Чернояр Дмитрий : другие произведения.

Ролевик: Сталкер. Глава 13

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Завершено: Глава 13, "Дела житейские"
    Прода от 04.06.15г.


   Стараниями не столько Тоффа, сколь его супруги я прогостил у гостеприимной пары ещё неделю. Тофф дела внутренней кухни Департамента жене не выдавал, а Терттес лишь слегка удивилась, увидев меня впервые в привычной ипостаси. Зато на рецепты знатно раскрутила. Пришлось выкладывать красавице всё, что знал. К счастью, знал я не настолько много, как ранее хотелось бы, так что пухленькая тетрадочка, куда леди Тертти старательно записывала после работы мои кулинарные откровения, так и не закончилась. Даже до середины не добрались.
   В квартиру явился за всё это время лишь один раз, и то с целью хоть худо-бедно, но запомнить путь. Покидать дружелюбную семьи не хотелось, Кейтерра пока пропадала в мастерской и о моём предложении словно бы позабыла. Зато по вечерам мне удавалось её вытаскивать на прогулки, даже разок посетили театр, где сладко и вырубились ещё к середине первого акта моральных страданий героя. Ладно хоть балкончик был строго на две персоны, и мы не храпели. С того момента мы решили, в случае будущего посещения подобных заведений, заранее изучать программку, либретто или же просто расспрашивать знатоков о содержании предстоящего действа.
   Да, приятной особенностью околотеатральной жизни оказалась абсолютная ненужность всевозможных вечерне-парадных туалетов: народ шёл с работы весьма уставшим, но с удовольствием заворачивал причаститься к искусству в повседневной одежде. Наверняка земная богема бы просто удушилась на шарфиках и сожрала свои беретики, увидев как чумазые пролетарии входят в храм искусства как к себе домой. И места занимают кто где хочет, а не строго по билетам, типа - чернь - к галёрке, знатные рожи - в перворядье.
   А кицунэ просто ходила с сильно задумчивым видом, настолько погружённая в мысли, что поначалу даже заподозрил, что недомуженёк ей угрожает или ещё что-то подобное.
   Но, к счастью, всё оказалось совсем иначе.
   В тот вечер мы сидели на широком парапете на набережной и просто трепались о всяких мелочах.
   Кицунэ интересовала культура и наука Старших, меня же просто качало на волнах её голоса. Я расслабленно сидел на самом краешке ограды с прикрытыми глазами и наслаждался голосом желтоглазой. Нет, её голос нельзя было назвать удивительным или, тем более, сексапильным, скорее - мягкий, обволакивающий, ласковый с переливчатыми интонациями, который хочется слушать, слушать, слушать до беспамятства, слышать, засыпая, и слышать, просыпаясь.
   - Кейт... - Я вынырнул из полугипнотического состояния. - У тебя что-то случилось?
   Артефактор удивлённо посмотрела на меня:
   - Нет. С чего ты так решила, Старшая?
   Я неопределённо покачал рукой:
   - Ты какая-то задумчивая.
   Кейтерра улыбнулась:
   - А, ты об этом. Всё в порядке. Просто поняла, что зря не изучала руны, столько сил тратила впустую, когда можно было обойтись гораздо меньшими расходами. Хоть и использую в артефакторике иные принципы, но и эти знания вовсе не будут лишними, можно существенно ускорить темп и качество работы.
   - Расскажешь? - Я повернулся к девушке, наслаждаясь её профилем, чётко очерченным тёмной водой реки.
   - Попроще рассказать или подробно?
   - Пожалуй, для начала попроще.
   Кицунэ задумчиво затянулась, выдохнула, окутавшись клубами ароматного дыма.
   - Пожалуй, мой дар ближе к заклинателю, чем к рунологу. Артефакторы здесь, в Эри-Тау, используют накопители магии, специальным образом обработанные заготовки и сложную систему рунического письма, позволяющую придавать болванкам особые свойства. Экзоскелеты, шагоходы, трициклы, оружие и боезапас - всё это изготавливают именно таким методом.
   - А ты? - Любопытство всё сильнее разгоралось внутри меня. Да, общее представление об артефакторах имелось ещё из земных книг, и, насколько успел понять, с местным оно совпадало во многих моментах. А кицунэ говорит, что пользуется иным способом. Сколько ни силился вспомнить альтернативы, так ничего на ум и не пришло. И - в каком смысле Кейтерра заклинатель?
   Артефактор на несколько минут затихла, задумчиво глядя на водную гладь и потягивая трубку. Потом всё же кивнула сама себе и повернулась в мою сторону:
   - А я - я просто насыщаю силой вещь, и к этой силе привязывается сущность, дающая болванке нужные свойства. Когда сила заканчивается, сущность некоторое время ещё обитает в предмете, а потом уходит в свои миры, оставляя полностью выстроенную систему энергетических каналов и запитки. Дальше остаётся лишь влить кусочек ваар, и готовый артефакт можно использовать по назначению.
   - Ваар?
   Кицунэ растеряно почесала себя за ушком.
   - Сложно сказать... На общем - сложно.
   - А ты своими словами попробуй, - ободряющая улыбка, надеюсь, поможет.
   Кейтерра помусолила мундштук.
   - Душа, находясь в теле, плотно взаимодействует с аурой, постоянно вырабатывая некую субстанцию... В концентрированном виде её можно использовать как мощный источник энергии.
   Опа-на...
   - Эссенция души?
   Желтоглазая на пару секунд подвисла, вникая в сказанной мной.
   - Да, пожалуй, это точное определение. Её сложно выделить и очистить, ещё сложнее - направить в нужное русло.
   Сконцентрировавшись, я материализовал небольшую, едва ли с горошину, энергосферу собственной Силы, и протянул её девушке.
   - Скажи, тебе знакомо такое?
   Кицунэ осторожно, двумя пальцами, взяла сферу, поднесла к глазам. И чем дольше она её рассматривала, тем большим шоком и удивлением сквозило из её зрачков. Желтоглазая, вздрогнув, протянула шарик концентрированной Силы обратно.
   - Откуда это у вас, тоббо Кайна?.. - Голос Кейтерры стал каким-то дрожащим, с едва уловимыми искорками благоговения и... азарта?
   - А что это?
   Девушка посмотрела на меня взглядом матёрого лютого лектора, к коему на экзамен явился полный неуч и разгильдяй, на парах присутствовавший исключительно в виде фамилии в журнале.
   - Это - ваар-ардат, материализованный ваар, высшая форма субстанции... эссенции, - поправилась рыжая прелесть, слегка смутившись. - Да одной такой хватит, чтобы запитать на года десяток мощных артефактов!
   Я невольно присвистнул.
   - Настолько мощная вещь?
   Хвост кицунэ буквально бил из стороны в сторону:
   - Способ комбинирования рун, показанный тобой, в купе с заполнением ваар, даст едва ли половину нужной энергии.
   - А обязательно нужен этот ваар-ардат от разумных?
   Кейт вновь набила трубку:
   - Это самый лучший вариант. Животные формируют гораздо меньшее количество ваар, и он куда как хуже по силовым и энергоёмким характеристикам.
   Я, не мешкая, поделился догадкой:
   - Из-за мыслительной деятельности?
   - Да. Разум накладывает свой отпечаток. Разум владеющего Даром - уплотняет ваар тысячекратно, - кицунэ соблазнительно потянулась, мило пошевелила ушками и резко сменила тему: - Тоб... Кайна, погуляем ещё немножко?
   Я спрыгнул с парапета и сугубо джентельменисто помог спуститься девушке. Кейтерра, пребывая в изрядно приподнятом настроении, подхватила меня под руку и мы неторопливым шагом двинулись вдоль набережной.
   Какое-то время мы шли молча, Кейтерра просто светилась счастьем, даже про неизменную трубку забыла. А я просто вбирал в себя окружающий мир. В Эри-Тау зелени не просто много, её здесь дикое количество, в основном - плодовые деревья и гибридные ягодоносные вьюны, у большинства домов имеются фальшборта сродни противокуммулятивной защите на БТР и БМП - растения плетутся по ней, не разрушая кладку, не выкрашивая корешками раствор между блоками. И ещё меня дико радовало наличие винограда. Во-первых, обожаю эти ягоды, во-вторых, более прямого намёка на мягкость климата в целом и зимы в частности найти невозможно. Два довольно крупных серпа лун с приличной скоростью ползли по тёмному небосводу, обеспечивая мир внизу более чем приемлемым количеством света.
