу обвисли. Джулия с улыбкой согласилась сопровождать кузена, тем более для протокола требовался переводчик, и Федор передал ей ключи от "Тойоты".
Оба вернулись к обеду, от которого Чарльз отказался и немедленно удалился в свою спальню. Правда, вскоре из окна столовой Федор увидел, как кузен протягивает Витьке Лаптеву десятидолларовую бумажку за простую рогатку. Обедал хозяин рассеянно, наблюдая, как парнишка учит американца стрелять камешками из рогатки и алюминиевыми пульками из деревянных ружей на резинке.
Зато у Джулии разыгрался зверский аппетит. После обеда она ворвалась в кабинет Федора и принялась изучать с кузеном уже поступившие бланки импровизированной викторины. Успела ответить вся пятерка побывавших в Европе. Интерес для расследования представляли в первую очередь двое: метрдотель Илья Казаков, ездивший в Париж, и менеджер Сергей Погосов, побывавший в Милане. Большинство ответов первого оказались правильными, второй же через всю страницу размашисто написал: "Ни хрена не знаю!"
- Надо проведать этих молодых людей, - ухмыльнулся Федор.
Джулия вновь вызвалась ехать с ним, и вскоре оба были в ресторане. Посетителей было еще немного, и метрдотелю удалось спокойно поговорить с хозяевами. Федор сказал Илье, что тот еще может рассчитывать на победу в викторине, несмотря на некоторые неточные ответы. Разговор плавно перетек на парижские темы.
- Леонардистов не видели случайно? - поинтересовался Федор. - Говорят, их там как собак нерезаных.
- А кто это такие? - искренне изумился молодой метрдотель. - Ах, да, подходил в Лувре к "Джоконде" один придурок, все на него сразу вылупились. Пассы руками выделывал, что-то бормотал, на колени бухался. Мы думали, он с психушки, но гид сказал, каждую неделю приходят в Лувр такие же. Они в жизни нормальные, только как "Джоконду" видят, крыша временно съезжает. А что?
- Читал про них, интересно. Антикварный магазин "Симон Фавье" знаете?
- Магазин на марке видел, точнее, в каталоге. Клиент один просил при случае купить - он филателист. Там целый цикл был с изображениями нескольких марок. На каждой что-то старинное от Фавье. Только шагреневой кожи не хватало!
- Клиент, наверное, наш электрик Родион? Слышали о его увлечении.
- Надо же! - удивился Илья. - Столько на вас народу работает в Нижнем и области, а вы электрика в Хвостах знаете. Хотя он действительно мастер от бога и мужик интеллигентный, примерно, как Баталов в фильме Меньшова. А недавно, видел, метров двадцать бязи купил. Я посмеялся, а он сказал, что хочет на белоснежных простынях спать.
В машине Федор отрицательно покачал головой.
- Илья явно ни при чем. А вот господин Погосов меня смущает. "Похождений Швейка", что ли, начитался? Тоже мне, "Lecken Sie mir Arsch!"
- Опять я твой юмор не поняла, - вздохнула Джулия. - Но действительно странно, что человек, побывавший в Милане, ничего не знает про Леонардо.
Сергей оказался дома, однако открыл дверь важным гостям очень неохотно. В холостяцкой квартире стоял запах перегара, а хозяин в стареньких спортивных брюках и футболке чувствовал себя явно неуютно. Он суетливо бегал по комнате, сунул недопитую бутылку в тумбочку, яркий журнал под подушку, застенчиво потупил глаза и забормотал, теребя черные усы:
- Федор Николаевич, я завтра в магазине утром как стеклышко буду. Не до анкет мне просто сейчас, башка, раскалывается, вот и написал сгоряча вашему пареньку. Знаю я, конечно, этого Леонардо.
- А леонардистов? - поинтересовался Федор.
- Что за звери? - хмыкнул Сергей. - Не слышал. Который на портрете? Нет, не видел.
- Зато вас с синьором Росси видели, - холодно заметила Джулия. - И в Милане, и здесь.
