Просвирнов Александр Юрьевич: другие произведения.

Тревожные хроники Горно-Эмска

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Для конкурса "Современный детектив-2012" (СД-1) - на базе рассказа "Тайна Столбун-горы"). 6(7) место из 14.


Тревожные хроники Горно-Эмска

День первый: высокое знакомство

  
   Егор понимал, что бесцеремонно глазеть на чужую фотографию не очень прилично, но ничего не мог с собой поделать - так было интересно. Впрочем, сосед, сухопарый мужчина с умным проницательным взглядом, не выказал никакого раздражения. Напротив, повернул снимок так, чтобы Егор лучше мог рассмотреть изображение ничем не примечательного невысокого молодого мужчины у регистрационной стойки аэропорта. Но тут стюардесса вежливо предложила пристегивать ремни, и незнакомец убрал фотографию в нагрудный карман. Лайнер неторопливо двинулся по магистральной рулежной дорожке к старту. В иллюминаторе промелькнуло название "Домодедово" на здании аэропорта, и Егор блаженно растянулся в кресле и прикрыл глаза. Интереснейшая конференция компьютерных специалистов закончилась, и теперь предстояли целых две недели отпуска. Несколько дней можно поваляться дома на диване, а потом махнуть в деревню к Верке с детьми. Недельку и тещу вытерпеть можно. И между делом - с тестем порыбачить и поболтать о футболе под ядреный деревенский самогон...
   Лайнер вырулил на полосу и начал набирать скорость, и тут от приятных размышлений Егора отвлек веселый голос соседа:
   - Бывает, что самолеты не взлетают!
   Но Егор не оценил шутку.
   - Вы не Ришар, а я не Депардье, - мрачно откликнулся он. - И в невезучие записываться не собираюсь.
   - Простите! - незнакомец явно смутился. - Значит, вы из Горно-Эмска, возвращаетесь домой? А я совсем упустил из виду ту авиакатастрофу на этой, как ее, Е...н-горе...
   - Столбун-горе, - поправил Егор, натянуто улыбнулся очередной шутке и снова помрачнел. - Моих знакомых и родственников в том ИЛ-62 не было, в основном там иностранцы летели - возвращались на родину. Но все равно...
   - Ни слова больше! - остановил его сосед. - Вы читали "Аэропорт" Артура Хейли?
   - Да, понял ваш намек - в самолеты не должны попадать газеты с описанием авиакатастроф.
   - Вот именно, а то я превратился как раз в такую газету, да еще острю не в тему, - заметил незнакомец и представился, протягивая руку: - Толик! Еще раз прошу меня извинить. Но все-таки как тесен мир, - добавил он, доставая тот же снимок. - Даже удивительно! Вот мы с вами совершенно случайно оказались рядом, но вы, кажется, знаете человека с моей фотографии. Готов побиться об заклад, что мы с вами назовем его разными именами. Дело в том, что у него их слишком много - известный, знаете ли, брачный аферист...
   - Это Вовка-то Французов? - засмеялся Егор. - Да вы что! Мы с ним в одном классе учились десять лет. Он однолюб, каких мало. Уж я-то знаю!
   Толик недоверчиво хмыкнул, огляделся, наклонился к Егору и шепнул:
   - Но ведь вы давно его не видели, не так ли? Люди порой резко меняются...
   Часа через полтора, когда самолет пролетел значительную часть пути до Горно-Эмска, мужчины стали почти приятелями. Особенно способствовал сближению обед с изрядным количеством спиртного, на которое не скупился Толик. Он чем-то напоминал Егору покойного Буркова с его знаменитым "я никогда не пьянею!" и чертовски располагал к себе. Правда, история про Французова казалась совершенно нелепой. Якобы Вовка, называясь Олегом Свирским, женился на сестре Толика, солидной бизнесвуменше, а потом облапошил ее и исчез с кругленькой суммой. Полиция позже выяснила, что настоящий Свирский потерял паспорт, несколько лет бомжевал, а недавно умер. Оказалось, есть еще несколько потерпевших состоятельных женщин, и каждый раз Вовка женился под разными фамилиями. Однако сестра Толика готова простить его и расплатиться с другими обманутыми - лишь бы он вернулся.
   - Это судьба, что мы встретились, - приговаривал Толик, подливая хмелеющему Егору виски. - Поможешь найти Вована - в накладе не останешься. А про него и говорить нечего... Знаешь, не только ты - я на что калач тертый, а все равно не пойму, что Людка в нем нашла. Мужик как мужик, таких в каждом троллейбусе - как конь набрызгал... Но если уж она к нему так прикипела, чего прячется? Будет же как сыр в масле всю жизнь кататься!
   - Слушай, Толик, - нечленораздельно пробормотал Егор, прожевывая очередную тартинку. - А почему тогда у тебя какая-то непонятная фотография с нашего аэропорта? Получше портрета Вовкиного не нашлось у Людмилы?
   - Хороший вопрос! Но я тебе отвечу. - Толик повернулся к проходившей мимо стюардессе: - Девушка, ласточка, нам еще бутылочку, будьте добры... Так вот, Егор, твой друган - тот еще аферист. Людка жаловалась, что фотографировался просто из-под палки, вечно повод для отказа находил: нездоров, не фотогеничен, не готов, не то настроение - будто среднестатистическая жена перед исполнением супружеского долга... Свадебный альбом спер, перед побегом в компе у Людки файлы стер...
   - И нельзя было их восстановить? - недоверчиво поинтересовался Егор. - Детская задача!
   - Представь себе, нет! Именно эта папка не восстановилась! Как Олег, пардон, Вованом его еще не привык называть, этого добился - ума не приложу, компьютерщики тоже. Ты мне лучше про его главную любовь расскажи. Конечно, она ваша одноклассница, ты ее с пеленок знаешь, но и я парень не промах, могу подсказать, как к ней подход найти похитрее. Она тоже обижена не будет, если поможет. А вот и наша небесная ласточка - еще бутылочку несет!

День второй: одноклассница

   Егор отпустил такси у чистенького небольшого домика на окраине Горно-Эмска и бросил в рот пластинку жевательной резинки, чтобы перебить пивной запах - от утреннего угощения Толика в гостинице отказаться было невозможно. Замер на крыльце и не сразу решился нажать на кнопку звонка: слишком свежи были в памяти воспоминания о пощечине нынешней зимой на вечере встречи с выпускниками. Потянуло же спьяну на нежности пятнадцать лет спустя...
   Егор вздохнул, окинул быстрым взглядом аккуратно постриженную лужайку перед домиком, яблони в саду, едва видную вдалеке Столбун-гору и наконец-то позвонил. Никто не открывал. Егор еще раз нажал на кнопку, чертыхнулся шепотом. Снова в ответ тишина. Егор прошел вдоль ворот гаража в цокольном этаже и свернул за угол. Маленькое оконце полуподвала было приоткрыто, и Егор заглянул туда. При слабом свете красной аварийной лампочки разглядел стиральную машину, рядом корзины с бельем и штабель канистр. Вернулся к входной двери, еще раз позвонил для очистки совести и собрался уже уходить.
   Но вот в доме послышались быстрые легкие шаги. Мгновение спустя дверь распахнулась, и у порога показалась рослая статная молодая женщина в домашнем халате. Длинные русые волосы привольно рассыпались по плечам, и у Егора даже перехватило дыхание, как у подростка-выпускника пятнадцать лет назад. А вот вид у Марины, прикрывавшей носовым платком правую щеку, был несколько озадаченный и напряженный.
   - Привет, - неохотно поздоровалась она с гостем. - Заходи, присаживайся, тут в холодке. Кондиционер как раз поставили недавно. Ты как меня нашел, Егорка? Что-то случилось?
   - Разговор есть, - Егор уютно расположился на пуфике, неторопливо осмотрел уютную прихожую, модель старинного пистолета на столике рядом со снимком Марины с мальчиком лет двенадцати и с изумлением уставился на огромный свежий шрам на правой щеке молодой женщины, нервно мявшей носовой платок в руках: - Ого, Марина, где это тебя угораздило? В аварию попала, что ли? Еще и курить начала? - он вдруг уловил в воздухе слабый запах табачного дыма.
   - Можно и так сказать... Славка вообще рехнулся, к Интернету приревновал спьяну - вот и припечатал. Двадцать швов наложили.
   - Славка? - еще больше изумился Егор.
   - Все, больше о нем ни слова! Нет больше этого человека в моей жизни! - закричала Марина, швырнув платок на пистолет. - Только вон зажигалку свою любимую еще не забрал, это от нее табаком тянет... Еще не хватало мне из-за него курить начинать! Говори, зачем пришел? Прощение просить? Не стоило утруждать себя!
   Даже разъяренная, со шрамом на щеке, Марина была удивительно хороша. И Егор почувствовал, как его охватывает до боли знакомая волна нежности. Что греха таить, даже с Веркой по ночам он закрывал глаза, представляя вместо жены Марину... Хозяйка уловила его взгляд, недовольно хмыкнула и отвернулась.
   - Вообще-то, Марина, у меня совсем другое дело, - смущенно заметил Егор. - Ты когда Вовку в последний раз видела?
   - Когда и ты, - Марина повернулась к гостю здоровой левой щекой и принялась рассматривать шкаф. - На пятилетии выпуска.
   - Ведь врешь же! Я точно знаю: он был здесь в начале июля. Чего делал? Родители его давно переехали в Новосибирск. Значит, к тебе должен был обязательно заглянуть!
   - Слушай, отстань! - рявкнула Марина, повернувшись к Егору и пристально глядя ему в глаза.
   Гость недоверчиво хмыкнул, подошел к модели пистолета, аккуратно сложил носовой платок и вернул Марине.
   - Вовке лучше выйти из подполья, - мягко посоветовал он. - Пусть к Людмиле вернется, а то если полиция его найдет - под суд попадет.
   И он подробно пересказал Марине все, что узнал от Толика. Та слушала очень внимательно, машинально расстегивая и застегивая пуговицу на халате и мешая Егору сосредоточиться.
   - Ерунда какая-то, - нервно заметила хозяйка, едва гость закончил рассказ. - Сам посуди, какой из Вовки брачный аферист? Он при мне-то до сих пор краснеет, как пацан...
   - Стоп! - насторожился Егор. - Если до сих пор, значит, все-таки не десять лет назад ты его видела?
   Марина смущенно отвела взгляд и некоторое время молчала.
   - Вот что, Егорка, - снова заговорила она. - Тебе, может, я что-то бы и рассказала, а твоему Толику - черта с два. Не получится у него меня купить! Сделаем так. Есть у меня в Москве один знакомый писатель. Он детективы сочиняет, некоторые даже экранизировали - даже в прошлую субботу показывали на "России". Если честно, я его и не видела никогда живьем, по скайпу просто болтали: хи-хи, ха-ха... А тут Славка нарисовался... - Марина замолчала на несколько секунд, борясь со слезами, сдавленно всхлипнула, потом тихо продолжила: - Ты пока иди, а я тому писателю по "мылу" напишу. У него много знакомых в полиции, в прокуратуре. Он наверняка сможет выяснить, правду ли Толик рассказывал про брачного афериста. А сама поеду в лагерь, Лешку проведаю. Может, уже вечером из Москвы ответ будет, или утром. Завтра позвоню. А за пощечину ты меня извини. Не права тогда была, сорвалась.
   И все-таки от встречи на душе Егора остался неприятный осадок, а мысли окончательно перепутались. Марина наверняка виделась с Вовкой и, может быть, даже знает, где тот скрывается. А не соврать ли убедительно Толику, что Марина вообще не в курсе? Вот только поверит ли этот тертый калач с проницательным взглядом? Говорить с ушлым братом обиженной женщины Егору страшно не хотелось, однако тот до конца дня так и не дал о себе знать. Зато от постоянного ожидания неприятного звонка Егору стало совсем нехорошо. Пришлось прибегнуть к испытанному средству. Несколько приличных стопок водочки за ужином - и тогда удалось немного расслабиться и даже потом задремать на диване перед телевизором.
  

День третий: за стрессом стресс

  
   Зато утром от напряженного ожидания стало совсем невыносимо. Освежившись после завтрака холодным пивом, Егор не выдержал и сам позвонил Толику. Механический голос бесстрастно сообщил, что аппарат абонента выключен или находится вне зоны доступа. Егор поначалу испытал бурную радость, словно нерадивый школьник, узнавший, что отменили урок по ненавистной физике. Но очень скоро Егора изнутри начало пожирать некое чувство долга, и после часа бесплодных попыток связаться с Толиком он позвонил администратору гостиницы.
   Едва тот услышал, с каким номером просит соединить незнакомец, голос вместо безукоризненно вежливой приобрел какую-то вкрадчивую интонацию:
   - Егор Сергеевич, с вашим другом возникли непредвиденные обстоятельства. Будет гораздо лучше, если вы подъедете. На месте все объясним. Очень вас ждем!
   Войдя через полчаса в вестибюль гостиницы, Егор словно налетел на невидимую стену: у стойки администратора застыли два полицейских. Сержант придирчиво проверил документы гостя и молча повел того на третий этаж к номеру Толика. Дверь открылась, и оттуда вышли врач в белом халате и пожилой мужчина с фотоаппаратом, а за ними выпорхнули две бледные горничные в гостиничной униформе. Все это не предвещало ничего хорошего, и к горлу Егора внезапно подступила тошнота. Он прошел через первую комнатку - вчера они тут вдвоем пили пиво, потом в шутку боролись, и Толик научил его нескольким эффектным приемам. Как и накануне, Егор споткнулся об высокий порожек на входе в спальню и сразу увидел на кровати пожелтевшее неподвижное лицо Толика, накрытого до шеи простыней. Гостя совсем замутило, лоб и небольшие залысины мгновенно покрылись испариной, ноги предательски подкосились, и Егор едва устоял - пришлось прислониться к стене и закрыть глаза. Он не сразу понял, что его о чем-то спрашивают.
   Словно в тумане, Егор рассказал, что познакомился и подружился с покойным в самолете, но ни словом не обмолвился о поисках Французова: хотелось скорее бежать из страшного номера и чтобы больше никуда не таскали из-за того чертового Вовки. Однако отпускать Егора не спешили, стали расспрашивать, что делал вчера - во всех деталях. И опять что-то удержало Егора от упоминаний о Вовке, а поездку к Марине он объяснил необходимостью извиниться за свое поведение на вечере встречи выпускников. Однако следователь даже от этой житейской истории вдруг насторожился.
   - Марина Чулкова, говорите? Где-то эта фамилия совсем недавно мелькала...
   - Наверное, утром, Карп Петрович, - подсказал следователю майор полиции с наполовину поседевшими усами. - Нам тоже доводили - это у которой вечером дом сгорел.
   - Как - сгорел? - от полубессознательного состояния Егора не осталось и следа. - А с Мариной-то что?
   - Действительно, что? - недобрым тоном откликнулся следователь. - Вот ведь как интересно получается, Егор Сергеевич! Сходили в гости к женщине - и ее дом сгорел. Собрались к приятелю в гостиницу - а он взял да умер. И ты мне будешь рассказывать, что это никак не связано?
   - Откуда мне знать? - чуть слышно прошептал Егор, хотя где-то в глубине души сразу понял, что вряд ли это совпадение. - Кошмар какой-то! Ощущение, что я сплю...
   - Ты нам зубы не заговаривай! - рявкнул седоусый майор. - Колись уже, парень! Что вы с этим Толиком не поделили?
   К следователю подошел сержант и что-то тихо сказал. Тот недовольно хмыкнул и повернулся к Егору.
   - Оказывается, вы ушли из гостиницы задолго до обеда - говорите спасибо, что тут установлено видеонаблюдение. Свободны! Если вдруг что вспомните - звоните.
   Егор схватил визитку, подписал протокол допроса и пулей выскочил из гостиницы. Каждый светофор, вспыхивавший красным на пути к окраине Горно-Эмска, доставлял ему адское мучение, словно при зубной боли. Весьма некстати вновь нахлынули воспоминания про полученную зимой пощечину...
   Наконец, автомобиль свернул на знакомую улочку, и сердце Егора ухнуло куда-то в пропасть. На месте Марининого дома до сих пор слегка дымились развалины. Листья на яблонях, вчера еще зеленые, пожухли и пожелтели, а яблоки сморщились, превратившись в печеные. Аккуратно постриженная лужайка была вытоптана, повсюду на ней были видны следы засохших луж. Останки дома неторопливо разбирали несколько бойцов МЧС в серой форме.
   В пожилой чете неподалеку Егор узнал Маринкиных родителей - Анну Васильевну и Ивана Ивановича Выгузовых, - хотя не видел их с выпускного бала. А для них, конечно, молодой полнеющий мужчина с небольшими залысинами никак не ассоциировался с худеньким одноклассником дочери. Но стоило назвать фамилию, его сразу вспомнили. Анна Васильевна постоянно подносила платок к глазам и шептала: "Господи, хоть бы она дома не ночевала!"
   - Не знаем, что и думать, - с горечью рассказывал Иван Иванович Егору. - Мы ж в лагерь сразу позвонили. Оказывается, Марина вчера написала заявление и досрочно забрала Лешку со смены. Почему - не сказала. Нам не позвонила. Думали, может со Славкой помирилась - а его телефон недоступен. Сватам звонил. Сказали, номер тот же, просто Славка в командировку уехал... О, господи, что это?
   Егор с ужасом наблюдал, как спасатели извлекли из-под завалов обугленное тело и положили рядом с закопченным мощным сейфом и обгоревшими железяками, в которых с трудом угадывался сувенирный пистолет-зажигалка. Улицу пронзил дикий женский крик...
   Нетвердым шагом ступая за Маринкиными родителями, Егор подошел к обезображенному телу и тупо смотрел на останки. Неужели еще вчера это был миловидная молодая женщина, его первая и, как оказалось, последняя любовь... А теперь она превратилась в обгоревшее мясо с выступающими кое-где костями и словно уменьшилась - усохла, что ли, от жара. На правой стороне черепа сохранилась закопченная кожа и немного обгорелых волос...
   Тошноты, как в отеле, Егор почему-то не чувствовал. Только жуткая боль вдруг поднялась внутри и где-то в глубине застряли слезы. Все вокруг вдруг показалось каким-то нереальным - словно в кошмарном сне. Однако рефлексы еще работали - когда Анна Васильевна лишилась чувств, оцепеневший Егор встрепенулся и успел подхватить ее.
   Несчастную женщину вместе с Маринкиным отцом увезла скорая, а Егор стоял еще не один час, пока спасатели не закончили разбор завалов. Детский скелет там не нашли, и Егор сам позвонил Маринкиному отцу.
   - Слава богу! - прошептал Иван Иванович. - Может быть, Лешка успел выпрыгнуть из дома, перепугался и прячется где-то... Господи, Егор, если бы ты знал, как нам сейчас тяжело...

* * *

   Домой Егор вернулся только к ужину. Голова раскалывалась. Перед глазами стояли желтое мертвое лицо Толика и жуткий обугленный женский труп. Но куда делся Лешка? И как все это связано с Вовкой? Егор сам не мог понять, почему не рассказывает про Французова следователям. Какой-то внутренний голос велел молчать - и словно оковы опускались на уста, стоило вспомнить о Вовке. Но как самому распутать этот клубок, Егор не имел ни малейшего понятия. Родители Маринки в таком деле не помощники - не та закваска. Нанять частного детектива? На какие шиши? И тут промелькнула спасительная мысль - Егор сразу ухватился за нее, как утопающий за соломинку. Что там Маринка говорила про фильм в прошлую субботу?
   В тумбочке под телевизором в кипе старых газет нашлась программа за прошлую неделю. Тогда в субботу вечером показывали детектив "Очень мокрое дело". Егор зашел на сайт "Кино-Театр", узнал, что фильм снят по повести Леонида Липкина, и припомнил, что какие-то его книжечки в мягких обложках читал в поездах. Правда, содержание тех детективчиков давно выветрилось из памяти. Но какие оригинальные знакомства у Маринки, пусть и сетевые! Не с каждой же девушкой маститый писатель будет хихикать и любезничать по скайпу! Наверное, поклонниц у него и в Москве хватает. Егор почувствовал запоздалый укол ревности и сразу понял, как должен был вспылить буйный Славка. Может, сгоряча и перегнул палку, толкнул жену, ударилась неудачно... Другая бы и дальше жила с мужем после недоразумения, но, конечно, не гордая Маринка.
   Егор быстро нашел персональный сайт писателя и в специальном разделе обратной связи указал свой логин и написал: "Известная Вам М.Ч. из Г-Э трагически погибла. Ее сын пропал. Срочно нужна Ваша помощь". Не особо веря в свою авантюру, Егор все же приготовился к разговору и даже не стал подбадривать себя коньяком. Но уже через четверть часа писатель запросил авторизацию, а еще через несколько секунд его озабоченное лицо появилось на дисплее ноутбука. Сорокадвухлетний Липкин выглядел довольно моложаво, а густые черные бакенбарды, чуть тронутые благородным серебром, придавали ему важность и солидность. Егор сразу оробел, словно проштрафившийся зеленый лейтенант-двухгодичник (было в его жизни и такое) перед командиром полка, но взял себя в руки и после вежливого приветствия сразу показал писателю выпускную фотографию. Тот рассеянно кивнул и негромко сказал:
   - Не утруждайте себя, Егор, Марина мне вчера написала о вас и странных поисках Владимира Французова. Знаю, что вы, так сказать, не самозванец. Поясните подробно, что случилось. Ужас какой-то!
   Егор с энтузиазмом Ивана Бездомного, безуспешно пытавшегося рассказать всей Москве об опасном "консультанте", во всех подробностях изложил события последних дней и сразу почувствовал огромное облегчение. Липкин слушал очень внимательно, иногда задавал уточняющие вопросы, а потом замолчал минуты на две-три.
   - Вот что, Егор, - произнес он, наконец, и неторопливо продолжил, словно читал лекцию: - Чувствую, дело очень серьезное. Думаю, вы правы, и все эти события как-то связаны с Французовым. Никакой он, конечно, не брачный аферист - тут Мариночка права. Я выяснил: Анатолий Демидов - довольно известный частный детектив. Думаю, он приписал Французову чужие похождения - читал я, кажется, в "МК" что-то подобное месяца три назад. Я навел, так сказать, справки через одного хорошего знакомого - одного из замов министра внутренних дел. Заявление на брачного афериста Олега Свирского в полицию не поступало. Толик скрыл от вас главное: Володя должен был лететь на злополучном ИЛ-62, который полтора месяца назад разбился около Горно-Эмска. Вот только билет был приобретен на имя покойного, так сказать, бомжа Олега Свирского - тут Толик не соврал. Лже-Свирский почему-то раздумал садиться в самолет, развернулся у самого трапа и быстро отправился назад в здание аэропорта. Там он попал в зону действия камер видеонаблюдения. Толик где-то раздобыл снимок с этих записей - наверняка у него были связи в органах. Лже-Свирского сейчас усиленно ищут и полиция, и ФСБ, но пока никто не знает, что в действительности это Французов. Толику с вами просто сказочно повезло... Или, так сказать, наоборот страшно не повезло, поскольку теперь выяснилось, что за лже-Свирским охотится кто-то еще. Этот неизвестный, так сказать, не брезгует никакими средствами. Может быть, вы и правы, что ничего не рассказали следствию. В прокуратуре тоже всякие люди встречаются - сам работал в этой системе, знаю. Сольют кому-нибудь информацию - и тоже, не дай бог, исчезнете.
   От таких слов рука Егора машинально потянулась к бутылке коньяка. Липкин проследил взглядом, как собеседник залпом выпил граммов сто пятьдесят, машинально пригладил черные бакенбарды и продолжил:
   - Егор, я чувствую свою вину перед Мариночкой - за тот проклятый шрам, за развод. Я хочу сам разобраться, почему она погибла, и найти ее сына. Время и некоторые возможности у меня, так сказать, имеются. Но без помощника в чужом городе трудно, а у вас впереди еще полторы недели отпуска. Не откажетесь побыть, так сказать, моим Ватсоном?
  

День четвертый: столичная знаменитость

  
   На следующий день Егор встречал в аэропорту Леонида Липкина. Тот оказался среднего роста, на полголовы ниже, но шагал с такой степенностью и солидностью, что Егору захотелось вытянуться перед московским гостем в струнку. Однако писатель говорил с молодым мужчиной отнюдь не надменно, попросту. И выглядел несколько подавленным. Напряжение постепенно отпустило Егора. Он отвез Липкина в гостиницу, и писатель оформил себе тот самый двухкомнатный номер, в котором так внезапно умер Толик. Егор вновь зацепился за порожек, внося тяжелый чемодан московского гостя в спальню, и с трудом удержался на ногах.
   - И чего эту фигню не спилят! - недовольно пробурчал он.
   Егор немного подождал в первой комнатке, пока писатель приводил себя в порядок с дороги. Потом появился Липкин, расчесал благородные бакенбарды и предложил приступить к делу:
   - Давайте, так сказать, проанализируем факты и попробуем установить их взаимосвязь. Про гибель самолета, надеюсь, всю доступную информацию вы имеете.
   - Конечно, - кивнул Егор. - В новостях же постоянно сюжеты крутили. Я и к той Столбун-горе на место катастрофы потом ездил - пятьдесят километров от нас по прямой, но чтобы через Чернокаменку перебраться, нужно приличный крюк делать, через тайгу пешком идти.
   - Работа комиссии еще не закончена, но я по своим, так сказать, неофициальным каналам кое-что выяснил, - сообщил Липкин. - Скорее всего, им придется признать, что причину катастрофы установить невозможно, поскольку "черные ящики" так и не обнаружены. Видимо, их унесло течением Чернокаменки. Признаков теракта тоже нет. Но вот что странно - прессе об этом не сообщалось - ниже по течению обнаружен раскрытый спортивный парашют. Но соревнования в том районе никогда не проводились. Не исключено, что парашют, так сказать, находился в багаже, но точно утверждать невозможно...
   - Если в багаже, как бы он раскрылся? Может быть, просто кто-то с горы сиганул, - робко предположил Егор.
   - Вы же сами видели - место для прыжков там, так сказать, весьма неподходящее. Разве что экстремал какой-то со смертью в кошки-мышки играл. Помните песню наших афганцев: "До земли осталось двести метров, не поможет даже запасной..."
   - Но высота Столбун-горы полкилометра! - вставил Егор.
   Липкин не обратил на эту реплику внимания и продолжил "лекцию":
   - Второй странный факт. Едва началось расследование в аэропорту, умер техник Мыльников, который обслуживал самолет перед вылетом. Здоровый молодой мужчина - и вдруг сердечный приступ.
   - Переживал - все так говорят, - рассудительно заметил Егор. - К тому же был выпить не дурак, я его знал неплохо.
   - Возможно, - Липкин кивнул. - Но теперь - в комплексе со смертью Толика и письмом Мариночки - этот факт еще сильнее настораживает. Если и у детектива сердце внезапно отказало... Думаю, я смогу выяснить результат патологоанатомического исследования.
   - Так Маринка все-таки видела Вована? - грубовато уточнил Егор - "Мариночка" из уст писателя его слегка раздражала.
   - Да, - подтвердил московский гость. - Сначала она услышала взрыв в горах, потом узнала о катастрофе из новостей, а рано утром к ней в окно постучал Французов. Сказал, что бог его вечером миловал. Якобы не понравилось ему лицо Пузыря, и что-то в сердце кольнуло - нельзя лететь. Теперь боится, что могут обвинить в гибели самолета. Причастность к международному скандалу ему не нужна. Спрашивал, может ли ее бабушка, так сказать, в деревне его спрятать. Он не знал, что Мариночкина бабушка умерла, а дом продали два года назад. Тогда он попросил взаймы двадцать тысяч рублей и исчез. Неделю назад Марина получила от Французова письмо - он назначил ей встречу за городом - накануне вашего прихода. Она съездила, но он не появился. Вот и все, что мне известно. Я попробовал уточнить, кто такой Пузырь, она не ответила. Видимо, уже уехала в лагерь.
   - Пузырь - это и есть Пашка Мыльников, тот самый техник, - пояснил Егор. - Он в параллельном классе учился, полным был. Вот и дразнили его Мыльным Пузырем. Но как из армии пришел - я его не узнал даже, куда только весь жир девался. Они с Вованом и Славкой сразу автомастерскую организовали. Дело у них отлично пошло. Пузырь с любой техникой на ты всегда был, все время какие-то новшества изобретал. Но десять лет назад из-за землетрясения их мастерская сгорела, и они разорились. Вован сразу куда-то исчез, а Мыльников в аэропорт устроился. Славка несколько месяцев помыкался безработным, а потом новую фирму открыл - по торговле мебелью. Зимой на вечере встречи рассказывал, что потом пять лет кредиты выплачивал, а теперь продать хочет, чем-то другим заняться. Но не знаю, дошли у него до этого руки или нет. С тех пор не контактировали.
   - Мариночка говорила, что фирму он выставил на продажу - незадолго до развода. Егор, как я понимаю, и вы, и Французов, и Чулков, так сказать, ухаживали за ней еще в школе... Может быть, запоздалая ревность у кого-то проснулась?
   - Да за ней полкласса бегали, - с вымученной улыбкой сообщил Егор. - Мы с Вовкой ее вдвоем из школы домой провожали, и в кино так же втроем ходили. Но потом подрались сдуру, и она сказала, что с такими идиотами больше дела иметь не желает. А Славка тут как тут - подсуетился. А как же - высокий, красавчик, спортсмен, а как он классно в ансамбле школьном пел и в самодеятельности играл! Поехал после школы в Москву - и в театральное сходу поступил. Но учиться не стал - трепался, что поступал из спортивного интереса, хотел доказать, что сможет. Актерской жизни он не хочет, бизнесом займется. Только восемнадцать стукнуло - они с Маринкой поженились. Какая ревность через столько лет, Леонид Львович!
   - Это как сказать... - задумчиво произнес писатель. - Парни из полиции рассказывают, в жизни порой такое случается, чего нашему брату литератору и в голову не придет. Да и сам кое-что помню из молодости по службе в прокуратуре. Впрочем, сейчас речь не об этом. Пусть полиция и следственное управление работают: их возможности, так сказать, несопоставимы с нашими. А мы должны разобраться, что же происходит вокруг вашего Французова и вычислить и его, и Мариночкиного сына. А для этого необходимо прежде всего собирать и анализировать факты. И делать это очень быстро: наверняка мальчик в беде. Давайте на скорую руку перекусим где-нибудь, потом съездим к Чулковым и в аэропорт.

