Прудков Владимир: другие произведения.

Зачистка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:


  В душе поселилась тревога и чувство неизбывной вины. Как будто он, Сергей Чернов, находясь в сомнамбулическом состоянии, кого-то убил, ограбил или над кем-то надругался. Он даже помнил точную дату, когда это началось: с восьмого августа. Честно: жить с того дня не хотелось. Бесцельно бродил по городу и прикидывал: "Надо было спотыкнуться и попасть под проезжающий грузовик". Или, зашедши на виадук, смотрел вниз, на проносящие электропоезда, и думал: "Броситься вниз, что ли?" А то и в городском парке: "Здесь могучие деревья, на любом можно вздернуться". Вот как раз в парке, поздним вечером, он медленно шёл, обуянный такими мыслями. Сзади кто-то нагонял. Оборачиваться не хотелось, но возникло дурное предчувствие: сейчас в спину воткнётся холодное оружие. Ну и пусть; это же выход из ситуации, хватит мучиться. Но ошибся: его дружески хлопнули по плечу.
  - Ты чего такой смурной?
  Джон Кочетов? Он самый. Давно с ним не общался.
  - А чему радоваться?
  Ещё пару реплик, и Джон определил, что у приятеля депрессия. Чернов выслушал с раздражением: он и сам знал. Кочетов сообщил, что полгода назад тоже пребывал в подобном состоянии. Похоже, ожидал, что у него спросят, как он избавился от этой напасти. Но Чернов не спросил, и Джон продолжил по собственной инициативе:
  - Я тоже самостоятельно не смог преодолеть. И тогда обратился в клинику Возницкого. Старик творит чудеса! Вишь, какой я бодрый?
  Чернов не очень поверил, что существует некий Возницкий, который творит чудеса. Но Кочетов был красноречив, убедителен, да и вид у него... и точно румяный. Что ж, попытка - не пытка. По координатам, сообщённым Джоном, Чернов вышел на Возницкого. После предварительного обследования с ним удосужился встретиться сам доктор, Эдисон и Эскулап в одном лице.
  - Ну что ж, ваши органы можно продавать с молотка, - обрадовал он. - Дело в обратной связи. Сигналы коррекции от ЦНС не проходят. Вот вы и чахнете. А знаете, в чём первопричина?
  Чернов вяло дёрнул плечом.
  - Они подавляются памятью неудачно прожитых лет, нелепых поступков, аморальных действий. Вы, наверно, слышали, что Иуда Искариот повесился? - задал неожиданный вопрос.
  - Ну, слышал, - ответил Чернов. - Только я при этом не присутствовал.
  - Ну, ещё бы: припоздали! Так вот, это типичный случай сбоя ЦНС. Всё для предателя обстояло благополучно: тридцать серебряников получил, гонениям не подвергался... - Возницкий не сводил чёрных зрачков, помещённых в желтоватую субстанцию склеры.
  - И что мне делать? - спросил Чернов. - Верёвку намыливать?
  - Мой метод поможет вам избавиться от депрессии иным способом. Надо просто удалить участки памяти, содержащие негативную информацию. Что уж грехи таить, каждый из нас совершал неблаговидные поступки. Вы же не будете этого отрицать?
  Чернов промолчал.
  - Кроме того, позитив могут обрушить так называемые бесполезно прожитые годы, - Возницкий сделал паузу. - Вы готовы подвергнуться чистке?
  - А как это делается? .
  - Вам ещё технологию подавай, - усмехнулся доктор. - Так и быть, в двух словах. Мозг - хранитель информации, тот же хард-диск. Если стереть адрес доступа к нежелательным записям, то и доступа не будет. Проще, конечно, полностью его отформатировать, но... но тогда вы станете овощем.
  - Не хочу.
  - Естественно. А на коррекцию пойдёте?
  - Можно попробовать.
  - Тогда вы должны перебрать все события жизни и отметить нежелательные моменты. А мы уж разыщем их расположение на вашем хард-диске и удалим адреса доступа.
  - Я должен перед вами исповедоваться, а вы отпустите мне грехи?
