Просвирнов Александр Юрьевич: другие произведения.

Пв-5: Трагедия на досмотре

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 3.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Агитки - Самиздат Рассказ занял 5 (6) место (из 21) на конкурсе "Презумпция виновности-5"

См. также публикацию в газете 'Клуб 801' (Санкт-Петербург), N 39 (454) за 7 октября 2006: Трагедия на досмотре (нач.);
Обложка газеты [Клуб 801]
Трагедия на досмотре (оконч.)
Рассказ опубликован в журнале "Детектив+" (Киев), N 3/006, февраль 2007 г. под названием "Таможня мертвецов не пропускает".
 -------------------------------------------------------------------
     Тяжело урча, рефрижератор подкатился к концу очереди и остановился. Водитель опустил стекло, высунулся из окна, окинул взглядом вереницу машин перед собой и недовольно крякнул. Грубые толстые волосатые пальцы быстро забегали по кнопкам мобильника.
-Толик, привет! Это Костя. Слушай, передай клиентам - тот тягач... Про который ты меня инструктировал... в общем, здесь он, у перехода. Да, впереди. Наверно, на час раньше границу перейдет... А черт его знает, догоню я его на вражеской территории или нет! В общем, я доложил. Будь здоров!
Через пару часов тягач въехал в зону контроля. Водитель протянул документы на груз усталому таможеннику. Тот небрежно просмотрел их, но вдруг глаза инспектора загорелись.
-Разворачивайся и следуй на терминал склада временного хранения! - решительно скомандовал таможенник. - Полный досмотр с выгрузкой товара!
-Командир, ты что? - глаза водителя округлились. - Это ж куры! Растают! Сентябрь на дворе!
-А вот поглядим, что там за куры! - тон инспектора не предвещал ничего хорошего. - Не разговаривай, поезжай!
Через десять минут около рефрижератора собрались несколько таможенников во главе со старшим смены. Похоже, они что-то предвкушали. Водитель сразу это понял, но только улыбался. Он прекрасно знал, что документы в полном порядке и груз им полностью соответствует. Зато за причинение неправомерного вреда таможня ответит на всю катушку.
-Куры, говоришь? - нехорошо ухмыльнулся старший смены. - Открывай!
Водитель резко сорвал свинцовую пломбу и распахнул дверцу.
-Ни х... себе! - невольно вырвалось у него. - Мужики, Христом-богом клянусь, я здесь ни при чем!
Таможенники, не говоря ни слова, с величайшим изумлением и страхом смотрели на лежащий в фургоне под куриными тушками замороженный труп коллеги в зеленой униформе...
Иллюстрация к рассказу в журнале
* * *
Подполковник Шиферов окинул хмурым взглядом подчиненных, и каждый оперативник предпочел в ответ опустить глаза. После поистине мхатовской паузы, не нарушенной ни кашлем, ни шуршанием бумаг, начальник отдела все же заговорил - как всегда отрывисто и звонко:
-Черт знает что! Убийство депутата им скорее подавай, а тут еще это! Выкрутились белгородские ребята - спихнули! Дескать, парень умер еще в нашей области, так что преступление закончено у нас! Ладно, орлы, ближе к делу. Сидоров, депутат Галкин по-прежнему на тебе. Но Вяткина из твоей группы забираю. Будет старшим по расследованию дела о замороженном. А поможет Вяткину Холмов.
-Я! - высокий хмурый капитан лет сорока тут же поднялся.
-Садись, садись, Петя, - Шиферов поморщился и махнул рукой. - Уже год не в армии, расслабься. В пятницу в коллектив ты отлично влился. Теперь засучи рукава и за работу. Давайте, ребята, быстрее. Звонили уже из областной администрации, интересуются. Личность убитого, похоже, установить несложно, занимайтесь. Вот вам дело - и свободны оба. Через час доложите план расследования.
Едва вышли из кабинета, Вяткин, невысокий почти лысый мужичок возрастом около пятидесяти, похожий на доброго дедушку, откровенно зевнул и распорядился:
-Давай, Петя, читай дело, составляй план для шефа. Со следователем свяжись, Маркеловым Виктором Степановичем из прокуратуры, вот его телефон. Я ужас как эту бумажную работу не люблю. Лучше вдову в морг свожу. Заявление об исчезновении инспектора Можжевелова у нас дня два лежит. Вот и проверим.
Холмов тут же связался с Маркеловым, и тот заявил, что на нем и так несколько дел висят, в том числе об убийстве депутата.
-Вас с Вяткиным ни в чем не ограничиваю, занимайтесь и докладывайте время от времени, - заявил следователь. - А я определюсь, что и как официально оформить. Действуйте!
Поздним вечером оба оперативника, склонившись над делом, курили одну сигарету за другой.
-Коля, как вдова-то перенесла? - хмуро поинтересовался Холмов, в который раз до боли в глазах вчитываясь в результаты судебно-медицинской экспертизы.
-Нормально. Собственно, юридически она не вдова. Гражданский брак!
-Не гражданский, а фактический, - поправил Холмов. - А туда же - юридически! Гражданский брак на то и гражданский, что в соответствии с гражданским законодательством заключается. Ладно, Коля, дальше рассказывай!
-Смотри-ка, как ты уже подковался! - изумился Вяткин. - А я и не думал про эту хрень никогда. В общем, сразу опознала. Но без слез. Тихо так вздохнула - и все. Нормально поговорили. Он ей про работу ничего не рассказывал. Деньги приносил - и все. Неплохие, кстати. Собственно, из-за них с ним и жила. Вначале-то действительно понравился, а потом...
-Догадываюсь, - кивнул Холмов. - Я заглянул в таможню, переговорил с некоторыми клиентами в коридоре. Отличный анекдот рассказали: "Чем ближе узнаю таможенников, тем больше люблю гаишников".
