Просвирнов Александр Юрьевич: другие произведения.

Метод Паганеля

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:


   Пролог
  
   Первое, что увидел Макар, когда вышел из номера в коридор, было желтое лицо мертвеца. Покойный лежал на тележке под простыней. Как назло, именно в этот момент ее край приподнял незнакомец - полный капитан третьего ранга...
   Внутри Макара словно все оборвалось. Молодой ученый резко шагнул назад и захлопнул дверь. Сердце бешено застучало. Стоило ли проходить сверхсерьезный отбор и уехать за тысячи километров от дома, чтобы почти сразу столкнуться со смертью? Каких-то несколько часов назад он разговаривал с бодрым и весьма энергичным мужчиной, потом они пожелали друг другу спокойной ночи... И вот уже на тележке лежит безжизненное тело с обезображенным смертью лицом. Жуткий оскал и открытые остекленевшие глаза запечатлелись в памяти Макара, словно на фотографии. И он тщетно пытался отогнать от себя леденящее душу видение...
   Макар позвонил в столовую и отказался от завтрака. Мозг молодого ученого начал отчаянно пульсировать в черепной коробке, словно пытался расколоть ее и вырваться наружу. Трагическая случайность или злой умысел? Макар устроился за столом и обхватил голову руками, во всех деталях вспоминая, как начиналась два месяца назад экзотическая эпопея. Подготовка к экспедиции и долгий путь вымотали изрядно. Возможно, по дороге на что-то стоило обратить более серьезное внимание.
   Заодно и отвлечься - быстрее стереть из памяти это жуткое лицо мертвеца...
  
   Глава 1. Последствия одного резюме
  
   На объявление о наборе в северную экспедицию Макар наткнулся случайно - на сайте своего института, куда по привычке до сих пор заглядывал. Экспедиции требовался специалист высшей квалификации по компьютерным технологиям. Интересная исследовательская работа и высокий заработок гарантировались.
   Не сказать, что высокооплачиваемая должность на крупном предприятии Макара не устраивала. Но за три года он успел немного утомиться от рутины, а еще больше - от начальственного самодурства. Не раз и не два молодой специалист сомневался во вменяемости так называемых топ-менеджеров. Казалось бы, руководитель высокого ранга должен быть искусным управленцем и понимать элементарные вещи. Не может дилетант, пусть и облеченный властью, давать профессиональные указания специалистам! За три года на заводе сменилось три генеральных директора, и один в плане самодурства мало отличался от другого... Как при этом предприятие до сих пор оставалось на плаву, Макар не вполне понимал. Видимо, огромный инерционный бюрократический механизм сглаживал вспышки - грозные цунами начальственного гнева с высоких планерок до исполнителей через сито промежуточных руководителей доходили уже в виде легкой ряби под соусом: "Да пошли они все! А то без них не знаем, что делать!"
   Конечно, сменить привычный уклад, на неизвестность было боязно. Но Макар чувствовал, что свой потенциал на работе не использовал и на одну десятую. Так недолго закиснуть и начать деградировать. Пока молод и холост, самое время дерзнуть по-настоящему. Тем более выпал шанс, который, может быть, случается раз в жизни.
   До отправки резюме Макар послал организаторам экспедиции письмо с перечнем уточняющих вопросов. Ответы мало что прояснили: место, где предстоит трудиться, будет определено после завершения изысканий предшествующей экспедиции. После анализа результатов ее работы будут конкретизированы и должностные обязанности.
   И все же в объявлении было нечто притягательное, романтическое, почти жюльверновское - и Макар отправил резюме. Несколько дней с нетерпением ждал ответа - бесполезно. За месяц почти забыл про свою заявку, хотя изредка в душе возникало нечто вроде легкой грусти и сожаления - эх, не срослось... И тут же успокоительная мысль: "Может, оно и к лучшему".
   Но через месяц с небольшим все-таки позвонили и пригласили на собеседование. Неожиданно для Макара началось оно с капитального медосмотра - подлинного, дотошного, отнюдь не формального. Затем два часа ушло на разнообразные тесты: психологические, профессиональные, по проверке памяти и прочие. И лишь ближе к концу дня с Макаром побеседовал куратор экспедиции - Алексей Алексеевич Говоров.
   Довольно высокий сухопарый мужчина, на вид лет пятидесяти, он, казалось, своим взглядом пронзал собеседника насквозь. Макар чувствовал себя очень неуютно. Создавалось ощущение, что куратор может читать мысли. При этом оказался отнюдь не дилетантом в компьютерных технологиях и расспрашивал Макара со знанием дела. Не меньшее внимание Говоров уделил расспросам о хобби и навыках молодого ученого: участвовал ли тот в туристических походах, умеет ли разжигать костер с одной спички, играть на музыкальных инструментах, петь... Некоторые вопросы казались совершенно нелепыми - например, помнит ли Макар свои драки со сверстниками в младшей группе детского сада. Но куратор на протяжении всего разговора выглядел абсолютно серьезным - даже тени улыбки не мелькнуло на его длинном унылом лице. Под конец собеседования Говоров посетовал, что Макар не служил в армии, но все равно велел быть теперь в готовности номер один к отъезду в любую секунду.
   Две следующие недели стали для Макара сущим кошмаром. Он вздрагивал от каждого телефонного звонка или просто громкой музыки в кабинете или на улице. Но Говоров и его команда словно в воду канули. Макар дважды писал организаторам по "мылу" - ответа не дождался. Неопределенность угнетала больше всего. Сказали бы прямо: "Вы нам не подходите!" - было бы гораздо легче. Хотя мечтал Макар о другом: "Вы именно тот человек, без которого наша экспедиция не экспедиция".
   Но за две недели напряжение постепенно спало, Макар почувствовал себя свободнее. Будь что будет! В пятницу, седьмого июня, он прикидывал, как отдохнет в выходные. Решил вечером после работы на "Сапсане" махнуть в Петербург, в субботу побывать в Петергофе, в воскресенье в Екатерининском дворце, а вечером - обратно. В предвкушении приятного путешествия Макар неторопливо ожидал окончания рабочего дня. А в половине третьего раздался телефонный звонок:
   - Майор Говоров! Добрый день, господин Южанин! Внимание, вводная: сбор членов экспедиции на отъезд завтра в шесть утра. Быстренько утрясайте свои дела - и мы вас ждем!
   - Так ведь... - начал было ошеломленный Макар, но собеседник уже отключился.
   Первой мыслью Макара было послать экспедицию вместе с ее куратором к черту. Внутри все кипело. Неужели так трудно предупредить заранее? Разве не знает майор Говоров родную бюрократическую волокиту? Вне себя от негодования, Макар поднес палец к кнопке ответного звонка, но за миллиметр до нее остановился. Эмоции, а тем более гнев - плохой советчик в серьезных делах. Допустим, сообщили о поездке в последний момент не из головотяпства, а специально - куратор подкинул подопечным практический тест... Как они будут выпутываться в неожиданной ситуации? Значит, нужно не психовать, а решать задачу. Сложно, но никто не обещал, что с экспедицией все будет складываться просто и безоблачно.
   Макар сразу успокоился и задумался, просчитывая варианты. Отказаться от запланированной поездки в Северную столицу - дело плевое. Гораздо труднее убедить руководство уволить его досрочно, не отрабатывая положенные две недели, да еще в конце дня в пятницу... Значит, нужно было быть чертовски убедительным и уверенным в себе.
   Поразмышляв с четверть часа, Макар наметил четкий алгоритм поведения и решительно двинулся бодрым маршем по начальственным кабинетам. Поход получился нелегким, однако Макар дипломатично, но твердо гнул свою линию. На любое возражение у него находился ответ, в том числе на главный вопрос - кто же тогда работать будет? Хорошо, что Макар все-таки подготовил сменщика заранее - весьма талантливого однокурсника, в силу обстоятельств сидевшего без работы. Тот моментально примчался по звонку приятеля и успел произвести на руководство благоприятное впечатление. Так что за несколько минут до конца рабочего дня Макар получил расчет и вышел из отдела кадров завода с трудовой книжкой.
   Чемодан и сумка с вещами для экспедиции были давно готовы, осталось только прикупить немного продуктов в дорогу. И утром без четверти шесть Макар выбрался из такси на Большой Грузинской у Министерства природных ресурсов и экологии. Майор Говоров - теперь Макар увидел его в военной форме - с удовлетворением глянул на часы и крепко пожал молодому ученому руку. Потом повернулся к коренастому крепышу из небольшой группы и небрежно произнес:
   - Вы свободны. Спасибо за поддержку.
   Макар понял, что отбыл его дублер - майор Говоров, видимо, имел резервиста для каждого члена экспедиции. Но, по мере пополнения команды один за другим уходили и другие дублеры - правда, не все. Ровно в шесть всем собравшимся велели пройти в вестибюль министерства - и стеклянные двери тут же захлопнулись за участниками экспедиции. Макар краем глаза заметил, как один из помощников Говорова на ступенях дает от ворот поворот опоздавшим даже на одну-две минуты - таких оказалось пять человек.
   Команда, собравшаяся в вестибюле, насчитывала полтора десятка человек - не считая куратора. Мужчин оказалось вдвое больше, чем женщин. Все были разного возраста. К удивлению Макара, в экспедицию попал даже дремучий старикан возрастом наверняка далеко за семьдесят - довольно высокий, худой и жилистый. Он немного напомнил Макару профессора Саммерли из "Затерянного мира", но гораздо больше - живую мумию. Было странно, что этот полусонный тип, не выпускавший изо рта понс-сигарету, прошел строгую медкомиссию. Наверное, какой-то титанический ум... Подлинным ученым - геологом или полярником - показался Макару только один участник экспедиции: крепкий бородач лет сорока с небольшим - тот, похоже, одинаково естественно и гармонично смотрелся бы и в лаборатории, и в экспедиции в тайге.
   Макар мысленно вздохнул: оказаться самым молодым в маленьком отряде - статус не самый желательной. Его ровесницей в экспедиции казалась только одна девушка - рослая стройная блондинка. Длинные светлые волосы, собранные в аккуратный хвост, почти достигали пояса. Любопытно выглядела заколка в форме головы оленя с металлическими рожками. Тонкие бежевые брючки подчеркивали изящество форм. Но молодая красавица не обращала внимания ни на сканирующие ее с головы до ног мужские взгляды, ни на увивавшегося вокруг нее трепача лет сорока. Она негромко разговаривала с невысокой плотной брюнеткой. Та выглядела чуть старше и называла собеседницу Лизой. Имя брюнетки Макар не расслышал, но про себя тут же окрестил девушек "учеными воблами".
   Всем участникам экспедиции предложили садиться за столы. Оформили трудовые соглашения с министерством сроком на шесть месяцев с возможностью продления. Оклад действительно был прописан солидный, да еще полагалась премия по отдельному положению. Однако с деталями новой работы ничего не прояснилось: в трудовом договоре имелась только ссылка на номер должностной инструкции, которая, как сообщили Макару, ждет его на новом рабочем месте. Также подписали обязательство о неразглашении тайны - строго запрещалось передавать кому-либо даже толику информации об экспедиции.
   Когда с формальностями было покончено, майор Говоров велел всем построиться в одну шеренгу. Сдержанно поблагодарил за согласие участвовать в экспедиции, называя каждого по имени и пожимая руку. Так Макар узнал, что седого старика звали Семеном Сергеевичем, симпатичную брюнетку - Анной, веселого трепача - Анатолием, а серьезного бородача Капитоном.
   Затем куратор объявил, что отъезд откладывается - возможно, на несколько дней - по организационно-техническим причинам. Но каждый должен быть готов к вызову в любую секунду. Макар про себя обругал товарища майора очень нехорошими словами - вслух такие произносил в исключительных случаях, когда терял контроль над собой. Видимо, куратор прочитал мысли молодого ученого, потому что едва заметно ухмыльнулся.
  
   Глава 2. Зигзаги в стиле "ПВО"
  
