Просвирнов Александр Юрьевич: другие произведения.

"Он"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Знакомые по прошлым рассказам офицеры-авиаторы Телегин и Хитрецов борются с хищениями спирта с самолетов, расследуя запутанные дела

  На картофельном поле кипела бурная деятельность. Копалка проходила сразу два ряда, выбрасывая землю и клубни, а следом солдаты собирали их, довольно халтурно сортировали по корзинам на мелкие, средние и крупные, после чего ссыпали в мешки, которые затем грузили на бортовые машины. За работой со стороны наблюдали два офицера в черной технической форме. Беседуя друг с другом и выкуривая сигарету за сигаретой, они время от времени покрикивали на солдат, чтобы тщательнее сортировали картофель.
  -Сегодня вся картошка, кроме мелкой, на наш склад идет. Вам же потом легче крупную в столовой чистить будет!
  Впрочем, эти призывы не особенно действовали: мало кому хотелось задумываться о том, что он будет делать хотя бы через несколько дней, так что к сортировке отношение сохранялось достаточно прохладное.
  -Везет вам, Серега, в полку, - вздохнул один из офицеров. - Каждый день новый старший на поле. А я уже две недели тут один занимаюсь: у начпрода прапоров не хватает, вот комбат меня сюда и отправил в почетную ссылку. Сегодня, кстати, когда бойцов вез, из тайги стая фазанов вылетела прямо перед "КамАЗом", двух птиц случайно сбили. Еще живые были, когда подобрали. Сейчас их солдаты с картошкой на костре жарить будут на обед.
  -И ты, наверно, картошкой немного запасся!
  -Черта с два! Здесь так: два дня возим только в колхоз, день на свой продсклад. Все время днем вожу, никак не удается хотя бы мешок себе выгрузить в качестве компенсации за труды.
  -А на х.. ты, Володя, из полка в их дурдом вообще уходил?
  -Да как-то более солидно звучит секретарь комитета ВЛКСМ ОБАТО, чем старший техник группы САУП . Дивизионный комсомолец все меня продвигал, а теперь самого как корова языком слизала, когда раскопали, что в дивизии аллею славы за двести литров спирта оборудовали. Поддержки уже в его лице нет, а комбат цепляется из-за всякой ерунды. Знал бы, что так будет, сидел бы себе в родной второй эскадрилье и не дергался.
  -А что народ у вас говорит, кто больший мудак - Лобанов или Засипаторов?
  -Два сапога пара! Не успел я в ОБАТО прийти, да и Засипаторов во всем блеске себя еще не проявил, приезжает на итоговую проверку уже от дивизии Лобанов. Думали, поблажка какая будет, да еще так трогательно со всеми прощался, когда уходил... Черта с два! Засипаторова при всех отрегулировал, как пацана, на строевом смотре: "Плохо у вас, товарищ майор, люди пострижены. И вообще, ваш батальон тянет нашу дивизию назад!" Хорошо сидит теперь на ГСМе - удачно пристроился, не попадается. А сам выпить не дурак - все рассказывали.
  -Да, со спиртом теперь многие полетели со своих должностей. Но у нас в полку я особой разницы не вижу: как пили, так и пьют. Ярко выраженных алкашей еще при тебе поувольняли. Остаются самые приспособленные, которые, если и выпьют, ведут себя тихо, под квартирой командира полка, к примеру, не буянят. Кстати, о спирте: анекдот недавно слышал. Василий Иваныч на станцию приходит, смотрит, стоит цистерна, а на ней формула: С2Н5ОН. Испугался, что красноармейцы выпьют, начал стирать надпись, но успел убрать только С2Н5, потому что Петька как раз красноармейцев привел вагоны разгружать. Потом в казармы приходят, все пьяные в стельку. "Петька, где напились?" "Василий Иваныч, смотрим, на цистерне написано "он". Попробовали - и точно, он".
  -Ладно, Серега, пригляди тут и за моими разгильдяями, смотрю, машину полностью загрузили, погоню ее в гарнизон.
  Хитрецов передал Телегину список солдат ОБАТО, занятых на уборке картофеля, и сел в "КамАЗ".
  -Поехали!
  В кабине Хитрецов долго размышлял над состоявшимся разговором и в конце концов решился. Когда подъезжали к гарнизону, он велел водителю направить автомобиль к своему дому. Но и на этот раз из его затеи с картошкой ничего не вышло: в соседнем доме находился военторг, и несколько десятков женщин стояли в ожидании открытия магазина. Очевидно, завезли какие-то дефицитные товары. Все дружно повернулись к машине с картошкой, и Хитрецов даже похолодел, представив, как он будет нести мешок под десятками любопытных женских взглядов. От этой идеи сразу пришлось отказаться, и "КамАЗ", развернувшись, тут же отправился на склад.
  Едва началась разгрузка, как к автомобилю прибежал начальник штаба батальона капитан Искандеров.
  -Хитрецов, ты зачем в гарнизон заезжал?
  -Да водитель хотел сигарет в военторге купить, а там куча баб. Не достоишься в очереди. Развернулись и поехали на склад.
  -Картошку никому не привозили?
  -Нет, конечно.
  -Смотри у меня! Ладно, в поле ты уже не поедешь, пошлем прапорщика с автороты. Нужно срочно разобраться с Рахманкуловым и Азизовым из роты охраны. Засипаторов тебе поручил провести расследование. Сегодня утром слили шестьдесят литров массандры с охраняемого самолета. Пошли в штаб, документы тебе сейчас передам.
  Дело оказалось достаточно ясным. Оба солдата ничего не отрицали и все подробно рассказывали. Хитрецову оставалось только грамотно фиксировать их показания. Рядовой Рахманкулов, невысокий тщедушный узбек, был еще совсем "зеленым", и только недавно начал ходить в караул. Однако он, видимо, уже успел наслушаться многочисленных баек про спирт и спирто-водяную смесь на самолетах, да только не все понял. Смело полез в правый отсек шасси, где находился законтренный кран трубопровода, по которому "массандра" поступала на охлаждение генераторов. Не нарушая контровки, солдат глубоко ввел шомпол в трубку, открыв клапан. Предполагалось набрать так несколько бутылок горячительной смеси. Однако Рахманкулов толком не знал, что делает, и "массандра" мощным потоком хлынула из крана на бетон. Растерявшийся часовой попытался остановить течение, но тщетно. Он несколько минут в оцепенении наблюдал за потоком, а потом догадался позвонить в караул разводящему младшему сержанту Азизову. Тот вскоре приехал на караульной машине и тут же остановил течь. Как раз к этому моменту появились ДСЧ и ДСП, и скрыть следы инцидента караулу не удалось. Дежурный принимать стоянку не стал, оставил у шлагбаума ДСП, а сам позвонил заместителям командира полка и эскадрильи по ИАС.
  Хитрецов внимательно прочитал рапорт инженера эскадрильи и акт о результатах замера уровня смеси в баке. Получилось, что пропало шестьдесят два литра пятидесятипроцентной смеси.
  -Куда же ты, Рахманкулов, полез? - поинтересовался он у солдата, велев предварительно выйти в коридор сержанту. - И так ли тебе нужны были эти три бутылки? Ведь дело трибуналом может закончиться! Кому ты их наливал?
  -Себе.
  -Сам собирался выпить три бутылки? Да с твоим весом ты после двухсот грамм лыка вязать не будешь!
  -Не сразу, постепенно. Чтобы был запас.
  -Хреновый ты, значит, мусульманин! А кто же тебя надоумил шомполом туда лезть?
  -Сам догадался.
  -Раз такой догадливый, сам и будешь за все расплачиваться. Знаешь, сколько все это стоит?
  -Нет.
  -На самом деле копейки, но оценивается спирт в сорок с лишним рублей за килограмм. Сотней рублей, которые установлены пределом для солдат в качестве материальной ответственности, ты не отделаешься, потому что за имущество, вверенное под ответственность или под охрану военнослужащему, он отвечает в полном объеме, да еще с учетом кратности. Так что влетит тебе и твоим родителям эта история в копеечку. И поделом, раз не хочешь говорить всю правду. Говори спасибо, что сейчас только начало осени, тепло. А вот прошедшей зимой был случай в ОБС РТО. Во время подмены караула часовой тоже так бездумно полез сливать спирт из прицела. Нажрался как свинья и весь облился с головы до ног. А этиловый спирт - лучший охладитель. На дворе двадцатипятиградусный мороз. Солдат, хоть и пьяный, видимо, понял, что замерзает. А ноги уже не держат. Упал на бетонку и пополз к шлагбауму. Хоть бы догадался из автомата выстрелить! Когда через два часа смена приехала, обнаружила окоченевший труп. И с тобой бы такое могло случиться, если бы зимой полез в тот кран.
