Чернояр Дмитрий : другие произведения.

Ночь В Царстве Теней (сборник стихов 2005-2007гг.)

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Собранные стихи с локального рабочего форума и из непотеряных тетрадей, найденные и написанные за период 2005-2007 годов.


   Ночь в Царстве теней (сборник 2005-2007гг.)
  
   АМБУЛА, КОТОРАЯ ПРЕ-, или пара авторских слов
  
   Большая часть стихов выстроена в хронологическом порядке, хотя попадаются и фрагменты вне дендрохроноса (сноску на енто слово давать не буду, читайте Головачева), попадаются также и песни, и отрывки из недописанного. В общем, если понравится - я рад, если нет - все равно рад)))

Д. Чернояр

  
   РИСУНКИ
  
   Мама пришла к ребенку: "Что, мальчик мой, нарисовал?"
   Ребенок вертит ручку: "Это, может быть, война."
   На листке сотни солдат, на листке крови потоки.
   По радио говорят: "Война на Ближнем Востоке!"
  
   Вновь мама подходит к ребенку: "Не спится, моя звезда?"
   Малыш отвечает ей грустно: "Распалась на части Луна."
   На листке кратеров сотни и осколки рвут небеса.
   Новости. Экстренный выпуск: "Рассыпалась наша Луна!"
  
   И мама вновь к ребенку: "Не надо, больше не рискуй,
   Ты лучше солнце, травку, людей, улыбки нарисуй."
   Но на листке на белом чернеет мрачный шар.
   И молчат телевизор и радио... Гаснут небеса, наступает Тьма.
  
   НАШ ПУТЬ (памяти Анжея "Cry" Ксшетусского, солиста и автора группы "StigMatiX")
  
   Так жестко звучать
   Не каждому дано,
   Смотреть и ждать
   Минувшее давно,
   Кричать во тьму и слышать эхо света,
   Но боль опять несет обломки лета.
  
   И слезы на крови,
   И время ни к чему,
   Чего-то не нашли,
   Смотрели на луну,
   Искали ночь, нашли лишь ломтик звезд,
   И вновь разрушен жизни мост.
  
   А взгляд слепых
   И немощных котят
   Разносит быль,
   Превносит в вены яд,
   И жесткие стихи звучат на фоне риффа,
   Но манит вновь разверзстая могила.
  
   И этот крик
   Рождает снова боль,
   И каждый миг
   Так сложно быть собой,
   Неровных строк дрожащая тропа,
   Здесь так легко сойти с ума.
  
   Забыть себя,
   Уйти и не вернуться,
   Найти слова,
   Что в сердце отзовутся,
   Но вновь в душе руины и зола,
   Замолкший голос... Рваная струна...
  
   ИЗНАНКА
   посв. Кристе
  
   ...Там Луна чуть сколота и в шрамах,
   там мессы Дьяволу творятся в черных храмах,
   там говорят, и дышат, и страдают странно,
   и правит там большая немая обезьяна.
   И если ты попал туда, по воле или нет,
   считай, что навсегда покинул белый свет,
   и, чувствуя клыки на шее, - найденный ответ,
   ты не умрешь, ты мертв на сотни лет.
   Ты помнишь свет, но обречен на тьму,
   у ночи навсегда останешься в плену,
   и, иногда трезвея, но в бреду, творить Ему
   молитвы и клясть проклятую кровавую Луну.
   И смерть теперь так близко, но все же далеко,
   и сердце память рвет, ей грезится тепло,
   но день потерян навсегда, а в сердце ничего,
   навеки в твердый лед обращено оно.
   И мир как замкнутый питомник страха,
   в ночи все тайное, все постоянно наизнанку,
   у вечной не-жизни нет, не будет краха...
   Свихнулась та душа, навеки стала Мраком.
  
   (с) by devi! февраль 2006
  
   ИСПОВЕДЬ ВТОРАЯ (ПОКАЯНИЕ)
  
   На опушке бетонного леса,
   претендуя на статус героя,
   я снова стою с мировоззрением труса,
   со взглядом стального покроя,
   Как будто бы все в порядке,
   и все проблемы давно решены,
   но с совестью зря играю я в прятки:
   мои стихи никому не нужны.
  
   Может, кому-то они и по нраву,
   но остальные в них видят дерьмо,
   с напором бьющее из водопроводного крана,
   с радостью заполняет стаканы оно,
   А мне что за дело до этого вздора,
   я знаю одно - в стихах моя суть,
   клеймам нет места на мне для позора, -
   все это так - не обессудь.
  
   Но в лабиринтах весенних развалин
   так грустно и больно быть одному,
   и потому я опять заплутал в бетонных подвалах,
   в надежде увидеть сквозь стены луну,
   И может кому предстану я богом,
   только лишенным божественных сил,
   и путь освещу от дороги до дома, -
   и кто-то мне скажет:
   -Твой Бог тебя
   Давно
   Простил...
  
   (с) devi! 28 марта 2006
  
   ***
   но тех, кто ушел, уже не вернуть...
   нет места для слез, разрушенный мост...
   мы опять остаемся - проходим свой путь...
   тропа слез и печали, кого-то не ждали....
   где-то опять пустота пыльных слов...
   где-то камни молчат, где-то реки журчат...
   где-то есть мир на ладонях богов...
   где-то нет тьмы... нас там встречают они...
  
   ***
  
   ВРЕМЯ, ШАГ, КРУГИ И ПОВОД
   потерявшимся с пожеланием найтись...
  
