Прудков Владимир: другие произведения.

Карамбо

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.74*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Звезды мерцали необыкновенно ярко. Вдруг одна из них сорвалась и полетела к земле.



  В ночь под Новый Год плотник жилищной конторы Василий Некипелов возвращался домой, подгуляв у давнего приятеля Скородумова. Он, может, и дальше бы сидел, но хозяин, столяр мебельной фабрики, сильно его обидел. Когда они приняли на грудь грамм по двести, в Скородумове взыграла дремавшая до того профессиональная гордость. Он громогласно объявил, что плотник супротив столяра ничто. В подтверждение взял с полки книгу, открыл на закладке и торжествующим голосом вычитал то ж самое, что сказал. А как говорится, что написано гусиным пером, того не вырубишь плотницким топором.
  - Откудова книга? - только лишь и спросил Василий Семеныч.
  Столяр с довольной ухмылкой разъяснил, что книгу подарил внук Ваня, приезжавший на каникулы из Москвы, где учится на писателя. Его рассказ о внуке явился еще одной каменюгой в огород Некипелова. Единственная дочь плотника детей пока не имела, да и мужа тоже. Таня работала санитаркой... То есть, нет. Она без отрыва от производства получила среднеспециальное образование и уже числилась медсестрой, но пока не нашлась замена по прежней работе, совмещала и то, и сё. Домой возвращалась усталая, и ей было не до женихов.
  Некипелов шел из гостей по улице родного городка и остро ощущал свою неполноценность. Ночь, на удивление, стояла светлая, небо словно надраили к празднику рашпилем, а потом еще прошлись нулёвкой. Звезды мерцали необыкновенно ярко. Вдруг одна из них сорвалась и полетела к земле. А когда приблизилась, Некипелов определил, что это вовсе не звезда, а продолговатый предмет, похожий на человеческое тело. Небесный путник летел ногами вперед и стремительно сближался с землей. Пораженный плотник застыл на месте, взглядом сопровождая необычное небесное явление. Над падающим раскрылся оранжевый зонтик, замедлил падение, и небесный странник угодил точнехонько в трубу старой котельной, давно уже заброшенной.
  Василий Семеныч поразился и вытащил мобильник "Нокия", подаренный дочерью.
  - Аллё, товарищи сотрудники, - обратился он в городской отдел внутренних дел. - Тут, значится, такое явление...
  - Какое еще явление? - нетерпеливо перебили его.
  - Человек в трубу влетел.
  - В какую трубу?
  - Старой котельной, на окраине города.
  - Эй, гражданин, - строго осведомились у него, - вы сколько выпили, перед тем как нам звонить?
  - Да врать не буду: бутылку беленькой на двоих приговорили.
  - Ну, так сначала проспитесь, а потом беспокойте. И наперед знайте, что в трубу можно вылететь, но влететь в неё невозможно.
  Василий Семеныч внял совету и пошел дальше. Его радостным визгом встретила Чернуха, дворовая собака вовсе не черной масти. Неразумным щенком она влезла в корыто с битумной мастикой, которой хозяин намеривался обработать потрескавшийся фундамент; после чего дочь плотника весь выходной отскабливала бедолагу. Сейчас белоснежная Чернуха прыгала и ластилась до самой двери. Таня сидела одна за празднично накрытым столом.
  - Папа! Ну, где же ты? Открывай поскорее шампанское, уже куранты пробили.
  - Это мы быстро, - он сдернул фольгу, раскрутил проволочку.
  Грянул выстрел! Струя пенного напитка взметнулась вверх, к дешёвенькой люстре. Лопнули лампы накаливания. Зашипевшие осколки посыпались в тарелки. В комнате стало темно и тихо. Повторные выстрелы грянули в коридоре. Там стреляли пробки под счетчиком.