-Ты, кстати, сам-то что в ГИБДД не остался? - поинтересовался Вяткин.
-Не мое это. Смотреть тошно на коллег. Лучше замнем для ясности. А о Роберте покойном добром не вспоминали. Зануда. Наверно, и Валентину свою достал, как тот мужик из американского фильма.
-А, это с Джулией Робертс! - припомнил Вяткин. - "В постели с врагом" называется - как он ей полотенца по ниточке равнял! Слушай, а может как раз Валентина Роберта и пристукнула? Баба она крепкая, сильная.
-Не думаю, - усомнился Холмов. - Ладно, случился бы обычный семейный скандал, ударила в сердцах сковородой или ножом пырнула. А тут усыпили эфиром и в рефрижератор закинули. Слишком сложно для обычной женщины. Мне покоя не дает тот анонимный звонок в Белгородскую таможню, что вместо кур в машине индейки. Наверняка конкуренты сработали.
-А мне версия с Валентиной больше нравится, - заявил Вяткин.
-А может, сама Валентина? - усмехнулся Холмов. - В твоем возрасте кобелировать вредно, как говорил великий Бендер!
-Ой-ой, какого мы острослова в отдел заполучили! - засмеялся Вяткин. - Через десять лет и тебе полтинник стукнет. А я, между прочим, еще живчик хоть куда! Ладно, Петя, не надо никакую версию со счетов сбрасывать. Ты, давай, раскручивай таможенников, конкурентов, а я вплотную девушкой займусь.
-Петр Петрович, я уже все в Шебекине рассказал! - водитель нервно мял пустую сигаретную пачку толстыми волосатыми пальцами. - В деле ж, небось, есть протокол, я его подписывал.
-Есть, - кивнул Холмов. - Но в Шебекине просто составляли протокол, а нам здесь расследовать. Важно знать каждую мелочь. Константин Иванович, прошу вас, еще раз от и до.
-Хорошо. Загрузился я на птицефабрике, сразу поехал к таможне. У них прямо во дворе зона контроля. Очень удобно: небольшой терминал, сразу машин пять можно под крышу загнать к рампе. Ждал досмотра. Рядом еще две фуры, их опломбировали с вечера, но еще не оформили. Моя машина посередине. Откуда-то из подсобки таможенник вынырнул, не увидел я, когда он проскочил. Кричит: "Открывай рефрижератор!" Я открыл, он на кур вылупился. Потом говорит: "Иди кабину открывай и капот, тоже проверю". Я удивился: редко такое бывает. Пошел выполнять. Минут через пять вернулся, а тот уже сам двери задние захлопнул, пломбу ставил. Мне осталось только на ключ запереть. Подошли к кабине, он все осмотрел, в капот заглянул. Сотовый достал и говорит: "Серега, слушай, мне тут Валька позвонила, на обед надо чуть раньше. Я протокол досмотра потом оформлю, а причиндалы водитель занесет. Идет?" И ко мне: "Будь другом, пломбиратор и дозиметр занеси мужикам, а я побежал". Передает. Смотрю, парень чистоплотный, в резиновых перчатках: свинец-то вреден. Мне что, занес! Как он потом в опломбированный рефрижератор залез, ума не приложу!
-Константин Иванович, вы уверены, что это тот самый инспектор? Раньше его видели?
-Да я только второй раз в международный рейс поехал. Месяц назад другой был таможенник. Этого я видел, небось, минут пять. Но усы-то его, точно. Глаза карие, волосы черные. Точно он! Я ж протокол опознания вчера подписывал.
-Нехорошая картинка вырисовывается, Константин Иванович! - Холмов нахмурился. - Вы последним видели инспектора Можжевелова, у вас был пломбиратор. Чувствуете, чем пахнет?
-Да вы что! - возмущенный водитель поднялся с места. - На кой черт мне он сдался? Да еще в собственную машину его укладывать? Ни хрена работать не умеете, ищете, на кого свалить! Все, блин, ни слова больше! Да и нечего рассказывать уже!
Отпустив водителя под подписку о невыезде, Холмов снова отправился в таможню. Здание располагалось посреди обширного двора, обнесенного высокой металлической изгородью. Через ворота к терминалу в зоне контроля подъезжали машины. С противоположной стороны небольшая калитка вела к переходу через железнодорожные пути к вокзалу, обнесенному строительными лесами. Холмов посмотрел, как инспектор пломбирует пару фур, и убедился, что за огромными машинами ничего не видно, особенно из окон здания таможни.
В коридоре, как и вчера, толпились представители предприятий и брокеров, ожидавшие выпуска деклараций на свои товары. Начальник отдела оформления Сергей Столяров с некоторым раздражением рассказал Холмову, что пломбиратор все время хранится в сейфе и деться уму некуда. То, что устройство передали водителю, не очень хорошо, но не смертельно. Претензий к Можжевелову у него никогда не было. Инспектор был на редкость педантичен и скрупулезен, дотошен до мелочей. На столе всегда идеальный порядок.
-Недавно я в отпуске был, - поведал Столяров. - Можжевелов за меня оставался. Столько выговоров за месяц влепил, сколько я за несколько лет. Ребята многие обиделись, но не придерешься, все как будто по делу.
Слово "дело" напомнило Холмову, что нужно зайти в отдел таможенных расследований. Да, и там покойный Можжевелов изрядно 'наследил'. Возбуждал дела не задумываясь, особенно по 279 статье Кодекса. Любая погрешность в декларации - и акт упрощенной формы на штраф в три минимальных оклада готов. Правда, когда нарушения таможенных правил перекочевали в кодекс об административных правонарушениях, наказывать за подобные технические огрехи стало невозможно. Поток дел от Можжевелова сразу изрядно оскудел. Но одно из новых сразу заставило Холмова насторожиться.
