Просвирнов Александр Юрьевич: другие произведения.

Рд-3: Расследование по-декабрьски: без комплексов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ занял 6 (10) место (из 28) на конкурсе "Рождественский детектив-3". Тема конкурса: "Чисто женское убийство". Автор выступал под псевдонимом Оператор Жапс, главный герой маскировался под Харитона Золотницкого.


   Я удобно развалился в кресле, положив ноги на стол. Рабочий день неумолимо близился к завершению, но ни один клиент в нашем агентстве сегодня так и не появился.
   -Наверное, уже к Новому году все готовятся, не до нас им, - словно прочитав мои мысли, из своего угла подал голос Федька.
   Умеет парень поднять настроение! Еще молоко на губах не обсохло, только летом юридический факультет закончил, а туда же. Помощничек, блин! До сих пор иногда жалею, что Аннушка ушла. Впрочем, у ее двоюродного братца тоже иногда мелькают дельные мысли. Прав Федька: если и дальше так дело пойдет, без нескольких "жирных" клиентов, не хватит моих накоплений, чтоб жене к Новому году какой-нибудь автомобильчик подарить.
   -Федя, вместо того чтобы делать ни на чем не основанные умозаключения, дай лучше газетку какую-нибудь почитать, - миролюбиво откликнулся я, и вскоре внимательно изучал статью, автор которой доказывал, что католическое рождество гораздо больше соответствует астрономическим реалиям, чем православное. Впрочем, недавно я читал нечто совершенно противоположное. Мысли разбежались, и привести их в порядок можно было только одним способом.
   -Федя, читал про рождество? - получив утвердительный ответ, я продолжил: - Знаешь, столько этих систем летоисчисления было, даже слепой не промахнется. Может быть, по какой-нибудь александрийской эре уже и в Новый год попадем. Держи!
   Федька ловко поймал ключи и открыл сейф. За пять минут мы выпили по паре стопок коньяка, и я сразу почувствовал, что праздник действительно приближается, пусть до него целых три недели. Но тут звякнул колокольчик, и мы мгновенно очистили стол от следов маленького пиршества, прежде чем посетитель вошел в кабинет.
   У меня глаз-алмаз, и я сразу понял, что с этого парня много не возьмешь. Однако на безрыбье и рак рыба. Пусть в простенькой куртке, но тоже клиент. Зато взгляд честный, хоть и грустный. Дело, видимо, непростое. Я тяжело вздохнул и радушно предложил:
   -Садитесь, молодой человек. Курточку можно снять, разговор у нас, кажется, будет долгим.
   Парень послушался и вскоре сидел передо мной - как-то напряженно, положив руки на колени.
   -Меня зовут Вадим, - представился он. - Сысой Петрович, мне про вас Виталик рассказывал. Вы им с Дашей тогда очень помогли. У меня большое горе. Невеста пропала. Два месяца назад.
   -В милицию обращались? - поинтересовался я.
   Выяснилось, что да. Только не Вадим, а деканат. Пропавшая Вера училась на третьем курсе факультета журналистики. Училась, кстати, бесплатно, получала повышенную стипендию. Подрабатывала по мелочи на кафедре. В начале октября она не пришла на занятия. Думали, заболела. Оказалось, и в общежитии ее нет. Вадим знал, что Вера сирота. Отца она никогда не видела, а мать умерла два года назад. Из родни осталась только тетка в глухой провинциальной деревушке, где и телефона ни у кого не оказалось. Вадим окольными путями ухитрился найти координаты правления чудом выжившего колхоза в райцентре и названивал туда несколько дней. Сердобольная женщина, заместитель председателя, сжалилась над юношей и с оказией съездила в деревушку. Веру там долго не видели - с похорон матери. Но летом девушка заезжала на пару деньков. А потом ее тетка продала их старенький дом и уехала в город. Какой - никто не знал. Теперь Вадим чуть ли не каждый день бывает у декана, но тот только разводит руками: милиция не продвинулась в поисках ни на шаг.
   -Там таких дел полным-полно, - с горечью сообщил Вадим. - Многие годами с места не двигаются. Оно и понятно, если по горячим следам не найти, потом уже не до этого. Начальство за другое спрашивать будет. Сысой Петрович, на вас вся надежда.
   Я с сомнением покачал головой.
   -Вадим, слишком много времени прошло. Гарантировать ничего не могу, кроме того, что накладные расходы будут приличные. Ты готов к этому?
   -Мне дядя денег в долг дал. Он солидный бизнесмен. Я ему позже верну или отработаю. Вы о деньгах не беспокойтесь, главное, Веру найти. Милиция же проверила больницы и морги - нет ее нигде. Наверное, ее просто похитили.
   Я не стал возражать: может, парень и прав. Посмотрел на фотографию девушки: симпатичная, ничего не скажешь. Судя по взгляду, несколько наивна и простодушна, такую действительно могли обмануть. Вадим подтвердил, что Веру легко было разыграть, но в серьезных делах она была очень недоверчива, ни в какие авантюры не пускалась. А я не мог отделаться от ощущения, что видел эту девчонку, причем не так давно: не то в газете, не то по телевизору. Мой глаз-алмаз, знаю, не подвел, вот только память забарахлила. Где же Вера попадалась мне на глаза?
   Когда Вадим ушел, я позвонил Степанычу. Тот не был в восторге от моей просьбы, но не отказал. Вообще, он любит побурчать, но еще больше любит коньяк, который я ему после каждой проверки выставляю. Пусть отрабатывает. Я ж не бог весть что прошу. Ему и делов-то - почесать языком со своими, зато мне потом мартышкиным трудом не заниматься и не идти по следу милиции.
   Степаныч не подвел, утром позвонил. Ничего особенного, правда, не рассказал. Запросы они посылали, портрет Веры и в газетах помещали, и по телевизору показывали - никто не откликнулся. Тетку они нашли на днях в другом городе, она ничего о племяннице не знает, писем давно уже не получала. Вот, собственно, и все. Точнее, практически ничего. Но уже хорошо, что Верину тетку искать не надо. Значит, ищи мужчину. Вадим уверен, что был у Веры единственным, но проверить не помешает. Вдруг какая-то внезапно вспыхнувшая страсть - и пылкий красавиц увез Веру с собой, уговорив все бросить. Не вяжется со скромным взглядом на снимке и тем, что рассказал Вадим, однако как там пел Кобзон на "Песне-74": "Все равно, что от курицы ждать лебедя, все равно, что на суше учить плаванью, все равно, что сказать, что ты полностью разбираешься в женском характере!" Еще пацаном я был, когда слышал эти мудрые слова, но на всю жизнь в память врезались.
   Ладно, хватит гадать на кофейной гуще. Федьке велел в Интернете пошарить - он на этот счет молодец, недавно стал призером очередного Кубка Яндекса по поиску. Вдруг где Вера засветилась? Сам запрыгнул в "Ауди" (Дашин гонорар!) и поехал в общежитие. Тетка-вахтерша вредная попалась, наверняка ей студенты какую-нибудь обидную кличку дали вроде Цепной Собаки. Дескать, милиции все уже рассказала. Я, понимаешь ли, ее с пустяками отвлекаю, когда Верка Сердючка по радио поет. Пришлось в образ войти и подтянуть: "Хорошо, все будет хорошо!" Как бы невзначай обронил, что встречался однажды с Андреем Данилко, и уже через пять минут мы с вахтершей были лучшими друзьями. Тетенька с упоением выслушала кучу чепухи про любимую Сердючку, что я тут же выдумал не моргнув глазом, а потом и про бедную девушку удалось поговорить. Нет, никаких парней, кроме Вадима, рядом с ней не видели. Вообще девушка была тихая, в общих гулянках почти не участвовала. Ее вещи в подсобке лежат, милиция уже смотрела, ничего интересного не нашла. Мне как знакомому Данилко удалось взглянуть. Да, негусто. Минимум нарядов и белья, учебники, конспекты, папка с вырезками из газет - собственными публикациями Веры. Бегло просмотрел статейки по диагонали - зацепиться не за что. Да, а почему в этой папке номер "Желтка"? Терпеть не могу бульварную прессу, похоже, и Вера ее не жаловала. Зачем же хранила старую газету? Пролистал, поморщился, пока не наткнулся на выдранную страницу. Похоже, нервно выдергивали, клинышек от странички остался. На нем надпись карандашом: "Суки!" Сверил с почерком в конспектах - да, это рука Веры.