   Мы блуждали где-то во вчера,
   И обменяли время на улыбки,
   Но не понимали смысла бытия,
   По радуге ползли со скоростью улитки.
   А каждый встречный норовил
   Нам путь-дорожку указать,
   Как будто нету дел других,
   Как будто к спеху умирать.
   Но мы брели, лениво, с грустью
   Взгляд устремляя в небеса,
   А сердцу было тесно с грудью,
   По мыслям мчалась полоса.
   Мы снова вроде понимали,
   Что торопиться ни к чему,
   Но что-то нас тянуло в дали,
   Глядеть сквозь солнце и луну.
   И почему себя не знали,
   И почему размен не в масть...
   Мы все в кругу одном блуждали,
   Боялись мы как снег - пропасть...
   И может что-то не случилось,
   И что-то где-то не срослось...
   Но мы не видим ни причины,
   Ни повода - дарить кому-то злость...
  
   И где-нибудь на пятом небе,
   Ползя по радуге чудес,
   Мы снова будем в жизни теме,
   На самом краешке небес...
   Где черный ангел и белоснежный бес
   С улыбкой к выходу направят...
   Кто с временем, кто с счастьем, кто и без -
   Уже ничто и ничего не променяем!...
  
   18.04.06
  
   SILENTIUM AD INFINITUM
  
   Ты снова молчишь... Думаешь, мне от этого легче?
   Может, не больно?.. Но это все бред!
   Жизнь опять обломала мне крылья и давит на плечи,
   Я не вижу смысла жить, когда тебя рядом нет.
  
   Ты снова молчишь... Что же мне делать теперь?
   Смешно расстоянье в сто лет одиночества...
   Грузом планеты придавлен, как зверь,
   Снова матом пишу на стенах пророчество.
  
   Ты снова молчишь... Может быть, это приятно тебе?
   Я чувствую каждый шаг паранойи в себе,
   Я вижу хитрый прищур на бледной луне,
   А тебе все равно... Может, все дело во мне?
  
   Ты снова молчишь... В чем я виноват?
   Ну улыбнись, прошу, улыбнись хотя бы, Малыш.
   Последний взгляд в небо... По венам струится яд...
   Я жду хотя бы слова!.. Но ты снова молчишь...
  
   19.04.06
  
   ***
  
   Я искал свою вечность в стеклах витрин
   вчерашних побед и красивых слов,
   но даже в толпе оставался один
   и не знал, как переступить порог
   того, что всегда оставалось за гранью,
   но не покидало границ моих глаз,
   и я брел, выбирая слепые пути обмана,
   и никто мне не был как указ;
   но однажды споткнулся о трезвые дни
   и не понял, что след оставляло во мне,
   и лишь позже во тьме проступили огни,
   и не дали мне заблудиться в себе,
   а вокруг проносились линии света,
   ореолом тепла рисовали улыбку,
   и глаза отражали у моря рассветы,
   говорили, что кончились пытки,
   и вода расступалась, принимая меня,
   я в руке ощущал тонкие пальцы
   девушки той, что мне подарила всецело себя
   и научила
   одиночества
   не бояться...
  
   [ФРАГ]Менты
  
   ***
   Ненаписанных слов арабскую вязь
   Читаю, боясь предать бумаге
   Зыбкую веру нового дня
   И загнуться в близлежащем овраге,
   Вне карты и бляшкой на флаге,
   Разорвав невыраженных слов арабскую вязь.
  
   ***
   ...они идут мимо,-
   в глазах пустота,-
   люди, не пишущие стихов...
   Им неведом страх,
   идут напролом по черепам,
   жизни не видят в стихах
   и не знают, что умерли сами...
  
   ***
   Выхода нет. Да сдохнуть не время,
   Сломанных крыльев утрачена боль,
   Сорваны ногти, тяжелое бремя:
   Выжить и правду свести на ноль...
  
   ***
   Они придут к утру,
   Спиртного принесут,
   Поздравят с Новым годом
   И вновь гулять пойдут.
   И они не знают боли,
   Ломанный ритм забирает свое,
   Истерзанный лист пунктиром по роли
   Делит жизнь на "твое" и "не мое".
  
   ***
   Если снег на ладони не тает,
   Значит, мертвая эта ладонь...
   Аркадий Кутилов
  
   Пустая капля на ладони,
   Ладонь, холодная, как снег,
   В глазах следы былых агоний
   И новой смерти блеклый смех.
   А в тишине бежит слеза,
   Слеза, но сладкая, как сахар,
   Да в небе будет вновь гроза,
   Гроза, как вековечный фактор.
   А в темноте сгорела тень,
   А тень рассыпалась на пепел,
   Остатки мыслей выжег день
   И новый прах пустил на ветер.
   А в пустоте родился снег,
   Снег, так похожий на огонь,
   И превратился ночью в свет
   И каплей лег он на ладонь...
  
   ВЕСЕЛОЕ СЛОВО ИЗ ПЯТИ БУКВ [ВОЙНА]
  
   Разбитые слово и время
   Нанизаны на паруса
   На черные паруса пепла
   Через пепел идет полоса.
  
   Пропускная полоса лжи
   Выбирает, конечно, зло
   Зло смеется во ржи
   Ну а рожь? Ей все равно.
  
   Разрывают себя на куски
   Люди, спасая себя
   И у шлюхи твердеют соски
   Когда слышится слово "Война".
  
   И красные реки текут
   Уносят с собою мясо
   А пуля целует кнут
   Как это пошло и грязно.
  
   Раб - ракета восстал
   Он изнасилует небо
   Он разорвет облака
   Очень больно... нелепо.
  
   А ножи отрезают куски
   Кровоточат мёртвым тела
   И у шлюхи твердеют соски
   Когда слышится слово "Война".
  
   И паруса на горизонте
   Черные паруса пепла
   Проплывают по пехоте
   И равняют её с ветром.
  
   Танки утюжат мосты
   На мостах - снова тела
   Начинают пухнуть мозги
   Слишком много зла
  
   После бомб остаются куски
   Под всеобщую песню зла
   И у шлюхи твердеют соски
   Когда слышится слово "Война".
  
