Пучеглазов Василий Яковлевич: другие произведения.

Крах

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa

    Copyright1981 - 2011 Василий Пучеглазов(Vasily Poutcheglazov)


    Василий Пучеглазов
    РОССИЙСКАЯ ТЕАТРОЛОГИЯ
    Трагедии из портфеля
    (1981 - 1984 гг.)


    Василий Пучеглазов
    2. КРАХ
    Уголовная хроника в двух частях


    ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

    ВЯЧЕСЛАВ
    СЕРЫЙ
    АРКАША
    КУРЕПСКИЙ И.Е.
    ВРАЧ
    КОЛЯ
    ДОБРЫНИН
    ЛЮСЯ
    НАСТЯ
    ЖЕНЩИНА С СУМКОЙ

    Время действия - наше.
    Место действия - город.

    *

    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

    ВСТУПЛЕНИЕ
    (Суббота. 10 часов.)

    Конец лета. Комната Вячеслава. В глубине комнаты диван довоенного образца с потёртой кожей спинки и пуфов, над диваном рекламный проспект Аэрофлота: белоснежный авиалайнер, стремительно взмывающий ввысь, и какой-то текст по-английски. Слева у стены, почти вплотную к дивану, старый обитый жестью письменный стол с прикрученными к нему слесарными тисками и чертёжной лампой, тут же телефон. У стола стул, над столом потускневшее от времени прямоугольное зеркало. Справа окно, до половины задёрнутое занавесками, у окна еще стол - круглый, кресло-модерн конца 60-х, дальше дверь в коридор, красочно оклеенная видами гор, лесов и океана.
    У стола с тисками, спиной к двери, ВЯЧЕСЛАВ - спортивный, среднего роста парень в рубахе с засученными рукавами. Он что-то чистит, шлифует, протирает - словом, и в выходной трудится не покладая рук. Жарко. Из коридора - бодрая маршеобразная музыка. Дом частный и довольно ветхий, так что слышно неплохо.

    Входит СЕРЫЙ. Здоровый, надо сказать, мужик; пожалуй, даже красавчик.

    СЕРЫЙ (целясь дымящейся папиросой в Вячеслава). Руки вверх!
    Вячеслав, вздрогнув, быстро набрасывает на стол ветошь.
    ВЯЧЕСЛАВ (оборачиваясь). А, Серый... Привет.
    СЕРЫЙ. Напугал?
    ВЯЧЕСЛАВ. До смерти. Папироску-то потуши - и так дышать нечем. (Подходит к окну, отдёргивает занавески, распахивает.) Душно!
    СЕРЫЙ. Гроза собирается. Тьфу-тьфу... (Плюёт на папиросу.) Запамятовал... Ты же у нас спортсмен.
    ВЯЧЕСЛАВ. С чего это?
    СЕРЫЙ. Живешь по расписанию. (Прилепливает окурок на палец.) Держи, на память. Дарю. (Протягивает.)
    ВЯЧЕСЛАВ. И всё мне? Ты расщедрился... (Точным щелчком сбивает окурок в окно.) Оп!
    СЕРЫЙ. Ловко. Тебе б в самодеятельность, Слава, - сольный номер. (Усаживается в кресло.)
    ВЯЧЕСЛАВ. У меня своя самодеятельность. Вот тут вот. (Подходит к столу с тисками, садится.) Что это мы - с утра пораньше? Заняться нечем?
    СЕРЫЙ (искренне). Нечем, Славка. Пива надулся, до вечера далеко, и как быть, прямо не знаю...
    ВЯЧЕСЛАВ. В кино сходи. (Вынимает из-под тряпок какую-то деталь, разглядывает.) Там, вон, и про любовь, и про войну - и всё за полтинник. (Не без ехидства) Или про завод посмотри, а? Если не насмотрелся...
    СЕРЫЙ (беззлобно). В гробу я его видал, твой завод. С тобой вместе. Мне год ещё грузчиком перекантоваться - и адью! И шлите письма.
    ВЯЧЕСЛАВ. Ну да, вынужденная посадка...
    СЕРЫЙ (мечтательно). Права бы только вернуть, за баранкой-то я свои двести пятьдесят всегда выколочу. Да подкалымишь малость - тоже навар...
    ВЯЧЕСЛАВ. Ты подкалымил уже. На два года "условно".
    СЕРЫЙ. Ох, ох... Два года - большое дело. Пацаном я и не условно тянул, в колонии, и что дальше? Жив, как видишь, здоров - дай бог всякому... (Потягивается.)
    ВЯЧЕСЛАВ (с неожиданным интересом). Сидел, что ли?
    СЕРЫЙ. Там посидишь, как же. Дадут тебе... Там, Славик, сидеть некогда - там воспитывают. Так-таки и ведут тебя под белы рученьки "к честной жизни", так за шкирку и волокут...
    ВЯЧЕСЛАВ. И за что же? За что упекли? Убил кого?
    СЕРЫЙ. Кабы убил - хоть не обидно бы. Да нет, мелкое хулиганство: шапки у буржуев сбивал - по дурочке.
    ВЯЧЕСЛАВ. А к нам по второму заходу, значит? Рецидив...
    СЕРЫЙ. Да я-то понятно, Слава, - я временно, - ты вот чего в грузчиках? С твоей-то квалификацией - мешки таскать...
    ВЯЧЕСЛАВ (сухо). Надо, Серый. Надо и жертвовать иногда, не век же мне в слесарях... Мешки не страшно, главное - голова свободна.
    СЕРЫЙ. Ах, это... Пять лет "без отрыва" и сто двадцать в зубы? В большие ты люди выбьешься, Слава. В начальники.
    ВЯЧЕСЛАВ. Не говори. ИТР, шишка на ровном месте... Нет, Серый, начальников и без нас пруд пруди, сейчас все умные. Учить, наставлять - это пожалуйста, это у нас любят, делом только заняться некому.
    СЕРЫЙ. И то правда. А тебя ж вытурили, я слышал...
    ВЯЧЕСЛАВ. Откуда?
    СЕРЫЙ. Ну, из университета. Нет? Хотя ты вечерник, ты восстановишься... (Вячеслав усмехается.) Никак бросил?
    ВЯЧЕСЛАВ. Даже не знаю. Тут вкалывай неизвестно зачем, время теряй, там учат кому не лень, - надоело! Учат, учат, а чему учат, спрашивается? Таланту научить нельзя.
    СЕРЫЙ. Ты уж совсем, Слава... "Талант", "талант"! Да много он тебе дал, талант? Не слесарь, не инженер - так... шестёрка на побегушках.

    Вячеслав, выпрямившись, встаёт.

    ВЯЧЕСЛАВ (вертя деталь, тихо). Ты это... Ты думай всё-таки. (Вдруг с силой швыряет деталь на стол.) Думай!
    СЕРЫЙ (подпрыгнув). Трах-тарарах! Нервные все... Я же шучу, Слава, - что ж мне, и пошутить нельзя? Шуткую... (Вячеслав молчит.) Ну ладно, хорош... Ну, давай о дамах тогда - нейтральная тема... С Люси у вас всё нормально?
    ВЯЧЕСЛАВ (невольно улыбнувшись). Ты как нарочно... Как носорог.
    СЕРЫЙ. Не туда?
    ВЯЧЕСЛАВ. "Не туда" мягко сказано. Знал бы - плакал. (Садится.) Кстати, она зайдёт скоро, так что имей в виду. Выставлю. (Снимает ветошь, вновь принимается за работу.)
    СЕРЫЙ. Сам уйду. (Закидывает ногу на ногу.) А я тут одну подцепил на пляже - наш контингент. Во-первых, блондинка, - пухленькая такая, розовенькая, - обожаю... А во-вторых, разведенка - сыну шестой год пошёл... Я ей о жизни, о том о сём, - в плавках, естественно, в полном блеске, - а она мне только глазками хлоп-хлоп: "поняла, мол, приду"... В общем, рандеву вечером, пора брать.
    ВЯЧЕСЛАВ. Опять продавщица?
    СЕРЫЙ (не заметив иронии). Нет, бухгалтер. Но милашка. Милашка и в меня по уши - у меня глаз намётанный.
    ВЯЧЕСЛАВ (работая). Я помню. Одна другой краше.
    СЕРЫЙ. А как же. Каждому по заслугам... (В спину Вячеславу) Слушай, что ты все возишься?
    ВЯЧЕСЛАВ (не оборачиваясь). Тружусь. Тружусь помаленьку...
    СЕРЫЙ. За неделю не натрудился?
    ВЯЧЕСЛАВ. Неделя не то. Неделя - это для денег.
    СЕРЫЙ. А сейчас? (С подковыркой) Для души, да?..
    ВЯЧЕСЛАВ. Не только. Хотя и для души тоже, отчасти и для души.
    СЕРЫЙ. Ох ты и заправлять мастер! (Рывком встаёт, подходит к Вячеславу, усмехнувшись) Показал бы душу-то, а то всё ля-ля...
    ВЯЧЕСЛАВ (через плечо). Да я-то могу, мне не трудно... (Берёт со стола свёрток.) Могу и показать. (Обернувшись, в упор Серому) Если не страшно.
    СЕРЫЙ. Давай, давай, разберемся... (Забирает у Вячеслава свёрток, разворачивает.) Что это? (В руках у него какой-то странный предмет, смахивающий не то на сильно увеличенный пистолет, не то на обрез.)
    ВЯЧЕСЛАВ. Гладкоствольное автоматическое оружие. Система моя.
    СЕРЫЙ. Автомат?!
    ВЯЧЕСЛАВ. Автомат. Нравится?
    СЕРЫЙ (несколько ошарашенный). Влюбился б, кабы не железный. (Вертит.) Вылизал ты его, Слава, - игрушка...
    ВЯЧЕСЛАВ. Игрушка, думаешь?
    СЕРЫЙ. Что, и стреляет?
    ВЯЧЕСЛАВ. Естественно. Всё как положено: и стреляет, и габариты, как видишь, и технические характеристики соответственно... Короче, идеальное оружие ближнего боя.
    СЕРЫЙ. И всё сам?
    ВЯЧЕСЛАВ. Сам, сам, Серый. Вот так: захотел - сел и сделал. И без дипломов. (Достаёт из ящика стола кусок железного листа.) Вблизи я уже проверял - вроде, нормально...
    СЕРЫЙ. Дай-ка... (Рассматривает дырки в листе на свет.) Насквозь, ты смотри... Как картонку.
    ВЯЧЕСЛАВ. Да, машина мощная. (Достаёт из ящика коробку.) Патроны мелкокалиберные, а пули - ребят попросил - выточили. (Протягивает один патрон Серому.) Всё просто.
    СЕРЫЙ. Проще некуда. (Вертит патрон.) Скажи ещё: в армии тебя обучили - автоматы клепать.
    ВЯЧЕСЛАВ. Ну, кое-чему обучили, не зря я на казённых харчах два года... (Забирает лист и патрон, прячет в стол.) Принципы-то одни, Америки я тут не открыл, просто у меня лучше. Эффективней.
    СЕРЫЙ (с автоматом). Пальнуть бы, Славка... Взаправду.
    ВЯЧЕСЛАВ. Пальнём, Серый, пальнём. Я завтра в рощу еду - испытывать, - беру в долю. (Протягивает руку за автоматом.)
    СЕРЫЙ. Завтра? Это годится... (Вдруг отскочив, кричит) Ложись! (Целится в Вячеслава) Та-та-та-та! Огонь! Та-та-та-та!..
    ВЯЧЕСЛАВ. Серый! Дай сюда, оружие всё-таки... (Забирает автомат.) Дорвался. (Кладёт автомат на стол.) Дитя, ей богу...
    СЕРЫЙ. Хоть подержаться... (Отходит к окну.) Слушай, а это он не к тебе? Пижон этот, в джинсах?..
    ВЯЧЕСЛАВ (накидывая тряпки на автомат). Где?.. (Выглядывает в окно.) Точно. Родственник, Серый. (Отходит к столу.) Брат жены брата, седьмая вода на киселе... Теперь тихо. Умри.

    Входит АРКАША - довольно тщедушный юноша в джинсах, черных очках и с маленькой сумкой-бумажником на руке.

    АРКАША. К вам можно? (Снимает очки, вешает на рубашку.)
    ВЯЧЕСЛАВ. К нам всегда можно. Узнавал?
    АРКАША. Ух, духота... Порядок, Слава, договорился. (Серому) Привет.
    СЕРЫЙ (удивлённо). Привет, привет, давно не виделись...
    ВЯЧЕСЛАВ. Аркадий, представься.
    АРКАША (Серому). Аркадий.
    СЕРЫЙ (привставая). Катов Сергей Сергеевич. Мастер такелажа.
    ВЯЧЕСЛАВ. Серый, не выделывайся. (Аркаше) От братца ничего нет?
    АРКАША. Почему нет... Есть. (Вынимает из бумажника фотографии.) Вот, на фоне Северного Ледовитого. (Отдаёт Вячеславу.) Ну и поцелуи, конечно, - и матери и тебе. Самые горячие.
    ВЯЧЕСЛАВ. А в смысле субсидий?
    АРКАША. От них дождёшься. Они же себе на всю жизнь накопить решили - за тем и поехали.
    ВЯЧЕСЛАВ (рассматривая фотографии). Жаль. Попал под дурное влияние...
    АРКАША. Оба они хороши. Жлобы.
    ВЯЧЕСЛАВ. Да нет, раньше он таким не был... Жаль. (Бросает фотографии на стол.) А у тебя как? Поступил? (Аркаша неопределённо пожимает плечами.) Опять по конкурсу?..
    АРКАША (раздражённо). Да и по конкурсу, и по блату, и за наличные - там не поймёшь...
    ВЯЧЕСЛАВ. А батя что же? Связи-то у него - сам знаешь, - пошевелился бы...
    АРКАША. Нужен я им. Они семьи себе позаводили на старости лет и счастливы. А меня к сестрёнке - квартиру стеречь.
    СЕРЫЙ (заинтересованно). И большая квартира?
    АРКАША. Две комнаты. Одна с барахлом, правда, - заперта...
    ВЯЧЕСЛАВ. Ну и то хлеб. Мы, вон, с матерью вообще в развалюхе живём. И не жалуемся... Странно, Аркадий. Ты же там свой, вроде, в медицине, вроде, должны учесть... (Серому) Имей в виду Серый, - страшный человек. В морге работает.
    СЕРЫЙ. Где-где?
    ВЯЧЕСЛАВ. В морге, санитаром. Волю закаляет. (Тихо) Ты бы исчез, что ли? У нас с ним дела интимные...
    СЕРЫЙ. Тогда перекур. (Встаёт.) Да я аккуратно, Слава, по лагерному: в рукав и дым по стеночке... (Высовывается в окно.) Ох, сейчас ливанёт!.. (Закуривает.)

    В комнате заметно темнеет.

    ВЯЧЕСЛАВ (отводя Аркашу). Ну?
    АРКАША. Завтра, Слава. В клинике, в институте, доктор один знакомый...
    ВЯЧЕСЛАВ. Он по какой части?
    АРКАША. По той самой - по женской. У него дежурство как раз, так что подскочим во второй половине - он всё сделает. (Помявшись) Только у него такса...
    ВЯЧЕСЛАВ. Это сколько же?
    АРКАША. Полтинник.
    ВЯЧЕСЛАВ. Ни фига себе...
    АРКАША. Институт, Слава, фирма. А лялька тебе сейчас ни к чему, как я понял.
    ВЯЧЕСЛАВ. Полсотни - и за что, спрашивается? Я не миллионер.
    АРКАША. Было бы предложено. (Неожиданно жестко) Но больше ко мне не обращайся с просьбами, будь добр. Ваньку валять - мне это трижды не нужно.
    ВЯЧЕСЛАВ. Да подожди ты. Я ж не отказываюсь, Аркадий, завтра так завтра. Займу где-нибудь...
    СЕРЫЙ (с окна). Как "завтра"? А роща? Отменяется?
    ВЯЧЕСЛАВ (пристально смотря на Аркашу). Успеем, Серёжа, всё успеем, у нас же не самолёт... (Аркаше) Ты к изобретениям как относишься?
    АРКАША. К изобретениям? Вообще-то терпимо.
    ВЯЧЕСЛАВ. А то присоединяйся - мы тут испытывать кое-что будем.
    СЕРЫЙ (с окна). Мясорубку. (Мягко) Много болтаешь, Славик...
    ВЯЧЕСЛАВ. Ничего, он поймёт. Свой парень. (Аркаше) Завтра с утра свободен?
    АРКАША. Конечно.
    ВЯЧЕСЛАВ. Тогда держи. (Откидывает тряпки, берёт автомат.) Стрелял когда-нибудь?
    АРКАША. В тире стрелял, из винтовки...
    ВЯЧЕСЛАВ. Нет, из такой вот? По-настоящему?
    АРКАША. Можно взглянуть?
    ВЯЧЕСЛАВ. Пожалуйста. (Передаёт.) Тебе когда в армию?
    АРКАША (разглядывая автомат). Ещё чего. В кирзе я не бегал...
    ВЯЧЕСЛАВ. Открутился?
    АРКАША. Нет, я по здоровью, родичи наградили.
    ВЯЧЕСЛАВ. Ладно, я научу. Я-то "отличник боевой и политической подготовки" - так и записан.
    АРКАША (отдавая автомат). А зачем это?
    ВЯЧЕСЛАВ. Автомат? Стрелять, видимо, зачем ещё автоматы...
    АРКАША. Стрелять? И в кого же?
    СЕРЫЙ (смеясь). А? Как вопросик? Ребром?.. В кого стрелять, Славка? Решай...
    ВЯЧЕСЛАВ. А ты и доволен... (Аркаше наставительно) Тут ведь как подойти, Аркадий, к изобретению. Если вот так вот утилитарно, тогда конечно. Тогда вообще всё уничтожить следует - всё оружие... Но это в теории следует, в принципе, а я, видишь ли, практик, я конструктор, и цель у меня конкретная: открыть, усовершенствовать, где возможно, - помочь, одним словом, подтолкнуть... Другое дело, не все хотят, чтобы их подталкивали.
    СЕРЫЙ. Ну, если такой штукой да в спину - я бы тоже не очень...
    ВЯЧЕСЛАВ. Серый, кончай. Этим не шутят.
    СЕРЫЙ. Я и не шучу. Родственник-то неплохо тебя поддел с вопросом. А действительно, зачем тебе пушка? Для самообороны? Так тебе за одно хранение срок впаяют - лет пять, не меньше...
    ВЯЧЕСЛАВ. Это за что же? За что это мне - срок?
    СЕРЫЙ. 3а то. Не изобретай, что не надо.
    ВЯЧЕСЛАВ (тихо и яростно). А это уж извини... Это я сам решать буду - что мне изобретать. Сам!.. И я, между прочим, писал им - в комиссию эту по изобретениям: и о себе писал, и о планах, и проекты прикладывал... (Выдёргивает ящик стола.) Вот они, проекты, вот! Все до единого!.. (Бросает на стол какие-то конверты, папки, листы.) "Несостоятельно"! Хоть бы прочли для приличия, хоть бы вникли!.. Да им всё равно - им новое, не новое, талант, не талант - лишь бы отфутболить! Лишь бы в кормушку их не вломился! Даже не поинтересовались... (Сгребает листы, запихивает в ящик.) "Несостоятельно" - и сиди. Умники...
    АРКАША (поднимает с пола листок). Ты уронил...
    ВЯЧЕСЛАВ (берёт). А, мой "вечный двигатель"... Ну, вечность нам ни к чему, мы реалисты. (Закидывает листок в стол.) Нет, хватит с меня. Хватит унижаться. (Запихивает бумаги в стол, они не лезут.) Некому оценить - ладно. Я обойдусь... (С треском задвигает ящик.) Я лучше, вон, банк пойду грабану...
    СЕРЫЙ (с иронией). Кто ж тебе даст - банк. По мелочи разве. (Вдруг) А что, это идея. Да хоть в понедельник. У них там зарплата нынче - мы бы и прогулялись...
    ВЯЧЕСЛАВ (заворачивая автомат). Разговор в пользу бедных...
    СЕРЫЙ. Нет, правда... Присмотрели бы кого с сумочкой, проводили бы, пушку под нос сунули, сумочку забрали и - до новых встреч! Делов-то.
    АРКАША (Вячеславу). Он серьёзно?
    ВЯЧЕСЛАВ. Слушай его больше. Треплет языком...
    СЕРЫЙ. Кстати, о птичках. Подруга-то моя жаловалась недавно: кассир у них без охраны... Я её на службу-то провожал, так там проходняк есть поблизости - то, что надо.
    ВЯЧЕСЛАВ. И предложения у тебя... (Шутя) А ты как, Аркадий, ты бы пошёл?
    АРКАША (задумавшись). Смотря сколько, Слава. (Оправдываясь) Я сейчас на мели, мне бы не помешало...
    СЕРЫЙ (воодушевляясь). Верно, Аркадий! И потом, это же цирк - как люди себя вести начинают под дулом! Что им прикажешь - всё на цыпочках, всё по первому предъявлению... Прикажешь к стенке стать - станут, прикажешь лечь - лягут, как миленькие... (Аркаше) Где ты еще такое удовольствие получишь?
    АРКАША (усмехнувшись). Ещё кошек вешать. Лапы поотрывать и вешать.
    ВЯЧЕСЛАВ (пристально). Юннат ты, Аркадий... Друг природы. (Серому) Ладно, без шуток. Попробовать, в принципе, можно, просто из интереса даже попробовать, ну и чтоб локти потом не кусать: вот, мол, и шанс был, а не использовали... Но только без этого, без этой твоей ковбойщины, мы не бандиты. Выйдет - прекрасно, а нет - жалеть не о чем, - разошлись и забыли.
    АРКАША. А поймают?
    ВЯЧЕСЛАВ. Кто? Мы же им сообщать не будем - когда, где; пусть потом ищут... (С жаром) Хоть что-то, Аркадий, хоть какая-то отдушина, не всё ж нам ишачить! И встряхнулись бы заодно, и финансово... Ты знаешь, сколько хорошее изобретение стоит?
    АРКАША. Много, наверное.
    ВЯЧЕСЛАВ. Очень много. И я в нищих не собираюсь из-за них, не намерен! Я три года толкался, три года звал - не услышали, а теперь всё. Теперь я сам о себе позабочусь, своими силами... (Кладёт автомат в ящик стола.)
    СЕРЫЙ. Так что, сходим? Аркадий, не уклоняйся...
    ВЯЧЕСЛАВ. Он и не уклоняется. Тем более, ему поступать ещё на будущий год - может, кому на лапу дать придётся. Для верности.
    АРКАША. Разве что... (Хмыкнув) Фантастика! Я - и с автоматом.
    ВЯЧЕСЛАВ. А что автомат? Автомат - средство, остальное-то в наших руках. (Задвигает ящик.) Нет - пройдём мимо, это-то никогда не поздно...
    СЕРЫЙ (выглядывая в окно). Короче, урки...
    ВЯЧЕСЛАВ (Серому). А ты учти: мы деньги не у людей забираем, люди здесь ни при чём...
    СЕРЫЙ. Там видно будет. (В окно) Краля твоя, Славик, встречай.
    ВЯЧЕСЛАВ (подходя к окну). Люся?
    СЕРЫЙ. Она. Красотка...