   В дороге Макар глубоко постиг суть бородатой шутки: те, кто служил в армии, в цирке не смеются. Не раз подумал, насколько комфортнее считаться "косильщиком", чем годами тонуть в ворохе противоречивых указаний - Макару хватило первого дня путешествия, чтобы проклясть все на свете.
   Участники экспедиции вновь собрались по вызову в воскресенье вечером, девятого июня. Их отвезли в аэропорт Домодедово и сообщили, что полетят в Новосибирск. После полутора часов ожидания внезапно велели садиться в автобус и перевезли во Внуково. Там майор Говоров сказал, что ситуация изменилась: экспедиция летит в Якутск. Однако, когда объявили посадку на рейс, куратор тут же дал группе отбой.
   Маленький отряд отвезли в одну из подмосковных воинских частей. Там всех разместили в пустой казарме - для женщин кровати занесли в комнату воспитательной работы. Из десятка мужчин только половина служила в армии. Эта пятерка во главе с бывшим сержантом Капитоном очень оживилась. Начались бесконечные воспоминания о службе и байки, очень раздражавшие Макара - он вдруг почувствовал себя изгоем в некоем клане посвященных. При этом интеллигентный на вид Капитон вдруг заговорил на таком похабном матерном сленге, что Макару стало стыдно за солидного человека. А вдруг женщины в своей комнате услышат? Макар сразу вспомнил Левинсона из романа Александра Фадеева: тот был самым образованным в отряде, а его истории - самыми скверными и похабными. Зато куратор посмотрел на бородатого ученого с уважением и со вздохом сказал:
   - Зря после срочной не пошли в военное училище, товарищ Старшинов. Наверняка дослужились бы уже минимум до полковника.
   Тут Макару припомнилась подборка роликов в Интернете, где именно офицеры с большими звездами на погонах ставили рекорды по плотности нецензурной брани на минуту речи, и неожиданно для себя расхохотался. На него посмотрели с недоумением. Замолчал даже весельчак Толик. Он весь вечер пытался затмить Капитона: болтал и хвастался без умолку. Но получалось не очень.
   Утром возникла двусмысленная ситуация с местами общего пользования, но коммунальной свары не случилось: мужчины терпеливо ждали, пока женщины завершат все утренние водные процедуры. Старик Семен Сергеевич накануне уснул раньше всех - едва начались разговоры об армии. Утром он мастерски заправил кровать, разгладил байковое одеяло табуреткой и с ее помощью даже набил ладонью идеальные продольные прямые кромки. Потом посмотрел на спутников и с ухмылкой произнес, не выпуская изо рта понс-сигарету:
   - Учитесь, ребятишки! А то по году отслужили, щеглы, будто на курорте, а уж как расчирикались... А слабо сейчас по ниточке кровати, подушки и полоски на одеялах выровнять?
   И Сергеич добродушно рассмеялся.
   После завтрака к казарме вместо автобуса подъехал тягач с закрытым фургоном. Группу отвезли на продовольственный склад, где каждому выдали по три запаянных пластиковых пакета защитного цвета - сухой паек на трое суток. Судя по описи, в пакетах находились сухари, чай, сахар и банки с тушенкой и кашей.
   В пути Макар немного нервничал, не видя дороги - маленькие оконца в фургоне располагались под потолком. Молодой ученый искренне позавидовал Семену Сергеевичу, который благополучно проспал всю дорогу со своим электронным зельем в зубах. А в аэропорту вдруг выяснилось, что это не Домодедово, а Шереметьево...
   На рейсовом самолете экспедиция наконец-то улетела - в Мурманск. Из аэропорта перебрались в морской порт. Макар обрадовался в предвкушении увлекательного путешествия на судне, но не сложилось... Вскоре экспедицию увезли на военный аэродром, а оттуда на ИЛ-220 добрались до Новосибирска. Теперь в отряде насчитывалось пятнадцать человек уже вместе с куратором - Толик из Мурманска не вылетел. Где и когда его удалили, Макар даже не заметил. Почему - спрашивать было бесполезно. Майор Говоров никому ничего не объяснял. Макар предположил, что оргвыводы были сделаны или из-за утечки какой-то информации по телефону, или из-за ночных баек. Может быть, куратор решил, что неумеренное хвастовство не лучшее качество для участника весьма замысловатой экспедиции с туманными задачами...
   Дальнейшее путешествие постоянно раздражало Макара - но не полетами по зигзагу, а вводными куратора. Тот по несколько раз в день менял планы - якобы по указаниям сверху. При этом был совершенно спокоен и чувствовал себя как рыба в воде.
   - Не пойму, Алексей Алексеевич, - с досадой сказал ему Макар в Хабаровске, куда прилетели из Новосибирска. - Неужели за столько лет в армии вам не надоел этот дурдом? Извините, по возрасту вы уже военный пенсионер, а все служите...
   - Вот вы сначала послужите с мое, товарищ Южанин, - ответил Говоров, похлопав Макара по плечу, - тогда поговорим более предметно. Ситуация постоянно меняется - бывает и такое. Знаете, как расшифровывается ПВО? Не противовоздушная оборона, а "Погоди Выполнять - Отменят". Шутка. Не вижу повода для нервозности и беспокойства.
   Впрочем, больше никто из членов экспедиции не роптал - все сохраняли невозмутимость. "Ученые воблы" Лиза и Анна и три дамы постарше с мужчинами почти не разговаривали - им хватало своего общества. Однако изредка Макар ловил на себе короткий пытливый взгляд каждой из пятерки женщин - примерно так ученые изучают в микроскоп какую-нибудь инфузорию...
   Но Макару было не до размышлений о своей "микроскопичности". От вороха противоречивых указаний на заключительной части маршрута казалось, что мозг вот-вот выкипит. Майор Говоров после посадки в Хабаровске по традиции уверенно утверждал, что через час на ИЛ-62 их отправят в Амдерму. Однако полетели только через три часа - на ТУ-164 в Петропавловск-Камчатский. И такое майорское "ПВО" продолжалась еще полтора суток на зигзаге Петропавловск-Камчатский - Южно-Сахалинск - Владивосток - Якутск - Певек.
   Во время ожидания каждого рейса майор Говоров без устали инструктировал группу, много раз повторяя, что даже никому из родных нельзя сообщать, куда отправляется экспедиция; в пути разрешаются только краткие СМС, что все в порядке, а в конечной точке пути смартфоны будут вовсе изъяты. Макар опять завидовал Сергеичу: старик под эти лекции почти сразу засыпал со своей электронной сигаретой во рту - благо окружающим она не причиняла никаких неудобств - и даже начинал храпеть, а потом подтрунивал сам над собой.
   Из-за постоянной неопределенности с рейсами вещи путешественники в камеру хранения не сдавали, а спали по очереди - сидя в креслах залов ожидания. Во время бодрствования Макару приходилось невольно смотреть телевизор - занятие, от которого молодой ученый давно отвык. Новости, на которые обычно Макар не обращал особого внимания, не радовали. Казалось бы, к столетию начала Великой Отечественной войны следовало уже забыть о вооруженных конфликтах. Но редкий выпуск обходился без сообщений о неприятных инцидентах в воздухе и на море: то опасное сближение самолетов, то протест из-за перехвата, то взаимные подозрения в нарушениях подлодками государственной границы и проникновении в территориальные воды. Окончательную путаницу вносили короткие сюжеты о рассмотрении в ООН давнего российского ходатайства - считать ли территориальными водами акваторию над хребтами, продолжающими континент... Макар, раньше никогда не вникавший в эти вопросы, сходу разобраться в проблеме не мог. В одном из выпусков показали фрагменты совещания в правительстве по этому вопросу, и Макару показалось, что там присутствовал Капитон. Впрочем, полной уверенности не было: в кадр на мгновение попал только фрагмент профиля ученого.
  
   Глава 3. 12 - 13 июня 2041: по тундре
  
   В Певеке приземлились в полдень в среду, двенадцатого июня. Там посланцев из столицы собрали в банкетном зале ресторана. Столы были уже накрыты по-праздничному - с шампанским и коньяком. Майор Говоров объявил, что это подарок от руководства проекта, и поздравил всех с Днем России.
   После праздничного обеда участников экспедиции разделили на две части. Десять человек посадили в автобус и отправили в городскую гостиницу. Майор Говоров с Макаром, импозантным Капитоном, стариком Семеном Сергеевичем и "учеными воблами" Лизой и Анной расположились на площадке около здания - со своими сумками и чемоданами.
   Термометр аэропорта показывал всего два градуса выше нуля, дул холодный ветер. Женщины были одеты в джинсы и куртки. Лиза заплела свои длинные волосы в косу, и заколка с рожками красовалась теперь на ее спине. Волнистые темные волосы Анны едва достигали плеч. Время от времени девушки начинали энергично размахивать руками и подпрыгивать. Но майор Говоров словно не замечал их согревающей гимнастики и вернуться в зал ожидания не предлагал. А Макар, стоя на пронизывающем ветру, наслаждался свежим воздухом. От самолетов и аэропортов уже мутило, перед глазами все будто плыло. Мозг уже давно почти отключился и перестал анализировать калейдоскопические изменения в ЦУ куратора. После праздничного застолья на душе стало легко и приятно - предвкушалось, что именно теперь наконец-то начнется что-то интересное.
   Молодой ученый с любопытством разглядывал окрестности. Аэропорт находился на восточной стороне Чаунской губы Восточно-Сибирского моря. Его воды выглядели серыми и хмурыми, всюду плавали льдины. В нескольких километрах к западу от берега просматривались два острова. Заметив, что Макар внимательно рассматривает архипелаг, Анна впервые заговорила с молодым человеком сама и со снисходительной улыбкой пояснила:
   - Это Большой и Малый Роутан. Пролив, отделяющий их от побережья, называется Певек как и город. Острова Роутан отделены Средним Чаунским проливом от острова Айон. Он довольно большой, но отсюда до его восточного берега километров тридцать. Не знаю, может, в хорошую погоду и можно тот Айон разглядеть.
   Ее бархатный голос звучал приятно, и Анна вдруг показалась Макару не "воблой", а очень даже милой девушкой. Хотя, конечно, Лиза выглядела гораздо симпатичнее...
   К востоку от аэропорта простиралась тундра. Куда хватало глаз, были видны болота и небольшие озера среди зеленого покрова. Путешественники не сводили глаз с ее бескрайних просторов. Сергеич даже надел очки, вынул изо рта понс-сигарету и машинально пытался ее раскрутить. Майор Говоров, напротив, достал видавший виды старый затертый портсигар и величественно закурил. При этом свой раритет не спрятал, а любовался им на фоне арктического пейзажа. Капитон методично фотографировал окрестности смартфоном. Анна, Макар и Сергеич последовали его примеру. Солидные мужчины ухитрились снимать одной правой рукой: Капитон левой зачем-то крутил пуговицу, а Семен Сергеевич в левой сжимал свою неизменную спутницу понс-сигарету. Только Лиза ничего не фотографировала - она рассеянно теребила кончик переброшенной через плечо косы и играла с заколкой. Макар вскоре прекратил съемку - молодого ученого нервировали постоянно возникавшие помехи, и он мысленно обругал связь в глухомани.
   - Отправлять кому-либо и размещать эти фотографии на дисках общедоступных поисковых и почтовых ресурсов запрещается! - тут же напомнил майор Говоров.
   Вскоре Макар разглядел на горизонте движущуюся точку. Она постепенно приближалась к аэропорту со стороны города. Вскоре можно было разглядеть, что это нарты, запряженные ездовыми собаками.
   - Лайки, - пояснила Лиза, когда "санный поезд" достаточно приблизился. - Толковые собачки, бегут молча. Капитон, Макар, а вы знали, что лай для ездовых животных - недостаток?
   - Я вообще не подозревал, что в середине двадцать первого века люди еще ездят на собаках, - с улыбкой ответил Макар.
   В этот момент, словно в подтверждение обратного, к аэропорту подлетели шесть нарт. В каждые было запряжено по шесть сильных животных. Каюры в самодельных нарядах из шкур с выстриженным мехом обступили майора Говорова и что-то говорили ему на непонятном языке - судя по всему, чукотском. К изумлению Макара, куратор уверенно отвечал погонщикам. Пока они увлеченно беседовали, каждый из участников экспедиции погрузил свои вещи и расположился в нартах. Там лежали одеяла из оленьих шкур - путешественники тут же укрылись. Собаки выглядели свежими - видимо, ночевали в Певеке и не успели устать после пятнадцати километров пути. Так что через пять минут после погрузки майор Говоров дал команду к отправлению.
   Упряжки тут же двинулись в путь в северо-восточном направлении по Чаунскому району. Ветер стих, и на путешественников яростно набросились тучи мошки. Каждые час-полтора приходилось с головы до ног брызгаться репилентом, защищаясь от кровососов. Макар вспоминал, как Паганель у Жюля Верна страдал от укусов москитов и смазывал ранки уксусом или нашатырным спиртом.
   Несколько раз останавливались, чтобы отдохнули собаки. Однако корм им не давали - оказалось, ездовые животные едят лишь один раз в день после работы. На арктической земле "ученые воблы" начали понемногу оттаивать и на стоянках уже беседовали с мужчинами. Лиза рассказала, что оптимальная скорость собачьей упряжки - десять-двенадцать километров в час, а средний дневной переход - сорок-шестьдесят километров. Майор Говоров утвердительно кивнул, но объявил, что им предстоит преодолеть сегодня восемьдесят километров, так что животных ждет трудная работа.
   Путь по цветущей июньской тундре, казалось, никогда не закончится. Через восемь часов после выезда из аэропорта собаки перешли на шаг, и люди на относительно сухих участках тундры не раз вставали с нарт и некоторое время шли пешком. Каюры с состраданием смотрели на своих четвероногих подопечных и не раз что-то недовольно говорили майору Говорову. Тот очень строго отвечал, и аборигены замолкали. На очередной стоянке куратор выдал погонщикам бутылку водки на три четверти литра. Выпив, те сразу повеселели и больше не приставали к руководителю.
   На исходе десятого часа пути Макар вновь увидел вдали серые воды. Изможденные собаки сразу побежали быстрее - видимо, почувствовали близость дома. Протянулись еще полчаса, и группа майора Говорова подъехала к чукотскому стойбищу на берегу Восточно-Сибирского моря. Макар с нескрываемым изумлением смотрел на местных жителей. Все как на подбор в самодельных нарядах из шкур с выстриженным мехом, они высыпали навстречу экспедиции из яранг. Каюры тут же кинулись выпрягать уставших собак - женщины уже принесли животным рыбу и мясо.
   Верный себе Сергеич в нартах спал так же безмятежно, как и на протяжении всего пути. Похоже, это сыграло с ним злую шутку - лицо старика выглядело опухшим. Видимо, не побрызгался вовремя репилентом. Сергеич церемонно поклонился Лизе, попросив оказать любезность, и девушка начала обрабатывать его изборожденное морщинами лицо средством от отеков. Старику пришлось вынуть изо рта любимое зелье. Разочарованно вздохнув, он принялся машинально раскручивать-закручивать понс-сигарету и подшучивать над собой. Макар впервые услышал, как строгая Лиза засмеялась. Он мысленно позавидовал Сергеичу и посетовал на недогадливость - стоило немного потерпеть укусы гнуса ради такой приятной процедуры...
   Через несколько минут майор Говоров построил экспедицию и объявил, что ночевать путешественники будут в туземном селении:
   - Если кто не в курсе, поясняю, - начал лекцию куратор. - В соответствии с государственной программой, малые народы беспрепятственно имеют право строить жизненный уклад с соблюдением исторических традиций. Для этого им разрешено добывать китов и других животных, занесенных в Красную книгу - в соответствии с естественными потребностями. Данное стойбище как раз населяют представители чукотского народа, тяготеющие к древним обычаям. Просьба проявлять деликатность и уважение к аборигенам. Соблюдать ли их обычаи, личное дело каждого. Но при этом категорически запрещается... - и майор, внезапно хитро подмигнув, вернулся к набившему оскомину инструктажу о сохранении тайны.
   Закончив сентенцию, он скомандовал: "Вольно, разойдись!" Затем достал свой портсигар, но закурил без прежнего удовольствия - куратора, похоже, что-то беспокоило. А Макар, для которого лекция о северных обычаях стала настоящим откровением, очумел окончательно, когда молодая семейная пара пригласила его в свое жилище.
   Мужчина по имени Атч-ытагын нес вещи, а его жена Гитиннэвыт вела гостя под руку. Вскоре они подошли к обширной куполообразной яранге, крытой оленьими и моржовыми шкурами. На ее вершине Макар с удивлением увидел миниатюрную спутниковую антенну и компактную солнечную батарею производства компании "Хевел". Последние разработки фирмы позволяли аккумулировать максимум энергии при минимуме солнечного излучения. В полугодовой полярный день это был практически бесперебойные источник электропитания. Вот тебе и древние обычаи! Что ж, для каждого правила есть исключения.
   Однако внутри яранги почти все убранство было и вправду исполнено по старинке - из шкур, дерева и костей. И настоящим анахронизмом смотрелся только небольшой телевизор с плоским экраном. В центре главного помещения горел огонь в каменном очаге. Вокруг с громкими криками и смехом бегали трое худых голых мальчишек не старше пяти лет и собака. Но при появлении гостя дети сразу притихли.
   На ломаном русском хозяева поинтересовались, будет ли Макар есть копальхен или лакомиться рырькарылем. Но гость так энергично отмахнулся от мороженого мяса и переваренного мха из желудка оленя, что молодые хозяева не стали настаивать. К счастью, сухой паек в пути остался почти нетронутым - в аэропортах хватало кафе и ресторанов. Макар тут же отдал почти весь запас хозяевам. Ребятня весело захрустела сухарями, а Гитиннэвыт разогрела для гостя гречневую кашу с мясом прямо в банке.
   После ужина Атч проводил Макара за ширму из шкур - на супружеское ложе. Тут же подозвал жену и велел ей укладываться с гостем. Сам ушел заниматься с детьми. Уставший удивляться Макар не успел и слова сказать, как нагая Гитиннэвыт метнулась к нему под одеяло с отнюдь не северной страстью...
  