   ХРЕНОВОЕ НАСТРОЕНИЕ
  
   Ты сказала, что я
   Циник и эгоист,
   Я это знаю давно,
   Это тебе не раз говорил,
   А ты просто смеялась, -
   Типа, все в шутку,
   Так вот, получай -
   Я шутить не умею.
   Я не знаю иного,
   Кроме как ложь,
   Правда слаба и никчемна,
   Она не способна выжить,
   Ты ведь знаешь меня,
   Ты видишь меня,
   Мои мысли кривы,
   Как бред шизофреника.
   Идеи мои никому не нужны,
   Ты сказала, как правильно
   Мне их использовать,
   И указала мне на окно,
   Типа, люди могут летать,
   Не хочешь проверить,
   Есть ли крылья
   И примет ли небо?
   Знаешь, мне уже
   Давно все равно,
   Если нету тебя,
   Смысл какой
   Пробиваться по дням,
   Довольство искать,
   Зачем просто жить
   Потерявшим себя?
   Может, когда-то
   Это поймешь
   Но поздно будет, увы,
   Меня уже не вернуть,
   Так какая разница:
   Гений или злодей,
   Псих, эгоист или цинник?..
   Пока есть время, надо любить.
  
   КОШКА (Кристя, just smile!!!)
  
   Ты недавно совсем улыбалась
   И твой смех был искренне-чистым,
   Ты мне чем-то котенка напоминала,
   Пушистый комочек, прелестно-когтистый.
   А теперь ты повзрослела, по-другому видешь жизнь,
   И коготки твои стали когтями, так похожи они на ножи.
  
   Из котенка ты стала кошкой,
   Рядом всегда, но сама по себе,
   Видешь то, что не видят другие,
   Я представляю, как сложно тебе.
   В этом мире много преград, но их легко обойти,
   И ты это знаешь, сама все прошла, никому не сказав: "Помоги".
  
   В синих глазах, сжелта у зрачков,
   Небо нездешних печальных земель,
   Ты его не подаришь ни мне, никому,
   Но так нехватает запасных путей.
   В перекрестках зимних ночей ты лишь тенью скользила по тьме,
   Пушистый комок, но зубки и когти всегда наготове, ты всегда сама по себе.
  
   Кто ж сил наберется все это сказать,
   У кого же их хватит, чтоб это поведать?..
   Я все же надеюсь, что есть еще шанс,
   И, Господи, пусть он не будет последним...
   Ведь с кошкой гораздо сложнее, с ней меньше покоя...
   Во взрослую кошку превратился беспечный, робкий котенок.
   И теперь ты повзрослела, по-другому видешь жизнь,
   И коготки твои стали когтями, так похожи они на ножи;
   Грациозность и тонкость, опасность и страсть, нежность и ярость...
   Острые когти, острые зубки, но ты все равно котенком осталась.
  
   (c) devi! 10.05.2006
  
   ЖЕСТОКОЕ НЕБО-1. ИНКВИЗИТОР
  
   сижу где-то под небом
   где-то мои догорают костры
   где-то моя Вселенная рухнула
   по одному умирают Христы
   и чья вера сильнее
   у кого правды больше
   не будет ответов
   на эти вопросы
   кандалы стальной девы
   кокон испанских сапог
   я правду искал в сознании
   но найти ее не смог
   черный балахон сокроет взгляд
   не смотри мне в глаза
   в них поселилась Смерть
   и правит мной только она
   и на кострах книги и люди
   чьи-то страданья и чья-то боль
   мне никогда не найти пониманья
   что значит любить и что есть любовь
   и вот Старший демон мне смотрит в глаза
   он не боится проклятий моих
   он как химера всегда по пятам
   в обители скорбей земных
   он мне говорит что я потерялся
   что я оступился но путь еще есть
   что не поздно еще повернуть
   что Богу угодны коварство и лесть
   что наши законы опять оплошали
   что на кострах святые сгорали
   что дымом ушел не один Иесус
   и что зубы острее наши не стали
   и что силе своей не знаем предела
   что бесчинства творим в суетной вере
   я слушать не стал в келью ушел
   Бога спросил о слёзах крови и вере
   скажи мне Отец что это не так
   что не зря от руки моей гибли люди
   ответил Господь ТЫ ПОЗЖЕ УЗНАЕШЬ
   и тихо добавил ВСЕ ТАМ БУДЕМ
  
   ЖЕСТОКОЕ НЕБО-2. ВОПРОСЫ
  
   после каждой молитвы смотрю в небеса
   может дошла до небес просьба моя
   только глухи небеса только немы облака
   и в мире лишь верен закон кулака
   если ты хочешь жить и любить
   ты должен силы найти чтобы убить
   не спросят тебя - ты против иль за
   ценится как пыль чья-то слеза
   слишком жестоко в мире живем
   только кусаем все крушим и рвем
   и молитвы наши не творят чудес
   у нас нету веры чтобы достигли они небес
   может их слышат но там все равно
   ну а мне остается только одно
   после каждой молитвы смотреть в небеса
   может дошла до небес молитва моя...
  
   ПИСЬМО
  
   Знаешь, мне так много всего нужно было тебе сказать...
   Что не могу без тебя, что без крыльев - так сложно летать...
   Что вчера не вернуть, но хотелось бы в нем остаться...
   Что без тебя никогда не смогу рассмеяться...
   Что сломаны ручки и грифель лишь цел,
   Что тебя поцеловать я так и не посмел...
   Мне так плохо одному... И рядом нет тебя...
   Черным зрачком смотрит с неба Луна...
   Что посадочные огни сигарет никогда не угаснут...
   Что слишком много в огонь подлили мы масла...
  
