Прозоров Лев Рудольфович: другие произведения.

Сказание об игравшем c Судьбой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Можно играть с Судьбой, если смел. Можно обыграть Судьбу, если хитроумен. Но никому никогда не удавалось что-нибудь у Судьбы выиграть

СКАЗАНИЕ ОБ ИГРАВШЕМ С СУДЬБОЙ

Давно это было, так давно, что сам Хал, Змей Вечности, порождающий Миры, успел перелинять с тех пор. Так давно, что даже халди, мудрые жрецы Предвечного Змея, знающие имена белых звезд в ночном небе и черных песчинок в пустыне Тжарч, умеющие заранее предсказать разлив плодоносной Сар и день, когда Кхатуран, Золотой Кот, идущий в небесах, закрывает на время Свое освещающее мир око, даже они не знают, сколько лет прошло с тех пор, сколько красного ила унесли воды Сар в Зеленое море, а знают лишь, что это - было.

Случилось так, что сердце сиреневой звездочки Чииллинь обуяла страсть к одному из земных богов междуречья Ксура и Тефнут, плечистому и тяжелорукому, с ногами, вечно вымазанными в синей глине. И дочь Вечносияющего Кхатурана сошла с предначертанного суровым отцом пути и спустилась на землю, дабы соединиться с желанным.

Но нет ничего в трех мирах, что укрылось бы от золотого ока Первенца Предвечного Хала, утаилось бы от Его острых ушей. Узнал владыка о преступлении дочери, и гневом запылало Его око, и обрушился гнев Золотого Кота на Саратш, так что не было спасения. И просо сохло в полях, и земля становилась подобной камню, и задыхались, не успев принести плоды, смоквы и маслины. Иссякали родники и колодцы, сама жизнедарующая Сар, Кормилица Страны, обмелела и священные зу поднимали головы в сизой шерсти из ее ила, и стонущим ревом, разевая клыкастые пасти, взывали к милосердию Отца Богов. И коршуны-тчии кружили в выгоревшем небе, жалуясь: Наатш! Наатш! - Воды! Воды!. Люди и их скот падали на землю и умирали, сраженные гневом Золотого Кота; и вотще несли последнюю пищу на алтари, вотще простирали руки жрецы, вотще жертвенный дым молочными струями изливался в бездонную чашу добела раскаленных небес.

Тогда Милостивица Исфаххат, Владычица Ночи, пришла к Брату Своему и Супругу и смиренно молила его за смертных, ибо даже сердце Черной Кошки, что играет с клубком Судьбы, было тронуто бедствиями Страны. И внял владыка Сестре Своей и Супруге; но велел Ей взять под стражу безрассудную дочь, чтоб не смела та впредь покидать предначертанные пути и нарушать чистоту рождения Высших Богов, путаясь с земными божками.

И взяла Владычица Исфаххат двух из свиты Своей - Таффура с головою хищного зу на человечьих плечах и Кеноба со скорпионьими клешнями вместо рук, и превратила в созвездия, и утвердила в небесах слева и справа от непокорицы Чииллинь, блюсти волю владыки, надзирать за сиреневой звездочкой, дабы н6е вздумала безумная вновь устремиться туда, где небо, обитель Высших Богов, соступается с землей, домом малых божков и смертных людей.

Там обретаются они и по сей день, и говорят, что питаются они душами тех, кто нарушил чистоту касты. И мудрые матери в назидание дочерям показывают им с крыши отчего дома звездными ночами зеленое сияние трех глаз вечно голодного Таффура и матовые капельки страшного яда, поблескивающие на краях клешней Кеноба-Мучителя.

Но в те века иные глаза, вовсе не девичьи, глядели туда, где между чудовищных охранников тосковала одетая в сиреневое сияние Чииллинь. Ибо в матово-черных тростниках жил маленький божок по имени Тесхет, похожий на жабу. Он покровительствовал детворе, игравшей на мелководье и вместо жертв пробавлялся немудреными дарами своих почитателей да тем, что исхитрялся украсть с чужих алтарей. И с тех пор, когда видят жабу, сидящую рядом с жертвенником, кричат: Тесхет пришел воровать!, и гонят ее прочь.

