Пучков Аркадий Владимирович: другие произведения.

Снежный человек

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:


  

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ КУСТАРНИКОВЫХ ГОМИНИД

ИЛИ

КАК ЛОВИТЬ "СНЕЖНОГО ЧЕЛОВЕКА"

  
   Появление человека - разумного существа, передвигающегося вертикально только на двух ногах и использующего руки для трудовой деятельности, - проявление объективно существующих и постоянно действующих законов природы. В противном случае появление человека, разума вообще, объяснимо только чудесным случаем, вмешательством пришельцев из космоса (а откуда они-то сами взялись?), божественным провидением и прочими красивыми и абсолютно недоказуемыми словесными комбинациями, что подменяет, в принципе, проблему происхождения человека на красивую сказку-загадку, в сущности ничего не объясняющую.
   Другое дело, что человек еще не все законы природы открыл и не все может правильно объяснить. С течением времени эти законы будут открыты и познаны. Тогда появление человека станет понятным и логичным следствием действия этих законов.
   Одной из попыток понять эти законы и их проявления были самые общие рассуждения автора по происхождению человека, часть которых здесь приводится.
   Исходя из того, сама конструкция и способ передвижения человека вертикально на двух ногах являются опасными из-за открытости и легкой доступности живота, солнечного сплетения, горла, половых органов, а также малой скорости передвижения по сравнению с четвероногими животными следует, что существовала ( и сейчас существует) особая экологическая ниша, пребывание в которой безопасно при постоянном хождении на двух ногах. Более того, эта экологическая ниша такова, что по каким-то причинам в ней надо постоянно ходить на двух ногах, иначе не выживешь.
   Главной и непосредственной такой причиной является голодание, которое в этой экологической нише заставляет удовлетворять потребность в пище, используя прямохождение на двух ногах.
   Эта экологическая ниша имеет особый характер. Она не является постоянной ни в смысле привязки к местности, ни в смысле привязки ко времени. Она появляется на несколько десятков лет в каком-либо месте, затем исчезает, чтобы появиться на некоторое, столь же непродолжительное время, в другом месте, отдаленном от старого места на сотни и тысячи километров.
   Если в месте образования этой экологической ниши проживают человекообразные обезьяны и не могут, по каким-либо причинам, покинуть эту территорию, то им приходится либо умереть от голода, либо встать на две ноги и постоянно ходить на двух ногах, чтобы насытится.
   При этом высвобождаются руки для каких-либо действий не связанных с передвижением. Появляется возможность орудийной, трудовой деятельности. Как только сложатся дополнительные условия, когда прокормиться можно только при помощи самого примитивного орудия - палки, так и начинается процесс развития разума и человека.
   Дополнительные условия для начала орудийной деятельности складывались не часто. Кроме того, и дополнительные условия не дают возможности человекообразным обезьянам стать на человеческий путь развития, если сами человекообразные обезьяны еще недостаточно развиты и физически и умственно или их специализация не позволяет совершать резких изменений в пищевом поведении.
   Непродолжительность существования этой экологической ниши требует от человекообразных обезьян быстрых, революционных изменений и в поведении, и в переустройстве организма. То есть, те человекообразные обезьяны, которые вставали на две ноги не всегда успевали превратиться в настоящих двуногих. Поэтому превращение человекообразных обезьян в гоминид не очень частое явление, вообще, а в человека в особенности.
   Как известно, на Земле существует только один вид гоминид, использующих орудия труда. Это человек. Но ведь и не использующих орудия труда гоминид, а значит чисто травоядных и не развивающихся умственно гоминид, должно быть довольно много. Для их появления условия складывались чаще, и сам процесс превращения в не орудийных гоминид проходил легче, не столь мучительно, как превращение в человека.
   Находки ископаемых массивных австралопитеков в Африке, которые ни по каким статьям не могут быть причислены к предкам человека, но тем не менее являются такими же двуногими прямоходящими существами говорят о том, что действительно когда-то травоядных гоминид было несколько видов. Существовали они параллельно с нашими человеческими предками в течение нескольких миллионов лет. Примерно один миллион лет назад они вдруг дружно вымерли. А, может быть, хоть кто-то из них выжил?
   Если понять причину вымирания массивных австралопитеков, то станет понятным, имеется ли шанс на выживание и сохранение до наших времен хоть какого-либо вида травоядных гоминид.
   Тот факт, что в течение нескольких миллионов лет массивные австралопитеки жили бок о бок с нашими предками, говорит о том, что они друг другу не мешали. Тем более, что они для прокормления использовали другие виды пищи и не были конкурентами человека.
   Однако, около одного миллиона лет назад наши предки освоили огонь. Огонь они использовали не только для приготовления пищи и обогрева, но главным образом для загонной охоты на крупных животных. Поджигая траву в саванне, они направляли огнем и воплями спасающихся животных в разные природные ловушки. Обезумевшие животные с разбега падали с кручи или вязли в трясине болота, где их легко добивали наши предки. Добыв, за один раз много мяса, они коптили или сушили его и довольно надолго запасались продуктами.
   При такой огненной охоте огонь захватывал не только ту территорию, которая была нужна для охоты, но и распространялся произвольно в разные стороны на значительные расстояния и с большой скоростью. Наших предков это не очень трогало. Ведь то, что им было нужно, они получали.
   Огонь же, распространяясь на большие расстояния, физически уничтожал всех малоподвижных животных, которые не могли убежать от огненного вала. Те же малоподвижные животные, которые все же спасались от огня, надолго лишались источников пищи.
   Через пару месяцев, когда заготовленное мясо подходило к концу, наши предки находили еще не выжженную территорию и устраивали там свою огневую охоту. И так они поступали по несколько раз в году. В результате они не специально, а только попутно со своими огневыми охотами, уничтожили экологические ниши множества не очень быстро передвигающихся животных. К числу таких не быстрых животных относились и травоядные африканские гоминиды, которые из-за этого и вымерли. После этого на Земле остался только один вид гоминид - наши предки.
   А может быть, какие-то виды травоядных гоминид все же ухитрились дожить до нашего времени? Ведь наши предки просто физически были не в состоянии уничтожить все экологические ниши всех гоминид по всему земному шару, так как первоначально наши предки проживали только в Африке. За пределы Африки наши предки стали постепенно распространяться только после окончательного овладения огнем. К этому времени они научились использовать огонь на охоте не сжигая все подряд. Ведь часто им самим сильно доставалось от неуправляемого пожарища, получившегося вместо охоты. Поэтому выживание других, не африканских видов травоядных гоминид оказывается вполне возможным!
   Обнаружение их было бы более чем интересно для всех людей, а для ученых в особенности.
   Для выяснения возможности выживания хотя бы одного вида травоядных гоминид рассмотрим, где, кроме Африки, и при каких обстоятельствах крупные человекообразные обезьяны вынуждены были постоянно ходить на двух ногах для своего прокормления.
   В Азии, время от времени, находят ископаемые (и, по слухам, даже свежие) останки гоминид - гигантопитеков, мегантропов. Это говорит о том, что в Азии существовал свой собственный, отличный от африканского природный механизм, создающий те самые экологические ниши, в которых человекообразные обезьяны встают на две ноги.
   На индостанском полуострове есть незначительный кусочек саванны. Он граничит с джунглями, где живут, и раньше жили разные обезьяны. Это как раз то место, где обезьяны могут встать на две ноги. Однако этот кусочек саванны слишком мал по территории и вряд ли мог служить достаточно мощным полигоном для образования гоминид. В то же время в Юго-Восточной Азии, в районе между индонезийскими островами и полуостровом Индокитай лежит уникальная по своим видообразующим свойствам территория. В джунглях, окружающих это место обитают человекообразные обезьяны - гиббоны и орангутаны. То есть при надлежащих условиях имеется кому превращаться в гоминид.
   В настоящее время эта территория занята мелководными Яванским и Южно-Китайским морями. Так было не всегда.