   Глава 4. 13 - 14 июня 2041: по морю
  
   Часа через три, едва Макар сомкнул глаза, любовников разбудил майор Говоров и велел подопечному срочно собираться. Затем Атч на моторном вельботе повез шестерку путешественников к судну на рейде. Сергеич, похоже, зря крутил свою электронную сигарету перед Лизой. Теперь там что-то заело, и старик то тряс, то снова крутил устройство - получилось. Закурив, Сергеич в блаженстве прикрыл глаза. Капитон, напротив, внимательно вглядывался в море, а обе девушки постоянно зевали.
   Майор Говоров сообщил, что они близки к пункту назначения и велел сдать смартфоны. Макар машинально передал свой куратору и с восхищением разглядывал веретенообразное судно - молодой ученый впервые в жизни увидел подводную лодку. Коренной северянин при прощании долго тряс гостям руки, несколько раз с уважением назвал Макара невтумом и с поклоном благодарил: теперь у них с Гитиннэвыт наверняка родится крепкий мальчик. Потом окинул взглядом всех мужчин и с восхищением в голосе сказал:
   - Белый-белый сильно молодец!
   Поднявшись на борт подлодки, Макар почувствовал настоящее благоговение - такого удивительного приключения никак не ожидал! Зато спускаться вниз через узкий люк с вещами оказалось не очень удобно. Видимо, часть экипажа судна отсутствовала, поскольку участникам экспедиции выделили целых три свободные офицерские каюты. Макара поселили в одном отсеке с майором Говоровым. Куратор растянулся в койке и моментально захрапел, едва голова коснулась подушки - словно путешествие на субмарине было для него столь же привычным, как поездка на поезде.
   А Макар не мог оторваться от иллюминатора, хотя смотреть было особо не на что - вокруг все те же серые воды. Вскоре лодка тронулась, и стало гораздо интереснее - берег быстро отдалялся, и континент представал во всем своем величии. Через полчаса началось погружение - и Макару было страшно интересно. С замиранием сердца он наблюдал, как иллюминатор приближается к волнам - и вот уже перед глазами подводный мир. Быстро стемнело - на глубине полярный день не ощущался. Тогда умиротворенный Макар выключил свет и мгновенно уснул, не обращая внимание на храп соседа.
   Проснулся через три часа от внезапно наступившей тишины. Майор из каюты куда-то исчез, движения судна не чувствовалось, шума двигателей не было слышно. Судя по всему, подлодка легла на дно. Что же такое случилось? Неужели авария? Макару стало не по себе. Вот так приключение... Сразу вспомнились книги с рассказами о мучениях русских моряков в подлодках во время первой мировой войны, затем страшная катастрофа с гибелью подлодки "Курск" более сорока лет назад... Макар выглянул из каюты и увидел одного из офицеров. Тот, не говоря ни слова, жестами велел молодому человеку возвращаться обратно в отсек.
   Вскоре туда пришел и майор Говоров, но ничего не объяснил Макару и вновь лег в постель. Когда куратор снимал нательную фуфайку (Капитон несколько дней назад в казарме рассказывал, что служивый люд называет такие "вшивниками"), Макар разглядел на левой стороне груди офицера шрамы. Молодой человек сразу почувствовал уважение к зануде-майору. Вероятно, тот был на волосок от смерти после такого ранения - пуля или осколок, очевидно, чуть-чуть не поразили сердце - но и в преклонном для военного возрасте до сих пор оставался в строю.
   Макар, взвинченный до предела из-за непонятной остановки, никак не мог уснуть. Куратор не храпел, хотя лежал с закрытыми глазами - очевидно, тоже находился в напряжении. Примерно через три четверти часа в отсек заглянул каперанг - командир лодки - и негромко сообщил майору:
   - Уже не слышно и не видно...
   - Вперед! - откликнулся куратор и тут же захрапел.
   Через несколько минут лодка продолжила путь, и Макар, успокоившись, сразу заснул. А когда майор разбудил молодого человека, оказалось, после инцидента прошло уже десять часов. Макар выглянул в иллюминатор и увидел примерно в полукилометре от судна неизвестную землю. На берегу на плоском плато в долине среди гор на высоте метров пятнадцать над уровнем моря просматривалось небольшое поселение. Все побережье да горных отрогов занимала каменистая тундра. Благодаря бесчисленным островкам зелени издали она выглядела как небрежно брошенный на остров огромный отрез ткани камуфляжного цвета.
  
   Глава 5. 14 июня 2041, пятница: база
  
   Через полчаса на пронизывающем ветру группа майора Говорова со шлюпки ступила на каменистый берег. Макару не верилось, что путешествие наконец-то закончилось. По ощущениям, из Москвы экспедиция вылетела минимум полмесяца назад. А ведь майор Говоров позвонил ему на прежнюю работу лишь неделю назад...
   Еще с моря Макар тщательно рассмотрел место будущей работы. База была окружена трехметровым забором из металлического листа и представляла собой несколько одноэтажных модулей ангарного типа и здание, мастерски сложенное из дикого камня - судя по всему, жилой корпус. На его крыше и на каждом ангаре длинными рядами располагались солнечные батареи "Хевел". Все строения соединялись прозрачными галереями - видимо, из прочного стекла. Несколько ангаров расположились в стороне, на площадке перед ними стояли вездеходы и один бронетранспортер. В дальнем углу базы просматривались водонапорная башня и котельная. Труба не дымила - видимо, полярным днем на все нужды хватало солнечной энергии.
   Над распахнутыми воротами базы высилась башенка, в которой расхаживал матрос с автоматом. От ворот до воды видна тянулась дорога длиной метров сто. В небольшой бухте, отделенной от моря каменистой косой, на волнах покачивались пять небольших катеров, вооруженных пушками и пулеметами.
   Маленький отряд встречал могучий высокий капитан первого ранга в белой фуражке и черной шинели - командир базы Иван Иванович Волков. За ним подъехали три матроса на электрокаре. Майор Говоров по-военному, с отданием чести четко доложил о прибытии и представил спутников:
   - Кандидат биологических наук Елизавета Березина, двадцать восемь лет... Доктор географических наук Анна Смолова, тридцать четыре года... Академик Российской Академии наук Семен Семенов, геофизик, шестьдесят девять лет... Доктор геологических и доктор физических наук Капитон Старшинов, сорок пять лет... Кандидат в области компьютерных и информационных наук Макар Южанин, двадцать пять лет...
   Макар впервые услышал фамилии большинства спутников и был несколько озадачен своими ошибочными оценками возраста на глазок. Лиза и Анна прежде казались почти ровесницами. Академик Семенов, напротив, выглядел заметно старше своих лет. Лишь Капитон смотрелся как раз на свои сорок пять. Макару вдруг стало интересно: неужели серьезного геолога и дряхлого академика тоже ждал сверхрадушный прием во время краткого ночлега в стойбище?..
   Выслушав рапорт майора Говорова, командир поздравил экспедицию с благополучным прибытием на остров Врангеля - наконец-то ее члены узнали, куда попали. Рукопожатие офицера напомнило Макару тиски. Женщинам каперанг галантно поцеловал ручку. И "ученые воблы" сразу жеманно захихикали - почему-то это вызвало раздражение у молодого компьютерщика. А уж какими похабными взглядами ощупали Лизу и Анну матросы... Макар искренне обрадовался, когда те загрузили на электрокар вещи путешественников и повезли в жилой корпус.
   Сами ученые последовали за каперангом в лабораторный модуль. За несколько минут ходьбы на пронзительном ветру Макар изрядно продрог и с наслаждением ввалился в теплый кабинет командира базы. Остальные тоже стучали зубами, особенно неважно выглядел старик Семенов. Он кашлял несколько минут, и все терпеливо ждали. Наконец, приступ закончился, и академик закурил любимую понс-сигарету, но зато уронил коробочку с запасными картриджами, которые рассыпались по полу...
   Наконец, каперанг по-военному кратко рассказал о цели экспедиции. Оказалось, отряд моряков прибыл на остров лишь три дня назад и полностью заменил прежний гарнизон. Научная группа из гражданских тоже была эвакуирована - вновь прибывшим предстояло принять у них эстафету. Все материалы в лаборатории у каждого на рабочем месте.
   - Даю вам восемь часов на отдых и обустройство, господа ученые, после чего предлагаю приступить к исполнению обязанностей, - объявил командир базы.
   В кабинете как по мановению волшебной палочки возник еще один морской офицер - атлетически сложенный старший лейтенант Егор Кошкин. Макар мысленно сразу попрощался с надеждой завести на острове интрижку с красоткой Лизой. Худому неприметному на лицо парню, пусть и довольно приличного роста (метр восемьдесят) нечего было и пытаться выиграть конкуренцию у таких фактурных морских волков...
   Кошкину, как оказалось, было приказано во всем помогать ученым. Макар захотел прежде всего ознакомиться со своими владениями, и старлей охотно проводил молодого специалиста в лабораторию. Компьютерное хозяйство базы оказалось довольно сложным - но без всякого контакта с внешним миром. Командир сразу объяснил, что связь с большой землей здесь возможна только по рации, причем с его личного разрешения.
   Но пока Макара не сильно занимал этот вопрос. Свершилось - он на месте! Теперь начнется интересная, причем высокооплачиваемая, работа на краю света вдали от цивилизации. Настоящая экзотика! С некоторым опозданием Макар немного загордился собой. Наверняка у него были десятки, если не сотни конкурентов... А все эти армейские дорожные заморочки и "ПВО" быстро забудутся, тем более неожиданное приключение в яранге очень даже приятно было вспомнить...
   Макар встряхнул головой, отгоняя сладостные видения. Бегло просмотрев инструкции и несколько технологических процедур, он быстро разобрался, что ему предстоит обеспечивать компьютерную обработку данных биологических, метеорологических и геологических исследований коллег. Однако утомление от долгого путешествия помешало вникнуть в суть дела глубже. Еще и полярный день сбивал с толку - постоянно светло, приходилось ориентироваться по часам. По местному времени пора было ужинать, по московскому - спать.
   Доброжелательный и услужливый Кошкин сразу проводил молодого ученого по крытому переходу из лабораторного модуля в жилой корпус и вручил ключ от номера. Макар поинтересовался координатами базы, чтобы сразу в уме подсчитать ее расстояние до Москвы. Однако молодой офицер их не знал и несколько озадачил Макара, весело ответив цитатой от Эйнштейна:
   - Зачем помнить то, что написано в любом справочнике!
   После доисторической яранги и крохотной каюты подлодки новое жилище показалось Макару настоящими апартаментами: обширный кабинет с библиотекой и отгороженным уголком для питания, спальня и ванная, совмещенная с гальюном. На двери в рамке - распорядок дня и график работы по местному времени. Кошкин радушно пожелал молодому ученому приятного отдыха и отбыл. Макар быстро изучил библиотеку, представленную как бумажными, так и электронными книгами. Выяснил, что Гитиннэвыт означает "красавица", а невтум - "брат по жене". Значит, Макар с Атчем теперь братья, а не какие-то там свингеры.
   Он когда-то читал, что многие малые народы не видят ничего зазорного в обычаях обмена женами. Видимо, пришли к ним эмпирическим путем - чтобы сохранять численность и бороться с вырождением. Помнил Макар и романы Николая Задорнова об освоении Дальнего Востока в девятнадцатом веке. В одной из этих книг упоминалось, что казаки называли приамурских и приморских аборигенов, менявшихся женами, "половинщиками". Некоторые казаки тоже набивались в "половинщики" к симпатичным туземкам. Но Макар никогда и вообразить не мог, что столкнется с такими обычаями в жизни...
   Он наконец-то принял душ с дороги, мысленно представляя за тем же занятием очаровательную Лизу - тем более, оказывается, она не такая уж "ученая вобла", раз умеет смеяться. А вот знойная Гитиннэвыт, наверное, если порой и мылась, то лишь снегом...
   От приятных размышлений о нагих красотках Макара отвлек стук в дверь - это молодцеватый матрос принес в номер ужин. Моряк пожелал ученому приятного аппетита, отдал честь и вышел строевым шагом. Макар даже смутился от такого флотского сервиса. Отужинав, спал как убитый.
  
   Глава 6. 15 июня 2041, суббота: экспертиза
  
   Каким приятным был первый вечер на базе, и каким ужасным оказалось утро... Макар раз за разом прокручивал в голове дорожные передряги, но ни за что подозрительное так и не зацепился. Если по пути субмарина и пряталась на дне от вероятного противника, на базе неприятелю взяться неоткуда. Хотя... Нет-нет, вынырнувшего из моря диверсанта полярным днем, конечно, сразу бы обнаружили. Значит, произошел несчастный случай. На душе стало самую малость легче.
   Макар глянул на часы - приближалось начало рабочего дня. Молодой ученый запер номер и быстро зашагал в лабораторию. Но у дверей стоял старший лейтенант Кошкин - грустный и серьезный. Не говоря ни слова, он повел Макара в столовую. Там уже находились остальные члены команды Говорова, командир базы и полный капитан третьего ранга, что осматривал покойного под простыней.
   - Теперь все в сборе, - тихо сказал каперанг Волков. - Вот ведь как бывает, господа ученые. Офицер готовился на пенсию. На острове Врангеля, так сказать, дембельский аккорд отрабатывал - но больше майору Говорову ничего не нужно... Доктор, - командир кивнул на капитана третьего ранга, - предполагает, что случился сердечный приступ. Скоро мы узнаем точную причину смерти. А пока прошу помянуть майора Алексея Алексеевича Говорова. Пусть земля ему будет пухом!
   Участники экспедиции молча выпили водки, закусив черным хлебом, и разошлись по своим лабораториям. Начало первого трудового дня оказалось безнадежно испорченным. Не то чтобы Макар как-то привязался к куратору - отнюдь нет. Тот выглядел типичным военным - не знавшим сомнений, прямолинейным и ничуть не удивлявшимся чехарде взаимоисключающих приказаний по пути. Но все равно - смерть есть смерть, и казалось противоестественным, что совсем не старый пятидесятилетний офицер так внезапно ушел из жизни.
   После обеда командир базы объявил научной группе, что майор Говоров действительно скончался от острой сердечной недостаточности. Очень жаль, но ничего не поделаешь. Следует впрягаться в работу - она имеет чрезвычайно важное значение для страны.
   А потом в лабораторию Макара пришел старший лейтенант Кошкин и положил перед молодым ученым небольшой округлый металлический предмет с проводами:
   - Знаете такое устройство, товарищ Южанин?
   - Представления не имею... - Макар с недоумением пожал плечами.
   - Электрокардиостимулятор, - пояснил Кошкин. - Изъят при вскрытии тела покойного...
   - Так вот откуда у него взялись шрамы на груди! - догадался Макар. - Послеоперационные! А я думал - боевое ранение.
   - Были у него и огнестрельные раны, но не на груди, - сообщил Кошкин. - А вот прибор отказал, хотя резерва аккумуляторов еще предостаточно, на несколько лет. Сообщаю вам, что командир части в соответствии с законодательством является органом дознания. Принято решение о проведении доследственной проверки обстоятельств смерти майора Говорова. Я назначен дознавателем. Полагаю, это простое соблюдение формальностей. Нет оснований утверждать, что смерть имела насильственный характер. Тем не менее вам поручается проверить данный прибор, точнее, его программное обеспечение. Нужно экспертное заключение, возможно ли технически воздействие на этот аппарат в целях выведения его из строя.
   Макару пришлось провозиться не один час, но к концу рабочего дня он подробно рассказал старшему лейтенанту о своих соображениях:
   - Думаю, вы правы, Егор. Я все подробно напишу в акте для приобщения к делу, а пока объясню на пальцах... При появлении внешних помех в виде электромагнитных полей стимулятор автоматически переходит в асинхронный режим работы и не реагирует на них. Чтобы взломать эту защиту, мифический злоумышленник должен был знать марку прибора и специальные коды обмена, а это секрет производителя. Так что с вероятностью девяносто девять и две-три девятки после запятой процентов произошел отказ техники. При этом вероятность возникновения такого отказа очень и очень невелика. Я понятно излагаю?
   - Вполне, - задумчиво ответил Кошкин. - Матчасть сверхнадежная, вероятность отказа ничтожна, но другое объяснение - взлом защиты - на несколько порядков менее вероятно. Что и требовалось подтвердить. Спасибо, Макар, вы проделали отличную работу.
   - А что будет с покойным?
   - Тело помещено в камеру с жидким азотом. С ближайшей оказией груз двести отправят родственникам для погребения.
  