    Входит ЛЮСЯ. Стройная, длинноногая, в белом джинсовом платье, с сумкой-планшетом через плечо.

    ЛЮСЯ. Опять сборище... (Садится на диван.)
    СЕРЫЙ. Уже уходим, Люси, нас уже нет... Вымётываемся, Аркадий, мы тут лишние.
    АРКАША (Люсе). Здравствуйте и до свиданья. (С намёком) До завтра...
    ВЯЧЕСЛАВ (Аркаше). Ты с утра заезжай, часов в девять. Чтобы уж вместе...
    АРКАША. Непременно. (Смотря на Люсю) А вечером не забудь - проинформируй... (Люсе) Мы откланиваемся.
    СЕРЫЙ. Идём, Аркадий, а то промокнем как цуцики. (Люсе) Наше вам.
    Серый и Аркаша выходят. Отдалённый раскат грома.
    ЛЮСЯ. Приятели у тебя, Слава, хоть стой, хоть падай. Особенно этот, здоровый, Серёжа...
    ВЯЧЕСЛАВ. Серый? Ты и нашла приятеля...
    ЛЮСЯ. Что, нет? Дня друг без друга не можете, даже в субботу. (Достаёт из сумки сигареты и зажигалку.)
    ВЯЧЕСЛАВ. Не злись. Кидаешься на всех - вроде, кто виноват...
    ЛЮСЯ. Да нет, сама. Сама дура. Связалась на свою голову... (Закуривает.)
    ВЯЧЕСЛАВ. Как связалась, так и развяжешься. Завтра в одно место съездим и свободна. (С горечью) И вся любовь.
    ЛЮСЯ. Ну вот, а отнекивался... И куда же?
    ВЯЧЕСЛАВ. В мединститут, в клинику. Аркашке спасибо скажи - помог.
    ЛЮСЯ. Ты и его впутал?
    ВЯЧЕСЛАВ (раздражённо). А как ты хотела? Я не доктор, где б я искал... И прекрати ты смолить! Не выношу! (Отходит к окну.)
    ЛЮСЯ. Я много чего не выношу, Слава, я же не выступаю... (Затягивается, стряхивает пепел в целлофановый пакетик из-под сигарет.) Ты мог бы и не искать, кстати, я бы и без тебя справилась.
    ВЯЧЕСЛАВ. Да?
    ЛЮСЯ. Да. Просто обидно - всё я да я: я колгочусь, я плачу, я позорюсь, а ты будто и ни при чем...
    ВЯЧЕСЛАВ (тихо). Плачу, скажем, я...
    ЛЮСЯ (с издёвкой). Правда? Ты только не разорись, Славик, я этого не переживу. (Зло) Платит он, копейки какие-то...
    ВЯЧЕСЛАВ. Это тебе копейки - ты их не зарабатываешь.
    ЛЮСЯ (язвительно). И я тебя не просила платить - зачем набивался? Не можешь - так прямо и говори: "Не могу". "Не могу" - и баста! "Жизнь тяжёлая, совмещения, то да сё... мать на руках больная... Короче, не по карману ты мне, извини..." Я пойму.
    ВЯЧЕСЛАВ (сдерживаясь). Мы это ещё обсудим, Люся. Потом.
    ЛЮСЯ. Почему же "потом"? Самое время, по-моему, поплакаться.
    ВЯЧЕСЛАВ (тихо). Не имею такой привычки...
    ЛЮСЯ. Только мне это всё зачем, Слава, - все эти сложности? Не можешь - я же не заставляю.
    ВЯЧЕСЛАВ. Ну да, "не высовывайся". Мы ж "работяги", конечно; где нам? Мы же происхождением не вышли...
    ЛЮСЯ. Ты в своём амплуа.
    ВЯЧЕСЛАВ. Ну, ты уж потерпи, Люсь, потерпи до понедельника, у меня тоже изменится кое-что, тоже наметилось...
    ЛЮСЯ. Можно подумать...
    ВЯЧЕСЛАВ. Изменится - коренным образом, сдвиги есть... (Делово) Завтра я за тобой заеду часа в четыре - готовься.
    ЛЮСЯ. Да я-то готова, лишь бы обошлось всё... (Тушит сигарету, встаёт.) Я пойду?
    ВЯЧЕСЛАВ. Уже?
    ЛЮСЯ. Да, не хочу отвлекать тебя.
    ВЯЧЕСЛАВ. И спросить ничего не хочешь?
    ЛЮСЯ. Некогда. (Подходит к окну.) Занятия через неделю и гроза вот-вот... (Выбрасывает пакетик с пеплом в окно.) Слышишь?

    Близкий раскат грома.

    ВЯЧЕСЛАВ. Пересидела бы, Люсь, - промокнешь...
    ЛЮСЯ. Дела, Славик, дела. Жизнь проходит.
    ВЯЧЕСЛАВ. Ну, тогда на прощанье... Вы позволите? (Пытается поцеловать её.)
    ЛЮСЯ (уклоняясь). Вот ещё. Нежности телячьи...
    ВЯЧЕСЛАВ. Любовь, Люсенька, что делать...
    ЛЮСЯ (язвительно). Терпеть, Славочка, терпеть. До лучших времён. (Сухо) Не обижайся.
    ВЯЧЕСЛАВ. С какой стати?
    ЛЮСЯ. Действительно. (Выходит.)
    ВЯЧЕСЛАВ (вслед). Беги, беги... Беги, Люся. (Подходит к окну.) Куда убежишь только - от себя?

    В комнате уже совершенно темно.

    ВЯЧЕСЛАВ (жестко). Значит, "несостоятельно", да?.. Увидим.

    Оглушительный раскат грома. В мертвенной вспышке молнии - комната Вячеслава, его лицо, и тут же - стремительный, задыхающийся обвал ливня. Вячеслав подставляет руку под рушащиеся потоки. Гром. Слепящий разрыв молнии. Ливень.


    ДЕНЬ ПЕРВЫЙ
    (Понедельник. 14 часов 30 минут.)

    Солнце. Ясный, не очень жаркий день августа. Подворотня в проходном дворе. Мусорник, несколько ступенек, обшарпанная, забитая досками дверь с номером. СЕРЫЙ со спортивной сумкой на ступеньках, АРКАША выглядывает на улицу. Оба в кепках.

    АРКАША (Серому). Пока никого. (Подходит.)
    СЕРЫЙ. Местечко тихое, можешь не сомневаться. (Достаёт пачку папирос.) Закурим?
    АРКАША. Я не курю, я же говорил. (Снимает черные очки.)
    СЕРЫЙ (закуривая). Здоровье не позволяет.
    АРКАША. Нет, просто. Нецелесообразно, по-моему.
    СЕРЫЙ. Да ну? То-то вы спелись со Славкой, тот тоже - лектор-пропагандист. Так ты и не потребляешь, Аркадий? Головка бо-бо, денежки тю-тю - конечно... Хотя ты же при спирте, тебе грех не пить.
    АРКАША. Да пью я, пью! Пристал тут - как банный лист...
    СЕРЫЙ. Ну, тогда дружим. На твоих сколько натикало?
    АРКАША (смотрит на часы). Половина.
    СЕРЫЙ. И что он пасёт там? Короче же через двор - что ж ей ноги топтать... Настроение бодрое?
    АРКАША. Умеренно.
    СЕРЫЙ. Ясно. Идём ко дну. Ничего, Аркадий, у нас с тобой пушка есть: если что - взвод уложить можно. Видал вчера? Раз-два - и ваших нет... Уложим, штабелями; тем более, ты с покойничками на "ты", запросто, не то что я. Ох, и боюсь я их - жуть! С детства. Как вспомню, так вздрогну... (Бросает папиросу.)
    АРКАША. Ты осторожней бы с куревом. Вещественное доказательство.
    СЕРЫЙ. Верно, Аркадий, я не подумал... Улика. (Поднимает окурок, бросает в мусорник.) А ты, однако, соображаешь...
    АРКАША (смотря вглубь двора). Так, бежит. Началось... (Быстро надевает чёрные очки, выглядывает из подворотни.)
    СЕРЫЙ. Не напрягаться... (Наклоняется, расстёгивает сумку.)

    В подворотню стремительно входит ВЯЧЕСЛАВ. Тоже в кепке и чёрных очках.

    ВЯЧЕСЛАВ (деловито). На подходе. (Аркаше) Как у тебя?
    АРКАША. Чисто.
    ВЯЧЕСЛАВ. Следи внимательно - чтобы без посторонних. (Серому) Надень очки.
    СЕРЫЙ. Конспирация... (Надевает.)
    ВЯЧЕСЛАВ (Серому). Значит, ты её придерживаешь, я предупреждаю, ты берёшь сумку...
    СЕРЫЙ. И ноги в руки. Аккуратней с машинкой, Слава...
    ВЯЧЕСЛАВ. Сам знаю. За угол - быстро!

    Серый и Аркаша уходят из подворотни за угол, на улицу, Вячеслав, повернувшись спиной, склоняется над сумкой. В подворотне появляется ЖЕНЩИНА - лет пятидесяти, с хозяйственной сумкой. Кассир. Как только она проходит склонившегося Вячеслава, Серый заступает ей дорогу.

    СЕРЫЙ. Минутку...
    ЖЕНЩИНА (удивлённо). В чём дело?
    ВЯЧЕСЛАВ (сзади, с автоматом). Тихо. Во избежание эксцессов.
    ЖЕНЩИНА (оглядываясь). Что вы... Что вам надо?.. (Прижимает сумку с деньгами.) Не смейте!
    ВЯЧЕСЛАВ (вполголоса). Тихо, я же сказал. Она стреляет.
    СЕРЫЙ. Разрешите? (Выдёргивает из рук женщины сумку.)
    ЖЕНЩИНА (задохнувшись). Вы... Вы... (Схватившись за сердце, пытается что-что сказать.)
    ВЯЧЕСЛАВ. Вам плохо? (Поддерживает её под руку.) Да вы садитесь. Садитесь, пожалуйста... Вот сюда. (Усаживает женщину на ступеньки.) Помоги ей...
    СЕРЫЙ (запихивая её сумку в спортивную сумку, зло). Кончай ты... Уходим.
    АРКАША (стараясь не показать лицо). Живей! Что вы копаетесь?!
    ВЯЧЕСЛАВ (женщине). Извините. К вам мы ничего не имеем - так вышло... (Серому) Пошли.

    На ходу укладывая автомат в сумку, Вячеслав выходит с Серым и Аркашей из подворотни. Женщина, несколько раз судорожно вздохнув, приваливается спиной к стене и замирает. Привычный шум города: гул голосов, звонки, урчанье моторов... Издалека, нарастая, пронзительный вой сирены.

    *

    Комната Вячеслава. Возбуждённые, запыхавшиеся от быстрой ходьбы, вваливаются ВЯЧЕСЛАВ, СЕРЫЙ с сумкой и APKАША.

    СЕРЫЙ (бросая сумку на середину комнаты). Фу! Аж взмок... (Плюхается в кресло.)
    ВЯЧЕСЛАВ (вытирая лоб кепкой). Как в армии - с полной выкладкой...
    АРКАША. Славик, давай... Распечатывай.
    ВЯЧЕСЛАВ. Не мельтеши. (Расстёгивает спортивную сумку, достаёт сумку кассира. Серому) Это мы ещё с комфортом, Серёжа, на перекладных, а то бы я вас поводил - по пересечённой местности...
    СЕРЫЙ. А пальчики-то дрожат, Слава...
    ВЯЧЕСЛАВ. Момент торжественный. Вскроем?
    АРКАША. Славик, ты не на сцене...
    ВЯЧЕСЛАВ (сухо). Кому невтерпёж - могут выйти. (Раскрывает сумку кассира, вытряхивает на круглый стол содержимое: кучу аккуратно упакованных пачек, какие-то бумаги, паспорт и кошелёк.) Так... Всё, вроде. Плата за страх.
    АРКАША. Красиво.
    СЕРЫЙ. Да, пейзаж. А ты боялся, Аркадий... Тут только рискнуть.
    ВЯЧЕСЛАВ. Рискнули - втроём на одну старушку. (Берёт паспорт открывает.) Риск - дальше некуда.
    АРКАША (на деньги). И сколько там? Приблизительно.
    СЕРЫЙ. Нам хватит. Кто там у нас грамотный, Славка? Они счёт любят.
    ВЯЧЕСЛАВ (просматривая бумаги). На пальцах киньте.
    CEPЫЙ (Аркаше). Тогда ты, у меня двойка по арифметике.
    ВЯЧЕСЛАВ. И то с натяжкой. (Складывает бумаги в сумку кассира.) Ну вот что. Паспорт, документацию - всё это мы отошлём, адрес указан. (Серому) Кошелёк тоже.
    СЕРЫЙ. Может, ты и зарплату в него положишь? То-то обрадуется... (С видимой неохотой отдаёт кошелёк Вячеславу.)
    ВЯЧЕСЛАВ. Зарплату она получит, зарплату они ей обязаны, а это её. Её, личное. (Прячет кошелёк в сумку кассира, Аркаше) Садись, Аркадий. На вот бумагу, карандаш - действуй... (Садится к столу с тисками, придвигает к себе телефон.) У неё и так неприятности, надо же и совесть иметь... (Набирает номер.)
    АРКАША (усаживаясь за стол с деньгами). Благодарим за доверие. (Потирает руки.) Мы их по стопочкам, Славик. По ранжиру... (Раскладывает деньги) Жёлтенькие сюда. Зелёненькие сюда. Синенькие сюда... Красненькие отдельно... Эти тоже... О, ещё зелёненькие! Хорошо жить стали...
    ВЯЧЕСЛАВ (в телефон). Алло! Люсю можно?.. Я подожду, да. (Аркаше) В сумме сколько?
    АРКАША. Сейчас, Слава. Сейчас подобьём. (Считает, записывая цифры.)
    ВЯЧЕСЛАВ (в телефон). Люся?.. Люсенька, здравствуй!.. Я, кто же ещё... Ну, как ты? Ну, самочувствие как? Отошла?.. А то я тут замотался, не позвонил... Ничего? Ничего - это пустое место... Что? Именно так? Ну, извини, не понял, юмор уж больно мрачный... Да нет, зачем же. Веселиться не обязательно, но и так тоже... Ладно, ладно. Вас и обидишь - плохо, и не обидишь... На вас не угодишь... Ладно, не стоит... Слушай, а ты не могла бы сейчас ко мне? Нет?.. А через полчаса, через час, когда удобно?.. Что значит "занята"? Отложи - не уйдет... А ты на машине, тут близко, я возмещу... Да. Да, так вот разбогател - в один день...
    АРКАША. Славик, ты что?!
    ВЯЧЕСЛАВ. Не отвлекайся. (В телефон) Нет, не наследство. Нет... Ты приезжай лучше - увидишь... Ах, даже так? Ясно... Ясно, не продолжай... Но приехать-то можно? Я тут и подарок тебе приготовил... Нет, сюрприз. Сюрприз, Люсенька... Да хоть на сколько - хоть на минуту... Вот и прекрасно. Жду. (Вешает трубку.)
    СЕРЫЙ (сочувственно). Поцапались? Не бери в голову - другую найдём. Их только свистнуть.
    ВЯЧЕСЛАВ. Это что, за стакан портвейна? Как-то не тянет.
    АРКАША (считая). Теперь делим... (Записывает, кладёт карандаш.) Итого где-то по полторы тысячи на брата. (Вячеславу) Тут мелочь ещё...
    ВЯЧЕСЛАВ. Оставь на развод.
    СЕРЫЙ. По полтора куска? Недурственно... Всё, братцы, гуляем, я зарок дал...
    ВЯЧЕСЛАВ. Грабануть и пропить - предел мечтаний...
    СЕРЫЙ. А что ж мне, солить их? Или шифоньер себе приобрести в общагу - импортный?..
    АРКАША. На импортный мало. Они сейчас дорогие.
    ВЯЧЕСЛАВ. Вот именно. Мало, Серёжа, - зря только человека обидели.
    СЕРЫЙ. Ничего, не смертельно. Не били же.
    ВЯЧЕСЛАВ. Этого не хватало. Вам-то понятно, с Аркадием: тебе всё одно срок тянуть, ему стаж зарабатывать для поступления; а я, по правде сказать, я с материальной базой хотел... Урывками - это не работа.
    СЕРЫЙ. Ах, вот как? На "нетрудовые доходы"? (Язвительно) Так загребут, Слава, - не за пушку, так за тунеядство...
    ВЯЧЕСЛАВ (взвившись). Меня?.. Меня - за тунеядство?1
    СЕРЫЙ. А что ты за птица? (Невозмутимо) Загребут - за милую душу, будешь на стройках пятилетки "ударным трудом"...
    ВЯЧЕСЛАВ (зло). Распорядился? Всё?.. Нет, Серый, не буду, есть варианты. И с университетом, и так... И ты меня не ровняй!
    СЕРЫЙ. Видал студента, Аркадий? Учись! (Вячеславу) А жить на что, Слава? На стипендию?
    АРКАША (осторожно). Ты бы его не дразнил, Серёжа...
    ВЯЧЕСЛАВ. Нет, пусть. Пусть покуражится. Ему о матери думать не надо, он ей, поди, и рубля не послал за всё время, ему начхать... Вольный казак...
    Серый с силой трескает кулаком по столу.
    СЕРЫЙ (тихо). Да, не послал... Не послал и не пошлю - ни копья не пошлю, пусть хоть с голоду сдохнет!.. И чего это мне о ней думать, Слава? Что она мне такого сделала, чтобы я о ней думал?..
    ВЯЧЕСЛАВ. Так, ерунда. Воспитала, выкормила...
    СЕРЫЙ. Она выкормила... Она, ох, как меня выкормила - до сих пор икается... Мать, говоришь? А кто из дома меня выкидывал ночью, с хахалями своими, кто водкой поил, чтоб не мешал?! Думать я о ней должен! Мать, видишь ли! Кому мать, а кому... Сказал бы я...
    АРКАША. Ладно, Серый, он не нарочно...
    СЕРЫЙ. А ты заглохни. Подначки он строит, фраер... (Вячеславу) Ты-то, небось, под гадюшниками на кусок хлеба не сшибал, ты - в своё удовольствие...
    ВЯЧЕСЛАВ. Удовольствие - вчетвером на одну зарплату. Не передать. Батя ещё проводником был, в поездах дальнего следования, еле концы с концами сводили.
    СЕРЫЙ. Но был всё же! Был - хоть какой! А мой-то мне ручкой сделал и не назвался. Не знаю даже, кто он...
    ВЯЧЕСЛАВ. Его счастье. Ты бы познакомился... И угомонись ты, Серый, я же любя... Мир?
    APKAША. Мир, мир, - что вы сцепились?
    СЕРЫЙ. Да уж замнём для ясности. Нервишки-то у меня, сам знаешь: ахну промеж глаз - и с копыт.
    ВЯЧЕСЛАВ. Спасибо, предупредил... Теперь о деле. По пятьсот вам достаточно?
    АРКАША. По пятьсот? А остальные?
    ВЯЧЕСЛАВ. Остальные - по мере надобности. Сегодня у нас проба, я так думаю. Проверка готовности. Но способны мы и на большее.
    СЕРЫЙ. "На большее" это как? Кассу где подломить?
    BЯЧЕCЛAB. У тебя и словечки, Серый... "Подломить"! Да, кассу, учреждение, магазин - что подвернётся.
    АРКАША. Опасно, Слава. Там же охрана.
    ВЯЧЕСЛАВ. Охрана - сторож с берданкой. (Воодушевляясь) Мы же с умом, Аркадий: наметим объект, разработаем план, прорепетируем... Нет, если предусмотреть всё и шума не поднимать лишнего, то вполне... Вполне. (На деньги) Разве не так?
    АРКАША. Вообще-то заманчиво...
    ВЯЧЕСЛАВ. Внезапность, организованность, и для убедительности - всегда есть... (Вынимает из сумки автомат.) Не с пустыми руками. (Кладёт автомат на стол под зеркало.) Перспектива нужна, цель, иначе бессмысленно.
    СЕРЫЙ (весело). И хочется, и колется, и мама не велит... А "колёса"? Нам ведь тогда личное авто потребуется. Я бы и сам, конечно...
    ВЯЧЕСЛАВ. Исключено. Ты у них на заметке и без прав, с тобой мы до первого гаишника... Хотя можно, если прижмёт, можно и так.
    СЕРЫЙ. Ладно, Слава, я тебе сменщика моего сосватаю, бывшего. Тоже таксист, тоже риск любит, должен пойти.
    ВЯЧЕСЛАВ. Своди, Серый, пощупаем. А теперь дуйте, ко мне сейчас дама сердца заявится. (На деньги) Забирайте.
    АРКАША. По пятьсот? (Берёт деньги.)
    СЕРЫЙ. Все наши. Один бог просадим, как пить дать. (Берёт.)
    ВЯЧЕСЛАВ. Ты, Серый, не очень... Ты воздержись. (Переносит деньги с круглого стола на стол под зеркалом, часть рассовывает по карманам.)
    СЕРЫЙ. Да я втихаря, Слава. Втихаря, под одеялом и свет потушу, чтоб не засекли... (Берёт телефон.) Ты не против? Небольшая проверочка... (Набирает номер, Аркаше) Сейчас и тебе подругу сообразим, за компанию.
    АРКАША. Я представляю...
    CEPЫЙ. Нет, товар лицом... (В телефон) Бухгалтерия? Мне Настасью... Как нет? А где это она прохлаждается в рабочее время? В какой больнице?.. У матери?.. А мне она ничего не передавала, нет? Да, да, Серёжа, он самый... Не успела? И что же у вас там за срочность?.. Ограбление?! Так-так... (Подмигивает Вячеславу.) Прямо на улице, только что? Да что вы?.. (Вдруг серьезно) Постой, постой, не гони... А она разве кассир? Так... И сразу инфаркт?.. Ну да... да... Да, это надолго... A Настасья-то будет? По обстоятельствам?.. Ну, я позвоню, вы скажите... До свиданья. (Вешает трубку. Вячеславу) Слыхал? Мы, оказывается, тёщу мою уработали новоиспечённую. В реанимации откачивают.
    АРКАША. Так, достукались. С автоматами вашими...
    ВЯЧЕСЛАВ (резко). Спокойно! (Аркаше) Что случилось, что ты распсиховался? Ну, не она, так другая, считай, несчастный случай, могла бы и под трамвай попасть...
    АРКАША. Но она-то не под трамвай!
    ВЯЧЕСЛАВ. Да то же самое! Мы с ней и так вежливо, кто ж её знал... (Серому) А ты решай с этой - и побыстрей.
    СЕРЫЙ. Бегу-спотыкаюсь. У меня роман в полном разгаре, а он "решай"! А зачем, Слава? Маманя её в больнице, меня она никогда не видела, зачем же "решать"? Даже наоборот - странно: только сошлись, только аппетит разыгрался и вдруг - хлоп!.. И в тот же день, без всякой причины...
    ВЯЧЕСЛАВ. Ну, смотри. Смотри, засыпешься - тебе хуже всех.
    СЕРЫЙ. А ты за меня не переживай, Слава, не прибавляй забот. Пошли, Аркадий. Пошли, врежем по-холостяцки. Хата свободна? (Аркаша пожимает плечами.) Пошли, раскрутимся, не боись, я тебя порекомендую. Я их - как семечки...
    АРКАША. Раскрутимся - это уж точно. Они нас раскрутят.
    СЕРЫЙ. Они могут... Не пыхти, не пыхти, Слава, уходим. И, кстати, не наколись тут со своими "самоутверждениями".
    ВЯЧЕСЛАВ. Кто бы советовал. (Аркаше) Маскарад - в сумку, я спрячу.
    АРКАША. Тебе б только заданья давать... (Убирает очки и кепки в сумку. На деньги) Значит, можно - если понадобится?
    СЕРЫЙ. Можно, можно, Аркадий. Теперь всё можно. (Запевает с блатным шиком)
    "Один раз в жизни живём!
    Что можем от жизни берём!"
    ВЯЧЕСЛАВ. Ты хоть на улице не ори...
    СЕРЫЙ. Понял, шепотом... (Поёт громким шепотом с ещё большим шиком)
    "А днём раньше, днём позже умрём,
    но прошедшего мы не вернём!" (Выходит с Аркашей.)
    ВЯЧЕСЛАВ. Хмырь... (Поворачивается к столу.) Компаньоны у вас, Вячеслав Владимирович, - поискать. (Берётся за раму зеркала, смотрит в своё отражение.) Да, успех. Успех - несомненный. В целом - успех... (Поворачивает два винта на раме, отводит зеркало, открывая довольно вместительный тайник; берет автомат.) Что ж, ты своё дело сделал, лежи, отдыхай. (Кладёт в тайник. Берёт со стола часть денег, кладет туда же.) Это у нас, стало быть, НЗ... (Открывает ящик стола.) А это - на каждый день. (Смахивает деньги в ящик, задвигает. Берёт с пола сумку.) Инфаркт, надо же... Что такое "не везёт" и как с ним бороться... (Прячет сумку в тайник, берёт сумку кассира.) Издержки, и здесь издержки, - обидно... (Прячет, закрывает тайник.) Всё, Славик, всё! Как говорится, сие от нас не зависит. (Садится в кресло, закрывает глаза, сидит молча.)