Птицефабрика 'Леггорн' ввозила запчасти для своего оборудования. В таможенной декларации специалист предприятия указал соответствующий код товара, так что пошлина составила пять процентов. Можжевелов, заручившись решением экспертизы отдела тарифного и нетарифного регулирования, классифицировал запчасти как 'прочие изделия из пластмассы' и 'прочие изделия из черных металлов'. Пошлина оказалась уже пятнадцать процентов. Предприятие выложило кругленькую сумму, да еще штраф светил в половину недоплаченных пошлин и налогов. Холмов убил два часа, перечитывая дело и разбираясь с толстыми книгами - таможенным тарифом и пояснениями к товарной номенклатуре, но так и не понял, почему термин 'прочие изделия' якобы лучше описывает товар, чем запасные части к вентиляционному оборудованию.
-Вот если бы они шли непосредственно с оборудованием, были бы запчасти, - назидательно пояснили Холмову в ОТНР. - А так - прочие изделия. Мы специально звонили в региональное управление, с нами абсолютно согласны. Зря 'Леггорн' жалобу на наше постановление направил, пустая трата времени. Все равно штраф придется платить.
Злополучную декларацию составил инженер отдела внешнеэкономических связей 'Леггорна' Василий Пятаков. Холмов позвонил ему и договорился о встрече, а сам поехал к себе. В кабинете сидел Вяткин и задумчиво курил.
-Петя, ты, наверное, прав насчет Валентины, - неохотно признал Николай. - Никаким боком она к нашему делу не подходит. Спокойная баба, как слон. Да и Можжевеловское занудство ее не очень-то трогало. Алиби безупречное на эти сутки, пока машина до границы ехала. Самое смешное: в тот день она Роберту до самого вечера не звонила ни разу. Я проверил - все точно: ни по домашнему, ни по сотовому, ни по рабочему не было звонков. Врал покойный Столярову. В общем, будем на пару раскручивать твою птахофабрику.
-А что ты, Коля, вдруг на украинский перешел? - засмеялся Холмов.
-Бабушка была хохлушка. И слово это очень мне нравится. Я тут выяснил кое-что. 'Леггорн' нанимает рефрижераторы в 'Вознице', а его конкурент 'Курица и яйцо' - в 'Автомедоне'. Водила тебе не сказал ничего, а Толян, шеф его, раскололся, когда я намекнул, что на их водилу могут мокрое дело повесить. Между прочим, этот Костя - подозреваемый самый подходящий.
-Не думаю, - Холмов покачал головой. - Некоторые косвенные улики против него, согласен. Но я чувствую, что не он. Очень уж искренне он возмутился из-за моего намека. Да и полным нужно быть идиотом, чтобы труп в своей машине везти.
-Ладно, Петя, посмотрим. В общем, курицыны начальники Толяну доплатили в конверте, чтобы Костя за леггорновским рефрижератором следил и разведал, куда тот курей везет. Но из-за анонимного звонка и трупа вся их дурацкая затея накрылась. Не могли будто легковушку следом за фурой пустить или просто кого-то подкупить и все узнать, никуда не уезжая! У 'Возницы', напротив, четкие инструкции Фридмана, коммерческого директора 'Леггорна': от курицыных фур прятаться. Раньше обе птахофабрики в одно ОАО входили, потом два основных акционера разосрались и разделили предприятие пополам. Люто ненавидят друг друга, особенно когда на 'Курице' разработали какие-то особые кормовые добавки и качество мяса заметно улучшили. Так, на часах ровно восемнадцать. А в моем возрасте перерабатывать вредно. Я домой, а ты, пацан, паши. Жди своего Пятакова, пока он тридцать верст на дряхлом служебном автобусе протрясется.
Примерно через полчаса в кабинете появился молодой человек лет тридцати. Он постоянно нервно приглаживал густую темную шевелюру, а карие глаза так и бегали. Каждое слово из него приходилось тянуть клещами. Пятаков до сих пор был уверен в правильности выбранного кода и заявил, что если таможенное управление не удовлетворит жалобу, 'Леггорн' обратится в арбитражный суд.
-Несколько похожих дел таможенники проиграли, мы с юристами смотрели в 'Гаранте', - пояснил Пятаков. - Но если штраф все-таки придется заплатить, меня уволят. Сидор Львович клятвенно обещал.
-Фридман?
-Он самый. У него не заржавеет. Головы только так летят.
-Это он надоумил вас позвонить в белгородскую таможню и сказать, что здесь досмотр проводился формально, без проверки, а в машине конкурентов индюшатина? - Холмов задал вопрос наудачу и понял, что не ошибся: Пятаков сразу съежился под взглядом оперативника.
-Петр Петрович, откуда вы узнали? - прошептал инженер. - Нет, конечно, Сидор Львович ничего такого не говорил. Просто поставил задачу: 'Мне сообщили, что за нашей фурой будет следить тягач номер такой-то. Ты должен его остановить. Как - твоя забота!' Вот я и подумал, что пока будут их фуру потрошить, наша в отрыв уйдет.
-Когда вы в последний раз видели инспектора Можжевелова? Что вы о нем думаете?
-Редкий мудак! - уверенно ответил Пятаков. - Я сам бывший таможенник, правда, в другом городе работал, под сокращение попал. Как стал инженером по декларированию, мигом понял, каким сам был козлом. Но такого урода как Роберт поискать надо. На приборном заводе инженер по декларированию Любка, его одноклассница. Как-то говорит ему: 'Декларация ж проверена, только выпустить осталось. У меня уже рабочий день закончился, дети дома некормленые. Роберт, проштампуй, а?' Тот в ответ: 'А до окончания моего рабочего дня еще целый час!' Достал какие-то приказы, начал читать. Любке без пяти шесть только документы отдал - и домой. Он даже Вовку фейсом об тейбл постоянно водит, хоть полгода назад за соседними столами сидели.
