Пугачёв Константин Владимирович: другие произведения.

Ангел в отпуске

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На небе был придуман необычный формат отпуска для ангелов, но не о том речь. Мы рассмотрим, до чего может довести любопытство, пусть даже и вызванное любовью. (Читателю представляется первая версия рассказа и возможность предложить свой отредактированный вариант - без множества неуместных слов.)

   Выходные. В последнее время отдохнуть удаётся очень редко. Конечно, дело моё - благородное, на пользу мира тружусь, но иногда хочется выйти на балкон и крикнуть погромче: "Что же вы, с ума все посходили?!". Крикнуть и закрыть окно поскорей. А потом наблюдать, как ошарашенные прохожие нервно хмыкают, поправляя нимбы. Понаблюдать и заснуть ещё часов на тридцать, пока любимый не разбудит нежным шуршанием яичницы на сковородке.
   Нет, я не злюсь и не унываю. Я эту бабку с момента её рождения 9375 раз от смерти уберегала. Странная она была. В 1925 палец первый раз в розетку засунула. В тридцать пятом - второй раз, но уже вилкой тыкала. Я уж тогда привыкла, не расстерялась. Жива она осталась. Подумала я "с кем не бывает, интересуется человек, мир познаёт". Подопечная отожгла. Аццко отожгла, да простит меня Шеф. Не давало ей покоя загадочное электричество. Во вполне себе взрослом возрасте полезла снова. После этого ещё дом почему-то сгорел, и пожары начались лесные.
   Хотя, весело было. Буду скучать наверное. Интересно, куда её теперь направили... Только бы не к нам. Она же и, будучи бессмертной, натворит дел и ласты склеить умудрится.
  
   Эх, что бы поделать такого... Хотя, надо бы слетать к нашим. Там наверное Серёга уже последние анекдоты рассказал, Аня поведала свежие новости из Америки - у неё там подопечный - учёный русский - каждый день - новый эксперимент.
   И я полетела к ним. Много народу сейчас в командировках - по городу можно свободно передвигаться. С одной стороны, ветерок сверхзвуковой радует, но с другой - нет того приятного ожидания. Никто не толпится, не торопит, не кричит. Пролетающие мимо пейзажи не успеваешь даже хоть как-то заметить. А передвигаться помедленнее мешает внутренная нервозность.
   В такие моменты я немного завидую людям. Без крыльев, они используют только два измерения, стоят в пробках, получая удовольствие от наблюдения за дикой природой на соседних заводах и ругани с себе подобными. Няшечки.
   Хм, странное словцо. Откуда же я его достала? Тьфу, это ж бабкины внуки в интернетах писали. Ясно дело.
  
