Просвирнов Александр Юрьевич: другие произведения.

Такие разные тайники

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 3.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Агитки - Самиздат Победитель конкурса остросюжетного рассказа-2009 (КОР-5)


Князь Сергей сладко потянулся в постели, намереваясь понежиться еще немного. За окном на березе пел соловей, впервые за долгие месяцы не беспокоили зажившие раны, и на душе стало легко и приятно. Князь Сергей с замиранием сердца подумал, что сегодня наконец-то сможет добраться до тайника.
От приятных мыслей князя отвлек ввалившийся в спальню комнатный мужик Егорка. Что-то дожевывая на ходу и дыхнув на хозяина кислым квасом и луком, мужик пробормотал:
- Там, барин, енто, граф Михал Львович пожаловать изволили... Звать, что ли?
- Куда, болван? - рявкнул князь Сергей. - Пусть граф подождет в гостиной. А ты в умывальную теплой воды принеси мне с кухни.
Через полчаса князь Сергей в военной форме с погонами поручика появился в гостиной. Коренастый и мускулистый, он казался крупнее худого графа Михаила, хотя был ниже приятеля на полголовы.
- Серж, наконец-то! - обрадовался гость, и друзья обнялись. - Неужто почти четыре года не виделись? Вот она, война-то... Боже, у тебя уже седина в висках и усах. Ну, рассказывай, как сражался?
- В другой раз, Мишель, - вздохнул князь Сергей. - Хвастать-то нечем. Еще и в госпитале почти полгода потерял. Слава богу, рапорт на отпуск подписал государь. Пройдем, однако, в столовую - сейчас завтрак подадут.
- Вообще-то, я к тебе по делу... - смутился граф Михаил.
- После, Мишель! Батюшка не потерпит отступления от заведенного порядка.
Старый князь Кирилл Петрович, отставной полковник, очень обрадовался гостю и весь завтрак изливал ему свое недовольство конфузом в Крымской кампании. Княгиня Дымова и младшие дети слушали главу семейства рассеянно: очевидно, эти пространные речи были им хорошо знакомы. Затем почтенный инвалид перекинулся на внутреннюю политику.
- Писали мне бывшие однополчане из Петербурга, будто бы государь затевает крестьянскую реформу. Со всех губерний помещиков к себе приглашает, расспрашивает. С нашей волости тоже чудак один ездил - помещик Котов. Бог знает, что такие насоветуют его императорскому величеству! Без году неделя дворянин, а туда же! Эх, рано скончался Николай Павлович! Александр-то Николаевич куда как помякше...

* * *

- Боюсь, брат, я за отца, - признался князь Сергей приятелю, когда они наконец-то уединились в кабинете. - Неровен час, услышит его брюзжание кто из дворовых, да сболтнет лишнего - и заберут старика в Третье отделение. Ты, брат, извини меня, что квелый. Никак не привыкну, что тишина вокруг, ружья и пушки не палят. Совсем ошалел от покоя, будто сонный стал. Рассказывай, Мишель, что у тебя приключилось.
- Большая беда, Серж! - граф Михаил подскочил с кресла, нервно прошелся по кабинету, рассеянно глядя на развешанные на стенах сабли и пистолеты и охотничьи трофеи хозяина - головы лосей, волков и кабанов.
Князь Сергей набил трубку, закурил и спокойно слушал приятеля, который остановился у стола. Барабаня пальцами по спинке стула, граф Михаил горячо заговорил:
- Серж, ты помнишь Долли Кондратову?
- Как не помнить! Наезжали друг к другу в гости по-соседски, у Василия Кузьмича дочка подрастала. Брата ее Пьера в Петербурге встречал. Сказывали, тоже в Крымской кампании участвовал, но не довелось там свидеться.
- Так тебе про семейство Кондратовых более ничего не ведомо?
- Откуда, Мишель? Я ж только вечор приехал. Не до соседей, сам понимаешь... Так что с Долли?
- Ты ее подростком запомнил, а теперь она превратилась в настоящий цветок, Серж! И главное чудо - полюбила меня! Какие дивные часы проводили мы на конных прогулках! Деликатная mademoiselle Boucher, ее гувернантка, ехала несколько поодаль и не мешала нам...
- Сие ты называешь бедой? - перебил приятеля князь Сергей. - Тебе бы, брат, с моим сослуживцем графом Львом Толстым потолковать, помог бы, глядишь, твои лирические рассуждения в "Современник" пристроить.
- Ловлю на слове, Серж! Тебе сказочно повезло, что знаком с таким литератором! Только мне сейчас не до лирики. Стоило заикнуться папеньке, чтобы просил для меня руки Долли у князя Василия Кузьмича, родитель мой весьма осерчал. Кричал, чтобы даже думать не смел! Он тут же съездил в Кондратово, и больше я Долли не видел. На прогулках она не появлялась, а в усадьбу их меня дворовые не пускали. Упал я в ноги батюшке своему, но он решительно отказал в каких-либо объяснениях. Месяц назад приехал Пьер Кондратов и рассказал, что Долли исчезла. Я был жестоко потрясен. Тем не менее Пьер обвинил меня в похищении. Моему честному слову не поверил. Мы стрелялись, и Пьер был тяжело ранен. Происшествие сие взбудоражило наши семьи. Батюшка и князь Василий Кузьмич помирились и более не препятствовали моему союзу с Долли. Увы, ее до сих пор не нашли. Вот я и пришел к тебе за помощью - как к другу. Помню твои рассудительность и острый ум. Ты поможешь мне, Серж?
- Неужто ты сомневался, Мишель? - проговорил князь Сергей, протягивая приятелю руку и больше не вспоминая о заветном тайнике. - Но уверен ли ты, что Долли жива? Вдруг, не дай бог, просто утопла?
- Пьер сказывал, дворовые все озера, пруды и речки в имении с баграми обшарили. Много чего нашли из старых вещей, а в речке Быстрой даже остов человеческий. Медикус приезжал, определил, что остов мужской, лет пятнадцать в воде пролежал. Отец Епифан кости отпел, схоронили по-христиански. Но, слава богу, Дашеньку утопшую не нашли.
- Прислугу расспрашивали? Монастыри объезжали? - поинтересовался князь Сергей.
- Все сделали, Серж - бесполезно. И полиция бессильна.
- Что ж, поехали в Кондратово. Начинать поиски нужно там, - заявил князь Сергей.

* * *

В усадьбе князей Кондратовых царило уныние. Дворня говорила вполголоса, князь Василий Кузьмич в свои неполные пятьдесят сгорбился и выглядел на десяток лет старше. Княгиня Анна Михайловна после исчезновения дочери и ранения сына слегла и не вставала с постели. Молодой князь Петр Васильевич только-только начал ходить. Тем не менее он нашел в себе силы принять двух друзей в кабинете, долго извиняясь за свой домашний халат.
