Просвирнов Александр Юрьевич: другие произведения.

Сд-4: Рецензии на все повести

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:


I. Яшма: Наследники

Рецензия

Нет, весь я не умру -- душа в заветной лире

Мой прах переживет и тленья убежит.

(А.Пушкин, "Я памятник себе воздвиг нерукотворный...")

  
   Повесть "Наследники" представляет собой остросюжетный фантастический детектив. Частное многоплановое расследование совершенного триста лет назад убийства проводит некто Панкрат Родионов, продвинутый в компьютерных технологиях молодой человек.
   Интрига повести заключается в интеллектуальном поединке сыщика с неизвестным убийцей.
   Завязка - описание проникновения Панкрата в подводное некрохранилище, где молодой человек беседует с сознанием (духом) потерпевшей - та просит разобраться в обстоятельствах ее гибели три века назад. Воспринимается все чрезвычайно загадочно. Картинка дана атмосферная, с убедительными деталями, например:
   "- Здравствуйте, - тихо сказал Панкрат.
   Ему никто не ответил. Он был один в огромном зале, но такова была традиция, а традиции надо чтить. Особенно когда имеешь дело с миром мертвых. Тени по углам, казалось, благосклонно кивнули в ответ" (интересно, загадочно и мурашки по коже - субъективно).
   Сюжет основан на расследовании убийства певицы Алены Май. Автор постепенно, без нудных скучных лекций, вводит читателя в своеобразный мир. Здесь реинкарнация душ - доказанный факт, а законодательство позволяет привлекать к ответственности за преступления, совершенные в прошлой жизни в другом теле. От читателя требуется внимание, чтобы разобраться в этом мироустройстве и сути загадочного происшествия. На Панкрата и его напарницу (клон Ти) сразу же начинается охота - кто-то не хочет, чтобы они вели частное расследование. В результате детектив получается очень динамичным: Панкрат должен соображать быстро, в условиях постоянной угрозы жизни. При этом приходится идти на опасную для жизни операцию сканирования. Без нее не получить данных из прошлого и не восстановить картину преступления. В конце концов скрупулезный анализ увиденного и услышанного выводит Панкрата на продюсера Анну, а намек на нее дан заранее в разговоре Панкрата с духом Алены:
   "- Вход в хранилище, - пояснил Панкрат. - Набор ассоциаций, который ты оставила корпорации.
   - А-а... Прости, но я ничего корпорации не оставляла. Всеми этими вещами занимался мой продюсер.
   - Нет, набор ассоциаций - это личное, - возразил Панкрат. - Это могла быть только ты.
   - Но я этого не делала, - упрямо повторила Алёна".
   Читатель сразу насторожился: продюсер теперь - подозреваемый.
   Развязка тоже получилась интригующей. Вроде бы и попался в лапы Анны и ее головорезов вынырнувший из вод залива Панкрат. Однако он держит ситуацию под контролем. Рассказывает Анне о совершенном ей в прошлой жизни убийстве и предлагает разумный компромисс (нейтрализовать доказательства против Анны): и волки сыты, и овцы целы. И следом новый сюжетный поворот: все арестованы полицией. Открытый финал.
   Налицо очень качественный фантастический детектив. На фантдопущениях зиждется сюжет, без них данная повесть попросту невозможна. Каноны в целом соблюдены, повествование весьма динамичное.
   Литературный уровень произведения высокий - написано профессионально. Картинки яркие и отчетливые. У автора получилось изобразить особый фантастический мир. Персонажи - живые люди, даже клон Ти. При чтении в голове словно прокручивается кинофильм. За литературность - 5+
   Неясные моменты и огрехи:
   "кто-то лениво, в пол уха", "Панкрат слушал его в пол уха". - Правильно "вполуха"
   "если понадобиться, некрополиция сама вытрясет из вас всё до последнего воспоминания". - Ой, что это? Видимо, опечатка.
   "Сцена соблазнения на столе украсило бы любую, самую взыскательную подборку эротики". - Украсила.
   Резюме. Повесть "Наследники" - увлекательный фантастический детектив, который стоит многократно перечитывать. Рекомендовать к прочтению стану обязательно.

II. Аметист: По ту сторону рока

Рецензия

  

"Лёня, "Рамштайн" - давай-давай!!!"

(из клипа "Все будет хорошо" Верки Сердючки/Андрея Данилко)

  
   Повесть "По ту сторону рока" представляет собой полицейский детектив. Расследование ведет следователь Марат Киреев - в силу обстоятельств вернувшийся в знакомую до боли среду молодости, когда сам был музыкантом Кир-басом. Ведению дела периодически мешает пресловутое телефонное право. Характерная реплика руководителя: "Мне замгубера только что звонил. Чем тебе естественная смерть не нравится? Какого хрена ты начал копать, отец Браун недоделанный?" Но при этом ситуация описана без чернушного надрыва (ибо и в сложном положении нашелся для упрямого следователя нашелся выход) - как вполне естественная для российских реалий.
   Интрига повести заключается в интеллектуальном поединке сыщика с неизвестным убийцей, который наверняка имел серьезные мотивы для мести жертве - рок-музыканту Бобу (Борису) Жарову (подозреваемых оказалось достаточно).
   Завязка удачная: быстрое погружение читателя в сложный мир грандиозного рок-фестиваля - благодаря музыкальному прошлому следователя; именно там происходит убийство. Данная среда сыщику хорошо знакома, а Киреева даже узнают обитатели фестиваля (по старой памяти): "Кир-бас? Ни хрена себе встреча! Лет двадцать не виделись, а?" (музыкант Гурий Сол, он же Дембель-Байкер); "Странно, почему Марат - кстати, надо же, следователем стал! - так интересуется историей с авторским вознаграждением?.. Да... Ему бы раньше родиться, и юной мне встретиться. Я бы втюрилась по уши..." - размышляет врач Малютина Анна Максимовна (бывшая Нюрка-мотоциклистка).
   Сюжет повести целиком основан на расследовании убийства, которое поначалу выглядит врачебной ошибкой, а затем в деле один за другим появляются несколько подозреваемых. Сначала врач Исай Радин: "...помочь племяннику, по сути, сестричке, сохранить права на квартиру и дачу. Мотив?", "Назавтра Киреев удивил полковника новыми подозреваемыми. Через авторские права на песни в дело вошли Нюрка-мотоциклистка и Саланин" и т.д. Нападение трех "качков" на следователя подтверждает, что тот копает в правильном направлении, наконец, экспертиза подтверждает, что потерпевший получил смертельную дозу двух ветеринарных препаратов. Кульминация получилась достаточно продолжительной: под серьезнейшее подозрение попадает уборщица Сурова, которая сначала посмеивалась над следователем, а затем очень быстро призналась в убийстве - дабы выгородить дочь Тамару. Обе - мимо. Мама неправильно назвала место укола в трубку капельницы, а Тома вводила только инсулин. И финита ля комедия: на шприце со смертельной инъекцией найдены отпечатки пальцев охранника Коли, который немедленно сознается.
   Сложный момент для данного детектива. С одной стороны, читателю известно, что именно Коля организовал нападение на Киреева, а роль недолго подозреваемой Гнедаровой, организатора рок-фестиваля (с чьей подачи организовано давление на следствие), - только в составлении заявления для "качков". Отмечается и тревожный взгляд Коли (Пуаро в "Убийстве на поле для гольфа" практически сразу, при первой встрече, в девушке с тревожными глазами заподозрил убийцу - и не ошибся). Однако, увы, Киреев (в минус детективу) не вычислил убийцу логическим путем. Получил отпечаток пальца (с опозданием, ибо шприцев было полно в мусоре) - и все, готово. А недалекий Коля сглупил дважды: сначала оставил пальчики на шприце; затем организовал нападение на следователя, да еще заявление накатал, что это Киреев их избил. Проколы не от большого ума злоумышленника, но следователь, повторю, так и не заподозрил Колю, пока не всплыли пальчики...
   Написано очень хорошо, читается легко. Атмосфера многолюдного рок-фестиваля отлично ощущается при чтении. Взять хотя бы такой штрих: врачи работают волонтерами (а работы у них немало), чтобы послушать музыку без отрыва от основной деятельности. Симпатичная деталь. Достаточно разнообразные персонажи, хотя местами лекционные биографические вставки (Радина, Гнедаровой, Нюрки-мотоциклистки) несколько напрягли. Отличное описание сексапильной Людмилы Суровой - какой ее увидел сразу сраженный наповал следователь Марат (а потом ему пришлось гасить в себе вспыхнувшие чувства, когда молодая женщина стала основной подозреваемой). Интересными показались образы главного героя - следователя Киреева и его начальника. Киреев - не правоохранительная функция. Это живой человек с прошлым рок-музыканта, он даже может выглядеть великовозрастным придурком. При этом упрям в достижении цели и не боится идти наперекор начальству. Начальник следственного отдела полковник Рюмин вынужден непрерывно лавировать: и заниматься своим делом, и угождать начальству, и не давать в обиду подчиненных. А внутренние сшибки вынуждают орать и бить кулаком по столу. Тем не менее в эпизоде с заявлением "качков" полковник действовал четко: организовал Кирееву "легальные" травмы в спортзале и сфабриковал доказательства (видеозапись с фальшивой датой съемки). К слову, похожий эпизод был в "Адъютанте его превосходительства": травмы на лице, полученные при покидании поезда красным разведчиком Кольцовым (после ликвидации в купе белого офицера с важными документами), пришлось в спешном порядке маскировать в спровоцированной у ресторана драке.
   Написано не без юмора, довольно точно дозированного. В авторской речи встречаются просторечия (например, "Анна Максимовна имела нехилые претензии к природе или господу богу"), в речи персонажей - ненормативная лексика (вкупе с "Рамштайном" эти нюансы, кажется, довольно указывают на одного автора), но это не смотрится нарочито, а вполне соответствует описанной в повести атмосфере.
   Некоторые технические замечания (опечатки):
   На вопрос о враче - ткнула пальцев.
   Первым дело Исай Миронович предъявил карточку.
   Жаров не должен бы умереть.
   сами заметет и помогут материально.
   Неясность: "Они тут же, причём, письменно оформили соглашение, жаль, не нотариально". Закон не требует нотариального заверения сделок между соавторами.
   Резюме. Несмотря на небольшие придирки рецензента по детективной части (к механизму разоблачения преступника), "По ту сторону рока" - отлично написанная увлекательная повесть, стопроцентный детектив. Рекомендовать к прочтению - вне всякого сомнения.
  