   Вот и главный храм. Приятели наши заняли себе уютненький зал на третьем этаже. На радость всем, они сразу же завезли диванчики. Расставили по периметру, посидели, понравилось. Мягко, удобно, красиво. Всегда можно прийти и порассуждать. Или просто подремать. Или выпить сего. Они около каждого диванчика маленький столик с фонтанчиком разместили. Из фонтанчиков льётся всё, что захочет сидящий.
   Гениально придумали. Правда, Архангел Василий пришёл как-то раз и сломал. У него подопечный - программист был. Программист с юридическим образованием. Программист с юридическим образованием, преподающий философию. Вася тогда ещё цитировал его рассуждения о смысле жизни в машинных кодах.
   Так вот, подошёл он к фонтанчику, подумал о воде. Полилась вода. Подумал о песке - хоп, песок пошёл. Подумал он, подумал, решил, что натрий нужен. Ну, полился жидкий натрий. Вода никуда не делась - долбануло довольно сильно, но фонтанчик не сломался. Ну, не было ничего крепче него! Кроме таких же фонтанчиков... Не знаю, как Васе это в голову пришло, но ещё неделю все балдели от идеи. Из фонтанчика потёк... такой же фонтанчик, из которого потёк другой фонтанчик, а из него... ну вы сами понимаете. Рекурсия удалась, но хорошая вещь была сломана.
   Теперь в память о Васином подвиге на том столике ничего не стоит. Хм... А вот Серёга сидит. Рядом, на диванчике.
   - Привет, Серый!
   - Ага, и тебе привет, Маринка.
   - Что нынче новенького?
   - Да вот, смастерил, - Серёга скромно указал на королевские одежды, валяющиеся недалеко от него.
   - А... Эм... Зачем тебе? Новую религию решил придумать? Секта пресвятога Ангела Сергия?
   - Да ну тебя... - Серёга сделал вид, что обиделся, но с хитрым выражением лица продолжал, - Ты же знаешь, что мне разрешили являться людям в любом виде.
   - Не, я не знала. Но всё равно, круто. Поздравляю!!
   - Спасибо!... Так вот, - Серёга поднял с пола корону, - Приду я завтра к кому-нибудь и...
   - И чо? - не выдержала я, - В чём соль?
   - Да кто знает... Просто весело было бы. Посмотреть реакцию. Взлететь на полметра, если реакции не будет.
   - Парящий в воздухе король с торчащим из короны нимбом? Поразительное зрелище.
   Я засмеялась, представляя каких-нибудь деловых людей с дипломатами, увидевших это.
   "Валентин Эдуардович, Вы, как бы так сказать, летящего, хм, монарха, не наблюдаете? - А, Аркадий Евгеньевич, конечно наблюдаю." Потом оба осознают, что монарх действительно висит в воздухе, и разбегаются в стороны, забывая о всём надутом приличии.
   - Ты только не переусердствуй. Люди тоже жить хотят.
   - Да я аккуратненько.
   - Да да, как с той вазой китайской в 1482м...
   - Ну, Марина. Сколько уже можно припоминать это мне! Я сам себе той войны не могу простить.
   - Прости, я не специально. Привыкла уже тебе это припоминать.
   - Подруга называется... Кстати, а Максим где?
   - Максим? Максим в отпуске. Вот, только не знаю, куда его направили. За его усердие (три подопечных, пятьдесят лет без отдыха) дали ему немного времени погулять. Но вот не нравится мне эта "новая система оздоровления". Ничего не объясняют, ничего не гарантируют, вообще, как будто в никуда отправляют. Так и хожу третий день, извожу себя вопросом, где он.
   - А если к Шефу пойти? Может, удастся его уломать?
   - Ты хотел сказать "умолить"? Хотя, да. Может, что и поведает.
   Я посмотрела по сторонам, концентрируясь на мыслях.
   - Ладно, пойду я. Вдруг, скажет.
   - Ага, - Серёга вздохнул, - Удачи тебе!!
   - И тебе! Пока!!
  
   Пойду я тогда к Шефу. Впрочем, как сказать "пойду", если он и так везде? Хоть мне и не понять всего, но это реально удобно. Он - везде и всегда. Он в любой момент слышит меня, отвечает мне, но в это же время разговаривает со всеми остальными. К нему нет очередей, но каждый приходит к нему на приём. Возможно, это нереально круто. Правда, мне бы надоело. Слишком просто. Впрочем, может быть, есть что-то ещё у него, что отгоняет скуку. Абсолютную скуку. И создаёт абсолютную радость и абсолютное спокойствие.
   - Слава Тебе!! - сказала я, встав на одно колено.
   - И тебе не хворать, - поздоровался Шеф, - что тебя беспокоит?
   - Куда направили Максима? Почему я его не чувствую?
   - Максим находится там, где должен быть, - предельно нейтрально и монотонно ответил Шеф.
   - И всё же, где он должен быть?
   - Тебе не дано этого знать, - ответил он так же монотонно.
   - Почему не дано?
   - Таков этот мир.
   - Но почему? Зачем нужен такой мир? Для чего? Я без Максима жить не могу, я места себе не нахожу, я не знаю, что и думать, а мне говорят об устройстве мира. Ещё про предопределённость забыли!
   - Ты знаешь, почему я сейчас не превратил тебя в песок? - шеф улыбнулся, - Есть предопределённость, в силу которой я знаю, кто, когда и о чём будет меня спрашивать. Потому, твои вопросы никогда не застанут меня врасплох. Я знаю все ответы на них. Я очень хочу рассказать тебе всё о чём ты спрашиваешь и о чём ты будешь спрашивать, но я также знаю, что при этом будет. Тебе пока не суждено узнать.
   - Почему? Почему Ты вечно с умным видом указываешь мне на мою тупость. Или, как бы так выразиться, на моё лошарство? Почему нельзя ответить на вопрос? Почему нужно говорить правду только тогда, когда я уже не хочу её узнать?
   - Как бы тебе сказать, - Шеф кашлянул, - Многие знания - многие печали. Слышала такую фразу? Вот, получишь ты ответы на свои вопросы, узнаешь какую-нибудь грустную правду и опечалишься. Или, что хуже, получишь моральное удовлетворение, исчезнут все печали и волнения, исчезнет жажда знаний, интерес к нашему миру. Наступит абсолютная тишина в твоей душе. Оно тебе надо?
   - Эх, - только и смогла сказать я, - Но где же Максим? Поверь мне, я сейчас страдаю больше, чем если бы узнала от тебя, что его нет.
   - Это положено знать только ему. Не тебе.
   - Но я его люблю. И он... как бы муж мой!!... Боженька! - я заплакала и почти впала в истерику, - Скажи, где он! Скажииии!
   Шеф погладил меня по голове и с удивлением спросил:
   - Ты действительно так сильно хочешь это узнать?
   - Да! - вскрикнула я.
   - Ты понимаешь, что может случиться?
   - Да, - вскрикнула я ещё сильнее. Я не знала, где Максим, не знала, что будет, но так продолжать было нельзя.
   - У тебя недавно умерла подопечная, то есть ты не занята. Я назначу тебе нового подопечного. Вернее, тебе просто надо будет помочь одному человеку. Даю тебе неделю. Если всё сделаешь как надо, узнаешь, где Максим.
   - Я сделаю! Я всё сделаю!
   - ...если не сделаешь, будешь ждать его и не отвлекать меня.
   - Да! Да! Да!
   - Лети!
  
