Пушкарёв Илья Александрович : другие произведения.

"Работник ночи"(3)

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кенос ищет решение проблемы...


Работник ночи.

  
   Прошло уже четыре дня с тех пор, как Сирин приняла зелье доктора Палемо. Лекарство помогло, и девушка быстро поправилась. К тому же и доктор сдержал данное ей слово, взяв шеф-поваром в гильдию здоровья. Сирин была очень рада этому и, в первый же день, придя домой, стала рассказывать Кеносу про госпиталь Шинрезида. Он, конечно, хвалил сестренку и благодарил Палемо, но мысли его были далеко не спокойны.
   То чудесное выздоровление Сирин было благодаря негласному договору Кеноса и Палемо. Доктор тогда заинтересовался болезнью девушки и предложил молодому парню сделку. Гильдия здоровья дала разрешение на использование нового секретного лекарства: Панацеи. Которое должно было помочь хворающей сестре. Парень же, в свою очередь, должен был выплатить гильдии в течение трех месяцев 6000 гилей. Естественно, таких денег у простого боцмана, тем более потерявшего работу, просто не было. И вот эта проблема занимала сейчас Кеноса Роста больше всего.
   Выход, в общем, был. И не один. Во-первых, он мог устроиться на литейный завод при гильдии сплавов. Взять там кредит и, в дальнейшем, отрабатывать деньги. Во-вторых, он мог вступить в гвардию "Дома энергии". Не секрет, что гвардейцам платили очень хорошо, так как "Дом" был весьма богат и не скупился на охрану существующего порядка. В-третьих, Палемо сам предлагал Кеносу решение проблемы. За десять лет, проведенных на корабле, боцман освоил азы медицины. И, к тому же обладая крепкими нервами, он мог бы стать неплохим хирургом. Но парень отверг все три пути, для каждого подбирая свой особый резон. Хотя общая причина отказов была намного глубже, ее путь брал начало в отрочестве Кеноса. В той злополучной ночи, когда судьба, в лице "Дома энергии", разлучила его с лучшим другом, с Шерин Данной. С тех пор Кенос сказал себе, что в его жизни не будет присутствовать ни одного "Дома" и не одной гильдии. И поэтому двадцатилетний моряк Кенос Рост отыскал другой, четвертый, выход из создавшегося положения.
  