- Мисс Кэрт, вы, конечно, хозяйка, но не милиция, - поморщился менеджер, но в глазах его Федор заметил испуг. - Я не понимаю, в чем меня обвиняют. На дворе не "застойные" времена, встреча с иностранцем не предосудительна.
- Гомосексуализм тоже, - хихикнула Джулия. - У вас, кажется, есть "Лада"? На ней вы месяц назад увезли своего любовника из Хвостов?
- Черт! Вы не хозяева, а полиция нравов! - разозлился Сергей. - Мне что, писать заявление об уходе?
- Посмотрим, - резко сказал Федор. - Главное, перестаньте юлить. Зачем приезжал Росси?
- Ко мне... В Милане познакомились...
- Опять врете, - вступила в разговор Джулия. - Вы познакомились через журнал для геев, который только что спрятали. Вы не так много получаете, чтобы кататься по Европам. Машину купили очень старую, по дешевке. Росси оплатил поездку?
- Да... - прошептал побледневший Сергей, достал спрятанную бутылку коньяка, налил полную стопку и залпом выпил.
- Что он хотел взамен? - буквально зарычал Федор.
- Еще раз встретиться... Уже в Хвостах...
- И никакого задания не дал? - Джулия хитро улыбнулась.
- Да что вы понимаете! Мы любили другу друга...
- Поэтому вы и перечеркнули его портрет на страничке знакомств? - Джулия едва удерживалась от смеха. - Росси уже ищет нового любовника, вы ему не нужны и заливаете горе коньяком. Так что он от вас хотел?
- Узнать, где ящик из барского имения, - сквозь зубы злобно процедил Сергей.
- Выяснили? - Федор нахмурил брови.
- Поспрашивал между делом... Сказали, что Егор Лаптев может знать. Заглянул к нему в каптерку на ферму. А у него как специально на стене фотографии, все вперемешку: и девочки голые, и он с женой, и пьянки всякие. На одной Егор с мужиками - водка, закусь прямо на старом ящике. Там были буквы латинские, вензелями - SF. Я посмеялся, говорю, целый ящик научной фантастики, что ли? Егор английского не знал, не понял юмора. Рассказал, что это ключницы наследство. Дом ломали, хлам в карты разыгрывали. Егору ящик тот и достался. Я Дино сказал, конечно... Откуда я знал, что он потом Егора...
- Вы не так истолковали поспешное бегство Росси, - сказал Федор. - Итальянец к смерти Лаптева непричастен - он сам спасался от убийцы. Но придется вас все-таки уволить - вы были обязаны сообщить, что иностранцы интересуются барским имуществом.
Едва сев в "Тойоту", Федор позвонил дяде и попросил узнать, сохранились ли в каптерке Егора фотографии, после чего повернулся к кузине:
- Джулия, мы в восхищении! Как ты успела разглядеть и журнал, и снимок в нем?
- Повезло, что Сергей с бо-ду-на! Поздно спрятал журнал. Сразу узнала - такие у мужа однажды нашла. Тут же развелись.
- Смотрю, леонардисты даже в гомосексуализме своему кумиру подражают, - рассудительно заметил Федор.
В этот момент зазвонил телефон. Андрей Андреевич сообщил, что все фотографии из каптерки покойного брата забрал Антип, Витька сейчас вынесет. Через пять минут "Тойота" подкатила к особняку, и парнишка протянул снимок Федору:
- Барин, возьмите! Папка сказал, что сам этих мужиков фотографировал. Он на той стороне карандашом для вас всех переписал.
Федор захлопнул дверь, и они с Джулией буквально впились взглядами в изображение. У Антипа получился своеобразный натюрморт: четверо мужиков на фоне груды бревен сидели по-турецки вокруг большого ящика, а на нем красовались бутылка водки, нехитрая закуска и колода карт. Сбоку на доске отчетливо выделялась табличка с буквами SF, за ними следом по-французски было от руки написано краской "Париж - Хвосты, Нижегородская губерния".
- Кажется, мне все ясно, - медленно произнес Федор.
- Мне не очень, - призналась Джулия. - Что в черном ящике?
