Птица В Шляпе: другие произведения.

Задающие вопросы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 7.05*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Путешествуя по миру, можно встретить множество интересных личностей. В том числе и тех, которые не прочь тобой закусить. Но если такую встречу удастся пережить, то забыть уже не получится. Она будет снова и снова крутиться у тебя в голове, пока ты не решишь взять ружье, топор, цепь, канистру бензина, и не очистишь мир от зла.

  Добро пожаловать в клуб
  
  Трое мужчин, высокий и двое среднего роста, выходили из небольшого домика посреди поля в яркую лунную безоблачную ночь.
  -Это хорошо, Жора, это хорошо! Эта тварь исчезла, катастрофы не случилось, - активно жестикулируя, доказывал своему спутнику высокий гривастый мужик, одетый как типичный жлоб, прикидывающийся добропорядочным членом общества: в аккуратную синюю кофту и бежевую куртку, - и машина твоя цела.
  С этими словами он продемонстрировал и всучил второму ключи от машины.
  Второй - обаятельный, во многом из-за ореола некоторой дурости и даже простоватости, несмотря на очки, которые носил чтобы казаться умнее, бородатый мужчина в клетчатой рубахе - с обалдением во взгляде взял ключи. Несколько потерянным, ошарашенным голосом он ответил:
  -Да, не сомневаюсь, все просто замечательно.
  И стоило ему это сказать как в позади, в том маленьком домике из которого они выходили, раздался жуткий вой. Так мог бы от боли выть дикий зверь, обученный и привыкший к человеческой речи. Громкий, леденящий душу звук.
  Севшим голосом высокий пробормотал:
  -Как там ты сказал, Аксель?..
  -С простреленным сердцем не живут... - подсказал ему молчавший до того третий спутник.
  Видимо этот Аксель был в очень непростых отношениях с судьбой, ведь именно после его слов двери домика буквально вышибло наружу. Мрачные тени в глубинах дома скрывали происходящее, но явственно слышался тихий омерзительный немного хлюпающий рык. Два алых огонька смутно угадывались в сгустившейся черноте дома.
  -Давай в машину! Уходим, быстро! - крикнул Георгий и со всех ног рванул к желтой "рено" стоящей неподалеку.
  -Да, - выдавил из себя второй, отстав от Георгия лишь на какое-то мгновение.
  Ворвавшись в салон, они уже собрались уезжать, Аксель добежав до водительского кресла дал задний ход, но одно из колес попало в лужу и увязло. Высунувшись из окна и бросив быстрый взгляд на колесо, он нажал на газ, но без толку. Машина увязла намертво.
  -Аксель... - обратился к нему высокий. Он смотрел на надвигающееся облако тьмы, сокрушающее все перед собой.
  Сидящий сбоку Георгий отрыл окно и прицелился в дверной проем. Мрак черным туманом выполз из домика, скрывая внутри что-то ужасное, и медленно двинулся к машине.
  -Эрик! - крикнул он, наугад выстрелив в облако, что разумеется не принесло эффекта, - вылезай из машины и толкни!
  -Я туда не полезу! - заорал высокий.
  -Тогда мы прямо тут подохнем, идиот!
  -Черт, черт, черт, черт... - тихо запричитал тот, но из машины таки полез, мелко трясясь добрался до бампера и начал упираясь толкать. Аксель уловив ритм толчков жал на газ.
  -Давай, Эрик, давай, - тихо шептал Георгий, наводя оружие в подбирающееся к другу облако.
  Не удалось. Оно накрыло Эрика, а спустя пять секунд и машину. В тишине раздался громкий короткий крик.
  -Свет! Аксель, включай фары! - крикнул Георгий.
  Мгновенно отреагировав, Аксель врубил дальний свет. Сквозь непроглядную темень два ярких луча едва пробивались, но сумели высветить силуэт Эрика, стоящего в захвате мрачной фигуры за его спиной, склонившей голову к его шее. Тварь пила из его жил.
  -Ах ты мразь! - заорал Георгий и выстрелил. На секунду черный туман замер без движения, но тут же продолжил клубиться вокруг, а тело бедняги выпало из рук чудовища. Басовитый смех не хуже раскатов грома прогремел в облаке тьмы.
  -Ха-ха-ха-ха, обезьянка, ни себе, ни другим, да? Я ведь не успел допить этого трусливого лягушатника. Не знаю как принято сейчас, но когда я учился стрелять, было принято прицеливаться перед выстрелом.
  Медленно монстр двинулся к окну Георгия. Тот торопливо перезаряжал ружье, а окруженная дымом фигура приближалась. Аксель же попеременно пытался выехать то вперед, то назад, кидая машину из стороны в сторону.
  -Что, неужели храбрые французские шевалье и правда оставили таких трусливых потомков? Твой друг испачкал штаны перед смертью, и был до омерзения жалок, - говорил этот вампир, - как и любой другой скот.
  -Ну, еще чуть-чуть, - судорожно вздыхая, Георгий с двумя патронами в руке пытался зарядить один из них в ружье, но от попыток Акселя вытащить их, машина двигалась вперед-назад рывками и один патрон выпал, - черт!
  Мрачная фигура уже медленно обошла капот сбоку и почти добралась до окна, как вдруг водитель все же смог каким-то чудом вырвать колесо машины из ямы, и замерла напротив чудовища.
  -А-а-а-а! - заорал во все горло Аксель и от души вдавил педаль газа в пол. Глаза их врага вспыхнули, когда он понял что его пытаются задавить, и он, громко рассмеявшись, руками остановил машину. Более того, темный монстр начал поднимать машину вверх! Конечно, задние колеса остались на земле, но полторы тонны есть полторы тонны! Что же это за тварь, думал каждый человек в салоне.
  -Хорошая попытка, скот, я восхищен. Выпью тебя быстро, - довольно пророкотал голос монстра.
  Но тут щелкнул затвор: ружье наконец было заряжено. Георгий навел оружие на монстра. Из-за поднятого корпуса автомобиля были видны лишь голова и плечи твари.
  "Как ты сказал?" - припомнил стрелок, - "В твое время было принято прицеливаться?"
  Пуля попала твари в голову. Короткий всхрап, задрожавшие руки и он отпустил машину, падая на землю. По прежнему давящий педаль газа Аксель переехал его, потом остановился, сдал назад. Потом вперед, и снова назад.
  -Стой, стой! Он уже должен был сдохнуть! - остановил его друг.
  -В прошлый раз мы думали также! - в тон ему ответил Аксель, - и к чему это привело? Эрик мертв!
  -Ты уверен? Иди проверь, а я добью это... существо.
  Аксель остановился и тяжело задышал. Дрожащими ладонями он закрыл свое лицо и помотал руками. Все так же в ладони пробормотал:
  -Да, да... Надо его проверить. Может он жив...
  После чего дергаными движениями открыл дверцу и побежал к телу Эрика.
  Георгий же попробовал успокоиться. Не торопясь и не делая лишних движений, он протянул руку вниз и на ощупь достал потерянный ранее патрон. Зарядил ружье и вышел.
  Да, подозрения Акселя были верны. Выродок все еще был жив. Бледная голова мужчины лет тридцати оказалась совершенно изуродована. У него был прострелен глаз, на его месте зияла сквозная дыра. Кости в конечностях переломаны, все тело покрывали ссадины. Однако он медленно повернул голову на человека и вгляделся оставшимся алым глазом прямо в лицо Георгию.
  -Хр.. рр.. рошшшооо... - прохрипел он, - схх... спх... справились...
  -За Эрика, ублюдок, - с ненавистью выдавил Эрик, навел ствол точно в лоб лежащему под машиной созданию и нажал на курок. Череп кровососа обзавелся второй огнестрельной дырой, и его голова упала в грязь.
  Тварь окончательно начала терять человеческий облик. Бледная плоть усохла, обратилась мумифицированными останками. Губы обнажили десны с внушительными клыками. Теперь этому мертвецу и самый непритязательный наблюдатель дал бы несколько лет, а то и десятилетий, с момента смерти.
  Ноги перестали держать Георгия. Тяжело бухнувшись в грязь, он привалился плечом к машине. Сзади подошел Аксель.
  -Оно мертво?
  -Теперь да.
  -Там это... Надо бы Эрика похоронить.
  -Да, надо бы, - согласился Георгий, но остался сидеть.
  Впрочем, вскоре он встал, и пошел помогать уже начавшему работу Акселю. В доме нашлась пара лопат, и дело пошло на лад. Копая, Аксель думал о том что скажет друзьям Эрика. У него вроде не было особо близких друзей кроме них с Георгием, но все же, вдруг объявятся? А его помощник отстранено размышлял о том, как бы избежать внимания полиции: им-то не объяснишь ничего про чудовище, а вот пулевое ранение точно означает что Георгий застрелил своего друга.
  Так за работой они и встретили рассвет. Постояв немного над свежей могилой Эрика они сели в машину, и совершенно без сил заснули.
  