   И сразу что-то в памяти забрезжило. Вроде бы Федька тыкал мне в нос какой-то прикольной заметкой в "Желтке", но у меня тогда голова была другим занята, пропустил мимо ушей. Позвонил в офис.
   -Федя, раскопал что-нибудь?
   -Статейки ее - под псевдонимом.
   -Я их уже видел. Слушай, ты мне "Желток" не за 15 сентября показывал? Не сохранился он случайно у тебя?
   -Сейчас пошарю в столе.
   Вахтерша внимательно посмотрела на меня и вдруг выпалила:
   -Сысой Петрович, вы только не говорите никому. Не хочу ни в какие дела лезть. Уже после милиции женщина приходила лет пятидесяти, Веру спрашивала. Сказала, тетка ее. Как узнала, что пропала, перекрестилась и ушла, ничего больше не спрашивала.
   Любопытно! Надо уточнить у Степаныча, когда милиция с теткой Марфой встречалась. Распрощался с вахтершей, вернулся в офис. Да, газета у Федьки сохранилась. И заметочка, разозлившая Веру, тоже на месте. Корреспондент "Желтка" договорился с администрацией сауны и спокойно в белом халате побывал в женском отделении под видом работника бани. Его помощница, тоже из "Желтка", незаметно фотографировала обнаженных дам сотовым телефоном. Репортаж с цветными снимками и был на этой странице. Да, вот где я раньше видел Веру! Она стояла боком и настороженно смотрела на женщину рядом. Обнаженная Вера мне не очень понравилась: по-девичьи угловата, правда, бюст просто изумительный. А вот дама рядом с ней - загляденье. Лет тридцати пяти, рыжая, плотно сбитая - словно сошедшая с полотен художников Возрождения. Просто удивительно, что такую заметку я два с половиной месяца назад не оценил по достоинству.
   Подумал, что в "Желтке" про Веру смогут что-то сказать. Федьке поручил поговорить про статью с Вадимом, сам поехал в редакцию. Мимо секретарши прошел в кабинет главного с таким величественным видом, что девчонка не решилась меня остановить. Михаил Сергеевич оказался моим ровесником - плюгавенький мужичонка лет сорока. Лицо зауряднейшее, ни за что не подумаешь, что этот тип руководит самой скандальной газетой в городе.
   -Сысой Серебряков, адвокат, - представился я и выложил визитную карточку (каких только ни заказал я на всякий случай - уже и фининспектором довелось побывать, и санитарным врачом и еще черт знает кем). - Я представляю интересы Веры Тиховой.
   -Значит, эта истеричка все-таки решила подать в суд, - процедил редактор сквозь зубы. - Сысой Петрович, не тратьте напрасно время. Процесс вы не выиграете.
   -Почему же? - удивился я. - Налицо распространение информации о частной жизни лица без его согласия.
   -Неужели я бы взялся за "Желток", если бы не умел обходить такие смехотворные препятствия! - засмеялся главред. - Но, конечно, вы мне доставите немало беспокойства, которого я хотел бы избежать. И как разумный человек предпочитаю договориться.
   -Мне это необходимо согласовать с клиентом, - отрезал я. - Она сейчас в отъезде, сотовый отключила, свяжется со мной сама через несколько дней. Но в определенных рамках полномочия мне предоставлены. Михаил Сергеевич, я хотел бы услышать вашу точку зрения, а не только Веры Тиховой. Тогда и обсудим детали.
   -Разумно, - кивнул редактор. - Через пару дней после выхода газеты ко мне прибежала эта девчонка с вырванным листком и стала кричать, что она этого так не оставит, подаст в суд. Кроме нее, ни одна женщина из попавших в кадр претензий не высказала, так что я пытался договориться с девушкой. Только она ничего не желала слышать, кричала, что мы ее опозорили на весь белый свет. В общем, не получился разговор. Я ей предложил успокоиться и прийти завтра. Она выскочила из кабинета и наткнулась в приемной на Кирилла и Лену, которые делали тот репортаж. Сразу их узнала. Схватила у секретаря папки со стола и начала лупить Кирилла по голове. Тот ничего не понял, отшвырнул ее от себя. Тогда она схватила Лену за волосы. Еле-еле их разняли. Так что мы готовы, если что, подать встречный иск. Я на всякий случай сразу послал Лену к врачу. Есть справка, что у нашей сотрудницы после нападения Тиховой вырвана прядь волос и остались несколько царапин на лице. Видите, Сысой Петрович, я от вас ничего не скрываю. Итак, мы договорились?
   -Возможно, - неопределенно ответил я. - Дело действительно не такое простое. А могу я поговорить с этими вашими сотрудниками? Но с одним условием - вы не скажете им, чьи интересы я представляю. В противном случае не могу ничего обещать.
   -Нет проблем!
   Вскоре молодые люди сидели передо мной. Оба мне не понравились. Кирилл, смазливый парень, явно избалованный девушками. Невооруженным взглядом видно, что самоуверенный и наглый, такой в любую щель без мыла влезет. Впрочем, "Желтку" наверняка как раз такие сотрудники нужны. Лена - интересная брюнетка с пышным бюстом, однако взгляд беспокойный и недобрый. "Стерва", - мысленно определил я. В общем, та еще сладкая парочка.
   -Я представляю интересы регионального отделения партии "Женщины России", - преспокойно соврал я. - Его руководство возмущено данной публикацией и готовит иск в суд. Михаил Сергеевич предлагает разумный компромисс, поэтому я должен дать максимально точную информацию своим заказчикам.
   -Ребята, давайте поможем Сысою Петровичу, - подтвердил главред.
   Я поинтересовался, знают ли журналисты кого-то из женщин, сфотографированных в бане, и встречались ли с ними позже. Кирилл с Леной рассказали про уже известный инцидент с Верой и заявили, что остальных не знают и позже никого, в том числе Тихову, не встречали. В общем, ничего нового. Зато голос Лены, в отличие от ее взгляда, мне понравился: приятный, мягкий. Заслушаешься! Распрощался с ребятами, потом с главным и пообещал сделать все возможное, чтобы уладить дело без суда.
   Вернулся в офис, где Федька с красным от смущения Вадимом обсуждали злополучный репортаж.
   -Нет, я ничего не знал про эту грязную заметку, - горячился Вадим. - Иначе я бы сам в "Желтке" всем морды набил. Но помню, что Вера очень нервная и озабоченная в то время была. Она же скромная девушка, из деревни, строгих правил. Понятно, что разозлилась. Сысой Петрович, вы мне отдадите эту газету?
   -Пока можем предложить только ксерокопию, - отозвался я. - Не исключено, что с этой публикацией как-то связано исчезновение Веры. Вадим, а ты никого на этих снимках не узнаешь?
   -Я уже Феде сказал - вот это (он указал на восхитившую меня пышную прелестницу) Анна Григорьевна Пирогова. Она владелица магазина дамской одежды "Афродита". В летние каникулы Вера у нее работала продавцом, но довольно быстро уволилась. Мне толком не объяснила, сказала, в недостаче ее обвинили. Я не приставал особо. Видел, что она очень расстроена. Сказала мне один раз: "Я думала, такое только в книжках и кино бывает".
   -А ты часто с этой Анной Григорьевной виделся? - поинтересовался я.