* * *

   Егор не забыл, где жили Чулковы. Правда, дома оказалась только Славкина мать. Визит Егора с Липкиным ей явно не понравился, и она не пропустила гостей дальше прихожей. А именитому писателю пришлось даже выслушать пространную сентенцию:
   - Вот из-за кого, оказывается, Слава с Мариной развелись! Хорош, нечего сказать! Седина в бороду, бес в ребро. Вам в Москве, что ли, баб мало? А может, и к лучшему. Слава не покладая рук работает: то в Москву летает, то во Владивосток, то еще куда. Все для фирмы, все для Марины с Лешенькой. А она вздумала хвостом вертеть! Наверно, еще и этим занимались... как его... виртуальным...
   - Вы меня удивляете своими нелепыми подозрениями, Зоя Захаровна, - парировал Липкин. - Слава не разрешал Марине работать, ей хотелось чем-то себя занять. Начала писать рассказы. Сначала женские, потом детективные. Вот мы и познакомились на одном из литературных сайтов. Я был в жюри сетевого конкурса, заприметил ее работу, хотел пристроить в сборник. Наши беседы носили чисто литературный характер...
   - Другим сказки рассказывайте! Читателям своим! А я больше ни одной вашей книжки в руки не возьму!
   Она никак не могла угомониться, не давая Липкину вставить слово. А Егор почувствовал неожиданное облегчение - оказывается, Маринка вела с писателем только литературные разговоры. Может, насмешил он ее чем-то - Мариночку, блин... Как же все-таки глупо ревновать мертвую женщину!
   - Зоя Захаровна, - тихо сказал Егор. - Мы же пытаемся вашего внука найти, а вы сердитесь. Ответьте, пожалуйста, на вопросы Леонида Львовича, и мы поедем дальше.
   Липкин с благодарностью глянул на Егора, а Славкина мать действительно успокоилась:
   - Господи, и что я в самом деле... Может, Лешенька и вправду где живой. Спрашивайте, Леонид Львович.
   Зоя Захаровна рассказала, что сын на прошлой неделе улетел в Москву в очередную командировку. Прислал смс, что очень занят, поэтому постоянно отключает телефон. И с тех от него вестей не было - телефон постоянно недоступен. А позавчера его спрашивал товарищ по работе... Гости чуть не подпрыгнули от изумления, и Егор предположил (Липкин при этом одобрительно кивнул), что коллегу Славки знает, и детально описал Толика.
   - Все правильно, Егорка, - хозяйка кивнула. - Как ты говоришь: сухопарый, жилистый, общительный. И веселый очень - балагурил все время. Очень расстроился, что Славика не застал.
   Больше ничего существенного выяснить не удалось: про свой бизнес Славик родителям толком ничего не рассказывал.
   - Наша версия, так сказать, косвенно подтверждается, - заметил Липкин по пути в аэропорт. - Толик искал не только Французова, но и Чулкова. Боюсь, что и с Вячеславом могло что-то неприятное приключиться. Заметьте, Егор: позавчера вы с утра пили с Толиком пиво. Потом он поехал искать Вячеслава - и вскоре погиб при неясных обстоятельствах. А накануне вечером сгорел дом Мариночки... Вместе с ней... - Голос писателя при этом дрогнул. - В прошлом, в прошлом нужно копаться, чтобы понять настоящее!

* * *

   В аэропорту московский гость надолго исчез в крыле, где располагались кабинеты администрации. Егор немного побродил по зданию, потом еще часа два просидел в машине, рассылая по указанию Липкина через КПК в "Одноклассниках" сообщения о смерти Мыльникова всем, кого удалось найти. Наконец, писатель вернулся.
   - Я им сообщил, что работаю, так сказать, над новой книгой, - начал он неторопливо рассказывать в своей лекционной манере. - И даже обещал горно-эмский аэропорт изобразить в романе. После этого мне охотно устроили экскурсию и дали поговорить с людьми. Наконец-то я увидел видеозапись Французова. При регистрации он выглядел серьезным и сосредоточенным, ни с кем не разговаривал. На другой записи, где он только что вернулся с посадки, взгляд у него, так сказать, вообще отсутствующий. Чуть ли не пробежал через все здание и выскочил на улицу. В руках только дорожная сумка, багажа не было. Странно, конечно, для полета за границу. Удалось мне поговорить и о Мыльникове. Все как один утверждают, что это был техник, так сказать, от бога. Проблем по матчасти для него практически не существовало. Но при этом лентяй, делать карьеру не стремился, да еще постоянно, так сказать, срывался в запои. Другого бы давно уволили, но Мыльникова всегда оставляли. Ценнейший был кадр, несмотря на свои заскоки. Мне дали адрес его вдовы, поехали.

* * *

   Скромный домик Мыльниковых произвел на Егора тяжкое впечатление. Старая черная дворняга словно по обязанности разок гавкнула на непрошеных гостей, но при этом даже не вылезла из конуры. В глубине двора стояли два ящика, доверху набитые запылившимися пустыми бутылками и аптечными пузырьками из-под настоек боярышника и стручкового перца. Вдова Мыльникова Лена оказалась миловидной полноватой женщиной лет тридцати. Посетителей встретила довольно равнодушно, на вопросы отвечала односложно, постоянно наблюдая за беготней по дому трех мальчишек, старшему из которых на вид было около семи лет. Книгу с автографом Липкина она небрежно положила на тумбочку, даже не прочитав название. Зато мальчишки тут же принялись энергично листать подарок, но быстро утратили к нему интерес, не найдя картинок.
   Оказалось, Лена - вторая жена Мыльникова. Про первую она принципиально не хотела ничего знать. Про внезапно умершего мужа рассказывала дрожащим голосом и долго причитала, какой он был талантливый, но слабый духом и не приспособленный к жизни. Сколько друзей-приятелей на его талантах большие деньги сделали, тот же Славка Чулков, а его только поили в благодарность. А он еще и доволен был, что друзьям помогает. На сердце никогда не жаловался, откуда тот приступ только взялся... Дальнейший рассказ утонул в сплошных рыданиях, так что даже шаловливые пацаны на время испуганно притихли, а не выносивший женских слез Егор предпочел выйти во двор.
   Черная дворняга, уже выбравшаяся из конуры, даже не глянула в его сторону, зато глухо рычала на длинного молодого человека в черных очках. Тот с опаской косился на собаку и буквально просиял при виде Егора.
   - Паша, наконец-то! - обрадовано заговорил посетитель, протягивая руку. - Сколько хожу, приглядываюсь - только баба с пацанами все время дома. Соседей не стал спрашивать. Сам понимаешь, чего лишний раз светиться... И вот, наконец, дождался: смотрю, машина. Ты где пропадал?
   - В отпуск ездил, - осторожно ответил Егор.
   Незнакомец наклонился к лицу "хозяина" и тихо заговорил:
   - Ты Ваську Золотого помнишь? Которому в прошлом году бумажку рисовал?
   - Еще бы! - Егор уверенно кивнул.
   - Это он меня к тебе послал. Слушай, выручай. Нужен паспорт...
   Тут из домика выглянул Липкин и громко крикнул:
   - Егор, у вас в аптечке нет ничего, так сказать, успокоительного?
   Незнакомца в то же мгновение словно ветром сдуло - только калитка хлопнула. Егор выбежал следом, но парня в черных очках уже и след простыл. Егор сокрушенно вздохнул и открыл дверцу "семерки". В "бардачке" там всегда хранились таблетки пустырника для Верки, и Егор принес лекарство вдове.
   Через несколько минут та успокоилась и подробно рассказала о последних минутах Павла Мыльникова. Тому внезапно стало плохо за ужином. "Скорая" приехала через полчаса после звонка, но врачи уже ничего не смогли сделать. За несколько мгновений до смерти Мыльников слабо улыбнулся и смог произнести: "Принес же черт этого Рамзеса Ильича проклятого... Но я-то на хрена так разволновался..."
   - Именно так и сказал? - насторожился Липкин. - Уверены, что Рамзеса, а не Рамиреса?
   - Может, и Рапиреса, - не стала возражать Лена. - Не до него было...
   - Полиции это рассказывали?
   - Да. Они решили, что Паша бредил. Да и я точно раньше никогда про этого Рампоса не слышала.
   По дороге в гостиницу Липкин очень внимательно выслушал рассказ Егора про незнакомца в черных очках, долго молчал, а затем покачал головой.
   - Может быть, вам кажется, Егор, что мы блуждаем впотьмах. В чем-то вы правы. Но делать нечего, придется нам, так сказать, просеять горы пустой породы ради нескольких драгоценных зернышек истины. Сегодня мы узнали, что покойный Мыльников был мастером на все руки, не брезговал даже изготовлением фальшивых документов. Почти уверен, что это как-то связано с Французовым-Свирским. И еще меня чрезвычайно заинтересовал этот таинственный Рамирес-Ильич.
   - Так Ильич Рамирес Санчес, вроде, сидит - пожизненно, - неуверенно заметил Егор.
   - Понятно, что не он приходил к Мыльникову, - засмеялся Липкин. - Просто некто взял себе такое прозвище. Вот за моей дочерью, например, ухаживал одно время молодой человек по кличке Чикатило. Разве нормальный человек возьмет себе для псевдонима фамилию маньяка? Вот и таинственный Рамирес-Ильич тоже, наверное, себе на уме. Видимо, покойный его неплохо знал, если так разволновался... - Липкин замолчал на несколько секунд и задумчиво продолжил: - Стоп, Егор, тут мне насчет революционеров одна, так сказать, безумная идея в голову пришла. Вы изучали список погибших при крушении ИЛ-62?
   - Конечно! - Егор кивнул. - Вдруг кто из родственников и друзей разбился... Но судьба миловала.
   - И ни одной знакомой фамилии? - настаивал Липкин.
   - А, встретилась одна... Не то чтобы знакомый: в школе один раз у нас выступал на встрече с интересными людьми - Азимбек Джакупов. Жалко, что разбился. Занятный дядька! В Афгане воевал десантником. В нетрадиционной медицине шарил - как раз приехал в Горно-Эмск клинику открывать. И головастый очень. Пацаны все в восторге были, с раскрытым ртом его слушали. По-моему, Славка с ним даже переписывался какое-то время, всерьез парашютным спортом занялся. Честно говоря, я тоже не ожидал, что в Средней Азии такие мужики, как Джакупов, встречаются.
   - Какие? - уточнил Липкин.
   - Мы ж привыкли думать, что они там отсталые - скот пасут, да хлопок выращивают, - смущенно ответил Егор. - А Азимбек - совершенно европейский тип, широких взглядов. И на редкость умный - я уже говорил.
   - Не случайно он стал в своей стране видным деятелем оппозиции, - пояснил Липкин. - Даже претендовал на пост президента.
   - Не знал! - смутился Егор. - Как-то я в среднеазиатской политике не силен. Но не удивляюсь - личность, как сейчас говорят, харизматичная. Мог запросто. Уж не намекаете ли вы, что он и есть Рамирес Ильич? Но Азимбек Джакупов погиб! Кто же тогда приходил к Пузырю?
   - А парашют? - напомнил Липкин. - Вы же сами сказали - десантник.
   - Сомневаюсь. - Егор отрицательно покачал головой. - Леонид Львович, но тел на месте катастрофы обнаружено ровно столько, сколько продано билетов!
   - Может быть, кто-то пробрался на самолет "зайцем", - предположил Липкин. - Вдруг Французов его видел? И испугался. "Зайца", а не Пузыря... Значит так, Егор. Время уже позднее, отвезите меня в гостиницу. После ужина попробую через Интернет узнать как можно больше о Джакупове. У ФСБ, кстати, была версия, что с ним хотели расправиться политические противники. Но, повторю, не обнаружено никаких признаков теракта.
   Впервые за несколько дней Егор уснул более или менее спокойно, не представляя, какие неприятности ожидают его утром...
  

День пятый: КПЗ

  
   Егор сидел в кабинете следователя и ровным счетом ничего не понимал. Какой свидетель? Какие отпечатки пальцев? Опять у Егора, как позавчера в номере Толика, возникло ощущение, что все это происходит с кем-то другим...
   Утром в квартиру позвонил уже знакомый седоусый майор, вручил повестку и отвез Егора в следственное управление - едва удалось по пути позвонить Липкину.
   В кабинете знакомого уже следователя Карпа Петровича Егору предложили занять любое место рядом с двумя молодыми мужчинами плотной комплекции, и он встал посредине. Затем в кабинет вошел сгорбленный старичок и двое понятых. Карп Петрович объяснил, что проводится процедура опознания, и долго разъяснял всем ее участникам права и обязанности, о чем все потом добросовестно расписались.
   У старичка спросили, не видел ли он кого-то из трех мужчин. Тот подошел ближе, и Егор уловил стойкий запах перегара и аммиака.
   - Вот, ентот самый, - свидетель указал на Егора. - Вчерась был у дома, который горел потом. Я там в кустиках спал неподалеку. А в доме орали - мужик и баба. Разбудили. Баба особенно орала, но чего - не расслышал. Не обессудь, начальник. Перед пожаром он снова там шарахался. Только ушел - и заполыхало. Слышь, начальник, как насчет пивка? Участковый насчет этого парень добрейший...
   После подписания протокола начались совершенно безумные и дикие вопросы. Егор только монотонно бубнил в ответ, что ничего не знает и не понимает - и это была чистейшей воды правда.
   - Хватит уже отпираться, Егор Сергеевич, - мягко сказал следователь. - Взгляните на результаты экспертизы. Фрагмент отпечатка вашего пальца обнаружен на модели пистолета - зажигалке из дома Марины Чулковой. Можно сказать, чудом сохранился - на спусковом крючке. А пистолетик этот находился рядом с телом - предположительно гражданки Чулковой. Свидетель видел вас у дома Чулковой перед пожаром, слышал шум ссоры. Может, хватит ломать комедию? Расскажите все честно. Вы пытались добиться от женщины взаимности, узнав о ее разводе. Получили отказ, поссорились. И в отместку в состоянии аффекта подожгли дом. Не так ли? Подчеркиваю - в состоянии аффекта. В сочетании с чистосердечным признанием это дает вам большой шанс на смягчение наказания.
   - Да, я дотрагивался до зажигалки, но при Марине! - твердо заявил Егор. - Пистолетик тогда стоял в прихожей. А при разборе завалов - я ж сам видел - его извлекли вместе с телом из цокольного этажа.
   И он вновь принялся сбивчиво рассказывать про встречу с одноклассницей, честно глядя в глаза следователю. При этом с ужасом понял, что тот слушает совершенно равнодушно, словно Карпу Петровичу давно все стало предельно ясно, и от своей версии он не собирается отступать ни на шаг.
   - Значит, по-хорошему не хотите, - задумчиво произнес следователь по окончании жаркого монолога Егора. - Что ж, придется задержать вас для начала на сорок восемь часов для уточнения обстоятельств.
   Вскоре Егор, мало что понимая от охватившего все его существо ужаса, оказался в камере предварительного заключения в компании с веселым парнем лет тридцати. Тот назвался Ванькой по прозвищу Говорун и долго без умолку рассказывал про свои похождения по классической схеме воровской романтики от Доцента: напился - украл - в тюрьму. Егор немного успокоился: сосед оказался мелким воришкой, на вид вполне безобидным. Все-таки не злобный матерый уголовник, каких теперь почти в каждом сериале можно увидеть. Пришлось и Егору неохотно пояснить, почему оказался в КПЗ.
   Ванька слушал с живейшим интересом, а потом принялся жарко убеждать соседа, что его дело дрянь: посадят из-за того отпечатка как пить дать. Затем Говорун подробно рассказал, какую наколку предстоит для начала Егору сделать на зоне, и ударился в пространные рассуждения о значении и классификации татуировок в своем криминальном мирке. Для примера показывал картинки на своих руках и трещал буквально пулеметной очередью. Егору от его болтовни снова стало нехорошо. Внезапно Ванька замолчал на минуту, потом наклонился к соседу и тихо спросил:
   - Признайся, Гога, все-таки ты кокнул бабу и красного петуха пустил! Все равно по мокрому делу пойдешь. Тогда с несознанкой даже не дергайся, лучше колись следаку как на духу. Глядишь, срок скостят или вообще условно дадут, если по неосторожности ее грохнул или оборонялся.
   - Да пальцем я никого не трогал! - с досадой в который уже раз за день повторил Егор. - И ничего не поджигал.
   Ванька захохотал дребезжащим смешком, а через мгновение молниеносным движением выхватил откуда-то острую заточку и приставил к горлу соседа.
   - А ну, колись, падла! Я чё про тебя паханам звонить буду? - и передразнил плаксивым голосом : - "Не трогал, не знаю..."
   Егор на мгновение оцепенел, а потом вдруг почувствовал, как все его существо охватывает дикая злоба. За доли секунды в голове всплыли уроки покойного Толика, а внутри словно распрямилась какая-то пружина...
   - Ваське Золотому расскажу! - рявкнул Егор, вспомнив болтовню незнакомца у Пашкиного дома.
   Ванька вздрогнул, словно имя было ему знакомо, и чуть отодвинул заточку. Дальнейшее произошло почти мгновенно - Говорун явно не ожидал сокамерника такой прыти и даже не помышлял об обороне. Три удара, нанесенные с молниеносной быстротой, поразили его в самые уязвимые точки, и воришка кулем рухнул на пол со своей заточкой, хватая ртом воздух, словно выброшенная на берег рыба. А Егор изо всех сил замолотил по двери...

* * *

   Уже давно унесли на носилках Ваньку, обед до сих пор остывал на столе нетронутым, а Егора все еще била мелкая дрожь. Ну за что на него свалились такие испытания? Казалось, прошла целая вечность, прежде чем снова лязгнули затворы и заскрипела дверь. Егор втянул голову в плечи, ожидая увидеть очередного уголовника. Однако полицейский велел задержанному выходить и проводил того в комнату для свиданий. Там Егор с громадным облегчением увидел Липкина с незнакомым мужчиной. Оказалось, писатель уже нашел адвоката.
   - Мы решили вопрос - больше никого к вам сегодня не подсадят, - пояснил Липкин. - А к утру, надеюсь, добьемся вашего освобождения. Дело явно шито белыми нитками, но все равно потребуется некоторое время. Полагаю, кто-то здесь некритично относится к обстоятельствам дела. Хочет выслужиться. Думаю, у него это получится с точностью до наоборот. Когда закончим с поисками, позвоню замминистра насчет местных "рубанков".
   Вернувшись в камеру, Егор с аппетитом съел холодный обед, а после ужина забылся беспокойным сном.
  

День шестой: новые тайны и надежды

  
   Утром, сразу после завтрака, Егора действительно выпустили. Правда, извиниться никто и не подумал. Впрочем, Егора это особо не взволновало. Он забрал машину на стоянке и, не заезжая домой, отправился в гостиницу к Липкину.
   В номере в который уже раз споткнулся об порожек и зло выругался. Липкин укоризненно покачал головой и размеренно начал очередную "лекцию":
   - Понимаю ваше состояние, Егор. Вам пришлось многое испытать. - Но ваше задержание дало нам массу информации. Главное - мы на правильном пути, исследуя прошлое окружения Французова. Кто-то не поленился, так сказать, ловко подставить вас. Ваш отпечаток пальца на зажигалке - чистая случайность, легко объяснимая. А вот показаниям свидетеля, как оказалось, грош цена. Вечно пьяный дедок, который время толком назвать не мог, когда вас видел. Мы с адвокатом к нему ездили, потом организовали медицинское освидетельствование - старичок-то до сих пор полностью не протрезвел. Добавлял все эти дни. Но рассказал интереснейшие вещи. Он недалеко от Мариночки живет в жуткой хибаре - все пропил, что мог. В день пожара он с утра пил у аптеки с такими же алкашами разные настойки - это он помнит хорошо. До своего логова не добрался - уснул в кустах. Помнит, что просыпался и видел у Мариночкиного дома мужчину, слышал женскую ругань. В следующий раз проснулся уже от пожара. На следующий день к нему пришел участковый, щедро угостил пивом и показал фотографию - вашу. Дескать, не это ли мужик бродил у дома перед пожаром. И старичок вроде бы вас опознал. Участковый тут же велел ему идти в отделение полиции и оставил в хибаре презент - бутылку водки. Сам не пошел - некогда. Мы нашли участкового - он все это начисто опроверг. Так что пришлось следователю вас отпускать. Возможно, неизвестный недоброжелатель, переодевшийся потом в участкового, видел вас у пепелища или при посещении Марины. Насчет, так сказать, "подсадной утки" в вашей камере адвокат готовит ходатайство о проведении служебного расследования. Может, и не докажут ничего, но нервы им помотают немного. Думаю, это им только на пользу. Начнут делом заниматься, а то пошли по пути наименьшего сопротивления! Решили, что нашли, так сказать, лоха, который им сознается для отчетности. Кстати, Егор, Мариночка какого была роста? По-моему, довольно высокая. Следователь меня спрашивал, но я точно ответить не мог.
   - На физкультуре она у девчонок в шеренге первая стояла, - сообщил Егор. - Кажется, метр семьдесят шесть - семьдесят восемь.
   - Я краем уха услышал разговоры в следственном управлении, - сообщил Липкин. - Они что-то там уточнять собирались по скелету - маловат, что ли... Прикидывали, откуда пригласить еще одного патологоанатома.
   В этот момент запел телефон, и Егору стало дурно от голоса следователя:
   - Егор Сергеевич, вы приглашаетесь на опознание останков погибшей. Состояние здоровья не позволяет провести опознание ее родителям, а тянуть дальше некуда.
   - Господи, что там опознавать... - пролепетал Егор. - Кости одни и горелое мясо... Я ж видел.
   - Тем не менее процедура требует, - терпеливо пояснил Карп Петрович. - Если не опознаете, так и запишем в протоколе. Будет назначена еще одна экспертиза.
   Липкин тоже поехал с Егором. У морга переминался с ноги на ногу Иван Иванович Выгузов.
   - Ты уж прости нас, Егорка, - глухо сказал он, теребя пуговицы на рубашке, и Егор сразу вспомнил Маринкину бессознательную возню с пуговицей на халате. - Мать совсем слегла, а я один ступить туда даже боюсь. Славку так и не нашли - ни мы, ни сваты. Телефон до сих пор недоступен. Хоть ты помоги, поддержи...
   Через несколько минут Егор стоял перед изуродованными останками, а Иван Иванович не показывался из-за его спины. Егор пристально вглядывался в сохранившуюся на правой стороне черепа закопченную кожу. Как же он сразу не обратил на это внимания! Хотя что там поймешь в горячке... Он повернулся к следователю, и тот словно уловил немой вопрос в глазах Егора и неохотно пояснил:
   - Тело находилось в цокольном этаже - это вы точно подметили. Рядом стояла стиральная машина. Женщина упала боком на ворох мокрого белья. Поэтому кожа лица фрагментарно сохранилась.
   - Тогда это точно не Марина! - твердо сказал Егор. - Мне сразу показалось, что скелет по размеру не такой как будто. Но тут я могу ошибаться, а вот насчет лица - нет. Посмотрите, у этой женщины нет шрама!
   - Какого шрама? - из-за спины Егора вынырнул изумленный Иван Иванович.
   - Черт знает что! - раздраженно произнес Карп Петрович. - Так был у Марины Ивановны шрам на лице или нет? Тоже мне, отец!
   Иван Иванович смущенно потупил глаза. Оказалось, гордая Маринка по телефону ничего не сказала родителям о причине развода со Славкой. Те решили - блажь, рассердились на дочь и к ней давно не приезжали. Про шрам не имели ни малейшего понятия - о нем подробно поведал следователю Егор.
   Однако из морга Иван Иванович вышел другим человеком - одухотворенным, полным надежды. Не заковылял на остановку троллейбуса, а вызвал такси.
   - Мать хочу быстрее обрадовать, - рассказывал он Егору. - А то по телефону и не поймет. Господи, Егорка, жива, жива Мариночка наша! Наверное, просто спрятались где-то с Лешенькой, поджигательницы боятся. Не знают пока, что та сама себя казнила!
   - Такую рабочую версию тоже не стоит исключать, - серьезно заметил Липкин, машинально разглаживая бакенбарды. - Но, Иван Иванович, меня очень настораживает, что Марина до сих пор не дала вам о себе знать.
   - Значит, просто возможности нет! - бодро ответил Выгузов, садясь в такси. - Найдется!
   Липкин недоверчиво хмыкнул и повернулся к Егору:
   - Знаете, о чем я подумал... Скорее всего, таинственную женщину Мариночка, так сказать, сама прятала в доме. Вам долго не открывала, чтобы гостья успела скрыться в цокольном этаже. Думаю, это неизвестная курила в доме - вы почуяли запах дыма не от зажигалки. Кто такая? Мариночка мне ничего про нее не рассказывала. Значит, на то были веские причины. Еще одна загадка!
   - Леонид Львович, а как Марину-то искать будем? - со вздохом поинтересовался Егор.
   - Пока не знаю. Возможно, Иван Иванович прав: она сама скрылась, почувствовав опасность. Худший вариант - ее похитили. Другие пока не рассматриваем - Иван Иванович и тут прав. Полагаю, похитители будут добиваться от нее информации о Французове - им нет резона ее убивать. Вопрос: что ей действительно о нем известно? Кстати, какие-нибудь отклики на "Одноклассниках" на вашу информацию о смерти Мыльникова поступили?
   - Я без компа, если вы успели заметить...
   - Хорошо, подбросьте меня до отделения полиции и езжайте домой. Встретимся после обеда в гостинице.