  
  Они пришли в себя на поле, в той же самой машине. Правда теперь это поле выглядело иначе. Вырытое последнее пристанище долговязого француза с неказистым крестом придавало этому месту мрачный и тоскливый вид, хотя еще вчера окружающая природа восхищала и буквально заставляла радоваться жизни.
  -Ох, как все болит, - прохрипел Аксель, - Георгий, ты как?
  -Как на утро после выпуска из универа, - в тон ему ответил друг.
  -Ты же не праздновал свой выпуск, угрюмая ты задниц.
  -Зато я могу фантазировать на эту тему.
  Тяжело двигая затекшими мышцами и пытаясь прогнать мешающий думать туман из головы, Аксель выбрался из салона и огляделся. Спустя мгновение к нему присоединился вылезший с заднего сиденья Георгий. Под колесами машины больше не лежала мумия. Корпус их многострадальной "рено" продавливал кучку пепла и костей, среди которых особенно выделялся череп с крупными клыками и двумя отверстиями от пуль в районе глаз. Аксель втянул воздух носом и застонал:
  -Вот же дерьмо, а?
  Георгий посмотрел на него и невесело усмехнулся.
  -По другому и не скажешь. Даже тебя пробило на ругань, а?
  -Я просто пытаюсь понять что произошло. Зачем он на нас напал? Почему на него не действовали пули? Что за дым это был? Не знаю что и думать.
  -Если вдруг ты подумаешь о вампирах, то мне кажется что ты попадешь в точку.
  Аксель странно посмотрел на него, явно желая ответить что-то колкое, но не нашел слов и потому сказал совершенно другое.
  -Ладно, стоп, хватит. У нас сегодня был тяжелый день. Надо бы найти где-то гостиницу, прийти в себя и на свежую голову все обдумать, - потер виски он.
  -Вот это дело, - кивнул Георгий.
  Пока Аксель вновь заводил машину, и зачем-то схватил с собой череп ночного гостя, его друг начал копаться в телефоне.
  -Ну что, налево или направо? - спросил наконец Аксель на выезде с поля..
  -Направо до самого Марселя нет гостиниц, километрах в двадцати ближайшая. Налево тоже есть, в десяти километрах, но там места менее людные.
  -Ясненько. Тогда направо, - постановил Аксель.
  Вообще немало постранствовав по Европе они разбирались в ее инфраструктуре. Точнее, в ней разбирался Аксель, а Георгий не особо заморачивался этим и просто примерно мог сказать где можно найти ближайшее заведение для ночевки. Обычно не ошибался. Но сегодня они оба были сильно не в форме, и интернет существенно сэкономил и без того расшатанные нервы.
  Спустя несколько миль на пути желтого автомобиля возникла надпись: "New Hotel Maritime"
  -Так, Акс, не припомнишь, мы бывали в этих местах?
  -Мы нет, но я помню как в путеводителе был отель с таким названием. Эрик еще подумывал остановиться в этом месте, он рассказывал. Чуть дальше по прямой должен быть Марсель.
  -Отлично. Прямо до города и поедем, а то переночевали уже один раз в приятном домике в глуши, - нервно облизнул губы Георгий, - Надеюсь там найдется упаковка пивка и пара бургеров, весь день не ел.
  Аксель усмехнулся:
  -Для тебя это должно быть была та еще пытка.
  -Это точно, дружище. А знаешь что самое отвратительное? Я вот этими самыми руками приготовил вчера такую кучу жирной вкусной еды, а сам не съел ни кусочка! - нарочито бодро возмутился Георгий.
  -Серьезно? Ты готовил? - вздернул бровь его спутник, - а я даже не обратил внимания.
  -Хотел сделать доброе дело. Пока вы разбирались с картой и глушили пиво на крыльце.
  На этом разговор сам собой затих и воцарилось неловкое молчание. Аксель о многом хотел поговорить, но не знал как начать, а Георгий в свою очередь ни о чем разговаривать не желал, но прекрасно зная своего друга понимал что рано или поздно тот не выдержит.
  Попытавшись избавиться от гнетущей атмосферы, Аксель вставил в магнитолу старый диск с зажигательными итальянскими певицами, но удивительным образом образом под громкие бередящие душу ноты гитары молчание стало еще более гнетущим.
  Впрочем, Марсель уже приветствовал их неоновым светом вывесок в вечерних сумерках. Привычным образом вырулив к гостинице, а за годы путешествий на колесах по Старому Свету находились уже инстинктивно (и с небольшой помощью редких прохожих), Аксель припарковал машину.
  -Так, я возьму номер и проверю новости, - сказал он, - не могу просто сидеть, хочу понять что с нами произошло.
  -Хорошо, тогда жди меня с едой.
  -Номер-то найдешь? - поинтересовался Аксель.
  -Ага, у администратора спрошу, - отмахнулся Георгий, - тебе чего взять?
  -Какое-нибудь мясо с отрым соусом. Вок был бы идеален.
  Администратор за пару минут выдал ключи от номера, и Аксель с чистой совестью мог засесть за компьютер, благо что доступ к интернету имелся. Впрочем, его неприятно удивили цены в этом заведении. Ничего запредельного, но это место стоило явно дешевле чем тридцатка за ночь.
  Георгий вскоре добрался до номера, с пивом и фастфудом.
  -Ты долго, - не отрывая взгляда от экрана бросил Аксель.
  -Прикинь, они дерут за чертово пиво по семь евро! - возмущенно сообщил Георгий.
  -За бутылку?
  -Слава богу нет, за упаковку. Но все равно дорого! Да и твой вок не сказать что дешевый. Еще по бургеру взял.
  Не ответив, Аксель взял коробку с лапшой и вновь уставился в экран.
  -Что-то нашел? Что ты там вообще ищешь?
  Георгий открыл первую бутылку и сделал долгий, очень долгий глоток.
  -Боже, как мне этого не хватало! Знаешь, а пиво с едой отлично помогают прийти в себя. Черт, как же все так случилось-то...
  -Хочешь поговорить? - немедленно сделал стойку друг.
  Георгий посмотрел на него тяжелым взглядом. Вздохнув, он лег на кровать и снова закинулся пивом.
  -Нет, Акс, не хочу. Что тут можно вообще сказать? Уж точно пока мы не разберемся в какое дерьмо вляпались. Ты что-то нарыл?
  Аксель неодобрительно посмотрел на друга, но спорить не стал - дело есть дело, ему и самому действительно нужно разобраться в ситуации.
  -Как тебе сказать... Я даже не знаю что и думать.
  -А ты пивка опрокинь, - доверительно сообщил Георгий, - отлично помогает найти слова.
  Пожав плечами, Аксель перенес свою половину пивного запаса к ноутбуку. И действительно, после пары глотков мысль сформулировалась.
  -Ты, конечно, быстро вернулся, но я успел посмотреть новости по верхам и даже чуть поглубже. Так вот, про это чудовище нет ничего, никакой информации.
  -В смысле? - не понял Георгий, - а про вампиров что-то есть?
  -О, этого добра навалом, - невесело улыбнулся Аксель, развернув экран другу. На экране во всю ширь раскрылось изображение двух смазливых молодых мужиков и расположившейся между ними девушки в вечернем платье. Троица просто стояла на фоне ночного неба, но и это делала настолько претенциозно, что вызывала улыбку. Над их головами протянулась поясняющая надпись: "Дневники вампира".
  -Серьезно?
  -Ага, еще как. Такого количества гламурной дряни я даже как-то не ожидал. Но вот про черный туман или про реальные столкновения... Хотя про реальные столкновения есть.
  -Судя по твоему лицу это не то что нужно.
  -Ну вот тебе пример, - прокашлявшись, Аксель зачитал отрывок, - "пятидесяти шестилетняя бельгийка Мари Бонне утверждает что ее пытался изнасиловать вампир-сосед."
  Георгий подавился пивом и закашлялся. Понимающе усмехнувшись, Аксель продолжил:
  "По словам мадам Бонне, двадцатитрехлетний студент настойчиво пытался забраться к ней в дом, но не мог войти без приглашения. Также, после того как он обманом, попросив упаковку соли, уговорил мадам Бонне впустить его внутрь, то спешно отказался от предложенной пасты с чесночным соусом. Быстро взяв соль и кинув недовольный взгляд на пасту, подозреваемый в вампиризме отправился домой. "Конечно он вампир!" - заявляет бдительная женщина, - "У него благородная белая кожа и его почти никогда не видно днем. Кто еще это может быть? И потом, такой молодой красавчик, он мог купить соль в магазине, но вился у моего дома, не иначе как за кровью... и возможно не только!" Сам же студент, Пьер Ру, комментировать случившееся отказался."
  -Это что сейчас было такое? - растерянным голосом поинтересовался Георгий.
  -Типичное упоминание о "реальных" встречах с вампирами. И этой дряни целое море.
  -Странное дело. Ладно, надо отправляться домой, там разберемся, - откинулся на кровати Георгий, - а сейчас, Акс, я вздремну. У нас выдался крайне дерьмовый денечек сегодня.
  -Ага. Приятных снов, - рассеянно ответил тот, - я тут еще покопаюсь.
  Обычно они не останавливались в одном отеле больше чем на сутки, если только не собирались хорошенько осмотреть город. Туристический образ жизни предполагал постоянное движение вперед, в новые прекрасные города и заповедные уголки планеты. Однако сейчас они задержались на трое суток. Перерывая интернет вдоль и поперек, они искали хоть какое-то объяснение произошедшему с ними в ту злополучную ночь.
  Ни-че-го.
  Может сплетен из желтой прессы, розовые фантазии девочек-подростков да несколько десятков книг и фильмов разного качества. Однажды Георгий даже залез на сайт, посвященный современному фольклеру в жанре ужасов, но нет, как оказалось это просто совершенно несерьезные и зачастую идиотские потуги безымянных авторов нагнать ужас, не более.
  В какой-то момент им надоело. Аксель уже не мог просто сидеть и пялиться в экран, тогда как Георгий просто решил что одна настоящая кровососущая нечисть была просто каким-то диким пережитком прошлых эпох и такие больше не встречаются в нынешнее время. Им просто не повезло. Он бы даже решил что им и вовсе привиделось случившееся - мало ли чем они могли травануться в придорожных забегаловках - но Эрик был мертв, это факт.
  Решив взять перерыв, они отправились в Париж. С университета они жили в снимаемой на троих квартире, и хоть сейчас они редко пользовались ей, все же домом считали столицу Франции.
  Однако когда они добрались до места, то вспомнили один небольшой нюанс. Документы на квартиру были оформлены на Эрика. Да, деньги платили все трое, но формально договор заключал именно их погибший друг.
  -Знаешь, Георгий, я думаю нам стоит сейчас снять комнату в гостинице и пораскинуть мозгами насчет того что делать дальше. А домой я вот что-то не хочу. Тяжело это сейчас.
  -Дело говоришь, Акс, - поддержал его друг.
  Привычная схема: отель, ноутбук, пиво и фастфуд. Как два пальца. Деньги пока есть, можно тратиться, да и вообще, при их работе привыкаешь обходиться малым и не тратить слишком много. Тем более что в родном городе Аксель прекрасно мог найти бюджетные варианты проживания.
  -Итак, у меня есть теория, - выдал после нескольких минут раздумий Георгий, - что если тварей просто нет? Вот смотри, ну допустим были какие-то вампиры в прошлом, да хоть в те же средние века. А потом началась инквизиция и вампиров перебили к чертовой матери. Могли их извести под корень, как считаешь?
  -Да запросто, - кивнул Аксель, - в Европе запросто. А в других частях света? Я не слышал об инквизиции за пределами Европы.
  -Ну, монголы могли выбить этих уродов на Дальнем Востоке и на севере Азии, мусульмане на Ближнем Востоке и в Африке.
  -А Америка?
  -Да, про нее я не подумал... - Георгий нахмурился, но тут же ухмыльнулся, - а в Америку европейцы прибыли после инквизиции, туда кровососов просто не завезли. Как тебе?
  -Отлично. В смысле, для теории отлично. Но ты делаешь слишком много допущений. А если их били только в Европе? А если их и в Европе не додавили?
  -Тогда где они?
  Аксель задумчиво помотал головой.
  -Я не уверен. Я пробежался по новостям политики и экономики, но за три дня много не нароешь, сам знаешь. То, что мы сейчас ничего не нарыли, не значит что нечего искать.
  -И что? Когда стоит остановиться?
  -Не знаю. Но не после трех дней. Я хочу знать что это была за сволочь и хочу убедиться что больше никто не умрет так как Эрик.
  Георгий сидел и размышлял над словами друга. Хотел ли он найти подобное чудовище? Определенно нет. Да у него просто поджилки тряслись при одном воспоминании о том создании! Но что-то в нем говорило что существа вроде этого не должны существовать, что нельзя просто сидеть сложа руки. За Эрика нужно отомстить, и не позволить другим умереть так же. Но кто в сущности виноват в смерти Эрика? Именно Георгий нажал тогда на курок. Может... просто уехать домой, просто не вредить уже будет хорошей помощью людям? Ответа не было.
  А Аксель продолжал:
  -Ладно, допустим это было последнее чудовище на планете, пускай. Ну вот так нам не повезло. Мы же можем в этом убедиться? Жора, дружище, у нас ведь и так работа состоит из путешествий и разговоров с местными. Просто можем интересоваться иногда у местных всяким... необычным. Работе точно не повредит.
  Георгий сделал очередной глоток, но понял что бутылка пуста. Он потянулся за следующей:
  -Так что, Акс, просто будем делать что и раньше? Летать по миру, писать статьи, отправлять в редакцию, только добавим еще маленькое хобби?
  -Ага, - кивнул тот, - сам подумай, в наших статьях добавится колонка о местных поверьях, легендах.
  -В твоих статьях. Не в моих, - покачал головой Георгий, - у меня другая работа.
  -Значит для тебя вообще ничего не изменится! Как и раньше будешь ковырять железяки, и даже не будешь лезть в это дело! Если, и только если, я что-то найду, я попрошу помощи. Правда, Георгий, я надеюсь что смогу на тебя рассчитывать.
  Его друг удивленно присел на своей койке.
  -Аксель, скажи честно, зачем тебе это? Почему ты так зациклился на поиске этих... чем бы они не были?
  Аксель замер, и задумчиво уставился куда-то вдаль, сквозь стену.
  -Не знаю. Я хочу отомстить каждой гадине за своего друга, если они есть, это так... Но наверное дело еще в том что я столкнулся с необъяснимым. Я хочу понять что это такое, разложить по полочкам и по пробирочкам. Может мне просто страшно. Я не знаю, Георгий, не знаю.
  -Понимаю тебя. Но знаешь, дружище, наверное я пас. Я помогу, если что, но наша команда без Эрика уже не та. Я хочу домой. Повидать семью, - откинулся на подушку Георгий, - знаешь, я ведь так о них и не вспомнил тогда.
  -Да, - покачал головой Аксель, - я о своих тоже. Нехорошо вышло.
  -Смотри, Акс, мы не видим тварей, монстров, демонов ни в одном толковом источнике. А еще у нас умер друг. Я убил нашего друга, Акс.
  -Никого ты не убивал, - хотел перебить его Аксель, но Георгий продолжил.
  -Убил. Я не могу на это закрывать глаза. Я в него выстрелил. Вдруг кровосос не убил бы его? Ну, выпил бы не полностью? Или если бы я стрелял точнее? В любом случае, именно из-за меня он мертв.
  -Чушь! Его убило это чудовище, а ты просто спас его от мучений. Ну выжил бы он, стал бы таким же кровососом, что, хорошо было бы?
  -А он стал бы? - прохрипел сокрушенно Георгий.
  -Ну а вдруг? Не на пустом же месте все эти сказочки появились?
  -Не знаю, Акс, не знаю. Слушай, я наверное просто хочу забыть все это и ненадолго вернуться к семье.
  -Что, - разочарованно протянул Аксель, - ты не хочешь ни понять что произошло, ни выбить дерьмо из подобных уродов? Так вот и уедешь в свое захолустье?
  -Да пошел ты!.. Я... Да, уеду. Слушай, мы не знаем есть ли еще вампиры на свете. Черт, да мы вампиром эту тварь называем только потому что оно пило кровь!
  -Я не ожидал от тебя такой пассивности, - покачал головой его друг.
  -Ой, иди в жопу, - коротко пожелал Георгий, в два глотка допил бутылку пива и пошел проветриться.
  Следующие две бутылки ушли молча. Гамбургеры так и лежали, Аксель что-то не испытывал аппетита прямо сейчас.
  Почему-то было так легко и пусто внутри. Он не представлял себе планету без монстров. Вот просто не мог представить и все тут. С самого детства он только и делал что с упоением исследовал окружающий мир, от простого вопроса деду "почему небо синее?" через школьные уроки естественных наук и до сегодняшней должности репортера в научно-популярном журнале им двигало любопытство. И он знал кое-что важное: в природе нет исключений, только законы. Если одна гадина жила по странным, неестественным законам... значит нужно расширять понятие естественного. А если существует одно создание вне пределов текущих рамок, то существуют и другие. В природе нет абсолютно уникальных объектов.
  Сейчас его любопытство заглушало даже боль от потери друга. Да, он мог сказать что ненавидел вампиров встретив всего одного из них, но ему хотелось найти их чтобы понять как они существуют, как тот вампир делал то, что он делал. Проблемы было ровно две: он не знал с чего начать и он очень боялся начинать в одиночку.
  Да, страх. Аксель с той самой ночи каждую секунду чувствовал жуткий страх. Да, он то думал что многочисленные фильмы ужасов четко привили иммунитет к страху. Современные спецэффекты с каждым годом становились все более красивыми, дорогими, впечатляющими и... совершенно не страшными. Еще неделю назад он бы сказал что это из-за обилия просмотренных фильмов, мол, теперь его ничем уже не удивить. Как оказалось, запросто. Он посмотрел на свою руку. И будто живыми представил три картинки. На одной его рука зияет реалистичной, красивой, компьютерной раной. Занятно. На второй на руке натуралистичный грим, поддельная рана из накладок и заменителей крови. Заставляет вздрогнуть. На третьей он представил настоящую рану, нанесенную ножом. Вспомнив изувеченное тело Эрика, он представил рану особенно хорошо. С трудом подавив тошноту, Аксель сцепил руки пытаясь унять возникшую дрожь.
  Реальность не превзойти и самой совершенной постановке. Чудовище в реальности - небывалый кошмар. Аксель понимал это каждым нейроном своего мозга, и все же любопытство терзало его изнутри. Он искренне хотел чтобы Георгий действительно отказался помогать ему и чтобы в одиночестве у него не хватило духу искать других чудовищ. Проблема была в том, что он понимал: даже если Георгий оставит его и уедет, то жажда знаний и новых неизученных горизонтов победит его страх.
  Что делать? Давить на друга? Или смириться и жить как жил? Нет, не поможет ни то, ни другое. Похоже, остается лишь принять решение Георгия, каким бы оно ни было, и надеяться.
  Но тянуть нельзя. Не потому что его кто-то или что-то заставляет торопиться, просто Аксель не любил неопределенность. Да, он был готов броситься в омут с головой, искать признаки паранормального по миру, но вопрос с напарником нужно было решить сейчас.
  Да, следовало найти Георгия и поставить вопрос ребром. А сейчас он может либо сидеть где-то на скамейке перед отелем, либо сидеть в ближайшем баре. Впрочем, скорее именно в баре, ведь если Аксель что и понимал в ситуации, так это то что она требовала выпивки.
  И верно, напротив отеля как раз был бар, за стойкой которого сидел Георгий.
  -Привет, дружище. Что празднуешь? - хлопнул француз по плечу Георгия.
  -О, Акс, и ты тут, - преувеличенно бодрым голосом отозвался тот, - эй, бармен, еще рюмку пожалуйста.
  Усмехнувшись, Аксель проворно налил себе, выпил, поморщился. Бурбон тут был так себе, впрочем ему встречался и похуже. Нечасто, но встречался.
  -Не, Жора, это же просто поразительно! Другой мир, что-то запредельное! Да, пугающее, но это просто вопрос техники безопасности. Разве тебе не интересно?
  -Ничуть. Это ты у нас исследователь-натуралист, а я человек простой, для меня главное чтобы все по плану работало, по привычным схемам, - равнодушно заметил Георгий, - Ладно, давай еще по паре рюмок и пойдем, мне уже похоже хватит. Завтра будет долгий день.
  -Долгий? О чем это ты, Жора? - удивился Акс, - мы куда-то торопимся?
  -Да не особо. Но нужно готовиться к расспросу полицией и готовить документы для возвращения на родину. Еще работу там найти, жилье, - покрутив в руках пустую стекляшку пробубнил Георгий.
  -Ага, точно... - впрочем, замолкнув на секунду, он с жаром ответил, - а знаешь, я не верю! Ну не верю что ты вот так просто выкинешь это все из головы! Где один, там и сотня, а где сто тварей, там и сотня жертв. Ты же нормальный мужик, ты, как и я, не хочешь чтобы эта мерзость топтала землю. Просто нужно поискать получше.
  -Брось, Акс. Вот допустим эти кровососы питаются людьми. Тогда если они хотят жрать, то должны пропадать невинные люди. Это, в свою очередь, должно быть сразу видно. Да кому я объясняю, ты сам все не хуже меня знаешь. Если увидим какие-то признаки, хоть какие-то, то я сам первый отрублю кровососущую башку. Сам побегу тебя уговаривать, Акс! Но мы уже трое суток перерываем все источники, и пока не увидели ничего, нихрена, совсем! Можно праздновать победу, дружище, либо мы забили насмерть последнего представителя исчезающего вида, либо это и вовсе был псих-маньяк-каннибал. Мы живы, урод отправились в небытие. Пора продолжить жить и работать. Вот только от нашей с тобой работы я возьму перерыв, потому что у нас была слаженная команда из трех человек, а теперь осталось двое, - хрипло закончил Георгий, - Да и вообще, ты же всегда хотел заняться серьезной наукой, а не этой беллетристикой?
  -Что? Да как ты?!.. - мгновенно вскинулся Аксель, - Знаешь, Георгий, этот поезд ушел, и ушел давно. Мне уже тридцать и вся моя жизнь - вот такая вот писанина и поиск нового, необычного, но по верхам. И сейчас где-то в мире находится самая большая загадка на свете, мистика, а ты предлагаешь мне жарить бекон на лужайке с соседями и писать диссертации для кучки старперов? Да как... Ты серьезно вообще?
  -Серьезней некуда. Слушай, вот что ты предлагаешь, а? Ну нашел ты их. Что ты будешь делать? Дай мне курицу и я отрублю ему голову, а тушку ощипаю для супа. Бандит? Дам в рыло или убегу, в любом случае дальше позову полицию. Но эта тварь... Ее ведь даже несколько выстрелов не убили, только разозлили. Куда ей стрелять? Какое у нее уязвимое место? Я ее застрелил, несколько раз переехал машиной, и лишь после этого разнес ей череп. И мне кажется что победили мы лишь потому что кровосос не ожидал отпора. Где они хоть обитают? Я не религиозен, ты знаешь, но тут впроу просить о помощи Большого Начальника, - Георгий показал глазами в потолок и вновь уставился на Акселя, - потому что газеты, интернет, телефонный справочник и энциклопедии нам вряд ли помогут.
  -Да не знаю я! Не знаю, - ответил тот и опрокинул в себя очередные пятьдесят грамм бурбона, - но вот что я точно знаю. Мы, возможно, единственные кто пережил такое нападение, единственные, кто знает об этих существах. Мы не имеем права сидеть сложа руки и бездействовать, понимаешь?
  Георгий покивал, с серьезным и обстоятельным видом, но знающий его друг понимал что так он кивает когда совершенно не согласен с собеседником, но обдумывает что сказать.
  -Знаешь, Аксель, это все здорово, но не отменяет одного важного вопроса: что именно ты собрался делать?
  -Не знаю. Что-нибудь. Придумаем.
  Они сидели еще долго, вопреки решению пропустить еще всего лишь по рюмке. Говорили о многом, о планах на будущее, о том как будут объясняться с семьей погибшего друга и с полицией. Помянули Эрика.
  А на утро один желтый рено покинул Париж вместе с французом. Русский же заказал билеты на самолет и стал готовиться к вылету.
  Перелет не занял много времени. Дома Георгий был с теплом принят уже немолодыми родителями. Он жил отдельно, но регулярно навещал их. Георгий и сам не знал зачем - говорить было не о чем, объяснить свое внезапное возвращение он не мог, так что просто приходил в гости и молча сидел некоторое время.
  Он устроился на работу, инженером на завод. Время тянулось неспешно. Вначале недели, потом месяцы. Аксель иногда присылал открытки на день благодарения, рождество, пасху. Ничего такого, но был у друга такой небольшой пункт, поздравлять на эти праздники.
  Пару раз он выезжал во Францию чтобы дать показания по делу о пропаже Эрика. Лживые насквозь, разумеется. Но судя по всему стражи порядка остались довольны.
  Георгий продолжал работать, день за днем монотонным трудом выдавливать из себя воспоминания о вампире, о темном тумане, о смерти Эрика, о многом другом. Периодически просыпался в холодном поту, хватаясь за нож, который теперь частенько лежал на тумбочке около кровати. Временами это было даже смешно: на прошлой работе они частенько как убитые спали в неблагополучных странах, но сейчас это затишье действовало на него угнетающе. Георгий ощущал тварей за своей спиной, в каждой дамочке у барной стойке он видел вампира или ведьму. Каждый пьяница роющийся в мусорке с лицом, покрытым лишаем, казался ему монстром-людоедом. Колышущиеся жалюзи ночью в офисе мастерской так легко было принять за призрака, что Георгий начинал временами сомневаться в собственном рассудке. Он даже время от времени начинал снова искать следы сверхъестественного через новости и архивы, но неизменно не находил ничего. Только новые сообщения о коррупции, о выборах и, иногда, он обращал внимание на объявления о пропавших без вести.
  Прошел год с небольшим. Наконец он не выдержал.
  -Марсо слушает, - устало отозвался в трубку знакомый голос.
  -Аксель, здравствуй, давно тебя не слышал, - отозвался с улыбкой Георгий.
  -Георгий? Жора! Неужто ты? С прошлого рождества от тебя ничего, - моментально взбодрился собеседник в трубке, - рассказывай, где ты, что у тебя там вообще?
  -Акс, это полная задница, я так больше не могу, - заявил Георгий, - я только и делаю что оглядываюсь на темные углы и пырюсь на прохожих. У меня даже спать нормально не выходит.
  -Ничего себе. Все не дает покоя та ночь?
  -Да, не дает. Засада какая-то.
  -Может тебе к психологу сходить? - задумчиво спросила трубка.
  -Иди в жопу Акс. Ты знаешь что мне нужно. Ты нашел что-нибудь?
  -А как же твоя работа?
  -Говно а не работа. Я уволился неделю назад. Ты нашел что-нибудь?
  -Да уж, я и надеяться перестал на то, что ты присоединишься.
  -Что нашел? - сразу взял быка за рога Георгий.
  -Я нашел нечисть, - раздался спокойный, уверенный голос из трубки. Впрочем, в ушах Георгия он прогремел громом, - совсем недавно, и много.
  Год с копейками тихого увядания, одиночества, безделья и безнадеги. Год с копейками судорожных пробуждений и небольшое пока пивное брюшко. И, возможно, сотни людей, умерших из-за его безделья. Но он же искал! То есть смотрел по сторонам, но все же...
  -Ты уверен, Акс? - стараясь не дрогнуть голосом спросил он, - точно уверен?
  -Да, более чем. Слушай, я сейчас пришлю тебе видео, ты сам убедишься.
  -Хорошо, конечно, присылай, я посмотрю, - Георгий потер пересохшими пальцами губы, - Акс, а ты сейчас где? Если все подтвердится, я хочу знать куда мне ехать.
  -Я в Александруполисе, но ты приезжай в Афины! Видео именно из Афин, я сам туда поеду, раз уж ты присоединишься. Приезжай, Георгий, не уверен что мне по зубам справиться с этим в одиночку.
  В трубке раздались гудки. И почти сразу на почту пришло сообщение, видео.
  Не мешкая, Георгий принялся за просмотр. Видео было длинным, на тридцать минут.
  Первые кадры показывали какую-то офисную комнату. Однако камеру очевидно устанавливал криворукий идиот, так что снимала она ровно половину офиса, а также вид на ночной город. Точнее говоря, на пустырь свалки. Георгий ожидал что интересное будет происходить в офисе, но нет, именно на свалке собиралась пара десятков каких-то хохочущих уродов, тащивщих несколько упирающихся человек.
  Качество записи было так себе, а съемка через оконное стекло и вовсе заставляла скрипеть зубами из-за отвратительного изображения.
  Вот банда развела большой костер. Несколько уродов попрыгали вокруг него, один даже прыгнул насквозь через языки пламени, и остальные судя по всему взвыли в восторге: слышно не было, но судя по их движениям это так.
  Вот они встали в круг и по очереди выходили в центр, куда выталкивали и одного из людей, которых приволокли с собой. Пленнику давали дубину или арматуру, а его противник не получал ничего. Однако именно член банды неизменно одерживал победу. Они голыми руками ломали руки, усмехались на удары арматурами по голове, один сломал биту об колено. Когда бандит побеждал, он хватал свою жертву поудобнее и... вгрызался в шею. Человек падал замертво, и его оттаскивали в костер, предварительно облив чем-то из цистерны. Горело хорошо.
  Наконец, когда пленники кончились, один из банды этих кровососов вышел перед ними, задвинул какую-то речь, и разрезал себе запястье. Кровь видно не было, но можно было догадаться о ее наличии по чаше, которую эти выродки передавали по кругу, над которой они также резали себе руки. Наконец чаша вновь пошла по кругу, но теперь каждый член круга пил из нее смесь крови всех собравшихся.
  Вскоре они покинули пустырь, и запись оборвалась.
  Георгий откинулся на спинку стула. Да уж, это точно чудовища. Странно, но страха почти не было. Будто перебоялся за этот год до самой смерти. Да, пора найти на кровососов управу.
  Утром спустя двое суток самолет приземлился в Афинах.
  