   -Пока Вера работала, почти каждый день, - ответил Вадим. - Я ее после работы встречал, а Григорьевна выходила и волчицей на меня смотрела. Вредная баба. Вера говорила, все ее боятся, как огня.
   Похоже, не очень хорошие дела в том магазинчике. Может, Вера оказалась нежелательным свидетелем? Узнав у Вадима адрес "Афродиты", поехал туда после обеда. Взял с собой Федьку и отправил в магазин его. Не захотелось пока встречаться с рыжей прелестницей самому. Черт его знает почему! Чутье какое-то выработалось за эти годы, что агентством руковожу. И это чутье подводит меня довольно редко.
   Забавное совпадение: минут через двадцать я увидел журналистку Лену, решительно выходящую из магазина. Ее лицо раскраснелось и было перекошено от ярости. Не иначе как юная стервочка учинила скандал в магазине. Садясь в такси, нервно хлопнула дверью. Вскоре появился и Федька. Симпатичная девушка в униформе его провожала, ручкой помахала.
   -Сысой Петрович, наверное, под бандитские пули легче идти, чем такое задание выполнять, - пожаловался помощник. - Чуть не сблевнул от этих тряпок. А бабам хоть бы хны, они там как рыба в воде. И ничего подозрительного не заметил. Продавщицы вежливые, обходительные. Шубку для моей девушки помогали подобрать. Но я сказал, что все-таки позже придем вдвоем, не хочу брать ответственность на себя. Не пойму, из-за чего та придурковатая брюнетка скандал учинила. Видите ли, убогий ассортимент костюмов Снегурочек, ей какой-то особый нужен. Так орала, что девки хозяйку позвали. А та как будто испугалась, когда брюнетку увидела. Но потом очень вежливо с ней беседовала, не знаю, чего там Вадим на нее наговаривал. Но для меня скандал кстати оказался: все ж вылупились, бдительность потеряли. Удалось в подсобку пробраться. Нашел комнату, в которой продавщицы переодеваются. Там в одном шкафу кипа старых газет и журналов. В этой куче нашел любопытное письмецо, - он протянул мне конверт, - потом выскочил от греха подальше. На мужика какого-то наткнулся, извинился, сказал, что заблудился в поисках выхода. Скандал как раз закончился, я еще о шубках с продавщицами потолковал и ушел.
   -Молодец, Федя! - похвалил я парня. - Кстати, ты зря жалуешься. Не растерялся, успел уже девчонку охмурить. Как это тебе удается?
   -Сонечка - славная девушка, - смутился мой помощник. - Кажется, я ей тоже понравился.
   -Ладно, ближе к делу. Ты обратил внимание, брюнетка узнала Анну Григорьевну? Ведь это журналистка, которая ее в бане тайком сфотографировала.
   -Тогда понятно, почему рыжая испугалась, - засмеялся Федька. - Думала, небось, опять какой-то спецрепортаж для "Желтка". Нет, брюнетка точно ее не узнала. Но та еще истеричка! Как ее только в газете терпят!
   Я достал письмо из конверта. Вера получила его в августе. Тетка писала, что хочет продать дом в деревне. Если Вера не против, пусть пришлет оформленное у нотариуса согласие. А половину денег она ей потом передаст или вышлет.
   Я посмотрел на часы, потом позвонил в справочную железнодорожного вокзала.
   -Федя, тебе сколько времени нужно на сборы? До твоего поезда два с половиной часа. Адрес тетки Марфы Степаныч мне дал. Поехали!
   У парня округлились глаза, но он ничего не сказал. Я напомнил, чтобы билеты сохранил (все в счет клиенту включим), проинструктировал Федьку до слез, отвез на вокзал, а сам вернулся к "Афродите". Рабочий день уже близился к концу, и вот в дверях магазина появилась моя рыжая прелестница. Эх, какая женщина! Запрыгнула в "Форд" и куда-то покатила. Я следом. Как назло, всюду на красный свет попадали. Целый час ехали. Кое-где витрины магазинов уже гирляндами украшены, хотя до Нового года еще три недели. Ага, наконец-то "Форд" остановился. Вот это да! Я аж присвистнул от удивления. Анна Григорьевна спустилась в подвальчик, где расположилось кафе "Розовый бутон". У входа - здоровенная дамочка с бульдожьим лицом, похожая на бывшую толкательницу ядра. Расцеловались с рыжей, и та впорхнула внутрь.
   Так! Может быть, про это говорила Вера, что только в книжках и в кино бывает? Бедная наивная девочка! Нда, вот так прелестница! Сразу же мой интерес к ней угас. Но только мужской. Напротив, сыщику есть над чем поразмыслить. Может, и не было никакой недостачи, просто Вера не захотела говорить Вадиму о таких интимных вещах. Не случайно у девушки на снимке такой встревоженный вид. Бежала от домогательств Григорьевны и вдруг ее в бане встречает, все свои прелести демонстрирует! Черт поймет, что эти бабы со сдвигом надумают. Недавно читал, как одна из наших эстрадных звезд откровенничала: якобы женской любви гораздо труднее добиться, чем мужской. Интересно, как же она столько лет в девичьем коллективе выступала? Да и Степаныч рассказывал, какие драки порой в женских тюрьмах из-за этих ковырялок случаются на почве ревности. Аж затошнило слегка. Тьфу!
   Ладно, пусть рыжая веселится в обществе себе подобных, мне здесь делать уже нечего. Внутрь не пробиться: такие заведения только для своих. Вернулся в офис, мозги дымятся. Да уж, дельце! Ни одной серьезной зацепки до сих пор. Пришел на ум рассказ Чапека про "тупого" сыщика. Подсказывали ему: убитый, мол, международный шпион, популярный любовник и все такое. А он твердит одно: вот вы так и расследуйте, а я по-своему - здесь должен быть племянник. И нашел таки племянника прислуги, нуждавшегося в деньгах, из-за них и прикончившего богатого старика. Может, и у нас тоже все гораздо проще: лесбиянки и желтая пресса совершенно ни при чем, а есть жадная тетушка, которая зажилила половину денег за дом. А может, я до сих пор даже не вышел на след и зря трачу время на всю эту публику. Бывало со мной такое, что греха таить.
   Ладно, попробуем от другой печки. Никаких переводов от тетки Вера не получала. Гонорары в газетах и журналах - небольшие. Из "Афродиты" быстро уволилась. Значит, деньги всегда позарез нужны. А где одна древняя профессия, там и другая, благо, близки они чем-то. Почему бы не проверить и такую версию?
   Работа такая, что положено знать, где "ночные бабочки" обитают. Сел в "Ауди" - и вот уже известная всему городу улочка. Сбавил скорость, и миловидные барышни в коротких шубках сразу оживились. А я в лица вглядываюсь. Нет, Вера не здесь. Остановил машину, и тут же пышная блондиночка подбежала.
   -Привет, красавчик! Не скучно одному?
   -Возможно! - ухмыльнулся игриво. - А как у тебя с язычком?
   -И язычком, и губками, все что угодно! - заверила меня блондинка.
   -Я не о том. Люблю поболтать во время этого дела.
   -Ты угадал! Меня подружки Болтушкой Машей кличут!
   -Садись!
   Да простит меня Людка, на что не пойдешь ради дела! Вскоре были на квартире у Маши. Деваха оказалась мастером своего дела. Такого жару задала в постели, что и поговорить толком не успели, так голову вскружило. Но потом все-таки удалось потрепаться.
   -Между прочим, я втроем люблю. Вот однажды... - я мечтательно прищурил глаза. - До сих пор тех девушек ищу. Не встречала, Маша?
   Блондинка глянула на фотографию Веры и приложенную к ней пятисотку (сразу исчезнувшую под подушкой) и энергично замотала головой.
   -Нет, среди наших ее не было, это точно. Не видела никогда.
   -Может, другую знаешь?
   Показал снимок на сотовом - это я успел в редакции Лену щелкнуть, не только она такая ловкачка.