* * *

   Однако дома Егор прежде всего отправился в душ - казалось, что после КПЗ весь покрылся липкой грязью. Потом захотелось взбодриться коньячком, но Егор удержался от соблазна - за рулем. Плотно отобедав, Егор мысленно воздал должное домашней еде в пику казенной. И лишь потом включил ноутбук.
   На сообщение о смерти Пузыря откликнулись лишь несколько человек, почти все - стандартными равнодушными соболезнованиями. Но одно сообщение от давно переехавшего в Москву Генки Беляева, одноклассника Мыльникова, оказалось очень любопытным: "Эх, жалко Пузыря! Не голова, а Дом Советов. Только вот жизнь короткой оказалась, да и сложилась так глупо... Я вчера Пашку помянул. Увижу Людку где-нибудь на фуршете, расскажу, пусть тоже помянет - она ж после развода так Мыльниковой и осталась. Ты, Егор, наверно не в курсе: она же на его разработках развернулась. Вот баба! Ничего из себя не представляет, зато умеет вовремя гаркнуть и всюду переть танком. Правда, болтали, что дела у нее в последнее время не фонтан. Очередной муж вроде бы ее крепко нагрел. Если правда, так ей и надо - за то что Пашку в трудный момент бросила, жизнь парню поломала".
   Через полчаса в гостинице Егор пересказал все это задумчивому Липкину.
   - Очень интересно! - заметил писатель. - Еще одна важная персона появилась в нашем деле. Но пока неясно, имеет ли Людмила отношение к остальным фигурантам - Французову, Чулкову и покойному Демидову. Тем не менее нужно узнать про нее как можно больше. Попробуйте вытянуть еще что-нибудь из этого Беляева.
   Егор написал Генке, чтобы дал о себе знать через эм-агент при следующем появлении в сети - нужно серьезно поговорить. Липкин удовлетворенно кивнул и сообщил:
   - Кажется, полиции удалось установить имя женщины, погибшей в доме Чулковой. Я поговорил по душам с тем усатым опером, который вас все время подставляет. Рассказал, что близко знаком с замом министра, которому поручено курировать чистоту органов внутренних дел. Сейчас у них очередной всплеск активности после случая в Казани.
   - Это когда над задержанным издевались с помощью бутылки? - вспомнил Егор. - А он умер...
   - Да, - подтвердил Липкин. - Товарищу майору сейчас ни к чему лишние неприятности из-за стукача в вашей камере и странного пьяного свидетеля. В общем, нашли мы общий язык - заявление о служебном расследовании адвокат пока не запустил в ход. А товарищ майор нам будет время от времени помогать, тем более я дал ему, так сказать, оперативную наводку от вас на Ваську Золотого с фальшивыми документами. Им это тоже весьма интересно, ибо, так сказать, персонаж сей в прошлом году бежал из мест не столь отдаленных. Получается, Пузырь помог ему сработать фальшивые документы. И, что не менее интересно, во втором году тот Васька Золотой и два его, так сказать, кореша проходили свидетелями в деле о пожаре в автомастерской Чулкова "Три товарища". Но - землетрясение, что тут скажешь. Если действительно Золотой сработал, удачно момент выбрал. И до сих пор от них не отстал. Кроме того, рассказал товарищ майор другую интереснейшую вещь - уже о делах, так сказать, не из седой старины. Пожар в доме Чулковых начался в районе стиральной машины. Воспламенились канистры - несколько порожних, одна с бензином. Это место сильно пострадало от огня, и до сих пор не определили источник возгорания: не то короткое замыкание в переноске для подключения стиральной машины, не то огонек сувенирной зажигалки. Огнеупорный сейф в доме - вы говорили, видели его на пожарище - должен выдерживать полтора часа горения помещения. Но то ли пожар дольше длился, то ли сейф был с изъяном. Документы, так сказать, сохранились, однако сильно пострадали. Их только сегодня удалось прочитать экспертам - частично, так сказать. Среди бумаг нет паспорта Мариночки и свидетельства о рождении Алексея. Значит, она уехала с документами - спокойно, без спешки. Следовательно, никакого похищения из дома не было. Оно случилось уже после их отъезда из лагеря. Зато в сейфе нашелся полный комплект на имя посторонней женщины: паспорта, диплом об окончании филологического факультета московского университета, документы миграционной службы. И женщина эта... Роза Джакупова!
   - Жена того самого Азимбека? - изумился Егор.
   - Дочь. Ей двадцать четыре года. В июне, так сказать, закончила учебу. В Горно-Эмск прилетела, судя по базе аэропорта, две недели назад. Ни в каких гостиницах не останавливалась. Полиция проверила. После расшифровки документов назначили генетическую экспертизу - биологические, так сказать, материалы Азимбека Джакупова у них сохранились. Но если наша версия верна, а Джакупов жив, непонятно, что они получат по результатам исследования... Да, а Вячеслав Чулков улетел в Москву неделю назад. Прибытие его обратно ни в аэропорт, ни на вокзал Горно-Эмска не зарегистрировано.
   В этот момент на дисплее ноутбука заморгал зеленый глазок эм-агента: в сети появился Генка Беляев. Вскоре он приветливо махал рукой с окошка на дисплее и широко улыбался:
   - Привет, Егорка! Сколько лет, сколько зим! А по фоткам и не особо заметно, как ты слегка полинял на черепушке и животного авторитета добавил - в смысле, брюшной пресс накачал вполне солидный. Не обижайся, я ж попросту, по-пацански! И что тебе Гекуба, то бишь Людка Мыльникова? Ты, по-моему, ее и не видел никогда.
   - Не видел, - согласился Егор. - Не пересекались с Пузырем наши пути-дороги после школы. Но зато вдову видел и кучу ребятишек. С хлеба на квас теперь перебиваются... - Липкин при этих словах удовлетворенно кивнул и показал Егору большой палец. - Может быть, с твоей помощью уговорим Людмилу оказать им помощь.
   - Сомневаюсь, что получится - хмыкнул Генка. - Не тот бабский тип, такую не разжалобишь.
   Он рассказал, что десять лет назад, еще до развода, Пузырь как-то по пьяной лавочке проговорился Генке: судя по всему, давно уже рогоносец, но вычислять соперника не хочет, без этого забот хватает. Их автомастерская крепко задолжала "крыше", какому-то Ильичу - видно, придется закрывать. Так потом и получилось. Пашка так и не понял, действительно ли пожар в мастерской начался из-за землетрясения, или "крыша" помогла... В общем, дело у "трех товарищей" (Чулкова, Мыльникова и Французова) лопнуло. Людмила почти сразу подала на развод. При этом ухитрилась оформить на себя патент на изобретение Пашки - универсальный и дешевый способ нанесения лаков и красок на любую поверхность. Простодушный Пузырь даже не попросил отступных за этот трюк. Людмила Мыльникова сразу после развода уехала из Горно-Эмска, благодаря патенту сама открыла автомастерскую сначала в Жуковском, потом расширила сеть и перебралась в Москву. Даже Славке Чулкову пришлось ей платить за использование универсального метода Пузыря в своей мебельной фирме.
   - Вот вернется Леонид Львович в Москву, - сказал Егор и развернул веб-камеру на писателя, - и выведет ее одной из персон в своем новом романе. Он к нам как раз приехал в творческую командировку - материал собирать. И не напишет "просим все совпадения считать случайными". Наоборот, укажет: прототипом этой противной проныры и скряги послужила Людмила Мыльникова. Но можно этого и не писать, если окажет помощь семье бывшего мужа...
   И Генка, и Липкин потом долго смеялись. Едва закончился виртуальный диалог, Липкин с помощью Егора кинулся искать в сети информацию о Людмиле Мыльниковой. Правда, насобирать получилось немного. К числу светских львиц она не принадлежала и вниманием таблоидов не пользовалась. Ее короткие интервью изредка мелькали на сайтах деловых изданий, но мало что говорили о личности бизнесвумен. Но все-таки искали не зря.
   - Смотрите, Леонид Львович! - воскликнул Егор, указывая на серию снимков, сделанных для репортажа об одной из мастерских Мыльниковой. - Марина вам показывала Славкины снимки? Видите, это он рядом с Людмилой!
   Фотография, сделанная прошлым летом, оказалась очень любопытной. "Видный ***ский политик господин Азимбек Джакупов очень доволен работой мастерской госпожи Мыльниковой", - гласила подпись внизу. Действительно, упомянутые персоны с лучезарными улыбками позировали на фоне "Мерседеса", а на заднем плане Славка в шикарном костюме стоял рядом с миловидной девушкой азиатской внешности, очень похожей на Джакупова. Та держала в руке тонкую сигарету и с улыбкой смотрела не в камеру репортера, а на крепкого высокого молодого красавца-мужчину.
   - Нет, Мариночка мне его не показывала, - Липкин сразу оживился. - Вот значит он какой, Слава Чулков! Жаль, не выбрал в свое время театральную стезю. С такими данными в роли героя-любовника имел бы большой успех. И не пришлось бы со всякими "крышами" типа "Ильича" Джакупова или Васьки Золотого мучиться. Видите, и в Москве нашел Чулкова ваш Азимбек! Я прочитал про Джакупова вчера более подробно. Как я вам уже говорил, это довольно значительная, так сказать, политическая фигура в своей стране. Родился в шестьдесят первом году. Срочную служил в Афганистане, в десанте - вы в курсе. Еще прослужил там три года сверхсрочником. В Москве потом учился на химфаке. В годы перестройки прославился у себя в республике как врач, так сказать, нетрадиционной медицины - вы тоже в курсе. Но Джакупов быстро оставил практику. Передал все клиники ученикам, а сам только стриг купоны. Давно уже стал лидером радикальной оппозиционной партии. Два года назад ее сторонники устроили вооруженный мятеж в одной из провинций. Джакупов тогда избежал наказания: сумел доказать, что повстанцы якобы действовали вопреки его воле. По делу о мятеже были осуждены несколько десятков человек. На следующий день после гибели Джакупова в авиакатастрофе они устроили бунт в тюрьме. В провинции на родине Джакупова его сторонники провели митинги и демонстрации.
   - И что это нам дает? - поинтересовался Егор, у которого сразу кругом пошла голова.
   - Еще одну версию, - вздохнул Липкин. - Что Французов как-то связан, так сказать, с большой политикой.
   - Вовка? - Егор даже рассмеялся. - Скорее поверю, что он брачный аферист. К тому же девушка - если это и вправду Роза - пряталась у Марины.
   - Ее мог попросить об этом Французов - под таким большим секретом, что она даже мне ничего не сказала.
   - А если сам Славка? - предположил Егор. - Судя по пленительной улыбке очаровательной Розочки, они очень даже знакомы.
   - Вы намекаете, что Чулков и Джакупова - любовники? - ухмыльнулся Липкин. - Это бы многое объяснило: и страсть Вячеслава к московским командировкам; и легкость, с которой он развелся с Мариночкой. Но чтобы жена, даже бывшая, зачем-то прятала любовницу мужа... Не верю!
   - Маринка очень гордая, - напомнил Егор. - Могла пересилить себя и сказать что-то вроде: "Я выше мелких обывательских дрязг! Любовница или нет - девушка в беде. Надо помочь".
   - Ого! - изумился Липкин. - Егор, вы делаете успехи. Скоро меня, так сказать, подсидите уже как молодой талантливый писатель - с таким-то пониманием человеческой души. Кстати, о чужих душах-потемках. Читал я недавно любопытные рассуждения немецкого психолога Кристофа Мёллера. Он обратил внимание, что ряд маньяков не имели аккаунтов в "Фейсбуке". В их числе норвежский террорист Андерс Брейвик и американец Джеймс Холмс, который, помните, в июле расстрелял зрителей в кинотеатре Авроры на фильме о Бэтмане. Мёллер выстроил теорию, что отсутствие профиля в "Фейсбуке" может свидетельствовать об асоциальном характере личности человека - таких полиции следует заранее брать на заметку. К слову, многие работодатели тоже внимательно изучают страницы в социальных сетях потенциальных сотрудников. Бывает, кандидатов без профиля даже не рассматривают: дескать, такой человек или что-то скрывает, или асоциален. А представьте, сколько интересного о подозреваемых и свидетелях могли бы накопать в Интернете Шерлок Холмс, Эркюль Пуаро, мисс Марпл! Уж от них бы никто не скрыл своих потаенных помыслов и совершенных преступлений...
   - Как у Чапека в "Эксперименте профессора Роусса", - вставил свое слово Егор. - Поговорил бы яйцеголовый бельгиец с Людкой Мыльниковой, посмотрел ее куцый профиль, проанализировал возникшие ассоциации и сделал вывод: "Мадам, вы жадная дура, не случайно муж-альфонс вас обчистил. А он сейчас расслабляется с вашими денежками в Таиланде, а голые красотки делают ему тантрический массаж...
   - Ну и ассоциации у вас, Егор! - засмеялся Липкин. - У Мариночки, кстати, профиль тоже бедненький. Говорила, некогда им заниматься. А вот у Розы Джакуповой, только сейчас открыл - настоящий кладезь мыслей. Давайте поступим так. Поужинаем в ресторане и разделимся. Вы как знаток женской психологии внимательнейшим образом, так сказать, под микроскопом, исследуете страничку Розы Джакуповой. А я попробую прошерстить сайты, так сказать, желтой прессы. Где-то ж я читал про неуловимого брачного афериста. Настало время отделить, так сказать, зерна от плевел в байках покойного Толика. После ваших таиландских фантазий появилась у меня мыслишка: а не послала ли сыщика Демидова госпожа Мыльникова? Если да, то зачем?
   Липкин на мгновение замолчал и вдруг запел приятным баритоном:
   - Все равно, что за снегом идти в Африку,
   А за новой книгой стихов - в мебельный...
   И уныло просить со слезой в голосе
   Адрес господа бога в бюро справочном...
   Все равно, что ругать океан с берега
   За его невнимание к твоей личности...
   Все равно, что подснежник искать осенью,
   И, вздыхая, поминки справлять загодя...
   Все равно, что костер разводить в комнате,
   А гнедого коня в гараже требовать...
   И упорно пытаться обнять облако,
   И картошку варить в ледяной проруби...
   Все равно, что на суше учить плаванью,
   а увесистый камень считать яблоком...
   Все равно, что от курицы ждать лебедя...
   Так однажды решить, будто полностью,
   Разбираешься в женском характере... - Липкин прокашлялся и пояснил: - Так сказать, вечные мысли, Роберта Рождественского. Композитора, увы, не могу вспомнить... А исполнял сие как-то на "Песне года" Иосиф Кобзон.
  

День седьмой: безутешный и несчастный...

  
   - Задали ж вы мне задачку, Леонид Львович! - со вздохом рассказывал Егор на следующий день в номере Липкина. - У Розы куча виртуальных друзей. В форуме ее по каждому поводу и без повода писали - поздравляли, обычно стишками, да еще со всякими смайликами, цветочками и вензелями. И Роза всем аккуратно отвечала - тоже стишками, явно собственного сочинения. Тоска зеленая! В общем, я чуть не свихнулся. Мне за вредность молоко причитается... Из-под бешеной коровки. Шучу, Леонид Львович. Хотя - какие там шутки. После авиакатастрофы Роза молчала полтора месяца. Последняя запись, без всяких вензелей, сделана накануне пожара: "Спасибо всем, кто разделил мое горе. Только начинаю приходить в себя после смерти папы". У меня есть кое-какие хакерские программки, проверил ай-пи адреса. Эта запись сделана с Маринкиного компа - железобетонно.
   - Значит, погибшая почти наверняка Роза Джакупова,- подытожил Липкин. - Итак, Егор, нашли вы что-нибудь достойное внимания в этих, так сказать, тысячах тонн словесной руды?
   - Да. В общем, двигался я по Розиному форуму от лета к весне, потом к зиме и добрался до дня святого Валентина. Все там про любовь да про любовь, куча пожеланий. И Роза в ответ написала:
   О, мой любимый, мой мечтатель!
   Порви же с прошлым наконец!
   Умчи, Робур-завоеватель,
   Меня в Гранитный свой дворец!
   - И что? - недоуменно спросил Липкин.
   - Так это будто про Славку написано, Леонид Львович! - с жаром пояснил Егор. - Я сразу вспомнил: он класса с третьего романами Жюля Верна бредил. Все их перечитал и нам на переменах пересказывал. Они с Вовкой мечтали свой Гранитный дворец в горах найти. И что властелином мира хочет стать, как Робур-завоеватель, Славка тоже хвастался. На пятилетии выпуска я над Вовкой прикольнулся с тем дворцом, а он серьезно так сказал, что и вправду нашли. Правда, сильно поддатый тогда был.
   - Очень интересно! - оживился писатель. - Возможно, и Розе Чулков рассказывал те же байки, задурил голову девчонке. Наверное, вы правы: не случайно Роза так нежно смотрит на Вячеслава на снимке. Видимо, он зря времени не терял в своих московских командировках. Кстати, появилась у меня одна мысль. Давайте-ка я позвоню в офис госпожи Мыльниковой.
   Разговор оказался коротким. Секретарь усталым голосом сообщила Липкину, что хозяйка больна, ее заместитель на выезде, а господина Чулкова (тут в ее голосе появилось некоторое раздражение) она не видела уже несколько месяцев.
   - Значит, Славка и вправду врал Марине про эти командировки? - предположил Егор.
   - Видимо, - заметил Липкин. - Он летал в Москву не по делам, а к Розе. Очень хотелось бы мне узнать от него про тот Гранитный дворец. Может, и вправду нашли они с Французовым какую-то пещеру, а теперь тот там скрывается... Егор, поищите телефон автомастерской, где сделан фоторепортаж.
   Через минуту Липкин позвонил туда, удивленно присвистнул и сообщил Егору:
   - Чулков и там давно не был. Но самое интересное другое. Мастерская принадлежит теперь мужу Людмилы Мыльниковой. Угадайте, как его зовут!
   - Неужели Владимир Французов? - в свою очередь изумился Егор.
   - Почти. Олег Свирский!
   - Выходит, Вован и вправду брачный аферист?
   - Не совсем. Я нашел все-таки статью, только не в "МК", а в женском журнале. Это интервью девушки, работавшей раньше в частном детективном агентстве. В статье оно не называется, но почти наверняка речь идет о конторе покойного Толика Демидова. Туда последовательно обратились три состоятельные женщины. Их действительно не интересовали потерянные деньги, они умоляли вернуть сбежавшего "принца". Девушка предупреждала читательниц об опасном обаятельном проходимце под разными фамилиями - Нарчис, Колыванов, Степанцов. По описанию это явно не Французов: таинственный альфонс высокого роста и красив. Просто Толик для убедительности объединил специально для вас разные истории в одну.
   В этот момент у Егора запел телефон.
   - Привет, Егорка! - послышался грустный голос Славки. - Я только из командировки, а мои старики такого рассказали... - по голосу чувствовалось, что Чулков просто потрясен. - Говоришь, есть соображения? Марина, может быть, жива? Неужели? Конечно же, обязательно помогу! Ждите, мчусь к вам в гостиницу!
   Примерно через три четверти часа Славка буквально влетел в номер Липкина, словно не заметив высокого порожка. Писатель довольно сдержанно поздоровался с гостем, пристально разглядывая молодого мужчину. Тот выглядел мрачнее ночи.
   - К бывшим тестю с тещей по пути заехал, - со вздохом пояснил он. - Места себе не находят. Ужас! Хотя Иван Иваныч вроде и бодрится после опознания. И полиция, конечно, их успокаивает: ни в больницах, ни в моргах Маринки с Лешкой нет. Но я ума не приложу, куда они могли деться. Егорка, Леонид Львович, если и вправду что-то знаете, помогите!
   Он с таким отчаянием посмотрел в глаза писателю, что тот смягчился.
   - Если вы так дорожите Мариной и сыном, почему, так сказать, подняли на нее руку? - тихо спросил Липкин.
   - Сам не пойму, как получилось, - Славка опустил глаза. - Дурак пьяный, не сдержался... Уже сколько себя казнил за это!
   - А почему Марина прятала вашу любовницу Розу? - в голосе Липкина зазвучал металл. - И кто из них вам в конце концов дороже?
   Славка не ответил. Он отошел к окну и долго стоял, скрестив руки на груди. Потом повернулся, и Егор увидел в его глазах слезы.
   - Я только сейчас узнал про Розу... - с трудом произнес Славка. - Когда Иван Иваныч рассказал, что у сгоревшей женщины не было шрама... Ее жизни угрожала опасность - от политических противников отца... А вон как получилось - все равно не уберег девчонку... Не мучайте меня, ладно? Я и так готов был себя пополам распилить, когда между ними разрывался... Хоть бы Маринку теперь спасти...
   - Вы давно виделись с Французовым? - мягко поинтересовался Липкин.
   - Несколько месяцев назад в Москве. Он там у Людки Мыльниковой работал, первой жены Пузыря. Егорка, не помню, ты с ней знаком?
   - Нет.
   - Ну и ладно, немного потерял. Я приехал к ней один контракт расторгнуть, а Вован там околачивался, маслеными глазами Людку пожирал, - Славка коротко хохотнул. - Ну и ладно, думаю, хоть на Маринку теперь перестанет пялиться... А зачем он вам?
   - Возможно, он спрятал Марину там, куда вы приглашали Розу - в вашем Гранитном дворце, - осторожно сообщил Липкин, пристально глядя Славке в глаза.
   - Неужели? - тот мгновенно оживился, просиял. - Откуда вы знаете?
   - Гипотеза, но проверить ее не помешает.
   - Конечно, конечно, - тут же согласился Славка и энергично закивал. - Нашли мы с Вованом одно местечко, в десятом классе когда учились... Но мне и в голову не пришло ничего подобного! Я ж понятия не имел, что Вован в Горно-Эмске. Он же десять лет сюда носа не показывал!
   - Из-за Рамиреса-Ильича, что ли? - несмело спросил Егор.
   - А это ты откуда знаешь, Егорка? - еле выговорил Славка, и в глазах его читалось величайшее изумление. - Ну, ты даешь, Шерлок Холмс доморощенный! Я тебя уже боюсь! Да, это из-за Вована мы перед Ильичом провисли, будь он неладен!
   - А Ильич сейчас в Горно-Эмске? - поинтересовался Липкин.
   - Надеюсь, что нет. Я с ним лет пять рассчитывался, с тех пор не видел. Шептали пацаны, что уехал куда-то. И слава богу!
   - Он приходил к Мыльникову, - сообщил писатель. - Не то хитро отравил вашего Пузыря, не то просто спровоцировал своим появлением сердечный приступ.
   - Да вы что! - Славка схватился за голову, и лицо его посерело. - Тогда Вовану точно нужно было залечь на дно! Он-то Ильичу до сих пор должен, потому и на десять лет в Москву упылил.
   - Хм, а Ильич, так сказать, не Джакупов разве? - поинтересовался Липкин, пристально глядя на Чулкова.
   - Да вы что! - возмутился Славка.- Азимбек был честнейший мужик.
   - Это со своей-то нетрадиционной медициной? - Липкин сморщился, словно отведал чего-то кислого.
   - Вы зря так, Леонид Львович, - укоризненно сказал Славка. - Азимбек блестяще знал химию и народное лечение травами. А вся эта сопутствующая колдовская шаманская мишура - для легковерных. Народ же у нас в двадцать первом веке, как в каменном - суеверен и темен. Траволечение, плюс самовнушение - с харизмой Азимбека они давали отличный результат. Ни один ученик и близко к уровню Джакупова не подошел. Хотя клиники еще работают.
   - А Васька Золотой? - не сдавался Липкин. - Он не Ильич?
   - Ого! - Славка посмотрел на писателя с уважением. - Вы в такое осиное гнездо у нас успели забраться... Золотой - мелкий рэкетир. Он сам Ильичу платил, шестерил перед ним. Ильич - это совсем другой уровень. Не удивлюсь, если он под чужим именем сейчас преспокойно служит в доблестных правоохранительных органах. Но очень надеюсь, что он разделался только с Пузырем и слинял отсюда.
   - Судя по пожару и исчезновению Французова и Марины с сыном - вряд ли, - заметил Липкин. - Одна, так сказать, надежда Французова - ваш Гранитный дворец. А про Мариночку не знаю, что и думать... Дай бог, если ваш Вован действительно ее там спрятал.
   - Мариночку? - лицо Славки потемнело. - Это такой у нее был литературный псевдоним?
   - Оставьте уже свои нелепые подозрения, Вячеслав, - жестко парировал Липкин. - Не время и не место. Где ваш Гранитный дворец?
   - Поехали, покажу - вздохнул Славка.