  - Аналогия неуместна. Нам вовсе не обязательно знать ваши грехи. Просто укажите временные интервалы негативных событий. Вам суток хватит всё вспомнить и вычленить?
  - Не знаю, - угрюмо сказал Чернов. - Никогда этим не занимался.
  - Ну, так займитесь, - подытожил Возницкий. - Медлить нельзя. Депрессия имеет свойство нарастать.

  Чернов подписал договор. Лечение предстояло не бесплатное. Но деньги у него водились. Раньше он занимался бизнесом и довольно успешно. Но когда впал в депрессию, совершенно пропало желание что-то делать, равно как и тратить нажитое. Деньги стали не нужны, так же как Иуде тридцать серебряников. И всё-таки, узнав, какую сумму следует заплатить, он присвистнул. Дорого же берут за чистку хард-диска! Пришлось почти всё снять, закрыть, как рублёвый, так и долларовый счета. Однако был велик соблазн начать новую оптимистическую жизнь.
  Покончив с финансовыми расчетами, Чернов пришёл домой, задёрнул шторы и, не включая света, погрузился в кресло и в воспоминания. Каким образом появился на белый свет и чем ему перерезали пуповину - он не помнил. Что было лет до пяти, тоже в памяти почти не сохранилось. Хотя какой-то вёрткий червячок бесценности себя и превосходства над другими зародился уже тогда. Часто ссорился с сестрёнкой; видимо, ревновал к родительской любви. Один раз, воспользовавшись, что родители ушли на какой-то званый вечер, закрыл её в туалете. Она кричала и плакала: выпусти! А он потешался...
  Чернов вспомнил, что уже давно не общался с сестрой - да и о чём? Вика стала взрослая, у неё своя жизнь. Но сейчас решил позвонить и выяснить, шибко ли много напакостил ей, и как она относится к этому. Сестра сразу ответила, хоть и ночь уже.
  - Алло, Вика, хочу спросить...
  - Серёжа! - перебила она. - А ты знаешь, что у тебя племяш появился?
  - В самом деле?
  - Сейчас кормлю. Не даёт мне спать. Перезвони утром или приезжай.
  Вот так номер. Ничего дурного не хочет вспоминать. По имени назвала, в гости пригласила. Он еще долго переваривал разговор. Ладно, поехали дальше. Предки развелись; он остался с мамой, а Вику забрал отец. Вычеркнуть из памяти последующие пять лет взросления? Но там было много чего хорошего. Дворовая собачка Жучка, преданная ему. Поездка на юг. Чёрное море, белый пароход. "Мама, это курицы летают?" - "Нет, сынок, чайки". Начало познания - багаж для дальнейшей жизни.
  Школа. В первый раз в первый класс. За партой Чернов и подружился с Джоном Кочетовым, на самом деле с Ванькой, он же сам его и переименовал - в насмешку. Ибо от иностранца в белобрысом Ваньке - ничего. Их пути разошлись в восемнадцать; Джон поступил в универ, а Чернов загремел в армию, далеко, в Амурскую область. Наряды на кухню, чистка опостылевшей картошки, ночные караулы. Вот что можно удалить! Два года, как псу под хвост. Но... ведь в армии он познакомился с Лёшей Гавриловым, спарринг-партнёром, позже чемпионом по боям без правил стал. На излёте спортивной карьеры Лёша был его охранником и однажды спас жизнь. Потом, скопив небольшую сумму, Гаврилов уехал в деревеньку и заделался фермером. Год назад на несколько дней приезжал. У Чернова уже тогда началась хандра, но, ей-богу, пока он общался с Лёхой, ему было хорошо и приятно.
  Нет, пожалуй, армейские годы и Лёшку Гаврилова нельзя вычеркнуть. С ним ведь и в самоволку вместе бегали. В один из побегов, в поселковом клубе, Чернов познакомился с Женей и при дембеле обещал ей, девушкам известное: "Жди меня, и я вернусь!"