Много дней провел он без скудной пищи своей и много ночей - без сна, чертя и вычерчивая тайное на синей глине и черном песке. Когда же белое око Дарительницы Любви и Смерти переменилось в ночном небе, Тесхет покинул родные плавни и вприпрыжку двинулся в полуночные края, на остров за валами Зеленого Моря, где высился дворец из черного базальта, в котором Мать Исфаххат принимала уставшего от дневных забот Брата и Супруга Своего на ложе, украшенном черепами демонов и устланном их кожами. В передних лапах нес он нечто, бережно завернутое в украденную ткань, и надежно укрытое от очей Всевидящих не столько ею, сколько ничтожеством несущего.

Каким путем он шел и как одолел зеленые горькие волны - о том здесь не говорится, а рассказывается в Сказании о Тесхете Аш-Кбаане и Тхасимбаре, где подробно поведано, как маленький божок перехитрил одноногого, однорукого и одноглазого Повелителя Штормов с помощью куска овечьего сыра, серой птахи ксукте и бронзовой уключины от рулевого весла, что лежала на прибережном песке.

И вот приблизился Тесхет к вратам из черной бронзы, через которые лежал путь во дворец Матери Судеб, Черной Кошки Исфаххат. И увидел он, что ворота высоки, а стены дворца - выше, а сквозь решетку ворот, сплетенную из тайных письмен, причудливых, как сны, что нашептывает Исфаххат, и непостижимых, как судьбы, что посылает Она Богам и смертным, пробраться можно разве что муравью. И ворота те с оградою стояли еще на земле, а сам черный дворец - на краю неба.

И стал Тесхет кричать под воротами голосом громким, призывая привратника. И подошел привратник - а был им Нефтаххар, сын Тсеррагвы, бывший при жизни великим воином и судьей в Саратше. Увидел он, кто кричит под воротами дворца Ночи, и рассмеялся:

-Что за жаба припрыгала и квакает у порога Госпожи? Ступай в свое болото, зеленая шкура.

-А ты не Нефтаххар ли, сын Тсеррагвы? - вопросил в ответ ему обитатель тростников. - За что ж ты гонишь меня, мудрый правитель? Уж не ты ли, возжелав жену своего тысячника Карххашвы, зореокую Нираллик, отправил его в гибельный поход на оборотней-кшеенов, и, когда погиб злосчатный Карххашва, завладел супругою его? Воистину, не совершал я подобного - отчего ж почитаешь меня недостойным быть по одну сторону этих ворот с собою?

Услышав это, смутился Нефтаххар, и отступил от ворот. Услышала и проходившая мимо Сфимитарр, одна из наперсниц Владычицы, и так сказала:

-Кто там кричит столь противно, пороча Великих и посягая на запретное? Отправляйся-ка восвояси, о ты, широко разинувший рот!

-Как не широк мой рот, сиятельная Сфимитарр, - с почтением ответствовал ей божок, -а не шире он, чем твой был в те дни, когда Владычица закаляла первых людей в пламени очага Своего. Не ты ли крикнула тогда от испуга так, что уронила Она создания Свои в горячие угли, и люди, предназначенные красоте и здоровью, уродства и хвори познали? Поистине, не повинен я ни в чьей хвори или уродстве - отчего же ты там, а я - здесь?

Изумилась и смутилась наперсница Судьбы, и отступила от ворот, подошел же к ним Такхаганта, бывший при жизни великим мудрецом среди людей, и так сказал:

-О покрытый бородавками, отчего ты так возгордился, что желаешь войти в обитель Ночи?

