Пушкарёв Илья Александрович : другие произведения.

Рожденный быть воином

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это моя первая статья в газету. Решил, так сказать, попробовать себя в журналистике.


   Жизнь предлагает каждому человеку свой путь. Кто-то рождается для того, чтобы стать ученым. Кто-то известным писателем, архитектором, дипломатом. А есть такие люди, которые родились для того, чтобы стать воинами. Казалось бы, мы все знаем о Великой Отечественной Войне 1941-1945 года. Но история в большинстве случаев лишь поверхностно описывает события тех лет, ей свойственно скрывать некоторые факты прошлого, в то время как очевидцы могут рассказать нам довольно интересные вещи про военное время. С каждым годом ветеранов становится все меньше, и сейчас уже труднее найти такого человека, настоящего солдата, прошедшего хотя бы одну войну?
   Волей случая мне посчастливилось встретиться с Алексеем Григорьевичем Кропачевым, и я был очень удивлен, узнав, что он прошел даже не одну, а три войны. Ветерану уже 93 года, но в памяти Алексея Григорьевича до сих пор остались огненные следы побед и поражений. Родился он 27 мая в 1911 году в деревне Селем Красногорского района. Воспитывался без отца, так как тот тоже был солдатом и погиб, участвуя в Первой Мировой Войне. Свое детство и юность Алексей Григорьевич помнит отрывками: говорит, что вот он, мальчик-пастух с двухклассным образованием, а вот уже его провожают всем селом в Красную Армию. Так и начался его путь, путь солдата.
   В 1933 году был призван на действительную службу в ряды НКВД. Через три года вернулся домой, а уже в 1939 участвовал в Русско-Финской войне. Разглядывая его военный билет, я заметил, что там этот период жизни ветерана не указан совсем. О боях Алексей Григорьевич говорит с неохотой. Ведь политический характер Советско-Финской войны не укладывался в обычную классифи­кацию, ограниченную этическими рамками понятий о "справедливой" и "несправедливой" войне. Она была ненужной для обеих сторон и преимущественно неправедной с нашей сто­роны. По рассказам солдата отсутствие отметки в военном билете было лишь маленькой толикой всех бед. Их 45 стрелковый полк НКВД совершенно не снабдили амуницией, необходимой для проведения боев при жестоком северном климате, где температура зимой редко поднималась выше -30 градусов. И вместо теплых унт бойцы Красной Армии носили на ногах обычные сапоги, обмотанные всяким тряпьем. Но это не спасало от холода.
   - Представьте себе такую картину, - рассказывает Алексей Григорьевич. - Когда люди замерзают заживо, не в силах шагнуть. Со всех сторон льется перекрестный огонь, который мешает нашим солдатам пойти в наступление. Вот стоит человек, укрывается за каким-нибудь редким деревцом в течение четырех-пяти часов, а потом подойдешь к нему, толкнешь легонько и смотришь... как он падает околевший.
   Наша армия понесла тогда потери в 126875 человек, и, как говорит ветеран, большая часть солдат погибла не от пуль врага, а от обычного обморожения. Во время Русско-Финской войны Алексей Григорьевич и получил свое первое ранение.
   Из-за этого ранения на Великую Отечественную его призвали только в марте 1942. Так началась для ветерана Вторая Мировая Война. Говорит, что для него это было самое тяжелое время. Сначала был стрелком в 70-ом отдельном стрелковом батальоне, потом стал минометчиком. Провоевав чуть больше года на Белорусском фронте, был тяжело ранен. До сих пор в своем теле носит осколок злополучного снаряда. Потому что в условиях эвакогоспиталя операцию сделать было практически невозможно: не хватало ни инструментов, ни лекарств. Врачи сказали, что он уже не боец и воевать не будет. Но командование никогда не прислушивалось к врачам. И, начиная с августа 1943, солдат снова служил в рядах Красной Армии. Хотя теперь он уже был не минометчиком, а артиллеристом 96-го отдельного артиллерийского дивизиона. Так уж получилось, что судьба завела его на Дальний Восток. Это было в сентябре 1945. Великая Отечественная Война уже кончилась, вся наша страна праздновала победу, но Алексей Григорьевич и его однополчане об этом не знали. Странно, но таковы факты по рассказу ветерана, и я даже не посмею усомниться в их подлинности. В это время солдаты Красной Армии воевали в Маньчжурии, освобождали территорию от японских оккупантов. Алексей Кропачев описал, как он в первый раз увидел камикадзе. Японские солдаты, пристегнутые наручниками к тяжелым пулеметам, лежали в траншеях и окопах. Они не могли отступить, просто физически не могли. Поэтому сражались до последнего. Рассказывает также про то, как несколько дней наши бойцы тащили на себе тяжеленные пушки через пустыню Гоби. Лишь для того, чтобы произвести по японцам 10 залпов из 12 орудий, после чего оккупанты капитулировали.
   И, наконец-то, 27 мая 1946 года указом Президиума Верховного Совета СССР Алексей Григорьевич Кропачев был демобилизован, и вернулся в родную Удмуртию. У ветерана множество медалей, главные из которых для него лично - это: "Орден Отечественной Войны 2 степени", "За победу над Германией" и "За победу над Японией". Я разговаривал с ним долго и представил, что только по одним рассказам солдата уже можно написать полноценную книгу. А когда возвращался в Ижевск, то подумал о нашей памяти. Всегда ли мы помним тех, кто воевал за нашу страну? Всегда ли уважаем их? Я не обязываю людей ни к чему, я понимаю, что Великая Отечественная Война может вскоре стать такой же, как и Отечественная Война 1812 года. Все равно время проходит, умирают очевидцы тех лет, появляются новые важные события. И мы начинаем относиться к тем далеким годам просто как к элементу истории. А ведь это судьбы наших дедов и прадедов, сильных духом предков. Вспомним же их гордый, но трудный путь воинов и поблагодарим за возможность нашей жизни.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"