- Пьер, зови гувернантку, - попросил князь Сергей. - Сам хочу с ней потолковать.
Мадемуазель Катрин Буше, худая меланхоличная девица лет двадцати пяти, по-русски не понимала ни слова. Утверждала, что вечером читала Долли вслух французский роман, а в половине девятого княжна отпустила ее спать. Более француженка молодую хозяйку не видела. В присутствии мадемуазель и князя Петра гости осмотрели спальню Долли. Князь Сергей заинтересовался книгами, фортепиано и партитурами и долго расспрашивал гувернантку о музыкальных упражнениях и пристрастиях Долли. Граф Михаил при этом нетерпеливо переминался с ноги на ногу, и приятель счел нужным пояснить:
- Я бегло просмотрел роман, который мадемуазель читала Долли перед исчезновением. Там юная герцогиня бежала из дома и стала знаменитой оперной певицей. Но, судя по всему, таких планов у Долли не было. И все-таки здесь что-то не так. Мадемуазель преподавала Долли легкую французскую музыку, а тут я вижу еще и ноты, написанные от руки. И песенки попадаются на русском. Не бог весть что, страдания всякие - такое обыкновенно девки крестьянские поют. Пьер, mademoiselle Boucher свободна. Пусть позовет сюда камеристку.
Дворовая девка Палашка не на шутку испугалась при виде нескольких благородных господ. Она сразу покраснела, опустила глаза и отвечала князю Сергею односложно, запинаясь и едва слышно. Получалось, что в девять вечера она помогла госпоже раздеться и лечь спать, сама ушла в девичью.
- Экая ты, девка, нерасторопная, - с досадой произнес князь Сергей, подошел к Палашке, приподнял ей лицо за подбородок и грозно рявкнул. - А ну, в глаза мне смотри! Каким глупым бабьим песням княжну учила?
- Барин, не серчайте, я песни-то играть вовсе не умею... - прошептала Палашка, но глаза ее тревожно забегали и наполнились слезами. - Нешто б барышню еще учила...
- Врешь! - буквально прорычал князь Сергей, повернулся к князю Петру и едва заметно подмигнул. - Пьер, а продай-ка мне сию девку! В полк ее свезу. К нам как раз один турецкий солдат перебежал, хочет в православие обратиться. Но жену просил найти работящую, чтобы усы ему каждый день расчесывала, да саблю и кинжал чистила. А что Палашке у вас делать без госпожи?
- Думаю, батюшка возражать не будет, - притворно согласился князь Петр. - Пойдем, что ли, купчую составлять?
Крестьянка рухнула на колени и подползла к хозяину.
- Ой, барин, не губите! Не хочу за басурмана, хоть и крещеного! Нешто плохо вам служила?
- А почему тогда врешь? - строго сказал князь Петр. - Князь Дымов вранье насквозь видит.
- Во всем сознаюсь, только не продавайте! - взмолилась Палашка.
Во время ее рассказа молодые дворяне лишь удивленно переглядывались. Граф Михаил нервно барабанил пальцами по крышке фортепиано, а князь Сергей бессознательно теребил жесткие черные усы.
Оказалось, с весны при каждом удобном случае княжна по ночам переодевалась в крестьянское платье и в сопровождении камеристки убегала в соседнюю деревню в трех верстах от Кондратова. Палашку там не знали, княжна выдавала себя за ее сестру Акулину и присоединялась к девичьим посиделкам. Очень нравились госпоже народные песни, и она охотно исполняла их вместе с молодыми крестьянками.
- Уж так складно барышня песни играла, такой голос у нее красивый и чистый, что нарочно стали приходить ее послушать, - рассказывала Палашка. - И все б ничего, кабы не та ведьма. Я как ее увидала, так и обмерла со страху. Вся в черном, сухая, лицо почти все платком закрыто, из-под него седые пряди выбивались. В сторонке постояла и пошла. Я барышне стала шептать, чтобы домой скорее. Она меня не слушала. Увидела, что вся дрожу, велела одной возвращаться. Мол, сама потом. Я без памяти в Кондратово побежала, все на свете забыла. Грех на мне, барин. Уж сколько потом за барышню молилась, а господь так и не вернул ее к нам. Хотите, секите меня на конюшне хоть до смерти, только басурману не отдавайте! Я их пуще нечистой силы боюсь!
- Сам высеку! - зло сказал князь Петр. - Что ж ты, дура-девка, столько времени молчала! Мы ж с Мишелем чуть не застрелили друг друга...
Молодой хозяин был еще слишком слаб после ранения, и в деревню приятели поехали в сопровождении управляющего Фрола. Почти все крестьяне были заняты на сенокосе, пришлось ехать в поле. Через полчаса управляющий собрал в тени большой скирды любительниц ночных песенных посиделок, и князь Сергей под стрекотание кузнечиков принялся расспрашивать раскрасневшихся от июльской жары девиц о мнимой Акулине. В злополучную ночь она появилась после перерыва дней в десять. Была очень грустная, от некоторых песен даже плакала. А потом ушла себе девка в сторону Кондратова - и ладно. Никто за ней не приглядывал. "Ведьму" многие крестьянки вообще не видели. Некоторые приметили высокую худую старуху, но лица не разглядели. Думали, странница чудная, ночью зачем-то ходит.
На обратном пути приятели спешились, а Фрол вел их коней под уздцы. Двигались медленно. Князь Сергей осматривал буквально каждый куст у дороги, но никаких следов княжны Дарьи не заметил. На полпути к Кондратову от дороги шла развилка на юг. Здесь в зарослях лещины у обочины князь Сергей обнаружил две половины деревянного колеса от телеги. Их уже присыпало листвой и травой, повсюду к деревяшкам присох птичий помет - очевидно, колесо сломалось не вчера и не неделю назад, а раньше.
- Смотри, Мишель, колея от колес видна немного в стороне от дороги, - задумчиво произнес князь Сергей. - Наверняка в темноте с проторенного пути съехали и сломали колесо - вон об тот камень. Глянь, на ступице вырезано изображение филина. Вот и пойми, озорство сие, или к той бабке телега отношение имеет? Может, брат, и впрямь неспроста старуха около девок крутилась? Ведь пока она не появилась, княжна спокойно возвращалась домой.
- Хочешь сказать, что старица действительно ведьма? - опасливо спросил граф Михаил и перекрестился.
- Не знаю, Мишель. Но, полагаю, найти ее нужно всенепременно. Завтра поедем в уезд. Вспомнил я одну историю, что помещик Губарев рассказывал - еще до Крымской кампании.

* * *

Уездный капитан-исправник Иван Ильич Фадеев был весьма любезен с молодыми людьми. За пятнадцать лет, что он возглавлял земскую полицию, господин Фадеев сильно располнел, но живость ума сохранил. Поэтому князья Дымовы, Кондратовы и графы Старцевы каждые три года на уездном дворянском собрании голосовали за назначение Ивана Ильича.