   Только за последний миллион лет не менее четырех раз происходило образование и распадение очень мощных ледников. Это сопровождалось очень резкими колебаниями уровня моря. До 80 - 120 метров. Вся покрытая водой территория становилась сушей. Осваивалась флорой и фауной, а затем снова затоплялась. И растения и животные на такие мощные и обширные изменения должны были очень активно реагировать, приспосабливаться и давать начало многим новым видам.
   Рассмотрим, как эти осушения и потопы действовали на человекообразных обезьян.
   В процессе понижения уровня моря обнажаются обширные пространства новой суши в виде все более и более расширяющегося пляжа между морем и тропическим лесом. Вслед за отступающим морем на новые земли продвигается растительность. Сначала на бывшем дне моря клочками приживаются травянистые растения. Затем на эти места продвигаются кустарники и только после них приживаются большие деревья с глубоко уходящими в землю корнями. Когда уровень оставшейся в почве соленой морской воды,
   которую не любят большинство крупных растений тропического леса, еще немного понижается, то на новой суше вырастает полноценный тропический лес, который постепенно заселяется всеми обычными его обитателями.
   Кустарники, как более быстрорастущие и менее прихотливые в сравнении с деревьями, продвигается на новые земли быстрее леса и образуют не очень широкую полосу сплошных кустарниковых зарослей вдоль всего побережья, между отступающим морем и джунглями.
   Между современным побережьем Вьетнама и островом Борнео расстояние около 1000 км. Дно моря в этих краях представляет собой сплошной континентальный шельф, который при понижении уровня моря на 100 метров становится сушей целиком за срок около 20 тысяч лет. При относительно равномерном понижении уровня моря получается, что прирост суши, в виде расширения пляжа, за год составлял около 50 метров (1000 км/20000 лет = 0,05 км/год = 50 м/год). В других местах, не таких плоских, как это место, прирост суши был несколько меньше.
   Для того, чтобы на этой полоске земли могли вырасти полноценные джунгли, необходимо, чтобы для них подготовили почву травы и кустарники. Такая подготовка почвы требует длительного времени. До сотни лет. Все это время расширяющийся пляж зарастал кустарниками. Поэтому возникала сплошная полоса кустарников шириной, в отдельных местах, до 5 км (50 м/г х 100 лет = 5000 м = 5 км). Эта неширокая полоса кустарников тянулась вдоль всего очень извилистого побережья и имела в длину много тысяч километров.
   Когда образовавшиеся кустарниковые заросли начинали плодоносить, они представляли более чем соблазнительное место для многих животных. В том числе и для обезьян. Мелкие хвостатые обезьяны могли лазать по кустам совершенно свободно, так же как и в лесу. На них эта новообразовавшаяся экологическая ниша влияния не оказывала.
   Крупные бесхвостые обезьяны, в том числе и человекообразные, могли кормиться в этих зарослях только стоя на двух ногах и собирая плоды руками, так как кусты не выдерживают их веса. При попытке забраться на куст, как на дерево, ветви куста гнулись и наклонялись к земле. Обезьяна оказывалась в совершенно нелепом положении. Спина на земле, руки и ноги в воздухе держатся за ветку куста. Плоды где-то за головой так, что до них не дотянуться. Стоит отпустить ветку, как она распрямляется, и вожделенные плоды снова висят над головой. Но стоит только встать на две ноги и поднять руки кверху, как плоды становятся легко доступными.
   Поначалу добавочная пища, получаемая с этих зарослей, и способ ее добывания не оказывали существенного влияния на жизнь крупных обезьян в силу того, что они только эпизодически использовали кустарниковые заросли. С течением времени кормление, стоя на двух ногах и переход от куста к кусту на двух ногах стали привычным поведением для таких обезьян. Они стали вести полулесной полукустарниковый образ жизни. Небольшая усталость и напряженность мышц при ходьбе на двух ногах и стоячей кормежке легко снималась в лесу, на деревьях и не отпугивали обезьян от все более частого посещения кустарниковых зарослей.
   Кустарниковые заросли оказались довольно безопасным местом. Мелкая живность, поселившаяся в кустах, не привлекала крупных хищников из-за своей малости, а трудности передвижения крупного животного в спутанном кустарнике отталкивали от посещения кустарниковых зарослей.
   Поэтому обезьяны не только все чаще и дольше кормились на кустах, но и отдыхать часто оставались там же, в кустах лежа на земле. Их кормовая территория постепенно смещалась из леса в кустарниковые заросли, но не целиком из-за не очень большой ширины и невысокой общей продуктивности этих зарослей.
   Освободившаяся в лесу территория занималась соседними
   стадами обезьян и полностью исключалась из доступа к ним обезьян, ведущих кормежку на кустах. Кустарниковые обезьяны не нуждались в возвращении этих территорий. Любые утраты в лесу, в том числе и из-за неурожаев, они легко компенсировали некоторым увеличением обхода своей кормовой базы в кустарниковых зарослях. Для этого им было нужно только чуть побольше проводить времени на двух ногах. Такой образ жизни для них становился все более и более привычным, нормальным.
   Организм этих обезьян стал постепенно приспосабливаться к новому образу жизни, питания, к новой экологической нише. Они постепенно учились все больше ходить на двух ногах и все меньше лазать по деревьям. Постепенно переходили к все более наземному образу жизни. То есть они постепенно немного отдалялись от обезьяньей конструкции и приближались к гоминидной. Это приближение было весьма незначительным, так как, в основном сохранялся древесный образ жизни, а кустарниковые заросли служили только источником дополнительного питания. Эти обезьяны использовали в пищу все большее количество плодов кустарников, а это в основном косточковые породы с высоким содержанием крупных и крепких косточек, орехи разного рода. Для разгрызания орехов и косточек увеличились размеры и крепость зубов и челюстей, но так же незначительно, так как они все же не были основной пищей обезьян.
   Таким образом, при понижении уровня моря образовалась особая, подвижная экологическая ниша, связанная для крупных обезьян с использованием периодического хождения на двух ногах. Крупные, бесхвостые и человекообразные обезьяны добровольно ее заселили. Периодическое хождение на двух нога стало для них нормальным, привычным поведением.
   Так продолжалось все время, когда море отступало. Через некоторое время море прекращало отступать, и его уровень начинал подниматься. При этом затоплялась и полоса кустарниковых зарослей между джунглями и морем. Затопление суши происходило примерно с такой же скоростью, как и ее образование. От полосы кустарников отгрызалось морем около 50 метров каждый год.
   Полоса кустарниковых зарослей становилась все уже и уже. Через некоторое время подпочвенная морская вода подходила достаточно близко к лесу и начинала влиять на корневую систему деревьев, поднимая уровень грунтовых вод и изменяя их химический состав. Деревья начинали болеть и отмирать. На их месте поселялся кустарник, как более быстрорастущий и менее требовательный к почвенным условиям. Все это вело к тому, что сильно зауженная полоса сплошных кустарниковых зарослей между тропическим лесом и морем продолжала существовать и во время наступления моря на сушу.
   Уменьшение ширины кустарниковых зарослей заставляло всех обезьян полностью вернуться к лесному образу жизни. Но это невозможно было сделать всем. Территория, пригодная для жизни, быстро сокращалась, и к лесному образу жизни могли вернуться только самые сильные и крупные стада обезьян. Из-за наступления моря на сушу складывалось переуплотнение среди лесных обезьян. Это полностью лишало возможности вернуться в лес малочисленным стадам лесокустарниковых обезьян. Поскольку более многочисленные и сильные стада обычных обезьян вытесняли, вообще, все малочисленные стада всех обезьян и занимали ту часть леса, которая была ранее в распоряжении малочисленных стад. Небольшие стада лесокустарниковых крупных обезьян оказались силой принуждены полностью перейти на проживание только в кустарниковых зарослях. Места в джунглях для них больше не было.
   Таким образом, менее чем за сто лет произошел полный переход части лесокустарниковых крупных обезьян к проживанию только на узкой полосе кустарниковых зарослей. Появились чисто кустарниковые крупные обезьяны, которым теперь приходилось кормиться только стоя на двух ногах и так же на двух ногах переходить от куста к кусту для продолжения кормежки. В густых кустарниковых зарослях, при становлении обезьяны на четвереньки, ей становится не видно, где еще есть ягоды или орехи и поэтому искать пищу надо тоже стоя на двух ногах.