III. Раухтопаз: Волчье золото

Рецензия

Мы - красные кавалеристы,

И про нас

Былинники речистые

Ведут рассказ

(из "Марша Будённого", слова А.Д'Актиля.)

  
   Повесть "Волчье золото" представляет собой интеллектуальный детектив с элементами остросюжетника. Расследование обстоятельств гибели Андрея Голубева (Голубкина) по прозвищу Рыжик частным образом ведет пенсионер Павел Петрович (он же почему-то местами Игорь Иванович; бывший следователь) - по просьбе сестры погибшего Ольги (следователь давно знал их семью - по-соседски). Девушка не верит выводам официального следствия о несчастном случае и предполагает, что брат был убит.
   Интрига повести заключается в интеллектуальном поединке сыщика с неизвестным убийцей.
   Завязка интригующая: "Я убеждена, что Андрея убили". И сила убеждения сестры потерпевшего оказалась так велика, что следователь из "старой гвардии" на основании только косвенных виртуальных улик (уничтожения ЖЖ покойного), подкрепленных тридцатью тысячами долларов неясного происхождения в тайнике, решил изучить дополнительно обстоятельства гибели Андрея, у которого якобы не выдержало сердце в горячей ванне.
   Сюжет основан на расследовании замаскированного под несчастный случай убийства. Ольга сразу выдает бывшему соседу (которого всю жизнь уважала - примерно как киношного Глеба Жеглова) информацию из плохо знакомого ветерану сыска виртуального мира. Но позже тому удается (поговорив с соседями) нащупать привычную почву под ногами: "Павел Петрович ощутил нечто вроде успокоения, что ли - как моряк, увидевший на горизонте землю. Все эти виртуальные фитюльки - ерунда, а вот незнакомец, зафиксированный свидетелем через полчаса после предполагаемого убийства - это уже чахлый, тоньше паутинки, но реальный след". Но Павел Петрович сумел оценить достоинства и виртуальных поисков, которые тоже поставил на службу частному расследованию, добывая информацию о свидетелях в блогах и социальных сетях. Существенную часть повести занимает отработка версии убийства на почве поисков легендарного клада атамана Лютого (Андрей и Ольга - его праправнуки). В конце концов версия разваливается, но Павел Петрович получает крупицы информации о жизни и знакомствах Андрея и в конце концов выходит на его последнюю девушку Ингу. Виртуальный поиск сменяется доброй старой слежкой, и вот уже в поле зрения Павла Петровича - таинственный начальник службы безопасности Харитонов. Дополнительная информация о нем получена из неформальных источников из прежнего мира - и фрагменты мозаики складываются в целостную картинку: Андрей как хакер помог Харитонову ограбить банк на полтора миллиона долларов, но затребовал за услугу слишком много, подписав себе смертный приговор. Показания Инги косвенно подтверждают версию. Вот только с доказательствами туго - их практически нет. Тем не менее Павел Петрович решает вопрос "по понятиям" - рассказав все главе банка, бывшему криминальному авторитету. И уже Харитонов становится жертвой "несчастного случая" - жизнь Инги, единственного уцелевшего свидетеля (была использована в криминальной операции втемную) спасена.
   Детектив, причем весьма качественный, налицо: кропотливое расследование с анализом множества разнообразных фактов интересно и убедительно. Несколькими штрихами обозначенные портреты свидетелей создают в глазах читателя довольно целостные натуры (взять хотя бы такую колоритную личность как "эльф-менестрель Хромцов: "Павел Петрович внимательно посмотрел на собеседника, но никаких признаков душевного нездоровья не обнаружил. Глаза у Севы были ясные, неглупые, лицо спокойное и даже привлекательно...") В то же время недостаток такого детектива - практически полное отсутствие игры с читателем. Нет ключиков, которые позволили бы читателю строить собственные версии. И слишком поздно (когда три четверти рассказа уже позади) появляется в поле зрения сыщика Харитонов - истинный убийца. Хотя желательно было бы рассказать о нем заранее. Это могла бы сделать, к примеру, Марина: допустим, она невысокого мнения о новой девушке Андрея, ибо видела ту с сомнительным типом (и словесный портрет совпал с описанием незнакомца, которого заметила старушка-соседка)
   Литературный уровень произведения вполне приличный - читалось в целом легко; разве что впечатление подпорчено ужасным морем цифр). Персонажи получились вполне убедительными личностями, не картонками.
   Неясные моменты и огрехи:
   Очень напрягают при чтении числительные цифрами.
   "И какой юрист ему это сказал? Поскольку ваша прапрабабка - вдова Лютого - не вступила в положенный срок во владение наследством, клад перешел в собственность государства, и вам - если б вы его нашли - полагалась бы в лучшем случае одна четвертая" - неправильно; см. Приложение 1 ниже.
   "следствие или будет по его правилам, или закончиться" - тихий ужас...
   "оказались коллегами по работе" - жуткий плеоназм;
   "Против совецких чертей с крестом на груди" - чей ляп - автора или зарубежных издателей (если да, следовало оговорить)?
   "был не прочь немного расслабится в конце недели" - а вот тут мягкий знак пропущен.
   "Разговор в маленьком кафе "Чиппполино"" - одна "п" лишняя.
   "Он ужин приготовил. Пиццу заказал, ребрышки гриль, шампанское" - в этом месте автор рецензии долго смеялся: забавный методприготовления ужина.
   "отнес на руках в ванную комнату, положил в ванную" - положил в ванну.
   Резюме. Как детектив повесть "Волчье золото" в целом произвела благоприятное впечатление, хотя отдельные ляпы и позднее появление преступника подпортили впечатление. Тем не менее читать и следить за логическими рассуждениями Павла Петровича было очень интересно. Рекомендовать к прочтению стану обязательно.
   Приложение 1
   Гражданский кодекс. Статья 233. Клад 1. Клад, то есть зарытые в земле или сокрытые иным способом деньги или ценные предметы, собственник которых не может быть установлен либо в силу закона утратил на них право, поступает в собственность лица, которому принадлежит имущество (земельный участок, строение и т.п.), где клад был сокрыт, и лица, обнаружившего клад, в равных долях, если соглашением между ними не установлено иное. При обнаружении клада лицом, производившим раскопки или поиск ценностей без согласия на это собственника земельного участка или иного имущества, где клад был сокрыт, клад подлежит передаче собственнику земельного участка или иного имущества, где был обнаружен клад. 2. В случае обнаружения клада, содержащего вещи, которые относятся к культурным ценностям и собственник которых не может быть установлен либо в силу закона утратил на них право, они подлежат передаче в государственную собственность. При этом собственник земельного участка или иного имущества, где клад был сокрыт, и лицо, обнаружившее клад, имеют право на получение вместе вознаграждения в размере пятидесяти процентов стоимости клада. Вознаграждение распределяется между этими лицами в равных долях, если соглашением между ними не установлено иное. При обнаружении такого клада лицом, производившим раскопки или поиски ценностей без согласия собственника имущества, где клад был сокрыт, вознаграждение этому лицу не выплачивается и полностью поступает собственнику. 3. Правила настоящей статьи не применяются к лицам, в круг трудовых или служебных обязанностей которых входило проведение раскопок и поиска, направленных на обнаружение клада.
  