  Пробудившись, Василий Семеныч вспомнил о замеченном необыкновенном явлении и только о нём и думал. Тани дома уже не было. Она с раннего утра отправилась на дежурство в больницу. Обычно все праздники работать выпадало ей. А если даже и не выпадало по графику, то ее, одинокую и бессемейную, упрашивали подменить медицинские подружки.
  "Почудился мне вчерашний залет человека в трубу или нет? - спрашивал себя Некипелов. - Вроде же наглядно произошло".
  С похмелюги щемило сердце, и он принял лекарство из пузырьков с настойками валерианы, пустырника, ландыша... короче, всего числом шесть. Дочь называла эту адскую смесь "секстетом". После чего почувствовал себя бодрее.
  "Дак, а чо я менжуюсь? Пойду и погляжу". - На всяк случай прихватил с собой гвоздодер. Вдруг дверь в котельную заперта или забита.
  Денек выдался чудесный, мороз и солнце не мешали друг другу. Под ногами весело поскрипывал снег. Насчет запертых дверей плотник зря беспокоился: кто-то двери давно утащил для своих надобностей. Внутри тоже было пусто, но котел с топкой сохранился. Плотник заглянул вовнутрь.
  И вправду: в железной, заледенелой печи лежал человек, ногами к дверце. Одна ступня, примерно сорок третьего размера, была без ботинка и носка. Плотник коснулся фиолетовой пятки и постучал согнутым пальцем. Пятка была твердая, как лед. "Вдрабадан замерз, бедняга. Так еще бы, столько на морозе пролежать, - подумал он. - Хотя, если б котел был в работе, тоже не подвезло бы".
  Он просунул голову в жерло печи и увидел, что из приоткрытого рта пострадавшего исходит парок.
  - Живой! - ахнул Василий Семеныч и заторопился вызвать скорую.
  Через полчаса приехали. Некипелов, и сам изрядно замерзший, но еще вполне живой, помог извлечь мужчину из котла и затащить в салон. Фельдшер спросил, будет ли сопровождать. Незнакомец не являлся для Василия Семеныча ни сватом, ни братом - чего сопровождать?.. Он так лишь подумал, но сел в машину. В больнице пострадавшего переложили на каталку и увезли в реанимацию.
  В коридоре к отцу подошла дочь и спросила, что он тут делает. Василь Семеныч разъяснил, что привез больного, и с удовольствием оглядел дочь. Какая ладная, пригожая, а улыбается-то как! И белый халат ей идет. Куда, спрашивается, парни смотрят?
  - А кто этот больной? - продолжала расспрашивать Таня.
  - С неба прилетел, - словоохотливо разъяснил отец. - Да не совсем удачно приземлился.
  - Папа, ты хорошо выспался? - Дочь внимательно посмотрела. - Шел бы, еще отдохнул. Там в холодильнике борщ, а на подоконнике, под полотенцем, пирог с яблочным повидлом.
  Василий Семеныч послушался благоразумного совета и подался домой.

  Дежурный врач не без доли брезгливости оказал больному необходимую помощь. "Интересно, из какого мусорного бака тебя вытащили", - ворчал он, обрабатывая больного. Тем не менее, сделал всё, как надо, и удалился в ординаторскую. Там выпил по поводу Нового года мензурку медицинского спирта. Склонял к этому Таню Некипелову, но дочь плотника отказалась, сославшись на то, что от спирта у неё изжога.
  - Ну, как хочешь, голуба, мне больше достанется.
  Он отослал Таню проведать больного. Совершенно трезвая медсестра, совмещенная с санитаркой, послушно отправилась в палату. Пациент уже пришел в сознание и напряженно смотрел на потолок. Точь-в-точь, как сильно подгулявший человек, проснувшись утром, пытается вспомнить, что с ним случилось накануне.
  Симпатичный, кареглазый, лицо смуглое с фиолетовым оттенком. Но медсестра необычному цвету нисколько не удивилась. Ей доводилось иметь дело с разноцветными бродягами, извлеченными из труб, колодцев, чердаков. Вот только уши у больного были необычной формы, до сих пор ей не встречавшиеся. Их контур походил на разрезанную повдоль скрипку, а может, на виолончель. Точно сказать не могла, так как музыкального образования не имела. Но голос у Тани был приятный и иногда она, по просьбе отца, исполняла военно-морские песни.
  - Как себя чувствуете? - И хотя вежливость не является отличительным знаком отечественных медсестер из-за их низкой зарплаты, но тут как раз выпал исключительный случай.
  - А? - как ребеночек переспросил больной.
  - Вы меня слышите? - поинтересовалась Таня, предположив, что у него проблемы со слухом.
  Тут на карниз села ворона посмотрела в палату и каркнула во всё воронье горло. Больной мигом повернул голову.
  "Ага, - сообразила Некипелова. - Слышит. Но почему-то не понимает по-нашему".
  - Ду ю спик инглиш? - это единственное, что она запомнила из краткого курса иностранного языка в медучилище.
  И опять клиент не понял. Что сделала бы обыкновенная медсестра? Отправилась на консультацию к врачу. Но дочь плотника была не из обыкновенных. Она попыталась установить контакт с больным.
  - Я Таня, - ткнула себя в нормальную грудь третьего размера. - А вы кто будете?
  Больной понял. Подобие улыбки появилось на его смуглом лице. Он тоже ткнул себя в грудь и выдал гортанно прозвучавшее слово. Таня засомневалась, правильно ли восприняла.
  - Карамбо? - переспросила она.
  Больной радостно закивал.