   Из-за узости полосы кустарников и неравномерности созревания плодов, кустарниковым обезьянам приходилось для кормления проходить довольно большие расстояния вдоль этой полосы. То есть передвижение на двух ногах стало постоянным и обязательным условием жизни кустарниковых обезьян.
   Кустарниковые обезьяны стали испытывать постоянное несоответствие старой обезьяньей конструкции, рассчитанной на четвероногость и двуногого образа жизни, который они были вынуждены вести. Начался быстрый, революционный переход в гоминидное состояние. Быстрый, так как наступающее море все сильнее зауживало полосу кустарниковых зарослей, и времени для постепенного приспособления просто не было. Процесс шел примерно так же, как и у наших предков и любых других гоминид. Результаты приспособления были примерно такими же. Кустарниковые обезьяны превратились в кустарниковых гоминид с типичными для всех гоминид свойствами: семьей, любовью, дружбой, постоянной половой активностью в семье.
   Местные особенности наложили свой отпечаток на внешний вид и поведение кустарниковых гоминид.
   Кустарниковые заросли давали достаточно тени, а близость моря увеличивала влажность воздуха, делала его сырым и прохладным, особенно в ночное время. То есть кустарниковые гоминиды не нуждались в замене механизма сберегания тепла на механизм удаления тепла из организма, поэтому кустарниковые гоминиды остались мохнатыми, покрытыми густой шерстью.
   Переход на постоянное питание плодами кустарников, в том числе и орехами, потребовал существенного увеличения размеров зубов и очень сильных челюстей при сохранении прежних размеров тела. Кустарниковые гоминиды получились чисто травоядными животными. Никакой охоты они не вели, так как использовали руки только для сбора плодов.
   Отсутствие необходимости подкрадываться с охотничьими целями к мелким зверькам и постоянно нагибаться для сбора растительной пищи на земле, способ собирания пищи стоя, с самого начала вел к развитию скелета и посадки черепа почти по типу современного человека.
   Невозможность бегать в кустарниковых зарослях привела к развитию стопы, позволяющей только ходить пешком и иногда совершать несколько прыжков.
   Освоение прямохождения, переустройство стада на гоминидный лад немного увеличило количество мозга и улучшило качество его работы. Для лучшего охлаждения мозга во время его работы потребовался дополнительный радиатор. Поэтому нос кустарниковых гоминид увеличился и стал походить на человеческий, но размер его остался меньше, чем у человека, так как кустарниковым гоминидам не приходилось думать так много и упорно, как нашим человеческим предкам. Все же количество мозга у кустарниковых гоминид увеличилось незначительно и составляет примерно 500 грамм, что много меньше, чем у человека. Следовательно, умственные возможности кустарниковых гоминид не выше, чем у немого пятилетнего ребенка, так как, скорее всего, кустарниковые гоминиды практически не имеют хоть сколько-нибудь развитого языка, который им не очень то и нужен.
   Таким образом, можно считать, что после бурного и быстрого превращения кустарниковых обезьян в кустарниковых гоминид они выглядели как маленькие мохнатые человечки с обезьяньей головой и почти человеческим маленьким носом. Посадка головы почти как у современного человека. Устройство стопы позволяет только ходить. Челюсти и зубы очень крупные и крепкие. Вот их-то и находят ученые в Азии и называют их обладателей мегантропами или гигантопитеками, подразумевая, что если зубы большие, то и их владельцы тоже должны иметь большие размеры. На самом же деле кустарниковые гоминиды были ничуть не больше тех обезьян, от которых произошли.
   В отличие от саванны с ее открытой местностью и наличием крупных хищников, кустарниковые заросли представляют почти идеальные условия для маскировки и редко посещаются крупными хищниками. То есть, эта экологическая ниша достаточно безопасна для медленно передвигающихся на двух ногах существ с открытым животом и прочими легко уязвимыми органами. Она вполне подходит для превращения крупных бесхвостных и человекообразных обезьян в гоминид.
   Из-за того, что в кустах быстро глохнут любые звуки и видимость очень ограничена, а ориентироваться на местности и знать расположение всех остальных членов стада и своей семьи необходимо, как необходимо и вовремя почувствовать хищника, если он все же забредет в заросли кустов у кустарниковых гоминид очень существенно улучшилась работа всех органов чувств.
   Особенно сильно развились обоняние и слух. Хищников издали чуяли по запаху и шумам ими производимым и вовремя от них прятались. Для лучшего определения положения в пространстве своих сородичей кустарниковые гоминиды негромко перекликались между собой, чтобы не привлекать к себе излишнего постороннего внимания. Поэтому у кустарниковых гоминид развились негромкие, тоненькие птичьи голоса, так как звуки высоких частот лучше распространяются в зарослях и дают меньше ложного эха, чем звуки низкой частоты.
   У любых травоядных гоминид есть неприятная для них особенность. Если возникает необходимость в увеличении размеров тела, то из-за ограниченности доступной им территории по причине медленного передвижения во время кормежки, автоматически постепенно уменьшается размер стада. Когда от стада остается всего одна семья, то становится слишком большим шанс на самопроизвольное вымирание из-за случайных несчастных случаев или болезней. Одной из главных причин для увеличения роста травоядных гоминид является необходимость отпугивания хищников.
   В кустах всегда имелась возможность достаточно надежно затаиться и спрятаться от любого хищника. Либо внезапно появившись перед ним с шумом и визгом отпугнуть его подальше. Хищник воспринимал внезапно появившееся стоящее на двух ногах существо по стереотипу обычных четвероногих животных. Размеры существа казались хищнику во много раз больше, чем на самом деле. Хищник пугался более сильного противника и убегал. Таким образом, кустарниковым гоминидам нет необходимости в увеличении роста и, следовательно, кустарниковые гоминиды не имеют тенденции к самопроизвольному вымиранию и могли дожить до наших дней.
   Постепенно кустарниковые гоминиды освоили не только прибрежную полосу кустарников, но и проникли далеко вглубь азиатского материка вдоль речных долин и других мест, достаточно густо заросших кустарником. Наличие шерстяного покрова позволило им распространиться довольно далеко на север, где на границе леса и степи для них были так же подходящие условия, то есть кусты.
   Все же экологическая ниша кустарниковых гоминид весьма невелика по размерам, поэтому достаточно было образоваться трем-четырем видам кустарниковых гоминид, как они почти полностью всю ее территорию заняли, и почти не давали возможности другим обезьянам встать на две ноги при последующих отступлениях и наступлениях уровня моря. При образовании в очередной раз сплошной полосы кустарников уже имеющиеся кустарниковые гоминиды быстро заселяли ее. Объедали вырастающие кусты и делали образующуюся экологическую нишу уже не столь привлекательной для лесных обезьян. Гораздо меньшее, чем раньше количество лесных обезьян, поселившихся в новой экологической нише, резко уменьшало шансы на образование еще одного вида кустарниковых гоминид. Поэтому, несмотря на многократное образование этой экологической ниши, общее количество видов кустарниковых гоминид должно быть небольшим.
   Точно такой же механизм становления обезьян на две ноги существовал и в других местах. На африканском побережье из-за крутых берегов он слишком мал по масштабам и не оказывал существенного влияния на процесс гоминизации. В европейском районе, где при изменении уровня моря осушаются или заливаются водой площади около миллиона квадратных километров, этот механизм мог действовать очень давно, примерно 20 миллионов лет назад. Тогда в Европе были тропические леса, но были ли тогда крупные бесхвостые обезьяны неизвестно. В связи же с изменением климата, в Европе просто не стало обезьян. Поэтому нет никакой уверенности в том, что где-то могут существовать европейские по происхождению кустарниковые гоминиды. Карта морских глубин ясно указывает на то, что в районе полуострова Индостан также могли появляться кустарниковые гоминиды. Это означает, что в течение миллионов лет на побережье многократно появлялись кустарниковые гоминиды и затем расселялись везде, где только могли. Шансов на то, что кто-либо из них дожил до нашего
   времени довольно много.