  Однако солдат больше ничего не добавил к показаниям и не читая подписал протокол допроса. Отпустив его, Хитрецов опросил Азизова.
  -Где так ловко научился шомполом в массандрическом кране орудовать? Большой опыт?
  -Какой опыт, товарищ старший лейтенант! Просто догадался.
  -Какие же вы все догадливые! Наверное, теперь в полку что-то придумают, чтобы такие мастера больше так хитроумно не сливали, не нарушив печатей. Ты в этом деле вроде бы чист, но смотри, у меня ты теперь на крючке. Не дай бог где-то опять рядом со спиртом или массандрой прозвучишь, все раскопаю.
  После опроса солдат Хитрецов пошел в бухгалтерию, взял специальные таблицы, рассчитал вес и стоимость 62 литров "массандры", после чего умножил результат на три и внес свои расчеты в материалы расследования. Начет на Рахманкулова получился весьма приличный - около пяти тысяч рублей. Оформив все документы, Хитрецов отправился в кабинет командира части.
  -Разрешите, товарищ майор?
  Засипаторов бегло просмотрел материалы расследования и что-то пробурчал - не то одобрительное, не то наоборот.
  -Товарищ майор, может быть, пока придержать исполнение материального взыскания на Рахманкулова? - предложил Хитрецов. - У меня сложилось ощущение, что здесь все не так просто. Возможно, существует отлаженная система хищений спирта и "массандры". Говорить солдаты ничего не будут - у нас нет никаких улик и зацепок, только предположения. Но вдруг Рахманкулов испугается самого факта предстоящей выплаты огромной суммы и начнет давать показания? Тогда мы могли бы ходатайствовать перед прокуратурой о неприменении к нему взыскания, зато разоблачить всю сеть.
  Засипаторов недовольно поморщился.
  -Что за бред! Не надо ничего усложнять. Никакой сети расхитителей в нашем батальоне быть не может. А если ты что-то заподозрил и не смог раскрыть - грош тебе цена как дознавателю. Никаких сделок с нерадивыми солдатами быть не может. Мудрить не нужно, пусть Рахманкулов платит. Он только службу начал, вот все два года будем вычитать часть денежного содержания. Конечно, это копейки. Остальное на гражданке у него будут довзыскивать из зарплаты, если родители верблюдов своих не продадут. А из роты охраны его сегодня же переведем в хозвзвод. Такие солдаты в карауле нам не нужны.
  * * *
   Телегин тщательно принимал дежурство по полку у предшественника из первой эскадрильи - начальника ТЭЧ звена старшего лейтенанта Бойкова. Все имущество и, главное, оружие было в наличии, так что процедура не заняла много времени.
  -Как дежурство прошло, спокойно? - поинтересовался Телегин.
  -Так все нормально, без пьянок и самоволок. Но есть у меня какие-то сомнения. У нас в эскадрилье в последние месяцы было несколько нераскрытых случаев слития массандры. У караула принимали в норме, а днем кто-то нарушал печать. ДСП тоже солдаты, наверное, делали вид, что не замечают, а может, сами участвовали. Каждый раз замеряли, но, видимо, брали по мелочи, по бутылке, не смогли по уровню зафиксировать. Как-то косили мы на стоянке траву. Натыкаюсь на трехлитровую банку с массандрой. Смотрю: ДСП вроде бы заволновался. Но не уличишь его, гада. Печати проверили на самолетах - в норме. И в то же время пьяных нет. Такое ощущение, что где-то прячут.
  -Наверняка, - согласился Телегин. - У нас солдаты рядом со стоянкой устраивали тайники. Как-то нашли мы молочную флягу сорокалитровую в землю закопанную, крышка была мхом замаскирована. Правда, массандры оказалось там только на донышке. Несколько раз натыкались на банки трехлитровые под болотными кочками. Хозяев, конечно, не находили. Да что солдаты! У нас в группе СиД служил младший лейтенант Арбузов, ты его, по-моему, не застал. Около тридцати лет мужику - уже совсем спился. Его начальник к спирту близко не подпускал, инженер эскадрильи строго-настрого запретил всем ему хоть каплю наливать. А тот пойдет на родничок водички попить - уже возвращается с блестящими глазами. Тоже тайников всюду наделал, как белка. Однажды посадили его старшим машины солдат в гарнизон отвезти. Садился как человек. Через сорок минут возвращается - лыка не вяжет, аж из кабины выпал. Когда только успел! Уволили его на хрен, когда горбачевское постановление заработало. А солдаты все усекают и с таких кадров тоже пример берут. Недавно я прицел гонял перед заступлением на БД, что-то ПРы долго не выходили. Слышу, спирт уже потек , а канистру я заранее не поставил, не думал, что так долго гонять матчасть придется. Потом звук прекратился. Выглянул - а там водитель с АПА уже стоит с бутылкой, набирает. Я тут же на фюзеляж выскочил, прямо с плоскости спрыгнул, схватил того солдата, позвонил дежурному по АТО. А солдат еще и возмущается: "Я же немножко!". Командир роты его потом на сутки на губу посадил.
  -У ОБАТО не заржавеет, - подтвердил Бойков. - Зимой караул в нашей эскадрилье додумался: печати пластилиновые лезвием срезают, спирт или массандру сливают, а потом на слюну печать обратно сажают - примерзает. Не сразу поняли. А потом как ДСЧ заступишь, стоянку принимаешь, к самолету подходишь, кулаком по нему шарахнешь - все это добро отваливается.
  -У нас в эскадрилье все давно перешли с пластилина на мастику, ее уже так не срежешь, печать нарушается.
  -Отличная мысль, Серега! Скажу всем в эскадрилье.
  -Ты читал "Записки о кошачьем городе" Лао Шэ ? - поинтересовался Телегин.
  -Шутишь! Я и фамилию такую китайскую не выговорю!
  -Так вот, в этой книге на Марсе жили люди-кошки, которые питались дурманными листьями. Сады с деревьями охраняли солдаты, но толку от них было мало, сами те листья воровали; просто нельзя было обижать генералов. Поэтому еще от солдат дополнительно охраняли сады по паре иностранцев, которых все очень боялись. Скоро и мы к такому, наверно, перейдем. Будем черкесов нанимать, как до революции: считалось, что они преданные и неподкупные. Помнишь Ибрагима из "Угрюм-реки"?
  -Помню, фильм смотрел.
  -Но, случается, вроде бы по большому счету и не надо, а караул действует строго по Уставу. До твоего приезда два случая было, похожих, как две капли воды. Оба раза при подмене караула : сначала полк подменял, потом ОБС РТО. Подстрелили с интервалом в полгода двух сержантов с роты охраны. Оба поддатые были, и черт их понес зачем-то на пост. На предупреждения часовых - ноль эмоций, думали, свои, с ОБАТО. Прет, как танк, рукой машет и орет: "Все равно не выстрелишь!". Х.. угадали! В первый раз прострелили сержанту плечо - навылет. Отлежался в госпитале - ничего. Урок не впрок, следующему часовой в бедро попал, кость пополам. Как ни старались врачи, стал инвалидом: простреленная нога короче другой. Два пьяных дурака нашли себе на жопу приключения.
  -Я в Барановичах когда служил, у нас в эскадрилье солдата забыли, - усмехнулся Бойков. - Инженер плохо подсчитал вечером личный состав на построении, уехали без одного рядового. А тот, оказывается, спокойно в домике в формулярной спал. Проснулся ночью - темно. Открыл окно, начал вылезать. Часовой увидел, перепугался и без предупреждения выстрелил. И ухитрился отстрелить ему каблук сапога. Захочешь - ни за что не попадешь. Тот завопил, сразу руки вверх поднял, часовой уже опомнился, больше не стал палить. А тот соня был узбек, написал потом объяснительную: "Моя уснула, в окно полезла, она стреляла". На построении читали, все подыхали со смеху. А инженер выговор получил. Ладно, Серега, воюй с бандой, читай новые книжки, просвещайся, если бойцы дадут возможность, а я пошел.
  Действительно, вечер выдался на удивление спокойным, если не считать постоянного рева пролетающих самолетов, но к этому шуму каждый авиатор был привычен. На ужине и вечерней поверке солдат было очень мало. Далеко за полночь, когда полеты, проводившиеся сегодня во вторую смену, закончились, в казарме появились летчики. Они сдали дежурному пистолеты и патроны. Вот только начальнику политотдела пришлось звонить домой: он собирался принести оружие с утра. Однако Телегин был неумолим. Несколько недовольный и заспанный, подполковник Пушкарский появился в казарме у окошечка дежурного по полку и, сдавая пистолет с патронами, как бы между прочим поинтересовался, как обстоят дела у Телегина в качестве руководителя политзанятий.