Красный от жары исправник, читая письмо князя Кондратова, постоянно вытирал платком мокрое полное лицо. Василий Кузьмич рекомендовал своего представителя - нареченного пропавшей дочери своей графа Михаила Старцева, извинялся за себя и сына, что не могут по нездоровью лично приехать.
- Увы, Михаил Львович, нечем вас обрадовать, - исправник развел руками и тяжело вздохнул. - Боюсь, рассчитывать вы можете только на чудо. Простите мою прямоту!
- Мы понимаем, что вы приложили все возможные усилия,- вежливо ответил граф Михаил. - Сие не мешает проводить нам приватное расследование, ибо выявились обстоятельства весьма деликатного свойства, о коих мы не можем поведать. Но надежды найти княжну Долли появились.
- Иван Ильич, помню, помещик Губарев несколько лет назад весьма возмущался побегом молодой крестьянки, - вступил в разговор князь Сергей. - Не можете сказать, сколько с той поры числится по уезду в бегах крестьянок возрастом лет до двадцати пяти?
Друзьям пришлось подождать два часа, прежде чем чиновники собрали нужные сведения. Исправник, передавая список графу Михаилу, имел несколько озадаченный вид.
- Уж не знаю, как побеги холопок связаны с исчезновением княжны, но бог вам в помощь!
Граф Михаил сам ничего не понимал, и князь Сергей, едва друзья вышли из полицейского управления, похлопал приятеля по плечу и пояснил:
- Ту девку, помню, помещик Губарев собирался в крепостной театр продать по хорошей цене, ибо весьма пригожа лицом была. Зело возмущался за картами, что сделка сорвалась. Иначе разве бы я запомнил сие происшествие! А вдруг между ним и пропажей Долли есть связь?
- Мудрено, Серж! - граф Михаил покачал головой. - Уже четыре года прошло! Хотя что они для ведьмы... - граф передернул плечами и перекрестился.
Князь Сергей насмешливо хмыкнул и предложил искать постоялый двор: возвращаться домой из города было уже поздно.
После ужина, расположившись в покоях графа Михаила, друзья принялись изучать список. В бегах по уезду значились девять крестьянок подходящего возраста. Клашка, бежавшая от Губарева, через полтора года была найдена повешенной в лесу неподалеку от усадьбы помещика. Еще более озадачило приятелей происшествие с последней из беглых. Исчезла Дунька осенью, а полтора месяца назад обнаружили ее в рощице близ родной деревни - мертвой. Все тело крестьянки оказалось в царапинах, а на боку зияла глубокая рана от огромных когтей какого-то зверя. Судя по рассуждениям медикуса, зверь терзал девицу за день-два до смерти, наступившей от заражения крови.
- Что же получается, Серж? - упавшим голосом произнес граф Михаил, барабаня пальцами по столу.- Колдунья принесла девку в жертву чудовищу, а вскоре похитила Долли? Господи, помоги моей несчастной нареченной!
- Не торопись, Мишель. Дунька могла и вправду беглой оказаться. В лесу пряталась, и в недобрый час, может, медведь ее изувечил. Завтра начнем объезд деревень из списка. Нужно все тщательно проверить.
Друзья разошлись по своим покоям, и оба долго не могли заснуть. Князь Сергей сначала размышлял о тайнике, до которого так и не добрался, а потом о несчастной Долли. Жива ли еще девушка? Ишь, Акулина... Еще одна барышня-крестьянка - начиталась "Повестей Белкина".
Князь Сергей имел буквально звериное чутье. Оно не раз помогало счастливо избегать вражеских пуль и ядер - правда, до поры до времени. Полковой командир рассуждал, что и не чутье то вовсе, а трезвый расчет - мгновенный, помноженный на житейский опыт. Неизвестно, как обстояло на самом деле, но теперь офицер чувствовал, что граф Михаил не ошибся: Долли похитили на замену погибшей Дуньке. Кто? Для чего? Одному богу известно... Дай бог, чтобы и вправду только похитили, а не лишили жизни.
Граф Михаил в своей комнате никак не мог успокоиться. Воображение живо рисовало ему чудовищного зверя, терзавшего несчастных девиц под присмотром злобной колдуньи. В голове промелькнули строки из потрясшей его еще в отрочестве повести: "Пусть вечно иссякнет меж вами любовь, пусть бабушка внучкину высосет кровь!" В волнении граф Михаил поднялся с постели и начал расхаживать из угла в угол. Затем зажег свечу, устроился за столом и принялся строчить повесть, изобилующую ведьмами, вурдалаками и прочей нечистью. Любимое занятие отвлекло от тяжких мыслей о Долли и на время принесло успокоение. Граф Михаил погрузился в созданный его воображением мир и совершенно забыл, что находится на постоялом дворе. Внезапно что-то мягкое ударило его в щеку и упало за ворот нательной рубахи. Граф Михаил подпрыгнул, как ужаленный, и, отчаянно извиваясь, вытряхнул на пол большую бледно-серую ночную бабочку. С омерзением растоптав насекомое, граф Михаил долго приходил в себя и уже не мог написать ни строчки, словно вместе с бабочкой уничтожил вдохновение.
Утром он проснулся весь разбитый и опустошенный. Просмотрел написанные ночью страницы, тяжело вздохнул и вполголоса проговорил: "Нет, посылать сие графу Толстому просто стыдно. И в подметки не годится "Упырю" господина Красногорского". Безжалостно спалив свое творение в щитке, граф Михаил почувствовал себя немного лучше. Князь Сергей и вовсе выглядел бодрым и свежим.
- Поедем только в две деревни, - весело сообщил он приятелю. - Там девки в прошлом году сбежали или пропали. В остальных обстоятельства побегов наверняка давно забыты, не стоит время терять.
По пути в Кушовицы граф Михаил страдал от июльской жары. Высокий и худой, он сгорбился на коне и напоминал Дон-Кихота. Князь Сергей тщетно пытался развеселить приятеля остроумными байками. Лишь в спасительной прохладе леса на подходе к барской усадьбе граф Старцев пришел в себя.
Хозяева поместья были весьма любезны с молодыми людьми и даже не прибегли к помощи управляющего. Сами провели гостей по дому и велели дворовым рассказывать все без утайки. Пропавшая прошлым летом двадцатилетняя Фекла работала на кухне, и челядь хорошо ее помнила, тем паче девка была хороша собой. Барыня с утра собиралась сама руководить варкой вишневого варенья, ждали и Феклу - но больше девку не видели. Высокой старухи в черном близ поместья не встречали. На посиделки по ночам девка не бегала. Зато накануне она собирала вишню вместе со остальными дворовыми девками, и вроде бы две из них видели промелькнувший в кустах черный платок. Князя Сергея это известие чрезвычайно заинтересовало. Он скрупулезно расспросил помещицу о каждой мелочи, и хозяйка с улыбкой похвасталась, что всегда использует при сборе ягод метод madame Лариной. Повеселевший граф Михаил с чувством продекламировал:
В саду служанки, на грядах,
Сбирали ягоды в кустах
И хором по наказу пели.