   -Вот эту помню, - кивнула Маша, пряча вторую пятисотку. - Но она не из наших. Проезжала однажды с парнем мимо нас. Потому запомнила, что странно вели себя. Парень просил в машину заглянуть и начинал всех наших по груди гладить. А брюнетка отрицательно головой качала. Наверное, завидовала. У наших-то девок все на месте, а эта плоскодонка. В общем, извращенцы какие-то. Мы им потом машину заплевали, брюнетка распсиховалась. По-моему, в начале сентября это было. Слушай, а ты не мент случайно?
   -Нет, - с улыбкой успокоил я девушку. - Слушай, а это что у тебя за костюм висит? Ты еще Снегурочкой подрабатываешь?
   -Еще чего! - засмеялась Маша. - К конкурсу готовлюсь. Ты что, газеты не читаешь? Смотри!
   Опять этот проклятый "Желток"! Точно - есть объявление: ночной клуб "Искушение" 30 декабря проводит конкурс "Мисс Снегурочка - обнаженный бюст". Надо бы сходить, да только наверняка все билеты уже проданы. Такое зрелище!
   -Глянь! - встрепенулась Маша, выскочила из постели и накинула костюм прямо на голое тело.
   Величественно прошлась по комнате походкой профессиональной модели, а потом неуловимым движением расстегнула "молнию", явив миру пару белоснежных холмиков безукоризненной формы, увенчанных розовыми вершинами. Я только что видел все это рядом, но в такой роскошной упаковке из меха и украшений - совсем другое дело. Я аж заскрипел зубами.
   -Маша, ты победишь! - заявил я, искренне в это веря. - А ну возвращайся ко мне на вторую серию!
   Ничего, Вадим выдержит эти дополнительные расходы. Для него ж стараюсь. Почему бы не совместить приятное с полезным?

* * *

   Утром я еле разомкнул глаза, но в офис приехал вовремя. Никак не рассчитывал, что после второй серии в Машиной постели будут третья и четвертая, а потом еще захочется коньяку... Людке после полуночи уже нес какую-то ахинею про сложное дело, пить, мол, пришлось для конспирации. Нет, так нельзя работой увлекаться.
   Интересная штука. Постоянно эта Лена под ногами путается, черт бы ее побрал. Что-то вчера мне Маша интересное про нее сказала - какая-то нестыковка была. Освежился пивком и вспомнил - "плоскодонка". Это уж к Лене никак не относится! Чушь какая-то. Или не чушь? В голове что-то забрезжило, и я почувствовал, что скандал в магазине и странная поездка к шлюхам с Кириллом (его потом Маша тоже на снимке в телефоне узнала) чем-то связаны между собой. В голове вроде бы начала складываться некая картинка, но затем рассыпалась. Так и просидел в размышлениях часа два. Версии одна глупее другой. Тяжело вздохнул и вслух отпустил несколько нецензурных ругательств.
   Но вот, наконец, электронное письмо от Федьки с отчетом. Мой помощник заявил тетке Марфе, что он главный менеджер "Афродиты", а за Верой числится большая задолженность: в ее смену пропало несколько очень дорогих платьев. Вера сказала, что ждет денег от тетки за дом, хозяйка разрешила подождать. Но все сроки прошли, Вера пропала, зато им удалось найти ее, Марфу Игнатьевну. Лучше ей самой отдать деньги, иначе "Афродита" подает в суд. Федька показал тетке "заявление Веры": якобы в случае чего, расплатиться с магазином необходимо Марфе Игнатьевне в счет долга за дом. Смастерил "липу" я (не зря ж на художника когда-то учился!), и тетка клюнула. Испугалась, сказала, что знать ничего не знает и ведать не ведает. Квартира гораздо дороже оказалась, все деньги ушли, ничего у нее нет. С племянницей она потом рассчитается, а с "Афродитой" не будет, пусть хоть в сто судов подают. Федька парень наблюдательный. Написал, или та гениальная актриса, или наша версия о причастности Марфы Игнатьевны к исчезновению Веры не находит подтверждения.
   Федька смягчился и предложил тетке рассказать все без утайки: может быть, они сами найдут Веру. К примеру, зачем Марфа Игнатьевна приезжала в общежитие? Почему милиции не сообщила? Значит, что-то знала? Тетка помолчала несколько минут, потом заговорила.
   -Ой, Федя, боюсь, случилось что-то страшное. Милиции не захотела говорить, испугалась, что затаскают. В воскресенье, 2 октября, поздно вечером, как сейчас помню. Верочка позвонила, деточка моя. И тихонечко так, бедненькая, шепчет: "Тетушка, я попала в беду. Помогите! Ой!" И короткие гудки. У меня аж все внутри опустилось. А чем я ей помогу в другом-то городе? Ну, думаю, как уж бог даст. Может, спасется Верочка!
   Тетка долго плакала, однако, как оказалось, на всякий случай записала номер телефона, с которого звонила Вера (хорошо, что не пожадничала, аппарат с АОНом купила). Через две недели не выдержала, поехала проведать Веру. Как узнала в общежитии, что пропала племянница, совсем перепугалась. Звонить по проклятому телефону не стала, хотела бумажку с номером выбросить, но передумала. Больше ничего из тетки Федьке вытянуть не удалось.
   -А вы, небось, и перекрестились, Марфа Игнатьевна, что теперь рассчитываться с Верой за дом не придется? - с презрением сказал ей Федька на прощание. - И мне рассказали все только потому, что надеетесь, что племянница погибла. Тогда, мол, с покойницы взятки гладки, а мы недостачу в убытки спишем? Ладно, посмотрим, живите себе дальше со своей нечистой совестью!
   Такой блестящей сентенции я от своего помощника не ожидал. К сожалению, он не написал, что Марфа Игнатьевна на это ответила. Главное - номер. По программке "09" проверил и остолбенел. На мониторе красовалось: "Анна Григорьевна Пирогова". И адрес. Вот это да! Значит, рыжая много чего знает о своей бывшей работнице. Что ж, придется подобрать и к тебе ключики, Анна Григорьевна!

* * *

   Через несколько дней мы с Федькой совещались в офисе. Мой помощник определенно понравился продавщице Сонечке и активно ухаживал за ней все эти дни. Сводил, конечно, в ресторан. Были там и танцы до упаду, и поцелуи до одурения. Больше вроде бы ничего, но я Федьке насчет этого не очень верю. Впрочем, это к делу не относится. Главное, из захмелевшей девушки он по крупицам выуживал информацию о рыжей. К примеру, с восхищением говорил: "Какая у вас хозяйка замечательная! Как она достойно вела себя, когда та придурковатая брюнетка скандал устроила!" "Это только с покупателями она такая! - парировала Сонечка. - А вот с нами..." И пошло-поехало. То, что хозяйка розовая, знали все. Но продавщиц это не касалось, хотя такого нетрадиционного внимания опасалась каждая. Все изменилось, когда пришла Вера. И без того порядочная стерва, Анна Григорьевна совсем озверела. Орала за малейшую провинность, безжалостно урезала премиальные. А все потому, - и все это видели - что Вера никак не откликалась на ее вспыхнувшую страсть. В итоге Вера быстро уволилась, а Анна Григорьевна захандрила. Девушкам даже порой становилось ее жалко. В общем, сплошные сопли с розовым отливом.
   А вчера Федьке удалось выполнить вторую часть нашего плана. Он пришел к Соне на работу и так заговорил девушку, что она немедленно захотела побыть с парнем наедине. Они прошли в комнатку, уже знакомую Федьке, и долго целовались на диванчике. Как и предполагал Федька, хозяйка заметила отсутствие Сони на рабочем месте и застала влюбленную парочку на горячем. Пока рыжая орала на Соню, Федька благополучно ретировался, причем так удачно, что успел заскочить в кабинет Анны Григорьевны, открыть сумочку и сделать слепки с ключей. Главное, на глаза никому не попался.