  Карамбо поправлялся очень быстро, и главврач Дортмунд, Лев Ефимович, заинтересовался его излечением. "Тэкс, - изучал он медицинскую карту у себя в кабинете. - Без фамилии. Без определенного места жительства. Найден в котельной. Доставлен скорой помощью с признаками обморожения первой степени".
  Записи свидетельствовали, что полное восстановление кожных покровов у пациента произошло на пятый день. Удивительная способность к регенерации! Лев Ефимович просветленно подумал: "Вот и тема для докторской диссертации".
  Он подхватился и поспешил в палату к больному. Но пациента, поименовавшего себя Карамбой, не обнаружил. Его уже выписали. Как выписали? Он же был чуть живой?
  - Выздоровел, - ответил дежурный врач, как раз тот, который воспользовался мензуркой на Новый год. - Что его держать, мест не хватает.

  Таня Некипелова при выписке не присутствовала. Зайдя в палату, где лежал Карамбо, она опечалилась не меньше Льва Ефимовича, у которого возникли проблемы с докторской. Ей нравилось общаться с больным, обучать его русскому языку. Он был такой понятливый, на лету всё схватывал. Но что поделаешь - не первый и не последний.
  Каково же было её удивление, когда вечером, закончив смену, она в больничной роще, через которую обычно ходила домой, увидела Карамбо. Он сидел на скамейке, прикрыв глаза. На нем был выданный при выписке комбинезон, весь в саже, порванный на плечах.
  - Карамбо? - она не поверила глазам. - Ты что тут делаешь?
  - Я-тут-сидю, - раздельно чеканя слова, ответил он.
  - Сижу, - машинально поправила она. - Так ты ж опять обморозишься, и тебя придется вторично госпитализировать. А твое место уже занято... Что молчишь?
  - У-меня-нет-ответа.
  - А! Так тебе некуда податься? - поняла она. - Горе ты луковое.
  - Горе-я-луковое, - согласился он.
  - Ну, вставай. Пошли со мной.
  "В конце концов, у нас три комнаты, одна пустует", - рассуждала Некипелова по пути. Её отец хоть и топорно - по-плотницки, но в своё время срубил просторный дом. И, конечно, совсем не по-людски бросать человека на произвол судьбы.
  Чернуха поприветствовала нового обитателя радостным лаем. Василий Семеныч гостю не очень удивился и тотчас пригласил за стол.
  - Сёдня Рождество Христово, и ты, парень, можно сказать тоже воскрес. Отмечать сей факт будем? - спросил он и, не дожидаясь ответа, разлил водку по стаканчикам.
  Карамбо послушно выпил вслед за ним, закашлялся, и лицо его сделалось свекольного цвета. Прибежала Таня, переодевавшаяся в своей комнатке, на ходу застегнула халат и сделала отцу втык.
  - Дык откуда я знал, что он совсем непьющий, - оправдался Василий Семеныч и больше гостю не предлагал, боясь гнева дочери.