   А ещё - поражала свобода передвижения. Если на Земле не то, что в неправильный район, даже в соседний квартал зайти далеко не всегда было безопасным делом, то тут можно свободно передвигаться даже по заброшенным трущобам: сначала Тофф, потом и Кейтерра просветили насчёт судьбы законопреступников. Ограбил кого-то - и будешь пару лет восстанавливать социальные баллы на фермах за Стеной. Ограбил и избил - добро пожаловать в шахты. Изнасиловал - туда же, но пожизненно. Жертва насилия скончалась - и обычные рудники уже не светят. Только каторга, только хардкор. Хотя и не факт, что туда отправят. Скорее - заберут на опыты.
   Да и тупости родного мира относительно пределов допустимой самообороны тут нет. У нас же как? Пока в тебе не окажется пуля или топор, ты не имеешь права даже отбиваться. А коли инородный предмет уже в тебя внедрён - можешь для проформы ответить сначала устно, а потом разбавить кулаками, и упаси боги ответно ушатать напавшего - сидеть будешь столько, сколько серийным убийцам и педофилам не дают. В Эрдигайле проще. В давние времена просто сравнивали кондицию нападавшего и защищавшегося, а потом и вовсе ограничились набором несложных божественных амулетов, представлявших из себя гибрид духовного полиграфа и ретроспективного темпораскопа. Далеко не заглянешь, но раскрутить произошедшее даже при условии, что все стороны упокоены - не проблема. Каким образом и на каких принципах основаны эти чудесатости уровня полноценного кларктеха, пояснить никто так и не смог, отделались общими фразами: работает, и ладно. Главное, не требуется созывать пачку жрецов-дознавателей (да, тут имелись и такие типусы), да отвлекать богов от их божеских трудов: активировал амулет, подождал, получил сигнал о завершении анализа, просмотрел. Всё.
   Так что, доведись какому-нибудь гопнику местного разлива поприставать с неприличными предложениями, сопровождаемыми рукоприкладством, в отношении к двум юным леди, эти самые леди имеют полное право немножко поломать опрометчивые телеса. И их не накажут.
   Впрочем, у местных в подкорку прочно вбито, что маргинальничать некошерно, профита с гулькин половой орган, а последствий - такой железнодорожный состав с цепочкой тележек, что исправлять замучаешься. Но если тянет на адреналин с такой силой, что становится ясно - шила в заднице не утаишь и рано или поздно сорвёшься, то прямым ходом двигай в Департамент периметра, межанклавных взаимоотношений или внешнюю разведку. За Стеной гарантированно адреналина нажрёшься так, что из ушей брызгать будет.
   Да, от отморозков ни один социум не застрахован на все сто процентов, и тут порой попадаются кадры, достойные встать в один строй с Чикатило и Джеком Потрошителем, но расплата будет чудовищной. Местные боги очень не любят, когда их паству кто-то целенаправленно сокращает, и вполне могут и сами явиться за нарушителем. И, сдаётся мне, банальным полным развоплощением дело не ограничивается.
   И потому мы практически без страха бродили по многоярусным лабиринтам Анклава, порой забираясь в такие клоаки и трущобы, что, будь дело на Земле, из них мы бы целиком никогда не вышли. А здесь ничего так, спокойненько. Кейт даже несколько раз безвозмездно помогала с реанимацией устаревших, разрядившихся в ноль артефактов, хранимых аборигенами. Практически каждый из них считал своим долгом в знак благодарности коснуться простенького амулета кицунэ, подтверждая тем самым полезность действий девушки. Да, многие в этих развалинах жили на минималку, но оборванцами или пухнущими от голода не выглядели ну вот никак. Сыты, одеты-обуты, некоторые что-то тихонечко мастерят в надежде поднять баллы и перебраться повыше, другие просто блюдут чистоту улиц. Баллы не получит лишь тот, кто совсем ничего не делает. Но пища и кров и ему будут обеспечены.
   Широкий пешеходный мост над одним из каналов реки сменился набережной противоположного берега. Дома даже по ощущениям невозможно старые, но вид у них бодренький, сразу понятно, что следят и необходимый ремонт осуществляют вовремя.
   От кицунэ пахло умопомрачительно вкусной смесью легких цитрусовых и табачного дыма, руку мою она не отпускала, и со временем даже сама уложила её себе на талию. К позднему вечеру неожиданно похолодало, а у нас ни курток, ни свитеров с собой не нашлось. И мне лишь оставалось гадать, то ли девушка так ненавязчиво намекает на свою благосклонность, то ли просто действительно таким образом ей теплее.
   И ещё внезапно я понял, что могу точечно управлять терморегуляцией организма. Всё произошло обыденно и даже скучно: постояли мы недолго у парапета, глядя на тёмную воду, потом продолжили путь; я положил руку на талию кицунэ... Девушка вздрогнула, поёжилась, а я ощутил, что ладонь моя - чуток теплее камня, о который до этого опирался. Захотелось согреть руку именно сейчас, именно в этот момент и без всяких рукоблудий. В голове словно что-то щёлкнуло, запуская механизм, и в сознании начали сдвигаться какие-то до того незримые заслонки. Рука прочувствовалась сложным многослойным конгламератом живых организмов, взаимосвязанных не только ареалом обитания, кровеносными сосудами, нервами и прочей начинкой, но и магией. В её сложной паутине оказалось совершенно беспроблемным подпитать отдельные нити, чтобы донести до конечности команду-просьбу: нужно больше тепла.
   Волна жара на миг пробежалась от центра ладони к кончикам пальцев, подрегулировалась, настроилась, и я почувствовал, что Кейтерре больше не холодно от моих прикосновений. От кисти разливалось ровное тепло, согревая девушку через тонкую ткань майки. Широко зевнув, Кейтерра склонила голову на моё плечо.
   - Устала?
   - Есть такое, - ещё раз зевнула девушка, крайне забавно отведя ушки назад.
   - Тогда давай провожу до дома?
   Кицунэ только кивнула и благодарно улыбнулась.
   Собравшись с духом, я всё же задал вопрос:
   - Кейт... Когда ты впервые увидела меня, то говорила про ауру... А много ранее ребята из отряда "Ха-Тонг" упоминали, что видеть ауру им не дано... Я, честно говоря, малость потерялась в ваших словах.
   Желтоглазая улыбнулась. И горечи и печали в её улыбке было столько, что самому захотелось взвыть от безысходной тоски.
   - В этом Анклаве ауру не видят. Её ощущают, фиксируют, могут сделать отпечаток с помощью амулетов или артефактов, но увидеть - не дано. Особенность местная такая. Наш клан в Эри-Тау перебрался едва ли пятьдесят лет назад. Мама... - девушка сбилась, в уголках глаз мелькнули слезинки; мелькнули, но удержались. - Мама говорила, что раньше наш род видел ауру, умел оперировать ей, но потом кровь разбивили другие разумные... Когда клану грозит вымирание, дети приобретают высшую ценность.
   - Вымирание?
   - Старшая, мы же - ваши прямые потомки, и унаследовали от вас столько же редкий шанс зачатия. Да, кровь иных разумных, особенно хумансов, внесла огромную долю к частоте деторождения, но и этого оказалось недостаточно. Чужая кровь внесла новые свойства, новые умения, но частично погасила наше наследие. Так прошло несколько столетий, пока однажды с небес не спустился посланник Древних.
   Фигассе... И тут тоже - посланцы небес? Как у ацтеков - Кетцалькоатль, как у японцев - догу?..
   - После его ухода дети стали рождаться чаще, и в крови их вновь загоралось пламя Старших.
   - А как его звали, ты не знаешь?
   Девушка пошевелила ушками:
   - Не знать Предка-пробудившего-кровь? Я, может, недалеко от необразованной, сопливой и излишне романтичной дурочки ушла, но историю клана хотя бы в этой части знаю и уважаю. Он назвался странным именем... Гоар Весы.
   - Весы?