    Входит ЛЮСЯ.

    ЛЮСЯ. Спишь?
    ВЯЧЕСЛАВ. Нет. (Открывает глаза.) С приездом. (Встаёт.)
    ЛЮСЯ. Я ненадолго, учти.
    ВЯЧЕСЛАВ. На такси?
    ЛЮСЯ. Как ты просил. (Садится на стул.) Возмещать сразу будешь или в рассрочку? Три рэ сюда, три обратно...
    ВЯЧЕСЛАВ. Не крохоборствуй. (Достаёт десятирублёвку, с усмешкой протягивает Люсе.) Сдачи не надо.
    ЛЮСЯ. Чем заслужила? (Берёт деньги.)
    ВЯЧЕСЛАВ. Послушанием. С тобой это редко.
    ЛЮСЯ. Тогда мало. Дёшево ценишь.
    ВЯЧЕСЛАВ. Людей я так не ценю - деньгами. Тебя - тем более.
    ЛЮСЯ. Особенно, если их нет, денег...
    ВЯЧЕСЛАВ. Нет, думаешь? A мы поищем... (Вытягивает из кармана четвертную.) Вот например. (Вертит) Бумажка и бумажка, - какое она к нам отношение имеет: ко мне, скажем, или к тебе, или вообще к человеку, к тому, что он есть?
    ЛЮСЯ. Демагог ты. Не имеет - ну и отдай. Не отдашь ведь.
    ВЯЧЕСЛАВ. Тебе-то? (Протягивает деньги.) Прошу.
    ЛЮСЯ. Это что же, широкий жест? (Денег она не берёт.)
    ВЯЧЕСЛАВ. По возможности. Бери, бери, у меня их навалом...
    ЛЮСЯ. Много?
    ВЯЧЕСЛАВ. Воз и маленькая тележка. Бери, не выламывайся. (Кладёт деньги на стол перед Люсей.)
    ЛЮСЯ. Так... Купцы гуляют... И где ж ты их взял?
    ВЯЧЕСЛАВ. Где взял, там нет. (Раздражаясь) Нашёл, отнял, сам напечатал - не всё ли равно?
    ЛЮСЯ. Нереально. Заработал, скорей всего, сверхурочно. Или скопил.
    ВЯЧЕСЛАВ. А что ж так пренебрежительно? Отнял - значит, король, а как своим горбом - так сразу и пешка?
    ЛЮСЯ. Не болтай.
    ВЯЧЕСЛАВ. Нет уж, давай выясним. Почему нереально?
    ЛЮСЯ. Ну, Славик... Ну, у кого бы ты их отнимал? Что ты, бандит, что ли? Вот Серый твой - тот вылитый, у того на роже написано.
    ВЯЧЕСЛАВ. А я нет?
    ЛЮСЯ. Нет - должна тебя огорчить, я-то тебя - как облупленного... Ты теоретик. Ты пока обоснуешь, пока выводы сделаешь соответствующие... (Смотрит на часы.) Да, к слову. Если не ошибаюсь, кто-то насчёт подарка мне намекал?
    ВЯЧЕСЛАВ. Какие намёки. Выбери только на свой вкус, что хочешь, - я финансирую.
    ЛЮСЯ. Оригинально. Я-то выберу, Слава, я вот сомневаюсь кой в чём...
    ВЯЧЕСЛАВ. Во мне?
    ЛЮСЯ. Да нет, в тебе - нет, ты человек слова. В платежеспособности. На мой вкус угодить трудно, а с тебя ещё за вчерашнее должок... (Смеётся) Моральный, моральный, Славик, не шарахайся!.. (Серьёзно) В общем, так. Дело прошлое, ни ты мне ничего не должен, ни я тебе. Договорились?
    ВЯЧЕСЛАВ, Что, и подарить ничего нельзя?
    ЛЮСЯ. Подарить можно, надеяться только не стоит - на благодарность. А то ведь ты попрекать станешь подарком: обманула, скажешь, такая сякая, из каких-то там побуждений!..
    ВЯЧЕСЛАВ. Короче.
    ЛЮСЯ. Могу и короче. Предложение мне сделали, Славик. Руки и сердца.
    ВЯЧЕСЛАВ. И давно?
    ЛЮСЯ. На море, в лагере. Я бы тебе и раньше сказала, но...
    ВЯЧЕСЛАВ. Но решила не огорчать. Кто он?
    ЛЮСЯ. Избранник? Курепского помнишь, Игоря Евгеньевича, из ректората?.. Официально, правда, потом, - ему не очень удобно со студенткой...
    ВЯЧЕСЛАВ. Ты ему верь больше. Ты у него, знаешь, какая?
    ЛЮСЯ. Ну и он у меня не первый. (Достаёт из сумочки сигареты.) Других-то кандидатур нет, Славик, - не размениваться же...
    ВЯЧЕСЛАВ (кланяясь). Благодарствуем.
    ЛЮСЯ. Я не о тебе. (Разминает сигарету) Два месяца - большой срок, Слава, а у меня диплом через год, распределение...
    ВЯЧЕСЛАВ. А вопрос можно? Встречный. Вот если бы я сейчас с тем же - с предложением, например, - что бы ты мне ответила? Вот так, не раздумывая...
    ЛЮСЯ. То же. Нет, Слава, нет, ты своё получил в своё время, а продолжать... Нет, только испортим всё, лучше уж эпизод.
    ВЯЧЕСЛАВ. Эпизод?.. А то, что я люблю тебя, люблю, - это ты забыла? Забыла, да?! (Хватает её за руку.)
    ЛЮСЯ. И я тебя люблю, не кричи... (Мягко высвобождает руку.) Но что ж делать? Как муж ты меня не устраиваешь, - то есть, совсем не устраиваешь, ты уж не обижайся, - а романы пора кончать. Мне о будущем думать надо... (Бросает сломанную сигарету на стол, встаёт.) Я пойду, извини.
    ВЯЧЕСЛАВ. Ясно. Кто ж на меня польстится... А сюрприз?
    ЛЮСЯ. Бог с ним, Славик, я тебя и таким люблю - бедненьким. (Чмокает его.)
    ВЯЧЕСЛАВ (упрямо). Нет, Люсь, я обещал. Заказывай. Джинсы, тряпки - что у тебя на примете?..
    ЛЮСЯ (улыбаясь). А сапоги? Мне одна приносила, но дорого...
    ВЯЧЕСЛАВ. Не дороже денег. Сколько?
    ЛЮСЯ. Двести пятьдесят. Но роскошные.
    ВЯЧЕСЛАВ (достаёт из кармана деньги, отсчитывает). Здесь триста. На всякий случай. (Кладёт на стол.)
    ЛЮСЯ. Шикуешь, Слава... Куда столько?
    ВЯЧЕСЛАВ. Тебе. Могу я - по старой дружбе - за всё? Мы же друзья?..
    ЛЮСЯ Безусловно. Пригодимся ещё друг другу и не один раз.
    ВЯЧЕСЛАВ. Твоими бы устами да мёд пить. Хотя... А знаешь, ты мне сейчас классную мысль подкинула. Просто классную. Деньги-то возьми.
    ЛЮСЯ. Ну, спасибо. (Прячет деньги в сумочку.) Всё, что в моих силах, Слава, - ты обращайся...
    ВЯЧЕСЛАВ. Это - в твоих. Встречу организовать сможешь - на высшем уровне?
    ЛЮСЯ. С кем?
    ВЯЧЕСЛАВ. С Курепским, с кем же. С глазу на глаз.
    ЛЮСЯ (обеспокоенно). Это зачем?
    ВЯЧЕСЛАВ. Затем, Люся. Затем, что даром сейчас и петух не кукарекнет. Я на дневное перевестись хочу, а он там у рычагов, пусть посодействует. (Внимательно смотрит на Люсю.) Да нет, нет, о тебе я ему ни слова, тут же элементарная порядочность... Ты за сапогами когда поедешь?
    ЛЮСЯ. Да хоть сегодня. Она уже дома.
    ВЯЧЕСЛАВ. И потом свободна? Пальто мне купить надо, матери, она бог знает в чём ходит, людей стыдно... По магазинам успеем?
    ЛЮСЯ. Должны. Услуга за услугу, Слава. (Забирает 25-рублевку)
    ВЯЧЕСЛАВ. И ещё. Давай после завалимся куда-нибудь на весь вечер? В кафе, в ресторан - я знаю?.. По культурному.
    ЛЮСЯ. Прощальный ужин? Я переоденусь тогда... (На деньги) Тоже мне?
    ВЯЧЕСЛАВ. Спрашиваешь. Всё тебе. Слушай, подожди во дворе, я мигом...
    ЛЮСЯ. Смотри, я обычно не жду... (Выходит.)
    ВЯЧЕСЛАВ. А я обычно не забываю. Ничего. (Выдвигает ящик с деньгами, достаёт несколько бумажек.) Пижон ты, Славик. (Задвигает ящик, смотрит на своё отражение в зеркале.) Хоть и талант, а пижон... (Отражению) Всё, всё, хватит. Потом. (Идёт к двери, на пороге, обернувшись, оглядывает комнату. Усмехнувшись) Надолго собаке блин... (Выходит, рассовывая деньги по карманам.)

    Мягкий отсвет заката в окне. Деловой ритм города.


    ДЕНЬ ВТОРОЙ
    (Воскресенье. 10 часов.)

    Тихое, почти осеннее утро. Пивная в парке. Асфальтовый пятачок, пыльная трава, кусты. Часть стойки, рядом большая бочка из-под пива. СЕРЫЙ и APKAШA с кружками.

    СЕРЫЙ. Располагайся, Аркадий, время есть... (Ставит кружки на стойку.) Ну, как неделю провёл? Познакомились?
    APКАШA (хмуро). Что ж с ней ещё делать. Познакомились - вплотную, сотни четыре выкачала... (Пьёт пиво.)
    СЕРЫЙ. Ты даешь... Это же умудриться надо. (Пьёт.)
    APКАША. С ней умудришься. С понедельника по кабакам, руки вон ходуном ходят после вчерашнего...
    СЕРЫЙ. Алкаш несчастный. Ничего, сейчас дойдём до кондиции.

    С двумя кружками пива и свёртком появляется ДОБРЫНИН - маленький, сухой гражданин в летней шляпе.

    ДОБРЫНИН. Вы позволите?
    СЕРЫЙ. Занято, дядя. Мешать будешь.
    ДОБРЫНИН. Занято? Ну, я и здесь могу - примоститься... (Ставит кружки на бочку, садится.) Даже удобней. (Разворачивает свёрток, достаёт бутерброд, ест, запивая пивом.)
    АРКАША. Вежливый товарищ.
    СЕРЫЙ. Со мной все вежливые. Во аргумент... (Показывает кулак.) Веский.
    АРКАША. Да, увесистый. Отрастил кувалды...
    СЕРЫЙ. Не жмись, Аркадий, не трону. Медиков я уважаю. Так ты на нуле?
    АРКАША. Почти. Славку бы потрясти сегодня: мне в комиссионке пиджак предлагали кожаный, хочу взять.
    СЕРЫЙ. Потрясём. Корешка моего уломаем и смотаемся.
    АРКАША. Уламывать их... Его дело маленькое: привёз, увёз...
    СЕРЫЙ. Дело-то маленькое, да срок большой. А он человек рассудительный... (Пьёт.)

    Сзади к Серому неслышно подходит КОЛЯ - лёгкий, очень спокойный крепыш в джинсах и с трёхлитровым баллоном в сетке.

    КОЛЯ (неожиданно хлопая Серого по плечу). Здоров, бродяга!
    СЕРЫЙ (поперхнувшись). Кха... Кха... Здоров!.. Кха... Не в то горло пошла...
    КОЛЯ. Исправим. (Трескает Серого по спине.) Есть?
    АРКАША. Четко...
    СЕРЫЙ (откашливаясь). Так и заикой становятся, между прочим...
    КОЛЯ. А ты не пей. (Ставит баллон на стойку, Аркаше) Николай.
    АРКАША (протягивая руку). Аркадий. (Коля пожимает.) Ого! Хватка у вас - как клещами...
    КОЛЯ. Ещё бы. Рабоче-крестьянская.
    СЕРЫЙ. Оно и видно. Сейчас, Коль, ещё один подойдёт - пролетарий, - побеседуем. Ты не торопишься?
    КОЛЯ. Вообще-то я жене обещал - по дому...
    СЕРЫЙ. Ну, жена не стена - отодвинешь.
    КОЛЯ. Умный ты очень. Ей, вон, рожать скоро, да плюс учёба, да по хозяйству, - ей не позавидуешь.
    СЕРЫЙ. А тебе?

    К стойке из-за кустов быстро выходит ВЯЧЕСЛАВ.

    ВЯЧЕСЛАВ (деловито). Доброе утро. (Серому) Представь нас.
    СЕРЫЙ (Вячеславу). Это Коля. (Коле) А это Славик. Характеристики прилагаются.
    ВЯЧЕСЛАВ (Коле). Рад познакомиться.
    КОЛЯ. Я тоже. (Серому) Так вы тут надолго обосновались, если я правильно понял?
    ВЯЧЕСЛАВ. Как повернётся. Он вас уже ввёл - в курс дела?
    СЕРЫЙ. Да нет, не всё сразу. Жена у него на сносях, Слава, совсем мальчонку захомутали...
    ВЯЧЕСЛАВ (Коле). Сочувствую. Это вам теперь за двоих приходится?
    КОЛЯ. Почему "приходится"? Она ж у меня студентка, Славик.
    ВЯЧЕСЛАВ. Студентка? И где же?
    КОЛЯ. В университете, на юридическом.
    ВЯЧЕСЛАВ. Забавно. Мы похожи, оказывается. Моя, правда, биолог...
    СЕРЫЙ (перебивая). Постой-ка... (Коле) Она что ж, судить нас будет?
    КОЛЯ. А что, надо?
    СЕРЫЙ. Ну, вдруг...
    КОЛЯ. Будет - куда вы денетесь.
    СЕРЫЙ. А убежим. Засудит ещё.
    КОЛЯ. Не засудит. Закон, слава богу, знает.
    ВЯЧЕСЛАВ. Это какой закон? Если не секрет.
    КОЛЯ. Да он один, вроде, для всех... Нет?
    ВЯЧЕСЛАВ. Для всех - и один? Надо же... А вот, скажем, другой у нас есть, свой, тогда как?
    СЕРЫЙ. Тогда плохо, Слава. Не поймут.
    АРКАША (хмуро). Вы договоритесь...
    ВЯЧЕСЛАВ. Нервы, Аркадий, нервы... Мы же теоретически. Ты лучше пивка нам возьми по кружечке, пока суть да дело...
    КОЛЯ. Мудрая мысль. (Берёт со стойки баллон.)
    ВЯЧЕСЛАВ (останавливая). Он принесёт. (Забирает баллон, отдаёт Аркаше.) Сходи, сходи, ты моложе... Серый, составь компанию.
    СЕРЫЙ. Чего?.. (Вячеслав с выражением смотрит ему в глаза.) Ладно, молчу. (Аркаше) Погнали, Аркадий.

    Серый и Аркаша уходят вдоль стойки к пивному ларьку.

    КОЛЯ. Сурово...
    ВЯЧЕСЛАВ. Иначе нельзя. Так на чём мы остановились?
    КОЛЯ. Закон ты открыл. Для индивидуального пользования.
    ВЯЧЕСЛАВ. Вот, вот. Для индивидуального - именно. Меня всю жизнь в ногу идти заставляют, а я не хочу. Не хочу - и всё тут!
    КОЛЯ. А может, не в ноге дело? Идти-то по всякому можно, вопрос - куда...
    ВЯЧЕСЛАВ (пристально). А мы философы...
    КОЛЯ. Вы-то? Вы - Диогены, Славик. Вам только фонарик в руки и в бочку... (Замечает Добрынина.)
    ВЯЧЕСЛАВ (так же). В ногу - оно конечно. Оно и надёжней...
    КОЛЯ. Ты прям кладезь. (Отодвигает Вячеслава.) Извини. (Подходит к Добрынину.) Дядя Лёша! Тыщу лет вас не видел...
    ДОБРЫНИН. А я думаю - не узнал. Даже не замечает...
    КОЛЯ. Это я так... Увлёкся. Ну, как у вас, дядь Лёш? Как жизнь?
    ДОБРЫНИН. Живу - что мне сделается. Пиво вот пью, на солнышке греюсь... Твои-то как? Навещаешь?
    КОЛЯ. Редко. Да им теперь хорошо: у них и квартира новая, и до завода рукой подать, теперь бы здоровья только... (Осекшись, осторожно) А что ж вы на новоселье не были? Они ждали...
    ДОБРЫНИН (сухо). Не смог.
    КОЛЯ (осторожно). Я понимаю...
    ДОБРЫНИН (с болью). Что ты понимаешь, Коль. Разве же тут поймёшь, разве можно понять... (Обыденно) Ты знаешь, я и подарок им приготовил, и костюм свой надел, парадный, чтобы при всех регалиях... А потом как-то... (Снимает зачем-то шляпу, вертит) Фотография у меня - помнишь, на стенке, где она улыбается? Ну, ты мне ещё увеличивал... (Коля кивает.) Ну вот... Вот, значит, взглянул я в глаза ей, Коля, - да как же я, думаю, без неё? Мы же с ней вместе - всегда, все тридцать пять лет вместе, - куда ж я?!.. (Опять обыденно) Не смог, не получилось, ты уж извинись перед ними... (Тихо) Вот так, Коленька, таким вот макаром: войну прошла - ни царапины, а тут три месяца - и конец. И нет человека... (Вдруг) Ну, за что? - за что ей это? - ей-то за что?! Всю жизнь - не разгибаясь; всю жизнь - как проклятая: то фронт, то блокада, то дети; так и это ещё? И эти мучения?!.. (С горечью) "Рак", "метастазы" - диагноз они поставили! Разобъяснили... А её нет. Нет, Коля, нет и не будет. Ни её, ни меня... Ну почему так - почему так устроено? - где же тут справедливость?! А!.. (Махнув рукой, отворачивается, тихо) Она мне каждую ночь снится - живая, - всё, знаешь, расспрашивает...
    КОЛЯ (осторожно кладёт руку Добрынину на плечо). Ну, что вы, ну... Не надо. Её не вернёшь...
    ДОБРЫНИН. Ладно, оставь... (Коля убирает руку.) Что уж теперь - после драки... (Поворачивается. Спокойно, даже сухо) Отцу от меня приветы; скажи - я зайду, дай только оправлюсь. (Одевает шляпу.) А у тебя, я слышал, пополнение намечается?
    КОЛЯ. Да, к декабрю. Крёстным хочу пригласить, - согласны?
    ДОБРЫНИН. Мог бы не спрашивать. Моим-то некогда - разъехались кто куда, внуков мне раз в год по обещанию... (Подходит к стойке, ставит кружку.) Так что совсем я один остался - хоть на пенсию не иди...
    КОЛЯ. Вы там же всё - инкассатором?
    ДОБРЫНИН. Куда ж мне - теперь-то. Привык.
    ВЯЧЕСЛАВ (Добрынину). А вы действительно инкассатор?
    ДОБРЫНИН. Не похож?
    ВЯЧЕСЛАВ. Абсолютно. При деньгах всё-таки, с пистолетом...
    ДОБРЫНИН. Пистолет что - на фронте мне целую пушку выделили. Ох, и натаскались!..