  Еще через полтора часа казарма наполнилась топотом сапог: с полетов вернулись солдаты. Примерно в половине третьего наступила полная тишина, и Телегину приходилось мучительно бороться со сном, хотя Катя и подготовила ему в наряд термос с крепким чаем, к которому Сергей время от времени прикладывался. Его помощник лейтенант Ковалев давно уже спал на топчане. Чтобы развеяться, Телегин пошел в штаб и еще раз проверил несение службы караулом номер один у знамени полка, расписавшись в постовой ведомости.
  Возвращаясь минут через пятнадцать в казарму, он обнаружил, что окно сушилки на первом этаже светится, и осторожно заглянул туда. Он увидел трех солдат, сидевших на корточках. Телегин неслышно прокрался по лестнице, резко распахнул дверь, молнией ворвался в казарму и мигом помчался в подозрительное помещение. И все равно не успел: при его появлении дневальный закашлял, в сушилке что-то зазвенело, и трое солдат вихрем пронеслись мимо офицера и исчезли в темноте спального помещения.
  -В чем дело? - резко спросил дежурный у дневального. - Что они там делали?
  -Да просто пацаны сапоги сушить поставили.
  -И это, наверно, шпоры на сапогах там зазвенели? Не рассказывай сказки, буди дежурного по роте.
  Телегин вошел в сушилку. На полу лежали осколки разбитой бутылки и пахло спиртом. Сергей попытался поджечь разлитую жидкость, но сделать этого не удалось. "Значит, массандра" - определил он про себя.
  -Что у тебя за бардак? - обратился он к появившемуся сержанту Ерофееву. - Нельзя даже на секунду отойти! Даю тебе пять минут, чтобы отыскать троицу, что здесь пьянствовала.
  -Товарищ старший лейтенант, да как я их найду? Я же спал, никого не видел. Тут две эскадрильи, почти восемьдесят человек.
  -Ты мне зубы не заговаривай. Дневальный всех прекрасно видел, еще им сигнал кашлем подал о моем приходе.
  -Да простудился он.
  -Сейчас в санчасти разберемся, кто простудился, а у кого хроническое воспаление хитрости. Я этого дела так не оставлю. Если не хочешь троих алкашей сам искать, устроим подъем, пригласим фельдшера и устроим общую проверку. Еще и за обоими старшинами отправим посыльных, товарищи прапорщики очень обрадуются и тебя от души поблагодарят.
  -Товарищ старший лейтенант, может, не надо звать старшину?
  -Может, и не надо. Ищи пьяную троицу и веди ко мне. Скажи им, что все равно влипли, деваться некуда. Или ты их тихо приводишь, или я начинаю полномасштабную проверку личного состава с привлечением старшин.
  Через десять минут Ерофеев привел троих покачивающихся солдат. Все они были из первой эскадрильи.
  -Сглазил вас старший лейтенант Бойков, - прокомментировал Телегин. - Говорил, что пьяных нет, а вы нажрались в стельку. Ерофеев, рядового Полухина я с наряда снимаю. Пусть сдает штык-нож и присоединяется к этой троице. Буди второго дневального, ставь на тумбочку. Утром старшина Полухина заменит.
  Затем он позвонил дежурному по ОБАТО.
  -Володя, ты? - узнал он Хитрецова. - То на картошке вместе, а теперь дежурим параллельно. Слушай, у меня тут четверка алкашей, дай команду в санчасть, пусть дежурный фельдшер нас встретит. И сразу пришли туда пару выводных из третьего караула.
  Через несколько минут трое пьяниц и бывший дневальный Полухин в сопровождении Ерофеева и Телегина были в санчасти. Дежурный фельдшер, усмехаясь при виде покачивающихся солдат, достал четыре пробирки с фиолетовым раствором и велел каждому в них дыхнуть. За процедурой с интересом наблюдали хорошо знакомые офицеры Ходунов и Сапунов.
  -Весело тебе в наряде, Серега!
  -А вы-то чего глаза лупите в санчасти? Отсыпались бы пока.
  -В "дурака" резались, пока каждый на "погоны" тузов не получил. Только-только закончили, вышли покурить. А тут ты как раз клоунов ведешь.
  Щуплый рядовой Чагарный, уже с трудом держащийся на ногах, вдруг подошел к Сапунову и протянул руку:
  -Привет! Не узнаешь что ли? Ты же апист с ОБАТО!
  Старший лейтенант с отвращением отпрянул, не ответив по своему обыкновению никаким приколом, а Телегин засмеялся.
  -Чагарный, а говоришь, что не пьяный. Какого-то бойца с начальником службы АВиБ спутал!
  -Извините, товарищ старший лейтенант! - испуганно залепетал солдат, но офицер с досадой отмахнулся от него.
  В этот момент фельдшер поднес пять пробирок к светящемуся экрану. Контрольная так и осталась фиолетовой, а в остальных раствор покраснел, в том числе и у Полухина, внешне совершенно трезвого. Фельдшер сделал отметки в журнале и передал справки об опьянении Телегину.
  А вскоре появились двое выводных с автоматами в сопровождении сержанта - помощника начальника караула - и дежурного по части Хитрецова. Офицеры пожали друг другу руки.
  -Большой урожай сегодня, - сообщил Хитрецов. - Я двух солдат поймал и посадил, а перед этим с ОБС РТО звонили, у них пятеро напились, тоже караул к ним посылал. На губе весело будет. Я еще туда за наглость водителя нашего комбата Казлаускаса отправил. У литовцев во все времена борзометры крепко зашкаливали, а теперь с перестройкой эти парни вообще осмелели. У нас почти каждый дежурный Казлаускаса на ночь сажает, а Засипаторов его утром освобождает. Тому уже камера как мать родная. Но все равно продолжает борзеть. Лучше бы комбат какого-нибудь забитого узбека или казаха в водители взял, чтобы поприличней себя вел, у тех в крови уважение к старшим.
  -Какая разница! - махнул рукой Телегин. - Любой командирский водитель рано или поздно скурвится. Слишком много они знают: когда своих шефов пьяными возят, когда на блядки, и начинают считать себя значительный величиной, других офицеров даже признавать не желают.
  -Это точно, на Засипаторова пашет, как миленький, - согласился Хитрецов. - Помнишь, про картошку я тебе рассказывал: не успел в гарнизоне на машине появиться, уже начальник штаба прискакал, кому, дескать, завозил. А тут в воскресенье всех солдат на то поле отправили, куча ответственных с ними с рот. Засипаторов с Искандеровым тоже приехали проконтролировать, так им на глазах у всех в "УАЗики" по несколько мешков бойцы перетаскали. И Казлаускас тоже носил как миленький. Я потом уже в темноте за солдатами следом походил, что они пропустили находил - сумку себе набрал. Прапорщик с продслужбы мне говорит: "Несерьезно берешь". А серьезно не положено: что дозволено Юпитеру, не дозволено быку.
  * * *
   Утром Телегин, дождавшись у штаба командира полка и отрапортовав ему о несении дежурства и ночном происшествии, позвонил также командиру первой эскадрильи и отправился спать на топчан, вверив бразды правления помощнику. Из-за ночных полетов лейтенант Ковалев произвел подъем в казарме (за исключением не принимавших участия в полетах солдат ТЭЧ и позиции подготовки ракет) в десять утра. Сегодняшний завтрак вывозился на аэродром ночью в качестве второго ужина, так что уже в половине одиннадцатого по плану выходного дня (субботы), подготовленного политотделом, предполагалось проведение политических занятий. Ковалев велел дежурным по ротам на обоих этажах казармы рассаживать солдат в ленинских комнатах в ожидании руководителей занятий подразделений, но сделать это оказалось не так-то просто.
  -Не идут, товарищ лейтенант, - смущенно докладывали сержанты. - Телевизор хотят смотреть.
  Ковалев прошел в спальное помещение на первом этаже. Показывали ритмическую гимнастику, и солдаты пожирали масляными глазами гибких изящных девушек на телеэкране, одетых в купальники или обтягивающие яркие спортивные костюмы и постоянно принимающих разнообразные соблазнительные позы.
  -Эй, вы, п....страдальцы! - рявкнул Ковалев. - Сейчас уже в штаны покончаете! Закончить просмотр, марш в ленинскую комнату!
  Он решительно выключил телевизор, и солдаты с недовольным ворчанием потянулись на занятия. Только один демонстративно остался сидеть на табуретке.
  -Ярышев, у тебя что, борзометры зашкалило? - ядовито спросил офицер. - Так сдай их в ТЭЧ на регламентные работы.
  -А чего издеваться, товарищ лейтенант? - хмуро ответил солдат. - Сидели пацаны, телик смотрели. Да нужны мне те политзанятия!
  -Вернешься на гражданку, хоть весь день можешь эту аэробику смотреть, да еще стриптиз впридачу. А в армии изволь подчиняться распорядку дня.