   Кейт пожала плечами:
   - У Древних имена зачастую более чем странно звучат для нашего слуха.
   Я поспешил свернуть развивающийся вектор разговора на удобный путь, пока кицунэ не начала выспрашивать меня о мире до Катастрофы. Сфейлюсь же мгновенно...
   - А с аурой-то что?
   - А ничего. Семя Гоара легло в наших женщин, и благодатные всходы вернули в их детях былую власть над Силой, - кицунэ остановилась, дрожащими пальцами стала набивать трубку. - Но клану не суждено было стать на ноги. Череда землетрясений разрушила наши дома, иссушила реки и поля, и мы двинулись по Эрдигайлу в поисках нового дома. И нигде клан не находил себе приюта, десять-двадцать лет, редко - тридцать, и вновь в дорогу, прореженные болезнями, хосками, опасностями пути...
   Блин. У девочки стресс, а ещё я в сапожищах да по голой душе...
   Пальцы Кейтерры дрожали, она буквально дышала через трубку, непрерывно кутаясь в облака дыма, и было непонятно - он ли глаза раздражает, или же кицунэ прорвало и она плачет.
   Остановившись, я прижал девушку к груди, успокаивающе гладил по волосам, по вздрагивающим плечам и спине, ощущая каждый позвонок под пальцами - боги, насколько же она худа! - и шептал что-то бессвязно-успокаивающее до тех пор, пока желтоглазая не затихла.
   - Тоббо Кайна... Вы...
   Ну вот, снова с ты на вы переходит. Но ничего, со временем исправим.
   Носик покрасневший, веки набрякли, но даже так - выглядит чертовски мило. Хоть и не скрывает уже, что адски вымоталась, и давно уже балансирует на грани. Не удержавшись, я осторожно поцеловал желтоглазую в прохладный кончик носа:
   - Что - я?
   - Вы... Ты... Вы... - Кейтерра смущённо покраснела. - Могу я...
   Нет, так дело не пойдёт. Будет сбиваться и подбирать форму обращения - до утра не выскажется. Так что надо рулить самому.
   - Ты всё же согласна переехать?
   Кицунэ опустила глаза и кивнула. Судя по опустившимся ушкам, ожидает злого смеха и упрёков в наивности. И от ворот поворот, ага. Хрена там!
   - Замечательно же! А то сама всё никак не решусь переехать, всё у знакомой семьи обитаю.
   - П-правда?..
   - Что - правда?
   - Вы...
   - Ты.
   Кейт выдохнула:
   - Хорошо, тоб... Кайна. Ты правда приглашаешь к себе?
   Я выцепил взглядом ближайшую лавочку и ненавязчиво подтолкнул девушку к ней.
   Сев рядом, я приобнял кицунэ:
   - А похоже, что я шучу?
   Желтоглазая красавица интенсивно замотала головой:
   - Ни в коей мере, то... Кайна. Прошу простить меня за проявленное недоверие...
   Я фыркнул, едва удерживаясь от того, чтобы рассмеяться в голос:
   - Да не надо стесняться меня, Кейт. Вдвоём всяко веселее, да и мне как-то спокойнее, - я замялся, подбирая слова, но, так и не найдя нужных, махнул рукой, - спокойнее, когда ты рядом.
   В жёлтых глазах плескались недоверие, осторожность... и едва заметная надежда.
   Я вновь прижал девушку к себе:
   - Ты больше не будешь одна, Кейт. Я не буду клятвенно обещать или творить что-то в подобном духе, просто говорю - пока я здесь, пока я дышу, пока могу двигаться - не дам в обиду тебя, не позволю заживо тонуть в одиночестве и тоске. Ты мне веришь?
   Напряжённая тишина как-то незаметно сменилась едва уловимым пофыркиванием вперемешку со спокойным мурчанием.
   - Я верю тебе, Кайна.
   Сильнее обняв хрупкую кицунэ, я на некоторое время замолк, наслаждась едва уловимой вибрацией, исходящей от мурчащей девушки, лицом уткнувшейся в мою грудь.
   Какое время спустя я отстранился, заглянул в посветлевшее личицо Кейтерры и подмигнул:
   - Ну что, Лисёнка, когда переезд?
  
   Когда девушка на вопрос о переезде ответила едва слышимым шёпотом: "Да хоть сейчас", я только чудом удержался от того, чтобы не запрыгать на месте от радости. Всё-таки в одиночку осваивать новое жильё - не совсем моё.
   Мда... По сравнению с каморкой Кейт моё старое общаговское койкоместо в комнатке на три рыла, населённой семью аборигенами со всех уголков нашей необъятной, казалось просто сказочными хоромами. Откидной топчан, у другой стены - столик, заваленный чертежами, письменными принадлежностями, мелкими запчастями. Окна нет, вместо него - дверцы шкафчика. И массивный табурет с резными ножками, стойко несущий на себе сложенные в несколько столбиков книги. Я мельком глянул на корешки. "Механика и гидравлика боевых шагоходов", "Сказания народности туоррсо", "Высшая артефакторика: теория и практика", "Эфиродинамика: курс для студентов удалённого обучения технических специальностей", "Мэлл, или Исследователь Пустошей. Сочинение в трёх томах, составленное архивариусом Дузто Хромоногим на закате жизни; Том 2", "Артефакты в медицине и целительском деле: специфика создания и применения", "История Анклава Эри-Тау со времён основания и до наших дней", "Мысль и сознание. Иерархия сущности. Магия, тело и мысль: взаимосвязи. Размышления Иотта Брейгзи ен Таен", "Сказки и легенды народов Эри-Тау"...
   Кейтерра смущённо замерла на крохотном пятачке между книгами и столом:
   - Я предупреждала, что у меня очень тесно и неуютно.
   Чего-чего, а вот насчёт уюта она явно перегнула: несмотря на мизер пространства, тут хотелось остаться.
   Впрочем, один фиг - переезжаем же, так что - шустренько собираем шмотки, пакуем багаж, загружаем всё это добро на нанятую грузовую колёсную платформу и тащим ко мне.
   За время пребывания в Анклаве я почти не видел на улицах шагоходы, большей частью они использовались за Стеной. Хотя попадались и мобильные версии бронепауков. От обычных боевых они отличались только меньшими габаритами, отсутствием брони и толстыми резиноподобными прокладками на лапах - ясень пень, чтобы не уродовать мостовые ребристым металлом.
   Комнатосдатчица Кейтерры, та самая давняя знакомая её мамы, оказалась говорливой, необъятных и просто таки героических пропорций женщиной-хумансом; непрерывно выспрашивая всякие разные вещи, от погоды за Стеной до имени кожевника, создавшего мой пояс, она угостила нас изумительно-вкусными булочками и обычным таким ржаным квасом. Всё это время госпожа Нарин причитала, что переезд на ночь глядя - идея не из лучших, и можно было бы дождаться утра, ибо оно, как известно, мудренее.
   Но утро утром, а меня грыз махонький червячок сомнений - а вдруг завтра Кейтерра передумает? Нет уж, куй железо, не отходя от кассы, а в данном случае - всеми конечностями держись за желтоглазую.
   Кейт довольно быстро упаковала немногочисленные вещи в некрупный чемодан, более ценные остатки загрузила в рюкзачок, а я взялся за книги. Оставлять их кицунэ и не думала, чему я был только рад - халявная информация лишней не бывает никогда.
   Буквально за несколько минут вся работа была выполнена и мы, тепло распрощавшись с госпожой Нарин, сначала заехали к Тоффу и Терттес уже за моими шмотками, а оттуда через круглосуточную лавку и до нового жилья добрались.
   Впервые заглянув за двери, я слегка офигел. Комнат не было. Не было коридора. Только лестница, идущая вверх. Это что, получается, я теперь как почти как Карлсон, буду жить почти на крыше?
   Перехватив первую связку книг, я двинулся вверх. Ступеньки кончились на высоте примерно в четыре метра, открыв вид на широкий недлинный коридор. Тёмные провалы проходов, на полу - толстый мягкий ковёр, по правую руку - вырастающая из стены скамья с отделами под обувь, слева - ряд вешалок и бездверная ниша гардероба. Мило. Очень так симпатичненько даже.