   Оставим на некоторое время кустарниковых гоминид на юге Азии в покое и рассмотрим, что произошло с теми из них, которые освоили кустарниковые заросли в более северных районах.
   Продвигаясь на север, кустарниковые гоминиды попали в новую экологическую нишу, похожую и не похожую на ту, в которой они произошли.
   Эта ниша и более бедная по количеству имеющегося питания, и времена года в ней очень ярко выражены, и состав хищников другой.
   Кустарниковые гоминиды начали приспосабливаться к новой экологической нише. Прежде всего увеличились запасы подкожного жира, особенно осенью, перед наступлением зимы. Затем появилась обычная для северных животных смена шерсти с летней негустой на зимнюю более густую и теплую. Так как зимой кустарниковые заросли предоставляют слишком мало пищи, то могла развиться не только кочевая жизнь в поисках пищи, но даже впадение в спячку зимой, наподобие медведей или сурков. В умеренном и холодном климате вся растительная и животная жизнь подчинена смене времен года, в том числе и размножение всех видов животных. Кустарниковые гоминиды так же приспособились размножаться только один раз в год, иначе выживание детеныша в период бескормицы просто невозможно.
   В связи с большей бедностью природы в более северных местах кустарниковым гоминидам пришлось постепенно увеличивать свою кормовую тропу. То есть им пришлось научиться ходить лучше, больше и быстрее, чем это нужно в более южных местах.
   Как обычно для гоминид, способность к обходу источников пищи определяется маленькими детенышами в возрасте от одного до пяти лет, которые имеют очень малую скорость и выносливость. Поэтому, поначалу, существенного увеличения протяженности кормовой тропы произойти не могло. Из-за этого произошло уменьшение количественного состава стада северных кустарниковых гоминид, потому, что сама территория их жизни увеличилась мало, но стала беднее.
   Весьма существенным фактором для жизни северных кустарниковых гоминид было видовое изменение состава хищников. В южных районах преобладающее влияние на гоминид оказывали хищники из семейства кошачьих - тигры, пантеры. Они ведут одиночный образ жизни и охотятся так же в одиночку. От такого хищника можно спрятаться в кустарниковых зарослях, тем более, что эти хищники сами не очень охотно посещают кустарниковые дебри. Это и понятно. Ведь в кустарниковых зарослях мало относительно крупных травоядных животных, на которых охотятся кошачьи. Эта экологическая ниша больше подходит для птиц и мелких грызунов, чем для крупных животных и не привлекает крупных хищников, которым, вдобавок, довольно трудно передвигаться в кустарниковых зарослях.
   На севере главными хищниками являются волки. Не потому, что они особо сильны, а в силу своей многочисленности. Волки охотятся на самую разную дичь, причем зимой они охотятся стаями, что делает их еще более опасными. В поисках добычи волки посещают все доступные им места, в том числе и кустарниковые заросли, где много мелких животных с которыми волкам легко справиться. Волки не очень крупные животные и относительно легко передвигаются в любых зарослях. В кустах им приходится охотиться поодиночке, а не стаей, но это не уменьшает эффективности охоты. Поэтому заросли кустарников регулярно посещаются волками. Естественно, что при появлении в местах обитания волков новых, не очень крупных животных - кустарниковых гоминид - волки начали охотиться и на них. Причем поодиночке из-за специфики самих кустарниковых зарослей.
   Для успешной обороны даже от одиночных волков у северных кустарниковых гоминид не было подходящего числа членов стада, ведь на севере их небольшие стада поневоле делались все более мелкими. К тому же волк нападал не на все стадо, разошедшееся для кормежки, а на отдельное семейство, которое обнаружил. Отбор хищниками оставлял в живых только те семьи, в которых самец был крупным и сильным, способным голыми руками и грозным видом дать отпор врагу - волку. Размер самок на оборону от волков не оказывал существенного влияния из-за связанности самок малолетним потомством. Самка в обороне семьи участия почти не принимала. Из-за этого у северных кустарниковых гоминид усилился половой диморфизм и привел к относительно небольшим по размеру самкам и весьма крупным и сильным самцам. Увеличение размеров самцов потребовало увеличения потребления ими пищи. Кормовая территория одной семьи стала больше. Стадо северных кустарниковых гоминид все более раздроблялось. Семьи непроизвольно отдалялись друг от друга. В конце концов это привело к самоликвидации стада у северных кустарниковых гоминид. Северные кустарниковые гоминиды стали жить отдельными семьями, довольно регулярно встречающимися друг с другом по причине использования одних и тех же кормовых угодий и необходимости создания новых семей из подросших детей. Потребность строго индивидуальной обороны еще более увеличила размеры и силу самцов. Кроме волков северные кустарниковые гоминиды, хоть и изредка, но встречались с такими крупными животными, как медведи и тигры. Это потребовало еще большего увеличения размеров тела и силы у самцов гоминид. Рост самцов увеличился примерно до двух метров, чтобы своими видимыми размерами отпугивать медведей, которые сами часто встают на две ноги и имеют в таком виде весьма внушительный рост.
   Существенное увеличение размеров и силы у самцов позволило им носить старших, но еще не совсем самостоятельных детенышей на руках, так же точно, как самка носила младенцев. Скорость и подвижность перемещений семьи в целом резко увеличилась, что позволило обходить большее количество источников пищи. Следовательно, крупные размеры только самцов северных кустарниковых гоминид не создают условий для самопроизвольного вымирания таких гоминид, так как пищей они были достаточно обеспечены в связи с большой скоростью обхода источников питания.
   Детеныши северных кустарниковых гоминид должны были твердо становиться на ноги к определенному времени года, скорее всего к осени, когда кругом изобилие пищи. То есть частота рождений была не более, чем один раз в год. В то время, как у южных кустарниковых гоминид детеныши появлялись на свет каждые семь - девять месяцев. Таким образом, на попечении самки северных кустарниковых гоминид было уже в полтора раза меньше детенышей по сравнению с южными кустарниковыми гоминидами.
   Травоядным гоминидам, в отличие от наших предков - охотников, не нужно развивать мозг. Сколько ни думай, урожай в дикой природе не изменишь, а посему и думать не требуется. Количество мозга у любых травоядных гоминид почти не увеличивается по сравнению с обезьянами и не превышает 400-500 грамм. Поэтому продолжительность детства у них заведомо меньше, чем у человека, хотя и несколько больше, чем у обезьян в связи с двуногим образом жизни. Если учесть, что у человекообразных обезьян детство длится примерно 5 лет, а у человека около 10-12 лет, то у травоядных гоминид оно будет где-то посередине и даже ближе к обезьянам. То есть лет 7, не более. Поэтому, в идеальных условиях, которых в природе практически не бывает, на попечении родителей в семье северных кустарниковых гоминид было не более 6-7 детенышей.
   В детском возрасте у всех видов гоминид принципиально повышенная смертность. Из-за того, что не успевший развиться в должной мере мозг плохо справляется с управлением организмом, который заведомо сложнее управляем, чем организм обезьян. Кроме этого, не успевшему развиться мозгу, очень трудно справляться с разными болезнями. В результате в возрасте до одного года умирает половина всех родившихся. Еще половина умирает, не дожив до пяти лет. Только после достижения пяти лет смертность очень резко сокращается. Такова медицинская статистика для человека в 19 веке, когда не было еще современных мощных лекарств, но медицина была уже хорошо развита. У травоядных гоминид никогда не было
   никакой медицины, хотя они всегда лечились подручными средствами. Поэтому детская смертность у них заведомо выше, чем у человека.
   В детском и подростковом возрасте у гоминид есть еще добавочная смертность. Проистекает она из того, что детеныш, встав на ноги имеет огромную свободу перемещений, но еще ничего не знает об окружающем мире и ничего не умеет. В то же время он все тянет в рот и везде сует свой любопытный нос. Легко ускользая из-под наблюдения взрослых детеныш часто наедается разных вредных или ядовитых растений и погибает. Кроме того, существуют ядовитые змеи и насекомые, с которыми он может начать играть, разные опасные ситуации, в которые он попадает из любопытства, хищники, в конце концов.