   Ура! Хоть что-то. Скорее бы увидеть Максима... Он - такая прелесть. Помню, когда мы ещё не... Боялся он меня)) Ну, то есть, подойти боялся. Всякие хитрости придумывал. То идёт за мной и смотрит на меня издалека, то письма мне подкладывал. И ещё признаваться, что это он, боялся, паразит. Как-то раз смотрел он так издалека, а я резко обернулась. Ох, и покраснел же он тогда. И убежал. Даже забыл, что летать умеет.
   Потом, помню, осмелел, но таки не вполне. Догнал меня как-то раз и белую вязаную шапочку мне на голову натянул. Какая же она мягкая оказалась. Я тогда очень долго радовалась и всем хвасталась. Кстати, Максим потом рассказал, как он эту шапку делал. Оказывается, целый месяц самые мягкие облака выбирал, потом ещё долго из них нитки делал, а уж сколько раз распустил, пока до совершенства доводил - не сказал.
   И куда теперь моё чудо дели? Не была бы ангелом - купила бы автомат и расстреляла весь этот мир.
  
   Медленно проплывали облака. Я опускалась на Землю. Базарчик какой-то. Ходят люди, продают души по частям за умеренную плату. Ругаются чего-то. Но не все. Вон там, в стороне, мелкие играют. Чистые ещё. Верят пока что в светлое будущее, ценят дружбу и куличики из песка. Жаль, "главный" у них уже деньжатами подпорчен. Ввёл в песочнице налог на воздух и продаёт комаров. Остальные держатся от него подальше, но уважают. Жаль, если из них вырастут такая же уныль с базара. Хотя, вон у тех двоих чувствуются какие-то принципы и вера в сказку.
   Как бы я тоже хотела поверить в сказку... Впрочем, зачем мне тупо верить, если я твёрдо знаю, что это правда?!
   Сзади подошёл добродушный такой старичок:
   - Красивые, да? Будущее наше... Вон, там около синей горки внучка моя. Совсем скоро взрослая будет - пять лет. Юбилей, понимаешь ли.
   - Да, взрослая... - инстинктивно поддакнула я.
   - С компьютером получше меня общается! Друзей просвещает.
   - Молодец... - опять согласилась я и взглянула на девочку. Да на ней же одни таланты и висят. Через десять-двадцать лет её весь мир узнает. Что интересно, негатива на ней мало, навсегда такой останется.
   Я даже профессионально позавидовала. Вот счастье у кого-то из коллег! На Земле - не работа, а малина, и на Небесах - почёт.
   Хотя, стоп. С какой радости дед со мной разговаривает? Мне пока не разрешили показываться людям, да я и не смогла бы. Или экстрасенс? Настолько сильный? Сомневаюсь. Тогда, выходит, меня все видят? И что теперь будет? Милым залоговочком "Ангелы в городе" в местной газетёнке не отделаться.
   Размышления мои прервали карапузы в песочнице. Кто-то из них показал пальчиком на меня и звонко крикнул: "Смотрите, тётя-ангел!". Сказать, что я в этот момент опечалилась - ничего не сказать. Дети весело подбежали ко мне. Они стояли и только перешёптывались. "Какая красивая", - сказал кто-то из них и был встречен волной одобряющего шёпота.
   Вот это - пипец и непредвиденные обстоятельства. Не помню, как быстро я сорвалась с места и побежала, но дети словно застыли, воздух стал горячим, а время пошло в обратном направлении. По крайней мере, мне так казалось.
   я добежала до первого подъезда и скрылась там. Прийдя в себя, я начала инвентаризацию. Нимб - одна штука - не присутствует, крылья - две штуки - аналогично. Остальное, кажется, не забрали. Даже Благодати немного есть. Хорошо хоть, не выделяюсь - газеты помолчат. Но вот, почему так? Этот вопрос остался и просился наружу.
   Бывало, кого-то из нас делали человеком за большие проступки или по желанию, но всегда предупреждали. Каждый знал, за что и почему. А тут... Впрочем, сегодня я этого не узнаю.
  