  Так и прижился Карамбо в доме у Некипеловых. Таня продолжала ходить на работу, истово исполнять обязанности. Она привыкла к жильцу, как к любой другой домашней вещи, а он во всем был послушен и терпелив. Возникла проблема с его одеждой. Куртка и пристегнутые к ней штаны были сшиты из добротного материала, но частично поплавились при полете через атмосферу. Таня с первой же получки купила дешевенький костюм, свитер и кое-что из нижнего белья. Получку истратила почти полностью.
  - Ничего, проживем, - сказала она вслух.
  - Ничего-проживем, - подтвердил немтырь.
  Впрочем, вскоре вполне овладел русским языком, самостоятельно научился читать, и одолел все литературные источники в доме. С охотой изучал инструкцию стиральной машины "Индезит" на итальянском языке. И теперь встречал хозяйку фразой:
  - Buonasera, signora. Sembri bella oggi.
  Но Таня итальянского не понимала. А к Некипеловым зачастил участковый. Потому что непорядок, когда на подведомственной территории проживает фиолетовый человек без документов.
  - Ну, Карамбо, вспомнил что-нибудь? - спрашивал он.
  Жилец пожимал плечами.
  - Ты давай, напрягай свои извилины. А то, может, тебя уже ищут, - участковый сделал паузу, прикидывая, за что могут искать человека. - Небось, не рассчитался с кредитом?
  - Не рассчитался с кредитом, - усваивая новые понятия, повторил Карамбо.
  Сначала он из-за потери памяти и навыков ничего не умел делать. Но удивительно быстро всё схватывал. Роста был среднего, сложения обыкновенного, но силу имел немереную. Однажды увязался с Таней на базар. Набрали полную сумку картошки. Таня пыталась нести, он увидел, что ей тяжело, сумку забрал и на плечо повесил. Она шла рядом, прихрамывая, ногу натерла. Он подхватил её на руки и понёс.
  - Ты что? - сопротивлялась Таня. - Опусти! Люди смотрят.
  - Да, люди смотрят, - подтвердил он.
  И нёс до дома. Она застеснялась, но вообще-то осталась довольна. В его крепких руках чувствовала себя уютно и надежно. Соседи действительно смотрели им вслед, разинув рты. И быстро пошла молва по всему околотку, что муж Таньку Некипелову на руках носит. Клавдия Ивановна, вдова со стажем, остановила Таню у водоколонки.
  - А меня муж никогда на руках не носил, - со вздохом призналась. - Даже во время медового месяца.
  Таня возражала соседкам, что жилец ей вовсе не муж, но потом ей надоело препираться с ними. И, чтобы зазря не называли, она допустила его в свою девичью постель. Карамбо с ней был очень нежен. А женщины продолжали домогаться с вопросами:
  - Дак этот... твой баклажан-то... он, что, не пьет? И не курит? И руки не распускает?
  Таня отвечала, что такого не случалось. Бабы обзавидовались и вовсю силились найти у Карамбо хотя бы один изъян. "Наверно, слаб как мужчина", - предполагали они. Клавдия Ивановна, вдова со стажем, прямо так и спросила: "Что, Танюша, слаб в постели твой муженек?" - но Таня смутилась и на этот вопрос не ответила.
  "Наверно, слаб", - успокоившись, решили женщины. На самом деле Некипеловой просто сравнивать было не с кем. Карамбо стал её первым мужчиной. И вполне боеспособным, потому как Таня скоро забеременела и через девять месяцев родила. На божий свет появился нормальный, лишь слегка фиолетовый ребенок, но вот уши у него были в точности, как у отца - похожие на разрезанную повдоль скрипку.