   В Сути квартира встречала первозданной пустотой. Если в лесах от мелких ярких точек сущностей грызунов и насекомых можно было и без кицурского зрения по ночам передвигаться, то тут - вообще ни одного живого существа. Даже сопрофитов в толще ковра, - эти гадёныши, как ни странно, имеют весьма заметную ауру, а в Сути масштабы - далеко не самая важная вещь.
   И потому, порадовавшись отсутствию какой бы то ни было живности, я разулся и, стянув носки, с нескрываемым удовольствием босыми ступнями встал на ковёр. Толстый, пружинистый, ворсинки широкие, но мягкие, при ходьбе словно массируют стопы. Ле-по-та.
   Так, а тапочками мы не запаслись...
   Вздохнув, я влез обратно в ботинки и скатал ковёр к стенке. Пыли под ним не нашлось.
   Собственно говоря, все наши пожитки благодаря вместительному лифту были подняты за один раз, седой хуманс-водитель, помогавший с транспортировкой от грузовичка до лифта, приняв "лайк" на браслет и несколько монет в ладонь, кивнул и, оставив визитку, отправился восвояси. Вообще, мужик был не против помочь ещё и занести всё это в квартиру, но я отказался.
   Предоставленные Департаментом апартаменты, как и ожидалось, не шик, но более чем приличны: просторная комната-студия, спальня с наклонным прозрачным потолком, два рабочих кабинета, гостевая, кухня, что-то типа кладовой и - та-да-дам! - просто очешуительный раздельный санузел. В биде, следуя заветам лысого ведьмака из Большого Киева, я с особой циничностью постирал носки. И таки верно - удобная штука. Особенно для стирки.
   Пока я вступал в противоестественные отношения с сантехникой, Кейтерра споро распаковала вещи, заняв гостевую, и, вооружившись каким-то навороченным шуруповёртом с кучей неопознанных деталей, возилась с амулетами нагрева воды и регулировкой температурного режима внезапно обнаружившейся микротермы.
   Не знаю, кто архитектор и планировщик, но пива я б ему поставил. Ибо на относительно небольшой площади квартиры умудриться разместить сауну, внушительную ванну, приличную кухню, и при этом оставить достаточное количество свободного пространства чтобы чувствовать себя комфортно - это надо очень постараться.
   - В схеме водонагрева два элемента накрылись, заменила. В терме отказал сенсор - треснуло стекло, видимо, от высокой температуры и бракованного накопителя. Я его заменила на твой изумруд, - Кейт потупила очи. - Извини, что без спросу... Если надо - я заменю на стандартный сенсор.
   Я только фыркнул. Что мне эти камни? Чай, не Земля, чтобы на них сделать состояние. Здесь они ценны именно как накопители магии и универсальные минибиблиотечки с функцией быстрого вызова заранее внесённых заклинаний, но никак не предмет товарно-денежных отношений повышенной степени ценности.
   Я обнял виновато опустившую ушки девушку, погладил по спинке, успокаивая.
   - Ничего страшного, камней у нас с излишком, так что - используй как заблагорассудится, - острые позвонки отчётливо прощупывались сквозь лёгкую курточку. - Ты чего, вообще не ешь?
   Кейт, воспрянув духом, отмахнулась с милой, обезоруживающей улыбкой:
   - Когда работаю или читаю, о пище просто забываю.
   Я только и смог, что сдержать смех и пояснить:
   - Теперь нас двое таких, - и уже более серьёзным тоном, с добавлением суровости: - Но кормить я тебя буду до тех пор, пока позвонки не перестанут колоть руки.
   Кицунэ, хихикнув, вывернулась из моих объятий:
   - Кайна, кто первый в душ?
   Предложение принять водные процедуры напару я не стал озвучивать - всё-таки может понять неправильно, да и степень знакомства у нас ещё не та, чтобы с подобной инициативой выступать. Потому - развернуть желтоглазую к себе спиной и лёгким дружеским шлепком по упругой пятой точке направить в сторону ванной комнаты.
   Пока ушастая рыжая прелесть плескалась в ванне, я успел приготовить из прихваченных по пути продуктов микроужин: тарелку тостов и чайный отвар, благо, наличием обязательных предметов быта распорядители Департамента озаботились самостоятельно.
   Пол в спальне внезапно оказался тёплым, в глубине дерева отчётливо читались сложные геометрические фигуры, усиленные рунами. Поддержание оптимальной сухости, подогрев, шумоподавление, угнетение паразитарной живности. Вот оно чо, Михалыч. Значит, всю эту не шибко полезную микрофлору магия разгоняет.
   Распаковывая вещи, наткнулся на благополучно забытый халат, вручённый мне в качестве подарка от леди Терттес на прощание. Тонкий, невесомый и немнущийся, отлично впитывающий воду. Недолго думая, повесил его на ручку ванной комнаты.
   Очень хотелось спать, но я стоически дождался возвращения кицунэ и, отправив девушку ужинать, увы, в одиночестве, сам на скорую руку ополоснулся и, пожелав спокойной ночи Кейтерре, залипшей над револьверами, погребёнными под кучей чертежей, книг и всевозможных колбочек, рухнул на кровать.
  
  
   Полное трёхлунье в Эри-Тау, особенно когда ты спишь в высоком здании с просто таки огроменными стеклянными окнами - зрелище божественно красивое. И, чтоб его, выматывающее одновременно. Свет, лишь едва-едва уступающий дневному, когда в небесах бесконечная чехарда облаков, так и норовит пробиться сквозь веки, вцепиться в зрачки тонюсенькими коготками, выворачивать их на себя, с надоедливо-скулящими интонациями словно бы спрашивая: "Ну посмотри, какой я яркий и нежный. Ведь пра-а-авда красиво? Ну посмотри-и-и, чего тебе стоит? Потом поспишь, эка невидаль!"
   Ар-р-р-гх!
   Я перевернулся на спину, вперившись в прозрачный потолок. Ни малейшего следа занавесок или жалюзи... Очень слабо выраженные магические плетения пронизывают толщу стекла, но распознаванию не поддаются. Надо бы заказать какие-нибудь шторки, всё-таки сон - дело сугубо интимное, не терпящее внешних раздражителей, да и вообще - я - не я, когда невыспавшись. Что в прошлой жизни в агрессивное чудовище превращался, что в этой - немногим лучше.
   Три луны... Две помельче, но очень быстрые, за ночь два -три раза успевают пересечь небосклон, последняя - явно крупнее земной Луны, и движется в противофазе первым, медленно, неторопливо. И что самое интересное - видимо, спутники вращаются не по стационарной орбите, а по более сложным небесным путям, иначе объяснить тот факт, что со времени попадания сюда я поначалу вообще ни одной из лун не видел, а потом - только две? Да и с освещением у них странные дела творятся - за ночь могут два-три раза полностью пройти цикл роста-старения, а могут неделями висеть едва заметными серпиками...
   Лёгкое шевеление воздуха, шелест петель, и тонкотелая тень замерла в ногах постели, отвлекая от размышлений о местной небесной механике. Я молчал, разглядывая далёкие звёзды через прозрачную толщу потолка из-под полуопущенных век, и не подавал никаких признаков заинтересованности. Кейтерра, постояв так некоторое время, кивнула сама себе, тонкий халатик сполз к её ногам. Свет трёх лун бил прямо в окно, точно в спину кицунэ, окружая непроглядно-чёрный силуэт сияющей дымкой. Настороженно поджатые ушки, нервно подрагивающий хвост, частое неглубокое дыхание. Чего боится-то? Не съем ведь, даже не покусаю.
   Девушка наконец-то зашевелилась, переступила халатик, на цыпочках подошла к кровати, осторожно прилегла сбоку, сдвинув в сторону одеяло, и замерла, почти не дыша. Сколько так пролежали, не знаю, но луны успели выкатиться почти что за пределы окон. Кейтерра пошевелилась всего лишь раз, зябко погладив правую руку левой. Скосив глаза, увидел мелкие мурашки на теле кицунэ; девушку тихонько потряхивало.
   Не, так дело не пойдёт. Окна открыты, ветерок, мягко говоря, отнюдь не тропический бриз, так что есть все шансы утром проснуться с заложенным носом и чёртте знает сколько потом косплеить товарища Володарского.