   Глава 7. 15 - 23 июня 2041: от рабочей субботы до первых выходных
  
   В следующие несколько дней за обработкой информации Макару некогда было дыхнуть. Требовалось постоянно совершенствовать программу, учитывать дополнительные факторы. Только через неделю Макар начал уверенно ориентироваться в этом потоке. Физики явно что-то искали в океанских глубинах. Масштабные наблюдения Елизаветы Березиной за обитателями моря вроде бы играли вспомогательную роль.
   О работе часто говорили в столовой - каждый о своем направлении. Капитон всегда был чрезвычайно серьезен и немногословен. Макару уже не верилось, что именно этот человек травил похабные байки в казарме. Напротив, словоохотливый академик Семенов с удовольствием рассказывал о геофизических изысканиях. Порой он так весело сыпал специальной терминологией, что все начинали смеяться. И вновь Макар завидовал старику, который умел облечь в шутку заумные словеса, многие из которых молодой компьютерщик не понимал. Лиза, рассказывая о повадках морской живности, порой начинала не в меру горячиться: иногда ей казалось, что водные обитатели поступают вопреки логике. В такие моменты оживлялся молчаливый Капитон и начинал уточнять у девушки, что именно странного отчебучили рыбы. Зато Анна никогда не горячилась, всегда оставалась спокойной и приветливой. Самое забавное, что никто, похоже, толком не представлял, что должен обнаружить в итоге, добросовестно выполняя свои инструкции. И это удивляло Макара больше всего.
   Плюс в голове занозой засела мысль о смерти майора Говорова. Макара не оставляли сомнения - так ли гладко обстояло дело с отказавшим стимулятором, как он описал Кошкину. Но кому и зачем потребовалось бы устранять ветерана, да еще таким хитроумным способом? Противоречивые мысли не давали покоя, и Макару остро захотелось сменить обстановку, вырваться на свежий воздух.
   Суббота, двадцать второе июня, как и по всей стране, была объявлена на базе днем памяти и скорби. По случаю столетия начала Великой Отечественной войны командование организовало показ документального и художественного кино. За ужином вспоминали героев - никого из участников той войны уже не осталось в живых...
   А потом Анна под музыку караоке, не глядя на экран, очень душевно исполнила несколько песен времен войны. Оказалось, у девушки очень сильный и приятный голос, и немногочисленный гарнизон базы долго ей аплодировал. А Макар так расчувствовался, что с трудом удержался от слез.
   Потом академик Семенов предложил Анне откопанную где-то игру "слепое караоке": текст на дисплее видели все. Анна стояла к экрану спиной и слышала только музыку. Макар был изумлен: девушка почти без ошибок исполнила три нестареющих мировых хита на разных языках - Yesterday английском, BИsame mucho на испанском и "Хаву Нагилу" иврите. И он тут же окончательно вычеркнул Анну из списка "ученых вобл".
   В воскресенье был выходной. Макар с утра отправился к Кошкину, чтобы узнать, как можно выбраться на экскурсию по острову. Но офицера не оказалось на месте. В столовой сказали, что старлей позавтракал рано, взял две упаковки сухого пайка и отбыл.
   Макар отказался от идеи прогуляться по острову и после завтрака, немного подышав морским воздухом на берегу, отправился в лабораторию. Примерно через час он увидел в иллюминатор, как на территорию базы заехал вездеход. Из кабины выбрался Кошкин, а через несколько минут офицер зашел к Макару и поинтересовался:
   - Вы меня искали, господин Южанин?
   Макар воспрянул духом и спросил насчет экскурсии. Оказалось, в одиночку с базы никого не отпускают - опасно. Могут напасть хищники. В третьем году была растерзана белым медведем последняя жительница села Ушаковское Василина Альпаун. Однако старший лейтенант быстро организовал Макару поездку на вездеходе в сопровождении двух вооруженных матросов. К экскурсии неожиданно присоединились и обе женщины. Кошкин сказал, что они еще на неделе интересовались такой поездкой, хотя, в отличие от Макара, уже не раз исследовали побережье и выходили в море на небольшом исследовательском катере. Сам офицер от участия в походе отказался - дела.
   - Какой маршрут выберем, домосед? - пошутила Лиза, когда маленький отряд наконец собрался. - Куда Макар телят не гонял?
   Макар пожал плечами - ему было все равно, лишь бы развеяться на природе. Анна объяснила, что остров Врангеля находится между Восточно-Сибирским и Чукотским морями и отделен от материка проливом Лонга. Протяженность южного побережья - более полутора сотен километров. База располагалась примерно посередине - на сто восьмидесятом меридиане. Километрах в тридцати к востоку, у бухты Роджерса, десять лет назад было возрождено вымершее в начале века село Ушаковское. Там на оленеводческой ферме трудились теперь несколько десятков коренных жителей.
   - Лиза, с превеликой охотой вам подчиняюсь! - молодой ученый шутливо поклонился девушке. - Получается, Макар не гонял телят на запад острова. В ту сторону и отправимся.
   По дороге Макар рассеянно смотрел то на море, то на тундру и горы, занимавшие большую часть острова. Всюду летали птицы - главным образом полярные утки и гуси. Лежбище моржей объезжали издали. У каждого путешественника был бинокль, и ученые во всех деталях рассмотрели охоту белого медведя. Тот напал на одного огромного зверя, но безуспешно. Лиза тут же объяснила, что главная добыча самых крупных наземных хищников планеты - нерпы. У взрослого моржа слишком толстая шкура - не прокусить даже белому медведю.
   - Вот так и сто лет назад враги обломали зубы об нашу страну, - напомнил Макар.
   Однако в переполохе на лежбище крупные звери сами задавили одного из детенышей. Медведь ухитрился умыкнуть его тушку и тут же скрылся с добычей в зубах.
   Позади осталось еще несколько километров, и Макар с изумлением обнаружил военный объект, о котором не имел представления. В отрогах гор просматривались строения защитного цвета - за высоким металлическим забором с колючей проволокой сверху. На трех башенках несли службу часовые. Матросы рассказали, что это зенитно-ракетный дивизион войск ПВО.
   И тут же на территории части пронзительно завыла сирена - видимо, объявили тревогу. Причина прояснилась чуть позже - матросы заметили высоко в небе иностранный самолет. Макар рассмотрел в бинокль внушительных размеров машину темного цвета - она летела вдоль государственной границы, километрах в двадцати пяти от острова. За непрошеным гостем следовали два серебристых российских истребителя с подвешенными ракетами. Абстрактные сообщения в новостях обрели реальные очертания, и Макару стало не по себе. Лишь когда самолеты исчезли за горизонтом, к Макару вернулись спокойствие и умиротворение.
   Через час вездеход добрался до довольно крупного озера в тундре, и маленький отряд сделал привал. Выбрали сухое место на болотистом берегу и разбили импровизированный лагерь. Матросы расставили складные стол и стулья, умело развели костер из сухого ивняка, вскипятили воду в котелке и разогрели консервы.
   А Макар долго стоял у озера и размышлял, глядя на серые воды и деловито скользивших по водной глади уток и гусей - увы, не о своих научных проблемах, а о смерти майора Говорова. На природе думалось лучше, и Макар наконец-то сопоставил все факты и понял, что его смущало все это время - слишком уж спокоен был майор Говоров, передавая группе противоречивые указания. Теперь, по прошествии времени, Макар почувствовал в этой невозмутимости и флегматичности какую-то нарочитость.
   Хаос под прикрытием армейского дурдома в пути наверняка был частью большого плана. Майор Говоров и его руководство что-то подозревали и намеренно постоянно дезинформировали группу и путали след. Не случайно на остров Врангеля ученых доставили не вертолетом, а на подводной лодке. Очевидно, в пути их все же засекла иностранная субмарина - чтоб сбить вероятного противника со следа, залегали на дно. А перед этим на всякий случай полностью сменили личный состав базы - как военных, так и гражданских. Здесь крылась какая-то тайна. Не случайно ни один из ученых не знал, для чего проводит свои исследования. Именно эту тайну - конечную цель деятельности экспедиции - берегли как зеницу ока.
   Но майор Говоров погиб... Вероятнее всего, и вправду в результате несчастного случая. Тем не менее не следовало окончательно отбрасывать версию убийства. Если допустить, что подозрения опытного военного оправдались, тогда злоумышленник под угрозой разоблачения мог действительно устранить майора. В таком случае гипотетический преступник должен быть сильнейшим и опытным хакером. Вот только никто из членов экспедиции на эту роль, на взгляд Макара, не годится. Лиза - биолог и по совместительству химик, Анна - географ, Капитон - физик и геолог, Семен Сергеевич - геофизик...
   Макар вернулся к версии, в день смерти Говорова показавшейся нелепой - о диверсанте. Но тогда Макар еще не знал, что научно-исследовательская военно-морская база не единственное поселение на острове Врангеля. Мог ли иностранный агент скрываться под личиной военнослужащего дивизиона ЗРВ или работника оленеводческой фермы? Окажись такой островитянин у базы, подозрения бы не вызвал. Проходя мимо иллюминатора номера Говорова, злоумышленник теоретически мог бы включить некое устройство, и электронный сигнал, взломав защиту, вывел из строя электрокардиостимулятор.
   Но какую опасность мог представлять майор Говоров для того мифического диверсанта? Опознать и сообщить, что оленевод имярек в действительности условный китаец Сунь Яобан из военной миссии Тайваня? Но когда бы еще майор отправился осматривать остальные поселения острова и поехал ли бы вообще? А тут с убийством - если оно действительно имело место - очень торопились. Получается, если злоумышленник и существует, он на базе...
   И тут Макару вспомнилась одна странность. Он слышал, что далеко не все моряки ходят в море - на берегу их служит на порядок больше, чем на судах. И подлинные морские волки презрительно называют сухопутных собратьев "сапогами". Почему морской офицер Кошкин, даже если он "сапог", не знал на память координат острова? Процитированный старлеем Эйнштейн, конечно, голова, но все-таки...
   И еще одна голова - Капитон Старшинов. Хоть тот и был скуп на слова, Макар давно понял - ум чрезвычайно незаурядный. Это как раз тот человек, который мог бы далеко выйти за пределы своей специальности. Теоретически Капитон мог бы стать сильным хакером - при желании и необходимости. К тому же он присутствовал на заседании правительственной комиссии и мог иметь полезные связи в самых верхах. Допустим, совесть Капитона не чиста. На собеседовании или в пути он каким-то образом почувствовал исходившую от Говорова угрозу разоблачения. И окольным путем, используя свои связи, выяснил коды защиты сердечного электростимулятора. Среднестатистическому убийце такое, конечно, не по плечу. Но крупному ученому подобная задача по силам.
   Глубоко задумавшись, Макар вдруг вздрогнул от неожиданного прикосновения - это подошла Анна и взяла молодого человека под руку.
   - На берегу пустынных волн стоял он, дум великих полн! - шутливо напомнила она строки классика. - Макар, пойдем уже перекусим, а то все остынет.
   Оказалось, женщины успели накрыть на стол. Обоих матросов тоже пригласили на импровизированный обед. Есть приходилось в темпе - свежий ветер и всего плюс пять градусов тепла не располагали к смакованию. Даже женщины коньяк пили залпом. Правда, Лиза просила наливать ей по чуть-чуть - на донышке, а вот Анна не отставала от Макара. Ветер сдувал комаров и мошку, и не пришлось ни брызгаться, ни вспоминать уксусно-нашатырный метод Паганеля... Стало легко и приятно - именно так представлял себе Макар экзотический арктический пикничок. Красота!
   Макар с любопытством ученого наблюдал за танталовыми муками матросов - давать им спиртное строго запрещалось. Он со злорадством отметил, что женщины не обращают особого внимания на матросские байки и хвастовство. Даже исключенный из экспедиции Толик, бледное подражание Капитону, хохмил гораздо забавнее. Макар припомнил персонажей "Отравленного пояса" Конан Дойла, пичкавших друг друга длинными нудными историями. Примерно такую же долго рассказывал водитель вездехода - как получил вчера наряд вне очереди за незакрытый контейнер с мусором, а сегодня был прощен ради сопровождения ученых. Лиза то улыбалась, то морщилась, а потом шепнула Макару на ухо: "Как забавно эти молодые петушки распускают хвост!"
   Анна пристально наблюдала за ними и тут же объявила, что замерзла. Она плотно прижалась боком к Макару, и тому пришлось обнять женщину за талию, чтобы лучше согреть. И Анна, словно приняв эстафетную палочку у матросов, пустилась в пространные рассуждения про подводные хребты Менделеева и Ломоносова. Еще в начале века Россия направила документы в ООН о признании этих подводных гор продолжением своей материковой части. Однако ученые уже почти четыре десятилетия не могли прийти к единому мнению, ибо, по скандинавской версии, те хребты являются как раз продолжением Гренландии, а не России. А тут еще США и Канада начали заявлять права на остров Врангеля, ибо первыми исследовали эту землю в начале двадцатого века. Лишь в 1924 году СССР объявил остров своей территорией - моряки канонерской лодки "Красный октябрь" подняли на далекой земле советский флаг. Впрочем, в Российской империи знали о ее существовании тремя веками ранее. А в 1764 году "геодезии сержант" Степан Андреев наблюдал остров, который туземцы тогда называли Тикеген, с расстояния двадцать верст.
   Макар никогда особо не интересовался ни географией, ни политикой, и многое из рассказанного Анной стало для него откровением. Прояснилась подоплека слушаний в ООН, которые тяжело воспринимались в новостях по пути на базу.
   - Анна, а почему у них за океаном такое позднее зажигание? - осведомился Макар. - Опомнились почти через полтора века - гоняют теперь сюда пачками свои шпионские самолеты. Я так понимаю, из-за них разместили ракетный дивизион...
   - П-про с-самолеты я тебе п-потом расскажу, - язык молодой женщины начал слегка заплетаться, и матросы понимающе переглянулись. - Мой дедушка п-покойный тридцать лет в авиации прослужил. Но п-почему Анна? Зови меня п-просто Аней... А теперь п-про з-зажигание. З-заокеанские р-ребята нынче впереди п-планеты всей в области подводного п-полярного бурения. Разработали п-подвижные буровые платформы по образу и подобию "Фрама" Нансена - зимой льды их просто поднимают вверх и не раздавливают. А арктический шельф оказался богат п-полезными ископаемыми. Кому их разрабатывать? Главный вопрос! Тем более теперь окончательно стало понятно: академик Андрей Капица и его сторонники были п-правы... Макарушка, нет никакого глобального п-потепления. Ты его чувствуешь? Нет? Вот и я тоже... Ужасно холодно, а ты меня совсем не греешь! - Она шутливо толкнула молодого человека в бок, и Макар тут же налил всем сразу по полстакана коньяка.
   - Так вот, Макарушка, - продолжила лекцию Анна, вновь прикончив залпом свою порцию, да еще допив остаток из стакана Лизы. - Естественное колебание солнечной активности давно изучено. П-повышение температуры, которое называли глобальным потеплением, п-происходило из-за усиления солнечного излучения. П-при этом нагревался океан и сразу освобождался растворенный углекислый газ. Вклад человечества в его производство и создание п-парникового эффекта невелик. Сейчас солнечная активность пошла на спад, стало холоднее - и углекислого газа в атмосферу поступает из мирового океана меньше. Собственно, американцы и европейцы всегда об этом знали - п-просто выколачивали деньги из правительства под липовое потепление... Теперь время собирать камни и наверстывать упущенное. Сколько средств разбазарили впустую! А п-политика, Макарушка, есть концентрированное выражение экономики. Ничего, Капитон скоро утрет нос этим заокеанским зазнайкам. Налей-ка мне еще коньяку... Спасибо, милый, ты настоящий Ганимед... Как же здесь хорошо!
   - Не всем! - отрезала Лиза, окинув Макара с Анной недобрым взглядом. - Я удивляюсь, как наш майор рискнул потянуться за Полярный круг со своим кардиостимулятором. У пвошников очень мощные локаторы - неужели он этого не знал? Наверняка вызвали сбой прибора своим излучением.
   - А я и п-понятия не имела, что у него стимулятор! - с удивлением произнесла Анна и добавила игривым тоном. - Ты-то, Лизонька, откуда узнала, хе-хе-хе...
   - Что за похабный смех! - разозлилась Лиза, поднимаясь со стула. - Анка, ты совсем стыд потеряла! Напилась, крутишься, как блудливая кошка, а теперь еще несешь всякую пошлятину! Ребята, сворачивайтесь уже, едем обратно.
   Макару стало ужасно неловко. Зато Анна в ответ на гневный выпад Лизы только рассмеялась. Потом извинилась и сделала попытку поцеловать разъяренную девушку - Лиза нервно отстранилась. Анна хмыкнула и пожала плечами.
   В вездеходе она крепко прижалась к Макару - греться. Он снял куртку, накинул на молодую женщину и обнял ее за плечи. Анна улыбнулась, прильнула к его груди и вскоре задремала. Лиза отвернулась от них и на обратном пути не сказала ни слова, превратившись в "ученую воблу" образца начала путешествия.
   Когда приближались к базе, Макар неожиданно увидел на рейде большой военный корабль - по словам матросов, ракетный крейсер. С огромным интересом Макар рассмотрел судно в бинокль, держа прибор в одной руке - другой он по-прежнему бережно обнимал Анну. Крейсер назывался "Полярник", а на борту его помимо ракетных установок и пушек просматривались две странные башенные конструкции причудливого профиля, надежно скрытые под чехлами. Матросы не смогли объяснить, что это такое. У Макара захватило дух: а вдруг таинственные установки имеют какое-то отношение к сверхсекретному проекту, над которым работала база? Как знать, вдруг о них сегодня станет что-то известно?
   И тут Макару показалось, что из зарослей низкорослого ивняка метрах в двадцати от вездехода кто-то наблюдает за судном: кусты едва заметно шевелились - совсем не так, как гнулись бы под ветром. Он попросил остановить машину и проверить заросли. Один из матросов, держа наготове автомат, осторожно приблизился к подозрительным кустам и громко крикнул:
   - Эй, в кустарнике! На выход - с поднятыми руками!
   В то же мгновение из зарослей выскочил крупный бурый песец с рваным ухом и помчался в сторону моря. Матросы громко захохотали, а следом и проснувшаяся Анна. Даже Лиза едва заметно улыбнулась. Макар несколько сконфузился, но решил сам проверить, что же привлекло мелкого хищника в кустарнике. Ларчик открывался просто: в ивняке обнаружились остатки пиршества: белые перья, голова и крылья растерзанной чайки...
  