  Вернувшись из роддома, Татьяна высказала отцу благодарность.
  - Папа, большое тебе спасибо! Ты не только меня родил, но и мужа мне раздобыл. Только никому не рассказывай, что он в трубу залетел. А то наш главврач, Лев Ефимович, направит тебя лечиться.
  Но Василий Семеныч, не послушавшись, кое-кому рассказал о новогоднем залёте Карамбо и в котельную еще раз заходил. Хотел отыскать космический зонтик. Увы, не нашёл. Наверно, мальчишки утащили, не понимая, какая это уникальная вещь.
  Новорожденного, недолго думая, назвали, как и деда, Васей. Впоследствии у Карамбо память восстановилась, и он припомнил, откуда появился. Но такое понес! Будто бы с другой звездной системы и даже из другой Галактики, находящейся в созвездии Лебедя. Выслушав его, Василий Семеныч с восхищением сказал:
  - Ну, ты и птица!
  А Таня только вздохнула, предчувствуя, что инозвездное происхождение мужа добром не кончится. И еще одна странность у Карамбо, с восстановлением памяти, появилась. В ясные ночи он выходил на крыльцо и надолго застывал, глядя в небо. Таня тревожилась:
  - Что с тобой?
  - Подпитываюсь.
  - Ты скучаешь?
  - Я скучаю.
  - А что ж покинул родные пенаты?
  Выведала-таки, что его женщины довели. Там у них, оказывается, был матриархат, и Карамбо век воли не видал. Его три раза принуждали жениться и жить в лоне семьи. А он не выдерживал насилия над своей личностью и улетал на соседние планетки. Находили. Возвращали. В последний раз, без спросу, проникнул в суб-область и, проткнув пространство, очутился далеко-далеко - на окраине Млечного Пути.
  - Так ты и от меня убежишь, когда я тебе надоем? - печалилась Таня.
  - Не надоешь, - отвечал он. - С тобой я чувствую себя свободным. Ты удивительная женщина. Я тебя люблю. И нашего малыша тоже.

  Всё шло прекрасно. Карамбо встроился в наш мир и даже после долгой волокиты получил паспорт. В анкете он сообщил, что в тюрьме не сидел, в терактах не участвовал и гражданином никакого другого государства не является. Да и по кредиту никаких задолжностей не имеет, ибо кто б ему выдал кредит без паспорта? На всероссийской переписи населения у него поинтересовались, какой он национальности. Он посовещался с женой, и Таня шепнула, что она себя и Васю записала русскими.
  - Ну, если сын у меня русский, значит и я тоже, - перевернув всё с ног на голову, решил Карамбо.
  Дольше всех общался с переписчиками словоохотливый Василий Семеныч. Он припомнил, что бабушка по отцу называла своих родичей лесными людьми и чудью белоглазой.
  Одним из счётчиков был Ваня Скородумов, приехавший к дедушке на каникулы и решивший подзаработать. Он внимательно выслушал деда Некипелова, всё понял и записал эльфом.
  Но не бывает счастье длительным у большинства наших женщин. На третий год супружеской жизни в небе, в полночное время, появилась летающая тарелка и зависла над огородом Некипеловых. А потом и села - прямо на грядку с огурцами. Из нее вышли фиолетовые существа в комбинезонах. Судя по характерным выпуклостям на груди, это были женщины. Неистово взлаяла Чернуха.
  - Кажется, за мной, - сник Карамбо. - И здесь отыскали!
  - Полезай в подпол, - посоветовал проснувшийся эльф Некипелов.
  - Бесполезно. И там найдут.
  Посветлело, как днем. Вокруг диковинной тарелки собрался народ. Приземлившиеся вытащили аппарат, похожий на граммофон с раструбом, и с его помощью начали общаться с людьми. Да, голоса у них были женские. Они сообщили, что являются представителями внегалактической цивилизации и явились для экстрадиции своего беглого гражданина.
  Прибыл наряд милиции, подъехал на шестисотом мэр города, поднятый с постели в виду чрезвычайного события. Он потребовал от прилетевших подробных объяснений, что совершил Карамбо.
  - За ним тяжкое преступление, - объяснила высокая женщина с неподкупным и суровым взглядом; у нас на Земле она непременно стала бы прокурором. - Кинул пятерых детей и удалился в неизвестном направлении. Нам потребовались значительные усилия, чтобы отыскать беглеца. Мы - высокоразвитая цивилизация, и обычно не вмешиваемся в дела несовершенных. Но если вы намерены препятствовать выдаче преступника, то мы вынуждены будем предъявить вам ноту недружелюбия с последующей высадкой боевого космического флота.
  Мэр города впал в дикий ступор. Что делать? В область звонить? Или сразу в Москву, обратиться за консультацией в высшие государственные органы? В какие именно?
  "И поймут ли там? Поверят?" - лихорадочно соображал он. Дело усугублялось тем, что на носу очередные выборы, и у него появился достойный соперник. И тут такое! Может, ему всё снится или мерещится? Если снится, пора просыпаться. Если мерещится, надо отправляться к доктору. Но тогда ведь точно не переизберут! Нет уж, не надо никому звонить. Проще пожертвовать тем, кого затребовали.
  - Ну что, алиментщик, добегался? - строго спросил он преступника. Тот стоял, низко опустив голову. - Свою вину признаешь?
  Карамбо совсем скукожился.
  - Экстрадицию разрешаю! - вынес решение мэр.
  Инопланетянки удовлетворились и, взяв беглеца под руки, повели к тарелке.
  - А как же я? - растерянно спросила Таня. - У меня тоже ребенок.
  Инопланетные женщины приостановились и посовещались.
  - Если ребенок вам в обузу, мы и его можем экстрадировать, - решили они.
  - Ни за что! Не отдам! - вскричала Некипелова.
  Инопланетянки посочувствовали ей, ведь они тоже были матери и позволили Тане оставить Васю. Карамбо с провожатыми исчез во чреве тарелки. Потом его лицо появилось в иллюминаторе. Он отыскал взглядом Татьяну. В глазах у него стояла космическая тоска. Тарелка бесшумно взлетела и растворилась в потемневшем небе.