-Кто такой Вовка?
-Владимир Артюхин, второй наш инженер по декларированию. Мой товарищ по несчастью - сократили. Сладкая парочка еще та была с Можжевеловым. Но все же с Артюхиным как-то находили общий язык. Не завидую Вовке. В отделе у нас его все равно недолюбливают. Компанейский парень, рассказчик отличный, но свежо в памяти, как штрафовал. Вот теперь оказался между молотом и наковальней. Я-то в этой таможне никого раньше не знал, а Володька ж с ними сколько лет вместе. А Роберт орал на него постоянно: 'Ты головой хоть думаешь немного? Считать разучился?' Много еще чего. Столяров, видел, головой укоризненно качал, но не вмешивался никогда. А Можжевелова я в пятницу видел, до обеда, когда привозил декларацию на импорт добавок для кормов. После обеда сразу приехал на выпуск фуры. Столяров ругался, что Роберт не вернулся. Тут же Можжевелов ему позвонил, что-то объяснял, оправдывался, Сергей вроде смягчился. Сказал громко: 'Да, свяжись только с бабами!' И сам сел на этап Роберта, заодно протокол досмотра курицыной фуры оформил.
-Где сейчас Артюхин? - поинтересовался Холмов.
-Только сегодня из Москвы вернулся, несколько дней был в командировке. С 1 января новый таможенный кодекс вводят, при Академии народного хозяйства семинар на эту тему организовали. Вот Фридман Вовку и послал.
-Он тоже в городе живет?
-Да, почти все управление здесь. На служебном автобусе в село ездим. А рабочие там местные. У 'Курицы и яйца' такая же картина, только им в другую сторону и подальше километров на пять.
Отпустив Пятакова, Холмов достал карту области и задумался. Федеральная трасса, по которой фуры отправлялись в сторону Украины, проходила совсем недалеко от села Марьина, в котором располагался 'Леггорн'. Потом позвонил домой Вяткину. Тот был очень недоволен:
-Петя, ты оборзел! Кого Шиферов старшим поставил, забыл? Чего отдыхать мешаешь? Ладно, договорились. Проверю с утра. Мысль у тебя действительно здравая.
Затем Холмов позвонил водителю Константину и выяснил, что тот по пути к границе действительно заезжал в Марьино минут на сорок - поужинать в кафе.
Утром в кабинет решительно вошел Артюхин. Он оказался ровесником Пятакова, но в светлых волосах инженера уже зияли обширные залысины. Зато голубые глаза излучали непоколебимую уверенность в себе. Да, он в курсе, что Можжевелов трагически погиб. Очень жаль, но ничего не поделаешь. В конце концов, все мы смертны. Нет, даже предположить нечего. Ни о врагах, ни о темных делах не слышал. Конечно, обидно, что бывшие коллеги к тебе теперь совсем по-другому относятся, но что поделаешь, такова жизнь. Приходится привыкать.
-Хоть бы одного московского умника из ГТК сократили, - с неожиданной злостью добавил Артюхин. - Побывали бы в нашей шкуре, посмотрим, что бы запели!
Больше из бывшего таможенника ничего выжать не удалось. Да Холмов, собственно, на него и не рассчитывал. Даже если и были раньше какие-то темные делишки, какой ему смысл в них признаваться? Но проверить всех прежних знакомых Можжевелова стоило. Холмов собрался звонить на приборный завод Любови Стрельниковой, но тут в кабинет шаровой молнией вкатился широко улыбающийся Вяткин.
-Петя, с меня пузырь! - пообещал он. - Ну и нюх у тебя! Знаешь, я вначале в тебе сомневался. Ну, был ты в армии нештатным дознавателем. Подумаешь, солдатские мордобои расследовал! А у тебя, оказывается, и впрямь башка варит. В общем, обошел я несколько мастерских. Да, был такой заказ! Инспектор приходил в форме, сказал, сам пломбиратор нельзя за пределы таможни вывозить, только пломбы для образца принес. Посмеялись еще над ним, что государство не обеспечивает. Тот только рукой махнул: пока дождешься от того государства! А устройство износилось, водители жалуются, что пломбы неразборчивые. Три пломбиратора изготовили - под видом плоскогубцев. Заказчик сказал, так удобнее.
-Пятаков? - предположил Холмов.
-По описанию похож. Сидор Львович, как я понял, делает ставку на бывших таможенников, у других предприятий таких спецов нет. Слушай, Петя, а какой у него мог быть мотив?
-Месть. Пятакову грозит увольнение, если штраф триста тысяч 'Леггорну' придется платить. А тут и отомстил, и конкурентам свинью подложил. Машину ж обратно вернули для расследования, 'Автомедон' с 'Курицей' контракт расторг. Ищут перевозчика в другом городе, в 'Возницу' ни за какие коврижки не пойдут. Сидору Львовичу бальзам на душу. Хотя сам он, безусловно, ничего такого не приказывал. Просто велел решить проблему.
-Наверное, Петя, ты прав. Я, кстати, созвонился с начальником отдела ВЭС и выяснил: в пятницу Пятаков на служебном автобусе не уехал, остался вечером в Марьине. Хотя злился, что не разрешили ему сразу после оформления машины в городе остаться, заставили на птахофабрику вернуться, пусть за полчаса до окончания рабочего дня.
Через три часа слесарь из мастерской вошел в кабинет и сразу уверенно указал на Пятакова, сидевшего в окружении трех подставных.