   Я не хотел, ты ведь знаешь меня - это все не со зла.
   Слишком страшно быть одному... И ты тогда не пришла...
   В тихой комнате не затихает мой измученный крик...
   И я знаю, что у меня есть еще только миг...
   Я сорвусь без тебя с этого неба без звезд и луны,
   Может, когда-нибудь мы будем снова вольны
   Сделать свой выбор, не боясь быть смешными,
   Не боясь потеряться и не став навеки чужими...
   А дрожащие руки знают ответ на молчаливый вопрос...
   Его эхо по комнате вчерашний ветер разнес...
  
   Я тебе еще напишу... Мне так много надо сказать...
   Я пока еще помню, где тебя мне искать...
   Я уже не надеюсь на скорый ответ...
   Новых писем нет... подари мне свет.
   Если вспомнишь меня, кто я такой...
   Еще люблю, еще целую, вечно твой...
  
   "АГГЕЛ" (for Kristya)
  
   Куда делись те времена, когда я умел прощать?
   Почему же теперь лишь пустота, и боль, и тоска?
   Почему никогда ничего правильно не мог сказать?
   ... Уже все равно, меня поднимают два черных крыла...
  
   Мое место извечно было в Аду, думал, вернусь...
   Распрощаться не успею, жизни не испорчу, просто класс...
   Но почему теперь виски ломает тихая грусть
   И не могу смотреть в глубину этих глаз?!
  
   Черные крылья белого аггела, белые черного...
   Слишком жесток для Рая, слишком добр для Ада...
   Слишком часто примерял лик постороннего,
   Когда быть просто самим собой было надо...
  
   Ты уже никогда не простишь - ты прощать не умеешь...
   Аргументы, допросы, пытки словами и взглядом...
   Но если во мне еще что-то есть хорошее...
   Я уйду... Но незримо всегда буду рядом.
  
   (с)devi! 10.07.2006
  
   ***
   Деструктивная реализация
   Закона самовнушения -
   Фактически та же лоботомия
   Гению непришедшего.
   А когерентно выраженная,
   Она несет опустошение,
   Выжигает начисто душу
   Любви не нашедшего.
  
   Небо мне улыбнулось беззубой улыбкой:
   Ты правильно понял, дружок...
   Сколько вольт через тебя проходит, навскидку,
   Сможешь сказать, или шок?
   Я улыбнулся в ответ по-щенячьи,
   Гордо оскалив стальные клыки:
   Я ангел сгоревший, да, я горящий,
   Но мне не сойти с моего пути.
  
   Так ветер шептался с отраженьем луны,
   Что довольно плескалось в мутнеющей луже,
   А люди тихо глотали слезы и давили курки...
   Они знали - им
   уже никогда
   не станет
   лучше...
  
   ***
   В кабаллу этого мира попав,
   Ты не знаешь уже, где ты прав и не прав,
   Ты не видешь ни света, ни тьмы,
   Нет фонарей на всем протяженьи пути.
  
   Этих дум и печалей фарш,
   Этих праздничных дней траурный марш,
   Этих глаз неживое тепло,
   Этих рук холодеющих не коснется никто.
  
   И не знаешь уже - любим или нет,
   И не помнишь уже: прошло сколько лет
   С той поры, когда понял все,
   И теперь остается тебе лишь одно.
  
   Упрямо ползти или упасть,
   Дорогу вслепую найти или пропасть,
   Узреть, как свет становиться тьмой, -
   Теперь весь выбор лишь за тобой.
  
   Только ты сам это решишь,
   Только ты сам это поймешь и небо простишь,
   Или останешься злобным и грубым,
   Или покой ты найдешь, лишь попав под пули.
  
   Выбор граничен и ярок,
   Отмечен в ровных клетках школьных тетрадок,
   Ты сам себе этот плен написал,
   И свободу найдешь теперь только ты сам.
  
   ***
  
   Бледный потолок убивает взгляд
   и глаза пусты, и чувства - не щадят,
   я опять смотрю в разбитое стекло,
   отражение мое - боль, и скорбь, и лед.
   Бесплотной тенью в ночных переулках
   измеряю шагами все убитые чувства,
   все истлевшие мысли, все воскресшие скорби,
   я скорее уйду, чем смогу тебя непомнить.
   К чему эти споры, упреки, вопросы?
   Быть рядом хочу, но кто меня спросит?
   Меня ветер в дали где-то вечно носит,
   так обнять тебя хочется и сказать: "Не бойся!"
  
   Но новые индексы страха
   в днях укрепились прочно,
   мне кажется, по мне плачет плаха,
   нет, не кажется. Это точно.
   За все те слова, что сказал,
   фразы, что могутт обидеть;
   слишком много мечтал
   и очевидное не хотел видеть.
   Я знаю, грустно тебе,
   но помочь уже не могу,
   я аморфность давлю в себе,
   от привычек свойских бегу.
  
   Только тропка скользкая, только мысли - грубые,
   каменно-увесисты, как стальное пугало,
   и судьба напутала, а мне бы только чудо бы,
   да с тобою рядом быть, остальное - надо ли?
   Я уже себя не знаю. Что-то очень опечален,
   что-то стал я неэтичен, и на капельку - статичен,
   бля, чёт много этих спичек
   поджигают тот костер, на который я взошел.
   Знаю, это ахинея, это рифмы повеленье,
   знаю, я опять сорвался, встречи отмечая красным,
   только слишком мало красок
   в этом мире слишком странном,
   где все точно и по граммам,
   где все смотрят мелодрамы,
   а что в жизнь приходят драмы -
   это как-то невдомек...
   Это как-то деревянно, непрактично, многогранно...
   В общем,
   нету
   больше
   слов...
  
   (c) devi! 2006!
  
   -=FIGHT WITH SHADOW=-
  
   весьма потрепанным и общипанным, но непокоренным, посв.
  
   Всегда вперед, всегда гурьбой,
   Да вот рассыпан голос мой,
   Ответа нет, а свет - живой,
   Так в чем же дело - расскажи.
  
