Чернояр Дмитрий : другие произведения.

Проклятый бард

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Заработать проклятие Низших богов - вещь сложная, но выполнимая. Глобальное невезение, проблемы со здоровьем, опасность в пути, и прочие довольно бытовые неприятности.
    Быть проклятым богами Второй ступени - задача ещё более сложная. Немногие смогли её выполнить. И в награду получили тяжёлые увечья, предательство близкими, крах всех планов и надежд, раннюю смерть при совсем негеройских обстоятельствах.
    Холаф мог бы гордиться: ни одна летопись не хранила упоминаний о проклятии, данном Высшими богами. Впрочем, если бы он смог найти более древние хроники и книги, то и там бы не обнаружил никаких указаний и имён. Не было до барда ещё никого, сумевшего вызвать гнев Высших.
    Сомнительное достижение, не правда ли?


   Говорили, что нет ничего страшнее, чем потерять душу. Холаф смеялся им в лицо и пел о бессмертии.
   Говорили, что мир невозможно познать. Холаф ухмылялся и начинал песню о первопроходцах.
   Говорили, что до неба нельзя дотянуться. Холаф делал большой глоток пива, и запевал о покорителях небес, оседлавших летающие острова.
   Говорили, что Великий лес никогда не примет назад того, кто от него отрёкся. Холаф набирал в лёгкие воздух и... замолкал.
   Ему нечего было петь в ответ.
   Лес его изгнал.
  

***

  
   Заработать проклятие Низших богов - вещь сложная, но выполнимая. Глобальное невезение, проблемы со здоровьем, опасность в пути, и прочие довольно бытовые неприятности.
   Быть проклятым богами Второй ступени - задача ещё более сложная. Немногие смогли её выполнить. И в награду получили тяжёлые увечья, предательство близкими, крах всех планов и надежд, раннюю смерть при совсем негеройских обстоятельствах.
   Холаф мог бы гордиться: ни одна летопись не хранила упоминаний о проклятии, данном Высшими богами. Впрочем, если бы он смог найти более древние хроники и книги, то и там бы не обнаружил никаких указаний и имён. Не было до барда ещё никого, сумевшего вызвать гнев Высших.
   Сомнительное достижение, не правда ли?
  
   Холаф, Проклятый бард, запнувшись, растянулся по сырой после недавнего дождя земле. Из горла вырывалось сиплое, с присвистами, дыхание, глотку саднило, казалось, что она покрылась огненными трещинами, а язык отказывался шевелиться. Взгляд ловил травинки, суетливых муравьёв, капельки воды, собравшиеся в широких листьях лопуха, тоненькие корни, обнажившиеся на смытых язычках песка, ленивую змейку ручья, бегущую куда-то меж камешков по каменистому дну...
   Стоп!
   Ручей!..
   Не удосожившись даже подняться, бард пополз к воде. Всё, что ему сейчас хотелось - это пить. Погрузить исцарапанное лицо в холодную воду, делать огромные глотки, ощущая, как ломит зубы, и пить, пить, пить не останавливаясь... Холаф в этот момент совсем не думал об одежде, которую придётся тщательно отстирывать от грязи, и даже главное его сокровище, гитара, сейчас валялась в крохотной лужице, впитывая влагу и бесстыдно открывая своё нутро исследованиям шустрых, любопытных букашек.
   Вода приятно студила зудящие раны, а Холаф пил и пил, жадно глотал спасительную жидкость, до тех пор, пока виски не пронзила острая боль и лёгкие не запросили пощады и воздуха.
   Отфыркиваясь, Холаф вылез из ручья. Он даже не заметил, как вполз в него практически полностью. Ледяная одежда липла к телу, бард дрожал и безвольно хлопал себя по плечам и груди, разгоняя застоявшуюся кровь.
   Полянка, давшая приют ручью, оказалась небольшой и очень светлой. Солнце щедро поливало её лоно ласковым теплом, не задерживаемым беднолиственными ветками деревьев.
   В Великом лесу таких полян было множество. Ветви, выходящие над ними, не могли похвастаться богатой листвой, лишь редкие куцые бледные побеги подставляли светилу тоненькие тела.
   А вот травы произрастали очень даже хорошо. Листьев нет, зато целебные травы - в изобилии.
   Маги, волхвы, травники, мудрецы - все бились над этой загадкой. Впрочем, безуспешно. Старший Отец надёжно хранил свои тайны.
   Холаф наконец вспомнил о своём сокровище и бережно протёр исцарапанную гитару запасной рубашкой. Бард придирчиво осмотрел инструмент, повытряхивал насекомых и облегчённо вздохнул - гитара не пострадала.
   Царапины зудели, руки сами тянулись их расчесать, но Холаф сдерживался. Бард быстро связал недавние ранки и внезапный приступ жажды. Осторожно положив суму и гитару под ствол сосны, он отправился искать противоядие.
   Множество растений Великого леса ядовиты, но не меньше там же произрастает и целебных трав. Яд, попавший с шипов тёщиного шиповника, можно было нейтрализовать либо промываниями из отвара корней зубачатки, либо приёмом внутрь отвара из той же зубочатки и резолиста, либо наложением кашицы из плодов гремячки. Либо же продолжать и дальше терпеть зуд, и ждать пару недель, пока спадёт опухоль и яд полностью выведется из организма.
   Резолист уже пожух, и лечебная сила его давно уже ослабла. Под кустом вишни Холаф нашёл молодые побеги зубочатки, но и они так же не годились - целебные свойства проявятся только к концу лета.
   Но удача улыбнулась ему в виде раскидистого куста созревшей гремячки. Бард осторожно собрал с десяток плодов и, устроившись рядом с ручьём, принялся аккуратно очищать орехи от твёрдой оболочки. Плоды легко лопались даже в непривычных к тяжёлому труду пальцах Холафа, раскидывая вокруг десятки мелких кусочков скорлупы с характерным звуком грома, идущего где-то вдали.
   Он разжевал горькие орехи и, улёгшись на плащ, осторожно нанёс получившуюся бардово-белую кашицу на царапины. Ранки тут же защипало, и руки снова рефлекторно дёрнулись к лицу. Бард сделал над собой усилие и всё-таки замазал все царапины.
   Теперь нужно не вставать некоторое время, чтобы кашица подсохла снаружи и не сползла с кожи.
   Холаф вытянулся на мягком ковре влаголюбивых трав, и уставился в небо. Светило уже перевалило за полуденный пик, тень сместилась, укрыв собой часть ручья и бродягу. Высоко-высоко, где-то под облаками, кружила стая птиц. Ветерок лениво двигал кроны сосен, и те тоже с величественной ленцой качались, поскрипывая стволами.
   Глаза разморённого солнцем и плодами гремячки барда помимо воли закрылись.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"