   Все эти причины вместе взятые приводят к тому, что в семье северных кустарниковых гоминид никогда не было более 3-4 детенышей. Младенец, почти взрослый подросток и малыш в возрасте от 1 года до 5 лет.
   Именно поэтому всех маленьких детей можно было носить на руках. И именно поэтому скорость перемещений северных кустарниковых гоминид перестала зависеть от скорости малолетних детенышей, которых стали носить на руках, и полностью определялась скоростью хода взрослых.
   Семьям северных кустарниковых гоминид стали доступны очень обширные территории, по которым они и кочевали по кругу, обходя с большой скоростью нужные им источники пищи и возвращаясь к тем местам, на которых через год снова выросла нужная им пища. У каждой семьи своя очень длинная кормовая тропа, пересекающаяся с тропами соседних семей, с которыми они регулярно встречаются в определенное время года. То есть регулярно происходит образование новых семей и выбор партнеров
   для создания семьи довольно разнообразен. Таким образом семья северных кустарниковых гоминид не замкнута на себя в половом отношении и угроза вырождения или быстрого накопления неправильных генов отсутствует.
   Следовательно, и с этой стороны северные кустарниковые гоминиды не являются самопроизвольно вымирающими. (Южные африканские, саванновые травоядные гоминиды - массивные австралопитеки - прошли похожий путь развития, но не испытывали такого сильного влияния времен года, как северные кустарниковые гоминиды. Времена года не влияли на темпы их размножения. Поэтому детенышей в семье было примерно вдвое больше, чем у северных кустарниковых гоминид, что не позволяло всех их носить на руках взрослым, а это, в свою очередь, ограничивало скорость обхода источников пищи и не давало возможности расширить свои кормовые угодья. Поэтому южные саванновые гоминиды все время балансировали на грани самопроизвольного вымирания. Когда человек освоил огонь для загонной охоты, он нарушил эту грань и южные саванновые гоминиды вымерли).
   В результате приходим к выводу, что существовало два разных типа не вымирающих кустарниковых гоминид - южные азиатские и северные азиатские.
   Южные были относительно мелкими, не крупнее тех обезьян, от которых произошли. Они были покрыты шерстью, лицо имели сильно похожее на обезьянье и имели очень крупные зубы и массивные челюсти для разгрызания семян кустарниковых плодов, ягод и орехов. Ходили на двух ногах хорошо, но не очень помногу. Размер самок и самцов был примерно одинаков. Детенышей рождали круглый год и жили парными семьями в составе небольших стад.
   Северные имели более крупные размеры и у самок и, особенно, у самцов. У самцов рост был до двух метров и более. Так же были покрыты шерстью, но значительно более густой, чем южные. К зиме накапливали запасы жира. Детей рождали только один раз в году. Были отменными ходоками. Зубы и челюсти у них были не менее крупными, чем у южных кустарниковых гоминид.
   И южные, и северные кустарниковые гоминиды главными органами сбора информации имели нос и уши, имели тихие птичьи голоса, были великолепными мастерами маскировки и затаивания, были очень осторожными и скрытными.
   Постепенно северные кустарниковые гоминиды распространились по всему старому свету там, где для них были подходящие условия. То есть они жили там, где росли хотя бы отдельные, небольшие кустарниковые заросли по границе леса и степи, по поймам рек, по границе леса и тундры, по отрогам высоких гор, на горных кустарниковых зарослях и даже на рассеянных одиночных кустах. Их не смущала разбросанность их кормовых угодий, так как они могли легко и быстро переходить от одного источника пищи к другому.
   При скорости пешего движения около 5-6 км/час и времени на переходы до 4 часов в день (остальное время нужно отдыхать и кормиться) они свободно переходили от одного источника пищи к другому, удаленному от первого на 20-30 км. Пробыв на источнике пищи от одного до пяти дней и достаточно объев его, они переходили к следующему. То есть средняя скорость обхода всей годовой кормовой тропы была около шести километров в день и, следовательно, протяженность всей годовой кормовой тропы составляет до 2000 км. Естественно, что это не прямая линия, а разные зигзаги и петли, поэтому кормовая тропа выглядит как произвольно заштрихованное пятно шириной около 60 км и длиной около 500 км.
   Для нормального пропитания одной семьи северных кустарниковых гоминид нужно очень много места. Поэтому общее число семей северных кустарниковых гоминид всегда было невелико. Получается, что, вообще, северные кустарниковые гоминиды большая редкость.
   Часть Северной Америки - практически вся Канада, север США и Кордильеры до Мексики так же были освоены северными кустарниковыми гоминидами.
   При возникновении ледников сильно понижался уровень моря и очень надолго возникал широкий мост суши между Евразией и Америкой. По этому мосту северные кустарниковые гоминиды переселились в Америку и заняли в ней все подходящие территории. Далеко на юг они не распространились, так как на юге им было слишком жарко в своей густой мохнатой шубе, а заново приспосабливаться к жаркому климату их ничего не вынуждало.
   Так и жили себе южные и северные кустарниковые гоминиды до тех пор, пока в тех же местах не появился древний человек - расселявшийся из Африки питекантроп.
   Для южных кустарниковых гоминид появление человека означало почти полное вымирание.
   Дело в том, что человек не только стал использовать для своего пропитания те же плоды кустарниковых зарослей, которые служили источником жизни южных кустарниковых гоминид, но и использовал огонь на охоте. Использование огня на охоте резко увеличило число пожаров, что очень сильно изредило кустарниковые заросли. Из-за этого сильнейшим образом сократилась и без того не очень то обширная экологическая ниша южных кустарниковых гоминид. Много южных кустарниковых гоминид просто погибло при пожарах. Вдобавок, во время трудностей с питанием, человек начал охотиться на южных кустарниковых гоминид, принимая их не крупных и мохнатых за обычных обезьян. Все это привело к быстрому и резкому сокращению общего числа южных кустарниковых гоминид, а затем и к полному их вымиранию в приморских районах, наиболее густо заселенных человеком. В глубине континента и в горах, где влияние человека до сих пор не очень велико южные кустарниковые гоминиды вполне могли сохраниться до наших дней.
   Влияние человека на северных кустарниковых гоминид было и более слабым и совсем не затронуло очень большие пространства их проживания.
   Так как человек становился человеком в африканской саванне с ее обширными открытыми территориями, то человека никогда по доброй воле не тянуло жить в лесах. Он их просто побаивался. При нужде человек использовал окраины леса для очень неудачной охоты, так как плохо знал лесных обитателей или для заготовки ягод и орехов или дров. К тому же нашим предкам всегда было неудобно охотиться в лесах и кустарнике - обзор ограничен, ходить и бегать в зарослях неудобно, дубиной или копьем как следует, не размахнешься. Поэтому леса и любые густые заросли, в том числе и кустарниковые, человеком практически не использовались. Так как люди жил родами по 40-50 человек в роду, то общая потребность в пище каждого рода была довольно велика - до 100 кг в день. Это количество продовольствия в северных местах на 75-85% удовлетворялось за счет охоты. Даже в благоприятных южных районах доля растительной пищи не превышала 50%. Поэтому свои кормовые территории человек обходил для охоты, а собирательством растительной пищи занимался попутно. Из-за этого не все кустарниковые эаросли использовались человеком для сбора плодов, а только некоторые, наиболее близко расположенные к охотничьей тропе человека. Кроме того, наши далекие предки просто не селились в зонах очень холодного и сурового климата, например, в тундре.
   По всем вышеназванным причинам, экологическая ниша северных кустарниковых гоминид несколько сократилась (огонь так же способствовал сокращению кустарниковых зарослей), но не перестала существовать совсем.