   А я все эти дни следил за Кириллом из "Желтка". Эту версию мы ж окончательно не отбросили. Ничего подозрительного, парень как парень. Как назло, уехал в командировку на пару дней. И вот удача - видел, как по приезде он в одном киоске неподалеку от автовокзала покупал какие-то бумажки. Тот киоск мне был хорошо известен: там для отчета по командировкам липовые счета и чеки штампуют. Посмотрим, может и сгодится куда этот небольшой компромат.
   А пока - к Григорьевне. Через Степаныча я аккуратно выяснил, что квартира нашей рыжей прелестницы сигнализацией не оборудована. Иначе б и не стали затевать авантюру с ключами. Но на всякий случай под куртки вырядились в униформу строителей. Если вдруг соседи, объясним, что ремонт госпожа Пирогова затеяла.
   И вот мы на месте. Федька безмятежно закурил у окна, а я мгновенно открыл сначала шикарную металлическую дверь, затем деревянную и исчез в квартире. Три большие комнаты - неплохо. Вроде, и отремонтировано, и красиво, а уюта нет. Холодно как-то. Впрочем, это мои ощущения, никому неинтересные. И что я здесь ищу? Веру в качестве наложницы? Бред. Нет, рыжая явно живет здесь одна. Если и водит подружек, они здесь не задерживаются. В спальне интересный шкаф. Похож на книжный, но дверцы не стеклянные. И заперт. Ну, такой замочек открыть - детская задача. Простым гнутым гвоздиком справился. Распахнул дверцы и присвистнул. Сразу поручика Лукаша вспомнил. Это он вещицы своих подружек (вроде гребня пани Кати) коллекционировал. Вот и рыжая туда же. Всякие трусики, колготки, маечки, серьги - какого только хлама нет. Все любовно разложено, рядом таблички с именами: Лола, Вика, Света, Лиза... А вот без таблички - простенькая заколка с дешевым камнем. Но у меня глаз-алмаз. Эту заколку я видел на фотографии в волосах Веры. Тетка Марфа не соврала. Вера была в этой квартире 2 октября. На следующий день она не пришла в университет, и больше никто ее не видел. Все это очень серьезно.
   Я посмотрел на часы - до конца рабочего дня осталось часа два. Позвонил Федьке, проинструктировал его и отправился на кухню. Через два с половиной часа услышал звяканье ключей, и вскоре на кухне появилась рыжая прелестница. Конечно, перепугалась. Но не успела она открыть рот, как я поставил стопку коньяка (надо же было как-то скоротать время) показал удостоверение частного детектива и тихо, но твердо сказал:
   -Только не кричите, Анна Григорьевна. Я не причиню вам никакого вреда. Вам звонил мой помощник - из автомата.
   -Ничего не понимаю, - лицо рыжей сразу посерело. - Молодой человек сказал: "Сегодня вечером вам лучше не ездить в "Розовый бутон", а отправляться домой. К вам придут поговорить об очень серьезном деле.
   -Вот я и пришел. Не спрашивайте, как я проник в квартиру, это неважно. Я ничего у вас не взял, кроме этого, - я вытянул ладонь и показал ей заколку. - Кроме того, нам известно, что Вера звонила из вашей квартиры тетушке в день своего исчезновения. Проверить это милиции не составит труда. Эти две улики отнюдь не в вашу пользу, Анна Григорьевна. Лучше все рассказать честно и без утайки. Придете с повинной - суд учтет. Итак?
   -Я не убивала ее! - из глаз рыжей хлынули слезы. - Это был несчастный случай! Налейте мне коньяку! Как я могла убить девушку, которую любила!
   Она еще долго плакала и только после третьей стопки смогла говорить. Да, она без памяти влюбилась в Веру. Ничего не могла с собой поделать, хоть и чувствовала, как продавщицы над ней смеются за глаза. Очень горевала, когда Вера ушла. И вдруг через месяц с небольшим случайно встретила ее в сауне.
   -Вам этого не понять, Сысой Петрович! - рыжая снова разрыдалась. - Видеть ее рядом с собой - обнаженную, прелестную - это была сущая пытка. Я совершенно обезумела. Потом говорили, что кто-то нас там сфотографировал, в газеты это попало. Ничего не заметила, никаких съемок. Только на Веру смотрела. Как пьяная к ней подошла, но она из сауны убежала. Позже я несколько раз к общежитию приезжала, но она постоянно с парнем своим была. Он ее на занятия провожал. Вот кого бы я с удовольствием убила! - со злостью выпалила Григорьевна. - Но я не сдавалась. Все искала случая поговорить. И вот настало 2 октября. Самый счастливый и самый несчастный день в моей жизни. После обеда я весь день дежурила около общежития. Часов в пять Вера появилась на улице, но к ней подошла симпатичная девушка лет двадцати пяти в черных очках и со светлыми волосами. Они сели в такси и поехали, я следом на своем "Форде". Девчонки вышли у ресторана "Парус". Я жутко ревновала. Потянулась за ними в ресторан. Специально так села, чтобы они меня не видели. Часа полтора они о чем-то спорили. Потом Вера поднялась и пошла в дамскую комнату. При этом покачивалась, будто пьяная. Блондинка осталась сидеть. Я тут же сунула деньги официанту, не дожидаясь счета, сказала, что сдачи не надо. Забежала в туалет и увидела, что Вера стоит около открытого крана, вся бледная. Спрашиваю: "Верочка, что с тобой?" Она как-то тупо посмотрела на меня и ответила: "Ничего не понимаю, Анна Григорьевна. Выпила капельку вина, и почему-то плохо стало". "Давай отвезу тебя в общежитие!" - предложила я. Она неожиданно согласилась. Сразу из туалета в гардероб пошли, у Веры сил не было даже с той блондинкой попрощаться. Когда в машину садились, та девушка из ресторана выскочила. Крикнула: "Вера, ты куда?" Но Вера ничего не сказала, дверцу захлопнула. В машине она заснула. Поэтому я повезла Веру не в общежитие, а к себе домой. Кое-как ее растормошила, поднялись ко мне. Предложила ей душ принять, чтобы освежиться. Она еле кивнула, но даже расстегнуть пальто не смогла. Тогда я ее сама раздела догола и повела в ванную. Какое это было счастье! Помыла ее, потом повела в постель. Как долго я мечтала об этой минуте! И вот это случилось. Вера не сопротивлялась. Знаете, она оказалась девушкой! Когда все закончилось, я убежала в душ. Вернулась, увидела, что Вера стоит у телефона. Повернулась ко мне и сказала: "Анна Григорьевна, как вам не стыдно! Воспользовались моим состоянием. Как я теперь Вадиму буду в глаза смотреть?" Голос слабенький, я аж заплакала. Говорю: "Прости меня, Верочка, я просто обезумела от любви". Тут у нее ноги подкосились, упала. Я ее опять в постель уложила. Легла рядом и вдруг заметила, что Вера не дышит. Стала искусственное дыхание делать, по щекам ее стучала. Все бесполезно. И тут я испугалась. Вдруг меня обвинят в ее смерти? Дождалась ночи. Одела Веру и вытащила на улицу. Никого вокруг не было, я ее на лавочку посадила и убежала. Себе заколку на память оставила. Вот и все. Да, я трусиха, да, я поступила подло с Верой, но я не убийца.
   Я задумался. Кажется, рыжая не врет. Слезы настоящие, притворяться она не очень умеет: Федька же тоже определил, что она испугалась Лены. Вот только в сауне она ее и не заметила, это из-за "Паруса" и всего, что было дальше. Да, но почему тогда тело Веры не появилось ни в одном морге?
   -Аня, а ту девушку вы запомнили? - я решил отбросить отчество.
   -Запомнила. Видела ее на днях. Она в магазине у меня скандал учинила. Только теперь она брюнетка. Или перекрасилась, или в парике тогда была.