  Ярышев остался сидеть, и Ковалев, не утруждая себя больше уговорами, ткнул сапогом в табуретку, и та вместе с солдатом с грохотом упала на пол. Поднимаясь, Ярышев выругался матом, поочередно нервно взбрыкнул ногами, далеко отшвырнув тапочки, так что одна даже подлетела к потолку и попала в плафон, который сразу закачался. За это солдат тут же получил приличный пинок по ягодицам, после чего натянул сапоги и молча поплелся на занятия. Подняв глаза, он вдруг увидел старшего прапорщика Потресова, минуту назад вошедшего в казарму и издали наблюдавшего за инцидентом. С медленного шага солдат тут же перешел на рысь и подскочил к двери ленкомнаты.
  -После занятий сначала моешь лестницу, затем туалет, - успел сообщить ему Потресов.
  -За что, старшина? - удивился Ярышев.
  -Завтра утром все то же самое, чтобы не задавал глупых вопросов, - добавил прапорщик и повернулся к Ковалеву. - Мало вы ему, товарищ лейтенант, всыпали. Полгода прослужил, а уже огрызается. Скоро совсем скурвится, помяните мое слово.
  -У нас в училище был один курсант по фамилии Дрязгин, - начал рассказывать Ковалев. - Тоже однажды политзанятия возненавидел. С какой-то сектой связался, сказал, что в бога верит, дали ему сектанты религиозную литературу. Сидит все время и читает. Ни в увольнение, ни в самоволку, ни на блядки. Пытались его пацаны вразумить - куда там. Отстали. На политзанятия не ходит - и все. Садится и читает эти книжки: "У меня свои политзанятия". Его на губу, он отсидит - и опять не ходит. Помучились, помучились с ним месяца три - и отчислили. Он тогда собрал все эти книжки, швырнул в ленкомнате на стол и говорит: "А теперь, пацаны, сами эту х...ю читайте!". Просто служить парню надоело, вот и включил тумблер. Слушай, старшина, кажется, спиртом пахнет.
  -Точно, - подтвердил Потресов.
  Они прошли по спальному помещению, заглядывая в тумбочки, но ничего не обнаружили. Ковалев немного подумал и пошел будить Телегина.
  -Серега, в казарме спиртом запахло, а найти не можем.
  Сначала дежурный крепко выругался, но потом поднялся и вышел из комнаты.
  -А раньше пахло? - поинтересовался он у помощника.
  -Нет, только теперь.
  -А что происходило за это время?
  Ковалев подробно рассказал об инциденте с Ярышевым, а Потресов продолжал ходить по казарме, приподнимая подушки и заглядывая в тумбочки. Дневальные с тоской наблюдали за ним.
  -Старшина, мы же их только что по ниточке выровняли!
  -Х..во выровняли! - огрызнулся прапорщик. - Сейчас все будете по новой равнять: и кровати, и подушки, и полоски на одеялах.
  -Покажи, в какой плафон этот придурок тапочкой запустил, - вдруг осенило Телегина. - В тот? Ерофеев, а ну-ка включи свет!
  Офицеры внимательно посмотрели на плафон, и дежурный велел сержанту принести стремянку. Сам взобрался наверх, отвинтил три винта и осторожно передал вниз неожиданно тяжелый шарообразный матовый плафон.
  -Вот ведь суки, до чего додумались! - с восхищением сказал старшина. - Ну и нюх у вас, товарищ старший лейтенант!
  В плафоне оказался спирт: ровно столько, чтобы лампа до него не доставала. Но от попадания тапочки Ярышева, очевидно, на пол немного выплеснулось горячительной жидкости, которая быстро испарилась, а соблазнительный запах распространился по всей казарме. Телегин велел старшине не выпускать никого из ленинской комнаты, а Ковалева послал наблюдать за вторым этажом. Методично проверил все оставшиеся плафоны, и нашел еще два: один со спиртом, другой с массандрой. Еще два заполненных плафона обнаружились на втором этаже.
  Ответственные по подразделениям после политзанятий только качали головами, но не придумали ничего другого, кроме как позвонить командирам своих эскадрилий и начальнику ТЭЧ. Через полчаса казарма наполнилась майорами и подполковниками, но Телегин чувствовал, что опрос бесполезен и бесперспективен: все солдаты хором уверяли, что ничего не видели и не знали. Старшины велели надевать всем защитные химкомплекты и противогазы, получать автоматы, после чего отправили бегать на стадион. Но даже пятикилометровый кросс в таком облачении не дал никакого результата.
  * * *
  * * *
   Подготовка к очередной годовщине Октября шла полным ходом. Майор Кононыхин велел политработникам ОБАТО не уходить домой, пока в каждой казарме не будут оформлены свежие лозунги и боевые листки. Хитрецов трудился в штабе над батальонной фотогазетой. Рядовой Себеков из роты охраны, оказавшийся искусным художником, уже красиво написал название "71-летию Великого Октября - достойную встречу!", стандартный лозунг "За нашу Советскую Родину!" и непременное "Часть майора Засипаторова", нарисовал все необходимые атрибуты, сделал надписи к пустым прямоугольникам, куда теперь вечный дежурный по штабу рядовой Башкиров вклеивал снимки. Хитрецов еще раз проверил правильность надписей.
  -Молодец, Себеков! - похвалил он. - Возвращайся в казарму. Казах, а грамотно написал, не все так умеют. Я когда в полку служил, одному солдату в нашей группе поручили сделать опись инструмента. А он был азербайджанец, по-русски не очень хорошо знал, так там такого наворочал! Читали и разбирались: "Клуч, клуч, клуч, плоскобеля, шепельтота...". Клуч - понятно, плоскобелю тоже расшифровали - плоскогубцы. А над шепельтотой долго голову ломали. Оказалось, шплинтодер. Одно радует: нас с тобой вряд ли по-азербайджански заставят что-то писать.
  Башкиров долго смеялся и даже приклеил криво одну фотографию, так что срочно пришлось переделывать работу.
  -Зато представители восточных национальностей имеют другие достоинства, - продолжал Хитрецов. - Старших уважают, это у них традиции многовековые. Помнишь, как мы перед строем зачитывали письмо отца Мурзыгалиева, когда тот напился до поросячьего визга, а замполит направил письмо на родину. Старик-отец пишет, что сын-шакал его опозорил на все селение, ему людям стыдно в глаза смотреть. И Мурзыгалиев стоит и плачет, больше дисциплину не нарушает. А нашим братьям-славянам хоть в глаза ссы, хоть кучу писем посылай, все равно так и будут жрать. Или тебя, к примеру, взять. Сидел бы у Сапунова на складе АВиБ все два года и в ус не дул. Нет, тебе потребовалось сигнальные ракеты у бойцов с АЭР на массандру обменять. Вот и будешь теперь вечно по штабу дежурить от хозвзвода.
  -Товарищ старший лейтенант, я же ту массандру не выпил, - напомнил Башкиров.
  -Да, конечно, ты большой оригинал, всех офицеров и прапорщиков насмешил, когда узнали, что ты массандру на кедровые орехи обменял. Но все равно такие солдаты Сапунову на складе даром не нужны. Впрочем, ты парень толковый, если больше глупостей не наделаешь, история эта забудется. Капитан Сахаров уже на тебя глаз положил, хочет в роту охраны взять, когда шум уляжется. Будешь стараться - станешь сержантом, с твоей подтянутостью и спортивной комплекцией с лычками очень хорошо будешь смотреться. На "дембель" приедешь - все девки твои.
  -У нас в Москве и с большими звездами добра хватает, - усмехнулся Башкиров. - А я пока всего лишь проштрафившийся рядовой. Но я с вами согласен - эту глупость с массандрическим бартером надо искупать, заглаживать. Буду стараться. Вот, кстати, и газета ваша готова.
  -Молодец. Кстати, я тоже москвич, может, и встретимся когда-нибудь там на "гражданке". А сейчас возьми вон ту рейку, прикрепи к ней фотогазету и повесь в коридоре. А я пошел домой, завтра трудный день. Сам знаешь, военному праздник, все равно, что кобыле: морда в цветах, а задница в мыле.
  * * *
  На следующее утро командование провело общегарнизонное торжественное построение, а затем на радость жителям состоялся традиционный парад на единственной площади поселка перед памятником Ленину. После праздничных мероприятий Хитрецов отправился домой готовиться к очередному наряду, не забыв о послеобеденном сне: ночь в казарме наверняка предстояла бурная, и пренебрегать дополнительным отдыхом не следовало.
  Заступив вечером дежурным по части, он после политического инструктажа майора Кононыхина уделил особое внимание караулу, после проверки знаний еще раз "до боли" проинструктировав солдат.