Наказ, основанный на том,
Чтоб барской ягоды тайком
Уста лукавые не ели,
И пеньем были заняты:
Затея сельской остроты!
Отобедав у гостеприимных хозяев, друзья отправились дальше.
- Интересно получается, Мишель, - задумчиво произнес князь Сергей. - Заметь, все пропавшие девицы хороши собой. Бабка могла видеть и слышать сборщиц вишни, скрывшись за деревьями, а потом выбрать девицу попригожее.
Деревня Зименки, где раньше жила погибшая Дунька, располагалась верстах в трех от усадьбы, и друзьям потребовалось уговаривать недоверчивого помещика, чтобы отпустил с ними управляющего. Дунька была старшей дочерью в семье, осенью собирались отдавать ее замуж. Отец погибшей с трудом понимал, что от него хотят управляющий и молодые господа.
- Дунька? Девка как девка... Работящая... Да все они пригожие, молодые пока, а потом... - он безнадежно махнул рукой. - Баба моя совсем с ума спятила, как схоронили Дуньку. Как сонная стала, толку на хозяйстве чуть. Уже и готовить толком не может, бормочет, будто покойница в окно заглядывала...
- Когда? - насторожился граф Михаил.
- Да по осени еще. Дунька младшего нашего в зыбке качала, колыбельную играла. Тут какая-то старуха в окно глянула, напужала ее. На другой день и пропала Дунька. Баба-то мне шепнула однова, будто покойница то была, за собой девку нашу и позвала. А как спятила, молчит цельными днями. Только иногда начинает бормотать: покойница, усопшая, старуха-барыня...
Молодые люди попытались поговорить сами с Дунькиной матерью, но та молчала, глядя на них безумными глазами. Мужику дали целковый на водку и затемно вернулись в Дымово.
После ужина друзья расположились в кабинете князя Сергея. Граф Михаил после посещения Зименков стал бледен и печален.
- Неужто и Долли ведьма на тот свет зазвала? - грустно спросил он у приятеля.
- Экий ты, брат, впечатлительный! - рассердился князь Сергей. - Безумная баба наговорила чего-то, а ты раскис. Зря не пошел служить! Романтизм свой и прекраснодушие быстро бы под пулями растерял. Возьми себя в руки, Мишель! Давай рассуждать. Смотри, я тут прикинул, - он разложил на столе карту уезда и продолжил: - Вот деревни, откуда пропали девки. Может, некоторые и впрямь беглые, к таинственной старухе отношения не имеют. Зато шесть деревень из девяти - прямо по кругу расположились.
- Удивительно! - воскликнул граф Михаил. - Дворовые сказывали, в лесу грибы тоже так растут, ведьмиными кольцами сии круги называются. Получается, Старцево, Губарево, Зименки, Кушовицы и прочие - огромное ведьмино кольцо?
Он сразу побледнел, и князь Сергей с досадой поморщился.
- Эх, брат, ну что с тобой поделаешь! Ведьмино сие кольцо или нет - одному господу ведомо. Главное, что в центре круга - усадьба Вороново. Туда от каждой из деревень верст двадцать - двадцать пять. За ночь хорошим ходом на повозке можно добраться... Чувствуешь? Где-то у Воронова нужно искать бабку и девок.

* * *

До Воронова оставалось верст пять, когда начало темнеть. В лесу затихли птицы, зато комары с противным писком начали атаковать приятелей и их коней. Граф Михаил с опаской оглядывался по сторонам.
- Все-таки я не пойму, Серж, почему мы поехали на ночь глядя, - недовольно ворчал он, отгоняя комаров сломанной веткой. - Видел я однажды того Котова. Вовсе не такой чудак, как твой батюшка говорит. Разве что голос больно тонкий и неприятный.
- Ночных заблудившихся путников трудно не принять, - пояснил князь Сергей. - Днем гораздо сложнее было бы: Котов и сам ни к кому не ездит, и не принимает. Вот и пойми, что на уме у бывшего купчины. Получил он личное дворянство за пожертвования на армию, имение купил. К чему? Отшельником там сидеть?
- И в голос все решили так, что он опаснейший чудак, - продекламировал граф Михаил. - A propos, куда помещик Воронов и его мать делись?
- Говорят, за границу уехали. Вот только никому не писали все пятнадцать лет. Хотя Антуан Воронов был близким приятелем наших родителей.
Вскоре клонящееся к закату красное солнце скрылась за тучами, подул ветер. Сразу похолодало, и через четверть часа хлынул проливной дождь. Приятели мгновенно вымокли с головы до ног и пришпорили коней. Ливень не утихал, превратив дорогу в ручей. Кони сбились на шаг, но молодые люди не рискнули подгонять их. Версты за полторы до Воронова саженях в тридцати в сторону от дороги князь Сергей наметанным глазом заметил избу среди кустов лещины. К дому вела заросшая травой широкая тропа. Через минуту-другую приятели спешились у избы и завели коней в тесное стойло, пахнущее навозом. Князь Сергей постучал в окно, но в избе никто не ответил. Дверь оказалась незапертой, и приятели, миновав темные сени, прошли в дом. Пахнуло пылью и старыми тряпками. Князь Сергей достал фосфорные спички из непромокаемой медной коробочки, нашел свечу и зажег ее.
Пламя осветило небольшую комнату. Образов в углу не оказалось, зато к стенам повсюду были прибиты толстые ветки, и с них ни приятелей стеклянными глазами недобро смотрели чучела сов и филинов. С потолков свисали на веревочках засушенные летучие мыши с распростертыми крыльями.
- Тьфу, пакость какая! - выругался князь Сергей и перекрестился.
Граф Михаил последовал его примеру, шепча молитву и разглядывая чучела широко раскрытыми испуганными глазами.
- Серж, а что там темнеет за печкой? - с опаской поинтересовался он.
Князь Сергей подошел ближе к чему-то большому и темному. Это оказалось большое тело в черном одеянии, качнувшееся на веревке от легкого сотрясения воздуха. Желтый лик повешенного с вывалившимся языком был ужасен.
- А-а-а-а!!! - закричал граф Михаил, пятясь назад.
- Стой, Мишель! - спокойно сказал князь Сергей, тоже отступив, впрочем, на шаг. - Ты что, покойника никогда не видел? Что-то здесь не так. Мертвец слишком легко качается, но больно ликом свеж и тлением не пахнет. Посвети-ка мне.
Князь Сергей передал свечу приятелю, смело подошел к неживому телу и, перерезав веревку, уложил повешенного на лавку, внимательно осмотрел и ощупал.