    Появляются Серый с кружками и Аркаша с баллоном.

    СЕРЫЙ (Добрынину). Опять здесь? Освобождай территорию... (Ставит кружки на стойку.)
    ВЯЧЕСЛАВ. Ты сперва познакомься, Серый. Дядя Лёша, инкассатор.
    СЕРЫЙ. Кто, кто?
    ВЯЧЕСЛАВ. Инкассатор. Который деньги возит.
    СЕРЫЙ. А, люди героической профессии... (Коле) С тебя причитается. (Добрынину) А шпалер где же? - вам ведь положено...
    ДОБРЫНИН. На службе. Не с собою же мы их носим... Вы, кстати, в оружии разбираетесь?
    ВЯЧЕСЛАВ (усмехаясь). Немного. "Обученные, годные к строевой".
    ДОБРЫНИН. Подходит. Завербовать вас хочу, у нас там с людьми плохо. Пока, правда, шофёры - по совместительству, ну а дальше? Уже не по инструкции.
    ВЯЧЕСЛАВ. А по инструкции как?
    ДОБРЫНИН. Секрет. Подписку дадите о неразглашении - узнаете.
    ВЯЧЕСЛАВ. Соблазнительно... И зарплата, конечно?
    ДОБРЫНИН. И зарплата, и льготы, и ответственность - всего вдоволь. Было бы желание.
    ВЯЧЕСЛАВ. Надо подумать. (Добрынину) Батю вы мне моего напоминаете - он у меня тоже на фронте... Там-то и надорвался.
    ДОБРЫНИН. Сердце?
    ВЯЧЕСЛАВ. Сердце. Медальки-то, вон они, лежат, пылятся, медалек много... А сердце одно.
    ДОБРЫНИН (задумавшись). Да, сердце... Сердце беречь надо... (Берёт сверток.)
    КОЛЯ. Вы куда сейчас?
    ДОБРЫНИН. К ней. Дома я не могу в выходные: всё кажется - здесь она, в соседней комнате... (Вячеславу) Так вы не стесняйтесь.
    ВЯЧЕСЛАВ. Непременно.
    КОЛЯ. Я провожу, дядя Лёша. До остановки.
    ДОБРЫНИН. Не стоит, Коля, я сам. У вас тут компания...
    КОЛЯ. Им не к спеху. (Серому) Взгляни, чтоб баллон не свистнули...

    Добрынин и Коля уходят.

    ВЯЧЕСЛАВ (торжествующе). Ну?!
    АРКАША (раздражённо). Что "ну"? Опять риторические вопросы?
    ВЯЧЕСЛАВ. Отнюдь. Пошевелите мозгами, пошевелите...
    СЕРЫЙ. У нас не угадайка, Слава, - выкладывай. Если есть что.
    ВЯЧЕСЛАВ. Есть, есть, Серый, это вам не старушек гонять... Ну-ка, соображайте: одна машина в вечер сколько сберкасс объезжает? И сколько там набегает - к последней? Дошло?.. А в машине всего-то двое. Два человечка...
    СЕРЫЙ. Лихой ты парень. Двое - это две пушки.
    ВЯЧЕСЛАВ. Одна. Первый идёт за деньгами, так? Второй ждёт. А мы их по очереди, по одному - чик-чик... И оприходуем.
    АРКАША. Зарежем?
    ВЯЧЕСЛАВ. Ты в своём уме?! Мы что, убийца какие? Нет, Аркадий, мы лишнего не берём, извини...
    СЕРЫЙ (язвительно). Мы их попросим. Поделитесь, мол, граждане, не обижайте сироток...
    ВЯЧЕСЛАВ. Элементарно. Пугнём, свяжем и в сторонку положим. Сам же видал, какие у них кадры, - соплёй перешибёшь. Пушки пушками, Серёжа, а жить все хотят.
    АРКАША. Мы тоже, кстати. Мне лично не надоело.
    СЕРЫЙ (весело). Есть о чём говорить! Ухлопают - так хоть с музыкой! (Вячеславу) Счастья своего человек не понимает...
    АРКАША. Иронизируем, да? (Зло) И что за манера...
    ВЯЧЕСЛАВ. Не лайтесь. Так как, Аркадий? Как предложение?
    АРКАША. Никак.
    СЕРЫЙ. Он же и без твоего предложения, Слава, сыт, пьян и нос в табаке, - зачем ему? Сейчас к тебе ещё съездит - отоварится...
    ВЯЧЕСЛАВ. Ко мне? (Аркаше) Ну, я друзьям друг, ты знаешь, а вот на кого я зуб имею... Лучше не надо. (В упор) Боишься?
    АРКАША. Да. Да, боюсь... Боюсь! (Торопливо) Ты там у нас не был, на вскрытиях, ты не представляешь... Вы их уже потом, Слава, потом, когда выдают: в гробу, в цветочках, чистеньких; а я там! Там, под ножом, в подвале... И я не хочу, не хочу сам! Не хочу! Пусть лучше я трусом буду, чем так - чем вперёд ногами... И не смей меня принуждать!
    ВЯЧЕСЛАВ. Никто никого не принуждает. Боишься - брось, без тебя справимся. Иди, вон, в подвал свой, копайся. Любишь это дело - иди, ты там теперь надолго застрянешь... (С издёвкой) Хотя да! - тебе же до тридцати пяти можно поступать, время терпит. Два раза пролетел - мало? - бог троицу любит?.. Иди! Ты - в подвал, а кто-то жить за тебя, за твой счёт, - так и распределим...
    СЕРЫЙ. Достал ты его, Слава... Чуть не плачет.
    ВЯЧЕСЛАВ. Короче, Аркадий, давай как взрослые люди. Ты в институт поступить хочешь? Хочешь. Деньги тебе нужны? Нужны. Работу бросать надо? Надо - и побыстрей, пока совсем не свихнулся... Да мы с тобой горы свернём - вот увидишь...
    АРКАША (тихо). Свернём... Шею мы свернём, а не горы, и автомат не спасёт... А стаж?
    ВЯЧЕСЛАВ. Не проблема. Сунешь тому-другому по конвертику - и весь стаж. Словом так, ответственность я беру на себя - ты только не взбрыкивай... Там и страху-то - каких-нибудь пять минут. И всё, и считай - обеспечен. (Воодушевляясь) Верить надо, верить - и в себя верить, и в удачу, и в друзей своих - во всё верить! И в предназначение своё... Ошибаться, но верить!

    Возвращается Коля.

    КОЛЯ (подходя). О чём это - с таким пафосом?
    ВЯЧЕСЛАВ (на Аркашу). О человеке.
    КОЛЯ. Ну да, "человек это звучит гордо", в школе ещё проходили.
    ВЯЧЕСЛАВ. А что, не так?
    КОЛЯ. Так, так. Всё так. Звучит хорошо. (Смотрит на часы.) Ладно, граждане, я в цейтноте...
    ВЯЧЕСЛАВ. Тогда без преамбул. Нам помощь ваша нужна.
    КОЛЯ. В каком плане?
    ВЯЧЕСЛАВ. В плане машины.
    СЕРЫЙ. С тобой, естественно. Часа на два.
    КОЛЯ. Да хоть на десять - лишь бы смена моя. Отвезти что?
    ВЯЧЕСЛАВ. Не "что", а "кого". Нас. Работа не пыльная.
    КОЛЯ. Резонно. Такси всё же, не самосвал...
    ВЯЧЕСЛАВ. И заплатим прилично.
    КОЛЯ (явно поддевая). По счётчику.
    СЕРЫЙ. Нет, Коль, не врубился. Ты же нуждающийся - мы тебя поддержать хотим материально...
    КОЛЯ. Меня? А я, вроде, и сам не падаю...
    ВЯЧЕСЛАВ. Для устойчивости не помешает. Рублей триста, скажем.
    КОЛЯ. Триста? Это с каких же доходов?
    СЕРЫЙ. Доходы будут, был бы лимузин вовремя.
    ВЯЧЕСЛАВ. Тут, видите ли, обстоятельство одно есть, щекотливое...
    КОЛЯ. Да я понял. (Серому) Друг твой случаем не на базе работает?
    ВЯЧЕСЛАВ. А если и на базе, то что?
    КОЛЯ (не глядя на Вячеслава, задумчиво). Так. Глушить я таких люблю - в свободное от работы время. (Вячеславу) Монтировкой.
    ВЯЧЕСЛАВ. А ты юморист...
    КОЛЯ. Какой ещё. Ухохочешься.
    ВЯЧЕСЛАВ (пристально). И юморист, и философ, - и где ты набрался только...
    КОЛЯ. Да всё там же, на курсах. "Повышения квалификации" - не слыхал?

    Долгая пауза. Аркаша незаметно отодвигается.

    СЕРЫЙ. Ну, вы совсем, братцы... (Коле) Ну, что ты на него взъелся? Свой парень...
    КОЛЯ. Свой, а то чей же. Все "свои". Вломить бы тебе, Серёжа, за такое мурло - чтоб не связывался...
    ВЯЧЕСЛАВ (побелев). Кто это?.. Кто "мурло"?
    КОЛЯ (разглядывая его). Ты, Славик, ты. Ты мурло. Об отце он тут распинался, о фронте... (В упор) На халтурку хочешь? Все, значит, вкалывать, а ты - брать?
    ВЯЧЕСЛАВ (зло). Тебе-то что? Ты кто, идейный борец? Ты свои триста получил в зубы и шагай. Жену воспитывай...
    КОЛЯ (с юмором). В зубы и ты можешь - взаимно...
    СЕРЫЙ (втискиваясь между ними). Э, Коль, полегче... Божий день сегодня - воскресенье, - у меня руки чешутся...
    ВЯЧЕСЛАВ. Подсунул ты мне, Серёжа, поборника...
    СЕРЫЙ. Кто ж его знал, Слава...
    ВЯЧЕСЛАВ. Вот сам и расхлёбывай. (Заходит за спину Серого.)
    КОЛЯ (весело). Куда, Славик? Куда намылился? Догоню ведь...
    СЕРЫЙ (Коле). Завязывай, я сказал.
    КОЛЯ (весело). Сейчас завяжу. Завяжу - бантиком, чтоб другим неповадно... Уйди, Серёжа, я рассержусь.
    СЕРЫЙ. А ты умеешь?
    КОЛЯ. Умею, Серёжа, обучен. Я же боец, поверь уж на слово...
    ВЯЧЕСЛАВ (смотрит на часы, деловито). Так, я опаздываю, у меня встреча ещё... Я вас оставлю, Серый?
    СЕРЫЙ. Иди, иди, ты не нужен.
    ВЯЧЕСЛАВ. Утихомирь его и ко мне. Только не до смерти, Серый, не изуродуй... (Аркаше) Проследи. (Быстро уходит.)
    КОЛЯ. Ах, вот что... Ты, значит, телохранитель? (На Аркашу) Этот тоже?
    АРКАША (отодвигаясь). Я - нет... Я ничего...
    СЕРЫЙ. Спокойно, Аркадий, он не тронет. Ему домой надо, к жене.
    КОЛЯ. Ты уверен?
    СЕРЫЙ. Более чем. Наблюдай. (Достаёт из кармана какой-то предмет, нажимает кнопку, и в руке его оказывается нож с остро отточенным лезвием.) Попишу, Коль, век мне свободы не видать...
    КОЛЯ. Душещипательно. (На нож) Самоделка?
    СЕРЫЙ. Ага. Кружок "умелые руки". (Тихо) А ну, вали отсюда... Вали, пока жив...
    КОЛЯ (следя за Серым). Брось, Серёжа. Брось, а то уронишь.
    СЕРЫЙ. Считаю до трёх. Раз...
    КОЛЯ. Смотри не сбейся.
    СЕРЫЙ. На бога берёшь? Два...
    КОЛЯ. Ножичек-то я отниму - очень уж острый.
    СЕРЫЙ. Приёмы знаешь? Ну, покажи, покажи, чему научили...
    КОЛЯ. Да нет какие приёмы... (Вдруг без размаха точно и сильно бьёт Серого в живот.)
    СЕРЫЙ (сгибаясь). Ох-ё...

    Коля заламывает его руку, забирает нож и отступает назад.

    КОЛЯ. Какие приёмы, зачем?.. Ну вот, процедура изъятия закончена, кровопролития удалось избежать. (Складывает нож, замечает царапину на руке.) А нет... Задел-таки, писатель... (Слизывает кровь языком, кладёт нож в карман.) Вставай уж, хватит тебе на карачках...
    СЕРЫЙ (разгибаясь, с ненавистью). Ну, Коль, хана... Хана.
    КОЛЯ (серьёзно). Глупо, Серёжа, не нарывайся. Ты же не прав.
    СЕРЫЙ (дрожа). Порядочный?.. Порядочный, да?.. (Схватив со стойки пустую кружку, кидается на Колю.) Убью!..

    Коля, уклонившись, резко швыряет Серого, и тот, впечатавшись лицом в бочку, валится, ломая кусты, на землю.

    КОЛЯ. И не рыпайся!.. (Смотрит на лежащего Серого.) Э, друг ситный, ты жив?.. (Наклоняется.) Нет, дышит... Матюгается... (Встаёт, вынимает кошелёк, отсчитывает деньги, кладет на стойку. Аркаше) Это за пиво. (Берёт баллон.) Очухается - скажи: в следующий раз руки оборву - чтоб не чесались. Орёт тут дурным голосом... (Уходит.)
    АРКАША (натянуто усмехнувшись). Борьба титанов... (Прячет деньги в карман, наклоняется над Серым.) Серёжа, подъём...
    СЕРЫЙ. А?.. Где он?.. (Садится, встряхивает головой.) Где?..
    АРКАША. Ушёл. Ты попросил - он и ушёл; всё нормально... Вставай, а то заметут ещё - за драку. (Поднимает Серого.) Как он тебя...
    СЕРЫЙ (держась за лицо). Стрелять... Всех их стрелять... Стрелять...
    APКAШA. Ладно, ладно. Пошли отсюда.
    СЕРЫЙ (встаёт). Стрелять. Стрелять - всех. Стрелять... (Уходит, опираясь на Аркашу.)

    *

    Гараж Курепского. Точнее - часть гаража, у входа. Железные воротца, столик с ящиками для инструментов, два табурета с круглыми сиденьями.

    Входит КУРЕПСКИЙ, за ним ВЯЧЕСЛАВ. Курепскому лет тридцать семь, он довольно изящен и приятен в обращении.

    КУРЕПСКИЙ. Вот здесь мы и пообщаемся - подальше от любопытствующих... (Садится на табурет у столика.) Да вы садитесь, в ногах правды нет.
    ВЯЧЕСЛАВ (садясь). Где она есть, правда...
    КУРЕПСКИЙ. Вечный вопрос. (Шутит) Впрочем, вы тогда не по адресу - слишком глобально...
    ВЯЧЕСЛАВ. Да нет, я к слову.
    КУРЕПСКИЙ. Мысли вслух? Ну-ну... Люда мне о вас говорила, но вскользь. Вы ведь восстановиться хотите?
    ВЯЧЕСЛАВ. Это само собой.
    КУРЕПСКИЙ. Заявление опрометчивое. Весьма. Само собой у нас не заведено, Вячеслав. "Причина - следствие", вы же учили...
    ВЯЧЕСЛАВ. Я не так выразился...
    КУРЕПСКИЙ. Ну, вам простительно. Листал я ваше личное дело вчера, - довольно гладко. "Школа", "армия", "завод", - биография у вас самая ординарная... (Рассматривает Вячеслава.) Внешность тоже. Вам сколько уже?
    ВЯЧЕСЛАВ (мрачно). Двадцать пять. Вы же читали.
    КУРЕПСКИЙ. Тогда и не мудрено - я в свои двадцать пять аспирантуру заканчивал...
    ВЯЧЕСЛАВ. А мы не вас, кажется, обсуждаем, Игорь Евгеньевич, не ваши заслуги.
    КУРЕПСКИЙ. А вот грубить вам не следует. И огрызаться.
    ВЯЧЕСЛАВ (отшучиваясь). Виноват - исправлюсь.
    КУРЕПСКИЙ. То-то. Так что должен вас разочаровать - по вашему личному делу представления о вас не составишь. Я, собственно, потому вам и встречу назначил - решил вас воочию, так сказать... (Без перехода) Людмиле вы кем приходитесь?
    ВЯЧЕСЛАВ. Люсе?
    КУРЕПСКИЙ. Да. Одним словом.
    ВЯЧЕСЛАВ. Сразу и не сориентируешься... Друг, видно.
    КУРЕПСКИЙ. И давно?
    ВЯЧЕСЛАВ. Знакомы-то? Да чтобы не соврать, где-то... (Подумав) Долгая история, Игорь Евгеньевич. "Самая ординарная"...
    КУРЕПСКИЙ. Учились вместе? Нет? Впрочем, вы старше, ей двадцать два...
    ВЯЧЕСЛАВ. Верно. А вы что, ревнуете?
    КУРЕПСКИИ. Я?! Потрясающе!.. (Встаёт.) Я в роли соперника! - да я бы уважать себя перестал... И вот что, Вячеслав. Или как вас?.. Фамилия у вас больно путаная... (Жестко) Держите-ка вы свои замечания при себе, соизмеряйте всё-таки, кто вы и кто я...
    ВЯЧЕСЛАВ (встаёт). Я соизмеряю. Соизмеряю... (Пересилив себя) Родственники мы с ней, Игорь Евгеньевич, родственники. Через родителей, по линии по какой-то, дальние, в общем. Я ей фуськи всякие мастерю, а она вот - с вами состыковала... Есть смысл.
    КУРЕПСКИЙ. Достоверно. Вполне. А вы ещё и "народный умелец"? Самородок?
    ВЯЧЕСЛАВ. Кроме всего прочего. (Не сдержавшись) Она же чувствует, кто есть кто, - не заскорузла, как некоторые...
    КУРЕПСКИЙ. Ну, вам видней. Что ж, Вячеслав, протекция у вас достаточная, условия оптимальные, - давайте по существу. Только без замечаний... (Садится.)
    ВЯЧЕСЛАВ. Как прикажете. Мне на дневное перевестись нужно, так уж сложилось. Не знаю, правда, в вашей ли это власти...
    КУРЕПСКИЙ. Ну, власть - понятие растяжимое... (Усмехнувшись) До бесконечности. (Вячеславу) То есть, восстановиться - да сразу и на дневное? Планы наполеоновские... А стипендию вам не нужно, повышенную? Нет?
    ВЯЧЕСЛАВ. Повышенную не нужно. Обычную тоже.
    КУРЕПСКИЙ. Уже легче. Вне моей компетенции, знаете ли... Тылы, стало быть, обеспечены?
    ВЯЧЕСЛАВ. Стабильно. (Лезет в карман, достаёт смятый конверт.) Вот, подтверждение... Вы позволите?
    КУРЕПСКИЙ (внимательно). Я в долг не беру, Вячеслав. И не даю, заметьте...
    ВЯЧЕСЛАВ. Я не в долг. Просто - знак признательности. (Расправляет конверт.) Презент.
    КУРЕПСКИЙ (встаёт). Это не Люда вас надоумила?
    ВЯЧЕСЛАВ. Нет, сам. (Кладёт конверт на столик.) Своим умом. (Отходит.) Между нами, Игорь Евгеньевич, мне край как нужно. Честное слово.
    КУРЕПСКИЙ. Да я верю. Верю... (Подходит к двери, выглядывает во двор.) В уме вам не откажешь... (Возвращается. Сухо) В понедельник зайдите ко мне с документами - оформим. (Жестом останавливает Вячеслава.) Но учтите, я редко такой покладистый, крайне редко. Я к тому, чтобы не вылететь вам из нашего заведения с вашими "презентами", - тут я вам не заступник.
    ВЯЧЕСЛАВ. Нет, нет, мне только начать...
    КУРЕПСКИЙ. И помните: "язык мой - враг мой". Народная мудрость.
    ВЯЧЕСЛАВ. Вас понял. Не в моих правилах, Игорь Евгеньевич, на подлость я не способен.
    КУРЕПСКИЙ. Надеюсь. Можете идти, Вячеслав, я вас не задерживаю.
    ВЯЧЕСЛАВ. Значит, завтра?
    КУРЕПСКИЙ. Завтра, завтра. Идите - и без вас голова кругом. Докторскую пора до ума доводить, а у меня там конь не валялся...
    ВЯЧЕСЛАВ. Ну, вы доведёте... Извините. (Выходит.)
    КУРЕПСКИЙ (рассеянно). Всего хорошего. (Ждёт некоторое время, затем берёт конверт. Доставая деньги) Ого! Да мы тут с серьёзными намерениями... (Пересчитывает.) Могучие у нас протеже, Людок... Так. Пятьсот рэ, ноль-ноль копеек. Можно жить... (Прячет деньги в карман, берёт со стола замок.) Ну, как гласит та же мудрость, "бог не выдаст - свинья не съест"... (Выходит, сминая конверт. Бережно закрывает за собой ворота.)

    Город.


    ЧАСТЬ ВТОРАЯ

    ДЕНЬ ТРЕТИЙ
    (Пятница. 19 часов.)

    Дождь. Нудный, моросящий, осенний. Улица у сберкассы. Угол дома, за углом вход в сберкассу: ступеньки и неоновая вывеска. ВЯЧЕСЛАВ в плаще и берете, СЕРЫЙ и АРКАША в куртках и кепках. Аркаша с сумкой.