   Одни вопросы и нет Максима. Всё печально. Единственный выход для меня сейчас - искать подопечного.
   Не найду его - станет совсем весело. Ведь это только людям позволено отступать, не нам. А подопечный, похоже, в другом районе. И идти пешком придётся.
   Я приоткрыла дверь, выглянула на улицу и посмотрела по сторонам. Занятые своими делами, погружённые в свои мысли, люди, как ни в чём ни бывало, бежали в светлое будущее. Или им так казалось... Но главное, что про меня авось забыли. Теперь нужно как можно быстрее найти его, пока не упадёт с лестницы или ещё чего.
   Чувствую, он буквально в соседнем районе, вот только где...
   Я вышла из подъезда и направилась в ту сторону, где чувствовалось тепло. На пути был микрорынок, школа, какой-то лесок и автостоянка. На микрорынке продавали мясо. Много мяса. Большие куски и не очень, колбасы и нормальное мясо, свинина и говядина, копчёное и вяленое, свежее и вековой давности. Запах крови вместе с запахом смерти отвлекали. Сигнал подопечного слабел. А мне захотелось есть. Ирония судьбы: стать человеком в самый ответственный момент, остаться в городе без денег и голодать. Впервые за триста восемь лет.
   В небольшом вагончики продавались хлеб, булки и ещё что-то очень ароматное. За бочкой-прилавком стояла хозяйка всего безобразия - советская гроза алкашей, женщина-скалка-1980, тётя Клава. Казалось, она стояла за бочкой всю свою жизнь. Абсолютное спокойствие, даже некоторая безжизненность. Хотя, попробуйте дать ей рваную купюру, и Вы увидите гнев. Попробуйте незаметно стащить у неё булочку, и Вы поймёте, что жизнь коротка.
   Впрочем, тётя Клава (хм... почему я её так называю?) сегодня была в хорошем настроении. Минут десять назад она очень сочно накричала на пришедшего просителя бесплатного эликсира, а сейчас - прокручивала ситуацию в голове и хвалила себя.
   - Эй, тебе может надо чего? - тётка прервала раздумия и снизошла до меня.
   - Да мне... Мне бы булочку с маком, - ответила я с безразличием.
   - Тебе какую надо? - тётка улыбнулась, оскалив золотые зубы, - Вот эту, которая розовенькая, или поджаренную?
   - Не знаю, у меня денег нет.
   - Так что тогда мозги мне пудришь? Что пудришь мозги-то? Я тебе что, клоун тут? Я ещё, когда тебя на свете не было, тут стояла. Да я тебе... - тётка погрозила кулаком. - Что встала тут, покупателей разгоняешь, падла?
   - Простите... - только и выдавила я.
   - Да ладно, - гнев тётки утих, к тому же, она огляделась и не нашла ни одного покупателя, - Есть что-ли хочешь?
   - Хочу, - думая о Максиме, пробормотала я.
   - Погоди, - сказала она сочувственно и нырнула за витрину. - Вот, держи.
   Она протянула мне свёрток. Там было что-то твёрдое и даже тяжеловатое. Правда, слишком твёрдое, чтобы быть человеческой пищей. Я развернула газету. Приметились пожелтевшие мятые буквы "Правда, 1987й год". Внутри был, по-видимому, кусок кирпича с надписью "Мир. Труд. Май".
   Тут тётка всплакнула с ностальгией и сказала:
   - Бери, бери. Это пряник, вкусный пряник. В чае размочишь или напильником сотрёшь.
   - Спасибо, - растерянно ответила я и поспешила уйти.
   Нет, от "пряника" я не отказалась. Вдруг ещё долго мне здесь находиться. К тому же, теперь на меня могут напасть, а пряник 1987го года - вполне себе оружие.
   Впереди была школа. Слякотное такое заведение. Сюда входили счастливые первоклассники, а выходили угрюмые выпускники. Именно здесь им рассказали, что Деда Мороза не существует, изгнали последнюю мечту о свободном полёте, объяснив это формальным законом притяжения. Именно здесь их научили молчать долгие сорок пять минут, бездумно верить в науку и курить в туалете. С тяжёлыми рюкзаками, они шли домой, где ещё осталось их детство, которое неминуемо угасало с каждым наказанием за полученную двойку.
   Мне было неприятно здесь проходить. Когда я была ангелом, меня защищало поле, но сейчас я только чувствовала негативную энергию и никак не могла ей противовтоять. От ужасных ощущений отвлекало только присутствие подопечного где-то рядом. И школьный двор был самым коротким путём к нему.
   Не так много осталось. Я зашла в лесок. Было темно и влажно. Высокие берёзы нервно шуршали ветками и качались под свою неповторимую мелодию, которую я, став человеком, перестала слышать. Земля под ногами хлюпала и расплывалась. Низина, что с неё взять. Здесь и домов-то не построили. С одной стороны, они быстро бы приходили в негодность, с другой - здесь был удивительно свежий воздух и много комаров, остро намекавших местным жителям на необходимость уехать и дать уже построить тут новый гипермаркет.
   За лесом до подопечного оставалось немного. Уже на ближайшем перекрёстке я нашла его. Мужчина, средних лет, в плаще, с дипломатом. Шёл он уверенно, разговаривал по телефону и смотрел на витрины с манекенами. Между вполне себе нормальных слов этот с виду приличный человек вещал что-то про мораторий на осуществление экономической деятельности и эластичность спроса. "Уууу, делец", - только и подумала я, - "Сидит, наверное, за бумагами своими целыми днями и живёт в скучном экономическом псевдомире". Делец продолжал идти, я устремилась за ним. Казалось, можно было догнать его, накинуть мешок на голову и ударить битой, а он бы даже не остановился да и вообще бы не заметил - так был увлечён разговором и работой. Потому, дальше я пошла уже совсем рядом с ним. Прохожие могли подумать, что я - его помощник или секретарша, но мне было не до их мыслей. Надо будет как-то объяснить ему причину своего присутвия, когда он закончит разговор и обнаружит, что кто-то не отступает от него ни на шаг.
   Вот бы он никогда не закончил этот разговор... Вот бы никогда не покинул столь людного места, где я не так неуместно смотрюсь рядом с ним...
   На ум ничего не приходило. Незримое присутствие было недостижимо, а начинать диалог со слов "Привет, я - твой ангел" - слишком глупо. Экономист никогда не поверит.
   - Здравствуйте, - сказала я, когда заметила, что он завершил разговор и начал на меня странно смотреть.
   - Здравствуйте, чем могу быть полезен, - шаблонной фразой ответил подопечный.
   - Понимаете, я в вашем городе впервые. Очень хотелось бы осмотреть достопримечательности.
   - Но я - не экскурсовод, - ответил он с улыбкой и выражением лица "Девочка, не трогай компьютер".
   - Но Вы - экономист и, я надеюсь, джентльмен?
   - Хм...
   - Ну, пожалуйста! - взмолилась я и сделала лицо ещё более печальное, чем было.
   - Вы меня ставите в неловкое положение! Впрочем, у меня есть несколько минут до начала совещания. До пункта назначения - пять кварталов, экскурсия по деловой части города Вас устроит?
   - Да, конечно. Конечно, устроит. Лишь бы с Вами...
   Делец принял последние слова за флирт и покраснел. Но, будучи деловым человеком, быстро собрался, сделал дежурную улыбку и предложил начать.
   Проходя мимо красного дома, подопечный рассказал, сколько сделок там было совершено, назвал текущие курсы валют и подкрепил это великолепие длинной цитатой какого-то известного политика. Похоже, он много знал и охотно делился своими знаниями, если, конечно, это были не секреты фирмы.
   Он не смеялся и не путался, говоря витееватые фамилии выдающихся людей, вёл увлекательное и эмоциональное повествование, будто бы каждый день проводил экскурсии.
   Мы вышли на перекрёсток. Мой "экскурсовод" продолжал что-то рассказывать, но я отвлеклась на дорогу. Движение тут какое-то дикое. Даже не понятно, пользуются здесь люди светофором, или нет. Часто в этом месте вырастали огромные пробки, а если не вырастали, то каждый пытался проехать, проскочить или протиснуться как можно быстрее и уехать, уехать подальше отсюда и как можно скорее вернуться домой.
   Я обернулась и посмотрела на дельца. В его взгляде, кажется, было что-то знакомое, только я не понимаю, что. Помню, лет сто пятьдесят назад приезжал (вернее, прилетал) к нам Совет из Франции. В их числе была одна добродушная старушка. Вот у неё как раз такой взгляд был.
  