* * *

   Одинокий тусклый фонарь бледно освещал переулок. Кенос поднял воротник плаща, защищая шею от холодного пронизывающего ветра, что дул с моря. Ядро бросило последний луч заката на Шинрезид, перед тем как повернуть "глаз" на другую часть Сердца мира. Где-то наступил рассвет. Кенос еще раз посмотрел на освещенные яркими прожекторами башенные часы и промолвил куда-то в пустоту:
   - Ты как всегда во время, Амир. Можешь не прятаться, со мной твои шутки не пройдут. Тем более что МНЕ сейчас не до шуток.
   - Толща и Хаос, Рост! Как ты меня заметил? - около стены соседнего дома послышалась какая-то возня, и на щебень переулка выступила невысокая фигура в черном балахоне. Амир был на два года младше Кеноса, но на "кривую дорожку" воровской профессии ступил даже раньше, чем молодой боцман. И, что удивительно, этот проныра ни разу не был пойман бравыми ребятами из гвардии "Дома энергии".
   Кенос опасливо посмотрел по сторонам:
   - В отличие от гвардейцев я знаю повадки своих бывших компаньонов. Ты один?
   - Нет, на каждой крыше по десятку арбалетчиков.
   - Без шуток, Амир. Я серьезно!
   - Конечно один! Что ты так нервничаешь, Кени?
   - Не дай Бог тебе так впутаться, приятель. Тут скорее вешаться надо бежать, чем просто нервничать.
   - То есть? Что за беда заставила дрогнуть вечно-хладнокровного Кеноса Роста?
   - Не сейчас, Амир. Лучше скажи, ты знаешь какое-нибудь место, где мы сможем поговорить спокойно, наедине?
   - А чем тебе не нравится это место?
   Кенос еще раз оглянулся в сторону освещенной улицы, вздохнул:
   - За мной могут следить.
   - Да кто? Кого ты боишься? - Амир негодующе развел руками, подходя к Росту. - Гвардейцев?
   Боцман наклонился к товарищу и произнес тому шепотом почти в самое ухо: "Я "имел честь" связаться с самим "Домом". И заключить с ними очень важный договор. Все! Больше я не могу тебе сказать ни слова. От этого, я подозреваю, зависит жизнь. Даже не моя, а ...моей сестры." Амир отпрянул, хаотично озираясь на тени домов: "С-следуй за мной".
   Он скользнул в один из темных закоулков и повел Кеноса в сторону доков, одним ему известным путем. Фигура в балахоне то появлялась, то вновь исчезала за поворотом. Мимо проносились окна, двери, сараи, дома и какие-то неоконченные постройки. Потом путь Амира долго плутал по окраине города, вилял между трущобами и, наконец, остановился возле неприметного кабачка около Нордокского пирса. Именно здесь неделю назад в последний раз пришвартовался торговый корабль "Арсей".
   Многое изменилось с того времени. Сейчас здесь было безлюдно. Не зажигались портовые прожекторы, не проплывали в ночном тумане величавые борта каравелл. Не ругались на чем свет стоит грузчики, перетаскивая тюки и ящики из трюмов. И не стоял больше на корме судна старый капитан Митран Ирет, покуривая свою арсеанскую трубочку. Кенос посмотрел на море и сразу вспомнил капитана и команду, и порывы свежего прохладного ветра в лицо, и брызги воды от разбивающихся об нос корабля волн. Ему стало нестерпимо грустно и обидно. Обидно за бывших товарищей-моряков, которые променяли простор водной глади на серые стены литейного завода, которые, по сути, предали стихию, поклонившись гильдии сплавов. В стороне от Кеноса, у входа в кабак, Амир откинул капюшон: "Эй, Рост! Ты еще долго там стоять собираешься? Я сейчас от этой сырости насморк подхвачу!" Рост оглянулся на товарища и лишь брезгливо наморщил лоб: "Все вы, сухопутные, какие-то больные. То одно, то другое. Да что там говорить, сейчас не до споров. Ладно, пойдем внутрь".
   Кабак назывался "Последний причал". Незаметный и серый снаружи он удивлял внутренним убранством и роскошью. Посему становилось понятно, что контингент здесь собирается хоть и криминальный, но далеко не бесавторитетный. Если бы гвардия "Дома энергии" каким-то образом узнала про это заведение, то, вероятнее всего, очень обрадовалась бы находке.
   Зал и освещение были спланированы так, что входящий сюда поначалу ничего не видел из-за направленных в сторону двери ламп. Зато для посетителей было сразу ясно и понятно, кто вошел. "Умно придумано" - заметил Кенос, обращаясь к Амиру, когда тот усадил моряка за дубовый стол. "Да уж не дураками сделано" - прищурился вор и кликнул знакомую, видимо, подносчицу. Он заказал всякой всячины, из которой Кенос узнал только бараний суп, рисовые лепешки и Прот. Но боцман не стал никак высказываться о гастрономических изысках приятеля. Пусть ест, что хочет, лишь бы в деле помог. Амир, по-видимому, каким-то образом прочитал мысли Кеноса Роста и, жуя да причмокивая, завязал разговор:
   - Ты извини, Кени. Просто я жуть как проголодался. Целый день все трудился, трудился, а нормально поесть никак не мог. Я вот что думаю, проблему с "Домом"... Кстати, с каким из четырех? Или это тоже запретная тема?
   - Да, запретная. Амир, послушай, мне не надо улаживать дела с самим "Домом". Мне просто нужны деньги.
   - О-о-о! А я-то считал, что проблема серьезная. Тебе сколько надо-то? Могу занять.
   Амир уже потянулся к своему карману, но Кенос придержал его руку, прошептав: "Шесть вязок". Вор округлил глаза и так подавился лепешкой, что боцману пришлось хорошенько постучать товарища по спине. После этого Амир зачем-то отодвинул все яства и придал голосу совершенно не присущий ему обычно деловой тон, отбросив шутки:
   - У тебя сколько есть?
   - Полвязки.
   - Какие сроки?
   - Три через две недели. Три потом.
   - Понятно. Пошли.
   - А доедать разве не будешь?
   - Нет. Что-то я наелся.
   Они встали из-за стола и прошли через служебную дверь в другую часть кабака. Амир постучал как-то по-особому в одну из дверей, расписанную в жинерском стиле. Она открылась, впустив вора. Кенос же остался ждать товарища в коридоре, присев на один из пуфиков и сняв шляпу. Но долго ждать не пришлось. Не прошло и пяти минут, как снова появился Амир. "Входи, Кени. Тебя выслушают" - голос товарища все еще оставался серьезен. Кенос встал и аккуратным жестом отряхнул шляпу, едва кинув взор на Амира: "Угу. Сейчас-сейчас".
  