  
  
  Мозговой штурм
  
  Сияющий летний день, свежий морской воздух... Да, определенно Георгий давно не выбирался с Родины. Как же он скучал по другим странам и тому ощущению новизны что появляется при виде незнакомых пейзажей и звуках иных языков.
  Стоя перед аэропортом он поймал себя на мысли, что не знает куда ему дальше направляться. Как скоро прилетит Аксель? Хотя Александруполис вроде бы недалеко, может и приедет, а не прилетит. В любом случае сроки неизвестны.
  Звонок ничего не дал. Георгий отправил сообщение на почту, попросил связаться как только Аксель прочтет. Ну а сам тем временем направился к такси. Гостиница сама себя не найдет, зато знающий город таксист однозначно сможет сократить время поисков.
  Водитель, действительно, довез. Наверняка не по самому короткому пути, но, если ему верить, недорогая и приличная гостиница наконец распахнула перед Георгием свои двери.
  Девушка что-то спросила у него, но не знающий языка русский только развел руками и предложил перейти на английский.
  -Разумеется, - очаровательно улыбнулась девушка, - вы хотели бы у нас остановиться?
  -Да, именно так. Только пока не знаю на какой срок.
  -Это не будет проблемой, мистер...
  -Ковалев.
  -Это не будет проблемой, мистер Ковалев. Вы можете вносить оплату посуточно или сразу за интересующий вас срок.
  Цены и правда были щадящими, во всяком случае ему встречались и куда более дорогие гостиницы с репутацией дешевых. Вскоре заселившись, Георгий снова задумался над тем, что делать дальше.
  По большому счету он просто не знал с чего начать. Он не представлял себе как искать тварей, да и не уверен что стоит искать такую толпу одному. У Акселя на целый год больше практики в такой специфической деятельности, так что определенно стоит дождаться его.
  Однако сейчас сидеть в номере тоже не хотелось. Желая отвлечься от волнения, охватившего его, Георгий вышел на улицу. Да, определенно нужно побродить по городу, развеяться.
  Вечерело. Идя по улицам и глядя на архитектуру города, он не мог воспринимать ее отдельно от той работы, которую приехал делать. А ведь в сущности, что он планировал дальше? В смысле, глобально? У него нет работы, нет каких-то существенных накоплений. На что он собирался жить? Вопросы без ответа. Нет, на первое время у него есть кое-какая сумма, но по итогам этой авантюры нужно поплотнее заняться вопросом собственного заработка.
  Авантюра, да, хорошее слово. Полностью отражает ситуацию. Без какой-то подготовки, без плана, кинуться по первой же наводке друга в омут с головой. Неужели его настолько вымотал собственный страх за этот год? Похоже что так. Да и сейчас, идя по вечерней Греции он чувствовал как дрожат его руки, но в этот раз уже не от страха. От чувства того, что он наконец начал шевелиться. Можно было бы назвать это чувство предвкушением, вот только он не испытывал свойственной предвкушению радости.
  Но уже стемнело. Надо возвращаться в свой номер. Конечно, миллионы людей гуляют по ночным городам и даже если ночью по переулка бродят твари, то шанс нарваться на них невысок. Однако чем черт не шутит?
  Ночь была тиха и спокойна, а легкий ветерок гулял за окном, нежно касаясь штор. Хорошая ночь. Но заснуть у Георгия не выходило. Дома он спал, но плохо. Здесь же он и вовсе вслушивался в каждый шорох на улице, ожидая вскрика или рыка. Он понимал что это глупо, но ничего с собой не мог поделать. Бессонная ночь плавно перешла в тяжелое утро и гудящую от недосыпа голову. Хорошо еще он вчера выспался в самолете, иначе была бы совсем труба.
  От Акселя пока не было никаких вестей.
  Желая как-то отвлечься, Георгий купил в книжном магазинчике англо-греческий словарь и учебник языка. Он не тешил себя мыслью за пару дней выучить греческую речь, но нужно же было себя чем-то занять? Сев на автобус, он поехал к морю.
  Читать у моря непросто. Гуляющий ветер треплет страницы, а шум волн, едущего вдалеке транспорта и проходящих мимо людей
  -Если Аксель и сегодня не появится, придется начинать поиски самостоятельно, - сообщил морю Георгий, когда немного устал от книг и дал глазам отдохнуть. Побродив немного по набережной, он зашел в один из музеев, поглазел на историю одного из важнейших городов древности. Впрочем, музеи при всей своей прелести были темными зданиями, и просторам моря уступали значительно. Так что вновь выйдя на берег, Георгий снова нашел скамейку и продолжил чтение.
  Так прошел второй день. Даже если вся эта поездка окажется одним большим пшиком, он уже получил от нее массу удовольствия, и возможно это поможет ему вновь войти в рабочий ритм дома. Нет, такие мысли нужно гнать! Он уже пробовал осесть и забыть все, вышло не очень. Это в нем говорит трусость.
  Уже укладываясь спать, он вскочил от раздавшегося в дверь стука.
  -Да, кто там?
  -Мистер Ковалев, вас просят подойти к стойке администратора, принять телефонный звонок.
  -Звонок? Мне? Ладно, сейчас спущусь, - в некотором недоумении согласился Георгий. Да, он оставлял название отеля в своем сообщении, но Аксель мог позвонить ему на мобильный. Да и почтой тоже мог прислать весточку.
  Спустившись вниз и кивнув администратору, он взял протянутую трубку.
  -Ковалев слушает.
  -Жора, рад тебя слышать, - раздался из динамика знакомый голос, - извини что так поздно, только приехал и зарегистрировался в отеле как увидел твое сообщение.
  -Ничего, главное что добрался. А что в отель звонишь, а не сразу мне?
  -Да срок кончился. Я не вносил плату по договору за этот месяц, вот и мучаюсь. Теперь придется с неустойками разбираться, - посетовал Аксель, - Слушай, нам бы увидеться. Завтра часов в десять подойдет?
  -Утра? - на всякий случай уточнил Георгий.
  -Утра конечно. Кафе "Sto Esperidas" отлично бы подошло.
  -Это где?
  -Жора, я первый раз в Афинах, откуда мне знать? Но их вывеска видна из окна моего номера.
  Георгий рассмеялся:
  -Вот же засранец, я значит езжай подальше, а тебе минуту ногами топать? Ладно, Ясно все с тобой. До завтра.
  -Да, до встречи.
  Этим завершился разговор, а следом и день. Эту ночь спалось намного лучше. Виновато в том прибытие друга или то, что после вчерашней бессонницы организм потребовал отдыха, но так или иначе, выспаться удалось.
  