   Вдобавок, человек не имел возможности охотиться на северных кустарниковых гоминид в связи с их особым образом жизни с непрерывными перемещениями на большие расстояния и скрытностью. Встречался человек с северными кустарниковыми гоминидами очень редко, в основном летом и осенью, когда женщины собирали по окраинам лесов ягоды и орехи. При встрече с северными кустарниковыми гоминидами женщины, пораженные большими размерами самца и часто принимая его за медведя, поднимали крик и звали мужчин на помощь. Когда мужчины прибегали, никого уже не было. Северные кустарниковые гоминиды успевали скрытно и быстро удалиться. Все это свидетельствует о том, что очень долгое время человек почти не влиял на жизнь северных кустарниковых гоминид, и они продолжали жить бок о бок с человеком. В Америке они и вовсе жили свободно, так как человек туда еще не проник.
   Человек современного вида имеет развитой язык и богатое воображение. Может быть, отдельные, очень редкие встречи с северными кустарниковыми гоминидами с течением времени превратились в сказки о глупых великанах, которых побеждает даже ребенок.
   Примерно так жили северные кустарниковые гоминиды до появления человека современного вида и вынужденного изобретения им войны 14-15 тысяч лет тому назад, а впоследствии освоения им земледелия.
   Необходимо пояснить, что до этого времени люди между собой совсем не воевали. Свидетельством этого является проживание наших предков в пещерах. Они жили в них тысячами лет. В военное время в пещерах жить нельзя. Подкрадутся ночью враги и заблокируют вход в пещеру. Весь род, находящийся в пещере будет уничтожен без потерь для напавших. В военное время пещера это не место жительства, а смертельно опасная ловушка. По каким же причинам люди начали воевать между собой?
   Постепенно развиваясь, осваивая все новые способы охоты, люди медленно, но верно исчерпывали возможность получения дополнительного продовольствия за счет охоты. Человек современного вида освоил охоту на любых, на всех животных. После этого охота уже совсем не могла дать дополнительного продовольствия. То есть, если ранее в голодное время можно было придумать, как охотиться на баранов, затем на оленей, затем на мамонтов, затем ловить рыбу и т.д., то теперь этот путь закрылся. Уже на всех зверей охотились. Даже китов бить научились.
   Наступала пора, когда надо было переходить к развитию скотоводства и земледелия.
   Однако, в это же самое время резко усилилось таяние ледников и, приблизительно, 16,5 тысяч лет назад оно стало очень быстрым. Талая вода быстро поднимала уровень мирового океана и затопляла огромные прибрежные территории. В глубинах континентов образовывались гигантские болота и мелкие гигантские озера в низменных местах. Территория, на которой человек мог жить, сокращалась так резко и так быстро, что, вместо перехода к земледелию и скотоводству, люди вынуждены были начать воевать между собой за оставшиеся незатопленные земли, с которых они добывали пропитание.
   Войны вытеснили часть слабейших племен в неудобные места, в том числе и с тяжелым климатом. Человек вынужденно стал использовать для себя большую часть пространства, на котором обитали северные кустарниковые гоминиды, что послужило причиной уменьшения их числа в зонах умеренного и холодного климата. При заселении человеком Америки произошло сокращение числа северных кустарниковых гоминид и на этом континенте.
   Но, как было показано, охотничья тропа человека и кормовая тропа северных кустарниковых гоминид не совпадают. Поэтому северные кустарниковые гоминиды не вымерли, а продолжали существовать, хотя и в меньшем количестве.
   После освоения человеком земледелия и скотоводства почти не стало возможности для северных кустарниковых гоминид жить в умеренных зонах земли. Их территории активно занимались под пашни и луга. В то же время охотничий образ жизни и кочевое животноводство в северных местах почти не затронули северных кустарниковых гоминид. То же самое относится к горным районам и очень многим территориям умеренного климата, где по каким-либо причинам человек не живет и не вводит их в сельскохозяйственный оборот.
   Поэтому кустарниковые гоминиды вполне могли сохраниться до наших дней!
   Сохранились они в труднодоступных и не интересных для человека местах. Сохранились в евразийской и американской тайге, по границе тайги и тундры, по границе тайги и степи, в горах.
   Так как северные кустарниковые гоминиды живут маленькими семьями и кочуют по очень обширной территории, то не могли накопиться какие-либо ископаемые остатки. Тем более, что погибшие особи быстро растаскивались по частям на большие расстояния всякими хищниками и крупными, и мелкими. К тому же пребывание отдельных костей на земле, во мху, на траве, в кустах способствует распаду кости, а не ее сохранению. Распаду костей способствует и кислый состав северных почв, и климатические условия. Поэтому и не находятся какие-либо ископаемые остатки кустарниковых гоминид, за исключением крайне малого числа находок в южном Китае зубов мегантропов. Зубы иногда сохраняются, как самые прочные костные образования, но редко.
   Теперь настало время поговорить о "снежном человеке" и о том, как его ловить.
   Из предыдущих рассуждений ясно, что кустарниковые гоминиды разных видов это и есть знаменитый "снежный человек", "большеног", йети" и прочее.
   О них иногда появляются сообщения, редкие, недостоверные и запутанные. Поэтому, до предоставления более существенных доказательств, научные круги просто отбрасывают эти сообщения, как недоказуемые.
   Существенным доказательством будет либо большое количество хорошего видеоматериала с изображением внешнего вида и повадок кустарниковых гоминид - "снежного человека", либо живой пойманный экземпляр. Однако попытки его обнаружения и ловли совершенно не соответствуют биологии кустарниковых гоминид и не могут привести к успеху и только дискредитируют не только самих ловцов, но и самое идею о возможности существования "снежного человека". Нужно знать его образ жизни и ловить его в соответствии с его привычками, а не кому как в голову взбредет. Только тогда можно надеяться на успех.
   Попробуем еще раз рассмотреть образ жизни северных кустарниковых гоминид и найти способ, как обнаружить , заснять или поймать "снежного человека".
   У "снежного человека" очень длинная кормовая тропа, которую он каждый год проходит целиком. Следовательно, ни в одном месте он надолго не задерживается. В каждой точке своей кормовой тропы он бывает только один раз в году (может быть в некоторых точках кормовой тропы он бывает и два раза в году; первый раз, когда идет в одну сторону, а второй, когда возвращается перед зимой в более южные районы) и остается только на источнике пищи - кустарниковых зарослях - только на 1-5 дней. Поэтому при случайном обнаружении "снежного человека" можно быть уверенным, что на следующий день или даже через несколько часов "снежный человек" покинет эти места. Тем более, что и "снежный человек", обладая очень хорошими органами слуха и обоняния обнаружит наблюдателя и, по свойственной ему осторожности, затаится или просто уйдет от места его обнаружения. Поэтому бесполезно мчаться на место обнаружения
   "снежного человека" и пытаться найти его там, где его только что видели, он уже ушел с этого места, и хлопоты пропадут даром.
   Так как лишние перемещения "снежного человека" всей семьей демаскируют его от хищников, то у "снежного человека" сложился определенный порядок своих кочевок. Самка с детьми затаивается на источнике пищи и потихоньку его объедает, а самец в это время совершает марш-бросок для проверки состояния следующих источников питания и наличия или отсутствия на них хищников. По дороге он питается тем, что подвернется под руку. Выбрав следующее место кормежки, самец возвращается к семье и все вместе, очень быстро, скорее всего, ночью, чтобы их никто не мог обнаружить, переходят на следующий источник пищи. Детей несут на руках. Ночные переходы для "снежного человека" предпочтительнее дневных. Слух и обоняние у него очень развиты и ночью он ориентируется, как днем. Тропы он выбирает такие, что волки по ним стаями не могут передвигаться и ночное путешествие оказывается безопаснее дневного. Из-за этого во время перекочевок семью "снежного человека" очень трудно заметить. Когда запасы пищи на выбранном источнике пиши подходят к концу, самец снова совершает марш-бросок на разведку следующего источника пищи.
   Таким образом, для надежной встречи со "снежным человеком" более всего подходит заблаговременно и тщательно устроенная засада.
   Для определения места и времени ее проведения нужно предварительно опросить местных жителей, которые случайно видели "снежного человека". По опросам нужно как можно точнее установить день в году, время суток и направление движения "снежного человека". Ровно через год (и каждый год подряд) "снежный человек" снова будет проходить в этом месте, в ту же сторону и в то же время суток.