   Я протянул руку и, подцепив одеяло, накинул его на кицунэ. Рука коснулась холодной кожи живота. Мышцы напряжены так, что даже дрожь едва-едва заметна.
   - Благодарю, тоббо Кайна.
   - Не за что, - я повернулся к ней спиной, - и давай, пожалуйста, без всех этих архаичных указок на статусность?
   - Хорошо, то... Кайна.
   Пружины матраса едва уловимо скрипнули под весом девушки, холодное тело прижалось ко мне, в местах соприкосновения порождая приятное тепло.
   - Прости... Я... Я не привыкла к такому огромному пространству. Как-то страшно... Словно лежишь одна посреди поля...
   Я нащупал руку кицунэ, потянул на себя, прижался к теплеющим пальцам шеей.
   - Понимаю, Кейтерра.
   Луны скрылись за окнами, только узкая полоска света напоминала о том, что они ещё над горизонтом. Кицунэ согрелась, тихонько дышала мне между лопаток, уткнувшись в спину острым носиком.
   - Ты чего-то боишься... Кейт?
   Девушка тяжело вздохнула.
   - Непривычно всё так... Постоянно кажется, что сейчас вбежит Генно, сдёрнет с кровати, снова начнёт попытки зачать наследника...
   Кейт всхлипнула.
   Маленькая, забитая девочка, почти всю жизнь прожившая едва ли не рабских правах.
   Я развернулся, осторожно прижал всхлипывающее беззащитное существо к себе, стал ласково поглаживать волосы.
   - Не бойся, маленькая. Теперь всё это позади.
   - Ты не знаешь Генно, Старшая...
   - Это ему повезло, что не знает меня. Поверь, у меня хватит сил свернуть ему шею, если он попробует заявить на тебя права.
   Я немного отстранился, всматриваясь в лицо кицунэ. Мокрые дорожки, опухший носик, набрякшие веки... Клянусь всеми богами - выверну наизнанку любого, кто попробует сделать плохо этому созданию. Инквизиция покажется в сравнении просто детским садиком на выгуле.
   - Спи, Кейт, теперь всё будет хорошо.
   Я стёр холодные капельки слёз с щёк девушки, попробовал на вкус. Солёные, горьковатые, с лёгким привкусом полыни. "Элхэ", вспомнилось вдруг земное наследие. Элхэ - значит полынь.
   Обняв кицунэ покрепче, я уткнулся носом ей в макушку, раздумывая о том, как же всё-таки хитро изгибается судьба...
   Некоторое время спустя всхлипывания прекратились, сменившись ровным, спокойным посапыванием.
   Спи, я не оставлю тебя.
   Я прислушался к себе, к Зверю, что незримой опасной горой заступил напару со мной в добровольный дозор по охране младшей, и понял - возможно, сегодня первая за долгое время ночь, когда кицунэ может спокойно спать. А за остальным мы проследим сами.
  
  
   Никогда не умел печь блинчики. Всегда получались либо толстыми и полусырыми, либо тонкими и в крупную дырочку, как чулки девочек с облегчённой конфигурацией поведения. А сегодня как-то так вышло, что всё получилось. Может, из-за того, что хотелось сделать приятное девушке, может, из-за того, что огонь контролировали саламандры, не позволяя температуре выйти за пределы комфортного уровня, а может, у меня просто руки из афедрона мигрировали в родной плечевой пояс.
   Тем не менее, энное время спустя, я откровенно любовался внушительной пирамидкой блинов, приговорённых к завтраку. Аппетитные запахи щекотали нос, заставляя едва ли не захлёбываться слюной, но я себя сдерживал. Во-первых, пока готовил начинки, перекусить успел, во-вторых, Кейт вот-вот должна проснуться. А в-третьих, прочь лапки загребущие, ибо нефиг и вообще - кофейные корешки ещё не доварились.
   Хотя это я зря, конечно, без кофе за покупками с утра пораньше побежал. Долго тупил и пытался понять, чего же лучше взять к завтраку, метался от лотка к лотку до тех пор, пока не увидел торговку блинчиками. А дальше - тело уже на автомате, полностью без участия так и не проснувшегося мозга, выбирало ингредиенты, добавки, начинки...
   Пока я колдовал с дающими бешеную пену корешками, кицунэ успела и проснуться, и явиться с ревизией на кухню. Милейшее зрелище, как ни крути. Сонная рыжеволосая красавица, потирающая кулачками глаза, облачённая в небрежно наброшенный на плечи полувосточный халатик, абсолютно не скрывающий всего великолепия молодого, здорового тела.
   - Светлого утра, тоб... Кайна, - поправилась Кейтерра.
   Я жестом пригласил девушку к столу:
   - И тебе светлого, Кейт, - с удовольствием отметив приятный румянец, выступивший на щеках кицунэ, я водрузил к блинчикам кружки с клейморовым кофиём. - Айда завтракать, Лисёнка.
   Девушка выглядела абсолютно довольной и выспавшейся, даже желтизна глаз словно бы обрела глубокое мягкое янтарное сияние, привлекая к себе, заставляя даже отвлечься от аппетитной бледно-розовой маленькой ягодки соска, застенчиво выглядывающей из-под халата.
   А я на миг ощутил себя аватарой Юлия Батьковича Цезаря: перемешивая молоко и кофе, краем глаза следил за какими-то упитанными птичками, устроившими игры по ту сторону окна, и при этом умудрялся любоваться кицунэ, целиком впитывая её образ, что, тем не менее, совсем не мешало наслаждаться отдельными моментами внешности и поведения Кейт. Лучащаяся яркость глаз, подрагивания крыльев носа, ловящего ароматы молока и блинчиков, тонкие длинные пальцы узенькой кисти, обхватом, не за ручку, удерживающие кружку, полутень межключичной ямки...
   Кейт замерла.
   - Со мной что-то не так?
   Я фыркнул в кружку, едва не расплескав напиток по столу и себе:
   - Нет, всё нормально, Кейт. Просто - красивые девушки гипнотизируют.
   - Ты меня смущаешь, Кайна, - ну вот какая магия делает её румянец таким милым и мимимишным?!
   - Как говорил один простудившийся герой сказки, "Узбагойся и бгими гаг данность".
   Кицунэ рассмеялась:
   - Расскажешь?
   - На ночь - всенепременно, - заговорщически подмигнул я, с максимально серьёзным видом стараясь снова не фыркнуть в кружку. - Как спалось, Кейт?
   Кицунэ замерла, расфокусированным взглядом глядя куда-то в пустоту, моргнула и улыбнулась:
   - Замечательнейше, Старшая! Не помню, чтобы когда-нибудь было так спокойно и хорошо.
   - Вот и славно, - я дожевал блинчик, в этот раз попался с ветчиной и сыром, неторопливо запил кофе. - И да, если что, не стесняйся. Мой дом - твой дом, моё одеяло - твоё одеяло.
   Лёгкий румянец на щеках девушки стремительно набрал яркость, Кейт смущённо прикрыла глаза:
   - Благодарю, то... Кайна. Это великая честь... для... меня.
   Шестерёнки натужно заскрипели, пытаясь найти причину такой реакции кицунэ, однако кроме беспомощного "Этачёйтабыло?" ничего больше не выдали.
   Чтобы скрыть собственное замешательство, я уткнулся носом в кружку, едва не хлебнув ноздрями напитка.
   - Да вроде не за что благодарить...
   Девушка покраснела ещё больше:
   - Тебе виднее, то... Кайна.
   Ладно, как-нибудь, да выясним, что к чему.
   - Итак, радость моя рыжехвостая, какие у нас планы на сегодня?
   Кейтерра с самым серьёзным видом отставила в сторону кружку и принялась большим пальцем отстчитывать фаланги на остальных:
   - Переехать к тебе? Сделано. Вещи доставлены, мелкий ремонт проведён, - загнула мизинец. - Забрать свои инструменты из мастерской, если хозяин их ещё не выкинул или не "потерял". Найти какой-нибудь брошенный сарай под свою мастерскую, на крайний случай - узнать стоимость аренды, - согнув безымянный, Кейт расслабила мизинец; интересная система счёта, однако. Полагаю, разогнутый обратно палец - это то, что уже выполнено. Кицунэ в задумчивости почесала кончик носа. - Вроде всё.