-Поистине оттого, о покрытый мудростью, что ты вошел в нее, - отвечал Тесхет, - ибо тебя переспорила жена твоего учителя, и ты по ее наущению, духом вошел в тело умершего князя, жен его познал, обет отшельника преступив, я же обетов не нарушал, в тела чужие не входил, и переспорил не только смертную женщину, но даже наперсницу Черной Кошки, Подательницы Рождений и Смертей. Отчего же мне не войти туда, куда ты вошел?

И так спорил он с присными Сестры и Супруги Золотого Кота, и каждого, кто подходил возбранить ему войти во врата черной бронзы, уличал в деле постыдном. И Исфаххат, Владычица Судьбы, Любви и Смерти, восседая в главном покое чертога Своего, за станком, где ткала полотно судеб грядущего дня, обратилась к Ниссулут, Болотной Лихорадке, что сидела у ног Ее, держа моток ниток, и сказала:

-Что за гомон стоит у ворот из черной бронзы? Брату и Супругу Моему не срок еще возвращаться из дневных странствий. Уж не демон ли из Бездны вновь ищет обладать Мною и домом Супруга и Брата Моего? Но нет нынче в Бездне таких, как Мопопа Тысячеклыкий и Кустнашсб Сокрушитель, чьи черепа повесила Я в изголовье Нашего ложа, а кожи постелила в изножье его. Пойди и разузнай, отчего суета у порога Моего.

По слову Владычицы удалилась Ниссулт, прижав большой палец ко лбу в знак повиновения, но вскоре вернулась в негодовании, и пала к ногам Черной Кошки.

-О Госпожа, знай, что пришел к порогу Твоему не демон из Бездны, а божок из грязи болотной, во всем подобный жабе, и имеет при себе нечто, завернутое в ткань. Сел он у порога чертогов Твоих, и поносит тех, кто служит Тебе - и Богов, и духов, и великих покойников. Меня он похулил, говоря, что развратна я и на ложе укладываю, не разбирая не пола, ни лет. Прогони же, Владычица, от дверей Своих этого злоязыкого!

Тогда, услышав это, поднялась Луноокая со своего престола и направила шаги свои к вратам из черной бронзы, и все, кто столпились у них, расступились и пали пред Нею на лице свое. И склонился до земли маленький Тесхет, Владычица же так сказала:

-Воистину, если нет в чертоге Ночи никого, кто мог бы переспорить маленького божка из речной тины, стало быть, достоин тот божок чертога Моего не меньше, чем те, кто ныне в нем пребывает.

И отворила Она ворота из черной бронзы, и спросила:

-С чем ты пришел ко Мне, о Тесхет, вор чужих алтарей?

-С чем же такой, как я, мог явиться к Прекраснейшей, как не с тем, чтобы позабавить и развлечь Ее? - отвечал Тесхет, склоняясь еще ниже прежнего. - Вот дар мой недостойный, ибо измыслил я игру, до сей поры в Саратше неведомую, и принес Тебе в дар, о Владычица!

И развернул Тесхет ткань, и увидели все, у ворот из черной бронзы собравшиеся, доску из красной глины, расчерченную на поля квадратные, разными знаками меченные. И стояли там малые изваяния из глины. И стал Тесхет рассказывать, каковы правила и пути, и силы каждого изваяния, и место его на глиняном поле, и о сути игры - она же состояла в том, чтоб пять полей в сердце доски своими изваяниями занять, вражьи не допустив. И были среди полей такие, что, пройдя ими, меняли изваяния имя и силу, и пути свои, лишь цвет в неизменности пребывал. И изумлялись слушающие, ибо до сих пор были игры на силу, Золотому Коту посвященные, и игры на удачу, Сестре и Супруге Его угодные, когда бросают люди камушки цветные или тасуют костяные пластинки с письменами и знаками. Тут же не было ни силы, ни удачи, а игра была - и такого не было до тех пор, как создал Тесхет первую доску и изваяния для Кча-Кташта - Глиняных Полей.