    ВЯЧЕСЛАВ. Всем ясно? Если трое - не трогать. Отменяется.
    СЕРЫЙ. Жаль, я сегодня в настрое... Машинку отрегулировал?
    ВЯЧЕСЛАВ. Ну?
    СЕРЫЙ (раздражённо). "Ну", "ну" - заладил, как попугай! Заедает она у тебя. И разбрасывает - с двух метров не попадёшь.
    ВЯЧЕСЛАВ (сдерживаясь). А мы нынче не в тире будем - мы непосредственно... Кстати, о технике. Авто у нас стоящее?
    СEPЫЙ. Было - до капремонта. Стучит что-то в моторе, хозяин, видать, такой... Мы лучше на инкассаторской рванём, если выгорит. С ветерком...
    АРКАША. А эту искать не начнут, угнанную?
    ВЯЧЕСЛАВ. Пусть ищут. Они пока повернутся, пока по инстанциям проведут - мы тут сто раз успеем... Как глаз, Серёжа?
    СЕРЫЙ. Как на собаке. (Тихо) Да мы его ещё навестим, Слава, пушку твою прихватим и навестим. Погуторим... (Весело) Так и положу их рядышком - по-семейному...
    ВЯЧЕСЛАВ. Не заводись. Нам сейчас выдержка необходима. Железная.
    СЕРЫЙ. Железная - у тебя за пазухой.
    ВЯЧЕСЛАВ (поправляя спрятанный автомат). Сила на силу, Серый, - приходится... Ремень у тебя?
    СЕРЫЙ. Здесь. (Похлопывает себя по карману.) Всё здесь: и ремень, и кляп; повяжем в два счёта. Я на Аркашке руку набил.
    ВЯЧЕСЛАВ. Только не придуши - бугай-то здоровый. Профессионально...
    APКАША (тихо). Славик, едут...
    ВЯЧЕСЛАВ. Всё, по местам. (Серому) И без самодеятельности.

    Уходят за угол, в тень. Приближающийся гул мотора. Свет фар, скользнув по стене, гаснет. Глухо хлопает дверца. ДОБРЫНИН с сумкой, в расстёгнутом плаще, под которым угадывается кобура.

    ДОБРЫНИН. Опять грязь месить, приехали... (Обернувшись, машет рукой) И мне возьми парочку! Чёртова погодка... (Уходит в сберкассу.)
    APКАША. Куда это он, шофёр?
    СЕРЫЙ. За пирожками, куда. В магазин. Везёт, Славка?
    ВЯЧЕСЛАВ. Да, редкий случай. Ладно, берём. (Аркаше) Секи тут...
    APКАША. И этот, смотри... Дверцу открыл, вылезает...
    ВЯЧЕСЛАВ. Размяться решил.
    СЕРЫЙ. Ну, я его разомну, Славик... (Уходит к машине.)
    ВЯЧЕСЛАВ (Аркаше). Держи дверь - мы оперативно. (Уходит, расстёгивая плащ.)
    АРКАША (тихо). Народный контроль в действии...

    Короткий вскрик, возня у машины. Вновь хлопает дверца. С автоматом под плащом возвращается Вячеслав.

    ВЯЧЕСЛАВ. Есть. И не пикнул. Ещё одна пушка в кармане...
    APКАША. А шофёр?
    ВЯЧЕСЛАВ. В очереди стоит. Серый его встретит, это на нём... Как выйдет, хватай мешок и - к машине. Я прикрываю.
    APKAША. Вот он...

    На ступеньках сберкассы появляется Добрынин.

    ДОБРЫНИН (машет рукой). Иду, иду... (Спускается со ступенек.) Старик - куда денешься... (Заворачивает за угол.)
    ВЯЧЕСЛАВ (утыкая автомат ему в живот). Тихо. Тихо, не вертыхайся...
    АРКАША (пытаясь вырвать сумку). Он не даёт!
    ВЯЧЕСЛАВ (вполголоса). Деньги, ну! Пристрелю...
    ДОБРЫНИН (удивлённо). Ты что это? Погань... (Рванув левой рукой, припечатывает Аркашу к стене, правой тащит из кобуры револьвер.)
    ВЯЧЕСЛАВ (отскакивая). Дурак! (Нажимает курок - осечка.) Чёрт! (Нажимает - опять осечка.) Тудыть твою... (Встряхивает автомат.)
    АРКАША (вырываясь с сумкой). Бежим!
    ДОБРЫНИН. Стой! (Стреляет.)

    Оказавшийся между ним и Вячеславом Аркаша взвизгивает и, схватившись за руку с сумкой, ковыляет к машине. И тут же очередь наискось прошивает тело Добрынина.

    ВЯЧЕСЛАВ (стреляя). Не лезь! Не лезь!

    Добрынин, отброшенный выстрелами к стене, медленно сползает к ногам Вячеслава.

    ВЯЧЕСЛАВ (с автоматом). Ну, что, что?!.. Я же говорил, говорил... (Смотрит на неподвижное тело Добрынина, резко поворачивается и, подхватив оставленную Аркашей спортивную сумку, быстро уходит к машине.)

    Рёв мотора. Свет фар, метнувшись по стене, исчезает. Тишина. Тело Добрынина у стены. Дождь. Надсадный, нарастающий вой сирен.

    *

    Квартира Аркаши. В центре дверь в коридор, у двери слева тахта, рядом, на потёртой, неопределённого цвета шкуре, торшер с телефоном на столике. Справа кресло и телевизор на ножках.

    ВЯЧЕСЛАВ втаскивает стонущего АРКАШУ и сумку.

    ВЯЧЕСЛАВ. Всё, всё, не ной... (Сажает Аркашу на тахту, включает свет.) Ты и сундук, Аркадий, на вид не скажешь... (Бросает сумку на шкуру.)
    APKAШA (держась за руку, перевязанную платком). Болит, Славик. Болит...
    ВЯЧЕСЛАВ (зло). Не бухти. Нечего было соваться - под пулю. (Сдёргивает берет.)
    APКAШA (плаксиво). "Соваться", "соваться"... Я что, нарочно?
    ВЯЧЕСЛАВ. Чёрт, резинка тугая... (Трёт лоб) Надавило... Выпить у тебя есть?
    АРКАША. Есть, в холодильнике. Пей.
    ВЯЧЕСЛАВ. Да я не себе - я целый. Лежи, принесу так и быть, поухаживаю... (Выходит, снимая плащ.)
    АРКАША (раскачиваясь от боли). Больно... Больно... (Вдруг) Козёл! С уголовниками связался! (Бьёт себя кулаком по лбу и тут же взвывает от боли.) У-у!.. (Монотонно) Больно, больно, больно...

    Вячеслав возвращается без плаща, с бутылкой водки, стаканом и куском солёного огурца на вилке.

    ВЯЧЕСЛАВ. Жив? На-ка прими для анестезии. (Наливает.)
    АРКАША. Я не могу столько...
    ВЯЧЕСЛАВ. Сможешь. (Суёт ему стакан.) Пей - залпом. Вот, огурцом заешь.
    АРКАША. Сейчас, Славик. Сосредоточусь. (Выдохнув, торопливо пьёт, хватает огурец.) У, пакость... (Передёргивается, закусывает.)
    ВЯЧЕСЛАВ. Лишь бы эффект был. Болит?
    АРКАША. Жжёт, Слава, - огнём. Еле терплю.
    ВЯЧЕСЛАВ. Ляг, полежи. (Ставит бутылку и стакан на телевизор.) Сейчас Серый вернётся, подумаем, как нам с тобой быть. (Открывает спортивную сумку, достаёт оттуда сумку с деньгами.) Так, значит, и обмозгуем - куда тебя... (Вынимает из сумки мешочки с мелочью, ставит к телевизору.) Где лечить будем... (Вытряхивает из сумки деньги.) Странно...
    АРКАША (устраиваясь поудобней). Что, Слава?
    ВЯЧЕСЛАВ (толкая ногой деньги). Да это вот. Мимо кассы.
    АРКАША. Мало?
    ВЯЧЕСЛАВ. А то нет. Зря грех на душу взял... (Достаёт блокнот и ручку, становится на колени, начинает считать деньги, записывая цифры в блокнот.) Они обычно объектов семь объезжают, этот у них последний, на закуску. А тут выручки - кот наплакал.
    АРКАША. Может, у них изменилось?
    ВЯЧЕСЛАВ (считая). Может, изменилось, а может, напутали - работнички. У нас разве бывает - как у людей... Тебе легче?
    АРКАША. Немного. Серёжу не остановят - без прав?
    ВЯЧЕСЛАВ. Его остановишь. Он после того раза совсем чокнутый.
    АРКАША. Сам виноват. Вечно он...
    ВЯЧЕСЛАВ. Помолчи, мешаешь.
    АРКАША (обиженно). Я всем мешаю. Щёлкни там ящик, Слава, ты ближе...

    Вячеслав машинально включает телевизор. Тихая нежная мелодия.

    ВЯЧЕСЛАВ (считая). Идиллическая картинка: на тахте, у телевизора, с чувством выполненного долга. Тебе б только жену под бок да люстру из хрусталя, тыщи на три...
    АРКАША. Хрусталя тут навалом - в соседней комнате. Хозяйственные ребята.
    ВЯЧЕСЛАВ. Слишком. Раскулачивать их пора. (Считает) Так, теперь на три... Это у нас, стало быть, в среднем... (Записывает, Аркаше) Ты подремли пока. (Прячет блокнот.) Хоть рассортировали - возиться не надо... (Раскладывает деньги на три горки.) Всем поровну - как в аптеке... И - на непредвиденные расходы. (Откладывает часть денег в сторону, оглядывается на закрывшего глаза Аркашу.) Ладно, не обеднеют... (Кладёт деньги себе в карман. Прячет мешочки с мелочью в спортивную сумку.) Это в копилку... А это нам - за работу. (Забирает деньги из одной горки.)

    Звонок в передней. Вячеслав вздрагивает.

    АРКАША (приподнимаясь). Кто?.. Кто там?..
    ВЯЧЕСЛАВ. Серый, наверное. (Выходит.)
    Аркаша, дико оглядев комнату, валится на подушки. Вячеслав, за ним СЕРЫЙ.
    ВЯЧЕСЛАВ. Машину отогнал? (Садится в кресло.)
    СЕРЫЙ. Отогнал. С собаками не найдут. (На Аркашу) Он как? Крепко задело?
    ВЯЧЕСЛАВ. Видимо. Орёт благим матом...
    СЕРЫЙ. Хреново. Это ему теперь врач нужен, хирург. (Наливает себе водки.) Ну, с боевым крещением...
    ВЯЧЕСЛАВ. Не рановато ли?
    СЕРЫЙ. В самый раз. (На стакан) Да мне - что слону дробина... (Пьёт. На деньги) Распределил?
    ВЯЧЕСЛАВ. Как видишь. Одна твоя, можешь взять.
    СЕРЫЙ. Возьму, а как же. (Становится на колени.) Всё возьму, только пересчитаю...
    ВЯЧЕСЛАВ. Не доверяешь?
    СЕРЫЙ. Нет, просто... (Зарывается в деньги руками.) А тепло, а, Славка? Ты гений!.. Этого ты пришил, у сберкассы?
    ВЯЧЕСЛАВ (встаёт). Лексикон у тебя!.. Да, вероятно. Ликвидировал. (Ходит позади Серого, пытаясь успокоиться.)
    СЕРЫЙ (считая). Из-под него вот такая лужа натекла, да так быстро... Куда ты ему всадил?
    ВЯЧЕСЛАВ. Не разглядывал. (Остановившись, тихо и зло) Что ты мне его клеишь, ты?! Вместе влетим, если что, вместе!..
    СЕРЫЙ. Ну, я лично влетать не собираюсь, Аркашка бы не подвёл. (На Аркашу) Спит, что ли?
    ВЯЧЕСЛАВ. Спит. Вот уж, заставь дурака богу молиться... (Серому) Они подчиняться должны, подчиняться - беспрекословно! - мы же предупредили...
    СЕРЫЙ (считая). А прилично выходит, Славка... Шофёр ещё гулящий попался - его счастье. (Берёт деньги, Вячеславу) Слушай, пусть они у тебя полежат, часть, я потом заберу. Годится?
    ВЯЧЕСЛАВ. Странный вопрос. В газету, вон, заверни, в сумке... Да о нас теперь легенды ходить будут!.. (Садится в кресло.)
    СЕРЫЙ (заворачивая деньги в газету). Протоколы.
    ВЯЧЕСЛАВ. Что?
    СЕРЫЙ. Протоколы, а не легенды. "Особые приметы преступника: рост средний, взгляд наглый, фантаст". Это о тебе, Слава. (Прячет свёрток в сумку.) Так, кусочек урвали...
    ВЯЧЕСЛАВ (пристально). Жаль... Жаль мне тебя, Серёжа...
    СЕРЫЙ. Да ну? Экий ты жалостливый, однако...
    ВЯЧЕСЛАВ. Не ко всем, не ко всем, Серый... (Вдруг) Постой. Сделай погромче...
    СЕРЫЙ. Чего?
    ВЯЧЕСЛАВ. Телевизор! (Быстро поворачивает ручку настройки.) Тихо...

    ГОЛОС ДИКТОРА. "...Совершено вооружённое нападение на машину госбанка. Преступникам удалось скрыться. При попытке задержания один из преступников был ранен. Просьба ко всем медицинским учреждениям, больницам, поликлиникам, аптекам, ко всем медработникам, а также ко всем гражданам города: в случае обращения за помощью лиц с огнестрельными ранениями, немедленно сообщать об этом в ближайшее отделение милиции или по телефону ноль-два. Продолжаем нашу программу..."

    ВЯЧЕСЛАВ (резко выключив телевизор). Всё, Серый, влипли. Теперь они нас обложат.
    СЕРЫЙ. А мы уйдём. (Встаёт.) Лапу отгрызём и уйдём. (Достаёт из-за пазухи пистолет.) "В случае обращения", так? А некому обращаться...

    Поворачивается. Аркаша, сидя на тахте, широко открытыми глазами смотрит на пистолет.

    ВЯЧЕСЛАВ. Ты слышал?
    АРКАША. Да... Да, Славик...
    СЕРЫЙ. Так как? И - концы в воду.
    АРКАША (заслоняясь рукой). Ты что?.. Я же нечаянно, я не хотел... Так нельзя!
    ВЯЧЕСЛАВ. Не ори.
    АРКАША. Вам деньги нужны, да? Возьмите, возьмите всё - я отказываюсь... (Серый щелкает предохранителем.) За что, Славик?! За что?!..
    ВЯЧЕСЛАВ (Серому). Постой... (Аркаше) Ты врача найти сможешь, надёжного?
    АРКАША. Конечно... Конечно, найду, Славик, у меня есть... (Здоровой рукой вытаскивает записную книжку, судорожно листает.)
    ВЯЧЕСЛАВ. Спрячь пушку, Серый, - шанс мы ему дадим.

    Серый нехотя опускает пистолет.

    АРКАША. Вот... Вот пожалуйста... Вот номер...
    ВЯЧЕСЛАВ (придвигает телефон). Звони. Кто он?
    АРКАША (набирая номер). Этот, с кафедры, ты его знаешь... Геннадьевич...
    ВЯЧЕСЛАВ. А, из молодых да ранних... Он не заложит?
    АРКАША. Нет, нет, Слава, ты ему заплати только, он деньги любит...
    ВЯЧЕСЛАВ. Я думаю. Заплатим, заплатим, Аркадий, лишь бы не заартачился. Скажи - очень нужно, товарищ просил...
    АРКАША. Я навру, навру... (В телефон) Валентин Геннадьевич? Добрый вечер. Это я... Я, Аркадий. Ничего? Ну, не поздно?.. А то я с просьбой к вам. Тут у меня товарищ один сидит, клиент, - помните, я на кафедру приводил? Славик...
    ВЯЧЕСЛАВ. Придурок! Меня-то зачем?..
    АРКАША (в телефон). В общем, ему консультация нужна, срочно, у него опять недоразумение по вашей части... Нет, просит сейчас. Всего на полчасика... Умоляет...
    ВЯЧЕСЛАВ. О деньгах скажи...
    АРКАША (в телефон). Он тут о гонораре подсказывает... Да. Да, то же в тройном размере, с гарантией. Да, припекло... Так он подъедет за вами? Не надо?.. Ах, вы на своей? Спасибо, спасибо... Вы дорогу помните? Вы меня как-то подбрасывали... Вот, вот, рядом... А мы вас встретим на уголке, здоровый такой, Серёжа...
    СЕРЫЙ. Кто?..
    АРКАША (в телефон). Значит, ждём, Валентин Геннадьевич... Ждём. (Вешает трубку, Серому) Иди - встречай. (Вячеславу) Остальное - ты сам... (Падает на подушки.)
    ВЯЧЕСЛАВ (Серому). Спускайся, я пока приготовлюсь... Да, и пушку оставь.
    СЕРЫЙ. Это почему?
    ВЯЧЕСЛАВ (зло). По кочану. И не встревай без толку. Я отдам после, мне для беседы...
    СЕРЫЙ. Поносить? Ну, тогда пожалуйста... (Щёлкает предохранителем, кладёт пистолет на телевизор.) Ни пуха. (Выходит.)
    ВЯЧЕСЛАВ. К черту. А ты отдыхай, Аркадий, до тебя очередь дойдёт. (Убирает бутылку и стакан под тахту, задвигает сумку за кресло.)
    АРКАША. Ты ему много дай, Славик, ты не жалей...
    ВЯЧЕСЛАВ. Не имею такой привычки - жалеть. Тем более, не мои... (Берёт со шкуры деньги.) Куда их тебе?
    АРКАША. Давай, под подушку...
    ВЯЧЕСЛАВ. Принимай. (Отдаёт часть денег Аркаше.) Эти я отложу, на лечение... (Кладёт на телевизор.) Вот так, Аркадий, всем плати, за всё плати... свиньи. Знали бы, как они достаются, бумажки эти, какой ценой, какой кровью... Да, кровью. Кровью! Всё новое так, весь прогресс, вся цивилизация! - и никто не смеет, никто!.. (Тихо и исступлённо) Человек должен жить так, как хочет, и делать, что хочет, и не зависеть ни от кого... Ни от кого, слышишь?! (Оборачивается.) Спишь? Ну, спи, спи, тебя это и не касается... (Поворачивается к телевизору, тихо) Деньги нужны, Аркадий, деньги, серьёзная сумма нужна, да и сворачивать потихоньку, пока нам лавочку не прикрыли... (Машинально берёт пистолет.) Мне бы только с этим разделаться - с выходом... (Вдруг, усмехнувшись) Значит, "концы в воду"? Волчара... (Подходит к спящему Аркаше.) И как просто, главное: щёлк - и относи... (Продолжая усмехаться, поднимает пистолет к голове Аркаши.) С волками жить, Слава... (Сразу изменившись в лице, нажимает курок. Сухой щелчок.)
    АРКАША (поворачиваясь во сне, жалобно). Мама...
    ВЯЧЕСЛАВ (отшатнувшись). Тоже мне... Предохранитель забыл, стрелок. (Прячет пистолет в карман.) Ладно, живи. Живи - разрешаю.

    Звонок в передней.

    ВЯЧЕСЛАВ. Быстро управились. (Выходит. )

    Голоса в коридоре. Вячеслав, за ним ВРАЧ - аккуратный молодой человек с портфелем-"дипломат"; следом Серый.