   Я скептически глянул на хитрую мудру, изображённую девушкой.
   - Не всё.
   - Я что-то упустила?
   Скол бесшумно скользнул по спинке стула, обвился вокруг торса, уютно свесив оголовок мне на грудь. Я почесал прохладную поверхность наконечника, получив в ответ удовлетворённое помуркивание на уровне едва слышимого баса. Кицунэ восприняла поведение внезапно ожившего кнута как данность. Даже бровью не пошевелила.
   - Упустила, да, - я наклонился через стол к девушке и заговорщическим шёпотом продолжил: - Мы идём по лавкам и магазинам.
   - А зачем? - Столько искреннего непонимания в огромных глазах, что сам едва не потерял нить предложения.
   - Как это зачем? Ты думаешь, что древний комбез, платьишко и халат - этого достаточно для молодой, и, без малейшего сомнения, прекрасной леди?
   - Ну... э-э-э... - Кейт потупила глаза. - Как бы вполне себе хватает.
   - Хорошо, зайдём с другой стороны. У меня из одежды остались только одни штаны, чуть более чем полностью состоящие из заплаток, да один комплект нижнего белья, в связи с походными условиями быта - уже очень сомнительного качества. И меня это ну явно никак не устраивает. Ибо - маловато, ма-ло-ва-то будет, как говорил ещё один персонаж, но уже из другой сказки. А кому, как не уроженке Анклава, знать, что модно, удобно и не заставит чесаться каждые две минуты? Заодно и тебя обновками порадуем.
   Девушка презабавнейшим образом поиграла бровями, словно не могла определиться - ей хмуриться надо, улыбаться, или удивляться.
   - Я не знаю моды, то... прости, Кайна.
   - Фигня-война, главное - обед по расписанию! Значит, действовать будем так: сначала подыскиваем место под мастерскую, потом перевозим инструменты, ну а в качестве десерта - идём за обновками, если успеем разобраться с ранее перечисленным. Договорились?
   - Договорились.
   - А теперь кушай, пока всё не остыло.
  
  
   С мастерской разобрались очень быстро. У отряда "Ха-Тонг" была зарезервирована часть строений департамента под собственные нужды, и большая часть из них пустовала уже не одну сотню лет. Хвалис, не моргнув безбелковыми, абсолютно чёрными глазами, подмахнул какую-то бумагу, тяпнул на неё печать:
   - Интендант на первом этаже, зовут Эгга Тодран, если будет зажимать помещение, смело шли его ко мне. А так - берите любую мастерскую или лабораторию из свободных, какая понравится.
   Я задумчиво почесал за ухом:
   - Договор найма или аренды составлять не будем? С пропускной системой как быть?
   Капитан улыбнулся:
   - Мы же не какие-нибудь крысы-бюрократы, которые и на горшок не сядут, пока не испортят день беготнёй хотя бы десятку разумных. Берите и пользуйтесь, как хотите. Единственное - отряд оставляет за собой право обращаться с заказами. Ведь твоя подруга, насколько я понял, кицунский механик-артефактор?
   - Насчёт заказов - не вопрос, думаю. Да, артефактор, я свои револьверы модернизировала у неё.
   - Можно ознакомиться?
   Я вытащил оружие из кобуры, протянул капитану. Кейт таки умудрилась вчера за несколько часов, что я пытался уснуть, реализовать большую часть моих задумок, благо, ещё и конструкция револьверов была чуть сложнее топора, что значительно ускорило процесс модернизации.
   Хвалис с задумчивым видом провёл пальцем по вытравленным рунам, погладил спинку рубина в рукояти.
   - Я чувствую магию, но не могу конкретно сказать, какие функции она тут выполняет, - капитан вернул мне оружие.
   - Кейтерра сделала контуры инерционного и шумоподавления, плюс под камнем встроен какой-то хитрый механизм, подзаряжающий всю конструкцию и сбрасывающий собранную энергию в накопитель в автоматическом режиме. Магию тянет из окружающей среды. Теперь, чтобы стрелять из него, нет необходимости в усиливающих эликсирах, риск выбить себе суставы или порвать мышцы заметно снизился.
   - Ого, - выдохнул капитан, с уважением глядя на оружие, - очень талантливая девушка. Поздравляю с такой ценной и очень редкой находкой.
   - Благодарю, капитан, - кивнул я в ответ, попутно пытаясь сообразить, не ляпнул ли чего лишнего, что может сослужить плохую службу в дальнейшем. - Она действительно настоящая жемчужина.
   Хвалис поднялся из-за стола, двинулся к двери.
   - Пожалуй, лично сопровожу вас, заодно и познакомлюсь с твоей подопечной.
   - Она как раз должна была вернуться от старого хозяина. Обещала ждать внизу.
   - Ну, если ещё не подошла, посидим, подождём, делов-то.
   Хозяин барин, так что мне не оставалось ничего, кроме как последовать за ним.
   Кейт мы нашли у фонтана напротив входа, кицунэ самозабвенно развлекалась игрой с чем-то, отдалённо похожим на йо-йо. Жужжащий аппарат на тонкой струне выписывал сумасшедшие пируэты, ластился к девушке, словно живой, и полностью игнорировал своим движением все законы физики. У ног девушки покоился небольшой саквояж, оборудованный широкой лентой ремня. Это она на горбу его тащила, что ли?! Сильна, милаха, сильна.
   Я чувствовал, как Хвалис любуется отточенными движениями кицунэ, и в этом полностью его понимал. Старенькое, но очень красивое платье, полуботинки на толстой подошве, небесно-синие ленты в волосах и на хвосте, и даже наручи-инструментарии гармонировали с общей картиной. Кицунэ практически пританцовывала на небольшом пятачке, заставляя игрушку творить просто настоящие чудеса. Заметив нас, Кейт ойкнула, резко дёрнула руку, и йо-йо, зигзагообразно поднимающийся вверх, с металлическим лязганьем влип в ладошку артефактора.
   - Прошу прощения, задумалась, - смущённо произнесла Кейт, снимая с кисти какое-то подобие митенки, обшитой металлическими чешуйками.
   - Впечатляет, - хором выдохнули мы напару с капитаном.
   Девушка улыбнулась:
   - Правда? Никогда не замечала.
   - Кейт, знакомься, капитан Хвалис, отряд "Ха-Тонг", капитан - это Кейтерра, артефактор, красавица и просто замечательная девушка.
   Кицунэ коротко поклонилась, Хвалис не остался в долгу.
   - Насколько я смог понять объяснения леди Кайны, с мастером Керуко вы не желаете иметь никаких общих дел, так?
   Кицунэ несколько насторожено кивнула.
   - Клановые обязательства есть?
   - Формально - никаких.
   Хвалис почесал подбородок:
   - А неформально?
   - А неформально, - встрял я, - на девочку оказывают очень сильное психологическое давление вкупе с применением насилия. И, если у Анклава в лице Департамента внешней разведки и территорий нет желания упустить артефактора с очень редким Даром, то я бы попросила за ней приглядывать.
   - Вот даже как, - капитан задумчиво потёр переносицу, в маслянистой тьме глаз мелькнуло понимание. - Давление со стороны клана или конкретного представителя?
   Кейтерра кивнула:
   - Ге-ри.
   - Насколько понимаю вашу иерархию, ге-ри - муж с полной властью? - кицунэ снова кивнула, а Хвалис помрачнел: - С этим будет сложно... Но, думаю, ничего неразрешимого нет.
   "Тынь-дынь!" - звякнула внезапная идея в моей голове:
   - Капитан, а могу я нанять Кейтерру в качестве своего постоянного помощника?
   Хвалис заговорщически улыбнулся:
   - А тебе палец в рот не клади, леди Кайна. Можешь. И да, в таком случае юная леди, - кивок в сторону Кейт, - получит все права и обязанности, свойственные вольному изыскателю при Департаменте.
   - Это освобождает от клановых претензий?
   - Нет, - ответила Кейтерра, улыбнувшись с робкой надеждой, - не освобождает. Но ге-ри перестаёт быть мужем-хозяином. Власть любого разумного заканчивается там, где начинаются интересы Анклава.