* * *

   В большой светлой комнате совершенно не было мебели. Люди здесь по исконной жинерской традиции сидели прямо на коврах, поджав ноги крест на крест. Интерьер потрясал воображение Кеноса, так что первые мгновения он просто с удивление рассматривал всевозможные статуэтки, светильники и картины. От оцепенения его освободил голос хозяина, который обратился к Росту, выпуская дымные кольца из трубки: "Ну, что же вы, молодой Кенос, присаживайтесь". Боцман помялся, но все же опустился на ближайшую подушку, а человек с трубкой продолжил:
   - Суть проблемы мне уже рассказали. И я могу сказать, что у меня есть та сумма, что вам так необходима. Теперь все зависит только оттого, что вы мне можете предложить.
   Кенос поднял брови от растерянности:
   - Я не понимаю вас, хозяин? Что простой безработный моряк может предложить такой влиятельной персоне?
   - Стоп. Вы уже сказали достаточно. Говорите моряк, да? И какой же у вас стаж?
   - Ну, я поступил на "Арсей" юнгой десять лет назад. В чине боцмана проплавал последние четыре года.
   - Неплохо, совсем неплохо. Особенно для человека вашего возраста. - Хозяин посмотрел на рядом сидящих, и они дружно кивнули. - Умение мореплавателя нам как раз и нужно. Вот еще вопрос, молодой Кенос. Почему вы пришли за помощью именно к уважаемому Амиру, а не попытались решить денежную проблему, скажем так, "более законным" способом? Есть ведь "Дома", со всеми их гильдиями, которые щедро платят своим работникам?
   - Я терпеть не могу "Дома" и гильдии! Это личное! - Кенос Рост даже повысил голос, на миг забыв, перед кем он сидит.
   - Да-а? Интересно, а...
   И тут хозяин вдруг замолчал, потому что один из сидящих рядом и все время разговора молчавших людей повелительным жестом вскинул ладонь. Этот человек отличался от остальных тем, что был странно, не по-жинерски, одет. На нем был простой, иссиня-черный балахон с глухим капюшоном, скрывавшим глаза. Под балахоном угадывался причудливый камзол, явно локосского пошива. Человек отложил в сторону одну из трубок курильницы и заговорил с Кеносом. "Насколько сильно вы не любите "Дома"?" - по голосу можно было догадаться, что человек далеко не молод, но говорил он, несмотря на возраст, твердо и убедительно. Рост понял для себя, что настоящий разговор начнется только сейчас и кто здесь настоящий Хозяин. Парень сглотнул, прокашлялся, но не потерял достоинства: "Это личное, ...Хозяин". Мужчина в черном балахоне с пониманием кивнул, продолжив: "А вы бы согласились работать ПРОТИВ "Домов" и гильдий, против властной системы?" Молодой моряк от удивления открыл рот, почти лишившись дара речи. "В-вы говорите, ч-что н-нужно идти против ...?" - и Кенос однозначно показал пальцем вверх.
   - Ха-ха, нет. Что вы. - Хозяин засмеялся. - Не против Молоха. Против зажравшихся чиновников, среди которых встречаются такие подонки, что даже Божественный не в силах за ними уследить. И таких полным полно в каждом "Доме" и в каждой гильдии. Вы согласны со мной?
   - Подонков хватает везде. - Четко произнес Рост.
   - Вот против них я и предлагаю вам работать. Ну как?
   - Я согласен с вами, но я не хочу посвящать свою жизнь этому. Мне просто нужны сейчас деньги.
   - Кто вам сказал, что вы должны этому посвятить свою жизнь? Никто вас не заставляет. "Поработаете" где-то около двух месяцев. И восемь вязок у вас в кармане.
   - П-простите?! Сколько в-вы сказали?! - Кенос думал, что ему послышалось. - Восемь тысяч гилей.
   - Восемь, восемь. Вы не ослышались.
   - Что нужно делать?
   Человек довольно заулыбался:
   - Ха, с вами приятно иметь дело. Теперь я могу и представиться. Мое имя Гнуф, я лидер "работников ночи", как нас величают горожане из Бреги. Ваша часть работы заключается в управлении кораблем. Можно сказать, вы станете нашим капитаном на время договора. Устраивает?
   - Вполне! Я имел в виду, что я просто счастлив! - Рост сразу подумал про море, забыв обо всем. Про то, что он снова сможет плавать и ощущать свободу стихии, да еще и в чине капитана. О таком он последнее время не мог даже мечтать. Ему стали безразличны криминальные дела нанимателя.
   - Тогда поздравляю вас, Кенос Рост, с зачислением в наши славные ряды "работников ночи". - Хозяин пожал руку моряка и встал, обращаясь уже ко всем членам команды. - Так! Сегодня всем отдыхать. Завтра после обеда отплываем. Наша цель - Бреги, "город-водопад"!
   Кенос был так рад, что решил даже не возвращаться сегодня домой. Заодно потратить в кабачке энную сумму гилей на "знакомство" со своей будущей командой, с теми людьми, которые завтра поднимутся на его корабль. Как и следовало ожидать, под утро он уже был на хорошем счету у всех без исключения компаньонов. Стал по-настоящему своим среди "работников ночи".
  

* * *

   Мастер Кондрат, архивариус "Дома энергии", вышел из "Последнего причала" в середине ночи. Он снял надоевший иссиня-черный балахон и положил его в сумку. "Пригодится еще" - довольно промурлыкал он. - "Ишь ты!" Все сложилось так, как мастер и рассчитывал. Переодеться и представиться Гнуфом, лидером "работников", не составило особого труда: заклинанием подправить внешность и голос не является проблемой для верховного мага. Главное, что план начинает действовать. Теперь осталось заглянуть к Палемо, и завтра можно будет отправляться. "Кенос Рост, Кенос Рост. Эх, куда ж ты сунул нос?" - Пропел архивариус и направился к центру Шинрезида.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"