  Нет, не вернулся. После армии одумался и понял, что без высшего образования - никак. Общество и государство по-прежнему следовало вульгарной поговорке: "Без бумажки, ты букашка, а с бумажкой человек". Пять лет учился. Их вычеркнуть? Но ведь достиг того, что запланировал: получил диплом, обзавёлся ценными знакомыми и занялся бизнесом. Всё перемешалось, хорошее и плохое. Может, про Женьку не зря сейчас припомнил? Бросить всё и податься к ней? Она была влюблена в него, как кошка. Ну, так это когда. Девять лет прошло. Небось, не дождавшись принца на белом коне, вышла замуж за тракториста. А ведь было: прижмёшь её к себе, и мир свёртывается до чулана, в который они уединялись...
  Ладно, пойдём дальше. Пожалуй, подло он поступил с дружком Валерой, однокурсником. После учёбы они дёрнулись в процветающую фирму, и он, Чернов, мучился с резюме. Валера забежал, оставил бумаги - заодно передать. Самому некогда, что-то с матерью. Чернов сравнил. У дружка явно складнее, весомее. Бес растормошил чёрную зависть, и он всё переделал в свою пользу. А ведь Валера так и не узнал, кто его, как говорится, обошёл на вираже. Вакантное место было одно.
  Может, и ему позвонить? Время, правда, позднее. Ну, так оно и лучше, наверняка дома.
  - Алло, Валера, это я. Как поживаешь? Что говоришь? Норм? Рад слышать. - О чём дальше говорить? Чернов вдруг сразу признался, чего раньше не планировал. - Извини, я подлянку тебе сделал. Отодвинул тебя, когда в фирму рвались.
  - Наговариваешь на себя, друже, - легко ответил Валера. - Ты всегда был склонен к мазохизму.
  Вот те раз! Но если друг не в обиде, стоит ли тяготиться?

  Сутки прошли, Чернов ничего определённого не выбрал, только промучился. Ни с чем отправился в клинику.
  - Доктор, я не смог выбрать. Всё перепуталось: хорошее с плохим, неудачное с удачным.
  - Что ж, понятно, - кивнул Возницкий. - Такое бывает у ярко выраженных индивидов. Им каждая минута собственной жизни дорога.
  Не то похвалил, не то охаял.
  - Так я отказываюсь от операции. Деньги вернёте?
  - Договор разве не читали? - учтиво спросил Возницкий. - Тринадцатый пункт, в конце. Финансовые претензии принимаются только после операции.
  Вот лопухнулся! Должно быть, недовольство отразилось на лице. Возницкий расшаркался.
  - Поймите меня правильно. Я всего лишь креатор. Инвестор, курирующий лабораторию, - отдельно. Все эти юридические крючочки мимо меня. Помните высказывание о моральной преамбуле внутри нас? Кант, разумеется, имел в виду божественное провидение. А на кого кивать атеистам? Среди нас тоже встречаются порядочные люди.
  Чернов молча выслушал оправдание доктора и вышел из кабинета. В фойе клиники, нос к носу, столкнулся с Ванькой Кочетовым. Тот по-прежнему весёлый, неунывающий. "Как же у него так легко получилось? - с недоумением подумал. - Он нисколечко не дорожил стёртыми фрагментами жизни?" Захотелось узнать, но Ванька торопился на приём. Наверно, выразить доктору благодарность.
  Спешить было некуда, и Чернов дождался его у входа. Кочетов выбежал и опять стал ссылаться на нехватку времени. Но Чернову захотелось узнать все обстоятельства, и он пригласил приятеля в ресторан. Ещё осталась одна неиспользованная банковская карта, рассчитаться есть чем. Кочетов согласился, что и следовало ожидать. Оптимисты легко поддаются на халяву.
  Ресторан был третьесортным. Но другого поблизости не оказалось. Правда, окна задрапированы бархатными занавесями, а на стенах висят репродукции известных художников. Одна из них привлекла внимание Чернова: "Мадонна с младенцем". Ну, совершенно не к месту! Видно, у владельца сего заведения дурной вкус. Сели у окна, напротив картины. Сначала Джон не хотел исповедаться. Но когда подвыпил коньяка, признался, что ему прочистили мозги бесплатно, однако с условием, что станет рекламным агентом.