   И почему разбита бровь,
   И отчего разлита кровь?
   Но небо открывает вновь,
   Что этот бой - с самим собой.
  
   Да разве дело - мир делить,
   Кусок рвать больше, больше пить,
   Не воровать, молчать, забыть,
   Что есть любовь и стоит жить?
  
   А кто ответит, да за нас?
   Кто руку даст в последний час?
   А слезы капают из глаз,
   Рождая новой жизни глас.
  
   Бросок вперед, бросок гурьбой,
   Не прозвучит в душе отбой,
   Сжав кулаки, продолжить бой,
   Бой с тенью да с самим собой.
  
   ЛОХОТРОН
  
   ORION'у и Скромняге с респектом
  
   Я рожден в СССР, в славном городе Куса
   Челябинской губернии в год 1986 от
   Рождества Христова на грязной планете Земля,
   Через полгода которая после меня
   Узнала, что такое Чернобыль...
  
   Вот очередной срок мне напророчил Бог,
   Как нож в бок или лбом об порог,
   Я выдержать не смог, не потому, что лох,
   А просто на душе не зарос еще ожог.
  
   В роддоме мне поставили диагноз:
   Мальчик, три шестьсот, весь в папу,
   Я орал акушеру: падла, убери от меня лапы,
   Но ему было похуй, да и ладно.
  
   Типа подрос и отучился, все смысл искал,
   Проникая в туман листьев каннабиса,
   Что есть жизнь и почему она не резиновая,
   Почему сто лет максимум и никакого выхода на бис, а?
  
   Одноразовая игра, называется жизнь,
   Сцена одна, не жди выход на бис,
   Игра-лохотрон, называется жизнь,
   Здесь никто не крикнет - выходи на бис!
  
   Я уходил в поиск все дальше и дальше,
   Мысли стали подобны ядерной каше,
   Кастанеда и мескалин, мимо Заратустра проходил,
   А это че за дебил? бля, снова зеркало разбил.
  
   И я в небо кричал, брызжа слюной:
   Эй, ты, хозяин неба, и кто там за тобой?
   Выходи, ты ответишь за тех, кого нет,
   И мне поебать, кто ты такой - выходи на бой!
  
   Годы шли, примеряли гробы и дивились четным цветам,
   Уходили друзья, чуял - скоро отправлюсь и сам,
   Только бог сказал: Не видать тебе бесплатной путевки в Рай...
   блядь, я так и знал - придется в Аду отдыхать!
  
   Одноразовая игра, называется жизнь,
   Сцена одна, не жди выход на бис,
   Игра-лохотрон, называется жизнь,
   Здесь никто не крикнет - выходи на бис!
  
   МОЯ ГРУСТЬ
  
   К черту все эти мысли, порядковые числа,
   Что вновь и вновь достичь не смогут высей,
   Отлично, не вижу смысла жизни, и вне лыжни
   Теперь иду и не смотрю, есть ли рядом ближний,
   Наверно, так оно и надо, записка в ванной
   Кровью на кафеле в ванне окровавленной:
   "Не ищите меня, ведь я убит или отравленный",
   Ставлю маркеры маркерами, а остальное - в баню,
   Обидно, что зла не вижу и что добрый,
   Наверно, где-то бодрый, команда "Вольно!"
   Прозвучала вчера в глубинах Преисподней,
   Только не верю в зло Дьявола и гнев Господен.
   Отлично, убили мысли, вогнали в депры,
   Конкретно, но все уже не важно, лажа,
   И на душе чернеют пятна сажи,
   Страшно, но воля стала вдруг бумажной,
   Как змей напрасно ищет в небе лета,
   Крылья не вынесут лживого ветра и нету ответа
   В словах: "Не бойся, я тебя жду". Наветы.
   Мне нахрен все это теперь не нужно. Я ухожу.
  
   Я ушел, я пропал, я исчез,
   Тропинкой в поле, да через лес,
   Не ждите меня, я не вернусь,
   Ветер задует следы, убъет мою грусть.
  
   И жребий брошен, и кто уйдет, неспрошен,
   Где Макс и Ольга? Вопрос хорош подброшен,
   Они были как и мы, под тяжелые риффы
   И агрессивные рифмы они слагали напевные ритмы,
   И Игоря нет, они все втроем,
   Могилка к могилке - рядом лежат,
   Игорь оставил кучу ребят, они не дрожат,
   Он впрягался, им помогая не попасть в повседневный Ад.
   И в памяти лишь останки "девятки",
   Кровь на земле и на асфальте, в прятки
   Играют с жизнью они, ну а мы?
   Мы в них верим. Все. Без остатка.
   И чертовы рифмы прут как из крана,
   Но с...ки не дождутся суицида - рано,
   Рана за раной, ритм слишком рваный,
   Но я не умру, обойдетесь, - х... вам!
   И мне по барабану, глубока ли рана,
   И я скалю зубы тем, кто остался,
   Здрасте, не слишком ли я рано?...
   Нет, не жду. Я в черное небо плюю,
   Меня не ждите, я ухожу.
  
   [(шепотом:) И когда-нибудь, наверно, очень скоро, я приду туда, где Игорь смеется, Макс поет и Ольга выводит солягу... Я буду там. Я ухожу...]
  
   Я ушел, я пропал, я исчез,
   Тропинкой в поле, да через лес,
   Не ждите меня, я не вернусь,
   Ветер задует следы, убьет мою грусть.
  
   отылек (Lucituri-2)
  
   ...И лишь невесть откуда взявшийся мотылек бился тельцем о стекло, нарущая полную тишину...
   Т. Вулф Томсон, Мотылек
  
   Я рожденный во Тьме, но идущий на Свет,
   я сгораю в огне, не найдя ответ.
   Я иду по следам былого Вчера,
   в лепестках огня растворяется тьма.
   Я иду по тропинке призрачных грез,
   а на яркой картинке нет места для слез.
   Я отринул себя, погружаясь во мрак,
   я лишь жертва огня, вот так.
   Но из точки моих покалеченных крыл
   новый свет путь укажет тем, кто его позабыл.
   Я открою дорогу всем тем, кто заплутался в себе.
   Я рожденный во Тьме. Но идущий на Свет.
  