   -А вас она не узнала?
   -Нет. Она меня в ресторане не видела. А когда она Веру звала, я уже за рулем сидела.
   -Между прочим, Аня, - я хитро подмигнул, - это она вас фотографировала в сауне. Видимо, у нее не очень хорошая память на лица. Кстати, вы обнаженная на снимке чертовски хороши! Мне прямо жаль, что такое добро пропадает.
   Рыжая чуть зарделась и опустила глаза.
   -Сысой, так что вы решили? - спросила она, выпив еще стопку коньяка. - Сдаете меня милиции?
   -Даже не знаю... - я красноречиво окинул взглядом пышную фигуру Анны. - До окончания расследования можно было бы и повременить с этим - при особых обстоятельствах.
   -Это что, непристойное предложение? - ухмыльнулась она.
   -Оно самое!
   -Да, у вас, мужиков, всегда одно на уме. Я согласна, только учтите, что ответной страсти от меня не дождетесь.
   Через несколько минут в спальне я бешено срывал одежду с рыжей прелестницы. Черт возьми, снимок в газете лишь отдаленно передавал красоту этого волшебного тела! Правда, вначале она действительно лежала, как бревно, но постепенно завелась от меня. Природа, несмотря на допущенную с Анной ошибку, на некоторое время взяла свое!

* * *

   Вадиму я ничего не стал говорить. Пока у нас есть только рассказ Анны, но по-прежнему неизвестно, куда бесследно исчезло тело Веры. Что ж, остается последняя ниточка. Зачем Лена приглашала Веру в ресторан? Ради примирения? Почему же ни слова не сказала об этом в редакции? Очень много вопросов накопилось у меня к этой смазливой брюнетке, вот только отвечать на них она мне не будет. Придется зайти с другой стороны. Может, что и получится.
   Дождался Кирилла после работы, предложил подвезти - по пути, мол. Заодно и обсудить кое-что нужно.
   -Как ты думаешь, парень, если главбух "Желтка" узнает, что ты липовые счета за гостиницу к отчетам по командировке прикладываешь, это ему понравится? - я сразу решил взять быка за рога.
   Вижу, Кирилл напрягся.
   -А с чего вы это взяли? - говорит развязно, в своем стиле, однако нотка неуверенности в голосе проскользнула.
   -Работа у меня такая. Ты парень видный, небось, сразу деваху с хатой в другом городе снимаешь, а потом в киоске у автовокзала липу покупаешь. Проверить это труда не составит.
   -Даже если это и так, вам-то какое дело?
   -Если честно, никакого. Хотя вывести на чистую воду даже такое мелкого жулика было бы приятно.
   -Лучше говорите сразу, что вам нужно, - спокойно сказал Кирилл. - Разумеется, мне ни к чему скандал на работе, уволить могут запросто. Итак?
   -Зачем ты с Леной ездил к шлюхам и груди им выщупывал?
   -Ах, это! - Кирилл засмеялся. - Господи, а я-то думал что серьезное. Ленка у нас такая девка упертая. Как что втемяшится ей в голову - все. Однажды в редакции чей-то день рождения отмечали, спьяну кто-то из баб над ней подшутил, что грудь плоская. Ох, как она разозлилась! И вот решила в клинику пластической хирургии лечь, грудь нарастить - мне по секрету рассказала. К шлюхам поехали за образцом. Если будет подходящий бюст - сфотографировать, потом чтоб ей в клинике по образу и подобию смастерили. Но как-то не получилось у нас, только разозлили проституток. Потом Ленка этот поход в сауну придумала - и репортаж отличный, и модель себе подыскать. После этого вроде успокоилась. Как раз у нее отпуск очередной, появилась через месяц - все ахнули. Бюст аж блузку разрывает. Успела за это время нарастить в какой-то клинике. Вот и все.
   -Веру, которая тебя в редакции побила, ты точно больше не встречал?
   -Нет! - отрезал Кирилл. - Совершенно точно. И ничуть об этом не жалею. Ну так что, Сысой Петрович, мы квиты?
   -Хорошо, дури свою бухгалтерию дальше! Да, а Ленке про нашу беседу тоже не треплись. Это я по шлюхам одно дельце разгребаю.
   На следующий день я дал задание Федьке собрать информацию в интернете, а сам позвонил Даше. Та даже обрадовалась:
   -Ой, Сысой Петрович, сколько лет, сколько зим! Никогда не забуду, как вы мне помогли! Конечно, вы всегда можете на меня рассчитывать!
   Через час встретились около поликлиники. После свадьбы с Виталиком Даша еще больше похорошела, глаз не оторвать от ее округлых соблазнительных форм. Да, вот это клиентка была! А дело какое необычное с ее первым мужем-астрологом! Но сейчас у Даши другая задача. Девушка вошла в поликлинику и появилась через пятнадцать минут с пухлой медицинской карточкой.
   -Все нормально прошло! - похвасталась Даша. - Паспорт в регистратуре спросили, сказала, забыла. Показала журналистское удостоверение "Желтка", которое вы так классно смастерили, - выдали книжечку.
   Сидя в машине, я тщательно изучил Ленину карточку, но никаких записей насчет пластической операции не обнаружил. Видимо, в той клинике другую заводили. Опа, а вот это интересно! Девочка, оказывается, в студенческие годы наблюдалась у психиатра. Правда, по данным последних профосмотров все у нее в норме. Вылечилась, получается? Что ж, рад за нее.
   -Даша, спасибо, сдавай документ. Кстати, ты у нас девушка модная, не знаешь, где Лена могла сделать операцию по наращиванию груди?
   -У нас в городе два таких центра, но, думаю, Лена обращалась в "Галатею". Хозяйка клиники - Варвара Петровна Французова. Отличный врач, самые сложные операции сама делает. По-моему, она за границей несколько лет стажировалась.
   -Даша, мне надо было сразу тебя расспросить, а не эту комедию с карточкой организовывать! - засмеялся я. - Теперь всегда буду у тебя по таким вопросам консультироваться.
   Через час я был в офисе и слушал Федьку. Тот в интернете даром времени не терял. Выяснил, что существенно нарастить женскую грудь, не используя силикон, довольно серьезная проблема. Предпринимались попытки пересаживать для этой цели жировую ткань пациентки, но не особо удачные.
   -Сысой Петрович, может, изобразим пьяных сластолюбцев, да позажимаем где-нибудь Ленку на улице? Тогда поймем, силикон у нее или нет! - предложил Федька, хитро подмигнув.
   -Ты, смотрю, во вкус вошел! - засмеялся я. - Сонечки тебе уже мало? Нет, не будем так светиться. Про Французову что-нибудь есть?
   -Много чего. Сплошные благодарности. Действительно, она стажировалась в Париже три года. Вот список врачей, с которыми она работала.
   Я глянул на фамилии и остолбенел. Французова сотрудничала с самим Жаном-Мишелем Дюбернаром!
   -Федька, что ж ты мне сразу не сказал? С этого надо было начинать!
   -А что такое?
   -Так про этих докторов недавно на весь мир трубили!
   -После истории с собакой? - догадался Федька.
   Я задумался. Наконец-то разрозненные фрагменты сложились в единую картинку. Все стало понятно. Да уж, до чего только стервозные бабы не додумаются! Одно плохо - доказательств абсолютно никаких. Подумав с полчасика, я снова позвонил Даше.

* * *

   На следующее утро я сначала поехал в клуб "Искушение". Пошарахался по вестибюлю, красиво украшенному к Новому году, и поинтересовался у охранника:
   -Где здесь на голосисьтых Снегурок записывают?
   -А ты что, участвовать в конкурсе собрался? - у парня с утра явно хорошее настроение, но я зубоскалить не собирался.
   -Не хами, парниша!