- Сие тоже чучело, Мишель! - засмеялся князь Сергей. - Соломой набито. А вот голова из дерева весьма искусно вырезана и раскрашена. Мастерская работа! Кого-то в этой избушке на курьих ножках нарочно пугают. Не нас, конечно! - он лукаво улыбнулся, глядя на до сих пор бледного приятеля, по лбу которого катились капли пота.
Князь Сергей умело растопил щиток, и приятели наконец-то смогли обсушиться. Через полчаса ливень стих, и молодые люди продолжили путь. Облака уже рассеялись, дорога освещалась лунным светом, и вскоре показалась усадьба господина Котова.
Подобно замку, помещичий дом располагался на крутом берегу речки Быстрой. Отдохнувшие лошади легко поднялись на холм, и вскоре князь Сергей требовательно стучал в ворота. Переговоры с привратником тянулись несколько минут, пока в темноте не послышался тонкий писклявый голос:
- Впусти господ, Трофимка!

* * *

Помещика Котова друзья видели несколько лет назад мельком, когда тот приезжал на дворянское собрание. Если тогда он показался им неприятным, то теперь и вовсе выглядел отталкивающе. В неполные пятьдесят помещик обрюзг, сильно растолстел и казался каким-то рыхлым. Полностью облысевший череп даже поблескивал при свете свечей. Из правого уголка рта Степана Петровича постоянно текла слюна, и помещик время от времени вытирал ее огромным клетчатым носовым платком.
- Ужин не могу предложить, милостивые государи, - с некоторым злорадством сообщил Котов неожиданным гостям. - Все съедено, а домашняя челядь в деревне нынче ночует. Бог даст, до завтрака дотерпите. Я вас сам в комнатку для ночлега провожу. Двух спален нет, не обессудьте. Переделка в доме проходит. А все-таки странно, как вы так далеко с дороги сбились...
- Батюшка сказывал, вы к государю ездили, Степан Петрович? - поспешил уйти от скользкой темы князь Сергей.
- Было дело! - Котов сразу оживился, отчего слюна потекла гораздо обильнее. - Собрали его императорское величество сотни две помещиков и спрашивали, проживут ли, ежели крестьянам волю дать. А я, милостивые государи, встал и прочел наизусть сочинение господина Ивана Андреевича Крылова "Конь и всадник". Государь промолчать изволили, а меня потом прочие помещики благодарили.
Хозяин распрямил грудь и с чувством продекламировал только мораль басни:
- Как ни приманчива свобода,
Но для народа
Не меньше гибельна она,
Когда разумная ей мера не дана!
- Полностью с вами согласен, Степан Петрович! - князь Сергей кивнул. - Черни без узды и плетки никак нельзя. Скажите, а что за изба от вас в полутора верстах? Мы там от дождя хотели спрятаться, а увидели мертвеца повешенного - и прочь оттуда. Нехорошее место...
- У меня на земле висельник? - удивился хозяин, но не очень сильно. - Право, не знаю, что за изба. Она еще при Вороновых пустовала. Завтра же дам знать полиции. Однако заговорились мы, вот ваша спальня! Спокойной ночи, господа!
Комнатка оказалась маленькой и тесной, явно для прислуги. Друзья не без труда расположились на узких деревянных кроватях с матрасами, набитыми соломой, и бельем из грубой ткани. Высокому графу Михаилу пришлось даже подогнуть ноги. Сон к обоим не шел. Наконец, где-то в доме часы пробили полночь.
- Оставайся здесь, Мишель, - прошептал князь Сергей. - А я проверю кое-что. Темнит любезный хозяин про ту нечистую избу. Чувствую, прекрасно он ее знает. А я усадьбу тоже не забыл с вороновских времен, не заблужусь.
Он придал одеялу форму спящего тела и неслышно выбрался из темной каморки. Привыкший к вылазкам во вражеские тылы, князь Сергей двигался по дому аккуратно и совершенно бесшумно. Не обнаружив никого из челяди, он выскользнул из дома и оказался в сарае: хозяйственные пристройки находились под одной крышей с жилой частью. Здесь было совсем темно. Князь Сергей достал из-за пазухи припасенную еще в странной избе свечу, зажег и осмотрел помещение.
Ничего необычного не обнаружил и прошел дальше в конюшню. Хозяйские кони мирно дремали, а вот жеребцы гостей чувствовали себя неуютно. Они переминались с ноги на ногу, крутили головами и тихо ржали. Внезапно где-то за стеной послышался глухой рык, и уже все кони подняли головы и забеспокоились. "Похоже, здоровенный пес усадьбу сторожит, - подумал князь Сергей. - Не дай бог его встретить!" На всякий случай он вынул из-за пазухи пистолет и заткнул за пояс.
Из конюшни офицер прошел в каретную. Несколько разных экипажей на все случаи жизни свидетельствовали о достатке хозяина. В самом углу князь Сергей обнаружил небольшую неприметную повозку с деревянными колесами. Одно из них выглядело более светлым: очевидно, его установили позже трех остальных. На ступице всех пяти, включая запасное, было вырезано изображение филина. Неужто та самая повозка, что сломала колесо неподалеку от Кондратова?
Со стороны сада вновь послышался приглушенный рык. Князю Сергею сразу стало не по себе. От греха подальше он запрыгнул в повозку, закрыл за собой дверцу и положил пистолет на сиденье. Едва уловимые запахи лекарств и мочи заставили офицера нервно передернуть плечами: слишком живы были воспоминания о госпитале. Медицинскими снадобьями пахло из небольшого ларца, стоявшего в углу. Там обнаружились несколько флаконов с надписями на латыни, и князь Сергей, не поняв ни слова, только огорченно покачал головой.
Мочой едва уловимо тянуло откуда-то из-под сиденья, а под ним обнаружился большой ящик. Князь Сергей постучал по нему - внутри явно было пусто. Подергав сиденье, офицер с изумлением выяснил, что это просто крышка большого сундука. Убрав пистолет, князь поднял сиденье-крышку и увидел под ней набитый соломой тюфяк, на котором обнаружились высохшие желтые пятна. К стенкам сундука изнутри были крепко прибиты несколько прочных ремней: очевидно, ими связывали усыпленную снадобьями пленницу. Князь некстати вспомнил про свой тайник, до которого так и не добрался, и грустно вздохнул. Затем вытащил дурно пахнувший тюфяк и тщательно обшарил дно сундука. В самом уголке нашлась смятая в комок бумага. Расправив ее, офицер обнаружил, что это разорванная в клочья записка.
Осталось лишь сложить ее заново, но вдруг звериное рычание послышалось совсем близко. Ворота каретной приоткрылись, и на экипаж упала полоска лунного света. Князь Сергей задул свечу и с ужасом наблюдал, как большой белый зверь величиной с теленка в несколько прыжков подскочил к повозке и обрушил на нее удар передними лапами. Раздались громкое рычание и скрежет когтей по дереву. Повозка качнулась, и огромная морда показалась в зарешеченном незастекленном оконце, обдав князя Сергея горячим зловонием из раскрытой пасти.