  -Дни предстоят праздничные, не исключены новые попытки хищения спирта и спирто-водяной смеси с самолетов. Правила применения оружия вы знаете, но не забывайте, если уж стреляете, то делайте это наверняка. В полку недавно на БД часовой выстрелил на непонятный шум, а вместо этого попал в пилон самолета, пробил газовый баллон, потребовался сложный ремонт. У нас, помните, тоже часовой летом открыл огонь по расхитителям, которые тут же убежали и забыли в страхе канистру и ведро. Жалко, не попал, только подсолнухи на поле у стоянке очередью посрезал. И еще: не надо брать пример с рядового Закирова. Недели две назад проверял караул на основании допуска инженер полка по РЛО майор Веденеев. Приехали мы ночью с ним и разводящим на пост в третью эскадрилью - часового нет. Уже хотели дать предупредительный выстрел. Закиров появляется минут через пять неизвестно откуда. В домике ДСП из трубы дым столбом валит. Спрашиваем, кто печку растопил. "Нэ знаю!". Хорош часовой! Ладно, проверяющий с пониманием отнесся. Холодно, дескать. А если бы именно в это время произошло нападение на пост, пока часовой незаконно грелся?
  После завершения инструктажа, прохождения наряда торжественным маршем и приема дежурства, Хитрецов доложил об этом по телефону в дивизию дежурному по управлению, ответив на ряд его обязательных вопросов: кто готовил караул, кто проводил политический инструктаж караула, кто из руководства ОБАТО присутствовал на разводе суточного наряда, какова температура воздуха в казарме. В каждой роте сегодня присутствовали ответственные: командиры или их заместители. Хитрецов разговорился с Волгиным, заместителем командира АЭР. Тот горячо благодарил его за недавнее административное расследование.
  -Володя, ты настоящий комиссар Каттани . Как ты не побоялся с тем мудаком Засипаторовым насчет меня спорить! Хорошо, что на станции журнал оказался, где они время звонка фиксируют и кому сообщили, а то бы в жизни ты не доказал, что это из-за комбата простой цистерны получился, а не из-за меня. С меня бутылка.
  -Да на фиг она мне нужна! Я уже от самого факта, что Засипаторова в дерьмо окунул, можно сказать, испытал моральный оргазм. Ладно, хватит об этом. Слушай лучше анекдот, как раз вспомнил, глядя на толпу ответственных. Американцы в Пентагоне обсуждают, когда лучше напасть на СССР. Один генерал говорит: "Давайте 7 ноября! Все русские понапиваются, возьмем голыми руками!". Ему отвечают: "Нет, не пойдет. Они же на праздник наоборот бдительность усиливают". "Тогда на Новый Год!" "Да вы что, у них на Новый Год в казарме ответственных больше, чем солдат". Тут другой поднимается и говорит: "А давайте заранее объявим в газетах день нападения". "Как же так! Военная тайна!". "Ну и что! Они к этому дню так свой личный состав зае..т, что воевать уже не с кем будет!".
  К ним присоединились остальные ответственные, и еще до самого отбоя в казарме звучали анекдоты. Выждав по часу-полтора, офицеры постепенно разошлись, оставив Хитрецова одного в роли "ночного комбата". Впрочем, ненадолго: появился ответственный по части майор Кононыхин, вместе с дежурным еще раз пересчитал спящих солдат, сверил с записками расхода личного состава. Всегда чем-то недовольный, на этот раз замполит был настроен благожелательно, и вскоре уехал на аэродром проверять караул. Несколько удивленный столь плавным течением наряда, Хитрецов позволил себе слегка расслабиться и растянуться на топчане. Но блаженство оказалось недолгим.
  -Сюда нельзя! - услышал он голос дневального. - Мужик, быстро проваливай, а то сейчас дежурный тебе п....лей выпишет!
  -Вот и зови дежурного!
  Хитрецов уже поспешил на голос. Дневальный преграждал путь в казарму невзрачному коренастому мужичку лет тридцати пяти, одетому в какую-то рвань.
  -Покиньте казарму! - грозно сказал офицер. - Нечего тут педикулез разводить!
  Ночной визитер ничего не сказал, запустил руку за пазуху и передал дежурному удостоверение. Хитрецов брезгливо взял документ, но, прочитав, изумленно посмотрел на посетителя.
  -Пройдемте.
  Оба проследовали в комнату дежурного по части.
  -Вы неплохо законспирировались, товарищ старший лейтенант, - усмехнулся Хитрецов. - Настоящий бичуган. Догадываюсь, что порадовать меня вам нечем.
  -Совершенно верно, - согласился милиционер и достал из-за пазухи пол-литровую бутылку. - Вот, приобрел только что у солдата на вашем подсобном хозяйстве за пятнадцать рублей. Массандра. У нас недавно появилась оперативная информация, что на вашем скотном дворе или в солдатской столовой можно по ночам и в праздники спиртное покупать. Прояснили теперь немного вашу цепочку. Переоделся, как видите, в бомжа, пришел к столовой, с солдатами поговорил - направили к некому Косте. Тот мне записочку дал и направил на скотный двор. Там какой-то азербайджанец у вас живет, тот мне сразу продал. Солдаты вне нашей юрисдикции, так что вам теперь и карты в руки.
  -Напишите, пожалуйста, официальный рапорт на имя командира части, - попросил Хитрецов. - Вот бумага, ручка. А я немедленно приму оперативные меры.
  Офицер взялся за телефон.
  -Дежурный по столовой! Хлебореза рядового Зайцева немедленно направить ко мне! Какого черта он у вас там еще в полночь околачивается? Через пять минут должен стоять у меня в комнате! Начальник третьего караула! Лично отправляйтесь с двумя выводными на скотный двор и арестуйте рядового Баймамедова. Затем пришлите выводных в казарму, арестуете рядового Зайцева. Обоих посадить в одиночные камеры и не допускать между ними никакого контакта.
  Затем он переговорил с дежурным по полку и попросил его выделить нескольких вооруженных солдат с дежурного подразделения для охраны скотного двора, поскольку было неизвестно, сколько солдат с ОБАТО могло быть замешано в деле, и кто-то из них вполне мог бы вместо охраны объекта предпринять попытку замести следы. Покончив с неотложными делами, позвонил домой Засипаторову, при всей сложности ситуации испытывая некоторое злорадство, что будит командира части среди ночи. И действительно, комбат разозлился.
  -Ты что, не мог утром мне об этом доложить?! Там есть ответственный по части Кононыхин, твой непосредственный, кстати, начальник, вот он пусть и разбирается пока. А я уже с утра приму необходимые меры.
  -Товарищ майор, я считаю этот случай экстраординарным и не чувствовал бы себя до конца выполнившим обязанности, если бы немедленно не доложил вам. Более того, в данном эпизоде усматриваются все признаки уголовного преступления, и вы как орган дознания должны в соответствии с приказом номер один министра обороны от 1978 года возбудить уголовное дело, о чем в течение суток проинформировать прокурора. Вы также должны назначить дознавателя по этому делу.
  -Черт, начитаетесь приказов и вечно голову морочите! Думаешь, тебя поставлю? Черта с два! Через три недели отчетно-выборное собрание, тебя в нашем батальоне уже не будет, на х.. мне такой дознаватель! Сапунову поручу.
  -Он в санчасти, еще неделю ему лежать.
  -Без тебя знаю, просто проверяю, помнишь ли ты. Лазарев будет дознавателем.
  -Вам, конечно, видней, товарищ майор, но в прокуратуре могут придраться, поскольку он начальник вещевой службы и, как и солдаты-нарушители, из службы заместителя командира части по материально-техническому обеспечению.
  -Замучил ты среди ночи со своими загадками! Ладно, сделаем так. С утра тебя подменим в наряде, а ты запрягайся в это грязное дело. Готовь все постановления, я подпишу.
  * * *
  Понурые Баймамедов и Зайцев стояли на скотном дворе в окружении нескольких офицеров. Хитрецову с утра потребовалось не более получаса на каждого, чтобы оба разговорились. Зайцев гораздо быстрее осознал свое безрадостное будущее и уныло рассказал все без утайки, чтобы облегчить участь. Несколько дольше пришлось повозиться с Баймамедовым: речь шла о земляке. Но реальнейшая перспектива попасть на два-три года в дисциплинарный батальон все-таки показалась ему большим злом, чем нарушение обета молчания, и Хитрецов получил от него необходимые показания.
  Теперь солдаты безропотно показали свой тайник: в глубине амбара среди сена оказалась почти полная полиэтиленовая двадцатилитровая канистра, из которой пахло спиртом. Ареометр показал, что в емкости находится массандра. Рядом валялась полихлорвиниловая трубка, с помощью которой горячительную смесь разливали в бутылки. Хитрецов сфотографировал тайник и подходы к нему, после чего в перчатках взял канистру и отнес в "УАЗик" комбата, где тщательно укрыл чехлом. Вещественному доказательству предстояло дождаться следователя и эксперта прокуратуры в опечатанном сейфе начальника штаба.