  Добраться до указанного кафе удалось легко. Как и всегда, таксист прекрасно ориентировался в городе, и лишь постепенно пустеющий кошелек не давал в полной мере радоваться отличному обслуживанию. Да, можно снять наличных со счета, благо накопления имеются, но и накопления не бездонны, и перевод денег через местные банки наверняка обернется немаленькой комиссией.
  Красивое летнее кафе оформленное в стиле беседки в яблоневом саду было наполовину заполнено посетителями. Немало, учитывая утреннее время. Определенно, Аксель не зря выбрал это место, пусть и абсолютно случайно.
  Найти друга удалось быстро:
  -Девушка, подскажите, у вас должен сейчас сидеть посетитель, примерно моего роста, скорее всего в строгом костюме, узкое лицо, широкий лоб, гладко зачесанные волосы. Должен сидеть один.
  На секунду работница кафе задумалась, но быстро сориентировалась:
  -Вроде бы вон там сидит, - указала она.
  -Спасибо большое. Один крепкий кофе туда, если можно, - улыбнулся ей Георгий.
  И верно, Аксель сидел там. Угрюмый и не выспавшийся, он, тем не менее, выглядел просто отлично. Ну, насколько отлично может выглядеть зевающий тип с синяками под глазами и мятой рубахе.
  -Акс, привет, - присел рядом Георгий.
  -О, наконец! Рад что ты пришел, - оживился француз, явно пытаясь себя взбодрить, - займемся делом? Я бы вначале осмотрел тот пустырь. И лучше бы днем, - усмехнулся он.
  -Стоп-стоп-стоп. Куда-то ты торопишься, - притормозил его Георгий, - может, введешь меня в курс дела? Да и вообще что ты делал, как живешь? Год же прошел! А ты сразу с места и в бой.
  -А? Да, надо бы, извини, - помотал головой Аксель чтобы прийти в себя, - Ну, я все еще работаю на журнал. Правда я теперь не на таком уж хорошем счету у редактора, но это мелочи. Я все еще могу выбирать города в которые отправлюсь, и это главное. Ну а так... я искал их, этих тварей, и, как видишь, нашел.
  -Как? - подался вперед Георгий.
  -Ну, тут был случай один в Тригоно...
  -Это где?
  -Север Греции, где она зажата между Болгарией и Турцией, - отмахнулся он, - так вот, я там вляпался по самые ноздри, но разжился этой записью.
  -Звучит не слишком хорошо.
  -Ага, я, - но не закончив фразу, Аксель протяжно и громко зевнул, безуспешно пытаясь подавить зевоту.
  -Не выспался?
  -Да какое там выспался, - отмахнулся Аксель, - всю ночь сидел, сверял заметки, просматривал ту запись...
  Повисла недолгая пауза.
  -Заметки?
  -Ага. Не стоящее внимание дерьмо в основном. Знаешь, давай я лучше с самого начала расскажу?
  Георгий кивнул.
  -Я довольно долго искал какие-то следы кровососов... Нихрена. Совсем. Думал бросить это дело, даже подумал что может нам на самом деле все привиделось - грустно усмехнулся Аксель, - но нет. К западу от Марселя могила все еще стоит, а на шее хорошо разложившегося человека видимые следы укуса.
  -Это вообще-то был наш друг, - холодно заметил Георгий, - не могу поверить что ты вообще решился его выкапывать.
  Тяжело вздохнув, Аксель пригубил свой кофе.
  -Не знаю что сказать. Я та еще мразь, видимо, но слишком сильно боялся оказаться сумасшедшим. А единственное доказательство - Эрик. Причем не бандитом убитый, а именно клыками. Я должен был убедиться.
  -Он не клыками убит, - глухим голосом поправил Георгий.
  -Боже, Жора, ты опять? Ты не виноват. Мы тогда были сильно шокированы, но я видел эту рану позже, месяцев восемь назад. Эрик умер так или иначе, с такой раной в шее не живут. Возможно ты прекратил его мучения, но я думаю что пуля попала уже в труп.
  -Я не хочу об этом говорить, - получил резкий ответ Аксель, - лучше о себе рассказывай. Итак, ты теперь разоритель могил. Что дальше?
  -Не обвиняй меня, ладно? Думаешь мне было легко? И прийти к этому, и делать... Но я очень, очень боялся оказаться психом-шизофреником. Давай забудем, а?
  -Нихрена мы не забудем, - отрезал Георгий, - как тебе вообще в голову?.. Впрочем ладно, не сейчас. Пока что замнем, но ты поступил как редкостный выродок.
  -Да, знаю. Знаю... Однако дальше! Смотри, я не смог найти ни одного вампира просто проверяя новости. И тогда я решил зайти с другой стороны: что такое вампиры, это раз, и как бы я действовал, будь я одним из них.
  -Очень перспективно. Начитался Конана Доиля? Вот как ты решил себя ставить на их место? Откуда ты знаешь что им надо?
  Аксель неопределенно помахал рукой.
  -А никак. Я для начала решил собрать как можно больше разной мифологической информации про кровососущих ночных чудовищ. Это, я тебе скажу, был тот еще труд, и не скажу что это помогло.
  -Совсем ничего?
  -Наоборот, - улыбнулся Аксель, - более чем. Причем разные мифы друг другу противоречат. Вот одни владыки ночи пьют кровь избранных, - он достал из небольшого портфеля под столом несколько распечаток, копий текстов и переводов, - а вот в другом опустошают деревушку начисто, не выбирая жертв. Вот одна "ночная дева вожделения и крови" прекрасна, а вот другой кровосос описывается как "чудовище, чей облик Ужас, а имя Кошмар". И, как вишенка, это в германских княжествах, в восемнадцатом веке.
  Георгий вчитался в указанный отрывок текста.
  -На четвертый день? - уточнил он.
  -Ага. Только на четвертый день жители поняли что среди них чужак, притом убийца, да и после этого его не могли описать иначе чем "пришлый из города, на вид добрый германец".
  Еще немного почитав документы, Георгий перевел взгляд на замолчавшего Акселя. И как раз принесли кофе.
  -Ладно, это все здорово, но я смотрю на твою папку и мне делается как-то нехорошо. Мне долго придется читать или ты сразу резюме выдашь?
  -А резюме, Жора, простое. Все что тут - херня и не стоит и даже пяти минут моего времени, а оно, мое время, не сказать что очень дорогое. Единственное в чем сходятся данные отсюда, - Аксель тряхнул папкой, - так это в жажде крови, некотором странном могуществе и страхе солнечного света.
  -Не густо.
  -Иначе и не скажешь. Я когда это понял, такое же лицо сделал.
  Установилась пауза, впрочем, ненадолго. Аксель собрался с мыслями и продолжил.
  -Так вот. Я недели три назад был в Греции, летел транзитом домой из Кувейта. Сижу значит в аэропорту, жду свой рейс, по привычке залез в интернет, в местный домен. Я даже и не надеялся что-то найти, вбивал запросы машинально. Но тут на меня вывалилось это видео. Я аж обомлел. К сожалению посадка уже шла полным ходом и скачать его не получилось. Но через неделю я выбил командировку в Грецию.
  -И что, Эмильен так просто тебя отпустил?
  -Нет конечно. Пришлось долго выкручиваться и долго врать про неизвестные особенности греческой глубинки, о влиянии современной экономической и политической ситуации на культуру. Отчетов потом задним числом нужно будет заполнить целую гору.
  Георгий покачал головой:
  -Тебя же уволят к чертям собачьим. Как ты собрался эту статью писать?
  -Вывернусь. У меня две недели, - вздохнул Аксель.
  -Обычно он ставил более мягкие сроки, - удивился Георгий.
  -В этот раз я его правда достал.
  Пожав плечами, Георгий предпочел вернуться к теме:
  -Хорошо, ты вернулся в Грецию. Зачем кстати? Греческий домен прекрасно доступен во Франции.
  -Ага. Вот только видео было недоступно. Здорово, да? Причем с идиотской формулировкой про защиту авторских прав.
  -Почему идиотской? Нормальная формулировка.
  -Потому что камера снимала из офиса, под хреновым ракурсом, через окно, черно-белую картинку. Это камера наблюдения, Жора, а тут мне про какую-то художественную ценность втирают.
  -Допустим, - кивнул его друг, - хотя мало ли какой у этих гомиков из киноакадемий художественный замысел. Помнишь эту хрень... Как ее? А! "Паранормальное явление".
  -Слушай, ты вообще на чьей стороне? - возмутился Аксель, - ты же видел запись? Кто вообще будет такое снимать "для искусства"? Да и видно же что все по настоящему!
  -Хорошо, хорошо, не буду спорить. Значит, запись удалили. Ты, получается, лично заявился к тому, кто ее выложил?
  -Ага. Мы с ним мило побеседовали, Матиас предоставил мне все данные, сказал что ему видео прислал друг из Афин, работающий охранником вот по этому адресу. И Матиас тоже покрутил пальцем у виска по поводу запрета его видео с такой формулировкой. Собственно, этот парень как раз жил в Тригоно.
  -И тут позвонил я, правильно понимаю?
  -Ну, почти, - нервно облизал губы Аксель, - я остановился на постой у одной семьи неподалеку и собирался ехать в Афины утром. Я вообще не сморю телевизор, ты знаешь, но вот мой хозяин очень даже смотрел, - немного севшим голосом, явно пытаясь совладать с собой, Аксель продолжил, - По гречески не говорю, но когда показали пожар в репортаже о местных событиях, то я узнал дом. Матиас прожил очень недолго после моего отъезда.
  Георгий присвистнул.
  -Да уж, верно ты сказал. Вляпались мы по самые ноздри.
  -Мы? - поднял бровь француз.
  -Если ты не будешь раскапывать мою могилу когда я помру, - сказал Георгий.
  -Жора, слушай... Извини, ладно? Я был не в себе. Мне и самому очень стыдно. А тогда было очень страшно. Я правда боялся свихнуться или даже понять что свихнулся уже давно.
  -Ладно, - отвернулся Георгий, -пока что замнем.
  -И спасибо что не захотел свалить, - добавил Аксель.
  -Почему не захотел? Очень хочу, - хмыкнул Георгий, - А сейчас, Акс, я думаю что пора уже приниматься за дело. Какой у тебя план?
  Аксель задумался ненадолго.
  -Я так понимаю, у нас есть две зацепки: во-первых тот пустырь на котором те отродья крошили людей. Во-вторых я.
  -Думаешь за тобой придут? - усомнился Георгий, - с чего бы?
  -А ты думаешь Матиас сам собой сгорел? Типа передал мне файл с видео, и сидит, думает: "Хм, а почему бы мне не закурить в постели? Да, точно. Еще нужно выпить снотворного, чтобы лучше спалось, и глотнуть абсента. Да, еще пролить выпивку пока засыпаю, чтобы лучше вспыхнуло. Отличный будет вечер."
  -Слушай, я не спорю, это вряд ли совпадение. Но даже если его сожгли, с чего ты взял что его допрашивали? А если и так, то с чего бы ему говорить правду? - не стал скрывать своего скепсиса Георгий.
  -Да что ты!... - хотел было возразить Аксель, но не закончил фразу. У него не было никаких железных доводов, но он чертовски боялся за свою жизнь, - ладно, меня МОГУТ не искать. Но на всякий случай давай смотреть по сторонам внимательней?
  -Само собой, - кивнул в ответ его друг.
  Снова пригубив кофе, они оба взяли небольшую паузу, которую вновь нарушил Аксель.
  -Тогда у нас всего одна зацепка, пустырь.
  -На самом деле больше, - поправил его Георгий, - есть та банда кровососущих ублюдков. Я конечно не спец, но если это был не какой-то ебанутый праздник, то такие выродки еще наследят. Потом та история с запретом видео. Если его запретили по обращению правообладателя, то...
  -...Можно поискать самого правообладателя, - перебил его Аксель, - да, я не подумал.
  -И еще кое-что, - задумался Георгий, - не думаю что это как-то поможет, но что если поискать жертв? Та банда завалила человек восемь, однозначно должны всплыть обращения родственников о пропаже.
  -Сколько я этих обращений о пропаже человека видел, - скривился Аксель, - нет, это бесполезно. Да мы же год назад с тобой пробовали, помнишь? Сообщения о пропавших есть, а результата или хоть намека на кровососов нет.
  -Да, знаю, - вздохнул его друг, - но тогда у меня идей нет.
  Аксель хотел что-то сказать, но остановил себя. Явно думая как бы выразить свою мысль, он открыл рот, и снова закрыл. Задумчиво нахмурил брови.
  -Ой, да говори уже, - не выдержал Георгий.
  -Да я вот уже давно думаю, - начал Аксель, - вампирам обязательно нужна кровь из человеческого тела?
  -В смысле?
  -Я о том, что...
  -Постойю Я хочу спросить с чего это ты меня допрашиваешь? Мне-то откуда знать?
  -Да знаю. Что я имею в виду: им точно нужна кровь людей? Скорее всего да, иначе бы пили бедных овечек и не нападали бы на людей. Пока логично?
  -Логично, - покладисто согласился Георгий.
  -Тогда если им нужна кровь людей, почему бы им не пить кровь из пакета?
  -Банки крови?
  -Именно, - кивнул Аксель, - я давно хочу понаблюдать за банком крови в крупном городе, но один не мог. Сам понимаешь, работа требует чтобы ночью я спал, да и постоянные разъезды не помогают.
  Георгий задумался. Немного покрутив эту идею в голове, он ответил:
  -Мысль дельная, но есть пара сомнений. Во-первых, вдруг их питье крови это всякая волшебная херня? Мы же о них ни черта не знаем. Вдруг им важно впиться именно в шею человеку, а не хлебать гемоглобин или что там у нас в крови еще есть?
  -Да, но не проверим - не узнаем.
  -Хорошо, второй вопрос. Я так понял что ты днем будешь работать, а в свободное время заниматься вопросом кровососов, так?
  -Ага, - ухмыльнулся Аксель.
  -Тогда на что буду жить я? Не так уж много вариантов работы с ночной сменой, во время которой не нужно стоять на посту. И я уверен что для любой из них требуется знание местного языка.
  Улыбка Акселя немного поблекла, но не до конца. Он был не очень прижимистым человеком, его куда больше денег интересовало устройство мира, и, в частности, мистической его стороны. Но все равно, кому будет приятно расставаться с деньгами?
  -Я готов тратить деньги на твое содержание, - выдавил француз, - если ты, конечно, согласишься.
  Да, у него была надежда что гордый русский откажется от французский подачек и предложит другой выход. К тому же у него действительно были трудности на работе и осложнились взаимоотношения с начальником, и его нынешняя зарплата хоть и могла обеспечить не то что двоих, но и четверых при желании, не радовала привыкшего к иным доходам и тратам Акселя Марсо. К его несчастью, Георгий смотрел на это немного с другой точки зрения: любая работа должна оплачиваться. Это раз. И если тебе предлагают деньги, то зачем отказываться? Это два.
  -Да без проблем, Аксель, - улыбнулся он, - и раз уж мы договорились и кофе уже давно закончился, то предлагаю заняться делом. Ты садись за комп и ищи любую возможную информацию о том, кто запретил свободную публикацию видеозаписи. А я тогда наведаюсь на пустырь. Адрес есть?
  -Ага, -горестно вздохнув по поводу урезанных доходов, Аксель быстро написал на салфетке адрес того здания, из которого велась съемка, - действительно, пора работать.
  Расплатившись, они покинули кафе. Аксель отправился к себе, а Георгий, подумав о том, что пора бы уже начать пользоваться более дешевым общественным транспортом, потратил некоторое время на поиск англоговорящего грека, который при этом указал бы, какой транспорт идет туда, куда указывает эта нечитаемая бумажка.
  Но вскоре он смог воспользоваться нужным транспортом, спасибо добрым людям. Тот привез его на окраины Афин, и еще долго Георгию пришлось плутать среди гаражей, складов и небольших бетонных коробок, иногда жилых, иногда корпоративных строений.
  Он не был совершенно уверен что нашел тот самый пустырь, но все указывало на это. И соответствующий офис напротив из которого могла вестись съемка, и кучи хлама вперемешку с остовами машин, и крупное пятно сажи на том месте, где могли бы разжигать костер кровопийцы. Да, судя по всему, он действительно нашел.
  Никаких особенных следов на пустыре видно не было. Следы от машин, изредка следы ботинок, ведущие к сторожке, да пятно сажи. На месте костра также не было ничего особенного. Ни обгорелых остатков одежды, ни головешек, ни недогоревших остатков дров, ни, самое разочаровывающее - и одновременно радующее - даже обугленных костей. Будто все остатки костра аккуратно собрали и вывезли. Это разочаровывало потому что съездил он в эту глушь впустую. А порадовало... Ну кому захочется ворошить обгорелые человеческие останки? И рад он был, пожалуй, намного больше чем разочарован.
  Впрочем, чего он ждал? Три недели назад Акс увидел ту запись. Значит у местных было минимум три недели чтобы прибраться. Да даже хозяин этого пустыря, а у него должен быть хоть какой-то хозяин, успел бы это сделать. Что уж говорить про официальные власти.
  Можно было еще поговорить с тем охранником, который прислал Матиасу видео, но ничего дельного от этой встречи Георгий уже не ждал. И верно, ничего толкового этот разговор не принес.
  -Добрый день, - обратился к человеку в форме в этом офисе Георгий.
  -Добрый, - ответил тот с сильным акцентом. Даже по меркам Георгия сильным, а он не блистал в области языкознания, - чем я могу вам помочь?
  -Скажите, это вы три недели назад отправляли человеку по имени Матиас запись с вашей камеры наблюдения?
  -Что? Извините, я плохо говорю по английски, - недоуменно ответил охранник.
  -Матиас. Вы знаете человека по имени Матиас? Он из области Тригоно?
  -Э, нет. Извините, мистер, ничем не могу вам помочь, - с недоумением закончил разговор он.
  "Черт, только время зря потратил" - подумал Георгий.
  Когда он вернулся домой, уже вечерело. Казалось бы только недавно они с Акселем собрались за чашечкой кофе, но все эти поездки и расспросы, попытки найти человека понимающего его английский и способного ответить заняли приличное количество времени. Однако нужно было узнать какие успехи у его подельника.
  -Марсо слушает.
  -Аксель, это я. Что узнал?
  -Творческая группа "Одеон", - ответил тот, - все следы ведут к ним. Это небольшое театральное объединение, существует уже довольно давно, лет сорок минимум. Сменило на два директора, сейчас им управляет некто Юрген Шнайдер.
  -Не похоже на грека.
  -Потому что он немец. "Одеон" не хватает звезд с неба, но репутацию имеют хорошую.
  -Да, да, это понятно. А ничего что театралы требуют блокировки видео?
  -Конечно ничего, - хмыкнул Аксель, - во-первых, выступление - тоже интеллектуальная собственность и вид творчества. Почему бы им не защищать свой труд от незаконного просмотра? И, во-вторых, они не только театром занимаются, это просто основное направление.
  -Звонил им уже?
  -Нет конечно. Что я им скажу? "Расскажите-ка, почему это вашим именем прикрывают доказательство массового жестокого убийства?", так я должен спросить? Лучше ты рассказывай, что там у тебя.
  -Полный ноль. Чисто как в аптеке, хотя следы костра еще виднеются. Охранник тоже не знает никакого Матиаса.
  -А это точно был нужный охранник? - уточнил Аксель.
  -Я понятия не имею. Уж какой был, но никакого Матиаса из Тригоно он ни разу не встречал.
  -Ладно, Жора, - задумчиво протянул Аксель, - давай так. Я тут нашел два банка крови в городе, сейчас пришлю тебе их адрес. Может там что найдешь?
  -А сам будешь дрыхнуть, так? - попенял ему Георгий.
  -Именно. Только вначале все-таки созвонюсь с "Одеоном". Есть у меня одна идейка...
  -Какая?
  -Я же репортаж о культуре Греции делаю, так? Вот пусть эти деятели искусств и отвечают на мои вопросы. Назначу на завтра интервью, и если они согласятся, то там уже по обстоятельствам посмотрим.
  -Отличная идея, Акс, - оценил Георгий, - ты только поосторожней там.
  -Да, ты тоже ночью не дури, смотри по сторонам, - запнувшись на секунду, ответил француз.
  На том план был составлен. Георгию предстояла бессонная ночь, и потому он начал готовиться заранее. Завел будильник на одиннадцать вечера, еще купил в аптеке снотворное и два энергетика в соседнем по отношению к аптеке магазине. А потом подействовала таблетка, и Георгий развалился на кровати вплоть до звонка будильника.
  Первый шаг
  
  Море. Европейская цивилизация существует во многом благодаря Средиземному морю. Огромные массы теплой воды омывают половину Европы, объединяя торговыми путями совершенно непохожие культуры. В прошлом, когда аграрные технологии были не так хороши, море обеспечивало целые страны рыбой и прочими морскими гадами, которые довольные средиземноморцы с удовольствием употребляли в пищу. На средиземном море нечасто бывают штормы, и как рыбацкие, так и торговые суда могут плавать совершенно спокойно, куда меньше беспокоясь о стихии чем в других водах.
  Но даже если в результате трагедии человек попадет в местные воды, то у него куда больше шансов выжить, чем где-то еще. Даже в такой воде легко умереть от переохлаждения, выбившись из сил и утонув или даже просто разбиться о скалистый берег, но все же Средиземное море очень и очень милосердно к терпящим бедствие.
  Однако это все мелочи. Настоящая роль моря в жизни людей климатическая. Море является гигантским термостатом, и по сути как средняя, так и текущая температура в регионе по большей части зависит от температуры воды. Венеция и центральная Монголия находятся на одном меридиане, но если в Венеции за год столбик термометра прыгает от двух градусов по Цельсию, до двадцати семи, то в Монголии от минус пятидесяти, до плюс шестидесяти. Двадцать пять градусов, против ста десяти! А те двадцать пять градусов, на которые отличается летняя погода в Венеции от зимней, в Монголии вообще составляет суточное изменение температуры! И вся эта разница обусловлена морем.
  Афины же даже более теплый город чем Венеция. Самую малость более резкий климат и чуть меньшее расстояние до экватора обеспечивают его жителям возможность иногда ходить в футболках и шортах даже в декабре, а временами и плавать в прохладной, но все еще подходящей водой для тех, кто не боится легкой дрожи после заплыва.
  Итак, теплая погода Афин практически не оставляет шансов замерзнуть. Однако сидя на кровати в номере за полчаса до полуночи Георгий чувствовал озноб. Да, он отдавал себе отчет что ничего особенного не приключится, что просто наблюдать за больницей в течение ночи безопасно. Даже если вампиры и правда ходят в банк крови при больнице за, хм, пищей, то не факт что они придут сегодня. А если сегодня, то не факт что войдут через обычный вход. Да и вообще, вдруг им кровь на дом приносит курьер? Вдруг они пьют только живую кровь из сопротивляющихся жертв?
  Слишком много причин чтобы не беспокоиться.
  А вот причина для беспокойства была всего одна. Стоит выйти сейчас за дверь и он впервые займется охотой на ночных тварей. Так будоражит!
  Все же, пора. Георгий уже несколько минут никак не мог заставить себя встать. Но однажды нужно, верно? С этими мыслями он наконец покинул номер.
  Больниц в этом славном городе было немало. Не особо раздумывая, Георгий отправился к той, которая гордо называлась центральной клиникой Афин. Клиника располагалась в соседнем районе, а совершенно неопытный в таких делах, но решивший на всякий случай соблюдать любые возможные меры предосторожности мужчина решил не вызывать такси. И тут же, подумав о предосторожностях, он понял что пошел на поиски кровососов с голыми руками.
  -Очень разумно, Гоша, - пробормотал он сам себе, - просто гениальная идея.
  С другой стороны он не особо представлял что бы могло ему помочь. На той видеозаписи вампиры-головорезы без каких либо усилий гнули арматуры и железные трубы. Он сам в прошлом выпустил несколько пуль из ружья в кровососа, который никак не хотел помирать, даже после того как его несколько раз переехали на машине. Что им можно противопоставить?
  Да, об этом явно стоило задуматься раньше, но похоже придется импровизировать. Легенды утверждают что вампиры боятся серебра, святой воды, крестов, солнца, осинового кола в сердце, отсечения головы. Чего еще? Обязаны пересчитать рассыпанные зерна и развязать все завязанные узлы, кажется. Мда, негусто.
  Серебра у Георгия не было. Не было и святой воды, и распятия, но в следующий раз он решил точно взять этот реквизит заранее. Солнце... Ультрафиолетовую лампу? Или может лампу дневного света? Надо будет прикупить.
  Пока что осиновый кол казался самым вероятным вариантом, но где тут взять осину? Тяжело вздохнув, Георгий подошел к помойке на углу одного из дворов, но ничего деревянного там не было. Копаться в мусорных мешках он побрезговал, так что пошел дальше. Наконец в одной из помоек он нашел выкинутый деревянный стул. Отломав от него ножку, Георгий потратил некоторое время на то, чтобы расщепить ее, а то тыкать тупой деревяшкой в вампира ему показалось плохой идеей. Ну да ничего, камень с обочины и асфальт помогли ему получить хоть немного опасное оружие против нечисти. Во всяком случае он на это надеялся.
  Георгий сильно сомневался что сможет отрубить голову кому-то, даже если бы у него было подходящее орудие, так что пока не стоит об этом и задумываться. Тем более он сомневался в педантичности вампиров, полагая что те пересчитывать зерна станут лишь ради хорошей шутки.
  -Да уж, подготовочка, - хмыкнул он, - ну что мне стоило те два дня готовить вооружение? Черт, холодно-то как, а! - резким движением он одернул куртку и запахнул ее посильнее.
  До больницы он добрался сравнительно быстро. Какие-то сорок минут пути после того как обзавелся заостренной палкой, и он на месте. Быстрый шаг и нетерпение сделали свое дело, и теперь он разглядывал больницу, думая над тем, что же теперь делать.
  Дело в том, что больница была большой. И, очевидно, у нее было несколько выходов. Ладно бы главный вход, вряд ли охотники до человеческой крови пойдут в больницу именно через него, но ведь и запасных или служебных выходов было достаточно. За каким следить? Непонятно.
  Некоторое время побродив, он остановился около дома на соседней улице, на скамейке. Отсюда хорошо было видно аж четыре различных входа в здание клиники, да и потом, можно было сидеть, а не стоять. Изумительное место.
  Спустя пару часов напряжение от слежки ослабло. Григорий начал задумываться над тем, что он, похоже, повел себя как идиот. Да, в этой больнице есть банк крови, вот только в каком крыле? Надо, надо было вначале сходить сюда днем! С другой стороны, выспаться тоже было необходимо.
  Он сидел и сидел, перебирая в голове невеселые мысли и дожидаясь рассвета. Пару раз он задумался, а не уйти ли, и вернуться в другой раз более подготовленным, но бросать дело не доведя до конца он считал неправильным.
  Часы тянулись. Над головой выл ветер. Заостренный кол неудобно выпирал из под куртки.
  