Офицер поднял пистолет и подошел чуть ближе к дверце, целясь в глаз чудовищу. Зверь тут же отскочил в сторону и через мгновение оказался на крыше экипажа. Когти постукивали сверху, а раздраженное рычание не прекращалось ни на миг. И тут в воротах каретной показался высокий темный силуэт. Он неторопливо приближался, и вскоре раздался повелительный голос женщины преклонных лет:
- Индра, брысь! Что там такое?
Зверь с кошачьей мягкостью спрыгнул с экипажа и потерся об руки женщины. Князь Сергей наконец-то разглядел, что это крупный белый тигр. Хищник снова недовольно рыкнул и приблизился к повозке, оглядываясь на женщину в черном.
- Кто там? - металлическим голосом спросила старуха. - Если вы, сударь, разбойник, не предпринимайте ничего дурного. Индра вас растерзает.
- Не разбойник, а гость, - подал голос князь Сергей. - Вышел лошадей проведать, больно ржали беспокойно. Да пришлось от зверюги сей прятаться. А ты, баба, никак ключница? Запри зверя, да в дом меня проводи.
- Ключница, ключница, - насмешливо подтвердила старуха, и ее голос вдруг показался офицеру знакомым. - Выходите, ваше сиятельство, не бойтесь!
Князь Сергей с опаской выбрался из повозки, держа наготове пистолет. Индра вновь зарычал, но старуха безбоязненно пнула зверя ногой, и тот покорно зашагал из каретной. Князь Сергей тоже вышел, с удовольствием дыхнув свежего воздуха. За домом в небольшом саду гуляла белая тигрица. Князь Сергей остановился, чтобы посмотреть, как старуха заводит зверей в большой и просторный загон, крытый металлической решеткой, и запирает на замок.
На полпути от каретной до загона на траве стояло лукошко. Князь Сергей подошел ближе и увидел в нем несколько необычных округлых плодов коричневого цвета. Офицер взял один и понюхал. От плода слегка пахло душистой фиалкой. Князь Сергей с изумлением покачал головой.
Через несколько минут гость вернулся в спальню. Граф Михаил не спал: сидя на кровати, он барабанил пальцами по изголовью.
- Мишель, пленницы наверняка здесь! - шепотом сообщил ему князь Сергей и коротко описал свои приключения. - Теперь мы знаем, что за зверь поранил Дуньку. Вот только темницы я не обнаружил. Но она где-то рядом с тиграми. Старуха несла туда лукошко с плодами кеппела.
- Что сие за плоды? - удивленно спросил граф Михаил.
- Я такие у богатого пленного турка видел. Сей ага сказывал, что растут плоды прямо на стволах дерева в Голландской Индии. Тамошние вожди кеппелы в гаремах высаживают. Если сего плода отведать, пот и прочие выделения фиалками пахнут. Весьма богат наш хозяин, раз белых тигров держит и плоды кеппела покупает для крестьянских девок. Хочет, чтобы темница благоухала. Мишель, но самое главное сейчас - записка. Я не успел ее разобрать.
Друзья быстро сложили записку из обрывков, и граф Михаил сразу узнал руку Долли. Несколько раз он с волнением перечитал строки, написанные на французском: "Мой дорогой Мишель! Я не знаю, когда письмо попадет к Вам. Жду, когда Палашку отправят с поручением в дальние деревни, тогда она заедет в Старцево. Мой милый друг, я не могу без Вас жить. Только одна забава помогает мне перенести нашу разлуку, когда-нибудь расскажу Вам. Если Вы любите меня, договоритесь со священником о тайном венчании и дайте мне знать. Я пойду с Вами под венец вопреки воле папеньки. Бог даст, когда-нибудь он нас простит. Назначьте день и положите записку в тайник, Палашка Вам его укажет. Ваша нареченная Долли".
- Господи, и она где-то рядом! - прошептал граф Михаил, осыпая обрывки поцелуями. - Чего мы ждем, Серж?
- Ты читаешь по-латыни? - поинтересовался князь Сергей. - Отлично! В ларце должно быть снадобье, которым одурманивали девок. Они так крепко спали в тайнике повозки, что даже под себя ходили. Только бы бабка ничего там не тронула! Где же я мог слышать раньше ее голос?
- Наверное, она ключницей была в Воронове при прежних хозяевах, - рассудил граф Михаил.
Друзья тихо выбрались из дома, миновали сарай и конюшню и оказались в каретной. В подозрительной повозке никто ничего не трогал, и граф Михаил при свете свечи быстро обнаружил в ларце пузырек с эфиром. Князь Сергей нашел среди инструмента ломик, и приятели вышли в сад. При свете луны были хорошо видны белые тигры, сидевшие в загоне.
- Не ходите дальше, господа хорошие, - послышался тихий голос привратника, словно отделившегося от стены каретной.
- С дороги, мужлан! - рявкнул князь Сергей. - Еще не хватало, чтобы холопы господам препятствовали.
- У меня один господин, - дерзко ответил мужик и преградил путь дворянам.
Не тратя больше времени на уговоры, князь Сергей ударил противника кулаком в живот, а потом ребром ладони по шее. Привратник бесчувственным кулем рухнул на траву. Друзья подбежали к загону и остановились. Тигры с рычанием бросались на решетку ограждения. Нельзя было терять ни секунды. Князь Сергей подобрал сухую ветку, привязал к ней носовой платок и обильно полил его эфиром. Палку просунул меж прутьев ограды прямо к носу бесновавшегося Индры. Зверь попытался укусить сучок, но вдруг остановился, качнулся несколько раз и упал, вытянув лапы. Через полминуты та же участь постигла тигрицу.
- Какие красавцы! - проговорил князь Сергей, глядя на два распластавшихся белых тела. - Жалко их убивать. Бог даст, очнутся, когда мы уйдем.
Он легко сорвал ломом замок с калитки, и друзья ступили в загон. Побежав мимо неподвижных тигров, они ступили в небольшой хлев, где звери прятались от непогоды. Там нехорошо пахло пометом. Расшвыряв солому на полу хлева, князь Сергей торжествующе воскликнул:
- Есть! Я так и думал, что бабка лукошко сюда несла!
В полу обнаружился лаз. Отомкнув запоры, друзья приподняли тяжелую крышку. Граф Михаил остался наверху с пистолетом, а князь Сергей зажег свечу, спустился вниз по лестнице и оказался в просторном подполье, отделанном деревом. В стене обнаружилась запертая дверь, но офицер ломом быстро открыл ее. Едва князь Сергей ступил внутрь, как пламя осветило прибежавших на шум пять девиц в ночных рубахах. Увидев незнакомого мужчину, пленницы с визгом разбежались.
- Стойте! - крикнул им вслед князь Сергей. - Мы пришли освободить вас из заточения. Дарья Васильевна, отзовитесь! Мишель со мной, он наверху!