  Оставшись без мужа, дочь плотника все силы приложила для воспитания сына. Маленький Вася быстро рос и развивался. После очередного обследования в детской клинике мамаше сказали, что ребенок здоровый. И добавили не совсем уверенно:
  - Он у вас индиго.
  Таня не знала, что это такое и даже напугалась. Но ей разъяснили. Это означало, что мальчик очень способный. Уже в два года Вася научится читать и писать. А в три стал чертить в песочнице геометрические фигуры и самостоятельно вывел теорему Пифагора. Про это узнали в детсаде, куда его привела Таня. Мальчика спросили:
  - Вася, ты считать умеешь?
  - Умею.
  - Ну, посчитай.
  - Один, два, три, четыре, пять... - начал он и запнулся.
  - Забыл? Не знаешь, как дальше?
  - Нет, знаю. Просто я подумал, что последние три цифры могут быть сторонами прямоугольного треугольника.
  - Что? - удивилась заведующая и воспитательницы. - Сторонами чего?
  - Прямоугольного треугольника, - повторил малыш. - Три в квадрате плюс четыре в квадрате равняются пяти в квадрате.
  Таня поняла, что мальчик пошел в папу; сама-то она в математике не соображала. Случайно встретившись с бывшим учителем, пенсионером Чебышевым, рассказала про этот случай. Тот самолично зашел к Некипеловым, протестировал малыша и побежал в горсовет ходатайствовать, чтобы мальчика бесплатно записали в ясли с математическим уклоном. Таковых в городе, правда, не оказалось, и Вася продолжал ходить в обычный детсад. А в выходные дни играл во дворе с Чернухой и научил её складывать числа до десяти. Сумму она озвучивала лаем, и за правильный ответ получала плюшки. Потом он пошел в школу и стал отличником.
  Таня надеялась, что сын продолжит учебу в университете и, на радость ей, станет космическим ученым. Но как же она ошиблась! Вася не смог сдать выпускные экзамены по ЕГЭ. Видно, мышление у него было иное, инопланетное. Он пытался на каждый вариант дать исчерпывающий ответ в объеме два в десятой степени килобайт. А ему на каждый вопрос отводили только четыре бита: да или нет.
  Так что никуда он не поступил. Да и в родном городке поступать было некуда, а отпускать куда-либо далеко Таня не решалась. Умный-то он умный, но совершенно бесхитростный, того и гляди попадет впросак. Иногда юноша спрашивал, кто у него отец. Но Никипелова правду утаивала, и Василию Семенычу велела, чтобы он поменьше языком трепал. А то узнают, что отец Васи - инопланетянин внегалактического происхождения, вот шороху-то будет. Про инопланетную тарелку, приземлившуюся в их огороде, народ уже подзабыл. Некоторые, конечно, еще помнили, но к тому времени летающими тарелками уже никого нельзя было удивить. Они появлялись на небе чаще отечественных аэробусов.
  Василь же Семеныч обрадовался, что внук остался дома, и выучил его плотницкому мастерству. Но Вася, с его талантами ко всему, пошел дальше. Он овладел и столярным искусством. Они сделали удивительной красоты шкаф, покрыли суперлаком и поставили в гостиной. Однажды на базаре Василь Семеныч встретил своего давнего приятеля Скородумова. Зашли в забегаловку выпить живого пива. И Скородумов, хлопнувши пару кружек, опять начал хвастать, что плотник супротив столяра - ничто.
  - А давай зайдем ко мне, - хитро прищурился эльф Некипелов.
  Уговорил и показал приятелю удивительное произведение столярного искусства. Скородумов ахнул, увидев такую красотищу. И больше о своем преимуществе не заикался.