* * *

   Однако с поисками Гранитного дворца возникла заминка до самого обеда. Позвонил следователь, и Егору пришлось сначала заехать в отделение внутренних дел. Там ему показали несколько фотографий. На одной Егор опознал парня, который хотел заказать Мыльникову фальшивые документы, ссылаясь на знакомство с Васькой Золотым.
   Километрах в сорока от Горно-Эмска Славка велел Егору сворачивать на проселочную дорогу. Проехали километра два по пожелтевшей августовской степи, а затем начались сопки, густо поросшие тайгой. Еще километра через три дорога завела в узкое ущелье и закончилась небольшой площадкой на берегу неширокого ручья. Связи здесь не было, и телефоны оставили в "бардачке", чтобы случайно не выпали при подъеме. Славка повел Егора и Липкина по горной тропе вверх на сопку. Взбирались долго, петляя по тайге, пока не вышли к еще одному ущелью с чрезвычайно крутыми обрывами.
   - Ни фига себе, землетрясеньице поработало! - воскликнул Славка. - Было ж нормальное ущелье, а теперь что? Смотрите, вот эта груда камней - бывшая скала. Наверное, рассыпалась от землетрясения, а следом оползень...
   Липкин и Егор молча смотрели на образовавшуюся из ущелья пропасть. Она имела вид более или менее равнобедренного треугольника с дамбой-основанием длиной метров сто и двумя другими сторонами по двести, а глубиной метров пятьдесят. На дне ее образовался пруд.
   - Боюсь, вход в наш "дворец" на склоне завалило, - озабоченно заметил Славка.- Но если Вован и вправду здесь, должен был расчистить. Где же тот чертов лаз? Замаскирован, что ли?
   Он нагнулся, внимательно разглядывая крутой склон. Егор тоже разглядывал обрывы - нигде ни лаза и даже ни кустика. Слишком круто. На дне - кучи камней и отдельные исполинские глыбы.
   - Слушайте, я, кажется, лажанулся... - смущенно признался Славка. - Давно здесь не был, а местность после землетрясения изменилась. Похоже, мы не туда свернули и пришли к другому ущелью, похожему. Нужно вернуться и поискать еще раз. Со второй попытки точно найдем. Или все-таки здесь?
   Он нагнулся над пропастью, но вдруг качнулся и скользнул вниз. Каким-то чудом успел выкрутиться и схватиться обеими руками за край пропасти. Липкин с Егором бросились ему на помощь, пытаясь вытянуть за руки. Славка уже наполовину выбрался, уперся о край локтями, но вдруг сделал неловкое движение и случайно подсек своих спасителей. Егор с ужасом ощутил, что летит вниз. Через две секунды он больно ударился о склон, со страшной скоростью покатился вниз и потерял сознание.
   Очнулся, почувствовав ледяные брызги на лице. Егор открыл глаза и увидел окровавленного Липкина в порванной одежде. Писатель пригоршнями набирал воду из пруда и плескал на Егора. Где-то высоко-высоко стоял Славка и внимательно смотрел вниз.
   - Живы? - крикнул он. - Слава богу! Держитесь там, я за подмогой!
   Неожиданно где-то наверху послышался грозный окрик:
   - Стой, падла! Руки вверх! Слава яйцам, нашелся! Вот будет подарочек Ильичу!
   Но Славка не послушался - он метнулся куда-то от края пропасти и мгновенно исчез из поля зрения. Сухо треснула автоматная очередь, послышались крики. Над пропастью склонился здоровяк в камуфляже и без раздумий выстрелил вниз из автомата. Пули взметнули несколько облачков пыли в полуметре от Егора, и тот в одно мгновенье, забыв о боли, метнулся под прикрытие крупной каменной глыбы. Липкин тут же оказался рядом и тяжело задышал.
   - Золотой, тут еще двое каких-то фраеров! - послышалось сверху.
   Вновь послышалась стрельба, но теперь пули не могли причинить никакого вреда двум спутникам. Егор нагнулся, подобрал увесистый камень и мрачно произнес:
   - Пусть только спустится! Я за юношескую сборную Горно-Эмска в баскетбол играл - башку ему вмиг раскрою!
   - Хлыщ, оставь их, никуда не денутся! - послышался повелительный голос сверху. - Чулка вперед надо брать, кажись, я его зацепил.
   Стрельба прекратилась, но Егор и Липкин не спешили покидать убежище - бандиты могли схитрить.
   - Вы как себя чувствуете? Кости целы? - спросил Липкин.
   - Кажется... А я этого Хлыща морду только сегодня видел,- злобно сообщил Егор. Следователь показывал фотографию в числе прочих. Наверное, все это банда Золотого.
   Лишь через полчаса они рискнули выбраться из-за каменной глыбы. Сверху никто не дежурил. Видимо, бандиты до сих пор преследовали Славку. У обоих спутников болело все тело, синякам и ссадинам не было числа, но обошлось без серьезных повреждений - упали на песок. Тем не менее Липкин сильно хромал на правую ногу, а Егор разбил левый локоть, так что рука плохо действовала. Еще с полчаса приходили в себя и отмывали кровь.
   Попытались выбраться вверх, однако склоны оказались слишком крутыми, к тому же метров на десять вверх от пруда - песчаными. Уцепиться там было не за что, и Липкин с Егором со своими ранами раз за разом скатывались обратно, словно насекомые в ловушке-воронке муравьиного льва. Подняться же по отвесным гранитным склонам скалы, перегородившей выход из ущелья, было и вовсе невозможно без специального снаряжения.
   Обессилевший Егор сел на песок и молча смотрел на пруд и стекавшие в него ручейки от нескольких родников. Липкин устроился рядом, задумался на несколько минут потом заговорил:
   - Вот что, Егор, Гранитного дворца здесь нет, но, так сказать, озеро Гранта имеется. У него имеется сток под скалой - когда сверху местность изучали, я заметил вполне приличный ручей. Толщина дамбы - метров пятьдесят. Давайте поищем, где тут вода вытекает.
   Не без труда прошли они сотню метров по нагромождению камней у склонов рухнувшей скалы до противоположного берега пруда. Там действительно оказался водоворот и слышалось громкое журчание. Егор разделся и без колебаний нырнул в прозрачную ледяную воду. Водосток обнаружился на полутораметровой глубине - довольно причудливой формы, но вполне достаточного размера, чтобы там мог проплыть человек. Вынырнув, Егор, стуча зубами, рассказал об этом Липкину. Писатель вновь погрузился в размышления.
   - Думаю, стоит рискнуть, - медленно произнес он. - Пятьдесят метров течением нас пронесет максимум за полминуты. Теперь уподобимся другим персонажам Жюля Верна - Матиасу Шандору со товарищи в Фойбе. Готовы?
   - А если проход сузится? - с опаской спросил Егор.
   - Вот что я придумал: давайте порвем одежду, сделаем из нее что-то вроде каната, привяжем к валуну - будет страховка на всякий случай. Тормозить, цепляться за стены - и по канату обратно.
   Две рубашки и двое брюк превращали в своеобразный канат около часа. Ножа ни у кого не оказалось, "надрезы" кое-как делали ключом, а потом отрывали полоску ткани. Бумажники и обувь замотали в полиэтиленовый пакет, оказавшийся в заднем кармане Егора.
   - Я поплыву первым, - решительно заявил он писателю. - Вдвоем нам в "трубе" будет трудно развернуться, если что. И какой смысл вам нырять, если у меня не получится?
   Они крепко привязали "канат" к камню. Егор еще раз осмотрелся, словно прощался с белым светом навсегда, и резко нырнул в пруд. От ледяной воды сковывало суставы, а в водостоке очень быстро стало темно. Егор сжимал в руках спасительный канат и пакет, положившись на силу течения. Раза два Егора больно стукнуло головой о верхний свод "трубы", но вскоре впереди просветлело, отверстие расширилось, и он смог даже вынырнуть и глотнуть живительного воздуха. Послышался рев низвергающейся воды, и Егор вместе с холодным потоком рухнул с двухметровой высоты. К счастью, водопад успел вымыть достаточно глубокую "чашу", и Егор не стукнулся о дно. Через мгновение он, тяжело дыша, выбрался из мини-пруда и оцепенел от ужаса: на человека внимательно смотрел бурый медведь с крупной извивающейся горной форелью в зубах. На правой передней лапе зверя светлела проплешина. И вновь, как при драке с сокамерником, Егор почувствовал, как в глубине души поднимается волна злобы. Он бросил пакет, схватил два камня и принялся громко стучать ими, заорав что есть силы на хозяина тайги. Медведь, бросив рыбину, пустился наутек.
   Минуты через две водопад принес Липкина. Рачительный писатель, отдышавшись, подобрал медвежью добычу и положил в пакет. Обувшись, Липкин с Егором в обход сопок побрели искать обратный путь. Автомобиля на площадке у ручья не оказалось - видимо, угнали бандиты. Пришлось пробираться пешком по грунтовой дороге через сопки и степь. Комары безжалостно жалили двух почти обнаженных мужчин, у которых уже не осталось сил даже чертыхаться. Когда добрались до трассы, стало уже темнеть.
   Однако там измученных путников ждал сюрприз. Здесь бандиты бросили машину - очевидно, не рискнули ехать без документов и поймали попутку. Телефонов в "бардачке", конечно, не оказалось, но все остальное было цело. Видимо, Золотой и Хлыщ открыли дверцу и завели автомобиль отмычкой.
   - Может быть, даже Пузырь смастерил им какую-то универсальную штуковину, - рассудил Егор, вставляя ключ в замок зажигания. - Леонид Львович, даже не верится, что еще утром мы были у вас в номере. Ощущение, что месяц назад.
   Через час добрались до квартиры Егора. Быстро привели себя в порядок, и хозяин подобрал для писателя более или менее подходящий костюм. Брюки, правда, пришлось подкатать. Липкин настоял на том, чтобы быстро перекусить бутербродами и без ужина сразу ехать в гостиницу.
   Администратор был несколько удивлен при виде Липкина.
   - А господин Зурашвили передал от вас записку, что вы уезжаете на несколько дней, но номер просите за собой оставить...
   - Он очень любезен, - с важным видом кивнул Липкин. - Но поездку пришлось отменить - попали, так сказать, в небольшую аварию, видите, мы все в ссадинах. Записочку мою верните, чтобы она вас больше не смущала. Я, кстати, не запомнил номер господина Зурашвили. Мы как-то к нему заходили, но на цифры не обратил внимания.
   - Триста пятый.
   - Точно, вспомнил. Он же, по-моему, давно там живет.
   - Да уже месяца полтора.
   Липкин с ошеломленным Егором поднялись на третий этаж. Оба ноутбука в номере писателя так и стояли на столе. Липкин облегченно вздохнул и шепотом произнес, поднеся палец к губам:
   - Слава богу, Ильич не успел сюда добраться! Боюсь только: вдруг он уже в Гранитном дворце...
   - Почему вы так решили... - начал было Егор.
   Липкин отчаянно замахал руками, вновь поднеся палец к губам, и Егор тоже перешел на шепот:
   - И вообще, кто такой Зурашвили? Вы ничего о нем не говорили.
   - Понятия не имею! Но, судя по тому, что он слишком много знает, не исключено, что сам Ильич. Не исключено, что он установил в номере "жучки" и был в курсе нашего расследования и планов - поэтому на нас напали в тайге.
   Писатель открыл шкаф, пошарил в сумке и извлек одну из своих книг. Раскрыл ее, и Егор с изумлением увидел пистолет в специально вырезанной нише.
   - Газовый! - шепотом пояснил Липкин. - Идемте!
   В коридоре Егор вполголоса поинтересовался:
   - Что со Славкой делать? Нужно же звонить в полицию...
   - Придется рискнуть и не звонить, - вздохнул писатель. - Он все-таки знает местность, мог уйти. Если нет - нам ему уже не помочь. Помните, он намекал - Ильич может оказаться и в правоохранительных органах. Позвонив туда, можем оказать Чулкову медвежью услугу.
   Липкин вполголоса проинструктировал Егора, и оба отправились к дежурной по этажу. Писатель передал ей форель в пакете и попросил утром подать уху в номер, а пока положить рыбину в свой холодильник, чтобы его рано утром не беспокоили в номере. Он так волновался за сохранность улова, подкрепив беспокойство пятисотенной купюрой, что женщина с улыбкой тут же понесла пакет в каптерку. Липкин засеменил рядом, а в это время Егор стянул запасной ключ от триста пятого номера...
   Жилище таинственного Зурашвили находилось в другом крыле третьего этажа - вне поля зрения дежурной. Липкин тихо открыл дверь, и они с Егором аккуратно ступили в номер. На столе у ноутбука и принтера при свете луны блеснули почти пустая бутылка коньяка и фужер, а с кровати раздавался громкий храп. Высокий молодой человек спал прямо на покрывале, одетый и обутый, отвернувшись к стенке. Липкин, не вынимая руки из кармана, включил свет, и спящий тут же развернулся и открыл глаза, с необычайным изумлением глядя на неожиданных гостей. Егор сразу узнал его, хотя незнакомец во время их случайной встречи у дома Мыльникова был в черных очках. Зато сегодня у следователя Егору показали снимок этого типа.
   - Ничего себе... - разочарованно протянул Егор. - Эта мелкая сошка и есть Зурашвили?
   - Что это мелкая? - возмутился парень. - Я тебе не сявка какая-то! Знал бы, что ты стукачок, получил бы ты тогда перо в бок...
   - Значит, я уехал на несколько дней, - ухмыльнулся Липкин. - Как ты так ловко мой почерк подделал, дефективный?
   Парень громко рассмеялся. Он с минуту катался по кровати, потом медленно поднялся, не переставая хохотать. Липкин и Егор не сводили с него глаз. Рука бандита потянулась к бутылке коньяка, и в то же мгновение Липкин выхватил пистолет из кармана.
   - Отставить! - по-военному рявкнул писатель.
   - Что ж вы даже чуть-чуть поправиться не даете... - пробормотал парень.
   И вдруг он молниеносным движением схватил со стола ноутбук и стукнул по пистолету. Оружие отлетело в угол, а Егор бросился на незнакомца. Тот резко отпрянул, изо всех сил ударил ноутбуком об стену, швырнул искореженный прибор в нападавшего, а сам выскочил на балкон. Егор с Липкиным метнулись следом, но было уже поздно. Оттолкнувшись от перил, уголовник допрыгнул до расположенной в двух метрах от балкона водосточной трубе, через мгновение скатился на землю и исчез в темноте.
   - Все-таки упустили... - разочарованно протянул Липкин. - Вот ведь ловкач! Егор, вы сможете восстановить информацию из ноутбука?
   - Попробую. Но только дома - там у меня стационарный комп и все программы.
   Они тщательно обыскали номер "Зурашвили", но не нашли ничего особенного, кроме своих телефонов. Навели порядок, заперли дверь, и Егор положил ключ на место у мирно спавшей дежурной. Сил у обоих почти не осталось. С жадностью съели все скудные припасы Липкина, и Егор ушел спать на кушетку в первой комнатке.
  

День восьмой: прояснение

  
   Утром им действительно принесли в номер замечательную уху из форели. Завтраку воздали должное, однако самочувствие обоих детективов-любителей оставляло желать лучшего: натруженные мышцы болели, многочисленные ссадины и расчесанные комариные укусы воспалились. Егор еле шевелил левой рукой, а писатель после купания в ледяной воде постоянно кашлял.
   Тем не менее после завтрака сразу поехали к Егору. Писатель вновь погрузился в дебри Интернета, а Егор занялся восстановлением данных из ноутбука "Зурашвили". Провозился с хитрыми программами до самого обеда, почти всюду приходилось взламывать пароли. Правда, многие файлы и некоторые программы так и остались недоступными, но и восстановленного вполне хватило, чтобы у Егора буквально волосы встали дыбом.
   - Смотрите, Леонид Львович, какая хитрая программка - явно Пузырь руку приложил. По отсканированным образцам почерка копирует руку человека - преобразует из вордовского файла. Принтер у него в номере суперский, напечатал под вас записочку - не отличишь от настоящей. Администратор же не будет ее под микроскопом рассматривать. А вот записи с "жучков": наши с вами разговоры, мой треп с Маринкой... Как вы только догадались ночью!
   - Так он и узнал про Толика, - резюмировал Липкин. - А разговоры детектива есть?
   - Всего один файл, давайте послушаем.
   Егор включил воспроизведение и вздрогнул, услышав голос покойного. Тот жестко чеканил фразы, словно это был другой человек, а не тот весельчак из самолета: "Люда, в вашем Горно-Эмске что-то мутное творится. Чулков, оказывается, свою мебельную мастерскую закрыл и выставил на продажу. Народу там нет, только сторож. Старики Чулковы утверждают, что их сынок в Москве в командировке. Я влез в сеть аэропорта и вокзала - он действительно не возвращался, разве что на машине. Но вряд ли, скорее - опять самолетом, но под очередным псевдонимом. Нутром чую - он здесь. Потому что Розочка его сюда прилетела. Видимо, где-то с ней милуются. Ничего, девчонка она приметная, быстро разыщу! По Французову тоже есть перспективы. Вовремя этот лох Егор в Москве оказался, правильно ты меня на "Одноклассниках" сориентировала. Завербовал его в лучшем виде, должен Маринку Чулкову раскрутить насчет Французова. Кстати, органы от тебя с ним отстали? Вот и ладушки, не вздумай им проболтаться - пусть и дальше голову ломают насчет своего липового Свирского. Все, до связи".
   Егор смущенно покосился на Липкина, но тот оставался серьезен.
   - Не принимайте близко к сердцу, для них все лохи, - сказал писатель. - Оказывается, совсем не случайно Толик оказался рядом с вами в самолете. И в Москве сайты вокзалов и аэропортов взломал, наткнулся на одноклассника Чулкова и Французова... А из дома Марины еще файлы есть, кроме вашего с ней разговора?
   - "Жучок" он всего за несколько дней до моего визита поставил.
   - У нас пока нет времени все прослушивать. Давайте быстренько пробежимся по первому и последнему дню. Наверняка аппаратура в гостинице была включена заранее, а запись пошла с момента, когда "Зурашвили" тайком выложил "жучок". Давайте!
   "... она в такси сидит, - послышался Славкин голос. - Марина, будь человеком! На меня тебе наплевать, но девчонку хоть пожалей! Отец ее в катастрофе погиб, родни почти не осталось. Их противники мечтают весь род Джакуповых окончательно добить, даже здесь ее найти могут. А я через несколько дней получу деньги и отвезу ее в Америку". "Свои проблемы решай сам!" - ответила Марина ледяным тоном. Но через четверть часа интенсивных переговоров сдалась - в обмен на отказ бывшего мужа от всех претензий на часть дома - хватит с него и автомобиля.
   - Не подозревал, что у Мариночки такая железная хватка! - изумленно прокомментировал Липкин. - А теперь включайте день пожара.
   Егор с удивлением услышал, как Славкины бывшая жена и любовница весело болтали - за несколько дней то ли и вправду подружились, то ли обе искусно притворялись. "Ты бы поменьше курила, Розочка, - участливо предупреждала Марина. - Посмотри, уже зеленая вся". "Потому что без солнца все время в подвале сижу, - отшучивалась Роза. - Тяжко мне очень, Мариша, до сих пор. Еще и Славик резину тянет. То Гранитные дворцы предлагал, а теперь... Как тут без сигареты?" "Меня тоже один воздыхатель в Гранитный дворец недавно приглашал! - засмеялась Марина. - У трепачей мысли сходятся! Ладно, я поехала, не скучай!" "Давай я тебе все перестираю, пока ты в лагере будешь, - предложила Роза. - Хоть отвлекусь немного".
   Вечером в свое бывшее жилье вдруг нагрянул Славка и был крайне озадачен, что Марина еще не вернулась, и несколько раз переспросил Розу, не звонила ли хозяйка. А потом влюбленные поссорились. Началось все с пустяка. "Устала я тут взаперти сидеть, - вздохнула Роза. - Хоть бы свой хваленый Гранитный дворец показал вечерком..." "Да какой там дворец! - раздраженно ответил Славка. - Придумали мы сами себе с Вованом сказку еще школьниками. Вон на той горе почти у вершины нашли пещеру, но туда невозможно попасть, слишком узкий вход. И вообще, у меня других дел по горло".
   Тогда Роза начала упрекать Славку, что до сих пор не забрал ее из подполья и не отвез в США, как обещал. Тем более через неделю уже Лешка вернется из лагеря - наверняка мальчик где-нибудь проболтается, что у них тайно живет чужая женщина. Славка в ответ огрызался, что человек, который должен ему огромные деньги, до сих пор не рассчитался. Роза ничего не желала слышать. У девушки началась истерика. Славка тоже раскричался в ответ. "Вот и уходи к своему должнику! - сквозь слезы провизжала Роза. - А мне еще белье нужно стирать!" Послышался топот. "Куда ты пистолет потащила, дуреха! - закричал Славка. - Другой зажигалки нет, что ли? Аккуратнее, там полно пустых канистр из-под бензина осталось! Ладно, пока! Завтра загляну, когда ты успокоишься".
   В доме стало тихо. Егор несколько раз прокручивал запись вперед, и вот через полчаса после ухода Славки раздался сдвоенный хлопок, потом послышался приглушенный женский крик, а через несколько секунд наступила мертвая тишина...
   Потрясенные Липкин и Егор несколько минут молчали.
   - Какая нелепая смерть! - произнес наконец Егор. - Наверное, с психу не подумала и швырнула окурок в те самые канистры. Бедная девочка!
   - Нет, Егор, это не несчастный случай, - заметил Липкин. - Это искусное убийство. Зурашвили - будем пока называть его так - внимательно выслушал, как влюбленные ссорились. Он отлично знал, что Роза курит в подвале. Вскоре или он сам, или кто-то из боевиков Васьки Золотого подошел к дому Мариночки... Вы говорили, окошечко приоткрыто, стиральную машину у канистр отлично видно. Прокрутите этот сдвоенный хлопок помедленнее и усильте звук... Слышите? Сначала тихий хлопок, потом взрыв. Похоже, выстрелили в окошко из пневматической винтовки - Розе в руку. Пожар потом уничтожил следы удара и свинцовую пульку. Зажигалка упала и воспламенила пары из пустой канистры.
   Потом Зурашвили в полицейской форме изобразил участкового и нашел старичка-алкаша, чтобы подставить вас. Тот смутно слышал и разговор Мариночки с вами на повышенных тонах, и перебранку Чулкова с Розой. Толком ничего не видел, все спутал спьяну, а Зурашвили показал ему вашу фотографию и убедил, что в обоих случаях тот люмпен-пролетарий видел вас. Из рапорта Толика Людмиле Мыльниковой понятно, почему и Чулков, и Мыльникова активно ищут Французова. Надо полагать, Вовка присвоил все деньги, которые им на пару с Чулковым удалось обманом вытянуть из Мыльниковой. Узнал про эти деньги и Ильич-Зурашвили и счел их своими. Толика убрал и, так сказать, ликвидировал Пузыря. Зачем - предстоит еще разобраться. Одно более или менее понятно: в обоих случаях использовано какое-то снадобье, имитирующее остановку сердца. Наверняка из арсенала Азимбека Джакупова. По утверждению Чулкова, он не Ильич. Значит, Ильич - кто-то из ближайшего окружения Джакупова. Хотя... Есть у меня версия, но нужно ее еще проверить. На чем я, так сказать, остановился? Ах, да, на мотивах ликвидации Мыльникова.
   - А я уже понял, - вздохнул Егор. - Просто в голове не укладывается, Леонид Львович, ужас какой-то! Взгляните на этот файл... Схема устройства очень сложная, но все тут правильно. Левый пассажир ИЛ-62 мог с этой коробочкой вмешаться в управление самолетом. А сам выпрыгнул на парашюте - Пузырь обеспечил его возможностью открыть сзади багажный отсек.
   Четверть часа Липкин изучал схемы, потом схватился за голову и долго молчал. Затем пристально посмотрел на Егора.
   - Вы молодец! - с уважением произнес писатель. - Народный хакер не хуже Толика. Большая удача работать с таким помощником! Но, сами понимаете, теперь это, так сказать, уже не наше дело.
   Он достал телефон и набрал номер:
   - Майор, хоть ты этого не заслужил ни грамма, но тебе со мной сказочно повезло. Хочешь рубануться по полной?..