И сказала Та, Кто Идет в Ночи:

-Славным подарком потешил Ты меня, о Тесхет хитроумный. Какой же награды ты желаешь?

И сказал маленький божок:

-Воистину, правду рекла Ты, о Тысячемощная, Играющая Клубком Судьбы - я всего лишь вор чужих алтарей. Позволь же, Мать Времени, сыграть с Тобою в мою игру, и прошу я немного - всего лишь день в году за каждую из пяти клеток в сердце доски, именуемом Храмом.

-Пусть так и будет, - ответила желтоглазая Владычица Судьбы. - Но когда двое садятся играть, то в обычае, чтобы оба делали ставки. Что поставишь ты против пяти дней?

 []

И поручился маленький Тесхет за ближнюю к себе клетку ногами своими, что уносили его с места покражи, за дальнюю - руками цепкими, к которым липло все, что худо лежит, за правую клетку - черной печенью своей, за левую - алым сердцем, а за ту, что в середине - головой. Ибо более ничего у него не было. И приняла Владычица его заклад, и сели они играть. И тронулись с места Щитоносцы, и быстрые Колесницы, и косматые Трогмантху с башенками на броне могучих спин, и проворно неслись Боевые Коты, и ворожили Дареджет, и крались, хоронясь за спины иных изваяний, неторопливые и осторожные Халди. И много раз вздрагивали от страха жалостливые служанки Госпожи Любви и Сновидений, когда казалось им, что поражение и жестокая казнь смутьяна в пупырчатой шкурке неминуема, но изваяния Тесхета хитро уходили из-под угрозы, а когда отдавал он одно - то выигрывал тем больше, нежели бы изваяние осталось на глиняном поле. И одно за другим выиграл он неф Храма и пилос, и правое крыло, и левое, спасая тем лапы свои, и сердце, и печень, и настал миг, когда сказал он Алтарь!, водворив в середине Храма своего Халди.

И сказавши, вскочил он, восклицая:

-О Милостивица, знай же - выиграл я эту игру, выиграл я пять дней в году, и не тому радуюсь, что ныне есть у меня свои дни, и будут мне алтари и жертвы! Выиграл я у Тебя, Тысячемощная и Всевидящая, пять дней свободы для узницы слуг Твоих, Таффура и Кеноба, Чииллинь, звездочки сиреневой! Я, Тесхет, знавший лишь черные тростники, красный ил да синюю глину, обыграл Ту, кому повинуются Боги и демоны, обыграл Саму Судьбу!

И протянула тогда Владычица Ночи левую руку, и ухватила Тесхета за язык его, и наступила левой ногой на голову его и спину - говорят, с тех самых пор жабы долгоязыки и плоски. И сказала она:

-Не вовремя ты высунул язык, Тесхет - будет он отныне висеть до ступней твоих. Нареку я тебя Аш-Кбааном - Долгоязыким. Что до остального, то сам увидишь, кто встал нынче победителем из-за глиняных полей.

И с тех пор так и изображают Тесхета - со свисающим к плоским ступням из широкого рта языком. Крестьяне вырезают его из дерева, или лепят из глины, горожане же вырезают из камня, а кто беден - те покупают лубки, но у каждых дверей и ворот высовывает длинный язык свой Тесхет Аш-Кбаан, ибо помнит этот язык и боится его ночная свита Владычицы Исфаххат. И нет в Саратше оберега от тех, кто ходит за Черною Кошкой, надежнее, чем похожий на жабу божок. Когда же вне дома боятся люди Саратша ночной силы или ворожбы - то язык высовывают, поминая тем Аш-Кбаана. Взывают к нему и те, кто хочет пройти трудным путем - ибо сам он вошел когда-то воротами из черной бронзы во дворец Владычицы Ночи.