IV. Нефрит: Три жизни на двоих

Рецензия

  

... Хорошую религию придумали индусы:

Что мы, отдав концы, не умираем насовсем.

Стремилась ввысь душа твоя -

Родишься вновь с мечтою,

Но если жил ты как свинья -

Останешься свиньею.

(В.Высоцкий, "Песенка о переселении душ")

- Житие мое...

- Какое житие, пес смердящий? Ты на себя посмотри!

(из фильма Л.Гайдая "Иван Васильевич меняет профессию")

  
   Повесть "Три жизни на двоих" представляет собой нереалистический мелодраматический детектив с элементами остросюжетника. Расследование обстоятельств гибели относительно молодой (42-летней) женщины Надежды Стоумовой и покушения на ее выжившую случайную попутчицу Лизу Рогалёву организовывает подруга потерпевшей Ксения Траубен, которая прибегает к помощи частного детективного агентства Павла Краевского.
   Интрига повести заключается в интеллектуальном поединке Ксении и Лизы-Нади с неизвестным лицом - организатором покушения.
   Завязка сразу погружает читателя в удивительное загадочное происшествие: невесть откуда возникший КамАЗ таранит на мосту такси с двумя пассажирками, и сознание погибающей Надежды переселяется в тело Лизы, образуя новую личность. Аллюзии на "Четыре стихии" Р.Шекли (там разным сущностям было некомфортно в одном мозге, пока не соединились все, ранее расщепленные) и "Чужое тело" З.Юрьева (там, напротив, новое сознание почти полностью подавило прежнее - для окружающих шок, и лишь один ученый-программист постепенно логически доходит до разгадки).
   Сюжет основан на расследовании подоплеки этого происшествия - с пространными экскурсами в прошлое, рассказами о тайнах нескольких семейств - благо в повести практически три фокальных персонажа: Ксения, Надежда и Лиза. Весьма удачным получился переход к расследованию: Ксению подтолкнуло на него необычное электронное письмо Лизы о местонахождении завещания Надежды. При этом наблюдательная Ксения, детально проанализировав поведение Лизы в больнице, почти сразу выдвинула фантастическую версию, что в девушку переместилось сознание погибшей Нади (но высказала свою версию ближе к концу повести после характерного собаководческого замечания Лизы по поводу Ирины - подлинной матери ("На хаски похожа"): ""Какая же ты свинюка, Надька", - шепчет она, закрывает лицо руками и заходится в беззвучном рыдании"). Первая версия о подоплеке преступления при проверке оказалась ложной (что Лизу хотела убить психопатка-мать - чтобы заполучить шикарную квартиру). И вот по итогам работы частника всплыл некто Сергей Водопьянов.
   С этого момента детектив как таковой начал ломаться. Не очень хорошо, что столь важный персонаж предъявлен читателю довольно поздно. Хотя у автора была возможность дать намек на подлинного отца Лизы гораздо раньше - например, подбросить некие штрихи в связи с поддерживавшим девушку в трудное время женатиком Андреем (позже выяснилось, что тот действовал по заданию Водопьянова). Информация о Водопьянове и его окружении добывается Краевским где-то за кадром и выдается Наде-Лизе в готовом виде. Два удачных логических действия: сравнение ямок на черепе Водопьянова и Лизы - с правильным выводом о ее подлинном отце; анализ Ксенией хронологии событий в больнице, что позволило снять подозрения с Водопьянова-старшего и переложить их на младшего. Улик при этом у Ксении не было, только догадка - теоретически таковая могла бы возникнуть и у читателя, но только по принципу "ищи кому выгодно". Ибо про девушку-предательницу из окружения Водопьянова, покушавшуюся на Лизу в больнице (а ведь в результате умерла соседка девушки по палате: "сосуд у ней в мозгу лопнул"), читателю становится известно только после пояснений Ксении. Они были бы куда интереснее читателю, если бы намеки-ключики на эти события давались автором раньше. Увы, ключики практически не выдавались, и данное обстоятельство существенно обедняет детективную канву повести.
   При этом литературный уровень произведения весьма высок. Язык хороший, образный; встречаются сочные сравнения ("...цветовая гамма её "портрета": белоснежная шапочка-повязка до бровей, а ниже - жёлто-лилово-зелёные разводы подживающих фингалов. Такое впечатление, будто девчонку с обеих рук лупил по лицу озверевший боксёр. Но по-настоящему поразил меня её испуг. Завидев в дверях незнакомую тётеньку вполне мирного вида, Елизавета воззрилась на неё (то есть на меня) так, словно я была тем самым боксёром, который её отметелил. Причём, судя по виноватому виду, отметелил за дело"). Персонажи живые и убедительные, терзаемые страстями. Фантастическое допущение с переселением сознаний определенным образом помогает расследованию (без такого допущения расследование и не началось бы). Избыточными показались подробные биографические описания. Для нужд детективной повести их наверняка можно было бы сократить ("отжать воду"). Есть же в повести подходящий пример - извлечение из сознания Лизы. Несколькими штрихами (без многословных деталей) нарисована целостная картина житья-бытья девушки в плохой компании: "Грязные подвалы, лестничные клетки, застарелая вонь мочи, бессмысленное ржание, слюнявые поцелуи, угреватая кожа нездорового оттенка, липкий пот, суетливые подёргивания". По духу повести "Три жизни на двоих" во многом соответствует роман А.Марининой "Иллюзия греха" - о несчастных детях тайного Отца-уникума. В том романе, к слову, тоже достаточно семейных хроник, но они при чтении ничуть не напрягают - органично вписаны в сюжет, и ничего в них избыточным не кажется.
   Неясные моменты и огрехи:
   "Электричка, подав гудок, отчалила от платформы" - вообще-то отчаливают суда от причала, в противном случае глагол "отчалить" используется в разговорном или сниженном значении.
   "заметно увеличившийся досуг заполнила традиционными для делинквентных подростков развлечениями", "Если не считать общевидовых, расовых и гендерных черт..." - подобные канцеляриты временами проскакивают в тексте.
   Резюме. Как детектив повесть "Три жизни на двоих" произвела неоднозначное впечатление. Написано хорошо, ярко, интересно - погружение при чтении полное. При этом детектив внезапно сломался и быстро выродился в объяснялку - приложение к закадровому расследованию. Тем не менее рекомендовать к прочтению стану обязательно.
  
  
  

V. Лазурит: Песнь Юлиуса или Колдун в медвежьей шкуре

Рецензия

  

Когда сверху обращают внимание вахмистров на то, что не

исключена возможность появления в их районе шпионов,

жандармские вахмистры начинают вырабатывать этих шпионов оптом.

(Я.Гашек)

Ты узнаешь ЕГО из тысячи

По словам, по глазам, по голосу..

(почти из песни группы "Корни")

Я бы в свингеры пошел - пусть меня научат!