   Глава 8. 23 июня 2041, воскресенье: развлекательная терапия
  
   В свой номер Макар вернулся в расстроенных чувствах. Нелепая ссора женщин на пикнике оставила очень неприятный осадок и не шла из головы. Макар то ложился на койку, то начинал измерять номер шагами. Эх, Лиза, Лиза... Стройная блондинка оказалась совсем не тихой безобидной кошечкой - у нее обнаружились весьма острые зубки и коготки. Мысленно Макар пытался оправдать вспышку Лизы - долгое путешествие, напряженная работа... А спиртное на людей действует по-разному. Наверное, не стоило придавать особое значение женской размолвке. Но ведь это не какие-то посторонние особы... Плюс ко всему Макар ругал себя, что "изменил" своей привязанности к Лизе и уделил слишком большое внимание Анне.
   Ужинал он без аппетита, а женщины в столовую вечером вообще не пришли. Заметив, что Макар выглядит мрачно, Сергеич хитро подмигнул и предложил сразиться в домино. Идею поддержали, и вскоре в "ленинской комнате", как упорно называл комнату воспитательной работы седой академик, азартно забивали "козла". Макар в жизни не держал в руках костяшки домино, хотя с игрой был знаком в компьютерном варианте.
   Оказалось, очень приятно ощущать в ладонях раритетные вещицы. На оборотной стороне каждой костяшки оказалась не стандартная "рубашка" в сеточку, а целая композиция: профиль Михаила Горбачева, герб СССР и надпись: "Перестройка!" Академик утверждал, что купил уникальный набор полвека назад, в год распада СССР, но в последнее время в основном играет сам с собой - для расслабления. Игра действительно отвлекала Макара от неприятных мыслей. Но, видимо, не до конца: старшее поколение в лице Капитона и Сергеича раз за разом выигрывало у "юниорской лиги" - так назвал академик дуэт Южанин - Кошкин. Макар, глядя на ловкие, но чрезвычайно морщинистые руки старого ученого, мрачно попытался оправдаться: "Камень не идет!" Тогда во время следующей партии, когда разобрали костяшки, но не успели их посмотреть, Сергеич, сохраняя серьезное выражение лица, предложил поменяться камнями - и опять Макар с Кошкиным проиграли.
   Старый академик весь вечер веселился и без устали острил, постоянно рекомендуя Макару читать журнал "Козел" за рубежом". Кошкин в свою очередь подшучивал над шпильками соперника. Матросы, наблюдавшие за игрой, без умолку хохотали. Зато Капитон оставался очень серьезным. Макар пытался его разговорить и выяснить, где тот работал раньше. Капитон неохотно перечислил несколько физических и геологических институтов, в том числе Главную Геологическую академию. Сергеич время от времени, припечатывая к столу очередную костяшку, буквально выкрикивал: "Ростехнадзор... Избирательная комиссия референдума девяносто первого о судьбе СССР... Антарктическая экспедиция двухтысячного года... Геологический институт РАН... Экспертный совет при Правительстве Российской Федерации..." Макар поразился, сколько всего повидал на своем веку седовласый ученый, на каких только должностях не работал. Молодой ученый еще больше зауважал маститого академика.
   Развлекательная терапия от Сергеича действительно помогла, но ненадолго. Вернувшись в номер, Макар вновь оказался во власти неприятных дум. И почему в жизни не получается выстроить столь же логичные цепочки, как в домино! Особенно угнетало молодого ученого, что Лиза, как выяснилось, знала про стимулятор майора Говорова и тоже могла быть причислена к кругу подозреваемых. Хотя, возможно, девушка просто очень близко знала покойного. В таком случае она великолепная актриса - никак не проявила горя, узнав о гибели Говорова. Впрочем, ничего удивительного, если любовница в действительности не любила мужчину почти вдвое старше себя. За такой связью могли скрываться корыстные соображения - благодаря ей Лиза, допустим, оказалась в экспедиции... Гадко так думать, но теоретическую возможность исключить нельзя.
   Ревновать к мертвым - занятие бессмысленное. Подозревать Лизу в подлости и нечестности не хотелось тем более. Макар упорно гнал от себя сонм неприятных мыслей, но никак не мог с ними совладать. Потом долго ворочался в постели, а утром проснулся вялым и разбитым.
  
   Глава 9. 24 июня 2041, понедельник: загадки "пушнины" и чемоданчиков
  
   В столовую Макар приплелся довольно поздно и завтракал без аппетита. Лиза пришла еще позже, ничего не ответила на приветствие Макара и одарила его ледяным взглядом. Получалось, женщины не помирились - прежде в столовую они ходили только вместе. Через две-три минуты после Лизы появилась Анна, по-доброму улыбнулась Макару и расположилась напротив него. Похоже, вчерашние передряги никак не сказались на молодой женщине. Она так бодро уминала свою порцию, что и Макар оживился и веселее заработал вилкой.
   - Неважно выглядишь, - весело сказала Анна. - Чувствую, всю ночь размышлял над очередной научной проблемой - как создать алгоритм по беспроигрышной игре в "козла".
   - Анна, я вас уже боюсь, - в тон ей ответил Макар. - Прочитали мои мысли... Откуда, кстати, про "козла" узнали?
   - Проходила по коридору, слышала, как там Сергеич зажигал. Макарушка, журнальчик "Козел" за рубежом" уже выписал? - она засмеялась и поинтересовалась уже серьезным тоном: - А почему опять "Анна" и на "вы"? Вроде, вчера на "ты" перешли...
   - Я думал...
   - Макарушка, иногда тебе вредно слишком много думать.
   - Может быть... Аня, а что ты вчера имела в виду, когда рассуждала про Капитона и океанских зазнаек - которым он нос утрет?
   - Слышала, что он на Нобелевскую замахнулся - какого-то американского геологического профессора хочет переплюнуть. В эту экспедицию напросился, чтобы дополнительные данные получить. Я в их геологических делах не очень разбираюсь, но Капитону верю! Могучий ум - за версту видно. Слушай, Лиза права: я вчера, наверное, и вправду с коньяком немного перехорошила. Разгулялась на природе... Как там славно было, не правда ли? Проводи-ка меня, Макарушка, на воздух, нужно передохнуть минут пятнадцать. Время еще есть до работы.
   Погода стояла ясная, и со стороны ракетчиков донесся едва слышимый за десять с лишним километров вой сирены. Высоко в небе хорошо просматривались белые инверсионные следы пролетевших самолетов. Анна взяла Макара под руку и негромко запела приятным голосом:
   - Куда, петербургские жители,
   Толпою веселой бежите вы?
   Не стелют свой след истребители
   У века на самой заре.
   Свод неба пустынен и свеж еще -
   Достигнут лишь первый рубеж еще.
   Не завтра ли бомбоубежище
   Отроют у вас во дворе?
   Потом пояснила:
   - "Воздухоплавательный парк". Очень старая песня, ей уже семьдесят лет - написал Александр Городницкий. Папа ее очень любит. Дедушка покойный в авиации служил - я тебе говорила вчера, - так вообще обожал. Бывало, за праздничным столом подопьют немного и байки травят - куда там здешним матросам! А потом песни начинались. Я только из-под стола пешком стала выходить, тоже подключилась...
   - На "Голос" не пробовала отобраться? - поинтересовался Макар. - У тебя бы получилось, раз уж с пеленок натренировалась. А твой дедушка тоже так супостатов гонял? - Макар указал на небо.
   - Не сам. Он техником служил. А летали эти супостаты вдоль границ постоянно. И всегда их наши сопровождали. Зато потом в перестройку уже с визитами делегации НАТО на наши аэродромы иногда приезжали. Дед рассказывал, для таких встреч кучу особистов в авиаторов переодевали и инструктировали на скорую руку - чтобы чушь какую-нибудь не ляпнули.
   - Очень любопытно! - заметил Макар, глубоко задумался на несколько мгновений, а потом сменил тему: - Аня, небо небом, а земля землей... Смотри, еще одному знакомому она пухом. Вчерашний песец копыта отбросил.
   - Неужели ты его запомнил? Хотя вроде бы и вправду тот самый, с рваным ухом. Бедный маленький песец - наступил ему п...
   Бранное словцо легко слетело с женских уст, и Макару стало очень неприятно. Он сразу помрачнел.
   - Извини, - поспешно сказала сконфуженная Анна, встретившись с ним взглядом. - Это я с похмелья...
   Мертвый зверек лежал метрах в десяти от мусорного контейнера. Поморники уже начали расклевывать тушку, и Макар разогнал прожорливых птиц камнями. Анна не стала его ждать и вернулась в жилой корпус. А Макар взял песца за хвост, отнес в биологическую лабораторию и робко поинтересовался:
   - Лиза, можете найти время на исследование этого зверька?
   - А какое отношение эта падаль имеет к нашей работе? - холодно ответила девушка.
   - Не знаю, - признался Макар. - Просто не люблю, когда что-то остается непонятным. Вчера этот песец слопал в кустах чайку, а сегодня околел - почему-то неподалеку от базы. Хотя, казалось бы, человеческое жилье он должен обходить десятой дорогой. А если зверь бешеный? Вдруг среди песцов эпидемия? Значит, нужно принять меры. Непосредственно к работе это не относится, а вот к безопасности базы - да.
   - Надо же, как грамотно разложил по полочкам! - Лиза улыбнулась. - Хорошо, проверю. Но с условием!
   - Хм...
   - Ну вот, уже напрягся! Не бойся, ничего сложного. С Анкой вы перешли на "ты". А я все-таки моложе нее... Ты заметил? Может, хватит со мной выкать?
   - Отлично! - Макар сразу просиял. - Лиза, давно бы сказала - я только за.
   - Просто удивительно, что сохранились еще в России такие застенчивые парни... Ты, Макарка, просто реликт.
   Но вскоре Макар напрочь забыл и про песца, и про девушек. В его лабораторию вошли старший лейтенант Кошкин, неизвестный капитан-лейтенант. Следом двое вооруженных матросов занесли два металлических чемодана, бережно положили на стол и тут же покинули лабораторию. Кошкин запер дверь изнутри и обратился к Макару.
   - Товарищ Южанин, напоминаю о строгом сохранении тайны! По этой причине не представляю вам товарища капитана-лейтенанта. Объясняю: экипажу "Полярника" нужна помощь. Возможно, вместе у вас все получится. Одна голова - хорошо, а две лучше.
   Хмурый морской офицер даже в лаборатории не снял черную шинель и внимательно рассмотрел молодого ученого с головы до ног. У Макара невольно пробежал холодок по спине - казалось, моряк прикидывает, куда лучше вогнать пулю в худого ученого. Но затем офицер вежливо объяснил, что в чемоданах два прибора с секретной установки. Их ремонт и наладка возможны только на берегу, в отсутствие даже небольшой качки. Основная часть приборов - хрупкие датчики. Они преобразуют в электрический сигнал гравитационное поле. Из-за электромагнитного импульса неизвестного происхождения произошел сбой программного обеспечения.
   Макар с энтузиазмом взялся за дело. Капитан-лейтенант тоже оказался отличным специалистом, но знал далеко не все заводские заморочки. Однако связываться с производителем без крайней необходимости не следовало все по тем же соображениям безопасности. Пришлось разбираться на месте. Это было очень трудное, но чрезвычайно увлекательное дело, и Макар ушел в него с головой, даже забыв про обед. Кошкин маялся рядом, иногда засыпал сидя, но из лаборатории не уходил и тоже пропустил обед. Лишь время от времени он выглядывал из двери и проверял, не расслабились ли охранявшие лабораторию матросы.
   Макару пришлось изрядно повозиться и решить несколько нестандартных задач. Как-то незаметно капитан-лейтенант превратился в простого помощника ученого. К концу рабочего дня Макару казалось, что мозг расплавился, а из ушей пошел дым. Однако оба прибора были не только отремонтированы, но и доработаны. Макар разработал и установил дополнительную защиту от внешнего электромагнитного воздействия - использовал принципы защиты электрокардиостимулятора, которые хитроумно усовершенствовал. Капитан-лейтенант не скрывал изумления и с облегчением вздохнул. Он искренне поблагодарил Макара и долго тряс тому руку.
   - Если бы не вы, пришлось бы по воздуху доставлять это оборудование на завод в европейскую часть, - объяснил офицер. - Мы потеряли бы много времени. А вашей доработке вообще цены нет. Я немедленно доложу наверх - думаю, вам оформят патент на изобретение и премируют.
   Через несколько минут моряки с "Полярника" вышли с базы и направились к поджидавшей их шлюпке. Следом за ними медленно катил электрокар с грузом двести - массивным наглухо закупоренным цилиндром. Вышедшие проводить гостей каперанг Волков и старший лейтенант Кошкин обнажили головы...
   Едва Макар вернулся на рабочее место, как по внутренней связи позвонила Лиза:
   - Заходи. Есть новости по твоей пушнинке.
   Макар метнулся в биологическую лабораторию и внимательно выслушал девушку. Оказалось, причиной гибели песца стало отравление веществом сложного состава. Зверь проглотил его вместе с внутренностями чайки. А та где-то склевала кусок бинта, пропитанный токсичной субстанцией. Жадность стала для птицы роковой - песец пожирал уже мертвую чайку.
   - У этого средства пока нет торгового названия, только химическое, - пояснила Лиза. - Оно экспериментальное, проходит проверку в нескольких крупных фармацевтических компаниях. Стимулирует омоложение кожи - якобы в этом деле грядет революция. Насчет последнего не уверена. По-моему, это просто треп для рекламы. Но для улучшения кожи средство должно присутствовать в небольшой концентрации в креме. А тут бинт, похоже, вымочили конкретно. При такой дозе возможен обратный эффект. Ощущение, что жидкость на стол пролили и вытерли бинтом вместо тряпки.
   - Главное - зверь не бешеный, - удовлетворенно заметил Макар. - А остальное мелочи жизни.
   - Не скажи, - Лиза засмеялась. - Недешевое удовольствие так разбазаривать экспериментальный состав. Где, интересно, чайка это подобрала? Может, с корабля какого-то бросили? Между прочим, рабочий день закончился, пора на ужин. Пошли?
   - Пошли... Уж мы-то не будем клевать что попало и где попало, - рассеянно ответил Макар.
   Еще вчера утром он мысленно запрыгал бы от радости после такого предложения Лизы. Но сегодня воспринял его спокойно. "Наверно, устал за день", - решил молодой ученый про себя. Однако за столом за непринужденными разговорами понемногу оживился. В отличие от Капитона Лиза охотно рассказывала, где работала раньше - правда, ее послужной список оказался гораздо короче. И все-таки Макар чувствовал себя немного скованно. Он тщательно взвешивал каждое слово, чтобы не брякнуть что-нибудь невпопад - мало ли как отреагирует Лиза.
   А когда в столовую зашла Анна, Макар совсем смутился. Первой мыслью было "вспомнить" про срочное дело и сбежать, не закончив ужин. Пока Макар размышлял, Анна преспокойно поставила свой поднос на их столик и устроилась рядом с молодым человеком. Весело спросила про песца. Лиза ей кратко рассказала. Анна пристально посмотрела на подругу и, сдерживая улыбку, спросила:
   - Мир?
   - Мир... - Лиза улыбнулась в ответ. - Извини, я вчера немного погорячилась не по делу.
   Девушки привстали и расцеловались над столом, а Макар вздохнул с величайшим облегчением. Сразу же проснулся зверский аппетит. С улыбкой глядя на Макара, Анна мечтательно произнесла:
   - Эх, сейчас бы капельку коньячку - как вчера...
   - Как ты там пела на днях: "Нет, ребята демократы, только чай", - заметила Лиза. - Смотрю, слишком ты пристрастилась в экспедиции к тому коньячку. Со старухой и майором в яранге ноль семьдесят пять на троих не моргнув глазом выпили... Ты потом только до постели добралась, отключилась и без задних ног спала. Не видела, как старуха невестку свою с майором положила в другом отсеке. Ох, как та молодуха визжала на радостях! Думала, не замолчит никогда... Я из-за нее целый час крутилась. Вроде, только заснула - услышала голос Капитона. Он велел старухе Говорова разбудить. Я в щелку ширмы увидела, что бабка голову сунула к невестке с майором. Он выглянул с голым торсом. Я разглядела на его груди шрамы. Такие они, знаете, характерные - послеоперационные. Потом прикинулась, что сплю.
   - Лиза, а это не ранения случайно были? - поинтересовался Макар.
   - Еще чего! - возмутилась девушка. - Неужели я бы не отличила? Даже по их расположению понятно, что делалась операция по вживлению стимулятора.
   Лиза достала из кармана шариковую ручку, схематично изобразила шрамы майора на салфетке и подробно все объяснила. Ее рисунок в точности совпал с тем, что видел Макар в каюте субмарины.
   После ужина Макара вызвал командир базы и долго тряс руку молодому ученому. Тот стоически вытерпел рукопожатие-тиски. Но поначалу слушал каперанга рассеянно - из головы не шел рассказ Лизы о шрамах майора Говорова. Однако после потока благодарностей командир огорошил:
   - Чуть не забрали вас на "Полярник" как ценного специалиста. Еле отстояли. К самому обращаться пришлось.
   - К кому? - удивился Макар.
   - К руководителю проекта.
   - Знать бы еще, что это за проект...
   - Всему свое время, - отчеканил командир.
  