   Заведующий лабораторией возвращался к семье после длительного эксперимента. Честно говоря, он не знал, что ему скажет жена, ведь на работу он уехал ещё вчера, не сказав, что задержится. Позвонить времени не было. Всю ночь они гоняли плазму туда-сюда. Всю ночь он не отрывался от приборов. Температура зашкаливала. Плазма - это вам не шуточки. Установка была ещё не вполне стабильна. По крайней мере, с автоматизацией были проблемы. Управлять можно было только вручную. А на сотрудников надежды не было. Машка - дура, Ваня - заядлый геймер - жить не может без своего компьютера и любимых игр, Василиса Павловна просто не внушала доверия. Чтобы не спалить лабораторию и получить верные числа, надо было всё делать самостоятельно.
   Вчера они запустили установку. Два часа она прогревалась, ещё три часа её настраивали, пока показания приборов не устаканились. На каждую группу измерений тоже уходило достаточно много времени. Заведующий решил провести основные эксперименты в этот раз, чтобы не "заводить железку" лишний раз. Целая ночь ушла на благо науки. Лаборатория получила много данных, необходимых для усовершенствования установки. Уже на следующей неделе они планировали начать переделку, а сейчас усталый заведующий ехал домой, изо всех сил пытаясь не заснуть. Это не очень ему удавалось. Лаборатория находилась в пригороде, дороги оттуда по утрам были свободны и никто не заметил, что заведующий увидел по пути пару-тройку снов. Сейчас же он приближался к злосчастному перекрёстку.
   Справа висела огромная реклама спортивной обуви. На белом фоне стояла не вполне одетая дамочка в кроссовках и с табличкой в руках. "Только у нас. Всего за..." - было написано на табличке. Но Заведующий не успел дочитать. Громкий крик молодой женщины заставил его с ужасом посмотреть на дорогу. Какой-то мужик, хахаль её наверное, совсем не смотрел, куда шёл и, видимо, решил умереть.
   "Какого ху..." - со всеми оттенками эмоций, не контролируя себя, взвизгнул заведующий. Нет, он обычно не матерился. Но этот момент заставил. В этом "какого" были потрясения всего человечества. "Какого он прётся прямо под машину?" "Какого эта баба орёт?" "Какого я не останавливаю машину?"
   Какого? Он вдруг понял, что ничего толком не делает. Мужик медленно приближался к его машине, баба застыла в ужасе с открытым ртом. Крика слышно не было. К заведующему вдруг пришло неземное спокойствие. Окружающий мир представился колыбелью добра, застывшие люди - какими-то составными частями всеобщего счастья. Нога вдруг сама стала нажимать на тормоз. Машина медленно останавливалась, мужик всё ближе подплывал к ней, баба пыталась оттянуть его за руку.
   Через несколько нестерпимых минут (как думал заведующий), он автоматически вышел из машины. Мужик лежал на дороге и корчился от боли. Вокруг носилась его баба и плакала. Заведующий только и мог громко сказать "Сука!" да вызвать скорую помощь. После этого он просто упал в обморок. За последние две секунды он пережил слишком много.
  