(народное - по Маяковскому)

  
   Повесть "Песнь Юлиуса или Колдун в медвежьей шкуре" формально представляет собой иронический остросюжетный детектив. Скрытое расследование загадочного убийства генерала ведет группа - спецагенты Денис и Тамара Пак и аналитик ФСБ Роман Борисович Ребров.
   Интрига повести заключается в интеллектуальном поединке сыщиков с неизвестным убийцей, который свернул шею отдыхавшему инкогнито в Приморье армейскому генералу Ильясу Гамидову, а затем уничтожил свидетелей - местную старушку-пенсионерку Точилину, участкового Цвирко, связанного с Колдуном Эдичку Ямпольского, американского писателя и шпиона Фергюсона.
   Завязку представляется не совсем удачной (из серии "из-за леса, из-за гор ехал дедушка Егор") - сначала перекличка об отдыхе с туманными намеками (как оказалось позже, на свингерский эпизод), только потом сообщается, ради чего заварилась каша: нужно разобраться с таинственным убийством генерала на отдыхе в Приморье.
   Сюжет повести полностью основан на расследовании убийства: сыщики, прикидываясь частными лицами, опрашивают местных жителей, узнают байки и легенды (про заброшенный секретный объект, колдуна в шкуре). Нельзя сказать, что получается это удачно: стоит заинтересоваться свидетелем или подозреваемым - того немедленно устраняют. Роман пытается выдвигать версии, анализируя факты, но единственное, что он точно установил, это нетрадиционная ориентация Эдички Ямпольского. Правда, вычислено сие было по голосу - довольно сомнительный критерий, хотя на порталах для блондинок пишут про какое-то переливчатое "а-а" в речи голубых. Но ладно, запишем данное допущение в плюс аналитику. Ибо больше занести ему в актив особо нечего, кроме организации провокации для злоумышленника - когда уже подозреваемых осталось с гулькин нос. И вот развязка: "Я же, охваченный смесью страха и любопытства, метнулся к лежащему навзничь Колдуну. Дрожащими руками сдернул я с его головы капюшон...
   - Не может быть!.. - невольно вырвалось у меня".
   Вот тебе и аналитик! Так ни до чего и не додумался... Дальше Роману и читателю серьезные дяди наперебой рассказывали про шпионов и их дезинформирование; дурачок Юлиус и краевед Сизов тоже оказались спецагентами - целая армия чертиков из табакерки выпрыгнула. А ведь для полноценного детектива к выводам о личности злоумышленника, мотивах и способах совершения преступления сыщик должен был прийти логическим путем. Однако Роман только однажды мимоходом интересуется, владеют ли его коллеги восточными единоборствами - и тут же извиняется за вопрос. Тамару он до самого конца так и не заподозрил. Хотя тот же свингерский эпизод мог бы дать читателю ключики. Какой-нибудь интимный нюанс можно было бы придумать, который в конце концов при воспоминании о бурной ночке на отдыхе заставил Романа подозревать Тамару.
   Так что детектив в данной повести присутствует очень формально. По сути, это иронический остросюжетник. Воспринимать всерьез подобное действо сложно. Повесть гораздо ближе к комедийному голливудскому фильму "Шпионы как мы" (Spies Like Us, 1985), чем к повестям из популярного в советские годы сборника "Невидимый фронт" о борьбе КГБ с иностранными агентами. К слову, там для дезинформации вероятного противника создали ложный секретный объект, а не отпугивали от реального объекта детскими сказками про колдунов в медвежьей шкуре.
   Персонажи повести, хоть и комедийные по сути, но относительно живые. Они не только расследуют, но и отдыхают на курорте, там же балуются свингом, в таежной глуши расслабляются водочкой, забывают про пистолет от страха.... Повесть написана вполне приличным языком, легко читается. За исключением несколько затянутого начала композиция вполне удачная. При соответствующей доработке повесть несложно подтянуть до полноценного иронического детектива.
   Неясные моменты:
   "Почему, собственно, ваш покорный слуга и очутился в сотнях километров от дома", - для москвича тут не сотнями пахнет - расстояние от столицы до Владивостока по ж.д. 9200 км.
   "И вообще - как я могу тебе доверять? Ты трахал мою жену..." - разве это не высшая степень доверия, господа свингеры? Как раз наоборот - по взаимному согласию доверили друг другу самое сокровенное...
   "Стоять! Руки в гору!" - интересно, откуда взялся украинизм в речи корейца и москвича?
   Резюме. Как детектив повесть "Песнь Юлиуса или Колдун в медвежьей шкуре" слабовата. Как пародийный остросюжетник - вполне на уровне. Под таким соусом вполне можно рекомендовать к прочтению.
  

VI. Сердолик: Возвращение Метеора

Рецензия

И хочет увидеть он кости коня...

(А.Пушкин, "Песнь о Вещем Олеге".)

  
   Сочинение "Возвращение Метеора" представляет собой историческую повесть с элементами детектива. Действие происходит в Древней Спарте. Расследование хищения коня по кличке Метеор начинает юный костоправ Харилай, а завершает брадобрей Теллид.
   Интрига повести заключается в интеллектуальном поединке сыщиков с неизвестным конокрадом.
   Завязка представляется неоправданно затянутой. Загадочное происшествие (исчезновение коня Метеора) случилось, когда уже треть повести (насыщенная пространными описаниями быта и биографий спартанцев и разных прочих древних греков) была пройдена.
   Сюжет привязан к расследованию кражи коня, но не сфокусирован на оном. Скорее, получилось эпическое полотно, и кража Метеора - один из заметных фрагментов данного полотна: на протяжении двух третей повести костоправ Харилай, анализируя факты, неспешно идет по следу Метеора; вот только этот след обрастает биографиями всех встречных и поперечных (субъективное ощущение: словно едешь на лыжах по мокрому снегу, когда ошибся со смазкой - чертов снег налипает, лыжи тормозят, спортсмен (в данном случае читатель) выбивается из сил).
   Детектив, выделенный из полотна в сухой остаток, в результате получается весьма куцым. Первый подозреваемый - любимый раб Аргилеониды по кличке Мураш (родом из враждебной Беотии), следующая ложная версия связана со скифами, которые вроде бы съели Метеора. Это вершина детективной мысли Харилая, сразу опустившего руки. На новый виток расследование выходит после подключения к поискам брадобрея Теллида. Тот анализирует факты и изучает вещдоки глубже, чем Харилай. Предварительно выдвигает еще одну ложную версию, но поясняет, что верной она является только на первый взгляд - о виновности Хилониды ("одна из немногих, кто имел возможность незаметно увести из поместья коня. Её уединение поздно вечером, тем более, в ту пору, когда в поместье съехалось много мужчин, не вызвало бы подозрений ни у кого. Конь знает Хилониду, послушен ей. Она - ловкая и отважная наездница. И разве не ей было бы проще всего, вернувшись под утро в поместье, отмыться от конского пота? У неё добрые отношения с мессенскими илотами из земель деда - есть кому помочь увести и спрятать Метеора".). А злоумышленника тут вычисляет по принципу "кому выгодно и кто имел реальную возможность" ("Кому ещё Метеор доверял настолько, что дал себя тихо вывести ночью, быстро и бесшумно смазать ноги мазью и обуть их в гиппосандалии? И кто так сильно любил коня, чтобы тщательно защищать его ноги, когда при похищении дорога каждая минута? Кто ещё смог бы так аккуратно провести коня сперва вниз по течению, пол пути до впадения речки в Эврот, чтобы запутать следы, а затем вернуться уже вверх по течению, ступая только по дну?") - это Сфордий, который немедленно сознается. Мотивы странные, понятные только при детальном знании реалий Спарты. Но умозаключения Теллида весьма логичны, так что расследование успешно финиширует.
   Литературный уровень произведения более или менее приличный, хотя технических огрехов хватает. Вызывает уважение скрупулезная проработка реалий описанной эпохи. Однако тут и оборотная сторона медали: во множестве второстепенных деталей теряется расследование, тонет детектив - весьма существенный недостаток данной повести. По существу, получилась историческая проза, где детективная линия является вспомогательной, а не основной. У И.Ефремова в "Таис" и "Путешествии Баурджеда" многочисленные исторические детали органично вплетены в приключенческую канву и ничуть не утомляют при чтении. Напротив, читатель, увлеченно следя за приключениями, параллельно просвещается, узнавая много нового об античных реалиях. А вот в "Возвращении Метеора", во-первых, детектив долго не начинается, во-вторых, спотыкается за каждую кочку на пути (действие не двигается дальше, пока читатель не услышит обстоятельный рассказ о каждом свидетеле и месте его проживания).
   Неясные моменты и огрехи:
   "Мерно кивая головой в такт каждому аккуратному шагу", "Старики довольно закивали головами". - А чем еще можно кивать?
   "На его тощем товарище было одето что-то вроде короткого хитона с рукавами". - Одетый во что-то хитон - это оригинально! Ляпы из той же оперы: "какой пояс одеть с коротким хитоном", "намордник на коня не оденут"; "Я редко одеваю что-то, кроме простого и не длинного хитона".
   "можно было разжиться бадягой от синяков" - Бодягой.
   "Толи дело, практика у костоправа-брадобрея". - Дело Толи?
   "И, не смотря на то, что сам он не ценил простоту". - Несмотря.
   "ему обязательно нужно завернуть к спиленному дереву, запрудившему речку". - Нда, вот так речка, которую можно запрудить одним деревом. Это какой-то жалкий ручей.
   "он успел научить его, покуда считал одним из своих приемников!" - С приемником понятно, а кто был передатчиком?
   "Мама отдаёт мне пол табуна". - Наверное, все-таки демонтируют пол в конюшне, а не в табуне (это стадо, а не помещение), чтобы отдать кому-либо.
   Режут слух "доча", "старче", "тпру"... Допускаю, что перевод может быть и таким, но как-то не по-гречески все это звучит (субъективное ощущение).
   Резюме. Повесть "Возвращение Метеора" - своеобразный исторический детектив, акцентированный не на расследовании, а на атмосфере и быте эпохи, биографиях многочисленных персонажей. Эфхаристо автору за его титанический труд, но такое чтение - на любителя. Рекомендовать к прочтению под таким соусом очень даже можно - любителям в первую очередь исторической прозы.
  