  Покончив с обыском на скотном дворе и оформив протокол, Хитрецов отправился в штаб. Сразу же позвонил в роту охраны Сахарову.
  -Где у тебя сейчас Азизов?
  -В карауле.
  -Срочно подменить, Засипаторов в курсе. Влип твой сержант теперь капитально.
  Через два часа Азизов стоял перед Хитрецовым в комитете комсомола. Офицер не заметил, чтобы сержант был чем-то взволнован. Возможно, стремительность и конспиративность операции сделали свое дело, и до караула не дошла информация о проводящемся уже полсуток расследовании.
  -Сколько ты массандры перетаскал на скотный двор? - спокойно поинтересовался Хитрецов, словно говоря о чем-то само собой разумеющемся. - Чем быстрее и точнее все расскажешь, тем меньше тебе в дисбате ишачить.
  -Товарищ старший лейтенант, зачем все время ты меня в чем-то подозреваете? Какая массандра?
  -Которую ты с самолетов сливал, отвозил на скотный двор, а Зайцев с Баймамедовым алкашам продавали по пятнадцать рублей за бутылку.
  -Ничего я не знаю, поклеп какой-то.
  -Допустим. Вот, взгляни, - Хитрецов снял чехол с канистры, которую еще не отнес в кабинет начальника штаба. - Вечером приедет эксперт-криминалист, снимет отпечатки пальцев. Лучше сразу рассказывай, все-таки чистосердечное признание будет, трибунал учтет.
  -Какой еще трибунал?
  -Устав изучай как следует, юноша. На разводе наряда ты хорошо рассказываешь, что "часовой - вооруженный караульный, выполняющий боевую задачу по охране и обороне порученного ему поста", "пост - это все, порученное для охраны и обороны часовому, а также место или участок местности, на котором он выполняет свои обязанности", "часовой есть лицо неприкосновенное" и так далее. А вот в практическом применении, смотрю, не очень-то разбираешься. Несение караульной службы является выполнением боевой задачи, в нашем случае это охрана истребителей-перехватчиков и всего, что находится на стоянках эскадрилий и ТЭЧ. Разводящий отвечает за правильное и бдительное несение службы подчиненными ему часовыми, за правильную сдачу и прием часовыми постов. Вместо этого вы вступаете в сговор с часовым, сливаете массандру с охраняемого самолета. Налицо грубейшее нарушение, невыполнение боевой задачи плюс подрыв боевой готовности, а это уже трибунал. Возьми, почитай.
  Хитрецов передал Азизову копию письма некого солдата из дисциплинарного батальона. Тот горько рассказывал о своей жизни и проклинал себя, что избивал "молодых", по своей же глупости угодил в штрафники. Недавно его избили, и он стал плохо слышать. О родной части теперь вспоминает с умилением. Письмо было написано довольно толково, и действительно пробуждало жалость к непутевому солдату. Зайцев и Баймамедов прочитали его еще утром, и азербайджанец даже заплакал.
  -Видишь, что тебя ожидает, - резюмировал Хитрецов. - Заметь, дисбат для тебя - лучший вариант, в том случае, если ты чистосердечно во всем признаешься и раскаешься. Получишь, к примеру, года два, потом вернешься в родной батальон. Дослужишь свои оставшиеся полгода, в некотором роде чистый - без судимости. А будешь молчать и запираться - пойдешь в тюрьму. И тогда письмо этого солдатика тебе детской сказочкой покажется. Будешь каждый день до полусмерти избитый под нарами валяться и х.. через дырку в матрасе сосать.
  Глаза Азизова налились кровью. Казалось, еще секунда, и он набросится на офицера.
  -Вай, вай, вай, какие мы грозные! - ухмыльнулся Хитрецов. - Жалко, "кынжала" нету. Давай, попробуй, налетай, твоей же непутевой башкой дверь проломлю. Забыл уже, как полгода назад рядовой Маркевич на дежурного по части капитана Сахарова обиделся, что тот за грудки его взял, чтобы дыхнул? Сломанная челюсть офицера обошлась ему в восемь рублей за каждый день месячного лечения в госпитале, пятьдесят рублей за услуги адвоката, да еще повезло, что два года дали ему условно и с отсрочкой исполнения. И ходит теперь Маркевич на цыпочках, чихнуть боится, чтобы условный срок в реальный не перешел. Думай, куда тебе больше хочется, в дисбат или в тюрьму. Твои отпечатки пальцев на этой канистре есть - больше чем уверен. В полку получим сведения о всей недостаче массандры и на тебя повесим. Трибунал возражать не будет. Или рассказывай все без утайки - единственный для тебя выход смягчить наказание.
  Азизов сразу обмяк, съежился и опустил голову.
  После обеда он и еще двое солдат роты охраны - Шишкин и Доценко - поехали под конвоем на аэродром. Все трое были уже без ремней: после признания Азизова их немедленно арестовали. Инженер второй эскадрильи майор Лагойда по просьбе Хитрецова и Сахарова на время следственного эксперимента тоже приехал из дома. Хитрецов последовательно фотографировал все стадии преступления: Азизов с Доценко привезли на караульной машине пустую канистру; часовой Шишкин беспрепятственно пропустил их на пост, привел к одному из самолетов; Азизов и Доценко взобрались на корпус и между килей сорвали мастичную печать и отвинтили пробку; сержант достал из-за пазухи длинный тонкий шланг, размотал его, опустил один конец вниз, где Шишкин несколько раз втянул в себя воздух и выпустил из шланга струю в канистру. После наполнения емкости Азизов имитировал опечатывание лючка. На все ушло примерно пятнадцать минут.
  -Ловко придумали, черти! - прокомментировал инженер. - После вашего сигнала, Володя, мы на ночь надеваем на краны в нише стойки шассе кожух, контрим его и пломбируем. Но где же они фальшивую печать взяли?
  -Это отдельная история, - ответил Хитрецов. - Несколько месяцев назад один из ваших солдат, который уже уволился в июне, будучи ДСП, получил у техника ненадолго печать, чтобы опломбировать самолет. Земляк с ним заранее договорился, он ему за двадцать рублей потом передал пластилиновый оттиск с печати. Азизов залил форму эпоксидным клеем и после его затвердевания получил фальшивую печать. Пользовался ей изредка, очень осторожно. Клянется мамой и аллахом, что недавно потерял. В последний раз видел ее в бане. Пока мылись, полполка пришло. Так что я не уверен, что эта печать не всплывет снова: скорее всего, кто-нибудь из "дедов" или просто мелких воришек по карманам шарил в поисках денег, наткнулся на нее. Лучше всего вам, товарищ майор, поменять печать на этом самолете.
  -Так и сделаем, - согласился инженер. - Но только после БД, завтра будем туда двадцать второй ставить, сейчас некогда этим заниматься. Но своих специалистов я предупрежу.
  * * *
   Телегин и Ходунов неторопливо шагали вдоль бетонного ограждения к КПП, где всю группу, занятую подготовкой дежурных сил, поджидал старый-престарый автобус (все в нем тарахтело и дребезжало, половина окон была заколочена фанерой из-за отсутствия подходящих стекол, и техники язвительно называли этот чудом сохранившийся реликт "привет из ОБАТО"). Ходунов по случаю выходного дня был слегка выпивши, несмотря на необходимость выезда в дежурное звено, и оживленно рассказывал о различных своих похождениях.
  -Ты, Серега, на той неделе в наряде был, чуть я не попался. Прихожу в понедельник со страшного бодуна. По всем углам от инженера прячусь, а он, как назло, в этот день устроил наведение порядка. Начальнику говорю, будь, мол, человеком, скажи, что меня срочно в ТЭЧ за каким-то блоком отправил, а я пока отойду у вооружейников в гараже. Мужики меня заперли, дверь опечатали, все как положено. Только прилег, чехлом накрылся, слышу разговор. Оказывается, инженеры полка и дивизии по АВ пришли, и им нужно в этот гараж заглянуть, не хранятся ли там малые ракеты. Главное, именно в этот момент, когда меня заперли, этих инженеров черт принес! С дивизии майор вообще раз в полгода у нас бывает, но по закону подлости именно в тот день! Слышу, Смирнов, старший техник, объясняет, что начальник группы Чумаков в наряде, а у него, мол, ключа нет. Те злятся - у ДСП, дескать, должен запасной быть. Тот дальше врет, дескать, новый замок на днях купили, старый накрылся, а у этого было только два ключа, один тут же сломался, дубликат еще не сделали. Хорошо, что те куда-то торопились, к инженеру эскадрильи не пошли, а то бы все эти фантазии сразу разоблачили. Но я на всякий случай в угол забился, чехлами накрылся: дескать, живым не дамся! Вечером потом пузырь массандры выпросил, Лешку Смирнова угостил за находчивость. Не растерялся парень! О, смотри, Володя идет!