  В одном из окон больницы, в кромешной темноте слегка раздвинулись створки жалюзи на окне. Немного рассейнный взгляд оглядел напряженную фигуру на скамейке.
  Он растянул губы в усмешке. Похоже молодой Сородич только привыкает к своей новой жизни. Вон как неуклюже осматривается и жадно глядит на больницу. Через окно не видно всех деталей, но в его позе чувствуется нетерпение, голод. Поразительно поднимает настроение! Молодой дурень делает вид что совершенно ни при чем, и просто так решил поглазеть в три часа ночи на здание больницы. Интересно, кто его Обратил?
  Бледный человек в медицинском халате отошел от жалюзи и вновь вернулся к документам. Какое ему в сущности дело? Когда голод станет нестерпимым, этот неонат поборет свое смущение и придет на поклон. Он, как и многие другие, заплатит в свое время, либо окажется должен, что даже лучше. Пакеты крови не слишком дороги, но для неопытного и доверчивого вампира плата может оказаться значительной.
  Конечно, молодой вампир еще может и начать охотиться, но после пары убитых особей скота шериф его схватит и объяснит почему соблюдать Маскарад важно лично для его, неоната, здоровья. Может тогда этот Сородич станет осторожным охотником, как некоторые. Но скорее всего, он пойдет покупать кровь сюда, в этот самый кабинет, как многие другие.
  Впрочем, сейчас шерифу не до новичка. Шабаш... Но это точно не имеет отношения к больнице. Надо продолжать исследования, в конце концов сама собой вся эта кипа бумаг не проанализируется. Войну же следует оставить тем, кому до нее есть дело.
  А неонат... Неонат придет. Однажды.
  
  Неосторожному наблюдателю могло бы показаться что в соседнем переулке тени будто бы немного передвинулись сами собой. Тому, кто умеет смотреть чуть глубже, стало бы понятно что это крадущаяся и едва заметная фигура приостановилась и начала к чему-то присматриваться.
  Интересно.
  Похоже в городе завелся новый охотник. Кто-то нарушил Маскарад? Надо проверить слухи, может удастся прижать какого-нибудь слащавого прилизанного педика из Башни, который не умеет прибирать за собой.
  Охотник похоже неопытный. На дело пошел ночью, из оружия, вроде бы, только кол под курткой. Да еще и сидит на самом виду. Либо новичок, либо идиот.
  Хм. Прибить его? Надо бы. Но вначале разузнать все о нем, чтобы не появился новый "мститель, пылающий праведным гневом".
  Хотя... Эти шабашитские ублюдки слишком сильно портят настроение всем в городе. Может если подкинуть кое-какую мыслишку этому "Ван Хелсингу", то получится немного сократить их численность? А что, это было бы интересно!
  Новичок-охотник, практически сырая глина! Это же какие возможности!
  Замечтавшись на секунду, скрывающийся человек представил изумительные картины будущего: его собственный ручной инквизитор, доверчиво считающий что кроме Шабаша вампиров и нет на свете, и сжигающий лопатоголовых по первой же наводке... И даже не только их, но и зарвавшихся Сородичей, слишком много себе позволяющих в элизиумах...
  Нужно проследить за этим глупым охотником. Начать следует с розыска его убежища, а там уже можно действовать по обстоятельствам.
  Да, это определенно отличная идея. Но хватит фантазировать, он пришел сюда не за мечтами, ему нужна больница и ее обитатель.
  Секунда, и уже даже самый дотошный взгляд не смог бы увидеть в этом переулке человеческую фигуру.
  
  Утро наступило просто невыносимо нескоро. Григорий в полной мере оценил всю радость длительной и безуспешной засады. С первыми лучами солнца он встал со скамьи, потянул затекшие конечности и тяжелой походкой направился обратно.
  Сегодняшняя ночь показала ему, что ошибиться на пустом месте можно запросто, и хорошо что ему так и не встретился ни один кровосос. Со вздохом глубокого облегчения Григорий выкинул свое неказистое орудие в ту же помойку из которой его достал. Он, говоря по правде, даже не представлял что с этой палкой делать, если вдруг придется защищаться.
  -Черт, столько дел, - он зевнул, но тут же слегка похлопал себя по щекам, пытаясь взбодриться, - для начала кофе. Кофе, кофе, кофе, кофе...
  Добравшись до номера, охотник привел свой план в исполнение: взял кошелек и сел с чашечкой кофе в забегаловке неподалеку. Дешевый, черный кофе, двойная порция, прогнал весь сон без остатка, взамен заставляя вздрогнуть и скривиться - напиток получился слишком крепким, слишком горьким.
  Немного придя в себя после бессонной ночи, он принялся за обдумывание задач.
  "В идеале мне нужна машина", - подумал Георгий, - "вот только где я ее возьму? Ладно, это на потом. Сейчас надо бы двинуться в церковь. И потом в хозяйственный магазин. И еще в больницу забежать, найти пункт сдачи крови. Хранилище должно быть поблизости от него."
  Ему предстоял очень долгий день, полный сборов, подготовки и борьбы со сном. Для себя он поставил четкую планку: все дела прекратить в шесть! Еще требовалось хоть немного выспаться перед второй ночью.
  И во всей это суете он не особо обращал внимание на небольшую серую дворнягу, тихо бредущую по улицам Афин, чей путь удивительным образом совпадал с путем Григория. Действительно, кому есть дело до бродячих собак?
  
  Аксель проснулся в невероятно хорошем расположении духа. Старый друг наконец присоединился к нему, в охоте наметился некоторый прогресс, да и поработать по своей, м, прибыльной специальности удастся. Жизнь определенно налаживается!
  К походу в "Одеон" Аксель был готов. Выглаженный костюм, уложенная прическа, проницательный взгляд и обаятельная улыбка. Что еще может понадобиться? Ручка, записная книжка, и мобильный телефон если вдруг потребуется воспользоваться функцией диктофона.
  В одиннадцать утра он уже стоял на пороге небольшого театра, в котором и был своеобразный штаб этих творческих личностей, по какой-то причине прикрывающих вампиров. Спросив у гардеробщика кабинет начальства, репортер углубился в помещения театра.
  Обставлен театр был со вкусом. Светлые тона, преимущественно белый и бежевый, прекрасно сочетались с синим стилизованным под мрамор полом. Фотографии с каких-то театральных постановок соседствовали с крупными окнами, отлично освещавших коридоры и залы. Создавалось впечатление что ты стоишь посреди вод океана в яркий солнечный день, а вокруг тебя волны и облака, скрывающие небо. Да, дизайнер определенно обладал талантом.
  Минуя зал, Аксель добрался до кабинета с табличкой: "мр. Ю. Шнайдер, директор", разумеется дублированной на греческом. Репортер постучал и вошел.
  -Добрый день. Мистер Шнайдер? - обратился он к хозяину кабинета. На него посмотрели два небольших удивленных глаза. Господин директор явно не ожидал визита, несмотря на вчерашний звонок Акселя. Еще бы, редко кто ожидает посетителя во время завтрака.
  -Фта, фа фры фто? - выдавил он, но тут же извинился жестом и начал судорожно запивать чаем набитый рот.
  Юрген Шнайдер оказался невысоким толстоватым человеком с круглым добрым лицом. Сверкающая лысина делала его похожим на улыбающийся бильярдный шар выдающихся размеров. Аксель непроизвольно улыбнулся, и спросил:
  -Извините, может я немного не вовремя? Мне казалось что мы назначили для встречи одиннадцать часов.
  Спешно пытающийся справиться с, по видимому, тушеной капустой директор замотал головой. Наконец проглотив, он сумел ответить. По английски он говорил довольно бегло, хотя и с достаточно странным акцентом. Впрочем, ничего удивительного, все-таки урожденный немец, многие годы говорящий на греческом...
  -Извините, мистер Марсо, на голодный желудок плохо думается, а с этой ужасной диетой я голоден постоянно, - пояснил он извиняющимся тоном, - вы же Аксель Марсо, верно? Журналист?
  -Именно так, - кивнул француз, - мне будет очень интересно осветить современную греческую культуру.
  -Это дело благородное, - с важным видом покивал Шнайдер, - да что же вы стоите! Присаживайтесь, мистер Марсо.
  У директора были очень удобные кресла для посетителей, настолько, что у посетителя создавалось впечатление что это не встреча с серьезным руководителем творческого объединения в официальном кабинете, а посиделки с добрым дядюшкой на веранде загородного дома.
  Тем временем директор Шнайдер убрал куда-то в стол пластиковую коробку со своей здоровой пищей, и вопросительно посмотрел на Акселя.
  -Итак, мистер Марсо, я весь в вашем распоряжении в следующие полчаса.
  -Прошу, зовите меня Аксель.
  -Тогда и вы зовите меня Юрген, - ответил на любезность толстячок.
  Аксель занялся привычным делом - он начал задавать вопросы.
  По итогом обстоятельной беседы с мистером Шнадером Аксель мог смело заявить что у него была готова основа статьи. Не самая выдающаяся, да и конечный вариант будет сильно отличаться, но в общем и целом осталось лишь коснуться местной культуры на личном уровне.
  "Одеон" по сути был союзом деятелей искусств, оказывающим юридическую защиту своим членам, договаривающимся о сотрудничестве, выставках и выступлениях артистов за рубежом и предоставляющим стартовые площадки для смелых проектов.
  Дело в том что искусство Греции в нынешнее время было глубоко элитарным. Ну, за исключением музыки и танцев. Обычный грек плевал с высокой башни на живопись, скульптуру, поэзию, театр и на многое другое. Лишь представители богемы, всякие светские львицы и сорящие деньгами снобы обращали внимание на деятелей культуры и их творчество. Таким образом, многим новичкам было сложно пробиться в мир искусств в одиночку, ведь трудно заниматься тем, что не приносит денег, а денег их труды не приносили, ведь массам было плевать. "Одеон" же решал эту проблему. Именно сюда и в подобные ему организации стекались деньги меценатов, именно благодаря "Одеону" можно было найти благодарную публику и получить свою часть популярности. За это приходилось платить некоторым процентом с каждой заработанной банкноты, однако собирая всего по процентов по пятнадцать "Одеон" давал несравнимо больше. Во всяком случае в условиях Греции и ее пассивной публики.
  Лишь пару раз Аксель ненавязчиво коснулся темы кинематографа и авторских прав. Но директор дал ожидаемый и очевидный ответ: защита авторских прав своих членов была прямой обязанностью объединения, и, да, в Восточной Европе частенько приходилось бороться за их соблюдение. Кино же пытались снять хоть и не часто, но регулярно.
  Сам же Шнайдер был управляющим, финансистом, и прямого отношения к творческому процессу не имел. Его задачей было обеспечить "Одеону" прибыльность, иначе, учитывая современные реалии экономики, даже подобной поддержки художники и поэты Греции будут лишены. Работал толстячок, похоже, на совесть, потому что не был учредителем организации, а работал на коллектив нескольких богатеев из той самой "элиты", которые и спонсировали молодых творцов. Реши он поднять таксу за услуги или вообще в каком-нибудь виде осложнить жизнь членам "Одеона" или осложнить процесс вступления в объединение для новых артистов, как у организации в третий раз сменился бы директор.
  Вот оно! Нужно найти этих учредителей! Совершенно ясно что если "Одеон" покрывает делишки вампиров, то не без ведома этих учредителей, а может и по их прямой указке.
  -К сожалению, - грустно развел руками Шнайдер, - наши уважаемые меценаты предпочитают оставаться инкогнито. Разумеется в бумагах значатся их имена, но широкой публике они предпочитают не открываться.
  -Почему же, Юрген? - изобразил удивление Аксель, разумеется уже почти уверенный в их чудовищной природе, - разве не естественно желать некоторой признательности и уважения за свою благотворительность?
  -Ну, если в двух словах, то они считают чувство благодарности и зависимости от конкретной фигуры благодетеля пагубным для творчества. Все же рекомендую вам лично спросить их, - он взял лист бумаги и начал писать, по видимому адреса и телефоны, - а то я тоже не совсем понимаю смысл подобной политики.
  -Что? - уже вполне натурально удивился Аксель, - вы же сказали что они не желают афишировать себя.
  -Поймите правильно, они не желают чтобы их имена мелькали в прессе в одной строчке с "Одеоном", - прояснил ситуацию директор, - они в принципе достаточно публичные персоны, так что не должны отказать вам в маленьком интервью. Просто не называйте их имена в своей статье.
  -Э, спасибо, - несколько неуверенно взял бумагу с контактами журналист, - очень вам благодарен.
  -Да не за что, Аксель, мне было приятно пообщаться с вами, - улыбнулся толстячок, - и рекомендую вам посетить сегодняшнюю постановку театра. Насколько я знаю, сегодня должны ставить "Трехгоршковую оперу" Брехта. Видели?
  -Нет, пока не довелось. Что же, не буду больше мешать вашей работе. До свидания, Юрген.
  -Да, Аксель, приятного вам дня.
  Полученную информацию требовалось обдумать и составить план действий. Аксель отправился обратно в номер.
  Солнце палило просто нещадно, и до гостиницы Аксель еле добрался. По счастью фургончик с мороженным встретился ему примерно на половине пути, что существенно упростило дорогу. По дороге он перебирал то, что узнал от Юргена, и это ему не нравилось.
  Итак, у него есть несколько имен. Насколько они связаны с тем удаленным видео? Должны быть хорошо связаны, все же именно им принадлежит "Одеон". Но они, судя по тому что могут быть не против встретиться, а также потому что являются публичными персонами, не должны оказаться вампирами. Акселю немедленно пришла в голову картинка графа Орлока, с окровавленной мордой радостно машущего рукой поклонникам на красной дорожке и подписывающего фотографии. Аксель помотал головой, надеясь вытрясти этот абсурд из головы, но добился лишь того что капелька с тающего мороженного попала ему на туфлю.
  -Ну что за жизнь, - вздохнул журналист.
  Но вздыхать не время. Вместо того чтобы строить пустые домыслы, следует побыстрее добраться до номера и разузнать что же знает об этих именах интернет. А то на пустом месте можно додуматься до многого. Да и потом, он уже как раз подошел к парадному входу гостиницы. Спустя пару минут он уже закрывал за собой дверь номера.
  Облив голову водой - чертова жара! - Аксель развалился на стуле. Перед ним на столе лежал лист бумаги с именами.
  Ванджелис Василидис.
  Деспоин Спартиди.
  Икарос Фасулаки.
  Язык сломаешь.
  Да, как показал быстрый поиск, они действительно были достаточно известными людьми. Ванджелис владел транспортной компанией, занимался грузоперевозками, и делал на этом отличные деньги. Выступал с резкой критикой полной экономической интеграции с остальным Евросоюзом, преимущественно из-за их требований реформ, которые сильно повлияли бы на гречески бизнес грузоперевозок. Что связывало этого человека с искусством решительно непонятно. Не знает куда девать деньги?
  Деспоин была владелицей нескольких частных музеев. С ней все понятно, если кто и заинтересован в развитии культуры и искусства, то именно она.
  Икарос же... Хм. Политик. Один из членов партии "Новая демократия". Аксель сразу поскучнел. Несмотря на свою профессию, политиков он не слишком жаловал. Точнее, не слишком жаловал политиков невысокого масштаба, поскольку ничего кроме совершенно бесполезных слов в любом количестве и по любому поводу от них не получить. "Новая демократия", судя по всему, была партией консервативной, с сильной поддержкой религии. Икарос как раз частенько заводил речь о православии. Во всяком случае при беглой проверке выходило так.
  Аксель устало потер глаза после нескольких часов работы. Живот заурчал, напоминая что с самого утра он пуст, и журналист был вынужден признать его правоту. Определенно небольшая передышка не повредила бы.
  Спустившись в ту самую кафешку, в которой он встретился с Жорой, он как раз вспомнил о том, что давно ничего не слышал от друга. Дожидаясь своего заказа он позвонил сообщнику.
  Телефон долго не отвечал, Аксель даже начал беспокоиться. Однако Георгий все же снял трубку. Сонный и зевающий голос спросил:
  -Алло? Кто это?
  -Жора! Ты что трубку не берешь?
  -Акс, ты что ли? - послышался зевок, - я сейчас сплю. У меня была бессонная ночь, сейчас будет еще одна, так что будь человеком, отвали, а?
  -Постой! Ты узнал что-нибудь? - остановил он явно пытающегося закончить разговор друга.
  -Неа, но, - снова зевнул собеседник, - сегодня я подготовился получше.
  -А у меня есть кое-что...
  -Слушай, пришли мне на почту что ты там нарыл. Я правда спать хочу, помираю.
  Разговор окончился. Официантка принесла заказ. Пожав плечами, Аксель принялся за еду. Сегодня ему еще нужно созвониться с одним из этих меценатов, договориться о встрече. Он решил начать с Ванджелиса, благо особой разницы между ним и Деспоин он не видел, а Икароса хотел бы отложить так надолго, как только возможно.
  Но в любом случае, позвонить и договориться дело пяти минут. Чем бы ему таким заняться дальше? Аксель задумался. Кажется, Юрген что-то говорил про "Трехгоршковую оперу"?
  