   Я металась и не могла найти себе места. Мой подопечный ранен в первый же день, а я - человек и не могу ничего сделать. Я не могу даже унять его боль.
   Подопечный застонал. Я оглянулась и опять удивилась его взгляду. Не пойму, как я раньше не заметила. Это взгляд Максима! Это Максим! Это точно он, что бы ни было. Это мой Максим, но вот почему он скрывается?
   - Максим, ты? - инстинктивно спросила я.
   - Михаил, - простонал подопечный.
   - Максим, я знаю, это ты. Что ты здесь делаешь? Почему?
   - Я - Михаил, - простонал он снова с настолько удивлённым видом, насколько позволяло окровавленное лицо и присоединился к заведующему.
   Скорая помощь оказалась действительно скорой. Видимо, я ещё не совсем человек, и мои эмоции ещё продолжают влиять на окружающий мир.
   Врачи начали приводить Максима в нормальное состояние. Оказалось, что заведующий обладал прекрасной реакцией и Максима он просто сбил с ног. "Завтра будет как новенький", - сказали они и спросили, куда ехать. Я не знала. Дом Максима был на небесах, я просто не представляла, где он живёт здесь, в этой странной игре.
   "Паспорт", - промелькнуло в моей голове. Всё-таки, небесная связь проявлялась и на Земле, потому врачи удивились моему незнанию. Удивились, но отвезли нас к нему домой, дав мне подробный инструктаж.
   Максим уснул. Пару раз звонили люди с работы и пытались пригласить его к телефону, но им пришлось поверить мне и дать ему хоть один день на выздоровление. Больше ничего не отвлекало меня от него. Я села рядом.
   Нет, это невозможно представить. Здесь, совсем рядом, мой Максим, с которым мы не расставались больше, чем на день, в поисках которого мне пришлось стать человеком... В общем, хрен расскажешь об этом на земном языке.
   Я просто сидела и смотрела на него. Какая же он прелесть, даже с некоторым количеством бинтов. Самое трудное было - не прикасаться к нему и дышать потише, ведь сейчас здоровый сон для него был лучшим лекарством.
  