VII. Чароит: Шип

Рецензия

Девушка ржавый гвоздочек нашла -

Вот и возникло исчадие зла...

(по мотивам народного)

  
   Повесть "Шип" представляет собой нереалистическую криминальную историю с элементами полицейского детектива. Расследование серии трех убийств беременных женщин поручено старшему лейтенанту Штефогло из убойного отдела.
   Интрига повести заключается в интеллектуальном поединке сыщика с убийцей, почти сразу известной читателю - мужиковатой дворничихой сложной судьбы Лизой Неведкиной, а также в установлении природы таинственной экстрасенсорной взаимосвязи убийцы с библиотекарем Еленой Васильевной (впрочем, догадаться читателю о причине этой взаимосвязи несложно).
   Завязка хороша: "... А я вас узнала. Как... Женщина не успела договорить. Что-то резко вонзилось ей в живот и стало проникать вовнутрь..." И следом странное озарение-видение библиотекаря в автобусе - немолодая женщина заочно испытала ощущения убийцы. Интрига вроде бы налицо - но быстро исчерпывается. В знаменитом телевизионном цикле "Следствие ведут ЗнаТоКи" по сценарию Лавровых подобных фильмов было достаточно: зритель прекрасно знал преступников, о которых рассказывалось параллельно расследованию. Интрига для зрителя заключалась в том, когда же, наконец, Пал Палыч и Ко нападут на след и раскрутят очередное дело. Это тоже очень интересно (если сделано качественно), но не детектив в его классическом понимании.
   Сюжет повести "Шип" распадается на три параллельные линии: история жизни Лизы (самая подробная и совершенно логичная), история "болезни" Елены Васильевны (та чувствует каждое убийство, словно сама его совершает), милицейское расследование старшего лейтенанта Штефогло со товарищи. Понятно, что рано или поздно все эти линии должны сойтись в одной точке - так и произошло. Врач-психиатр узнал про серию убийств беременных женщин и сопоставил даты с приступами пациентки (Елены Васильевны). Доложил куда следует. Наконец-то милиция после года бесплодных усилий взяла след и устроила убийце засаду. И Лиза, спасаясь от погони, погибла под колесами автомобиля. И вот следующий виток - эстафету у погибшей дочери приняла несчастная Елена Васильевна, у которой раскрылись глаза: поняла, что Лиза - ее брошенная в роддоме дочь. Только теперь начнется охота с гвоздями на мужиков-козлов...
   Итак, налицо житейская драма Лизы: детдом, жизнь во мгле - ничего, кроме лопаты и метлы. На этом мрачном фоне отчетливее видится внезапно обретенный и быстро погасший лучик простого женского счастья: потеря ребенка и утрата способности к деторождению. Это сильнейший стресс для Лизы, которая перестает адекватно воспринимать действительность и превращается в хладнокровную машину убийства. Лизу это ничуть не оправдывает, но психологически картина представляется убедительной и достоверной. А вот Штефогло и Ко показались несколько шаржированными: этакие люди-функции - добросовестно рыли землю традиционными способами, но так ничего и не выяснили. Только объявление о маньяке сдвинуло расследование с мертвой точки. При этом правоохранители так и не вычислили убийцу логическим путем и даже не смогли арестовать ее. Разобрались с мотивом лишь после гибели Лизы. Это существенно обедняет и без того куцее расследование внутри криминальной истории. Не хватило в повести, думается, и крошечных намеков-штрихов на прошлое библиотекаря. Читатель догадывается, что Елена Васильевна мать Лизы, раз между ними экстрасенсорная связь, но история с изнасилованием и отказом от ребенка предъявляется постфактум в готовом виде. Хотя можно было и такую повесть превратить из криминальной истории в полноценный детектив. Хороший пример - роман А.Марининой "Чужая маска". История сложных судеб нескольких пар двойников рассказывается на фоне расследования загадочной смерти известного писателя. Интрига сохраняется до конца, пока расследование не выводит на роддом, где в прошлом совершались преступные комбинации с детьми.
   Литературный уровень произведения очень даже приличный, о женских судьбах рассказано убедительно. И читать было интересно. Однако недодетективность вынуждает значительно понизить рейтинг данной повести.
   Резюме. Как детектив повесть "Шип" малоинтересна. Как житейская криминальная драма вполне убедительна и читабельна. Рекомендовать к прочтению - обязательно, но с предупреждением, что собственно детектив в повести в дефиците.

VIII. Турмалин: Акварели Виктора Лемана

Рецензия

Пусть было, как было, - ведь как-нибудь да было!

Никогда так не было, чтобы никак не было.

(Я.Гашек, "Похождения бравого солдата Швейка".)

   Повесть "Акварели Виктора Лемана" представляет собой иронический детектив. Расследование частным образом ведет художник Виктор Леман. Параллельно, но за кадром, полицейское расследование проводит инспектор Ольсен.
   Интрига повести заключается в интеллектуальном поединке сыщиков с, prima facie, неизвестным убийцей.
   Завязка - разговор инспектора Ольсена с художником Леманом, из которого читателю становится известно об убийстве миссис Вальдес. Не самое интригующее начало, ибо собеседники долго топчутся на месте, Леман с помощницей (мисс Хафф) постоянно тонко иронизируют над полицейским. Тут же описание стиля работы художника (и подобные пространные блоки щедро рассыпаны по всей повести).
   Сюжет основан на расследовании убийства. Подозреваемых немного - муж убитой, две дамы из ее окружения и частный детектив Уэйнрайт. Значительная часть повести посвящена тому, как Ольсен и вдовец пытаются привлечь Лемана к расследованию. Такая настойчивость не вполне понятна - в тексте, думается, не хватает указания на причину, по которой все так жаждут помощи Лемана (вроде упоминания о проведенном им раньше блестящем расследовании). Расследование долго раскачивается, прежде чем читатель вместе с Леманом и Хафф получают предварительные данные об обстоятельствах убийства. Далее следует, имхо, довольно нудная жвачка с переливанием из пустого в порожнее и подколками полицейского инспектора. В итоге банальнейший итог: мистер Вальдес, на которого с самого начала падало подозрение, и оказался убийцей жены.
   Детективная линия показалась довольно куцей и не очень хорошо продуманной. Долгое толчение воды в ступе, а потом Леман сложил все известные и неизвестные читателю факты в картинку преступления - вроде бы логичную ("Виктор заподозрил "нашего клиента" сразу уже хотя бы потому, что в письме ему было назначено на шесть вечера, а мне он позвонил только в половину седьмого. Согласитесь, трудно себе представить, что обманутый муж может опоздать на такое свидание... Во время самого первого визита будущего убийцы у художника сложилось отчетливое впечатление, что сам этот визит - не более чем формальность".). При этом о ноже, которым Вальдес пробил шину машины частного детектива, читателю стало известно постфактум. И не вполне понятно, почему этот перочинный нож является для инспектора бесспорной уликой. Да, там есть отпечатки пальцев Вальдеса. Но, строго говоря, это доказательство только того, что Вальдес проколол колесо. Все. Об этом колесе читатель тоже узнает внезапно, из вопроса мисс Хафф: "Почему вдруг вам пришло в голову осматривать пробитое колесо?" В общем, часть сведений от читателя утаивают и ставят оного перед фактом. Действительно бесспорных улик против Вальдеса не показано. Все зиждется на анализе его поведения и версии, что именно он проколол колесо (единственный объективно доказанный факт: "Как позже подтвердила экспертиза, на ноже имелись следы грязи того же состава, что и на пробитом колесе машины Уэйнрайта. Сам нож был обычным перочинным ножом без всякой пружины, и в перчатках открыть его было невозможно, а значит имелся хороший шанс найти на нем отпечатки пальцев злоумышленника"), чтобы задержать частного детектива и успеть убить жену. Для детектива серия таких проколов - серьезный минус. Зато читателю от души дают возможность ознакомиться с образчиками остроумия Лемана и Хафф.
   Литературный уровень произведения вполне приличный - сплетено гладко, легко читается. Вот только не покидает ощущение, что можно было эту историю изложить динамичнее и вдвое короче.
   Неясные моменты и огрехи:
   Путаница: то Вальдес, то Валдес
   "Кстати, в анфас он хоть и походил на какого-то актера". - Предлог избыточен, правильно - анфас.
   "Кстати, на счет места ежедневных обедов". - У места обедов есть свой счет в банке?
   Резюме. Повесть "Акварели Виктора Лемана" произвела неоднозначное впечатление. Детектив слабенький, многое утаивается от читателя, хотя, с литературной точки зрения, написана работа вполне качественно. Рекомендовать к прочтению можно - любителям тонкой иронии с элементами детектива.
  