* * *

  
   Правда, "рубануться" у седоусого майора получилось не сразу. Схемы самолета и компьютерная графика поначалу не произвели на него никакого впечатления. Но когда он наконец после разъяснений Егора разобрался, что речь идет о том самом ИЛ-62, глаза майора загорелись. Охотно подтвердил, что причиной смерти Толика действительно определен сердечный приступ, как и у Мыльникова. Предложил пока не уезжать из города - наверняка им обоим скоро придется давать пояснения уже в ФСБ.
   - Вот ведь как бывает, - заметил писатель по пути в гостиницу. - Сами того не ожидая, раскрыли тайну крушения самолета. Ильич-Зурашвили теперь вряд ли сбежит от нашего правосудия. А вот четверку пропавших мы с вами до сих пор не нашли. И где же тот чертов дворец?..
   До гостиницы оставалось метров пятьдесят, когда Егор вдруг резко развернул автомобиль и погнал его в сторону восточной окраины Горно-Эмска.
   - Что случилось? - недоуменно спросил писатель.
   - Леонид Львович, я все понял! - закричал Егор. - Вот уж эврика так эврика! Помните, Славка сказал, что в пещеру у вершины горы нет доступа. До меня сейчас дошло: из их дома было видно только Столбун-гору. Значит, пещера там! Я же был на месте катастрофы. Там, где самолет в гору врезался, появились несколько свежих трещин в породе. Наверняка и вход в ту пещеру тоже открылся! А Марина сказала Розе, что один воздыхатель недавно тоже звал ее во дворец. Наверняка Вован! Они точно там!!!
   - Получается, это вы Холмс, а я Ватсон, - смущенно произнес Липкин, разглаживая бакенбарды. - Дай бог, чтобы вы оказались правы! Интересно, догадался ли об этом Зурашвили, слушая разговоры в доме Чулковых? Видимо, нет, иначе он не гонялся бы в тайге за нами и, так сказать, Чулковым, - писатель при этом почему-то ехидно улыбнулся.
   За городом Егор еще быстрее погнал машину на восток, но Столбун-гору, казавшуюся такой близкой, словно постоянно отодвигали к горизонту сонмы невидимых подземных исполинов. В полукилометре от Чернокаменки федеральное шоссе резко сворачивало к северу, а к реке вела грунтовая дорога. До Столбун-горы было уже рукой подать, но Егор повернул на юг и повел автомобиль по областной дороге.
   - Слишком бурная река, вброд не перебраться, - пояснил он писателю. - Если бы Зурашвили в нее попал, об камни бы разбило, тем более в темноте. Наверное, он просто парашют в воду с берега бросил.
   Километров десять проехали до моста. Судя по объявлению и скоплению техники на берегу, мост был закрыт несколько дней для ремонтных работ, а открылся буквально несколько часов назад.
   - Другой мост далеко? - поинтересовался Липкин.
   - Километрах в трехстах отсюда, а до Столбун-горы тогда крюк все четыреста километров будет. Местность тут малозаселенная.
   - Вот почему Зурашвили до сих пор не добрался до Гранитного дворца, - догадался писатель. - Даже если он сделал правильные выводы из слов Мариночки о воздыхателе, просто не захотел идти дальним сложным путем. Ждал окончания ремонта. Мы невольно заставили его активизироваться.
   "Семерка" по мосту быстро пересекла ущелье, на дне которого бурлила могучая горная река. Потом двигались на север по грунтовой дороге на правом берегу Чернокаменки. Километров через шесть и она свернула на восток. Пришлось оставить автомобиль и шагать дальше по таежной тропе. И вот наконец Липкин и Егор вышли к Столбун-горе. Каменная громада уходила ввысь примерно на полкилометра, а гранитные колонны весьма прихотливых форм, но чем-то напоминавшие столбы, словно мешали ей рухнуть в Чернокаменку, ревевшую у подножия горы. Метрах в ста под вершиной на обрыве чернело обширное пятно сажи, еще не смытое дождями, - место, в которое врезался злополучный ИЛ-62. У берега сохли вытоптанная трава и кусты, а где только возможно на обрыве были прикреплены разноцветные букеты и венки. Со стороны, противоположной реке, гора имела наклон примерно сорок пять градусов и поросла тайгой до самой вершины.
   На восхождение по извилистым тропам Егору с Липкиным потребовалось больше часа. Еще полчаса они методично обходили вершину по спирали, опускаясь с каждым витком метров на десять. Постоянно приходилось продираться сквозь кустарник, но ничего похожего на пещеру на пути не попадалось - только ямы и неглубокие трещины.
   - Если бы она была заметной, ее бы обнаружили задолго до Французова и Чулкова, - приговаривал Липкин. - Тщательно нужно все осматривать, очень тщательно!
   Увы, сентенции писателя не помогали - ничего похожего на пещеру не попадалось. Через полчаса поисков, продираясь через очередные заросли кустарников, Егор вдруг почувствовал запах разлагающегося мяса.
   - Неужели мы опоздали? - прошептал Липкин. - Егор, пройдите, пожалуйста, вперед, я не смогу сегодня смотреть ни на чей труп...
   Стиснув зубы, Егор двинулся на запах, с каждой секундой становившийся все сильнее. А через пять минут бодро окликнул Липкина:
   - Леонид Львович, подходите, все в порядке! Это не человек!
   Они набрели на тушу косули, прикрытую валежником. Внутренности лесной козы были уже съедены, а мясо наполовину разложилось.
   - Мишка деликатес себе подготовил, - догадался Липкин. - От этого места нужно держаться подальше, а то сами превратимся в обед косолапого. Около туши он уже вряд ли вас испугается.
   - Как знать... - Егор пожал плечами. - Медведи, в принципе, пугливы. Видел по телевизору, как белых полярники гоняют - стучат в железки. А когда человек на снегу сидит, медведь принимает его за нерпу и нападает сзади. Главное, не убегать от зверя - он инстинктивно будет преследовать вас, как добычу.
   - Согласитесь, любых опытов с медведями, так сказать, в дикой природе лучше избежать, - назидательно заметил Липкин. - Нечего нам тут больше делать, хотя... Смотрите, Егор, а мишка не дурак: замаскировал добычу около пруда. Наверное, тут у него водопой. Пойдемте, глянем!
   Однако писатель задержался на несколько минут, прикрепив к стволам трех деревьев метрах в пятидесяти от падали с помощью шипов дикого терновника бумажки из блокнота. На каждой Липкин нарисовал стрелку с указанием направления движения и написал: "Могила друзей".
   - Ничего не понимаю! - удивился Егор.
   - На всякий случай, - туманно пояснил Липкин. - Пойдемте же к пруду!
   Они двинулись напролом через кусты и вскоре оказались на небольшом плоском "пятачке" у впадины диаметром метров двадцать. От площадки по обрыву над заполненной дождевой водой ямой тянулся карниз из мелкого камня.
   - Егор, я тут, так сказать, на всякий пожарный покараулю, а вы проверьте тот свеженький карниз, - предложил Липкин. - Сдается мне, там камешки обвалились совсем недавно.
   Егор осторожно прошел по насыпи. Камни постоянно выкатывались из-под ног и падали в воду. У конца мини-обрыва Егор выделялась огромная куча свежих веток лещины. Сердце учащенно забилось. Раскидав ветки, Егор увидел в скале трещину, поднимающуюся на несколько метров по крутом склону под углом. Верхняя часть, очень узкая, шириной не больше двадцати сантиметров, вся поросла травой. А вот в низу пролома недавно образовалось довольно обширное отверстие чуть больше метра в диаметре.
   Егор облизал вмиг пересохшие губы, опустился на четвереньки и проник в лаз. Включил предусмотрительно захваченный из "бардачка" фонарик и медленно пополз по узкому туннелю. Метров через семь проход расширился, и Егор смог встать во весь рост. "Интересно, что тут за дворец Вован со Славкой разглядели через щель? - подумал он. - Вот фантазеры!"
   Туннель повернул почти под прямым углом, и в его конце, метрах в десяти от себя, Егор увидел слабый свет. Преодолев остаток пути за несколько секунд, Егор оказался в довольно просторной пещере, оборудованной под своеобразную квартиру. На раскладном столике стояли фужеры, бутылки с шампанским и коньяком, ваза с фруктами и красный ночной светильник. Справа от столика на раскладушке безмятежно спал мальчик лет двенадцати, в котором Егор, вспомнив фотографию в доме Марины, узнал Лешку Чулкова. Слева стояла ширма, а за ней обнаружился застеленный двуспальный надувной матрас. У гранитной стены пещеры, накрытый до самых ушей, тихонько похрапывал Вовка Французов. Правой рукой он обнимал за голую спину Марину. Длинные русые волосы молодой женщины разметались по подушке, одеяло сползло, и на Егора бесстыдно смотрела умопомрачительной красоты изящная обнаженная попка...
   Словно раскаленная спица прожгла сердце Егора, и он буквально задохнулся от ревности. "Правильно Толик покойный эту гору обозвал", - промелькнуло в голове. Егор развернулся, сел за столик и, не думая о том, что ему еще вести автомобиль, налил себе коньяку и залпом осушил фужер, потом второй. Закусывая, захрустел яблоком и негромко запел:
   - В пещере каменной нашли источник водки, и стадо мамонтов паслось на сковородке...
   - Дядя, а вы кто? - послышался тихий детский голос.
   - Дед Пихто! - грубо ответил Егор. - Эй, рота за ширмой, подъем! Французов, Свирский или как вас там! Вы арестованы! Не фиг по чужим паспортам жениться и доверчивых женщин обирать!
   - Егорка, ты вообще того-с? - мгновенно возникший у столика Вовка в спортивных брюках красноречиво покрутил пальцем у виска. - Ты как нас нашел? Давай выпьем за встречу! Десять лет же не виделись!
   - С тобой что-то не хочется, - мрачно откликнулся Егор и повернулся к вышедшей из-за ширмы Марине.
   Та была уже в халате и тапочках и недовольно смотрела на неожиданного гостя.
   - Чего надо? Нигде от тебя покоя нет!
   - А родители твои все слезы выплакали! - язвительно сказал Егор. - Совсем стыд потеряла!
   - Дурак ты, Егорка! - хмыкнула Марина. - Вовка в город два раза выбирался - в гриме. За продуктами. И маме с папой записку мою вчера передал. А телефоны мы давно выключили, чтобы твой Толик или Ильич не подслушали - ему Пузырь какую-то хитрую аппаратуру успел смастерить.
   - Так кто этот проклятый Ильич? - раздраженно спросил Егор.
   - Понятия не имею, - вздохнул Вовка. - С ним только Славка имел дело.
   - А тебя-то Славка почему ищет, аж землю роет? Розе говорил про должника - мы поняли, что это ты...
   - Бедная девочка! - вздохнула Марина и поднесла платок к глазам. - Какая глупая смерть! Сколько раз я предупреждала ее, чтобы не курила около тех канистр!
   - Славки, может, тоже уже нет в живых, - сообщил Егор и коротко рассказал о нападении банды Золотого у пропасти.
   Лицо Марины перекосилось, и спустя мгновение из глаз ее хлынули слезы. Вовка попытался ее обнять, но она нервно отмахнулась и убежала за ширму.
   - Да хоть бы он и сдох, тот Славик! - злобно сказал Вовка. - Лапшу вешал на уши - Ильич, Ильич, замочит... Как бы он нас в Москве достал? Тем более Славка откуда-то мне паспорт чужой притащил. Пузырь там фотку переклеил. Стал бы Ильич того Свирского искать? А я ж верил поначалу... Работал у Людки почти десять лет, как проклятый, а Славка мне только на прокорм оставлял - остальной заработок типа на долги Ильичу шел. Может быть, теперь я просто все недополученное вернул!
   - Вот ведь как получается, - грустно сказал Егор. - Думаешь, что знаешь человека всю жизнь как облупленного, а он, оказывается, с двойным или тройным дном... Мои друзья- одноклассники - прожженные аферисты.
   - Да пошел ты со своей моралью! - разозлился Вовка. - Да, кинул я Славку, да, скрылся с деньгами в этой пещере. И не вздумайте с вашим писакой нам с Маришкой мешать!
   - А ты бы полегче насчет писаки! - гневно сказала вернувшаяся из-за ширмы Марина и вытерла слезы. - Леонид Львович свое состояние честно заработал, а ты друга обокрал, хоть и паскудного!
   - А вот и не подеретесь! - нашел в себе силы пошутить Егор и вновь задохнулся от ревности, вспомнив спящую голую Марину в объятиях Вовки.
   В этот момент из туннеля отчетливо, как из слуховой трубки, послышался сухой треск.
   - Стреляют! - встрепенулся Егор. - Марина, вы с Лешкой оставайтесь на месте или... Тут есть запасной выход?
   - Нет, - вздохнул Вовка. - Чувствую, добрался до нас Ильич - теперь или грудь в крестах или голова в кустах. Пошли, Егорка!
   Они пробрались к выходу из пещеры и осторожно выглянули из замаскированного лаза. Сквозь ветки, надежно скрывавшие наблюдателей, хорошо просматривались пруд и поляна. Там не было видно ни одной живой души, но со стороны медвежьего запасника слышался треск ломаемых веток - кто-то пробирался на "пятачок". Липкин, видимо, услышав выстрелы, спрятался где-то в кустах.
   И вот в зарослях показался высокий мужчина в камуфляжной форме - толком разглядеть его за листвой не получалось. Увидев тропинку, протоптанную Егором и Липкиным, он мгновенно натянул на лицо маску и выскочил на поляну, держа наготове автомат. На спине его просматривался ранец, плотно прикрепленный к груди, пояснице и бедрам широкими лентами - все той же камуфляжной расцветки. Похоже, он разглядел следы писателя, потому что решительно двинулся в заросли с поднятым автоматом.
   Оттуда послышался свист, а через минуту на поляну вышел Липкин с поднятыми руками. Он что-то сказал незнакомцу и кивнул в сторону лаза. Ответил ли тот писателю, не было слышно. Однако Липкин с поднятыми руками медленно пошел по карнизу вдоль пруда, а человек в камуфляже следовал за ним, подталкивая дулом в спину. Когда до входа в пещеру оставалось метров десять, Липкин вдруг споткнулся и рухнул лицом вниз. При этом успел крикнуть: "Вот ведь баскетболисты чертовы!"
   Однако Егор и без подсказки давно уже держал в руке увесистый камешек. В одно мгновение ветки отлетели в сторону и Егор, словно распрямившаяся пружина, выпргнул из лаза. Липкин лежа успел лягнуть человека в камуфляже в колено, тот качнулся и не успел нажать на спусковой крючок - камень вонзился бандиту в лоб...
   Еще несколько мгновений - и Егор с Вовкой и Липкиным скрутили и связали незнакомца в форме, который все еще был без сознания. Егор сорвал с нападавшего маску и изумленно воскликнул:
   - Славка!
   - А вы до сих пор не догадались? - невозмутимо спросил Липкин, вытирая дрожащими руками пот со лба. - У меня первые подозрения появились вчера утром. Все, кроме персонала, спотыкаются в этом номере об порожек, когда первый раз заходят. Я не исключение. А Вячеслав прямо влетел - легко и непринужденно. Почти наверняка он был у Толика и уже знал особенности номера. И каким-то образом угостил детектива снадобьем из арсенала покойного Джакупова - чтобы смерть естественной выглядела. Впрочем, Чулков мог оказаться просто очень наблюдательным и ловким, так что данное, так сказать, обстоятельство - не доказательство. Но - информация к размышлению. Следующее. Может быть, он действительно мог спутать два ущелья. Но потом-то мы узнали, что Гранитный дворец - на вершине Столбун-горы. Такая ошибка могла быть только намеренной. Так что вся эта стрельба у пропасти - розыгрыш. Для нас. Убивать он нас тогда не планировал, просто отвлечь. Не ожидал, что мы выберемся так скоро. Он бы за это время добрался до Гранитного дворца и исчез с деньгами под именем Зурашвили, Нарчмса, Колыванова, Степанцова или еще каким. А мы должны были сказать, что он, видимо, убит.
   Тут Липкин повернулся к Вовке:
   - А как Мыльникова все-таки узнала, что вы Французов?
   - Случайно, уже после свадьбы. На лирику ее вдруг пробило, Стукнуло в голову одноклассников Пузыря поискать. А у Генки Беляева на страничке куча фотографий и нашего класса, везде расписано, кто есть ху. Узнала, зараза! Пришлось резко рвать когти.
   - Аферу с вашим фиктивным браком на Мыльниковой и отчуждением мастерских разрабатывал Чулков?
   - Точно, он. Я в этих махинациях ни хрена не петрю; какую лапшу Славка Людке на уши вешал, понятия не имею. Мое дело было жениться и бумажки подписывать, которые он приносил. Как я понял, под залог этих мастерских какие-то кредиты мы оформили и обналичили.
   - А что он сам не женился? Опыт-то гигантский! - ухмыльнулся Липкин.
   - То-то и оно - засветился со своим передовым опытом в каком-то гламурном журнальчике, баба с детективного агентства в откровения пустилась. Не захотел больше рисковать - ведь описание его довольно похожее дали. Слушайте, а почему я вам все это рассказываю?
   - Потому что скоро здесь будут представители наших доблестных правоохранительных органов и от меня во многом зависит, разрешить вам сбежать или представить вас пред их светлые очи чистеньким, аки агнец божий. Что касается описания Чулкова в том журнале, оно довольно расплывчатое. Просто у страха глаза велики. Это напоминает мне хрестоматийную историю с французским художником Домье - в его абстрактных карикатурах чиновники-прощелыги узнавали себя сами... Что вы должны были делать с этими деньгами?
   - Дернул меня черт так вляпаться... - вздохнул Французов. - Славка все в наличку перевел, в том числе накопления от прошлых похождений. Доллары в ленты зашили, я ими обмотался под одеждой с головы до ног. Как Славик сейчас - тоже, поди, тайники уже заготовил. Должны были лететь мы с Азимбеком - ему-то нельзя было никак рисковать, поэтому меня взяли вьючным ишаком. Там бы Азимбек со мной рассчитался - и я бы вылетел обратно. Мне их революции малиновые и фиолетовые даром не нужны. Это Славка Азимбека всю жизнь вылизывал, хотел при нем типа как премьером стать - когда Джакупов станет президентом. Славка должен был следующим рейсом лететь - через несколько дней. Короче, обошлось все: Пузырь там что-то нахимичал с аппаратурой, отключил на секунду, и я через кольцо и рентген в аэропорту спокойно прошел.
   - Почему же не полетели? - удивился Липкин. - Вся ФСБ ломает голову. Чем вас так лицо Мыльникова напугало?
   - Вы просто то лицо не видели! - серьезно сказал Вовка. - Стоит около шасси с отверткой, взгляд абсолютно пустой, ничего не выражающий. Куда-то смотрит вдаль тупо-тупо... Мне аж жутко стало - представил, что он там что-то отвинтит, шасси при посадке отвалится - и кранты. Я сделал вид, что самолет осматриваю, пока толпа по трапу поднимается, подошел к нему, спрашиваю: "Паша, ты чего такой мутный?" А он шепчет: "Вован, вали лучше отсюда!" Тут я окончательно решился Славку кинуть - до этого еще колебался. Думал в тайге в зимовье переждать - там их нукеры меня не нашли бы. Но не успел даже до моста через Чернокаменку доехать - увидел, как на Столбун-горе самолет бабахнулся. Чуть в обморок не грохнулся, как красная девица... Ведь мог там оказаться!!!
   - А зачем деньги у Марины брали?
   - Да черт тех хакеров знает! Надавил бы Славка на Пузыря и вычислил меня по номерам купюр или рублевой карточке... Я сначала в зимовье прятался, потом вот наш Гранитный дворец нашел - там новые трещины пошли. Динамитную шашку достал, вход до конца расширил.
   - А разве вы не считали Чулкова погибшим?
   - Я ж сказал вам - Славка во вторник должен был лететь, после Азимбека.
   - Так вы не знали об их плане захвата самолета? - удивился Липкин.
   - Каком еще плане? - Вовка выглядел искренне изумленным.
   - Мыльников провел Чулкова в багажный отсек, - пояснил Липкин. - Может быть, даже провез в каком-нибудь чемодане. Там Мыльников перед самым вылетом подключил устройство собственного изобретения к системе управления - мы нашли чертежи в компьютере, так сказать, господина Зурашвили... - он кивнул на Славку, все еще неподвижно лежавшего на камнях, хотя время от времени кто-нибудь плескал Чулкову холодной водой в лицо.
   И тут из пещеры выбрались Марина с Лешкой и подбежали к неподвижному телу.
   - Так он жив! - закричала Марина, нагнувшись к Славке и обнимая его.
   - Жив, - ухмыльнулся Липкин. - И старательно разыгрывает потерявшего сознание, хотя давно пришел в себя.
   Славка не выдержал, захохотал и крепко поцеловал бывшую жену в губы.
   - Ну, артист! - Марина гневно отпрянула. - Всю жизнь какие-то роли играл!
   - Рассказывайте дальше, Леонид Львович,- бодро предложил Славка. - Так интересно, я аж заслушался.
   - Извольте, - серьезно сказал Липкин. - Вы планировали периодически мешать полету - блокировать сигналы на управление килем, закрылками, элероном. Экипаж, не понимая, в чем дело, должен был запаниковать. И тогда вы планировали пригрозить разбить самолет. Связь с экипажем Мыльников вам тоже обеспечил. ИЛ-62 должны были посадить по вашему требованию на другом аэродроме, а Джакупов выдвинул бы условие выпустить из тюрем своих сторонников. Он собирался с их помощью начать в стране новый мятеж и прийти к власти. Деньги предназначались для поддержки этой акции. Мы не знаем, что случилось в полете. Или Мыльников спьяну ошибся, или вы не так выполнили Пашкины инструкции. Но самолет, не успев толком улететь от Горно-Эмска, резко пошел на снижение и врезался в Столбун-гору. Но вы успели выпрыгнуть с парашютом из багажного отсека - этот резервный вариант в плане тоже проработан. Заметая следы, вы отравили Мыльникова, сымитировав сердечный приступ. Тем более он первым из ваших друзей догадался, что это вы им всю жизнь морочили голову мнимым Ильичом... Возможно, от него вы узнали, что Французов не сел на самолет и уцелел - с деньгами. И усердно искали их. На что вам было еще рассчитывать? Джакупова вы погубили своими руками - и все ваши робуро-завоевательские планы рухнули. Только и осталось - бежать с деньгами...
   - Так он нарочно меня избил? - Марина даже задохнулась от возмущения и с ненавистью глянула на Славку. - Искал повод для развода?
   - Вряд ли, - засомневался Липкин. - Видимо, все случайно получилось. Ухаживать за Розой наверняка он начал из корыстных соображений, но потом, кажется, полюбил ее по-настоящему. Марина, а ты-то зачем скрылась?
   - Вовка меня по дороге в лагерь перехватил. Я ему про Толика рассказала, так он перепугался. Сказал, что это киллер, всех приехал перебить - за то что какую-то "крышу" в Москве кинули...
   - Владимир или был не в курсе или соврал вам специально, - ухмыльнулся Липкин. - Толик искал только деньги Мыльниковой, и его Чулков на всякий случай тоже отравил. Он когда Розу привел, вам в доме "жучок" поставил, разговор твой с Егором слышал.
   - Господи, с каким чудовищем я столько лет жила... - Марина горько расплакалась и еле выговорила сквозь слезы: - Но что-то в нем иногда и вправду проскальзывало такое - наполеоновские амбиции. А ты! - Марина повернулась к Французову, и глаза ее яростно сверкнули. - Обманул, зараза! Я ж от отчаяния с тобой в постель легла! Думала, найдут вдруг, пристрелят, сколько той жизни осталось...
   Вовка только развел руками и ухмыльнулся.
   - Игра стоила свеч! - гордо заявил он. - Не все же мне краснеть перед тобой, как пацану!
   Марина со злобой плюнула ему под ноги и подошла к Егору.
   - Прости, Егорушка, ты один меня бескорыстно любишь. А я всегда была к тебе несправедлива, только и грубила, - она нежно поцеловала его в щеку. - Но не лежит у меня к тебе душа, что тут поделаешь? Будем по-прежнему друзьями, хорошо?
   - Я сейчас заплачу от умиления, - засмеялся Славка. - Слушайте, ребята и девчата, я сдаюсь. Я же разумный деловой человек. За все эти подвиги - безусловно, их сумеют доказать при проверке гипотезы уважаемого Леонида Львовича - мне светит пожизненное. Сотрудничество со следствием поможет мне рассчитывать на сокращение срока, а потом и выход по УДО или амнистии досрочно. Я все расскажу...
   - И про подельников тоже? - Липкин кивнул на кусты. - Марина, попросите Егора проводить вас к медвежьей заначке...
   Марина и Егор вернулись через двадцать минут. Молодая женщина дрожала и повторяла:
   - Какой ужас, какой ужас...
   - Три трупа в камуфляже рядом с косулей, - сообщил Егор. - Так лежат, будто перестреляли друг друга. Один - тот придурок из номера Зурашвили, второй - Хлыщ. Третьего я тоже видел на снимках у следователя. Наверное, Васька Золотой.
   - Ты делаешь успехи, Егорка! - одобрил Славка. - На хрена мне было оставлять в живых этих мелких исполнителей? Но остроумно вы придумали про могилу друзей - оборжался! Я сразу узнал ваш почерк, Леонид Львович. Думали, мы туда из любопытства попремся, а тут мишка... Но он не пришел, а я ему тогда сам угощения добавил - действительно могилу друзей сварганил! - и он весело захохотал.
   - Чудовище, какое же ты чудовище! - простонала Марина. - Леша, марш в пещеру, нечего взрослые разговоры слушать!
   Потрясенный мальчик послушался и скрылся в лазе, а Липкин вновь принялся пытать Чулкова:
   - В Розу сами стреляли из пневматической винтовки или банде Золотого поручили?
   - Сам, - спокойно сознался Славка. - Быстрее и чище сработал. Надоела она мне. Думал, восточные женщины преданные и покорные, а она оказалась такой же капризной истеричкой, как наши. На кой черт она мне без Азимбека! Вот ведь Пузырь проклятый! Он же нарочно так свой блок настроил, чтобы самолет разбился! Мне хотел отомстить, что под личиной Ильича его всю жизнь использовал... Прозрел он, видите ли. Прямо не сказал, а я намеки читать умею... Блин, руки развяжите, что ли, затекли совсем. Никуда я от вашей кодлы не денусь.
   Чулкова осторожно поставили на ноги, и Марина мокрой тряпкой вытерла ему кровь со лба.
   - Заботливая женушка! - вздохнул Славка. - Не ценил я тебя, а ты чудовищу помогаешь... Можно, я тебя еще разок поцелую?
   В этот момент Вовка перерезал ему путы сзади, и Славка действительно полез обниматься к Марине. Она отшатнулась, но он, словно распрямившаяся пружина, схватил женщину и швырнул в Егора. Оба упали. Липкин и Вовка получили по сильному удару ногой, но Французов выдержал, не упал и схватил автомат Чулкова. Славка резко рванул с места и помчался через кусты в сторону вершины Столбун-горы. Французов поднял автомат, но Марина ударила по оружию снизу, и очередь ушла в небеса. Липкин выстрелил вслед Славке из газового пистолета, но промахнулся.
   Преследователи далеко отстали от спортивного Чулкова и, когда добежали до крутого обрыва над Чернокаменкой, увидели далеко внизу купол парашюта...
   - А вы говорили - тайник для долларов, - укоризненно сказал Липкин Французову. - Черт, как же мы не догадались, что в ранце парашют. Вот ведь злодей, все возможные ходы просчитал... Это еще великое счастье, что мы все живы остались...
   Вовка с Егором, не стесняясь молодой женщины, осыпали сбежавшего Чулкова самой грязной нецензурной бранью. А Марина шагнула к Липкину и взяла писателя за руку.
   - Леонид Львович, ваше предложение насчет переезда к вам в Москву еще в силе? Тем более нам с Лешкой жить больше негде...
   Тот широко улыбнулся, а Егор почувствовал себя совершенно лишним в этой клятой тайге у вершины Столбун-горы...

Полгода спустя: эпилог

  
   Через полгода в Москве Егор и Вовка, получив специальное разрешение, все-таки проведали Славку в палате медицинского института. Раны на теле зарубцевались, но Чулков до сих пор так и не пришел в сознание. В окружении множества приборов под капельницами и трубками неподвижно лежало тело, в котором едва теплилась искусственная жизнь.
   - А мог бы свою энергию на благое дело пустить! - вздохнул Егор. - Так и в высшие силы поверить можно!
   - А не налетел бы тот шквал, не сбросил бы Славку в реку на пороги, слинял бы он и еще кучу гадостей натворил! - добавил Французов. - Хотя все равно странно - он же классный парашютист.
   - Наверное, все-таки удар камнем по лбу сказался, - сделал вывод Егор.
   По пути к дому Липкина Французов рассказал, что все доллары передал в фонд жертв авиакатастрофы ИЛ-62. Людмила Мыльникова хотела сначала подать на него в суд, но передумала. Она была так потрясена чередой преступлений из-за Славкиной добычи, что призналась Вовке и в своих авантюрах. Оказалось, Мыльникова была любовницей Чулкова еще с Горно-Эмска и все дела они много лет тайно вели вместе. Стать брачным аферистом подсказала ему тоже она - за свою долю в деле. Выбирала подходящую "жертву" для Славки, а потом рекомендовала обворованной детективное агентство Толика. Тот умышленно тянул дела месяцами, так ни одного и не раскрыв. Познакомившись с Розой, Славка наотрез отказался продолжать брачные авантюры и предложил другую комбинацию. Мыльникова и не подозревала, что он решил обобрать ее саму, и без особых опасений согласилась на фиктивный брак с лже-Свирским. Теперь она от всего устала. Оставила только одну автомастерскую, остальные продала. На жизнь хватает
   Егор только качал головой, слушая приятеля. Добирались до места друзья на метро, в пробках не зависали, поэтому на свадьбу Марины Чулковой и Леонида Липкина не опоздали.
  
   Послесловие:
   Обязательные рецензии с конкурса "Современный детектив-2012" (СД-1)
  
   Тревожные хроники Горно-Эмска
     
     (1) Олег Мушинский
     
      В этом варианте произведение, безусловно, выглядит лучше. Плотность текста от критической снижена до нормальной.
      Автор известен обстоятельностью, у него всегда на месте все точки над i и ё и палочки над t. Если персонаж споткнулся о порог, то следите за тем, кто порога не заметит -- это преступник. Если Марина теребит пуговицу на халате, то это обстоятельство красиво дополняется привычкой ее отца держаться за пуговицу. (Учитывая, что трубочистов в городе нет, эта привычка практической ценности не имеет, а служит для придания колорита персонажу). Если писатель имеет речевую привычку, то фразочка появляется в прямой речи персонажа часто-часто. (Подозреваю, что частоту вкрапления можно вычислить по формуле какого-нибудь числового ряда). Такие плюсы.
     
      Что напрягло. Четверо одноклассников так интересно описаны, что образы то сливаются в один, то снова распадаются, но уже с другим комплектом привычек. Действительно, какой обольститель из Французова. "Бумажки подписывать" по наущению Чулкова -- это одно, а ушлую тетку охмурить? Как в данном случае Французов смог проявить "навыки" Чулкова? Понятно, что у Французова "любовь с интересом", но Людмилу он чем заинтересовал? И эта женитьба под чужим именем на жене бывшего компаньона, ведь Людмила сама из Горно-Эмска, что ж она этого Французова ни разу не видела? Потом Пузырь -- этакий всеохватный Кулибин, но механика и комп.технологии -- это две большие разности, разная заточка мозгов. Тут уже перемешиваются характеристики образов Пузыря и Егора.
     
      Претензии по сюжетным моментам.
      1.Наличные доллары с собой таскать -- это как-то вчерашний день. Сколько тонн должно хватить на нелегальную жизнь? Столько лент на себя не намотаешь. Любой мешок -- мало, если надо скрываться.
      2.Как-то очень легко Егор разобрался в сущности изобретения Пузыря.
     
