Проxожий: другие произведения.

Свет и тьма

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  Ракета неслась в черноте дальнего космоса - песчинка между жерновами галактик, стальное семя в поисках плодоносной земли. В ее сердцевине, под тонкой скорлупой, теплилась жизнь - астронавт в ракете не хотел умирать.
   Семя было поражено. Ядерный реактор, альфа скорости и омега расстояния, балансировал на грани между бытием и небытием. Ремонт был возможен, астронавт предполагал, что справится с неполадкой в одиночку. Требовался пустяк - отключить реактор, лишив ракету питающей ее энергии. В пустоте нельзя было и помышлять об этом. Астронавту нужна была планета.
   Бесчисленные звезды, равнодушные светляки, виднелись повсюду. Астронавту они были безразличны - дорога к ним заняла бы миллион лет. Единственное светило, на которое астронавт возлагал надежды, находилось теперь прямо по курсу - траекторию ракеты с трудом удалось изменить так, чтобы мишенью ее стала близкая бело-голубая звезда. Маршевый двигатель был бесполезен, как лопнувшая пружина, однако маневренные сопла еще продолжали выплевывать струи пламени. Звезда сияла, поток ее излучения мешал ракете, словно встречный ветер - парусному судну. Астронавт не отлучался от пульта управления.
   То, что у звезды имелась планета, можно было считать чудом. Другим чудом стало то, что планета скользила по орбите ракете навстречу. Чудом было также, что ракете удалось совершить маневр и опуститься на поверхность. Астронавт начал привыкать к чудесам.
   Крохотная планета, грубо обтесанное ядро, вертелась волчком, избавляясь от остатков атмосферы. Сутки на ней были короткими - бело-голубое солнце взлетало над горизонтом, обжигало поверхность, словно вольтова дуга, торопливо миновало зенит и падало за каменную гряду, даря ночь, как скудную милостыню.
   Астронавт коснулся верньеров - снаружи развернулись плоскости солнечных батарей. Ракета стала похожей на стрекозу со слюдяными крыльями, солнце питало ее своими лучами. Астронавт усыпил реактор.
   Он работал два дня и две ночи без перерыва. Как и следовало ожидать,