   Глава 10. 24 июня 2041, понедельник: необычайно насыщенный вечер
  
   Вернувшись в свой номер, Макар вновь задумался о рассказе Лизы. Оставался ли Капитон в яранге в ожидании Говорова? Видел ли шрамы на груди майора? Ведь если считать злоумышленницей Лизу, какой ей смысл самой заводить разговор о стимуляторе покойного?
   Макар тяжело вздохнул. Несколько часов назад он был счастлив, решая сложные технические задачи. За день одержал несколько побед над капризной техникой. Душа пела. А теперь ее снова разъедала ржавчина сомнений и подозрений. Очаровательная девушка, к которой эта самая душа так и тянется, может оказаться изощренной хладнокровной убийцей. Но какая она в таком случае гениальная актриса... И как же разобраться, которая Лиза подлинная? Та, что нервничала из-за неудачной шутки Анны, со знанием дела рассказывала о причине гибели песца, любезничала за столом, или - если такая все же существует под милой личиной - холодная женщина-робот?
   Чтобы отвлечься от мрачных мыслей, Макар составил электронную таблицу и внес туда места прежней работы коллег-ученых. Разумеется, самый объемный перечень (да и тот явно далеко не полный) получился у Сергеича, самый короткий - у Лизы. Женщин Макар специально не расспрашивал, просто запомнил, что они время от времени упоминали в разговорах.
   В голове молодого ученого звучал приятный голос Анны, напевавшей бессмертный хит "Битлов":
   - Suddenly,
   I'm not half the man I used to be.
   There's a shadow hanging over me...
   Действительно, кто из четверки ученых лишь тень того, кем он был раньше, над кем внезапно нависла туча? Если у Говорова были подозрения насчет кого-то из докторов и кандидатов наук, должно существовать нечто, объединяющее всех четверых. Однако прямых совпадений в таблице не нашлось - никто из гипотетических подозреваемых раньше не работал вместе. На всякий случай Макар проверил по базам прежние названия предприятий и институтов. И тут выяснилось, что Геологический институт Российской академии наук, где с тридцатого до тридцать пятого года трудился Сергеич, в тридцать девятом был преобразован в Главную Геологическую академию. Там в последние пять лет работал Капитон. Других совпадений такого рода не нашлось. Но ведь и данные были неполными.
   Еще немного поразмышляв, Макар начал искать информацию о недавнем заседании в правительстве. Однажды он спросил Капитона, действительно ли видел того в выпуске новостей - бородач сделал вид, что не расслышал вопроса. О заседании сообщалось достаточно скупо - лишь первые полчаса его прошли в открытом для журналистов режиме. А инициатором мероприятия, как оказалось, стало подконтрольное Минобороны ПАО "Росвоенморсервис". Макар увлеченно покопался на копии его сайта и через полчаса восторженно процитировал Архимеда: "Эврика!" Возникло приятное ощущение, словно после грязной работы освежился под душем и выпил холодного пива - как и по завершении работы с датчиками "Полярника".
   Наконец хоть что-то прояснилось! В партнерах "Росвоенморсервиса" уже давно числилась Главная Геологическая академия. А Зоологический и Географический институты РАН, в которых работали до экспедиции Лиза и Анна, стали сотрудничать с ПАО почти одновременно - полтора года назад. Видимо, тогда и начались работы над неким секретным проектом. Оставалось загадкой, почему в экспедицию взяли самого Макара. Ни его институт, ни предприятие к "Росвоенморсервису" отношения не имели. Значит, причина выбора была иной. Наверное, у органов безопасности были версии кого и когда могли завербовать на каком-нибудь международном симпозиуме.
   От размышлений Макара оторвал стук в дверь. Мгновение спустя в номер вошла Анна - и в комнате словно стало светлее и теплее. С Анной можно было просто болтать, по-дружески, и ничуть не напрягаться - с Лизой так не получалось. Женщина более опытная и рассудительная, Анна ни на что не обижалась, не дулась, а в щекотливых ситуациях предпочитала разрядить обстановку шуткой - как и на вчерашнем пикнике. Макар иногда жалел, что нет у него такой приятной и понимающей старшей сестры.
   Однако Анна, вопреки обыкновению, не улыбалась, а выглядела очень серьезной. Она устроилась за письменным столом напротив Макара и тихо сказала:
   - Макарушка, сегодня я наблюдала одну непонятную штуку. Почему-то за ужином при Лизе не хотела рассказывать. Вы так увлеченно с ней шрамы обсуждали... Я смотрю, тебе смерть майора до сих пор покоя не дает. Ты к ней даже дохлого песца каким-то макаром пристегнуть пытаешься, - Анна едва заметно улыбнулась и продолжила: - Сегодня я выходила в море на катере - для уточнения данных по береговой линии. Километрах в пяти к востоку от базы в горах местами видны пещеры. Я думала, там медведи живут. А Лиза говорит, они бродят все время. Медведицы уже осенью берлоги в снежных заносах на берегу роют и там зимой медвежаток выводят. Но сегодня медведь очень целеустремленно в одну пещеру топал. Я в бинокль смотрела. Но только мишка туда сунулся, что-то внутри громыхнуло и сверкнуло. Похоже, стреляли. И эта туша бегом к морю понеслась. И я подумала - что за человек там скрывался? Вроде, беглых матросов тут нет. Куда они денутся отсюда - как с подводной лодки...
   - Может, оленевод какой-то с Ушаковского? - предположил Макар.
   - Тогда бы там упряжка стояла или вездеход, - возразила Анна. - А вокруг - ничего.
   - А что матросы с катера сказали?
   - Только один был - за штурвалом. Он ничего не видел и не слышал.
   - Найдешь эту пещеру, если что?
   - Обижаешь! - притворно возмутилась Анна. - Я в молодости ориентированием серьезно занималась, соревнования не раз выигрывала.
   - Ого! И ты молчала! - изумился Макар. - Но скромничать изволите, девушка! Можно подумать, теперь ты уже не молодая... Аня, пошли к Кошкину!
   Старлей отнесся к рассказу Анны очень недоверчиво. Несколько раз переспрашивал и не видел никакого смысла проверять пещеру. Макар разгорячился и заявил, что тогда они с Анной отправятся туда пешком. Кошкин поломался еще несколько минут - уже поздно, скоро пора ложиться спать. Макар в ответ заявил, что в полярный день можно поспать и меньше, а завтра работать - вообще некогда будет ехать. Кошкин еще немного побурчал, но все-таки распорядился насчет дежурного вездехода.
   Вскоре Макар с Анной сидели в машине, но матрос-водитель не спешил отправляться в путь. Несколько минут ждали Кошкина - тот объяснил, что получал пистолет у дежурного по части. На дорогу ушло минут двадцать. И Анна без колебаний указала на грот в скале:
   - Здесь!
   Ей велели оставаться в вездеходе, а мужчины осторожно зашагали к пещере. Матрос держал в руках автомат, а Кошкин достал из кобуры пистолет. Макар шел за ними с фонарем. У самого входа в пещеру матрос пронзительно свистнул - в ответ ни звука. Внутри тоже никого не оказалось. Тогда Анна вошла вслед за мужчинами и уверенно заявила:
   - И все-таки отсюда сегодня стреляли!
   Макар внимательно осмотрел грот - тот выглядел весьма удобным для жилья. Дно усыпано галькой с песком. Прохладно, но не сыро. При необходимости костер хорошо обогрел бы эту небольшую "комнату".
   - И все-таки тут никого нет и не было, - с удовлетворением заметил Кошкин, победоносно глядя на Анну. - Поехали обратно!
   - Егор, раз уж потратили время, нужно осмотреть пещеру более тщательно, - не согласился с офицером Макар. - Вам не кажется, что здесь подозрительно чисто? Ветер не нанес мусора, звери и птицы не оставили помета, а хищники костей от добычи. Наверное, все это было, но кто-то подмел.
   С фонарем в руках Макар тщательно осмотрел каждый квадратный дециметр пещеры. Матрос и Анна взялись помогать ему, а Кошкин демонстративно зевал у входа. Анна принесла ветку ивняка и принялась ковырять гальку с песком.
   - Есть! - торжествующе воскликнула она через десять минут. - Очаг!
   Под слоем песка обнаружились обуглившиеся веточки и комок недогоревшей бумаги. Оказалось, это фрагмент какой-то газеты и остатки пластиковой упаковки защитного цвета.
   - Похоже на пакет от сухого пайка! - заметил Макар, и оба моряка кивнули. - На газетке, видимо, еду раскладывали. Мокрая была - не догорела. Ого! Дата! Смотрите, Егор.
   - Двадцатое июня... - пробормотал изумленный Кошкин.
   - Совсем свежая пресса. Откуда? Не думаю, что даже на "Полярнике" есть газеты за четверг.
   Однако больше в пещере ничего не обнаружилось. Тем не менее после выхода из грота Макар остановился и начал рассматривать скалу снаружи. Кошкин подошел ближе, и молодой ученый указал офицеру на едва заметное бурое пятнышко на камне:
   - Егор, видите? Почти уверен, что это универсальная мастика!
   - Вы хотите сказать, сюда приклеивали некое электронное устройство? - недоверчиво заметил старлей. - Что ж, проверим. Берите соскоб.
   На базу вернулись далеко за полночь, и Макар чувствовал себя как выжатый лимон. Из головы не шел таинственный обитатель пещеры. Куда он скрылся? Почему так тщательно прибрался в своем временном жилье? Значит, догадался, что на катере могли обратить внимание на выстрел, и решил на всякий случай покинуть пещеру. Получается, человек очень опытный и наверняка опасный. Значит, версия с диверсантом не так уж и нелепа...
   И почему-то Анну после пещеры словно подменили. На обратном пути молодая женщина не сказала ни слова и выглядела озадаченной и отрешенной. Сплошные загадки... И Макар вдруг почувствовал неодолимое желание поговорить с Анной - как со старшей сестрой. Ноги сами вывели его в коридор, и вскоре молодой ученый стоял перед дверью. Однако кулак замер в нескольких сантиметрах от нее. Что за глупость? Анна прогонит его и правильно сделает. Наверное, она давно спит. Однако ноги упорно не желали двинуться с места. Постояв минут пять, Макар все же решил возвращаться. Но внезапно дверь распахнулась.
   - Ты? - изумилась Анна и широко улыбнулась. - Ну, заходи, раз уже здесь.
   От чая или кофе Макар решительно отказался. Анна предложила ему сесть на диван и устроилась рядом, поджав ноги. Макар начал рассуждать про таинственного незнакомца в пещере, но вдруг почувствовал, что получается как-то скучно. Да и самому вдруг стало неинтересно думать о диверсанте.
   Анна плотно прижалась к нему и положила голову на плечо. Макар почувствовал тепло ее молодого упругого тела и смаковал это приятное ощущение.
   - Чего замолчал, Макарушка? - послышался бархатный голос Анны - словно с другой планеты. - Я согласна, тот диверсант совсем недавно с большой земли, а заброшен по воздуху... Но как ПВО его проморгало?
   Она тоже замолчала, а Макар несмело сжал ее ладошку в обеих руках. Стало удивительно приятно, и больше ни о каких диверсантах и покойных майорах думать не хотелось. Еще минута-другая - и губы его словно случайно сомкнулись с женскими устами... В тот же миг Макара изнутри обдало жаром, и он обнял Анну и буквально утопил в десятках поцелуев. Она в ответ нежно гладила его затылок и спину и страстно ласкала горячим языком десны и небо. Через несколько минут перевела на мгновение дух и прошептала:
   - А как ты догадался, что я собираюсь к тебе?
   Макар ничего не ответил. Он подхватил Анну на руки и понес в спальню...
  