  Навстречу им торопливо шагал Хитрецов.
  -Привет, Володя! Что такой озабоченный?
  -Да вот, прокуратура задачку подкинула. На ноябрьские праздники, слышали наверно, разоблачили мы у себя банду торговцев массандрой. И вот теперь мне нужно для грамотного оформления уголовного дела доказать, что на самолете есть массандра, а в ней содержится спирт.
  Ходунов рассмеялся до слез.
  -Володя, это очень просто делается. Сегодня как раз воскресенье, сядем втроем после БД, раздавим бутылку-другую, и каждый скажет, сколько градусов. Подпишем протокол, ты выведешь среднее значение. Мне верить можно, сколько я этой гадости на своем веку выжрал! С закрытыми глазами все узнаю. Были, к примеру, мы как-то в кабаке с мужиками. Думаем, остох..ла эта массандра, выпьем-ка водочки. Приносят бутылку, разлили, зае..нили - что-то больно на наше похоже. Смотрю - капли на стенках держатся, не стекают. Точно - массандра! Водочные, так те сразу сливаются на донышко. Зову официантку. "Чего же это ты, коза, нам подсунула?" "А в чем дело, что-то не так?" "Да мы ж свою родимую массандру за километр узнаем!". Молча взяла бутылку, принесла уже настоящую. И накормили потом по высшему разряду, в ресторане никогда ни до этого, ни после так вкусно не ел. А ты растерялся!
  -Ничего я не растерялся. Лень просто эти выписки из приказов и из технологии делать, заверять у начальника штаба - тоскливо.
  -Да и с какой стати ты на них горбатишься? - не унимался Ходунов. - Говорят, ты скоро в полк вернешься, уже там замполита на построении на х.. посылаешь!
  -Быстро же у нас сплетни разносятся! - усмехнулся Хитрецов. - Никого я не посылал. Просто Кононыхин на построении разорался, что я плохо контролировал автороту, где я якобы являюсь нештатным замполитом (хотя в дивизии про это рассказал, там посмеялись и велели это передать Кононыхину), а прапорщик, дежурный по парку, напился и угнал машину. Будто пацан какой, контролировать его. Был бы я в тот день дежурным по части - другое дело. Мне эти вопли надоели, говорю: "Товарищ майор, вы погромче кричите, а то еще не во всех казармах слышно". Он аж ох..л и заткнулся, добавил только: "Наверное, только на картошке от тебя польза и есть". Тут бы мне действительно их всех на х.. послать вместе с их расследованием, но честь офицерская не позволяет.
  -Так ты действительно уходишь из ОБАТО? - поинтересовался Телегин.
  -Да, комбат напел в дивизии, что я так развалил воспитательную работу, что рядовой Косшигулов при курении чуть себя не сжег, а лейтенант Пауков пьяный застрелился в карауле. Вернусь в родную эскадрилью. За год мое личное дело так и не смогли из одной секретной части в другую перенести с первого этажа на третий: полковой и батальонный секретчики с пеной у рта доказывали, что не он должен дело отнести, а другой за ним прийти. Будто чувствовали - так оно в штабе полка болтается до моего возвращения. Кстати, Серега, вспомнил, на БД двадцать второй поставили?
  -Да.
  -Ты в курсе насчет печати?
  -В курсе.
  -Тогда бдительность не теряй.
  Приехав на аэродром и отправившись готовить самолеты, Телегин поинтересовался у техника Ковалева:
  -Массандра и спирт все на месте?
  -Да все нормально, Серега! Николаич мне рассказывал про печать. Уровень замерял пару раз.
  -Вообще-то мне странно, что техник все спиртоносные бачки опечатывает. Каждый за свое должен отвечать. Я начальник группы РЛО, прицел мой и спирт в нем тоже мой. Какое ты к нему отношение имеешь? Контролируй свою массандру, а мой бак я сам опечатаю. Логично? Хочу рапорт написать на имя зама по ИАС.
  -А как тогда с летчиками на БД быть? Они же массандру пить не очень-то хотят! Дескать, сами разведем, как положено, по вкусу. На БД в основном спирт и добывают после каждого вылета. А нет реального или тренировочного - все равно организуют. Допустим, надо им слетать. Звонят на КП, договариваются, там всегда что-нибудь придумают, организуют вылет. Толковый летчик так прицел будет включать, что десятку, считай, сэкономит. Потом два литра на КП пошлют - за то что вылет организовали, а мы с пилотом по четыре берем.
  -А я х.. сосу? Знаю я эти ваши штучки, надоели уже.
  -Серега, ты, если захочешь, всегда себе сумеешь сэкономить. Чего ты выдумал рапорта какие-то писать, от кормушки отлучить хочешь.
  -Да у тебя же еще сто пятьдесят литров массандры остается! Кормись сколько влезет.
  -Будто не знаешь, сколько до них охотников: и комэска, и инженер по СиД, и замы по ИАС - наш и полковой...
  -Знаю, знаю. Но ведь и ты сможешь прекрасно смухлевать!
  -Сейчас не особо схимичаешь, с этим горбачевским указом озверели все. Старшинов очередную мировую войну объявил расхитителям. Помнишь, как Бойков в первой эскадрилье провис пару недель назад?
  -Помню, конечно. Приказ же тогда зачитывали на построении. Они десятку на полетах слили и руководителю полетов, подполковнику Великанову передали. А тот как раз Старшинову на глаза попался. Вот и угодили все трое в приказ: технику заплатить за два литра, Бойкову за четыре, пункт четыре "довести до подполковника Великанова" - понятно, что оставшиеся четыре на него повесили. Был у нас полковой зам по ИАС Иванов, ты его уже не застал, любил до и после полетов тягачи с техническим составом проверять. Найдет у кого канистру, спрашивает, зачем. Отвечают - то водички родниковой набрать у стоянки, то на нарзановый источник сгонять. "Вы на тот источник только спирт разводить ездите". Берет канистру, гвоздями пробивает, гордо говорит: "Теперь будет учебная! ". Раз у Лагойды даже изуродовал. Николаич разозлился, начал в отместку эскадрилью в два захода на полеты возить. В тягаче народ сосчитает, оставит двадцать четыре человека - сколько положено по норме, остальных высаживает. Потом второй рейс организовывает. Дескать, вы по закону, и мы по закону. Так что и я по "правилам" хочу спирт в свою епархию забрать.
  Ковалев тяжело вздохнул и обреченно махнул рукой. Телегин открыл лючок спиртового бака для охлаждения прицела. Действительно, уровень был нормальный. И все-таки что-то офицеру не понравилось. Чего - он не мог сам понять. Показалось, что у спирта какой-то едва уловимый болотный запах. Телегин с помощью шланга отобрал литров пять в специальное ведро с крышкой. И опять ему не понравилось, что обычно чистый, как слеза, продукт, оказался несколько мутноватым. Он велел солдату позвать дежурного по АТО, а затем попросил у того ареометр.
  -Ни х.. себе! - хором воскликнули офицер и прапорщик: прибор показал, что концентрация спирта составляет лишь семьдесят пять процентов.
  Следующие полчаса ушли на полную проверку всех четырех самолетов. Концентрация спирта и массандры повсюду (в том числе в баках спиртозаправщика) полностью соответствовала норме, и только один бак двадцать второго самолета содержал брак.
  -Ну, Серега, и нюх у тебя! - поразился техник. - Прямо комиссар Мегрэ! То в плафонах в казарме спирт нашел, теперь здесь ЧП обнаружил. Как же так получилось?
  -Очень просто: десять литров (по концентрации примерно так получается) кто-то слил из бойцов, решили замаскировать кражу, налили какой-то тухлой воды, скорее всего прямо из той лужи за газоотбойником - торопились.
  Телегин подошел к пожарному щиту и обнаружил, что красное ведро изнутри действительно мокрое и грязноватое, а к его дужке прицепились несколько сухих травинок. О происшествии доложили старшему летчику, а тот - командиру полка. Полковник Старшинов подозвал к телефону Телегина, сообщил о возбуждении уголовного дела и назначил его дознавателем. Бракованный спирт слили в большой бак и отправили на склад ГСМ, где в качестве вещественного доказательства заперли в отдельной кладовой, которую опечатал старший техник дежурных сил. Заправили самолет кондиционным спиртом и продолжили подготовку, на время которой всех солдат, предварительно обыскав (таинственной фальшивой печати при этом не обнаружили), построили около самолетов и никуда не отпускали, лишь периодически подзывая для заправки, подключения АПА и прочих необходимых дел.