* * *

  В прошлом году в августе случился сильный звездопад. И один метеорит плюхнулся прямо к Некипеловым во двор, близ будки Чернухи. Она его лизнула и заскулила, так как он оказался горячим. А когда остыл и разглядели, то оказалось, что это вовсе не метеорит, а капсула. В ней оказалась пачка с печеньем, всякие детские вещи - ползунки, пинетки на годовалого ребенка.
  "Неужели Карамбо счет времени потерял? - гадала Таня. - А! Так это, наверно, посылка надолго в пути застряла".
  А еще там была коробочка с перстнем: желтое колечко и крупный прозрачный камень, наверно, драгоценный. Да, да! Помнится, еще далеко до экстрадиции муженек удивлялся, замечая окольцованных земных женщин: что это? И Таня ему разъяснила. А теперь решилась надеть перстенёк на День медика. Всезнающий и любопытный прозектор Шварц сразу обратил внимание и принялся разглядывать, взяв медсестру за руку, потом даже попросил снять сувенир с пальца.
  - Похоже, обыкновенное стеклышко, - с заметным пренебрежением определил он. - И кольцо совсем легкое. Нет, не золото. Под вид алюминия.
  Таня слегка сконфузилась. Но не настолько, чтобы разочароваться в подарке. "Может, у них там, в созвездии Лебедя, стекло и есть самая первая драгоценность". А вот печенье быстро употребили. Оно на удивление хорошо в вакууме сохранилось. Пили чай, хрустели. За чаем Татьяна не сдержалась и похвасталась сыну, что посылку папа прислал.
  - А где он? - тотчас поинтересовался Вася. - Хочу с папой пообщаться.
  - Так он в другой Галактике, - проговорилась мама.
  Вася поверил. Он всем верил. И когда пошел по рекомендации Скородумова устраиваться на мебельную фабрику, то в анкете написал, что мать работает в больнице, а отец в настоящее время находится в другой Галактике, в созвездии Лебедя. Испытательный срок выдержал с блеском; но узнав о местоположении его родителя, слегка фиолетового юношу стали называть Звездуном, а иногда и сходным по звучанию словом.
  Таня после тридцати лет расцвела яркой женской красотой, и к ней подкатывали многие холостяки, да и женатики, тот же Шварц расшаркивался. Но она всем говорила, что замужем. Присланный перстенёк с безымянного пальца не снимала, ждала и верила, что Карамбо вернется. Вот вырастит детей до совершеннолетия, станет свободным, как птица, и прилетит. Даже пусть не один, а с взрослыми сыновьями и дочерьми. Пусть они со сводным братом Василием познакомятся. Только когда это случится, она не знала. Во сколько лет у них там, в созвездии Лебедя, совершеннолетие наступает?




Оценка: 8.74*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Кристалл "Покровитель пламени"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война. Том первый"(ЛитРПГ) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"