      По тексту.
      Сравнения в описании не есть хорошо. И не потому даже, что возникают мысли, что автор затрудняется или ленится своими словами описать что-то или кого-то. А потому, что сравнение может вызвать ненужные размышления у читателя. Ну вот -- Толик кажется Егору похожим на Буркова с его "я никогда не пьянею". Вдруг я понимаю, что думаю "Разве Бурков сухопарый?" Потом меня начинает отвлекать мысль, а при чем здесь это. Возвращаюсь назад по тексту -- там есть описание Толика. Такие "пробуксовки" возникают иногда совершенно на пустом месте, не всегда автор в силах заставить каждого читателя думать именно "ту мысль", какую надо автору. Понятно, что "нам не дано предугадать, как слово наше отзовется", но подсовывать читателю сравнения-ловушки это играть против себя.
      И еще один момент -- у вас одинаково размеренный текст при описании совершенно разных по темпу моментов. Т. е. слова по смыслу вы подбираете правильно, но эмоция не чувствуется. Вот даже Чулков сбрасывает в ущелье Липкина и Егора с подробным описанием всех движений. А это д/б как-то так: бац -- и упали, сами ничего не поняли. А у вас как-то так: "упали два медведя с ветки золотой, один летел как следует, другой болтал ногой". С темпом повествования я сама всегда мучаюсь, поэтому ничего полезного и правильного сказать не могу, только собственные ощущения при чтении вашего текста.
     
      И спасибо за интересное чтение.
     
     
     
      (2)
     
     
     
     
      Такое чувство, что это сильно правленая старая работа. Причем правленая не глобально, отчего, скажем так, уровень написанного малость плавает. Это обычно указывает на то, что автор, поднабравшись мастерства, вернулся к старой работе. От угадайки я отказался после гордого саморазоблачения одного из авторов, но тут рискну предположить - уж не председатель ли наш? 
     
      Что до моих подозрений о старой работе, покажу, как оно выглядит "под микроскопом", благо по большому счету детектив интересный, критиковать почти нечего, можно и развить мысль в деталях. Итак, начало: 
     
      "Егор понимал, что бесцеремонно глазеть на чужую фотографию не очень прилично, но ничего не мог с собой поделать - так было интересно. ... сосед ... повернул снимок так, чтобы Егор лучше мог рассмотреть изображение ничем не примечательного невысокого молодого мужчины у регистрационной стойки аэропорта" 
     
      Ну и что там было интересного? Об этом рассказано дальше, и рассказано с куда большим вниманием к тексту. А начало явно не цепляет и выглядит неумело притянутым за уши, что, с учетом общего качества текста, приводит меня к мысли, что начало или было написано раньше повести в целом, или было приписано в спешке. Почему сразу не сообщить читателю, что Егор знал человека с фото? 
      Еще несколько подобных "артефактов" фигурируют дальше по тексту. 
      Например, финальная пещера медведя, который так и не пришел. Зачем она вообще? Она имела бы смысл, если бы главным злодеем оказался писатель - кстати, такая мысль мне приходила в голову, уж очень он настойчиво направлял Егора лезть вперед одному, хотя раньше держался рядом - и тогда послужила бы для нагнетания атмосферы. 
      Но писатель им не оказался и пещера послужила могилой для ставших ненужными персонажей. С другой стороны, финальное поведение героев, освобождающих от пут настоящего злодея Славку - до того замочившего кучу народа - не лезет ни в какие ворота логики и служит лишь прологом к тому, чтобы тот же Славка сильно покалечился и прилетел на своем парашюте к старому финалу. Раньше, я так понимаю, злодея победил медведь, но успехи "животных" на конкурсах ДК побудили автора пересмотреть финал? 
     
      Вообще, уже возвращаясь собственно к текущей версии, медведь мне представлялся более значимым персонажем, который как бы аллегорически дублирует расследование: 
      герои были в ловушке, но с шумом выбрались из нее - медведь держал рыбину в зубах, но шум заставил его отступить; 
      в пещере герои обнаружили добычу медведя - и в пещере герои обнаружили добычу преступников; 
      В общем, была бы интересна подобная параллель. Я бы, напротив, сделал бы медведя более значимым персонажем, который как бы ведет свое собственное расследование, случайно оказываясь в нужном месте в нужное время, ну да это дело автора. 
     
      Что до самого детектива, то он интересен и хорошо написан. Слишком высокий порожек - та самая мелочь, на которую советовал обращать внимание Холмс - старательно подчеркивается автором. 
      А вот поведение Зурашвили, пришедшего делать фальшивый паспорт и даже не попытавшегося выяснить - а тот ли человек перед ним, вызывает вопросы. Следил же за домом, видит, что гости пришли, знает, что идет к специалисту по поддельным документам и тому явно не нужны в момент переговоров лишние люди, и при этом заходит и откровенно палится. По-моему, поведение преступника слишком нелогично и имеет первоосновой необходимость подбросить читателю и героям нужную информацию. 
      Слишком, увы, прямолинейно. Можно было бы и подзакрутить интригу, тем более что преступник оказался мастером удирания и вполне мог свалить и попозже. Думаю, это тоже вставка или, скорее, артефакт из прошлого. 
      Также я бы сильно усомнился в том, что свинцовая пуля расплавилась бы без следа, однако нечистоплотность местного следователя вполне нивелирует этот момент, так что тут придираться не буду. 
     
      Главное, как я отметил выше, это некоторая артефактность текста, которая исправляется глобальной вдумчивой правкой. И дело, по-моему, того стоит, поскольку история закручена интересно.
     
     (3)
     
     
      Хроники меня напрягли. Их надо не читать, а вчитываться, неторопливо, запоминая каждое слово. Действующие лица активно действуют, а Главгада я угадать никак не могу. Не угадала до самого конца, честно признаюсь. Если бы не объяснение в конце, так бы и не сообразила, что все хитрости шли от Славки. Он вообще оказался поразительно гениальным - Рамирес Ильич, интриган, организатор краж, убийств и некогда любимый муж оноклассницы ГГ, которая с красивой попой и шрамом на щеке.
      Кстати, что меня покоробило - неразборчивость связей красивопопой Марины. Смотри, какая она простая, как угол дома - в ожидании неминучей смерти запросто поганцу Вовке отдалась. И сразу стало противно от её поведения, даже умного писателя Липкина я уважать перестала, когда тот на этой потаскушке женился.
      Нет, я ничего не имею против описания реальной жизни, но хоть один приличный человек должен быть в этой клоаке? А то одни преступники, пособники преступников, политические интриганы, дочки интриганов, умно-тупые Пузыри Мыльниковы, обманщики детективы, которых правильно убивают в номерах...
      Хочется какого-то приличного человека увидеть, а нет его. Ни Липкин, ни Егор уважения не вызывают, хотя автор их подает, как положительных. Но с первых строк Егору предписано мечтать об отдыхе, выпивке и походе налево. К Марине, которая потом со страху Вовке отдалась, почти на глазах у сына.
      Понимаю, автор нарочно описал простой мир, как он есть. Только зачем же тогда доллары в финале раздаривать? Чтобы обелить резко получшавшего героя?
      Слабо верится в два допущения. Первое, что Джакупов, такой политик и так нелепо погибнет. Второе - что Славке руки развяжут. Даже я, никакой не следователь и не милиционер, никогда не развяжу руки человеку, которого подозреваю в убийстве. Да пусть он сто раз мне знаком, но подвергать себя опасности быть убитой? Ни из какой жалости! Обойдется без памперсов и без еды, пока его милиция не заберет.
      В целом, повесть понравилась. Настоящий боевик с расследованием и обалденными приключениями. Понятно, что ничего реального здесь нет и не может быть, начиная с брачного афериста, кучи долларов, медведей, пещер и Рамиресов. Все по одиночке - возможно, а в такой смеси - никогда. Но интрига такая, что оторваться от чтения невозможно.
      Прочитала взахлеб. И очень пожалела, что нет в повести настоящего героя, который бы понравился полностью. Смеетесь? А попробуйте понять, как хочется после рабочего дня, когда вокург только нормальные, обычные людьми - почитать про принца без страха и упрека. Ну, а когда день прошел среди не самых нормальных и не вполне обычных, а уровнем много ниже, по плинтусу? И читать о таких же - на фига?
      Вот об этом я сейчас и сказала. Мечтаю встретить книжного героя. А здесь его нет.
     
     
      (4) Наталья Рыжкова
     
    
     
      Жанр повести можно определить как остросюжетный детектив с элементами боевика. Есть тайна, есть интрига, но загадка решается в бОльшей степени в результате активных действий двух героев, Егора и Леонида Липкина, чем в результате их совместных умственных усилий. Кроме того, по ходу развития сюжета, они неоднократно подвергаются опасности, а место действия переносится со стремительной скоростью.
      Тему повести можно, наверное, определить так: история о том, как житель небольшого города Горно-Эмска Егор с помощью столичного писателя Липкина раскрывает цепь непонятных событий, уходящих корнями в прошлое. Автор показывает читателю, к каким сложным взаимоотношениям и конфликтам приходят разные люди с течением времени, как на них влияют различные обстоятельства, меняя или ломая их, на какое преступление и на предательство способен человек ради своей выгоды, ради корыстных целей.
      События поданы так, что читателю практически не остаётся времени для построения собственных версий - вместе с героями они несутся, как на американских горках, не успевая осмыслить произошедшее, как уже накрывает всех новой волной сюжетных коллизий.
      Композиция укладывается в необходимые требования жанра - эпизоды быстро сменяют друг друга, повесть насыщена действием, практически на первой странице уже завязка - с Егором в самолёте знакомится "мутный" Толик с целью, впрочем, вполне понятной - найти друга детства Егора.
      Довольно быстро к Егору присоединяется Леонид Липкин, приехавший из Москвы по просьбе героя. И теперь они вдвоём поведут расследование, распределив роли так: Липкин - "Шерлок Холмс", Егор - "Ватсон". Надо сказать, что роль главного героя сводится к тому, что он раскрывает перед столичным жителем особенности местной топографии и запутанных личных связей, а писатель складывает это всё, производит в голове какие-то операции и знакомит с выводами заодно с напарником и читателей.
      Интересно, что в повести, довольно значительной по объёму, действует по сути очень мало персонажей. Кроме уже названных Егора и Липкина, мы встречаемся "лицом к лицу" с Мариной Чулковой, остальные появляются либо эпизодически, либо уже ближе к финалу, как, например, Славка и Володька. Но автор использует довольно интересный приём (не знаю, осознанно или интуитивно) - обо многих персонажах герои нам рассказывают так пОлно и объёмно, что они кажутся "живыми" действующими лицами, активно включёнными в цепь событий. А ведь некоторых из них уже нет в живых, как Павла Мыльникова и Джакупова, или они погибнут, так и не появившись перед нами, как Роза, или, оставшись живы и здоровы, на страницы так и не сойдут, как Людмила Мыльникова. Приём довольно интересный - создаётся иллюзия, что действующих лиц множество, а на самом деле мы получаем о них всего лишь устную информацию. Это довольно широкий круг, где уже почившие тоже играют свою роль и крепко-накрепко вплетены в сюжет.
      В общем, композиция нареканий не вызывает, кроме, пожалуй, финала, да и то не у всех. У меня - вызвал. Какой-то он "голливудский", немного "подслащенно-умилённый": Липкин и Марина женятся, а Егор и Французов взирают на это не без сентиментальной грусти, но благосклонно. Возможно, это связано с образом героини. Вообще, с женскими образами в повести какая-то проблема: они все довольно неприятные особы, даже несчастная Роза, которая вместо того, чтобы явиться "покорной восточной красавицей" (по желанию Чулкова), оказалась весьма эмансипированной девицей, выставляющей возлюбленному довольно жёсткие требования. "Закадровая" Людмила - та и вовсе чистая гюрза. И Марина, внешнее обаяние которой безотказно действует абсолютно на всех персонажей мужского пола, дама слишком уж практичная, идущая к своим целям (основной из которых является материальное благополучие) любыми путями, в том числе и достаточно сомнительными. И такая, с позволения сказать "штучка" всё же очаровывает Липкина, которому подобный набор свойств уже и в столице должен был поднадоесть. Тем более что видит он её без всяких прикрас, да и сам отмечает, что у Мариночки железная хватка.
      Образ Липкина тоже время от времени вызывает вопросы. Странный он, московский товарищ: то разражается нудноватыми монологами, то действует с решительностью "морского котика", проявляя иной раз и соответствующие навыки (как в сцене, когда приводит под дулом пистолета замаскированного Славку к пещере). А то вдруг песню трогательную распевает, правда, момент для этого более или менее подходящий, если уж петь, то только в недолгие спокойные минуты. Получается, что жизнью Липкин рисковал ради того, чтобы в виде награды получить на шею дамочку не самых высоких моральных устоев, меркантильную и довольно нахальную.
      Язык повести приличный, читается легко, изредка встречаются немного неуклюжие конструкции, как будто автор осторожничает, да вот со словом "сентенция" у него какие-то особо теплые отношения.
      "А именитому писателю пришлось даже выслушать пространную сентенцию" (это от матери Славки).
      "Увы, сентенции писателя не помогли - ничего похожего на пещеру не попадалось".
      Если в первом случае слово "сентенция" ещё как-то оправданно (хотя и сомнительно), то во втором - совсем уж режет глаз. Сентенция означает "суждение", "мнение", а в чём выражается суждение или мнение Липкина, когда он утверждает, что искать пещеру надо тщательнее?
      Проскакивают такие мелкие шероховатости, но надо отдать должное - глаз за них "цепляется", в основном, при повторном чтении.
      Особенно удачно описана та стремительная череда событий, которая подхватывает героев - не растянуто, но ёмко.
      С диалогами тоже всё было бы в порядке, если бы не эта уже указанная особенность, которой автор наделяет Липкина - пускаться то и дело в пространные рассуждения.
      В целом, "Тревожные хроники Горно-Эмска" производит приятное впечатление, читать её интересно, обращают на себя внимание авторские намёки на те или иные события, фильмы, литературные произведения прошлого, которые связывают почти незримой нитью людей старшего поколения, всех, кого можно назвать "made in USSR". Несмотря на то, что детективная интрига не слишком закручена, за счёт постоянно перетекающих из одного в другое событий повесть увлекательна для читателей, равно ценящих и умную беседу, и рискованные приключения.
     
     
      (5)
     
      Рецензия на повесть "Тревожные хроники Горно-Эмска".
     
      Два основных героя, оба умные и свободные от бытовых дел, занимаются расследованием нескольких странных событий, которые случились в провинциальном городке. Один из них - удачливый столичный писатель, в котором не угасла мальчишеская страсть к авантюрам, а второй - местный житель, хранящий детскую влюбленность в одноклассницу.
      Два детектива влезают в крутую кашу, заваренную Главгадом, который скрывается за псевдонимом Рамирес Ильич Санчес. Кубинским душком тянет от имени, Че Гевара чудится и его беззаветная революционность. Но нет, обманывает нас автор - по итогу Санчесом оказывается местный интриган, размах амбиций которого выходит за рамки России.
      Отсюда вырастает не особенно нужный повести Джакупов с его дочерью. Почему ненужные? А уберите их трупы - что принципиально изменится? Ничего. Как был предприимчивый Славка подонком, так и останется, разве что нелегальную любовницу в подвале ему держать не нужно и сжигать вместе с домом, как нужда в ней отпадёт. Событий для одной повести и так предостаточно, да и поданы они так плотно, что читатель только ахает на крутых поворотах сюжета, не успевая осмыслить произошедшее.
      Забавно, что повесть построена многослойно. В ней постоянно идёт обращение к покойникам или к закадровым персонажам: Джакупов, Пузырь, Людмила Мыльникова, Роза, Толик-детектив. А реально живых и активных - пятеро: Егор, Липкин, Вовка, Славка и Марина.
      Интеллектуальный детектив постоянно перебивается приключениями героев. Полное впечатление, что смотришь калейдоскоп. Легкий поворот - и герои сваливаются в озеро. Поворот - они выбираются, пожертвовав одеждой, поворот - у трупов "друзей" схвачен Славка, поворот - Славка смывается на параплане...
      Критиковать сюжет и композицию - нет резона. Чередование спокойных эпизодов и невероятного экшна дает возможность перевести дух, чтобы поразиться редкостной изобретательностью Главгада и удачливости Главгероев.
      Слог повести максимально упрощен, чтобы не создавать помех чтению. Автор намеренно отказался от сложных конструкций, поэтому мелкие шероховатости почти не замечаются - некогда на них тормозиться.
      Полагаю, автор умышленно наделил писателя Липкина пристрастием к длинным рассуждениям, от которых у меня, читателя, начинает подёргиваться нога - дать бы ему пинка, чтобы заткнулся, трепло! Что удивительно, после повести, которую я помню ещё рассказом на другом конкурсе - у меня осталось то же впечатление: герои слишком натуральны. Они взяты автором из реальной жизни и показаны с таким мастерством, что ничего книжного или киношного в них нет. Вот они, никакие не герои, но активные персонажи повести:
      Мужики - талантливые пропойцы, хитроватые детективы, не повзрослевший и любопытный мальчишка Липкин, томящийся от безделья и вожделеющий Марину Егор, по-деревенски предприимчивый Вовка...
      Женщины и того круче! Нет роковых красоток и наивно-невинных Золушек - вместо них предъявлены глуповато-властная Людмила, капризная Роза и суперпрактичная Марина. Интересно, как бы выглядела Вера, упомянутая на первой странице?
      Хотя детективная интрига выглядит довольно простой, но автору удалось завить сюжет так, что приключенческая компонента оказалась основной. И это - на провинциальной почве, без нефти, газа, бриллиантов или золота. Респект!
     
     
     
      (6)
     
     
      Закручено - с ума сойти! По первому разу запуталась. На второе прочтение завела конспектик , выкладываю , зря, что ли, старалась! (а нечего было крутить! читайте теперь, автор!)
     Гг - " молодой полнеющий мужчина с небольшими залысинами " Егор Сергеевич летел с конфе ренции компьютерщиков. В самолёт е встретил Толика. Тот показал снимок егоодноклассника Вовки Французова -брачного афериста , по утверждению попутчика .Сестра Толик а -Людка- была облапошена э тим брачным аферистом, назвавшимся Олегом Свириным.У Французова имелась главная любовь - одноклассница (его и Егора) МаринаЧулкова(к которой Егор тоже неравнодушен, но был отшит нынешней зимой пощёчиной) . Муж Марины - Славка(красавчик высокого роста) - врезал ей по морде (отчего на щеке остался грубый шрам ) , застав её виртуальныешашни с мужиком (писателем Лип ки н ым , второй гг) .С Марины Егор и начал расследование.
     Толика на следующий день убивают в гостинице, а дом Марин ысжигают ; на пепелище находят обгорелый труп - поначалу считают, что погибла Марина.
     Леонид ЛьвовичЛипкин, писатель 42 лет, чувствуя вину за шрам и развод Мариночки, решается вести самостоятельное расследование, предложив Егору стать его "Ватсоном".Писатель среднего роста, на полголовы ниже Егора.
     Володя должен был лететь на злополучном ИЛ-62, который полтора месяца на зад разбился около Горно-Эмска, но билет был приобретен на имя покойного бомжа Олега Свирского .В последнее мгновение от полёта Володя отказался, камеры засекли как он возвращался. Едва началось расследование в аэропорту, умер техник Мыльников, который обслуживал самолет перед вылетом. Французов сказал Марине, что "не понравилось лицо Пузыря", потому и не полетел; назначил ей встречу неделю назад, на которую не явился. Пузырь - это Пашка Мыльников,учился в параллельном классе (отслужил в армии, с любой техникой был на ты, изобретатель , ценне й ший кадр, но лентяй и люби те л ьвыпить ). Вовка, Слава и Пузырь в своё время организовали автомастерскую, но 10 лет назад она сгорела. Вова исчез, Пузырь устроился в аэропорту, Славка открыл фирму по торговле мебелью.
     Егор с Липкиным пришли к родителям Пузыря (М ы лникова Паши), в это же время туда заскочил посетитель и, ссылаясь на Ваську Золотого, попросил о паспорте. Так узнали, что Паша ещё и фальшивые документы делал. За несколько мгновений до смерти Мыльников произн ёс : "Принес же черт этого Рамзеса Ильича проклятого... Но я-то на хрена так разволновался..."
     Ильи ч Рамирес Санчес сидит - пожизненно- то есть не тот Рамирес .
    Азимбек Джакупов был в списках разбившихсяв ИЛ-62 , вАфгане воевал десантником ,нетрадиционной медициной занимался, очень умный,стал в своей стране видным деятелем оппозиции, претендовал на пост президента.Был найден парашют - вполне могло быть, что кто-то из пассажиров разбившегося ИЛ-62спасся.
    
     Следователь майор Карп Петровичрасследует убийство в гостинице и пожар.Заподозрил Егора, найдя его пальчики на зажигалке с пепелища(+ показания свидетеля) , арестовал.Липкин помог, на следующий день Егора выпустили.Выяснили , что погибла на пожаре не Марина - и по росту, и по отсутствию шрама (долго же сообразить не могли, дурни!) . Погибшая - Роза Джакупова, дочьАзимбека , 24года .
     Проанализировав её страничку в Интернете, Егор заподозрил, что о на и Слава были любовниками. Позвонили в мастерскую Людмилы (бывшей жены Пузыря, которая организовала на своё имя патент на окраску, своровав идею бывшего мужа) - и выяснили, что мастерская теперь принадлежит мужу Людмилы - Олегу Свирскому (то есть Французову!).
     Тут в номер гостиницы влетел Славка, НЕ СПОТКНУВШИСЬ о порожек номера, в котором убили Толика. Искал Марину. Ему намекнули, что она - в Гранитном дворце(о пещере этой догадался Егор) .
     " И з-за Вована мы перед Ильичом провисли... я с ним лет пять рассчитывался" - сказал Слава. Ильич, похоже, и разорил троих друзей тогда, десять лет назад.Ильичотравил Пузыря. Вован Ильичу до сих пор должен, потому в Москву и укатил.Васька Золотой сам Ильичу платил. Кто такой Ильич?
     Липкин и Егор оказались в карьере на дне, откуда чудом выбрались , а Славку наверху то ли убили, то ли сбежал (как-то непонятно! - обоих Славка столкнул в овраг, очевидно, а столкнутые так и не поняли, что их столкнули!?). Ребята выбрались, пошли в гостиницу, где писатель проживал, а там - им - администратор подарочек преподнёс, который оставили тупые преступники. В номере Зурашвили (старый знакомы й ) нашли ноутбук, сам чувак сбежал.Оказалось, их номер прослушивался. Поняли, что это именно Зурашвили поджёг дом и убил Розу. Ещё Егор нашёл файл со схемами, откуда стало понятно - ИЛ-62 был намеренно сбит. Р аскрыли тайну крушения самолета , сами того не ожидая!
     Причина смерти Толика та же что и у Пузыря - остановка сердца.
    
    { Все, кроме персонала, спотыкаются в этом номере об порожек, когда первый раз заходят. Я не исключение. А Вячеслав прямо влетел - легко и непринужденно. Почти наверняка он был у Толика и уже знал особенности номера. И каким-то образом угостил детектива снадобьем из арсенала покойного Джакупова - чтобы смерть естественной выглядела. } ---а вот этот момент не поняла. Толик только прилетел - на одном самол ёте с Егором. Допустим, Слава был в том номере , заходил к Толику и убил, НО суткивсего Толик там и по жил , пока не убили !и не мог за сутки Слава приноровиться к порожку (к тому же он там не жил ведь, просто заходил - и подозреваю, всего один раз),вон Егор - раз 5 споткнулся об него , а ходил много чащеи дольше Славыв тот номер, ведь там писатель жил , и каждый раз автор пихал носом читателя в тот порожек .Не верю, надумано с порожком, лишнее.Ну либо тогда не спотыкать Егора раз за разом о тот порожек...
    
    { Убивать он нас тогда не планировал, просто отвлечь. Не ожидал, что мы выберемся так скоро. Он бы за это время добрался до Гранитного дворца и исчез с деньгами } - ага, отвлечь... что же тогда так грубо подставился с Зурашвили - той запиской администратору , где напрямую указано месторасположение их командного пункта - номера в гостинице с ноутбуком?почему не предупредил, чтоб смывался подельник? или то был не подельник, а третья сила? - всё, капец, заманали мой мозг!
     Вовка обвязался деньгами и должен был лететь как перевозчик -ишакпри Азимбеке, но Пузырь ( друг, техник при самолёте) посоветовал валить оттуда - и он свалил, прибрав все денежки себе и кинув подельников. Оттого-то его и искали все . А Славка (который и был тем самым Ильичём, ограбившем друзей, в том числе и себя) собирался занять должность при Президенте Азимбеке.
     { Доллары в ленты зашили, я ими обмотался под одеждой с головы до ног. ... Пузырь там что-то нахимичал с аппаратурой, отключил на секунду, и я через кольцо и рентген в аэропорту спокойно прошел. }--- а что, разве доллары видны через рентген? Ренген выявляет металл - звенит установка. А бумажные деньги рентгеном не выявить. Так что химичить с аппаратурой не надо было, гы...
     { Джакупов выдвинул бы условие выпустить из тюрем своих сторонников. Он собирался с их помощью начать в стране новый мятеж и прийти к власти. Деньги предназначались для поддержки этой акции. } --- Такой мощный посыл - деньги должны быть серьёзными (миллионы долларов), чтоб решиться на угон самолёта и риск, какому подвергалсябудущийПрезидент. Придти к власти собирался человек - и-иоп! - с наших трёх друзей, оказывается, настригли те серьёзные деньгиплюс с брачных афер ... падаю, автор! а друзья-то и не знали, ага... в нищете жили... а сами на переворот заработали ! Бог мой! Ну лажа ведь! Если боткуда спёрли те денежки, а так -НЕ ВЕРЮ.
     Славка тоже был в том самолёте - и успел спрыгнуть с парашютом(почему Славка прыгнул, а не десантник - Президент?) . А самолёт упал - потому что напортачили с Пузырёвым устройством. Сами себя подбили, одним словом. Главное - на кой они полетели, когда их денег не было с ними (Французов свалил) - нормальные люди тоже бы выскочили как ошпаренные из самолёта, ведь без денег терялся весь смысл акции!!! Дурдом, одним словом. На деньги от брачных афер и мебельного предприятия замутить переворот в стране (пусть даже и среднеазиатской), а потом устр о ить самим себе харакири - причём абсолютно бессмысленно, ибо деньги-то в самолёт не сели!
     Лучше б я не пыталась вникнуть в суть, да. Интересно было читать местами - как из оврага выбирались, про попку в пещере смачно вышло. Но не стоило пытаться разобраться - тогда и впечатление осталось бы хорошее. А так, автор - извините...может, правда, я поняла всё неправильно, но в моём непонимании тоже виноваты Вы.
    
    О стиле и языке.
     В целом неплохо, грамотно. Достают "лекции" писателя, с его "так сказать" - но привыкаешь к ним, ладно. Много слов-паразитов, захламляющих текст - с этим хорошо бы автору бороться! Выложу некоторые.
    Аккуратно постриженная лужайка былавытоптана, повсюду на ней быливидны следы засохших луж.
    и Егор блаженно растянулся в кресле и прикрыл глаза. (два "и" подряд)
    "ВОТ" - воты напрягли, слишком много их в тексте. Например, здесь:
       Но вотв доме послышались быстрые легкие шаги. Мгновение спустя дверь распахнулась, и у порога показалась рослая статная молодая женщина в домашнем халате. Длинные русые волосы привольно рассыпались по плечам, и у Егора даже перехватило дыхание, как у подростка-выпускника пятнадцать лет назад. А вотвид у Марины, прикрывавшей носовым платком правую щеку, был несколько озадаченный и напряженный.
    Первое "вот" ликвидировать бы (или на "тут" заменить) - звучало бы лучше.
    