  - Так у тебя депрессия-то была?
  - Ещё какая! Всё было не в радость. Тогда-то и обратился в клинику, одним из первых. Попал на тестовую программу. Многим рисковал!
  - Постой. А вот, когда мы повстречались, ты же первым признал меня. Значит, историю наших отношений не стал вычленять?
  - К чему? Серёга, ты всегда был щедрым, зла за пазухой не держал.
  - А зачем сейчас забегал к Возницкому? Ванька уклонился от ответа. Скорее всего, получал зарплату. "В том числе за то, что я попался в силки", - понял Чернов, и ему захотелось дать дружку в морду. Но он сдержался и спросил:
  - А сейчас куда торопишься?
  - Тс-с! Возницкий расширяет бизнес. Я нацелился на Успенский Собор - перехватить тех, которые на мерсах подъезжают каяться. Они, замаливая грехи, агромадные деньги на храмы жертвуют. А Возницкий, по всякому, берёт дешевле. Толстосумы остаются довольны.
  - Ну, ты и жук.
  - Так, старик, сам посуди, какой метод более эффективен. Прежний, основанный на библейских фантазиях, придуманных невежественными палестинскими пастухами, или - современный, компьютерный? Раньше было: греши и кайся. А сейчас: греши и подчищайся. Только точные даты своих грехов надо помнить. И ты знаешь, Серёга, эта штука прекрасно работает. Тут, давеча одна баба ко мне пожаловала с лупоглазым киндером на руках. Ты, говорит, алименты думаешь платить, урод? А я её и знать не помню.
  Чернов подозвал официанта. Тот подбежал и угодливо изогнулся:
  - Чего ещё изволите?
  - С меня достаточно, - показал на Джона. - Этот господин рассчитается. И тридцать Серебренников добавит на чаевые.

  Стемнело, рассеянно горели фонари. Чернов шёл и думал: значит, возможно очистить память от негативных пластов? Только у него такой фокус-покус пока не задался. А если вообще не заморачиваться? Не блокировать доступ к негативным записям в голове, а сменить программу, чтобы этот самый хард-диск потерял способность отличать плохое от хорошего, добро от зла. "Я вас освобожу от той химеры, которую недалёкие люди называют совестью", - вещал другой, более радикальный хирург. Но не то же самое выйдет у Возницкого? Не лишит ли сей врач опыта жизни, связанного с угрызениями совести?
  Вернувшись домой и выпив крепкого чая, Чернов вышел на балкон и посмотрел вниз, с девятого этажа. Однако при этом не подумал, как обычно: не спрыгнуть ли. Кое-что сдвинулось с мертвой точки. Так или иначе, а почти все, коим он причинял зло, ему простили. Осталось последнее - значимое, оставшееся без ответки.
  Он сел за компьютер и начал наводить справки. Поезд, который следовал на восток, отправлялся рано утром. Заказать билет? Или же, прямо сейчас отправиться на вокзал? Но вдруг Женька замужем и счастлива. Вот будет недоразумение, если он явится. Вспомнил её данные и вбил в "Поиск", надеясь, что она обнаружится в социальных сетях. Увы, Женька Заварзина обнаружилась в архиве судебных сводок. Уже нет Женьки. Дело закрыто с не очевидным заключением: несчастный случай, а может, и самоубийство. Дата происшествия: восьмое, август.
  Депрессия воспользовалась ситуацией и ломанулась с новой силой, сжимая в своих тисках. Что теперь? Кибернетическая зачистка не получилась. Что ещё? Попробовать теологическую? Простил же Иисус разбойника Дисмаса, не одного человека лишившего жизни?
  "И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со мною в раю".
  В какой там храм бегает иуда Кочетов, набирая клиентов для Возницкого? Туда, скорей туда! Бог простит, устами своих полномочных на земле.
  "Бог-то простит, - подумал Чернов, стиснув виски холодными ладонями. - Но прощу ли я себе сам?"



Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Вар "Меж миров. Молодой антимаг"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список