Опознание [Художник В.Козуб]
-Да, этот парень заказал пломбираторы.
Следом появился водитель Константин. Он внимательно осмотрел четверку сидящих перед ним людей, а потом кивнул на Пятакова.
-Да, он. Сначала в таможне по коридору болтался, а потом вечером я его в кафе в Марьине видел. Зашел какой-то нервный, сразу у стойки двести граммов водки выпил.
Пятаков побледнел, как мел.
-Петр Петрович, я все объясню! Я здесь ни при чем!
Когда оформили протокол опознания и подставные ушли, Пятаков неохотно рассказал, что пломбираторы заказали для водителей - специально под видом плоскогубцев, чтобы в инструментальном ящике в глаза не бросались. Иногда на стоянках мальчишки из озорства срывают пломбы на машинах. Потом у водителей большие проблемы. Вот он и придумал такой трюк. Фридман одобрил, выделил деньги. В Марьине Пятаков остался из-за ссоры с женой, поэтому и выпил крепко. Потом успокоился и уехал на рейсовом автобусе.
-Складно у тебя, Вася, получается! - жестко сказал Вяткин, уже ничем не напоминавший доброго дедушку. - А я думаю, все было не так. Ты придумал, как Можжевелова в Марьино заманить, что-то ему наврал. Знал, что фуры проезжать будут. У того кафе кустарник - будь здоров. Листва пока в основном зеленая. Можно было в зарослях незаметно усыпить инспектора эфиром и в фургон закинуть. В общем, вынуждены мы тебя, парень, на двое суток задержать.
-Как? - на лице инженера читался неописуемый ужас. - Разве Можжевелова усыпили эфиром?
Раздался глухой стук: Пятаков упал в обморок.
Ордер на обыск получили быстро, однако в городской квартире Пятакова ничего не нашли. Зато в запертом ящике стола на рабочем месте обнаружилась плотно закрытая склянка с остатками эфира и сотовый телефон 'Сименс'. На пластиковом чехле оказались отпечатки пальцев Можжевелова и Пятакова. У Валентины хранился паспорт на телефон, и девушка уверенно опознала мобильник покойного инспектора по едва заметной вмятинке на корпусе и еще куче мелочей в памяти прибора.
-Молодцы, ребята! - похвалил Шиферов на совещании Вяткина и Холмова. - Быстро и качественно провели расследование. Даю вам еще пару дней, чтобы этого молчуна разговорили. Маркелов до сих пор перегружен.
Вечером Вяткин принес обещанную бутылку, и Холмов жадно выпил сразу почти стакан.
-Что-то здесь не так, Коля! - мрачно сказал он. - По-моему, Пятаков не видел никакой связи между убийством и эфиром. И стал бы он держать у себя такие улики? Похоже, его подставили.
-Не усложняй, Петя! - добродушно сказал Вяткин. - Просто Вася лох. Ничего толком сделать не мог. А как разоблачили - испугался. Вот и молчит, как рыба об лед.
В этот момент позвонил дежурный и сообщил, что с Холмовым срочно хочет поговорить Елена Пятакова. Оперативник закинул в рот пару подушечек мятной жвачки, попрощался с Вяткиным и через пару минут в кабинет вошла жена Пятакова.
-Петр Петрович, Вася звонил сегодня и попросил меня рассказать про склянку, - сразу приступила она к делу. - Это я виновата. Я работаю медсестрой в хирургическом отделении. Примерно месяц назад делали сложную операцию, одна из сестер нечаянно разбила все лекарства. Я среди осколков увидела баночку с эфиром, она уцелела. Положила ее в карман и забыла в горячке. Потом все разбитые лекарства списали по акту, можете проверить. А я только через два дня наткнулась на баночку, потому что в другом халате ходила. Не захотела связываться. Подумают, что специально спрятала. Все равно ж списали! Принесла баночку домой и поставила в аптечку. В пятницу случайно обнаружила, что ее нет. Позвонила Васе на работу, он признался, что взял. Какая-то собака на него в селе постоянно нападала, вот он и решил ее проучить. Я разозлилась. Ведь если увидят по этикетке, что эфир из нашей больницы, такой скандал будет! Наорала на него. Он обиделся, вечером поздно вернулся пьяный. Вот и все. Уж не знаю, в чем вы его там подозреваете из-за этого эфира. Вася ж мухи не обидит, такой тюфяк! Петр Петрович, я вас умоляю: разберитесь.
Отпустив женщину, Холмов велел привести Пятакова. Тот выглядел неважно: весь помятый, небритый, взгляд отсутствующий.
-Василий, не усугубляйте своего положения, рассказывайте все без утайки! - жестко начал Холмов. - Вы постоянно чего-то недоговариваете, отсюда все проблемы.
-Я его не убивал! - чуть слышно прошептал Пятаков. - Эфир брал для собаки. А ее кто-то застрелил. Про склянку забыл, так и лежала в столе. Про телефон ничего не знаю. Откуда там мои отпечатки?
-То есть вы хотите меня убедить, как Штирлиц Мюллера, что ваши отпечатки появились там случайно?
-Не знаю! Мало ли 'Сименсов'! У Артюхина такая же модель. Давал мне на днях, спрашивал, как шахматную задачку там решить. Да, а чтоб больше тайн не было, расскажу еще одну вещь, пусть это и против меня. Месяца полтора назад Сидор Львович поручил мне сделать Можжевелову предложение. Инспектор ежемесячно получает дополнительный оклад от нас, но наши декларации быстро проверяет, а к 'Курице и яйцу' придирается изо всех сил. У него бы это выглядело естественно. Роберт меня послал на три веселых буквы. Сидор Львович сказал, что я размазня и не умею работать с таможней. При первом промахе он меня уволит. А тут как раз дело по запчастям - словно по заказу.