  
  
  Совпадение
  
  Григорий проснулся поздно, в десять. Или же он мог посчитать это ранним пробуждением, раз уж сам назначил полночь началом охоты. В любом случае проснулся он не вовремя. Но тут уж ничего не сделать, разве что хапнуть чашечку кофе на дорожку, для бодрости.
  Надо сказать, подготовился он неплохо. Оглядывая стол на котором он разместил свой арсенал, Григорий понимал что основная проблема будет заключаться в следующем: как ему все это допереть и как в этом воевать?
  С чесноком проблем не было. Не было проблем и с топором. Чуть сложнее было достать осиновые колья, но как оказалось на окраине города этого добра навалом, точнее навалом было осины, которую уже купленный к тому момент топорик превратил в орудие убийства вампиров. А вот ради святой воды пришлось немало постоять в храме, где как раз шла какая-то служба. Да и серебряный крестик купить, благо он тоже был нужен Григорию. И молитвенник. Григорий подумал насчет небольшого томика Библии, но, поразмыслив, решил что все равно ее не читал, а потому какими именно цитатами оттуда отгонять разбушевавшегося кровососа даже не подозревал. А вот молитвенник выглядел более перспективно. Оставшиеся покупки занимали слишком много места, и именно с ними были самые большие проблемы. Ультрафиолетовая лампа, мешок крупы и вязаная кофта.
  Григорий тяжело вздохнул. Даже если забыть о том, что все это не потащишь в бой, так еще и некий внутренний голос шептал, что рассыпав крупу перед голодным кровососом, тот вполне сможет умереть от смеха. А кофта и вовсе была чем-то за гранью добра и зла. От того чтобы выкинуть этот странный набор в мусорку и не вспоминать никогда, Григория останавливало одно довольно подлое соображение. А вдруг и в самом деле этот бред работает? Тогда намного более глупым решением будет выкинуть. Короче говоря, нужно проверять.
  Но тут была загвоздка. Григорий уже сталкивался с вампиром, и если - а так скорее всего и будет - ни крупа, ни вязаная тряпочка не остановят чудовище, то он, Григорий, умрет. И не дай бог эти твари заражают укусом. Проверять в поле настолько ненадежные средства нельзя.
  Так что последнее что он делал перед сном, это купил цепь, снотворное, а также поискал какой-нибудь заброшенный завод или склад в окрестностях больницы. В центре города таких не было, во всяком случае англоязычный интернет не знал ни о чем подобном. А вот пара пустырей была. Несколько площадок огороженных гаражами в скоплениях промышленной зоны, находящейся в трех-четырех кварталах от больницы, еще был мост под которым тоже должно быть достаточно тихо. Да, если и проводить испытания такого рода, то подальше от любопытных глаз. Толстая прочная цепь удержит тварь и...
  -Черт, вот чем я занимаюсь? - задал в воздух вопрос Григорий, - какой плен, какие опыты?
  Григорию очень понравились построенные иллюзии его блистательной победы над вампиром, где он держит кровососа на цепи и проверяет легенду за легендой в поисках действенного средства... А потом он вспоминал настоящего вампира. Пожалуй, легче связать цепью медведя. Может ему и повезет убить вампира, но вот взять в плен нечего и думать.
  Единственная стоящая причина по которой он все еще искал подходящее место для допроса пленника состояла в том, что он опасался выходить на дело. Снова.
  Нет, это уже совсем никуда не годилось! Быстро покидав вещи в сумку, Григорий прикинул вес получившегося снаряжения. Усмехнувшись, он выложил цепь. Да, хотел взять что попрочнее, а в итоге взял слишком тяжелую. Ну, негативный опыт - тоже опыт.
  В этот раз времени на дорогу ушло меньше. Видимо оружие, пусть и такое своеобразное, действительно придает уверенности.
  Придя на свой старый наблюдательный пост, он вновь начал осматривать окрестности. На входе в больницу пусто. На улицах пусто. Никого. Мать его, откуда все-таки такой холод в Афинах, теплый же должен быть климат?!
  Снова вернулись опасения вчерашней ночи и сегодняшнего вечера. Оружие почему-то успокаивало намного слабее. Странные выверты психики, ой странные.
  Однако посидев так минут десять, он наконец понял что ему так не нравилось ни вчера, ни сегодня. Да, он прекрасно видит большинство входов в больницу отсюда... Вот только и его видно не хуже чем президента за трибуной. Охотник, блин.
  -Я определенно идиот, - вздохнул Григорий.
  Быстро кинув взгляд на соседнюю улицу, он отправился в переулок между домами. Ага, помойка, коробки, какая-то железная штуковина из ржавых гнутых труб. Отлично. И видно отсюда больницу хоть и хуже, но не намного. Не видно одного из входов, но видно дорожку к нему, так что полуночные посетители остаются заметными. Хотя запашок тут еще тот, да и присесть негде. Хотя... если пододвинуть эту разбитую микроволновку сюда, то можно и присесть.
  Пытаясь отрешиться от неприятного запаха из контейнеров с мусором, Григорий снова закурил. Черт, не дело, надо прекращать. Не для того он покончил с этой привычкой.
  Прошла пара часов. Один раз к помойке подошел бездомный, но угрюмый бородатый русский показался тому не слишком дружелюбным соседом, и он ушел в сторону.
  -До чего я дошел, сижу ночью около кучи мусора и пропах сигаретами. Что-то не туда меня занесло.
  Позади него, в темноте переулка, раздались шаркающие шаги. Очередной бездомный. Ссутуленное тело, изуродованное алкоголем лицо... Да, мужика потрепала жизнь.
  Меж тем в больницу никто не входил и не выходил. Мимо проехала машина, но и только, это последнее хоть сколько-нибудь интересное событие за последние полчаса на этой улице. Не считая того бродягу. Кстати...
  -Эй, друг, вали отсюда, - негромко, но твердо сказал Григорий.
  Бродяга прохрипел что-то, судя по всему на греческом, но уходить и не подумал. Более того, он рванул на Григория, неловко переставляя ноги. Тихо порыкивая, он неловко махнул рукой. Григорий, что ни говори, особо тренированным человеком не был, хотя и считал себя крепким. Тем не менее ему удалось защититься от удара рукой. Какой это был удар! Будто по конечности молотком долбанули! И тут же бродяга вновь выкинул вперед руку, пытаясь схватить за шею Григория. Сморщенная и немного скользкая от пота рука стиснула горло, перекрывая ток кислорода, а бомж тем временем раскрыл пошире рот, полный острых желтоватых клыков. Задыхающийся русский вцепился в лицо и шею бродяге, пытаясь удержать эту слишком клыкастую пасть как можно дальше, но проигрывал сантиметр за сантиметр, причем непозволительно быстро. Кружащееся от удушения сознание решило что хотя бы шаг назад сможет разорвать этот смертельный клинч. Да, буквально шаг назад на инстинктах и спас Григория: обрезки железных труб, скрученных в конструкцию неясного назначения, все еще лежали там. Запнувшись, он упал назад, перекатившись за трубы, что и разорвало хватку на шее. Его душитель упал следом, прямо на все это железо. Но перед падением в его глазах был отчетливо заметен красный блик на свету уличного фонаря.
  Ему повезло подняться быстрее. Судорожно рванув в сторону, едва не поскользнувшись снова на мешке с мусором, Григорий глянул на монстра. Потрясающе мерзкая тварь. Будто бы оплывшее лицо тающей восковой статуи, язвы, да алые слегка бликующие глаза. И наполненный десятком клыков слишком широкий рот. Да, он встретил вампира, как и собирался. Вот только встреча вышла не такой, какая могла бы получиться по рассчетам. А сейчас кровосос пытался выбраться из препятствия на его пути, но пока у него выходило не слишком хорошо. Подумать только, его жизнь спас металлолом! Это скопление труб сносно исполнило роль крепкой ловчей сети. Удивительно, ведь выползти из такой "ловушки" спокойному человеку было бы несложно, хоть и заняло бы несколько секунд. Но бездомному мешал он сам, не столько пытаясь освободиться от западни, сколько делая яростные неуклюжие рывки в сторону предполагаемой жертвы. Конечно, выбраться ему удастся, и удастся быстро, но сколько-то времени у охотника, чуть было не погибшего на первой же охоте, было. А большего, как он надеялся, и не надо.
  Григорий осторожно обошел корчащуюся порыкивающую тварь. Его сумка сейчас была позади чудовища, и следовало как можно скорее вооружиться, а в идеале и успеть покончить с выродком до того, как тот наконец выпутается. Вот что за херня! Григорий машинально потер шею: вампир оказался существенно менее крепким чем он ожидал, хотя все равно слабаком его назвать было нельзя. Не то что Григорий был против... просто как раз в этом случае та цепь могла бы быть полезна.
  В одну руку он взял кол, в другую бутылку со святой водой, и встал сбоку от вырывающегося кровососа.
  -Надо-надо умываться, по утрам и вечерам... - немного дрожащим голосом продекламировал Григорий, выливая на вампира святую воду. Жалкая попытка себя подбодрить, он отдавал себе в этом отчет, но хоть так.
  А меж тем вода не оказала никакого эффекта. Совсем. Разве что намокшее тряпье бездомного начало пахнуть нечистотами немного сильнее.
  -Не работает, чтоб меня, - отметил очевидное раздосадованный охотник. Выкинув бесполезную бутылку, он размахнулся и со всей дури вогнал своей жертве в спину кол. Будто в судороге, вампир выгнул спину на секунду, но тут же обмяк. Сдох. Похоже, Григорий мог записать себе на счет второго кровососа.
  -Да, черт возьми! - сквозь зубы воскликнул он, - это было даже легче чем я думал!
  Смахнув со лба выступивший от волнения пот, он обошел кругом вампира, переводя дух. В голове проносились мысли одна за другой, сменяя друг друга слишком быстро, чтобы успевать их рассмотреть со всех сторон. Для начала, этих тварей и вправду можно убивать, тот раз у одинокого домика во Франции не был счастливым исключением. И даже не особенно трудно. Вот, первый же попавшийся вампир умер, пусть во многом от собственной неуклюжести. Хотя эта тварь была очень тупая, даже не догадался податься назад чтобы вылезти из "оков". Неужели они все такие? Было бы здорово, практически обычная охота на диких зверей. Как на волка или рысь. Вот только он помнил того, первого вампира в своей биографии. Непонятно насколько он был умен, но точно умел разговаривать и даже шутить. А этот... никакого сравнения.
  А еще тот вампир довольно быстро обратился в ссохшиеся остатки кожи, обтягивающие скелет. А вокруг этого мертвеца Григорий ходит уже третью минуту, но никаких следов превращения пока нет. Неужели...
  Взяв из помойки доску, он осторожно - и очень надеясь ошибиться - поддел голову твари. Вот уродливая сморщенная кожа на щеках и скуле, вот стал виден излишне длинный крючковатый нос. И алые глаза, в упор смотрящие прямо на охотника.
  Урод жив. Урод и не думает подыхать. Не двигается, да, но не помирает.
  -Что же вы за исчадия такие, - прошептал Григорий. Он перевел взгляд с лица этого создания на торчащую из спины деревянную палку. Диаметр три сантиметра. Длина составляет половину метра. В спину вампира он воткнул кол на глубину около пятнадцати сантиметров, может немного глубже. Тут как бы насквозь не пробить, а чудовище только пучит свои гляделки.
  Выходит, кол не убивает, а только обездвиживает? Ну просто чудесно. Это просто охереть как упрощает жизнь, ведь кто не мечтал оказаться посреди чужой столицы с трупом на руках, который нельзя бросить, ведь вдруг он убежит! О, а если этот самый труп еще и мечтает тебя сожрать, то вообще можно объявлять, мать его, праздник!
  -Так, ладно, хорошо, - похлопал себя по щекам он, - соберись Гоша, не время для истерик. Хотел изучить вампиров? Сбылось твое желание, умник.
  У него на руках опасный и не желающий дохнуть монстр. Это же наверное хорошо? Ну, что он на руках у охотника, а не наоборот. Этот черт явно знает как прокусить человеку шею. Но если он не дохнет, то как его завалить? Надо испытать остальные инструменты. Что-то должно его убить.
  Надо бы доставить его на те склады или дворы, которые он просматривал на картах Афин. С сомнением оглядев лежащее тело, Григорий покачал головой: никаких шансов. Вот будь у него машина, то можно было бы попробовать. А вышагивать по улицам Афин, таща за собой тело не совсем мертвого бомжа, он все же опасается. Нет, это невозможно. Его лабораторией станет этот вонючий переулок. Григорий развернулся к сумке со снаряжением.
  Вначале Григорий достал крест. Он с силой вдавил небольшой серебряный крестик в скулу омерзительной твари, но никакого результата не последовало. Вампир внимательно следил глазами за каждым движением, насколько это позволяло парализованное тело, но и только. Глаза чудища даже не дернулись когда крест коснулся кожи, и уж конечно не было ни шипения, ни ожога, ни слезающей кожи, ничего.
  -Мда, после святой воды я мог догадаться.
  Посмотрев на горсть зерен, он с сомнением рассыпал их перед носом своей подопытной свинки. Никакой реакции.
  Следующим на очереди шел топор. Григорий уже было занес столярный инструмент над шеей чудовища, но остановился. Слишком неприятно было рубить шею человеку. Да, он понимал что это не человек, но со спины-то очень похож! Буквально ком к горлу подкатывал, стоило только попытаться. Все же одно дело воткнуть в дикую кровожадную тварь заточенное острие, спасая свою жизнь, и совсем другое рубить мирно лежащее человеческое тело.
  Внезапно он подумал что декапитация однозначно должна прибить гадину - ну не выживет же он без головы, верно? - но тогда он не сможет проверить оставшийся инвентарь. Определенно, он сможет вернуться к топору попозже.
  К его огромному сожалению в сумке оставался только молитвенник. Небольшая книжечка, с кучей всяких церковных бредней на все случаи жизни, от свадьбы и до запора. Написана правда на греческом, но язык худо-бедно родственный русскому, может и получится что прочитать?
  Не получилось. И буквы из университетского курса знал, и отдельные слова угадывал, но ожидаемо ничего не вышло. Впрочем, после провала со святой водой и крестом он и не ждал многого.
  Он тоскливо перевел взгляд на рукоять топора. Черт, до чего же не хочется! Но надо. Других вариантов нет, ведь не отпускать же вампира. Хотя... Нет, об этом и думать нельзя. Один убил его друга, другой пытался убить его самого. Они опасные и беспощадные враги, и нужно проявить твердость.
  С другой стороны его может сжечь солнце. Дождаться утра и вампир превратится в прах как и тот, прошлый.
  А вдруг не обратится? Прошлый вампир был уже мертв на момент рассвета. Этот - нет. Нельзя быть уверенным. А утром и вовсе город оживет, и тогда точно не избежать проблем с полицией. И психушкой. В том числе на родине.
  -Вот же ты мразь, а? Ну почему ты не мог сдохнуть сразу? - тихо ругался Григорий, занося над шеей вампира топор второй раз, - тебе непременно нужно было из меня палача делать, да? Ублюдок уродливый.
  Удар в шею не принес желаемого эффекта. Нельзя сказать что вообще никакого... Небольшая щель появилась, а древко топора неприятно отдало удар в руки. Будто бы в хорошо промороженный кусок мяса бьешь. Крови не вытекло ни капли.
  -Ой, да ладно, - нервно огрызнулся на мертвеца Григорий, - ты будто состоишь из неприятных сюрпризов.
  Удар. Удар. Еще удар. И еще удар. И еще. Руки немного побаливали, а щель в шее, потому что раной это было назвать сложно, ширилась очень медленно. Хотя и быстрее чем Григорий опасался после первого удара. Но наконец очередной взмах топора отделил голову вампира от тела. Просто отлично.
  Григорий сел на один из баков в переулке, немного перевел дух. Черт, это вторая по дерьмовости ночь в его жизни. Первая - ночь смерти Эрика. Странным образом эта мысль не развилась во вполне логичную идею о том, что от вампиров надо все же держаться подальше. Наоборот, его личный счет к этим тварям только что стал существенно больше. Ладно, надо передохнуть, спрятать тело в контейнер для мусора, и закончить наконец эту чертову ночь.
  Взяв голову бездомного, он всмотрелся в его глаза. Никаких отсветов или бликов. Обычные карие глаза. Рожа все такая же уродливая, но и только. Теперь точно можно сказать что вампир мертв. Прекрасно.
  Внезапно на лбу вампира появилась маленькая искорка. И еще одна на скуле, одна на носу. Вскоре вся кожа начала медленно тлеть, оставляя один только клыкастый череп. Обжегшись, он выронил череп на асфальт.
  И чего это ему пришло в голову вспыхнуть с такой задержкой? Оглядевшись по сторонам, охотник понял что ставил опыты, рефлексировал с топором и отделял голову от туловища он непозволительно долго. Недавно было летнее солнцестояние, и сейчас уже начинало светлеть. Просто чудо что никто не обнаружил его в этом маленьком неприятном скоплении мусора между двух зданий.
  Кстати, а ведь огонь на вампире он даже и не подумал попробовать. Упущение. А ведь казалось бы очевидная идея. Но, хочется надеяться, он еще сможет наверстать упущенное.
  При помощи все той же дощечки, топора и пары крепких слов Григорий быстро перекидал кости в контейнер. Повесив сумку на плечо, он оглянулся. Под ногами лежал и угрожающе скалился всеми тридцатью двумя клыками череп кровососа. Пожав плечами, он положил трофей себе в сумку.
  -Посмотрим кто еще будет скалиться когда ты будешь стоять у меня на камине, - поугрожал голове Григорий.
  Голова не ответила.
  Как добрался до номера он не заметил. Слишком вымотался. Дойдя до кровати, он скинул сумку, и упал. Но судя по всему начавшийся паршиво день так и должен паршиво продолжаться. Заснуть не удалось. Сон просто не шел, а в мыслях все повторялись события этой ночи. Алые глаза, рычащая пасть приближающаяся к шее, отвратительный запах помоев, топор, раз за разом опускающийся на шею, охваченный тлением череп. Он попробовал отвлечься горячим душем, но нет, это не сильно помогло. Хотя и отбило неприятный запах. Пожалуй, он постарается больше не устраивать боев посреди скопления отходов.
  Не выдержав, Григорий оставил сообщение Акселю. Может разговор с ним немного приведет его нервы в порядок? Но ответа не было, а на телефоне как назло закончились деньги. Он сидел и ждал, и ждал. А воспоминания никуда не уходили, раз за разом прокручиваясь в его голове.
  -Снотворное же есть, - потер глаза Григорий, - я идиот.
  Закинувшись двумя таблетками, он расположился в кровати в ожидании их действия. Да, его мысли все еще одолевали события этой ночи, но он уже чувствовал как начинает действовать снадобье.
  Внезапно, ему в голову пришла мысль. Он ведь не первый раз в жизни бывал в мрачном переулке посреди ночи. Ничего такого, но у всех бывали студенческие годы. И ни разу за всю свою жизнь он нее видел в них вампиров. Даже намеков не было. И вдруг, стоило ему второй раз в жизни выйти на охоту, как тут же пред ним появляется жертва. Тупой, неуклюжий, слабый, если сравнивать с другим представителем, вампир. Словом, именно такой, какого по силам одолеть ему, Григорию.
  От осознания такого невероятного, а значит и неслучайного, совпадения, у Григория по коже пробежали мурашки. Даже навеянный таблетками сон на мгновение отступил.
  Но только на мгновение.
  