   Не тот контингент у них в охране, реакции никакой. Моего удара ребром ладони по горлу он никак не ожидал. Парень захрипел, а я сжал ему руки, словно клещами, и уже миролюбиво сказал:
   -Давай не будем ссориться, ладно? Я немножко нервный и не люблю идиотских шуточек. Договорились?
   Парень кивнул и еле выговорил:
   -Вон там по коридору кабинет номер шесть.
   В той комнате мужик тоже мне сразу не понравился, скользкий какой-то, поэтому я без предисловий взялся за дело:
   -Где у тебя список баб, что в конкурсе Снегурок с голыми сиськами участвовать будут?
   -Мы таких данных никому не даем! - последовал холодный ответ.
   -Мне - дашь!
   Левой рукой я схватил этого мозгляка за грудки, прижал к столу, а правой выхватил из-за пазухи газовый пистолет.
   -Значит так, мужик. Моя баба желает участвовать в этом вашем идиотском конкурсе, а я этого не хочу, понял? И ты между нами не встревай! Я с ней разберусь сам. От тебя требуется только сказать, записалась она или нет. Выбирай, что лучше, эта бумажка или набитая морда.
   Я отпустил мужика и положил перед ним купюру в сто долларов. Достал фотографию Лены.
   -Ну?
   -Записывалась. Неделю назад, - буркнул мужик.
   Когда уходил, испуганный охранник открыл мне дверь, а я снисходительно похлопал его по плечу.
   Через полчаса я заехал за Дашей и повез ее к "Галатее".
   -Только без самодеятельности! - предупредил я девушку. - От моих инструкций ни на шаг.
   Целый час провел я в "Ауди". Пару раз звонил Федька и докладывал, что Лена из редакции не выходила. Но где же Даша, почему так долго? Медленно протянулись еще полчаса. Не выдержал, набрал Дашин номер. "Абонент не отвечает или временно недоступен", - услышал я механический голос. Что ж, вполне логично, что на время приема она отключила телефон. Но почему-то я заволновался еще больше.
   И тут позвонил Федька:
   -Ленка выскочила из редакции, как ошпаренная! Ловит такси!
   -Не спускайте с нее глаз! - приказал я.
   Подождал еще несколько минут, потом позвонил Степанычу и решительно зашагал в "Галатею". Внутри уютно и чистенько. У входа искусственная елочка. Несколько женщин одевались у гардероба и переговаривались вполголоса.
   -Странно, почему Варвара Петровна в последний момент прием отменила.
   -Наверное, из-за той девицы расфуфыренной. Небось, шишка какая-то.
   Да, Даша всегда со вкусом одевалась, а сегодня вообще была сногсшибательна. Почувствовал, что и мне пора подключиться к разговору.
   -Извините, девушки, кажется, вы о моей племяннице говорите. Должна была давно выйти, а ее все нет. Не видели ее?
   -Она с Варварой Петровной вышла из кабинета, куда-то вместе ушли час назад. Недавно пришла медсестра и сказала, что нас примут в другие дни, позвонят. А кто ваша племянница? За что ей такое уважение?
   В этот момент снова зазвонил телефон.
   -Похоже, Ленка едет в "Галатею"! - докладывал Федька. - Такси шпарит, только шуба заворачивается! На гололед плюет! Но мы с Виталиком не отстаем. Минут через десять будем. Виталик спрашивает, как Даша? Почему телефон не отвечает?
   -Еще на приеме, - сообщил я. - Но мне самому это не нравится. Девушка! - обратился я к проходящей медсестре. - Мне срочно нужно увидеться с Варварой Петровной!
   -Госпожа Французова сегодня никого не принимает, - ледяным тоном ответила сестра.
   Это была крупная тетка средних лет. С такой надо держать ухо востро.
   -А может, сделаем исключение? - вкрадчиво заговорил я, доставая тысячную купюру. - Мне только на пару минут!
   -Мужчина, прекратите! - огрызнулась сестра. - Я вам уже все объяснила.
   Однако я никак не желал отпускать строгую даму в белом халате. Женщины, у которых сорвался прием, уже ушли, а мы с сестрой все препирались. И тут дверь распахнулась, и в вестибюль ураганом ворвалась запыхавшаяся журналистка Лена. В глубине коридора я уже увидел Французову, которая решительно шагала в нашу сторону. Типичная докторша: высокая, сухопарая, лицо строгое (портрет ее Федька вчера из Интернета скачал). Снова открылась дверь, и в задании появились Федька и Виталик. Лена глянула на меня и вдруг узнала.
   -Адвокат! А вы что здесь делаете? Варвара Петровна, это сыщик!
   -Всем стоять! - рявкнул я, доставая газовый пистолет. - Ребята, хватайте обеих!
   Парням не пришлось повторять дважды. Федька заломил руки за спину подоспевшей Французовой, а Виталик обхватил истерически завизжавшую Лену. Дородная медсестра с неожиданной ловкостью прыгнула в мою сторону, пытаясь отобрать пистолет, но я был начеку и от всей души врезал ей носком по колену. Тетка завопила от боли и медленно осела на пол. Я схватил ее за волосы и приставил пистолет к виску.
   -А ну, сучки, показывайте, где Дашу заперли! Быстро!
   -Никто никого не запирал! - подала голос Французова. - Девушка находится в палате на обследовании. Я вообще не понимаю, кто вы такие, почему на нас напали. Мария Львовна! - громко сказала врач ошалевшей от увиденного сестре в регистратуре. - Это небольшое недоразумение, мы сейчас разберемся с этими господами. В милицию не звоните!
   -Я вижу, все вы прекрасно понимаете, Варвара Петровна, - резко сказал я. - Ведите к Даше!
   -Изабелла Семеновна, проводите! - скомандовала Французова.
   Медсестра, прихрамывая, заковыляла по пустому коридору, а я держал пистолет наготове. Мои помощники вели следом Лену и Французову. Дверь в нужную палату действительно оказалась запертой. Изабелла открыла ее, и мы всей толпой ввалились внутрь. Даша в больничном халате лежала на кровати лицом вниз. Руки были связаны за спиной, и казалось, что она в смирительной рубашке. Девушка тихо плакала.
   -Ах вы гниды! - выругался Виталик и замахнулся на Варвару.
   Я остановил его.
   -Не пачкай руки, лучше жену освободи. Хорошенькое у вас обследование, Варвара Петровна! По-моему, это не по вашей части.
   -Девушка несла какую-то ахинею, - пожала плечами Французова. - Я решила, что у нее не все в порядке с рассудком. Вот и пришлось принять меры до приезда специалистов.
   -И этот специалист - Лена, которая сама состояла на учете у психиатра, - ухмыльнулся я. - После вашего звонка она примчалась с быстротой молнии.
   -Я ей не звонила, - отрезала Варвара.
   -Вранье! Парни, достаньте их телефоны!
   Ребята тут же все проверили - разумеется, звонок Французовой зафиксировался на Ленином телефоне.
   -А говорили - не звонили, - с наигранным разочарованием протянул я. - Где Дашина одежда?
   -Изабелла Семеновна, принесите! - со злостью процедила Французова.
   Ее и Лену ребята на всякий случай привязали к стульям, а я сходил с медсестрой и Дашей в кладовую. Вернулись в палату, связали Изабеллу тоже. Я вышел с Дашей в коридор.
   -Рассказывай!
   -Я все сделала по вашей инструкции, - начала Даша. - Сказала, что ее мне рекомендовала Лена, что я тоже хочу сделать пересадку грудей, поскольку мои меня не устраивают. Донора беру на себя. Она какое-то время молчала, а потом стала чрезвычайно любезной: "Ах, конечно, ах, пожалуйста! Только надо сделать некоторые замеры в специальном кабинете, пройдемте!" Я, глупая, и не поняла ничего. Прошли в эту палату, велели мне раздеться. Что-то посмотрели, а потом вдвоем с медсестрой упаковали меня в смирительную рубашку. Я очень боялась, что укол какой-нибудь сделают, но обошлось. Вот и все. Сысой Петрович, я ничего не понимаю!