IX. Оникс: Отравленная жизнь

Рецензия

Ах, водевиль, водевиль...

(из песенки из одноименного кинофильма)

  
   Повесть "Отравленная жизнь" представляет собой иронический детектив. Частное расследование обстоятельств покушения на Марину Завидонову ведет по заданию своего босса, генерального директора страховой компании "Нетстрах" Виталия Борисовича Завидонова (мужа потерпевшей), молодой специалист Евгения (при поддержке начальника службы безопасности "Нетстраха" Николая Рыбакова).
   Интрига повести заключается в интеллектуальном поединке Евгении и ее окружения с неизвестным лицом - организатором покушения.
   Завязка - происшествие (внезапный обморок молодой женщины) на выставке картин (атмосфера мероприятия, кстати, в тексте передана неплохо) художника-авангардиста Игоря Бессарабова. Однако г-н Завидонов призывает не обращать особого внимания инцидент (позже выясняется, что рассуждения только для отвода глаз): "Всё нормально, - успокоил присутствующих Завидонов. - С моей женой такое бывает. В закрытых помещениях она иногда теряет сознание. Сейчас её отвезут в клинику, и всё будет в полном порядке. А вас, дорогие гости, приглашаю продолжить наслаждаться магией искусства". И все довольны: "... гости, которым было абсолютно всё равно, что произошло с Мариной, продолжили опустошать фуршетные блюда" (аллюзия от Булгакова: "В самом деле, не пропадать же куриным котлетам де-воляй? Чем мы поможем Михаилу Александровичу? Тем, что голодными останемся? Да ведь мы-то живы!").
   Сюжет основан на расследовании причины происшествия. Господин Завидонов не так прост: в попытке покушения на жену он усматривает происки конкурентов. Выслушав доклад об обстоятельствах происшествия, быстро назначает подозреваемых: "Тогда нужно поговорить с этими представителями богемы - Игорем и Инессой, - твёрдо сказал Завидонов. - Наверняка, они и есть убийцы. Они же с ней рядом стояли? Значит, они и подсыпали отраву. Надо только выяснить, кто из страховщиков заказал им мою жену. Кто заплатил, чтобы меня подставить". И далее столь же безапелляционные суждения директора при каждой новой версии: позже подозрение падает на официанта, затем на Инессу, которая вроде бы хотела отравить Бессарабова, но произошла путаница с бокалом... При этом Евгения добросовестно анализирует вновь открывающиеся обстоятельства и не так безоговорочно уверена в двух первых версиях - в отличие от своего шефа. Это не мешает ей купиться на байки об Инессе (не проверив слухи) и уже самой оказаться во власти "синдрома Завидонова". И вот уже бахвалится сама Евгения: "Я была очень довольна собой. У меня получилась замечательная, стройная версия, под которую не подкопаешься. Если человек имеет аналитический ум, ему любая задача по плечу! Я раскрыла дело почти как Шерлок Холмс: у него была своя сеть информаторов и, конечно, доктор Ватсон, которые рыскали в поисках фактов и улик, а он применял свой дедуктивный метод, сидя дома и выводя ужасающие рулады на скрипке. У меня похожая ситуация: практически все факты мне сообщил Рыбаков, мне оставалось только проанализировать их и выдать имя убийцы". Далее любопытный сюжетный ход: вроде бы версия подтверждается, ибо Инессу застают при попытке "удушить" Бессарабова. Но, оказывается, та просто оказывала помощь пытавшемуся покончить с собой художнику. Лишь тогда Евгения логически нащупывает мотив, основываясь на знакомстве Марины Завидоновой с умершей женой художника Юлией Бессарабовой. Разговор с Антониной Петровной, матерью несчастной женщины, во многом проясняет картину: художник спонтанно пытался отомстить Марине, ставшей невольной убийцей его жены - Завидонову спасло только то, что художник не учел ее вес и положил в бокал с шампанским недостаточно таблеток.
   Что ж, как детектив повесть "Отравленная жизнь" состоялась. Загадочное происшествие, расследование, раскрытие преступления логическим путем в наличии. Нужные факты читатель узнает параллельно с расследователями. И довольно скоро становится известно о знакомстве Марины Завидоновой и покойной Юли Бессарабовой. Уже тогда можно предположить, что таблетка (хоть, на первый взгляд, и безобидная) не спасла, а погубила девушку, тем более что официант дает показания, что Игорь толкнул Марину, и она пролила шампанское. Правильное толкование эти эпизоды нашли уже в концовке повести, но честь и хвала автору, что намек дан предварительно. При этом литературный уровень произведения вполне приличен, повесть читается легко. Дополнительные краски придают рассказу проделки щенка Данилы.
   Но серьезным минусом является стилистическая окраска. Субъективно: на протяжении всей повести не оставляло ощущение водевильности происходящего - получился своего рода кукольный спектакль для взрослых. Директор Завидонов - прямолинейный и туповатый. Да и остальные персонажи словно не от мира сего. Не случайно Евгения удивилась, когда Инесса заговорила нормальным человеческим языком (что, впрочем, не спасает образ от комедийности).
   Отдельные неясные моменты и огрехи:
   - многовато лишних запятых;
   "Да после такого он всю жизнь только у нас страховаться будет. Мы сможем вообще больше не работать! Его контракты сделают наш бюджет продаж на многие годы вперёд" - вряд ли серьезный бизнесмен способен на такие легкомысленные заявления даже подшофе.
   "Я неоднозначно посмотрела на Виолетту" - это как?
   "высоко оценила творчество Данилы фон Аркабанат Моравий ибн Хрябтаб" - раз не склоняется "фамилия", получается, что собака - сучка.
   Резюме. Повесть "Отравленная жизнь" произвела неоднозначное впечатление. Вроде, и детектив по сути, но какой-то игрушечный по исполнению. Однако рекомендовать к прочтению можно - как иронический.
  

X. Малахит: Маньяк предпочитает блондинок

Рецензия

  

- Я не знаю, что такое Чили, я не знаю, что такое хунта.

Но, пока Луизу с карнавала не отпустите, коров доить не буду!

(Анекдот (1973 г.) о выступлении доярки на съезде КПСС в связи с тюремным заключением генерального секретаря компартии Чили Луиса Корвалана в эпоху хунты Пиночета)