   Зная, что "снежный человек" обладает очень хорошим обонянием и слухом, засада должна делаться заблаговременно, для того, чтобы все посторонние запахи выветрились и чтобы птицы и мелкие зверьки к ней привыкли и не проявляли беспокойства. Иначе "снежный человек" обойдет засаду стороной.
   В засаде надо сидеть очень тихо. Стараться ни о чем неприятном не думать. Дело в том, что для защиты от хищников у "снежного человека" могли развиться примитивные, но довольно сильные гипнотические способности. Возможно при опасности "снежный человек" при помощи гипноза на всех окружающих наводит мысль о том, что его здесь нет. Способность к гипнозу дает повышенную возможность почувствовать наличие чужеродного эмоционального поля и обойти подозрительное место. Для человека, сидящего в засаде необходимо настроиться на постоянное доброжелательное отношение к "снежному человеку".
   Необходимо учесть, что из-за перемены погоды и прочих очень мелких колебаний климата время созревания растений постоянно колеблется год от года. Колебания эти не велики и составляют примерно  _+  2 недели от средних многолетних сроков созревания. Поэтому каждую точку своей кормовой тропы травоядный "снежный человек", скорее всего, проходит в одно и то же время суток, но не точно день в день. Поскольку заранее неизвестно среднее время прохождения "снежного человека", так как опрос даст только одну точку на шкале времени, то эту точку надо считать сразу за оба крайних положения времени прохода "снежного человека". За самую раннюю и самую позднюю и к ним уже прибавлять по две недели на разброс из-за погодных условий. Следовательно, надо садиться в засаду за 4 недели до сообщенного срока и снимать ее через 4 недели после сообщенного срока. Все это время следует соблюдать сугубую чистоту и осторожность, иначе "снежный человек" засаду обойдет.
   Скорее всего первым на засаду выйдет одиночный самец, совершающий разведку и идущий очень быстро. Время его прохождения будет мало и в засаде зевать нельзя. Он может появиться и ночью. Поэтому необходимы приборы ночного видения.
   При появлении всей семьи "снежного человека" сразу будет добыт чрезвычайно ценный и объемный фото-киноматериал, который, безусловно, убедит всех в существовании "снежного человека", позволит постепенно определить кормовые тропы этой и других семей. Постепенно можно будет "снежного человека" изучить более основательно и быть может отловить кого-нибудь из них, хотя в неволе "снежному человеку" будет жить не очень хорошо, так как ему нужно создавать условия промежуточные между обычными животными и человеком. При появлении одиночного самца так же будет достаточно фото-киноматериала, но само наблюдение за ним более трудно по причине его быстрого целевого движения и его большой осторожности. В любом случае можно временно усыпить "снежного человека" и снять с него разные биологические характеристики.
   Для надежного обнаружения "снежного человека", естественно, потребуется не одна засада в одном единственном месте, а несколько и в разных местах. Из-за недостоверности сведений и неаккуратности и шумности человека большая часть засад пропадет впустую, но, все же, следуя этим рекомендациям можно "снежного человека" обнаружить за два года. Один год уйдет на опросы местных жителей и отсеивание заведомо недостоверной информации, выбор места засад и организационные мероприятия. На второй год "снежный человек" будет обнаружен - он сам выйдет на засаду.
   Как было отмечено, южные кустарниковые гоминиды были частично истреблены, частично вымерли в местах своего исконного обитания в прибрежных районах южной Азии. Но по речным долинам, заросших кустами и другим аналогичным местам им открывался путь в горы и другие территории, которые ни древнему человеку, ни современному не интересны в хозяйственном отношении и где человек не живет постоянно по климатическим соображениям (например, из-за того, что нельзя заниматься растениеводством). В таких местах относительно мелкие южные кустарниковые гоминиды могли спокойно сохраниться до наших дней. Естественно, приспособившись к местным условиям. Например, отказавшись от стадности в связи с небольшими кусками кустарниковых зарослей, которые не в состоянии прокормить даже небольшое стадо, но достаточны для прокормления отдельной семьи.
   Таким образом, наряду с крупными северными кустарниковыми гоминидами - "снежным человеком" - в наше время может существовать и целая группа видов более мелких южных кустарниковых гоминид. Но, за исключением того, что им в силу местных условий нет необходимости много и быстро ходить, образ жизни мелких гоминид довольно схож с образом жизни "снежного человека" и пытаться их ловить надо аналогичным способом, то есть, устраивая засады в местах их прохождения.
   После первого уверенного обнаружения "снежного человека" или другого представителя кустарниковых гоминид можно привлечь дирижабль для бесшумного и незаметного исследования с воздуха образа жизни и поведения обнаруженного семейства и обнаружения кормовых троп других семей "снежного человека".
   Можно попробовать использовать дирижабль и с самого начала поисков для осмотра как можно более обширного участка предполагаемой кормовой тропы и случайного обнаружения "снежного человека". Но это малонадежный способ.
   Таким образом, при помощи засад может разрешиться загадка "снежного человека", а наука получит в свое распоряжение живых травоядных кустарниковых гоминид.
   По правде, говоря, мое мнение таково, что ловить и содержать в неволе "снежного человека" нельзя. Это будет не этично не только по отношению к "снежному человеку", но, прежде всего, по отношению к самому человеку. Дело в том, что "снежный человек" уже не обезьяна, и слишком похож на человека. По своему развитию его можно сравнить с немым пятилетним ребенком. Не более. Но и этого достаточно, чтобы человек всегда испытывал чувство вины перед "снежным человеком", посаженным в клетку.
   Поэтому нужно не ловить "снежного человека" или любого другого представителя кустарниковых гоминид, а исследовать его в полевых условиях. Войти каким-либо способом в контакт с ним и спокойно, не торопясь изучать его. Возможный контакт со "снежным человеком" не простая проблема, поэтому исходя из привычек "снежного человека" и уровня его развития можно дать некоторые рекомендации.
   "Снежный человек" очень пуглив и осторожен. Его пугливость и осторожность многократно превышают все, что человек знает о своих собственных таких свойствах и это постоянно надо иметь в виду исследователям. Ведь у "снежного человека" никогда не было никаких орудий труда и обороны. Единственным его оружием являются руки и зубы, а этого явно мало для надежной обороны от стаи волков, от медведя или тигра. Чтобы избежать возможной схватки с хищниками "снежный человек" должен всегда соблюдать сверхосторожность. При любом сильном и внезапном звуке или быстром и резком движении "снежный человек" сильнейшим образом пугается и старается немедленно скрыться, спрятаться, затаиться. Из-за пугливости и боязни громких звуков "снежный человек" обходит людей стороной, считая нас слишком торопливыми и шумными. Все необходимое для жизни исследователей и контакта со "снежным человеком" нужно делать не спеша и молча.
   Так как самым главным естественным врагом "снежного человека" является волк, то нельзя, чтобы при контакте или ловле "снежного человека" присутствовали собаки. Наличие собаки "снежный человек" почует с очень большого расстояния и обойдет исследовательскую группу, как бы хороши не были остальные меры предосторожности так как "снежный человек" считает собаку разновидностью волка.
   По некоторым данным (заметка Быковой в газете "Социалистическая индустрия за январь 1988 г.) у "снежного человека" красноватые глаза. Это свидетельствует о ночном образе жизни. Нужно не только быть готовыми встретить "снежного человека" вечером или ночью, но и иметь соответствующую аппаратуру для ночного видения и съемок. Вся аппаратура должна быть бесшумной, чтобы не испугать "снежного человека". Нужно исключить сильные источники света, так как этим можно сильно напугать и даже причинить боль "снежному человеку". Отсюда же возможно, что встречи со "снежным человеком", происходящие днем не более, чем случайность. Просто кто-то из "снежных человеков" не успел укрыться на дневку, на сон и торопиться на отдых в известное ему укромное место. Конечно, при ночном образе жизни встреча со "снежным человеком" очень большая редкость и удача.