- Ты и "Что? Где? Когда?" смотрела? - удивился Федор. - В ящике разобранный вертолет, который местный Кулибин хочет заставить летать. Леонардо планировал раскрутить ось с винтом целой толпой, а потом поддерживать аппарат на лету усилиями одного человека. У нас раньше игрушки такие продавались - дернешь за ручку, вертолет взлетает ненадолго.
- Как ты догадался про вертолет?
- Леонардо планировал из накрахмаленной ткани винт изготовить... - Федор высунулся из окна и подозвал паренька, который не успел заскочить в дом, засмотревшись на стаю воробьев: - Витя, поди-ка сюда. Где электрик Родион живет, знаешь?
- Конечно! Могу показать!
Федор позвонил чрезвычайно недовольному участковому, и "Тойота" понеслась по поселковым улицам, поднимая тучи брызг. Дом Родиона оказался минутах в десяти езды от особняка, тоже на окраине поселка. Без Витьки, конечно, пришлось бы поплутать по лабиринтам. По дороге парнишка рассказал, что электрик развелся несколько лет назад и живет один. Однако небольшой деревянный домик, недавно выкрашенный, выглядел очень опрятно.
- Оставайтесь в машине! - распорядился Федор, увидев, как в доме шевельнулась занавеска. - Я сам с ним потолкую.
Он поднялся на крыльцо, позвонил - безрезультатно. Толкнул дверь - приоткрылась.
- Эй, хозяин!
Не услышав ответа, гость аккуратно вошел в пристроенный тамбур, затем в сени, в дом, но никого не увидел. "В сарае Родион!" - догадался Федор, но выйти не смог - дверь уже заперли. Выругавшись совсем не по-барски, Федор метнулся к окну. Напрасно! Всюду прочные решетки, которые не перепилить и за сутки. Да и где взять ножовку? Федор вновь позвонил участковому:
- Родион запер меня, поторопитесь!
В окно он увидел, как Витька выскочил из "Тойоты" и взлетел по крыльцу. В сенях послышалось поскребывание, но хитроумные запоры не поддавались мальчишеским отмычкам.
- Мотор какой-то заводится! - возбужденно кричал парнишка через дверь.
Действительно, в сарае с каждой секундой все громче слышалось тарахтение. Федор метнулся на кухню и увидел лаз на потолке. Открыть его, подтянуться и оказаться на чердаке оказалось делом нескольких секунд. Федор выбил ногой дверцу под коньком, выбрался на крышу и прыгнул с трехметровой высоты прямо во двор. Витька уже спешил хозяину на помощь, и вдвоем они пытались открыть дверь в сарай.
- Срочно монтировку из бардачка! - заорал Федор по телефону Джулии.
Кузина примчалась через полминуты с инструментом, но было уже поздно. На небольшой пристройке к сараю медленно раздвинулись две половины крыши, словно ставни, и замерли заподлицо со стенами. Словно чертик из табакерки, над строением медленно взмыл в воздух диковинный агрегат, который словно сошел со страниц учебника истории. Круглая площадка из лакированного дерева, на ней металлическая ось, на которой бешено вращался белый полотняный винт. Наконец-то вертолет Леонардо да Винчи взлетел! Правда, приводил его в действие современный двигатель внутреннего сгорания.
- Родион, спускайся, далеко не улетишь! - заорал Федор.
В ответ электрик показал дулю. Летательный аппарат завис на высоте метров шесть, и ветер начал медленно относить его в сторону реки. Федор со спутниками и подоспевший участковый побежали за ним через огород, проваливаясь то в снег, то в грязь. Спасла положение не достроенная осенью дорога: бежать по щебенке все-таки было проще. Милиционер ругался, что не взял с собой пистолет. Вдруг Витька остановился, подобрал камешек и выстрелил в Родиона из рогатки. В ответ раздалось проклятие.
- Огонь и бумага есть? - закричал парнишка.
Некурящий Федор достал из кармана блокнот, а зажигалка нашлась у милиционера. Одна за другой горящие бумажки с камнями полетели в старинный механизм. Многие гасли на лету, лишь некоторые достигали цели, но тут же отскакивали от накрахмаленного полотна. Тогда Витька ударил камнем по зажигалке и чиркнул кремнем... Через доли секунды огненный вихрь пронесся по воздуху и растекся по винту, вспыхнувшему в нескольких местах.