- Мишель здесь? - послышался приятный голос, и Долли появилась уже в халате. - Господи, Сергей Кириллович! Как вы нас нашли?
- Долгая история, Дарья Васильевна, потом. Быстрее наверх, пока тигры спят!
Девиц не пришлось долго уговаривать. Все уже успели одеться и с узелками одна за другой поднимались по лестнице. Князь Сергей выбрался из подполья последним и с улыбкой наблюдал, как граф Михаил целомудренно обнимает княжну Дарью, не смея, однако, ее поцеловать.
- Повремените с нежностями, - усмехнулся офицер. - Нужно торопиться.
Молодые люди и девушки быстро вышли из загона, почти бегом пересекли сад и остановились как вкопанные у каретной: помещик Котов, высокая старуха в черном и привратник направили на них ружья.
- Не советую хвататься за пистолет, Сергей Кириллович! - послышался противный тонкий голос хозяина. - Максимум вы убьете лишь одного из нас. Но к чему кровопролитие? Пройдемте в дом и поговорим по-человечески. Не бойтесь, я не чудовище. А вооружились мы, чтобы вы не наделали глупостей.
Князь Сергей напряженно молчал, не опуская пистолет. Будь офицер один, он без колебаний бы сразился с такими нелепыми противниками, не сомневаясь в успехе предприятия. Но случайный выстрел из ружья мог ранить Долли, а рисковать жизнью нареченной друга князь Сергей не хотел. Рассудив, что позже придумает, как выпутаться из неприятного положения, офицер решил не спорить с хозяином.
- Хорошо, - холодно произнес князь Сергей. - Степан Петрович, коли вы и вправду не хотите кровопролития, давайте все вместе разрядим оружие. Слово офицера, что не буду предпринимать ничего, пока не выслушаю вас.
Помещик и его подручные один за другим выстрелили в воздух, князь Сергей последовал их примеру. Из загона донеслось скуление спящих тигров.
Через три минуты все десять человек вошли в дом. Помещик собственноручно отпер закрытую часть, и молодые люди ступили в залу. Привратник зажигал свечи, а старуха увела крепостных девок в другую комнату. Княжна Долли осталась стоять рядом с графом Михаилом.
- Выходит, вы не солгали, сударыня, - заговорил хозяин тонким голосом. - Вы действительно княжна Кондратова. Покорнейше прошу извинить меня за сие недоразумение. Разумеется, вас бы не тронули, не устрой вы маскарада. Тем не менее господу было угодно распорядиться, чтобы ваш отец отдал мне таким образом часть долга. Дарья Васильевна, сделайте милость, пройдите с Таткой. Она поможет вам одеться в соответствии с вашим благородным званием. Сергей Кириллович, будьте так любезны, расскажите, как вы догадались о местонахождении княжны и прочих девиц.
- Охотно, - мрачно ответил князь Сергей.
Помещик Котов слушал офицера с чрезвычайным интересом, порой даже забывая вытереть слюну с уголка рта.
- Любопытно, весьма любопытно! - произнес он в конце рассказа и с оживлением потер ладони. - Князь, вы чрезвычайно достойный противник. A propos, вот-вот из деревни подойдут все мои дворовые: три выстрела - сигнал для них. Вы сами облегчили мне задачу. Так что заточить вас всех обратно в темницу не составит особого труда. Однако я игрок, Сергей Кириллович. Азартнейший игрок! Предлагаю вам партию. Выигрываю я - вы добровольно идете в темницу вместе с прочими пленницами. В случае вашей победы все свободны.
- И вы не боитесь всех добровольно отпустить? - изумился князь Сергей.
- Нисколько. Таких девок я мог бы накупить несколько десятков или сотен. Но мне было интересно их похитить. Не лично, конечно. Татка и Трофимка поднаторели. Насмерть перепуганные девицы гораздо более подходили для моих планов...
- Подлец! - закричал граф Михаил, вскакивая с места. - Вы обесчестили мою нареченную! Я...
- Полноте, граф! - прервал его хозяин. - Не торопитесь с выводами. Ни одна из девиц не обесчещена. Настоятельно рекомендую вам обсудить сию тему с вашим возможным тестем... Я не шучу! Впрочем, в случае победы Сергея Кирилловича я готов принять вызов любого из князей Кондратовых и графов Старцевых, ежели им будет сие угодно. В конце концов, дуэль - тоже захватывающая игра! А уж по поводу холопок я как-нибудь разберусь с их хозяевами к удовольствию милейшего господина Фадеева. Итак, Сергей Кириллович, вы готовы выбрать игру?
- А ежели я откажусь играть вовсе? - мрачно спросил князь Сергей.
- Сие будет равнозначно вашему поражению! - помещик разразился противным писклявым смешком и долго вытирал платком слюну у рта.
- Одни люди предпочитают подчиняться обстоятельствам и играют в карты, - спокойно рассудил князь Сергей. - Другие предпочитают подчинять обстоятельства себе и играют в шахматы. Извольте послать за доской, Степан Петрович! А пока несут шахматы, дозвольте полюбопытствовать. Как следует из ваших намеков, много лет назад вы играли с князем Кондратовым на оскопление и проиграли, не так ли?
Добродушие мигом исчезло с лица помещика Котова. Губы сжались, брови нахмурились, желваки вздрогнули.
- Вы необыкновенно проницательны, князь! - проговорил хозяин. - Василий Кузьмич был так уверен в себе, что и мысли не допускал о проигрыше. Шампанского тогда чересчур много выпили. И князь Кондратов вдруг вспомнил рассказ тогдашнего исправника про ссылку пяти скопцов в Сибирь. Вот и предложил сию жестокую ставку, хотя граф Старцев его всячески отговаривал. Увы, самоуверенность князя имела под собой почву: он великий игрок. С той поры я с вином и картами покончил, хотя для вас готов был сделать исключение.
В этот момент привратник Трофимка принес шахматы, а старуха Татка привела Долли, переодетую в нарядное платье строгого покроя. Граф Михаил в нескольких словах шепотом объяснил нареченной, что за игра предстоит между соперниками. Те разыграли цвет, и белый достался хозяину. Королевская пешка двинулась на два поля вперед...
Граф Михаил и княжна Долли молча наблюдали за партией. Старуха Татка села в стороне и тоже с интересом смотрела на игроков. Дом между тем наполнялся шумом и голосами дворовых: хозяин не солгал. Соперники оказались достойны друг друга. Партия длилась целый час, а на доске сохранялось полное равенство фигур и позиций. Татка вышла на несколько минут и, вернувшись, сообщила хозяину:
- Сударь, Индра и Лакшми, слава богу, проснулись!
И в этот момент князь Сергей вспомнил: он действительно слышал голос старухи в свои отроческие годы, и не только в Воронове!
- Господи! - офицер даже подскочил с места. - Татьяна Павловна, неужто сие вы? Так и не уехали с сыном за границу?