   При встрече со "снежным человеком", прежде всего, нужно его успокоить и представиться, так как все гоминиды при встречах представляются друг другу. Более того, вероятно, у всех гоминид есть имя или его подобие. Нужно погладить себя по голове, плечам и животу, затем указать на себя пальцем или ладонью (ткнуть себя пальцем или ладонью в грудь) и тихо назвать свое имя. Имя нужно подобрать себе короткое и состоящее из плавных звуков типа Аня, Ваня, Маня, Вася и произносить его как можно медленнее и протяжнее. После этого ждать, когда "снежный человек" аналогичным образом представится.
   Нужно доказать ему свое доброе расположение и протянуть в открытой ладони горсть орехов или чего-либо другого явно съедобного. Правда, если это не орехи, а, например, морковка, то надо самому предварительно кусочек откусить и пожевать - "снежный человек" не знает человеческой еды. Затем сделать удовлетворенный вид, улыбнуться и протянуть еду "снежному человеку".
   Необходимо напомнить еще раз, что "снежный человек" существо травоядное. Его пищей служат орехи и ягоды, листья некоторых растений. В зимнее время он питается не опавшими орехами и ягодами, почками, тоненькими веточками, выкапывает из-под снега руками мох и траву, кое-какие ягоды. Очень редко и совершенно случайно "снежный человек" может поймать руками мышку, лягушку или певчую птичку. Поэтому нельзя предлагать "снежному человеку" никаких мясных продуктов. Это может привести к расстройству желудка "снежного человека", так как из любопытства и доверяя дающему он съест более пятидесяти грамм мясного, что ему еще позволительно. После этого он на исследователя обидится и насовсем уйдет от него вместе со своей семьей.
   Вообще, нужно почаще улыбаться. Нежелательно смотреть на "снежного человека", как на чудо или страшилище, а желательно смотреть на него, как на доброго, но бестолкового переростка. Дарить ему всякую всячину, в том числе мягкие игрушки. Только нельзя дарить игрушки, изображающие хищных животных, а вот белочки, зайчики и человечки будут ему понятны и приятны.
   Ношение человеком одежды непонятно другим гоминидам. Из-за одежды "снежный человек" не верит глазам своим и не видит в человеке его гоминидной сущности - это дополнительное препятствие при контакте с ним. Одежда исследователей должна быть обязательно облегающей тело, хорошо показывающая рельеф тела. Никаких курток, юбок, брюк, плащей и т.п. Желателен один целый, до шеи, облегающий костюм темного, скорее всего коричневого, цвета из натуральных тканей. Синтетика в любом виде противопоказана, так как чувствительность "снежного человека" выше нашей, и он может сильнее реагировать на электромагнитные поля, а синтетика на теле человека дает довольно сильные электростатические заряды. Напряжением до тридцати тысяч вольт. "Снежный человек" может либо испугаться, либо решить, что перед ним больной и станет по своему лечить исследователя.
   Поскольку сила "снежного человека" много больше, чем у нас, то при "лечении" исследователю не поздоровится, ведь основой лечебных процедур у "снежного человека" должен быть массаж и растирание больных мест. Лечить друг друга - одно из главных свойств всех гоминид и надо быть всегда веселым и не делать унылого лица, а то Вас будут лечить, а что из этого получится - загадка.
   Существенные затруднения для исследователей могут принести возможные, но вовсе не обязательные, свойства "снежного человека": способность слышать и издавать ультразвуки, видеть инфракрасное излучение и склонность к гипнозу. То есть, нужна аппаратура, не издающая звуки высокой частоты и не сильно греющаяся. На всякий случай надо быть готовыми к внезапному исчезновению рядом стоящего "снежного человека" из поля зрения - пожалуй, это его единственная гипнотическая способность внушать, что его здесь нет. Такая особенность могла развиться для защиты "снежного человека" от хищников.
   При неожиданной встрече со "снежным человеком" нужно попробовать приманить его к себе поближе. Негромко окликнуть его, а когда он обратит на Вас внимание поманить его к себе рукой. Этот жест ему понятен. Вот тут то и пригодится морковка и орехи для поддержания контакта. При контакте нужно быть спокойным, ровным и терпеливым, применять легко понятные жесты. Не надо слишком торопиться и с выяснением вопроса о том есть ли у "снежного человека" язык, речь. Это постепенно само собой станет понятно. При наличии хоть какого-то языка, конечно, нужно выучить его. Ключевыми словами для понимания языка "снежного человека" могут быть так называемые "детские" слова: ням-ням, мама, бо-бо, бяка и им подобные слова.
   Слова "снежного человека" обозначают названия некоторых видов еды, растений и животных - говорить с ним практически не о чем. Зато у "снежного человека" хорошо развиты эмоции. Эмоциональное состояние индивида легко и издалека чувствуется "снежным человеком". Поэтому людям, испытывающим страх перед "снежным человеком" лучше к нему не соваться, чтобы "снежный человек" не заразился от него страхами и не удрал от исследователей. На встречу со "снежным человеком" нужно идти только в добром и веселом расположении духа и считать встречу с ним очень интересной и приятной для себя и для него. Побольше изображать радость от встречи с ним. Будет уходить - поплакать, вернется тихим голосом посмеяться.
   "Снежный человек", по сравнению с нами, несколько сутулится и производит впечатление немного согнутого из-за небольших различий в устройстве скелета. Нельзя исследователям подлаживаться под эту сутулость и кланяться или сутулиться. Преднамеренность этой сутулости будет слишком заметна "снежному человеку" и он может из-за этого полезть в драку, так как для всех типов гоминид это часть позы вызова. Вообще-то это весьма мало вероятно, да и драться "снежный человек" не умеет - так просто руками размахивает, при этом он даже глаза закрывает, но так как "снежный человек" очень силен, то исследователю здорово достанется, если "снежный человек" случайно зацепит его рукой.
   При очень большой необходимости произведения биометрических измерений на "снежном человеке", наверное, можно попробовать усыпить "снежного человека". Это нужно сделать незаметно, например, пропитав снотворным орехи, предназначенные для "снежного человека" и угостив его. И угостившись самому. Конечно, обычными орехами. После этого нужно и самим исследователям изобразить сонное состояние и начать демонстративно, но, не торопясь, устраиваться спать. "Снежный человек", убедившись в безопасной обстановке, тоже, по-своему, начнет устраиваться спать где-нибудь в кустах. Проследив, где он заснет, можно не торопясь произвести все измерения. Когда он проснется, надо дать ему чего-нибудь вкусное.
   "Снежный человек", как и все гоминиды очень любопытен. Это его свойство можно использовать в своих целях, для измерений на нем, но не усыпляя его. Нужно предварительно с веселым видом, как будто играя, произвести измерения на себе, затем дать "снежному человеку" поиграть с инструментами, заинтересовать его и спокойно приступать к измерениям. Играть "снежный человек" будет долго, не надо его торопить.
   В самом конце стоит еще раз напомнить, что кустарниковые гоминиды никакого отношения к родству с человеком и с человеческими предками не имеют.
  
   Издание второе. А. В. Пучков
   Переработанное Ленинград 1987 г.
   и дополненное. С-Петербург 1999 г.
   Старая Русса 2002-05-18
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Громов "Андердог"(ЛитРПГ) Кин "Система Возвышения. Метаморф!"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) С.Суббота "Наследница Альба ( Альфа-самец и я)"(Любовное фэнтези) А.Черчень "Пять невест ректора"(Любовное фэнтези) А.Респов "Эскул О скитаниях"(Боевая фантастика) А.Демьянов "Горизонты развития. Адепт"(ЛитРПГ) А.Дмитриев "Прокачаться до Живого"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Холодные земли. Анна ВедышеваКруиз любви из Сингапура. Светлана ЕрмаковаПомни меня...1. Альбина Новохатько IСлужба контроля магических существ. Севастьянова ЕкатеринаСеренада дождя. Юлия ХегбомКосмолёт за горизонт. Шурочка МатвееваХранительница дракона. Екатерина ЕлизароваПризрачный остров. Калинина НатальяПростить нельзя расстаться. Ирина ВагановаОфсайд 3. Алекс Д
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"