    ВЯЧЕСЛАВ. Вы - как на "скорой"...
    ВРАЧ. С доставкой на дом - естественно. (На Аркашу) Что с ним?
    ВЯЧЕСЛАВ. Спит. Малость перетрудился. Серый, подожди там, я позову. (Врачу) Вы уж простите, доктор, что потревожили. Мы ведь не от хорошей жизни...
    ВРАЧ. Это я на ваше поведение посмотрю. А где же дама сердца? В спальне? (Вячеслав кивает.) Опять, значит, скоропалительный роман и далеко идущие последствия? Знакомо. Сколько, вы говорите, за консультацию? Чтобы у нас с вами недомолвок не было...
    ВЯЧЕСЛАВ. А сколько вам надо?
    ВРАЧ. Мне? Мне столько и ещё пол-столько - у вас никаких денег не хватит. Зарплата - сами знаете, так что компенсируем...
    ВЯЧЕСЛАВ. Понятно. Цель определена, дальше - без передышек, у меня тоже так.
    ВРАЧ. Да, практически без отдыха. (Присаживается на тахту, открывает "дипломат".) Услуги, плюс сервис, плюс врачебная тайна, выпотрошу я вас основательно, за троих...
    ВЯЧЕСЛАВ. Только-то?
    ВРАЧ. А вы оптимист. (Шутит) Ну, тогда - сколько дадите, меньше и не возьму. Мне как раз тысчонка нужна, моей благоверной...
    ВЯЧЕСЛАВ. Одна?
    ВРАЧ. Одна, потом ещё одна, потом ещё... Она у меня с запросами, избаловал... (Захлопывает "дипломат", встаёт.) Так, где ваша пассия? Ведите.
    ВЯЧЕСЛАВ. Секунду, доктор. (В коридор) Серый, зайди...
    СЕРЫЙ (в дверях). Скантовались?
    ВЯЧЕСЛАВ. Почти. (Врачу) Значит, всего одна?..
    ВРАЧ. А у вас их что, куры не клюют? (Смотрит на часы.) Короче, юноши, время идёт. (На телевизор) Футбол сегодня.
    ВЯЧЕСЛАВ. Болеете? (Отсчитывает несколько пачек на телевизоре.) Вот, скромный вклад... Ровно тысяча - как в сберкассе.
    СЕРЫЙ (мрачно). Ротшильд...
    ВРАЧ. И кому это?
    ВЯЧЕСЛАВ. Вам. Причём безвозмездно. Всякий труд должен быть оплачен - я так считаю...
    ВРАЧ. Труд? А это за что?
    ВЯЧЕСЛАВ. Ваш гонорар. "Услуги плюс тайна", верно? Это за тайну.
    ВРАЧ. Не совсем понимаю...
    СЕРЫЙ. Слава, не тяни резину.
    ВЯЧЕСЛАВ. Сейчас объясню. (Врачу в упор) Ну, по телевизору - только что - "при попытке задержания"... (Врач растерянно оглядывается на мрачного Серого.) Увы, доктор, увы. Парадоксально, но факт. (Врач поворачивается к спящему Аркаше.) Он тоже. Он-то и схлопотал, кстати, хорошо - в руку... (Усмехаясь) Что, удружил? И сказать нечего?.. Нет, мы серьёзно, доктор, это ваш долг...
    ВРАЧ. Что-что? "Долг", вы сказали?
    ВЯЧЕСЛАВ. Да, вы должны помочь, человек всё же... Каким бы он ни был.
    ВРАЧ. A вы наглец. Редкий наглец.
    СЕРЫЙ (не выдержав). Доктор, с тобой по-хорошему...
    ВЯЧЕСЛАВ. Серый, не возникай.
    ВРАЧ. Вот это верно. Не возникай. Мне вас под монастырь подвести - раз плюнуть.
    ВЯЧЕСЛАВ. Я не советовал бы...
    ВРАЧ. А я бы не спрашивал. Мне только смысла нет - под монастырь, мне-то ведь и спасибо не будет... (Возмущённо) Они там прохлопали, у себя, а я отдувайся? Нет уж... Да ещё, не дай бог, дружки навестят, бандюги, у вас же принято...
    ВЯЧЕСЛАВ. У кого это "у нас"?
    СЕРЫЙ. Брось, Славка. (Вячеславу пристально) Ты же первый его на нож поставишь, и его и супругу, - что ж ему биографию портить? (Врачу) Он же себе, не враг...
    ВРАЧ (холодно). Только без этого... Без угроз. Гангстеры доморощенные...
    ВЯЧЕСЛАВ. Выражения выбирайте. Нет, доктор, мы не угрожаем, мы просим. Убедительно просим. (Кивает на деньги.)
    ВРАЧ. Я вижу. (Задумывается.) Э-эх, грехи наши тяжкие... (Вячеславу) Но это задаток.
    СЕРЫЙ. Чего?!
    ВРАЧ. Не бессребреник, каюсь, оплата сдельная... Впрочем, я не настаиваю, дорого - ищите дешевле. (Раздраженно) Привыкли они бесплатно; бесплатных у меня и без вас - стадами ходят...
    ВЯЧЕСЛАВ. Конкретней.
    ВРАЧ. Конкретней - пополам. Одна до, одна после. По европейским стандартам.
    ВЯЧЕСЛАВ. А перевязать захватили?
    ВРАЧ. Это мои заботы. Согласны?
    ВЯЧЕСЛАВ. Выбирать не из чего.
    ВРАЧ. Тогда будите. (Ставит "дипломат" на тахту, открывает.)
    СЕРЫЙ (тормошит Аркашу). Вставайте, граф... Вставай, хорош дрыхнуть!
    АРКАША (поднимая голову). А?.. Вы здесь уже?..
    ВРАЧ (забирая с телевизора деньги). Здесь, здесь... герой... (Садится на тахту, укладывает деньги в портфель.) Фу... Несёт от тебя - как из бочки...
    АРКАША. Я для храбрости.
    ВРАЧ. Заметно. (Серому) Ножницы принесите.
    СЕРЫЙ. Момент... (Выходит.)
    АРКАША. А зачем ножницы? У меня рука...
    ВРАЧ. Рука - именно. Головы у тебя только нет - на плечах. (Тихо) В клинике чтобы не появлялся. Никогда и ни при каких обстоятельствах. Ясно?
    АРКАША. Нет. Нет, не ясно... Я заплачу, Валентин Геннадьевич...
    ВЯЧЕСЛАВ. Аркадий, ляг. Ляг и умолкни. (Врачу) Это я его накачал, извините...
    СЕРЫЙ (с ножницами). Где резать, доктор?
    ВРАЧ. Дайте, я сам. (Забирает ножницы.)
    АРКАША. Как резать?.. Я не хочу!..
    ВРАЧ. Придержите его. (Аркаше) Да куртку, куртку, не дёргайся... (Режет. Вячеслав и Серый, закрыв Аркашу, помогают.)
    АРКАША (слезливо). Только купил, Слава... Новая... Кожаная...
    ВЯЧЕСЛАВ. Я тебе десять таких куплю - ты выздоровей...
    ВРАЧ (разрезав рукав). Снимайте. (Резко отдирает кусок.)
    АРКАША. Ой! Больно, больно!..
    ВРАЧ. Потерпишь. (Снимает с Аркаши куртку и остальное.) Всё. Уберите. (Промокает рану тампоном.)
    ВЯЧЕСЛАВ. А крови-то - как из быка. (Серому) Заверни и спрячь. Сжечь надо. (Отдаёт Серому одежду Аркаши.)
    СЕРЫЙ (вдруг). Стоп, Славик. Мне что-то плохо. Тошнит... (Быстро выходит с вещами.)
    ВЯЧЕСЛАВ. Крови не переносит в больших количествах... Извините.
    ВРАЧ (брезгливо). Бога ради. (Обрабатывает рану перекисью.) Перевязать толком и то не можете... (Промокает.) Тэк-с, что тут у нас? Это, значит, входное... А это вышла.
    ВЯЧЕСЛАВ. Ну как? Руку ему не оттяпаете?
    ВРАЧ. Не задавайте идиотских вопросов. Да пронесло, пронесло, - свечку в церкви поставьте...
    ВЯЧЕСЛАВ. A рана?
    ВРАЧ. Рана сквозная, ерунда. Недельки три проваляется - от силы. (Обрабатывает рану, засыпает какой-то порошок, перевязывает.)
    ВЯЧЕСЛАВ. Я вам больше не нужен? Я позвоню... Ватку разрешите? Измазался... (Берёт телефон, садится в кресло, протирает ватой пальцы.)
    АРКАША (прочувствованно). Спасибо... Спасибо, Валентин Геннадьевич, спасли вы меня...
    ВРАЧ. Дыши в сторону. (Перевязывает.)
    ВЯЧЕСЛАВ (вытирая пальцы, в телефон). Алло, Люсенька? Ты дома?.. Ну, я думал, может, у этого... Нет? Слушай, мы тут празднуем кое-что в узком кругу, ты не примкнёшь?.. Нет, не обязательно, но желательно. Без свидетелей - это само собой... Что именно? Да так, торжество... Что? День рожденья? Нет, нет... (Смеётся.) Но близко... Рядом, говорю, похоже... (Кидает грязную вату на пол.) А что ж дома скучать в пятницу... Идёт?.. Серый сейчас за тобой подскочит и ко мне... Ну, целую. Дружески, дружески, не волнуйся... Пока. (Вешает трубку.)
    СЕРЫЙ (входя, бодро). Операция прошла успешно?
    ВЯЧЕСЛАВ (встаёт, ставит телефон на телевизор). Как по маслу. Лёгким испугом отделался.
    ВРАЧ (отрезает бинт, завязывает). Потом согрейте его и напоите чем-нибудь... (Прячет всё в "дипломат".)
    СЕРЫЙ. Напоить - мы всегда...
    ВРАЧ (пишет рецепт). Вот, держите. Пусть антибиотики пожуёт а я завтра зайду.
    ВЯЧЕСЛАВ. За гонораром?
    ВРАЧ. За ним. (Закрывает "дипломат".) Или полемизировать будем?
    ВЯЧЕСЛАВ. Нет, нет, доктор, здесь джентльмены.
    ВРАЧ (встаёт). Телефон у вас есть, координаты знаете... Всё. (Смотрит на часы.) Э, да я ещё на футбол успею... (Выходит.)
    ВЯЧЕСЛАВ. Серый, проводи.
    СЕРЫЙ. С лестницы бы его, Слава...
    ВЯЧЕСЛАВ. Ну-ну, без эмоций... (Серый выходит.) Поздравляю, Аркадий, твоё счастье... (Достаёт из-под тахты бутылку и стакан, наливает.) Выпей чуть-чуть и до утра... За удачу. (Аркаша берёт стакан.) И не обижайся на нас.
    АРКАША. Я не обижаюсь. Мы же теперь братики, Слава. Кровные. (Пьёт.) Я отпал. (Падает и засыпает.)

    Вячеслав ставит бутылку и стакан на столик торшера, укрывает Аркашу одеялом. Входит Серый.

    СЕРЫЙ. Спровадил... Будем гулять, Славка?
    ВЯЧЕСЛАВ. Будем, будем, Серёжа. Всё будем. Сейчас только товарища одного пощупаем и начнём...
    СЕРЫЙ. Сейчас? Это кого же?
    ВЯЧЕСЛАВ. Так, общий знакомый. Конкурент... (Ходит по комнате.) Идейку ты мне подкинул с доктором - цены ей нет. Ну, насчёт визита, не уловил?.. Его если прижать покрепче, забавный альянс получится - он и мы, перспективный... (Загораясь) Давай - пока в форме - на будущее...
    СЕРЫЙ. Да ну его. Я - пас, Слава, мне в общежитие к девяти; я лучше расслаблюсь. (Наливает себе водки, садится в кресло, вытянув ноги, с наслаждением пьёт.) Ах, пошла-поехала...
    ВЯЧЕСЛАВ. Зря. Зря, Серёжа, отказываешься. Мы ж лажанулись сегодня, если уж честно. Нам теперь или новое что найти, помасштабней, или, вон, "с добровольной выдачей"... (Берёт телефон, набирает номер.) Нет, я не настаиваю - пожалуйста. Я и сам... И с большим удовольствием. (В телефон) Квартира Курепского? Игорь Евгеньевич? Здравствуйте, это вас Вячеслав беспокоит... Да, да, через Люду... Что случилось? С ней пока ничего, а вот мне с вами необходимо встретиться... Нет, нет, наедине и немедленно, потом поздно... Ну, это нетелефонный разговор, Игорь Евгеньевич... Нет, два слова всего, я вас не задержу... В гараже?.. Знаю, знаю, у меня память хорошая... Прекрасно. Через тридцать минут - как штык. (Вешает трубку, Серому) Ты пока за Люськой сгоняй и за этой своей... Что там у неё, кстати, с мамашей? (Переносит телефон на столик торшера убирает деньги с телевизора под подушку Аркаше.)
    СЕРЫЙ. Ничего нового. Лечат.
    ВЯЧЕСЛАВ. Ты не показывался, надеюсь?
    СЕРЫЙ. Я не самоубийца (С чувством) Обидно, Славка, она баба душевная, ещё б месяца три в запасе... (Бросает пустую бутылку под тахту.) Ладно, попользуем...
    ВЯЧЕСЛАВ. Очень благородно. (Деловито) Сумку сперва отвези с пушкой, спрячь всё, ну и по магазинам... (Достаёт из кармана несколько бумажек.) Не хватит - добавишь. (Отдаёт Серому.) Да, в ресторан загляни - чтобы по высшему разряду... (В дверях) И убери тут. (Выходит.)
    СЕРЫЙ. Начальник... (Ставит стакан на телевизор.) Все начальники - кругом... (Хлопает входная дверь.) "Убери"... Да что я ему, дворник? (Встаёт.) "Убери"! (Пинает ногой обрывки ваты, бинтов.) Сам уберёт, не маленький... (Берёт сумку, выключает свет. В дверях - силуэтом) Спи, спи, дорогой товарищ. Спи спокойно... (Выходит.)

    Свет в коридоре гаснет, хлопает входная дверь. Аркаша, сопя, ворочается на тахте. Дождь.

    *

    Гараж Курепского. Грохот открываемых ворот. КУРЕПСКИЙ входит, включает лампочку над входом, скидывает наброшенный плащ. Он в домашней вязаной куртке и джинсах.

    КУРЕПСКИЙ. Нет покоя, нигде нет, хоть телефон отключай... Только сядешь, только с мыслями соберёшься, только настроишься, кто-нибудь тут как тут! "Здрасьте, здрасьте..." "Вы не могли бы?.." Нахлебники. (Садится у столика.) Ещё Вячеслав этот...

    Входит ВЯЧЕСЛАВ - без берета, волосы мокрые.

    КУРЕПСКИЙ. Явились? И с чем же вы на ночь глядя, с чем пожаловали?
    ВЯЧЕСЛАВ. Прежде всего я вас приветствую, Игорь Евгеньевич. Категорически. (Садится.) А теперь о делах наших... (Курепскому) Вставать не обязательно.
    КУРЕПСКИЙ (изумлённо). Что?.. Ты с кем это - таким тоном?.. (Встаёт.)
    ВЯЧЕСЛАВ. Не "ты", а "вы". Я же к вам уважительно... И не стойте на сквозняке - продует.
    КУРЕПСКИЙ. Ты ещё и распоряжаешься? Да по какому праву...
    ВЯЧЕСЛАВ (перебивая его). Вы дверь лучше закройте - у вас же радикулит... Не хотите? Ну, как хотите... Да нет у меня прав, Игорь Евгеньевич, нет. Но ведь и вы тоже... Условия-то у нас равные.
    КУРЕПСКИЙ. Ах, вот как? Шантажировать? (Садится) Ну-ну...
    ВЯЧЕСЛАВ. Не то. Мы же без посторонних, Игорь Евгеньевич, - какой шантаж?..
    КУРЕПСКИЙ. Тот самый, с магнитофончиком. Сунул за пазуху и крути.
    ВЯЧЕСЛАВ. Остроумно.
    КУРЕПСКИЙ. Крутить только нечего, если мне память не изменяет, - не было ничего... (Раздельно) Не было. (Встаёт.) А посему прошу. (Указывает на дверь.) Будьте любезны.
    ВЯЧЕСЛАВ (не шелохнувшись). Сердито. Родственник, можно сказать, друг семьи, "любимая женщина", а вы так...
    КУРЕПСКИЙ. Ждёшь, пока я милицию вызову? Напился, понимаешь, и кочевряжится...
    ВЯЧЕСЛАВ. Уже и милицию... И на каком основании, интересно? Я вас не оскорблял, вроде, не бил, а насчёт алкоголя - можете убедиться... Дыхнуть?
    КУРЕПСКИЙ (тихо). Дорого она мне обходится, я чувствую, любимая женщина... (Вячеславу) Я что, повторять должен?! (Шагает к нему.) Встать! (Хватает Вячеслава за плечо.)
    ВЯЧЕСЛАВ (усмехаясь). В рукопашную? Не рекомендую, Игорь Евгеньевич. Чревато.
    КУРЕПСКИЙ (отпускает его). Хорошо... Учиться у нас надоело? Отлично... Я тебе помогу - завтра же. Я тебе такой волчий билет выпишу - тебя ни в один институт на пушечный выстрел...
    ВЯЧЕСЛАВ. Спасибо за информацию.
    КУРЕПСКИЙ. Я подожду - ладно. Подожду, пока надоест... (Отворачивается к столику, демонстративно достаёт инструменты, раскладывает.) Машину вот посмотрю заодно, времени у меня много... (Вячеславу) А тебе я не завидую. Ох, не завидую... (Отворачивается.)
    ВЯЧЕСЛАВ (заводясь). Вы бы поделикатней, Игорь Евгеньевич, с заявлениями. Я к вам по делу пришёл, с предложением, а вы тут скандалите...
    КУРЕПСКИЙ (раскладывая инструменты). Болтай, болтай... Недолго осталось.
    ВЯЧЕСЛАВ (вставая). Нет, Игорь Евгеньевич, не видать вам теперь моего предложения, как своих ушей. Ни предложения, ни Люськи. (Зло) Слышь, родственник? Со мной-то она по любви, а с тобой - не знаю уж из каких соображений...
    КУРЕПСКИЙ (поворачивается, заикаясь от гнева). Ты... Ты... (Кричит) Прекрати ёрничать!.. (Шагает к двери.)
    ВЯЧЕСЛАВ (заслоняя выход). О, о... Благородное негодование. Вам же не привыкать - у вас такой расклад постоянно... (Опускает руку в карман.)
    КУРЕПСКИЙ (шаря за спиной по столу). Ничтожество... Хам... (Нащупывает гаечный ключ.)
    ВЯЧЕСЛАВ (заканчивая свою мысль). Научены горьким опытом. (Достаёт пистолет. Курепскому ровно) Брось железку, ты...
    Курепский, сразу обмякнув, роняет ключ.
    ВЯЧЕСЛАВ. И сядь, урод. Сядь - ушибёшься.
    КУРЕПСКИЙ (послушно садясь). Это п-пистолет?
    ВЯЧЕСЛАВ (забавляясь). Совершенно с вами согласен. Пистолет. И стоит мне нажать вот эту вот штучку... Вы понимаете?
    КУРЕПСКИЙ. П-понимаю...
    ВЯЧЕСЛАВ. Я рад. Значит, взаимопонимание полное?
    КУРЕПСКИЙ. Уберите его... Выстрелит.
    ВЯЧЕСЛАВ. Может выстрелить, может... (Держа Курепского под дулом, закрывает ворота.) А теперь всё сначала. (Садится.)
    КУРЕПСКИЙ. Что вам надо?
    ВЯЧЕСЛАВ. Традиционный вопрос. Так, ничего особенного...
    КУРЕПСКИЙ. Денег?
    ВЯЧЕСЛАВ. Ошибка, Игорь Евгеньевич. Первая и основная. Деньги мы вам платить будем - если, конечно, у нас сотрудничество завяжется, взаимовыгодное... Мы за вами давно наблюдаем. Давно и пристально.
    КУРЕПСКИЙ. "Мы"?.. У вас что же, организация?
    ВЯЧЕСЛАВ. Где-то. Я не уполномочен, правда, но, я думаю, мы с вами поладим. И учтите, опека у нас плотная, нравы простые и стукачей мы на нюх не переносим... (Помахивает пистолетом.) Намёк понятен?
    КУРЕПСКИЙ. Бред какой-то... А я вам зачем?
    ВЯЧЕСЛАВ. Для дела. Нам содействие ваше потребуется - в некоторых моментах. Вы же там все ходы выходы знаете, в своей конторе...
    КУРЕПСКИЙ. В университете?
    ВЯЧЕСЛАВ. Да. О налёте сейчас слышали по телевизору? (Курепский недоверчиво хмыкает.) Что, трудно поверить? И тем не менее.
    КУРЕПСКИЙ. А теперь университет?
    ВЯЧЕСЛАВ. В ближайшее время. С доставкой определимся и возьмём.
    КУРЕПСКИЙ. Вы, между прочим, и мою зарплату возьмёте...
    ВЯЧЕСЛАВ. А мы, между прочим, и возместим - с лихвой. Пять зарплат вас устроит одномоментно? Или десять? - из общей суммы... Вам же подсказать только, а там хоть трава не расти...
    КУРЕПСКИЙ. То есть, наводчик? Удостоился...
    ВЯЧЕСЛАВ. Решайте, Игорь Евгеньевич. Условия, правда, жесткие: либо - либо. Рискнёте в долю войти - милости просим, - вот аванс. (Достаёт из-за пазухи несколько заранее заготовленных пачек.) Тысчонками пахнет, как видите, - это первая. (Кладёт деньги на столик.)
    КУРЕПСКИЙ. А не рискну?
    ВЯЧЕСЛАВ. Тогда пенять не на кого. (Поднимает пистолет.) Необходимость...
    КУРЕПСКИЙ. Уберите, уберите! Совсем одурели... (Вячеслав опускает пистолет.) И кто же вас так снабжает - фундаментально? Пистолет, деньги...
    ВЯЧЕСЛАВ. Сами, Игорь Евгеньевич, сами... (Смотрит на Курепского.) Нет, нет, к политике мы отношения не имеем...
    КУРЕПСКИЙ. Ну, ладно, ну, предположим... Но потом оставьте меня в покое - это моё условие.
    ВЯЧЕСЛАВ. Если одно, то принято, Тем паче, мы поле деятельности меняем: страна большая, люди везде нужны... (Поворачивается к воротам, открывает.) Завьёмся куда-нибудь - Аэрофлот к нашим услугам...
    КУРЕПСКИЙ (быстро нагибаясь за ключом). За кордон, что ли?
    ВЯЧЕСЛАВ (обернувшись). Ай, Игорь Евгеньевич! Неинтеллигентно...
    КУРЕПСКИЙ (с ключом). Я просто... Я положить...
    ВЯЧЕСЛАВ. Я положу, кажется. Положу под горячую руку - ты понаклоняешься...
    КУРЕПСКИЙ. Да что вы... Что вы тут распоясались?! (Кладёт ключ на столик, деловито) Людмила посвящена?
    ВЯЧЕСЛАВ. За кого вы меня принимаете? Нет, конечно. (Примирительно) И с этим я тоже, Игорь Евгеньевич, - с любовью...
    КУРЕПСКИЙ. Не суть важно. Меня её прошлое не интересует. Как, впрочем, и будущее. Это между нами, естественно, - пусть помечтает.
    ВЯЧЕСЛАВ. Ну да, вы её на кукане...
    КУРЕПСКИЙ. Как?
    ВЯЧЕСЛАВ. На кукане - как рыбку. Поймают, знаете, верёвочку сквозь жабры проденут и в воду. Порезвись, мол...
    КУРЕПСКИЙ. Злой вы человек, Вячеслав. Злой и неблагодарный.
    ВЯЧЕСЛАВ. Благодарить некого. И не за что. (Прячет пистолет.) Нет уж, хватит, - и жалости, и доброты - хватит! Меня кто жалел? Жалел?!.. Нет, всё, теперь я для себя жить буду, только для себя! Я докажу... (В воротах) А вас мы из-под земли достанем, учтите. (Усмехнувшись) Счастливо оставаться... (Выходит.)
    КУРЕПСКИЙ (долго сидит молча, потом тихо). Мразь... Пугач он мне тычет, ничтожество... (Машинально шарит по карманам куртки, достаёт монету, подбрасывает.) Сейчас ты у меня загремишь, сейчас, мне только звякнуть... (Смотрит на лежащие на столике деньги, затем на монетку.) Спокойно, Игорёк, спокойно, тут надо логически... Им-то терять нечего, а тебе?.. А, была не была... (Высоко подбрасывает монету, ловит, открывает.) Орёл! Везёт же мерзавцам... (Берёт со столика деньги, накидывает плащ.) Ладно, живите, другим только жить давайте... (Погасив свет, выходит, с грохотом закрыв за собой ворота.)

    Дождь.

    *

    Комната Вячеслава. СЕРЫЙ у стола с тисками открывает бутылку, ЛЮСЯ и НАСТЯ хозяйничают у круглого стола. Рядом с Серым, у зеркала, транзисторный приемник - одно из приобретений Вячеслава. Бьющийся ритм "диско".

    НАСТЯ (Люсе). А потише нельзя? Голова раскалывается...

    Люся молча подходит к приемнику, убирает звук.