   ЗАПЛУТАВШАЯ ДУША
  
   Наверное, аист принес меня со склада бракованных запчастей...
   (с)Чернояр
  
   Заплутался я по свету,
   Ни друзей нет, ни подруг,
   Есть лишь только сигареты...
   Темнота вокруг.
   И чего мне не хватало?
   Было все и в раз...
   Тепла лишь было только мало,
   Да любимых глаз.
   Отказался сам ведь - помню! -
   где-то в чем-то разошлись...
   Заплутался я по свету...
   И дороги - не сошлись...
  
   ***
   Нечетные дни нечеткими точками,
   Тихий вопрос: "Чё там?" вдоль экранной развертки,
   На дереве боли ярость набухает почками,
   Болт воли ослаб без помощи отвертки.
   Пунктирами рваными дни и годы,
   От неба бессмысленно ждать прощения,
   Ожерелье горечи не сделает погоды,
   Не проси Бога простить все прегрешения.
   Венами вспороты мышцы забвения,
   Цепи плотно держат ошейник скорби,
   Стал тонким, прозрачным, почти привидением,
   Как кару несу обязанность помнить.
   В этих осколках не будет решения,
   Раны рваные, края суровыми нитками стянуты,
   Мое черное небо читает приговор без вступления,
   Но нервы разрядами бьют, и друзья не помянуты.
   И мне теперь только одно суждено:
   Не говоря "Но" забится на дно, - ему все равно,
   А мне там тепло и, вообще, хорошо,
   Но помню - это мой крест - помнить то, что было давно.
  
   ВОСЕМЬ СТРОК
  
   Снова по первому снегу,
   Снова с разорванным сердцем,
   Это конец моей неги,
   Словно в глаза красным перцем,
   Словно по сердцу наждачкой,
   Словно по памяти лезвием...
   Снег не клялся удачей,
   Падая перьями белого лебедя...
  
   ВОЛЧЬЯ
  
   Идет охота на волков, идет охота!...
   В.С. Высоцкий
  
   Слепыми, голодными, рождались щенками,
   Чтобы стать псами или волками,
   Сильными, быстрыми, с глазами злобными,
   С оскалом бешеным, клыками острыми.
   Кто-то так и остался дворнягой никчемной,
   Стыдливо скулящей и лижущей руки,
   Кто-то стал псом, смертью в наморднике,
   Способным убить, но мрущим со скуки.
   А те, кто сильнее, не шли с остальными,
   И деревянные мечи в их руках становились стальными,
   И росли клыки, и острее были когти,
   Дикий взгляд, устремленный в свободное поле.
   Бывало, в стаи сбивались, чтоб быть сильнее,
   Чтоб быть сердитей, чтоб быть страшнее,
   Но стаи ведут вожаки, ставя свои законы,
   Силен только один, остальным же - бить поклоны.
   И неслись одиночки, хитрые, сильные,
   Поперек течения, чтобы уцелеть и подняться,
   Сбоку оставались хилые, но стильные,
   Давящие улыбку, но не умеющие смеяться.
   А по следу шли охотники цепью,
   Волчьи клыки и шкуры были их целью,
   На цевье ружья вырезали имя Зверя,
   Им тоже хотелось на противоположный берег.
   И когда загоняли в тупик, закрывали выход,
   И времени было только на вдох или выдох,
   Не оставалось ничего, кроме как ответить
   На удар ударом, как умеют звери.
   И бросались на ружья, тяжелея от пуль,
   Что пробивали навылет шкуру и грудь,
   Чтобы челюсти на глотке врага сомкнуть замком,
   Чтобы запомнили волка, который родился щенком.
  
   СУМЕРКИ МИРА (По одноименной книге Генри Лайона Олди)
  
  
   Я не твой вариант Ржавых небес,
   Я не неба кусок, а свободы глоток,
   Мне ветер доверит осколки чудес,
   В бессмертье богат мой проклятый брат.
  
   И Тропой прокаженных уходим отсюда,
   Где вечный холод и жуткий голод,
   Мы уходим туда, где верят в Чудо,
   Не рвут зло жилы, друзья где живы.
  
   Там нас ожидают Пенаты Богов,
   Бес Марцелл укажет нам цель,
   Там Зверь закрывает Бездны полог,
   Скрипнула Дверь. Стало тихо теперь.
  
   Дети бессмертных и дети Зверей, -
   Они не знают грехов своих великих отцов,
   И мы вместе входим в ту Дверь,
   Чтоб выжил ближний ценой наших жизней...
  
   ГРУСТНО...
  
   Потеряный сын вчерашнего утра,
   Господи, прости, в душе так мутно,
   Муторно от сладости минутной,
   И грустно, грустно из минуты в минуту.
  
   Я вчера сумел немного взлететь,
   Но к земле вновь притянула действительности плеть,
   Со сломаными крыльями нелегко мне петь,
   Но жало дня научит, как эту боль стерпеть.
  
   И вот уже небо дрожало в страхе,
   И скалили клыки какие-то собаки,
   Я уже лежал головою на плахе,
   Но тихо было в больничной палате.
  
   Господи, прости, что не верил,
   Слишком грустно, что закрыты двери,
   Что в окнах не вижу ни звезд, ни неба,
   И доктора уверяют - я не последний.
  
   Я не последний, кто видит иначе,
   Здесь так не принято, считают проказой
   Свойство видеть все под другим углом,
   Теперь решетки на окнах и белые стены имеет мой дом.
  