    Несколько приличных стопок водочки за ужином - и тогда удалось немного расслабиться и даже потом задремать на диване перед телевизором.
    тогда и потом выбросить без жалости.
    На месте Марининого дома до сих пор слегка дымились развалины -- режет слух
    Несчастную женщину вместе с Маринкиным отцом увезла скорая-- режет слух
    Неужели еще вчера это был миловидная молодая женщина, его первая и, как оказалось, последняя любовь...--- во-первых, былА, а во-вторых, почему последняя-то? Гг только 32 года, ещё вся жизнь впереди!
    Говорун явно не ожидал сокамерника такой прыти --- "от" пропущено
    У обоих спутников болело все тело-- одно на двоих?
    Комары безжалостно жалили двух почти обнаженных мужчин, у которых ужене осталось сил даже чертыхаться. Когда добрались до трассы, стало ужетемнеть. (два ужа подряд)
    У конца мини-обрыва Егор выделялась огромная куча свежих веток лещины.--- Егор ни к чему, и "конец" у обрыва как-то не звучит...
    Егор увидел в скале трещину, поднимающуюся на несколько метров по крутом склону под углом.-- как трещина может подниматься, не пойму!
    
    Насмешило (в положительном смысле , понравилось то бишь ):
    ...вечно повод для отказа находил: нездоров, не фотогеничен, не готов, не то настроение - будто среднестатистическая жена перед исполнением супружеского долга...
    Мужик как мужик, таких в каждом троллейбусе - как конь набрызгал...
    
    
    (7)
    
    
      Детективно-приключенческая повесть с убийствами, поджогом, авиакатастрофой, мошенническими аферами, политической авантюрой, охотой за украденными деньгами,уголовными элементами, шпионскими "штучками", перестрелками, борьбой за выживание в условиях дикой природы и успешно завершившимся драматическим расследованием.
      Краткое содержание:
      Главный герой Егор, возвращаясь с конференции в родной Горно-Эмск, узнает на фото, принадлежащем соседу по самолету, своего одноклассника Вовку Французова и тем самым оказывается втянутым в гущу криминальных событий. Пообещав попутчику (Толику) содействие в поисках одноклассника, якобы ставшего брачным аферистом, Егор отправляется к давней любви Французова Марине, которая отказывается выдать местонахождение Вовки, но обещает связаться со своим виртуальным знакомым, известным автором детективов Леонидом Липкиным, имеющим высокие связи в полиции и прокуратуре - с тем, чтобы проверить историю Толика. На следующий день выясняется, что Толик скоропостижно скончался, дом Марины сгорел, на пожарище найден обгоревший женский труп, а сын Марины пропал. Егор, желая разобраться в этой трагедии и найти пропавшего ребенка, связывается с Липкиным, тот обещает прилететь в Горно-Эмск для расследования и приглашает Егора в помощники.
      В ходе расследования выясняется, что брачным аферистом Французов все-таки не был, зато его разыскивает ФСБ в связи с крушением самолета, с которого Вовка сбежал при посадке за несколько минут до взлета. Далее выясняется, что на месте аварии был найден раскрывшийся парашют, что техник, осматривавший самолет перед вылетом, после аварии скоропостижно скончался, что он был приятелем и бывшим компаньоном Французова и мужа пропавшей Марины Славки Чулкова, совладельцем автомастерской, которая сгорела при землетрясении десять лет назад. По ходу дела становится известно, что Чулков был связан с летевшим в том самом самолете Азимбеком Джакоповым - бывшим десантником, специалистом по нетрадиционной медицине, главой оппозиции и кандидатом на пост президента некой среднеазиатской республики - и с дочерью Джакопова Розой. К тому же Чулков - единственный, кто имел дело с таинственным криминальным авторитетом Ильичом, который, по-видимому, тоже охотится на Французова и присвоенные им деньги бизнесвумен Людмилы Мыльниковой, первой жены покойного техника.
      Одолев многочисленные трудности и пережив головокружительные приключения, Егор и Липкин находят пропавших Французова и Марину с сыном и разгадывают все загадки. Главным злодеем оказывается по-наполеоновски амбициозный Славка Чулков, который несколько лет под прикрытием вымышленного авторитета Ильича обворовывал своих компаньонов, а после гибели автомастерской по совету своей любовницы Людмилы Чулковой занялся брачными аферами, потом прибился к Джакопову и, мечтая стать премьером при новоизбранном президенте южной республике, помог ему разработать план захвата и угона самолета. По замыслу Джакопова и Чулкова, угнанный самолет должен был стать козырной картой Джакопова в борьбе с правительством его страны, но техник Мыльников, узнавший откуда-то о жульничестве Чулкова и вымышленном им Ильиче, подстроил аварию, предупредив в последнюю минуту Вовку Французова, который вез на себе всю нечестно добытую наличность, предназначенную для поддержки переворота в среднеазиатской республике. Французов с деньгами сбежал, однако и Чулков, который проник тайком в багажный отсек самолета, чтобы участвовать в его захвате, успел выпрыгнуть с парашютом. Именно он убил Мыльникова и Толика, подсыпав им препарат из запасов погибшего Джакопова, устроил пожар в доме Марины, где пряталась ставшая ненужной ему любовница Роза, заманивал в ловушки Егора и Липкина, охотился за Французовым и деньгами в компании уголовников, которых впоследствии тоже убил. Сознавшись во всем добровольным сыщикам, Чулков пытался бежать, но разбился при падении и впал в кому.
      Разбор
      1. Детективность (соответствие жанру, качество загадки, качество расследования, игра с читателем, реалистичность).
      Элементы детектива и авантюрной повести присутствуют в "Тревожных хрониках" примерно в равных пропорциях. Если начинается повесть, скорее, как детектив(возникающие одна за другой загадки, явно связанные между собой, сбор и анализ информации, обсуждение версий), то к середине появляются эпизоды чисто приключенческого свойства (заключение Егора в КПЗ, драка с сокамерником), а к концу экшн уже заметно перевешивает интеллектуальную составляющую. Тем не менее все требования к детективу соблюдены: есть преступления, загадка, противостояние (интеллектуальное и не только) сыщиков и преступника, и разгадка, полученная, во многом, логическим путем.
      Загадка увлекательна, желание получить ответ на вопросы: что происходит, кто за всем этим стоит, что движет преступником и чего он добивается, не иссякает до самого конца.
      Расследование проводится качественно - изобретательно и в полном соответствии с законами логики. Направления поиска понятны, возникающие у сыщиков догадки закономерны, их версии и выводы достаточно обоснованны.
      Игра с читателем, на первый взгляд, ведется по правилам: все сведения, добытые сыщиками тут же становятся достоянием читателя, по тексту рассыпаны "стрелки-указатели", позволяющие делать собственные заключения до того, как сыщики придут к своим выводам (замедленная реакция Марины на стук в дверь, ее неправдоподобное объяснение табачному запаху, "усохшее" тело, отсутствие упоминания о шраме на сохранившемся фрагменте щеки, наводки на Славку (увлекался парашютным спортом, перескочил через предательскую ступеньку, давнее знакомство с Джакоповым, подходит подописание брачного афериста), на Людмилу Мыльникову как на нанимательницу Толика). Однако есть одно "но", которое где-то с середины повествования подрывает у читателя интерес к интеллктуальной игре. Известно свойство человеческой "оперативной" памяти, не способной удержать одновременно больше семи объектов. А в "Тревожных хрониках" только персонажей, имеющих непосредственное отношение к расследуемым событиям, девять человек: убитый Толик, красавица Марина, Вовка Французов, Пашка Мальников (он же Пузырь), Славка Чулков, закулисный негодяй Ильич Рамирос Санчес, Азимбек Джакопов, дочь Джакупова Роза, Людмила Мыльникова. И это не считая сыщиков, следователя, свидетелей, родителей предполагаемой жертвы, сына Марины и сообщников главного злодея. Из-за обилия персонажей и событий где-то с середины повести желание строить собственные версии растворяется в соблазне отдаться на волю автора.
      Реалистичность сомнительна. Слишком уж высока концентрация событий, с каждым из которых по отдельности может столкнуться, скажем, один средний обыватель из 50 (оценка, понятное дело, сделана рецензентом навскидку и весьма приблизительна). Ясно, что события зависимы, т.е. общую вероятность нельзя получить простым перемножением, но, как бы то ни было, она будет исчезающе мала. С другой стороны, весь жанр приключенческой литературы стоит на маловероятных событиях;увлекательность чтения от привкуса некоторого неправдоподобия не страдает.
      2. Литературные достоинства
      Повесть написана грамотным языком, у автора большой словарный запас, он излагает свои мысли связно, последовательно и доходчиво. Манера письма - неспешная и обстоятельная, язык не грешит ни неуместными поэтическими "изысками", ни набившими оскомину штампами. Однако стилистические огрехи имеются:
      "очень скоро Егора изнутри начало пожирать некое чувство долга"
      "голос вместо безукоризненно вежливой приобрел какую-то вкрадчивую интонацию"
      "с вашим другом возникли непредвиденные обстоятельства"
      "а за ними выпорхнули две бледные горничные" (Учитывая, что горничные покинули номер, где лежит покойник, слово "выпорхнули" неуместно).
      "сразу увидел на кровати пожелтевшее неподвижное лицо Толика"
      "Гостя совсем замутило"
      "говорите спасибочто тут установлено видеонаблюдение"
      "А теперь она превратилась в обгоревшее мясо"
      (Список можно было бы продолжить, но рецензент и без того уже превысил объем).
      Психологическая достоверность. Особых претензий в этом плане у рецензента не возникло, персонажи достаточно убедительны и, в общем, соответствуют своим типажам -степенный и добропорядочный Липкин, слабовольный и непритязательный технический гений Пузырь, дерзкий и безбашенный красавец-авантюрист Славка, ни в грош не ставящий свою и чужие жизни; ведомый и не особенно умный Вовка Французов, романтичная и сентиментальная Роза... Но есть два образа, которые у рецензента "не сложились" - гордая красавица Марина и главный герой Егор. Марина показалась мне противоречивой, а Егор... каким-то дискретным, если можно так выразиться. Не целостным. Не удалось мне ухватить его сути.
      Оригинальность. Да. Оригинален и комплекс загадок (само их сочетание), и план захвата самолета, и мальчишеский дух приключений в повести и в героях.
      3. Субъективное впечатление
      Рецензент получил удовольствие от чтения этой повести, особенно - первой ее части, где число героев еще не зашкалило до невозможности внимательно следить за перипетиями их судеб и взаимоотношений.
     
     
      (8)
     
     
     
      Аннотация
     
      "Встретивши же медведя, надобно кричать и шуметь, покуда зверь оный не испужается да деру не даст"
     
      Жанр
     
      Интеллектуальный детектив, где есть свой Холмс и Ватсон, но при этом, кто есть кто не совсем понятно (не в укор, просто отмечаю факт)
     
      Следствие
     
      Улики есть, расследование есть, но такой сумбур в конце, что без стакана не разберешь. Само преступление... Как Мыльников понял, что Славка и Ильич - одно лицо?
      Зачем Толика убивать? И Розу?
      "Толик искал только деньги Мыльниковой, и его Чулков на всякий случай тоже отравил"
      На всякий случай? Вы серьезно? А почему не Мыльникову? И еще всю полицию России заодно - мало ли)
      " - В Розу сами стреляли из пневматической винтовки или банде Золотого поручили?
         - Сам, - спокойно сознался Славка. - Быстрее и чище сработал. Надоела она мне".
      Надоела? Ну, бывают негодяи, конечно, но... тогда и сделайте образ Славки более объемным, чтобы присутствовали намеки на его "чудовищность". Иначе просто не верится в эти мотивы.
     
      Идеи, тема, герои, сюжет
     
      Идея... а какая же у вас идея? Как друзей раскидала судьба? Нет, она неплоха сама по себе, но мне на ум невольно приходит песня "Я смотрю на них" группы Тараканы:
      "А вот торчит вот этот мент: "Привет-пока, пока, привет".
А тот вернулся из Чечни без башни и без пол ноги.
Тому сидеть ещё пять лет, а вот его уже на свете нет,
А к ней наверное до сих пор легко вписаться на обед.
      Я смотрю на эти лица - кто кем стал теперь?
Десять лет назад десятый класс. 
Каждый выходил в мир через собственную дверь,
Кто мог знать что ждет снаружи нас?"
     
      Почему у вас не получилось так или лучше? Герои - не-жи-вые. Они стараются, пытаются раскаменеть, но пока этого мало Возьмем вашего протагониста, что мы видим? У него есть жена, дети, но такое ощущение, будто вы заслали героя куда-то в параллельный мир, где он оказался в социально-информационном вакууме. Есть вокруг персонажи, есть декорации - милицейская часть, квартира Марины, горы эти, но между ними пустота.
     
      С остальными персонажами то же самое - ходят, что-то делают, говорят, но такое ощущение, что сами не понимают, чего и зачем.
     
      Выделяется писатель, с его "Мариночкой" и "так сказать", но и эти черты выглядят искусственно, как плохо наложенный грим.
     
      Вы не читали "Мешок с костями" у Кинга? Мне очень понравилась там цитата, что, по сравнению с самым скучным человеком на земле, самый тщательно выписанный персонаж романа - это не более, чем мешок с костями (Т. Харди). Живыми людей делают тайны, привычки (и плохие, и хорошие), мелкие грешки. "Шероховатости", я бы сказал, за которыми кроются целые неисследованные миры, внутренние империи и государства. А что, скажите, кроется за вашими героями? Поняли? Намекните, покажите хотя бы одной деталью, что за этими внешними проявлениями - разговорами, действиями - наъодится живой, чувствующий, думающий человек. Знаете, ведь это сродни актерской игре - нужно, по сути, доказать, что передо нами не актер, а целая личность
     
      Еще я бы отметил статичность персонажей - они не развиваются как личности. Это не плохо и не хорошо, просто факт. Оценка зависит от вашей идеи, конфликта и т.д. Например, у Тургенева в "Отцах и детях" Кирсанов - статичный персонаж, а Базаров нет, потому что автору и нужно было оттенить, выделить изменения в душе и сердце "нигилиста-безбожника".
      В этом смысле у вас есть возможность развить Славку - показать его "падение", духовное обеднение, но, конечно, тогда "Хроники" превратятся уже в несколько другую историю.
     
      Конфликты. Есть не очень прописанный личностный конфликт с "борьбой" за Маринку - и он как раз придает всей истории живость. Есть внешний конфликт Славка - деньги, который изрядно проигрывает первому в искусстве завлечения читателя.
      Есть детективный конфликт.
      Три штуки - хорошо, но количество-качество хромает. Лучше один-два, но четких, доведенных до кульминации.
     
      Сюжет, композиция
     
      Событийная цепочка прослеживается, но в начале лучше.
      Завязка отпугивает (поиски "альфонса"? о, нет!), но потом...
      Понравилось:
      1. Переход от многоженца к убийству и пожару. Резко так, неожиданно.
      2. А потом еще самолет! Ух!
      3. Неизвестная, которую прятали в доме, - новый "звоночек"
      4. Медведь
     
      Остальное, особенно беготня по горам в середине и концовка... ну так себе. Финал провален. Марина спала с Вовкой от безысходности? Зачем?! А потом замуж за писателя? Эээ. Как-то изобразите тогда намеки, чувства меж ними - иначе, как снег на голову.
     
      Кульминация есть, но с психологической точки зрения не дотянули. И я имею в виду не то, что требовалось в стиле Достоевского долго и муторно (в случае с Достоевским это похвала) писать о переживаниях героев, а просто изобразить четче эмоции, переживания.
     
     
      Язык произведения
      Ошибки см. ниже.
      Грамотность хорошая. Пунктуация - тоже
      Предложения построены неплохо, но периодически вы забывает о подлежащих и любите длиннющиетруднопонимаемыеконструкции. Любите и короткие тоже. Они - как женщины - все хороши :)
      Повторы редки, а вот стилистические ляпы встречаются.
      В целом язык неплохой, но без изысков. Почитайте Чехова - увидите, насколько богат и сочен может быть наш родной русский.
     
      Итого
     
      Несмотря на мое бурчание, понравилось. По пятибальной шкале - четыре с минусом.
      Немного портит впечатление очень сложная и сумбурная схема преступления.
     
      Напоследок (здесь я просто дурачусь, серьезно не воспринимайте)
     
      Представим, как выглядела бы заключительная сцена в опере по вашему произведению...
     
      Крупный мужчина, лет пятидесяти, с брюшком (играет Славку) поет фальцетом:
      - Жена моя, я не ценил тебя! Позволь, я поцелую.
      "Марина", которой, судя по всему уже за девяносто, меццо-сопрано:
      - Ах, не позволю!
      "Славка" тяжело добегает до края сцены и прыгает в оркестровую яму. Грохот и лязг.
      - Вот ведь злодей, - басом завершает Липкин.
      Занавес.
     
      Заметки по ходу чтения
     
      Многовато "наверное" и "видимо".
     
      некоторые даже(!) экранизировали - даже(!повтор) в прошлую субботу показывали на "России".
     
      Периодически избыточные предложения.
     
      пожилой мужчина с фотоаппаратом, а за ними выпорхнули две бледные горничные в гостиничной униформе. Все
     
      "Выпорхнули" как-то не подходит к ситуации.
     
      Французова: (!тчк) хотелось скорее бежать из страшного номера и чтобы больше никуда не таскали из-за того чертового Вовки
     
      "того" можно убрать. И кто таскал? Еще не успели :)
     
      что делал вчера - во всех деталях. И опять что-то удержало Егора от упоминаний о Вовке, а поездку к Марине он объяснил необходимостью извиниться за свое поведение на вечере встречи выпускников.
     
      "Что" - "что-то" повтор. "встречи выпускников" можно удалить. "на вечере" и точка. "Он" относится здесь к Вовке, а должно к Егору.
     
      Перед глазами стояли желтое мертвое лицо Толика и жуткий обугленный женский труп
     
      Посчитайте количество прилагательных? Пять штук, да еще в одинаковой конструкции. Замените парой слов, но емких. Например: "Цвета двух смертей - желтый и угольно-красный - мелькали в голове Егора".
     
      Липкина все время хочется назвать Ляпкиным-Тяпкиным :)
     
      "Мариночка" из уст писателя меня тоже раздражает))
     
      Про первую жену
     
      "Про" лучше заменять на "о" - более литературно, но, что называется, на усмотрение.
     
      Фрагмент отпечатка вашего пальца обнаружен на модели пистолета - зажигалке из дома Марины Чулковой. Можно сказать, чудом сохранился - на спусковом крючке...
     
      Насколько я помню из курса дактилоскопии, рисунок отпечатка пальца определяется несколькими "фигурами". Фрагмент же отпечатка содержит не все элементы и потому для идентификации не может быть использован.
     
     
      вчера Пашку помянул. Увижу Людку где-нибудь на фуршете, расскажу, пусть тоже помянет - она ж после развода так Мыльниковой и осталась.
     
      Ну и дальше - вот человек в ответ на сообщение о смерти все это выдал единым духом? Зачем?
     
      Появление славки и дальнешие объяснения... как-то натянуто показалось.
     
      начались сопки, густо поросшие тайгой
     
      Таежными лесами. Иначе все равно что "сопки, густо поросшие экватором". И, я не уверен, но сами сопки, кажется, не имеют растительности (во всяком случае камчатские на фото).
     
      Она имела вид более или менее равнобедренного треугольника с дамбой-основанием длиной метров сто и двумя другими сторонами по двести, а глубиной метров пятьдесят.
     
      Излишне. Зачем давать точные измерения? Если герой - топограф, еще понятно, а иначе - ни к чему :)
     
      отдельные исполинские глыбы.
     
      Глыбы - уже что-то большое, "исполинские" не надо.
     
      А я этого Хлыща морду только сегодня видел,(!пробел)- злобно
     
      У обоих спутников болело все тело
     
      Одно на двоих?) Хотя у Саймака в "Принципе оборотня" были аж три личности в единственном теле.
     
      без серьезных повреждений - упали на песок
     
      Повреждения упали на песок? Герои, напарники, мужчины (хотя последнее не стоит, двусмысленно как-то гыгы)
     
      Еще с полчаса приходили в себя и отмывали кровь.
     
      Подлежащее?
     
      Липкин с Егором со своими ранами раз за разом скатывались обратно,
     
      Раны тоже скатывались?) Как мячики? "раненые Л и Е раз за разом съезжали обратно"
     
      Егор разделся и без колебаний нырнул в прозрачную ледяную воду. Водосток обнаружился на полутораметровой
     
      Без колебаний? Он Рембо?
     
      глубине - довольно причудливой формы, но вполне достаточного размера, чтобы там мог проплыть человек
     
      Глубина причудливой формы?
     
      Медведь, бросив рыбину, пустился наутек.
     
      Хехе, а я бы посмотрел на Егора, как на идиота, и продолжил кушать форель :)
     
      уже не осталось сил даже
     
      "Уже" - "даже" а одном предложении лучше не употреблять, плохо звучит
     
      Однако там измученных путников ждал сюрприз. Здесь бандиты бросили машину - очевидно, не рискнули ехать без документов и поймали попутку
     
      "там" - "здесь" - зачем смысловой повтор да еще и неверный?
     
      подать уху в номер, а пока положить рыбину в свой холодильник, чтобы его рано утром не беспокоили в номере
     
      "в номер" - "в номере" - повтор!
     
      На столе у ноутбука и принтера при свете луны блеснули почти пустая бутылка коньяка и фужер
     
      Такие предложения напоминают здоровенную бабищу, которая при пожаре хватает тюки с вещами и пытается протиснуться в узкую дверь. Что-то придется оставить: "Сияла бледная луна, и в ее свете виднелись: на столе - ноутбук с бутылкой, на кровати - храпящее тело".
     
      Тот резко отпрянул, изо всех сил ударил ноутбуком об стену, швырнул искореженный прибор в нападавшего, а сам выскочил на балко
     
      Зачем бить стену? :) "Буба злой, Буба все пор-рвет"?)))
     
      Слышите? Сначала тихий хлопок, потом взрыв. Похоже, выстрелили в окошко из пневматической винтовки - Розе в руку. Пожар потом уничтожил следы удара и свинцовую пульку. Зажигалка упала и воспламенила пары из пустой канистры.
     
      Эмм. Он все это по двум звукам понял?
     
      Метрах в ста под вершиной на обрыве
     
      На обрыве - уберите, и так "под вершиной" все объясняет.
     
      прикрепив к стволам трех деревьев метрах в пятидесяти от падали с помощью шипов дикого терновника бумажки из блокнота.
     
      Опять бабища с тюками))) выбросьте лишнее! "писатель набрал шипов терновника и стал крепить ими бумажки на деревья"
     
      Раскидав ветки, Егор увидел в скале трещину, поднимающуюся на несколько метров по крутом склону под углом
     
      Все после "трещины" - в топку, не грузите читателя лишней информацией.
     
     (9)
     
     
     
      Привет Автор!
     Сначала пройдёмся по тексту в общем. По его, так сказать, сути.
      Да, это определённо детектив - все факторы налицо. Есть загадка: кто убил столько человек? для чего это было сделано? куда запропастился Славик? что за таинственный никем не видимый Ильич?
      Схема преступления понятна: украдена/выманена огромная сумма денег, которую все хотят заполучить. И в связи с этим стремлением, повествование обрастает новыми трупами.
      После прочтения не остаётся невыясненных вопросов. В последних страницах описано буквально всё. В целом, текст вполне себе ладно скроенный. Ошибок - лишь опечатки кое-где и не хватает пары-тройки запятых.
      Однако. О, всегда есть это 'однако'! Герои произведения у вас вышли слишком картонными. Ну не могу я назвать отличия особые. Ничего они не разнятся, слишком слабо прописаны характеры. Не хватило мне изюма в них. Мариночка так вообще плоская и дура дурой, про мальчика и говорить не стоит. Так и хочется задать вопрос: а был ли мальчик?
     
      Вот Марину вы отправили за ребёнком в лагерь, правильно? А в Гранитном дворце она рассекает в халате и тапочках. А то и голышом спит. Где вещи взяла? Почему они костёр не разводили? На чём еду готовили? Как обогревались, хоть и лето, а в глубине пещер нежарко. Детали. Их слишком много, на мой вкус. Мне лично всё равно на каком берегу происходило действие, сколько километров и часов они потратили, сторона света тоже не имеет значения. Это могло бы заинтересовать, если бы являлось ключевым моментом в расследовании. А так, пустой, набивание знаков для объёма. По-моему, есть очень хорошее правило: если что-то можно опустить, то об этом лучше и не писать.
      Автор, а вы ведь не любите читателя. Объясню почему. У вас раскрытие цепи преступлений взвалено на Липкина. Он всё расставляет по полочкам. Не хватало лишь, чтобы важно при этом щурился и смотрел со страниц на читателей, как на идиотиков. Почему бы не дать в тексте какие-то намёки на возможного убийцу? Почему нет особо размышлений. Только объявление голых фактов не есть хорошо. Давайте разберёмся ещё в одной ситуации: кто же главный герой повести?
     Егор, с которого всё началось, который настрадался в КПЗ, которого подозревали в убийствах? Или писатель, специально прилетевший из Москвы, друг замминистра, получивший в финале Мариночку? После появления в повествовании Липкина Егор отошёл на задний план и совершенно растворился, утратив и без того небольшую выпуклось. Если планировалось два расследователя, то один должен всё равно быть главнее, иначе никак (если только речь не идёт о сиамских близнецах!).
      Вот такие впечатления после прочтения. Далее идут непонятки.
      Пересмотрите текст у вас там имя 'Егор' чуть не в каждой строчке. Некрасиво. Хоть по фамилии героя назовите, что ли.
      Финт со сгоревшим трупом, который приняли за кого-то другого, весьма бородат. И просчитываем. Канистры с бензином около стиральной машины? Хм. С женской точки зрения, это весьма непрактично. Во-первых, повышается вероятность случайно испачкать только что выстиранное бельё в ГСМ. Во-вторых, запах бензина, он только в песне хорошо сочетается с запахом духов. Помните строчки у группы 'Сплин':
      ... Вдыхая воздух простуд и сквозняков С запахом бензина и дорогих духов...
      Так вот, все эти отдушки, кондиционеры никак с топливными испарениями не сочетаются. Если вы, Автор, используете в тексте прямое указание на социальную сеть (будь она неладна!) 'Одноклассники', то почему игнорируете написание общалки 'Маил Агент' в полном, так сказать, наименовании? Будьте последовательным до конца.
      Ага, как же! Такая мадам, как Мыльникова, испугается обнародования факта кражи идеи изобретения. Угу, ждите. Не тот психотип. Ей глубоко наплевать, раз она 'когда надо могла танком переть'. Как вовремя бандиты оказались в нужном месте. Подозрительно, а главные герои и ухом не повели. Хм... Зажигалка упала и воспламенила канистры... Между прочим, в зажигалках-пистолетах предусмотрено такое устройство, при котором подача газа прекращается автоматически после того, как убирают палец со спускового крючка. Тут стоит либо пояснить особенности устройства именно той зажигалки, либо что-то иное придумать.
      Левый пассажир ИЛ-62 мог с этой коробочкой вмешаться в управление самолетом. А что в это время делал правый пассажир? Если в переносном смысле, то нужно взять в кавычки.
     