    СЕРЫЙ (Люсе). Поберегись! (Выдёргивает пробку.) Готово. Получайте ваше "сухое". (Отдаёт бутылку Насте.) Вы скоро?
    НАСТЯ. Скоро, скоро, Серёженька, уже заканчиваем...
    СЕРЫЙ. А то пора. (Стягивает со стола кусок сыра.)
    ЛЮСЯ. Не покусочничай.
    НАСТЯ. А Славик? Не очень удобно, Серёжа, - он хозяин...
    СЕРЫЙ. Хозяин-барин... Пусть не шляется, где не надо, ему говорили. Он догонит, а мне ещё отмечаться в общагу, у нас с этим строго...
    НАСТЯ. Потом-то вернёшься?
    СЕРЫЙ (оглядывая стол). Слиняю, нам не впервой... (Люсе) Слушай, а по граммульке?
    ЛЮСЯ. Хватит облизываться. Хочешь - выпей, на нервы только не действуй...
    СЕРЫЙ (наливая). Ну, Люси... Ну, уважила...
    НАСТЯ. Вам не много, Серёжа? Я ведь не особенно, да и Люда, как я смотрю...
    СЕРЫЙ. Ничего, я свою норму знаю. Ведро. (Поднимает рюмку.) По-французски это называется "аперитив", а по-русски...

    Незамеченный, входит ВЯЧЕСЛАВ.

    ВЯЧЕСЛАВ. Свинство.
    ЛЮСЯ. Ты здесь?
    НАСТЯ (Серому). Я же говорила, Серёжа...
    СЕРЫЙ (запальчиво). Ну так что? Что мне, и выпить уже нельзя без его ЦУ?!
    ВЯЧЕСЛАВ (подходя к зеркалу). Можно, можно, Серёжа. Раз совесть позволяет - пей. (Выключает приемник.) Только б надраться - других интересов нет... (Мельком смотрит на себя в зеркале.)
    СЕРЫЙ (язвительно). Налюбовался? (Вячеслав резко оборачивается.) Ты, Слава, и так красивый, внутренне... (Подталкивает Настю.) Вот, познакомься. Подруга жизни.
    НАСТЯ (протягивая руку). Настя.
    ВЯЧЕСЛАВ (пожимая). Вячеслав.
    НАСТЯ (задерживая его руку в своей). Так официально?
    СЕРЫЙ. Настька, не заигрывай. Не доводи до крайности.
    НАСТЯ (держа руку Вячеслава). На дуэль вызовешь? Или как?
    ВЯЧЕСЛАВ. Он вызовет. Ума палата.
    СЕРЫЙ. Запросто! Вот тут я тебя и сделаю - на рюмашках...
    ЛЮСЯ. Слава, не соглашайся. У вас категории разные.
    СЕРЫЙ. Сравняемся. Я её фужером люблю, беленькую... (Насте) Подержалась, всё?.. Берись, Славка, тут водка киснет... (Берут стол.) Осторожненько... А где матушка?
    ВЯЧЕСЛАВ. У соседки, телевизор смотрит.

    Несут стол к дивану.

    ЛЮСЯ (Насте). Я вижу, он и на вас произвёл впечатление?
    НАСТЯ. Произвёл. Умненький мальчик.
    ЛЮСЯ. Чересчур.
    НАСТЯ. Боишься - уведу?
    ЛЮСЯ. Напротив. Меня бы лично это устроило - лишь бы в хорошие руки.
    НАСТЯ. Сбагрить хочешь?
    ЛЮСЯ. Хочу. Хочу, да некому, - вы же Серёженьку своего не бросите.
    НАСТЯ. Да уж, сокровище...
    СЕРЫЙ. Опять шушукаетесь? A ну, марш за стол!
    ВЯЧЕСЛАВ. Кто на диван?
    СЕРЫЙ. Я попрошу, Слава... Без намёков. (Подтаскивает кресло.)
    ЛЮСЯ. Я - вот сюда. Поближе к выходу. (Садится на стул справа.)
    ВЯЧЕСЛАВ. Торопишься?
    ЛЮСЯ. Нет, не особенно. Но как-то спокойней.
    HACТЯ (Вячеславу). А мне можно?
    СЕРЫЙ. Я тебе сяду... (Усаживает Настю на стул слева, садится рядом на ручку кресла.) Ты со мной, Настасья, нехай он сам... (Берёт бутылку, наливает.)
    ВЯЧЕСЛАВ. Сам так сам... (Садится на диван в центр.)
    СЕРЫЙ (наливая). Ишь окопался - в серёдке...
    ВЯЧЕСЛАВ. Меж двух огней. (Встаёт.) У всех налито? Я хочу тост.
    СЕРЫЙ. Ну и хоти. Наливай да пей... (Натыкается на взгляд Вячеслава.) Нет, я к тому, что выдохнется...
    НАСТЯ. Серёженька, не мешай.
    CEPЫЙ. Кто мешает. (Усаживается в кресло.) Оратор...
    ЛЮСЯ. Мы ждём, Слава...
    ВЯЧЕСЛАВ. Считай, дождались. (Насте) Я о себе, с вашего разрешения?
    СЕРЫЙ (хлопая в ладоши). Просим, просим...
    ВЯЧЕСЛАВ (задумавшись). Да, о себе... (Всем) Ну вот, скажем, вот здесь, вот сейчас стоит перед вами человек: все вы его знаете, как вам кажется, все определили - кто он, что он, как относится к вам - с какого бока... Одним словом, обычный, тихий, ничем, вроде бы, не выделяющийся гражданин... Обычный. Такой же, как все. Середнячок...
    ЛЮСЯ. "Середнячок" - в смысле образования?
    ВЯЧЕСЛАВ. Не надо перебивать, Люся...
    ЛЮСЯ. Извини.
    ВЯЧЕСЛАВ. Итак, вот он, этот человек, этот Вячеслав Вышесвятский: двадцати пяти лет отроду, холост, "не был", "не имел", "не привлекался"... "Не", "не", "не"! - ничто, в общем. Нуль без палочки... Но кто же он? Кто он на самом деле, этот человек, - в действительности? Не по анкете, не формулировками, а так вот, как есть, реально?! Ведь появился же он зачем-то на свет божий, был же во всём этом какой-то смысл, была же цель? Дано же ему зачем-то всё это - и ум, и талант, и что там ещё? - всё, что необходимо?! Мог же он стать чем-то в свои двадцать пять при ином стечении обстоятельств - чем-то иным, большим?! Мог?!.. Так почему нуль, почему?!..
    ЛЮСЯ. Ты кого спрашиваешь, Слава? (Достаёт сигареты.)
    СЕРЫЙ. А то он знает. Себя не похвалит - как оплёванный...
    ЛЮСЯ (Вячеславу). Зачем наговаривать на себя - не понимаю. (Нервно прикуривает от зажигалки.) Не так уж мало ты и добился.
    ВЯЧЕСЛАВ (зло). Утютюсеньки... Приласкала. По головке ещё погладь. Не страдай, Серый, я закругляюсь. (Поднимает рюмку.) За то, чем мы могли бы стать... (Пьёт, садится.)
    СЕРЫЙ. Ура! (Пьёт и тут же наливает ещё.) Вдогонку, Слава, - ты меня уморил. (Пьёт, наливает всем.) И по третьей... Кто следующий, есть желающие?
    НАСТЯ. Есть. Я желаю. Серёжа, налей мне. (Встаёт.)
    ЛЮСЯ. Решительная девушка...
    СЕРЫЙ (Насте). Ты покороче...
    НАСТЯ. Попробую. (Вячеславу) Я предлагаю - на брудершафт.
    СЕРЫЙ. Годится! Иногда и умные мысли приходят...
    ЛЮСЯ. Началось. Гляделочки, поцелуйчики - как в детском саду...
    НАСТЯ (Вячеславу). Вы пьёте?
    ВЯЧЕСЛАВ. Пью. Сегодня пью, с вами - тем более... (Заводят руку за руку, пьют.)
    СЕРЫЙ. Как говорят в известных кругах, "хто с нами не пьёт - або больной, або подлюка"... Что, Люси? Похристосуемся? (Тянется через стол.) Славка отвернётся.

    Вячеслав и Настя целуются.

    ЛЮСЯ. Он и не заметит - не до того. (Пьёт с Серым.) Только без рук. (Коротко целует его.)
    СЕРЫЙ. И всё? Даже неинтересно... (Достаёт папиросы.) Ну, хоть прикурить тогда. (Прикуривает от Люсиной сигареты. Насте) Эй, мы уже!
    ВЯЧЕСЛАВ (отрываясь). Мы тоже. Что это вы зачадили - без спросу?
    ЛЮСЯ. Фифти-фифти, Слава. Два на два.
    НАСТЯ (Вячеславу). А ты разве не куришь?
    ВЯЧЕСЛАВ. Увы.
    НАСТЯ. Жаль. Приятно, когда табаком пахнет.
    СЕРЫЙ. Не подлизывайся. Приятно ей - аж губы, вон, вспухли...
    НАСТЯ (трогая губы). Ну, не всё же тебе, я теперь женщина свободная...
    ЛЮСЯ. Могу представить. А ты, Славик? Ты как - насчёт свободы?
    ВЯЧЕСЛАВ. Положительно. Тем только и занимаюсь... Значит, "добился"? И чего ж это я добился, Люсь, хотел бы я знать? Телевизор матери и то не купил - всё выкраивал, всё на свободу свою откладывал, всё "на потом"... И дооткладывался.
    ЛЮСЯ. Да ты вообще сегодня... Весь вечер за упокой - вроде кто умер.
    СЕРЫЙ (фыркнув). Так уж никто? (Поправляясь) Мы, может, пьём тут, Люси, а кто-то где-то коньки откидывает...
    ВЯЧЕСЛАВ (резко). Серый! (На Настю) Совсем ошалел?
    СЕРЫЙ. Ах, эта... (Насте) Нет, я не о ней...
    НАСТЯ (тихо). Зачем ты, Серёжа... (Всхлипнув) Дурак...
    СЕРЫЙ. Ну, поплыла... (Обнимает её.) Выпей лучше, водички...
    ЛЮСЯ. Так... И часто её накрывает?
    ВЯЧЕСЛАВ. Видимо. У неё мать в больнице с инфарктом: ограбили, говорят, - она и перепугалась... (Наливает.)
    ЛЮСЯ. Ограбили? Это не те, что с автоматами, банда какая-то?
    ВЯЧЕСЛАВ. Я почём знаю.
    ЛЮСЯ. Сегодня уже по телевизору передавали, ты слышал?
    ВЯЧЕСЛАВ. Краем уха. Сами поймать не могут - вот и передают.
    ЛЮСЯ. Что творится - ужас! Им на водку, алкашам этим, а люди гибнут.
    ВЯЧЕСЛАВ. Сразу и "алкашам"... Ни причин не выяснила, ни ситуации, главное - заклеймить. Вот уж привыкли... (Пьёт. )
    ЛЮСЯ. Да какие причины! Все они одинаковы, Слава, - шпана: напакостили исподтишка - и рады. Сперва газетки в ящиках подожгут, дверь изрежут, потом по пятаку у прохожих сшибают, а потом и с ножичком - на простор... Чего проще - ни думать, ни мучаться, и талантов особых не надо: вышел на улицу и - в морду! "Завышенный уровень притязаний" - так это называется на языке юристов: хотят - о-го-го! возможностей масса, а способностей с гулькин нос...
    ВЯЧЕСЛАВ. Так, так, "социальные корни преступности"? Вскрывай, вскрывай, Люсенька, исследуй... А с почвой как же? Она же у нас отсутствует якобы, почва-то, нет её! Почвы нет, а они - как поганки...
    ЛЮСЯ. Ну, Слава... Почва одна - жизнь, не в этом дело...
    ВЯЧЕСЛАВ. Не в этом? А в чём же ещё? "Борьба за существование" - так ведь, кажется? Ты-то биолог, Люсенька, не юрист...
    СЕРЫЙ. Мы готовы. (Наливает.) Наверстаем упущенное...
    НАСТЯ. Мне чуть-чуть, я уже пьяная...
    ВЯЧЕСЛАВ. А нам трезвые и ни к чему. Не воспринимаем. (Пьёт.)
    СЕРЫЙ. Э-эй! Куда без меня? (Пьёт.)
    ЛЮСЯ. И долго вы собираетесь - наперегонки?
    ВЯЧЕСЛАВ. Долго. Пока не надоест. Повод есть, Люся, вот и пьём.
    ЛЮСЯ. Кстати, о поводе. По какому случаю торжество?
    СЕРЫЙ. "По случаю" - это точно. (Смеётся) Это нормально, Славка, - "по случаю"...
    ВЯЧЕСЛАВ. Что тут смешного, не понимаю. Что ты развеселился?
    СЕРЫЙ (смеясь, встаёт). Ну как же... Мы тут с тобой целые невредимые водку пьём, а этот... (На Настю) И эта тоже... Цирк! (Закатываясь) А мы... Мы... (Хохочет, расплёскивая водку на стол, пытается выпить.)
    ВЯЧЕСЛАВ. Ты не захлебнись. (Люсе) Набрался уже, напарничек. Истерика.
    ЛЮСЯ. Ты не ответил.
    ВЯЧЕСЛАВ. Отвечу, Люся, отвечу, - им это не обязательно... Серый!
    СЕРЫЙ (глотнув, хохоча швыряет рюмку об пол). Эх! Живём, Славка! Жги! (Вдруг выпрыгивает на середину комнаты и, хохоча, топая, хлопая себя руками, начинает плясать, выкидывая какие-то дикие коленца и что-то бессвязно крича) Оп-па! Оп-па! Америка-Европа!.. (Выбивая дробь идёт по кругу) "А ты куда меня ведёшь, такую молодую?" И-их!.. (Разворачивается.) "А на ту сторону реки, иди не разговаривай!" (Пляшет) Оп-па! Оп-па!.. Жги, Славка! Гуляй!.. Эх! Эх! И-и-их! (Пляшет. В полном изнеможении падает на одно колено.) Всё!
    HACТЯ (обнимая его). Серёжа... Серёженька... Просила же... (Усаживает.)
    СЕРЫЙ (отдуваясь). Она просила... Много ты понимаешь, клуша... (Наливает.) Раз пошла такая пьянка - доставай последний рупь. Чья очередь?
    ЛЮСЯ. Моя, вероятно. Вы бы притормозили, Славик... (Встаёт.)
    ВЯЧЕСЛАВ. Мужу советуй. (Серому) Отошёл?
    СЕРЫЙ. Ну. Второе дыхание открылось. Давай тост, Люси!
    ЛЮСЯ. Кабак какой-то... Ладно, мне всё равно уходить скоро, я знаете, за что хочу выпить?
    СЕРЫЙ. 3а всё хорошее!
    ЛЮСЯ. Почти угадал. За будущее. (Пьёт, садится.)
    НАСТЯ. Спасибо, Люсенька, тост прекрасный... За будущее! (Пьёт.)
    ВЯЧЕСЛАВ. Очень глубокомысленно... (Пьёт.)
    СЕРЫЙ. А, было бы что... (Пьёт. Угрюмо) "Будущее"... Будущее, вон, у Вовки её - пока под стол пешком ходит. И то вряд ли. Я пацаном тоже мечтал: вырасту - лётчиком стану... К мамане один наведывался, лётчик, всё меня шоколадом кормил... (Насте) Ничего, твой тебе тоже устроит, как вырастет, - козу на возу: бандюгой каким заделается, рецидивистом, будет слёзные письма слать из лагерей... (Поёт с блатным шиком) "Га, ты жива ещё моя старушка-мама"... (Зло) Или как муженёк твой - в бичи. В стекляшках со столов доедают - наблюдала? Божьи люди...
    ЛЮСЯ. Мерзость какая...
    CEPЫЙ. Незаметно хотят: "мол, мы никого и нас никто", а их за штаны! Трудитесь, гниды, расплачивайтесь, у нас безработных нет!..
    НАСТЯ. Не пей больше, Серёжа. Тебе опять плохо будет.
    СЕРЫЙ. Плохо? А мне уже плохо, мне хуже некуда... Меня, может, кошмары мучат - с тобой... (Пьёт.)
    НАСТЯ. Дурак ты. Вот и люби вас, пьяниц, после всего, - повеситься можно...
    СЕРЫЙ. Да вы разве нас любите? Не смеши... Вы же себя любите, свободу свою: чтоб, значит, всё вам, вам, а вы б только пенки снимали. Такие оторвы случаются - с мужиком легче...
    НАСТЯ. И приятно тебе гадости говорить?
    СЕРЫЙ (неожиданно трезво). А знаешь, приятно. Ты вот сидишь тут передо мной - чистенькая, порядочная, ты их и за людей-то не держишь, "урок" этих, "блатных", ты и не подозреваешь... А я вот возьму да и подтолкну. Чуть подтолкну, плечиком... И в помойку.
    НАСТЯ. Ты... О чём ты?.. Серёжа!
    СЕРЫЙ. О, всполошилась... Да нет, ты же не выберешься, - живи. (Люсе) Обе живите.
    ЛЮСЯ. Спасибо за разрешение.
    ВЯЧЕСЛАВ (встаёт, он пьян). А зачем? Зачем, Серый, зачем им жить?..
    ЛЮСЯ. Для разнообразия. Нарезались до остервенения - теперь философствуем? Хоть музыку бы включил...
    ВЯЧЕСЛАВ. Потом музыку!.. Ну, живёте вы, живёте, Люсенька, хорошо живёте, прекрасно, рожна у вас только нет, - ну и что?! А зачем живёте? Чего хотите от жизни? Жрать, спать да плодить себе подобных?.. И так и в ящик сыграть - никем, - и это вот "жизнь"?! Жизнь, по-вашему?!..
    ЛЮСЯ. По-нашему - да. А тебя что-то не устраивает?
    ВЯЧЕСЛАВ. Меня?!.. Меня всё не устраивает, всё!..
    ЛЮСЯ. Ну да, мне плохо - взорвать всё к чёртовой матери! И ты нас специально собрал сегодня - чтобы поставить в известность? (Серому) Хоть бы ты его приструнил...
    СЕРЫЙ. Э нет, Люси, я за правду... (Насте) Что, задумалась? Попортили мы вам праздник?
    НАСТЯ (вздохнув). Горе ты моё луковое... Мне вот уже тридцать скоро - меня это куда больше волнует... Лучше потанцевали бы.
    ЛЮСЯ. Один ахинею несёт, другой поддакивает - изумительно! А я-то думала: что вас объединяет?..
    СЕРЫЙ (передавая Вячеславу приемник). Вруби-ка свою бандуру, Слава, - девушки засиделись...
    ВЯЧЕСЛАВ (включая приемник). Ты в общежитие не опоздаешь?
    СЕРЫЙ (смотря на часы). Ах, ты! Точно... (Насте) Туши фонарь... (Пьёт.)
    ВЯЧЕСЛАВ (находит волну, Люсе). Сойдёт - для антуража?
    ЛЮСЯ. Наконец-то...

    Вячеслав выводит Люсю из-за стола, включает настольную лампу, гасит верхний свет.

    СЕРЫЙ. Эх, гитары нет... (Насте) Некогда, некогда... (Пьёт.)
    ВЯЧЕСЛАВ (Люсе). Вы позволите? (Танцуют.) И что же общего, Люсь? Конкретно.
    НАСТЯ (обиженно). Я тоже хочу, Сережа... (Серый молча сажает её к себе на колени.) Ты что?.. Отпусти сейчас же...
    СЕРЫЙ. Сиди, не ёрзай... (Целует её. Наливает.)
    ЛЮСЯ (танцуя). Что общего? Да жить вам скучно - и тебе, и ему, всё приключений ищете...
    ВЯЧЕСЛАВ. Ищем, ищем, Люсенька... Мы-то ищем, а ты вот нашла, кажется. Скучно, значит? Ну, так развесели нас, давай... На столе нам спляши с Настасьей, даже раздеться можете. (Пытается расстегнуть верхнюю пуговицу Люсиного платья.) Немножко секса...
    ЛЮСЯ (коротко сбрасывая его руки). И не стыдно?
    ВЯЧЕСЛАВ. Нет. Нет, Люсь, ты меня отучила. (Серому) Что ты её тискаешь в одиночку? Поделись...
    СЕРЫЙ. Гуляй, гуляй, Слава. Не до тебя.
    НАСТЯ. Чего он хочет, Серёжа?
    СЕРЫЙ. Я тебе на ушко шепну - чего. (Шепчет. Настя смеётся.) У него же на лбу написано... (Обнимает её, шепчет.)
    ВЯЧЕСЛАВ. Два идиота. (Люсе) Так как, Люсь? Стриптизик такой, семейный, - изобразишь?
    ЛЮСЯ. Ты что это, Слава? Ты, никак, права предъявить решил?
    ВЯЧЕСЛАВ. Решил. Влезай, я тебе постелю, чтоб мягче... (Тянет из кармана деньги.)
    ЛЮСЯ. То-то я сомневалась. Слишком уж гладко всё...
    ВЯЧЕСЛАВ. Что, мало? Добавим... (Кладёт под лампу.) Нет?
    ЛЮСЯ. Нет, Слава. Так мы с тобой не столкуемся...
    ВЯЧЕСЛАВ. Мало?.. (Тянет деньги.) Могу ещё... (Кладёт.)
    ЛЮСЯ. Пожалуй... Пожалуй, можешь. Созрел.
    ВЯЧЕСЛАВ. Мало?! Ну тогда на все!.. (Вываливает на стол кучу пачек.) С потрохами.
    ЛЮСЯ. Разве что "на все"... (Сгребает деньги.) Как говорится, "смертельный трюк". (Хлестко бьёт Вячеслава деньгами по лицу.) Мало? Могу ещё...
    СЕРЫЙ. Хлобысть! Уже и лицо бьют... (Насте) Убавь-ка звук.

    Настя выключает приемник.