  
  
  Князь
  
  У Акселя был изумительный вечер. Просто волшебный. Пародийная постановка по классическому немецкому произведению отлично поднимала настроение, свежий ветер вечерних Афин наводил на поэтические мысли. Пожалуй, в театре греки кое-что понимают. Да и музыка была на уровне. Аксель не был специалистом, но в ней точно чувствовалось что-то такое душевное, народное. Иногда француз жалел что музыкальный слух у него отсутствовал почти полностью: как же здорово быть музыкантом! Но каждому свое.
  Мимо проехала карета скорой помощи. Вслед за ней две полицейских машины. Аксель заинтересованно проводил их взглядом, но те быстро скрылись за поворотом. Суровые будни большого города, все время какие-то неурядицы.
  Так или иначе, номер встретил его тихим гудением кондиционера и бутылкой пива в холодильнике. Что может быть приятнее чем холодное пиво после жаркого дня? Только возможность повторять такие вечера день за днем, до самой могилы, чтоб она была как можно позже. Аксель приступил к написанию статьи, ведь сегодняшняя постановка явно имеет право быть упомянутой.
  Работал он около двух часов, еще трижды добирая пива из холодильника. Да уж, непросто работать в журналистике, но Аксель мужественно нес тяготы этой профессии. Хорошая статья должна быть лаконична, брать за душу, и при этом нести информационную ценность в каждой строчке. У Акселя обычно получались только два пункта из трех, и он очень старался чтобы исключением каждый раз был второй или первый пункт.
  Но как статья о культуре может быть написана в отрыве от социальной жизни страны? Пожалуй никак. Француз икнул, сохранил первый черновик своей работы и открыл ленту новостей.
  "Пропал без вести Николас Пападокалас. В последний раз его видели выходящим из дома в девять вечера в магазин."
  "Семейная пара с ребенком найдены мертвыми в своем собственном доме. Следствие предполагает нападение дикого зверя, вероятно одичавшей собаки."
  "Количество убийств и несчастных случаев на душу населения в Мексике достигло своего исторического максимума. Власти уверяют что причин для ввода чрезвычайного положения нет. Этим вечером трагически погибли в автокатастрофе два туриста из Салоник."
  "Бандитская разборка в порту. По сообщениям полиции пятеро погибших обнаружены на месте происшествия, неизвестное количество раненых покинуло место преступления."
  "Коррупция в фармацевтическом бизнесе! Арест управляющего директора "Асклепос". "Мегадон" становится монополистом на греческом рынке?"
  "Очередное столконовения боевиков в Газе. Аналитическая сводка приглашенного эксперта."
  Тяжело вздохнув, Аксель достал еще одну бутылку пива. Вот и испортилось настроение, вот и почитал новости. Что-то в этом мире сломалось, и похоже очень давно.
  Аксель скопировал себе тексты новостей о местных происшествиях. Он нутром чувствовал что что-то из всей этой мерзости может быть связано с его новым хобби. Хотя почему нутром? Сколько времени уже прошло с появления того видео? Неужели те отморозки стали бы сидеть спокойно? Да черта с два! Они точно должны были засветиться снова. Возможно что в этих "бандитских разборках" или "нападении дикой собаки". Но разобраться он сможет и утром, а сейчас ему хотелось выспаться. Только вначале нужно допить эту бутылку.
  