Пять же дней в году, когда сиреневая звездочка Чииллинь скрывается за полуденным горизонтом, принадлежат теперь Тесхету Аш-Кбаану. Весело в эти дни в Саратше - ибо меняются местами слуги и хозяева, знатные и безродные, богачи и нищие. И правитель провинции падает в пыль на лице свое перед шествующим по улицам в его паланкине горшеней или тестомесом, выбранным по жребию. И судят в судах по жребию ж выбранные сукновалы и волопасы, в законах не сведущие, ведомые лишь духом дней Тесхетовых - чтоб посмешнее был приговор и посумасбродней, но чтоб и мудрость в том была. И не помнят люди, чтоб выносились в эти дни приговоры несправедливые или жестокие, ибо Тесхетовых дней - всего лишь пять в году, и взойдет сиреневая звездочка Чииллинь над горизонтом, и вернется горшеня к глине, а сукновал - к шерсти. Но каков бы не был приговор судей Аш-Кбаановых, не отменяют его судьи Высших Богов, почитая жабоподобного божка и волю Исфаххат Милостивицы, даровавшей Долгоязыкому эти дни. Еще - если украдет кто что в эти дни и пойман будет, то, памятуя дни, когда сам Тесхет воровством пробавлялся, не рубят ему руку, а, легко лозой поучив, отпускают, если только соблюл он три запрета Аш-Кбаановы: не прибегал к насилию, не отнимал последнего, обрекая бедняков отчаянию, и не крал святого. И если через девять месяцев после дней Тесхетовых у мужней жены родится чадо не от мужа, то не бросают неверную священным зу, и не поручают чадо блудное милосердию жизнедарующих вод Кормилицы Сар в корзине ивовой, а кормит отчим невольный Тесхетово отродье до отроческих лет, после же волен гнать его из дому, и две дороги такому - с ватагой ли шутов бродячих по Саратшу бродить или воровством промышлять - и недалеко друг от друга ушли те дороги!

И щедро ставят тогда к изваяниям с высунутыми языками дары и подношения щедрые, но не прикасается к ним, говорят, Тесхет Аш-Кбаан, и под жарким летним оком Золотого Кота протухают плоды, черствеют лепешки, зацветает брынза. Говорят, что попытался как-то Тесхет порчеными требами своими угощать Цхутругга - мол, тому, кто смрадные души лиходейские терзает, не брезговать же едой перестоявшей. Но ответил гиеноголовый Бог доносчиков и палачей, что, чем протухшие плоды, охотнее съест он свежую жабу - и с трудом спасся хитроумный божок от клыков Пожирателя Грешных.

А не прикасается к плодам тем, к лепешкам и брынзе маленький бог оттого, что не к нему, а к прежнему возлюбленному своему спускается с небес сиреневая звезда Чииллинь. И то сказать - уж если спускаются звезды с небес, если преступают дочери Золотого Кота Кхатурана высокое рождение свое - так не для пупырчатых же лупоглазых хитроумцев из черных тростников, а для широкоплечих и тяжелоруких красавцев, пусть и в глине - так по колено ведь, а не по горло. И один во всем Саратше не ликует и не смеется в свои дни Долгоязыкий Тесхет, забивается в нору свою, устланную красным илом, и тихо тоскует там среди стрекоз и пиявок.

И мудрые завершают рассказ об этих древних делах такими словами: можно играть с Судьбой, коли смел. Можно обыграть судьбу, если хитроумен. Но ни смелому, ни хитрому никогда и ничего не удавалось выиграть у Судьбы, и какова бы не была игра - если садится за нее Черная Кошка Исфаххат, так только Она и встанет из-за нее победительницей.


Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Старский ""Академия" Трансформация 3" (ЛитРПГ) | | В.Фарг "Излом 2.0" (ЛитРПГ) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3." (Научная фантастика) | | С.Ледовская "Соната для сводного брата" (Любовное фэнтези) | | В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Н.Новолодская "На грани миров. Горизонты" (Боевое фэнтези) | | С.Елена "Жена в наследство" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"