   - То есть, в данном случае, интересы представлены Департаментом и мной лично?
   Кейт кивнула.
   - Мастер Керуко имеет внутриклановый статус ниже моего ге-ри, и потому подчиняется любой его воле. А в случае долгосрочного найма вне владений клана - Генно должен лично договариваться с моими нанимателями в случае, если имеет какие-либо претензии ко мне лично или к фронту работ в целом.
   Хвалис, задумавшись, нахмурился:
   - А почему не могла раньше попросить кого-нибудь нанять тебя?
   Кицунэ грустно улыбнулась:
   - Никому не нужны проблемы с влиятельным кланом, во-первых, а во-вторых, кто возьмёт артефактора без верительных грамот, гарантиариев, диплома и с количеством социальных баллов как у каторжанина?
   Я ободряюще погладил девушку по спинке:
   - Ты нужна нам. Так что всё, считай, решили. Верно, капитан?
   Капитан широко и открыто улыбнулся, показав острые, клыкообразные зубы:
   - Может, сразу к Гриссу заглянем, уладим вопросы?
  
  
   - Ну что ж, формальности на этом и оставим, - Грисс Миедджи пожал тоненькую ручку кицунэ. - Добро пожаловать в Департамент, прекрасная леди.
   Кейт, пребывая в полуоглушённом состоянии из-за внезапно свалившейся на неё изрядной дольки свободы, с очень уважительным поклоном приняла жетон отряда "Ха-Тонг" и новый социальный амулет.
   - Итак, нас прибыло, - хохотнул капитан, подмигнув начальнику. - Леди, теперь прошу пройти за мной.
   Мы проследовали обратно в здание департамента, где, поплутав по коридорам, нашли кабинет интенданта. Массивный, покрытый множеством зарубцевавшихся шрамов Тодран относился к расе каархеш, охарактеризовать чей внешний вид можно было так: гибрид рептилоида, носорога и булыжника. Короткие толстые ноги с длинными стопами, с опорой на пальцы, угрожающего вида хвост, неравномерно усыпанный костяными шишками, широченная грудь и вытянутый вперёд череп, от носа к затылку усеянный короткими, фигурно спиленными рогами. Четыре маленьких глаза, судя по всему, обеспечивали интенданту обзор во все двести семьдесят градусов, если даже не больше. Тодран в момент нашего появления старательно тягал железо. Огромное чугунное ядро, даже по виду неподъёмное.
   Заметив нас, каархеш с грохотом сгрузил чугуняку с широченных покатых плечей на пол и с любопытством воззрился на нашу троицу.
   Я протянул ему бумагу, подписанную Хвалисом, тот мельком взглянул на неё и молча выгрузил мне в руки две подвески.
   - Это настраиваемые ключи доступа, на них будет сделана привязка системы безопасности и назначены права доступа, - пояснил капитан, когда мы вышли из кабинета.
   - Эм... А он всегда такой молчаливый? - поинтересовался я.
   Капитан улыбнулся:
   - Что ты. Нет конечно, видимо, опять таффы нажевался.
   Кейт, видя моё непонимание, пояснила:
   - Долгохранящийся фрукт с большим количеством полезных веществ, наша неудачная попытка повторить сверхпитательные плоды магаффы, выращиваемой в Джин-Ро, - видя, что до меня всё равно не доходит, добавила: - Неспелая хурма, возведённая в абсолют. Челюсти сводит вплоть до половины суток.
   Я присвистнул. Нихрена ж себе! Это что же, как на том меме получается, где агент Смит с самым заботливым видом спрашивал захваченного команданте Нео со срастающимися губами: "Как вам наша хурма, мистер Андерсон?"
   - Поняла. Капитан, покажете, где мастерские, или доверите нам самим заблудиться?
   Гыгыкнув, Хвалис жестом показал следовать за ним. Судя по всему, здание мы прошли насквозь, потом ещё прокатились на вагонетке под землёй, и только тогда достигли мастерских кварталов. На поверхности зачастую находились только входы, плюс ещё то ли бараки, то ли склады неизвестного назначения.
   Кейт сходу задала капитану несколько малопонятных неспециалисту, то есть мне, вопросов, и черноглазый уверенно потащил нас к неприметному такому бетонному забору. При детальном рассмотрении глыба на каменной подошве оказалась вовсе даже не стеной, а полноценным ДЗОТом, роль зенитки в котором выполняли массивные трубы воздухообменников, агрессивным ёжиком растопырившиеся в небеса.
   Капитан повозюкал своим браслетом перед медной пластиной с многослойными фигурами геометрическо-эзотерического толка, и с громким шипением пневматики в сплошной стене сначала протаяла внушительной площади щель, а затем и сама дверь ушла в пол, открывая проход в темноту.
   Хвалис смело шагнул вперёд, словно истинный джентельмен закрыв двух хрупких девушек своей широкой спиной. Настоящий герой, он выглядел воистину эпично: тонкая рубашка и длинные волосы трепетали под мощным напором спёртого, затхлого воздуха, но он не отступил. Наоборот, молча вошёл внутрь, и, зараза, закрыл за собой дверь изнутри.
   - Кейт, кажется, капитан решил героически умереть и испортиться в нашей теоретической мастерской. Может, у интенданта поклянчим новую мастерскую и капитана?
   Кицунэ звонко рассмеялась, и широким прогулочным шагом двинулась в обход строения. Подумав, я сделал так же, только в противоположном направлении. Как и полагается, мы встретились по другую сторону мастерской, обменялись вежливыми кивками и продолжили моцион каждый по своему маршруту. Завершив обход, мы сели на штабель каких-то рельс, укрытых брезентом, и стали ждать.
   - Как думаешь, Кайна, он там уже задохнулся?
   - Не исключено... - я прислушался. От здания исходила едва уловимая вибрация и постепенно нарастающий гул. - Кейт, кажется, нам лучше сейчас отойти подальше. И чем скорее, тем лучше.
   Последнее предложение я говорил уже на полном ходу, удерживая в руках хрупкую кицунэ. До ближайшего здания было метров пятьдесят, и это расстояние я как на одном духу преодолел буквально секунды за четыре, с диким заносом вписался в поворот и влип в стену, только после этого позволив себе вновь дышать.
   Отдалённый гул, сопровождаемый уже вполне реальной вибрацией, достиг пика, сорвался в сумасшедший писк паровозного гудка, страдающего простудой, зашёлся в кашле... А потом рвануло. Кейт, ухватившись пальцами за майку, ткнулась лицом в мою грудь, а мне уже не оставалось ничего, кроме как максимально плотно прижать уши к голове и открыть рот. Жахнуло так, что камень под ногами пошёл ходуном, а во все стороны понесло пыль, копоть, сажу, останки сушёных насекомых и прочий мелкодисперсный гумус, имеющий обыкновение скапливаться в неработающих воздуховодах и трубах. В общем, рот я зря открывал...
   Зато героически сумел вернуть Кейт на ноги, не уронив при этом, и только потом уже как следует и откашлялся, и отчихался.
   Жёлтые глаза девушки лучились весельем, на губах играла озорная улыбка, с неба падали останки бывшего содержимого вентиляции, а я смеялся. День явно начался как надо.
   Когда мы наконец-таки отсмеялись, Кейт откуда-то из кармашков наруча извлекла платок, смочила его слюной и принялась чистить мою моську. От кицунэ пахло печеньем и медовыми яблоками, язычок, высунутый от старания, соблазнительно скользил по губам... Я, незаметно для себя, придвигался к девушке всё ближе и ближе, по чуть-чуть, просто растворившись в огоньках, призывно мерцающих в глубине её глаз, и краем сознания вскользь отмечал, что кицунэ тоже едва заметно приближается ко мне.
   Мир словно залип в тягучей смоле, ушёл в размытую тень, не тронув только нас двоих. Наши носы почти касались друг друга, я чувствовал тепло, исходящее от Кейт, её молчаливое приглашение...
   - Вы продолжайте, продолжайте, - громом разорвали тишину момента слова капитана; мы с кицунэ синхронно вздрогнули и подпрыгнули. - Очень уж... м-м-м... зрелище притягательное, - улыбнулся капитан, ещё больше вгоняя в краску девушку.