  
   Повесть "Маньяк предпочитает блондинок" представляет собой полуиронический (если можно так выразиться) полицейский детектив (вряд ли так задумывалось, но вот получилось...). Расследование серии убийств ведет следователь Калининского РОВД майор Иван Владимирович Рождествин. Однако по его статусу сразу возникают вопросы. Вот, к примеру, фрагмент: "За много лет работы в полиции он, бывало, чувствовал..." Вообще-то, полиция у нас только с 2011 года, а раньше была милиция (четыре года - это много?). А самое главное, что убийство - прерогатива следователей Следственного комитета (до 2011 года - прокуратуры) - см. статью 151 "Подследственность" Уголовно-процессуального кодекса. Серьезный процедурный ляп в тексте (далеко не единственный).
   Интрига повести заключается в интеллектуальном поединке следователя и его команды с неизвестным серийным убийцей, который задушил трех женщин, да еще отрезал им уши.
   Завязка хороша, читатель сразу же сталкивается с загадочным происшествием: в парке пожилой женщиной при помощи собачки Принцессы случайно обнаружен изуродованный труп молодой женщины.
   Сюжет повести полностью основан на расследовании этого и последующих двух убийств: следователь и оперативники опрашивают соседей, коллег, родственников жертв. С энтузиазмом Ноздрева, с легкостью подтверждающего подлинность баек про Чичикова (вплоть до того, что тот Наполеон), правоохранители хватаются за каждое подобие мотива (ревность, месть) и строят версии - даже обнаружившая два первых трупа Галина Викторовна на некоторое время попала под подозрение. При этом с вещдоками практически не работают - лишь ближе к концу повести в ломбарде всплывают серьги, снятые с первой жертвы. При этом следователь, задержавший первого подозреваемого (Федорова) только из-за отсутствия алиби (безосновательно; автору срочно читать УПК: см. приложение ниже, п.1), принимает на веру без должной проверки заявление второго подозреваемого - Павла Ленинградского - о приобретении серег у неизвестного лица (к слову, рекомендую автору посмотреть, как изящно обыграны краденые серьги (их случайная "засветка" вызвала серьезную тревогу в преступной группе) в фильме "Следствие ведут знатоки", дело десятое, "Ответный удар" (см. приложение ниже, п.2) - целая комбинация на них была построена). Не удивительно, что версии быстро рассыпаются в прах.
   А на ложную версию с Оксаной Махониной (которая тем не менее немного пролила свет на взаимоотношения брата и сестры Ленинградских) следствие вышло в значительной мере благодаря случайности: "А ты по соннику посмотри, - посоветовала Татьяна. - Я знаю один хороший сайт. Там сны друг другу толкуют..." Думается, не красит оперативников такая дремучая отсталость, приверженность шарлатанству. Хотя понятно, что эпизод использован как логический мостик для перехода к сну об Альенде-убийце (хотя логичнее в этой роли представить главу хунты Пиночета, а не погибшего с оружием в руках в битве с путчистами во дворце Лямонеда законно избранного президента Чили). Но смотрится такой переход топорно, ибо основан на чистой случайности. Вот если бы показания свидетелей или некая записка (заметка), связанная с жертвами, как-то выводили на "Альенде-убийцу", а потом оперативники вычислили сайт толкователей снов, это четко вписывалось бы в логику сюжета.
   В итоге недалекий злоумышленник (которому после эпизода с серьгами следовало бы, пардон, наложить в штаны и затаиться, а не выходить на новую "охоту") так и не был установлен следователем логическим путем, а просто взят на живца, хотя для подстраховки использовалось и наружное наблюдение - один из немногих толковых шагов следствия ("Нужно устроить засаду в районе речного вокзала. И для подстраховки установить слежку за Ленинградским"). После задержания у преступника обнаружилась целая куча улик, так что пришлось Павлу Ленинградскому сознаваться.
   Детектив получился на троечку с минусом - субъективно воспринимается при чтении как вещь несерьезная. Описаны неглубокие, довольно хаотичные действия следствия с минимумом логики и многочисленными процедурными нарушениями. Но формально это полицейский детектив: работает команда профессионалов.
   Формализм наблюдается и с соблюдением конкурсной темы: "Корни преступления - в прошлом". В данной повести мотив убийства - личная неприязнь Павла к сестре и стремление стать собственником квартиры. Притянуть за уши к теме можно: собственником квартиры Ленинградская стала раньше. Но, думается, такое раскрытие темы слишком банально.
   Персонажи не впечатлили - поверхностные. Повесть написана среднестатистическим языком, но при этом довольно легко читается. Несколько напрягло, правда, обилие диалогов.
   Некоторые неясные моменты и огрехи:
   "Не люди, а изверги, ей Богу!" - правильно "ей-богу"
   "- Скажите, Михаил Антонович, какие у Вас были отношения с Ириной Климовой?" - и далее неоднократно "вы", "ваш" необоснованно пишется с заглавной буквы (это авторский текст, а не письмо конкретному лицу и не анкета).
   "Так помогите следствию. Расскажите, где Вы были вчера между одиннадцатью и двенадцатью вечера?"... Дальше слушать пьяные откровения у него не было ни времени, ни желания" - до вытрезвления вообще нет смысла допрашивать какое-либо лицо.
   "Хорошо, если женщин убивал Фёдоров. А если не он? У нас же нет против него никаких улик" - улик нет, а задержали? Лихо! Опять же см. п.1 приложения ниже.
   "Надо допросить соседей убитой. И коллег по работе" - и здесь этот жуткий плеоназм!
   "Он ещё пристальнее посмотрел в глаза подсудимому" - какому подсудимому, до суда еще как до Луны пешком...
   Резюме. Как детектив повесть "Маньяк предпочитает блондинок" слабовата. Но ни на пародию, ни на иронический детектив не тянет (только на полуиронический). Рекомендовать к прочтению не стал бы, разве что как пособие для разбора процедурных ошибок авторов детективных литературных произведений.
   Специальное приложение для автора:
   1. УПК.
   Статья 91. Основания задержания подозреваемого (извлечение)
   1. Орган дознания, дознаватель, следователь вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, при наличии одного из следующих оснований:
   1) когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;
   2) когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление;
   3) когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.
   Статья 108. Заключение под стражу (извлечение)
   1. Заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение. Такими обстоятельствами не могут являться данные, не проверенные в ходе судебного заседания, в частности результаты оперативно-розыскной деятельности, представленные в нарушение требований статьи 89 настоящего Кодекса. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет, при наличии одного из следующих обстоятельств:
   1) подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации;
   2) его личность не установлена;
   3) им нарушена ранее избранная мера пресечения;
   4) он скрылся от органов предварительного расследования или от суда.
   2. Лавровы Ольга и Александр. "Следствие ведут ЗнаТоКи", дело 10 "Ответный удар" (отрывки)
   К столику подходит Ферапонтиков.
   Ферапонтиков. Здравствуйте, девушки... Евгений Евгеньич, нельзя на два слова?
   Воронцов. Хорошо, сейчас. Ферапонтиков отходит. Постараюсь его спровадить. (Идет вслед ва Ферапонтиковым.) Ты что взмыленный, Финтифлюшкин? Допроса боишься?
   Ферапонтиков. Допрос - туфта. Боюсь до смерти - вас подвел...
   Воронцов. Говори.
   Ферапонтиков. Хотите - казните, хотите - что... Сережки, которые тогда продал... без хозяев они с фатеры взяты.
   Воронцов. Ах, собака!
   Ферапонтиков. Собака, Евгений Евгеньич! Бить меня смертным боем! Виноват па все сто! Будто черт под руку толкнул...
   Воронцов. Как был карманник и форточник, так и остался. Паршивая мелюзга, копеечник!
   Ферапонтиков. Евгений Евгеньич, миленький, думал, возьмете для помещения капитала, а вы - своей симпатии...
   Воронцов. Ты понимаешь, что такое манекенщица? На ней твои сережки, что в витрине на улице Горького!
   Ферапонтиков. Так почему и прибег...
   -------------------------------------
   Воронцов. Погано.
   Ферапонтиков. Надо эти серьги хоть силком назад забрать!
   Воронцов. Силком? Очумел... (После раздумья.) Давай катись на Петровку, там не любят, чтоб опаздывали. После договорим.
   =============================================================
   Томин. Вам пора переодеваться. Скоро выход.
   Леля. Откуда вы знаете?
   Томин. Поинтересовался.
   Леля. Саша, вы невозможны! Прямо сыщик какой-то!
   Томин. Лелечка, разве такие сыщики бывают?
   Леля уходит. Входит Ляля.
   Томин. Ляля, мы можем поговорить здесь без помех? Вы ведь освободились минут на десять. Ляля. А что за разговор?
   Томин. Разговор серьезный, возможно, неприятный.
   Ляля (принимая все в шутку). Ну, давайте серьезный разговор!
   Томин. Скажите, давно у вас эти серьги?
   Ляля. Серьги?.. Дней пять или шесть...
   Томин. Откуда они?
   Ляля. Получила в подарок. А что?
   Томин. Вынужден представиться. (Подает Ляле свое удостоверение.)
   Ляля. Вот так номер!.. (Пауза.) И что же вам нужно?
   Томин. Мне нужно выяснить, кто подарил вам серьги.
   Ляля. Один... знакомый...
   Томин. А конкретней?
   Ляля. Конкретней?..
   Томин. Имя, фамилия?.. Род занятий?
   Ляля. Фамилию не знаю. Места работы - тоже.
   Томин (укоризненно). Ляля!.. Я твердо рассчитывал на откровенность.
   Ляля. Можете не верить, но это правда!
   Томин. За сегодняшнее утро я много чего узнал от разных людей... Не пугайтесь, деликатно и не вредя вашей репутации. И все отзывались только хорошо. Потому пошел напрямую, без околичностей. И вдруг...
   Ляля (оскорбленная). И вдруг я вру, да?
   Томин. Ну... скажем, уклоняетесь.
   Появляется Лёля.
   Леля (Томину). Поскольку вы не видели меня в коронном туалете сезона, то - вот... (Поворачивается так и эдак, принимая картинные позы.)
   Томин. Сногсшибательно!
   Лёля. Что-то оба подозрительно взволнованы, а?..
   Томин. Разрешите вопросик. Кто подарил Ляле ее прелестные сережки?
   Леля (уходя переодеваться). Очень занятный дядька, за которого я ее все сватаю.
   Томин. Даже потенциальный жених... Почему вы не хотите сказать о нем ни слова?
   Ляля. Никакой не жених! Лелька болтает попусту...
   Томин. Две недели назад серьги были украдены из одной квартиры среди прочих ценных вещей.
   Ляля. Что?! Ну, знаете ли!.. Придется выдумать что-нибудь поостроумнее, товарищ инспектор!
   Томин. Ляля, серьги краденые. Может быть, вам они идут больше, чем подлинной хозяйке, но ото дела не меняет.
   Ляля. Вы еще способны шутить?!.. Даже не будь я знакома... Фу, какая гадость... и нелепость... Да достаточно взглянуть на него...
   Томин. Дайте мне такую возможность...
   Ляля. Ну уж, нет!..
   Томин. Категорически?
   Ляля. Категорически. Человек на секретной работе. Явно крупная фигура, ему хватает своих забот. Чтобы я еще втягивала его в какую-то мерзкую историю!..
   Томин. Хорошо, спросите сами: где и у кого приобретены...
   Ляля. Мне пора на выход. (Быстро уходит.)
   Некоторое время Томин один, затем появляется Леля,
   Леля. О чем это вы так мрачно задумались?
   Томин. О Лялином женихе.
   Леля. Интере-есно!..
   Сцена пятьдесят вторая
   Зал Дома моделей. На помост выходит Ляля, через силу улыбаясь, демонстрирует очередной наряд.
   Сцена пятьдесят третья
   Тот же ХОЛЛ. Томин и Лёля.
   Леля. Да ничего я не знаю!.. Мы один раз были на даче, другой - в ресторане!
   Томин. Где находится дача?
   Леля. Минут двадцать по какому-то шоссе... потом свернули... поле, речка, справа лес...
   Томин. И не запомнили ни единого дорожного указателя?
   Лёля. Мы непрерывно болтали, зачем мне дорожные указатели?.. Спросите, как проехать во Внуково - я отвечу, потому что мы часто летаем, а тут... большой интерес в названии деревень!.. И вообще, простите, все это не мое дело!
   Подходит Ляля.
   Надеюсь, можно уйти?
   Томин. Можно. Леля уходит. Пауза, Ляля, серьги вынужден забрать.
   Ляля. А я не отдам!
   Томин. И не противно щеголять в краденых украшениях?
   Ляля. Почему я с первого слова должна поверить, что сережки те самые? Не одни же такие на свете! Докажите!
   Томин. Хорошо. Через три дня хозяйка вернется из Ленинграда, проведем опознание. А пока вынужден взять с вас официальную подписку, что они до тех пор не будут проданы, подарены или... потеряны...
   Сцена пятьдесят четвертая
   Кафе, За столиком Леля и Ляля,
   Леля. Лялька, все это липа! Вот увидишь, это Федины проделки! Он хочет тебя устранить. Подослал кого-то из своих, собирает сведения, запугивает... Назло ему носи сережки и плюнь!
   Ляля. Такой отвратный осадок...
   Леля. Еще бы!.. Но суть не в сережках, руку даю на отсечение! Суть в другом... Может, проверка, не разглашает ли Евгений Евгеньевич государственных тайн... Или тебя изучали - как среагируешь... В общем, факт налицо: взяли под наблюдение.
   Ляля (саркастически). И в каждой серьге микропередатчик: регистрирует, что в левое ухо влетает, а в правое вылетает, да?.. Теперь, после всего этого... даже не знаю, как с ним встречусь!
   Леля. Вот-вот, того Федя и добивается!
   Ляля. Да что мне Федя!.. Скажу дома, чтоб по телефону отвечали, что я уехала на несколько дней... Посмотрю, что будет с этим, ихним опознанием.
  