  Сигизмунд со злым лицом ворвался в машину, громко хлопнув дверью. Усевшись на заднем сиденьи своего кадиллака, он достал из переносного холодильничка бутылку с толстым непрозрачным стеклом. Вырвав зубами пробку, он прямо из горла начал хлебать содержимое, глоток за глотком, не прерываясь ни на секунду пока содержимое не кончилось. С раздражением, но уже куда спокойнее он закинул бутылку обратно в холодильничек, к двум другим таким же.
  -Езжай к Анко. Быстро, но не гони, - бросил он водителю. Тот не ответил ни единым движением лица, но машина тут же тронулась с места.
  Самонадеянная дура! Неужели так сложно понять что действовать нужно более решительно! Уже третью неделю он как послушный мальчик мотается вслед за этими мясниками и прибирается, но сколько это может продолжаться? Если твой шериф не может справиться с пятеркой щенков-шабашитов - смени шерифа. Если не можешь ты - оторви задницу от трона и пусти тех кому это по силам! Легче один раз контролируемо нарушить Маскарад, вырезать всех этих ублюдков, а потом замести следы и убрать свидетелей, чем неделями мотаться по всей ебаной Греции и убирать трупы, промывать мозги людям и вымарывать упоминания из документов и интернета. Однажды вся лавочка накроется, и только потому что одна трусливая идиотка не способна запачкать руки, а вместо этого решила поиграть с шабашитами в Тома и Джерри.
  -Эй! Включи Синатру, - кинул он водителю. Музыка заиграла незамедлительно.
  Сигизмунд любил музыку. Любил красивые машины. Любил красивые города. Любил ночное небо и запахи моря. Он любил красивых женщин - и любил их убивать. Он любил фильмы итальянского неореализма. Он обожал когда им восхищались - и ужасались. Он любил менять свои увлечения, потому что однообразие он не любил. Он любил кровь на вкус, но еще сильнее он любил вид медленно текущей крови из еще живой жертвы на белом полу. Мог смотреть на такое представление часами,не сворачивайся кровь так быстро.
  И он ненавидел когда его отвлекают от того, что он любил. И вот сейчас ему следовало определить, кто на самом деле его отвлекает: Князь Анко или эти залетные головорезы из Шабаша. Потому что ему требовалось узнать, кого же следует ненавидеть.
  Пятиэтажный частный дом на берегу моря вызывал бы у людей чувство зависти, у тех кто знает хозяина дома он вызывал бы трепет и опасение, но Сигизмунд сейчас чувствовал только раздражение.
  На въезде во внутренний двор дома стояла охрана. Шавки Анко что-то спросили у водителя, тот забормотал в ответ. Сигизмунду было плевать. Вскоре их пропустили, а водитель - как кстати зовут этого гуля? Хотя нет никакой разницы - проехал внутрь, в подземную парковку. Сигизмунд в очередной раз раздраженно фыркнул: проектировать собственно жилище с чертовой подземной парковкой! Отвратительный вкус. Впрочем, что можно ожидать от полячки?
  Выбравшись из машины, он размашистым шагом направился к лифту. Ага, точно. У нее же еще и лифты медленные, будто ночь длится бесконечно и у нее полно времени чтобы кататься в этих жестяных коробках.
  Наконец он достиг нужного этажа, а на нем и нужного помещения. Кабинет Анко, весь из пластика, металла, стекла и зеркал. Как же бесит это отсутствие элементарного вкуса! Так, еще раз, не вырывать у нее сердце, пока она Князь, не вырывать.
  -Князь.
  -Сигизмунд? - в кожаном кресле сидела и перебирала бумаги женщина, напоминающая белизной кожи античную статую. Белый брючный косюм только усиливал это впечатление, как и освещение всего кабинета. Лишь скупая мимика и отточенные движения давали понять что она живая. И тем вводили в заблуждение, - Ты быстро. Закончил в порту?
  -Да, закончил. Уже даже в новостях должен был появиться сюжет.
  -Разборки бандитов?
  -Как всегда. Но в полиции начинают с непониманием смотреть на предлагаемые конверты.
  -Включи обаяние, - вновь повернулась к сухим строкам печатного текста она.
  Сигизмунд тихо зарычал, уже практически теряя над собой контроль. Как! Эта! Сука! Смеет!
  Внезапно раздался телефонный звонок. Анко немедленно взяла в руки это... устройство, кажется айфон:
  -Да? - устройство начало что-то отвечать, - ясно, поняла. Уже тут? Хорошо, допросная на третьем этаже. Спасибо, Мэри, отличная работа.
  Закончив разговор, она перевела взгляд на своего посетителя.
  -Сигизмунд, снова работа для тебя. Семья из трех человек, мама, папа, сын. К ним забрался шабашевский выродок и устроил себе трапезу по вкусу. Мэри взяла это убогое создание, тебе же остается только прибраться. На этом свободен.
  Что? Что?! Да за кого она его держит?!
  -Хватит! - вспылил Сигизмунд, - найди кого-то другого на роль ассенизатора, а я заслуживаю уважения! Если еще раз из-за твоей нерешительности мне придется изображать уборщика, то я лично сожгу твою бесполезную тушу!
  Анко на секунду даже замерла от удивления, но в тот же миг вернула себе собранный и уверенный вид, разве что немного усталости появилось во взгляде.
  -О боже, откуда вы только беретесь? Сигизмунд, ты уже сколько, больше шестидесяти лет часть нашего клуба гуманистов? И до сих пор не понял, что с начальством не спорят? Если мне не изменяет память, то при жизни ты имел чин лейтенанта, значит, понятие о дисциплине у тебя должно иметься. Я не в особом восторге от тех идиотских прозвищ, которыми втихую именуют некоторые кланы Сородичей, совсем не в восторге. Но тебе гордое имя "дегенерата", похоже, подходит.
  Этого он выдержать уже не мог. Он не знал что бурлило в нем сильнее: кровь германского воина или проклятие Зверя наполняющее ее. Он знал точно две вещи, что такие оскорбления должно смывать кровью, и что он намного, намного быстрее Анко.
  Миг, и в его руке появился длинный кинжал, до того спрятанный в рукаве пальто. Еще миг и он рывком подскочил к своему - бывшему! - Князю, которая на такой скорости не успела даже увидеть что происходит. Сигизмунд занес кинжал и со всей своей силой вонзил в шею оскорбившей его дуре. Точнее, попытался.
  Похоже Сигизмунд не ожидал что кинжал сломается при ударе о тонкую девичью шею. На шее появилась царапина, да. Всего лишь царапина.
  Сигизмунд попробовал рвануть назад, к двери, а оттуда к лестнице, в машину, в свое убежище. Он отдавал себе отчет в том, сколько Сородичей придут по его кровь по приказу Анко, даже если ее саму он презирал. Не смог убить - беги. Но сбежать не выходило.
  Его рука с обломком кинжала находилась в тонкой девичьей ладошке. Сколько бы он ни пытался вырвать свою конечность, но похожая на мраморную статую девушка держала его столь же крепко, как и настоящее изваяние. Она улыбнулась, и от ее улыбки кровь застыла в жилах, а Зверь отступил куда-то в самые глубины сознания. Как она может быть настолько ужасающей?! Почему он не видел этого кошмара раньше?! Ее глаза пылали алым, а воздух будто налился едва заметным багровым туманом. Сигизмунд попытался взмолиться о пощаде, но вдруг понял, что не может. Да и что толку? Это как молить о пощаде торнадо!
  -Идиот. Просто невероятный идиот, - тихо и немного утомленно сказала Анко.
  Вторая рука Князя не глядя нащупала в ящике рядом с креслом длинную струганную палку, деревянный кол. Сигизмунд рванул со всей возможной силой, но из стальной хватки Анко не выскочил бы и сам Сигурд. В отчаянье он ударил ее по лицу, и еще раз, и еще, но будто бы бил в стену.
  Не обращая внимания на эти жалкие потуги, Князь неторопливо, рутинно, будто бы крестьянин который собирается в тысячный раз воткнуть лопату в землю при раскопке огородов, пронзила ребра немца.
  Обмякшее и прекратившее всякое сопротивление тело обвисло в ее руках. Анко стряхнула его на пол, брезгливо скривилась. Хмурая, она села в кресло и набрала номер на телефоне.
  -Мэри? Да, это я. Если ты уже расположила нашего пленника, то будь любезна, свяжись с примогенами и пригласи их ко мне. Да, сегодня. Я знаю что уж прошла половина ночи, но у нас тут намечается суд над предателем Камарильи.
   Вскоре в дверь раздался вежливый стук.
   -Проходи, Мэри, - позвала Анко.
   В кабинет вошла крепко сбитая женщина лет тридцати. Исподлобья глядя на мир, она слегка дергала носом, то ли шмыгая, то ли принюхиваясь. Мари выглядела как обычная бродяга, разве что пахла не помойкой, а скорее травой, но те, кому полагалось, знали, что она лишь выглядит нормально. Сжатые в кулаки руки пытались скрыть когти, которые никак не пропадут с пальцев. Длинная грива волос и высокий воротник маскируют белую змеиную шкуру на шее. А щурящиеся будто бы от яркого света веки просто не хотят показывать желтые крупные глаза ястреба.
   Шериф иногда очень сильно злилась. А когда она злилась, ее Зверь уродовал тела. Как чужие - когтями, так и свое - метаморфозами.
   Она оглядела оторванную правую руку, разлитую кровь, и, рыкнув, спросила:
  -Этот нарцисс? Предатель?
  -Он напал на меня, - пожала плечами Анко, - это можно трактовать как предательство. Причем и как предательство Мерседес тоже.
  -Мерседес не стала бы тебя предавать, - мотнула головой Мэри.
  -Я знаю, - ответила Анко, - но трактовать - можно.
  Мэри пожала плечами и занялась ожиданием около окна. Анко перебирала документы, искала в многочисленных отчетах муниципальных служб города следы влияния стай. Успех ей пока что не сопутствовал.
  Ожидание не заняло много времени. Уже через полчаса в ее кабинет начали по одному входить примогены, Первородные, представители кланов Камарильи живущих в этом городе.
  Распахнув двери, широкой походкой в кабинет ворвался огромный мужчина, чьи черты неуловимо напоминали медвежьи. Правда одна деталь производила впечатление скорее рыбы, хищной злой рыбы вроде акулы. Глаза. Круглые, холодные, чуждые разумным существам, они однако находили свое место на его злом лице. Пьер. Примоген Гангрел.
  Вслед за ним минуты через две вошла женщина, будто сошедшая с экрана фильмов Феллини. Белое строгое платье, прекрасная открытая улыбка, добрый взгляд и золотые волосы до талии, кто мог устоять перед таким очарованием? Обворожительная и утонченная, она заставила на миг одной своей красотой смягчить выражение лица нелюдимого Пьера. Мерседес. Примоген Тореадор.
  Не столь впечатляющ был следующий гость. Лабораторный халат, ухоженная, но простая одежда, задумчивый взгляд и походка, глядя на которую многие сказали бы: "витает в облаках". Типичный, даже слишком, ученый. Но на секунду Анко пришлось сосредоточиться чтобы прогнать странный едва слышимый шепот за границу своего сознания. Из вошедших он пока что был самым опасным, ведь разум защитить сложнее чем тело. Алан Сингер. Примоген Малкавиан.
  Буквально за ним по пятам неспешно вошел улыбчивый юноша лет девятнадцати, в широком, висящем мешком пальто. Анко никогда не нравился этот вампир. Вся его внешность буквально кричала: "я глупый человеческий подросток, хочу выглядеть как готический вампир". Она не любила ни глупость, ни подростков, ни этот смазливый образ, который в нынешние ночи надежно прилип к Сородичам в кинематографе. Соответственно ей не нравилось, что корчит из себя этот уважаемый и могущественный чародей. Но она признавала, что такой облик полезен для питания, для маскировки, и в целом для Маскарада. Примоген клана Тремер, Стивен Херт.
  Уже зная что ее там ждет, она неспешно развернулась в кресле. За ее спиной стояло чудовище и улыбалось. Улыбка в семьдесят три острых клыка, тяжелые надбровные дуги, маленькие злые глаза в окружении сетки морщин, тощая шея, долговязое тело, серая кожа покрытая сетью трещин. Усугублял дело безукоризненный костюм тройка, и пожалуй самая идеальная и строгая прическа из всех что ей доводилось видеть, буквально волосок к волоску. Да, Янис Пападокалес, примоген клана Носферату, любил играть на контрастах.
  -Ты не мог бы демонстрировать свое присутствие до входа в мой кабинет, Янис? Это раздражает, знаешь ли.
  -Мог бы, Анко, но тогда ты бы удивилась, что я веду себя необычно и заподозрила бы заговор, - прохрипел Носферату и пару раз хрипло кашлянул. Ей пришлось в очередной раз напомнить себе, что он так смеялся.
  -Такие привычки не доведут тебя до добра, - заметила Князь, - тем не менее, еще не все прибыли. Грэм собирается появляться?
  -Не думаю, - покачал головой Пьер, - час назад он поднял свою банду и пошел на сереные окраины бить морды лопатоголовым.
  -Серьезно? Лично пошел? Его бастарды и сами должны справиться, - удивилась Анко.
  -Он пошел бить их битами. Это весело, - вставил слово Янис, и, будто извиняясь, добавил, - ну, он так думает.
  Анко поймала себя на мысли что от известий о Грэме у нее, чисто по-человечески, начинает болеть голова. В частности сейчас она заметила, что массирует себе висок лишь после того, как это произошло. Незначительная, но все же слабость. Надо искоренять.
  -Так зачем ты нас собрала? - рыкнул Пьер, - Мэри что-то говорила о предателях. Ты об этом?
  Носком ботинка он слегка тронул лежащего Сигизмунда. Тот вытращил глаза на гангрела, но на этом его способности двигаться ограничивались.
  -Именно. Сегодня наш Сородич Сигизмунд пришел ко мне с докладом. Как вы знаете, он помогает всему нашему обществу хранить Маскарад, избавляясь от последствий чужой нечистоплотности. Но стоило мне сказать ему об очередном инциденте с жертвами Шабаша, как мерзавец набросился на меня с кинжалом. Итак, уважаемые примогены, нам предстоит понять, личная ли инициатива Сигизмунда послужила причиной предательства, либо же кто-то подтолкнул его к такому опрометчивому поступку.
  -Вы, аристократы, любите трепать языком, - фыркнул Пьер. В два стремительных шага он подошел к лежащему Сигизмунду, поднял его за шею когтистой лапой и вгляделся в глаза. Когда он резко выдернул кол из сердца тореадора, тот вскрикнул и конвульсивно дернулся, и тут же обхватил руками лапу, все еще сжимавшую его горло.
  -Ты напал на Князя?
  -Она оскорбила меня!
  -Ты напал на Князя? - повторил вопрос Пьер, чуть сильнее сжав горло допрашиваемого.
  -Да, - выдавил из себя Сигизмунд.
  -Тебя подговорили или ты сам решил напасть?
  -Она же ни черта не делает! Шабаш ходит по Афинам как у себя дома! - вновь немец попытался сказать не то, что от него хотели услышать.
  Не меняя выражения лица, гангрел воткнул коготь в ногу своей жертве, сдавив другой рукой горло так, чтобы он не смог заорать. Никому ведь не хотелось слишком шуметь. Вытащив коготь, он уставился своим нечеловеческим взглядом на жертву.
  -Я сам... - установил свою вину вампир.
  -Все, дело закрыто, - сказал Пьер, подбирая со стола свободной лапой кол.
  -Подожди, здоровяк, у меня тоже есть что спросить, - остановил его Стивен.
  Вальяжной походкой он подошел к подсудимому. Присмотревшись к чему-то в его лице, он протянул скучающим тоном:
  -Конечно, наша прекрасная Анко вряд ли стала бы заниматься этим намеренно, но следует помнить, что она не только Князь, но и могучий Сородич, достигший подлинного мастерства в искусстве Величия. Случается такое, что воздействие силами крови, Величия в данном случае, становится рефлекторным. Могло ли выйти так, что вы, мой Князь, всего на секунду позволили вашим эмоциям наполниться силой Величия? Если так, то бедный Сигизмунд не отвечал за свои действия.
  -Неплохо, Стивен, - кивнула Анко, - в принципе такое могло с кем-нибудь произойти. Но тут была я, и как ты справедливо заметил, я мастер. Что же нам делать? Ты дал отличное оправдание Сигизмунду, и если сейчас дать ему слово, то он скажет что так и было. Мое слово против его. Слово Князя и мастера Величия против слова ничтожества, не способного понять правила нашего общества. Что больше похоже на правду? Что он импульсивный идиот, или что я не контролирую собственную кровь в должной мере?
  Стивен развел руками и отступил назад.
  -Знаете, совершенно не важно, по какой причине он это сделал. Важно другое. Наш город в осаде. И если в последние годы я правила милостиво, то сейчас вижу, что это не привело ни к чему хорошему: в критической ситуации, в период войны, вы не работаете изо всех сил на благо города, а предпочитаете вести тут светские беседы. Удивительно, но сейчас наиболее ответственным из всех вас выглядит отсутствующий тут Грэм. Он хотя бы гоняет те жалкие подобия Сородичей по окраинам.
  -Вообще-то это ты собрала нас тут, - заметил Янис.
  -Верно. Для оглашения приговора предателя, и для того чтобы задать вам вопрос: когда вы займетесь делом?
  Анко встала с кресла, и подошла к Пьеру, который все еще держал Сигизмунда в одной руке-лапе, а кол в другой. Взяв кол из его руки, Анко воткнула деревяшку обратно в грудь Сигизмунда. Обездвиженный вампир упал на пол.
  -Итак, за нападение на правителя города, а значит за нарушение второй, пятой и шестой традиции Сородичей, а также за отказ способствовать соблюдению первой традиции, я приговариваю тебя к смерти. Мерседес? Это твоя ответственность.
  Мечтательно глядя куда-то сквозь стены, означенная Мерседес улыбнулась светлой улыбкой и легкой почти танцующей походкой приблизилась к своему потомку. Умоляющие глаза Сигизмунда красноречиво передавали его отчаянное желание продлить свое существование еще хоть на минуту, и готовность заплатить любую цену за это.
  Мерседес запустила волосы в его строгую прическу, опустила руку пониже, погладила щеку немца.
  -Мой милый Сигизмунд. Ты был так очарователен в своей форме от Хьюго, - произнесла она с явными нотками ностальгии. Впрочем, дольше она растягивать не стала: лишь на секунду в ее руке мелькнул узкий стилет, проделавший едва заметное отверстие в виске преступника. Непосвященный наблюдатель сказал бы, что теперь все кончено - недавно выглядевшее живым тело немца начало усыхать, и вот спустя какой-то неуловимый миг на руках примогена тореадор осталась лишь высохшая мумия. Вампир мертв, вот что подумал бы посторонний.
  -Это довольно жестоко, Анко, - заметила Мерседес, вставая, - ты же знаешь, как я отношусь к убийствам такого рода.
  -Ты несешь ответственность за созданного тобой Сородича. Закон должен соблюдаться неукоснительно. И будь добра, заверши дело.
  -Ты заставишь меня отрывать ему голову? - с насмешкой осведомилась женщина.
  Она могла заставить, да. Одна из традиций их общества предполагает, что создавший вампира должен отвечать за него в полной мере. Это можно трактовать и так, что прародитель должен приводить приговор в исполнение, хотя подобные практики и редки. Но Сигизмунд уже давно был самостоятельным служителем, причем работал непосредственно на Анко. Да и портить сверх меры отношения с Мерседес было незачем.
  По легкому движению руки Князя, Мэри за два шага оказалась у мумии. Удар когтистой лапы отделил голову от тела, и высохшая плоть на скелете Сигизмунда истлела окончательно, оставив одни кости. Теперь вампир был мертв окончательно.
  Как только казнь была окончательно завершена, снова взял слово Стивен.
  -Хотя бедняга Сигизмунд и совершил преступление, он поднял интересный вопрос. Глубокоуважаемая Анко, как продвигается ваша военная кампания против залетной стаи Шабаша?
  -Рада что ты поднял этот вопрос, Стивен. Мне тоже интересно, почему вы до сих пор не носитесь высунув язык от усердия, помогая мне снять с города осаду.
  -Какая осада, Анко? - улыбнулся тремер, - одна стая не может считаться серьезной проблемой. Да, они плодят слабокровную шваль, они усложняют жизнь всему нашему сообществу, но, при всем уважении, это просто одна стая. Я не понимаю, искренне не могу понять, какие же трудности могут быть у вас с уничтожением этой группы.
  -Ясно, - негромко протянула Анко, - что же, я отвечу. Но для начала один вопрос. Янис, скажи, ты тоже считаешь эту проблему лишь незначительной неприятностью?
  -Ни в коем случае, - покачал головой чудовищный вампир, - хотя бы по той причине, что стая не одна.
  -Что? - удивился Стивен.
  -Как это не одна? - поддержала его Мерседес.
  -Вот так вот не одна. Как в математике. На одну стаю больше чем одна, это две. Красавице Мерседес это может и простительно, но я думал, что уж колдуны из пирамиды умеют считать до двух, - не особо скрывая веселья, поддел их Янис.
  -Но все источники утверждали...
  -Значит, твои источники некомпетентны, Стивен.
  Тот проглотил это, однако тут же вернулся к предыдущему вопросу.
  -Хорошо, допустим, имеется две стаи, хотя я бы послушал о причинах таких выводов. Но даже в этом случае, разве можно считать подобную наглость осадой? Две стаи являются проблемой, но не более. Мне все еще непонятна излишняя... осторожность нашего Князя.
  -О боже, Стивен, может ты и проник в тайны крови глубже прочих...
  То ли кашель, то ли смешок перебил носферату. Присутствующие дружно повернулись к Алану, малкавиану.
  -Не обращайте внимания. Услышал забавную шутку. Ну вы знаете, голоса в голове, или что там должно быть у моей родни. Продолжайте.
  -Так вот, - попытался вернуться к прошлой мысли носферату, но уже явно не смог восстановить тот накал, - может ты и разбираешься в этом своем чародействе, но ты пробовал использовать мозги еще для чего-нибудь? Например, для того чтобы задуматься над действиями противника.
  -Ты слишком много болтаешь языком, прокаженный, - злым голосом ответил тремер, - советую как раз тебе думать поболь...
  -Хватит, - решила прекратить эту свару Анко, - стоит перейти к делу, полагаю. Итак, мы твердо убеждены что в городе действует ровно две стаи. Если с одной все понятно, типичные, хоть и сильные, головорезы, оставляющие за собой достаточно трупов чтобы нам было чем заняться, но вот вторая... Начнем с того, что мы не встречали следов ее присутствия, кроме трупов там и тут по всему городу.
  -А это не могла быть первая стая, в смысле единственная? - спросила Мерседес.
  -Нет. За первыми прослеживается четкий след. Они хорошо находят себе временные убежища, но в целом их путь сквозь город проследить можно. Десять человек убито на северо-западе, семь за севере, еще девять на севере, но чуть южнее, и так далее. След из трупов и создаваемых ими новобращенных слабокровных довольно четкий. Фактически мы могли уничтожить их уже две ночи назад.
  -Так в чем дело?
  -Во второй стае. По всему городу в совершенно случайных местах без прослеживаемой схемы умирают люди. В основном бандиты, бродяги, бездомные, одинокие старики. Никакой видимой схемы, никакой видимой траектории движения. Согласно количеству убитых, это одна средних размеров стая. Да и не получилось бы спрятать больше при всем желании.
  -Они прячутся. Засада, - понял Пьер.
  -Именно, - подтвердила его догадку Анко.
  -Но шабашиты не должны быть слишком хороши в этом. Нет, они конечно бывают разными, но все же это скорее бешеные животные. Первая стая так уж точно.
  -Да, но они прячутся, и прячутся великолепно. А это значит что их ведет кто-то опытный, старый и изощренный.
  -Епископ? Какой-то новичок выбился в епископы и решил отбить для себя Афины? - с сомнением спросил Стивен.
  -Это возможно, - кивнула Анко, - но как правило епископы, тем более молодые, ведут себя активно и агрессивно, созывают несколько стай и открыто берут Камарилью в осаду. Им так проще и выгодней: боевая слава всегда высоко ценилась у этих дикарей. Но сейчас наш противник действует тихо, осторожно, минимумом сил. Он оставил приманку которую мы не можем не проглотить и ждет момента. Я опасаюсь что это не епископ. Я опасаюсь что сейчас на нас напал достаточно старый прискус.
  Она замолчала. Да все замолчали, обдумывая услышанное. Прискусами называли в шабаше чрезвычайно могущественных старейшин, хитрых и опытных, уже века живущих на земле в виде нежити. У них не было официальных должностей. В Шабаше и вовсе было тяжело с официозом, но прискусы даже для Шабаша были вне иерархии. Злобный и закаленный столетиями интриг и завоеваний, а также огромное личное могущество делали их чем-то вроде героев преданий внутри секты.
  -Ладно, признаю, это полноценная осада, - сдался Стивен, - но какова ваша стратегия, Анко? Мы не можем игнорировать бесчинствующих дикарей, ставящих под угрозу Маскарад. Но и в ловушку лезть было бы неразумно.
  -Видимо в этом секрет колдовства Тремер, в мастерстве говорить очевидное, - пробормотал себе под нос Алан.
  -Наша стратегия пока довольно проста. Нам нужна информация. Нужен пленный. К счастью пленник у нас есть, - Анко повернулась к своему шерифу, - Мери, что у тебя?
  -Дерьмо, - скривилась шериф, - мы поймали кукушенка, но пользы никакой. Он из Малкавиан.
  -Совсем сумасшедший? - нахмурилась Князь, - и почему кукушенок?
  -Как Шляпник. Представляешь, эта гнида оказалась пятилетним пацаном. Точнее, при жизни была. Ублюдок забирался в дома, промывал смертным семьям мозги чтобы те считали его сыном. Потом выпивал их, конечно, и постоянно рыдал что мамочка его не любит.
  -А Шабашу он зачем, в таком случае? - удивилась Мерседес.
  -Пойди пойми этих дегенератов, - пожала плечами Мэри, - может, материнский инстинкт у этой суки с ножами взыграл, а может им весело было такую зверушку за собой таскать. Но, Князь, извини, допрашивать я его не буду. Мне мои мозги дороги, да и не умею я с психами разговаривать. Может его просто прибить?
  Янис покачал головой.
  -Это можно успеть в любой момент. Вот что, во-первых я намекну паре говорливых идиотов что он у нас, а ты подготовь где-нибудь засаду. Сама думай над местом.
  Мэри посмотрела на Князя, та кивнула в ответ, подтверждая предложение носферату.
  -Хочешь использовать их собственный Винкулум против них? - хохотнул Пьер, - может не сработать. То, что их братские узы сильны и они захотят освободить своего бойца не отменяет что они беспринципные выродки, которые и себя-то не слишком ценят.
  -Может не сработать, - кивнула Анко, - тогда просто убьем пленника. Или я найду лояльного малкавиана, - она выразительно посмотрела на Алана. Тот пожал плечами и кивнул, но неуверенно, - готового задать этому дитя вопросы, после допроса убьем. Но игнорировать такой шанс мы не можем
  -Итак, - подвела она черту, - надеюсь, вы все осознали серьезность нашего положения. У нас опасный противник, и время пока что работает против нас. На данный момент единственная наша надежда перехватить инициативу заключается в том, что узы братания заставят стаю-приманку залезть уже в нашу ловушку. Так что, Сородичи, я надеюсь, вы будете, как и я, изыскивать альтернативные возможности взять ситуацию в свои руки. Алан, будь добр, проследуй за Мэри к нашему пленнику. Янис, тебя я попрошу ненадолго задержаться. Всем прочим, я благодарна за ваш визит.
  Как только примогены разошлись и она осталась наедине с носферату, тот безапеляционно заявил:
  -Ты подставила его.
  -Сигизмунда? Я же сказала, воздействия моими силами на него не было.
  -В этом я не сомневаюсь. Но ты точно его спровоцировала. Ты это умеешь.
  -Всего тридцать секунд беседы, - отмахнулась Князь, - причем он был сыт. Либо и без того хотел переметнуться, либо им почти овладел Зверь, либо он идиот. Какая причина кажется тебе более подходящей чтобы избавиться от вредителя?
  -Мерседес этого так не оставит.
  -Не имеет значения. Хоть она и умна, но на коротких дистанциях. Стратег из нее никудышный, причем она это понимает. А после войны у меня будет время внимательно следить за ней.
  -И все же...
  -Все же, - перебила Анко, - я в последние лет сорок была слишком мягкой. Да, у нас тут спокойный город, я могла себе это позволить. Но сейчас мы в осаде этих бесноватых ублюдков, а Сородичи проявляют поразительную ленность в деле обороны. Все будто забыли, что у них есть Князь. Мне нужна показательная казнь, возможно не одна.
  Пожав плечами, Янис сел на кушетку в углу.
  -К чему ты вообще вновь поднял эту тему?
  -Просто я прекрасно понимаю, зачем ты меня попросила остаться, - объяснил он, - тебе нужен новый уборщик. Глупый тореадор тебя подвел, а мой клан хоть и не слишком хорошо ладит с людьми, умеет делать свои дела в тени.
  -Я могу на тебя рассчитывать?
  -А я на тебя? - вернул вопрос Янис, - не пойми неправильно, Сигизмунд был идиотом, который и не пытался себя контролировать. Но я хочу быть уверенным в судьбе своего соклановца. Это знаешь ли моя обязанность как примогена, защищать интересы Носферату в этом городе.
  -Понимаю. Я не могу дать тебе расписку, что с новым уборщиком все будет хорошо. Все зависит от его ума, дисциплины, его эффективности. Причем за недостаток эффективности я его просто выгоню. Но вы, носферату, всегда славились разумностью.
  -Полагаю, такая работа будет оплачиваться? - хмыкнул Янис.
  -Разумеется.
  Минуту Янис размышлял. Наконец он хлопнул по коленям своими скрюченными ладонями, и вынес решение:
  -Ладно, Анко, будет тебе новый подчиненный. У меня должен найтись кто-нибудь, кого устроит работа на, уж извини, чистюлю-вентру.
  Анко скривилась, но кивнула. Носферату продолжил:
  -Учти, это временная замена. Ты не знаешь как ведутся дела у нас, да тебе и не стоит. Но у меня каждый Сородич на счету, так что потребуется заменить теперь уже твоего работника неонатом. Думаю, дня три-четыре с тобой поработает мой заместитель, а потом уже к тебе перейдет в непосредственное подчинение один из моих проверенных, но не настолько необходимых мне парней. Устроит?
  -Устроит, если смертные и дальше будут считать вампиров выдумкой. Мне тут не нужны охотники. Хватит и Шабаша, - легко согласилась Князь.
  
  
  
  Аксель проснулся довольно поздно. Черт, он же уже опаздывал на встречу с Ванджелисом! Спешно собравшись и вызвав такси, он рванул на всей возможной скорости к резиденции бизнесмена, и почти успел. Ну, на самом деле нет. Он опоздал на пятнадцать минут. Вполне достаточно, чтобы заносчивый грек отменил встречу и отправвился по своим делам.
  Однако ему удалось разговорить его секретаршу! Девушка конечно знала не сильно много, но общая картина складывалась странно. Ванджелис плевал с высокой башни на греческое искусство, но его вложение средств в эту отрасль окупалось. Как? Девушка лишь пожимала плечами, а потом тихонько добавляла что среди сотрудников ходят слухи... всякие. О том, что пока Ванджелис тратит деньги на "Одеон", многие его проблемы решаются сами собой. Конкуренты в бизнесе начинают испытывать трудности, его риторика публикуется в самых лучших изданиях на первых полосах, а недоброжелатели либо замолкают, либо пропадают.
  Аксель вернулся домой недоумевая. Создается впечатление что бизнесмен спонсирует не содружество деятелей искусств, а мафиозный клан. То есть он понимал что здесь замешаны вампиры, но им-то к чему так заморачиваться о благе театра и живописи? Бред.
  Тем временем он залез на почту и обомлел.
  "Акс, я прибил одну тварь. Это была полная задница, Аксель. Черт, не знаю что сказать. Надо встретиться."
  Француз перечитал сообщение раза три. Какого хрена? Жора что, завалил вампира? Серьезно? Обалдеть!
  Он немедленно позвонил другу. Тот ответил заспанным голосом спустя минуту ожидания.
  -Алло...
  -Жора? Это я! Что произошло?!
  -Ох, да не ори ты так в ухо, - простонала трубка. После небольшой паузы Георгий продолжил:
  -Дай мне еще часок поспать и приезжай. Адрес знаешь?
  -Нет, диктуй!
  -Да не ори ты, - снова застонал собеседник, - так, записывай...
  Спустя час Аксель уже подходил к гостинице.
  
  
Оценка: 7.05*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) О.Чекменёва "Беспокойное сокровище правителя"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"