- Все-таки узнали меня, Серж! - старуха грустно улыбнулась. - Увы, Антуана сгубила игра. Степан Петрович выкупил все его долги и получил наше заложенное имение. Мы остались нищими и умышленно распускали слухи об отъезде. Вернее, распускала я. Антуану было уже все равно. Однажды он прямо с обрыва прыгнул в Быструю. Я пыталась его спасти и чуть сама не утонула. Жаль, что сие не произошло. Меня вытащила из реки какая-то крестьянка. Я смутно видела ее, но ничего не могла сказать. Крестьянка, кажется, приняла меня за мертвую, оставила на берегу и убежала. А вот Степан Петрович выходил...
- Крестьянка не забыла вас, - догадался князь Сергей. - Очевидно, ее вскоре продали другому хозяину, и она не знала, что вы живы. Через много лет решила, что вы пришли с того света за ее дочерью Дунькой - той несчастной, которую при побеге смертельно ранили тигры. Тело Антуана, как я понимаю, не нашли?
- Увы! - вздохнула бывшая помещица. - Бог знает, где теперь его неотпетые кости!
- На землях Кондратовых, - сообщил князь Сергей. - Быстрая унесла тело туда. Остов вашего сына обнаружили только теперь, когда искали Долли, полагая ее утопшей. Теперь мы знаем имя безвестного покойника, и вы сможете бывать на его могилке...
- Ваш ход, князь! - послышался писклявый голос скопца.
Еще через два часа первые лучи восходящего солнца упали на доску, где оставались только два короля и одна пешка - у князя Сергея. Помещик отчаянно пытался завести своего короля в патовую позицию, но тщетно. Князь Сергей провел пешку в ферзи, и через несколько ходов объявил сопернику мат.
Долли давно заснула прямо сидя, откинувшись в кресле. А граф Михаил всю игру почти непрестанно барабанил по столу и вот, наконец, громко вздохнув, прекратил буйство пальцев.
- Спасибо, Серж! - только и смог вымолвить он.
- Браво, князь! - пискляво воскликнул помещик Котов. - Мне доставило искреннее наслаждение противоборство с вами. Надеюсь, как-нибудь посетите Вороново, и мы продолжим игру из чистого удовольствия. Заметьте, вы первый, кто приглашен ко мне за все пятнадцать лет, что я здесь хозяин! Сейчас я распоряжусь насчет завтрака, и вы все можете ехать с теми девками на все четыре стороны. Я дам для них телегу, а для Дарьи Васильевны карету. Сударыня, проснитесь! Не окажете ли честь, пока накрывают на стол, на прощание усладить слух мой и ваших друзей? Я знал, что вы не откажетесь! Сергей Кириллович, потеряв мужское достоинство, я пристрастился к разного рода искусствам, но к певческому более чем к какому-либо. У Татьяны Павловны отменный слух, она мастерски выбирала лучших певуний из крестьянок. Пройдемте же, господа!
В комнате, куда вошли молодые люди, все четыре крестьянки уже стояли у стены. Долли присоединилась к ним, ступив на шаг вперед. Хозяин сел за фортепиано и виртуозно заиграл известную песню Бетховена. Старуха с дирижерской палочкой подала знак, и Долли великолепным чистым сопрано с чувством запела:
- По разным странам я бродил
И мой сурок со мною,
И весел я, и счастлив был,
И мой сурок со мною!
Девичий хор подхватил припев:
- И мой всегда, и мой везде,
И мой сурок со мною.
И мой всегда, и мой везде,
И мой сурок со мною...
Когда песня закончилась, немногочисленная публика, состоявшая из двух молодых мужчин, разразилась настоящей овацией.
- Браво! - воскликнул граф Михаил. - Степан Петрович, но неужто нельзя было просто собрать хор - без похищений, темниц, тигров, избушки с "висельником"?
- Но так намного интереснее! - ответил помещик. - А избушка отлично отпугивает нежелательных гостей. К тому же девицам там дается первый урок послушания: дескать, сей дворовой пытался бежать, и вот его печальная судьба. Пришлось способствовать окольному распространению сего слуха. Клашка внезапно умерла от горячки, и Трофимка повесил мертвое тело близ ее деревни. Некоторые из девиц были уже наслышаны при сие происшествие... Очевидно, теперь мне придется собирать новый хор, просто скупая крестьянок. Но сие дело будущего, все равно придумаю что-то интересное. А пока прошу к столу, дамы и господа!
Завтрак, поданный в зале, оказался необычайно роскошным. А через час молодые господа и Долли вежливо, но холодно распрощались с эксцентричным хозяином, а также пообещали бывшей хозяйке имения сохранить ее тайну.
Помещик сдержал обещание насчет экипажей, и вскоре целая процессия двинулась из Воронова. Князь Сергей и граф Михаил ехали верхом во главе маленького обоза.
- Теперь ты понял, Мишель, причину размолвки между твоим батюшкой и князем Василием Кузьмичом? - спросил князь Сергей.
- Признаться, не вполне... Я так счастлив, что Долли нашлась живой и невредимой, что остальное для меня прошло как в тумане. В темницу так в темницу, главное - с любимой. А уж твои мудреные разговоры с хозяином я разобрал с пятого на десятое.
- Видимо, твой отец счел недостойным дворянина предлагать столь жестокую ставку для карточной игры, тем более простому купцу, каковым в те времена был господин Котов, - пояснил князь Сергей. - Лишь твоя дуэль с Пьером заставила стариков забыть то недоразумение. В конце концов, никто не заставлял Котова соглашаться. А теперь он еще и рассуждает, что, пленив Долли, получил часть долга с ее отца. Все-таки плебейская кровь остается таковой, пусть и получил чудаковатый скопец личное дворянство.
- Бог ему судья! - вздохнул граф Михаил. - Теперь я твой должник, Серж, до конца жизни. А Долли хочет выкупить всех сиих крестьянок. Бог даст, скоро на нашей свадьбе споют!
- Завидую вам! - улыбнулся князь Сергей. - Бог даст, и я встречу девушку, с которой обрету счастье. А теперь, Мишель, уже мне нужна твоя помощь...
- Можешь на меня всегда рассчитывать! - горячо воскликнул граф Михаил.
- Уходя на войну, я заложил тайник в усадьбе. Загадал: ежели живым вернусь, воспользуюсь его содержимым, и тогда удача до конца дней от меня не отвернется. В тайнике небольшой бочонок отличного французского коньяку. Один я, пожалуй, с ним не справлюсь...

Оценка: 3.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Р.Навьер "Эм + Эш. Книга 2" (Современный любовный роман) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | М.Веселая "Я родилась пятидесятилетней... " (Юмористическое фэнтези) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | Э.Тарс "Б.О.Г. 4. Истинный мир" (ЛитРПГ) | | У.Гринь "Чумовая попаданка в невесту" (Юмористическое фэнтези) | | М.Боталова "Академия Невест 2" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"