-Да, мотив для суда отменный! - покачал головой Холмов. - Но я вам верю, Василий. Хоть вы и много чего наворочали, но, кажется, не убивали. Попробуем разыскать настоящего преступника. Никак не пойму, как он все это провернул!
Утром Холмов, сидя на лавочке у таможни, беседовал со Стрельниковой с приборного завода. Веселая молодая женщина попросила называть ее просто Любой и сразу припомнила случай, свидетелем которого стал несколько месяцев назад Пятаков.
-Да, Роберт такой. Он и в школе был педантом. Звезд с неба не хватал, а за счет аккуратности выезжал. Зато на какую-нибудь олимпиаду пошлют, где нужно мозгами пораскинуть, ничего у него не получалось. Я кое-кому из одноклассников рассказывала, как он меня лишний час мурыжил, приказы читал. Пацаны сказали, если на пятнадцатилетие выпуска придет в феврале, п...ей получит. Видите, не судьба. Нехорошо, конечно, о покойном, но так и не поняла, чего он из себя строил? Все мы люди, у всех случаются ошибки. Нас начальство подгоняет: давай, давай скорее декларацию! Трудно ли в спешке что-то пропустить? Тем более мелочевку всякую можно в декларации исправлять, допускает кодекс. Вот только кто-то разрешает, а Роберт - никогда. Ну, а мордой по батарее поводить никто из них случая не упустит. Будто сами не ошибаются! Артюхина как-то три раза просила акт досмотра переделать, все путал чего-то. Можжевелов однажды наставил вместо штампиков 'выпуск разрешен' 'товар поступил'. Но, сами знаете, что дозволено Юпитеру, не дозволено быку! А как кто из них на нашем месте окажется - шок! Они ж специализируются каждый на своем этапе, остальное толком не знают. И начинается! Мне бальзам на душу, когда Можжевелов Артюхина регулировал. Наверное, зеки так радуются, когда к ним в камеру бывшего мента сажают. Так и надо Володьке! А то еще меня передразнивал, слышала, дверь у них была приоткрыта: 'У меня уже рабочий день закончился, дети дома некормленые. Роберт, проштампуй, а?' Да так похоже! Я ушам не поверила и даже в дверь заглянула: точно, Артюхин! А уж как они все хохотали во главе со Столяровым! Я в туалет ушла и ревела полчаса. Теперь вот Артюхин в 'Леггорне' работает. Недель пять назад с Можжевеловым о чем-то в коридоре беседовали, оба красные, злые. Я за вешалкой стояла, они меня не видели. Расслышала, как Артюхин сказал: "Если вякнешь про этот разговор - я по телефону доверия в управление такого наговорю, долго не отмоешься. Скажу, что ты наше предложение принял, а мы тебя просто проверяли. Так что молчи в тряпочку, скотина!"
Подслушанный разговор [Художник В.Козуб]
-Спасибо, Люба! - искренне поблагодарил женщину Холмов. - Вы не представляете, какие важные вещи мне сообщили!
Через час оперативник был в Марьине и читал в отделе кадров личное дело Артюхина.
-Ничего себе! - брови Холмова от удивления взметнулись вверх.
В бухгалтерии он тщательно изучил авансовый отчет Артюхина по командировке, который оказался в идеальном порядке. Вернувшись к себе, Холмов просмотрел заявления о кражах за последние три месяца. Затем встретился с Шиферовым, рассказал о новой версии и попросил разрешение съездить в Москву.
-Мудришь ты, Петя! - вздохнул начальник. - Но сгоняй. Лучше все сомнения развеять. А Вяткин пока пусть твою билетную версию отработает. Убедил: эта мелкая кража реквизита хорошо на твою версию ложится.
Когда через три дня Холмов вернулся из столицы, ему было над чем поразмыслить.
-Ну, что? - Вяткин сгорал от нетерпения. - Удалось что-то выяснить?
-Черт его знает! - Холмов пожал плечами. - Преподаватели его по фотографии узнали, администратор гостиницы тоже. Сказали, очень он был пассивен на занятиях, вопросов не задавал, особняком держался. Но я встретил случайно одного из слушателей семинара, из той же группы, что Артюхин. Тому сертификат с ошибкой выдали, приехал переделать. В общем, за обедом спросил он что-то у Артюхина по таможенному оформлению, и тот такую глупость брякнул!
-Может, просто пошутил? - засомневался Вяткин. - Решил поиздеваться над коллегой.
-Может быть, - согласился Холмов. - Ты в железнодорожной кассе проверил?
-Проверил. Опять тебя, Петя, чутье не обмануло. Смотри, я маркером выделил.
Вяткин показал копии билетов и факс из училища. На поезде утром в день убийства через город проезжал некто Игорь Шутов. Десять лет назад они с Артюхиным учились в одной группе. Шутов успешно закончил учебу, а Артюхина отчислили со второго курса.
-Ты хоть можешь объяснить, что это значит? - поинтересовался Вяткин. - Я, блин, старший группы, а ты меня гоняешь с заданиями, как мальчишечку. Главное, я будто и не против. Думать мне уже в лом, мозги и так дымятся от твоих кроссвордов.
-Если бы я сам знал! - вздохнул Холмов. - Вроде бы вырисовывается картина убийства в общих чертах, да только доказательств с гулькин х.., точнее, вообще ноль. А вдруг я снова на неверном пути, как с Пятаковым?
-Насчет Васи ты не торопись, он у нас пока официальный подозреваемый. Вот ты ему веришь, хоть сам эту линию раскопал, а я сомневаюсь. Скользкий он парень. Кстати, вот еще один факс. Я запросил, за что Артюхина исключили. Написано, что по личной просьбе.