Витька дул на обожженные пальцы, а вертолет, потерявший часть подъемной силы, медленно опустился на землю. Родион вместе с подоспевшими преследователями кинулся тушить полотно, а когда огонь был побежден, поднял руки.
- Сдаюсь! - прохрипел электрик. - Как вы меня вычислили, Федор Николаевич?
- На логарифмической линейке -сопоставлением фактов. Когда вы увидели в перечне марок, привезенном Казаковым из Парижа, вензель SF, то догадались, что десять лет назад проиграли в карты не рухлядь, а антиквариат от "Симона Фавье и сыновей". Вы сами мастер-самоучка и читали легенду об аппарате де Лаваля, благодаря ему со временем узнали о леонардистах. На одной марке, видимо, был рисунок с русским покупателем дощечки от Леонардо - копия газетного снимка. Вполне возможно, что вы побывали тайно в нашем музее, увидели фрагмент дощечки и узнали барина на дагеротипе. Все срослось: не просто антиквариат, а сам аппарат де Лаваля! Вы решили завладеть ящиком. Не пойму, почему просто не выкрали...
- А вы Егоркиного кобеля видели? - мрачно заметил Родион. - Продолжайте, мне очень интересно. Товарищу участковому тоже.
Действительно, милиционер буквально пожирал Федора глазами, в которых теперь читалось неописуемое уважение.
- Итак, вы решили купить ящик у Егора. Тот отложил продажу. Вы засуетились - вам не давал покоя итальянец, которому ремонтировали электричество в номере. Пытались вспомнить, где его видели. Взломали сайт леонардистов и опознали Херувимуса. Проследили за ним и с ужасом поняли, что тот тоже охотится за ящиком. Скорее всего, ночью вы очень крепко напугали Росси, а Егору обещали заплатить еще больше. Конечно, таких денег у вас не было. Для мнимого расчета вы заманили Егора в мансарду нашего дома. Ударили беднягу по голове - тот потерял сознание. Из подручных средств вроде изоляции провода смастерили трубочку, из бумаги воронку и залили заготовленную для обмывки сделки бутылку водки в желудок Егора. Потом выбросили тело в окошко вниз головой - чтоб наверняка погиб. Для этого сами высунулись далеко и выронили бумажку из нагрудного кармана. В темноте этого не заметили, равно как и того, что от брюк Егора оторвался клок. Потом забрали вожделенный антиквариат. А вчера вечером опознали еще одного леонардиста - и утопили его от греха подальше. Где я не прав?
- В деталях, барин, - ухмыльнулся Родион. - Хотя как вас в окно узрел, почувствовал, что разоблачили, засуетился. Думаю, прокачусь напоследок, хоть не все отладил. В общем, увидел я, что эти двое по рукам ударили, и такое зло взяло! Электрошоком их шандарахнул. Педик забугорный чуть в штаны не наложил. Я Егорке вдвое заплатить обещал, и Росси того след простыл. Насчет мансарды - вы будто сами все видели. Ящик Егорка в подвале вашего дома в хламе закопал - там еще ремонт не закончился. Рано утром Росси должен был на грузотакси подъехать, но я еще ночью на тачке ящик увез. А Луиджи вчерашний Росси не чета. Мужик серьезный, с пистолетом. Обдурить пришлось. Сказал, что держу агрегат в пещере на берегу. Как он ни крутился со своим пистолем, все равно я момент выбрал, дал подножку. Мордой в речку на пять минут - и готов утопленник. Покажу, где пистолет закопал. На нем отпечатки пальцев международного гангстера. Так что меры необходимой обороны я не превысил. Насчет Егорки чистосердечно раскаиваюсь, готов сотрудничать со следствием. Аппарат при свидетелях возвращаю собственнику. Вот читайте, барин, письмецо Петра Николаевича Пелагее - беречь добро до возвращения его или потомков. На дне ящика лежало. Егорка не докопался даже. Что ж, пускай я лет на семь теперь сяду. Зато на вертолете самого Леонардо покатался. Вам такого никогда не почувствовать!

Оценка: 5.46*16  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"