   Не суди строго их, Господи, пойми,
   Если я вижу только половину, то они с рождения слепы,
   Как можно обвинять покалеченных жизнью? Они
   Все равно не смогут разглядеть свои следы.
  
   И вот потеряный сын тонет в грусти.
   Утро. Пасмурно. Отсутствие пульса.
   Незаконченная баллада в напутствие
   Тем, кому без смысла в жизни было пустно...
  
   Грустно. В душе вновь пусто, чувства
   Уже не имеют ни индексов, ни номеров,
   Господи, не жалей последних потеряных детей
   Вчерашних дней и ночей... Их место среди теней.
  
   И я уйду, оставив больное тело,
   Оно устарело, оно слишком бренно,
   Но душе нужна свобода всенепременно,
   И ради нее кто-то глотает таблетки и режет вены...
  
   Потеряный сын не вернется уже,
   Господи, я вижу твое отражение в мутной луже,
   И от грусти в душе немного муторно,
   Только поздно для тех, кто обрел вчерашнее утро...
  
   (...)
  
   ***
   Нежности так не хватало мне,
   Упрямо сидел на окне, в тишине,
   Курил с жаждой одиночества в пустоте,
   Кружка чая на столе и тени на стене.
   Неуютно где-то внутри, на душе,
   Оттого, сижу в тишине, на окне,
   А богатый дядя вылазит из "порше",
   Вместе с моделью, идущей на ше-
   Лест банкнот хрустящих, зеленых,
   А в душе холодное стальное море,
   Я помню тебя, но забирает горе
   Забытое в спорах, чтобы убить новое,
   То, что почти слышимо, но не зримо,
   Настояно на странных отношениях,
   Видно, не у судьбы глаз не было,
   А сам я ослеп и с Олимпа низринулся.
   Не прощай меня, Смогшая меня понять,
   Я не смог тогда, в одиночку, свою ношу поднять,
   Я не смог прыгнуть чуть дальше крыши,
   Но теперь о тебе осталась лишь память,
   Красными пятнами на стенах черных
   Горечи и страдания, и непонимания,
   Курил и смотрел в окно, в темноту,
   Потом просыпался в холодном поту,
   Помнил, что тебя теряю в горячечном бреду,
   Что в воду черную вхожу и тону,
   И ты тоже тонешь, но я спасаюсь,
   Прыгаю обратно и просыпаюсь,
   Чувствуя тепло твоих крепко сжатых пальцев
   На моих искалеченных порезами запястьях...
   Так что же было не так? Неправильно?
   Неловко и как-то странно? Тривиально?
   Не замечал нужного и не дарил нежности...
   Поздно уже, я на Краю вечности,
   В двух шагах от неизбежности и злобности,
   Тридцать ударов плетью небрежности...
   Все... Не изменить неизбежности...
  
   И эта музыка, что в наушниках играла,
   Как-то странно душу ломала
   Агрессией голоса и битами рваными,
   Помогая забыть о том, что мы разные,
   Что немножко неправильно начали все
   И продолжили так же - невнимательно,
   Не обращая внимания на муки совести,
   На стоны сознания, и струны порваны,
   Мы теперь по разные мира стороны.
  
   И фрустированная действительность плетью
   Учила выбирать между темным и светлым,
   Но сознание отказывалось во все это верить,
   Ведь проще быть слепым и ничего не ведать,
   Чем во что-то верить, даже не зная во что,
   Но новые беды научат этому запросто,
   Даже думать не надо, и от того пакостно,
   Немного больно и грустно. И нет радости.
   Нежности - вот чего так не хватало,
   Но теперь даже мысли темны и тело устало
   От того, что не видим никакой разницы
   В буквах из звуков и звуках без крайности...
  
   (...)
  
   ЛИРИКА #1
  
   Одноцветная ночь и целуешь глаза,
   Словно боясь остаться одной,
   В небе лишь ты и седая луна,
   Ну я навсегда остаюсь за чертой.
   Я опять остаюсь и не смею мечтать,
   Не дано мне сквозь стены ходить,
   С высоты вечерних полей красота
   Не спасает и может убить.
  
   Не бойся и не плачь, - я тут, я здесь.
   Я тебя не смогу потерять.
   Слез не роняй и не грусти, - я тут, я здесь.
   Я тебя никому не отдам.
  
   Безпросветная ночь и уходит гроза,
   И тебе быть привычно одной,
   Усталые руки и с грустью глаза,
   И страданье на дне, и плещется боль.
   Ты уходишь во мрак, слезы роняя,
   Словно бы был проигран тот бой,
   Словно бы потеряла ключик от Рая...
   Но я бегу вслед за тобой.
  
   Не бойся и не плачь, - я тут, я здесь.
   Я тебя не смогу потерять.
   Слез не роняй и не грусти, - я тут, я здесь.
   Я тебя никому не отдам.
  
   (...)
  
   МОЙ РЖАВЫЙ АНГЕЛ... (для группы [PO]GHOST)
  
   Когда это было? Наверно давно,
   Настолько, что помнить уже не дано,
   Когда ты вернулся, так и не поняв,
   Что твой мозг заменили на говно.
   И вот ты уже немерянно крут,
   И уважают все тебя вокруг,
   Только ловишь себя ты порой на мысли:
   Где же твой спасательный круг?!
  
   И когда тебя унесет ко дну,
   И душа обуется в белые кеды,
   Ты еще вспомнишь, мой друг,
   Что кровь твоя бежала по венам
   И бежала она, украшая стены
   Вновь и вновь рисуя на них силуэт
   Того кто всегда остерегался измены
   И ржавыми перьями устилал
   Свой след.
   Того кто всегда остерегался измены
   И ржавыми перьями устилал
   Свой след.
   Ангел с крыльями цвета крови
   Ангел с крыльями цвета ржави
  
   Когда это было? Наверно давно,
   Ты это помнил, но помнить устал,
   И вот ты вернулся, так и не поняв,
   Что твой мозг земенили на дерьмо.
   И вот ты кричишь каждую ночь,
   Каждая ночь приносит кошмары,
   И я знаю, что тебе уже не помочь,
   Это старой смерти новые главы.
  