   Утром Максим действительно чувствовал себя довольно хорошо, разве что руки чесались и несколько синяков болели. Он не очень удивился моему присутствию. Или природа его брала вверх, или я выглядела как неминуемое происшествие... Михаил (он упорно не хотел называть себя Максимом, хотя раньше любил своё имя) начал рассказывать мне о своей работе и о себе. Начав с бытовых подробностей, он вдруг начал доходить до своих душевных переживаний и детских воспоминаниях. Я просто прифигела. Все его слова совершенно не относились к жизни Максима. Я, честно сказать, даже стала думать, что это действительно какой-то Михаил. Да вот только интуиция не давала поверить.
  
   Михаил доверял мне. Похоже, даже записал меня в своей голове в список друзей или потенциальных невест. По крайней мере, он пригласил меня на прогулку вместо того, чтобы бежать к шефу и рассказывать, как он "попал под лошадь".
  
   Мы пошли по утреннему городу. Людей было ещё мало, а вот машин - уже слишком много. Михаил не мог на них смотреть после вчерашнего. Потому, мы свернули и пошли дворами. Старинные дома изнутри были заметно мрачнее, чем со стороны улицы. С той стороны они выглядели как отчаянные деспоты, одетые во фраки, и в таком виде не отличаются от добродушных толстячков. Внутри же проявлялась вся их суть. Здесь дома были, не побоюсь сказать, у себя дома. В красных бархатных халатах, с бутылкой в одной руке и ружьём - в другой. Они как будто хотели задавить всякого входящего, выпить из него все соки и убить. Не знаю даже, как в них кто-то умудрялся жить...
   Мы старались не замечать чёрную игру домов и продолжали идти, мило беседуя. Вдруг грубый голос окликнул нас.
   - Закурить не найдётся? - спросил громила в костюме моряка.
   - Простите, не курю, - ответил Михаил.
   - Тогда плати, - рявкнул "моряк" с усмешкой.
   - А... А если не заплачу? - с виду сохраняя спокойствие, находясь в ужасе спросил Михаил.
   - Коллеги, - позвал "моряк" и из тени вышло ещё пять таких же, как он, но уже с кусками арматуры.
   Тут сработал мой долг хранителя. Не думая о последствиях, забыв, что я человек, я бросилась в бой.
   - Что ж вы, уроды, делаете, - заорала я и направилась в сторону "моряка", - Что, уже и по улице пройтись спокойно нельзя? - я пнула "моряка" ногой и уже готова была ему врезать, пусть бы даже он этого и не заметил.
   Но я не успела. Максим (да, это был уже Максим. Подсознание брало вверх, Максим вспоминал, кто он на самом деле)... Максим встал на мою защиту. Он оттолкнул меня от громилы и с хрипом в голосе заорал "Беги!". Я не могла на него смотреть. Ужас, страх за меня, адреналин - всё заставляло его впадать в необъяснимое безумство. "Беги! Беги, Марина!" - кричал он, пытаясь остановить преступников. Я отпрыгнула метра на три и не могла больше пошевелиться. Мужики приближались, оскалившись и включив хладнокровие на максимум. Вот, один из них замахнулся своим тяжёлым оружием. "Нет!" - орала я, но никто не мог их остановить. Один удар, второй, третий. Громилы просто размазывали Максима по земле. Он был ещё жив, но уже не мог сопротивляться. Постепенно арматура превращала его в лужи крови и куски мяса. Я не понимала, что происходит. Я просто не верила, что всё так закончится. Я мечтала о вечности, проведённой с Максимом, а получила возможность увидеть его страшную смерть и вечность, проведённую в страданиях.
   С каждой каплей крови, с каждой раной, с каждым новым ударом и приступом боли Максим всё больше становился собой. После того, как его стоны утихли, я окончательно осознала, что умер именно Максим, а не какой-то Михаил.
   О, Боже, что теперь будет! Меня не волновали больше громилы. Если бы они сейчас убили меня, я бы только была им благодарна. Если бы они начали пытать меня, я бы не почувствовала ничего, пусть бы даже они отрубали мне руку по частям. Что и говорить, для меня теперь абсолютно не важен окружающий мир, ведь в нём теперь нет Максима. Его больше нет! Нет. Никогда он больше не подойдёт ко мне утром и не спросить, сплю ли я. Никогда не скажет, что любит меня. Никогда. Его нет!!!.. Его больше нет.
   Мне хотелось выть и есть землю. Мне хотелось разбить лицо в кровь о воздух. Я начала кусать руки. Потекла кровь. Что-то хрустнуло. Но легче не стало. Максима нет, больше его нет! Я не чувствовала, что кровь била фонтаном. Я не чувствовала боли, я не знала, где я и что со мной. Главное - не было Максима. Его не вернуть.
  