  После газовки самолетов и заступления их на БД, офицеры тщательно обыскали дежурный домик, но ничего не нашли. Прочесали все вокруг - с тем же эффектом. Но Телегину не давала покоя расположенная за газоотбойником и обвалованием дежурного "кармана" окаймленная несколькими голыми кустами глубокая овальная лужа размером примерно шесть на четыре метра, из которой, как он предполагал, похитители набирали воду, залитую потом в прицел. Офицер несколько раз обошел вокруг водоема, но ничего подозрительного не обнаружил. Трава при подходе к луже во многих местах была примята, но четких отпечатков сапог нигде не было. Сергей выломал в кустах сухую палку и прощупал дно - безрезультатно. Внимательно осмотрел каждый куст и вдруг на одной ветке обнаружил привязанную короткую веревочку - невзрачную и почти незаметную. Офицер сразу насторожился. С удвоенной энергией начал в помеченном месте шарить палкой по дну, разрывая грязь. Показалось, что чего-то зацепил. Добыча тут же ускользнула, но Телегин не отступал. Наконец, он выудил из грязи конец веревки. Дернув за него, почувствовал что-то тяжелое. Начал аккуратно тянуть грязную веревку и вскоре держал в руках отлично закупоренную полиэтиленовую десятилитровую канистру, утопленную в самом центре лужи, где глубины после осенних дождей вполне хватало. К канистре были привязаны два камня для тяжести и полиэтиленовый мешочек, в котором оказалась фальшивая печать из эпоксидной смолы.
  -Это не Серега, а человек-ищейка! - приветствовали Телегина бурные возгласы офицеров. - Будто видел сам все!
  Сергей поставил канистру перед строем солдат.
  -Никто не хочет сделать признание? - поинтересовался он для порядка. - Все-таки смягчающее обстоятельство. Слитие, разумеется, произошло в темное время суток, и каждый из вас за этот период побывал на охране дежурных сил. Так что все вы до единого под подозрением. Раскрою секрет: через пять минут я все равно буду знать абсолютно точно, кто это сделал, но я все-таки даю вам шанс сознаться.
  Солдаты угрюмо молчали.
  -Что ж, наш воришка признаться не захотел. Ему же хуже. Смотрите, - Сергей показал конец веревки, - эта мокрая веревка не просто испачкана в грязи, в нескольких местах на ней есть следы свежего гудрона, который заливают в щели между плитами. Гудрон быстро не отмывается, так что его следы - на руках одного из вас. Немедленно ладони к осмотру!
  Солдаты послушно вытянули перед собой руки, и вдруг невысокий и щуплый рядовой Михайлов, якут по национальности, смертельно побледнел и кинулся бежать. Разумеется, его тут же схватили и внимательно посмотрели на ладони, где оставались отчетливые следы гудрона.
  -Пойдешь под трибунал! - жестко сказал солдату Телегин. - Что же ты натворил, дурья башка! Украл в бане у сержанта Азизова фальшивую печать и не смог устоять перед соблазном. Мало того, не нашел лучшего места для кражи, чем на боевом дежурстве. Ладно, просто бы взял спирт, но ты налил в прицел грязную воду! Это вывод из строя авиационной техники и подрыв боевой готовности. Я понимаю, что ты все это сделал по глупости, но перед трибуналом ты ни за что не оправдаешься.
  * * *
   На выездное заседание трибунала в Доме офицеров привели большинство солдат гарнизона, многим из которых пришлось даже стоять в зале. Образцово-показательная акция должна была послужить воспитательным целям: чтобы другим было неповадно.
  Телегин и Хитрецов тоже пришли посмотреть на плоды своих дознавательских трудов, и теперь, покуривая перед входом, обменивались впечатлениями. Их часть расследования прошла быстро, но затем в дело вступили следователи прокуратуры, которым потребовалось некоторое время, чтобы довести все до кондиции, так что заседание трибунала назначили уже на начало декабря.
  -Как тебе в полку после возвращения? - поинтересовался Телегин.
  -Небо и земля! Дурдом, конечно, еще тот, но все-таки Старшинову и Пушкарскому по степени мудизма достаточно далеко до Засипаторова с Кононыхиным. Да и столь высокое начальство теперь от меня гораздо дальше, а с комэской и инженером куда легче ладить. Мои, кстати, фигуранты не все до трибунала дошли. В отношении Баймамедова и Зайцева прокуратура дело прекратила. Хоть именно они торговали, но чистосердечно во всем сознались. Мы их сразу на запасной аэродром отправили - подальше от азеров, чтобы не отлупили ненароком. А троица из роты охраны, конечно, сегодня получит свое.
  -А моего якута родня пыталась спасти. Отец его с сестрой приезжали. Действительно, симпатичная девка, приятная, хоть и узкоглазая, но это на любителя. Помнишь Юру Беспятова из нашей эскадрильи, заменился, популярный любовник был, у того бы сразу усы торчком встали вместе с остальными мужскими органами. А Михайлова папаша хотел дочку свою начальнику политотдела подсунуть, чтобы сына не судили. Эти северные народы, знаешь, с бабами особо не церемонятся, меняются ими, если хотят - обычаи такие. Со мной беседовал как с дознавателем, предлагал потом самому девицей воспользоваться после Пушкарского, если окажу содействие при переговорах (думал, начпо от целочки сразу разомлеет). Я ему говорил, чтобы не совался даже с этими глупостями - не стал меня слушать. Так Пушкарский этого старого якута из кабинета выставил и на весь штаб орал, дикарем обзывал. Так ни с чем и уехали якуты. Вообще-то, жалко мне даже этого парня. Нормальный солдат, очень старательный, а вот по глупости влип с этой "огненной водой".
  -В полку легенды рассказывают, как ты его разоблачил. Как ты сумел догадаться насчет этого гудрона?
  -Да я сам частично все подстроил! - засмеялся Телегин. - Только ты помалкивай, это, если угодно, профессиональный секрет. Литературные сыщики сплошь и рядом этот метод применяют - если нет доказательств, спровоцировать каким-то образом преступника, чтобы он выдал себя. Михайлов после того как я осмотрел пожарный щит, подошел к нему и убрал с ведра травинки. При обыске он слегка вспотел, и я вовсе насторожился. Заметил, что у него руки в гудроне - где уж вымазался, черт его знает. А когда я канистру нашел, то незаметно нарочно гудроном веревку сам измазал.
  -Лихо! А если бы у него нервы крепче оказались? Или твои подозрения были ошибочными?
  -Придумал бы что-то другое. В данном случае действовал по самому простому пути - и сработало. Не сравнить, какую мне в прошлом году головоломку пришлось разгадывать, когда свою первую жену с любовником разоблачал. Вот уж жизненный и детективный урок получил! - Сергей сразу помрачнел и тихо продолжил. - Только это, сам понимаешь, тоже между нами. Черт, ну их на х.., эти воспоминания. Пошли уже в зал.
  Заседание трибунала длилось весь день. Сначала рассматривалось дело Михайлова, который за подрыв боевой готовности получил два с половиной года дисциплинарного батальона. Затем настала очередь трех солдат из роты охраны. За них активно заступался недавно переведенный в это подразделение ефрейтор Башкиров, назначенный общественным защитником. Однако его аргументы и намеки, что офицеры, возможно, воруют гораздо больше, действия не возымели: Азизов получил два года дисбата, Доценко и Шишкин - по полтора.
  -Пошли, Володя, обмоем завершение наших дел, - предложил Телегин Хитрецову. - Между прочим, твой протеже Башкиров молодец, из него может получиться толковый адвокат. Одного он не учел, что мы, офицеры, не воруем, а грамотно списываем спирт и массандру по актам. Кто виноват, что нормы расхода такие завышенные! Пусть их пересматривают, если угодно. Да кому это нужно, когда есть такая лазейка! А эти зеленые солдаты нагло воруют напролом. Может быть, на некоторое время эта пьяная эпопея затихнет, пока служат те, кто получил сегодняшний урок. Но потом, "он" опять скажет свое веское слово, пока на наших самолетах будет оставаться хоть капля спирта и массандры.
  -Помнишь, что изрек князь Владимир Красное Солнышко? - поддержал приятеля Хитрецов. - "Веселие на Руси есть пити". Так что ты прав, пошли, опрокинем по этому поводу по паре соток. г.Новочебоксарск
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Lucrecia "Начало" (Проза) | | Н.Жарова "Выйти замуж за Кощея" (Юмористическое фэнтези) | | О.Обская "Люди в белых хламидах или Факультет Ментальной Медицины" (Любовная фантастика) | | Е.Елизарова "Ключ от твоего мира" (Попаданцы в другие миры) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | В.Свободина "Прекрасная помощница для чудовища" (Любовные романы) | | П.Роман "Арка" (ЛитРПГ) | | E.Maze "Секретарь для дракона" (Приключенческий роман) | | Дени "Матушка" (Боевое фэнтези) | | К.Лазарева "Запретный плод" (Любовные романы) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"