-Фридмана проверил?
-Беседовал я с ним, - вздохнул Вяткин. - На всех прежних местах работы сплошные положительные характеристики. Само радушие и предупредительность. Ни единой зацепки. Ничего он таможенникам не предлагал. Деньги на инструмент он выделял, но понятия не имел, что сделают фальшивые пломбираторы. Все это глупая инициатива ленивых инженеров, которые не желают работать в рамках кодекса.
Холмов тут же позвонил Шутову на работу и узнал, что тот в длительном административном отпуске. Оперативник нашел мужчину дома и договорился о встрече. Похоже, Шутов был с похмелья, однако его веселый тон сразу изменился на озабоченный.
Холмова встретил прилично одетый молодой мужчина, наголо остриженный.
-Братков готовитесь играть? - съязвил Холмов. - Удивляюсь, как это народу чернуху смотреть не надоедает.
-Да я и не снимался никогда, - вздохнул Шутов. - Кому нужен актер провинциального театра? И так на мели уже из-за административного. Петр Петрович, а что случилось?
-Да уточнить нужно кое-что по той краже, - уклончиво ответил Холмов. - В заявлении нет точного списка похищенного.
-Да откуда он возьмется? - актер пожал плечами. - Но вы не по адресу, я тут вообще сбоку припека. Слышал, что бичуганы какие-то влезли в гримерную через окно, оставили кучу пузырьков из-под настойки боярышника, все перевернули, да украли то, что под руку подвернулось. Наши так и не разобрались, как в рассказе Зощенко.
-Работа такая, проверяем, - равнодушно заметил Холмов. - Я вот еще одним делом занимаюсь по паспортному режиму и незаконной выдаче документов, всплыла там ваша фамилия. Вот и решил двух зайцев убить. Вы никому свой паспорт не передавали? Чужим не пользовались?
-Нннет, - выдавил из себя Шутов, но лоб его покрылся испариной.
-А если подумать? - нахмурился Холмов. - Поймите, это не так невинно, как вам, возможно, представляется.
-Послушайте, Петр Петрович! - взмолился Шутов. - Это не моя тайна. Тут женщина замешана...
-Не беспокойтесь, по закону мы не разглашаем ничего, что касается личной жизни граждан, если это не имеет отношения к преступлению. Что за женщина?
-Да у друга моего, Володьки Артюхина, любовь на стороне... Хотел ему помочь.
-Понятно. За что, кстати, его исключили из театрального училища?
-Обиделся на замечание и ударил преподавателя. Раздувать не стали историю, предложили уйти по собственному желанию. Жаль, конечно. Редкий талантище пропал. Допустим, не Виктор Чистяков, но не хуже Максимки Галкина. Ладно, это отдельная история, а на прошлой неделе дело было так...
Выслушав сбивчивый рассказ Шутова, Холмов отправился на вокзал, где долго бродил вдоль путей. Нет, здесь спрятаться негде, все открыто. Внезапно оперативника осенило. Из-за ремонта вокзала все его службы ютились в небольшом боковом крыле, а рядом на пустыре смастерили временный общественный туалет из дерева. Заведение оказалось платным и вполне приличным. Холмов показал удостоверение и долго исследовал кабинки, снабженные простенькими дверцами, и длинный желоб, заменявший писсуары.
-Мамаша, а ничего в прошлую пятницу необычного не было в вашем заведении? - поинтересовался Холмов у старушки, торговавшей билетами.
-Да что там необычного, сынок! Ходят себе люди по нужде туда-сюда тысячами, вот и все! Вокзал все-таки!
-Но так люди в форме, наверное, в глаза бросаются?
-Вроде бы заходил таможенник с усами, - засомневалась старушка. - Подумала, охота ему три рубля выбрасывать, когда таможня в двух шагах. Иначе б не запомнился. Только в какой день это было, запамятовала.
Холмов вернулся в помещение. Отмахиваясь от мух и зажимая нос, в каждой кабинке заглянул в отверстие в полу.
-Есть! - вдруг радостно воскликнул он.
Помчался к начальнику вокзала и вернулся в туалет с плотником и понятыми. Когда вскрыли пол в одной из кабинок, все увидели полиэтиленовый пакет. Человек, выбросивший его, явно рассчитывал, что вещи поглотит зловонная жижа. Однако пакет по воле случая немного не долетел до нее и зацепился за гвоздь одного из многочисленных опорных столбов.
Находка [Художник В.Козуб]
Через полчаса Холмов привез в прокуратуру дурно пахнущую находку и показал следователю.
-Виктор Степанович, похоже, моя версия подтверждается. Дайте поручение провести экспертизу этих вещей и еще кое-чего.
* * *
В кабинете следователя Артюхин держался не менее уверенно, чем в милиции.
-Виктор Степанович, я не вполне понимаю, зачем меня вызвали. Пятаков арестован, я остался один на декларировании. Работы выше крыши. Сидор Львович вне себя.
-С Пятаковым мы разберемся, - пообещал следователь. - А у нас, похоже, вы надолго задержитесь. Официально оформим чуть позже, а сейчас с вами поговорит капитан Холмов. Или, может, сами расскажете? Не забывайте, что чистосердечное признание смягчает вину.
-Я ничего не понимаю, - надменно заявил Артюхин. - Я вообще намерен подать на вас жалобу: говорите какими-то загадками, ничего конкретного.
-Петр Петрович, прошу вас, - кивнул следователь.
-Гражданин Артюхин, с какой целью вы в командировку на семинар послали вместо себя Игоря Шутова? - жестко поинтересовался Холмов.
-Я не понимаю, о чем вы.