   -Извини, Даша, втянул тебя в такое дело, - вздохнул я. - Не ожидал, что Варвара Петровна будет так энергично действовать. Вам с Виталиком огромное спасибо за помощь, но лучше вам в это дело не вникать. Езжайте домой, успокойтесь, а после суда над этой бандой я вам все подробно расскажу.
   Итак, мы с Федькой остались в палате вдвоем с тремя связанными дамами, которые сверлили нас ненавидящими взглядами.
   -Давайте наконец познакомимся, - любезным тоном сказал я и показал свое удостоверение. - А то сразу в драку. Варвара Петровна, я буду вам рассказывать, а вы поправите, если что не так. Однажды к вам обратилась эта очаровательная девушка, - я кивнул на Лену, - с просьбой нарастить грудь. Вы пояснили, что это очень сложно, а от силикона девушка наотрез отказалась. Ей нужно все естественное. Тогда она предложила пересадить грудь от донора. Вы объяснили, что это бред, таких операций не делают. Однако Лена знала, что у вас есть уникальный опыт. Вы стажировались во Франции как раз у тех врачей, что недавно прогремели на весь мир, когда пересадили чужое лицо пациентке взамен собственного, истерзанного собакой. Вы подумали и согласились - а почему бы и не сделать такой эксперимент? Они лицо, вы грудь. Если получится, потом можно поставить это дело на поток, прославиться. Лена очень настойчивая девушка, прямо маньячка какая-то. Не уверен, что психиатры ее действительно излечили. Уж если что решит - все. Однажды из-за неудачной шутки коллеги решила смастерить себе новый бюст, да еще победить с ним на конкурсе голопузых Снегурочек. Кстати, Лена, костюм-то заказала? Ведь в "Афродите" тебе его купить не удалось, дикий скандал там устроила.
   Девушка не удостоила меня ответом, и я продолжил:
   -Впрочем, теперь он тебе не понадобится, другой ждет тебя костюмчик - казенный. Итак, после неудачной попытки найти то, что нужно, у продажных девиц, Лена присмотрела подходящего донора в бане - девушку по имени Вера. Та сама невольно ускорила развитие событий, когда устроила скандал в редакции после появления в "Желтке" фоторепортажа из этой самой сауны. Через несколько дней Лена связалась с ней и предложила пойти в ресторан, чтобы помириться. Ей как-то удалось уговорить эту щепетильную и скромную девушку. В ресторане Лена незаметно подмешала Вере в питье какое-то снадобье. Скорее всего, взяла его у Варвары Петровны. Получилось не совсем так, как планировалось: Вере быстро стало плохо. Неожиданно для Лены Веру увела другая женщина. Лена не успела помешать, поэтому проследила за ее машиной и терпеливо поджидала у дома. Но она знала, что Вера должна умереть, а той женщине придется что-то делать с телом. Если она вызовет "скорую", донор пропал. Но Лене повезло: женщина струсила и решила просто избавиться от трупа. Мертвая Вера сидела на лавочке. Видимо, Лена позвонила вам, Варвара Петровна. Ведь своей машины у нее нет, а нанимать кого-то чужого слишком рискованно. Тело Веры и Лену привезли в "Галатею", сразу же ночью сделали операцию по пересадке. Вероятно, помогала Варваре Петровне только Изабелла Семеновна. Операция оказалось успешной. От изувеченного тела Веры каким-то образом избавились. Девушка числится пропавшей без вести, и вы все решили, что преступление вам сойдет с рук. Не угадали.
   -В жизни не слышала такой чепухи! - высокомерно заявила Французова. - Вы ничего не сможете доказать.
   -А вот поглядим! - серьезно сказал я. - Если бы это была чепуха, вы бы не испугались, когда Даша предложила сделать ей аналогичную операцию. Вы позвонили Лене и узнали, что она никого вам не рекомендовала. Тут я недооценил вас, вы действовали быстрее и энергичнее, чем я предполагал. Заперли Дашу и вызвали Лену, возможно, чтобы та помогла вам разобраться, как произошла утечка информации и что делать с девушкой, которая слишком много знает. Кстати, мы еще не оценили качество вашей работы по пересадке, - я ухмыльнулся и начал расстегивать блузку Лены.
   Та дико завизжала, пытаясь укусить меня за руку. Подоспевший на помощь Федька схватил девушку за голову и зажал ей рот. Ловко стянув вниз бюстгальтер, я высвободил из плена роскошный Ленин бюст. Вокруг грудей все еще были видны едва заметные шрамы.
   -Варвара Петровна, вы действительно профессионал высокого класса! - похвалил я Французову. - Скоро и эти шрамики станут совсем незаметны, а для конкурса Снегурок их вполне можно было бы заштукатурить.
   Я достал из-за пазухи злополучный номер "Желтка" и сравнил Верину грудь на снимке с тем, что видел перед собой. Мой глаз-алмаз не врет: это то же самое, вон и родинка на том же месте. На всякий случай потрогал (Федька при этом с завистью вздохнул): нет, никакого силикона и в помине. Снова одел Лену и продолжил рассуждения:
   -Думаю, экспертиза подтвердит мой вывод. А обыск в клинике даст необходимые улики. Вам всем лучше чистосердечно признаться и рассказать, где тело несчастной девушки.
   -Сколько вы хотите за то, чтобы мы дружно забыли обо всех этих глупостях? - подала голос Французова. - Назовите сумму. Миллион долларов вас устроит?
   -Нет, Варвара Петровна! - резко оборвал я ее. - Меня устроит только одно: чтобы ваша троица надолго оказалась за решеткой. Будьте уверены, за такое изуверское убийство получите на всю катушку. Поэтому мой добрый совет: помогайте следствию, хоть как-то зачтется.
   -Та дура деревенская сама во всем виновата, - голос Лены вдруг снова приятно зазвучал ручейком. - Я уже выбрала одну шлюху, Машку какую-то. Просто Кириллу не сказала. Подумаешь, проституткой меньше! А эта Верка безмозглая посмела меня в редакции тронуть, да еще при всех! Вот я и передумала насчет Машки!
   И она истерически захохотала.
  
   В этот момент наконец-то появился милицейский наряд, и дальнейшее проходило уже без нашего участия. Позже я узнал от Степаныча, что в сейфе у Французовой нашли по всем правилам оформленную историю болезни с детальным описанием операции по пересадке бюста. К истории прилагались даже фотографии. Тело Веры, как оказалось, Французова и Изабелла зашили в мешок, ночью отвезли на реку и сбросили с моста (по иронии судьбы, именно там я в прошлом году сражался с убийцами Аскольда, Дашиного мужа-астролога). Милиции пришлось долбить лед, а водолазам искать мешок на дне. К счастью, туда положили несколько камней, и его никуда не унесло. Вадима приглашали в морг на опознание, он вышел совершенно потрясенный и побледневший.
   Потом мы с ним долго пили коньяк в офисе, оформляя акт о выполнении работ. Мы-то свое дело сделали, пропавшую девушку нашли. Должны получить законный гонорар. "Поубиваю этих сук!" - орал пьяный Вадим, когда мы отвозили его домой, и я понимаю парня. У самого долго погано на душе было после этого грязного дела. Федька тоже до самого Нового года серьезным был, не зубоскалил.
   Вместе с ним тридцатого декабря сходили в "Искушение" на конкурс Снегурок. Тот самый охранник чуть ли не с поклоном нас на лучшие места проводил. Эх, сколько великолепных обнаженных бюстов увидели! Но, как я и ожидал, Маша затмила всех.
  
   Примечание: Главный герой - проходной персонаж, ранее фигурировавший в рассказе "Роковая ошибка далеких светил" (КОР-2). На конкурсе РД-3 "выступал" под псевдонимом" Харитон Иванович Золотницкий.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"