   Глава 11. 25 июня 2041, вторник: кошки-мышки
  
   Лишь под утро Макар вернулся в свой номер и попытался вместо завтрака хоть немного вздремнуть - не получилось. Лежа в постели с закрытыми глазами, он вновь и вновь мысленно прокручивал картинки упоительной ночи. Молодой ученый, можно сказать, значительно обогатил словарный запас. Он узнал множество разнообразных названий - главным образом нецензурных - для обозначения ночных забав и частей тела. Но Анна выговаривала бранные словечки только в ласкательной форме и очень нежно - Макара это ничуть не коробило, а только умиляло...
   Приятные воспоминания время от времени почему-то перебивались грустной сентенцией Печорина голосом знаменитого актера Вячеслава Тихонова: "Любовь дикарки немногим лучше любви знатной барыни". Макар мысленно не соглашался с Григорием Александровичем: в искусстве любви Анна тоже оказалась доктором наук, а бесхитростная Гитиннэвыт по сравнению с ней тянула разве что на старшекурсницу... К этим сопоставлениям примешивалось легкое удивление: очень разные женщины, а устроены одинаково... И пусть Анна на девять лет старше. За Полярным кругом, может быть, для возраста особый счет.
   Про Лизу думать уже не хотелось - по крайней мере, Макар пытался уверить себя в этом. Хотя Анна ночью про нее неожиданно напомнила: спросила, не сделать ли ей пирсинг над пупком, как у Лизы. Оказалось, у той на колечке подвешена уменьшенная металлическая копия заколки в виде головы оленя. Макар и не подозревал, что девушка, прекрасно принимающая образ "ученой воблы", способна на такое легкомыслие...
   Заснуть так и не получилось, и Макар поплелся на завтрак. Особого аппетита не было - любовный угар еще не рассеялся... Но вот в столовую буквально впорхнула сияющая Анна и устроилась рядом с Макаром. На ее аппетит ни любовные игры, ни неприятности, похоже, никак не влияли. Глядя на Анну, Макар тоже заулыбался и начал жевать веселее и бодрее. Появившаяся через минуту Лиза с некоторым недоумением смотрела на обоих. Потом сухо поинтересовалась:
   - Вы, похоже, какое-то открытие совершили? На Нобелевскую, что ли, замахнулись?
   Анна в ответ рассмеялась, а Макар поинтересовался:
   - Лиза, Кошкин еще не передал тебе соскоб со скалы?
   - Позвонил и сказал, что матрос в лабораторию занес. Срочно, что ли?
   - Желательно...
   - Хорошо, раз ты тоже просишь, - Лиза улыбнулась, но как-то вымученно.
   До конца завтрака она внимательно вглядывалась в счастливые лица Анны и Макара, но больше ничего не сказала.
   Только в лаборатории Макар наконец-то пришел в себя и вновь задумался. Что же ищет экспедиция на морском дне? Какой загадочный проект разрабатывает "Росвоенморсервис"? В какую тайну проник майор Говоров? Проще всего было обсудить это с Анной.
   Та по-своему истолковала появление Макара в ее лаборатории и шепотом предупредила, загадочно улыбаясь:
   - Здесь нельзя, Макарушка! На всех рабочих местах веб-камеры, ты разве не видел?
   - Догадывался, но не искал...
   Анна лукаво подмигнула гостю, взяла его за руку и повела в угол к зеркалу с тумбочкой. Задернула шторку, и они оказались словно в кабинке для примерки в магазине одежды. Примерно четверть часа потребовалась на горячие поцелуи, и лишь потом Макар вполголоса поинтересовался "Росвоенморсервисом".
   Анна несколько минут молчала, напряженно размышляя. Потом задумчиво негромко произнесла:
   - Думаешь, несколько научных учреждений работают на сверхсекретный проект "Росвоенморсервиса"? Наверное, Макарушка, ты прав. Наш институт в прошлом году проводил исследования на Командорских и Курильских островах. Мне рассказывали - занимались примерно тем же, чем я сейчас. Помню, шептались, что привозили туда какого-то жутко засекреченного крутого перца. Одна подруга моя смеялась, что, наверное, космического конструктора Королева так не прятали, как того черта. Выходит, он - мозг. Мы - конечности, не более того - каждый из нас работает только над своей узкой областью. А тот перец все же с нами - невидимый и неслышимый.... Но, кажется, я его знаю...
   - Неужели? - изумился Макар.
   - Пойдем, Макарушка, проветримся, - громко ответила ему Анна. - Что-то я соображать перестала...
   Через четверть часа они стояли у моря. Анна рассказала, что в их школе двадцать два года назад проводили встречу с каким-то суперфизиком. Тот пытался - и небезуспешно - разубедить школьников, почти поголовно уверенных, что химия и физика им в жизни не понадобятся. В память двенадцатилетней школьницы крепко врезалось впечатление, что профессор фантастически умен. Вот только фамилию гения Анна забыла. Но теперь, после умозаключений Макара, была почти уверена, что именно тот ученый руководит работами на острове Врангеля. Проект каким-то образом связан с гравитацией - Капитон в последнее время на ней специализируется.
   - А это не Семен Сергеевич случайно был? - предположил Макар.
   - Ты что! - Анна рассмеялась. - Сергеич на профессора Саммерли больше похож, ты же сам говорил. Или на Жака Паганеля в старости - так Лиза шутит. А тот роста среднего и сложения более крепкого. Больше Гриффина напоминает, человека-невидимку - со старых иллюстраций.
   - Ему идет, если это и вправду он, - согласился Макар.
   Позанимавшись часок в своей лаборатории, молодой ученый отправился в биохимическую лабораторию. Задумчивая Лиза в белом халате сидела, глядя на пробирки. Она подняла взгляд на Макара, и ему показалось, что глаза ее покраснели.
   - Лиза, что там с соскобом?
   - Вы с Кошкиным угадали, - вяло ответила девушка. - Действительно универсальная мастика. Но в пробе нет следов очистителя. Похоже, кто-то очень спешил. Или этот кто-то разгильдяй.
   - Наверное. - Макар кивнул и задумался.
   Стоило брызнуть спреем-очистителем, и от универсальной мастики через несколько секунд не осталось бы и следа на любой поверхности. Очевидно, у обитателя пещеры не было в запасе даже этих секунд. Получается, он не из-за катера насторожился? Скорее всего, у входа в пещеру к скале была приклеена веб-камера. Неизвестный в гроте на дисплее заметил вездеход и лишь тогда заторопился, сопоставив появление гусеничной машины с дневным проходом катера...
   Оставалась еще одна версия - крайне неприятная. Поразмыслить над ней Макар решил позже. Для проверки гипотезы из другой области поинтересовался у девушки:
   - Лиза, ты не раз возмущалась, что рыбы себя неправильно ведут. Они могут как-то реагировать на электромагнитное воздействие или гравитационное возмущение?
   - Ого! - удивилась Лиза и слабо улыбнулась. - Ну и в дебри ты полез, Макарка! Могут, конечно. Боковая линия рыб - сложный орган. Он реагирует и на течение воды, и на электромагнитное поле планеты. У нескольких отрядов рыб, особенно у хрящевых - это акулы, скаты и химеры - имеются так называемые ампулы Лоренцини. Эти органы улавливают электрические поля и фиксируют чрезвычайно малые изменения в их напряженности. Многие уверены, что и на гравитационные возмущения ампулы Лоренцини тоже реагируют. Я как раз работаю над подтверждением этой гипотезы.
   Вернувшись к себе, Макар быстро просмотрел отчеты Лизы. "Полярник" подошел к острову в воскресенье под вечер. Значит, в течение дня произошел сбой в работе гравитационных датчиков. А с утра Лиза зафиксировала по донным веб-камерам очередную аномалию в поведении косяка рыб - те покинули "пастбище" водорослей и в течение часа хаотически двигались во всех направлениях... Значит, электромагнитный импульс действительно имел место - скорее всего, искусственного происхождения, излученный с иностранного корабля. Вероятному противнику что-то известно о проекте, и за океаном не дремлют: незваные суда ставят палки в колеса работе сверхсекретного физика - Самого, как назвал его каперанг Волков.
   Наверняка неизвестный из пещеры тоже связан с подрывной деятельностью. Веб-камеры в лаборатории навели Макара на свежую мысль, и он отправился к Кошкину.
   - Егор, а ваши люди просматривали записи камер наблюдения территории вокруг базы? Вдруг тот пещерный человек засветился там хотя бы на миг? Ведь что-то ему здесь нужно...
   - Записи смотрели, но ничего подозрительного там нет, - вяло ответил Кошкин. - Самое занятное - ваши лирические прогулки с госпожой Смоловой у моря.
   - И все-таки мне хотелось бы глянуть, - настаивал несколько сконфуженный Макар.
   - Хорошо, вам их перешлют - я распоряжусь. Как я понял, вы уже в курсе насчет мастики.
   - Да. Полагаю, тот человек очень спешил, - ответил Макар и изложил основную версию, даже не заикаясь об альтернативной.
   Кошкин кивнул и заметил:
   - Думаю, вы правы, товарищ Южанин.
   Просмотрев записи, Макар нахмурился и тут же испросил аудиенции у командира базы. Тот согласился принять молодого ученого весьма неохотно и сразу резко заявил:
   - У вас только пять минут, товарищ Южанин, чтобы изложить ваше якобы очень важное дело. Поверьте, у гарнизона сейчас забот выше крыши...
   - Иван Иванович, прошу дать мне доступ к серверу системы видеонаблюдения. На записи имеется сбой - вчера в обеденное время. Я попробую восстановить этот фрагмент и понять природу сбоя. Если это каприз техники - ладно. Но если кто-то умышленно уничтожил изображение попавшего в кадр "пещерного человека", совсем другое дело. Вдруг это звенья одной цепи с гибелью майора Говорова? А вы - орган дознания.
   Каперанг посмотрел на Макара, словно хотел испепелить молодого ученого взглядом, и резко произнес:
   - Неужели вы подозреваете предательство на базе, товарищ Южанин?
   - Так давайте убедимся, что это не так!
   - Хорошо. Садитесь за мой компьютер. Я буду лично контролировать вашу работу.
   - Замечательно, Иван Иванович!
   Макару не потребовалось много времени. Через двадцать минут умышленно стертая картинка была восстановлена. Макар изумленно произнес:
   - Вот так номер! Смотрите, Иван Иванович!
   На несколько секунд в кадр попал неизвестный в камуфляжной робе. Он наблюдал за базой, выглянув из-за скалы метрах в ста от ограждения. На голове его был капюшон, но Макар все равно узнал "пещерного человека":
   - Это Толик! Он был в составе экспедиции, но в Мурманске его исключили... Видимо, не зря. Мне кажется, Иван Иванович, майор Говоров специально собрал в экспедицию на остров Врангеля всех ученых, так или иначе связанных с засекреченным Самим. Наверное, наш куратор полагал, что от какого-то подозрительного человека избавился в пути. И не ожидал, что на остров все же проник охотник за тайной Самого. Я одного не пойму - как Толик сюда вообще попал? В пещере газета за двадцатое июня - Толик здесь недавно. И его изображение умышленно стерли!
   - Очевидно, у вас есть версия, товарищ Южанин? - хмуро поинтересовался каперанг.
   - Есть, хоть и очень неприятная для меня лично. Я не хотел ее развивать, но теперь придется. Как давно вы служите со старшим лейтенантом Кошкиным, Иван Иванович? Мне кажется, под личиной морского офицера скрывается кто-то другой... Он не знает координат острова Врангеля, а еще моряк. В воскресенье утром он увозил куда-то два пакета с сухим пайком. А в пещере мы обнаружили остатки упаковки пайка. Ехать туда Кошкин явно не хотел. Все пытался убедить нас, что дело пустяковое, Ане показалось. В вездеход он пришел с опозданием - вероятно, предупредил Толика по рации. Наконец, стереть изображение сообщника на записи мог только Кошкин...
   Раздражение каперанга сразу прошло, и командир базы стал необычайно серьезен. Он внимательно посмотрел на Макара и поинтересовался:
   - Итак, Кошкин - враг. Эта версия из запасной и нежелательной стала для вас основной. А вдруг есть еще одно объяснение? Пораскиньте мозгами...
   Макар поначалу опешил, но потом задумался. Если болтливого Толика исключили из экспедиции, как он все же смог найти дорогу на остров Врангеля? Тут молодой ученый вспомнил истории от Лизиного дедушки. И в одно мгновение Макара осенило:
   - Кошкин - ряженый особист? А Толик - участник какой-то секретной операции?
   Через мгновение в кабинет без стука вошел старший лейтенант Кошкин.
   - Эх, ты, моряк - с печки бряк, - вздохнул командир. - Надо же, на координатах прокололся... Думаю, Егор, пора ввести проницательного коллегу в курс дела.
   И Кошкин показал Макару удостоверение офицера Федеральной службы безопасности.
   - Макар, мы тоже почти не сомневаемся, что майор Говоров убит, - через несколько минут сообщил Кошкин молодому ученому в своем кабинете. - Я просто уточнял у вас, как могло произойти это маловероятное событие. К слову, Алексей Алексеевич тоже был сотрудником ФСБ. Не захотел увольняться после операции на сердце. Его заслуги приняли во внимание и разрешили довести до конца дело об утечке информации по секретному проекту. Увы... Похоже, пока за океаном знают мало, но на месте все же не стоят: вы правильно поняли их попытки мешать нашим исследованиям с помощью гравитационно-магнитных импульсов, хоть и пытался майор Говоров сбить противника со следа. Более перспективной казалась версия, что агент в составе десятки, отправленной из Певека на Новосибирские острова. Там поначалу тайно работал Толик. Его специально познакомили с участниками обеих групп, чтобы знал их не только по фотографиям. Но рыбки подсказали, что заокеанский агент почти наверняка здесь. Толика перебросили сюда по воздуху - поэтому ПВО и не реагировало. Он вел дополнительные наблюдения за базой, но до сих пор не засек ни одного сигнала от злоумышленника заокеанским судам - их в нейтральных водах хватает. Этот агент не лыком шит - раскусил он майора... Вы один в экспедиции не имели отношения к Самому - нам действительно был нужен только ваш талант компьютерщика. Но вы проявили еще и задатки детектива. Итак, у нас осталось только четверо подозреваемых.
   - Неужели... Лиза? - пробормотал Макар и закрыл лицо руками. - Не хочется в это верить... Но лишь она знала, что у Говорова стимулятор. Могла притворяться "чайником", а сама подготовлена и как мощный хакер.
   - Ой ли? - Кошкин поморщился. - Тогда зачем ей самой рассказывать о шрамах на груди Говорова и приборе?
   - Чтобы навязать версию о несчастном случае - отказ стимулятора вызван радиолокацией, - парировал Макар. - Хотя это сказочка для "чайников". Я уже говорил: локатор не мог повлиять на стимулятор - тот защищен.
   - Допустим, - неохотно согласился Кошкин. - Значит, нужно искать устройство - источник рокового электромагнитного импульса. Мы предполагали, что агент очень хорошо подготовлен. Любая проверка или слежка наверняка будет им обнаружена и заставит затаиться. Поэтому никто не проверял вещи ученых. Нам помогут только анализ и логика!
   - Именно их мне не хватило... - пробормотал Макар. - Егор, поздравьте меня: я осел из ослов.
   - Вот это самокритика! - воскликнул изумленный Кошкин. - А что так?
   - Какого черта я ругал плохую связь в аэропорту Певека? Я же фотографировал, а не звонил. Качество связи ни при чем. Источником помех как раз было некое устройство кого-то из коллег. Где заперты наши телефоны?
   Примерно час потребовался Макару, чтобы тщательно изучить все снимки тундры, сделанные в аэропорту Певека двенадцатого июня. И вот уже Кошкин расположился у дисплея и внимательно слушал пояснения молодого ученого:
   - Смотрите, Егор, вот снимки, сделанные в момент возникновения помех. Замечательно, что Аня фотографировала не только тундру, но и коллег на ее фоне. Итак, помехи одновременно на всех смартфонах - моем, Анином, Капитона и Сергеича. Майор Говоров в это время смотрит на свой портсигар. Капитон при съемке левой рукой крутит пуговицу, а Сергеич держит понс-сигарету. Лиза ничего не фотографирует. Она теребит косу и играет своей заколкой. Не правда ли, оленьи рожки очень напоминают миниатюрные антенны? Над пупком у нее пирсинг - на колечке подвешена похожая фигурка в виде головы оленя, только меньше заколки. Это Аня мне рассказала, - поспешно пояснил Макар и продолжил: - Там тоже можно скрыть что-нибудь этакое. Думаю, какое-то устройство было в портсигаре майора - Говоров что-то уловил.
   - Что ж, вы очень логично показали, где Лиза может прятать свой универсальный передатчик-сигнализатор. Такой маломощный, что аппаратура базы его засечь не в состоянии. Толик где только не шнырял со своими приборами - тоже ничего не уловил. Почему же получилось у майора Говорова?
   - Сигнал о местонахождении группы предназначался для субмарины. Она находилась далеко. Пришлось усилить мощность - отсюда и помехи при съемке.
   - Логично, - согласился Кошкин. - Вот только в портсигаре ничего не обнаружилось...
   - Как раз это отлично все объясняет, Егор. Говоров видимо догадался, кто сигналит. Вам он то ли не успел сказать, то ли не был до конца уверен. Но каким-то образом выдал свои подозрения злоумышленнику. Тот электронным импульсом пробил защиту стимулятора и убил майора. Извлек электронное устройство из портсигара и уничтожил спреем-очистителем следы универсальной мастики. Вы же не давали Лизе портсигар на экспертизу?
   - Нет. Если вы правы, она все равно ничего не обнаружила бы. Я сейчас сообщу экспертам "Полярника" - вещи майора там с грузом двести. Пусть проверят портсигар. Интересный вы парень, Макар! На вид - субтильный юноша, довольно типичный "ботан". Разве что ростом не подкачали. Но испортили песенку, что красотки любят моряков...
   - Это цитата из "Песков Марса" Артура Кларка, - машинально поправил Макар.
   - Может быть, - вздохнул Кошкин. - Кстати, вы не в курсе, почему Лиза плакала в лаборатории все утро? Недопустимая слабость для агента... Но, раз так сложилось, почему бы этой слабостью не воспользоваться? Есть у меня одна задумка - как спровоцировать Лизу. Что скажете, Казанова? Назовем нашу операцию именно так...
  