-Не притворяйтесь. Вы ж оба актеры, пусть один бывший, второй почти безработный. Кто из проводников или администраторов гостиниц внимательно разглядывает паспорта? Шутову ничего не стоило подкрасить волосы под вас, выстричь залысины и немного загримироваться.
-И вы можете это доказать? - Артюхин презрительно ухмыльнулся.
-Вот заключение экспертизы. В номере гостиницы Академии, где жил 'Артюхин', отпечатки пальцев Шутова. В Орловске обратная картина. К сожалению, ваш друг не знал, в каком гнусном деле вам помогает.
-Ну уж и в гнусном! - Артюхин доверительно подмигнул Холмову. - Петр Петрович, будто вы никогда не бегали налево! Мы ж мужики, поймем друг друга! Жена меня проводила на поезд, все честь по чести. Доехал до Михайловки, на перроне Игорек. На автобусе еще вечером приехал. Там стоянка десять минут. В туалете верхней одеждой поменялись и паспортами, я рыжий парик нацепил. Шутов вместо меня на семинар поехал, а я на другой поезд билет взял и покатил обратно - в Орловск мимо нашего города.
-Назовите имя и фамилию женщины! - потребовал Холмов.
-Измена ей имя! - вздохнул Артюхин и театрально развел руками. - Какое это теперь имеет значение! Решил нагрянуть без предупреждения. Подъезжаю к ее дому - выходит из подъезда под ручку с каким-то мордоворотом. И все. Прошла любовь, протухли помидоры. Поселился в гостинице и тосковал, пока командировка не кончилась, - и он с пафосом продекламировал. - Что поделать? С судьбой не поспоришь! Все прошедшее кажется сном... До чего не докатишься с горя? Заливаю печаль я вином!
-Я не буду тратить время на опровержение этой сказки, - вздохнул Холмов. - Гражданин Артюхин, эту мелодраму вы сочинили для Шутова. Будь вы на сцене - и я бы поверил вам безоговорочно. У вас и впрямь талант. Но в кабинете Виктора Степановича не верю. Вы специально выбрали поезд, чтобы попасть в город утром. Стоянка у нас полчаса. Вы отлично знали, в какое время проводятся таможенные досмотры, когда планируется отправка рефрижераторов. Вы вышли из вагона, прошли с сумкой в туалет. Там в отдельной кабинке достали свою таможенную форму, переоделись. Недели за две до этого вы совершили мелкое ограбление в театре, инсценировав вторжение бомжей. Раздобыли там все необходимое. Надели черный парик, приклеили усы. Вставили голубые линзы, чтобы изменить цвет глаз. Подгримировались под Можжевелова. Под каким-то предлогом вызвали его чуть раньше к терминалу. Там в подсобном помещении усыпили эфиром, который взяли у легкомысленного Пятакова. Потом начали досмотр. Пока водитель открывал кабину и капот, вы закинули тело в рефрижератор и опломбировали двери. Самая сложная часть вашего плана осталась позади. Водитель обратил внимание на резиновые перчатки: вам было нужно не наследить и сохранить отпечатки Можжевелова. А на днях я случайно узнал, что вы отлично умеете пародировать чужие голоса. У Столярова не возникло никаких сомнений, что с ним по телефону говорит Роберт. Позже вы из поезда звонили бывшему начальнику, чтобы еще больше запутать следы. Вернулись в привокзальный туалет и снова переоделись. Форму, парик и все остальное сунули в пакет и выбросили в очко. В спешке не проверили, утонул ли пакет. Вот, полюбуйтесь, ваши вещицы. Пропахли дерьмом, но не пропитались. На днях мы попросили руководство "Леггорна" организовать внеплановый профосмотр сотрудников и получили ваши биологические пробы. Взгляните на результаты экспертизы. На форме, парике и накладных усах ваши волосы и микрочастицы кожи. Когда вы узнали, что мы интересуемся Пятаковым, дали ему подержать телефон Можжевелова под видом своего, а потом подложили в стол коллеги. И вы действительно здорово подставили Василия. Неужели вам так важно было навредить конкурентам любым способом? Разве это стоит человеческой жизни? Вас Сидор Львович надоумил убрать неудобного инспектора и свалить убийство на проштрафившегося сотрудника или сами решили выслужиться? Артюхин долго молчал, сверля ненавидящим взглядом Холмова и Маркелова. -Ума не приложу, как вы разобрались с этим, насекомые! - со злобой произнес он. - Недооценил вас. Не надо было жопиться, а купить липовый паспорт. Вы ж, блин, наверно, по билетам нас вычислили! Но вы не поняли главного. Плевать я хотел с высокой башни на кур и яйца вместе с Сидором Львовичем. Просто удачно сложилось, что можно было под эту хрень все подогнать. Должны были сократить Роберта, а не меня! Ему бы на руках меня носить, а он меня прилюдно унизил - и не раз, - глаза Артюхина налились кровью, лицо перекосилось от ярости. - Я такого не прощаю! Вы сказали, у нас предварительная беседа? Официально мне еще ничего не предъявлено? Тогда оформляйте чистосердечное признание!

Оценка: 3.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Я.Логвин "Сокол и Чиж" (Современный любовный роман) | | М.Воронцова "Виски для пиарщицы" (Современный любовный роман) | | О.Коробкова "Ярмарка невест или русские не сдаются" (Приключенческое фэнтези) | | В.Крымова "Мертвый и безумно влюбленный" (Любовное фэнтези) | | С.Лайм "Страсть Черного палача" (Любовное фэнтези) | | А.Максимова "Сердце Сумерек" (Попаданцы в другие миры) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | Е.Лабрус "Ветер в кронах" (Современный любовный роман) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 2) Жизнь" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"