    ВЯЧЕСЛАВ. Понятно... Понятно, Люся...
    ЛЮСЯ. Я надеюсь.
    СЕРЫЙ. Помочь, Славка?
    НАСТЯ (обнимая его). Не лезь, они разберутся...
    СЕРЫЙ. Нет, подожди... Она ж лучшего друга...
    ВЯЧЕСЛАВ (оборачиваясь, Серому). А ты что... в театре? Тебе ехать надо, ну и езжай...
    СЕРЫЙ (удивлённо). Гля, на своих... (Встаёт.)
    НАСТЯ. Сказала "не лезь". При всех по физиономии - кому ж это понравится...
    ВЯЧЕСЛАВ (дрожа). И уведи её... Уведи - от греха...
    СЕРЫЙ. Зачем, Слава? Я же туда - обратно, да и продолжим...
    ВЯЧЕСЛАВ (срываясь на крик). Уведи, ты!
    НАСТЯ (вскакивая). Идём, идём, Серёженька, видишь, какой он. Псих...
    СЕРЫЙ. Вижу. Били его мало.
    ВЯЧЕСЛАВ. А это не так просто, Серый, - меня бить. (Суёт руку в карман.) Это к сведенью. (Тихо) Особого приглашения ждёшь?
    ЛЮСЯ. Ну, я вас покидаю, Слава...
    ВЯЧЕСЛАВ (закрывая дорогу). Нет, стой. Стой, Люся. Теперь стой.
    СЕРЫЙ. Он еще хочет, Люси. Съезди-ка ему по другой - у вас это ловко выходит. Весь вечер на манеже...
    ВЯЧЕСЛАВ (трясясь от бешенства). Пошёл вон... быдло.
    СЕРЫЙ (сразу серьёзно). Кто?.. Кто, Слава? Шепни...
    НАСТЯ. Серёжа, пошли... (Тянет Серого.)
    СЕРЫЙ (упираясь). А то я добавлю...
    ВЯЧЕСЛАВ (тихо). Я добавлю... Так добавлю - мозги выскочат.
    НАСТЯ. Страсти-то... Что ж вы такие злые, Славик? Нельзя же...
    ВЯЧЕСЛАВ. Ты ещё здесь... тёлка. Добренькая нашлась, взять её некому...
    НАСТЯ (Серому). Мы идём или нет?
    СЕРЫЙ. Идём, тут ловить нечего. (Берёт со стола бутылку.) Моя доля, Слава, всё честно. (Вполголоса) И не щупай, не щупай там, - на тебе уж висит... Фронтовичок-то...
    ВЯЧЕСЛАВ. И чтоб духу твоего... Я проветрю.
    НАСТЯ (Люсе). Несчастье с этими мужиками... (Серому) Идём, чудо. Опять развезёт.
    СЕРЫЙ. Ох, не был бы ты мне другом, Славка, ты бы у меня поискал сейчас - пятый угол... (Вдруг запевает в полный голос с шиком) "А ты меня любила, а потом забыла, и за это пулю получай!.." (Уволакиваемый Настей, пританцовывая, выходит.)
    ВЯЧЕСЛАВ (помолчав). Друг выискался... Подзаборник.
    ЛЮСЯ. Может, ты и меня выпустишь?
    ВЯЧЕСЛАВ. Пожалуйста. Я никого не держу. (Отступает, наливает себе.)
    ЛЮСЯ. И больше ты ничего не скажешь?
    ВЯЧЕСЛАВ. Сказал бы. Да жаль, воспитание не позволяет...
    ЛЮСЯ. Это вместо извинений? (Шагает к двери.)
    ВЯЧЕСЛАВ. Не понял. (С рюмкой заступает ей дорогу.) Ты мне в рожу, а я извиняться? (Шутовски) Ну, извини, извини... (Падает на колени.) Прости Христа ради! Прости меня, подлеца! (Кланяется.) Всё? Квиты?
    ЛЮСЯ. Перестань. Как ты себя вёл - это скотство.
    ВЯЧЕСЛАВ (встаёт, отряхивает колени). Где уж нам, тёмным, мы ж, чай, не кандидаты... Ты только не очень рассчитывай на него, там претенденток и без тебя - как собак нерезаных. Я с ним как раз беседу имел сегодня...
    ЛЮСЯ (резко). С ним? О чём же?
    ВЯЧЕСЛАВ. О тебе, Люсенька, о тебе. О прошлом твоём, о будущем. Он мне - как на духу... Так что "Люби меня, как я тебя, и будем вечные друзья!" (Пьёт.)
    ЛЮСЯ. Ну что ж... Может, и к лучшему. (Шагает к выходу.)
    ВЯЧЕСЛАВ. Постой, я закончу. Два слова.
    ЛЮСЯ (брезгливо). Пусти. Подонок ты, Слава, не думала...
    ВЯЧЕСЛАВ. А не страшно, Люсь? Рука у меня тяжёлая...
    ЛЮСЯ. И до этого докатился? Прогресс.
    ВЯЧЕСЛАВ. Твоими молитвами, Люсенька... (Срываясь) Ты же меня довела, ты! Твоя работа!.. Что, Люсь, Славик - он так себе, он шестёрка, он не способен?! А он способен... Он один и способен, один! Нет, Люся, точку я ещё не поставил, нет...
    ЛЮСЯ. Ставь - мне-то что. Хоть десять.
    ВЯЧЕСЛАВ. Ну, сама вынудила... Два слова, Люсь. Два слова и пойдёшь. Так вот... (Отступает к двери.) Это мы.
    ЛЮСЯ. Не пугай, Слава, не страшно.
    ВЯЧЕСЛАВ. Будет страшно, будет... По телевизору-то - про нас. Про нас, Люся, - про меня, про Серёжу... (Люся пытается улыбнуться.) Смешно, да? И денежки вот - для смеха - тыщ пять. (Берёт пачку.) Взяла бы, тебе принёс...
    ЛЮСЯ (неуверенно). Но это неправда... Ты бы не стал, Слава, зачем ты... Ты же их с книжки снял.
    ВЯЧЕСЛАВ. Снял, с чужой. (Кидает пачку на стол.) Выиграл в лотерею.
    ЛЮСЯ (в спину ему). Я не верю. Не верю, слышишь! Не верю!..

    Вячеслав молча открывает тайник, вынимает ещё несколько пачек из свёртка в газете, бросает на стол.

    ВЯЧЕСЛАВ. Бери уж. С паршивой овцы хоть шерсти клок... (3aкрывает тайник. ) А "зачем" - это я прокурору отвечу. Если спросит.
    ЛЮСЯ (тихо). И ты... в людей?
    ВЯЧЕСЛАВ. "В людей"?.. А я что, не человек, по-твоему? Не человек я?! Да почему я как нищий должен, почему?! Кому-то - всё, значит; кто-то - в своё удовольствие: жлобы всякие, торгаши, бездари - они, значит, могут, а я нет?! Я - со всем этим - я не могу?!.. Нет уж, тогда я тоже возьму. Своё возьму, причитающееся... (Наливает рюмку.)
    ЛЮСЯ. Слава... Славик, о чём ты?!
    ВЯЧЕСЛАВ. О том самом. О жизни. (Пьёт.) Что, брезгуешь? Зря. Сапожки-то на тебе - помнишь? (Берёт со стола пачку, подбрасывает.) Сюрприз...
    ЛЮСЯ (растерянно). Но я не знала...
    ВЯЧЕСЛАВ. И знать не хотела. Я же тебя с одной стороны интересовал - с фасада; ты же меня только таким и любишь, таким, как сама, как все вы... Респектабельность, как же! Истеблишмент!.. А я разный, - разный, видишь ли, - я не Игорёк твой!.. Ты меня и не поддержала ни разу - даже тогда, даже когда просил, когда колебалось... "Не заметила"! Ты не заметила, они не заметили, - вот я и пошёл. (Садится на стул у стола.) Чтоб замечали.
    ЛЮСЯ (устало). Ну, что я тебе могу сказать, Слава... Вас поймают. Поймают и расстреляют.
    ВЯЧЕСЛАВ. Руки коротки.
    ЛЮСЯ (в дверях). Деньги я верну, не волнуйся. По почте.
    ВЯЧЕСЛАВ. Ты их заработай сперва... (В спину Люсе) Донести хочешь? (Люся оборачивается.) А то беги. Беги - выкладывай. Только учти, у них там народ дотошный: они до всего докопаются. А я выгораживать не буду - раз так...
    ЛЮСЯ (смотря на развалившегося Вячеслава). Нет, Слава... Это не ты. Ты - другой... (Вячеслав выпрямляется.) Доносить я не побегу, тут уж ничего не изменишь. Но если ты снова... если я вдруг услышу...
    BЯЧЕСЛАВ (звенящим голосом). Значит, не нужны?
    ЛЮСЯ (пожав плечами). Кому что... (Выходит, хлопнув дверью.)
    ВЯЧЕСЛАВ (долго сидит с пачкой в руке). Не нужны, говоришь?.. (Вертит пачку.) Не очень-то и хотелось... (Вдруг с силой швыряет её в дверь) На! (Берёт другую, встаёт.) Не нужны, да?.. (Швыряет) На! (Хватает ещё.) А это?.. Нет? (Швыряет) На! На! На ещё! Ненавижу!.. (Обернувшись за деньгами, наталкивается взглядом на своё отражение в зеркале, подходит поближе, берётся за раму.) И никто даже не знает, что это я: я изобрёл, я организовал, я!.. А я - в этой дыре, - загнали и успокоились: думают - и сгнию здесь, думают - всё, тупик, думают - лишний... (Достаёт из кармана пистолет.) Не нужны, значит?.. (Щелкает предохранителем.) Да, Люся, да, всё верно... (Смотрит на своё отражение, медленно подносит пистолет к лицу.) Ну... Эффектный финал... (Зажмуривает глаза.) Ну!.. (Стоит некоторое время с приставленным ко лбу пистолетом. Вдруг тихо) Это из их же пушки? Забавно... (Открывает глаза, смотрит на пистолет.) И ничего после - ни имени, ни фамилии - ничего... "Несостоятельно"... Зароют да и забудут - как всех. (Отражению зло) Ну, нет... Нет, мы ещё поживём, нас ещё сковырнуть надо... (Поднимает пистолет.) Вот, Слава, - вот она, сила. И сила, и независимость - всё... (Смотрит в зеркало.) Что, нет? Что смотришь?! (Вдруг коротко бьёт пистолетом в зеркало. Вдребезги.) Вот так. (Бросает пистолет на стол, подходит к окну.) Отсечь надо, отсечь всё это... (Толчком распахивает окно.) И - с нуля. (Высовывает руку под дождь, проводит мокрой рукой по лицу.) Ва-банк, Слава... (Жестко и окончательно) Ва-банк.

    Круг света на груде пачек под лампой. Вячеслав один у окна. Дождь. Дождь. Дождь.


    РАЗВЯЗКА
    (Понедельник. 14 часов.)

    Обычный серый осенний день. Двор университета. В глубине двора большие автоматические ворота, сейчас они открыты; справа дверь чёрного хода, какие-то бочки из-под краски, железная лестница, ведущая наверх, на второй этаж, к ещё одной двери.
    Под лестницей, на сваленных как попало досках, АРКАША в курке и кепке. Из нижней двери выходит КУРЕПСКИЙ.

    КУРЕПСКИЙ (поправляя галстук). Не приехали?
    АРКАША (равнодушно). Приедут, всему своё время.
    КУРЕПСКИЙ. Может, случилось что? Авария или мотор заглох? Машина-то неизвестно чья...
    АРКАША (так же). Другую найдут. Позаимствуют, опыт есть, наше дело телячье.
    КУРЕПСКИЙ. Ваше - возможно. (Деловито) Значит так, я ухожу, а как только привозят, я вызову. Вон та дверь наверху, она пока заперта. И пожалуйста, без пальбы...
    АРКАША. Естественно. Нам деньги нужны, а не жертвы, мы не авантюристы.
    КУРЕПСКИЙ. Да, и поменьше глаза мозольте, особенно Вячеслав...

    В воротах появляется СЕРЫЙ в кепке, надвинутой на глаза.

    КУРЕПСКИЙ. В общем, по плану. Не буду мешать... (Уходит.)
    СЕРЫЙ (подходя). Сидишь, Аркадий? А этот чего убежал?
    АРКАША. Тебя испугался. Морда больно бандитская.
    СЕРЫЙ. Это для маскировки. (Садится на доски рядом с Аркашей.) Ну так, Аркадий, транспортом обеспечены, морально готовы, сейчас и шеф заявится, собственной персоной. Пушка у него барахлить стала - всё чинит...
    АРКАША. Зато своя. (Презрительно) Эйнштейн...
    СЕРЫЙ. Циник ты. Друг, можно сказать; жизнь тебе спас; а ты насмехаешься.
    АРКАША. Все вы... "друзья". Денежки, правда, врозь, - мои-то все на леченье ушли. Я помню, Серёжа, помню, ты меня тогда просветил...
    СЕРЫЙ. Прокол - с кем не бывает. Не тронул же...

    В воротах, покручивая ключ на цепочке, появляется КОЛЯ.

    АРКАША. Гляди, как бы тебя не тронули. Ты обернись...
    СЕРЫЙ (оборачиваясь). Кто?.. (Коле, вставая) И ты здесь?
    КОЛЯ. А, Серёжа... Здорово. Каким ветром?
    АРКАША. Вы за женой?
    КОЛЯ. Угадал. У них стипендия нынче, сейчас выдадут и поедем...
    СЕРЫЙ (тихо). Поедешь ты... С печи на полати. (Суёт руку за пазуху.)
    КОЛЯ. Что?
    АРКАША (дёргая Серого). Серёжа...

    В воротах с сумкой появляется ВЯЧЕСЛАВ. Заметив Колю, останавливается.

    СЕРЫЙ (зло). Заботливый ты мужик, Коль. Гуманист.
    КОЛЯ. Местами. А ты что держишься, с сердцем плохо?
    СЕРЫЙ. Плохо, Коль, плохо. Болит. Так с той нашей встречи и ноет...
    КОЛЯ. Погорячился, прости. Характер такой.
    СЕРЫЙ (распаляясь). Погорячился?.. А пенсию мне бы кто платил по инвалидности? Ты?.. "Погорячился"!..
    АРКАША (дёргая его). Серёжа... (Коле) Идите, вас жена ждёт...
    КОЛЯ. Иду. И без неожиданностей, Серёжа. Претензии в письменном виде.
    АРКАША. Нет, нет, какие претензии...
    КОЛЯ. Мало ли. (Хмуро) Дядю Лёшу, вон, тоже - такие же...
    АРКАША. Он-то при чём? Он-то не убивал!
    КОЛЯ. Одна лавочка. (Серому) Смотри, Серёжа, битый уже - знаешь. Вот те крест...
    СЕРЫЙ. А я в бога не верю... (Медленно тянет руку из-за пазухи.)
    АРКАША (Коле). Да идите же - опаздываете!
    КОЛЯ (Серому). Смотри. (Уходит в нижнюю дверь.)
    АРКАША (Серому). Совсем спятил?!
    ВЯЧЕСЛАВ (подходит). Что тут у вас? Откуда он взялся, Аркадий?
    АРКАША. Жену встречает. Серый его чуть не угрохал.
    ВЯЧЕСЛАВ. Глупо. Нашёл, когда счёты сводить. Пистолет у тебя?
    АРКАША. У него. Секунда бы - и загудели.
    ВЯЧЕСЛАВ. Отдай, нам он не нужен. (Аркаше) Наверху порядок?
    АРКАША. Да, он позовёт.
    СЕРЫЙ (отдавая пистолет). Держи на здоровье. Пользуйся.
    ВЯЧЕСЛАВ. И учти, действовать надо быстро, решительно и хладнокровно. Они уже через две минуты приезжают, я проверял...
    АРКАША. И не надоело - одно и то же?
    ВЯЧЕСЛАВ. И не пререкаться... Кто сунется - стреляй без предупреждения.
    АРКАША. Кто бы ни был?
    ВЯЧЕСЛАВ. Именно. Противника уничтожают, Аркадий: или мы, или нас.
    АРКАША. Ладно, по ситуации.
    СЕРЫЙ. Видал, Славка? Никак, откреститься хочет... (Аркаше) Ну, слушай сюда, умник, слушай внимательно. Эта ведь померла - маманя Настасьина... Ну, кассир тот, с сумочкой, помнишь?.. (Вячеславу) Я ей на работу звоню, а они там на венок скидываются...
    АРКАША. То есть как... померла?
    СЕРЫЙ. Обыкновенно. От инфаркта сегодня ночью преставилась.
    АРКАША. Через полтора месяца? А мы-то при чём? (Садится на доски.)
    СЕРЫЙ. Ох, ты и устрица! Да притом, что отступать некуда, двое на нас теперь, понял? (Весело) A то бы в толпу очередями, а, Славка? Я бы шорох навёл...
    ВЯЧЕСЛАВ. Не дури. (Он поразительно ровен, даже несколько отрешён.) Ты и на похороны пойдёшь?
    СЕРЫЙ. Пойду. Она ж одна осталась - кто ж о ней позаботится. И пацан ещё... Весёлый пацан, Славка, драчун - весь в меня...
    АРКАША (вдруг ровно). Нас убьют. Убьют - всех...
    СЕРЫЙ. Заткнись. Жизнь ему дорога - выскочил... Убьют не убьют - плевать! - хоть на мешке с деньгами откинемся, хоть это... (Натянуто усмехнувшись) Мечта всей жизни...
    ВЯЧЕСЛАВ. Ну что, на дорожку? Сядем? (Садится на доски.)
    СЕРЫЙ. Как в воду глядишь... (Садится.)
    АРКАША. Минута молчания.
    ВЯЧЕСЛАВ. Ты накаркаешь...

    На площадке лестницы появляется Курепский.

    КУРЕПСКИЙ. Живей! Где вас носит?!..
    ВЯЧЕСЛАВ (Аркаше). За прикрытие головой отвечаешь. (Серому) За мной. (Поднимаясь по лестнице, Курепскому) Привезли?
    КУРЕПСКИЙ. Привезли, только вас ждут. Вы уж тут сами - я исчезаю... (Уходит по лестнице в нижнюю дверь.)
    ВЯЧЕСЛАВ (на площадке). С богом, Серый... (Уходит.)
    СЕРЫЙ. С богом. (Уходит за Вячеславом.)
    АРКАША. Богоискатели... Торчи тут с этой дурой за пазухой...

    В воротах появляется ЛЮСЯ. Идёт к Аркаше.

    АРКАША. Значит, двое? Это хужее... (Замечает Люсю.) И эта ещё... (Люсе) Какими судьбами? На занятия?
    ЛЮСЯ (поморщившись). Ой, как фальшиво, - кошмар... К другу пришёл?
    АРКАША. Был друг. Да сплыл.
    ЛЮСЯ (останавливается, с интересом). Раскусил наконец?
    АРКАША. Давно. Да нет, я не к нему и вообще... Не хочу о нём говорить.
    ЛЮСЯ. Он и тебе насолил? Ну, тип...
    АРКАША. Всё, всё, Люся, шагай, у меня тут встреча назначена...
    ЛЮСЯ. Я уйду. Кстати, Аркаша, мне связи твои нужны, институтские, - подруга одна просила...
    АРКАША (нервничая). Нет у меня связей, нет!.. И давай ты отсюда, пока не поздно... (Мягко) Иди, иди, Люся...
    ЛЮСЯ. А с комиссионными?

    В здании сухо раскатывается автоматная очередь.

    ЛЮСЯ. Что это?
    АРКАША. Где?
    ЛЮСЯ. Сейчас - грохнуло...
    АРКАША. Откуда я знаю. Молоток, наверное, - отбойный.
    ЛЮСЯ. Нет, в здании...

    С треском распахивается верхняя дверь и на площадку вылетают Вячеслав с сумкой и Серый с автоматом.

    ВЯЧЕСЛАВ. Серый, не отставай! (Бежит по лестнице вниз и наталкивается на Люсю.) Ты?!
    ЛЮСЯ. Я. Не узнал? (Замечает автомат.) Ты?.. Ты опять?..
    ВЯЧЕСЛАВ (ровно). Серый, автомат.
    СЕРЫЙ (на лестнице). Ну, Люси, угораздило... (Поднимает автомат.) Третья, Слава. Горим.

    Аркаша быстро достаёт пистолет.

    ВЯЧЕСЛАВ (Серому). Стой... (Люсе) С дороги.
    ЛЮСЯ (отступая). Слава... Славик... Не надо... что ты... Остановитесь! (Натыкается спиной на дуло пистолета.)
    АРКАША. Куда?.. (Дважды в упор стреляет Люсе в спину.)
    ЛЮСЯ (задохнувшись). Как же... (Шагнув, падает.)
    ВЯЧЕСЛАВ (подхватывая её, Аркаше). Кретин! (Люсе) Я не хотел, не хотел, правда... (Смотрит в её, уже слепые глаза) Прости...
    СЕРЫЙ. Слава, вперёд! К машине! (Оглядываясь, бежит через двор.)

    Из нижней двери выскакивает Коля.

    АРКАША (вскидывая пистолет). Не суйся!

    Коля коротко вышибает пистолет и тут же мощным ударом сбивает Аркашу с ног. Аркаша отлетает к бочкам и с грохотом падает на асфальт.

    ВЯЧЕСЛАВ (оттолкнув Люсю). Серый! Серый, огонь! (Бежит к воротам.)

    Створки ворот начинают сдвигаться.

    СЕРЫЙ (у ворот, обернувшись). Сюда! Я прикрываю! (Видит Колю с пистолетом, укрывшегося за бочками.) Вот он!.. (Вскидывает автомат.)

    Выстрел. Серый, как по команде, складывается пополам и грузно заваливается набок. Вячеслав с разбегу налетает на закрывшиеся ворота.

    ВЯЧЕСЛАВ. Чёрт! (С сумкой бросается к Серому.) Автомат! Дай автомат!..
    СЕРЫЙ. Подавись... (Вдруг наваливается всем телом на сумку с деньгами.) Сбылось...
    ВЯЧЕСЛАВ (рвёт сумку). Деньги! Деньги - убью!..
    СЕРЫЙ (хрипит). Сбылось, Слава... На мешке...
    КОЛЯ (целясь из-за бочек). Эй там! Брось оружие!

    Вячеслав поднимается с автоматом. Всё нарастая и нарастая, томительный вой сирен.

    ВЯЧЕСЛАВ (отступая к воротам). Нет... Нет, не хочу... Не хочу... Не так, нет... (Упирается спиной в железо.)
    КОЛЯ (с пистолетом). Руки! Ну!
    ВЯЧЕСЛАВ. Нет, нет... (Бросив автомат, надорванно и отчаянно) HE ТАК!!! (Вскинув руки, падает на колени.)

    Коля медленно выпрямляется. Тело Люси на досках, Серый на сумке с деньгами, Аркаша за бочками, Вячеслав у ворот на коленях, рядом брошенный автомат. Сирены.

    З А Н А В Е С

    декабрь 1981 - февраль 1982

    ***

 



Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Гаврилова "Не дразни дракона"(Любовное фэнтези) С.Нарватова "Последние выборы сенатора"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист. Часть первая: Разлом"(Боевик) Ф.Юлия "Я смертная."(Антиутопия) С.Елена "Избранница Хозяина холмов"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"