   И когда тебя унесет ко дну,
   И душа обуется в белые кеды,
   Ты еще вспомнишь, мой друг,
   Что кровь твоя бежала по венам
   И бежала она, украшая стены
   Вновь и вновь рисуя на них силуэт
   Того кто всегда остерегался измены
   И ржавыми перьями устилал
   Свой след.
   Того кто всегда остерегался измены
   И ржавыми перьями устилал
   Свой след.
   Ангел с крыльями цвета крови
   Ангел с крыльями цвета ржави
  
   (c) devi! 2007
  
   ЛУННАЯ ПЫЛЬ
  
   Уставая на каждом шагу,
   Слышу голос тихий и с проседью,
   Оставаясь у неба в плену,
   Остаюсь вновь неедине с осенью.
  
   Кто не слышит печальное,
   Как-то и где-то в мирах заплутавшее,
   Я вижу лишь изначальное,
   Крылья и силу падшему давшее.
  
   Обращаюсь я снова в прах,
   Смотрю в глаза, не видя ваших душ,
   Мне остается только шаг,
   Я упаду, и пыль луны сыграет туш...
  
   ВОЗВРАТА НЕТ
  
   Черт меня задери,
   Мне с ангелом не по пути,
   Я слишком много нагрешил в свои с копейкой двадцать лет.
   Ада ночные огни,
   Гаснут за мной фонари,
   Иду, спотыкаясь и зная, что возврата уже нет.
   Мне осталось чуток,
   Скоро шагну за Порог,
   А что там меня ждет, пойди разбери и поверь.
   Понял одно:
   Я скатился на дно,
   И ночами ко мне приходил мой проклятый Зверь.
   И дрожащей рукой
   Отправлял химер на покой,
   Тихо плакал, прощаясь и зная печальный ответ.
   Я уже за рекой,
   Ты прости, что не с тобой,
   Но переступившим через Порог возврата нет...
  
   (с) devi! 4 марта, 2007 г.
  
   ДВЕНАДЦАТЬ СТРОК
  
   Эквивалентно радости
   Сиянье твоих глаз,
   В их глубокой пропасти
   Я тонул не раз.
  
   Всё тонул с улыбкою,
   Экстрактом нежных слов -
   Сотою попыткою -
   Выразить любовь...
  
   Только всё в пустую,
   Ни к чему слова...
   Я не найду другую...
   И ты теперь - одна...
  
   ***
  
   Я в небо смотрел, пробивал облака,
   Грустно мне было, болела душа, -
   Куда я ухожу и вернусь ли назад?
   И где же она, которая та?
  
   Я в небо смотрел, плакало сердце,
   Стоял на утесе, в шаге от неба,
   В шаге-прыжке, выше всех облаков...
   Каким же тогда я был дураком...
  
   Я в небо смотрел, не пряча глаза,
   Сердце рыдало, сгорала душа,
   Облака приносили прощенье издалека,
   С грустью смотрели на меня небеса...
  
   НОЧЬ В ЦАРСТВЕ ТЕНЕЙ (песня)
  
   Ла-ла, ла-ла-ла-ла-ла-ла, Ла-ла, на-на-на-на-на-на!
  
   Я стандартен до скрипа костей,
   Ненавижу и себя и людей,
   И сегодня вновь я пьян,
   В этом царстве унылых теней.
  
   Ла-ла, ла-ла-ла-ла-ла-ла, Ла-ла, на-на-на-на-на-на!
  
   В серых глазах один только страх,
   Нету улыбок у них на губах,
   Я не вижу их чувств,
   И нет огня в унылых сердцах.
  
   Ночь в Царстве унылых теней
   Не закончится уже никогда,
   Никогда, никогда, никогда
   Не закончится она.
   Ночь в Царстве унылых теней
   И не хочется здесь даже жить,
   Жить, любить, творить иль пить,
   Отсюда надо уходить.
  
   И я бегу этих серых теней,
   Этих улыбок первейших змей,
   Этих глаз, что с рожденья пусты,
   Их нет - этих когда-то людей.
  
   Ла-ла, ла-ла-ла-ла-ла-ла, Ла-ла, на-на-на-на-на-на!
  
   Мне дали прозвище "Убийца",
   За то, что ненавижу лица,
   Но в зеркале вижу - пустеют глаза,
   И мне отсюда никуда теперь не скрыться...
  
   Ночь в Царстве унылых теней
   Не закончится уже никогда,
   Никогда, никогда, никогда
   Не отпустит меня она.
   Ночь в Царстве унылых теней
   И не хочется здесь даже жить,
   Жить, любить, творить иль пить,
   Но мне уже не уйти.
  
   (с) devi! 27-12-06
  
   ***
  
   God is second after me
   My arms for now between
   Earth and deepest sky
   You got my dirty soul
   But I never say you NO
   Without wings I can fly
  
   ***
  
   You're way been too long
   But Heaven so small
   In Inferno, in Hell hall
   Wander sounds of beautiful my song
   One way to believe
   One step to be dead
   One tear for leave
   Mortville, city of Crashed Sky
  
   FUCK'N'FIN
  
   Fucking my dreams
   Fucking my brain
   Fucking my realms
   Fuck in you're mouth!
  
   Fuck-fuck, fuck off!
   Fuck-fuck, fuck out!!!
  
   Fucking my dreams
   Fucking my brain
   Fucking my realms
   Fuck in you're mouth!
  
   Fuck-fuck, fuck off!
   Fuck-fuck, fuck out!!!
   Fuck-fuck, fuck off!
   Fuck-fuck, fuck out!!!
   (c) devi! 22.01.07
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"