   Я аккуратно приобнял кицунэ за талию, шепнул в ушко:
   - Прости, невозможно было удержаться, - и уже Хвалису, нормальным голосом: - Господин капитан, предупреждать же надо.
   - Ладно, в следующий раз я буду очень громко топать.
   - Я не об этом. Зашли и закрылись изнутри, а мы стой как дуры, гадай - то ли внутрь проламываться, то ли уже богам молитвы возносить о ровном пути в Колесо.
   - Эм... Прошу прощения, леди, моя ошибка. Обещаю не повторять, - капитан посмотрел в сторону мастерской. - Система вентиляции и воздухоочистки запущена, отопление открыто, но пока внутри весьма холодно.
   - Неважно, - отмахнулась кицунэ, сжав мою ладонь своей и целенаправленно двигаясь к мастерской.
   Увлекаемый рыжехвостой красавицей, я понял - надо морально готовиться к техническому варианту столь любимого прекрасным полом шоппинга. Надеюсь, у капитана какая-нибудь книга или, на крайний случай, многотомная инструкция случайно завалялась в потайном кармане...
   Мастерская впечатляла. Кицунэ чуть ли не обнюхала все защитные механизмы сооружения, удовлетворённо подтвердив: да, именно полигонно-экспериментальная версия, категория надёжности "Балазаа па-Нот", что в переводе значит что-то типа "Часть доспеха, прикрывающая двойным слоем уязвимые точки, носимая жрецами Нота". Фиг его знает, что за бог такой, и уж тем более каким боком к этому всему притёрлись жрецы, но, по ходу дела, и тот, и другие - ребята серьёзные, ибо стены мастерской как бы не превосходили известные мне аналоги бомбоубежищ на случай ядерной войны на Земле.
   Счастливо попискивая и едва не вереща от восторга, Кейт облазила мастерскую сверху донизу, а это, мать моя в кедах, по площади вполне сравнимо если и не со всем, то уж с внушительной частью футбольного поля точно. Элементы инженерного обслуживания троекратно дублировались, имели, к тому же, возможность работы как от общих сетей, так и на собственных ресурсах. Котельная, душевая, санузел, кухня, склады технических и огне- и взрывоопасных средств, собственный микрополигон с мощными силовыми, правда, разрядившимися в ноль за давностью прошедших лет, артефактами, и целая гроздь разнопрофильных лабораторий: от алхимических и чертёжных до слесарных станков жутковатого вида, общим счётом занимающие четыре уровня.
   Ко всему прочему тут даже имелся полноценный грузовой лифт, и это не считая отдельного входа с широким пандусом и направляющими для тележек. А уж когда Кейт наткнулась на дверку в раздевалке, за которой нашёлся приличных габаритов кабинет, по засиявшим радостью глазам девушки стало понятно - дай ей волю, и кицунэ притащит сюда топчан и пропишется навсегда.
   Устав бегать за неугомонной красавицей, я вернулся на верхний уровень и сел рядом с неторопливо потягивающим трубку Хвалисом.
   - Капитан, похоже, это надолго. У вас почитать чего-нибудь с собой не найдётся?
   - Увы, Древняя, чего нет, того нет.
   - Это печалит... - Я потёр плечи, искренне сожалея об оставленной в апартаментах куртке. - От моего лица и лица Кейтерры приношу наши извинения за то, что отвлекли вас от работы.
   Капитан отмахнулся, задумчиво созерцая тянущийся к потолку хвостик дыма.
   - Хотя бы размялся. Всяко лучше, чем отчёты заполнять, всё равно их никто не читает.
   Я, подумав, достал метаморфов гребешок и, убивая время, занялся приведением причёски в более-менее приличный вид, ибо с утра сил хватило только на то, чтобы на скорую руку перехватить кончики в четырёхзвённую косичку. Сейчас же время позволяло, капитан, судя по всему, просто впал в нирвану напару с трубкой и её содержимым, а кицунэ ещё долго будет бегать по вверенному строению, обнюхивая каждый закуток.
   Саламандры, нимало не смущаясь гравитации, всей толпой оккупировали потолок, вновь устроив бесконечный танец огня. Только без пламени и выделения тепла, как ни странно. Видимо, понимают, что гореть тут нечему, да и хозяева будут не в восторге от подобной самодеятельности. Так что лисоящерки просто резвились, то устраивая кучу-малу, то разбегаясь в сложные геометрические фигуры.
   Гребешок на удивление легко проходил по волосам, руки, словно живущие своей жизнью, самостоятельно разделяли пряди, сплетали их, правили звенья. Процесс расчесывания оказался настолько медитативным, что я просто отключился от реальности, вынырнув из неё только тогда, когда ощутил, что моим рукам помогают другие. Кейт с донельзя серьёзным и деловитым видом вплела последнюю ленточку и удовлетворённо окинула результат наших трудов.
   Самому мне без зеркала целиком картину не охватить, но то, что видел - внушало искреннее одобрение. Справа и слева на грудь падали две косички от висков, волосы со лба, перехваченные лентами, проходя под ушами, встречались на затылке, где, собственно, образовывали странную конструкцию из одной толстой косы и нескольких мелких, оплетающих главную по спирали. Просто, функционально, в глаза ничего не лезет, ну и к тому же - наверняка красиво.
   Только дождавшись завершения процедуры, я спросил девушку:
   - Ты уже всё?
   Кицунэ довольно кивнула. Ошалелая улыбка никак не покидала её лицо.
   - Тут такое оборудование, тоб... Кайна! Даже расчётчик есть! Старенькая модель, правда, но ничего, пружины и фрикционы подтянуть, механизм почистить, накопители сменить, и будет как новенький, - Кейтерра мечтательно улыбнулась. - С такой аппаратурой, думаю, не будет проблемой оптимизировать любой артефакт, хоть того же расчетчика, хоть оружие.
   На лицо кицунэ на мгновение набежала тень:
   - Только вот со знаниями у меня совсем печально...
   - Капитан?.. - я даже не успел закончить фразу, как Хвалис бодрым тоном продолжил за меня:
   - Нужны учебники, теоретические и практические выкладки, расчеты, образцы?
   Кейт смущённо кивнула:
   - Да. Простите, я слишком мало знаю, чтобы сразу же приступить к изысканиям и поточному производству.
   - Помощники нужны?
   - Пока что нет, самой бы разобраться и освоиться сначала.
   - Сделаем. Поговорю с нашими яйц... умниками, - мгновенно поправился капитан, а я усмехнулся - миры разные, а жаргонная терминология - одна на всех. - Распорядиться доставить требуемое сюда?
   - Если можно, конечно, то да.
   - Направление?
   Девушка задумчиво пошевелила ушками:
   - Знаете, господин капитан, думаю, общая теория и практика артефакторики и рассчётно-вычислительных систем вполне сгодится. Я самоучка, и вполне отдаю себе отчёт, что могла пропустить самые элементарные вещи.
   Массивное тело капитана плавно перетекло из сидячего положения на ноги.
   - Будете дальше осваиваться, юные леди?
   Я, взглянув на Кейтерру, выразил наше общее мнение:
   - Пожалуй, на сегодня хватит. Мы только вчера переехали в предоставленную квартиру и толком ещё не успели обжиться.
   - Что ж, - капитан вновь раскурил трубку, - тогда позвольте проводить вас?
   - Позволяем, - с легким полупоклоном иприятной улыбкой ответила Кейт, и мы двинулись к выходу.
   Чуть отставший от кицунэ капитан завёл свободную от трубки руку за спину и показал мне кулак с оттопыренным вверх большим пальцем.
   Я кивнул и улыбнулся. И пусть Хвалис не мог видеть моей мимики, но мне было приятно, что и капитану желтоглазая пришлась по душе.
   Нейтак А., "О мета-, пара- и гипертехнологиях"
   http://samlib.ru/n/nejtak_a_m/metatech.shtml
  
   Гарантиарий - рекомендательное письмо, содержащее подробный перечень освоенных дисциплин, глубину и объём знаний, степень лояльной субординации, и т.д.
  
   Расчетчик - механико-магическая вычислительная машина, отдалённо схожая с первыми ЭВМ Земли
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"