      (10)
     
   Рецензия на повесть "Тревожные хроники Горно-Эмска"
     
      Хотя и неприлично рассматривать фотографии в чужих руках, но мало кто откажет себе в подобном удовольствии. В чужих руках любая фотография красивее. Не отказал себе в лицезрении чужого и Егор. Ну, что тут особенного? Ничего, если бы владелец фотографии не оказался столь проницательным.
      " - Вот мы с вами совершенно случайно оказались рядом, но вы, кажется, знаете человека с моей фотографии. Готов побиться об заклад, что мы с вами назовем его разными именами".
      Именно с этих слов началась цепь страшных и таинственных событий.
      Егор узнал на фотографии своего одноклассника Французова Вовку, но попутчик Толик называл гражданина с фото другим именем. Егор решил поискать правду, и два трагических события в одно мгновение обратили повествование в крутой детектив. Попутчика Егора - Толика нашли мертвым в гостинице, а одноклассница Марина сгорает, вроде как, заживо. Вот тебе и фотография в чужих руках!
      Чувствуя, что самому разобраться будет сложно, Егор обращается к известному сочинителю детективов...
      Завязка детектива понравилась. Тайна фотографии заинтриговала меня, если не на все сто, то процентов на восемьдесят пять, точно. Две смерти подряд в начале действа готовят читатели к крупнейшим потрясениям. Загадка Вовки Французова, предлагает два варианта развития событий: Вовка - подлый перерожденец или же он жертва искусно спланированной аферы. Больше мне верится во вторую версию, потому как автор и не чернит Французова, уважает и не хвалит его чрезмерно. Чрезмерное всегда, ведь, подозрительно. Итак, тайна есть, осталось её раскрыть.
      И тут появляется сыщик-любитель. Это известный писатель на ниве детективного жанра - Леонид Липкин. Человек он степенный, солидный и невысокого роста. Что еще? Да, бакенбарды. Кстати сказать, интересный факт. Для чего автор ввел эту "благородную" поросль на лице столичной знаменитости. Нет ли тут, какого намека на иронию? У меня размышления с сомнениями, а главные герои обсуждают авиакатастрофу в окрестностях Горно-Эмска. Упоминанию об авиакатастрофе в начале повествования, я особого значения не придал, хотя, потому, как стали развиваться события, должен был придать. Сюжет, как раз вокруг катастрофы и завертелся. Явление нового персонажа - Мыльникова и парашюта. Особенно интересен парашют. Мы знаем, вылетал разбившийся самолет из Горно-Эмска, упал он там же, так что злодей ни при каком раскладе не успел бы что-то подлое на борту натворить и воспользоваться парашютом. Отсюда вопрос: для чего автору понадобился парашют? Интересно... Мыльников - авиационный техник - катастрофа с самолетом.... Тут всё тоже неспроста.
      А Егор, между тем, становится подозреваемым в убийстве Марины и попадает в КПЗ, теперь вся надежда на Липкина. Может быть, он спасет Егора и подскажет мне насчет отпечатков пальцев на зажигалке: могли ли они уцелеть после пожара? Мне кажется, что не могли, а уж что на самом деле было, это только автору известно.
      Далее, немного карикатурный образ торопливого уголовника-наседки по имени Ванька, слегка сбивает с серьезного отношения к расследованию (опять ирония, что ли?), но я думаю, что временно. Еще атмосферу тюремного заключения, смазало, на мой взгляд, такое высказывание: "Вернувшись в камеру, Егор с аппетитом съел холодный обед, а после ужина забылся беспокойным сном". Как-то не вяжется оно у меня с понятием "КПЗ", не могу понять, откуда взялся "холодный обед", им там, чего, столы накрывают? Проще там всё: сунул миску - налили, не сунул - опоздал.
      После выхода Егора на свободу, я еще с одним неправдоподобием столкнулся - это сцена опознания. Почему опознать труп пригласили Егора? Вопрос у меня возник из-за двух обстоятельств. Первое, Егора только что подозревали в убийстве, и, вдруг, сразу же приглашают на опознание. Извините, но так не бывает. Второе, судя по тому, что встречался Егор с Мариной очень редко (на встрече выпускников да через полгода зашел об однокласснике справиться), его ни родственником, но близким знакомым назвать нельзя. Почему именно его пригласили на опознание? Не верю, что у Марины не было ни родственников отважных, ни близких подруг.
      Но все эти вопросы уже кажутся лишними, так как по всем приметам Марина жива, обгоревший до неузнаваемости труп - это всё, что осталось от дочери одного спеца по нетрадиционной медицине - Азимбека Джакупова. Азимбек погиб в авиакатастрофе. Еще следует сказать, что по всем приметам дочь Азимбека является еще и любовницей бывшего мужа Марины - Славы. Интересно? Вот какой любопытный клубочек автор закрутил. Сгоревшая любовница - пропавшая жена - упавший самолет - найденный парашют - Робур-завоеватель - Гранитный дворец - банда Золотого - таинственный Ильич... И как же он, клубочек этот, раскручиваться будет? И где тот кончик, за который потянуть надобно? Я решил, что это Слава, бывший муж пропавшей Марины, благо он внезапно вынырнул на передний план.
      "   - Привет, Егорка! - послышался грустный голос Славки. - Я только из командировки, а мои старики такого рассказали".
      Славка пришел в номер Липкина, его мигом раскололи по поводу Гранитного дворца и начались горные приключения с пропастью и автоматной стрельбой. В горах орудовали бандиты. Из автомата они стреляли смело, но "не рискнули ехать без документов и поймали попутку". Представляете: пустынная дорога, стоят парни с автоматами наперевес и ловят попутку... Веселая картинка.
      А в повести появляется новое действующее лицо - некто Зурашвили. Появился и быстро исчез, но остался его ноутбук. А в том ноутбуке, чего только не было. Именно оттуда узнали сыщики, что Толик фотографию Французова показал Егору отнюдь не случайно, а по задуманному плану. Еще были ноутбуке данные для разгадки тайны пожара в доме Марины Чулковой...
      Вновь поиски Гранитного дворца. Нашли! Здесь же Французов и Чулкова с сыном. Скоро и Славка сюда же подвалил. А уж, коли, все вместе собрались, то пора немного подраться и итог расследованию подвести. Что автор и сделал... Дальше главный злодей Славка прыгает с горы, раскрывает парашют, но шельму всегда кто-то метит..., разбился подлец, правда, не до смерти.
      В эпилоге Марина Чулкова и Леонид Липкин сочетались законным браком.
      Жаль писателя. Что же он, архитектор душ человеческих характер суженой не рассмотрел? Еще тот характер:
      "Я ж от отчаяния с тобой в постель легла! Думала, найдут вдруг, пристрелят, сколько той жизни осталось..."
     
      Выводы. Детектив в целом понравился, но, на мой взгляд, слишком надуманная идея с авиационной катастрофой, как-то настраивает на несерьезный сказочный лад. Может быть, автор этого и добивался, продолжая примерно в таком же духе описывать быт Гранитного дворца: " На раскладном столике стояли фужеры, бутылки с шампанским и коньяком, ваза с фруктами и красный ночной светильник"? Может быть, но мне показалось, что без этих надуманностей читать было бы гораздо интереснее. Еще, опять же, на мой взгляд, тяжеловато разобраться с хитроумными денежными махинациями. Тут и доходы от брачных афер, от отчуждения автомастерской и деньги целителя, который решил стать президентом некой далекой республики.
      Жаль, что Вовка Французов все-таки оказался перерожденцем.
      "Думаешь, что знаешь человека всю жизнь как облупленного, а он, оказывается, с двойным или тройным дном".
     
     
     
      (11)
     
      Рецензия на ТРЕВОЖНЫЕ ХРОНИКИ ГОРНО-ЭМСКА
     
      Итак, начнём, благословясь...
     
      - "...ниже по течению обнаружен раскрытый спортивный парашют. Но соревнования в том районе никогда не проводились...".
      Одна странная личность бросила парашют (хотя мог бы унести куда-либо или уничтожить...), а другие странные расследователи катастрофы немаленького Ил-62 не обратили внимания на это явно криминальное совпадение...
     
      - "...вчера они тут вдвоем пили пиво, потом в шутку боролись, и Толик научил его нескольким эффектным приемам..." "...За доли секунды в голове всплыли уроки покойного Толика..." "Три удара, нанесенные с молниеносной быстротой, поразили его в самые уязвимые точки...".
      Вот так у нас можно овладеть приёмами рукопашного боя: вчера увидел - сегодня применил... Нереально как-то.
     
      - "...рассылая по указанию Липкина через КПК в "Одноклассниках" сообщения...".
      Вот как хотите... Ну не знаю я, что это за таинственное КПК такое есть в "Одноклассниках"... Пояснили бы, что ли...
     
      - Вдова Мыльникова Лена оказалась миловидной... Запятыми выделить ЛЕНА
     
      "- Вы как знаток женской психологии внимательнейшим образом, так сказать, под микроскопом, исследуете страничку Розы Джакуповой. А я попробую прошерстить сайты,так сказать, желтой прессы. Где-то ж я читал про неуловимого брачного афериста. Настало время отделить, так сказать, зерна от плевел в байках покойного Толика
      и через стихотворение Р. Рождественского - ещё разок...
      - Липкин прокашлялся и пояснил: - Так сказать, вечные мысли, Роберта Рождественского" - Постоянный рефрен "так сказать".
      Можно подумать, что у Липкина это выражение - речевой мусор. Ан нет: дальше всё опять гладко. Тогда к чему эти повторения?
     
     
      "...И вдруг он молниеносным движением схватил со стола ноутбук и стукнул по пистолету...".
      Ноутбук весит не меньше пары килограммов. Молниеносно схватить его со стола и ударить по направленному пистолету - это невозможно! Даже если у стреляющего реакция улитки - всё равно он успеет нажать на курок.
     
      "...Егор, словно распрямившаяся пружина, выпргнул из лаза. Липкин лежа успел лягнуть человека в камуфляже в колено, тот качнулся и не успел нажать на спусковой крючок - камень вонзился бандиту в лоб...".
      Егор выпрЫгнул... Проворный Липкин "успел", а бандюга "не успел"... Лучше бы заменить одно из "успел-не успел" на другое выражение. И, вообще-то, камень не вонзается, это больше холодному оружию присуще. Камень ударяет... Или бьёт, или шлёпается...
      И все сложности, связанные с техникой и электроникой, решал гениальный Пузырь: он умел даже металл-детекторы аэропорта отключать... А заодно и подключаться (дистанционно!) к системе управления самолётом. Такие трюки даже спецслужбы не могут исполнять. Пашка Пузырь-Мыльников посрамил всех! Не слишком ли талантлив самоучка-авиатехник?
      Грамотность сего произведения высока есть! Весьма и весьма! Так, кое-где описка мелькнёт... И т.н. "обсценная лексика" не наблюдается. Но вот с событиями... Сумбур какой-то и митусня. Эти приключения в поисках Гранитного Дворца... Озеро Гранта, рубашки, разорванные на веревку... Ныряние в водоворот, чудесное спасение... Последний разговор всех участников, с признаниями злодея, с парашютным прыжком с горы, роковым для преступника порывом ветра... Нарочито как-то всё это. И количество персонажей немаленькое, и вроде все при деле, даже медведю роль досталась, и динамика действия есть - а вот почему-то не затрепетало сердце моё, не охватило его увлекательностью...
      Да ещё и вроде разумный мужик Липкин женится на Марине. Зачем ему это?
     
      (12)
     
     К сердцу прижмёт, к чёрту пошлёт
     
     (Тревожные хроники Горно-Эмска - обзор)
     
      Для меня сюжетная линия этой повести оказалась достаточно сложной. Как бы случайная встреча в самолёте и последующее время препровождение детектива Толика и Егора, причём как выясняется далее по тексту, весь сюжет крутится как раз возле Егора, а этот Толик, оказывается супер детектив! Ну не мог же человек, с такой репутацией просто так, полетев расследовать дело, пить напропалую с первым встречным? Свежо предание, да вериться с трудом.
      И Егор этот тот ещё "фрукт". Тем более детектив, подливая виски Егору, просит найти Вована, которого разыскивает якобы как брачного афериста представляющегося Олегом Свирским. Егор знает его как однолюба Вована Французова. И представить такую метаморфозу со своим бывшим одноклассником не может. Но, класс, в котором учился Егор, был тот ещё! О чем и свидетельствуют дальнейшие события. А пока Егор продолжает пить с детективом, а потом, исполняя его просьбу, идет в гости к бывшей своей однокласснице, в которую, как видно, были влюблены все мальчишки их класса. Звать её Марина. Он находит женщину в... странной ситуации. Сначала она ему долго не открывает, потом всё-таки пускает.
      "- Разговор есть, - Егор уютно расположился на пуфике, неторопливо осмотрел уютную прихожую, модель старинного пистолета на столике рядом со снимком Марины с мальчиком лет двенадцати и с изумлением уставился на огромный свежий шрам на правой щеке молодой женщины, нервно мявшей носовой платок в руках: - Ого, Марина, где это тебя угораздило? В аварию попала, что ли? Еще и курить начала? - он вдруг уловил в воздухе слабый запах табачного дыма".
     Здесь следует запомнить, где находилась модель пистолета, и что на правой щеке женщины был шрам. По ходу чтения пригодиться. И ещё надо запомнить, что эта Марина действительно супер, представьте, такой удачливый писатель, что выложив какое-то своё произведение в интернет, тут же попала в поле зрения маститого писателя, который запросто болтает с ней по скайпу! И так, что муж приревновал до такой степени, что щеку располосовал! Вот, видите, что может случиться, если публиковать свои произведения на СИ? Шутки, шутками, но вериться в это с трудом. Недостоверность ситуации не прикрывают никакие бытовые детали, которые в изобилии разбросаны по тексту. Вместо того, что бы сделать сюжет сколько-нибудь правдоподобным, делают текст запутанным, приходиться просто продираться до сути.
      Потому что далее закрутилось, завертелось так, обрастая всякими мелкими деталями, что я просто не знаю за какую ниточку хвататься.
      Где её муж Марина не знает, потому что разошлась с ним из-за того, что он её порезал, и всё из-за литературы! Где её сын, тоже пока секрет. А запах дыма? Ну, это же детектив! Посмотрим-с куда приведёт!
     Да, забыла сказать, детектива утром нашли мёртвым в постели его гостиничного номера, а Егора принесла туда нелёгкая доложить ему результат своего "изыска". Класс! Но, слава Богу, в гостинице есть видеонаблюдение и Следствие устанавливает, что Егор ушел до обеда, то есть до убийства детектива. Однако, от тюрьмы ему не так-то легко отвертеться. Потому что после его посещения дома Марины - дом сгорает. Обнаружен обгоревший труп женщины. И Егора задерживают! Но он ещё до этого успел связаться с тем самым знаменитым писателем, из-за которого так пострадала Марина и теперь этот писатель, бросив всё своё творчество, прилетел... в Горно-Эмс, помочь расследовать происшедшее! И впрягся по полной программе. Вот он-то, наняв адвоката, вызволяет Егора из КПЗ, разоблачая лжесвидетельство пьяницы.
      Оно, конечно, на вкус и на цвет товарищей нет. Но я, честно говоря, устала от мелких склок и неурядиц, которые одолевают бедного Егорку. И тут сюжет привязывается уже не к брачному аферисту, а к разбившемуся самолёту. Как выясняется при подсчёте трупов - вроде все погибли. Но недалеко от места катастрофы найдет парашют. Вроде кто-то мог прыгнуть с самолёта. Однако... Но если прыгнул, то один труп лишний, значит кто-то летел зайцем.
      Ой, бедный Егор, не каждому достается такой круг знакомых! Куда ни кинь - всюду клин.
      С этого момента я, как читатель, могу предположить, что вся эта возня с брачным аферистом - только прикрытие настоящего расследования связанного с авиакатастрофой. Да, но ведь это уже почти половина повести! И только теперь подходим к сути? Очень надёжно спрятана фабула. Очень.
      Но и тут не угадала. Умерший от сердечного приступа Мыльников (или убитый) как-то связан со среднеазиатским следом. Пока не знаю, читаю дальше. И этот азиатский след, похоже, одно лицо: Рамирес Ильич и Азимбек Джакупов, который ещё и видный политический деятель - тоже погиб, но зачем-то ранее приходил к Мыльникову-Пузырю. И тут выясняется, что брачная афёра, похоже, ко всему этому сложносплетению имеет какое-то отношение, потому что:
      "На сообщение о смерти Пузыря откликнулись лишь несколько человек, почти все - стандартными равнодушными соболезнованиями. Но одно сообщение от давно переехавшего в Москву Генки Беляева, одноклассника Мыльникова, оказалось очень любопытным:
      "Эх, жалко Пузыря! Не голова, а Дом Советов. Только вот жизнь короткой оказалась, да и сложилась так глупо... Я вчера Пашку помянул. Увижу Людку где-нибудь на фуршете, расскажу, пусть тоже помянет - она ж после развода так Мыльниковой и осталась. Ты, Егор, наверно не в курсе: она же на его разработках развернулась. Вот баба! Ничего из себя не представляет, зато умеет вовремя гаркнуть и всюду переть танком. Правда, болтали, что дела у нее в последнее время не фонтан. Очередной муж вроде бы ее крепко нагрел. Если правда, так ей и надо - за то что Пашку в трудный момент бросила, жизнь парню поломала".
     От имени этой самой Людки действовал детектив Толик, безвременно погибший в самом начале повести. Выходит, как положено в детективе, вона откуда ниточка тянется. Так-с, найти бы куда, пока силы не кончились.
      Да, тут по ходу дела, при опознании все-таки установили, что погибла на пожаре не Марина, а другая женщина и ростом меньше и шрама на щеке нет! Хотела, сказать: слава Богу, но и другую жалко. Узнать бы хоть кто это? Однако на то и детектив. Читаем дальше.
      А писатель Липкин - просто душка, с ним усталый майор всякие беседы ведёт на служебные темы! И так напуган "подсадной уткой" в камере и не подтвёрждёнными показаниями пьяного свидетеля, что "...товарищ майор нам будет время от времени помогать, тем более я дал ему, так сказать, оперативную наводку от вас на Ваську Золотого с фальшивыми документами". Ну вот такая я Фома неверующая! Ага, больше делать оперативнику нечего! И вообще кто оперативник: майор или писатель? Больше на эту роль Липкин тянет. Хоть и с такой фамилией. Но ведь тоже автор зачем-то выбрал её для этого героя?
      Разбирая после пожара документы из всё-таки пострадавшего при пожаре огнеупорного сейфа, выяснилось, что там полный комплект документов на Розу Джакупову, дочь того самого политического деятеля, ну азиатский след, помните? Далее "органично" вплетается момент с пожаром в автомастерской, как положено, долгами крыши, разводом, открытием новой автомастерской уже с Людкой. Так вот эта Людка, разведясь с Пашкой оформила на себя патент на изобретение Пашки. Далее сам Джакупов доволен работой автомастерской госпожи Мыльниковой. А Джакупов оказывается радикальным оппозиционером:
      "- И что это нам дает? - поинтересовался Егор, у которого сразу кругом пошла голова.
      - Еще одну версию, - вздохнул Липкин".
      Простите автор, но у меня тоже голова пошла кругом. Такое смешение "стран и народов", интересов больших и малых, обилие персонажей с перечислением их фамилий имён и школьных кличек, настолько забивает информацией, что уж и не до сути, упомнить бы всех.
      А ещё Липкин не только писать, но петь приятным баритоном может! Вот. Дочь Джакупова перед пожаром пишет с компа Марины, а Французов теперь Людкин муж и хозяин автомастерской! Тьфу, чего она (автомастерская)так всем далась? Ладно, узнаем, в соответствии с законами детективного жанра.
      Так-с, еду искать Мариночку с сыном в Гранитный дворец. По дороге Липкин и Егор падают в пропасть, Славка остаётся на верху, в него стреляют. Выбраться Егор и писатель назад не могут, но писатель откуда-то знает, что Гранитного дворца тут нет: "...так сказать, озеро Гранта имеется". Ладно, озеро так озеро. И обсуждают способы собственного спасения. Ну уж вылезали бы любым способом, потому что хитросплетению сюжета совершенно все равно как они вылезут?! Тут ещё один "персонаж" на их голову - медведь! Мало ребятам явно не показалось! Не поняла - они что, после всех перипетий не с чем вернулись? Тогда зачем мне автор всё это рассказывал?
      Ага, ну и писатель! У него в книге пистолет спрятан! Далее борьба с таинственным "Зурашвили" (кавычки автора). Какой-то бандит, наверное. Точнее понять не удалось. У "Зурашвили" нашли комп с одним фалом - запись разговора погибшего детектива с Людкой! Блин, куда усталый майор смотрел всё это время?
      И вот, как я и предсказывала, в полном соответствии с детективным жанром, выясняется, что детектив Толик не случайно подсел к Егору в самолёте и не забавы ради поил до упаду! Егор, оказывается, должен Маринку Чулкову "раскрутить". Вроде всё по законам жанра! Но это же чистый "лабиринт"! Ну и ну! Мариночка оказывается та ещё штучка!
      ""... она в такси сидит, - послышался Славкин голос. - Марина, будь человеком! На меня тебе наплевать, но девчонку хоть пожалей! Отец ее в катастрофе погиб, родни почти не осталось. Их противники мечтают весь род Джакуповых окончательно добить, даже здесь ее найти могут. А я через несколько дней получу деньги и отвезу ее в Америку". "Свои проблемы решай сам!" - ответила Марина ледяным тоном. Но через четверть часа интенсивных переговоров сдалась - в обмен на отказ бывшего мужа от всех претензий на часть дома - хватит с него и автомобиля".
      А Гранитный дворец это: "Придумали мы сами себе с Вованом сказку еще школьниками. Вон на той горе почти у вершины нашли пещеру, но туда невозможно попасть, слишком узкий вход". Далее идет вполне обоснованное предположение кто и как помог погибнуть Розе. И тут выясняется, что Рамирес Ильич и Азимбек Джакупов не одно лицо, а Ильич, это который Зурашвили. И всё как всегда: два мужика: Французов и Чулков обманом выудили у этой самой Людки деньги, видать очень не малые. "Узнал про эти деньги и Ильич-Зурашвили и счел их своими. Толика убрал и, так сказать, ликвидировал Пузыря. Зачем - предстоит еще разобраться".
      Ну и был всё-таки левый пассажир на ИЛ-62, который при помощи какой-то коробочки вмешался в управление самолётом, а сам выпрыгнул с парашютом. Дальше писатель звонит майору: "- Майор, хоть ты этого не заслужил ни грамма, но тебе со мной сказочно повезло". Я же говорю совсем усталый мент! Кое-как ему объяснили, что речь идет о том самом ИЛ-62! Выяснили, что Толик, который детектив, который сразу, ещё вначале помер, не убит, а действительно помер от сердечного приступа. Вот, пить надо меньше! А то, помните, сколько они с Егором выпили? Егор с Липкиным, который писатель, всю работу за сыщика и ментов выполнпили! Про тушу касули и пугливого медведя рассказывать не буду, наверное это антураж к сюжету. Ну вот, Французов и в самом деле однолюб: спит со своей Маринкой в Гранитной пещере и её сынок рядом. Далее сцена в пещере о том какое состояние честное, какое нет и кто кого "кинул".
      Да, а Ил-62 разбился случайно... или не очень, но с парашюта выпрыгнул Французов.
      Всё. "Я вам не скажу за всю Одессу", но для меня это очень тяжелая для прочтения повесть, с большим количеством действующих лиц, у которых кроме имён и фамилий, следует помнить и не путать друг с другом клички. Обилие подробностей, часто никак не влияющих на сюжет, ещё более утяжеляют и затягивают текст. Ну а по поводу достоверности... повторю за Станиславским: Не верю.
     
     
      (13)
     
      Данное произведение посвящено описанию расследования серии преступлений с "террористическим" уклоном, связанных с крушением самолета, убийств и шантажа. Параллельно с "преступной" линией прослеживается мотив личной жизни героев, связанных с ревностью к бывшей однокласснице, что вплетает свои особенности в интригу. Как бы параллельно в расследовании участвует писатель, автор остросюжетных романов, приехавших в Горно-эмск из Москвы. Нельзя не отметить местами удачные описания природы горного края. Вместе с тем произведению присущ ряд недостатков.
      Язык пресен, сравнения банальные.
      Стр. 6.
      "Егор оробел... словно проштрафившийся лейтенант перед командиром полка."
      Не все служили в армии, а если и служили, точно не в чине лейтенанта. Можно было например написать "салага перед боцманом".
      Стр. 9, рассуждения перед звездочками выглядят как-то казенно. Такое впечатления, что автор боится как бы его героев не заподозрили в каких-то эмоциях и проявлениях жизненности.
      То же, стр.11, сверху. Оживление вносят мальчишки, которые "энергично листают подарок", но, к сожалению, таких подарков мало!
      Над языком изложения надо работать. Упоминание "писателем" выражения "так сказать" не делает его речь более образной. Это слово сорняк, которое засоряет текст.
      Бьет в глаза отсутствие у автора полицейских методов.
      Стр. 7."... навел справки через одного из замов министра внутренних дел... заявление на Олега Свирского в полицию не поступало."
      Такого рода информация не в компетенции зам. Министра. Информация о поступающих заявлениях не вводится в компьютер. В лучшем случае можно рассчитывать получить информацию о возбужденных делах.
      Автор не радует читателя новизной в восприятии работников правопорядка. Их методы так же далеки от презумпции невиновности, как процессы Вышинского над троцкистами.
      Стр. 13, монолог следователя.
      Автор, читатель устал от чернухи! Вложите в мозги блюстителей порядка хотя бы одну извилину не от фуражки!
      Сюжетные содержат элементы наивности, заставляющие читателя терять доверие к сюжету.
      Стр. 15. Преступник "переоделся" следователем. Как именно переоделся? Надел милицейскую форму и сделал пластическую операцию?
      Некоторые несуразности автор пытается устранить в ходе повествования. Так, сначала обезображе6нные останки никто не может идентифицировать, потом, страниц через 5, вспоминают про тест ДНК. Но таких "озарений" слишком мало.
      Бензин, который хранится рядом со стиральной машиной, не вызывает доверия. Ни одна хозяйка не будет держать бензин рядом с местом стирки.
      Действие вязнет в мелочах, обилии малозначительных деталей. Отсутствует главное звено детектива, атмосфера нераскрытой тайны, что в сочетании с остальными нечеткостями пагубно сказывается на интересе читателя.
      Стр. 24. Упомянута пропасть. Где ее описание?
      Стр. 25. Бандиты похожи на персонажей компьютерных стрелялок. Откуда-то выбежали, постреляли, куда-то исчезли.
      Ныряние в водопад не выдерживает критики. Какой же длины должна быть веревка, связанная из порток, чтобы ее длины хватило на движение в протоке с быстрым течением, где нужно раза 2 "хватить" воздуха чтоб не утонуть?
      Весьма забавно выглядит автомобиль, оставленныйбандитами на обочине, чтобы героям не пришлось голосовать попутной машине. Почему бы бандитам заодно не перестрелять друг друга, оставив предсмертные записки для упрощения работы следователей?
      Стр. 28 . Егор вдохновенно ломает пароли на компьютере Зурашвили, как-то не подумав о том, что нарушает этим статью 272 УК "Неправомерный доступ к компьютерной информации".
      Вердикт неутешителен. Писать детектив - прежде всего работа, кропотливая, но и творческая в то же время. Но количество со временем переходит в качество, так что не стоит отчаиваться!
     
     
      (14)
     
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"