XI. Бирюза: Дело о супружеской верности и крепкой мужской дружбе

Рецензия

  

"Ты ж ещё молодой, ты еще страдаешь ерундой,

Ты же называешься звездой только из лести.

Чашку кофею я тебе бодрящего налью

И по-настоящему спою новую песню"

(из песни Марины Хлебниковой)

  
   Повесть "Дело о супружеской верности и крепкой мужской дружбе" формально представляет собой полицейский детектив. Расследование убийства ведут два следователя - Сергей Михайлович Соболь (старший) и Иван Алексеевич Горецкий (помощник).
   Интрига повести заключается в интеллектуальном поединке сыщиков с неизвестным убийцей, который лишил жизни популярного 32-летнего любовника Степана Макаровича Вольного.
   Завязку трудно назвать удачной: упоминание трупа, а потом пространное описание внешности Горецкого без упоминания его и напарника служебного статуса. Читатель в недоумении, кто эти двое - эксперты, оперативники, свидетели? Мало ли кто не любит покойных бездетных холостяков с умершими родителями! Лишь позже становится известно, что оба - следователи. Странное упоминание о жертве: "А покойник вовсе не походил на жертву сердечного приступа. Это был крупный, мускулистый мужчина тридцати двух лет". Откуда точное знание возраста? Глаз-алмаз или на основании документов? Почему сразу два следователя на месте происшествия и ни одного эксперта и оперативника? Какие основания полагать, что труп криминальный - "не походил на жертву сердечного приступа"? А как вообще выглядят жертвы сердечного приступа? Для читателя, не обладающего специальными знаниями, в тексте должны быть пояснения. Здесь их нет.
   Сюжет повести основан на расследовании убийства. Большая часть работы - утомительно длинные диалоги-допросы, которые, имхо, смотрятся самодеятельностью на школьной сцене: ученики играют в следователей (иногда это получается забавно). И лишь чуть-чуть - непосредственное действие: визит Горецкого в дом Бернштейнов (когда следователь вдруг решил подменить оперативника).
   Результаты судебно-медицинского исследования трупа в тексте вообще не упоминаются. Горецкий узнает о том, что Вольный отравлен хлоридом калия, только от подозреваемой - Татьяны Бернштейн. Для описания полицейского расследования это весьма серьезный минус. Тем более непонятно, почему вдруг решили списать смерть Вольного на самоубийство. Разумеется, таково желание руководства (не портить статистику), но ведь и формальные основания должны быть, в противном случае при последующей проверке всем не поздоровится. В тексте же ничего этого нет.
   В расследовании имеется ложный след - с вороватой четой Крыловых. Места этой версии уделено немного: не отвечают супруги на звонки - значит, виноваты. Через абзац возвращается следователь Соболь - все, Крыловы сразу сознались в хищении (потом оказалось, Татьяна Бернштейн некоторым образом надоумила - для прикрытия своего убийства). Как-то все это наивно и несолидно смотрится - все тот же любительский спектакль на школьной сцене...
   Наконец, мотив. Убийство - шаг серьезный. А тут упоминаются копеечная ссора супругов Бернштейн пятилетней давности из-за какого-то засоса, плюс домогательства Степана. Существует немало возможностей избежать повышенного внимания породистого кобеля без всякого убийства - какой смысл сразу прибегать к крайней мере? Если бы Татьяна была загнана в угол, находилась в безвыходном положении - еще можно было бы понять. А в описанных обстоятельствах - несолидно.
   Наконец, не описан механизм убийства. Летальная доза хлорида калия - более 15 граммов. Это более половины столовой ложки. Каким образом Вольный принял эту отраву? В повести не говорится.
   В общем, как детектив повесть весьма слаба.
   Следователи показаны более или менее живыми персонажами. Соболь сухарь, не чуждый поэзии (вирши на японский манер кропает в свободное время). Горецкий - любитель кофе и головоломок. Правда, профессионалами они показались весьма никудышными. И осталось непонятным, почему Горецкий, как клещ, сразу впился в Татьяну. Что именно навело его на подозрения?
   Текст достаточно тяжел для восприятия из-за длиннющих диалогов, где постоянно теряется нить, кто именно в данный момент говорит. Среднестатистический язык.
   Встречаются забавные технические огрехи: "пах", "едь", "что б" и другие.
   Резюме. Как детектив повесть "Дело о супружеской верности и крепкой мужской дружбе" неудачна. Полицейское расследование описано неважно - с многочисленными процедурными нарушениями. Как житейская история повесть смотрится несколько лучше, но все равно недостаточно убедительна. Рекомендовать к прочтению не стал бы, разве что использовать текст в качестве пособия на тему "Как нежелательно писать полицейский детектив".
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"