   Глава 12. 26 июня 2041, среда: операция "Казанова"
  
   За ужином во вторник Анна постоянно зевала. Макар шепнул, что тоже не выспался - и они спокойно разошлись по своим номерам. В среду весь день Макар не выходил из лаборатории, а за завтраком и обедом почти не уделял внимания Анне. Зато с Лизой оживленно беседовал о повадках рыб. Анна смотрела на него с недоумением, а на ужин не пришла вовсе. Зато Макар с Лизой долго сидели за столом и весело болтали. Макар старался не думать об операции "Казанова" и никак не мог отделаться от скованности, которая всегда охватывала его при Лизе. Девушка была удивительно мила и бесконечно далека от образа "ученой воблы". Макар серьезно задумался - а стоило ли так безрассудно бросаться в пучину страстей с Анной? Все-таки та гораздо старше... Пройдет их "медовый месяц" - и что дальше? А Лиза... Стоп, что за сопли? Она же враг! Но Макар напрасно мысленно накручивал себя - все равно не получалось всерьез видеть врага в этой милой девушке...
   Он уже почти предвкушал, как Лиза пригласит его в свой номер. Не верилось, что Кошкин действительно сможет сегодня этому помешать. Они вместе вышли из столовой, держась за руки. И вдруг Макар остановился как вкопанный при виде необычных гостей в коридоре. Все-таки подсуетился Кошкин. Как только успел!
   Атч-ытагын долго жал руку молодому ученому, а прекрасная Гитиннэвыт скромно стояла рядом.
   - Еще раз нада, - громко говорил Атч. - Чтобы совсем получилось. Мальчик нада. Давай-давай!
   Лиза смерила Макара таким презрительным взглядом, что тот похолодел, и метнулась к своей двери. Раздосадованный Макар замахал руками и закричал:
   - Лиза, куда ты? Постой!
   Он побежал за девушкой, но наткнулся на запертую дверь... Зато из своего номера выглянула Анна и с глубочайшим презрением произнесла:
   - Доигрался? Ну, ты и козлина! А каким невинным мальчиком прикидывался, слова матерного при нем не скажи!
   И она тут же выдала их с десяток, обругав Макара на чем свет стоит. Дверь захлопнулась, и за спиной Макара послышался невозмутимый голос Атча:
   - Зачем не хочешь? Тогда ждать будем. Или белый-белый позови...
   Оторопевший Макар молчал минуты две - три, а потом вдруг понял, что пошел по ложному следу... Он повернулся к Атчу и спокойно переспросил:
   - Кого позвать?
   - Белый-белый!
   - Он уже спит. Вот что, Атч-невтум. Мне сказали, у вас родственники на оленеводческой ферме в Ушаковском. Вас сейчас отвезут к ним, а завтра поговорим. До свидания, Гитиннэвыт! - Макар обнял очаровательную молодую туземку в оленьих шкурах и горячо поцеловал в губы.
   Обрадованный Атч увел жену к вездеходу, а Макар помчался к Кошкину.
   - Егор, Лиза тут ни при чем! Как же я раньше не догадался!
   - Вы о чем, Макар?
   - Я-то полагал, он божий одуванчик... Но Атч тогда сказал: "Белый-белый сильно молодец". Я думал, это обо всех нас. А сейчас понял: белый-белый - это седой. Видимо, произвел такое впечатление своей силой на какую-то семью в стойбище, что Атч успел об этом узнать. И сейчас его хотел позвать. Выходит, агент только притворяется дряхлой развалиной. Лиза сказала, что в больших дозах препарат не разглаживает морщины, а наоборот - усиливает. После очередной смазки морщин злоумышленник выбросил бинт с использованным зельем. Матрос забыл закрыть мусорный контейнер. Чайка склевала бинт и сдохла. Чайку слопал песец и тоже пал. Как же я сразу не догадался!
   - Стоп! - скомандовал Кошкин. - К чему этот маскарад? Академик проходил медосмотр, его физическое состояние прекрасно известно. Конечно, многие к его годам превращаются в дряхлых дедушек, но Семен Сергеевич всегда вел здоровый образ жизни, занимался спортом. Обычный старичок-бодрячок, соответствующий своему возрасту.
   - А если он прошел спецподготовку по какой-то неведомой вам физиологической технологии?
   - Этого отрицать нельзя, - поразмыслив, согласился Кошкин. - Кажется, такие работы за океаном велись, но были свернуты. Не исключено, что их прекращение - дезинформация. Тогда лыко искусственной "дряхлости" и вправду в строку. Продолжайте, Макар.
   - Агент крутил понс-сигарету как бы по рассеянности, но в действительности подавал сигнал на субмарину - сначала с Певека, потом при посадке на вельбот. Говоров тогда морщился недовольно, глядя на портсигар. Может, этим себя и выдал? Нужно искать шпионскую начинку в одном из картриджей понс-сигареты.
   - Не нужно, - твердо ответил Кошкин. - Академик Семенов - величина совершенно другого масштаба по сравнению с Лизой. Пока нет смысла его разоблачать. Завтра же Сергеича отзовут в Москву под благовидным предлогом. Потом отправят в другое место, и начнется новая игра - по дезинформации вероятного противника...
   - А у вас есть версия, где его могли завербовать? - поинтересовался Макар.
   - Такие версии есть относительно каждого участника экспедиции, кроме вас, - хмыкнул Кошкин. - Когда мы обнаружим, что деза достигла цели, поймем все до конца.
   - А мотив?
   - Вы его сами назвали, Макар - искусственное омоложение по секретной технологии. Не о могиле задумываться, а еще лет десять-пятнадцать с девушками на пляжах понежиться. За это, как, видимо, полагает наш академик, видимо, стоило продать секретную технологию.
   - Жаль, что это все же не несчастный случай, - вздохнул Макар. - Хоть и подлец, но приятный человек - по Зощенко. А откуда Сергеич узнал про кардиостимулятор?
   - Противник не дремлет. Очевидно, на всех участников экспедиции за океаном тоже собирали досье...
  
   Эпилог
  
   Прошел месяц после отъезда академика Семенова. Кошкин шепнул Макару, что подозрения полностью подтвердились: подброшенная Сергеичу дезинформация была принята за океаном. Игра продолжается. Как долго она продлится, покажет время.
   И вот группа ученых и военных с острова Врангеля ступила на борт крейсера "Полярник". Установка Самого произвела сильное впечатление. Ее изобретателя удалось увидеть только издали, и Анна подтвердила Макару, что это тот самый суперфизик.
   Ученым кратко объяснили, что благодаря их исследованиям на шельфе выявлены несколько перспективных точек для гравимагнитного воздействия. Как оказалось, Сам открыл качественно новое гравимагнитное поле. Теперь электромагнитным излучением переменной частоты и интенсивности можно воздействовать на гравитационное поле земли. Это сулит грандиозный переворот в добыче полезных ископаемых и не только.
   - Помните, как Паганель придумал пробуждение мини-вулкана на горе в Новой Зеландии? - объясняли ученым. - Он и друзья просто откатили камень и открыли искусственный кратер. А мы уменьшим гравитацию в отдельно взятой точке из обнаруженных вами. Архимедова сила поднимет магму с невероятной мощью... Творческое развитие метода Паганеля!
   Макар стоял на корме с подзорной трубой и слушал Анну:
   - Помню, мы с папой... Макарушка, что ты напрягся? Я же пока не собираюсь знакомить тебя с родителями. Пусть сначала полярный синдром пройдет после экспедиции, тогда уже разберемся, кто мы друг другу...
   Лиза расположилась в сторонке от них - похоже смирилась с неизбежным. Но Макар порой жалел, что не может иметь сразу двух возлюбленных - Гитиннэвыт не в счет... Он не отрываясь смотрел в подзорную трубу, как море бурлит и закипает в десяти километрах от крейсера. И вот уже гигантские облака пара начали подниматься в небо. Прошло несколько часов, и на поверхности моря вынырнула вершина новой горы. Из кратера били струи раскаленной лавы - гора медленно росла.
   - На наших глазах родился новый остров, - с восторгом сказал Макар Анне, обнимая молодую женщину за талию. - Это настоящее чудо!
   - А потом родится другой, третий, - подхватила Анна. - И пусть теперь кто-то посмеет сказать, что это не продолжение нашей земли! Между прочим, и у нас с тобой кто-то родится... Завтра попробую выяснить, мальчик или девочка - попрошу Лизу сделать УЗИ.

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Lucrecia "Начало" (Проза) | | Н.Жарова "Выйти замуж за Кощея" (Юмористическое фэнтези) | | О.Обская "Люди в белых хламидах или Факультет Ментальной Медицины" (Любовная фантастика) | | Е.Елизарова "Ключ от твоего мира" (Попаданцы в другие миры) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | В.Свободина "Прекрасная помощница для чудовища" (Любовные романы) | | П.Роман "Арка" (ЛитРПГ) | | E.Maze "Секретарь для дракона" (Приключенческий роман) | | Дени "Матушка" (Боевое фэнтези) | | К.Лазарева "Запретный плод" (Любовные романы) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"