   Из окон начали высовываться заспанные лица. Не привыкшие к такому положению дел, они были изрядно удивлены. Кто-то закричал, кто-то бросился к телефону. Убийцы Максима ошарашенно огляделись, "моряк" шепнул всем что-то и группа подонков ушла, пока их не арестовали. Они уходили с тем же видом, что и пришли. Им было плевать на Максима и остальных. Они хотели только наживы, а теперь спешили удалиться, чтобы продолжать грабить и убивать.
   Марина каталась по земле, билась руками и ногами обо всё твёрдое, что попадалось. Полуживая, она не хотела ничего, кроме возвращения Максима к жизни. Было ясно, что долго она не проживёт. Если не через пять минут от потери крови, не через час от ошибки врачей, не через день, выпрыгнув в окно, то через месяц, она умрёт.
   Её любовь, её смысл жизни, её Максим, слились воедино и разрушились как целое вмиг. Сейчас, не обладая бессмертием, Марина надеялась скорее воспользоваться этим шансом, выпадающим ангелам раз в тысячи лет. Она не хотела жить без него.
  
   После смерти Максим вернулся на небо. Уже следующим утром он чувствовал большое облегчение, хотя и не помнил, что с ним было. Впрочем, его перед этим отпуском предупредили, что сам процесс восстановления не важен, даже засекречен, но вот результат порадует. Результат действительно радовал. Хотелось прыгать и защищать людей. Хотелось вечно славить Бога. Хотелось жить дальше. Но больше всего хотелось к Марине, чувствовать её взгляд и теплоту, впадать в радостный покой.
   Вот, только где? Максим обошёл всех друзей, отмахиваясь от их многочисленных вопросов об отпуске, задавая свой вопрос, свой главный вопрос. Но ответа никто не знал. Лишь только Серёга вспомнил, что отправил Марину к Богу.
   Максим не любил раздражать начальство (вспомним, КТО им был и поймём, почему), но любил Марину. Потому, он без промедления задал свой вопрос Всевышнему.
   - Что с Мариной? Позволь не ответить. Тебе лишь следует знать, что она совсем скоро здесь будет. И поверь, никому бы не хотелось услышать полного ответа.
  
   Максим не любил раздражать начальство. Он не стал спорить и выяснять правду. Он знал, что Бог не обманет. Он знал, что надо лишь только ждать. Он не знал, какой ценой осуществится это "скоро здесь будет". Он не знал, ЧТО будет помнить Марина. Он просто не смог бы дальше существовать, если бы осознал хоть часть того, что с ней произошло. Максим угрюмо побрёл домой. Интуитивно он уже ненавидел выходные. Нет, он никогда больше не отправится в такой "отпуск". Он никогда больше не оставит свою Марину.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Грэйс "Магазинчик" (Научная фантастика) | | Ю.Риа "Обратная сторона выгоды" (Антиутопия) | | JTayron "Земля 22 века." (Научная фантастика) | | Эль`Рау "И точка" (Киберпанк) | | Ламеш "Навсегда, 5-ое августа" (Научная фантастика) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | В.Казначеев "Искин. Игрушка" (Киберпанк) | | Е.Флат "Невеста на одну ночь" (Любовное фэнтези) | | А.Квин "У тебя есть я" (Научная фантастика) | | М.Весенняя "Дикий. Охота на невесту" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"